Сергей Михайлов. Тупик, или Праздник Святого Габриэля Посвящаю моей дочери Елене Глава первая Огромная пультовая, чем-то напоминающая пультовую атомной станции,
мигала разноцветными огнями. Сержант сидел перед Центральным Пультом и
напряженно следил за показаниями приборов и цифровых табло. - Установка готова к работе, сэр!

Михаил МИХЕЕВ ГОД ТЫСЯЧА ШЕСТЬСОТ... - Вы, конечно, слыхали о переселении душ?.. Марк Твен "Янки при дворе короля Артура" У БЕРЕГА КУБЫ В этом году Международная студенческая универсиада проходила на Кубе. Финальные встречи предполагалось провести в Гаване, а отборочные - в приморских городах Матансас, Мансанильо и Сантьяго-де-Куба.

Майкл Муркок ГОРОД В ОСЕННИХ ЗВЕЗДАХ Продолжение истории семьи фон Бек, повествующее о дальнейших сношениях их
с Люцифером, Князем Тьмы, и о лекарстве от болей мира. Хроника вторая, в
которой представлена исповедь Манфреда фон Бека, капитана кавалерии
революционной армии Вашингтона; депутата республиканского конвента во
Франции; а также первого секретаря посольства Саксонии при дворе русской
императрицы Екатерины. Означенная исповедь посвящена большей частью
описанию Странных Событий, случившихся в городе Майренбурге зимою года
1794.

Майкл МУРКОК ОРДЕН ТЬМЫ ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru Анонс Воинство Хаоса готовится выступить в поход, чтобы завоевать мир,
населенный племенами древних германцев. И лишь Вечный Воитель - Джон Дейкер
может остановить орды Тьмы и спасти свою возлюбленную. Пролог Я - Джон Дейкер, жертва мечтаний и снов всего мира. Я - Эрикезе, Защитник
Человечества, который истребил всю человеческую расу. Я - Урлик Скарсол,
Владыка Ледяных Башен, я - хранитель Черного Меча. Я - Илиана Гаратормская,
Эльрик Убийца Женщин, Хокмун, Корум... И еще во мне скрыто много, много
других личностей - мужчин и женщин. Я был всеми этими людьми, всеми воинами
в непрерывной Войне Равновесия за поддержание справедливости во вселенной,
которой всегда угрожают поползновения Хаоса, стремящегося установить свое
господство во Вселенной. Но даже и это не есть моя истинная судьба.

Ричард Мэтсон. Путь вниз ----------------------------------------------------------------------- Richard Matheson. The Shrinking Man (1956). Пер. - М.Панкратов. Авт.сб. "Легенда". СпБ., "Северо-Запад", 1993. OCR & spellcheck by HarryFan, 30 November 2000 -----------------------------------------------------------------------

Юрий Никитин. Князь Владимир. Книги 1-2 Книга первая Пролог В крохотную каморку челядной шагнул высокий молодой воин. Лицо его
было смуглое, хищное, голова чисто выбрита, лишь с макушки свисал длинный
клок пышных темно-русых волос. В левом ухе блистала серьга с рубином,
смуглое лицо было худым, настороженным, с выпирающими острыми скулами.
Даже здесь, в своем тереме, он двигался как волк в лесу: настороженно,
бесшумно, готовый внезапно оскалить зубы. Пальцы его крупных мускулистых
рук никогда не удалялись от короткого меча на бедре и кинжала на поясе.

Юрий Никитин На Темной Стороне Своим друзьям по корчме, чьи высказывания бессовестно вложены героям:
Константину Крылову, Егору Холмогорову, Михаилу Егорову, Дмитрию Янковскому,
Lordwolfу, Матросову, klm, и др, а также недругам, в споре в которыми
оттачивались аргументы... Часть 1 Глава 1 Маринка встретила меня приветливой улыбкой. На ее столе в крохотной вазочке
букетик полевых цветов, пахнет пыльной степью, значит романтик Коломиец уже в
кабинете.

Юрий Никитин Я живу в этом теле! Часть 1 Глава 1. Я медленно выныривал из небытия. В темной бездне как слепые рыбы мрака
ворочались некие смутные тени, странные и пугающие. Я вычленялся из него
тягостно, начиная чувствовать тяжесть своего тела, плотный как вода воздух,
огромные свои размеры. Воздух в мире, куда я воплотился так странно, был теплый, настоянный
на запахах свежего кофе, жареных яиц с ветчиной. Я чувствовал себя
непостижимо длинным как горная цепь и тяжелым как земная кора. Во мне
бродили теплые реки, скрытые в глубинах, что-то поднималось астрономически
неспешно, я расширялся как вселенная, расширялся и расширялся, а затем так
же неспешно начал схлапываться...

Андрэ НОРТОН
Войны во времени 1-4 КЛЮЧ ИЗ ГЛУБИНЫ ВРЕМЕН
ПАТРУЛЬ НЕ СДАЕТСЯ!
ПОКОРЕННЫЙ КОРАБЛЬ
ТОРГОВЦЫ ВО ВРЕМЕНИ Андрэ НОРТОН КЛЮЧ ИЗ ГЛУБИНЫ ВРЕМЕН 1. МИР ЛОТОСА Жемчужная арка неба отливала розовым; на горизонте, там, где
встречались море и воздух, цвет постепенно углублялся, становясь радужным.
По морю ползли ленивые океанские волны того же цвета, местами их
прочерчивали алые вены - спирали водорослей. Розовый мир, купающийся в
мягком солнечном свете, знающий только мягкие ветры, спокойствие и -
праздность.

Андрэ НОРТОН ЗДЕСЬ ОБИТАЮТ ЧУДОВИЩА 1 Пылающий красный шар солнца поднимался над верхушками низких
деревьев: день обещал быть жарким. Ник надеялся, что успеет добраться до леса прежде, чем начнет
припекать по-настоящему. Конечно, он собирался выехать пораньше, но всегда
же найдется какая-нибудь причина...

БРОДЯГА Мэл ОДОМ
OCR Библиотека Луки Бомануара Вычитка - Walery Литературный ПОРТАЛ http://www.LitPortal.Ru Анонс Ох, не везло в жизни Эджвику Фонарщику! Как он ни старался, а Великий магистр никогда не был доволен, и в результате после стольких лет службы в Хранилище Всех Известных Знаний Вик оставался лишь библиотекарем третьего уровня. А всему виной его богатое воображение и любовь к книгам о невероятных приключениях...
Кто мог предположить, что вскоре маленькому двеллеру предстоит столкнуться - но уже не в мечтах, а наяву - и с гномами-пиратами, и с жестокими порчекостниками, и с чудовищными драконами, и с хитрыми гоблинами, а попутно спасти еще и эльфийскую королеву...

Генри Лайон ОЛДИ ДОРОГА Не мы идем по Пути, но Путь проходит через нас. Благими намерениями вымощена дорога в ад. Эх, дороги... КНИГА ПЕРВАЯ. ПРАВО НА СМЕРТЬ Ведь некоторые не знают, что нам суждено здесь погибнуть. У тех же, кто знает это, сразу прекращаются ссоры. Дхаммапада Жди меня. Я не вернусь.

1 Д Ж O P Д Ж O P B Э Л Л Й CCCC K K OOO TTTTT CCCC K K И И Й Й C K K O O T C K K И И Й Й C K K O O T C K K И ИИ Й ЙЙ C KK O O T C KK И И И Й Й Й C K K O O T C K K ИИ И ЙЙ Й C K K O O T C K K И И Й Й CCCC K K OOO T CCCC K K И И Й Й X X У У TTTTT OOO PPPP X X У У T O O P P X X У У T O O P P X УУУУУ T O O PPPP

Владимир ОРЛОВ АЛЬТИСТ ДАНИЛОВ 1 Данилов считался другом семьи Муравлевых. Он и был им. Он и теперь
остается другом семьи. В Москве каждая культурная семья нынче старается
иметь своего друга. О том, что он демон, кроме меня, никто не знает. Я и
сам узнал об этом не слишком давно, хотя, пожалуй, и раньше обращал
внимание на некоторые странности Данилова. Но это так, между прочим.

Михаил Андреевич Осоргин. Свидетель истории Роман Источник: Михаил Осоргин, "Времена", Романы и автобиографическое
повествование. Ассоциация "Российская книга", Екатеринбург, Средне-Уральское
книжное издательство, 1992. OCR и вычитка: Александр Белоусенко (belousenko@yahoo.com) Возможно, что я делаю ошибку, укладывая вымысел в рамки исторических
фактов. Во всяком случае, я должен сказать, что в этом романе только одно
действующее лицо может считаться портретом; все остальные лица, как и
события, писаны смешанными красками и лишь случайно, в отдельных чертах,
могут напоминать действительных героев и действительные события, связанные с
первой русской революцией.

Виктор ПЕЛЕВИН ОМОН РА Героям Советского Космоса 1 Омон - имя не особо частое и, может, не самое лучшее, какое бывает.
Меня так назвал отец, который всю свою жизнь проработал в милиции и хотел,
чтобы я тоже стал милиционером. - Пойми, Омка, - часто говорил он мне, выпив, - пойдешь в милицию -
так с таким именем, да еще если в партию вступишь...

Іњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ—
‹ ‹
‹ Данное художественное произведение распространяется в ‹
‹ электронной форме с ведома и согласия владельца авторских ‹
‹ прав на некоммерческой основе при условии сохранения ‹
‹ целостности и неизменности текста, включая сохранение ‹
‹ настоящего уведомления. Любое коммерческое использование ‹
‹ настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца ‹
‹ авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ. ‹
‹ ‹

Флетчер ПРЭТТ КОЛОДЕЦ ЕДИНОРОГА ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru ПРЕЖДЕ, ЧЕМ НАЧНЕТСЯ ЭТА ИСТОРИЯ... Читатель! Эта книга принадлежит Вам. Вы в ней полный хозяин. Произносите
все имена и названия, как Вам заблагорассудится. Если же Вы встретите
другого читателя и затеете разговор - что ж, придете к какому-нибудь
соглашению, а правила - правил навязывать Вам я не собираюсь.

Терии Прэтчетт. Люди Ковра -------------------------------------------
ЛОНДОН, КОРГИ БУКС, 1992 "В начале не было ничего, кроме бесконечной плоскости. Потом
появился Ковер..."
Эта старая история, которую все любят и знают (даже если и не
совсем верят в нее). Но теперь ковер стал домом для многих и разных
племен и народов, и теперь на нем создается новая история. Это история
Фрэя, сметающего жизнь с ковра и сеющего гибель. Это история
жаждущих власти моулов и двух братьев-манрангов, пустившихся на
поиски приключений, чтобы покончить со всеми приключениями, после
того, как их родная деревня была сметена с лица земли.
Эта история должна закончиться ужасно, если кто-нибудь не
сделает чего-нибудь решительного. Если все не примут решительных
мер...
Это забавная, полная юмора книга жанра фэнтези, написанная
семнадцатилетним Терри Прэтчеттом в соавторстве с мастером своего
дела, сорокатрехлетним писателем Терри Прэтчеттом.
"Только писатель, одаренный богатой фантазией, мог суметь
населить пределы ковра с его бахромой таким количеством носителей
добра и зла".
"Дейли Мэйл"
-------------------------------

___________________________________________________________________ Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с
ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при
условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение
настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста
без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.
___________________________________________________________________

Лестер Дель Рей. День гигантов. ТРЕБУЕТСЯ ПРАВКА И ВЫЧИТКА! Век мечей и секир, треснут щиты,
Век бурь и волков до гибели мира... Из скандинавского эпоса "Старшая Эдда". ГЛАВА I Короткое лето промелькнуло, как не бывало, и первый иней засеребрился уже в
начале августа. В сентябре зима свирепствовала на когда-то благодатных
равнинах Соединенных Штатов. Урожай погиб, так и не созрев, "жатва" шла
только в лесах - заготавливали дрова на зиму. Плиты и печи в домах топились
без перерыва. Это было единственное спасение от холода.

Джон Маддокс РОБЕРТС УБИЙСТВО В ТАРСИСЕ ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru Глава 1 Тонкое снежное покрывало легло на город. Над побелевшими улицами в свете
полной луны сверкали серебром шпили замков, остроконечные крыши домов и
зубцы стен. Из многих окон лился ровный свет масляных ламп или более живой,
желтоватый, - свечной. Над большинством домов к небу тянулись тонкие струйки
дыма от каминов и очагов.

Александр Романовский. ИHКУHАБУЛА. ПРОЛОГ. От пожарища поднимались тонкие струйки дыма. Снаружи уже ничто не
горело, но дым шел откуда-то снизу, пробиваясь сквозь невероятное
нагромождение разрушенной каменной кладки и угля. Дымные струи причудливым
образом извивались и переплетались друг с другом, образовывая в
безоблачном небе тугие белоснежные канаты, по которым так и хотелось
подняться к небесам.

Кристофер СТАШЕФ ВОЛШЕБНИК-БРОДЯГА 1-6 ВОЛШЕБНИК НЕ В СВОЕМ УМЕ ВОЛШЕБНИК В БЕДЛАМЕ ВОЛШЕБНИК НА ВОЙНЕ ВОЛШЕБНИК В МИРЕ ВОЛШЕБНИК В МИДГАРДЕ ВОЛШЕБНИК И УЗУРПАТОР Кристофер СТАШЕФ ВОЛШЕБНИК-БРОДЯГА I Анонс Сын легендарного "чародея поневоле" Магнус - это, что называется,
оригинальное слово в искусстве Высокой магии!

Э.Ч.Табб Рассказы Эвейна ВАЗА ЭПОХИ МИН Э.Ч.Табб Эвейна Компьютер снабдили голосом психологи из числа тех, что
вечно витают в облаках и, пытаясь оставаться рациональными,
постепенно превращаются в садистов. Было у него и кое-что
другое - несколько откровенных фотографий, несколько книг и
некий предмет в коробке, который можно было надуть и
использовать для снятия личного напряжения. Он воспользовался
им однажды, а затем, переполненный отвращения, уничтожил
вместе с книгами и фотографиями. Но с голосом он ничего не мог
поделать.

Уильям ТЕНН ОГНЕННАЯ ВОДА Старший по возрасту из троих посетителей, он же самый грязный и
заросший, почесался спиной о пластик кресла и произнес, как бы приглашая к
дальнейшему разговору: - Намеки едва бледно-лиловые. Его двое спутников - тощий парень со слезящимися глазами и женщина,
чью миловидность портили невероятно гнилые зубы - захихикали и приняли
более непринужденные позы.

Урсула Ле Гуин.
Левая рука Тьмы Источник: Миры Урсулы Ле Гуин Издательство "Полярис" 1997 перевод с английского И. Тогоевой, 1992 OCR: Tanya Kondakova Посвящается Чарльзу, sine quo non.. Глава 1. ПАРАД В ЭРЕНРАНГЕ Хайнский архив. Копия отчета 1 01-01101-934-2-Гетен. Стабилю планеты
Оллюль от Дженли Аи, первого Мобиля на планете Гетен/Зима, Хайнский цикл 93,
экуменический год 1490-97. Средство связи: ансибль.

Урсула Ле Гуин Четыре пути к прощению OCR: Татьяна Кондакова "На планете О не было войн в течение последних пяти тысяч лет, а на
Гезене войн не знали вообще никогда", -- прочла она и отложила книгу, чтобы
дать отдых глазам. К тому же последнее время она приучала себя читать
медленно, вдумчиво, а не глотать текст кусками, как Тикули, всегда
моментально сжиравший все, что было в миске. "Войн не знали вообще": эти
слова вспыхнули яркой звездой в ее мозгу, но тут же погасли, растворившись в
беспросветных глубинах скептицизма. Что же это за мир такой, который никогда
не видел войн? Настоящий мир. Настоящая жизнь, когда можно спокойно
работать, учиться и растить детей, которые, в свою очередь, тоже смогут
спокойно, мирно учиться и работать. Война же, не позволяющая работать,
учиться и воспитывать детей, была отрицанием, отречением от жизни. "Но мой
народ, -- подумала Йосс, -- умеет только отрекаться. Мы рождаемся уже в
мрачной тени, отбрасываемой войной, и всю жизнь только и делаем, что
гоняемся за миражами, изгнав мир из дома и своих сердец. Все, что мы умеем,
-- это сражаться. Единственное, что способно примирить нас с жизнью, -- наш
самообман: мы не желаем признаваться себе, что война идет, и отрекаемся от
нее тоже. Отрицание отрицания, тень тени. Двойной самообман".

Михаил УСПЕНСКИЙ ЧУГУННЫЙ ВСАДНИК Каменщик, каменщик с верной лопатой... В.Брюсов Русская яга не обладает никакими другими признаками трупа. Но яга как явление международное обладает этими признаками в очень широкой степени... Если это наблюдение верно, то оно поможет нам понять одну постоянную черту яги

Маргарет УЭЙС и Трейси ХИКМЕН МЕЧ НОЧИ Перевод с английского А. Петрова. OCR BiblioNet, Spellcheck by Серж Анонс Космические битвы, чудеса природы и магические чары, эльфы и кентавры, древние заклинания, неожиданные превращения и открытия - все это в изобилии присутствует в романе, написанном ярко, увлекательно, с мягким юмором.

Герберт УЭЛЛС МОРСКАЯ ДАМА. УЗОР ИЗ ЛУННОГО СВЕТА ONLINE БИБЛИОТЕКА tp://www.bestlibrary.ru Анонс Неизвестный в России роман Герберта Уэллса - картина уходящей
викторианской Англии, полная гротеска, лиризма и невероятной фантазии.
Русалка поселяется среди людей, и в нее влюбляется многообещающий молодой
политик...

КОЛЕСО БЕСКОНЕЧНОСТИ Марта УЭЛЛС
Перевод с английского А.А. Александровой. Распознавание и вычитка - Равшан Надиров Литературный ПОРТАЛ http://www.LitPortal.Ru Анонс Каждый год в величайшем из храмов столицы Империи и славнейшего города мира заново, трудно, долго создается образ Колеса Бесконечности - залог того, что год грядущий для Империи будет добрым и счастливым. Но ныне Колесу Бесконечности грозит беда. Ныне черные тучи чьей-то могущественной и властной злой воли веют над землями Империи.

Антон Фарб. День Святого Никогда Copyright (c) Антон Фарб URL: http://afarb.nm.ru E-mail: anton@imf.zt.ua Разрешается распространение только на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста. Антон ФАРБ ДЕНЬ СВЯТОГО НИКОГДА Роман * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕНЬ ГЕРОЯ * 1 Парад в этом году был пышен до помпезности и однообразен до
унылости. И хотя унылость эта внешне никак себя не проявляла, было все же
нечто такое в участниках и зрителях торжественного шествия, что наводило на
мысли о смертельной скуке, одолевающей как тех, так и других.
Все было как всегда: первыми выступали майоретки в белой гусарской
форме и коротеньких юбчонках, смело взлетающих ввысь при каждом шаге
стройных девичьих ножек; потом, сверкая начищенной медью и оглушая зрителей
бравурным маршем, шел духовой оркестр жандармерии в расшитых золотым
галуном темно-синих мундирах; следом, чеканя шаг, стройными рядами
маршировали гвардейцы в кирасах и с протазанами наперевес; а за ними на
белоснежных арабских скакунах гарцевали легкие уланы - краса и гордость
вооруженных сил Метрополии, не знавшей войн на протяжении двух столетий.
Пожалуй, единственный всплеск искреннего энтузиазма у зрителей (а
вернее - у определенной части зрителей; если быть точным, то у мальчишек,
гроздями повисших на фонарных столбах) вызвали именно стройные ножки
майореток - мальчишки встретили их одобрительным свистом и долго провожали
восхищенными взглядами. Все остальные участники праздничной процессии
удостоились вялых аплодисментов, традиционного обсыпания конфетти и
малоразборчивых, но явно одобрительных выкриков от тех, кто, несмотря на
раннее утро, уже успел осушить не одну кружку в честь наступления Дня
Героя. Те же, кто был пока трезв, но собирался в скором времени это
исправить, взирали на парад с откровенной скукой, зевая и переговариваясь
между собой, отчего над толпой стоял непрекращающийся гул.
- Ишь, как топают! Экая силища, право слово! Орлы наши гвардейцы,
одно слово - орлы!
И - тихо, вполголоса:
- Дармоеды. На кой ляд они нам сдались? Небось только и умеют, что
на парадах маршировать. Тоже мне...
- Не скажите, сударь, не скажите. Армия есть армия, без армии
Городу никак нельзя...
- Ой, девочки, а как же они ходят в таких тесных рейтузах?
- Милочка, это уланы, они не ходят, они ездят верхом.
- Всегда?
- Всегда! - и взрыв звонкого смеха.
- Пап! Ну, пап!
- Обожди. (Умоляюще) Гретхен, душка, может, ты все-таки погуляешь с
детьми в парке? Меня друзья ждут.
- Молчал бы. Отец называется! Хоть в праздник можешь побыть с
сыновьями? Друзья! Ха! Нету у тебя никаких друзей, одни собутыльники...
- Мама, а когда будет сюрприз?
- Потерпи, маленькая, раз сам бургомистр обещал - то сюрприз будет
обязательно.
И сюрприз, обещанный самим бургомистром, состоялся. После того, как
казавшаяся нескончаемой череда знаменосцев, над которой колыхались на ветру
штандарты всех феодов Ойкумены, все-таки скрылась за поворотом, в параде
случилась заминка. Улица вдруг опустела, музыка постепенно стихла, толпа
растерянно примолкла... и - ахнула!
Из-за угла, тяжело ступая по мостовой и выгибая могучие шеи,
появилась шестерка мохноногих першеронов, запряженных в... Скажем так: это
было что-то вроде сколоченной из досок платформы на четырех огромных
колесах, от которых сильно пахло дегтем. На самой платформе были насыпаны
земля и камни, образующие подобие скифского кургана.
А на кургане лежал дракон.
Он был совсем как настоящий. Он даже поднимал голову и пырхал
пламенем. Чешуя его сияла на солнце, когти впивались в землю, клыки в
распахнутой пасти злобно скалились, хвост по-скорпионьи раскачивался и
готовился ужалить, а перепончатые крылья (движимые, как и хвост, почти
невидимыми тонкими шестами) пытались расправиться, будто сооруженный из
фанеры макет звероящера собирался отряхнуть прах земной со своих лап и
взмыть в пронзительно-синее небо, а уже оттуда спикировать на толпу и
испепелить ее своим губительным дыханием.
Но у подножия рукотворного холма стоял широкоплечий мужчина
необычайно высокого роста, одетый в черные кожаные штаны и черную кожаную
куртку. За спиной у него развевался атласный плащ оттенка венозной крови, а
длинные черные волосы были схвачены на лбу серебристым обручем. На
многочисленных ремешках куртки и штанов висело невероятное количество
блестящих смертоубийственных предметов явно метательного назначения. В
руках богатырь сжимал длинный, в человеческий рост меч с двуручной
рукоятью, и этим крайне неудобным оружием он что было силы колотил по шее
дракона, да так, что отлетала чешуя и струпья краски. Судя по звуку, меч
был сделан из той же фанеры, что и дракон.
- Слава героям!!!
- Слава!.. Слава!..
- Ура!!!
Да, сюрприз удался; бургомистр мог гордиться по праву! Передвижная
инсценировка схватки с драконом подчистую разогнала атмосферу тоскливой
обыденности, прежде царившую в толпе. Толпа же, воздав хвалу героям,
принялась подбадривать затянутого в кожу колотильщика.
- Давай-давай! Бей его!
- Заруби гадину!!
- Отсеки ему хвост!! - Достопочтенные бюргеры и даже их пухлые
женушки вошли в раж не хуже уличных мальчишек. Каждый выкрик сопровождался
вспышкой жизнерадостного смеха, временами переходящего в идиотический
хохот. С увешанного оружием драконоборца градом лил пот.
- Руби его!
- Убей его!!
- Убей!!!
- Га-га-га!!!
Фанерный меч без устали рубил фанерного дракона, но тот,
разумеется, и не думал умирать. Разве что пламя стал изрыгать много реже -
ассистенты, раздувающие кузнечные меха, решили поберечь горючее. Ведь
процессии еще предстояло пройти полгорода...
- Деда! А добрые драконы бывают?
Человек, к которому был адресован этот вопрос, не отличался высоким
ростом или изрядной шириной плеч. Правильнее было бы сказать, что человек
этот - среднего роста и среднего же телосложения. Его трудно было назвать
старым, но легко - пожилым. При нем не было никакого оружия. Не было также
и плаща: утреннее солнце пригревало совсем еще по-летнему. Его каштановые
волосы, не тронутые сединой, были коротко острижены. Черты его лица,
изрезанного глубокими морщинами, не выражали ничего, кроме задумчивого
равнодушия к происходящему. Глубоко посаженные глаза того же оттенка, что и
сентябрьское небо над головами, смотрели на парад с безразличием и легкой
тенью усталости. На появление дракона он отреагировал едва заметной
улыбкой, и это стало единственным проявлением его чувств на протяжении
всего праздничного действа.
Одним словом, этот человек не имел ничего общего с затянутым в кожу
богатырем на платформе, лупцующим деревянного дракона деревянным мечом. Тем
не менее, именно этот человек и был настоящим героем. Его звали Феликс.
А девочка, которую он держал за руку и которая и обратилась к нему
с вопросом о добрых драконах, была его внучкой - очаровательным ребенком
восьми лет от роду с длинными кудрявыми волосами цвета меда, унаследовавшим
от деда синие глаза, в которых детский восторг смешивался с искренним
любопытством. Ее имя было Агнесс, но называли ее, как правило, Агнешкой.
Она нетерпеливо переступила с ноги на ногу и снова обратилась к своему
дедушке:
- Деда!
Как раз в этот момент перед Феликсом и Агнешкой проходила
(кувыркалась, прыгала, вертела сальто, пела, танцевала, била в бубны и
раскручивала трещотки) ватага уличных акробатов и клоунов, и шум, ими
производимый, заставил Феликса нагнуться и переспросить, приложив ладонь к
уху:
- Что-что?
- Я спросила, а добрые драконы бывают? - повторила Агнешка.
На лице Феликса отразилась крайняя степень изумления.
- Добрые драконы?.. - Он нахмурился. - Даже не знаю, как тебе
ответить. Я о таком не слыхал. Впрочем, если тебя интересуют драконы, то
лучше спроси об этом дядю Бальтазара. Он в них лучше разбирается.
Феликс присел на корточки и посмотрел на Агнешку снизу вверх.
- Тебе не кажется, что здесь становится слишком шумно? -
поморщившись, спросил он.
- Кажется, - ответила Агнешка, важно кивнув головой.
- Тогда давай уйдем?
- А как же мы выберемся из толпы? - спросила девочка, беспомощно
взглянув на плотную массу людей за спиной.
- Об этом не беспокойся. Полезай на плечи!
Усадив внучку на закорки, Феликс встал, посмотрел поверх голов,
прикинул, куда лучше всего пробиваться, и с размаху ввинтился в толпу.
Отдавливая ноги, активно распихивая встречных локтями и на ходу выкручивая
пальцы не в меру наглому карманнику, отвечая вежливой улыбкой на вопли
возмущенные и коротким тычком под ребра - на вопли откровенно хамские, он
за каких-то полторы минуты вырвался из галдящего человеческого месива и
спустил Агнешку на землю.
- Уф, - сказал он, проводя ладонью по волосам. - Кажется,
вырвались... Давай руку.
По мере того как они, неспешно шагая по узенькому тротуару,
удалялись от эпицентра народного ликования, гудение взбудораженной толпы
постепенно стихало. Улочки Старого Квартала, по случаю праздника чистые и
аккуратные, были практически безлюдны в этот час, и навстречу Феликсу и
Агнешке попадались лишь конные констебли в высоких шлемах с белыми
султанами и уже порядком поддавшие дворники с медными бляхами на фартуках.
Трактирщики и владельцы маленьких кафе еще только снимали стулья со столов
и в последний раз протирали стойки баров. Солнечные лучи ярко сверкали в
стеклах домов и витринах магазинов, преломляясь в призмах газовых фонарей.
В воздухе пахло сдобными булочками и кофе.
- Может быть, перекусим? - спросил Феликс.
- М-м-м... Я не против, - поразмыслив, ответила Агнешка.
- Решено, - кивнул Феликс, и они пошли под гору, направляясь к
"Белоснежке" - уютному кафе под открытым небом, расположенному на самой
вершине Драконьего холма. Улица, носившая название Георгиевский спуск,
здесь круто забирала вверх, и тротуар был сложен ступеньками из базальтовых
плит.
- Позволь спросить, а откуда тебе в голову пришла абсурдная идея о
добрых драконах? - осведомился Феликс, когда они миновали мокрую, всего
пару часов назад отмытую от голубиного помета, статую Святого Георгия.
- Я в книжке прочитала. Там был странствующий герой, и он
подружился с драконом, - принялась рассказывать Агнешка. - И они вместе
путешествовали. Например, приходили в какой-нибудь город или там деревню, и
дракон начинал воровать овец. А потом приходил герой, брал деньги и спасал
людей от чудовища. Никто ни о чем не догадывался, потому что герой летал на
драконе только ночью...
- Летал на драконе?
- Ну да, это же был добрый дракон, и он увозил героя в другой
город...
- И чем все кончилось? - полюбопытствовал Феликс.
Агнешка вздохнула.
- Дракона убили. Крестьяне оказались жадными, и не стали звать
героя, а взяли топоры и пошли на дракона всей толпой. А умирая, дракон
сказал: "До тех пор, пока люди так злы, они всегда будут убивать все
прекрасное". Он и вправду был очень красивый, - добавила Агнешка. - Там и
картинки есть!
- Кгхм, - прочистил горло Феликс. - Какая, однако, интересная
книжка... Лживая, конечно, но интересная. А кто ее тебе подарил?
- Мама. А почему лживая?
- Потому что герои денег не берут, крестьяне драконов не убивают, а
драконы людей на себе не возят. Остальное - тоже вранье: драконы овцами
брезгуют, они предпочитают жрать людей. А странствующих героев давно уже
нет.
- Деда! - засмеялась Агнешка. - Но это же сказка! А в сказках все
не так, как в жизни.
- Вот я и говорю - интересные сказки стали сочинять... Надо будет
рассказать о ней Бальтазару.
- А дядя Бальтазар - драконоборец?
- Не совсем, - туманно ответил Феликс.
- Как это - не совсем?
- Видишь ли, дракон - это тварь до такой степени быстрая, сильная и
коварная, что бороться с ним попросту невозможно. Убежать тоже нельзя:
догонит и съест. Остается только убить эту гадину до того, как она убьет
тебя. Поэтому дядя Бальтазар не драконоборец, а драконоубийца. Тут есть
весьма существенная разница...
- Я теперь понимаю, почему мама не любит отпускать нас вдвоем, -
сказала Агнешка. - Я ведь еще маленькая, а ты рассказываешь мне такие
ужасы, что и у взрослой женщины будут кошмары по ночам.
Феликс улыбнулся.
- Я больше не буду, - сказал он, пропуская Агнешку вперед и
отодвигая для нее стул. Официант соткался буквально из воздуха. - Черный
кофе с круассаном для меня и...
- Ванильное!
- ...и ванильное мороженое для юной леди. - Официант коротко
поклонился. - Да, еще утреннюю газету! - добавил Феликс.
Их столик стоял у самого ограждения смотровой площадки, и отсюда
открывался изумительный вид на Город. Внизу пылал багрянцем и золотом
Сивардов Яр, дальше простиралась широкая, вся в мелких морщинках от ветра
серая лента реки, перетянутая Троллиным мостом, быки которого густо обросли
изумрудным мхом, а за рекой громоздились друг на друга красные и рыжие
черепичные крыши маленьких белых домиков, и видно было, как кипит море
голов на Рыночной площади, где раскинула свои шатры ежегодная ярмарка, а на
площади Героев, у подножия стремительно рвущегося к небу шпиля ратуши, куда
и направлялась праздничная процессия и где, по идее, должен был встретить
свою смерть фанерный дракон, толпа еще только собиралась, ежеминутно
увеличиваясь в размерах, словно некий живой организм. Чуть дальше, за
величественным зданием Школы, был городской парк; там сжигали опавшие
листья, и змейки белого дыма стелились по земле. Идиллическую картину
праздничного Города портили лишь фабричные трубы, уродливо торчащие на
горизонте.
Залюбовавшись Городом, Феликс не заметил, как принесли его заказ.
Он пригубил обжигающе-горячий кофе и развернул газету.
- Ну-с, - сказал он. - Что же мы имеем?
- Да, - сказала Агнешка, - что мы имеем?
- "Цирк-шапито. Всего одни гастроли. Дрессированные слоны и тигры,
акробаты, клоуны и престидижитаторы", - прочел Феликс.
- Кто-кто?
- Фокусники. Такие дядечки, которые выдают себя за магов, - пояснил
он.
- Дальше, - сказала Агнешка, возвращаясь к ванильному мороженому в
стеклянной вазочке.
Феликс откусил круассан, прожевал, отпил кофе и продолжил:
- "Луна-парк. Чудеса современной механики. Аттракционы и карусели".
- Дальше...
- "Ежегодная ярмарка приглашает на распродажу..." Нет, это совсем
не интересно. В оперном театре - премьера "Беовульфа", но это вечером, а на
вечер у меня другие планы... О! "Театр-бурлеск представляет новое ревю.
Сорок обнаженных женщин..."
- Деда!
- Шучу... Так, парад мы уже видели, долгожданный сюрприз от
господина бургомистра - тоже, остается... Остается... - Феликс пошуршал
газетой. - Остается только фестиваль бродячих актеров. "Сотни балаганов со
всех концов Ойкумены. Мы ждем вас в городском парке". Будут исполняться
баллады, любовная поэзия и комические представления.
Агнешка доела мороженое, облизнула ложечку и решила:
- Лучше сходим в зоопарк.
- Опять? Мы же были там в прошлом месяце!
- Да, но грифона так и не посмотрели. Он тогда болел, и клетка
стояла пустая. Помнишь?
- Помню. Что ж, зоопарк так зоопарк... - Допив кофе, Феликс
развернул газету и тут же наткнулся на заметку следующего содержания:
"Дирекция муниципального зоопарка с прискорбием извещает о кончине грифона
Блоанора. Он был последним из волшебных животных..."
- Зоопарк отменяется. Грифон издох, - сказал Феликс, протягивая
газету внучке. Агнешка заметно расстроилась.
- Обидно, - протянула она, и глаза ее подозрительно блеснули.
- Да ладно тебе, - поспешил успокоить ее дедушка. - Другого
изловят. Его ведь зоопарку наша Школа подарила. Кстати говоря, на картинках
эта тварь куда симпатичнее, чем в жизни...
- А вдруг это был последний грифон? Вот единорогов так больше ни
одного и не поймали!
- Ну-у, единороги... Единороги - это другое дело. Они же почти
целиком магические, обитают в высших сферах или где-то там еще, не едят, не
спят, не гадят... Такого только на девственницу и выманишь, а где ж ее
взять? А грифон что? Грифон есть грифон, его по запаху выследить можно...
Ох, и вонюч! Поверь мне, Агнешка, ты ничего не потеряла.
- А куда же мы теперь пойдем? - спросила девочка. - Может, навестим
дядю Бальтазара?
- Гм. - Феликс вытащил из кармана часы-луковицу (подарок от главы
Цеха механиков, сыну которого он давал уроки фехтования этим летом) и
щелкнул крышкой. Репетир сыграл первые такты ноктюрна Шопена. - Сейчас
четверть одиннадцатого, а вчера должны были приехать Патрик и Себастьян.
Насколько я знаю Бальтазара, он не мог не отметить столь радостное событие,
и сейчас должен вовсю страдать от похмелья. Не думаю, что он будет рад нас
видеть...
- И Себастьян?! - заворожено прошептала Агнешка.
- Ты права. Кто ходит в гости по утрам...
- Тот поступает мудро! - Агнешка хлопнула в ладоши и запрыгала на
одной ножке.

Филип ФАРМЕР ВРАТА ВРЕМЕНИ 1 Через год после войны мой издатель отправил меня в Стэвэнджер, в
Норвегию, проинтервьюировать Роджера Ту Хокса. Кроме того, я был
уполномочен заключить с ним договор. Условия договора были выгодными, если
учесть общую ситуацию с книгоизданием, сложившуюся в послевоенный период.
Я сам попросил об этом поручении, потому что много слышал о Роджере Ту
Хоксе и хотел с ним познакомиться. Большинство историй об этом человеке
были невероятными, даже противоречивыми, но по имеющейся у меня
информации, все рассказы были правдивыми.

Филип ФАРМЕР ЛЕТАЮЩИЕ КИТЫ ИСМАЭЛЯ Выжил только один человек. Огромный белый кит стремительно погружался в воду вместе с крохотным
китобойным судном, охотившимся за китом, но ставшим его пленником. Китобой
начал свое последнее путешествие. Последний раз мелькнули верхушки мачт, и
вот уже океан сомкнулся над могилой человека, как происходило это уже не
раз на протяжении многих лет. И только один человек, упавший с корабля за
борт, был еще жив, но и он понимал, что скоро присоединится к своим
утонувшим товарищам.

Филипп ФАРМЕР ПЛОТЬ ПРОЛОГ Оживленные толпы стекались к Белому Дому. Отовсюду неслись смех, рев
мужчин, пронзительные выкрики женщин. Недоставало лишь звонких ребячьих
голосов: дети остались дома под присмотром старших, но еще не достигших
зрелости, братьев и сестер. Им не подобало видеть то, что произойдет
вечером. Да и не понять детям смысла этой церемонии, одной из самых
священных среди устраиваемых в честь Великой Седой Матери.

Филипп ФАРМЕР ЧУЖОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ Доктор Галерс потягивал кофе, лениво глядя на зависший над лунными
кратерами диск Земли, когда раздался телефонный звонок. Нажав кнопку, он
услышал знакомый голос: - Марк, привет, это Гарри. Я на борту "Короля Эльфов", есть одно
дело. Будет лучше, если подъедешь с ассистентом. Примерно через пять минут
в твоем распоряжении будет вездеход. На звездолет с тобой отправится
лейтенант Рэсполд.

Клод ФАРРЕР ВО ВЛАСТИ ОПИУМА ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru ПЕРВАЯ ЭПОХА ЛЕГЕНДЫ МУДРОСТЬ ИМПЕРАТОРА В то время желтый император Хоанг Ти вел свой народ через пустыню. Под его началом было великое множество людей. День за днем, день за днем
мрачно шагали они за императором, а ночью ложились на голую землю. Не было у
них ни верблюдов, ни лошадей и почти не было и одежды; кожа их отливала
матовой белизной, она еще не была позлащена солнечными лучами равнин
срединной земли.

Игорь ФЕДОРОВ
Рассказы БАБОЧКИ
БУНТОВЩИК
ДЕРЕВО ДЛЯ ЗВЕЗД
КАРТОГРАФ
КТО ТАКИЕ САЙКИ?
ЛЕТНИЙ ДОЖДЬ
МОРОЖЕНОЕ
МРАХИ
НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА
ОТКУДА ЧТО БЕРЕТСЯ
ПРО ГОРЧИЧНИК
ПРО СЫРОЕЖКУ
СТАРИК
СУДЬЯ Игорь ФЕДОРОВ НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА Я интересуюсь будущим, потому что собираюсь провести в нем всю оставшуюся жизнь.

Е.Хаецкая ЧЕЛОВЕК ПО ИМЕНИ БЕДА Пиф пила кофе у себя на кухне - босая, в одной футболке на
голое тело. Ходики оглушительно тикали и время от времени
испускали утробное ворчание. Сквозь пыльные, два года не мытые
окна, сочился солнечный свет. Стояло лето, такое жаркое в городе, что каждый вдох грозил
удушить. Поэтому Пиф вздыхала осторожно, в несколько приемов.

Елена ХАЕЦКАЯ ЧУДОВИЩЕ ЮЖНЫХ ОКРАИН 1. ДОЖДЬ Я сказал ему: - Исангард! (Это его так зовут). Люди - существа грубые и
толстокожие, им такая погода, может, и нипочем. Но я выносить ее не в
состоянии. Он отмолчался. Я зарылся в свой плащ и надвинул капюшон на глаза.
Если от дождя никак нельзя укрыться, то, по крайней мере, можно на него не
смотреть.

Филип Хай. Запрещенная реальность роман. OCR: Сергей Степанов ГЛАВА 1 Старик был гостеприимным, но немного странным. Он предложил им блюдо из
неприправленных кубиков концентрата и кофе без сахара. -- Говорите, вы летчики? -- Да, -- вежливо, но сдержанно ответил Джиллиад. -- Мы упали в лесу. Старик медленно покачал головой.

Пол ХЬЮСОН СУВЕНИР ПРОЛОГ. ЮЖНАЯ ИРЛАНДИЯ Мужчина стоял и смотрел на разложенный им костер, думая о
приближающейся ночи. Медленно катившийся со лба пот жег глаза, но мужчина
не обращал на это никакого внимания. Его мысли занимало лишь наступление
темноты. Работа была наполовину сделана. Неподвижные, коченеющие тела он снес
в одно место, а внушающие суеверный ужас туши одну за другой стащил на
задний двор, свалил высокой грудой, облил смолой и поджег. Куры, козы,
свиньи, две коровы, купленные прошлым летом на рынке в Типперери. Мужчина
слушал жадный рев пламени, пожиравшего его надежды, мечты, его будущее.
Теперь у него остались только дом да собственная жизнь. Их он еще
сохранил, еще удерживал на тонкой нити. Он переступил с ноги на ногу,
опустил голову и уставился на запятнанные засохшей кровью штаны, на
подвешенный к поясу небольшой кожаный кошель с медными и серебряными
испанскими и французскими монетами. Полдела было сделано. Легкие полдела.
Мужчина тревожно взглянул на сгустившиеся под окаймлявшими его владения
зарослями орешника тени. Он знал, что здесь, на открытом месте, ему ничто
не угрожает, и все равно испытывал страх.

Илья Цибиков Бегущие по ветрам (c) Цибиков И.В. 1999 Отзывы и предложения: magicwind@mtu-net.ru Посвящение и благодарность: Мечте, всем мечтавшим когда-либо, мечтающим сейчас и собирающимся
помечтать вместе с мной в недалеком будущем. Рис1: Карта Призрачной Земли ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЧЕЛОВЕК ИЗ-ЗА ДВЕРИ

Джек ЧАЛКЕР ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН 1-3 ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН ВСАДНИКИ БУРЬ ВОЙНА ВИХРЯ Джек ЧАЛКЕР ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru Анонс Из снов, из ночных кошмаров, преследующих юную девушку, приходят создания
- слишком невероятные, чтобы оказаться реальностью, но - реальные! Девушка
уходит по дороге снов - все дальше, туда, где обитатели параллельного мира
выходят на последнюю битву против Великого Зла. Либо победить, либо
погибнуть, выбор невелик. Но риск - огромен, ибо, вызывая из нашего мира
единственно возможную спасительницу, силы Добра невольно разрушают ткань
реальности. Над страной сновидений бушуют магические и опасные Ветры
Перемен.

К. Дж. Черри. Район змеи.
перевод с англ. - ?
C.J. Cherryh. Serpent's Reach. Кэролайн ЧЕРРИ РАЙОН ЗМЕИ РАЙОН ГИДРЫ: ЗАКРЫТ НА КАРАНТИН. Приближаться только вдоль установленных коридоров. Смотри: ИСТРА. Навигационный Справочник РАЙОН ГИДРЫ: ДАННЫЕ ЗАСЕКРЕЧЕНЫ. 3а информацией обращаться к КсеноБюро.

К. Дж. ЧЕРРИ
Рассказы Последняя башня
КРЫЛЬЯ К. Дж. ЧЕРРИ Последняя башня Старик медленно поднимался по ступенькам, иногда останавливаясь,
чтобы унять биение сердца и поправить стоящий на подносе чайник, пока
соня не выскочила из его рукава или бороды и не отшипнула кусочек кекса
для чая, который он принес сверху из кухни. Это была старая башня на краю
сказочной страны, на краю Империи Человека. Она была между ними.
Непонятно, кто построил ее - человек или эльф. Это было задолго до
рождения старика, по крайней мере, задолго до Империи на востоке. И
говорили, что при ее создании применялась магия... Теперь здесь был только
старик с соней и спящим ежом, да две или три птички, клевавшие зерно на
подоконнике у окна.

Александр Щеголев. Любовь зверя © Copyright Александр Щеголев Email: al_axe@lens.spb.ru Date: 15 Jan 2002 (осколки красивого романа) 7(x). ПОДВАЛ {СНОСКА}: * -- некоторая странность в нумерации глав получит объяснение
в финале повести, -- (от авт.) ДЕЙСТВИЕ: Он остановился, потому что распахнувшаяся на мгновение дверь преградила
ему путь. Возникли два существа - поплыли, поплыли по коридору, удаляясь.
Голые спины, слепленные из бугров мышц, торсы, раскачиваемые мощными
ягодицами.

Эйв Дэвидсон. Феникс и зеркало ----------------------------------------------------------------------- Avram Davidson. The Phoenix and the Mirror (1969) ("Vergil Magus" #1). Пер. - А.Левкин. Авт.сб. "Феникс и зеркало". СпБ., "Северо-Запад", 1993. OCR & spellcheck by HarryFan, 3 October 2001 -----------------------------------------------------------------------

Пирс Энтони, Роберт Магрофф СЕРЕБРО ЗМЕЯ
ЗОЛОТО ДРАКОНА
МЕДЬ ХИМЕРЫ Пирс Энтони, Роберт Магрофф СЕРЕБРО ЗМЕЯ Фантастический роман Пролог Хелн Найт Хэклберри лежала, откинувшись на подушках. Ее карие
глаза были закрыты, грудь легко вздымалась при дыхании. Черные
блестящие волосы окаймляли приятный овал ее лица. Она была столь же
красива, думал Келвин, как и тогда, в день их свадьбы, семь месяцев
назад.
Он лежал рядом с ней, нежно сжимая ее натруженную, но все же
очень женственную руку. Они лежали сейчас в новой постели в своем
новом доме, но не были в нем одни, и это было не особенно приятным
обстоятельством.
Он посмотрел на Джон, свою сестру, которая сейчас была
молчалива, что было совсем не похоже на нее. Затем перевел взгляд на
Лестера, обычно всегда улыбающегося и веселого мужа Джон, но тот
сейчас тоже был вполне серьезен. Он снова пожалел, что позволил им
уговорить себя пойти на это.
Она должна это сделать! Это твои брат и отец! - настаивала
Джон.- Они пропадают где-то уже в течение четырех месяцев! И когда
же это Келвину Найту Хэклберри удавалось переспорить в чем-нибудь
свою отважную маленькую сестренку? Конечно же она права, но в
данный момент от понимания этого ему было ничуть не лучше.
Рука Хелн становилась все холоднее, так, словно бы она умирала.
Да, это конечно же было похоже на смерть, это путешествие по
астральным мирам - на смерть от отравления. И действительно,
драконовы ягоды убивали людей с заостренными ушами, только люди с
округлыми ушами, как у Хелн, могли выжить после них, пройдя через
частичную смерть в результате временного отделения души от тела.
Никогда нельзя было быть уверенным в полной безопасности, и он
ненавидел тот риск, на который приходилось идти. Если она умрет,
подумал он, то и он тоже умрет и уйдет вслед за ней, если это будет
единственный путь для того, чтобы им навсегда соединиться. Его рука,
удерживавшая ее руку, напряглась, но она не шевельнулась. Ему повезло,
что он может услышать ее мысли и разделить с ней ее переживания, пока
она находится в этом состоянии. Он мог даже держать связь с ней, пока
ее дух странствовал, освобожденный магией, которая некогда была
тайным искусством золотых драконов. Итак, он знал, что на самом деле
она не была мертва - не мертва до тех пор, пока он может нащупать ее
своим сознанием.
Он начал принимать ее мысли. "Я снова вернулась на берега
подземной реки",- сказал за нее Келвин. Он стал той вещью, о которой
когда-то рассказывал ему отец: радиоприемником. Он настроился на
слова и произносил их независимо от собственного желания. Таким
образом она разделяла свой опыт с теми, кто стоял рядом с ее телом.
Келвин начал ощущать то же, что и она: проносящиеся мимо
холодные стены пещеры, пересекающиеся, расходящиеся и снова
сливающиеся проходы. Тусклое свечение лишайника на стенах, каким-то
образом отличающееся от света ламп в комнате, где находились они
четверо. Он вспомнил еще об одном устройстве - приемнике слов и
картин, известном как телевидение. Может быть, он тоже становился
похожим на него. Но он не мог показать другим эти видимые для него
картины.
- Провал! Провал! Теперь я его вижу! - Он говорил за нее о ее
впечатлениях и видел, как вода падает и падает в темноту, наполненную
звездами.
Он попытался увести ее в сторону от этой роковой пустоты,
таившей в себе угрозу.
- В другую комнату! В другую комнату! - закричал он.
Теперь она уводила его в своем сознании через круглую прочную
дверь. Она была совершенно круглой, эта дверь, куда более круглая чем
уши! Они вплыли в металлическую камеру, в которую могли проникнуть
только такие, как они, люди с округлыми ушами, без того, чтобы
вызвать ее саморазрушение. Это было условие, которой содержалось в
том пергаменте; они прочли его лишь частично во время ее предыдущего
визита, но он верил этому.
Они вместе парили над книгой, раскрытой на столе, и над ящиком,
похожим на шкаф, размером с небольшую кабину. Стены ящика были
обрамлены циферблатами и тем, что на первый взгляд показалось
стрелками часов. Келвин вспомнил о тех приборах, о которых
рассказывал ему отец: это были клапаны и рычаги, с помощью которых
можно было каким-то образом управлять положением вещей.
- Он ушел отсюда,- сказал Келвин/Хелн.- В другое измерение. Он
ступил сюда, чтобы пройти путем твоего отца. Это удастся и нам. Мы
можем пересечь астральный мост с помощью магии Мувара. Туда, где
находятся Кайан и твой отец.
Кайан был единокровным братом Келвина. Некогда они были по
разные стороны и сражались друг против друга. Теперь они были
друзьями, но чувство вины заставила Кайана предпринять рискованное
путешествие через ужасный провал в поисках своих пропавших
родителей. И он не вернулся.
Хелн и Келвин нырнули в ящик. Поле зрения превратилось в
сплошную черноту, такую глубокую, что она замерцала. Раздалось что-
то похожее на раскат беззвучного грома, затем вспышка пламени,
которая расщепила их существование. Появились звезды, светящиеся и
вспыхивающие прямо в них самих. Их сознание закружилось в вихре,
сколлапсировало и взорвалось, разлетевшись на кусочки. Время и
пространство перестали существовать для них. Затем они были‡
Перенесены. В подернутую дымкой кабину внутри камеры,
подобной той, в которую вошли. Снова возникла стена кабины с ее
стрелками и циферблатами, выплывая из хаоса. Этот образ необходимо
было сфокусировать, он казался очень далеким. И как только Келвин
подумал об этом, зримые образы, звуки и запахи нового места стали
хорошо различимы. Они прибыли куда-то - но куда?
Два следа вели от шкафа и направлялись к поверхности скалы, где
была распахнута большая круглая металлическая дверь. Это могла быть
дверь, через которую они только что вошли - но только та дверь была
закрыта. Следы ног могли бы быть их собственными, но только они
направлялись в другую сторону. В любом случае физические тела
Келвина и Хелн отсутствовали. Поэтому эти следы могли принадлежать
Найту и Кайану.
Они начали двигаться в определенном направлении. Келвин
ощущал запах травы и слышал птичьи трели и звон, похожий на
металлические колокольчики. Наверное это был населенный разумными
существами мир.
Они остановились, пока Хелн нащупывала дорогу. Сбоку на
склоне скалы имелась веревочная лестница с металлическими
перекладинами, привязанная к твердому прочному кольцу. Лестница
спускалась вниз, прямо к кроне большого дерева, которое было похоже
на то, с пчелиными орехами, у которого Келвин обнаружил свою
волшебную рукавицу. Это было хорошим знаком! Они заскользили
дальше по земле.
Астральное тело Хелн, казалось, притягивало ее к определенному
месту или личности по ее собственному выбору. И в этом она была
похожа на магнитный компас, который описывал его отец - или на
магическую иглу, которая всегда указывала на Провал.
Пока Хелн следовала за притяжением брата, которого Келвин
впервые повстречал на поле битвы и пытался убить девять месяцев назад,
Келвин осматривался по сторонам. Он видел или ощущал ясно
различимый на высоком дереве источник, откуда доносился перезвон
колокольчиков. Три серебряные спирали свисали с ветвей и производили
этот звук, когда легкий ветерок шевелил их. Они были похожи на
змеиную кожу, с беспокойством подумал он: шкуры серебряных змей,
сухие и жесткие, но все еще остающиеся блестящими и яркими.
Теперь они, пересекая широкую равнину и горы, мчались мимо
возделанных полей фермеров, таких же, как и на Раде. Они мчались все
дальше и дальше без конца, но затем резко остановились и скользнули,
подобно ястребу, во дворец, стоявший на обрывистом берегу реки. Они
вошли в него и понеслись через богато обставленные залы, заполненные
различными произведениями искусства. Все дальше и дальше по
устланным коврами коридорам с полированными стенами и лестницам с
перилами. По направлению к‡
К темному мрачному затхлому месту, которое казалось было
создано для ужаса. Келвин вздрогнул от полученного шока.
- Что это, Кел? - спросила его сестра, наклонившись над его
телом. Он перестал говорить, и это встревожило ее.
- Это темница,- ответил он. И действительно, это была точь-в-
точь такая же темница, какую мать Кайана, злобная королева Зоанна,
использовала чтобы заключить в ней Келвина, его отца и Рафарта,
славного короля Рада.
Теперь он смог видеть в тусклом свете, проникающем через
высокие зарешеченные окна. Там был его отец, Джон Найт,
изможденный и грязный. Там был и его брат Кайан, чье состояние было
не лучше. И еще один, третий человек, избитый, истекающий кровью,
лежал на полу, подперев рукой голову, видимо слишком слабый от
потери крови, чтобы даже шевельнуться.
Между ними и запертой дверью, стоял полный человек, на голове
которого сияла серебряная корона. Келвин сфокусировался на лице
этого человека.
- Рафарт! - прошептал он.
Но нет, у этого Рафарта были округлые уши, такие же, как и у
пленников, в то время как его двойник из Рада имел заостренные уши,
как у Джон и Лестера. Лицо короля Рада даже после долгих лет
заключения имело более жизнерадостный вид, подчеркивающийся
формой лица и подбородка, который ничто не могло стереть до конца. А
это же, почти такое же лицо, имело куда более мрачный и угрюмый вид.
И все же какая-то часть его сознания вопила: Это же Рафарт!
По жесту короля, человек в форме отпер дверь темницы, вошел и
склонился над раненым. Джон Найт ухватился за решетку, казалось,
пытаясь что-то сказать. Мучитель невозмутимо пригнул к полу голову
несчастного пленника и наклонил ее набок, затем вытащил серебряную
трубочку, приподнял ее, держа над ухом пленника, раскупорил и
осторожно наклонил. Из нее вытекло что-то серебристое и полилось,
переливаясь, в ухо лежащего человека.
Охранник задержался ровно на столько, чтобы убедиться, что
сосуд пуст. Затем он выпустил пленника и быстро отступил в сторону. И
вышел из камеры, словно опасаясь чего-то.
Пленник приподнял лицо с грязного пола. Его рука протянулась,
чтобы дотронуться до своего уха, поскольку оно, видимо, отдавалось
резкой болью. Казалось, он не совсем понимал, почему охранник ушел
прочь, оставив его в покое. Он боялся думать об этом.
Затем его лицо еще больше омрачилось. Он ухватился пальцами за
ухо, словно пытаясь выковырять его из головы. Его глазные яблоки
закатились, так что видны были только белки, изо рта вырвался ужасный
крик, и лицо исказилось от боли.
Король улыбнулся зловещей торжествующей улыбкой.
- Серебро теперь не так уж и чудесно, не правда ли, Смит? Теперь,
когда эта крохотная бестия начинает пережевывать тебя изнутри?
Крохотная бестия? Келвин надеялся, что он не так понял.
Пленник весь затрясся от головы до пят. Его глаза широко
раскрылись, казалось, готовые выскочить из орбит. По его рукам и
ногам прошла судорога. Он снова закричал, словно пытаясь выплюнуть
наружу свой язык, пока остальные заключенные смотрели на него с
сумрачными лицами. Вопли и крики все продолжались, но стали тише,
потому что человек не мог даже набрать в легкие достаточно воздуха,
чтобы вопить громко.
- Мы должны вернуться. Мы возвращаемся,- сказала Хелн устами
Келвина. После этого темница померкла и скользнула куда-то в сторону.
Их потянуло, словно увлекаемых какой-то эластичной нитью, обратно в
камеру, потом в кабину, через темноту и звезды. Это длилось словно
одно мгновение; их сознание, казалось, сотрясла молниеносная дрожь.
Затем они очутились дома. Они лежали на кровати в своей
комнате, а их друзья смотрели на них. Они вернулись туда, где все это
время и находились их тела.
Келвин приподнялся и сел, повернувшись к жене. Этот ужас‡
Веки Хелн задрожали. Ее огромные мягкие карие глаза раскрылись
и заглянули в его синие глаза.
- О, Келвин, мы должны им помочь! Мы должны!
- Но‡- Он отчаянно пытался придумать что-то, но нараставший в
нем ужас угрожал поглотить то, что можно было назвать мужеством.- У
меня здесь еще есть дела. Это пророчество...
- И ты исполнишь его, дорогой, ты его исполнишь. Но ты герой, и
к тому же круглоухий. Только круглоухий может войти в камеру и
совершить путешествие так, как это сделал Кайан. Только круглоухий
может проделать путешествие, из которого мы только что вернулись.
- Ты не можешь поехать,- сказал он, стараясь быть суровым. И тут
же немедленно в глубине души понял каким-то внутренним трусливым
существом, что сказал не так, как надо. Ему следовало бы сказать "мы".
- О, Келвин, ты такой смелый! Я знала, что ты захочешь
отправиться в этот другой мир и спасти своего отца и брата! Я знала, что
ты просто не сможешь поступить иначе!
Да, мрачно подумал он. Да - но что же он сделал такого, чтобы
заслужить эту мантию героя? Он никогда не хотел быть героем. Джон
хотела быть героиней, а он нет. А теперь, когда пророчество сбылось в
одной его части, они думали, что он ни в чем не сможет потерпеть
неудачу.
- Не беспокойся, мы как следует о ней позаботимся,- сказал
Лестер, мальчишеская улыбка на его лице стала еще шире.
Келвин знал, что его сестра и Лестер так и сделают. У него не было
приличного предлога для того, чтобы отказаться от еще одной нечаянно
взятой на себя миссии глупого героизма. Он хотел, чтобы Хелн никогда
не предпринимала это астральное путешествие.
И все же этот пленник, с ужасной отвратительной серебряной
бестией в ухе - это и была та судьба, которая ожидала Джона Найта и
Кайана, если кто-нибудь не вызволит их из темницы. Келвин был
почему-то уверен, что это так и есть, и что он был единственным, кто
мог помочь им. Он боялся, но чувствовал, что должен действовать.

Наверх