Абрахам МЕРРИТ ПОЛЗИ, ТЕНЬ, ПОЛЗИ! 1. ЧЕТЫРЕ САМОУБИЙСТВА Я мрачно распаковывал свои вещи в клубе Первооткрывателей. Депрессия,
охватившая меня накануне, когда я проснулся в своей каюте, не проходила. Похоже на воспоминания о кошмаре, подробности которого забыты, но
который остается на самом пороге сознания.

А. Меррит
Семь шагов к Сатане Глава первая Часы пробили восемь, когда я вышел из дверей клуба Первооткрывателей и
остановился, глядя вниз вдоль Пятой авеню. Остановившись, я вновь со
всей силой испытал то неприятное ощущение слежки, которое удивляло и
тревожило меня последние две недели. Странный покалывающий холод где-то
под кожей с той стороны, откуда следят; какое-то необычное чувство зве-
нящего напряжения. Особая чувствительность, присущая людям, которые
большую часть жизни провели в пустыне или джунглях. Возврат к какому-то
примитивному шестому чувству: все дикари обладали им, пока не познакоми-
лись с напитками белых людей.

УОЛТЕР МИЛЛЕР-Младший. "БАНК КРОВИ". Секретарша полковника услышала в коридоре постукивание шагов
и подняла голову от пишущей машинки. Шаги затихли у самой двери.
Черные, как агат, глаза словно впились в нее, а потом взгляд
ушел в сторону. Высокий незнакомый человек, худощавый, в форме
космического командора, уверенно вошел в приемную, сел на стул в
углу и сцепил руки на коленях. Секретарша выгнула дугой свои
выщипанные в ниточку брови. Такое не случалось уже полгода -
посетитель не пытался осчастливить своим вниманием девушку за
барьером.

Сергей Михайлов. Но ад не вечен Отшельнику с острова Патмос ПОСВЯЩАЕТСЯ Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: "человек". Фридрих Ницше "Так говорил Заратустра" Земля слишком уж долго была домом для умалишенных!.. Фридрих Ницше "К генеалогии морали"

Сергей Михайлов. Стрела архата Посвящаю моей дочери Светлане Эти существа обладают сверхъестественными возможностями: они окончили свою эволюцию на этой планете, но остались с человечеством с целью облегчить его духовный прогресс. Архат -- человек, который в течение своей долгой планетарной эволюции освободился от

Сергей Михайлов. Шестое чувство Посвящаю моей дочери Екатерине Глава первая Клева не было. Так, мелочь какая-то барахталась в садке, крупная
же рыба на крючок не шла. Я тупо смотрел на поплавок и ежился от
холода. Стояла середина мая, и, хотя днем уже припекало по-летнему,
ночи были еще холодными.

Нина Новакович (Тайэрэ)
Рассказы История Гэладана, воина из племени Xалет
Поединок
Дашенька (Рассказ)
Пленник. История Финнара Луинлота Pavel Kojev 2:5020/1249.11 11 Dec 97 22:49:00 Тайэpэ "Истоpия Гэладана, воина из племени Xалет" Вашему вниманию предлагается сабж. Текст этого автора впервые
распространяется в электронном виде (AFAIK).

Андре НОРТОН Лормт 1-3 ПОРТ ПОГИБШИХ КОРАБЛЕЙ МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ИЗГНАНИЕ Андре НОРТОН ПОРТ ПОГИБШИХ КОРАБЛЕЙ Перевод с английского Д. Арсеньева. OCR Брэйхед&Владимир Афанасьев Анонс Андрэ Нортон - одна из самых популярных писательниц за всю историю
мировой фантастики, более того, один из тех редких авторов, таланту
которого в равной степени подвластны как жанр научной фантастики, так и
жанр фэнтези, первая и пока единственная женщина, удостоенная
Американской ассоциацией писателей-фантастов высокого титула Великого
Мастера. Однако в ряды классиков фантастической литературы нашего
столетия Нортон вошла именно благодаря фэнтези - благодаря своей
знаменитой эпической саге о Колдовском мире, мире могучих героев и
могущественных волшебников, уникальном, бесконечно оригинальном мире,
полюбившемся миллионам читателей...

Андре Нортон. Серая магия "Амбер Лтд." г. Ангарск, Изд "Зеленоградская книга", Зеленоград, 1992 г. OCR and Spellcheck Chemik Стефану, Грегу, Эрику, Питеру, Дональду, Александру и Джеффи. И Александру и Деборе, которые любят рассказы о волшебных мирах. Озеро и замок Приключения начались с корзины для пикника, которую Сара Лоури выиграла
на Фестивале Пожарных в Тернспорт Виллидж. Впервые случилось так, что кто-то
из младших членов семьи Лоури что-нибудь выиграл, поэтому все с трудом
поверили, когда председатель Лумис выкрикнул номер билета, который Сара
завернула в уголок платка. Грегу и Эрику пришлось тащить ее на платформу,
где около громкоговорителя ждал Председатель Лумис.

Андрэ Нортон. Опасные сны. Часть первая. ИГРУШКИ ТЭМИСАН. Глава первая. - Лорд Старекс, у Фустмэм она числится настоящим мастером снов
действий десятой мощи! Джебис был слишком нетерпелив: она нажимал чрезмерно. И Тэмисан
мысленно усмехнулась, но из осторожности сохранила безразличное лицо, хотя
бросала быстрые взгляды из-под полуспущенных век. Этот торг близко касался
ее, потому что именно она была предметом спора, но ей в этом деле нечего
было сказать.

Эндрю НОРТОН УГРЮМЫЙ ДУДОЧНИК 1 Мне приходилось слышать, будто ленты Зексро хранятся вечно. Но даже
следующее поколение может не найти ничего интересного в нашем рассказе. Из
нас самих только Дайнан и, может, Гита, которая сейчас работает в
хранилище инопланетных записей, в состоянии продолжить эту историю нашего
времени. Мы теперь используем наш ридер только для поисков необходимой
технической информации: никто не знает, насколько хватит его энергии.
Поэтому моя лента может долго пролежать нетронутой, если только спустя
века в иных мирах не вспомнят о нашей колонии и не заинтересуются ее
судьбой или же здесь вырастут новые поколения, способные восстановить
давно заглохшие механизмы. Итак, моя запись может оказаться бесполезной:
за три года наше маленькое общество далеко продвинулось от цивилизации к
варварству. Тем не менее каждый вечер я час посвящал записям, используя
помощь всех остальных: даже дети многое могут добавить. Это рассказ об
угрюмом дудочнике Гриссе Лугарде, который спас горстку соплеменников,
чтобы настоящие люди не исчезли из мира, который он любил. Но мы, те,
которых он спас, в сущности так мало о нем знаем, что в записи речь пойдет
больше о наших делах и поступках, а также о его смерти. Бельтан -
единственная планета в секторе Скорпиона, никогда не предназначавшаяся для
обычного заселения; она сразу была организована как экспериментальная
биологическая станция. Ее климат пригоден для людей, но на планете не было
разумной жизни, вообще не было высокоорганизованных живых существ. Два
покрытых богатой растительностью материка разделяют широкие моря.
Восточный материк оставили для туземной жизни. Заповедники, поселки и
фермы разместились на западном континенте вокруг единственного космопорта.
Как часть Конфедерации Бельтан просуществовал около ста лет, до начала
войны Четырех Секторов. Эта война длилась десять лет. Лугард считал эту
войну началом конца нашей расы и ее владычества в космосе. Время от
времени возникают звездные империи, конфедерации, другие объединения.
Потом они становятся слишком большими, или старыми, или же разрываются
изнутри. И лопаются, как наполненный воздухом шаролист, если его проткнуть
шипом; остается лишь увядшая оболочка. Впрочем, жители Бельтана
приветствовали окончание военных действий с надеждой на новое начало,
возврат золотого века "до войны", о котором молодое поколение знало лишь
понаслышке. Может, старшие и чувствовали правду, но отворачивались от нее,
как человек, прячущийся от холодного зимнего ветра. Иногда лучше не знать,
что тебя ждет за углом. Население Бельтана и раньше было невелико, в
основном специалисты и члены их семей, к тому же многие были призваны на
военную службу, а из сотен улетевших вернулась горсточка. Моего отца среди
вернувшихся не было.

Наталия НОВАШ Переводные картинки из книги Тир Пошла вторая неделя с тех пор, как в комнате поселились привидения. Шкафовник жил в одежном шкафу. Летун - на самой верхней книжной полке
под потолком. Двое обитали на подоконнике: Прозрачник в обыкновенной трехлитровой
банке, из которой поливают цветы, и Подгеранник- в цветочном горшке под
большим кустом красной герани.

Овчинников Олег Рассказы АВТОБИОГРАФИЯ МИР БЕЗ ЛЮБВИ МИГРАЦИЯ МНЕМИЗАТОР ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ НА КРАЮ ВСЕЛЕННОЙ Антинародная мудрость Открытое письмо к матери Рассказ в стиле фэнтези Игрушкин дом Нелепая смерть любимой девушки АВТОБИОГРАФИЯ Я, Овчинников Олег Вячеславович, родился в 1973 году в г. Оренбурге.
Там же в 1990 году закончил среднюю школу N 27 с золотой медалью. Затем
приехал в Москву и поступил на факультет Вычислительной Математики и Ки-
бернетики МГУ. Окончил его с красным дипломом. В данный момент являюсь
аспирантом второго года обучения. Женат, имею замечательную дочку Катю-
шу, ей скоро 5 месяцев.

ГЕHРИ ЛАЙОH ОЛДИ ВЛОЖИТЬ ДУШУ Рассвет пах обреченностью. Еще не открывая глаз, Мбете Лакемба, потомственный жрец Лакемба, ко-
торого в последние годы упрямо именовали Стариной Лайком, чувствовал
тухлый привкус судьбы. Дни предназначения всегда начинаются рассветом, в
этом они неотличимы от любых других дней, бессмысленной вереницей бегу-
щих мимо людей, а люди смешно растопыривают руки для ловли ветра и машут
вслепую - всегда упуская самое важное. Сквозняк змеей скользнул в дом,
неся в зубах кровоточащий обрывок плоти северо-восточного бриза, и соле-
ный запах моря коснулся ноздрей Мбете Лакембы. Другого запаха, не считая
тухлятинки судьбы, жрец не знал - единственную в своей жизни дальнюю до-
рогу, связавшую остров с островом, окруженный рифами Вату-вара с этим
испорченным цивилизацией обломком у побережья Южной Каролины, упрямый
Лакемба проделал морем. Да, господа мои, морем и никак иначе, хотя за-
падные Мбати-Воины с большими звездами на погонах предлагали беречь вре-
мя и лететь самолетом. Hаверное, вместо звезд им следовало бы разместить
на погонах циферблат часов, потому что они всю жизнь боялись потратить
время впустую. Hеудачники - так они звали тех, чье время просыпалось
сквозь пальцы. Удачей же считались латунные звезды, достойная пенсия и
жареная индейка; западные Мбати рождались стариками, навытяжку лежа в
пеленках, похожих на мундиры, и называли это удачей.

Генри Лайон ОЛДИ ЖИВУЩИЙ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ (ОБРЫВКИ) В прах судьбою растертые видятся мне, Под землей распростертые видятся мне, Сколько я ни вперяюсь во мрак запредельный: Только мертвые, мертвые видятся мне... ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АD INFINIТUМ [До бесконечности (лат.)] ...И я ушел, унес вопросы, Смущая ими божество, -

Генри Лайон ОЛДИ ОЖИДАЮЩИЙ НА ПЕРЕКРЕСТКАХ Все вы идете к истине различными путями, а я стою на перекрестке и ожидаю вас... (Будда) Итак, если свет, который в тебе - тьма, то какова же тьма? (Евангелие от Матфея) ...Не листайте эти страницы в тщетной надежде отыскать крохи правды о
мире - ибо правды здесь нет, и мира этого нет, а есть лишь боль и память,
память и боль.

Генри Лайон ОЛДИ
Рассказы NEVERMORE
АНАБЕЛЬ-ЛИ
ВИТРАЖИ ПАТРИАРХОВ
ВОСЬМОЙ КРУГ ПОДЗЕМКИ
ГЕРОЙ ВАШЕГО ВРЕМЕНИ
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
КИНО ДО ГРОБА И...
НИЧЕЙ ДОМ
ПОСЛЕДНЕЕ ДОПУЩЕНИЕ ГОСПОДА
ПРОРОК
ПЯТЬ МИНУТ ВЗАЙМЫ
РАЗОРВАННЫЙ КРУГ
РЕКВИЕМ ПО МЕЧТЕ
СКИДКА НА ТАЛАНТ
СМЕХ ДИОНИСА
ТИГР Генри Лайон ОЛДИ

1 Д Ж O P Д Ж O P B Э Л Л Й CCCC K K OOO TTTTT CCCC K K И И Й Й C K K O O T C K K И И Й Й C K K O O T C K K И ИИ Й ЙЙ C KK O O T C KK И И И Й Й Й C K K O O T C K K ИИ И ЙЙ Й C K K O O T C K K И И Й Й CCCC K K OOO T CCCC K K И И Й Й X X У У TTTTT OOO PPPP X X У У T O O P P X X У У T O O P P X УУУУУ T O O PPPP

Сергей ОХОТНИКОВ СПЕЦИАЛИСТ Scan & OCR - Bassta, вычитка - Яна. Анонс "Гномский горно-транспортный банк" ограблен. Беззастенчиво и даже наивно. Однако изощренная защита банка вскрыта с особым, необычайным искусством. Контролер Службы Справедливости Драммр Нжамди начинает расследование. Чутье опытного сыщика подсказывает ему, что за внешне несложным делом кроется нечто удивительное, выходящее далеко из ряда скучных служебных дознаний сквозь напластования немудрящих человеческих неудач и невезений отчетливо проступает почерк великого мага, где-то, кем-то и для чего-то выращенного... Хотя сам он вряд ли догадывается об этом.

Сергей ПАВЛОВ ЛУННАЯ РАДУГА книги 1-4 КНИГА ПЕРВАЯ. ПО ЧЕРНОМУ СЛЕДУ - Где мы? - спросил человек. - На звездной дороге, - ответил Звездный олень. Сверкнув рогами, грациозно выгнул шею и посмотрел вперед. - Пойдем? - Конечно. Другого пути у нас нет. И они пошли рядом. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1. К ВОПРОСУ ОБ АЛЛИГАТОРАХ

Чак Паланик Колыбельная Перевод Т. Покидаевой Палки и камни могут и покалечить, а слова по лбу не бьют. Посвящение следует. ПРОЛОГ Поначалу новые хозяева делают вид, что не смотрят на пол в гостиной. То
есть особенно не приглядываются. Не тогда, когда смотрят дом в первый раз. И
не тогда, когда перевозят вещи. Они измеряют комнаты, распоряжаются, куда
ставить диваны и пианино, распаковывают коробки, и во всей этой суете у них
не находится времени, чтобы посмотреть на пол в гостиной. Они делают вид.

Александр ПАШКОВ
Рассказы ЭТЮД О ВЗРОСЛОМ ГРАВИЛЕТЕ
РЕКОРД
ОШИБКА ЭТЮД О ВЗРОСЛОМ ГРАВИЛЕТЕ У вас есть гравилет? Ну, такой, на котором можно взвиться над землей,
и лететь, и парить, и наслаждаться полетом? Конечно, есть. Не может быть,
чтобы не было. Вот и у меня тоже есть - в сарае стоит. Правда, далеко на нем не
улетишь. Я сам его смастерил, когда был еще маленьким: строгал, пилил,
паял, приклеивал...

Іњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ—
‹ ‹
‹ Данное художественное произведение распространяется в ‹
‹ электронной форме с ведома и согласия владельца авторских ‹
‹ прав на некоммерческой основе при условии сохранения ‹
‹ целостности и неизменности текста, включая сохранение ‹
‹ настоящего уведомления. Любое коммерческое использование ‹
‹ настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца ‹
‹ авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ. ‹
‹ ‹

Елена Первушина ПОЗВОЛЬ МНЕ УЙТИ! Рассказ Кто там в плаще гуляет пестром,
Сверлит прохожих взглядом острым,
На черной дудочке свистя?
Господь, спаси мое дитя! Немецкая баллада. 1. Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе,
тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие
были и небылицы( семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в
подвале.

Терри ПРЭТЧЕТТ НОМЫ I УГОНЩИКИ Анонс Первая книга фантастической трилогии современного английского писателя
Терри Прэтчетта "Угонщики" рассказывает о маленьких существах - номах,
ростом не более десяти сантиметров, которые живут рядом с людьми в мусорных
контейнерах, старых ящиках из-под гамбургеров, под полом универсального
магазина. Это умные, веселые и предприимчивые существа, которые умеют
постоять за себя пережив множество приключений, они научились управлять
грузовиком и вовремя спасаются из сносимого магазина. Сталкиваясь с миром
людей, номы находят в нем удивительно много смешного и странного. Как лучший
писатель 1991 года, автор получил премию Английской Критики.

Владимир Пузий. Немой учитель Немой учитель Часть первая Парило уже дней шесть; город ждал дождя, а унылые ватные тучи
все никак не могли разродиться влагой. Крестьяне недовольно зыркали на натянутую холстину неба и проклинали
Дьявола, который украл дождь. Небу, впрочем, было все равно. Зеленые побеги на огородах стали вялыми. Их листья обреченно опускались
вниз, и от окончательного высыхания спасали только постоянные перебежки
между колодцем и грядками - а много ли так набегаешь? Крестьяне косились на
пыльные городские стены, на высокую красную башню с извивающимся на ветру -
когда и ветра-то нету, словно на зло поникшим листьям - вымпелом, и тяжело
вздыхали: "Праздник, вишь, у Короля. И то верно: что ему до наших забот?
сынок вон вырос, надобно ему таперича учителя сыскать - такого, чтобы и на
мечах прынца обучить мог, и манерам, и прочему высочайшему мастерству. Так
что, стало быть, в одночасье празднует и подумывает о наставнике".

___________________________________________________________________ Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с
ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при
условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение
настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста
без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.
___________________________________________________________________

Филип Пулман Полярные огни --------------------------------------------------------------- © Copyright 1995 Филип Пулман © Copyright 2002 О.В.Новицкая (anna_lilas()mtu-net.ru), перевод с английского
--------------------------------------------------------------- Philip Pullman Northern Lights

Алексей СВИРИДОВ ДЕСЯТЬ МИНУТ ЗА ДВЕРЬЮ ПРОЛОГ К шестнадцатиэтажному дому, стоящему вдоль одной из многочисленных
Парковых и торцом к Первомайской - тоже одной из трех, подъехала
сравнительно новая БМВ пятой модели. Ломая колесами заледеневшую к вечеру
ноябрьскую слякоть, машина припарковалась между замызганным, но до сих пор
шикарным "ЗИМом" и грудой железа под порыжелым чехлом, в которой с
некоторым трудом угадывались останки ушастого аппарата, который теперь
нельзя было назвать ни роскошью, ни средством передвижения. Вылезший из
"Москвича" молодой человек привычно поставил кейс на капот развалюхи,
повозился с сигналкой и скрылся в подъезде. Внешность он имел обыденную,
накачанные мускулы под одеждой не перекатывались, да и сама одежда не
давала повода причислить молодого человека ни к удачливым рэкетирам, ни к
преуспевающим бизнесменам. Даже непонятно, откуда тачка взялась.

Алексей СВИРИДОВ ЧЕЛОВЕК С ЖЕЛЕЗНОГО ОСТРОВА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВАРИАНТ С БЕГЕМОТИКОМ Краткое содержание предыдущих серий: отсутствует по причине отсутствия оных ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ НАБОР ЭПИГРАФОВ Читателю предлагается самому расставить их в тексте там, где, по его мнению, начинается новая глава - Для дружка - сережку из ушка.

Э.Ч.Табб Рассказы Эвейна ВАЗА ЭПОХИ МИН Э.Ч.Табб Эвейна Компьютер снабдили голосом психологи из числа тех, что
вечно витают в облаках и, пытаясь оставаться рациональными,
постепенно превращаются в садистов. Было у него и кое-что
другое - несколько откровенных фотографий, несколько книг и
некий предмет в коробке, который можно было надуть и
использовать для снятия личного напряжения. Он воспользовался
им однажды, а затем, переполненный отвращения, уничтожил
вместе с книгами и фотографиями. Но с голосом он ничего не мог
поделать.

Далия Трускиновская МОНАХ И КОШКА (Кайдан) Часть первая Темным зимним вечером накануне последнего дня двенадцатой луны
направлялась по извилистой и почти неразличимой в сугробах дороге
вверх, к горному монастырю, небольшая процессия - слишком скромная для
знатного паломника, но при том достаточно нарядная. Да и кто бы
собрался в такую скверную погоду навещать столь отдаленный от столицы
монастырь?

Урсула ЛЕ ГУИН
Земноморье 1-4 ВОЛШЕБНИК ЗЕМНОМОРЬЯ
ГРОБНИЦЫ АТУАНА
НА ПОСЛЕДНЕМ БЕРЕГУ
ТЕХАНУ. ПОСЛЕДНЯЯ КНИГА ЗЕМНОМОРЬЯ Урсула ЛЕ ГУИН НА ПОСЛЕДНЕМ БЕРЕГУ Элизабет, Каролине и Теодору 1. РЯБИНА Лучи мартовского солнца пробивались сквозь молодую листву ясеней и
вязов во Дворике Фонтана, а вода играла и струилась среди мозаики теней.
Этот открытый дворик окружали со всех сторон высокие каменные стены. За
ними располагались комнаты и площадки для игр, галереи, коридоры, башни и,
наконец, мощные наружные стены Большого Дома Рокка, которые были в
состоянии уберечь его от войн, землетрясений и даже от гнева моря,
поскольку сделаны они были не столько из камня, сколько из неуязвимой
магии. Рокк являлся Островом Мудрости, где преподавали искусство магии, а
Большой Дом служил школой и средоточием чародейства. Сердцем Дома был вот
этот маленький дворик, расположенный вдали от внешних стен. Шел ли дождь,
светило ли яркое солнце, или в небе сияли звезды - здесь всегда журчал
фонтан и тихонько шелестели деревья.

Урсула Ле Гуин.
Левая рука Тьмы Источник: Миры Урсулы Ле Гуин Издательство "Полярис" 1997 перевод с английского И. Тогоевой, 1992 OCR: Tanya Kondakova Посвящается Чарльзу, sine quo non.. Глава 1. ПАРАД В ЭРЕНРАНГЕ Хайнский архив. Копия отчета 1 01-01101-934-2-Гетен. Стабилю планеты
Оллюль от Дженли Аи, первого Мобиля на планете Гетен/Зима, Хайнский цикл 93,
экуменический год 1490-97. Средство связи: ансибль.

Урсула ЛЕ ГУИН
Сборник рассказов
СОДЕРЖАНИЕ: An die music
Sur
Автор "записок на семенах акации
Арфа Гвилан
БЕЛЫЙ ОСЕЛ
Братья и сестры
Вдогонку
Воображаемые страны
Вымышленное путешествие
ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ
Две задержки на Северной линии
День Прощения
Дневник Розы
Дом
ЗА ДЕНЬ ДО РЕВОЛЮЦИИ
ЗВЕЗДЫ ПОД НОГАМИ
Изменить взгляд
КУРГАН
Керастион
МАСТЕРА
МУЗЫКА БЫЛОГО И РАБЫНИ
Неделя за городом
ОБШИРНЕЙ И МЕДЛИТЕЛЬНЕЙ ИМПЕРИЙ
Ожерелье
Округ Мэлхью
ПРАВИЛО ИМЕН
Поле зрения
Похититель сокровищ.
Проблемы внутренней связи
Рассказ жены
Слово Освобождения.
Сон Ньютона
Хозяйка замка Моге
ШКАТУЛКА С ТЕМНОТОЙ
ЯЩЕРКА

Урсула ле Гуин Хайнский цикл (весь) Изд. "Полярис", 1997 г. Слово для "Леса" и "Мира" одно
ЗА ДЕНЬ ДО РЕВОЛЮЦИИ
Город иллюзий
Король планеты Зима
ОБШИРНЕЙ И МЕДЛИТЕЛЬНЕЙ ИМПЕРИЙ?
Планета изгнания
ЕЩЕ ОДНА ИСТОРИЯ, ИЛИ РЫБАК ИЗ ВНУТРИМОРЬЯ
ТАНЦУЯ ГАНАМ
ПРЕДАТЕЛЬСТВА
ИСТОРИЯ "ШОБИКОВ" Слово для "Леса" и "Мира" одно

Урсула Ле Гуин Четыре пути к прощению OCR: Татьяна Кондакова "На планете О не было войн в течение последних пяти тысяч лет, а на
Гезене войн не знали вообще никогда", -- прочла она и отложила книгу, чтобы
дать отдых глазам. К тому же последнее время она приучала себя читать
медленно, вдумчиво, а не глотать текст кусками, как Тикули, всегда
моментально сжиравший все, что было в миске. "Войн не знали вообще": эти
слова вспыхнули яркой звездой в ее мозгу, но тут же погасли, растворившись в
беспросветных глубинах скептицизма. Что же это за мир такой, который никогда
не видел войн? Настоящий мир. Настоящая жизнь, когда можно спокойно
работать, учиться и растить детей, которые, в свою очередь, тоже смогут
спокойно, мирно учиться и работать. Война же, не позволяющая работать,
учиться и воспитывать детей, была отрицанием, отречением от жизни. "Но мой
народ, -- подумала Йосс, -- умеет только отрекаться. Мы рождаемся уже в
мрачной тени, отбрасываемой войной, и всю жизнь только и делаем, что
гоняемся за миражами, изгнав мир из дома и своих сердец. Все, что мы умеем,
-- это сражаться. Единственное, что способно примирить нас с жизнью, -- наш
самообман: мы не желаем признаваться себе, что война идет, и отрекаемся от
нее тоже. Отрицание отрицания, тень тени. Двойной самообман".

Герберт УЭЛЛС МОРСКАЯ ДАМА. УЗОР ИЗ ЛУННОГО СВЕТА ONLINE БИБЛИОТЕКА tp://www.bestlibrary.ru Анонс Неизвестный в России роман Герберта Уэллса - картина уходящей
викторианской Англии, полная гротеска, лиризма и невероятной фантазии.
Русалка поселяется среди людей, и в нее влюбляется многообещающий молодой
политик...

ИЛЬ-РЬЕН I
СТИХИЯ ОГНЯ Марта УЭЛЛС
Перевод с английского Ю.Р. Соколова. OCR Библиотека Луки Бомануара, Spellcheck - Очень добрый Лёша Литературный ПОРТАЛ http://www.LitPortal.Ru Анонс Приказ Роланда, повелителя земли Иль-Рьен, был ясен: капитан Томас Болифас должен арестовать чёрного мага Грандье. Но Гранье бесследно исчезает, а в его доме Томас обнаруживает заточённого в магический кристалл волшебника Дубелла, некогда обучавшего тайнам своего искусства принцессу Каде. Но не Грандье ли принял облик Дубелла, чтобы разрушить защитные чары, оберегающие покой Иль-Рьена? Не Грандье ли, возжелав абсолютной власти, вызвал из бездны Ада чудовищную силу - Орду чёрной нечисти? Судьба целого мира висит на волоске - и зависит от бесстрашного Томаса и юной Каде.

КОЛЕСО БЕСКОНЕЧНОСТИ Марта УЭЛЛС
Перевод с английского А.А. Александровой. Распознавание и вычитка - Равшан Надиров Литературный ПОРТАЛ http://www.LitPortal.Ru Анонс Каждый год в величайшем из храмов столицы Империи и славнейшего города мира заново, трудно, долго создается образ Колеса Бесконечности - залог того, что год грядущий для Империи будет добрым и счастливым. Но ныне Колесу Бесконечности грозит беда. Ныне черные тучи чьей-то могущественной и властной злой воли веют над землями Империи.

Антон Фарб. Время Зверя Copyright (c) Антон Фарб URL: http://afarb.nm.ru E-mail: anton@imf.zt.ua Разрешается распространение только на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста. Антон Фарб, "Время Зверя", повесть. Антон ФАРБ ВРЕМЯ ЗВЕРЯ ДЕНЬ ПЕРВЫЙ Следы были совсем свежие. Ахабьев присел на корточки, отложил палку
в сторону и обвел кончиками пальцев глубокие отпечатки в сырой после
ночного дождя земле. Каждый след имел около десяти сантиметров в диаметре,
а расстояние между ними превышало метр.
Сомнений не оставалось. Здесь прошел Зверь.

Антон Фарб. День Святого Никогда Copyright (c) Антон Фарб URL: http://afarb.nm.ru E-mail: anton@imf.zt.ua Разрешается распространение только на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста. Антон ФАРБ ДЕНЬ СВЯТОГО НИКОГДА Роман * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕНЬ ГЕРОЯ * 1 Парад в этом году был пышен до помпезности и однообразен до
унылости. И хотя унылость эта внешне никак себя не проявляла, было все же
нечто такое в участниках и зрителях торжественного шествия, что наводило на
мысли о смертельной скуке, одолевающей как тех, так и других.
Все было как всегда: первыми выступали майоретки в белой гусарской
форме и коротеньких юбчонках, смело взлетающих ввысь при каждом шаге
стройных девичьих ножек; потом, сверкая начищенной медью и оглушая зрителей
бравурным маршем, шел духовой оркестр жандармерии в расшитых золотым
галуном темно-синих мундирах; следом, чеканя шаг, стройными рядами
маршировали гвардейцы в кирасах и с протазанами наперевес; а за ними на
белоснежных арабских скакунах гарцевали легкие уланы - краса и гордость
вооруженных сил Метрополии, не знавшей войн на протяжении двух столетий.
Пожалуй, единственный всплеск искреннего энтузиазма у зрителей (а
вернее - у определенной части зрителей; если быть точным, то у мальчишек,
гроздями повисших на фонарных столбах) вызвали именно стройные ножки
майореток - мальчишки встретили их одобрительным свистом и долго провожали
восхищенными взглядами. Все остальные участники праздничной процессии
удостоились вялых аплодисментов, традиционного обсыпания конфетти и
малоразборчивых, но явно одобрительных выкриков от тех, кто, несмотря на
раннее утро, уже успел осушить не одну кружку в честь наступления Дня
Героя. Те же, кто был пока трезв, но собирался в скором времени это
исправить, взирали на парад с откровенной скукой, зевая и переговариваясь
между собой, отчего над толпой стоял непрекращающийся гул.
- Ишь, как топают! Экая силища, право слово! Орлы наши гвардейцы,
одно слово - орлы!
И - тихо, вполголоса:
- Дармоеды. На кой ляд они нам сдались? Небось только и умеют, что
на парадах маршировать. Тоже мне...
- Не скажите, сударь, не скажите. Армия есть армия, без армии
Городу никак нельзя...
- Ой, девочки, а как же они ходят в таких тесных рейтузах?
- Милочка, это уланы, они не ходят, они ездят верхом.
- Всегда?
- Всегда! - и взрыв звонкого смеха.
- Пап! Ну, пап!
- Обожди. (Умоляюще) Гретхен, душка, может, ты все-таки погуляешь с
детьми в парке? Меня друзья ждут.
- Молчал бы. Отец называется! Хоть в праздник можешь побыть с
сыновьями? Друзья! Ха! Нету у тебя никаких друзей, одни собутыльники...
- Мама, а когда будет сюрприз?
- Потерпи, маленькая, раз сам бургомистр обещал - то сюрприз будет
обязательно.
И сюрприз, обещанный самим бургомистром, состоялся. После того, как
казавшаяся нескончаемой череда знаменосцев, над которой колыхались на ветру
штандарты всех феодов Ойкумены, все-таки скрылась за поворотом, в параде
случилась заминка. Улица вдруг опустела, музыка постепенно стихла, толпа
растерянно примолкла... и - ахнула!
Из-за угла, тяжело ступая по мостовой и выгибая могучие шеи,
появилась шестерка мохноногих першеронов, запряженных в... Скажем так: это
было что-то вроде сколоченной из досок платформы на четырех огромных
колесах, от которых сильно пахло дегтем. На самой платформе были насыпаны
земля и камни, образующие подобие скифского кургана.
А на кургане лежал дракон.
Он был совсем как настоящий. Он даже поднимал голову и пырхал
пламенем. Чешуя его сияла на солнце, когти впивались в землю, клыки в
распахнутой пасти злобно скалились, хвост по-скорпионьи раскачивался и
готовился ужалить, а перепончатые крылья (движимые, как и хвост, почти
невидимыми тонкими шестами) пытались расправиться, будто сооруженный из
фанеры макет звероящера собирался отряхнуть прах земной со своих лап и
взмыть в пронзительно-синее небо, а уже оттуда спикировать на толпу и
испепелить ее своим губительным дыханием.
Но у подножия рукотворного холма стоял широкоплечий мужчина
необычайно высокого роста, одетый в черные кожаные штаны и черную кожаную
куртку. За спиной у него развевался атласный плащ оттенка венозной крови, а
длинные черные волосы были схвачены на лбу серебристым обручем. На
многочисленных ремешках куртки и штанов висело невероятное количество
блестящих смертоубийственных предметов явно метательного назначения. В
руках богатырь сжимал длинный, в человеческий рост меч с двуручной
рукоятью, и этим крайне неудобным оружием он что было силы колотил по шее
дракона, да так, что отлетала чешуя и струпья краски. Судя по звуку, меч
был сделан из той же фанеры, что и дракон.
- Слава героям!!!
- Слава!.. Слава!..
- Ура!!!
Да, сюрприз удался; бургомистр мог гордиться по праву! Передвижная
инсценировка схватки с драконом подчистую разогнала атмосферу тоскливой
обыденности, прежде царившую в толпе. Толпа же, воздав хвалу героям,
принялась подбадривать затянутого в кожу колотильщика.
- Давай-давай! Бей его!
- Заруби гадину!!
- Отсеки ему хвост!! - Достопочтенные бюргеры и даже их пухлые
женушки вошли в раж не хуже уличных мальчишек. Каждый выкрик сопровождался
вспышкой жизнерадостного смеха, временами переходящего в идиотический
хохот. С увешанного оружием драконоборца градом лил пот.
- Руби его!
- Убей его!!
- Убей!!!
- Га-га-га!!!
Фанерный меч без устали рубил фанерного дракона, но тот,
разумеется, и не думал умирать. Разве что пламя стал изрыгать много реже -
ассистенты, раздувающие кузнечные меха, решили поберечь горючее. Ведь
процессии еще предстояло пройти полгорода...
- Деда! А добрые драконы бывают?
Человек, к которому был адресован этот вопрос, не отличался высоким
ростом или изрядной шириной плеч. Правильнее было бы сказать, что человек
этот - среднего роста и среднего же телосложения. Его трудно было назвать
старым, но легко - пожилым. При нем не было никакого оружия. Не было также
и плаща: утреннее солнце пригревало совсем еще по-летнему. Его каштановые
волосы, не тронутые сединой, были коротко острижены. Черты его лица,
изрезанного глубокими морщинами, не выражали ничего, кроме задумчивого
равнодушия к происходящему. Глубоко посаженные глаза того же оттенка, что и
сентябрьское небо над головами, смотрели на парад с безразличием и легкой
тенью усталости. На появление дракона он отреагировал едва заметной
улыбкой, и это стало единственным проявлением его чувств на протяжении
всего праздничного действа.
Одним словом, этот человек не имел ничего общего с затянутым в кожу
богатырем на платформе, лупцующим деревянного дракона деревянным мечом. Тем
не менее, именно этот человек и был настоящим героем. Его звали Феликс.
А девочка, которую он держал за руку и которая и обратилась к нему
с вопросом о добрых драконах, была его внучкой - очаровательным ребенком
восьми лет от роду с длинными кудрявыми волосами цвета меда, унаследовавшим
от деда синие глаза, в которых детский восторг смешивался с искренним
любопытством. Ее имя было Агнесс, но называли ее, как правило, Агнешкой.
Она нетерпеливо переступила с ноги на ногу и снова обратилась к своему
дедушке:
- Деда!
Как раз в этот момент перед Феликсом и Агнешкой проходила
(кувыркалась, прыгала, вертела сальто, пела, танцевала, била в бубны и
раскручивала трещотки) ватага уличных акробатов и клоунов, и шум, ими
производимый, заставил Феликса нагнуться и переспросить, приложив ладонь к
уху:
- Что-что?
- Я спросила, а добрые драконы бывают? - повторила Агнешка.
На лице Феликса отразилась крайняя степень изумления.
- Добрые драконы?.. - Он нахмурился. - Даже не знаю, как тебе
ответить. Я о таком не слыхал. Впрочем, если тебя интересуют драконы, то
лучше спроси об этом дядю Бальтазара. Он в них лучше разбирается.
Феликс присел на корточки и посмотрел на Агнешку снизу вверх.
- Тебе не кажется, что здесь становится слишком шумно? -
поморщившись, спросил он.
- Кажется, - ответила Агнешка, важно кивнув головой.
- Тогда давай уйдем?
- А как же мы выберемся из толпы? - спросила девочка, беспомощно
взглянув на плотную массу людей за спиной.
- Об этом не беспокойся. Полезай на плечи!
Усадив внучку на закорки, Феликс встал, посмотрел поверх голов,
прикинул, куда лучше всего пробиваться, и с размаху ввинтился в толпу.
Отдавливая ноги, активно распихивая встречных локтями и на ходу выкручивая
пальцы не в меру наглому карманнику, отвечая вежливой улыбкой на вопли
возмущенные и коротким тычком под ребра - на вопли откровенно хамские, он
за каких-то полторы минуты вырвался из галдящего человеческого месива и
спустил Агнешку на землю.
- Уф, - сказал он, проводя ладонью по волосам. - Кажется,
вырвались... Давай руку.
По мере того как они, неспешно шагая по узенькому тротуару,
удалялись от эпицентра народного ликования, гудение взбудораженной толпы
постепенно стихало. Улочки Старого Квартала, по случаю праздника чистые и
аккуратные, были практически безлюдны в этот час, и навстречу Феликсу и
Агнешке попадались лишь конные констебли в высоких шлемах с белыми
султанами и уже порядком поддавшие дворники с медными бляхами на фартуках.
Трактирщики и владельцы маленьких кафе еще только снимали стулья со столов
и в последний раз протирали стойки баров. Солнечные лучи ярко сверкали в
стеклах домов и витринах магазинов, преломляясь в призмах газовых фонарей.
В воздухе пахло сдобными булочками и кофе.
- Может быть, перекусим? - спросил Феликс.
- М-м-м... Я не против, - поразмыслив, ответила Агнешка.
- Решено, - кивнул Феликс, и они пошли под гору, направляясь к
"Белоснежке" - уютному кафе под открытым небом, расположенному на самой
вершине Драконьего холма. Улица, носившая название Георгиевский спуск,
здесь круто забирала вверх, и тротуар был сложен ступеньками из базальтовых
плит.
- Позволь спросить, а откуда тебе в голову пришла абсурдная идея о
добрых драконах? - осведомился Феликс, когда они миновали мокрую, всего
пару часов назад отмытую от голубиного помета, статую Святого Георгия.
- Я в книжке прочитала. Там был странствующий герой, и он
подружился с драконом, - принялась рассказывать Агнешка. - И они вместе
путешествовали. Например, приходили в какой-нибудь город или там деревню, и
дракон начинал воровать овец. А потом приходил герой, брал деньги и спасал
людей от чудовища. Никто ни о чем не догадывался, потому что герой летал на
драконе только ночью...
- Летал на драконе?
- Ну да, это же был добрый дракон, и он увозил героя в другой
город...
- И чем все кончилось? - полюбопытствовал Феликс.
Агнешка вздохнула.
- Дракона убили. Крестьяне оказались жадными, и не стали звать
героя, а взяли топоры и пошли на дракона всей толпой. А умирая, дракон
сказал: "До тех пор, пока люди так злы, они всегда будут убивать все
прекрасное". Он и вправду был очень красивый, - добавила Агнешка. - Там и
картинки есть!
- Кгхм, - прочистил горло Феликс. - Какая, однако, интересная
книжка... Лживая, конечно, но интересная. А кто ее тебе подарил?
- Мама. А почему лживая?
- Потому что герои денег не берут, крестьяне драконов не убивают, а
драконы людей на себе не возят. Остальное - тоже вранье: драконы овцами
брезгуют, они предпочитают жрать людей. А странствующих героев давно уже
нет.
- Деда! - засмеялась Агнешка. - Но это же сказка! А в сказках все
не так, как в жизни.
- Вот я и говорю - интересные сказки стали сочинять... Надо будет
рассказать о ней Бальтазару.
- А дядя Бальтазар - драконоборец?
- Не совсем, - туманно ответил Феликс.
- Как это - не совсем?
- Видишь ли, дракон - это тварь до такой степени быстрая, сильная и
коварная, что бороться с ним попросту невозможно. Убежать тоже нельзя:
догонит и съест. Остается только убить эту гадину до того, как она убьет
тебя. Поэтому дядя Бальтазар не драконоборец, а драконоубийца. Тут есть
весьма существенная разница...
- Я теперь понимаю, почему мама не любит отпускать нас вдвоем, -
сказала Агнешка. - Я ведь еще маленькая, а ты рассказываешь мне такие
ужасы, что и у взрослой женщины будут кошмары по ночам.
Феликс улыбнулся.
- Я больше не буду, - сказал он, пропуская Агнешку вперед и
отодвигая для нее стул. Официант соткался буквально из воздуха. - Черный
кофе с круассаном для меня и...
- Ванильное!
- ...и ванильное мороженое для юной леди. - Официант коротко
поклонился. - Да, еще утреннюю газету! - добавил Феликс.
Их столик стоял у самого ограждения смотровой площадки, и отсюда
открывался изумительный вид на Город. Внизу пылал багрянцем и золотом
Сивардов Яр, дальше простиралась широкая, вся в мелких морщинках от ветра
серая лента реки, перетянутая Троллиным мостом, быки которого густо обросли
изумрудным мхом, а за рекой громоздились друг на друга красные и рыжие
черепичные крыши маленьких белых домиков, и видно было, как кипит море
голов на Рыночной площади, где раскинула свои шатры ежегодная ярмарка, а на
площади Героев, у подножия стремительно рвущегося к небу шпиля ратуши, куда
и направлялась праздничная процессия и где, по идее, должен был встретить
свою смерть фанерный дракон, толпа еще только собиралась, ежеминутно
увеличиваясь в размерах, словно некий живой организм. Чуть дальше, за
величественным зданием Школы, был городской парк; там сжигали опавшие
листья, и змейки белого дыма стелились по земле. Идиллическую картину
праздничного Города портили лишь фабричные трубы, уродливо торчащие на
горизонте.
Залюбовавшись Городом, Феликс не заметил, как принесли его заказ.
Он пригубил обжигающе-горячий кофе и развернул газету.
- Ну-с, - сказал он. - Что же мы имеем?
- Да, - сказала Агнешка, - что мы имеем?
- "Цирк-шапито. Всего одни гастроли. Дрессированные слоны и тигры,
акробаты, клоуны и престидижитаторы", - прочел Феликс.
- Кто-кто?
- Фокусники. Такие дядечки, которые выдают себя за магов, - пояснил
он.
- Дальше, - сказала Агнешка, возвращаясь к ванильному мороженому в
стеклянной вазочке.
Феликс откусил круассан, прожевал, отпил кофе и продолжил:
- "Луна-парк. Чудеса современной механики. Аттракционы и карусели".
- Дальше...
- "Ежегодная ярмарка приглашает на распродажу..." Нет, это совсем
не интересно. В оперном театре - премьера "Беовульфа", но это вечером, а на
вечер у меня другие планы... О! "Театр-бурлеск представляет новое ревю.
Сорок обнаженных женщин..."
- Деда!
- Шучу... Так, парад мы уже видели, долгожданный сюрприз от
господина бургомистра - тоже, остается... Остается... - Феликс пошуршал
газетой. - Остается только фестиваль бродячих актеров. "Сотни балаганов со
всех концов Ойкумены. Мы ждем вас в городском парке". Будут исполняться
баллады, любовная поэзия и комические представления.
Агнешка доела мороженое, облизнула ложечку и решила:
- Лучше сходим в зоопарк.
- Опять? Мы же были там в прошлом месяце!
- Да, но грифона так и не посмотрели. Он тогда болел, и клетка
стояла пустая. Помнишь?
- Помню. Что ж, зоопарк так зоопарк... - Допив кофе, Феликс
развернул газету и тут же наткнулся на заметку следующего содержания:
"Дирекция муниципального зоопарка с прискорбием извещает о кончине грифона
Блоанора. Он был последним из волшебных животных..."
- Зоопарк отменяется. Грифон издох, - сказал Феликс, протягивая
газету внучке. Агнешка заметно расстроилась.
- Обидно, - протянула она, и глаза ее подозрительно блеснули.
- Да ладно тебе, - поспешил успокоить ее дедушка. - Другого
изловят. Его ведь зоопарку наша Школа подарила. Кстати говоря, на картинках
эта тварь куда симпатичнее, чем в жизни...
- А вдруг это был последний грифон? Вот единорогов так больше ни
одного и не поймали!
- Ну-у, единороги... Единороги - это другое дело. Они же почти
целиком магические, обитают в высших сферах или где-то там еще, не едят, не
спят, не гадят... Такого только на девственницу и выманишь, а где ж ее
взять? А грифон что? Грифон есть грифон, его по запаху выследить можно...
Ох, и вонюч! Поверь мне, Агнешка, ты ничего не потеряла.
- А куда же мы теперь пойдем? - спросила девочка. - Может, навестим
дядю Бальтазара?
- Гм. - Феликс вытащил из кармана часы-луковицу (подарок от главы
Цеха механиков, сыну которого он давал уроки фехтования этим летом) и
щелкнул крышкой. Репетир сыграл первые такты ноктюрна Шопена. - Сейчас
четверть одиннадцатого, а вчера должны были приехать Патрик и Себастьян.
Насколько я знаю Бальтазара, он не мог не отметить столь радостное событие,
и сейчас должен вовсю страдать от похмелья. Не думаю, что он будет рад нас
видеть...
- И Себастьян?! - заворожено прошептала Агнешка.
- Ты права. Кто ходит в гости по утрам...
- Тот поступает мудро! - Агнешка хлопнула в ладоши и запрыгала на
одной ножке.

Филип ФАРМЕР ВРАТА ВРЕМЕНИ 1 Через год после войны мой издатель отправил меня в Стэвэнджер, в
Норвегию, проинтервьюировать Роджера Ту Хокса. Кроме того, я был
уполномочен заключить с ним договор. Условия договора были выгодными, если
учесть общую ситуацию с книгоизданием, сложившуюся в послевоенный период.
Я сам попросил об этом поручении, потому что много слышал о Роджере Ту
Хоксе и хотел с ним познакомиться. Большинство историй об этом человеке
были невероятными, даже противоречивыми, но по имеющейся у меня
информации, все рассказы были правдивыми.

Филип ФАРМЕР ПОСЛЕДНИЙ ДАР ВРЕМЕНИ 1 Раздался грохот, похожий на разрыв семидесятимиллиметрового снаряда.
Секундой раньше здесь не было ничего, кроме жухлой, еще не успевшей
избавиться от утренней росы, травы и глыб известняка на вершине холма. А
затем, словно возникнув из воздуха, появилось серое торпедовидное нечто, и
над долиной, над холмом, над рекой прозвучал грохот, похожий на гром.

Филип Жозе ФАРМЕР ПРОБУЖДЕНИЕ КАМЕННОГО БОГА Он очнулся и не понял, где оказался. В пятидесяти футах трещал огонь.
Дым ел глаза, вызывал слезы. Где-то кричали и вопили люди. Открыв глаза, он увидел выкатившийся из-под рук кусок пластика,
который до этого находился перед ним. Что-то легко ударило его по
коленкам, скользнуло к ногам и свалилось на каменную площадку.

Филипп ФАРМЕР ТАМ, ПО ТУ СТОРОНУ 1 Громко застонав, Гордон Карфакс приподнялся в постели и потянулся к
Френсис. Сквозь опущенные шторы уже серел занимающийся день, а вместе с ночью
исчезла и Френсис. С улицы доносился собачий лай, Гордон был совершенно уверен, что
сквозь сон слышал едва различимое кукареканье. Но по соседству никто не
держал домашнюю птицу. Нечего так много читать перед сном, подумал он.
Тень отца Гамлета и все такое. Но это объяснение было весьма шатким, чтобы
опровергнуть доводы логики.

Ф. Д. Фаpмеp "Убить бога" ("Hочь света") ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Человек, преследующий скальп лица, который, как бумажку, гоняет
ветер, представляет жутковатое зрелище. На планете Радость Данте это привлекло внимание лишь некоторых
прохожих. Причем любопытство скорее было вызвано тем, что этим
занимался землянин, который сам по себе был здесь любопытным
зрелищем.

Клод ФАРРЕР ВО ВЛАСТИ ОПИУМА ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru ПЕРВАЯ ЭПОХА ЛЕГЕНДЫ МУДРОСТЬ ИМПЕРАТОРА В то время желтый император Хоанг Ти вел свой народ через пустыню. Под его началом было великое множество людей. День за днем, день за днем
мрачно шагали они за императором, а ночью ложились на голую землю. Не было у
них ни верблюдов, ни лошадей и почти не было и одежды; кожа их отливала
матовой белизной, она еще не была позлащена солнечными лучами равнин
срединной земли.

Игорь ФЕДОРОВ
Рассказы БАБОЧКИ
БУНТОВЩИК
ДЕРЕВО ДЛЯ ЗВЕЗД
КАРТОГРАФ
КТО ТАКИЕ САЙКИ?
ЛЕТНИЙ ДОЖДЬ
МОРОЖЕНОЕ
МРАХИ
НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА
ОТКУДА ЧТО БЕРЕТСЯ
ПРО ГОРЧИЧНИК
ПРО СЫРОЕЖКУ
СТАРИК
СУДЬЯ Игорь ФЕДОРОВ НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА Я интересуюсь будущим, потому что собираюсь провести в нем всю оставшуюся жизнь.

Елена ХАЕЦКАЯ Сборник рассказов и повестей СУДЬЯ НЕПОДКУПНЫЙ
ПРАХ
СЕМЕРО ПРАВЕДНЫХ В РАЮ ХОЗЯИНА
ДЕВОЧКИ ИЗ КОЛОДЦА
МИРРА И ДЬЯВОЛ
ИСАНГАРД И КОДА: ЖЕЛТЫЙ КАМЕНЬ ЗИРАТ
СВЯЩЕННЫЙ ПОХОД Елена ХАЕЦКАЯ СУДЬЯ НЕПОДКУПНЫЙ Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря. Иосиф Бродский

Наверх