Эндрю НОРТОН СЫН ЗВЕЗДНОГО ЧЕЛОВЕКА 1. НОЧНАЯ КРАЖА Ночной туман густой, непроницаемой пеленой все больше окутывал Айри.
Капельки росы осели на голых руках и кожаной куртке наблюдателя. Он
слизнул с губ влагу. Но он не сделал ни шага к укрытию, а продолжал
сидеть, как сидел все эти долгие часы темноты.

(c) Игорь Огай E-mail: im-tech@aha.ru ПОВЕЛИТЕЛЬ ГРЯДУЩЕГО - Не торопись, - невнятно промямлил Бэнтри. Рот его был забит сладкой
соломкой и слова вываливались из него, как мусор из переполненного мусо-
рного бака. - Давай напоследок по этому переулку, да и к дому пора. Лайвен сдержанно кивнул и свернул в переулок, темный и грязный,
заставленный у стен домов непонятными баками, заваленный рваными картонными
коробками, ломаными досками и мятой бумагой.

Генри Лайон ОЛДИ ЖИВУЩИЙ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ (ОБРЫВКИ) В прах судьбою растертые видятся мне, Под землей распростертые видятся мне, Сколько я ни вперяюсь во мрак запредельный: Только мертвые, мертвые видятся мне... ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АD INFINIТUМ [До бесконечности (лат.)] ...И я ушел, унес вопросы, Смущая ими божество, -

Генри Лайон ОЛДИ ОЖИДАЮЩИЙ НА ПЕРЕКРЕСТКАХ Все вы идете к истине различными путями, а я стою на перекрестке и ожидаю вас... (Будда) Итак, если свет, который в тебе - тьма, то какова же тьма? (Евангелие от Матфея) ...Не листайте эти страницы в тщетной надежде отыскать крохи правды о
мире - ибо правды здесь нет, и мира этого нет, а есть лишь боль и память,
память и боль.

Брайан Олдисс. Малайсийский гобелен OCR: Олег (akaziggy@yahoo.com) КНИГА ПЕРВАЯ ШАРЛАТАНЫ НА ФОНЕ ГОРОДСКОГО ПЕЙЗАЖА От поднимавшегося с улицы и вползавшего в окно дыма очертания предметов
становились зыбкими и неясными. В районе Старого Моста всегда пахло свежераспиленной древесиной,
специями, едой, отбросами из сточных канав и ладаном, курящимся на углу, где
устроился местный колдун по прозвищу Черное Горло. Теперь же явственно
ощущался еще и запах тлеющего дерева. Видимо, торговец опилками в очередной
раз освобождался от лишнего товара.

Александр ПАШКОВ
Рассказы ЭТЮД О ВЗРОСЛОМ ГРАВИЛЕТЕ
РЕКОРД
ОШИБКА ЭТЮД О ВЗРОСЛОМ ГРАВИЛЕТЕ У вас есть гравилет? Ну, такой, на котором можно взвиться над землей,
и лететь, и парить, и наслаждаться полетом? Конечно, есть. Не может быть,
чтобы не было. Вот и у меня тоже есть - в сарае стоит. Правда, далеко на нем не
улетишь. Я сам его смастерил, когда был еще маленьким: строгал, пилил,
паял, приклеивал...

Елена Первушина ПОЗВОЛЬ МНЕ УЙТИ! Рассказ Кто там в плаще гуляет пестром,
Сверлит прохожих взглядом острым,
На черной дудочке свистя?
Господь, спаси мое дитя! Немецкая баллада. 1. Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе,
тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие
были и небылицы( семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в
подвале.

Юлия ПОЛЕЖАЕВА ЭЛЬФИЙСКИЙ СИНДРОМ Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья - Бессмертья, может быть, залог... А.С.Пушкин. Пир во время чумы Но странны были дары Его людям... Дж.Р.Р.Толкин. Сильмариллион 1. ЧУЖОЕ МОРЕ Короткая вибрация закончилась мягким толчком. Автоматически включился
обзорный экран и наполнил кабину нежным предутренним светом. Над Тихим
океаном начинался рассвет. Внизу поверхность воды еще казалась неразличимо
темной, а на стойках антенн уже дрожали цветные блики от пронизанного
солнцем купола парашюта.

Аркадия Польшаков Исполины --------------------------------------------------------------- © Copyright Аркадий Польшаков Email: partner2000@petr.kz Date: 12 Dec 2003
--------------------------------------------------------------- (фантастическая повесть Аркадия Польшакова, журнальный вариант)

Александр ПРОЗОРОВ СЛОВО ВОИНА OCR lav69 Анонс В новом увлекательном романе А Прозорова рассказывается, как необдуманно произнесенное заклятие переносит главного героя в мир, для возвращения из которого ему придется изрядно потрудиться мечом и магией в борьбе с силами зла Аз есмь В лицо неожиданно пахнуло болотной затхлостью и слабым грибным ароматом, который столь часто витает холодным дождливым летом в подтопленных березняках. И почти сразу руку обожгло раскалившимся крестом.

Валентин Проталин Тезей ТОМ II Москва. 2001
Библиотека газеты "АВТОГРАФ"
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Первая глава Извечная женская суть проста, как священная роща. Вселенной не выдумать проще. Но страшно в нее заглянуть. И очи их, как зеркала, где смутно твое отраженье. Бросаешься в жизнь, как в сраженье, промолвив: была не была...

Терри ПРЭТЧЕТТ НОМЫ I УГОНЩИКИ Анонс Первая книга фантастической трилогии современного английского писателя
Терри Прэтчетта "Угонщики" рассказывает о маленьких существах - номах,
ростом не более десяти сантиметров, которые живут рядом с людьми в мусорных
контейнерах, старых ящиках из-под гамбургеров, под полом универсального
магазина. Это умные, веселые и предприимчивые существа, которые умеют
постоять за себя пережив множество приключений, они научились управлять
грузовиком и вовремя спасаются из сносимого магазина. Сталкиваясь с миром
людей, номы находят в нем удивительно много смешного и странного. Как лучший
писатель 1991 года, автор получил премию Английской Критики.

Владимир Пузий. Немой учитель Немой учитель Часть первая Парило уже дней шесть; город ждал дождя, а унылые ватные тучи
все никак не могли разродиться влагой. Крестьяне недовольно зыркали на натянутую холстину неба и проклинали
Дьявола, который украл дождь. Небу, впрочем, было все равно. Зеленые побеги на огородах стали вялыми. Их листья обреченно опускались
вниз, и от окончательного высыхания спасали только постоянные перебежки
между колодцем и грядками - а много ли так набегаешь? Крестьяне косились на
пыльные городские стены, на высокую красную башню с извивающимся на ветру -
когда и ветра-то нету, словно на зло поникшим листьям - вымпелом, и тяжело
вздыхали: "Праздник, вишь, у Короля. И то верно: что ему до наших забот?
сынок вон вырос, надобно ему таперича учителя сыскать - такого, чтобы и на
мечах прынца обучить мог, и манерам, и прочему высочайшему мастерству. Так
что, стало быть, в одночасье празднует и подумывает о наставнике".

Филип Пулман Полярные огни --------------------------------------------------------------- © Copyright 1995 Филип Пулман © Copyright 2002 О.В.Новицкая (anna_lilas()mtu-net.ru), перевод с английского
--------------------------------------------------------------- Philip Pullman Northern Lights

ДЖЕРРИ ПУРНЕЛЬ. НА‚МНИК Посвящается сержанту Герману Личу, регулярная армия США, и
младшему лейтенанту Зенеке Асфау, батальон "Кэнью", императорская
гвардия Эфиопии, воевавшим на полях Корейской Войны.
Признание: бой в главе ХIХ основан по большей частью на
действительном опыте Асфау во время Корейской войны.

Станислав Рассадин, Бенедикт Сарнов. В стране литературных героев Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев Станислав Рассадин, Бенедикт Сарнов. В стране литературных героев (Сценарии популярной радиопередачи семидесятых годов) На скамейке маленького московского скверика, слегка понурившись, сидит
наш герой - Гена. Это самый обыкновенный современный школьник лет
четырнадцати. У ног его лежит небрежно брошенный портфель с учебниками.
Рядом с Геной - человек, которому предстоит стать вторым нашим героем. Мы
не станем описывать его внешность. Скажем только, что весь его облик
пробуждает невольное желание почтительно именовать его "профессором". Зовут
его, как это сейчас выяснится, Архип Архипович.

Николай РОМАНЕЦКИЙ
Рассказы СКВОЗНЯК В НЕЗАКРЫТЫХ ДВЕРЯХ
КОВЧЕГ НА ВТОРОЙ ЛИНИИ
БАНКА АПЕЛЬСИНОВОГО СОКА
ПОДАРОК ДЛЯ ТАМУХИ Николай РОМАНЕЦКИЙ СКВОЗНЯК В НЕЗАКРЫТЫХ ДВЕРЯХ Через порог джамп-кабины я перешагнул с ощущением определенной - и
достаточно большой! - неуверенности. Да, конечно, станция солидно защищена
от вторжения извне, но кто способен за что-либо поручиться там, где хотя
бы короткое время побывал Фернан. Угроза смертоносного залпа в упор,
однако, оказалась слегка преувеличенной, и я облегченно вздохнул:
вражеские террористы внутри приемника отсутствовали. Признаки наводнения,
пожара или наличия психотропных соединений - тоже.

Майкл Скотт РОЭН В ПОГОНЕ ЗА УТРОМ 1 Я резко нажал на тормоз и остановился; машина, шедшая впереди,
промчалась через перекресток как раз в ту минуту, когда сменился свет. Я
сидел, ругая себя, и следил за тем, как исчезали в сгущавшемся сумраке
задние фары, а за ними устремлялись вдаль бесконечные движущиеся ряды.
Идиот, сидевший сзади в шикарной спортивной машине немецкой марки,
просигналил, но я был слишком раздражен, чтобы обращать на него внимание.
Перед тем, как сменился свет, у меня было время - полсекунды, я мог
утопить педаль газа до пола и прорваться. Я был достаточно близко к
светофору, чтобы проскочить, но эта развязка была сложной, запутанной, да
и видимость во все четыре стороны была паршивая. Достаточно было найтись
кому-нибудь столь же нетерпеливому, как я, и... Черт бы побрал, я же
заботился о безопасности! Но в этом ведь был весь я, не так ли? Надежный
водитель, надежная машина, надежная работа, жизнь без опасностей и
приключений...

Дмитрий САМОХИН У СМЕРТИ ТВОИ ГЛАЗА Анонс Столица империи - Санкт-Петрополис готовится к празднованию своего трехсотлетнего юбилея. Со всех концов мира в гости к Императору Всея Руси слетаются именитые и титулованные особы. А к частному детективу и пивовару-любителю Дагу Туровскому обратился с конфиденциальной просьбой влиятельный бизнесмен. Его друг и компаньон пропал при таинственных обстоятельствах накануне заключения важного контракта, сулящего баснословные прибыли. Даг Туровский со своим напарником Гонзой Кубинцем берется за расследование, не ведая, что над столицей навис огненный меч апокалипсиса.

Юрий Самсонов. Последняя Империя ----------------------------------------------------------------------- Авт.сб. "Человек, сидящий у колодца". Иркутск, 2000. OCR & spellcheck by HarryFan, 6 June 2001 ----------------------------------------------------------------------- ГЛАВА ПЕРВАЯ. ИМПЕРИЯ НА СТРАЖЕ

Юрий Самусь
Рассказы Реактивная тяга
Последнее желание
Глоток воды Реактивная тяга фантастический рассказ Мы дрожали каждый в отдельности и все вместе, отчего школа космопилотов
раскачивалась со стороны в сторону, словно звездолет, шлепнувшийся на
аварийные амортизационные подушки. Мы дрожали, как осиновые листья, как
заячьи хвосты, как торговки мороженым в ноябре, и ничего не могли с собой
поделать. Шел выпускной экзамен.

Александр Смотриков. Рассказы НЛО: неисправности в системе Вопрос первенства Александр Смотриков. НЛО: неисправности в системе компьютерно-фантастический рассказ Рассказ "НЛО: неисправности в системе" был напечатан в
Компьютерной газете" в январе 1997 Как обычно я возвращался домой с работы поздно
вечером. Дорога проходила мимо леса, и лишь далекие
фонари чуть-чуть пробивали кромешную тьму, но меня это
нисколько не интересовало: я любил прогуливаться по
темным аллеям и любоваться звездами. Все это наводило на
мысли о смысле жизни, на какие-то размышления о жизни в
других мирах, находящихся в невообразимой дали от Солнца
и, таким образом, недоступных для нас.

Далия Трускиновская МОНАХ И КОШКА (Кайдан) Часть первая Темным зимним вечером накануне последнего дня двенадцатой луны
направлялась по извилистой и почти неразличимой в сугробах дороге
вверх, к горному монастырю, небольшая процессия - слишком скромная для
знатного паломника, но при том достаточно нарядная. Да и кто бы
собрался в такую скверную погоду навещать столь отдаленный от столицы
монастырь?

У.
Ле Гуин. Обездоленный (перевод с англ. - Н. Ачеркан) Глава первая АНАРРЕС -- УРРАС

Филипп ФАРМЕР ДЭЙР ПРОЛОГ Куда же они делись? Сто восемь мужчин, женщин и детей не исчезают с лица Земли просто
так. "Затерянная" колония на острове Роанок в Виргинии именно так и
исчезла. Виргиния Дэйр, первый белый ребенок, родившийся в Северной
Америке, была среди тех, кого не видели больше никогда. Вместе со своими
соплеменниками - выходцами из Англии - и несколькими индейцами она исчезла
неизвестно куда. Это произошло между 1587 и 1591 годами нашей эры.

Филип ФАРМЕР НОЧЬ СВЕТА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Человек, преследующий скальп лица, который, как бумажку, гоняет
ветер, представляет жутковатое зрелище. На планете Радость Данте это привлекло внимание лишь некоторых
прохожих. Причем любопытство скорее было вызвано тем, что этим занимался
землянин, который сам по себе был здесь любопытным зрелищем.

Хаймито фон Додерер. Окольный путь ----------------------------------------------------------------------- Heimito von Doderer. Ein umweg (1940). Пер. с нем. - С.Шлапоберская. В кн.: "Хаймито фон Додерер". М., "Прогресс", 1981. OCR & spellcheck by HarryFan, 4 September 2001 -----------------------------------------------------------------------

ДЭНИЕЛ ХУД ЛАЙАМ РЕНФОРД 1-3 ДРАКОН ФАНУИЛ НАСЛЕДНИК ВОЛШЕБНИКА ПИР ПОПРОШАЕК ДЭНИЕЛ ХУД ЛАЙАМ РЕНФОРД I ДРАКОН ФАНУИЛ Перевод с английского О. Степашкиной ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru Анонс Однажды, вернувшись после долгого отсутствия в родной город, Лайам
Ренфорд обнаруживает, что его хороший знакомый - чародей Тарквин злодейски
убит в собственной постели. В доме волшебника юноша находит самое близкое
Тарквину существо - обезумевшего от горя маленького дракончика по имени
Фануил.

Барбара Хэмбли. Башня Тишины Глава 1 - Архимаг возвратился? Услышав этот вопрос Кериса, чародей Тирле вскинулся, как заяц
при виде хищника. Но первое удивление прошло, и он спокойно ответил: - Пока что нет. Тирле подобрал лопатку, оброненную им, и тень Кериса неожидан-
но нависла над ним, когда он возился с этим немудреным инструментом,
сидя на сложенном из кирпича пороге дома. С трудом поднявшись на ноги,
чародей отряхнул пыль со своего черного камзола.

Барбара Хэмбли. Те, кто охотится в ночи --------------------------------------------------------------- Barbara Hambly "THOSE WHO HUNT THE NIGHT", (C) 1985 Переводчик: Евгений Лукин, (с) 1994. Изд: М.: "Александр Корженевский", Смоленск, "Русич", 1995 г., серия "Спектр". OCR, spellcheck: Олег Пелипейченко
---------------------------------------------------------------

MORGAIN3.TXT 484605
Моргейн 1-3 Огни Азерота
Источник Шиюна
Врата Иврел К. Дж. Черри. Огни Азерота
(перевод - Колесников О. Э.) ПРОЛОГ Первые Врата были найдены расой кел на безжизненной планете их
родной солнечной системы. Кто создал их, какая судьба постигла творцов --
этого кел так и не узнали. И не пытались узнать. Им достаточно было тех
великих перспектив, которые открывали перед ними Врата, путей к
безграничной власти и свободе, возможности кратчайшим путем пересекать
пространство, совершать прыжки с планеты на планету, со звезды на звезду,
чтобы переносить во все достижимые места технологию Врат и устанавливать
связь. Врата были построены на каждой планете кел, и возникла транспортная
сеть, действующая в мгновение ока и связывающая воедино бескрайнюю
космическую империю.
Это и стало причиной их гибели. Ибо Врата открывали пути не только
в Пространстве, но и во Времени, как вперед, так и назад по путям развития
миров и звезд.
Новообретенная расой кел власть выходила за пределы их
воображения; они стали свободны от времени. Их планеты изобиловали
трофеями дальних путешествий -- зверями и растениями, и даже подобными кел
существами. Они творили красоту и чудеса и уносились вперед во времени,
чтобы посмотреть, как развиваются цивилизации, основанные ими -- в то
время, как их подданные жили в реальном времени и умирали через
положенный срок, не допускаемые к той свободе, которую могли бы дать им
Врата.
Реальное время стало для кел слишком скучным. Знакомое настоящее,
нудный быт и повседневная текучка стали казаться тюрьмой, в которой ни
один кел не мог долго просидеть, а будущее... оно обещало спасение от этого.
Хотя совершившим путешествие в будущее не было пути назад. Возвращение
было слишком опасным, чреватым многими нежелательными последствиями.
Существовал огромный риск необратимого изменения самой реальности. Лишь
будущее всегда оставалось открытым... и все кел ушли.
Первые смельчаки поначалу были довольны, изучали те столетия, в
которых поселялись, и уставали от них, и безудержно шли все дальше и дальше,
догоняя детей своих детей, опровергая все возможные законы развития
природы. Все больше и больше кел убегали из-за подобной тоски, вечно
неугомонные, ищущие удовольствие и нигде подолгу не задерживающиеся -- до
тех пор, пока постепенно все они не оказались в будущем, где само время стало
уже странным и нестабильным.
Некоторые пошли еще дальше, понадеявшись на Врата, которые на
самом деле могли уже и не находиться там, где им полагалось быть. Другие же
полностью лишились смелости и изверились в дальнейшем будущем, не потому
уже не торопились покидать обжитое место, пока их не охватывал ужас,
беспокойство за судьбу настоящего, куда прибывали все новые и новые толпы
из далекого прошлого. Вся реальность была охвачена чем-то вроде лихорадки.
Возможно, некоторые смельчаки отважились вернуться в прошлое, а
может быть, запутанность переполненного будущего стала чрезмерно велика.
Прошлое и возможное будущее перемешались. Кел сходили с ума, не верили в
очевидное, вспоминали то, что никогда не случалось.
Время вырвалось на свободу. Лихорадка сменилась грандиозными
нарушениями, структура пространства-времени не выдерживала
перенапряжения, сотрясалась, разрывалась, и действительность оказалась
раздробленной на куски.
И тогда всем мирам кел пришел конец. Остались только обломки их
славного прошлого -- камни, разбросанные по планете... камни, почему-то
неподвластные самому времени... земли, где ухитрилась возродиться
цивилизация, и другие земли, где жизнь полностью исчезла и остались только
руины.
Остались Врата, ведь они находятся за пределами пространства и
времени... да, они устояли. Уцелели немногие кел, вспоминающие прошлое или
возможное прошлое.
И наконец, пришли в этот мир люди, осваивающие огромную темную
пустыню бывших миров кел. И нашли Врата.

Федор ЧЕШКО В КАНУН РАГНАРАДИ "Скальды поют о бездонной яме на дальнем севере, в которой живет вместе с волком Фафниром злой бог красавец Локи. Локи ждет в своем царстве Утгарде назначенного неизменной Судьбой часа, когда он победит всех богов и всех героев в последней битве при Рагнаради..." В.Иванов "Повести древних лет"

Федор ЧЕШКО ДОЛИНА ЗВЕНЯЩИХ КАМНЕЙ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СУМЕРКИ 1 День уходил. Слепящее опускалось все ниже и ниже, туда, к далекой
гряде Синих Холмов, на которые сырой ветер с Горькой Воды натянул сизые,
беременные дождем тучи с краями иззубренными и острыми, как лезвия
каменных ножей. Тучи - хищные, вытянутые - тяжело переползали через
вершины холмов, все глубже впивались в мягкую синеву неба, погромыхивали
далекими еще, медленными раскатами... Так лезвие каменного ножа под треск
рвущихся сухожилий неохотно входит в глотку оглушенного дубиной врага,
кода воин всем телом навалился на рукоять. Образ этот был настолько ярок и
реален, что когда рваные кромки коснулись края Слепящего, полоснули по
нему и окрасились алым, Хромой дернулся и жалобно застонал. Он знал, как
это бывает, когда холодное каменное лезвие рвет кожу и мясо, знал острый и
терпкий запах крови. Своей крови.

Владимир Щербаков. Меч Короля Артура Опубликовано: часть 1 - На суше и на море, 1989: Фантастика. --
М.:Мысль, 1989, с.368-399. Полностью: В.Щербаков Меч короля Артура. И.Ткаченко Разрушить илион. Н.Полунин
Коридор огней меж двух зеркал. -- М.: Мол. Гвардия, 1990. -- 288 с. ("Румбы
Фантастики"), стр. 3-72.

Щербинин Дмитрий КОВЕР Сайт: http://nazgul.tsx.org e-mail: dmnazgul@usa.net Посвящаю Лене Г... Октябрьский вечер. Небо весь день было завешено пеленой тяжелых,
провисающих туч, и, казалось, что начнется снегопад - первый снегопад в этом
году. Однако, снегопад все не начинался, и только ветер завывал тяжело и
низко, словно бы вещал о надвигающейся долгой-долгой зиме.

Дж.ЛЛОРД РИСТАЛИЩА ТАЛЛАХА 1 Реальность - ярче, сложнее и... страшнее любых, самых изощренных
человеческих фантазий. Так думал Ричард Блейд, сотрудник секретного подразделения Британской
разведки MI6A, выходя из небольшого уютного кинотеатра в самом сердце
Лондона. Хваленый фильм не вдохновил опытного странника по чужим мирам,
более того - не принес никаких чувств, кроме раздражающей скуки и и тоски
по настоящим мирам. Живым, реальным мирам, где пахнет плотью и страданием,
где оружие, будь то меч, пистолет, или бластер поднимают не для того,
чтобы стращать, а чтобы убивать. Насмерть. Навсегда. Не убьешь ты - убьют
тебя, старая как жизнь истина, которую напрочь забывают создатели таких
вот фильмов.

Кит Лоумер Изнанка времени Перевод с английского: Н. Хохловой Нижний Новгород, издательство "Флокс", 1994 Оцифровка и корректура: АКАРО Station, 1999 г. Ранним утром он сидел верхом на крупном боевом коне,
оглядывая поле, тянущееся до затуманенных высот, где ждали
враги. Кольчужный шарф и доспехи отягощали его, была при нем и
другая тяжесть, внутренняя: чувство чего-то невыполненного,
какого- то забытого долга, будто он предал что-то дорогое.

Джордж Локхард. К Востоку от Эдема
--------------------------------------------------------------- _/|-_ _,-------, _/ -|- \_ /~> _-~ __--~~/\ | ( \ / ) ////\ Джордж Локхард _-~__-- // \\ \(*) (*)/ //// \ _-~_-- // \\ \ / // // \ ~ ~~~~-_ // \\ |( " )| // // \ , \ // \\ | ~-~ | // // \ |\ | // \\ _/ |// // \

Рафаэл ЛЭФФЕРТИ Рассказы РАЗ ПО РАЗУ ПЛАНЕТА МЕДВЕДЕЙ-ВОРИШЕК Семь дней ужаса Прожорливая Красотка Безлюдный переулок Планета Камирои Рафаэл ЛЭФФЕРТИ РАЗ ПО РАЗУ Барнаби позвонил Джону Кислое Вино. Если вы посещаете такие
заведения, как "Сарайчик" Барнаби (а они есть в каждом портовом городе),
то наверняка знаете Кислого Джона.

Дин МАКЛАФЛИН БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ пер. И.Гурова Пролог Холодный ветер выл и загонял острые кристаллики все глубже в шерсть
Чир-куалы. Чир-куала упрямо карабкался на холм. Идти было трудно. Ходильные
ласты не находили опоры в мягком белом порошке, который покрыл всю землю,
а склон был крутым. Его короткие неуклюжие ноги ныли от усталости. Он
проваливался в белый порошок, барахтался в нем. Порошок был холодным.

ГЕРМАН МАРИНИН
ОДЕРЖИМЫЕ ЗЛОМ
(Из записей журналиста) В начале тысяча девятьсот сорокового года я жил в Вильнюсе в неболь-
шом отеле на площади Гедиминаса, почти совершенно пустом в это глухое
время года, когда зимний сезон оканчивается, а весенний еще не начинает-
ся. Моим соседом был богатый купец из Клайпеды, страдавший множеством
болезней, которые он днем лечил у литовских знаменитостей при помощи ра-
дия, электричества и световых лучей, а ночью - в кафе "Вильна", усердно
глотая коньяк, кальвадос и ликеры. Этот маленький толстый человек с
красным лицом, на котором отчетливо проступала тонкая сеть фиолетовых
жилок, и длинными седыми бровями, представлял настоящий сборник меди-
цинских наук или, правильнее говоря, полушарлатанских способов лечения.
Он перепробовал все патентованные средства, проглотил такое количество
всевозможных микстур, чудесных экстрактов и отваров целебных трав, что
было совершенно непонятно, как он перенес такое лечение и остался жив.
Господин Сталерюпас носил с собой запах аптеки, смешанный с пьяными аро-
матами крепких и дорогих вин. Горничная, прислуживавшая в нашем коридо-
ре, называла приторную, тошнотворную атмосферу, окружавшую самого клай-
педского купца и все его вещи, "букетом господина Сталерюпаса".

А.Меppит Обитатели миpажа Пеp. с англ. Д.Аpсеньева Книга Калкpу Глава . Звуки в ночи Я поднял голову, пpислушиваясь не только слухом, но каждым
квадpатным дюймом кожи, ожидая повтоpения pазбудившего меня
звука. Стояла тишина, абсолютная тишина. Ни звука в заpослях елей,
окpужавших наш маленький лагеpь. Ни шелеста тайной жизни в
подлеске. В сумеpках pаннего аляскинского лета, в кpаткий пpомежуток
от заката до восхода, сквозь веpшины елей слабо светили звезды.
Поpыв ветpа неожиданно пpигнул веpшины елей и пpинес с собой тот же
звук - звон наковальни.
Я выскользнул из-под одеяла и, минуя тусклые угли костpа, напpавился к
Джиму. Его голос остановил меня.
- Я слышу, Лейф.
Ветеp стих, и с ним стихли отголоски удаpа о наковальню. Пpежде чем
мы смогли заговоpить, снова поднялся ветеp. И опять пpинес с собой
звуки удаpа - слабые и далекие. И снова ветеp стих, а с ним - и звуки.
- Наковальня, Лейф!
- Слушай!
Ветеp сильнее качнул веpшины. И пpинес с собой отдаленное пение;
голоса множества мужчин и женщин, поющих стpанную печальную
мелодию. Пение кончилось воющим хоpом, дpевним, диссонантным.
Послышался pаскат баpабанной дpоби, поднимающийся кpещендо и
неожиданно обоpвавшийся. После этого смятение тонких звонких
звуков.
Оно было заглушено низким сдеpжанным гpомом, как во вpемя гpозы,
пpиглушенным pасстоянием. Он звучал вызывающе, непокоpно.
Мы ждали, пpислушиваясь. Деpевья застыли. Ветеp не возвpащался.
- Стpанные звуки, Джим. - Я стаpался говоpить обычным тоном.
Он сел. Вспыхнула сунутая в угли палка. Огонь высветил на фоне тьмы
его лицо, худое. коpичневое, с оpлиным пpофилем. Он не смотpел на
меня.
- Все укpашенные пеpьями пpедки за последние двадцать столетий
пpоснулись и кpичат! Лучше зови меня Тсантаву, Лейф. Тси Тсалаги - я
чеpоки! Сейчас я - индеец!
Он улыбнулся, но по-пpежнему не смотpел на меня, и я был pад этому.
- Наковальня, - сказал я. - Очень большая наковальня. И сотня поющих...
как же это возможно в такой дикой местности... и не похоже, что это
индейцы...
- Баpабаны не индейские. - Джим сидел у огня, глядя в него. - И когда
они звучат, у меня по коже кто-то игpает пиццикато ледышками.
- Меня они тоже пpоняли, эти баpабаны! - Я думал, что голос мой звучит
pовно, но Джим пpистально взглянул на меня; и тепеpь я отвел взгляд и
посмотpел в огонь. - Они напомнили мне кое-что слышанное... а может,
и виденное... в Монголии. И пение тоже. Чеpт возьми, Джим, почему ты
на меня так смотpишь?
Я бpосил палку в костеp. И не мог удеpжаться, чтобы пpи вспыхнувшем
пламени не осмотpеть окpужающие тени. Потом пpямо взглянул в глаза
Джиму.
- Плохое было место, Лейфе - негpомко спpосил он.
Я ничего не ответил. Джим встал и напpавился к нашим мешкам. Он
веpнулся с водой и залил костеp. Потом набpосал земли на шипящие
угли. Если он и заметил, как я смоpщился, когда тени сомкнулись вокpуг
нас, то не показал этого.
- Ветеp с севpа, - сказал он. - Значит, и звуки оттуда. И то, что
пpоизводит эти звуки, там. И вот - куда же мы напpавимся завтpа?
- На севеp, - сказал я.
Пpи этом гоpло у меня пеpесохло.
Джим pассмеялся. Он опустился на одеяло и закутался в него. Я
пpислонился к стволу ели и сидел, глядя на севеp.
- Пpедки шумливы, Лейф. Думаю, обещают нам непpиятности - если мы
пойдем на севеp... "Плохое лекаpство! - говоpят пpедки. - Плохое
лекаpство для тебя, Тсантаву! Ты напpавляешься в Усунхию, в Землю
Тьмы, Тсантаву!.. В Тсусгинай, землю пpизpаков! Беpегись! Не ходи на
севеp, Тсантаву!"
- Ложись спать, пpеследуемый кошмаpами кpаснокожий!
- Ладно, мое дело пpедупpедить. Я слышал голоса пpедков,
пpоpочествующих войну; а эти говоpят о чем-то похуже, чем война,
Лейф.
- Чеpт побеpи, заткнешься ты или нет?
Смешок из темноты, затем молчание.
Я снова пpислонился к стволу деpева. Звуки, веpнее, те печальные
воспоминания, котоpые они возpодили, потpясли меня больше, чем я
склонен был пpизнать, даже самому себе. Вещь, котоpую я свыше двух
лет носил в кожаном мешочке на конце цеплчки, подвешенной на шею,
казалось, шевельнулась, стала холодной. Интеpесно, о многом ли
догадался Джим из того, что я хотел бы скpыть...
Зачем он загасил огонье Понял, что я боюсь? И захотел, чтобы я
встpетил стpах лицом к лицу и победил его?.. Или подействовал
индейский инстинкт - опасность лучше встpечать в темноте?.. По его
собственному пpизнанию, звуки подействовали ему на неpвы, как и
мне...
Я испугался! Конечно, от стpаха взмокли ладони, пеpесохло в гоpле и
сеpдце забилось в гpуди, как баpабан.
Как баpабан... да!
Но... не как те баpабаны, звуки котоpых пpинес нам севеpный ветеp... Те,
дpугие, напоминали pитм ног мужчин и женщин, юношей и девушек,
детей, бегущих все быстpее по пустому миpу, чтобы ныpнуть... в ничто...
pаствоpиться в пустоте... исчезать, падая... pаствоpяясь... ничто съедало
их...
Как пpоклятый баpабанный бой, котоpый я слышал в тайном хpаме
гобийского оазиса два года назад!
Ни тогда, ни тепеpь это был не пpосто стpах. Конечно, по пpавде говоpя,
и стpах, но смешанный с негодованием... с сопpотивлением жизни ее
отpицанию... вздымающийся, pевущий, жизненный гнев... яpостная
боpьба тонущего с душащей его водой, гнев свечи пpотив нависшего над
ней огнетушителя...
Боже! Неужели все так безнадежно? Если то, что я подозpеваю, пpавда,
думать так с самого начала - значит обpечь себя на поpажение.
Со мной Джим. Как сохpанить его, удеpжать в стоpоне?
В глубине души я никогда не смеялся над подсознательными
пpедчувствиями, котоpые он называет голосом своих пpедков. И когда
он заговоpил об Усунхию, Земле Тьмы, холодок пополз у меня по спине.
Разве не говоpил стаpый уйгуpский жpец о Земле Теней? Я как будто
слышал эхо его голоса.
Я посмотpел туда, где лежал Джим. Он мне ближе моих собственных
бpатьев. Я улыбнулся: бpаться никогда не были близки мне. В стаpом
доме, в котоpом я pодился, я был чужим для всех, кpоме моей матеpи,
ноpвежки с добpым голосом и высокой гpудью. Младший сын,
пpишедший нежеланным, подмененный pебенок. Не моя вина, что я
явился на свет как атавистическое напоминание о светловолосых
синеглазых мускулистых викингах, ее далеких пpедках. Я вовсе не был
похож на Ленгдонов. Мужчины из pода Ленгдонов все смуглые,
стpойные, с тонкими чеpтами лица, мpачные и угpюмые, поколение за
поколением фоpмиpовавшиеся одним и тем же штампом. С
многочисленных семейных поpтpетов они свеpху вних смотpели на меня,
как на подмененного эльфами, смотpели с высокомеpной
вpаждебностью. И точно так же смотpели на меня отец и четвеpо моих
бpатьев, истинные Ленгдоны, когда я неуклюже усаживался за стол.
Я был несчастлив в своем доме, но мама все свое сеpдце отдала мне. Я
много pаз гадал, что же заставило ее отдаться этому смуглому
эгоистичному человеку, моему отцу. Ведь в ее жилах стpуилась кpовь
моpских бpодяг. Именно она назвала меня Лейфом - такое же
неподходящее имя для отпpыска Ленгдонов, как и мое pождение сpеди
них.
Джим и я в один и тот же день поступили в Даpтмут. Я помню, каким он
был тогда, - высокий коpичневый паpень с оpлиным лицом и
непpоницаемыми чеpными глазами, чистокpовный чеpоки, из клана,
пpоисходящего от великой Секвойи, клана, котоpый много столетий
поpождал мудpых советников и мужественных воинов.
В списке колледжа он значился как Джеймс Т. Иглз, но в памяти чеpоки
он был Два Оpла, а мать звала его Тсантаву. С самого начала мы
ощутили стpанное духовное pодство. По дpевнему обpяду его наpода мы
стали кpовными бpатьями, и он дал мне тайное имя, известное только
нам двоим. Он назвал меня Дегатага - "стоящий так близко, что двое
становятся одним".
Мой единственный даp, кpоме силы, необычная способность к языкам.
Вскоpе я говоpил на чеpоки, будто был pожден в этом племени. Годы в
колледже были самыми счастливыми в моей жизни. Потом Амеpика
вступила в войну. Мы вместе оставили Даpтмут, побывали в
тpениpовочном лагеpе и на одном и том же тpанспоpте отплыли во
Фpанцию.
И вот, сидя под медленно светлеющим аляскинским небом, я вспоминал
пpошлое... смеpть моей матеpи в день пеpемиpия... мое возвpащение в
Нью-Йоpк в откpовенно вpаждебный дом... жизнь в клане Джима...
окончание гоpного факультета... мои путешествия по Азии... втоpое
возвpащение в Амеpику и поиски Джима... и эта наша экспедиция в
Аляску, скоpее из чувства дpужбы и любви к диким местам, чем в
поисках золота, за котоpым мы якобы отпpавились.
Много вpемени пpошло после войны... и лучшими все же были два
последних месяца. Мы вышли из Нома по дpожащей тундpе, пpошли до
Койукука, а оттуда к этому маленькому лагеpю где-то между веpховьями
Койукука и Чаландаpа у подножия неисследованного хpебта Эндикотта.
Долгий путь... и у меня было такое чувство, будто только здесь и
начинается моя жизнь.

Лора Андерсен. Дети Вечности 1-5 Лора Андерсен. Дети Вечности (Часть первая) --------------------------------------------------------------- © Copyright Фаина Мещерякова, 1998 Email: lora_andersen@yahoo.com WWW: http://members.xoom.com/landersen/ ‹ http://members.xoom.com/landersen/ WWW: http://rusfiction.cjb.net ‹ http://rusfiction.cjb.net

СТРАНА ФАНТАЗИЯ Lacrimosa Уолтера Миллера Уолтер Майкл Миллер-младший родился в январе 1923 года во Флориде. С
детства он был воспитан в строгой католической вере. В 1940 году поступил
в Университет штата Теннеси, но, не закончив его, был призван в армию:
Америка вступила в войну... Военный летчик Миллер неоднократно бомбил
города Европы, а однажды ему, человеку глубоко верующему, судьба
подготовила особое испытание - лично принять участие в особо варварском
налете на союзный монастырь итальянских бенедиктинцев в Монте-Кассино.

Сергей Михайлов. Далекие огни Посвящаю моей жене Надежде Жизнь -- это в конечном итоге единственное, что есть у человека, поэтому с ней так тяжело расстаться, и в то же время в мире есть неумолимые силы, которым не составляет никакого труда взять ее, для них это так же обыденно, как забрать пальто в гардеробной, а в обмен

Сергей Михайлов. Но ад не вечен Отшельнику с острова Патмос ПОСВЯЩАЕТСЯ Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: "человек". Фридрих Ницше "Так говорил Заратустра" Земля слишком уж долго была домом для умалишенных!.. Фридрих Ницше "К генеалогии морали"

Сергей Михайлов. Оборотень Посвящаю моему сыну Сергею Люди наиболее готовы к убийству, когда они находятся в смысловом вакууме. Роберт Лифтон, "История и выживание человечества" ДЕНЬ ПЕРВЫЙ 1. Прежде чем начать свой рассказ, я хотел бы представиться. Зовут
меня Максим Чудаков, мне тридцать четыре года, я коренной москвич,
холост, работаю экспедитором в НИИ Труб и Рычагов в тамошней столовой,
живу один в однокомнатной квартире на проспекте Мира возле метро
"Щербаковская" в старом, довоенной постройки, доме. Родственников за
границей не имею.

Ричард Мэтсон. Я - легенда (Последний) ----------------------------------------------------------------------- Richard Matheson. I Am Legend (1954) [= The Omega Man]. Пер. - С.Осипов. Авт.сб. "Легенда". СпБ., "Северо-Запад", 1993. OCR & spellcheck by HarryFan, 30 November 2000 -----------------------------------------------------------------------

Елена Навровзкая
Рассказы и повести Закрытие
ДЕТСКИЕ ИГРЫ
Дъявольские лекции в диалоговом режиме.
Когда сбываются мечты
HОВЫЕ СКАЗКИ О СТАРОМ
КАЖДОМУ - СВОЕ
Я буду с тобой всегда! Представляю на ваш суд свою повесть. Ваши отзывы не только нужны, но и
важны :) ЗАКРЫТЫЕ Где этот край, Край золотой Эльдорадо?

Дуглас НАЙЛЗ ТЕМНЫЕ СИЛЫ НАД МУНШАЕЗ Пер. - В.Гольдич, И.Оганесова. "Муншаез" #1 Douglas Niles. Darkwalker in Moonshae ("Moonshae Trilogy" #1). РАВНОДЕНСТВИЕ Поля вокруг Кер Корвелл пестрили яркими красками: разноцветные шатры,
развевающиеся знамена и множество ярких костюмов - все это ярмарочное
великолепие привлекало толпы людей. Праздник Весеннего Равноденствия
означал конец зимы и рождение новых обещаний и надежд. По случаю столь
важного события ффолки собирались со всех концов Королевства Корвелл, и
даже из-за его пределов, чтобы присоединиться к празднованию.

Наверх