Автор :
Жанр : фэнтази

Вадим АРЧЕР

ЧИСТЫЙ ОГОНЬ

Глава 1

Что сжигают за собой? Мосты? Корабли? Любовные письма?

У него не было ни мостов, ни кораблей - это для богатых. У него не было даже любовных писем. Нельзя сказать, чтобы он вообще не писал их - писал, и еще как бойко, для своих приятелей из академии магов, потому что у него были богатая фантазия, живой язык и что-то еще, заставлявшее получательниц давать длинные и нежные ответы. И еще потому, что писать для других было гораздо легче, чем для себя. Но своих любовных писем у него не было, он не хранил их за пазухой и не перечитывал на переменах, бросая торжествующие взгляды на завистливых сверстников.

Что же он сжег за собой в тот дурацкий день, когда они с другом надумали подшутить над первым помощником ректора академии - противным, везде сующим свой нос старикашкой, давно пережившим свою магию, точно так же, как и свои зубы. Надо же было такому случиться за два месяца до выпускных испытаний! Лучше было бы подшутить над самим ректором - тот, конечно, проявил бы больше понимания, и они оба не вылетели бы в считанные часы из академии, как на том настоял смертельно обиженный первый помощник.

Его друг по крайней мере был не из нищей семьи и мог вернуться домой. Его самого в свое время отдали магам, чтобы избавиться от лишнего рта, потому что у него оказались соответствующие способности и маги согласились его принять. Одежда на нем была предоставлена академией, котомку дал на прощанье сосед по комнате, лежащие в ней мелочи были или подарками друзей, или вознаграждениями за хорошую учебу. Конечно, сейчас он уже не мальчишка и может работать, но хочется ли ему вернуться в семью, давно ставшую чужой? Да и была ли она когда-нибудь ему родной? Во всяком случае, он такого не помнил.

Еще два месяца - и он стал бы настоящим магом. Получил бы рекомендацию от академии на хорошее место, устроился бы туда, стал бы богатым и уважаемым. А теперь он, нищий бродяга без всяких надежд на будущее, идет по пыльной дороге прочь от этой самой академии.

Что же все-таки сжигают за собой?

***

"А погоды стоят заказанные..." Кажется, так говорил Кувалда, один из крутых магов древности, служивший при королевском дворе, когда хотел подчеркнуть, что на дворе и ' его пределами стоит именно та погода, которую заказывали ему, Кувалде. В книгах академии было многое написано о Кувалде, в том числе и то, что характер у него был скверный, а действие колдовства неустойчивое. И даже не всегда предсказуемое.

Вот что значит хорошее место и правильно распущенные слухи, подумал он. В принципе, этот Кувалда не делал ничего такого, что превосходило бы способности любого из учеников академии. Кроме разве что самых безнадежных, поправил он себя, поразмыслив.

Погода стояла прекрасная - если бы не дурное настроение, идти по лесу было бы просто приятно. Будь у него соответствующие деньги, он и сам заказал бы такую. Хотя, спохватился он, при чем тут деньги, когда он сам при желании может сделать любую погоду. Если бы так же легко можно было сделать еду...

Он сошел на обочину и сел под дерево спиной к дороге. Не потому, что устал - не прошло и полдня с тех пор, как он оставил стены академии. Не потому, что собирался перекусить - у него все равно с собой ничего не было. Просто дорога здесь вышла на склон, и ему захотелось полюбоваться удивительным видом, открывшимся перед ним, да еще при такой чудесной погоде.

Маленькая птичка с зелеными крыльями и серой грудкой усердно обшаривала куст прямо перед ним. Круглый блестящий глаз покосился на него.

- Привет, - сказал он.

- Привет, - просвистела птичка. - Как дела?

- Есть хочется, - признался он.

- Хочешь червяка? - спросила она.

- Нет, - отказался он. - Люди не едят червяков.

- Почему? - удивилась птичка. - Червяк питательный. Червяк - это мясо. Ты, наверное, не очень голодный.

- Может быть, - согласился он.

- С кем это ты разговариваешь, парень? - раздался за его спиной громкий веселый голос.

Он от неожиданности подскочил на месте. Птичка испуганно шмыгнула в куст.

- Да вот, с птичкой, - сказал он, придя в себя.

- С птичкой? - хмыкнул голос. - Это хорошо. Некоторые сами с собой разговаривают.

- Тоже неплохо, - отозвался неудавшийся маг. - Правда, самому с собой не нужно разговаривать вслух. Видимо, других пугает не то, что люди разговаривают сами с собой, а то, что они не слышат себя изнутри.

Он оглянулся и увидел парня своих лет, прилично одетого, с туго набитой сумкой через плечо. Тот с интересом разглядывал его, губы и глаза дружелюбно улыбались.

- Куда путь держишь? - спросил парень.

- Туда. - Маг неопределенно махнул рукой в противоположную от академии сторону.

- И я туда же, - обрадовался парень. Он скинул котомку с плеча и уселся рядом. - До чего же скучно идти одному! Я шел и думал - найти бы попутчика, но почему-то только "ab`%g-k% попадаются! Как ты думаешь, почему?

Они взглянули друг другу в глаза и расхохотались.

- И правда, почему? - повторил маг вслед за парнем, заливаясь смехом.

- Как тебя зовут? - спросил парень, когда они отсмеялись.

Забавно, подумал маг, что каждый раз во время общения с людьми требуется определенное сочетание звуков, обозначающее его самого. Когда он оставался в одиночестве, то никак не связывал себя с этим звукосочетанием, но теперь он снова был не один.

- Эрвин, - ответил он.

- А меня - Армандас. Для друзей - Арман. Парень начал расстегивать ремешки сумки.

- Скоро полдень, - сказал он. - Давай перекусим, раз уж сели, а там и дальше пойдем.

- Знаешь, - Эрвину пока было неловко называть нового знакомого Арманом, - у меня нет никаких припасов.

- То есть как - нет? - Руки Армандаса замерли на ремешке. - Мне мама насовала целую сумку, еле тащу.

- Это потому, что у тебя есть мама.

- А у тебя ее нет? - догадался Армандас.

- Вроде бы и есть... - задумчиво протянул он. - А вроде бы и нет...

- Странно говоришь. - Руки Армандаса продолжили возню над ремешками сумки. - Ничего, тут на двоих хватит... Но как же ты оказался на дороге один, без еды?

- Из-за шутки, - ответил Эрвин. - Оказывается, иногда удовольствие посмеяться бывает очень дорогим.

- Расскажи, - заинтригованно попросил его собеседник, нарезая ломти черного хлеба и раскладывая на них куски вяленого мяса. - Да ты бери, бери. - Он подтолкнул кусок к Эрвину.

Тот взял бутерброд и впился зубами в мясо.

- Еще два дня назад я ни за что бы не подумал, что буду сидеть вот так, - сказал он с набитым ртом. - Я учился в академии магов, мне оставалось два месяца до испытания. Я, конечно, выдержал бы испытание - магия всегда давалась мне легко, но теперь...

- Что - теперь?

- Понимаешь, по утрам у нас были обязательные медитации, и вел их безмозглый старый дурак, который больше ни на что не способен... то есть я хотел сказать, почтенный первый помощник ректора академии. - Эрвин на мгновение задумался. - Нет, раз меня все равно оттуда выгнали, будем называть вещи своими именами - нудный старый дурак, который давно забыл, что такое магия. Так вот, у него была привычка добиваться от нас полной неподвижности и при каждом нашем движении говорить: "Вас что, блохи кое за что кусают?" Надоел до тошноты - всегда одно и то же. Воображал, наверное, что очень остроумно. И мы с другом придумали вот что - пошли на соседнюю ферму, наловили там целую коробочку блох, а на утренней медитации высыпали их старикану за шиворот. С помощью магии, конечно - телепортация и тому /.$.!-.%. Я переносил коробочку, поскольку это была работа посложнее, а Дарт оттягивал ему воротник. Блохи за ночь проголодались - ты бы видел, что тут началось! - Эрвин захихикал, вспоминая, как все это выглядело. - Старикан изо всех сил старался сидеть неподвижно, пока хватало терпения, - выдавил он сквозь смех, - но затем вскочил и побежал вылавливать блох.

Хохот Армандаса, представившего эту картину в красках, присоединился к смеху Эрвина.

- Это было вчера утром, а сегодня нас с другом выгнали из академии, - пояснил Эрвин, отсмеявшись. - Дарт пошел к себе домой, это в другую сторону, а я, как говорится, куда глаза глядят.

- Но как старикан узнал, что это сделали вы? - спросил Армандас.

- На нас донес сосед моего друга по комнате. Он видел у Дарта коробочку с блохами. Если бы не этот парень, никто не догадался бы. Пошумели бы, а затем все утихло бы. Обидно, конечно, - всего два месяца не доучился.

- Всего два месяца? Чепуха. Ты - самый настоящий маг, Эрвин.

- К сожалению, нет, - нахмурился тот. - У меня нет свидетельства академии, а кто ничего не понимает в магии, те смотрят в первую очередь на свидетельство. Кроме того, после испытаний выпускник проходит посвящение на беседе с ректором, где тот сообщает ему нечто такое, без чего маг не может быть настоящим магом. Это известно каждому ученику, это - первое, что говорят ему учителя. Конечно, кое-что я могу, но мне никогда уже не быть настоящим магом.

- Тогда обидно, - согласился Армандас. - А почему ты не хочешь вернуться домой?

- Меня слишком рано увезли оттуда, я почти ничего не помню. А к тому, что я помню, меня не тянет возвращаться.

Он покрошил на ладонь хлеба и протянул птичке, давно вынырнувшей из куста и с любопытством прислушивавшейся к беседе. Та без колебаний села к нему на ладонь и стала клевать крошки. Армандас с изумлением взглянул на птаху:

- Так ты вправду с ней разговаривал?

- Конечно, - ответил Эрвин.

- А о чем?

- Я сказал ей, что голоден, и она предложила мне червяка. С моей стороны было бы невежливым не угостить ее.

- Этому учат в академии?

- И этому тоже.

- А еще чему? - не унимался заинтригованный Армандас.

- Я учился там почти четырнадцать лет, а ты хочешь, чтобы я все сразу тебе рассказал? - усмехнулся Эрвин. - Много чему там учат.

- И ты расстраиваешься из-за каких-то двух месяцев?

- А ты бы на моем месте не расстраивался?

Армандас ненадолго задумался, видимо честно пытаясь поставить себя на место Эрвина. Птичка доклевала крошки, что- то пискнула и улетела.

- Что она сказала? - встрепенулся он.

- "Спасибо", конечно.

- Знаешь, я, наверное, тоже расстраивался бы. - Открытое лицо Армандаса не оставляло никаких сомнений в его искренности. - Ты что собираешься делать дальше?

- Пока не знаю, - пожал плечами Эрвин. - Прийти куда- нибудь, а там поискать работу.

- Значит, тебе все равно, куда идти? Эрвин утвердительно кивнул.

- Тогда пошли со мной в Дангалор, у меня там родня. Я сам хочу устроиться там - может быть, устроимся вместе. Идет?

- Идет.

Армандас аккуратно сложил остатки еды в сумку. Эта неосознанная тщательность явно была следствием длительного воспитания. Затем он взвалил сумку на плечо, весело подмигнул новому попутчику, и они зашагали по дороге.

Вообще-то Эрвин предпочел бы одиночество, но вскоре он перестал опасаться, что новый спутник окажется надоедливым. Тот был разговорчивым, но умел и говорить, и слушать. В нем чувствовалось хорошее воспитание, и уже после нескольких фраз знакомства выяснилось, откуда оно взялось - Армандас, в отличие от Эрвина, был знатного рода. Еще несколько фраз - и оказалось, что у них есть даже кое-что общее. Семья Армандаса среди знати была такой же нищей, как семья Эрвина среди простонародья. Его мать, очень знатная девица, но бесприданница, вышла замуж по любви и теперь сама вязала, а затем штопала зимние чулки себе, мужу и дюжине детей. Небольшого оброка с трех десятков подданных, конечно, не хватало на жизнь, поэтому у них было свое хозяйство, где работала вся семья.

Сам Армандас родился где-то в середине, шестым или седьмым - он называл эту знаменательную цифру, но Эрвин мгновенно забыл ее. Учиться он имел возможность только у матери - к счастью, она очень много времени уделяла образованию и воспитанию детей. Теперь он стал достаточно взрослым, чтобы позаботиться о себе, а если повезет, то и о приданом для младших сестер, и родители отправили его к городской родне, которая могла помочь ему устроиться в жизни или хотя бы приютить его на первое время.

За разговорами время летело незаметно. Еще не наступил вечер, а они уже многое знали друг о друге и разговаривали как закадычные друзья. Армандас даже со вздохом признался, что с лопатой и плугом он управляется гораздо лучше, а с оружием - гораздо хуже, чем положено знатному молодому человеку. Однако он оптимистично надеялся быстро исправить этот маленький недостаток, когда окажется в городе у родных.

- Они, наверное, и тебя пристроят, Эрвин, - строил он предположения - розовощекий сельский житель, выходец из семьи, где все радушно относились друг к другу, к немногочисленным подданным и случайным прохожим. - Они городские, знакомых у них, наверное, уйма.

Эрвин, с пяти лет росший в сухой обстановке академии магов, не разделял его уверенности, но у него не было и причин сомневаться. Он плохо знал внешний мир - учеников `%$*. выпускали в небольшой городок или, скорее, большую деревню, располагавшуюся в нескольких лигах от академии. Окрестная природа, где он любил бывать в свободное от занятий время, и несколько близлежащих ферм не давали ему представления о людской жизни. Как удачно, что у него появился знакомый, который поможет ему освоиться в новых обстоятельствах, но еще удачнее, что этот знакомый оказался просто хорошим парнем, с которым можно было подружиться.

Вдруг его внимание привлекли какие-то звуки, доносившиеся из тянущегося по обе стороны дороги леса.

- Стой! - сказал он Армандасу. - Слышишь?

Тот остановился и прислушался.

- Что? - спросил он наконец.

- Хныканье какое-то или стоны. Вон оттуда. - Эрвин указал направление пальцем. - Давай посмотрим.

Не дожидаясь ответа, он углубился в лес. Армандас пошел за ним.

- Теперь слышу, - сказал он сзади, когда они прошли немного. - Ну и слух же у тебя!

Эрвин раздвинул кусты и оказался на лесной тропинке. В нескольких шагах впереди на ней возилось и хныкало странное маленькое существо с мохнатым тельцем, голыми конечностями и жидкими бурыми волосенками на круглой, похожей на кулачок голове. Увидев людей, оно забилось и завыло, но, поняв, что убежать не удастся, повернулось и свирепо оскалилось им навстречу. В круглых оранжевых глазах с вертикальными зрачками стояли крупные слезы.

- Что это за кошмарное создание? - спросил Армандас, во все глаза разглядывая невиданную тварь. При ближайшем рассмотрении оказалось, что на ней не собственный мех, а что- то вроде накидки из шкурок - он заподозрил, что из крысиных.

- Кикимора, - пояснил Эрвин, нагибаясь над ней. - Попала в заячий капкан.

- Ну и ну, - покачал головой Армандас. - Я о них слышал, но мало.

- Они живут очень скрытно. Этой не повезло - наверное, вздумала гулять днем. Днем они хуже видят.

- Их едят? Что-то она неаппетитно выглядит.

- Нет, не едят. Сейчас я ее вытащу... - Эрвин нагнулся над кикиморой и подхватил ее за плечи, чтобы ногой отжать пружину капкана. Кикимора извернула шею и впилась зубами ему в палец.

- Ой! - По крысиной одежке покатились капли темной крови. - Да не кусайся ты, дура! - Эрвин перехватил кикимору так, чтобы она не смогла его укусить, и отжал пружину. Освобожденная ножонка нелепо повисла в воздухе.

- Ну и зубки у нее! - заметил Армандас, внимательно наблюдавший за ними. - Прямо кинжалы!

- Она - ночная охотница, - объяснил Эрвин, осматривая ногу кикиморы. Армандас мог бы поклясться, что ее башмачки сделаны из цельноснятых мышиных шкурок и привязаны у щиколоток мышиными хвостиками. - Ловит мышей, мелких птичек, ест гусениц, птичьи яйца - когда сезон. Птичьи яйца - любимое лакомство кикимор. Но в основном, конечно, мыши.

- Я на твоем месте удавил бы эту тварь, - посоветовал ему Армандас, с отвращением глядя на кикимору. - Она чуть не откусила тебе палец.

- Это не животное, - сказал Эрвин. - Кикиморы понимают человеческую речь. То, что она молчит, еще ничего не значит. Она разумна, и, возможно, она гораздо разумнее, чем можно подумать, глядя на нее. - Он отвлекся от Армандаса и сочувственно глянул на страдальчески сморщенное, похожее на кулачок личико кикиморы с едва заметным курносым носиком и широким лягушачьим ртом. - Плохи твои дела, красавица. Нога сломана.

Он уложил брыкающуюся кикимору на землю и свободной рукой стал нашаривать вокруг подходящие прутья. Та наконец поняла, что ей хотят помочь, и притихла, позволив Эрвину освободить обе руки. Он отломил палочки нужной длины и стал укладывать ее ногу в лубок, ставя на место кость и нашептывая попутно какие-то непонятные слова.

- Что ты там бормочешь? - не выдержал Армандас.

- Заклинания всякие. Обезболивающие, для срастания и тому подобное. Нам в академии редко достается подобная практика. - Он поймал себя на том, что все еще мыслит о себе как об ученике академии магов.

Наконец Эрвин закончил возиться с ногой кикиморы. Та неподвижно лежала на земле, он сидел перед ней на корточках, задумчиво оценивая свои труды.

- Ну и что теперь с тобой делать, красавица? - спросил он и тут же сам дал себе ответ:

- Лечить тебя надо, вот что. Если тебя не лечить, ты проболеешь долго.

- Оставь ее где-нибудь в удобном месте, и пусть болеет, - посоветовал Армандас, все нетерпеливее поглядывавший на небо. - Мы и так с ней уже столько времени потеряли...

- А где оставить? - пожал плечами Эрвин. - Голод она выдержит, но ей нужно пить. Если я оставлю ее у воды, ее учуют и съедят хищники - учуять ее, как ты заметил, нетрудно.

- Да уж, - сморщил нос Армандас.

- А если я устрою ее на дереве, она умрет от жажды раньше, чем сможет спускаться оттуда. Видишь, что получается?

Кикимора горестно заскулила.

- Возьму-ка я ее с собой... - Эрвин расстегнул верхние пуговицы куртки и поднял кикимору, чтобы уложить ее за пазуху.

- Выбрось немедленно эту дрянь! - Армандас явно копировал интонации заботливой мамочки, воспитывающей любимого сыночка.

- Отстань. - Не обращая внимания на Армандаса, Эрвин осторожно разместил кикимору за пазухой и затянул ремень куртки потуже. - А теперь идем обратно на дорогу.

Армандас с тревогой огляделся вокруг. Он следовал за своим новым товарищем в глубину леса, не задумываясь об обратной дороге, а сейчас вдруг понял, что не знает, в какую сторону идти.

- А куда нам выходить?

- Туда, конечно. - Эрвин пошел напрямик через гущу деревьев. Действительно, вскоре они оказались на дороге.

- Ты запомнил дорогу? - спросил его Армандас.

- Нет, - ответил тот. - Я всегда знаю, куда выходить.

- Вас этому учили в академии?

- Если этого в тебе нет, тебя просто не возьмутся учить.

Они продолжили путь по лесной дороге. Было еще не поздно, но густо растущие деревья создавали вокруг полумрак. Армандас, никогда не встречавший ночь так далеко от дома, почувствовал себя неуютно. До сих пор он говорил не умолкая, но вдруг смолк и задумался. Дома, наверное, скотину уже загнали в сарай и садились ужинать.

- Интересно, сколько сейчас времени? - рассеянно спросил он.

- Восьмой час, - ответил Эрвин. - Семь часов с четвертью, если быть точным.

- Откуда ты знаешь? - воззрился на него Армандас.

- Чувству времени нас учили специально. Очень рано, это был один из первых навыков, которые я освоил в академии. На главной башне академии есть большие часы с фигурными стрелками - чтобы всегда можно было проверить себя.

- А как вас учили?

- Нас, маленьких детей, сажали в темную комнату - поодиночке, конечно. Mar-наставник спрашивал нас, сколько сейчас времени, а затем говорил разницу. Выход из темной комнаты был один - не ошибаться.

Глаза Армандаса пробежали вдоль зеленых стен мрачного коридора дороги.

- Жутковато здесь, правда? Эрвин слегка наклонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то.

- Нисколько. Ты просто не привык к лесу, Арман.

- Может быть, встанем на ночь?

- Это делается у воды.

- А где вода?

Эрвин придержал шаг и направил внимание вперед:

- Скоро будет.

Действительно, дорога скоро пошла под уклон и привела к ручью. Они сложили вещи под дерево и пошли собирать валежник для костра. У хозяйственного Армандаса нашелся котелок, кружка с ложкой, одеяло, не говоря уже о еде, тогда как у Эрвина не оказалось ничего, кроме нескольких бесполезных в дороге мелочей и пары книг по магии. Подсчитав припасы, они пришли к выводу, что двоим этого хватит на три дня пути до Дангалора - если, конечно, не объедаться. Пока искали дрова, Эрвин прихватил из леса несколько грибов, и теперь они булькали в котелке, распространяя вкусный запах.

Пока путники возились со стоянкой и ужином, кикимора смирно лежала на котомке Эрвина. Армандас, втайне надеявшийся, что она сбежит, пока они ходят за дровами, был разочарован, застав ее на месте.

- Уж не собираешься ли ты таскать это с собой? - кивнул он на кикимору, когда они закончили с делами и уселись у *.ab` в ожидании похлебки.

- Нет, не собираюсь. - Эрвин поднялся и перенес кикимору к костру. Та недовольно зажмурилась. - Нужно побыстрее заживить ей ногу, чтобы выпустить в лес через пару дней. Даже если бы я захотел ее оставить, ничего не получится - кикиморы не привыкают к людям. И правильно, кстати, делают.

Он протянул пальцы над ее ногой, нашептывая заклинания. Армандас взял ложку и стал помешивать похлебку.

- Дай кусочек вяленого мяса, - услышал он сзади голос Эрвина. Мясо, конечно, предназначалось этой мерзкой кикиморе, но Армандас, ни слова не говоря, выполнил просьбу нового друга. Действительно, вскоре из-за его спины послышалось смачное чавканье лягушачьего рта.

- Вкусное мясо, - неожиданно раздался писклявый голосок. - Откуда оно?

Армандас в досаде закатил глаза. Мало того, что этот Эрвин - парень со странностями, он еще и дразнится!

- Иди ты знаешь куда... - проворчал он.

- Тебя спрашивают, откуда мясо, - послышался сзади обычный голос Эрвина. - Неужели тебе трудно ответить?

Армандас медленно, словно боясь уронить голову, повернул ее назад. Прямо в упор на него смотрели два ярких оранжевых глаза с вертикальными зрачками.

Ошибиться было невозможно - его спрашивала кикимора.

- Мясо готовила моя мать. - От изумления его хватило только на то, чтобы выполнить требуемое.

- Твоя мать хорошая, человек, - пропищала кикимора.

- Да. - На лицо Армандаса медленно наползла улыбка. - Она очень хорошая.

Затем до него дошло, что он запросто разговаривает с этим страшненьким существом в балахончике из крысиных шкурок и в мышиных тапочках. Армандас вспомнил, как его мать боялась крыс, как она вскакивала на скамейку и визжала, если ей случалось увидеть в погребе крысу. Он зажмурился и затряс головой.

- Ты что, Арман? - раздался у него в ушах спокойный голос Эрвина.

- Вам, магам, хорошо, вы ко всему привыкли, - сказал он, открывая глаза, перед которыми по-прежнему стояла кикимора, ее сморщенное лицо-кулачок, жиденькие волосенки, острые уши, курносый нос и лягушачий рот. - А у меня просто голова не выдерживает, когда со мной разговаривает такое кошмарное создание... - Он запнулся и замолчал, потому что сообразил, что кикимора понимает каждое его слово.

- Ну почему кошмарное? - возразил Эрвин. - Она же просто красавица! - Его, конечно, занесло, но в нем заговорило то самое свойство, благодаря которому он сочинял приятелям такие замечательные любовные письма. - Ты посмотри, какие у нее чудные оранжевые глаза, а какие длинные ресницы!

- А все остальное? - Насчет глаз Армандас еще мог согласиться, но его трудно было заставить называть черное белым.

- А ты когда-нибудь видел... - Эрвин сделал едва заметную, но очень выразительную паузу, - других кикимор?

- Ты хочешь сказать, Эрвин, что другие кикиморы, - Армандас ужаснулся собственному предположению, - еще страшнее?!

- Арман... - укоризненно протянул тот. - Я хочу сказать, что другие кикиморы далеко не так красивы, как эта.

- Ладно, пусть так, - начал сдаваться Армандас. - Но эта ужасная одежка... она наверняка из крысы...

- Конечно, из крысы, - подтвердил Эрвин. - Это означает, что наша знакомая - отважная охотница. Думаешь, легко для существа ее размеров убить крысу? Это все равно, что для нас с тобой убить волка или кабана. Кроме того, крысы хитры и держатся стаями, а кикиморы, насколько мне известно, всегда охотятся в одиночку.

- Да, моя - отважная охотница! - Кикимора оживленно приподнялась на котомке Эрвина. - Моя всегда ест свежее мясо. Другие всю жизнь едят заячье дерьмо и ходят в одежде из листьев. Моя - не такая, моя носит красивую одежду. - Тонкими ручонками она оправила на себе балахончик из крысиных шкурок.

Армандас переводил взгляд с одного на другую, спрашивая себя, не сходит ли он с ума. Еще утром он прощался с родителями, с братьями и сестрами, еще утром его окружала нормальная, привычная жизнь. А теперь - эта кикимора, этот странный парень, так спокойно рассуждающий о ней... В городе, конечно, все вернется в привычное русло. Это все дорога...

- Эрвин, как твой палец? - вспомнил он. - Не нарывает?

- Нет. - Тот глянул на свою руку.

- Моя не хотела, - сказала с котомки кикимора. - Моя думала - это твоя ловушка.

- Я так и понял, - ответил ей Эрвин. - Мы по ночам спим, поэтому придется тебе полежать здесь до утра.

- Мою здесь не съедят? - спросила она, оглядываясь вокруг.

- Нет. Хищники боятся огня. Он улегся на землю у костра. Армандас бросил тревожный взгляд на его горло, оказавшееся в опасной близости с острейшими зубками кикиморы, но в конце концов решил, что если это не беспокоит Эрвина, знакомого с повадками кикимор, то ему самому тем более незачем беспокоиться. С этими мыслями он завернулся в одеяло и заснул.

Глава 2

Утром жизнь показалась Армандасу гораздо лучше. Ему нравилось все - и зеленый солнечный лес, и весело бегущий ручей, куда они с полусонным Эрвином спускались умываться, и бурая, гладко утоптанная лента дороги. Он начал привыкать даже к этой мерзкой кикиморе.

- Ты чего какой вялый? - спросил он Эрвина. - Если ты сейчас еле шевелишься, каким же ты будешь к вечеру?

- Разгуляюсь, - ответил тот. - Это потому, что я вчера /.b` b(+ много магической силы.

- Вот на эту? - догадался Армандас, кивая на его пазуху, где дремала кикимора. - На ее ногу?

- Да, - нехотя признался Эрвин. - Сломанные кости заживают за две-три недели, а здесь этого нужно добиться за три дня, пока мы идем до города. Обычно маги так не делают. Они совмещают кости, делают начальное сращивание и обезболивание, а дальше перелом заживает сам. Быстрое заживление отнимает много сил, к тому же нас ему почти не учили.

- Но ведь ты же говорил заклинания! - вспомнил Армандас. - Разве это делают не они?

- Заклинания только помогают сосредоточиться на нужном действии и правильно выполнить его, - пояснил Эрвин. - Чтобы оно было выполнено, нужна сила мага.

- А что такое - сила мага?

- Это... - Эрвин замялся. - Это трудно объяснить тому, кто сам не маг.

- Ну уж попробуй как-нибудь, - обиженно попросил Армандас.

- Ладно. - Тот на мгновение задумался. - У тебя ведь есть кровь?

- Конечно.

- А теперь представь, что у тебя есть еще одна кровь, невидимая и очень тонкая, тоньше и легче воздуха. Но она есть.

- Представил, - после некоторой задержки ответил Армандас.

- Так вот, на выполнение магических действий у магов уходит эта кровь. Сила мага зависит от того, сколько у него этой крови и насколько искусно он ее тратит. Понимаешь, ее ведь можно лить зря. В академии нас учат умению правильно тратить эту кровь. Учили то есть...

- Значит, за любое, даже самое мелкое колдовство маг платит своей кровью?! - воскликнул Армандас.

- Да. Каждый из нас знает это, и каждый из нас выбирает, на что ее потратить. Что этого стоит.

- Но ведь так можно истратить всю свою кровь и умереть...

- Это восстанавливается, точно так же, как и обычная кровь. Через пару дней я приду в норму.

Армандас замолчал, обдумывая услышанное. Непонятные все- таки люди эти маги! Этот, например, отдал свою загадочную кровь какой-то паршивой кикиморе, а теперь едва перебирает ногами и язык у него не ворочается. А он, Армандас, любил поговорить, он вырос в семье, где всегда находилось с кем перекинуться словечком.

В отличие от спутника, Эрвин не придавал значения своему состоянию. В академии он привык к энергетическому истощению - оно было нормой для учеников. Им давали набрать полную силу, только если требовалось выполнить особо трудное упражнение. Чаще всего они жили на полуголодном энергетическом пайке, спали мало и ели понемногу, хотя их пища никогда не бывала грубой. Их содержали в строжайшей $(af(/+(-% мысли и тела - это давным-давно стало привычным для Эрвина, и он никогда не хотел ничего другого. Однако они оставались мальчишками - может быть, даже в большей мере, чем их сверстники за стенами академии. Эта дурацкая выходка с блохами... Эрвин стиснул зубы, чтобы не застонать от досады.

Как бы это было, если бы он дождался конца выпуска? Как же это бывало каждый год? За настоящими магами, выпускниками академии, съезжались со всех концов света, за них академии платили бешеные деньги, а им самим - не менее бешеное жалованье. Для приезжих было отведено специальное здание, выстроенное с гораздо большими удобствами, чем каморки учеников, потому что приезжие были людьми не просто состоятельными, а очень богатыми. Они обычно приезжали заранее, договаривались с ректором, кого из выпускников заберут с собой, а затем пережидали посвящение и еще месяц после него, в течение которого новоиспеченным магам сообщали сведения, которых не должны знать ученики, - о каналах, мистических провалах, запредельных мирах и прочих тонкостях.

В этом году их было бы шестеро, но теперь останется четверо. Все равно большой выпуск - бывали годы, когда академия не выпускала ни одного мага. Подумать только, еще недавно он мечтал о том, что скоро остепенится, станет взрослым, богатым и уважаемым. А кто он такой теперь - босяк с кикиморой за пазухой? Эрвин фыркнул от смеха, представив себя со стороны, - нет, рано ему еще остепеняться.

Однако, если даже необходимость остепеняться отпала, необходимость зарабатывать на жизнь оставалась насущной. Эрвин начал вспоминать, что же он умеет делать. А умел он очень многое - все магические дисциплины давались ему одинаково легко. Вопрос заключался в том, что из этого обширного списка редких и непонятных простому смертному умений может пригодиться в обыденной жизни.

Лечить? Пожалуй, это была самая трудоемкая по энергозатратам наука. И самая дешевая, потому что существовала армия лекарей, способных вылечить больного без магии. Конечно, он знал лечебные травы и минералы, ему были известны признаки и способы лечения многих болезней. Он умел лечить не только людей, но и другие расы этого мира - дарнаров, архонтов, свирров и прочих обитателей пяти континентов, нечеловеческих разумных существ вроде кикимор, а также животных, как обычных, так и волшебных. Однако у него никогда не было склонности к лечению. Все-таки это была работа ломовой лошади, достойная разве что посредственного мага.

А что же он по-настоящему любил? Пожалуй, языки. Обязательной в академии была только древняя речь - если не считать, конечно, общеконтинентального, кнузи и алайни, - но он с наслаждением выучил и тарн-ру, на котором говорят архонты, и юи, язык маленьких пустынных ящериц за два континента отсюда, и даже древнейший даас, язык деревьев. Освоив даас, Эрвин мог поговорить с любой травинкой, но после первых дней эйфории он выучил наизусть две-три их глупые фразы и прекратил это бесполезное занятие, усвоив ' .$-. раз и навсегда, что собеседник должен быть достаточно мудрым.

Зато он мог часами вести беседы с Ки-и-скалем, единственным ларом конюшни академии, говорившим не только на и-илари, языке ларов, но и на алайни, общем языке волшебных тварей. Огненный скакун, принадлежавший самому ректору, проводил целые дни в конюшне, по утрам выбираясь полетать в чистом небе, и, кажется, не тяготился своей службой. Он был очень стар. Эрвин кормил его раскаленными углями и точно знал от него, какие самые вкусные - малиново-красные, мелко раздробленные, без непрожженного дерева. Еще лар любил старое вино, но старое вино было очень дорогим, и ректор редко баловал им своего любимца, поэтому Эрвин приносил крылатому коню чистейшую родниковую воду. Из лекций ему было известно, что плохое вино вызывает у ларов отравление, а грязная вода и непрожженные угли - расстройство желудка, поэтому он тщательно следил за пищей Ки-и-скаля.

Интересно, кому здесь было нужно, что он умеет ходить за ларами? Эрвин сильно подозревал, что, кроме Ки-и-скаля, здесь нет ни одного лара на тысячу лиг вокруг. Оказывается, чем тоньше и сложнее умение, тем реже встречаются те, кому оно требуется, сделал он для себя безрадостный вывод. Вот если бы он начал пасти скотину попроще...

Может быть, когда-нибудь этим все и закончится, но пока он надеялся на лучшее. Все-таки Дангалор большой город, подумалось Эрвину, неужели там не найдется подходящего местечка одному магу-недоучке?

Внезапно странное ощущение заставило его замедлить шаги, а затем остановиться. Совсем рядом, почти у самой дороги, был канал!

Армандас обеспокоенно глянул на своего спутника, с отсутствующим видом всматривающегося в лес.

- Может, хватит нам одной кикиморы? - намекнул он.

- Это не то, что ты подумал, - рассеянно ответил Эрвин, не отводя глаз от близлежащих кустов. - Я только подойду поближе и взгляну, не показалось ли мне...

Он сделал шаг, другой, продвигаясь в лес, словно завороженный. Армандас следовал в шаге за ним. Вдруг Эрвин резко остановился, так что тот чуть не налетел на его спину.

- Осторожнее, - сказал он. - Дальше нельзя... мало ли что.

За пазухой у него очнулась и завозилась кикимора.

- Плохое место, - пропищала она. - Уходи отсюда.

Но Эрвин медлил уходить с этого места. Армандас видел в профиль его лицо, на котором застыло чужое, нечеловеческое выражение. По крайней мере не похожее на выражения лиц, которые ему приходилось видеть до сих пор.

Эрвин стоял прямо перед каналом. Еще два, три шага, а там... неизвестность. Если бы он окончил академию, то получил бы карту каналов, на которой помечены и все безопасные входы, и все опасные. И все непроверенные, но обнаруженные когда-либо и кем-либо.

Но теперь... теперь для него все каналы были неизвестностью. Может быть, они ведут в сказочно прекрасные '%,+(, а может быть, в такие, где живое существо остается живым не более нескольких мгновений, и для него это еще не худший исход. Вот она, перед ним, - неизвестность.

Конечно, этот канал был нанесен на карту магов. Он был слишком близко от академии, он находился прямо на дороге в город. Скорее всего, он не был неизвестностью. Но не для него.

Вздохнув, Эрвин поплелся обратно на дорогу.

- Что это было? - затормошил его Армандас.

- Канал.

- Что такое канал?

- Ты никогда о них не слышал? Канал - это такая дыра в пространстве, которая мгновенно переносит тебя в другое место. Выход канала обычно находится очень далеко от входа.

- Так что же ты?! - воскликнул Армандас, подумав, что его друг огорчается оттого, что не побывал в этом канале. - Сходил бы и посмотрел быстренько, что на том конце.

- Быстренько? - Эрвин не сумел сдержать усмешки. - Ну да, ты ведь не знаешь. Каналы очень редко бывают двусторонними. Обычно, когда проходишь туда, обратного пути нет. Хорошо, если вернешься через несколько лет - если выживешь. Ведь канал может открыться и в вечных снегах, и в пустыне, и посреди океана, и на огромной высоте над землей, и, вероятно, в местах пострашнее, потому что из других мест возвращались, чтобы рассказать о них, а многие не вернулись вовсе. Когда неизвестно, куда ведет канал, туда входят, только если выбор стоит между ним и немедленной смертью, да и то не всегда, потому что на том конце может ждать медленная смерть. Теперь понимаешь?

- Жуть какая! - Армандас передернул плечами.

- Не всегда, - сказал Эрвин. - Некоторые каналы ведут в сказочно прекрасные места. Выпускникам академии дается точная карта всех известных у нас каналов - и тех, которые пригодны для путешествий по нашему Лирну и в другие миры, и тех, откуда еще никто не возвращался, и тех, куда еще никто не совался. Но мне уже никогда не получить ее.

- Откуда же ты знаешь о каналах?

- Не могут же ученики совсем ничего о них не знать! Конечно, нас учили чувствовать их и работать с ними. Каждый ученик знает единственный учебный канал, один из входов которого расположен чуть ли не на территории академии. Я даже подозреваю, что академию построили здесь именно из-за него. У этого канала есть две интересные особенности - во- первых, он двусторонний, а во-вторых, совершенно бесполезен, потому что его второй вход расположен на безжизненном скалистом островке северного моря.

- И эта штуковина так и торчит себе у дороги! - возмутился Армандас. - Сверну я, допустим, с дороги в кустики, а окажусь неизвестно где?!

- Нет. - Эрвин наконец поднял голову и заулыбался. - В канал можно пройти только сознательно. Если человек не чувствует канала, он может ходить по этому месту сколько угодно. Маловероятно, что канал откроется.

- Но не исключено?

- Не исключено.

- А как у вас изучают эти каналы?

- Находят их так же, как я сейчас - почувствуют и сообщают в академию, где их наносят на карту. А изучают... - Эрвин пожал плечами. - Разве если кто сдуру вломится туда, а после выживет и сообщит в академию, куда ведет этот канал. Сообщать о каналах - одна из обязанностей члена академии магов. Я как-то слышал разговор двоих наставников - одно время были частые сообщения с пятого континента, от архонтов. Туда лет сто назад наняли Гримальдуса - это самый мощный маг из ныне живущих, сейчас он уже глубокий старик. Этот Гримальдус отправлял в обнаруженные каналы рабов и таким образом узнавал, что там. А затем сообщения прекратились.

- Почему?

- Каналы, наверное, кончились. Не рабы же.

Армандас снова замолчал, осваиваясь с невероятной информацией, полученной от своего спутника. Эрвин тем временем продолжил размышления на тему, что же он теперь может. Можно было бы стать охотником за волшебными тварями, которые случайно или намеренно вываливались в этот мир из таких же каналов, но принадлежащих другим мирам, а затем начинали вести себя здесь кое-как. Некоторые маги делали себе на этом имя, но Эрвин не находил в себе достаточно твердости, чтобы прикончить несчастную тварь, ошалевшую от непривычной обстановки. Хотя, наверное, так было бы лучше и для нее тоже.

Конечно, не все было плохо, что приходило из других миров. Лары, например. Эрвин не раз пытался представить их мир, где они купаются в огне и едят... не угли, наверное, а что-то другое - где взять столько углей? И там они не пьют старого вина - но Ки-и-скаль объяснял ему, что они могут питаться всем, в чем содержится чистый огонь.

Да спустись же ты, спустись на землю, дурень! Думай о том, где ты будешь работать!

Но мысли Эрвина упорно возвращались к каналам. Если вход в канал еще можно было почувствовать, то выход был совершенно незаметен. О выходе из другого мира можно было только догадываться по частоте странных явлений в этом месте. Но и догадавшись, попасть туда все равно было невозможно.

- Давай присядем перекусим.

Эрвин вздрогнул:

- Что?

- Перекусим, говорю, - повторил Армандас. - Полдень уже.

- Думаешь, пора?

- Конечно.

Они выбрали подходящее место и сели полдничать.

- Да ты не стесняйся, ешь, - хлопотал Армандас, озабоченный плохим аппетитом товарища. У него самого был здоровый сельский аппетит. - Хватит нам еды, не бойся.

- Я ем, - кивал Эрвин, тщательно прожевывая бутерброд. Знал бы его друг, как мало они ели в академии!

Он взял кусочек вяленого мяса и сунул за пазуху.

- Моя не хочет, - раздался оттуда сонный голосок. - Моя вечером ела.

Похоже, кикимора придерживалась тех же правил, что и ученики академии магов, хмыкнул про себя Эрвин, кладя мясо обратно.

В этот день они шли быстро, нигде не задерживаясь, и наверстали упущенное вчера время. Армандас снова сделался разговорчивым и начал делиться с Эрвином своими планами на будущее. Оказывается, он намеревался поступить на службу к дангалорскому наместнику лорду Астуру, который держит большое войско и постоянно набирает туда знатных молодых людей, в том числе и неопытных.

- А зачем ему большое войско? - поинтересовался Эрвин. - Сейчас нет войны, да и Дангалор - не пограничный город.

- Для порядка, наверное, - неопределенно пожал плечами Армандас. - Город большой, для порядка там нужно большое войско.

Эрвин знал, что означают слова "для порядка", - маги поступали на службу к самым знатным и богатым людям, поэтому академия давала им соответствующее воспитание.

- Будешь замирять бунтовщиков и гоняться за беглыми рабами? - насмешливо спросил он.

- Я буду выполнять работу, которую выполняют многие знатные молодые люди, особенно те, у кого нет денег, - парировал Армандас. - Посмотрим, чем будешь заниматься ты.

- А чем, по-твоему, я буду заниматься?

- Делать любовные привороты и наводить порчу на чужую скотину. И хорошо еще, если не чего-нибудь похуже.

- А может, я откажусь делать любовные привороты и буду снимать порчу со скотины?

- Все равно тебя будут бояться и те, кому ты сделал добро, и те, для кого ты отказался сделать зло. И рано или поздно все они возненавидят тебя.

- До чего же скверное будущее ты мне напророчил, - поежился Эрвин, сознавая в глубине души, что Армандас был прав. Это было обычным уделом всяких колдунов и чародеев, так или иначе связанных с магией. Ах, если бы он закончил учебу и остался членом академии магов...

- Разве я что-то не так сказал? - простодушно удивился тот.

- Все так, - вздохнул Эрвин.

***

Следующим вечером они встали на последнюю ночевку перед Дангалором. Пока варилась похлебка, Эрвин решил осмотреть ногу кикиморы, а затем отпустить ее в лес. Накануне он снова лечил ее и весь сегодняшний день чувствовал себя вяло. И наверное, поэтому ему снова лезли в голову невеселые мысли. Или он скучал по академии? Все равно - еще на один сеанс лечения его хватит.

Сегодня кикимора выглядела значительно бодрее. Она сидела на котомке, опершись на тонкие ручки и, казалось, !k+ готова убежать в лес, если бы не стеснявшая ногу повязка. Эрвин перенес ее поближе к костру и стал прощупывать ногу сквозь лубок, следя за подвижной рожицей кикиморы. Кажется, ей не было больно. Армандас от нечего делать наблюдал за ними.

- Наконец-то она от нас смотается, - обрадовался он, увидев, что Эрвин начинает снимать лубок. - Быстро же ты ее вылечил!

- Старался. - Эрвин не удержался от гордой улыбки - действительно, кое-чему за четырнадцать лет он научился.

Кикимора повернула глазастое личико к Армандасу. Лягушачий рот распахнулся, оттуда выскочил длинный красный язык и быстро-быстро замелькал в воздухе, словно флажок на ветру. Армандас высунул язык в ответ, но тут же понял, что никогда не сможет махать им с такой немыслимой частотой, и убрал обратно. Эрвин покатился со смеху.

- Вы, кажется, нашли общий язык, - выдавил он сквозь смех. - Ну наконец-то... Арман, дай ей кусочек мяса напоследок, чтобы ей хоть сегодня ночью не пришлось искать еду.

Армандас, страшно довольный, что никогда больше не увидит эту кикимору, отрезал большой кусок вяленого мяса и подал ей. Тонкая лапка протянулась и забрала мясо, зачавкал лягушачий рот, а затем сытая кикимора тяжело поднялась с котомки Эрвина и скрылась в темноте по направлению к ручью. Было слышно, как она лакает там воду.

Заглянув в котелок и убедившись, что похлебка готова, Эрвин снял ее с огня и поставил котелок на землю. Они стали есть горячую жижу одной ложкой, по очереди передавая ее друг другу.

- Лентяй ты, Эрвин, - сказал Армандас в промежутке, когда его рот не был занят едой. - Давно бы выстругал еще одну, сучков вокруг полно валяется.

- Да все как-то некогда, - ответил тот, передавая ложку товарищу. - То идем, то еще что...

По правде говоря, ему ни разу даже и в голову не пришла мысль сделать еще одну ложку. Его голова была головой мага, мыслившего совершенно иначе, чем практичный сельский труженик. И впрямь, неужели трудно было сделать ложку? Но сейчас это уже не имело значения - завтра днем они приходили в город.

Армандас вернул ему ложку. Они продолжили еду и разговор, совершенно забыв о кикиморе. Последняя ложка осталась за Эрвином, и он, по уговору, положил ее в котелок и пошел к ручью, чтобы помыть там посуду и набрать питьевой воды. Возвращаясь, он увидел, что Армандас, прибиравший еду, вдруг застыл как вкопанный.

Тот услышал его шаги и оглянулся.

- Эрвин, - опасливо спросил он. - Мне не кажется? Посмотри туда...

Палец Армандаса указывал на разостланную у костра котомку Эрвина. На котомке сидела кикимора.

- Нет, - ответил Эрвин. - Если, конечно, нам обоим не кажется.

Сам он не сомневался, что ему не кажется. Тот, кому кажется, не может быть магом.

- Ты еще не ушла? - обратился он к кикиморе, подойдя к ней. - Будет лучше, если ты за ночь уйдешь подальше отсюда - здесь людные места.

- Моя не уйдет, - заявила кикимора.

- То есть как - не уйдет? - не понял Эрвин.

- Моя останется с твоей.

- Что-о-о? - У Эрвина чуть не пропал голос от изумления.

Сзади послышалось сдавленное хихиканье Армандаса.

- Моя останется с твоей, - повторила кикимора, громче и тверже.

- Могла бы и меня спросить, хочу ли я... моя... тьфу... этого... - обалдело произнес он. - У нас как-то принято об этом спрашивать...

Хихиканье сзади перешло в икоту.

- Твоя хочет этого, - уверенно сказала она. - Моя сильная. Моя ловкая. Моя красивая. Твоя без моей пропадет.

Эрвин нащупал сзади землю и сел.

- Арман... - растерянно повернулся он к другу. - Что это?

Тот всхлипывал от смеха, стуча кулаками по земле и изображая если не кикимору, то какого-то другого немытого выходца из леса.

- Ясно что! - простонал он. - Нечего было ей комплименты на уши развешивать!

- Что же мне теперь делать?

- Соблазнил - женись, как говорят у нас в деревне! - выговорил Армандас между приступами неудержимого смеха. - Тебе еще повезло, что это кикимора, могла бы и девчонка оказаться!

- Думаешь, повезло?

Армандас ничего не ответил. Он сложился пополам и судорожно затрясся. Эрвин снова взглянул на кикимору.

- Ну чего тебе не живется в лесу? - сказал он ей. - Смотри, как здесь хорошо. А мы, люди, вон какие - большие, страшные...

- Моя не уйдет, - категорически заявила кикимора.

Эрвин молча уставился на нее, не зная, что еще сказать.

- Моя не уйдет, - снова раздался писклявый голосок.

- Ладно, пусть твоя остается. - Он обреченно вздохнул, смиряясь с неизбежным. - Скажи хоть, как твою зовут...

- Мою зовут - Дикая Охотница На Крыс, Живущая В Дупле Старого Платана На Подветренном Берегу Большого Озера, - с гордостью сообщила кикимора.

- На подветренном? - тупо переспросил Эрвин.

- Да. Подветренный берег - теплый берег.

- Надо же... Только знаешь, у людей принято называться именами покороче. Давай я буду звать тебя Дика.

- Очень коротко, - обиженно пробурчала она.

- Зато ты сможешь вместо "моя" всегда говорить "Дика". Это будет чаще, и если сложить все вместе, то получится больше.

- Дика поняла. Дика больше не будет жить в дупле старого платана на подветренном берегу большого озера. Дика будет жить за пазухой большого доброго человека.

- Разве я добрый, Дика?.. Я обыкновенный.

- Дика знает, какой ты.

Глава 3

Пронзительная синь незнакомого с облаками неба говорила о засушливом климате. Но здесь, в этом парке, не чувствовалось нехватки влаги. Каскады бассейнов и ручьев, с тщательно продуманной не правильностью протекавшие среди зарослей буйной зелени, создавали влажный и необыкновенно вкусный, полный травяных ароматов воздух. По песчаным дорожкам прогуливались важные птицы с раскидистыми хвостами, переливающимися всеми цветами радуги. Каждое их движение говорило об уверенности в том, что вся эта влажная и зеленая роскошь существует только для них, причем так давно, что они перестали обращать на это внимание.

На низком бортике бассейна сидела молодая женщина. Ее узкая рука с длинными тонкими пальцами и тщательно отполированными, похожими на коготки ногтями беспокойно поглаживала розовый мрамор. Темно-голубое платье в обтяжку, едва прикрывающее верхнюю половину ее тела, расходилось от колен веерообразным воланом, поблескивая и переливаясь при малейшем движении. Декольте открывало сзади ее гибкую спину до пояса - впрочем, большую часть этой соблазнительной спины прикрывали темные струи блестящих и упругих волос.

Ее лицо было смуглым и узким - слишком узким, чтобы быть человеческим. Длинная и тонкая дуга носовой кости поднималась гораздо выше переносицы, до самой середины лба, выдавая принадлежность женщины к расе архонтов. И тем не менее, невзирая на чуждую внешность, любой человек безошибочно назвал бы эту женщину красивой - ведь в красоте есть нечто безусловное, не зависящее от расы. Ее косо посаженные глаза были живыми и глубоко-черными, томительно- изящного разреза, напоминающего листья дерева нури. Ее темно- розовые губы были свежими и бархатистыми, по ним хотелось провести пальцем, а лучше - губами.

Так, наверное, и думал стоявший рядом с ней мужчина, потому что каждый раз, когда ее глаза отвлекались на что-то постороннее, его взгляд неизменно останавливался на ее губах. Он тоже был архонтом, уже немолодым, но и не старым, в том самом возрасте, когда мужчины совершают главные достижения своей жизни. Его светлые волосы до плеч, вероятно, были бы тронуты сединой, если бы он был человеком, но архонты никогда не седеют.

Узкое смуглое личико повернулось к нему. Он быстро отвел взгляд от ее губ.

- Дантос, я пойду с вами, - прозвучал мелодичный голос. - Мне тоже любопытно взглянуть на него. Все-таки мы столько лет ждали этого!

- Конечно, леди Аринтия. - Дантос скрыл свою радость. Аринтия поднимется с ним в башню Гримальдуса, а он поддержит %% под локоть или даже за талию, если представится случай. Не Гримальдус же будет вести ее по лестнице!

- Старик давно просится со службы. - Она опустила руку в бассейн, ловя пальцами прозрачные струи. - Еще мой отец обещал ему это, когда появится достойный преемник. Это было двенадцать лет назад, и вот наконец... Род Иру всегда держит свое слово. Наконец-то я сдержу слово, которое дал ему отец.

- Почему так долго? - Ее признание было новым для Дантоса, но он постарался сдержать удивление - у архонтской знати считалось неприличным выставлять свои чувства напоказ. - Академия выпускает магов почти каждый год.

- Род Иру должен иметь самое лучшее. - В голосе Аринтии прозвучала гордость за свой род, естественная для каждого архонта. - Сто два года назад мы взяли на службу Гримальдуса, и все эти годы он оставался лучшим магом пяти континентов. Он служил моему прадеду, деду и отцу, и все они были довольны его службой. Я хочу, чтобы мне и моим потомкам служил маг не хуже Гримальдуса.

Дантос наклонил голову в знак понимания.

- Академия выпускает магов каждый год, - продолжала Аринтия, - но не каждый год она выпускает таких, как Гримальдус. Старик каждый раз наводит какое-то колдовство, чтобы узнать преемника. Он сказал мне, что в этом году один из шестерых в выпуске будет тем магом, который мне нужен, но он не знает его имени. Однако он сможет показать тебе его лицо в зеркале магов, чтобы ты узнал его.

Дантос уже слышал это, и не однажды, но снова склонил голову, понимая, что она повторяет это от волнения.

- Завтра утром ты отправишься в путь, Дантос. - Аринтия улыбнулась ему, ее узкая ладонь легла ему на руку. За ее улыбку он готов был сделать все. - Ничего, что до выпуска осталось не больше трех месяцев, Гримальдус нашел способ предупредить ректора, что ты приедешь перед самыми испытаниями, и тот оставит за тобой право первого выбора. С собой возьмешь обоих ларов Гримальдуса - для себя и для преемника. Академия расположена на краю света, но, к счастью, есть каналы.

- Я ничего не понимаю в каналах, леди Аринтия, - на всякий случай напомнил он.

- Конечно, Дантос, - кивнула она. - Гримальдус расскажет ларам, куда и как доставить тебя, а твое дело - только сесть на одного из них. Ты запомнил, чем их кормить?

- Да, леди Аринтия.

- Хорошо. - Она подняла голову и вгляделась в глубину аллеи, ее коготки нетерпеливо забарабанили по мрамору. - Так где же наш маг? Он сам сказал, что подходящее сочетание светил наступит сегодня на закате, а солнце уже садится...

Не успела она договорить, как в конце аллеи показалась невысокая сухощавая фигура известного на все пять континентов мага. Он держался очень прямо и был одет со сдержанностью, стоившей дороже любой роскоши. У него было острое худое лицо, от части напоминавшее лица архонтов, если не считать небольшого отличия в переносице. Тонкие губы едва выделялись на смуглой коже - в этой жаркой, засушливой ab` -% было невозможно избежать загара, даже если целые дни проводишь в башне. Короткие усы и небольшая бородка из тех, что называют козлиными, вместе с гладко выбритыми щеками делали его лицо еще более вытянутым. Двигался он живо и легко, несмотря на то что ему давно перевалило за сотню лет.

- Леди Аринтия... - Он взялся за край своей серебристой мантии, выставил левую ногу вперед и склонился в придворном поклоне. - Лорд Дантос...

- Наконец-то, Гримальдус. - Она послала магу светскую улыбку. - Мы заждались вас.

- Я не мог отойти, леди Аринтия, - объяснил он. - Но сейчас все приготовления закончены, нам осталось только дождаться условленного мгновения.

- Тогда не будем задерживаться. - Аринтия встала с бортика бассейна.

- Вы с нами, леди Аринтия, - бесстрастно сказал Гримальдус. Не спросил, а именно сказал - за десятилетия службы роду Иру он привык спокойно встречать любые перемены в решениях хозяев. Он выполнял их поручения, за которые ему платили.

- Да, мне тоже захотелось взглянуть на него, - подтвердила она.

Все трое пошли к башне, где обычно работал Гримальдус. Она располагалась совсем недалеко, в возвышенной части парка поместья Иру. Гримальдус взял с полки зажженный светильник и первым пошел вверх по темной винтовой лестнице, освещая путь. Дантос и Аринтия стали подниматься следом. Дантос был безмерно счастлив - лестница оказалась как раз такой ширины, чтобы он мог поддерживать леди Аринтию за талию чуть выше ее глубокого декольте.

Наверху царил сумрак, нарушаемый только светильником в руке Гримальдуса. Весь просторный зал заполнял тонкий, приятно пахнущий туман, розовыми клубами поднимающийся над крохотным огненным язычком. В бледном призрачном свете были видны спущенные шторы на окнах - тяжелые черные шторы от пола до потолка. Одно из окон было оплетено путаницей зеленых и розовых нитей, слабо мерцающих в тумане. В центре на круглой подставке было установлено полупрозрачное овальное стекло в половину человеческого роста. Гримальдус отступил на два шага от входа, давая войти своим посетителям, и остановился. Они тоже остановились, не зная, что последует дальше.

- Все установлено точно. - Он говорил почти шепотом, но тишина зала усиливала каждый звук. - Нельзя ничего потревожить, поэтому вы оба встанете там, где я укажу, и молча дождетесь, пока колдовство не начнет действовать.

- Да, Гримальдус, - так же тихо ответила Аринтия. Еще от своего отца она научилась уважительно относиться к каждому указанию мага. - Ведите нас.

- Подойдите к стеклу и встаньте вот здесь, с этой стороны. - Они встали, где указывал маг - так, что стекло оказалось между ними и оплетенным нитями окном. Гримальдус встал за их спинами и заговорил вполголоса:

- Это окно с нитями - западное окно. Когда на него c/ $%b последний луч солнца, зеркало магов заработает, и вы увидите в нем лицо моего преемника.

- Вот это стекло - зеркало магов? - уточнила Аринтия.

- Это его часть. Но вы правы, леди Аринтия, смотреть нужно в него. Изображение удержится всего на несколько мгновений, пока горит последний луч, поэтому будьте внимательны. Я скажу вам, когда приготовиться.

Гримальдус задул светильник. Некоторое время они стояли в темноте и в молчании. Вдруг нити на окне стали ярче и завибрировали, словно струны.

- Внимание... - раздался сзади шепот Гримальдуса.

Черную штору прорезало круглое пятно света и ударило в стекло. Дымчатая поверхность прояснилась, туман заклубился, складываясь в человеческое лицо.

Обыкновенное лицо, худощавое, почти мальчишеское. Светлые неопределенного оттенка волосы, почти незнакомые с расческой. Серые глаза с прищуром, слегка выступающие скулы. Небольшой, чуть выдающийся вперед подбородок.

Ничего особенного.

Изображение скомкалось и исчезло. Там, за шторой, погас последний луч. Гримальдус щелчком пальцев зажег светильник.

- Вы видели? - спросил он.

- Да... - разочарованно протянула леди Аринтия. - Но, по правде говоря, я представляла себе нечто иное. Он выглядит таким... неприметным. Хотя... у меня всегда был плохой глаз на человеческие лица... Дантос!

- Да, моя леди? - Совместный подъем по лестнице, кажется, придал ему смелости в обращении.

- Ты сумеешь узнать его?

- Да, моя леди, - ответил Дантос после едва заметной заминки. - Среди шестерых я его узнаю.

В толпе он, конечно, не узнал бы этого юнца, но среди шестерых... Эти маги наверняка не выглядят совсем одинаковыми.

Гримальдус проводил их до подножия лестницы, спускаясь перед ними со светильником. Лорд Дантос снова придерживал леди Аринтию за талию. Он даже готов был поклясться, что она прижалась к его руке... Почему она позволила себе эту маленькую слабость - из-за огорчения перед долгой разлукой или хотела заставить его как можно усерднее выполнить поручение?

Теперь этот вопрос будет неотвязно терзать его всю дорогу до академии и обратно. Ах, Аринтия, Аринтия... Лорд Дантос сам принадлежал к верхушке правящих родов архонтов, был весьма искушен в интригах и отлично знал, каким бездушно- расчетливым может оказаться любой поступок каждого из них.

Даже если бы она поцеловала его на лестнице, этот вопрос только сильнее терзал бы его в пути.

***

Проводив своих хозяев, Гримальдус вернулся в башню. Там он отдернул шторы, а затем открыл все окна, одно за другим, впуская в круглый зал свежий вечерний воздух. Был еще не /.'$-() вечер, поэтому в зале сразу же стало светло по сравнению с только что царившей здесь тьмой. Гримальдус снял стекло с подставки и уложил на замшевое дно лежащего у стены плоского ящика. Опустив крышку, он запечатал ящик заклинанием и задвинул под стол - когда еще ему понадобится зеркало магов...

Свежий воздух вытянул из башни розовый туман, и у стен проступили длинные низкие столы, на которых стояли порошки, снадобья, зелья. Но главным в башне, конечно, были окна - большие, высокие, занимавшие почти все стены круглого зала. Гримальдус не был уроженцем этой жаркой, засушливой страны архонтов, но давно сроднился с ней за годы проживания здесь. Ему полюбилась и ее безоблачная погода, и эта чудесная башня - ведь наблюдение светил было одним из краеугольных камней в работе мага, а обозрение отсюда было просто исключительным. Хорошо, что прадед его хозяйки не поскупился в свое время и, уступив его настояниям, снес убогий насест его предшественника и выстроил это чудо. На указанном им месте, по его чертежам.

Его преемнику понравится эта башня. Ему наверняка понравятся и хозяева. В роде Иру умели обращаться со слугами. Даже когда он впервые появился здесь таким же двадцатилетним мальчишкой, как этот, ему всегда говорили "вы", к его словам всегда прислушивались, с ним всегда обращались как с равным, пожалуй, даже подчеркнуто. Ему доверяли - с ним не спорили, если он отказывал в каком-либо деле. Здесь всегда помнили, что имеют дело с магом.

И он никогда не подводил их. Сто с лишним лет безупречной службы - это срок. Тем не менее Гримальдус всегда чувствовал, что это клетка. Просторная золотая клетка. Его не могли связать насилием и принуждением - его связали уважением и доверием. Работы было немного, тем более при его способностях и возможностях, и он мог позволить себе собственные исследования, но он никогда не чувствовал себя свободным. Если бы клетка была теснее, он, не задумываясь, вырвался бы из нее, но в роду Иру умели подбирать размер клетки.

Может быть, счастливее был его старый друг и однокашник Зербинас, который сейчас ведет академию магов? В отличие от других, он первое время никак не мог найти себе места и мотался по всем пяти континентам Лирна, то надолго исчезая из виду, то снова появляясь, то купаясь в богатстве, то перебиваясь случайными заработками. Но и он остепенился - пошел в академию наставником и неожиданно быстро стал ректором. Старая дружба позволяла им легко вступать в контакт через транс - благодаря этому Дантос теперь получит право первого выбора, хотя наверняка приедет в академию последним.

Но теперь наконец свобода. Как только преемник явится сюда и примет дела - свобода. Гримальдус запомнил это лицо, и оно понравилось ему - мальчишеское, открытое, пройдешь мимо и не скажешь, что ему суждено стать одним из величайших магов Лирна. Но внешность внешностью, а Гримальдус точно знал одно - маги никогда не бывают открытыми. Жаль, что лицо /`.$%`& +.al в зеркале всего несколько мгновений.

На смуглом лице Гримальдуса отразилось колебание. Нет, он все-таки пошлет преемнику подарок, достойный величайшего мага пяти континентов, - если он ошибся, это будет проверкой.

Сто двадцать лет с лишком... не такой уж это и возраст для мага. Гримальдус чувствовал себя еще в силе, в нем еще горел огонь жизни. Маги плохо поддаются времени, и он еще многое может успеть. Еще немного, и вот она, свобода!

Вот только что он с ней будет делать?

***

Дангалор стоял на пологой возвышенности в точке слияния двух рек. Лес, которым шли Эрвин и Армандас, тянулся почти до самых пригородов. Увидев первые дома, Эрвин еще раз предложил кикиморе вернуться в лес, но полдень был временем ее сна, и она крепко спала у него за пазухой, свернувшись в уютный клубочек.

- Дика не хочет, - пробормотала она сквозь сон после нескольких безуспешных попыток ее разбудить, и Эрвин окончательно оставил намерение избавиться от нее. В конце концов, она была маленькой и не занимала много места за пазухой, она могла сама прокормить себя, потому что поблизости от людского жилья всегда полно мышей. А поскольку Армандас скоро пойдет на службу, вдвоем с ней будет все-таки веселее.

Лесная дорога входила в Дангалор в самой возвышенной его части. Едва друзья вышли из леса, весь город раскинулся перед ними как на ладони, спускаясь террасами к речному изгибу. Армандас, полный радужных надежд, с восторгом озирал открывшийся сверху вид. Эрвин, как и его приятель, в жизни не видел ни такого скопления домов, таверн и лавок, ни верениц снующих по воде или уткнувшихся носами в берег лодок. На берегу виднелись причалы, у которых стояло несколько судов покрупнее и два-три больших корабля, наверняка плававших куда-то далеко. Может быть, даже на другие континенты.

Родные Армандаса жили в северной части Дангалора. Сверху было видно, что это богатый район - там стояли большие многоэтажные дома, а кое-где и окруженные садами особняки.

- Туда, - кивнул Армандас, проследив дорогу. - В тот район, а там я спрошу, где живет моя родня.

Они пошли по городским улицам. Эрвин рассматривал все - вывески, фасады домов, уличные лотки, одежду прохожих. До сих пор он изредка бывал только в одном городке или, вернее, большой деревне неподалеку от академии. По сравнению и с собой, и с жителями этого городка он считал Армандаса прилично одетым, но теперь с каждым шагом становилось все очевиднее, что его друг почти такой же бедняк, как он сам. А дома вокруг становились такими внушительными, что ноги Эрвина невольно стали подгибаться...

- Здесь. - Армандас остановился у подножия парадной +%ab-(fk просторного особняка. На ее верхнем конце стоял важный пожилой мужчина, разодетый так роскошно, что Эрвин мог бы принять его за владельца половины континента, если бы тот не открыл дверь вышедшему оттуда молодому человеку, а затем не закрыл ее за ним.

- Простите... - обратился к молодому человеку Армандас. - Могу я увидеть леди... - Он назвал имя своей родственницы.

- Мамашу? - Молодой человек высокомерно поднял бровь. - А кто вы такой? - Его "вы" прозвучало оскорбительнее любого "ты".

- Родственник. Я - сын леди... - Он назвал имя своей матери.

- А-а, этой нищенки. - Губы молодого человека брезгливо изогнулись. - Обратитесь к лакею, - он кивнул на дверь, - пусть доложит мамаше. Может, она что-нибудь подаст...

Не дожидаясь ответа, он прошел мимо них на улицу. Правда, он вряд ли чего-нибудь дождался бы, потому что Армандас, кажется, потерял дар речи. Он медленно переводил взгляд то на Эрвина, то на лакея. Выждав немного, Эрвин решил, что нескольких повторений достаточно.

- Тебе же сказали - обратись к лакею, - дернул он Армандаса за рукав. - Может, она...

- Да провались они все!!! - рявкнул тот, мгновенно очнувшись от столбняка. - Пошли отсюда, Эрвин.

Он чуть ли не бегом понесся по улице, Эрвин поспешил за ним. Они пробежали почти полгорода, когда Армандас немного успокоился и перешел на умеренный шаг.

- А я-то думал, что они и мне обрадуются, и о тебе позаботятся, - с горечью сказал он Эрвину. - Мы живем небогато, но всегда рады гостям, а они так богато живут...

- Может, потому они и живут богато, что они такие, - заметил тот. - Чтобы нажить большое богатство, нужны определенные качества...

- Да, пожалуй. - Армандас начал успокаиваться. - Тогда тьфу на них и забудем. Но что же нам с тобой теперь делать?

- Да то же самое, - ответил Эрвин, в глубине души с самого начала не очень-то рассчитывавший на родных Армандаса. - Посмотрим, что здесь есть, устроимся где- нибудь, поскорее найдем работу. На свою службу ты, наверное, и без родных сможешь наняться. Не похожа она на службу для таких типов, как этот парень. Сходи завтра и узнай, а сегодня, наверное, уже поздно.

Действительно, пока они ходили по городу, полдень начал сменяться вечером. Пора было подумать об ужине и ночлеге. Эрвин осмотрелся - они остановились в подходящей части города, не слишком богатой, но и не в трущобах. Напротив виднелась приоткрытая дверь таверны.

- Сколько у нас денег? - спросил Эрвин.

Пересчитав деньги, они пришли к выводу, что на два-три дня этого хватит. Значит, у них было не больше трех дней, чтобы устроить свои дела. Для начала нужно было поесть, и они вошли в призывно распахнутую дверь.

Едва они переступили порог, как Эрвин почувствовал, что за пазухой зашевелилась Дика.

- Плохое место, - недовольно пискнула она. Он услышал звуки, свидетельствующие о том, что кикимора принюхивается. - Плохая еда.

Эрвин принюхался вслед за ней. Конечно, такого в академии не подадут, но он теперь не в академии и никогда там не будет. Один раз можно съесть и такое.

- Мы быстро, - шепнул он. - Поедим быстренько и уйдем.

- Плохое место, - не унималась кикимора.

Они прошли к ближайшему столу и сели на деревянную скамью. Эрвин ожидал, что их спросят, какие блюда они будут заказывать, но служанка, едва увидев их, сразу же направилась к ним с подносом, заставленным мисками и кружками пива, - наверное, выбор здесь был небольшой. Это была молодая крутобедрая девка с необъятной, почти ведерной грудью, вываливающейся из глубокого выреза блузки. Эрвин, никогда не видевший ничего подобного, простодушно уставился на этот феномен природы. Интерес был чисто познавательным, но служанка истолковала его по-своему. Даже не поставив еду на стол, она склонилась к уху Эрвина так, что вышеупомянутое чудо оказалось прямо перед его носом, и зашептала:

- Как поешь, заходи в тот коридор, вторая дверь нале...

Вдруг глаза служанки стали большими, как жерла пивных кружек на ее подносе, и она уставилась на грудь Эрвина так, словно там в считанные мгновения выросло точно такое же чудо природы. Тот машинально глянул туда же и увидел остроухую головенку Дики, высунувшуюся у него из-за пазухи. Из лягушачьего рта кикиморы выскочил длинный красный язык и быстро-быстро затрепетал в воздухе.

Служанка дико взвизгнула и присела, с грохотом роняя поднос на пол, а затем опрометью кинулась из зала. Вокруг воцарилась гробовая тишина.

Эрвин почувствовал пальцы товарища на своем локте.

- Пошли отсюда, - послышался выразительный шепот Армандаса. - Пока хуже не стало...

Они разом встали и бочком шмыгнули к двери. К счастью, всеобщее оцепенение продержалось достаточно долго, чтобы они успели выскочить в дверь и скрыться за углом. Там они припустили бегом по улице, пока не сочли, что отбежали на безопасное расстояние.

- Давай поищем другую таверну, - предложил Армандас, когда они отдышались.

Таверн в Дангалоре было немало. Не прошли друзья и квартала, как впереди показалась еще одна гостеприимно распахнутая дверь. Они дружно ринулись туда.

- Плохое место, - объявил писклявый голосок из-за пазухи Эрвина.

Они переглянулись и, не говоря ни слова, вышли оттуда.

- Вон еще одна, - показал Армандас вперед по улице. - Совсем рядом.

Они миновали полквартала и вошли в таверну.

- Плохое место.

Они прошли еще пару улиц и набрели на дешевую харчевню при постоялом дворе.

- Плохое место.

Они спустились в порт и вошли в матросскую закусочную.

- Плохое место.

Они обошли еще десяток заведений, где можно было хоть что-то съесть. На улице давно стемнело. Друзья так устали и проголодались, что готовы были сожрать в таверне падаль десятидневной давности, если бы не боялись, что Дика снова устроит им какой-нибудь скандал. Поэтому, когда они вошли в уютный ресторанчик под гостиницей и не услышали привычного "плохое место" из-под куртки Эрвина, они еще долго переминались на пороге, не решаясь войти. Было так поздно, что посетителей здесь уже не было. Столы были протерты, стулья стояли вплотную к ним, буфетчик вытирал бокалы мягким полотенцем и убирал их со стойки - заведение готовилось закрываться на ночь.

- Заходите, молодые люди. - Буфетчик указал им на столик. - Что будете заказывать?

Они в изнеможении рухнули на стулья за указанным столиком.

- А что у вас есть? - спросил Армандас буфетчика.

После перечисленного у них обоих потекли слюнки. Один раз им можно было позволить себе поесть вдоволь.

- Несите все, - сказал Армандас.

- А сырые яйца у вас есть? - спросил Эрвин вдогонку буфетчику.

- Да, - ответил тот.

- И сырое яйцо.

- Два сырых яйца, - раздался писклявый голосок из-за его пазухи.

Эрвин пригнул голову и сказал приглушенным голосом, словно готовился стать чревовещателем:

- Это большие яйца...

- Два сырых яйца, - упорствовал писклявый голосок.

Со стороны это выглядело так, словно он уже стал чревовещателем.

- Два сырых яйца, - поспешно исправил заказ Эрвин, стараясь не смотреть в глаза пораженному буфетчику - похоже, у бедняги сегодня это был не последний повод поразиться.

Тот ушел и почти сразу же вернулся, чтобы постелить белую скатерть на гладкоструганый деревянный столик.

- Извините... - остановил его Эрвин. Лучше всего было сделать это сейчас. - Нам не нужна скатерть...

- Как - не нужна? - Буфетчик позволил себе только самую малость удивления, чтобы не обидеть посетителей. - Вы оба выглядите благовоспитанными молодыми людьми.

- Дело в том... дело в том... - начал Эрвин, удивляясь своей храбрости - можно было бы ссадить Дику на пол, как какого-нибудь котеночка, и она, наверное, не обиделась бы, но она была разумна, она теперь была его приятельницей, значит, он не мог обходиться с ней как с животным. Он собрался с духом и выпалил:

- Дело в том, что за этим столом будет есть яйца одна моя приятельница. Она, конечно, со временем выучится вести себя в приличном обществе, но сейчас мне не хочется обременять вас стиркой скатерти...

- Хм... ваша приятельница... - Буфетчик внимательно оглядел их обоих. - Вы не сочтете за нескромность, если я спрошу, кто она?

- Нисколько. - Эрвин понимал, что самое позднее через пятнадцать минут любезный пожилой мужчина увидит эту приятельницу сам. - Она кикимора. Очень милая и воспитанная кикимора.

- Кикимора... - Эрвину показалось, что взгляд буфетчика стал несколько блуждающим. - Вы, полагаю, ручаетесь за свою приятельницу?

- Да, - подтвердил Эрвин. - Но не за скатерть.

Буфетчик попятился от столика. Белая скатерть осталась висеть на его левой руке. Сделав несколько неуверенных шагов, он вспомнил, что передвигаться нужно лицом вперед, развернулся и исчез за кухонной дверью.

- Сейчас нас выгонят, - сказал Армандас. От усталости это прозвучало простой констатацией факта.

- Он еще не видел Дику, - так же равнодушно ответил Эрвин.

- Сейчас увидит.

Они оставались за столиком только потому, что у них не было сил встать и уйти.

- Ну сказал я ему, что она кикимора, - продолжил Эрвин. - Все равно бы он ее увидел - потом, и было бы еще хуже.

- Куда уж хуже...

Из кухни появился буфетчик с подносом. Привычно- заученными движениями он начал раскладывать перед ними столовые приборы.

- Где будет сидеть ваша приятельница?

Эрвин растерянно оглядел столик. Буфетчик терпеливо ждал. Из-за пазухи Эрвина высунулась остроухая голова и завертелась по сторонам. Затем оттуда выбралась вся кикимора, оправила на себе крысиный балахончик и с достоинством прошествовала на дальний край стола.

- Дика будет сидеть здесь, - объявила она, усаживаясь там и скрещивая перед собой ножки.

- Очень мило с вашей стороны, - поблагодарил ее буфетчик и поставил перед ней тарелку.

- А где яйца? - спросила она, заглянув туда.

- Дика... - укоризненно сказал Эрвин. - Видишь, мы тоже ждем. Он не может принести сразу все. Сначала приносят приборы, а затем разносят еду.

- Дика поняла, - кивнула она Эрвину, а затем повернулась к буфетчику:

- Пусть твоя несет яйца. Эрвин с Армандасом переглянулись.

- Видел? - торжествующе шепнул Эрвин, словно это было его заслугой. - Прямо светская дама.

Буфетчик вышел и вернулся с подносом, нагруженным тарелками с едой, среди которых возвышались два сырых яйца в яичных рюмках. Первой он обслужил даму, поставив яйца на тарелку перед Дикой, затем расставил на столе заказ Армандаса и Эрвина. Оба были так голодны, что сразу же накинулись на еду, забыв посмотреть, как кикимора будет c/` "+oblao со своей порцией.

Дика озадаченно уставилась на рюмки. Яйца были любимым лакомством кикиморы, и они были большими, такими замечательно большими, но они застряли торчком в каких-то странных железках. Нужно было вытащить их оттуда.

Она ухватилась за одну из железок и увидела в яйце дырочку, в которой поблескивал вкуснейший белок. Нужно просунуть туда язык - так она и сделала, залпом выпив половину яйца. До второй половины язык не доставал, поэтому она положила яйцо набок, запустила проворные пальчики в дырку и стала обламывать скорлупки. Рюмка покатилась по тарелке и сшибла другую рюмку, та ударилась о край, содержимое второго, еще полного яйца выплеснулось на стол. Ничего, так даже лучше. Дика встала на четвереньки и подлизала лужицу.

Обе рюмки с остатками яиц лежали в тарелке, и в каждой из них оставался нетронутый желток, а это еще вкуснее, чем белок. Вытряхнув остатки из рюмок, Дика выбросила рюмки на стол и начала с наслаждением копаться в образовавшемся месиве из скорлупок, белка и желтка. Скользкая смесь текла по ее мордашке, по ее ручонкам, но поговорка "близок локоть, да не укусишь" была не для тех, у кого короткие ручки и длинный, проворный язык, который сейчас ловко подхватывал капающие с локтей капли белка.

И Эрвин, и Армандас умели вести себя в любом обществе и управляться с любыми столовыми приборами. Армандаса воспитала мать, знатная леди, хоть и бесприданница. Эрвина воспитывала академия, а там этикету обучали строже, чем любая знатная леди. Несмотря на голод и усталость, оба помнили, что ужинали в приличном месте, поэтому они не сделали ни одного противоречащего этикету движения. Управившись с первым блюдом, они вспомнили о Дике.

Увидев лужу слизи и скорлупок с кучкой в центре, которая предположительно была кикиморой, Эрвин побледнел. Действительность превзошла все его ожидания. Какое счастье, что он догадался попросить не стелить скатерть! Но отмоется ли стол?!

- Дика! - позвал он. - Ты наелась?

- Дика наелась, - раздался довольный голосок - точно, из этой кучки. - Дика пойдет к твоей за пазуху.

Эрвин привстал на стуле, чтобы в случае чего успеть увернуться.

- Дика! - твердо сказал он. - Тебе нужно помыться.

- Дика не моется, - сказала кучка.

- Дика будет мыться, - собрал всю свою решительность Эрвин.

- Дика не будет мыться. - Из кучки высунулась лапка и погладила одежку.

- Неужели Дике не хочется быть чистой?

- Не хочется. Дике все равно.

- Но моей пазухе не все равно! - страшным голосом сказал он. - Если ты хочешь сидеть там, тогда, будь добра, помойся!

- Дика наелась вкусных яиц, - ответил голосок из кучки. - Дика добрая. Дика помоется.

Эрвин с облегчением обвис на стуле. Он поискал глазами буфетчика, который был поблизости и, кажется, не без удовольствия наблюдал за их пререканиями.

- Пожалуйста, - сказал он буфетчику, - принесите нам миску воды и кухонное полотенце.

Тот немедленно сходил на кухню и принес требуемое. Эрвин отмыл и насухо вытер Дику, но кикимора была еще слишком мокрой, чтобы ее можно было посадить за пазуху. Он усадил ее на стол рядом с собой и стал доедать остывший ужин, а его друг занялся расчетами с буфетчиком.

- Эрвин, здесь можно недорого снять комнату, - позвал его Армандас. - Давай остановимся здесь.

Хоть бы и дорого - не на улице же ночевать. Однако Эрвин предполагал, что и ужин, и комната обойдутся здесь значительно дороже. Дика не ошиблась - это было хорошее место.

Глава 4

Эрвин решил обучить Дику опрятно есть яйца. Кикимора одобрила это решение, особенно после того, как он разъяснил ей, что чем меньше яичного содержимого попадет на стол, на ее балахончик и волосы, тем больше попадет ей в рот. Кроме того, чтобы учиться есть яйца, нужно на самом деле есть яйца.

Но, пока она не была обучена, лучше было не выводить ее в общество. Примерно так он и объяснил буфетчику, почему будет предпочтительнее, если они позавтракают в своей комнате.

- Почему же, - невозмутимо возразил тот. - Завтракающая кикимора - это как раз такое зрелище, которое может привлечь к нам посетителей.

- Вчера это вышло случайно, - смутился Эрвин. - Мы с Армандасом слишком устали, чтобы заняться воспитанием Дики. Я не могу обещать вам сегодня точно такое же зрелище.

- Ничего, - сказал буфетчик, - прилично завтракающая кикимора - зрелище не менее необычное.

И они спустились завтракать вниз. Дика оказалась сообразительной кикиморой. Под внимательным руководством Эрвина она пролила на стол совсем небольшую лужицу - по сравнению со вчерашним наводнением. Было трудно разговаривать с ней, делая вид, что не замечаешь десятки направленных на тебя глаз, особенно чувствительному к подобным воздействиям магу, поэтому Эрвин встал из-за стола с таким ощущением, словно полдня проработал грузчиком в порту. Да, нелегко из кикиморы воспитывать светскую даму!

Дика, видимо, отлично понимала, что она здесь - центр внимания. Управившись с яйцами, она не полезла к Эрвину за пазуху, а взобралась к нему на плечо и уселась там, гордо оглядывая помещение ресторанчика круглыми оранжевыми глазами. Кто бы мог подумать, что это маленькое существо окажется таким тщеславным, вздохнул про себя Эрвин, но затем подумал, что сам виноват - разве не он называл ее *` a "(f%)? Получай теперь последствия необдуманных поступков...

Однако, кроме самого Эрвина, никто вокруг не имел возражений против кикиморы у него на плече. Все таращились на Дику, она - на них, посетители прибывали, и вскоре в этот утренний час в ресторанчике стало людно, словно вечером, - видимо, слухи о кикиморе мгновенно распространились за его пределы.

Накормив Дику, друзья поели сами и подозвали для расчета буфетчика.

- Уже уходите? - с сожалением спросил он. - Хотите сделать еще заказ?

- Нет, нам пора, - сказал Армандас. - Может быть, вы подскажете мне, как пройти в казармы лорда Астура?

- Здесь недалеко, направо по улице до перекрестка, а там налево. - Буфетчик уважительно глянул на него. - Вы хорошо владеете оружием, молодой человек?

Армандас заметно смутился:

- Не то чтобы... я думал, что выучусь, когда поступлю на службу.

- Если вас вдруг заинтересует... в западной части города есть оружейная школа Гариба. Есть и другие школы, но вы идите в эту. Если вас вдруг заинтересует...

- Спасибо, но я должен зарабатывать...

- Извините, - вступил в разговор Эрвин. - Не подскажете ли вы, где здесь работают... - Он запнулся - ему не хотелось употреблять слово "маги" всуе. - Ну, эти... знахари всякие, колдуны, прорицатели... и тому подобное.

- Эти? - Взгляд буфетчика переместился с лица Эрвина на кикимору на его плече, а затем обратно. - Которые получше, работают у себя на дому, а которые похуже... их можно встретить на городском рынке. Рынок по улице налево и вниз.

- Спасибо.

Они пошли к выходу. Догадливая Дика тут же шмыгнула к Эрвину за пазуху. От наружной двери им с Армандасом предстояло расходиться в разные стороны, поэтому они внимательно осмотрелись вокруг, чтобы запомнить эту улицу, и распрощались, полагая, что каждый из них вернется в гостиницу не раньше вечера. Армандас пошел в казармы, а Эрвин направился на рынок поглядеть, чем занимаются колдуны похуже. Все-таки ему предстояло стать одним из этих колдунов.

Колдовская братия занимала один из углов огромного дангалорского рынка. Эрвин нашел этот угол не сразу - сначала он долго блуждал между мясными, рыбными и овощными рядами. Здесь продавались лечебные травы и снадобья, амулеты, причем далеко не всегда предназначенные для добрых дел, заговоренная одежда и оружие. Среди всего этого изобилия сновали распространители услуг, так или иначе связанных с магией, и наперебой предлагали эти услуги населению.

- Уникальные эссенции! - подлетел к нему неряшливо одетый лотошник. - Редкостный зуб бунга! Истолченный, он возвращает молодость, укрепляет мужскую силу и предотвращает .!+ka%-(%!

Эрвин с интересом глянул на протянутый поднос. Никаких эссенций в груде мелких косточек не было. Зуба бунга, естественно, тоже.

- Где этот зуб? - спросил он, так и не догадавшись, что именно из этой собачьей радости торговец называет зубом бунга.

- Да вот же! - Тот всучил ему небольшой желтоватый зуб.

Эрвин покрутил его в пальцах:

- Кобель, пять лет, верхняя челюсть слева. Если и укрепляет силу, то только силу кулака, когда покупатель придет требовать свои деньги назад. - Он выпустил зуб из пальцев обратно на поднос.

Лотошник подхватил свои сокровища и припустил на другой конец рынка. Эрвин даже не оглянулся ему вслед. Он знал, как выглядит настоящий зуб бунга - голубоватый, полупрозрачный, рифленый, опалесцирующий. И используется он не для укрепления мужской силы, а для поиска воды под землей, если привязать его на длинный женский волос, лучше светлый. Теми магами, конечно, которые не могут сами чувствовать воду.

- Вправляю астрал, вправляю астрал, - бубнил наголо обритый парень, сидевший на замызганном коврике в позе кикиморы Дики во время завтрака.

"Самому бы тебе мозги вправить!" - хмуро глянул на него Эрвин, невольно замедляя шаг, - нет, парень был нормальным. Вправлять мозги нужно было тем, кто пользовался его услугами. Он остановился и начал разглядывать парня, пытаясь понять, что заставляет того зарабатывать на жизнь подобным способом.

Парень почувствовал на себе его взгляд. Покосился на него, неловко заерзал на коврике. Затем, словно вспомнив о чем-то, поднялся с места, смотал свой коврик и скрылся в толпе.

Нет, решил Эрвин, так он зарабатывать не будет. Лучше уж совсем без магии. Эта мысль болезненно отозвалась в нем. Сколько он себя помнил, он жил магией, думал о магии, готовился к магии. Он должен был стать магом, и никем иным, и внутренне соглашался с этим. Неужели не найдется занятия поприличнее?

Он пошел дальше.

Обогнув прилавок с пряностями, Эрвин чуть не налетел на высокого мосластого мужика с буйной гривой черных волос. В гриву входили также усы и борода. Все это было не стрижено и не чесано, вероятно, с юношеских лет, а поскольку мужик переходил из зрелого возраста в пожилой, в них такое творилось...

- Снимаю порчу! - провозглашал он. - Навожу порчу!

Эрвин отступил в сторону, чтобы случайно не прийти в контакт с буйной растительностью специалиста по порче. Этот без работы не останется - сначала наведет, а потом сам же и снимет. Однако в девяноста девяти случаях из ста все это было надуманным, и такие вот лохматые мужики наживались на простаках, которые вбивали себе в голову, что на них навели порчу, а затем сняли.

Чуден, прямо скажем, белый свет.

Мужик покосился на Эрвина и замолчал, проходя мимо. Затем из конца ряда снова донеслось: "Снимаю порчу! Навожу порчу!"

Следующим оказался ряд, где продавались амулеты.

Эрвин пошел вдоль ряда, останавливаясь у каждого прилавка. Большинство продающихся здесь поделок не имели на себе никаких следов магии, и он хорошо понимал почему - чтобы сделать настоящий амулет, иногда уходят годы.

В академии огромное внимание уделялось науке об амулетах. Их свойствам, особенностям, способам изготовления, используемым для них веществам, совместимости с носителями. Еще бы - это была одна из основных работ, которую наниматели требовали от магов. Эрвин знал, как создавать личные амулеты и родовые реликвии, охранные амулеты, стимулирующие и приносящие удачу. Однако сам он никогда не стал бы носить никакого амулета - он отлично знал и оборотную сторону их использования.

Среди людей было распространено поверье, что потеря амулета приносит несчастье. Некоторые из них действительно обладали подобными свойствами, но далеко не все. На самом деле люди просто привыкали к удобству пользования амулетами, поэтому их потеря воспринималась как несчастье. Кроме того, если амулет обеспечивал какое-то качество, человек не чувствовал необходимости развивать его у себя и с потерей амулета оказывался ущербным.

Сам Эрвин никогда не связал бы себя с амулетом. Он никогда не поставил бы себя в зависимость от кусочка камня, металла или кожи. Он предпочитал зависеть только от самого себя.

Он был уверен, что ношение амулетов - это для иждивенцев и безнадежных растяп.

- Хочешь узнать свое будущее, паренек? - раздался сзади приятный женский голос. Слова вонзились ему в спину, создавая безошибочное ощущение, что они обращены к нему.

Эрвин тревожно нахмурился - предсказание будущего считалось таким магическим действием, с которым нужно было обращаться очень осторожно. Не оглядываясь, он продолжил путь в надежде, что предсказательница отстанет.

- Хоть на год, хоть на пять лет, хоть на всю жизнь, - шла она за ним и перечисляла ему в спину. - У тебя есть девушка? Хочешь знать ее...

Эрвин резко повернулся назад.

- Ой...

Перед ним стояла женщина. Пожилая, примерно втрое старше его, но моложавая. Круглолицая, с миндалевидными карими глазами и темно-каштановыми с сильной проседью волосами, распущенными по плечам. Красная косынка, завязанная сзади на узел и проходящая низко над бровями, делала ее круглое лицо еще круглее. На ее груди поблескивало несколько рядов дешевых бус, с плеч сползала пестрая шаль, завязанная спереди узлом.

Она была одета не по возрасту ярко, но не это так удивило Эрвина - гуляя по рынку, он успел повидать и не b *.%. Больше всего его в ней поражало выражение лица, на котором отразилась такая растерянность, какую можно увидеть только у очень маленькой девочки, пойманной за кражей варенья из буфета.

- Простите... - пролепетала женщина. Растерянность в ее голосе довершала ее сходство с маленькой девочкой. - Меньше всего я ожидала встретить здесь академика...

Неужели это было так заметно? Неужели поэтому все эти лжемаги и полумаги разбегались при его появлении, словно тараканы по щелям при виде зажженной свечки?

- Я больше не академик, - сказал Эрвин. - Меня отчислили за нарушение дисциплины.

Он усмехнулся про себя - интересно, как он будет рассказывать ей эту историю с блохами, если она задаст естественный вопрос, за какое нарушение его отчислили? В конце концов, он не обязан отвечать ей.

Но женщина ничего не спросила. Она на мгновение забыла об Эрвине, охваченная какой-то мыслью.

- За дисциплину? - повторила она про себя. - Неужели Неукротимый так постарел?

Эрвин не понял, кого она имеет в виду. Изумление схлынуло, и он вспомнил, что собирался ей сказать.

- Разве вам не известно, что предсказание будущего делает почти невозможным его изменение? - строго спросил он.

Карие миндалевидные глаза обратились на него.

- Известно, - сказала она, - но люди хотят знать будущее не для того, чтобы его менять. Они хотят его знать, чтобы обсуждать с соседями, хвалиться им или жаловаться на него. Кроме того, я никогда не предсказываю плохого. Когда я вижу что-то очень плохое, я лучше промолчу.

- Но есть же другие способы зарабатывать на жизнь. Почему именно этот?

- А почему ты маг?

- Я? - Эрвин задумался - действительно, почему? - Я маг потому, что я маг. - А что еще он мог ответить?

- Вот и я тоже. - Она вздохнула. - Но в академию берут только мужчин.

У него возникло странное чувство, что они ровесники - может быть, из-за этой детской растерянности, которая начинала исчезать с ее лица.

- Понимаю... - кивнул он. - А кто такой Неукротимый?

- Ты этого не знаешь? - Она печально покачала головой. - Неукротимый Зербинас - ваш ректор.

Действительно, ректора академии магов звали Зербинасом, но никто из учеников не обращался к нему по имени. В академии было принято называть его архимагистром. Эрвин кивком попрощался с предсказательницей и пошел дальше. Вокруг него кипела рыночная суета, но он был уже не здесь и не сейчас, захваченный воспоминаниями.

***

В тот день они с Дартом стояли в кабинете ректора - просторной угловой комнате главного корпуса с окнами на d a $ и балконом на боковую сторону. Архимагистр сидел за своим столом, уставив взгляд в полированную поверхность, словно не замечая присутствия учеников.

- Вы унизили достоинство старого, уважаемого всеми человека, - сказал он столу. - Я еще мог бы понять это, если бы вам было, допустим, по десять лет. Но в этом году вы должны были оставить академию, чтобы работать самостоятельно.

Эрвину тогда сразу же не понравился этот оборот - "должны были".

- И не только работать, но и блюсти честь академии. Не могу себе представить, как могут блюсти ее честь люди, способные на такие поступки.

Он замолчал. Эрвин почувствовал, что нужно что-то сделать.

- А зачем этот Барус все время говорил про блох?! - запальчиво сказал он. - Уважаемые люди так не говорят. Он первый начал унижать наше достоинство.

- Барус - старый человек, это нужно понимать. Вы еще узнаете, что такое старость.

- А он уже знает, что такое молодость, - возразил Эрвин. - Если он знает больше нас, это ему нужно понимать.

- Эрвин! - дернул его за рукав Дарт. - Не надо.

- Я вызвал вас, чтобы сообщить вам, что с завтрашнего дня вы больше не являетесь учениками нашей академии, - не меняя интонации, произнес ректор. - Вы свободны.

Только теперь Эрвин вспомнил, что архимагистр так и не поднял на них глаз.

***

- Тирса! Меня зовут Тирса! - Слова ударили ему в спину, вырывая из пелены воспоминаний. Он вздрогнул и обернулся.

Вслед за ним бежала предсказательница. Не добежав нескольких шагов, она остановилась.

Их глаза встретились.

- Меня зовут Тирса, - повторила она. - Я живу вон там, в переулке. - Она указала рукой за ряды. - Может, пригожусь...

Для чего она могла пригодиться? Не для колдовства же - это понимали они оба.

- Меня зовут Эрвин. - Он кивнул. - Спасибо.

- Вон там, в переулке... - Она снова показала рукой.

- Спасибо.

Они еще раз кивнули друг другу и разошлись.

Эрвин еще не все обошел здесь, но у него пропало всякое желание продолжать обход этой выгребной ямы чародейства. Он вышел с рынка как раз напротив переулка, который указывала Тирса. Может быть, и впрямь зайти к ней? Конечно, он знал и умел все, что знала и умела она. И гораздо больше. И гораздо лучше. Но она давно жила в Дангалоре и могла знать, где требуется работа, с которой не справится эта банда шарлатанов. Кроме того, он никак не мог забыть ее слова о Неукротимом Зербинасе. Что она знала о нем?

Однако сейчас было не время идти к ней. Она ходила по рынку и искала желающих узнать свое будущее. Вернее, один из вариантов своего будущего, который после ее предсказания становился единственным. В чем-то Эрвин был согласен с ней - большинству людей все равно, какой вариант жизни осуществлять, если только он не слишком плох. Подумав, что можно будет зайти к ней попозже, когда она освободится, он решил подождать до вечера в маленькой уютной гостинице, которую подыскала им Дика.

- Уже вернулись? - встретил его буфетчик, когда он вошел в дверь.

Эрвин собирался подняться наверх, но спешить было некуда, и он остановился у стойки поговорить.

- Да, рынок недалеко, - сказал он.

- Что-нибудь подыскали?

- Так, посмотрел. - Он неопределенно повел плечом.

Буфетчик глянул направо, налево, затем наклонился поближе к уху Эрвина.

- Молодой человек, вы, случайно, не колдун? - приглушенно спросил он.

- Зачем это вам? - удивился Эрвин.

- Когда вы с другом ушли, мы здесь разговорились о вашей... - он указал глазами на пазуху Эрвина, - приятельнице. И один из посетителей рассказал мне, что недели две назад у него в доме, завелось какое-то чудовище - по вашей части. Сидит в подвале, стонет, в доме ужас, семья съехала к соседям, кого только не вызывали - ничего не могут сделать. Так оно там и торчит. Он просил меня узнать, не умеете ли вы с такими обращаться. Все-таки не у каждого... - Он снова указал глазами на пазуху. - А?

- Можно попробовать, - согласился Эрвин. - Хотя я ничего не могу обещать, пока не посмотрю сам.

- Конечно, - кивнул буфетчик. - Все уже поняли, что дело непростое. Сейчас я позову слугу, он вас проводит.

Он вышел и кликнул слугу с кухни. Эрвин пошел за слугой по улице, удивляясь такому повороту судьбы. Только что он искал работу, а теперь она сама нашла его. На соседней улице позвали хозяина дома, в котором поселилось чудовище. Тот обрадовался Эрвину как родному.

- Сюда, пожалуйста, - провел он Эрвина за невысокий заборчик, где стоял добротный двухэтажный дом с садиком. - Входите, не заперто - все равно сюда никто не полезет...

- В подвале, говорите?

- Да, в подвале. - Чем ближе они подходили к крыльцу, тем дальше он отставал от Эрвина. Тот с каждым шагом все сильнее ощущал чье-то мощное чужое присутствие.

- Где подвал?

- Как войдете - налево. Там будет люк с лестницей. - Хозяин остановился. Весь его вид выражал, что он не сделает дальше ни шагу.

Эрвин поднялся на крыльцо и вошел внутрь. Чужое присутствие становилось нестерпимым. Понятно, почему в этом доме не могли оставаться люди. Кроме того, в подвале кто-то сидел. Видимо, он был не враждебен, иначе простым испугом не .!.h+.al бы.

Лапки кикиморы вцепились в его рубашку.

- Дика боится, - пискнула она. - Пойдем отсюда.

- Не бойся, Дика, здесь нет ничего опасного, - сказал он вслух, а про себя добавил: "Не бойся, Эрвин".

Он дошел до люка и потянул крышку на себя. Тяжесть-то какая! Неужели вдобавок ко всем магическим наукам магу требуется еще и сила грузчика?

Подалась наконец. Эрвин откинул ее и заглянул внутрь. Там мерцало и ворочалось странное существо с отростками непонятного назначения.

Ничего подобного в учебниках академии не встречалось. Что это было - зверь или расовое существо? Если зверь, то насколько он разумен? Эрвин принял за рабочую гипотезу, что это волшебный зверь.

- Кто ты? - спросил он на алайни.

- Ш-ш-шор-р.

Это звукосочетание ничего не говорило Эрвину. Оно могло оказаться именем, названием породы или расы или даже просто ругательством. Однако невиданное существо откликалось на попытку контакта.

- Что ты здесь делаешь?

- Застр-рял-л. Уже лучше.

- В чем ты застрял? - спросил он.

- Пр-ровал-л.

Провал. Наверное, имелся в виду один из тех самых мистических провалов, сведений о которых не успел получить Эрвин. Но может быть, сведения есть у этого самого шорра? Или Шорра?

- Как тебе помочь?

- Р-распечат-тай пр-ровал-л.

Ничего себе. Можно подумать, это ответ на одно из любовных писем его руки.

- Слушай, Шорр, я понятия не имею, как распечатывают провалы, но, если ты хорошо мне объяснишь, я попробую.

- Ес-сть щел-ль. Она з-закр-рыл-лас-сь. За м-мо-ей спин- ной. Откр-рой ее, и я уйду в н-нее.

- Как ее открывать?

- Мыс-елью. Раз-здвин-нь и дер-рж-жи.

- Я попробую. Шорр, а где у тебя спина?

Общими усилиями они опознали спину Шор-ра - или шорра? Эрвин закрыл глаза и стал мысленно прощупывать область за спиной этого путешественника по запредельным мирам. Вот какая-то неровность... или показалось?

Он надавил туда, мысленно раздвигая стену. Да, отверстие. Именно щель - длинная и тонкая. Эрвин увлекся процессом ее расширения, словно выполняя упражнение в академии. Шире... шире... еще...

Шорр вывалился в щель и исчез. Эрвин ослабил внимание и вдруг ощутил, что щель мгновенно сузилась. Но не только щель - все пространство сужалось вокруг него, таща его, увлекая куда-то внутрь.

Мистический провал.

Эрвин отчаянно сопротивлялся этому влекущему потоку, (-ab(-*b("-. чувствуя, что должен удержаться на месте. Поток становился тише и слабее, чуждое присутствие исчезало.

Все закончилось внезапно, оставив его на полу перед люком выжатым как тряпка. Провал схлопнулся в ничто и освободил эту часть пространства. Вокруг был обычный дом. Обычная мебель. Обычный воздух. Ничего чужого.

За пазухой жалобно заскулила, захныкала Дика.

- Все, Дика, все, - пробормотал Эрвин неворочающимся языком. - Надо было оставить тебя в гостинице.

Он встал на четвереньки. На колени. На ноги. Пошел к выходу. Спустился с крыльца и привалился к забору, начал дышать глубоко и редко, как учили в академии, чтобы скорее прийти в себя.

Поймал на себе испуганный взгляд хозяина дома. Тот, видя, что парень вышел весь зеленый, раскрывал рот и тут же закрывал, не решаясь спросить, чем там кончилось.

- Все, - сказал ему Эрвин. - Это ушло.

Хозяин дома пошарил в кармане и вложил ему в руку кошелек. Рука Эрвина упала - она отказывалась держать обыкновенный кошелек, казавшийся ей неподъемным. Эрвин удивленно взглянул на нее, затем на хозяина.

- Держи, - улыбнулся тот. - Дом дороже.

Эрвин заставил руку положить кошелек в карман куртки и, держась за стеночку, пошел к гостинице. Увидев, в каком виде его постоялец входит в дверь, буфетчик помог ему подняться по лестнице и улечься на кровать.

Как он выходил, Эрвин уже не слышал - он заснул, едва прикоснувшись к подушке.

***

Армандас быстро нашел казармы лорда Астура. Их было трудно с чем-либо перепутать. Сначала он увидел каменную стену, из-за которой доносилось приглушенное звяканье оружия, и пошел вдоль нее. Стена привела его к воротам, чугунные створки которых были распахнуты настежь, а в проеме прохаживались двое постовых стражников.

- Что тебе нужно, парень? - спросил один из них, увидев, что Армандас направляется в ворота.

- Я слышал, что здесь берут на службу, - ответил Армандас.

- Здесь не берут простолюдинов, - ответил стражник, обежав взглядом небогатую одежду и румяное крестьянское лицо подошедшего.

- У меня с собой родословная грамота.

- А оружие? Знатный воин должен быть при оружии. - Взгляд стражника снова обошел Армандаса с головы до ног. - И при доспехах.

- Мне говорили, что все это выдают на службе, - неуверенно пробормотал тот.

- Только тем, кто на ней отличился, - уточнил стражник. - Как награду. Все знатные молодые люди приходят сюда со своим снаряжением. Однако, если ты очень хороший воин... ты понимаешь, что я имею в виду? - тебе могут выдать снаряжение (' запасов наместника. - Поколебавшись, он добавил:

- Если ты уверен в себе, я доложу о тебе начальнику гарнизона. Тебя отведут на тренировочную площадку, и если твое боевое мастерство окажется достаточным...

- Нет, не нужно. - Армандас опустил голову. - Я, пожалуй, пойду.

Некоторое время он шел просто так, переживая неудачу. Затем он задумался, куда ему пойти - день еще только начинался. Надежды Армандаса на воинское жалованье пропали, и теперь возможностей заработать у него было еще меньше, чем у его друга. Однако вскоре в нем взял верх свойственный юности оптимизм. Эта оружейная школа, о которой говорил буфетчик, - вдруг там найдется какая-нибудь работа? А заодно там можно будет выучиться и владению оружием.

Ноги Армандаса зашевелились быстрее от этой приятной мысли. Вскоре он добрался до западной стороны города, где первый же спрошенный прохожий подробно объяснил ему, как найти оружейную школу Гариба.

Это оказалось длинное приземистое здание с просторным двором, обнесенным низкой оградой, через которую можно было легко перешагнуть. Деревянная конструкция из редко поставленных столбиков, между которыми было прибито по паре тонких бревен, не предназначалась для того, чтобы кого-то удерживать, - она просто ограничивала пространство двора. Это пространство было разделено на шесть вытоптанных площадок, на двух из которых велись бои. Армандас задержался около них, чтобы посмотреть немного, и вскоре понял, что один из дерущихся на каждой площадке является учителем, а другой - учеником. На одной из площадок учитель то и дело останавливал бой, что-то объяснял своему ученику, показывал движения, заставлял повторять, а затем клинки скрещивались снова. На другой бой шел почти непрерывно, но Армандас заметил, что оба дерущихся повторяют одни и те же приемы. Все они были в легких шлемах и кожаных доспехах, включая перчатки.

Он вошел в помещение школы, оказавшееся одним большим залом. Там находились несколько мужчин, одетых точно так же, как и те, которых он только что видел на дворе школы. Когда он спросил Гариба, ему указали на сухощавого подвижного мужчину с быстрым взглядом. Армандас подошел к нему.

- Что вам нужно, юноша? - Быстрый взгляд Гариба окинул его с головы до ног. - Хотя зачем спрашивать - что может быть нужно молодому человеку в оружейной школе!

- Да. - Армандас невольно улыбнулся. - К сожалению, у меня было мало возможностей научиться этому прежде.

- Кто учил вас? - деловито спросил Гариб.

- Мой отец.

- Вы без оружия?

- Отец счел его недостаточно хорошим, чтобы я взял его с собой.

- Давайте проверим, что вы уже умеете.

- Подождите. - Армандас смутился. - Мне желательно сразу же узнать, сколько будет стоить обучение...

- Я уже понял, что золото из карманов у вас не ak/+%bao, молодой человек, - невозмутимо сказал Гариб. - Проверка, разумеется, будет бесплатной. Прежде чем вы решите, чему вы будете обучаться, как и с кем, вам ведь необходимо знать, насколько вы... не будем говорить "обогнали" - насколько вы отстали от других, каковы ваши природные возможности и способности к обучению, каким оружием и за какой срок вы лучше и скорее всего научитесь владеть, верно?

Армандас кивнул.

- А когда все это выяснится, я решу, сколько будет стоить обучение и что вам для него понадобится. Затем я объясню это вам, а там уж вы решите, подойдут ли вам эти условия и где вы найдете для них средства. Договорились?

- Да.

Гариб повел его в торцовый конец школы, отгороженный от зала дощатой перегородкой. Там было развешано множество точно таких же кожаных доспехов, какие здесь носили все. Мастер смерил Армандаса взглядом, снял с крючка набор доспехов, сунул ему в руки:

- Надевай.

Здесь же были мечи, рядком висевшие на прибитой к одной из стен доске с пазами. Гариб начал вынимать их выборочно, пробуя на вес, пока не остановился на одном. Этот меч он вручил Армандасу, и они пошли на поле.

Упражнялись они долго - Армандасу даже показалось, что очень долго. Было уже за полдень, когда они ушли с поля. "Если это проверка, то какие же здесь занятия?" - с тайным страхом подумал он. Но этот Гариб, который по возрасту годился ему в отцы, выглядел свеженьким - значит, и он привыкнет.

- Значит, так, - сказал Гариб, когда меч и доспехи были возвращены на место, а взмыленный Армандас вышел вместе с ним в главный зал школы. - Вы сильно отстали в технике боя, молодой человек. Я знаю многих в вашем возрасте, которые сражаются гораздо техничнее. Однако у вас хорошие природные способности - сила, подвижность, координация, быстрая реакция, выносливость. Я успел заметить, что вы хорошо обучаетесь. Все это не просто обнадеживает - это прямо говорит, что в недалеком будущем вы станете отличным бойцом. Если, конечно, будете заниматься столько, сколько для этого нужно. Уже через месяц вы сможете сражаться не хуже среднего воина, если будете ежедневно заниматься с одним из моих мастеров, и даже лучше среднего воина, если будете ежедневно заниматься со мной. Занятия с моими мастерами для вас будут стоить две серебряных монеты за урок, со мной - пять серебряных монет. Это самое малое, поскольку вы небогаты, - с других я беру больше.

Пять серебряных монет! С собой у Армандаса были четыре серебряные монеты - половина их общего богатства с Эрвином, поделенного утром после завтрака. Еще один ужин и одна ночевка в гостинице - и они окажутся на улице.

Но предложение мастера Гариба было таким соблазнительным... неужели здесь негде заработать эти несчастные деньги?

- Конечно, мне очень хотелось бы... - пробормотал Армандас. - Может быть, здесь найдется возможность заработать?

Быстрый взгляд мастера остановился на его смущенном лице.

- Даже так? - сказал Гариб. - Нет, здесь только две работы - учить мужчин оружию и мести двор. Вторая работа занята, а для первой вы не подходите. Поблизости есть две лавки - оружейная и доспехов. Спросите там.

В оружейной лавке Армандасу отказали. Он постоял там немного, разглядывая мечи, копья и кинжалы. Одни из них нравились ему больше, другие - меньше, но он не мог сказать почему. Ему еще предстояло научиться разбираться в оружии.

В лавке доспехов хозяин сказал, что постоянной работы у него нет, но есть разовая. На днях ему отдали по дешевке старые латы, неплохие, но сильно заржавленные, а у него руки не доходят отчистить ржавчину. За эту работу он немного заплатил бы.

- Давайте, - обрадовался Армандас. - А сколько это будет стоить?

- Пять медяков.

Армандас преодолел первый порыв повернуться и выйти отсюда, хлопнув на прощанье дверью. До вечера было еще долго, к завтрашнему утру они с Эрвином оставались с пустыми карманами, а пять медяков было больше, чем ничего.

- Давайте сюда.

Ему вручили латы, а к ним тряпку и банку с мелким чистым песком. К вечеру он вычистил их до блеска, получил свои пять медяков и пошел через весь город в гостиницу, неописуемо голодный и усталый.

***

Уютный ресторанчик под гостиницей стоял не на бойком месте, поэтому редко бывал многолюдным. Еще реже он бывал набит битком, но этим вечером он находился именно в таком, желанном для любого буфетчика состоянии. За столами не было ни одного свободного места, даже у стойки все места были заняты. Буфетчик, он же владелец этой маленькой гостиницы, подозревал, что большинство его сегодняшних посетителей пришли сюда "на кикимору". Однако хозяин кикиморы едва живой лежал наверху в постели и вряд ли мог спуститься ужинать. Как честный человек, буфетчик не замедлил сообщить эту печальную новость собравшимся.

На него замахали руками - им и без кикиморы было о чем поговорить. Центром внимания на этот раз был хозяин дома, где не так давно поселилось чудовище. Подстрекаемый слушателями, он в десятый раз рассказывал, как на его глазах... ну или почти на его глазах состоялся процесс изгнания оного чудовища.

- Парень заходит туда, - говорил он, - а я обратно иду, к забору. Сначала ничего-ничего, а потом ка-ак потянет! Хоть верьте, хоть не верьте - все деревья рядом с домом склонились, будто ветер в дом дует, а ветра - нет! Чувствую, ( меня тянет, легонько так. Взялся я за забор - и тут все кончилось. Парень выходит на крыльцо, весь зеленый. Все, говорит. Сходил я в дом, посмотрел - все как раньше. Позвал семью, жена уборку начала - теперь и жить можно стало. Вот это колдун, я вам скажу! Ведь те колдуны, которых я раньше звал, - они и до крыльца не доходили!

Все слушали его рассказ как завороженные. В довершение ко всему в разгар всеобщего оживления на лестнице второго этажа появилась Дика. Она взобралась на стойку и среди мгновенно наступившей тишины пропищала буфетчику:

- Эрвину нужно еду туда, - и указала ручонкой на лестницу, а затем добавила:

- И два сырых яйца.

Когда он ответил ей, что заказ немедленно будет выполнен, она спрыгнула со стойки и убежала по лестнице наверх. Разговоры возобновились, буфетчик ушел в кухню собирать поднос. В это время в дверях появился голодный Армандас и сразу же кинулся к стойке, но, не найдя нигде свободного места, а за стойкой - буфетчика, решил забежать наверх и взглянуть, не вернулся ли Эрвин.

Дверь была прикрыта неплотно. Значит, вернулся. Армандас потянул за ручку и вошел внутрь. В комнате было темно, и он остановился на пороге, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. Через несколько мгновений он смог различить окна, стол, стулья и лежащую на кровати фигуру Эрвина. Похоже, тот улегся на кровать прямо в одежде и задремал.

- Эрвин? - шепотом окликнул он.

- Твоя не трогай Эрвина! - раздался со стола сердитый голосок Дики.

Армандас дошел до стола и зажег светильник. Сидевшая на столе кикимора недовольно зашипела на язычок пламени.

- Хорошо тебе, ты видишь в темноте, - проворчал он. Интересно, его друг уже поужинал или заснул, дожидаясь его?

Он подошел к кровати и склонился над спящим. Лицо Эрвина выглядело таким осунувшимся, что это было заметно даже при слабом огоньке светильника.

- Эрвин? Что с тобой?! - Армандас испуганно встряхнул его за плечо. - Ты заболел?

Тот шевельнул головой и приоткрыл глаза:

- Нет, не заболел.

- Но у тебя такой вид, будто ты вот-вот умрешь! - ужаснулся Армандас.

- Не умру. Если бы я от этого умер, то раньше.

- Что же все-таки с тобой?

- Работал.

Армандас в молчаливом изумлении уставился на Эрвина. Только что он шел по улице и был уверен, что устать сильнее, чем за очисткой заржавленных лат, просто невозможно. Что же за работа такая у магов?

Тихо скрипнула дверь, и в комнату вошел буфетчик с подносом. Он опустил поднос на стол, снял с него тарелку, на которой, словно две изящные башенки, в яичных рюмках возвышались два сырых яйца со срезанными сверху скорлупками, ( поставил перед кикиморой. Затем он пододвинул оба стула к кровати Эрвина и привычно-заученными движениями начал сервировать их - подтарельник, столовый прибор, вазочка с салфетками, держатель со специями. За ними пошла еда - закуска, легкий салат, горячее блюдо, десерт, напиток...

Армандас, с перепугу временно забывший про голод, ощутил, как у него сводит живот. Буфетчик тем временем опустошил поднос и остановился у кровати Эрвина.

- Как вы себя чувствуете... Эрвин? - Он неуверенно назвал его по имени, вводя таким образом в круг своих знакомых, хотя еще со вчерашнего вечера слышал, как эти двое молодых людей обращались друг к другу.

- Спасибо, жив, - улыбнулся тот. - Спросите лучше об этом, когда я поем.

- Вам тоже принести ужин сюда? - обратился буфетчик к Армандасу. - Внизу нет свободных мест.

- Да-да, - обрадовался Армандас.

Буфетчик ушел с подносом, и они остались вдвоем. Нет, пожалуй, втроем - на столе сидела кикимора Дика и прилежно практиковалась в уроках Эрвина по поеданию яиц.

Эрвин с трудом приподнялся на локте и оглядел расставленную на стульях сервировку. Затем он начал есть - медленно и тщательно, словно выполнял сложную и тонкую работу. Цвет лица возвращался к нему с каждым глотком, глаза заблестели, движения стали не такими скованными, как раньше. Армандас несколько успокоился за своего друга и сел у него в ногах.

- Это вы так всегда работаете? - задал он наконец мучивший его вопрос.

- Нет, конечно, - ответил Эрвин. - Это мое везение - в первый раз наскочить сразу на такое...

- На какое? - подозрительно спросил Армандас.

- Да там... один парень не из наших свалился в мистический провал. А я понятия не имею, как с ними работают - это разъясняют уже магам.

- С парнями?

- С провалами. Сначала все шло нормально, даже хорошо. Этот парень рассказал мне, что нужно делать, чтобы освободить его. Но когда он исчез... я могу только предполагать, почему так вышло, - видимо, равновесие провала нарушилось, и он начал проваливаться дальше.

- Куда?

- Кто его знает... в запредельные миры, наверное. Тут я весь и выложился.

- Зачем?

- Чтобы остаться здесь, конечно! Иначе сидел бы я сейчас в провале, как тот парень. - Эрвин опустил вилку и задумался, откинувшись на подушку. - Видимо, я обошелся с провалом небезопасно - в академии наверняка знают меры предосторожности. А этот Шорр мог бы и предупредить...

Армандас ничего не сказал - он окончательно перестал понимать, о чем говорит Эрвин. Тот по-прежнему лежал с опущенной вилкой, неподвижно глядя перед собой. Вдруг он встрепенулся и обрадованно глянул на своего друга.

- Ну конечно же! - воскликнул он. - Я оказался слишком близко к центру провала! Если бы я отошел от люка хоть на три шага, все обошлось бы гораздо легче. Бедная Дика, чего она натерпелась! В следующий раз оставлю ее в гостинице.

- Эрвин сильный! - внезапно раздался голосок со стола, где кикимора успешно доканчивала второе яйцо. - Дика пойдет с Эрвином!

- В следующий раз?! - не поверил собственным ушам Армандас. - Да ты посмотри на себя!

- Через неделю буду как новенький. - Эрвин устало вздохнул. - Но завтрашний день мне, наверное, придется провести в кровати.

И тут к Армандасу вернулась мысль, не дававшая ему покоя все время, пока он натирал мелким песком ржавые латы: завтра с утра им придется оставить это уютное местечко и оказаться на улице. Что он будет делать там с Эрвином, который даже на ногах не стоит?

- Эрвин! - сказал он несчастным голосом. - Меня не взяли на службу. Этих проклятых денег нам хватит только до завтрашнего утра.

- Мне дали какие-то деньги, - вспомнил Эрвин. - В кармане куртки. - Он пошарил вокруг глазами и обнаружил куртку на себе. Действительно, под правым боком что-то давило. - Достань отсюда.

Он повернулся на бок, высвобождая карман. Армандас извлек оттуда объемистый кошелек:

- Какой тяжеленный!

- Значит, мне не показалось. Я чуть не выронил его тогда.

Армандас распустил завязки и заглянул внутрь. Кошелек был набит золотыми монетами.

Глава 5

На следующее утро Эрвин почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы пойти на завтрак вниз. Дика сразу же перебралась из-за пазухи ему на плечо, но, когда настал черед заказывать яйца, она заявила во всеуслышание:

- Дика не хочет. Дика наелась крыс.

Не за столом, как говорится, будь помянуто. Оказывается, ночью она отправилась гулять по гостинице и забрела в кухню, где обнаружила нескольких крыс. Кикимора была сыта, но из любви к охотничьему искусству она загрызла их всех, а затем выела самую вкусную часть - мозг, оставив трупики валяться по полу. Там их и нашли пришедшие утром слуги.

После завтрака счастливый Армандас понесся в оружейную школу Гариба, а Эрвин остался в гостинице. Он заплатил за жилье на неделю вперед, а заодно разговорился с буфетчиком и узнал, что тот - владелец гостиницы. Это был бездетный вдовец, проживавший здесь же, в этом здании, как и его экономка, тоже одинокая пожилая женщина. Остальные работники - двое поваров, судомойка, она же поломойка, и трое слуг - жили неподалеку и приходили сюда работать на весь день. В ,.+.$.ab( хозяин служил в одной из самых богатых гостиниц города, затем женился на девице с хорошим приданым и открыл свое дело. Посетителей было не слишком много, но заведение сводило концы с концами.

Поговорив с ним немного, Эрвин пошел отлеживаться в комнату. Никогда еще ему не приходилось так расходовать себя. В академии у них бывали очень тяжелые задания, но никто из наставников не стал бы рисковать жизнью учеников - если не из добросердечия, то хотя бы из практичности. Эрвин вообще не помнил, чтобы кто-то из наставников проявлял добросердечие или мягкость. Напротив, все они были требовательны и не давали никаких поблажек. Подразумевалось само собой - раз ты здесь, ты это сможешь.

Как ни странно, Эрвину это нравилось. Это вошло в его кровь - раз я здесь, я это смогу. Может быть, поэтому у него вчера ни разу не возникла мысль повернуть обратно? Он был там, значит, он мог.

И ведь смог же. Да, но какой ценой! Он сознавал, что счастливо отделался. Теперь у него был опыт. Теперь он уже лучше знал, как обращаться с подобными магическими явлениями, и он остался жив, чтобы применить этот опыт на деле. Эрвин вспомнил, как им всегда говорили в академии - сначала защитись, а потом работай. Пусть он ничего не знал о мистических провалах - любой маг, даже выпускник академии, рано или поздно может встретиться с неизвестным. Теперь он понимал, что поторопился, повел себя по-мальчишески. В первый раз ему повезло, но во второй раз может и не повезти.

Он затянул куртку снизу ремнем и повесил на стенной крючок.

- Дика будет спать здесь, - сказал он кикиморе.

Та ловко перелезла с его плеча внутрь куртки и свернулась клубком в образовавшемся гнездышке, а Эрвин лег на кровать и уставился в потолок, заложив руки за голову. Это был ровный дощатый потолок с прихотливыми узорами из сучков и мелких трещин. В академии, в его каморке, которую он делил с Гинсом, потолок был каменным и очень высоким, словно они жили в каменном колодце, Гинс был ровесником Эрвина, неплохим парнем, с которым у него были хорошие отношения, но его настоящим другом был Дарт, живший двумя дверями дальше по коридору. Дарту не повезло с соседом - они не ссорились, потому что это было не принято в академии, но жили в одной комнате как чужие.

Эрвин вспомнил, как Дарт звал его с собой, в свою семью. Почему он не согласился тогда? Опасался, что его будут терпеть там из милости, ради его друга? Боялся сесть на шею чужим, тоже не слишком состоятельным людям? Или в нем подспудно шевелилась мысль - если не сейчас, то когда же? Через два-три месяца он собирался покинуть академию, где жил почти затворником, и выйти в мир. А теперь - когда еще настанет для него время выйти в мир?

И он вышел в мир.

Это был пестрый, шумливый, непривычный мир, живущий совершенно иной жизнью, чем жизнь учеников в академии. Эрвин прикинул в уме - неужели он находится в этом мире только h%ab.) день?

Академия тоже была целым миром, сложным и тонким. Непосвященному глазу она казалась набором нескольких зданий странноватой архитектуры, в которых не согласился бы жить никто из обычных людей, но для чуткой натуры будущих магов невозможно было придумать лучшего места. Эрвин помнил, как отличалась атмосфера каждого здания, каждого коридора и комнаты. Чистая и холодная, с горьковатым привкусом, тишина библиотеки, упругая прозрачность комнаты больших чародейств, создающая ощущение натянутого лука, тихая, почти запредельная мощь комнаты медитаций, где каждый камень был пропитан вековыми заклинаниями. Эрвин не любил бывать там по утрам, когда перед рассевшимися на полу учениками всех возрастов маячила нелепая фигура старика Баруса и раздавались его резкие, пронзительные окрики, призывавшие к тишине. Барус был неуместен здесь - это понимали даже малыши, но в академии почему-то терпели его.

Эрвин предпочитал приходить сюда вечером, когда учеников отпускали для самостоятельных занятий. Он садился на каменный пол посреди сумрачного сводчатого зала и позволял вековым заклинаниям входить в свое тело, казавшееся здесь таким маленьким и хрупким. Какое странное ощущение охватывало его тогда...

Но чаще он бывал по вечерам в библиотеке, где с увлечением копался в словарях или географических описаниях. В той или иной мере он познакомился, пожалуй, со всеми доступными ему языками. Некоторые из них были обширными и требовали длительного изучения, но многие были короткими, всего в несколько десятков слов. Он повторял, пробовал на вкус эти странные, непривычные слова и понятия, звучавшие не хуже магических заклинаний.

В академии не существовало понятия "свободное время". Любое время в отсутствие наставников называлось временем для самостоятельных занятий, хотя ученикам не возбранялось заниматься чем угодно. В раннем детстве Эрвин удивлялся этому несоответствию, но, став постарше, понял, что маг, где бы он ни находился и чем бы ни занимался, должен каждое мгновение быть готов к восприятию и применению опыта.

Сейчас, когда с академией было покончено, он все еще оставался там, ходил по ее коридорам, дышал ее воздухом, вслушивался в тихие голоса ее стен, видел строгие, аскетические лица ее немногословных наставников. Но это, наверное, пройдет...

Он перевернулся на бок и натянул на себя одеяло. Конечно, пройдет.

***

Не чуя под собой ног, Армандас влетел в оружейную школу и спросил мастера Гариба. Увидев, что физиономия парня сияет, словно новый наплечник работы кейтангурских мастеров, тот даже не стал спрашивать, достал ли он деньги.

- Вы будете заниматься со мной или с моими мастерами? - спросил он.

- Конечно, с вами! - ответил радостный Армандас.

- Заработали? - уважительно спросил Гариб.

- Взял взаймы. - Для Армандаса это было так, хотя он знал, что Эрвин никогда не спросит с него этих денег. Разве он не взял взаймы у дружбы и доброты Эрвина? Разве он не надеялся когда-нибудь отдать этот долг?

- Тогда начнем.

Как и накануне, Гариб подыскал ему меч и доспехи, а затем повел на поле. Армандас на первых же минутах понял, чем отличается урок от проверки - мастер начал с того, что объяснил ему, как правильно держать меч, указал на недочеты в основных стойках и заставил повторить их по несколько раз. Затем пошли повторения простых приемов и выпадов, между которыми Гариб объяснял ему каждую ошибку. Урок оказался длинным, но далеко не таким тяжелым, как вчерашняя проверка.

К обеду занятия с Гарибом были закончены, но Армандасу не хотелось уходить из школы. Он никак не мог вырвать себя из этой особой атмосферы, пропитанной запахом железа, кожи и пота, наполненной сухим и легким звоном оружия, который создавали эти жилистые, поджарые мужчины. Он кружил по залу школы, вбирая ее обстановку блуждающими от восторга глазами.

Мастер Гариб заметил его состояние и подошел к нему.

- Что, понравилось? - спросил он.

- Нет слов, - восхищенно выдохнул Армандас. - Даже уходить не хочется.

- Если тебе больше некуда пойти, можешь остаться и посмотреть, - разрешил Гариб. - За углом есть таверна. Я не хожу туда обедать, потому что живу поблизости, но многие из наших ходят. Зайди в оружейную лавку - хорошо бы тебе обзавестись собственным оружием.

- Я не очень-то разбираюсь...

- Тогда мы вместе сходим туда на днях, когда я буду посвободнее. - Гариб глянул через плечо Армандаса на входную дверь школы. - А сейчас извини, ко мне пришел ученик.

Он оставил Армандаса и пошел навстречу богато одетому молодому человеку, на поясе которого висел меч в кожаных с золотом ножнах. Обменявшись несколькими словами, они пошли в комнату доспехов.

Армандас сходил пообедать в указанную таверну. Это было тесное помещение в полуподвале, где кормили сытно и недорого. За соседним столом сидели трое мастеров из оружейной школы. Они энергично вгрызались в зажаренное на вертеле мясо, запивая его легким пивом и обсуждая в промежутках какие-то особенные удары, приемы и выпады. Неужели он тоже будет знать все это?

Затем он зашел в оружейную лавку, чтобы прицениться к мечам. На видном месте висел длинный голубоватый меч с извилистым узором по лезвию, но когда Армандас спросил, сколько это стоит, то услышал в ответ сумму, и трети которой не нашлось бы во вчерашнем кошельке Эрвина.

Он поспрашивал еще, но покупка даже самого дешевого меча вызывала заметную утечку их золотого запаса. Видимо, с оружием нужно было повременить.

Когда он вернулся в школу, Гариба там не было - мастер ch%+ домой обедать. Зато там были другие мастера, а на трех полях шли уроки. Армандас остался бродить между ними, ловя обрывки разговоров, всматриваясь в учебные бои и прислушиваясь к указаниям, даваемым мастерами ученикам. Гариб вернулся и сразу же начал урок, затем еще один. Солнце пошло на убыль, толпа в зале школы начала редеть, и Армандас с сожалением покинул это впечатляющее место. Ничего, завтра будет следующий день.

В гостинице он сразу же поднялся наверх. Его беспокоило самочувствие Эрвина. Кроме того, ему не терпелось поделиться с другом этим миром для настоящих мужчин, в котором ему посчастливилось пребывать весь день.

Эрвин полулежал на кровати, подобрав под себя ноги, и вид у него был задумчивый, даже отрешенный.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил Армандас.

- Лучше.

- Ты ужинал?

- Нет, я тебя ждал.

Армандас со стыдом подумал, что мог задержаться в школе и дольше.

- Ты в следующий раз не жди меня, если я буду задерживаться, - сказал он.

- Еще не слишком поздно. - Эрвин повернул голову к окну, где сгущались сумерки. - Я не так давно пообедал - проспал.

- Пойдем ужинать?

- Пойдем. - Эрвин спустил ноги с кровати, пригладил руками волосы, затем встал и подошел к своей куртке, которая висела на крючке. - Дика!

Кикимора перебралась из куртки на его плечо, затем спрыгнула на кровать, давая ему возможность одеться. Когда он затянул на поясе ремень, она вернулась на привычное место у него за пазухой.

Они спустились ужинать в ресторанчик, на радость ожидавшим появления кикиморы посетителям. Дика так ловко научилась выпивать сырые яйца, поднимая рюмку за ножку, а затем опрокидывая содержимое яйца в свой лягушачий рот, что ее не стыдно было бы показать даже на приеме у лорда Астура. Пожалуй, можно было больше не отказываться от скатерти. Но едва Эрвин успел об этом подумать, как соскучившаяся на яичной диете кикимора запустила пальцы в его тарелку и выволокла оттуда кусок печенки, закапав все вокруг красным соусом. Нет, рано еще было вести ее на прием к лорду Астуру!

Когда они вернулись в комнату, из Армандаса хлынул поток восторженных излияний в адрес оружейной школы Гариба, самого Гариба, остальных мастеров и искусства владения оружием как единственно достойного настоящих мужчин. Эрвин слушал его и улыбался.

Он уже видел в Армандасе изменения, пока едва ощутимые. На румяном и добродушном лице его друга появился отсвет суховатой твердости, свойственной опытным мастерам клинка. В круглых, блестящих глазах щенка-баловня уже залег зачаток зоркой бдительности прирожденного воина.

Он уже видел, что школа приняла его друга.

***

Эрвин не выходил из гостиницы еще два дня. Армандас с утра до вечера пропадал в оружейной школе, поэтому он целыми днями оставался один. На третий день он почувствовал себя достаточно окрепшим, чтобы выйти в город. Нужно было приживаться здесь - привыкнуть к городским улицам, вникнуть в жизнь и привычки дангалорских жителей. И подыскать себе какое-нибудь занятие.

Он снова вспомнил о Тирсе. Эта женщина, кажется, отнеслась к нему с искренней доброжелательностью. Эрвин понимал, что ее расположение предназначалось не столько ему, Эрвину, сколько воспитаннику академии магов - или академику, как их называли на профессиональном жаргоне. Ему было понятно, что она всегда мечтала об академии, хотя и знала, что этот путь для нее закрыт, и с трепетным восхищением относилась к выходцам оттуда. Может быть, она даже понимала, как трудно прижиться в этом мире выброшенному из того мира. Из мира академии.

Предупредив Армандаса, что может задержаться этим вечером, Эрвин отправился бродить по Дангалору. В первый вечер прибытия в Дангалор они с Армандасом обошли немалую часть города, но спешка и усталость помешали ему проникнуться духом этих улиц и улочек. Широкие улицы шли вдоль прибрежных террас, кое-где даже мощеные, от них отходили переулки, соединявшие одну террасу с другой. Эрвин брел по ним наугад, как прежде по сумрачным коридорам академии, впитывая в себя атмосферу каждого места. Кроме внешнего вида, в нее входили запахи и звуки, а также то особое, не передаваемое словами ощущение, говорившее магу не меньше, чем все остальные чувства.

За полдня он побывал в основных районах Дангалора, пытаясь постичь обобщенный образ этого города. Портовый район - шумный и грязный, с тяжелой и грубой атмосферой, вызывающей желание немедленно покинуть это место, тянущиеся вдоль берега кварталы городской бедноты и рыбаков. На верхних террасах - дома портовых рабочих и ремесленников, а также целые кварталы сельского типа, с сараями, садами и огородами на задворках. Еще выше находились кварталы зажиточных горожан - добротные дома и особняки, перемежающиеся лавками. В одном из таких местечек и располагалась гостиница, где поселились они с Армандасом.

Эрвин прогулялся и там, где размещались особняки городских богачей и знати. Среди них выделялся дворец лорда Астура, возвышавшийся посреди просторного парка и отгороженный от остального мира бронзовой стрельчатой оградой. У ворот навытяжку стояла стража. Ну и работенка, подумалось ему: стой целый день на одном месте, и так каждый день. Когда еще в эти ворота кто-нибудь начнет ломиться!

В гостинице Эрвин пообедал и немного отдохнул после длительной прогулки, а ближе к вечеру пошел навестить Тирсу. Он обошел рынок по краю и вошел в переулок - узкий и короткий, всего в несколько домов. Когда он спросил, как - )b( Тирсу, ему сразу указали маленький домик в конце переулка - видимо, к предсказательнице часто заходили незнакомые люди.

Он поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Внутри что- то стукнуло, заскрипела отодвигаемая щеколда, в распахнувшуюся дверь выглянула Тирса. Она была одета как обычная горожанка, длинные волосы предсказательницы были замотаны в рыхлый пучок на затылке.

- Эрвин? - Она дружелюбно улыбнулась, отчего на ее круглых щеках появились две ямочки. - Я была почти уверена, что ты придешь.

- Я пришел, - сказал он.

- Входи. - Она посторонилась, пропуская его в маленькую прихожую, задвинула щеколду. - Проходи сюда, в эту дверь.

Дверь привела его из прихожей в небольшую комнату, занимавшую около двух третей домика Тирсы. Оставшуюся треть занимал угол, отгороженный дощатой переборкой для кладовки, туда вел занавешенный дверной проем. Пространство между кладовкой и противоположной стеной было задернуто плотной занавеской от пола до потолка, там, наверное, находилась кровать. В комнате стояли комод со множеством ящичков, стол, пара стульев и удобный диванчик - все небольшое, словно игрушечное. Слева от входа размещалась печка с приколоченным к полу листом железа перед ней. В летнее время печка не топилась, и Тирса стряпала еду на стоявшей рядом трехногой железной печурке. Там сейчас горел огонь, а сверху стояла кастрюлька с готовящимся ужином.

Здесь было сухо и чисто, пахло деревом и травами. Эрвин принюхался, пытаясь определить, какими именно, но смесь оказалась слишком сложной, чтобы распознать в ней все компоненты сразу. Видимо, Тирса занималась не только предсказанием будущего, но и другими видами колдовства, в которых требовались травы.

- Садись сюда. - Она указала ему на диванчик. - Сейчас я закончу с ужином.

Она начала возиться у печурки, а Эрвин продолжил осмотр ее жилища. На стенах висели какие-то поделки, с виду казавшиеся амулетами, но на них не оказалось никакой магии. Вероятно, они использовались для украшения жилища.

Эрвину было известно, что люди украшают свои жилища, но в академии это было не принято, хотя и не возбранялось. У них с Гинсом в комнате стояли только две кровати, на которых они спали, а вся остальная жизнь учеников проходила за пределами их комнат. Он знал, как резко может изменить атмосферу помещения одна-единственная внесенная туда вещь, даже очень маленькая. Наполнять пространство вещами означало воздействовать на него, менять по своему усмотрению, подстраивать под себя, а ученики, напротив, сами должны были подстраиваться под академию. Наполнять академию своими вещами было не правильным действием.

Здесь наполнение вещами было правильным действием. Оно создавало ощущение присутствия хозяйки, обеспечивало ее укоренение в этом мире и в этом домике. Если бы даже ее не было дома, эта комната рассказала бы о ней многое. Например, mb пухлая вазочка на комоде и торчащая оттуда пара метелок тростника или этот тщательно сплетенный из соломы амулет с зеленой вышивкой...

Тирса поставила перед ним мисочку, еще одну - напротив. Затем она принесла кастрюльку и, помогая себе ложкой, разлила по мискам жидкую молочную кашу. Поставив кастрюльку на кухонный столик у стены, она вернулась с двумя ложками и подала одну Эрвину.

- Сначала поужинаем, - сказала она, - а потом поговорим.

На печурке тем временем закипел жестяной чайник. Тирса снова отошла к плите, и вскоре оттуда потянуло пряным запахом заваренных трав. Эрвин снова принюхался - травы для успокоения, для ясности мысли, для задушевной беседы... да, хозяйка знала в них толк.

Она поставила на стол две чашечки с густым настоем и блюдце, на котором горкой лежали маленькие, изящно вырезанные лепешечки с маком. Да, ей нравилось все маленькое и изящное.

Эрвин взял одну из чашечек и отпил небольшой глоток. Расслабился, позволяя настою войти в себя и оказать действие. Тирса взяла другую чашку и тоже отпила немного.

- Как ты устроился здесь? - спросила она.

- Ничего, нормально, - ответил Эрвин. - В гостинице неподалеку. От того конца рынка вверх.

- Знаю. Хорошее место, но не самое дешевое.

- В общем, я из-за этого и пришел, - признался Эрвин. - Мне нужно зарабатывать, а я совсем не знаю город.

- Здесь много всяких чародеев, - сказала Тирса. - Здесь так много шарлатанов, что приличному колдуну трудно найти заработок. Я сама вынуждена ходить по рынку, чтобы хоть что- нибудь найти.

- Я имею в виду не такую работу, - сказал он. - Меня интересует работа, с которой не справятся другие.

- Да, ты же академик... - Она улыбнулась. - Ты хочешь, чтобы я подыскала тебе работу?

- Я не хотел обременять вас. Я подумал - вдруг вы что- нибудь уже слышали...

Тирса отпила еще глоток и ненадолго задумалась.

- Возможно, - сказала наконец она. - Но сначала мне нужно узнать, требуется ли там сейчас маг. Помнится, там даже хотели вызвать мага из академии, но ведь это такие деньги! Может быть, его уже вызвали, а может быть, и нет. Приходи завтра вечером, я все для тебя узнаю.

- Спасибо, - ответил Эрвин. - И еще - вы упоминали о Зербинасе. Может, вы расскажете мне что-нибудь о нем?

- О Зербинасе... - Ее глаза засветились, словно она услышала отдаленный зов. - Я познакомилась с ним, когда была в таком же возрасте, что и ты, даже моложе. Это было в Кейтангуре. Я тогда засиделась у подружки и вышла от нее поздно. Вокруг было темно, хоть глаз коли, но я на своей улице каждый камень знала. Мне осталось пройти, наверное, дома три, как вдруг я услышала позади шум и топот, словно бежит несколько человек. Я испугалась и встала в щель между $., ,(, узкую такую, чтобы они пробежали мимо, а затем пригляделась и увидела, что все они бегут за одним человеком. А куда бежать-то - в конце улицы забор. Когда этот человек поравнялся со мной, я окликнула его, и он влез ко мне в щель, а те пробежали мимо. Мы с ним по этой щели вышли на задворки, и там он спросил меня, найдется ли чем перевязать плечо. Так мы и познакомились.

Эрвин удивленно покачал головой. Ему как-то трудно было представить степенного, замкнутого ректора убегающим по ночной улице от шайки головорезов.

- Он объяснил мне тогда, что не поладил с Харилом - это был главарь одной из бандитских шаек Кейтангура - и тот подослал к нему убийц, - продолжила Тирса. - Но Зербинас всегда недоговаривал. Возможно, там было что-то еще - даже наверняка было, но ему, конечно, не хотелось откровенничать с девчонкой. Он тогда заинтересовался мной... нет, это было не то, что ты подумал, - поспешно сказала она, хотя Эрвин не подумал ничего. - Вы, маги, не такие. Его заинтересовали мои способности к магии, и он выучил меня приемам, которыми я пользуюсь до сих пор. Я нашла ему укрытие, где он пробыл до заживления раны и еще некоторое время, потому что его искали. Он посылал меня к нескольким людям с письмами, а затем исчез. Позже я следила за слухами, где и как он появлялся, но больше мы с ним не встречались. Вот, собственно, и все.

Она взялась за тонкую ручку чашечки с настоем и снова отпила глоток. Эрвин сделал то же самое.

- Хороший напиток, - сказал он.

- Я всегда интересовалась травами. - Она отстранила чашечку от губ и стала рассматривать зеленовато-бурый напиток. - Девочкой я жила в деревне - это позже мои родители переехали в Кейтангур. Когда они умерли, я переселилась сюда, в Дангалор.

Эрвин поставил чашечку на стол и откинулся на спинку дивана. У него за пазухой завозилась Дика - ей пора было просыпаться. Тирса заметила, что под курткой гостя что-то шевелится.

- Там кто-то есть?

- Да, кикимора, - подтвердил Эрвин. Он уже привык к Дике, и ему казалось почти естественным, что за пазухой у человека живет кикимора.

Мгновенное изумление в глазах Тирсы сменилось почти детским любопытством.

- А можно посмотреть? - нерешительно спросила она. - Я никогда в жизни не видела кикимору.

- Дика! - позвал Эрвин, расстегивая верхние пуговицы куртки. - Выглянь сюда.

Из-за пазухи у него высунулась остроухая голова с лягушачьим ртом и круглыми оранжевыми глазами. Голова уставилась на хозяйку дома.

- Ой! - сказала та. - Какая симпатичная...

- Дика красивая, - гордо сообщила кикимора и вылезла на колени Эрвину.

Тот пригладил ладонью ее бурые всклокоченные волосенки.

- Вот такая у меня подружка, - сказал он Тирсе.

- И где вы познакомились?

- В лесу.

- Может, она съест что-нибудь? - Тирса приглашающим жестом указала на блюдце с лепешками.

- Она этого не ест, - отказался за Дику Эрвин. - Она ест мясо.

- И яйца, - добавила та.

- И яйца. - Эрвин подсадил кикимору за пазуху и встал. - Нам пора, а то она уже заскучала.

Тирса проводила Эрвина к выходу и отодвинула щеколду.

- Приходи завтра вечером, - сказала она на прощанье. - Я все узнаю.

Глава 6

Это правило было одним из главных в академии - никогда не приказывать ученикам. Можно было убеждать их, постепенно подводя к правильному действию, заставляя их размышлять и осознавать причины требований, но никогда не приказывать.

Все-таки академия магов - это вам не казарма.

Их брали в академию очень рано, с пяти-шестилетнего возраста, и на этом прекращались их связи с семьями и родными. Будущий маг не должен был быть привязанным к узкому кругу людей и вещей за стенами академии, его растили человеком мира. Это было основной причиной, почему в академии обучалось так мало детей из богатых семейств, в которых вопросы родства и наследования были первостепенными. Маг считался потерянным для семьи, поэтому богачи отдавали туда детей, только если этим разрешались проблемы с делением наследства.

Ученикам никогда не приказывали, потому что будущий маг с самого раннего возраста должен был привыкать к внутренней независимости - чтобы каждое его действие было осознанным, чтобы он никогда не действовал по чужой указке. Потому что маг, подверженный чужому влиянию, куда опаснее независимого мага.

Ученики академии никогда не слышали приказов. С раннего детства они привыкали к разумному сотрудничеству с наставниками, учились понимать их требования и осознавать их правоту. И никогда в академии не возникало серьезных проблем с дисциплиной и послушанием. Отдельные случаи, конечно, бывали, но быстро и легко разрешались. Учеников никогда не исключали за нарушения дисциплины, да и вообще исключения бывали редки, в основном за очевидный недостаток способностей или за общее несоответствие духу академии. Последних старались исключать как можно раньше, так как знания в их руках становились опасными.

Ректор Зербинас сидел за столом в своем просторном кабинете и мрачно барабанил пальцами по столу. Не мог же он выгнать из академии всех учеников сразу!

В этому году их было тридцать семь, теперь уже тридцать пять. И все тридцать пять на следующий день после того, как двое исключенных покинули академию, не явились на утреннюю ,%$(b f(n к Барусу. Даже трое шестилеток, привезенных прошлой осенью со второго континента. Даже доносчик.

Старый Барус прибежал к Зербинасу и закатил скандал, осыпая его всевозможными угрозами. Основной, конечно, была угроза, что он сам станет ректором академии.

Этого допустить было нельзя. Зербинас уже пожертвовал двоими, чтобы избавить от этого остальных. Но факт оставался фактом - старый маразматик Барус мог оказаться ректором, стоило ему только пожелать этого.

История неприятного положения, в котором оказалась академия, имела корни пятисотлетней давности, когда главный корпус только начинал строиться. Один из ведущих магов того времени был тем самым редким выходцем из знатного рода, которого отдали в маги из-за наследственных проблем. Дожив до преклонного возраста, он волей судьбы оказался наследником основной родовой доли, которую по закону запрещалось делить или продавать - она могла только переходить от наследника к наследнику, а за неимением таковых попадала в собственность правителя. Маг построил на своей земле академию и стал там первым ректором. Пока он был жив, проблем не возникало - они начались после его смерти. По закону академия вместе со всеми остальными постройками входила в родовую долю и считалась неотъемлемым имуществом ее владельцев, владельцам также принадлежало право назначать ректора.

Обычно наставники академии договаривались с очередным наследником, что он будет только утверждать предложенного ими ректора. Так было прежде, но этот несчастный Барус приходился родным дядей ныне здравствующему наследнику и имел на него сильное влияние. В юности у него были небольшие способности к магии, совершенно исчезнувшие с возрастом. Однако это не мешало ему подвизаться в академии магов, что он и делал, пользуясь своим положением. Сначала он держался в пределах разумного, но с возрастом поглупел, и ему захотелось признания на этом поприще. Ему предоставили вести утренние медитации, потому что это было наименьшим вредом для учеников и вызывало у него ощущение собственной значимости.

Как и любое ничтожество, он очень болезненно воспринял свое унижение из-за этой выходки с блохами. Зербинас досадливо качнул головой - взрослые ведь парни, не какие- нибудь мальчишки. Но что сделано, то сделано. В то утро Барус прибежал к нему, кипя возмущением, и заявил - либо этих двоих сейчас же выгонят, либо он пойдет к своему племяннику и потребует, чтобы тот назначил его ректором, а затем сам выгонит их.

Зная обстоятельства, Зербинас был вынужден согласиться на его условия. Но теперь, когда все до единого ученики не явились на медитацию к Барусу, тот снова обратился к нему и возобновил угрозы. И ведь не откупишься - старику были нужны не деньги, а признание.

Нужно было что-то делать.

В академии не давали сигнала на обед, рассчитывая на чувство времени у магов. Зербинас прикинул, что через g%b"%`bl часа ученики соберутся в столовой, выждал это время и спустился туда.

Все они уже были там. Они сидели за тремя длинными, параллельно стоящими столами различной вышины - для самых маленьких, постарше и взрослых. Стулья стояли редко, как на приемах, перед каждым учеником лежал полный столовый прибор, подаваемый в зависимости от еды, которая была в этот день на столе, - было бы глупо учить их этикету, не применяя его на практике.

Ректор вошел в столовую и остановился, немного не дойдя до торца среднего стола. Все головы повернулись к нему.

- Вы сегодня не были на занятии у Баруса, - сказал он, стыдясь самого себя. - Надеюсь, завтра этого не повторится и все вы придете на утреннюю медитацию.

Он не знал, что им сказать еще. Он надеялся, что они заспорят - тогда им можно будет возразить, или начнут оправдываться - тогда их можно будет обвинить.

Но они молчали.

Пауза тянулась невыносимо долго. Ректор обвел их взглядом, повернулся и пошел к выходу из столовой.

- Архимагистр!

Он узнал голос Гинса - соседа Эрвина по комнате.

Он остановился. Оглянулся.

- Мы не придем.

***

И они не пришли. Ни завтра, ни послезавтра, ни в последующие дни. Старый Барус бесился, но пока терпел, надеясь, что ректор все уладит. Как ни глуп он был, он все- таки понимал, что на должности ректора может оказаться еще большим посмешищем, а это болезненно задевало его старческое самолюбие. Он ежедневно одолевал Зербинаса требованиями приструнить строптивых учеников.

Учеников исключали и прежде, но это никогда не вызывало такого дружного молчаливого восстания. Утренние медитации прекратились, хотя в остальном жизнь академии протекала точно так же, как обычно, - читались лекции, шли практические занятия с наставниками, сменявшиеся временем для самостоятельной работы, когда ученики разбредались по академии и могли заниматься любыми делами.

Наставники словно не замечали молчаливого протеста учеников. Они выполняли свою обычную работу, будто их совершенно не касалась эта история с исключением. Зербинас пробовал поговорить кое с кем из них, чтобы они повлияли на учеников, но маги равнодушно отворачивались, отвечая, что это не входит в их обязанности. Барус ходил по коридорам академии словно тень. Все относились к нему, как к пустому месту, пропуская мимо ушей его ворчание.

Опасаясь, что старик все-таки осуществит свои угрозы, ректор решился на крайнюю меру - созвал наставников у себя в кабинете и разъяснил им сложившуюся ситуацию. Маги не выразили никакого удивления - в отличие от учеников, наставникам было известно о неловком положении, в котором - e.$(+ al академия.

- Ну и что? - обратился один из них к остальным. - Академия делает магов, но и маги делают академию. Здесь, конечно, было хорошее место, но это не значит, что невозможно подыскать другое. Если этот старый олух Барус станет ректором, мы уйдем. Заберем учеников и уйдем, пусть он торчит здесь на пару с Зербинасом.

И ведь уйдут, понял вдруг ректор. Подыщут место и уйдут - наставники, а с ними ученики всех возрастов, старшие за руку с младшими. Заберут свои нехитрые пожитки и уйдут, бросив обжитое место, учебные пособия, книги... А там, на новом месте, сделают новые пособия и напишут новые книги.

Если было бы иначе, на чем стояла бы академия?

Ему оставалось только выжидать.

***

Следующим вечером Эрвин снова пришел к Тирсе. Той работы, которую она имела в виду, уже не было - по описанию Эрвин догадался, что это был тот самый дом, где образовался мистический провал. Зато ей рассказали про другую работу - заболел римми лорда Астура. Никто из местных магов не знал, как лечить волшебного зверька, а пробовать наудачу никто не хотел, потому что римми были очень редкими и ценными зверюшками - если он сдохнет, неприятностей не оберешься.

Римми чуяли яды. Любые - как минеральные, так растительные и животные. При дворце каждого мало-мальски примечательного правителя обязательно держали римми, который обнюхивал подаваемые на стол кушанья и напитки. Если римми фыркал на поднесенное блюдо, оно признавалось несъедобным, а затем производилось дознание. Забракованная зверьком пища могла оказаться и не отравленной, а просто несвежей или плохо приготовленной, но в любом случае ее нельзя было есть. Сами римми были устойчивы к ядам и болезням, поэтому больной римми был явлением необычным. Чтобы он заболел, с ним должно было случиться что-то из ряда вон выходящее.

Эрвин начал вспоминать, что им рассказывали про этих зверьков в академии. Известно было, что зверьки проникали в этот мир через два выхода, на втором и на третьем континенте, где их изредка находили ловцы. Римми были красивыми и дружелюбными, они легко приручались, не говоря уже об их способности чуять яды, поэтому один зверек стоил целое состояние. Ученикам немало рассказывали о римми, и Эрвин вспомнил многое об их повадках, питании, внутреннем строении и особенностях ухода за ними. Как и все волшебные звери, они говорили на алайни, но неизвестно, был ли у них свой язык. Единственное, о чем не упоминалось ни слова, - это болезни римми.

Оставалась надежда, что сам зверек расскажет, чем он болен. Эрвин поблагодарил Тирсу и сказал, что попытается взяться за эту работу. Та объяснила ему, куда нужно прийти - не к главным воротам, а к боковому входу для прислуги и позвать старшего дворецкого. Они поговорили еще немного, затем Эрвин вернулся в гостиницу, где его уже дожидался @рмандас, и сообщил своему другу, что снова нашел работу.

- Надеюсь, это будет не как в прошлый раз? - забеспокоился Армандас. - Твоей жизни не грозит опасность?

- Если только у меня не получится и лорд Астур разгневается, - хмыкнул Эрвин. - А так - совершенно безопасно.

Наутро он пришел на указанное место и спросил старшего дворецкого. Тот вышел и окинул его подозрительным взглядом.

- Ты берешься лечить римми его светлости? - недоверчиво спросил дворецкий. - Ты хоть понимаешь, что с тобой будет, если ты его уморишь?

- Я сначала только осмотрю его. В вашем присутствии, - сказал Эрвин. - Если я не смогу вылечить его, я уйду.

Рассудив, что осмотр не повредит зверьку, старший дворецкий повел Эрвина с собой через парк и дальше, во дворец. Они поднялись на второй этаж и вскоре оказались в комнате, отведенной для редкостного зверька.

Римми лежал на мягкой меховой подстилке, служившей ему гнездом. Длинный полосатый хвост зверька, обычно стоящий трубой, бессильно свешивался на пол, еда в золотой мисочке оставалась нетронутой.

- Вот он, - указал на зверька дворецкий. - Ты его осматривай, а я постою рядом.

Эрвин уже осматривал римми, мысленно прощупывая его гибкое тельце в поисках внутренних повреждений и воспалений. Все было совершенно нормальным, словно на учебном пособии в академии.

- Что с тобой? - спросил он зверька на алайни. Римми приоткрыл карие глаза, его круглые ушки приподнялись, вибриссы на рыльце зашевелились.

- Поднеси ко мне руку, - ответил он.

Эрвин поднес ладонь к чувствительным вибриссам римми. Те прикоснулись к ней ощупывающими, обнюхивающими движениями, затем отстранились.

- Мое дерево гибнет, - сказал зверек.

- Какое дерево?

- Вы, люди, не знаете этого, - заговорил римми. - У каждого из нас есть свое дерево. Пока оно здорово, здоров и римми. Когда оно гибнет, римми тоже гибнет. Мое дерево повреждено, и я бессилен спасти его.

Эрвин мгновенно заподозрил, что это дерево где-то очень далеко. Как жаль, что у него нет карты каналов! Но в любом случае дерево римми наверняка было так далеко, что туда не успеть вовремя.

- Значит, тебе нельзя помочь... - сделал он единственный вывод.

- Можно, - ответил зверек. - Я рассказал тебе об этом потому, что ты можешь спасти мое дерево.

- Но оно же очень далеко!

- Любой римми знает дорогу к своему дереву. Я перенесу тебя туда, если ты дашь мне выпить своей крови.

Это было нетрудно. Эрвин полез в котомку и отыскал там кожаный футляр, в котором лежал острый кинжальчик величиной с палец. Такие кинжальчики предназначались для вскрытия - `k"." и выдавались каждому ученику. Вынув кинжальчик, он сделал себе надрез на пальце и дал зверьку слизать кровь.

- А теперь пусть он уйдет, - сказал римми. Эрвин с большим трудом убедил дворецкого выйти, сказав, что на этом настаивает зверек.

- Возьми меня на руки, - попросил римми, когда за дворецким закрылась дверь.

Эрвин поднял пушистое тельце на руки. Почти сразу же у него возникло знакомое ощущение входа в канал, а несколько мгновений спустя он оказался на луговине у ручья. Ни одна травинка здесь не была известной ему - и это при том, что в академии огромное внимание уделялось изучению трав. Прямо перед ним лежал невысокий кудрявый кустик или даже небольшое деревце, сломанное скатившимся со склона валуном.

- Это мое дерево, - римми указал на него лапкой. - Вылечи его.

Эрвин опустил зверька на траву, оттащил с дерева валун и начал осматривать надломленный ствол. Место надлома уже начинало подсыхать. Он выпрямил ствол, соединив поврежденные края. Ствол следовало закрепить какой-нибудь палкой и перевязать до срастания, но вряд ли будет возможность вернуться сюда, чтобы снять повязку, - да и кто знает, какими будут последствия, если в этом мире сорвешь хоть одну травинку. Значит, все нужно было сделать прямо сейчас.

Придерживая ствол одной рукой, Эрвин начал водить другой рукой по надлому, шепча про себя заклинание заживления дерева. Они были разными, эти заклинания срастания - дерева, травы, мышцы, кожи, кости, даже камня и металла. Эрвин еще не восстановился после борьбы с провалом, но чувствовал в себе достаточно силы, чтобы подкрепить заклинание.

Трещина в стволе понемногу смыкалась, становилась все незаметнее. Римми поднялся на ноги, подошел и сел рядом, наблюдая за работой мага. Наконец ствол окончательно сросся, а Эрвин выпрямился и устало разогнул спину. Теперь ему еще пару дней можно было даже не думать о колдовстве.

- Спасибо, - сказал римми, потершись головой об его ногу. - Ты теперь - мой кровный друг. Меня зовут Майли. Назови это имя любому римми - и он будет твоим другом.

Эрвин поднял зверька на руки и снова почувствовал холодок перехода в другой мир. Мгновение спустя он уже стоял во дворце лорда Астура, в комнате римми. Он хотел положить зверька на подстилку, но тот спрыгнул с его рук и с бодро поднятым хвостом закружил у его ног.

Итак, в академии не знали эту тайну римми. И не узнают. Даже не потому, что он больше не принадлежит академии, а потому, что некоторые вещи - не для общего пользования. Они передаются только по доверию.

Он выглянул в дверь и позвал дворецкого. Тот, не веря собственным глазам, уставился на ожившего зверька. Римми тем временем подбежал к золотой мисочке и начал есть.

- Он выздоровел. - Эрвин хотел было добавить, что в случае чего пусть посылают за ним, но вспомнил, что у него нет постоянного жилья.

- Лорд Астур будет благодарен тебе, парень, - проникновенно сказал дворецкий. - Пойдем, я выдам тебе что полагается.

Оказалось, что ему полагается не менее увесистый кошелек, чем в прошлый раз. Много это было или мало, Эрвин не знал, и ему, по правде говоря, было все равно. Из дворца он сразу же пошел к Тирсе и поделился заработанным. Та обещала подыскать ему новую работу.

Вечером, когда Армандас вернулся из оружейной школы, Эрвин порадовал его сообщением, что теперь у них есть деньги на покупку меча, о котором так мечтал его друг. Армандас сначала расцвел, но затем загрустил.

- Пока мы здесь, ты вон сколько всего заработал, - вздохнул он, - а я - каких-то несчастных пять медяков. Получается, что я сижу у тебя на шее.

- Я все-таки учился четырнадцать лет, а ты еще не тренировался и недели, - ответил Эрвин. - Ты пока учись и ни о чем не думай, а там посмотрим, каким ты будешь через четырнадцать лет. Все равно мне одному этого много.

Армандас утешился и начал рассказывать о школе, о новых ударах и способах защиты, которые показал ему Гариб, о том, как они с мастером ходили в оружейную лавку и тот подробно объяснил ему, как выбирать оружие и чем хорош или плох каждый из выставленных там мечей. Они присмотрели подходящий меч, но тот оказался не по карману Армандасу. Но теперь...

На следующий вечер Армандас вернулся в гостиницу с длинным мечом в добротных кожаных ножнах. Он долго объяснял и показывал Эрвину, в чем заключаются достоинства этого меча.

- Да ты подержи, ты только подержи его! - Он сунул своему другу рукоять. - Чувствуешь?

Эрвин взял оружие в руку, с усилием приподнял голубоватое лезвие. Того, на что рассчитывал Армандас, он не чувствовал. Ему было непонятно назначение этой железки в его руке. Лист усача, который прикладывают к ожогам, - это понятно. Ветвь руунаги, позволяющая остановить рассвирепевшего рууна, - это понятно. Кинжальчик мага, которым вскрывают нарывы и змеиные укусы, - это тоже понятно. Но меч?

- Какой тяжелый, - сказал он Армандасу.

- Да, он тяжелый, - подтвердил тот. - Гариб сказал, что я - сильный парень и он будет мне как раз по руке. Тяжелое оружие реже бьет, но зато какие удары! Гариб сказал, что я должен сразу привыкать к своему мечу, а не пользоваться школьным.

Теперь Армандас ходил в школу с мечом у пояса и нескрываемо гордился этим. Эрвин отдохнул пару дней и снова заглянул к Тирсе - не то чтобы они с Армандасом нуждались в деньгах, но ведь скучно болтаться по городу без дела.

Колдунья рассказала ему, что в дне пути от Дангалора есть село, где появилась неуловимая тварь, которая по ночам высасывает молоко у скотины. Сегодня на рынок приходил житель из этого села, предлагавший приличную сумму за избавление от твари.

Эрвин отказался от этой работы. Судя по описанию, это был один из видов зукса - безобидный зукс-дояр. Зукса- вампира Эрвин бы еще взялся прикончить, но дояра он пожалел. Ему было бы неприятно убить это небольшое скрытное существо, не имеющее никакой защиты, кроме осторожности и прозрачности, которое, словно ребенок, питалось теплым молоком. Зуксы-дояры встречались редко и не наносили заметного ущерба - не обеднеют крестьяне от пары-другой кружек молока. Поймать его, конечно, не поймают - вряд ли здесь найдутся такие колдуны, которые знают, что зукса нужно ловить только при полной луне, когда он менее прозрачен, и выпив перед охотой кружку отвара корня лопастника для улучшения ночного зрения.

Они с Тирсой посидели немного за чашечкой душистого настоя. Колдунья приберегла пару сырых яиц для Дики и угостила ими кикимору. Дика, давно привыкшая к яйцам в яичных рюмках, похоже, даже растерялась, когда ей подали их вылитыми в мисочку, но быстро сообразила, что к чему, и вылакала угощение досуха.

Тирса рассказала Эрвину о Кейтангуре, где она прожила почти до сорока лет. Хотя на первом континенте было несколько государств со своими правителями, Кейтангур издавна считался столицей всего континента. Его обширные кварталы и пригороды раскинулись в океанском устье полноводной Кейты, протекавшей почти через половину континентальных земель. Туда приплывали корабли со всех пяти континентов, там продавали самые диковинные товары, в том числе и магические, там встречались представители самых различных рас и наций. Нигде на континенте не было такого изобилия колдунов, как в Кейтангуре, - они и жили там, и приезжали туда в поисках работы, нанимались в другие города и на корабли.

Возникал естественный вопрос - почему колдунья оставила это украшение континента и перебралась в Дангалор, но Эрвин не задал его, прикинув, что ректор Зербинас начал работать в академии как раз около двадцати лет назад. Было и так понятно, что Тирсе захотелось быть поближе к кумиру своей юности.

Ему самому, напротив, все больше хотелось уехать куда- нибудь подальше от академии. Было так трудно забыть академию, когда она была так близко от него, всего в трех днях пути отсюда. Может быть, с увеличением расстояния это будет легче? Но от него зависело обучение Армандаса, бредившего военной карьерой, - значит, об отъезде можно было пока не думать. Все-таки не такой уж плохой город этот Дангалор.

Глава 7

На следующий день Тирса сама пришла к Эрвину в гостиницу. Она сообщила ему, что вчера вечером в порт прибыл корабль с третьего континента, людей на котором поразила странная болезнь. Больше половины членов экипажа, в том числе и капитан, так обессилели, что едва поднимались с *.%*. Едва корабль спустил якорь, помощник капитана побежал по дангалорским лекарям и магам, разыскивая опытного мага.

Это оказался самун из голодных духов, попавший на корабль, вероятно, с одного из необитаемых островов во время пополнения запасов пресной воды. Голодные духи питались жизненной силой, которую они высасывали из людей и животных. Самуна нельзя было оставлять в живых, и Эрвин сжег его магическим огнем, обнаружив в трюме, в пустом бочонке из-под воды. Затем он еще немного задержался на судне, чтобы частично восстановить жизненную силу пострадавших людей. Сам он, конечно, остался без сил и едва дошел до гостиницы. Хорошо еще, что за работу он получил достаточно, чтобы в ближайшее время не думать ни о какой другой.

В течение последующего месяца он выполнил еще несколько работ, преимущественно лечебного характера. Не для всех из них требовалась работа мага - кое-где хватало лекарских знаний, но Эрвин всегда использовал магию для ускорения выздоровления больных. Тирса умела находить высокооплачиваемые работы, поэтому вскоре у друзей скопилось достаточно денег, чтобы купить Армандасу хорошие доспехи.

За полтора месяца дангалорской жизни Армандас приобрел и обещанное Гарибом воинское мастерство. Теперь, когда у него было снаряжение, ничто не мешало ему наняться на службу к лорду Астуру. Посоветовавшись с Гарибом, он сказал Эрвину, что теперь сможет сам зарабатывать себе на жизнь и на дальнейшее обучение.

Войско лорда Астура размещалось в казарме. Нанявшись на службу, Армандас должен был переселиться туда, и Эрвин оставался в гостинице один. Армандас обещал, что будет навещать его, но было понятно, что дружба, не связанная общими интересами, не может оставаться тесной. У Армандаса появилось множество знакомых среди мастеров и учеников оружейной школы, и теперь он достаточно хорошо владел оружием, чтобы быстро завоевать уважение среди воинов лорда Астура. Эрвин снова начал подумывать об отъезде из Дангалора.

В этот день Армандас собирал своих друзей, чтобы отметить первый заработок. Он уже несколько дней жил в казарме, но накануне вечером зашел к Эрвину и пригласил своего друга на это выдающееся событие. Эрвин долго отнекивался, потому что не понимал, зачем он нужен в компании военных, но наконец согласился, чтобы доставить другу удовольствие. Они договорились, что Армандас зайдет за ним вскоре после полудня - видимо, кутеж обещал быть длительным.

После завтрака Эрвин заглянул в гости к Тирсе - колдунья больше не ловила клиентов на рынке, полностью перейдя на поиски работы для своего нового знакомого. Работы сегодня не было, и они посидели за чашечкой настоя, пока Эрвин не вспомнил, что ему пора в гостиницу.

Выйдя из-за угла, он не узнал знакомую улицу. У дверей гостиницы скопилась огромная толпа, широким полукругом обступившая что-то. Здесь собрались, наверное, все жители не только этой улицы, но и соседних. В толпе маячила фигура @рмандаса, на полголовы возвышавшаяся над общей массой зевак.

- Что случилось? - спросил Эрвин в спину Армандасу, с трудом протолкавшись к нему сквозь толпу.

- Ты посмотри, какие лошади! - восхищенно протянул тот, пропуская его перед собой.

Эрвин вылез в первый ряд и тоже остолбенел.

- Это не лошади, - не оборачиваясь, бросил он Армандасу. - Это лары.

Их было двое, лар и лара. Стройные, длинноногие, с узкими мордами, с выгнутыми шеями, они были выше и легче лошадей, но главным отличием, конечно, были сложенные на спине крылья огненных скакунов. Их длинные гривы и хвосты не были жесткими и прямыми, как у обычных лошадей, - они были тоньше и мягче женского волоса, и они вились крупными кольцами. Но эта тонкость и мягкость была обманчива - Эрвин знал, что мало что на свете прочнее волоса лара. Кроме того, волосы ларов не горели ни в каком огне.

Лар был пепельно-серым, как Ки-и-скаль, но его грива и хвост были не темными, а одного оттенка со шкурой. А лара - лара была белой. Она была чистейшего белого цвета, самого чистого, какой только можно представить. Ее пышная грива и хвост вились, словно весенние облака в голубом небе. Ее шея горделиво выгибалась, неся на себе небольшую, изящную голову. На ее узкой точеной морде светились глаза изумительного оттенка - нежно-зеленого, цвета молодой травы, - обведенные длинными ресницами.

Эрвин, казалось, весь обратился в зрение. Никогда в жизни он не видел ничего прекраснее этой лары - дивного небесного создания, словно вышедшего в этот мир из мечты. Его глаза утопали в белой гриве, казавшейся нежнее волос любимой женщины, скользили по ослепительной бархатистой шкуре, ласкали серебряные бокальчики ее копыт...

- ...везде одно и то же, Ги-и-рраль, - услышал он слова на и-илари. - Где бы мы ни останавливались, везде эта толпа неотесаных зевак, которые пялятся на нас, словно на каких- нибудь лошадей. Как мне это надоело...

Эрвин не сразу понял, что этот тихий, певучий голос принадлежит ларе.

- На лошадей они не пялятся, дорогая Ди-и-ниль, - поправил ее лар. - Потерпи немного, мы уже почти на месте.

Нежно-зеленый взгляд лары обошел толпу. Эрвин почувствовал легкое прикосновение ее глаз.

- Вот этот какой-то другой. - Она кивнула мордой на Эрвина, уверенная, что он не понимает смысла ее слов и жестов.

- Все люди одинаковы, дорогая Ди-и-ниль, - ответил Ги-и- рраль. - Только маги другие.

- Пожалуй. - Она отвела зеленый взгляд от Эрвина. - К счастью, маги другие.

Ну и пусть, подумал Эрвин. Пусть неотесаный зевака - это даже хорошо. Значит, можно сколько угодно стоять среди других неотесаных зевак и беззастенчиво разглядывать восхитительные линии ее стройного тела.

Из дверей гостиницы вышел слуга. В его руках дымилась жаровня с почерневшими углями, лежавшими там вперемешку с головешками. Он подставил угли под морды ларам. Ги-и-рраль опустил морду в жаровню и начал ворошить языком угли, разыскивая еще тлеющие, Ди-и-ниль демонстративно отвернулась.

- Ну почему я должна есть это! - раздался ее жалобный голос. - Мы третий месяц в пути, и все время эта ужасная пища. Я не могу ее есть. И зачем только мы согласились!..

- Мы почти на месте, дорогая Ди-и-ниль, - сказал Ги-и- рраль. - Не могли же мы не оказать эту маленькую услугу нашему доброму другу Гримальдусу.

- Я начинаю находить эту услугу большой, - продолжала жаловаться лара. - Даже слишком большой.

- Скоро мы прибудем в академию, и там тебя накормят, - попытался утешить ее спутник. - Маги знают, как кормить ларов. Кроме того, Гримальдус не просто так послал тебя в академию. Возможно, тот маг, за которым мы поехали, окажется твоим седоком.

Только сейчас Эрвин заметил седло на спине Ги-и-рраля. Ему было прекрасно известно, что маги садятся на своих ларов без седла. Видимо, это был лар Гримальдуса, но на нем ехал кто-то другой. Ехал, чтобы нанять на службу кого-то из выпускников академии, а Ди-и-ниль, конечно, предназначалась тому, кого наймут. И она была без седла.

- Возможно. - Ди-и-ниль вздохнула. - Но я все равно не буду это есть, я лучше потерплю до академии.

Лара страдала. Эрвин отчетливо чувствовал это. Конечно, эти потухшие головешки не годились в пищу ларам, которые питались чистым огнем. Неожиданно для себя он вдруг сорвался с места и выхватил жаровню из рук слуги.

- Ну чем ты их кормишь! - возмущенно воскликнул он.

- Углями, как сказано, - непонимающе глянул на него слуга.

- Углями, но не потухшими же! И уж никак не головешками. - Палец Эрвина уперся в черный обломок полена. - А это что? Это же еловое полено, а еловые угли горчат!

- Но откуда мне было знать... Ихний хозяин сказал - углями, я и кормлю углями.

- Давай я сам наберу их. - Эрвин с жаровней в руках понесся в кухню. Там он вытряхнул содержимое жаровни в печку и с помощью кочерги наполнил жаровню заново, выбирая мелкие малиновые угли.

Вернувшись обратно, он подставил Ди-и-ниль наполненную углями жаровню. Лара осторожно опустила узкую морду в жаровню, обнюхала сладкие малиновые угли. Затем прихватила губами щепотку углей, и они захрустели у нее на зубах. Да, этот мальчик знал толк в чистом огне.

- Спасибо, юноша...

Он, конечно, не поймет ни слова, но она была вежлива, лара Ди-и-ниль.

- Не стоит благодарности... - машинально пробормотал он на и-илари, все еще досадуя на недотепу слугу.

И спохватился - надо же так проболтаться!

Лара перестала есть угли. Эрвин всем своим существом почувствовал ее немой вопрос - как могло случиться, что здесь, в этой толпе невежд, оказался человек, разговаривающий на и-илари? Он медленно поднял голову к ней и встретил ее взгляд.

Нежно-зеленые глаза лары, в которых жило нечто не конское и даже не человеческое - надчеловеческое...

Не тогда, когда он, остолбенев от восхищения, любовался ею из толпы, и не тогда, когда она кивала на него Ги-и- рралю, - их встреча произошла сейчас.

Эрвин почувствовал, как отчаянно забилось его сердце, словно стремясь навеки выскочить из груди и ускакать за пятый континент. Он сунул жаровню в руки слуге и бросился в гостиницу, единым духом влетев на лестницу и оказавшись у себя в комнате.

Там он, закрыв глаза, изнеможенно прислонился к стене - спиной, затылком, чтобы иметь хоть какую-то опору. В нем все гудело и звенело, словно в брошенной на пол гитаре.

- Ты что, Эрвин? - услышал он рядом испуганный голос Армандаса.

- Сейчас пройдет, - шевельнулись его мгновенно пересохшие губы. В его сознании медленно проплывал нежно- зеленый глаз с темным овальным зрачком, в ушах раздавался тихий, певучий голос лары: "Спасибо, юноша..."

Нет, это никогда не проходит.

- Эрвин? Тебе дурно?

- Принеси воды...

Армандас побежал вниз за водой, а Эрвин остался у стены осознавать совершившийся факт. Это какие же надо иметь вывихнутые мозги, чтобы вот так, за доли мгновения влюбиться по уши в белую лару!

"Ди-и-ниль, Ди-и-ниль..."

Вернулся Армандас с ковшиком холодной воды. Эрвин выпил сколько мог, остатки выплеснул себе в лицо.

- Что с тобой, Эрвин? - в испуге допытывался Армандас, глядя, как прыгает ковшик в руках его друга.

- Дымом надышался у печки, когда выбирал угли. - Эрвин отстраненно удивился тому, как легко, помимо сознания, пришла ему на ум эта ложь, как легко соскочила она с языка.

Армандас облегченно вздохнул. Его перепугало непонятное состояние друга, но теперь все встало на свои места - Эрвин надышался дымом.

- Так тебе же нужен свежий воздух! - Он отодвинул защелки и распахнул окно в комнату.

Струя свежего воздуха достигла Эрвина, тот с жадностью вдохнул ее. Призвав самообладание, расстался со стеной. Армандас выглянул в окошко, выходившее на улицу почти над самой дверью гостиницы.

- Уезжают, - сказал он.

Эрвин подошел к окну и, прислонившись к фрамуге, тоже выглянул на улицу. Высокая фигура в зеленом плаще с накинутым на голову капюшоном усаживалась в седло Ги-и- рраля.

- Интересно, что это за человек? - сказал смотревший bc$ же Армандас.

Эрвин вгляделся в восседавшую на ларе фигуру:

- Это не человек.

- А кто же? - удивился Армандас.

- Архонт.

Властный голос из-под капюшона дал команду отъезжать. Лар двинулся сквозь разом расступившуюся толпу, лара направилась за ним. Они понеслись по мостовой, расправляя на бегу мягкие крылья. Вот уже серебряные чаши копыт Ги-и-рраля оторвались от земли...

Эрвин повернулся спиной к окну, чтобы не видеть, как исчезает в небе лара Ди-и-ниль.

***

На гулянку он, конечно, не пошел. Армандас, видя его состояние, не стал его уговаривать. Оставшись в комнате один, Эрвин машинально повесил куртку на крючок, затянул снизу ремнем и переправил туда сонную Дику. Лег ничком на кровать, спрятал лицо в подушку. Он не мог ни думать, ни рассуждать - он мог только снова и снова переживать мгновение, когда его глаза встретились с глазами белой лары.

"Ди-и-ниль, Ди-и-ниль..."

Безумие какое-то. Мысли понемногу начали возвращаться к нему, но не уходили далеко от огненной кобылицы. Значит, Гримальдус послал ее сюда, чтобы она привезла к нему выпускника академии. Эрвин пытался угадать, кто же из его сверстников поскачет на ней. Кто из них заглянет в эти нежно- зеленые глаза, кто взвесит на ладонях облако ее белой гривы, обнимет горделивую шею? Под кем зазвенят серебряные бокальчики ее копыт?

Леантус? Сильверин? Или Гинс, его сосед по комнате?

Только бы не Сартас.

Если бы только его не выгнали из академии... Вдруг выбор этого архонта пал бы на него? Могло случиться и такое. Могло бы и ему так невероятно, немыслимо повезти. Если бы только его не выгнали... Эрвин рывком сел на кровати, обхватил голову руками. Было невыносимо думать, что и у него мог бы оказаться шанс, потерянный теперь навсегда. Нужно было немедленно что-то сделать, не сидеть же так.

Уехать, поскорее уехать отсюда. Забыть, что на свете есть какие-то академии, что в небе летают какие-то белые лары... есть же другая жизнь, где никогда ни о чем таком и не слышали. Живут же люди этой жизнью - почему бы и ему не жить? Все, все забыть.

Время до следующего утра тянулось невероятно долго. Чуть свет Эрвин побежал в порт, а затем на стоянку караванов, разыскивая транспорт, который как можно быстрее увезет его отсюда. На стоянке ему указали готовый к выходу караван, идущий коротким путем до Кейтангура, вниз по течению реки. Эрвин побежал к хозяину каравана и договорился о месте. Однако караван не мог ждать, пока новый пассажир соберется в путь, и они с хозяином условились, что Эрвин догонит подводы на первой стоянке.

Со стоянки Эрвин забежал к Тирсе и наскоро попрощался с ней, затем рассчитался в гостинице, поручив буфетчику попрощаться за него с Армандасом. Других дел у него не было, и он отправился догонять караван.

Дорога шла сквозь разреженный лес вдоль берега реки, то приближаясь к самой воде, то удаляясь от нее. По воде сновали рыбацкие лодки, которых становилось все меньше по мере того, как Эрвин уходил от города. Затем последние из них исчезли, дорога вынырнула из леса и бурой полосой потянулась по кустарниковой равнине.

К обеду Эрвин догнал караван, вставший на берегу реки на короткую дневную стоянку, и присоединился к нему. Со стоянки он поехал, сидя на подводе и прислонившись спиной к тюкам с товаром. Солнце припекало, Дика за пазухой спала крепким сном, а Эрвин смотрел на равнину невидящим взглядом, рассеянно прислушиваясь к скрипу колес, пронзительно взвизгивающих на каждой колдобине. Он так устал от бессонной ночи и беспокойного дня, что не мог думать ни о чем, даже о белой ларе.

Постепенно его голова склонилась на тюк, и он задремал. Скрип тележных колес - противный, визгливый - продолжал преследовать его даже во сне. Вот маленький негодяй! Эрвину начало сниться, как он сочиняет заклинание и извлекает этот скрип из тележных осей сюда, на тюк. Скрип уселся перед самым его носом и нахально глянул на него.

- Шел бы ты отсюда, - предложил ему Эрвин.

- Это еще зачем? - удивился скрип.

- Ну и надоел же ты мне! - вздохнул Эрвин. - До кошмариков.

- До каких? - полюбопытствовал скрип.

- Вон до этих. - Эрвин указал вверх, где немедленно появилась стая кошмариков и начала кружить над ними.

- Я такой, - с гордостью в голосе ответил скрип. - Я надоедливый.

- А раз надоедливый, топай отсюда, - вяло пробурчал Эрвин. - Надоедай в другом месте.

- И куда я отсюда пойду?

- Да хоть туда. - Эрвин кивнул на старое дуплистое дерево, мимо которого проезжала подвода.

- Ну ты даешь! - изумился скрип. - Я же тележный скрип, а это дерево, понял?

- Ничего, поживешь древесным. Древесным как-то изящнее, и к тому же на природе...

- Ты думаешь? - Скрип заинтересованно уставился на дерево. - Можно попробовать.

Он соскочил с телеги и засеменил к дереву. Там он вошел в ствол и исчез.

Колесо подскочило на ухабе, подбросив тюк, а с ним и голову Эрвина. Эрвин разлепил сонные глаза и уставился на мелькающие перед ними кусты - приснится же такое!

Он прислушался. Еще прислушался. Телега катила по тряской дороге совершенно беззвучно. Он приподнялся и глянул назад на дорогу, где на обочине еще виднелось старое дуплистое дерево. "Ничего, поживет древесным", - решил ]рвин, снова укладывая голову на тюк. Древесным все-таки изящнее, и к тому же на природе.

***

Караван продвигался вдоль берега реки. Дорога благотворно подействовала на смятенные чувства Эрвина. Мерно стучали конские копыта, телегу потряхивало на неровностях колеи, в такт движению раскачивались тюки. Неспешно двигались люди и лошади, сберегая запас сил на долгий путь, медленно проползали назад придорожные деревья и травы. На окружающий мир спустилась обволакивающая, сонная тишина, в которой уютно было ни о чем не думать, отдавшись этому неторопливому движению, ведущему неизвестно куда и откуда.

При желании можно было вспомнить, что караван идет из Дангалора в Кейтангур, но Эрвину не хотелось вспоминать. Были только эта дорога, неспешное цоканье копыт и редкие возгласы погонщиков, сладкий травяной запах равнины и влажный, болотный - речной воды. Сам себе он казался одинокой, затерянной в мире точкой, для которой не существовало ничего, кроме того, что было доступно его ощущениям. Пестрые улицы Дангалора, маленькая гостиница, Тирса и Армандас, белая лара - все это, еще недавно бывшее его жизнью, казалось далеким, полузабытым сном.

Приснилось? Но за его пазухой дремала свернувшаяся клубочком Дика. Ее присутствие говорило о реальности прошлого. Значит, там, за горизонтом, оставались Тирса и Армандас, которых наверняка огорчит его внезапный отъезд. Ничего, они забудут. У них останутся дела, которые нужно делать, жизнь, которую нужно жить. Он ненадолго вошел в нее и ушел из нее, оставив след, может быть даже хороший. А разлуки - они заживают, так же как и раны. Остается только небольшой рубец на память.

Когда стемнело, караван встал на ночевку. Лошадей выпрягли пастись, загорелись костры, закопошились люди, готовя ужин и ночлег. Эрвин выпустил Дику погулять и уселся на берегу реки, глядя на тихую черную воду, в которой отражались звезды. Наверное, нужно было помочь у костра, но сегодня он был не в состоянии этого делать.

Поужинав, он улегся спать прямо на траву - у него не было ничего для дороги. Ночь выдалась теплая и сухая, словно она решила пощадить бездомного путника, пустившегося в странствия неприспособленным. Словно она надумала побыть доброй - для начала.

В последующие дни Эрвин втянулся в дорожную жизнь. Вместе с остальными попутчиками он собирал дрова и разводил костры на стоянках, мыл посуду и перекладывал расползшиеся тюки, ехал на подводе или шел рядом, чтобы размять затекшие от сидения ноги. Но остальные ехали куда-то, а он - никуда. У них были какие-то цели и в начале, и в конце пути, а дорога была всего лишь связующей нитью между ними. У Эрвина не было ничего, только эта дорога.

Недели через две она рассталась с рекой и свернула в глубь равнины, хотя ничто вокруг не говорило о необходимости (',%-(bl направление - здесь не было ни холма, ни моста, ни слияния рек. Эрвин невольно насторожился и стал заглядывать вперед, хотя до сих пор ему было все равно, что там появится.

Впереди показался одинокий дом - неплохой, надежно построенный, но без обычного для таких поселений обширного участка возделанной земли. Лишь небольшой огородик виднелся поблизости. За домом возвышалась башня, в которой Эрвин с первого взгляда распознал башню мага, отличавшуюся от сторожевой застекленным залом наверху.

Когда караван подошел ближе, Эрвин увидел неподалеку от дома нечто вроде загона, обнесенного жердевой оградой. Вход в загон был простым проемом в ограде, безо всякого намека на ворота. Дорога, по которой шел караван, вела прямо в загон, не выходя оттуда никуда. Все это сооружение вкупе с дорогой выглядело как убедительный конец пути.

"Только не говорите мне, что это Кейтангур, - думал Эрвин, разглядывая с телеги дом с загоном. - Что же, интересно, это такое?"

Караван между тем втянулся в проем и остановился в загоне. Люди соскочили с подвод, словно ожидая чего-то, то же самое сделал и Эрвин. Обойдя загон, он обнаружил на противоположном краю закрытые ворота. Он подошел к ним вплотную и понял наконец, в чем дело, - там, за воротами, был канал.

Возвращаясь к подводе, Эрвин увидел входящего в загон пожилого мага. Ему хватило единственного взгляда, чтобы непонятным образом ощутить, что перед ним один из выпускников академии. Эрвин впервые в жизни встречал незнакомого академика - до сих пор он знал только учеников и наставников, - но это чувство принадлежности к академии было безусловным.

Маг остановился в проеме и оглядел загон. Эрвин почувствовал на себе его взгляд, а затем увидел, что тот направляется прямо к нему. Преодолевая острое желание спрятаться, он остался на месте.

- Ученик? - спросил маг, остановившись перед ним.

- Да. - Эрвин решил, что незачем рассказывать этому магу о своих злоключениях...

- Почему ты здесь?

...но придется.

- Исключили.

Не задав больше никаких вопросов, маг отвернулся от Эрвина. Он подошел к воротам и развел створки. Подводы одна за другой потянулись к воротам и поехали сквозь них, бесследно исчезая с этой стороны. Эрвин знал, как это делается, - когда подвода достигала входа в канал, маг создавал для нее перенос. Перед воротами каждый из путешественников расплачивался с магом. Переход, видимо, был платным, и это было известно всем.

В академии ничего не рассказывали об этом. Эрвин вдруг понял почему - эти сведения давались вместе с картой каналов, а раньше они были просто не нужны ученикам, которые не покидали академию до конца обучения. Он спросил у * ` " -i(*.", сколько стоит переход, и приготовил деньги, но, когда подошла его очередь к магу, тот не взял с него обычную плату.

- Иди. - Маг кивнул ему на ворота.

Эрвин шагнул в область входа, помедлил там чуть-чуть, пока не понял, что маг не собирается переносить его. Произнеся в уме заклинание, он ощутил мгновенный холодок перехода и оказался в совершенно ином месте - другие окрестности, другая равнина. Даже время суток здесь было другое.

- Отходи, чего встал! - Кто-то потянул его за рукав, оттаскивая с места.

Едва он посторонился, на том же месте возникла следовавшая за ним подвода. Погонщик стегнул лошадей, отгоняя их с точки выхода. Затем еще одна, еще...

Вскоре сюда переправился весь караван. Здесь было ничем не примечательное место посреди обширной равнины - вытоптанная площадка, с которой начиналась дорога, и никаких признаков жилья. Этот канал был односторонним.

Эрвин наконец понял правильный смысл слов "короткий путь", сказанных в Дангалоре хозяином каравана. Это означало, что некоторая часть пути между двумя пунктами проходила через канал.

Снова потянулась неспешная, успокаивающая дорога. Несколько дней спустя караван, с которым путешествовал Эрвин, втянулся в гостеприимно распахнутые ворота Кейтангура.

Глава 8

Первые дни отказа учеников от медитаций создали напряжение в академии, но затем оно спало. Зербинас начал надеяться, что их удастся уговорить вернуться на занятия к Барусу. Однако все его попытки оказались напрасными. Ученики словно раз и навсегда забыли, что есть на свете этот вредный старикан, которого по неизвестным для них причинам терпят в академии. Жизнь в ее стенах продолжалась, но она текла помимо Баруса, который всеми воспринимался как пустое место. Создавалось впечатление, что произошло отторжение существа, до сих пор терпимого, но признанного наконец опасным.

Через месяц подобного отношения Барус вдруг исчез. Всем было все равно, куда он пропал и почему, кроме Зербинаса, заподозрившего, что старый маразматик отправился к своему племяннику требовать ректорскую должность. Но дни проходили, а Барус не возвращался. Вскоре до ректора дошли слухи, что Барус остался жить у племянника. Зербинас поначалу опасался, что тот еще вернется в академию, но затем понял, что старик просто струсил - получив такой отпор, он побоялся явиться сюда ректором.

Для Зербинаса наступили дни невеселых размышлений. Выходит, зря он пожертвовал двумя учениками в угоду чьей-то глупости и самодурству. Выходит, стоило поступиться один раз, и этот процесс оказывался безостановочным - глупость и самодурство прожорливы, им мало одного куска. Брось однажды, ( они запросят еще.

Но академия рассудила иначе, единодушно отторгнув его компромисс. Маги не подвержены стадным чувствам, они всегда действуют самостоятельно. Значит, каждый из них сделал собственный, ничем не внушенный выбор, и этот выбор у всех оказался одним и тем же. Кроме него.

Это все из-за ректорской должности, понял Зербинас. Стоит начать отвечать за других, как начинаешь решать за других. Как начинаешь выбирать за других - делаешь за них трусливый, осторожный выбор, который никогда не сделал бы за себя.

И он решился. Он собрал наставников и объявил им, что не оправдал их доверия, приняв ректорскую должность. Затем он предложил им избрать нового ректора, но те отказались.

- Это ни к чему, архимагистр, - сказал кто-то. - Трудно сказать, как повел бы себя на вашем месте любой из нас. Вы, по крайней мере, через это уже прошли.

- Давайте лучше подумаем, как нам вернуть Эрвина с Дартом, - предложил другой. - Хорошие ведь были парни.

Подумали, но ничего утешительного не придумали. Хотя оба исключенных были с первого континента, на котором располагалась академия, их семьи жили далеко от нее. Дарт, темноволосый, с быстрыми и мягкими движениями, был родом с юга, семья Эрвина жила в одном из захолустных северных поселков. Ученики наверняка еще не добрались домой - если, конечно, направились туда, - а искать их на континенте было все равно что две иголки в стоге сена.

Кое-что все же было сделано. У троих наставников были друзья из магов, с которыми поддерживалась связь через транс. Им сообщили имена ушедших учеников и попросили передать в случае встречи, что те могут возвращаться в академию, а также послать это сообщение другим магам, с кем имеется связь. Однако этого было слишком мало, чтобы надеяться на быстрое возвращение исключенных.

Приближалась осень - время выпускных испытаний. В академию начали съезжаться наниматели. Их количество всегда равнялось числу выпускников - переписка велась заранее, порой по несколько лет, и приезжали только те, с кем была предварительная договоренность. В этом году должны были приехать шестеро, но после исключения к двоим из них - к кому успевали - послали сообщения с просьбой подождать следующего выпуска, поэтому ожидались четверо.

Трое из четверых уже прибыли в академию и заняли заранее подготовленные комнаты, но распределения выпускников пока не было. Ректор объявил, что право первого выбора сохранено за нанимателем из земель архонтов, который задерживается в дороге. Земли архонтов лежали очень далеко отсюда, на пятом континенте, поэтому трое прибывших отнеслись к заявлению ректора с пониманием и без возражений стали дожидаться четвертого.

Посланец Гримальдуса прибыл в академию поздно вечером. В фиолетовом закатном небе появились две крылатые, быстро приближающиеся конские фигурки. Вскоре на одной из них можно стало различить всадника в зеленом плаще.

Неизвестно, кто первый заметил их в небе, но к тому времени, когда лары начали опускаться на просторный двор академии, там уже собрались все ученики и наставники, побросавшие привычные занятия. Всадник соскочил с лара и откинул капюшон, из-под которого показалось узкое лицо архонта. Внимательный взгляд приехавшего обошел столпившихся магов.

- Могу я увидеть ректора? - спросил архонт.

От толпы отделился высокий сухощавый человек, одетый в темное. Его седая голова и резкие складки у рта говорили, что он уже не молод, но суровое лицо с узким прямым носом и тонкими, плотно сжатыми губами не было лицом старика. В ректоре еще чувствовалась сила - не тяжелая мышечная сила, свойственная кулачным бойцам, а сухая, упругая мощь натянутого каната. Если бы Дантосу не было известно, что ректор всего лишь на год моложе Гримальдуса, он никогда не дал бы ему его лет.

- Ректор Зербинас, - представился маг. - С кем имею честь говорить?

- Лорд Дантос из рода Дану, - ответил архонт. - Гримальдус извещал вас обо мне.

- Да, - подтвердил ректор. - Мы давно вас ждем. Полагаю, вы хотите поесть и отдохнуть с дороги? Время ужина у нас прошло, но мы найдем чем угостить вас.

Он подозвал одного из наставников и отдал соответствующие распоряжения, затем оценивающе осмотрел огненных скакунов.

- Они плохо выглядят, нужно искупать их, - бросил он архонту и подозвал другого наставника. - Возьмите помощников и разведите костер для ларов.

Дантос пошел за наставником в приготовленные для него комнаты. С Ги-и-рраля сняли седло и вещи, которые понесли следом за гостем. Десятка полтора старших учеников под руководством наставника стали раскладывать посреди двора большой костер. Зербинас, удостоверившись, что все выполняется как должно, отправился за корпус боевых заклинаний, позади которого располагалась, конюшня. Он не вошел внутрь конюшни, где стояли рабочие лошади академии, а поднялся по наружной лестнице на крышу, где находилось крытое помещение, одна из торцовых стен которого отсутствовала.

В этом помещении жил лар ректора. Оно было гораздо больше, чем требовалось одному скакуну. Пол был идеально чистым, потому что здесь убирали ежедневно - по утрам, когда Ки-и-скаль вылетал погулять. У дальней стены был постлан широкий и мягкий тюфяк, на нем лежал серый темногривый лар, подобрав под себя ноги. Его передняя нога была вытянута вперед, широкое серебристое копыто свешивалось с тюфяка. Голова Ки-и-скаля вскинулась навстречу вошедшему, дымно- желтые, светящиеся в темноте глаза обратились на ректора.

- Здравствуй, старый друг, - приветствовал его Зербинас.

- Здравствуй, старый друг, - теми же словами ответил лар.

- У тебя сегодня гости, - сказал ему ректор. - Твой давний знакомый Ги-и-рраль со своей подружкой. Прими их здесь.

Лар не спеша поднялся на ноги и подошел к ректору. Он был крупнее и мощнее обоих скакунов Дантоса.

- И еще, - продолжил ректор. - На главном дворе готовится купание. Тебе, наверное, будет приятно освежиться вместе с гостями.

Ки-и-скаль удовлетворенно кивнул и направился к выходу из своего жилища. После нескольких шагов разбега он соскочил с крыши, расправляя на ходу мощные крылья, и полетел на главный двор. Проводив его взглядом, Зербинас спустился с крыши и пошел следом, чтобы полюбоваться купанием ларов.

Ученики окружили сложенную кучу дров и стали разжигать костер, пользуясь случаем, чтобы повторить заклинание вызова огня. По сухому дереву забегали язычки пламени, вспыхнувшие сразу во многих местах. Костер мгновенно занялся и взвился к небу.

Люди расступились подальше от жара, зато все трое ларов устремились к костру. Взлетев на мягких крыльях, они стали нырять сквозь языки пламени и зависать в них, подставляя стройные тела лижущему огню. Их пышные гривы и хвосты вздымались от идущего снизу жара, смешиваясь с клубами дыма, их тонкие ноги приплясывали в воздухе, их радостный, похожий на мелодичное ржание смех звенел над костром, уносясь вслед за дымом.

Когда костер прогорел, лары спустились на пышущее жаром кострище и стали выбирать оттуда лакомые угли, разгребая копытами остатки головешек. Затем они унеслись вслед за Ки-и- скалем в его жилище, чтобы отдохнуть там и наговориться всласть.

Разошлись и люди. Они были магами, но многие из них никогда не случалось видеть купание ларов. Такое чудо редко приходило даже к магам.

После завтрака Дантос пошел к ректору, дожидавшемуся его в своем кабинете. Ректор вышел к нему из-за стола, предложил кресло напротив.

- Садитесь, лорд Дантос. - Он вернулся на свое место за столом. - Вам, вероятно, не терпится перейти к делу?

- Когда я смогу увидеть выпускников? - поинтересовался Дантос, усаживаясь в предложенное ректором кресло.

- Хоть сейчас, - ответил тот. - Чем скорее вы сделаете свой выбор, тем скорее начнут выбирать остальные наниматели. У вас какие условия договора?

- Обычные, сначала на двадцать лет, затем продление, - те же, что и у нашего общего знакомого Гримальдуса. Он хочет оставить службу, поэтому нам нужен достойный преемник на его место.

- Понимаю, - кивнул ректор. - Наверное, вам будет удобнее выбирать, если сначала я вкратце расскажу вам о сильных и слабых сторонах каждого из наших выпускников.

Дантос предполагал, что у преемника Гримальдуса не будет слабых сторон, но ректору виднее...

- Расскажите.

- Естественно, наши выпускники очень разные. - Ректор помолчал, собираясь с мыслями. - Каждый из них знаком со всеми преподающимися в академии дисциплинами, но способности и вкусы у них различаются. Если вам заранее известно, как именно вы собираетесь использовать нашего мага, будет лучше, если вы прислушаетесь к моим рекомендациям, - от этого зависит, насколько удачен будет ваш выбор. Все-таки союз мага и нанимателя - это длительный союз.

- Понимаю, - наклонил голову Дантос.

- Сильверин, например, очень силен в предсказании и изменении будущего, - продолжил ректор. - Он может рассмотреть сразу несколько вариантов будущего и выбрать наилучший, а затем подправить его, насколько это возможно. Но не требуйте от него боевой магии - что-то он, конечно, может, но это не его область деятельности.

- Нам вряд ли понадобится боевая магия, - заметил Дантос. - Мы, архонты, предпочитаем оружие.

- Значит, вам лучше сразу исключить из рассмотрения Сартаса. Боевая магия - его основная специальность. Один из нанимателей приехал от свирров, а у свирров всегда ведутся междуусобицы, поэтому там хотели бы именно боевого мага. Они с Сартасом прекрасно подойдут друг другу. Если вас интересуют в первую очередь амулеты, можете остановить свой выбор на Гинсе. Он виртуозно изготавливает любые амулеты. Если вы берете мага для организации развлечений, рекомендую Леантуса, он - мастер красочных зрелищ. У него богатая фантазия и врожденный вкус к прекрасному. Вот, пожалуй, и все - теперь думайте сами.

Дантос повторил в уме слова ректора. Возможно, он был не таким ученым, как эти маги, но до четырех считать умел.

- Вы рассказали мне только о четверых, - констатировал он очевидный факт.

- Да, о четверых, - подтвердил Зербинас. - В этом году мы выпускаем четверых.

- Но Гримальдус говорил мне о шестерых. - Дантос глянул на ректора в упор, словно подозревая его в утаивании.

- К сожалению, обстоятельства изменились. - Лицо ректора едва заметно помрачнело. - Но четверо - это тоже немало. Выпуск в этом году хороший, все четверо - сильные маги, и вам есть из кого выбирать.

Может быть, преемник был среди этих четверых?

- Хорошо, я познакомлюсь с ними, - согласился Дантос. - Когда я могу увидеть их?

- Сейчас я приглашу их. - Ректор встал из-за стола. - Подождите немного здесь.

Он вышел и вскоре вернулся с четырьмя молодыми людьми. Они вежливо раскланялись с Дантосом, затем ректор представил ему каждого. Услышав имя, Дантос вглядывался в лицо мага, пытаясь совместить его с изображением в зеркале Грималь- дуса. Хотя архонту были непривычны человеческие лица, он достаточно хорошо запомнил то лицо, чтобы установить отсутствие малейшего сходства между ним и этими магами.

- Спасибо, - сказал он, когда церемония представления была закончена. - А теперь, архимагистр, мне хотелось бы /.#.".`(bl с вами наедине.

- Разумеется. - Ректор выслал молодых людей из кабинета. - Так о чем вы хотели поговорить со мной? - спросил он, когда они остались вдвоем.

- Гримальдус известил вас, что я приеду за преемником.

- Да, я знаю это.

- Полагаю, он известил вас и о том, почему я так задержался.

- Нет, лорд Дантос, он просто сообщил о задержке. Связь через транс - дело непростое, по ней очень-то не разговоришься.

- Я задержался, потому что ждал, когда он сможет показать мне лицо мага, которого я должен нанять. Чтобы не вышло ошибки, - пояснил архонт. - Мы полгода ждали этого дня. Я выехал сюда на следующее же утро.

- Да, выполнить такое ясновидение сложно, - подтвердил Зербинас. - Значит, вы знаете этого мага в лицо? Что ж вы сразу не сказали?

- Я думал, что этого не понадобится. Я думал, что сразу же узнаю его и мы обо всем договоримся... - Дантос потер носовую дугу, припоминая только что увиденные лица, - может быть, он просто был невнимателен? - Нет, все-таки нет, - покачал он головой. - Здесь нет ни одного похожего лица.

- Вы уверены?

- Почти. Да, пожалуй, уверен. Если Гримальдус говорил о шестерых выпускниках - а я считаю, что он не ошибся, такие маги, как он, не ошибаются, - значит, должны быть еще двое; - Требовательный взгляд Дантоса уперся в ректора. - Не будете ли вы добры объяснить мне, кого он имел в виду?

- Дело в том... - ректор явно чувствовал себя неловко, - что произошло недоразумение. Мы не выпускаем их в этом году.

- Значит, в будущем? - деловито осведомился архонт. - Все равно, мне хотелось бы взглянуть на них.

- Боюсь, что из этого ничего не получится, - признался ректор. - Этих учеников сейчас нет в академии.

- Вы что-то скрываете, архимагистр. - Дантос нахмурился. - Уж не хотите ли вы сказать, что я приехал в такую даль зря?!

- Почему же зря? - Руки ректора задвигались по столу, бесцельно перебирая бумаги. - Есть еще четверо, хорошие маги. За вами право первого выбора.

- Мы ждали этого события двенадцать лет! - Дантос возмущенно вскочил с кресла и начал расхаживать по комнате. - Леди Аринтия двенадцать лет дожидалась, когда появится преемник Гримальдуса, чтобы сдержать слово своего отца и отпустить старика со службы! И теперь вы говорите мне, что его здесь нет! Можете вы объяснить мне, как такое могло случиться?!

- Могу... - Зербинас нехотя рассказал ему об исключении учеников.

- Значит, из-за блох? - издевательски переспросил Дантос, когда рассказ подошел к концу. - Из-за десятка блох и одного старого дурака? Или двух?

- Мы начали розыски исключенных учеников, - сказал ректор, пропуская мимо ушей ядовитое замечание архонта, - но это может занять годы. Возможно, леди Аринтию устроит кто-то из этих четверых?

Дантос задумался. Все-таки это было лучше, чем ничего. Он вспомнил глаза леди Аринтии, черные, изящные, словно листья дерева нури, ее мелодичный голос: "Род Иру должен иметь самое лучшее..." - родовая гордость всегда ставилась у архонтов превыше всего. Аринтия верила, что он достойно выполнит ее поручение, и, может быть, от этого будут зависеть ее чувства к нему...

- Если бы я мог узнать, что скажет на это леди Аринтия...

- Это можно устроить, - оживился ректор. - Я свяжусь с Гримальдусом и попрошу его узнать пожелание леди Аринтии. Но это займет несколько дней.

- Узнайте, - согласился Дантос.

***

Говорят, незаменимых людей нет. Исчезни один - и другой займет его место, сделает его дело, худо-бедно заполнив собой образовавшуюся пустоту. И люди вокруг облегченно вздыхают, молчаливо договариваясь считать эту худую и бедную замену полноценной.

Это было правильно. Здание человеческого общества не стояло бы прочно, если бы люди в нем не были взаимозаменяемы, словно кирпичи в кладке.

Подходящее время для транса наступило на закате, когда на мир спустилась спокойная, прозрачная тишина. Зербинас вызвал своего давнего друга Гримальдуса и объяснил ему сложившееся положение, тот обещал поговорить с леди Аринтией и сразу же сообщить ее ответ.

Выйдя из транса, Зербинас остался сидеть в кабинете. Ответ придет завтра или в крайнем случае послезавтра - незачем гадать, каким он будет. Однако ректору почему-то казалось важным угадать ответ леди Аринтии, и он против собственной воли строил догадки, что же она может ему ответить.

Она принадлежала к правящему роду и, конечно, по необходимости могла трезво соотнести желания с возможностями - в правящих родах умеют находить компромиссы. Она наверняка была достаточно разумной, чтобы понимать, что ей не нужен такой выдающийся маг, как Гримальдус. Наемный маг рода Иру оказался таким по прихоти случая - кто мог догадаться об этом тогда, когда двадцатилетний Гримальдус, такой же зеленый парень, как сегодняшние выпускники академии, отъезжал с посланником ее прадеда в жаркие земли архонтов? Это потом его слава разнеслась по всем пяти континентам, а тогда? Ее прадед нанимал просто мага, а не выдающегося мага - она должна была это понимать.

Скорее всего, она согласится на другого кандидата. Все четверо - сильные маги, любого из них не стыдно предложить кому угодно. Да и академия - разве она рухнет оттого, что в -%) нет мальчишки Эрвина или мальчишки Дарта?

Зербинас вспомнил, что примерно так он и рассуждал, соглашаясь исключить их из академии. Вроде бы все было правильно, но в этом рассуждении крылось и нечто неверное, глубоко неверное. Он силился понять, что же именно, улавливая неясную пока мысль.

Незаменимых людей нет - это придумали те, для кого людей вообще нет, а есть только дела и вещи. Это придумали те, для кого люди - не больше чем кирпичики в общественном здании.

Если человек существует, он уже незаменим. И не важно, что ему ответит леди Аринтия Иру.

Одним движением он сорвался с места и оказался у балконной двери. Дернул ее створки, шагнул на балкон - и прозрачная тишина вечернего неба отпрянула перед его кличем, как в прежние времена, когда она расступалась перед боевым кличем Неукротимого Зербинаса.

- Ки-и-скаль! Ки-и-скаль!

Мгновение спустя из-за корпуса боевых заклинаний вылетел дымно-серый лар. Его мощные крылья упирались в воздух, тяжелые копыта отстукивали галоп по тонкому веществу звездных дорог, пронизывающему явленные миры и служащему опорой ларам. Еще мгновение - и он завис у балкона, принимая на себя седока. Еще мгновение - и темно-серая грива и хвост затрепетали в воздухе, не успевая за разворотом могучего тела огненного скакуна.

Ки-и-скаль начал стремительно уходить вверх. Серебряные чаши его копыт с усилием отталкивались от невидимого вещества звездных дорог, беспрепятственно пропускавшего лара сквозь себя, но твердевшего под его ногами. Крылья лара мерно загребали воздух, темная грива стлалась по ветру, раздуваемая быстрым движением.

Жаркая топка тела Ки-и-скаля подрагивала под Зербинасом, в ней полыхал огонь воли к полету - тот же самый, под влиянием которого маг сорвался с места и распахнул балконные двери. Огненная кровь лара соединилась с огненной кровью седока, они слились в единое существо, единое в устремленности, в неистовом беге-полете по звездным дорогам. И как всегда, вслед за слиянием наступил мгновенный холодок перехода в пространства, куда в одиночку не проникнуть ни лару, ни человеку. На дороги между мирами, куда они могли вырваться только вдвоем.

Здесь было иное время, иные законы. Здесь был верх и низ, но не было земли и неба. Все здесь было красочным и прозрачным, видимым до бесконечности. Здесь никто не жил - звездные дороги ларов только соединяли миры. На них происходили странные события, сюда проникали маги из самых различных миров - те, кто был способен стать всадником волшебного скакуна. На них заводились знакомства, случались встречи и расставания, даже битвы и сражения. По этим дорогам маги переходили из мира в мир.

Ки-и-скаль стремительно несся сквозь пространство между мирами, упиваясь бегом-полетом по звездным дорогам, как и его всадник. Зербинас отдался острому ощущению полета сквозь ,(`k - или это миры проносились сквозь него? Он был здесь и не здесь, в нем непроизвольно оживала память о прежних скачках по звездным дорогам - или это оживала память Ки-и- скаля, с которым он слился воедино во время бега?

Память здесь была яркой, ярче иной реальности. Зербинас снова участвовал в той давней битве на звездных дорогах, снова под ним искрились копыта могучего лара - точно так же, как сейчас, но тогда в его руке полыхало огненное копье и он летел вперед не один. Слева от него с боевым жезлом в руке мчался Хирро, голубокожий, красноглазый маг из мира Пирта, верхом на Ха-а-силь - горячей и жилистой ларе цвета старой ржавчины. С другой стороны вскидывал копыта яростный Ра-а- рраль, весь матово-черный, с глазами как бледно-желтые луны, с именем как клич боевой трубы, к его спине прильнула Раундала, черноглазая и черноволосая, в тонких пальцах которой трепетала лучевая пика, - и глаза Раундалы были глазами Ра-а-рраля, а глаза Ра-а-рраля были глазами Раундалы. Вслед за ними неслись другие маги разных миров, сошедшиеся в общей битве, а навстречу им летело воинство магов, скалящееся волчьими пастями улдаров - скакунов темного огня.

Сбитый со скакуна исчезал из боя, равно как и сам скакун. Куда они исчезали, что случалось с ними после - этого Зербинас так не узнал. Он усидел тогда на своем Ки-и- скале.

Переживание отступило, унеся с собой часть лихорадочного возбуждения скачки. Словно почувствовав это, Ки-и-скаль замедлил бег и ослабил напор мягких крыльев. Движение сквозь миры прекратилось, мгновенный холодок перехода - и они снова в своем мире, где есть небо и земля. Лар устремился к земле, где виднелись леса, холмы и равнины, среди которых маячила группа темных пятнышек, постепенно превращающихся в корпуса академии. Там он высадил Зербинаса на балкон ректорского кабинета и вернулся в свое помещение на крыше конюшни.

Давно настала ночь, а ректор все сидел в кабинете, вспоминая прошлое. Наконец он оставил кабинет, но пошел не в комнаты, а на улицу. Дойдя до конюшни, он поднялся по наружной лестнице на крышу и вошел туда, где на просторном тюфяке, подобрав под себя копыта, лежал серый лар.

Ки-и-скаль настороженно поднял голову при его появлении.

- Что случилось? - спросил он. Зербинас подошел вплотную и остановился перед ним.

- Прости меня, старый друг, - сказал он лару. - Я погас, это была последняя вспышка. Ты свободен.

Дымно-желтые глаза Ки-и-скаля засветились в темноте, обращаясь к ректору.

- Я останусь.

Тот опустился перед ларом на колени, обнял крутую шею скакуна и прижался к ней лбом.

- Спасибо, мой друг, - прошептал он. - Мой единственный друг.

Они еще долго молчали - человек и лар. Человек обнимал h%n лара, вспоминая ушедшую жизнь, лар тоже вспоминал прошлое. Он был очень стар, но жизнь лара гораздо дольше человеческой, и он переживет еще не одного седока. Положив тяжелую голову на плечо человеку, он вспоминал своих прежних седоков. Рано или поздно каждый из них приходил к нему и говорил: "Прости меня, я погас. Ты свободен". И каждому он отвечал одно и то же: "Я останусь".

Глава 9

Эрвин ехал на подводе по бесконечным кварталам Кейтангура. Караван заночевал у ворот города, чтобы войти туда с утра, поэтому впереди был еще целый день, чтобы обосноваться на новом месте. В южной части первого континента, где располагался Кейтангур, зимнее время было бесснежным, хотя и дождливым. Летом в этих краях стояла иссушающая жара, а зимой было не холоднее, чем летом на севере. Сейчас здесь было даже теплее, чем три недели назад в Дангалоре, хотя осень уже приближалась к середине.

В академии, наверное, уже прошли выпускные испытания - Эрвин прогнал эту мысль, едва она пришла к нему. Никаких академий, никаких испытаний - только этот город, в котором ему предстоит жить. Он выспросил у караванщиков побольше о Кейтангуре, чтобы не оказаться совсем беспомощным новичком в этом чужом и огромном городе. Кое-какие советы он получил и от Тирсы, когда они наспех прощались в Дангалоре, и теперь, оглядывая шумные, пестрые, грязные улицы, по которым сновало неимоверное количество людей, он все больше понимал, насколько ее советы могут оказаться полезными.

В Кейтангуре располагался дворец Ринардуса - императора первого континента. Большинство городов и земельных угодий имели своих правителей, среди которых были свои отношения и усобицы, но все эти средние и мелкие властители подчинялись императору, исполняли его приказы, поставляли войска и платили ежегодный налог в императорскую казну. Немало было и императорских земель, управляемых наместниками, - к таким относился и Дангалор.

Политические отношения на континенте мало интересовали Эрвина, хотя в академии давали эти знания. Ему гораздо интереснее было узнать, чем занимаются кейтангурские колдуны и можно ли здесь пристроиться магу-недоучке. Эрвин знал, что личным магом императора был Юстас - один из известных академиков. Кроме него, по слухам, здесь работали еще двое- трое выпускников. Эрвину не хотелось попадаться на глаза никому из них - он стыдился своего исключения из академии. Однако город выглядел обнадеживающе большим и запутанным, здесь наверняка можно было жить годами не встречаясь друг с другом.

Стоянка караванов размещалась неподалеку от гавани. Выслушав прощальные напутствия, Эрвин расстался с караванщиками и начал свою кейтангурскую жизнь с поисков подходящего жилья. Осознав по дангалорскому опыту важность хорошего места, он не пожалел усилий, чтобы подыскать такое место, но Кейтангур, похоже, страдал безнадежным отсутствием b *."ke. Во всех обнаруженных Эрвином гостиницах царили грубость, грязь и дороговизна. Полдня он бродил по городским улицам, расспрашивая о жилье всех подряд, пока ему наконец не указали одноэтажный дом, где сдавалась комната.

Хозяйка этого дома, вдова, недавно выдала замуж последнюю дочь и теперь сдавала освободившуюся комнату внаем. Это была просторная и светлая комната с мебелью и протертым ковром на полу, с окнами на боковую сторону дома, за которыми пестрел полуосыпавшийся цветничок. Эрвин договорился с хозяйкой о жилье и питании по вечерам, расплатился за неделю вперед.

Наутро он отправился бродить по Кейтангуру, чтобы запомнить расположение основных районов и улиц города. Тирса рассказывала ему, что наряду с мясницкими, сенными и гончарными улицами здесь есть Колдовской тупик, где живет множество колдунов самых различных специальностей и размещается множество лавок с магическими товарами, где стоит знаменитая "Зеленая корова" - таверна магов, в которой назначают встречи, обмениваются новостями, ищут работу, заходят и просто так, посидеть за кружкой настоя из трав.

Ближе к обеду Эрвин решил, что пора навестить эту достопримечательность, и стал расспрашивать прохожих, как пройти к Колдовскому тупику. Горожане неплохо знали это место, и вскоре он уже входил в узкую улочку, дома на которой словно понятия не имели о том, что у приличных городских построек принято выравниваться в ряды. Некоторые из них выступали вперед, другие прятались подальше от дороги, иные норовили развернуться под углом к ней, отчего обе их смежные стены могли считаться фасадными. Из-за этого улочка виляла так, что впереди виднелось не больше двух-трех домов с каждой стороны.

Эрвин прошел ее до конца и насчитал около трех десятков домов различной формы и размера, преимущественно двухэтажных. Не меньше десятка из них имели на нижних этажах лавки с вывесками, на которых были изображены пучки трав или медальоны, означающие ингредиенты или амулеты. На одном из домов маячила огромная вывеска, где чуть ли не в натуральную величину было намалевано зеленое животное, отдаленно напоминающее корову. Под выменем коровы была пририсована зеленая кружка величиной с ведро, из которой стекала такая же зеленая пена.

Улица заканчивалась глухим тупиком, упиравшимся в высокую каменную стену, служившую задней стеной какого-то городского сооружения. Не дойдя до нее шагов тридцати, Эрвин, уже готовый повернуть обратно, вдруг почувствовал присутствие канала. Он подошел ближе и обнаружил вход в канал, расположенный прямо на стене тупика. Трудно было представить, что это случайное совпадение. Либо улица была построена с учетом этого канала, либо канал... Но такое не укладывалось в воображении Эрвина - в академии всегда говорили, что каналы - это естественные образования, и никогда не упоминали о том, что канал может быть создан искусственно.

Он развернулся и начал заходить во все лавки подряд, gb.!k ознакомиться с имеющимися в них товарами. Содержимое этих застекленных прилавков из лакированного дерева, где на замшевых подушечках лежали редчайшие амулеты, было несравнимо с жалким содержимым дангалорских лотков. Эрвин мог поклясться чем угодно, что кое-что из продающегося здесь невозможно было найти даже в академии. Вот этот, например, отражатель психических атак или этот заклинатель кридов... Эрвин попытался представить себе место, где невозможно обойтись без заклинателя кридов, но потерпел неудачу.

Тирса посоветовала ему отыскать лавку старого Ламана, ее хорошего знакомого, и обратиться к нему от ее имени. Эрвину указали лавку Ламана, но за прилавком был только помощник, сказавший, что старик ненадолго вышел. Чтобы скоротать время, Эрвин решил зайти в "Зеленую корову", тем более что он сегодня еще ничего не ел. Он вошел под зеленую вывеску, помешкал на пороге, дожидаясь, не скажет ли чего из- за пазухи кикимора. Дика промолчала, и он прошел внутрь.

Все столы в таверне были небольшими, на двоих или на четверых. Они были расставлены у окон и вдоль боковых стен, стойка занимала дальнюю половину боковой стены, а вся середина помещения до стены напротив входа была пустой. На противоположной стене висел яркий настенный ковер, разрисованный фантастическими животными. Картинка на ковре была, прямо скажем, веселенькая, но Эрвин ошеломленно уставился на нее вовсе не поэтому. Помимо картинки, на этой стене был канал.

Это было уже слишком - два странно расположенных канала в одном месте. Эрвин оглядел посетителей, затем хозяина таверны, вышедшего с подносом из двери в дальнем углу помещения. Хотя до обеда было еще долго, в таверне сидели несколько человек. Хозяин подошел к одному из них и поставил перед ним поднос, на котором стоял глиняный кувшин с крышкой и тонко выточенная деревянная кружка, накрытая ситечком. Посетитель снял с кувшина крышку и начал переливать его содержимое через ситечко в кружку, а хозяин занял свое место за стойкой.

- Дика, как тебе здесь? - не удержался от вопроса Эрвин. Он не мог понять, как ему здесь, - такой необычной была атмосфера этой таверны по сравнению с другими подобными заведениями.

- Большая магия, - пискнула кикимора и оживленно закопошилась у него за пазухой, хотя обычно в это время суток она бывала сонной и малоподвижной. Видимо, большая магия разбудила ее.

Эрвин почувствовал на себе взгляд хозяина. Тот заметил нового посетителя и оценивающе рассматривал его.

- Что будете заказывать? - спросил он, перехватив взгляд Эрвина. - Настой, отвар, бальзам, эликсир?

- А еда у вас есть?

- Разумеется. Жареная рыба, отварной розовый моллюск с зеленью, салат из водорослей. Топленое молоко с орехами - вчерашнее. Сегодняшнее еще не успели приготовить.

- А какие у вас настои? - спросил Эрвин.

Хозяин начал перечислять ему имеющиеся в таверне травы ( время их приготовления. Эрвин наконец остановился на легком тонизирующем составе, требующем двадцатиминутного прогревания на пару, и заказал к нему розового моллюска с зеленью.

- И два сырых яйца, - высунулась из-за его пазухи голова Дики.

Эрвин содрогнулся от мысли, что сейчас будет, но хозяин и бровью не повел, увидев перед собой кикимору. Видимо, здесь появлялось и не такое. Облегченно вздохнув, Эрвин уселся за угловой столик у окна - удобное место под пальмой в кадке, откуда хорошо виднелась и улица, и помещение таверны.

Хозяин ушел на кухню заваривать настой, а Эрвин остался ждать заказ, разглядывая окружающую обстановку. Здесь царила непривычная, но приятная атмосфера, в которой было уютно посидеть и расслабиться. Пожалуй, нужно было почаще заглядывать в эту таверну магов.

Вдруг посреди таверны возникла высокая фигура в синем плаще. Просто так, ниоткуда. Это бы еще ничего, потому что Эрвин имел представление о том, как появляются из канала, - но эта фигура была синекожей, красноглазой и с волосами странного красно-рыжего оттенка. Ее с натяжкой можно было назвать человеческой, потому что она принадлежала высокому и широкоплечему существу мужского пола. На широком плече этой фигуры восседало нечто вроде побитого молью чучела летучей мыши, но это чучело имело длинную вытянутую пасть, усеянную мелкими треугольными зубами, и шиповатый вырост на затылке.

По этим признакам Эрвин распознал птерона - вероятно, карликового. Но если с птероном хоть что-то прояснилось, его хозяин принадлежал к неизвестной Эрвину расе. Спрашивается, чему же их учили в академии, если в кейтангурские таверны запросто заглядывают представители совершенно не известных ему рас?

Остальные посетители, кажется, нисколько не удивились внезапному появлению этой парочки. Мужчина с птероном на плече уверенным шагом подошел к соседнему с Эрвином столику и уселся там поджидать хозяина. Вскоре тот вышел из кухни с заказом Эрвина, поставил отварных моллюсков перед ним, а блюдце с двумя сырыми яйцами - перед Дикой, которая уже выкарабкалась из-за пазухи Эрвина и уселась на столе. Обслужив их, хозяин подошел к новому посетителю.

- Лорд Хирро, рад вас видеть, - сказал он. - Что будете заказывать?

- Как обычно - пару порций вашего замечательного драконьего эликсира, - сказал тот на слегка исковерканном общеконтинентальном. - Еще жареные орехи и несколько сырых моллюсков.

"Интересно, кто из них будет есть сырых моллюсков?" - покосился на них Эрвин, берясь за вилку. Дика в свою очередь занялась яйцом на блюдечке. Странная парочка в ожидании заказа разглядывала посетителей таверны, как это только что делал Эрвин.

- Ты посмотри на эту уродину! - раздались щелкающие звуки кнузи - языка магов, предназначенного специально для aci%ab" с ограниченными возможностями голосового аппарата. - Я в жизни не видывал такого страшилища!

Эрвин не сразу сообразил, что разговаривало побитое молью чучело на плече синекожего незнакомца. И оно имело в виду его приятельницу Дику.

Кикимора перестала есть яйцо и возмущенно уставилась на обидчика.

- Твоя сама уродина, - заговорила она на ломаном алайни. То, что кикимора знает алайни, Эрвина не удивило, но она, оказывается, понимала кнузи! - Моя красивая!

- Красивая? - Клюв птерона часто защелкал, обозначая хохот. - Вот эта помесь лягушки с выкидышем?!

Дика схватила второе, еще не начатое яйцо и запустила им в обидчика. Бросок, получившийся на удивление точным, пришелся прямо в клювастую голову. Яичная скорлупа треснула, ее содержимое потекло по голове и перепончатым крыльям птерона. Тот соскочил с хозяйского плеча, расправил залитые яйцом крылья и спикировал на Дику, та прыгнула со стола ему навстречу и ухватилась за его крыло. Оба свалились на пол, но птерон тут же вырвался из ручонок кикиморы и начал кружить над ней, норовя клюнуть в голову.

Эрвин бросил взгляд на незнакомца, но тот как ни в чем не бывало наблюдал за дерущимися. Казалось, эта драка забавляет его. Эрвину было не до забавы - птерон был вдвое крупнее кикиморы и нападал на нее с воздуха, он запросто мог выклевать ей глаз. Однако Дика ловко уворачивалась и норовила ухватить его за когтистые лапы. Пока Эрвин примеривался, как бы выхватить ее из драки, она вдруг прыгнула на птерона и повалила его на пол, в доли мгновения оказавшись сверху. Лягушачий рот кикиморы распахнулся, обнажая два ряда острейших зубов...

- Дика!!!

Эрвин выкрикнул это, не успев ничего подумать, и это было хорошо - иначе бы он опоздал. Из того, что он знал о кикиморах и птеронах, однозначно следовало, что тощая кожистая шея птерона не выдержит даже мимолетного знакомства с зубами кикиморы.

Дика повернула к нему голову и захлопнула рот. Шея птерона была спасена. Краем глаза Эрвин увидел, как вскочивший было незнакомец садится обратно на стул.

- Брось эту гадость, - сказал он кикиморе. - Еще отравишься, чего доброго.

Дика соскочила с трепыхающегося врага и взобралась на колени к Эрвину. Помятый птерон тяжело взлетел в воздух и уселся на плече хозяина. Эрвин поймал на себе разгневанный взгляд незнакомца. Тот вдруг обратился к нему на слегка исковерканном общеконтинентальном:

- Помериться силой - это я понимаю, но убивать...

- Надеюсь, вы примете во внимание, что ваш птерон первым начал оскорблять мою приятельницу? - прощелкал ему Эрвин на чистейшем кнузи. - К тому же незаслуженно, потому что Дика очень красивая кикимора. Вы, наверное, понимаете, что такое для красивой дамы - услышать, как ее называют уродиной?

Гнев на лице незнакомца сменился удивлением, а затем веселой усмешкой.

- Пожалуй, вы правы, - ответил он на кнузи. - Я знавал многих красивых дам, которые кому угодно глотку перегрызли бы за такие слова. Чанк - отличный парень и надежный друг, но, к сожалению, он совсем не умеет вести себя с дамами.

- Сам такой, - прощелкал птерон, обиженно запахнувшись в кожистые крылья, с которых капал яичный белок.

К их столу подошел хозяин, поставил орехи и сырых моллюсков. Синекожий попросил воды, чтобы отмыть своего невежливого приятеля, а Эрвин, вспомнив, что Дика потратила свой обед на птерона, заказал еще одно яйцо. Сырые моллюски предназначались все-таки Чанку. Он соскочил на стол и начал глотать их, предварительно подбрасывая кверху, а его хозяин принялся есть орехи.

Принесли сырое яйцо. Дика вылезла на стол к блюдцу, птерон недовольно зашипел на нее. Кикимора повернулась к нему, из ее лягушачьего рта выскочил красный язык и быстро- быстро замелькал в воздухе.

Эрвин с незнакомцем переглянулись и заулыбались.

- Кстати, меня зовут Хирро, - сказал тот.

- Эрвин, - представился Эрвин.

- Ты здесь недавно, Эрвин?

- Второй день.

- Ты из нового выпуска здешней академии? - осведомился Хирро.

- Нет, - нехотя признался Эрвин. - Меня исключили.

Выражение лица Хирро неуловимо изменилось. Он отвлекся от орешков и пристально взглянул на Эрвина, но затем снова расслабился.

- Я знаю, за что выгоняют из академии, - заметил он, - но ты не похож на тех, кого выгоняют. Могу я узнать, за что тебя исключили?

Эрвин рассказал ему злополучную историю с блохами. Как ни странно, этот синекожий, уже немолодой мужчина, веселился как мальчишка, дослушав ее до конца.

- Значит, за это? - удивился он. - Что-то здесь не так, Эрвин. Говоришь, ты всего два месяца не доучился?

Эрвин кивнул.

- Ладно, не горюй - тебе есть с чем начинать жить. Кейтангур - интересный город для мага, ты найдешь здесь подходящее дело. Если захочешь, здесь можно наняться в любую точку вашего мира.

- Так вы не из нашего мира? - Эрвин, собственно, так и думал.

- Нет, я из Пирта, - ответил-Хирро. - Собрался поохотиться на снуклей, а для такой охоты очень желательно иметь при себе хороший защитный амулет от яда. Свой делать долго, я и решил заглянуть сюда, нет ли здесь в продаже готовых. Ты ведь знаешь эту гнусную привычку снуклей плеваться ядом?

- Да, - подтвердил Эрвин. - Я уже обошел сегодня лавки и видел несколько подходящих амулетов. Один хороший амулет общего назначения и пара гадючьих, которые подходят и для a-c*+%).

- Тогда покажи мне, где ты их видел. - В ответ на кивок Эрвина он добавил:

- Но сначала допьем наше пойло. Я всегда выпиваю пару порций драконьего эликсира, когда попадаю сюда.

Они допили и отправились по лавкам, обсуждая всякие мелочи, касающиеся амулетов. Хирро одобрил указанные Эрвином амулеты, выбрал самый мощный и подозвал хозяина для расчета. Названная цена ужаснула Эрвина, но нисколько не смутила его нового знакомого. Хирро извлек из нагрудного кармана мешочек и высыпал перед лавочником горстку драгоценных камней. Тот покопался в них, выбрал два, отсчитал золотыми сдачу и подал магу вместе с амулетом.

Еще немного побродив по лавкам и купив себе несколько пакетиков с травами, Хирро сказал, что ему пора возвращаться, и они направились обратно в таверну. Эрвину снова показалось, что здесь слишком много совпадений. Он еще мог убедить себя, что два канала оказались на этой улице случайно. Он еще мог согласиться с тем, что в таверне имелся выход сюда из Пирта. Но чтобы какой-то из этих каналов вел обратно в Пирт - это было уже за пределами любой случайности.

- Нам говорили в академии, - сказал он Хирро, - что каналы располагаются по мирам случайным образом и почти никогда не бывают двусторонними. Но на этой улице они ведут себя как-то странно... - Эрвин вопросительно глянул на мага, не решаясь задать прямой вопрос - все-таки ученики не допускались к этой информации.

Однако Хирро отнесся к его вопросу доброжелательно.

- Вам правильно говорили, - подтвердил он, - но каналы в "Зеленой корове" не естественные - это узел Скальфа.

- Что такое - узел Скальфа? - не преминул спросить Эрвин.

Они уже подходили к таверне. Хирро замедлил шаг, словно размышляя, стоит ли об этом рассказывать.

- Так и быть, расскажу, - решился он, останавливаясь в нескольких шагах от таверны. - По-моему, тебе это можно рассказать. В незапамятные времена, как говорится, жил на свете один маг, величайший из величайших, - Скальф.

- Я читал книгу, где говорилось обо всех прославленных магах прошлого, - вспомнил Эрвин. - Там ничего не было о Скальфе.

- Это потому, что Скальф не из вашего мира, а из мира Асфри, - пояснил Хирро. - Ученикам ничего не говорят о других мирах, эти сведения доступны только членам академии магов. Ты, наверное, догадываешься, что везде, где есть маги, есть и академии?

- Вероятно, - согласился Эрвин. Эти сведения были такими новыми, что у него еще не было времени на догадки.

- Скальф основал межмировой союз магов, но не всех академиков, а только тех, кто может странствовать по звездным дорогам. Он так и называется - союз Скальфа. Ты не знаешь, что такое звездные дороги?

- Нет.

- Так я и подумал, но к нашему вопросу это не относится. Скажу только, что по звездной дороге можно прийти куда угодно, но на особых условиях, которые далеко не всегда удобны магам. Гораздо удобнее переходить из мира в мир по каналам. Так вот, во всех мирах, где есть члены этого союза, Скальф создал канальные узлы с выходом из каждого мира и с глухим входом. Понятно?

- Значит, в "Зеленую корову" ведут выходы из многих миров?

- Правильно, и все они ведут в одну точку. Но мало прийти в какой-то из миров, нужно еще и вернуться оттуда.

- Тот самый канал в таверне...

- Да, это глухой канал. Невозможно ведь установить свой канал для каждого мира - это была бы слишком громоздкая конструкция.

Эрвин попытался представить десятки каналов, стоящих рядком и ведущих каждый в свой мир. Это была бы не просто громоздкая, а очень громоздкая конструкция.

- Поэтому Скальф установил глухой канал, через который каждый маг возвращается туда, где он оставил свой амулет возврата - есть такая разновидность амулетов, - пояснил Хирро. - Я, например, оставил свой амулет дома посреди лаборатории - туда и вернусь. До входа, правда, я добирался двое суток.

- А если такого амулета нет? - спросил Эрвин.

- Правильный вопрос, - одобрил маг. - Если у тебя нет амулета возврата или он при тебе, ты выйдешь из этого канала там же, где и вошел. Можешь проверить это в таверне, если у тебя появится желание.

Эрвин решил обязательно попробовать это, когда они вернутся в "Зеленую корову".

- А вход в другие миры у вас также один на все миры сразу? - поинтересовался он.

- Нет, входы для разных миров находятся в различных местах. Это отмечено на карте каналов, которая выдается в академии. - Хирро на мгновение задумался. - Когда я размышлял, почему это так, у меня нашлось только одно объяснение - для создания узла Скальфа использовался естественный канал между мирами, выход которого был перенесен в определенную точку. Я часто бываю в вашем мире, потому что вход в него сравнительно недалеко от моего поместья. Другие наши маги предпочитают бывать в тех мирах, куда им ближе добираться.

- А тот, второй канал? - вспомнил Эрвин. - В тупике?

- Тот? - Хирро оглянулся на тупик. - Он искусственный и ведет недалеко, как все искусственные каналы. Куда-то за город, точно не знаю - сам не ходил. Но мне известно, что им пользуются.

Это было важное замечание, означавшее, что, куда бы этот канал ни вел, он был безопасен.

- А как делают эти искусственные каналы? Хирро одобрительно засмеялся.

- Ишь чего захотел! - воскликнул он. - Этого, к сожалению, никто не знает - секрет утерян в древности.

- Жаль, - огорчился Эрвин. - А в нашем мире только один узел Скальфа?

- В каждом мире только один узел Скальфа. Ваш находится здесь, в "Зеленой корове". Здесь постоянно бывают маги из других миров, но они редко выходят в ваш мир дальше этой улицы. В основном как я - купить амулет или редкий ингредиент, ну, или продать что-нибудь такое... - Хирро неопределенно повел плечами и шагнул к таверне. - Вот вроде бы и все. Ну, пока - может, еще встретимся.

Он вошел в таверну и направился к дальней стене, где висел пестрый ковер с диковинными животными. Не дойдя двух шагов до стены, он исчез. Эрвин вошел вслед за магом в канальную зону и активизировал переход. Легкий холодок переноса - и он оказался на прежнем месте. Глухой канал работал именно так, как рассказал ему Хирро.

***

Эрвин вспомнил про Ламана, который наверняка уже вернулся в лавку. Кажется, он даже видел старика мельком, когда они с Хирро бродили по магазинчикам Колдовского тупика. Действительно, Ламан оказался на месте. Эрвин поздоровался с ним и передал ему привет от Тирсы.

Ламан обрадовался новостям о своей давней знакомой и долго расспрашивал, как она устроилась и чем занимается. С Тирсы разговор перешел на самого Эрвина. Тот вкратце рассказал, что он умеет и какие работы выполнял в Дангалоре, затем попросил старика помочь с работой.

- Ты давно знаком с лордом Хирро? - полюбопытствовал старик - значит, он все-таки видел их вдвоем в лавке.

- Часа три, наверное, - ответил Эрвин. - Мы познакомились в таверне. Он часто здесь бывает?

- Заглядывает иногда. Лет сорок с лишним назад, когда у него были какие-то общие дела с Зербинасом, он бывал здесь гораздо чаще. Но затем Неукротимый оставил Кейтангур, и лорд Хирро почти перестал появляться здесь.

- Но я думал, что ему от силы сорок лет! - удивился Эрвин.

- Нет, ему гораздо больше. Хотя, как мне говорили, для мага с Пирта это еще не возраст. Они там все долгожители.

- Ламан! - Их разговор прервал вошедший в лавку мужчина, которого можно было бы принять за рыбака, если бы не жесткая манера держаться и не выражение лица, заставлявшее думать, что нож на его поясе используется вовсе не для разделки рыбы.

- Да? - Старик отвернулся от Эрвина и обратил все внимание к новому посетителю.

Тот покосился на Эрвина и отозвал старика в сторону. Они заговорили о чем-то быстро и тихо, до Эрвина долетали только обрывки фраз вроде "срочно" и "он уже отказался". Затем они оба вдруг повернули головы к нему.

- Эрвин! - неуверенно произнес Ламан. - Ты говорил, что хорошо лечишь...

- Могу, - подтвердил Эрвин. Ламан открыл рот, собираясь a* ' bl что-то еще, но мужчина опередил его.

- Ты пойдешь со мной, парень, - сказал он.

- Минуточку, - спохватился Эрвин. - А что лечить?

- Ножевая рана. В живот.

- Куда?

Мужчина ткнул себе в середину живота. Эрвину было известно, как опасны и трудны для лечения такие раны. Одной магии здесь было мало.

- У меня нет того, что необходимо для лечения таких ран, - сказал он.

- Но ты можешь их лечить? На этой улице можно купить все, - заявил мужчина после кивка Эрвина. - Покупай, я все оплачу.

Эрвин уже знал, где здесь продаются лекарские принадлежности. Вместе с мужчиной он пошел в аптекарскую лавку, выбрал там зажимы, ножницы, иголки из рыбьей кости и сухожильную нить для зашивания ран, моток перевязочного лоскута, два больших флакона с жидкостями для промывания и заживления. Сложив все это в котомку, он пошел вслед за мужчиной по кейтангурским улицам.

Они шли довольно долго, пока не пришли в рыбацкий квартал. Там они вошли во двор одноэтажного дома с двускатной крышей, ничем не выделявшегося в ряду точно таких же строений. Эрвин подумал, что они уже на месте, но мужчина не повел его в дом, а постучал в дверь. Оттуда вышли еще двое, выглядевших примерно так же, как его провожатый.

- Привел? - спросил один из них, затем скользнул взглядом по Эрвину. - Дальше ты пойдешь в повязке, парень.

Пока Эрвин соображал, что означают эти слова, второй вынул из кармана черный платок и привычным движением завязал ему глаза. Его взяли за руку и повели, как он догадался по запахам, в сарай за домом. Там они остановились, заскрипела крышка откидываемого люка, и его повели по лестнице куда-то вниз. Запахи снова изменились, и далеко не в лучшую сторону, не оставляя никаких сомнений, что дальнейший путь лежит через городскую канализацию.

Глава 10

Они петляли под городом, пробираясь по вонючим коридорам. Эрвин догадался наконец, что его работодатели - бандиты, но отказываться было уже поздно. Видимо, это были люди одной из кейтангурских банд, о которых ему рассказывала Тирса. Его провожатые явно недооценивали чувство направления магов, иначе они знали бы, как бесполезна эта черная повязка на его глазах. Темнота перед глазами только помогала ему откладывать в уме повороты и извилины, и, если бы перед ним возникла необходимость проделать весь этот путь заново, он повторил бы его без единой ошибки. Правда, Эрвин пока не видел в этом необходимости - но вдруг ему придется самому заботиться об обратном пути?

Если поверху они шли на юг, то подземное направление было преимущественно восточным. Они явно уходили из рыбацких кварталов в другую часть города. Путь был неоправданно $.+#(,, единственным разумным объяснением этому было стремление бандитов запутать следы. Наконец путь пошел вверх по лестнице, вонь исчезла, но они сделали еще несколько поворотов до того, как остановиться.

Скрипнула открываемая дверь, затем с глаз Эрвина сняли повязку. Прищурившись от яркого света, он оглядел помещение, куда его привели. Здесь не было окон, но комната была хорошо освещена светильниками. В ее дальнем конце стояла широкая кровать, на которой лежал в беспамятстве чернобородый мужчина лет сорока с небольшим - вероятно, раненый. У стены рядом с постелью раненого стоял стол, где вперемешку с пищей и питьем валялись средства ухода за ранами. К постели был приставлен стул, на котором, видимо, только что сидела вставшая им навстречу женщина.

Она была немолода, немногим моложе раненого. Однако она разительно отличалась от мягких и рыхлых женщин ее возраста. Поджарая и гибкая, одетая по-мужски, она двигалась легко и быстро, словно волчица. От нее веяло опасностью, и кинжал на ее поясе почти ничего не добавлял к общему впечатлению. Чувствовалось, что он давно привычен ей, как кухонный нож иным домашним хозяйкам.

Жесткий взгляд женщины смерил Эрвина с головы до ног, затем переместился на его провожатого.

- Кого ты привел? - нахмурилась она на сопровождавшего Эрвина мужчину. Ее голос оказался низким и глуховатым, привыкшим повелевать. - Тебе сказали привести Кикласа, а ты привел мне этого мальчишку?!

- Киклас отказался.

- А Бикс?

- Тоже отказался.

- А Монга?

- Тоже. Все отказались. Старик Ламан сказал мне, что этот парень - хороший лекарь.

- Ну, если он ошибся, им обоим не поздоровится. - Женщина говорила об Эрвине так, словно его не было в комнате, и в ее словах была не угроза, а простая констатация факта. Ее жесткие глаза снова обратились к Эрвину. - Ты пришел сюда лечить? Так лечи! - Она кивнула на постель, где лежал раненый. - И помни, если умрет он - умрешь и ты.

Эрвин начал понимать, почему другие лекари предпочли не браться за эту работу. Однако ему не оставалось ничего, кроме как взяться за нее.

Он подошел к постели и выложил инструменты на стул. Женщина следовала за ним по пятам.

- Здесь найдутся еще табуретки? - спросил он. - Мне нужно разложить все это, чтобы было удобнее.

Принесли табуретки. Эрвин разложил на них инструменты и начал осматривать рану - свежую, еще только начавшую воспаляться. Это было хорошо.

- Давно его ранили? - спросил он женщину.

- Вчера вечером.

Эрвин продолжил осмотр. Как он и предполагал, был поврежден кишечник. Это было плохо.

- Придется вскрыть рану, - сказал он женщине. - Сначала -c&-. заживить внутренние повреждения.

- Делай как знаешь, - сказала она. - Но помни...

- Мне понадобится открытый огонь - свеча или лампа.

Ему принесли светильник и поставили рядом на стол. Эрвин достал кинжальчик мага и прокалил на огне. Затем он поочередно прокалил щипцы, укладывая их на табуретку так, чтобы концы оставались в воздухе. Размял ладони и протянул их над раной, применяя заклинание обезболивания.

Женщина оставалась рядом, следя за его действиями. Эрвин взял кинжальчик и начал расширять рану, пока она не стала достаточной, чтобы увидеть внутренности. Он развел ее щипцами и начал осматривать внутренние органы раненого. Одна кишка оказалась проколота насквозь, другая пропорота, их содержимое частично вытекло оттуда. Эрвин взял жидкость для промывания ран и смыл все дочиста, затем начал тщательно зашивать повреждения.

Он сосредоточил все внимание на ране, словно был на уроке в академии, иногда объясняя вслух, что и почему он делает, - только перед ним лежала не овца, а раненый бандит, и рядом с ним стоял не наставник, а эта женщина с волчьим взглядом, следившая за каждым его движением и ловившая каждое его слово.

После зашивания нужно было выполнить сращивание - этим и отличалась работа мага от работы обыкновенного лекаря. Ни один лекарь не поручился бы за исход подобной операции, потому что воспаление было почти неизбежным, но тщательная очистка раны и правильно проведенное сращивание, сделанные с помощью магии, спасали жизнь раненым даже в самых безнадежных случаях.

Зарастив кишки, Эрвин снова проверил и промыл внутренность раны, чтобы не осталось ни малейшей грязи, затем начал зашивать наружный разрез. И снова сращивание - аккуратно, не спеша, словно на уроке в академии.

Эрвин провозился с раной несколько часов. Нельзя было оставлять места для малейшей случайности. Когда на разрезе образовалась засохшая, подживающая корка, он решил наконец, что остальное можно оставить для самостоятельного заживления. Взяв перевязочные лоскуты, он туго перебинтовал живот раненого и предупредил женщину, что тому нельзя напрягаться, чтобы не разошелся еще непрочный шов на месте разреза. Затем он рассказал ей, как и чем кормить раненого, сколько еще тот должен пролежать в постели и как ему беречься в первое время.

- Хорошо, - сказала женщина, когда он закончил рассказывать. Она наклонилась над раненым и пощупала его лоб. - Я вижу, ему уже лучше. Деньги за работу получишь у Ламана, когда он выздоровеет, - она кивнула на раненого, - а сейчас тебя проводят отсюда и отпустят.

Это само по себе уже было неплохой наградой. Ему завязали глаза и снова повели по канализации, но не в обратную сторону, а совершенно в другом направлении. Эрвин опасался задавать вопросы, чтобы не выдать, что он запомнил путь, - тогда все наверняка закончилось бы для него плохо, - но всю дорогу ему было изрядно не по себе, пока они наконец -% вышли наверх и канализационная вонь не сменилась чистым луговым воздухом.

Его провели еще немного и сняли с него повязку. Наверху стояла тихая звездная ночь, белый диск полной луны ярко освещал окрестности. Эрвин огляделся и увидел, что стоит посреди холмистой равнины. Под его ногами была дорога, на горизонте смутно виднелись темные очертания городских крыш.

- Ты свободен, парень, - сказал ему провожатый. - Гуляй отсюда.

- Но куда? - спросил Эрвин. - Я нездешний и не знаю этих мест.

- Прямо по этой дороге. Как пройдешь мимо кладбища, свернешь налево, а там и город недалеко.

Он скрылся в ближайшем овраге, и Эрвин остался один. Машинально он зашагал в указанном направлении. За его пазухой зашевелилась Дика, затаившаяся там во время его пребывания у бандитов. Он расстегнул куртку, кикимора вылезла наружу и уселась на его плече.

Только теперь, когда напряжение отступило, Эрвин почувствовал, как вымотали его эти несколько часов кропотливой работы над раной, которая без его помощи была бы смертельной. Время приближалось к полуночи, а до города было еще далеко. Что, интересно, подумала его хозяйка, когда ее новый жилец не пришел ночевать?

Дурак, сказал себе Эрвин. Безнадежный дурак. Другие отказались, а он полез. Он вспомнил, как один из наставников шутил, что маг либо лечит, либо убивает. Эрвин не хотел убивать и не любил лечить, но в этом мире, похоже, для мага не было других занятий. Пока он выбрал лечение, казавшееся ему более предпочтительным.

Его друг Дарт выбрал бы убийства. Он не однажды говорил, что куда приятнее размазать по стенкам какую-нибудь свирепую тварь, чем возиться с нытьем и жалобами больных. Еще он говорил, что лечение - это занятие для хлюпиков, и Эрвин в глубине души соглашался с ним, но после сегодняшнего случая начал сомневаться в этом. Разве меньше он сегодня потратил сил на исцеление раненого, чем это требуется на убийство опасного зверя? Разве меньше требуется мастерства, бдительности и мужества, чтобы несколько часов подряд стоять над смертельной раной, чем в смертельной схватке с чудовищем? Разве, в конце концов, он не поплатился бы точно так же своей жизнью в случае малейшего промаха?

Даже хуже. Если убиваешь чудовище, то сразу же становишься всеми уважаемым героем, но если спасаешь бандита, то даже в случае успеха твое положение остается сомнительным. Тогда ты наверняка становишься поперек дороги тем, кто хотел убить его, и наживаешь себе врагов. "Видимо, это еще вопрос, что у магов является занятием для хлюпиков", - пришел он к интересному выводу.

Впереди замаячили ограды и могильные камни городского кладбища. Здесь тоже царило неравенство, как и в городских кварталах. Выделялись участки богатых, обнесенных бронзовыми оградами надгробий, тянулись длинные ряды могил попроще. Особняком размещались захоронения городской бедноты и !%'$.,-ke бродяг, похожие скорее на свалку, чем на место последнего приюта усопших.

- Эрвин! - вдруг пропищала кикимора у него на плече. - Твоя смотри!

Ручонка Дики указывала в черное звездное небо. Приглядевшись, Эрвин увидел, что по небу перемещается черная тень, поочередно закрывающая собой звезды. Тень росла и приближалась, она явно направлялась к кладбищу.

Эрвин не назвал бы себя трусом. Точно так же он не назвал бы себя и смельчаком. Маги - не трусы и не смельчаки, они всегда придерживаются позиции здравого смысла. Сейчас этот здравый смысл занял позицию отъявленного труса, настоятельно советуя спрятаться за ближайшим кустом. И в самом деле, что еще он может посоветовать, когда на полуночное кладбище спускается черная тень приличных размеров?

Разумеется, Эрвин последовал его совету - он не был бы магом, если бы поступил иначе. Спрятавшись за кустом, он стал наблюдать за тенью, которая все больше и больше напоминала всадника на крылатой лошади. Над самым кладбищем она развернулась так, что оказалась между луной и Эрвином, и он смог различить человеческую фигуру в черном плаще, но сидела она не на лошади.

Величиной и очертаниями скакун напоминал лошадь, но у него были тяжелые когтистые лапы, хвост поленом и волчья голова с темно-бордовыми глазами, из которых зияла тьма. Это был улдар - скакун темного огня. Человек в черном плаще опустил улдара на кладбище для нищих, которое было через дорогу от куста, за которым спрятался Эрвин. Похоже, он чувствовал себя здесь как дома, потому что даже не подумал оглядеться вокруг.

Он вынул из-под плаща мешок, достал оттуда лопату и сразу же отправился к одной, видимо, заранее присмотренной могиле и начал ее раскапывать. Бедняков хоронили неглубоко, и уже через полчаса он вытаскивал оттуда мертвое тело. Отложив лопату, он взял топор, которым отделил мертвецу голову, кисти рук и ступни ног, а затем вырубил из груди сердце.

Эрвину были известны основы некромантии. Ученикам читали их в академии - не для употребления, конечно, а для того, чтобы они знали приемы темной магии и способы ее нейтрализации. Ему было понятно, почему некромант явился сюда в полнолуние и как он может использовать эти руки и ноги, это сердце, эту голову, которая еще подлежит дальнейшей разделке на мозг, глаза, уши, язык и волосы. Для некромантии годилось не любое тело, а только такое, в котором содержался темный огонь, - хотя бы как вот это, при жизни, вероятно, принадлежавшее городскому подонку.

Человек в черном плаще сложил добычу в мешок и что-то сказал улдару. Тот подошел к мертвому телу и начал рвать его зубами, а его хозяин принялся раскапывать вторую могилу. Глядя на волчью пасть, с жадностью глотающую куски мертвечины, Эрвин вспомнил, что улдары питаются всем, в чем есть темный огонь.

Разделав второе тело, некромант сбросил останки в могилу и завалил ее землей. То же самое он проделал с остатками пиршества улдара, затем взвалил мешок на плечо и вскочил на спину своему скакуну. Когтистые лапы улдара рванули воздух, набирая скорость. Черная тень скакуна и всадника пронеслась над кладбищем и исчезла в рассветающем небе.

Эрвин вылез из-за куста и проводил ее взглядом, затем свернул от кладбища по дороге налево, как ему советовал бандит. Солнце уже вставало, когда он наконец добрался до своего жилища. На расспросы встревоженной хозяйки он ответил, что пошел погулять за город и заблудился в окрестных холмах. Хозяйка разогрела ему оставшийся с вечера ужин, он наскоро поел и улегся спать.

***

Проснулся он после полудня, но встал не сразу. Некоторое время он провел в постели, припоминая события вчерашнего дня. Лорд Хирро из Пирта произвел на него сильнейшее впечатление - это был настоящий маг. Чувствовалось, что он знал и умел гораздо больше, чем многие наставники академии. С таким магом Эрвин был бы счастлив познакомиться поближе. На деньги от бандитов он, конечно, не рассчитывал, сказав себе, что еще дешево отделался. А касательно некроманта на улдаре - было ясно, что в Кейтангуре наряду с прочими разновидностями магии обитает и сильнейшее зло.

До конца дня оставалось немного времени, и Эрвин вряд ли успевал подыскать для себя что-нибудь полезное. Однако валяться дома тоже не было смысла, и он спустил ноги с кровати. Тут же выяснилось, что дело на сегодня все-таки есть, - его ботинки, которые выдержали дорогу до Кейтангура, хотя их следовало бы поменять еще в Дангалоре, после вчерашнего путешествия по канализации приказали долго жить.

Подсчитав имеющиеся деньги, Эрвин выяснил, что после покупки ботинок ему предстоит срочно подумать о заработке. Он спросил у хозяйки, где здесь продается обувь, и пошел на Торговую улицу, идущую от городского рынка к порту.

Это была широкая, мощеная улица с каменными особняками, выстроившимися в два ровных ряда. Нижние этажи занимали богатые лавки с разукрашенными витринами и причудливыми вывесками, перед лавками теснились уличные лотки, вдоль которых сновали толпы покупателей. Эрвин нашел обувную лавку, подобрал себе там прочные мягкие ботинки и сразу же надел их, выкинув старые в первую попавшуюся помойку.

Дело было сделано, и он неторопливо побрел по улице, разглядывая товары и людей. Покупатели переходили от лотка к лотку, останавливаясь и щупая лежащие там вещи. Эрвин заметил в толпе личность непределенного возраста и внешности, крутившуюся за спинами покупателей и тоже прощупывавшую, но не товары, а людские карманы и кошельки. Однако никто из людей не обладал и десятой долей наблюдательности мага. Они не замечали бурной деятельности ".`(h*( - рассеянные, вялые, словно снулая рыба. Ничего удивительного, что он так нагло терся о них среди бела дня. Наложить, что ли, на него заклинание неудачи в воровстве - пусть поживет честным человеком. Заклинание на всю жизнь требовало затраты сил, которых этот воришка не стоил, но отравить ему жизнь на пару лет Эрвин мог бы не сходя с места.

Пока он глядел в спину вору и размышлял, стоит или не стоит устроить себе это маленькое развлечение, тот, словно почувствовав слежку, оглянулся на Эрвина и поймал его взгляд, затем мгновенно потупился и быстрым, незаметным движением затерялся в толпе. Эрвин хмыкнул про себя и пошел дальше.

Вдруг он увидел идущего навстречу темноволосого парня его лет, с дорожной котомкой на плече, с быстрым взглядом и мягкими движениями. "Нет, не может быть!" - сказал себе Эрвин. Но как похож!

В то же самое мгновение парень заметил Эрвина. Их глаза встретились, на его лице сверкнула быстрая улыбка.

- Эрвин! - Парень приветственно махнул рукой и поспешил к нему.

- Дарт! - обрадованно воскликнул Эрвин. - Неужели ты?!

- Эрвин, ты? Вот это да!

- Дарт, дружище! Вот это встреча!

- Ты как сюда попал?

- А ты?

Оба радостно рассмеялись. Давно ли они разошлись в разные стороны от ворот академии, уверенные, что расстаются надолго, если не навсегда, - и вдруг такая встреча. За два месяца разлуки Дарт чуть-чуть похудел и повзрослел - может быть, поэтому Эрвин не признал его с первого взгляда.

- Ты же собирался вернуться домой, - напомнил он Дарту. - Как ты оказался здесь, в Кейтангуре?

- Как ты помнишь, мы ушли из академии без всего, - сказал тот. - Я уже к вечеру столкнулся с необходимостью что- то есть и где-то спать. Выкрутился кое-как, затем пошел на юг, подрабатывал в пути понемногу. Остался без единого медяка и остановился в Клиссе, чтобы заработать на дальнейшую дорогу. Там мои дела поправились, я почувствовал, что смогу прожить самостоятельно. И тогда я спросил себя - а зачем мне вообще возвращаться домой? Что я там забыл - ведь я с пяти лет там не был, меня, наверное, даже родители не узнают. Я тогда вспомнил тебя и подумал, что ты с самого начала правильно решил пойти куда глаза глядят. Но и я не опоздал это сделать.

- Значит, твои глаза приглядели Кейтангур?

- Да, я много слышал про него в Клиссе. И вот я здесь.

- И давно?

- С полудня. Хожу пока, смотрю, ищу, где бы пристроиться. И в первый же день наткнулся на тебя - просто удивительно.

- Да, это здорово, - подтвердил Эрвин. - Пошли ко мне жить - комната большая, на двоих места хватит. Хозяйка, думаю, возражать не будет.

Счастливые, они отправились через весь город на улицу, где обосновался Эрвин. Хозяйка осталась только довольна, что вместо одного постояльца у нее будет два. Они внесли в комнату еще одну кровать из сарая, подвигали немножко мебель, устанавливая ее поудобнее. Хозяйка приготовила им ужин, они поели и сели рассказывать друг другу свои дорожные приключения. Эрвин познакомил Дарта с Дикой, а Дарт показал ему книгу по магии, купленную во время жизни в Клиссе.

Но Дарт не услышал от Эрвина ни о дереве римми, ни о союзе Скальфа, ни о причине его поспешного отъезда из Дангалора. Эрвин начинал понимать, что порой в жизнь магов вклиниваются такие события и вещи, о которых не стоит рассказывать даже лучшему другу.

Они проговорили допоздна, а с утра направились прямо в "Зеленую корову", потому что Дарту не терпелось попробовать напитки и поглядеть на завсегдатаев единственной на все пять континентов таверны магов. Усевшись за столик у окна под пальмой, еще в прошлый раз облюбованный Эрвином, они стали разглядывать уютный зал таверны в ожидании обслуживания. Дика вылезла на стол и присоединилась к ним. Большая магия будоражила ее, поэтому кикимора, несмотря на позднее утро, выглядела шустрой и деятельной, словно вокруг стояла глухая полночь.

- Здесь канал, - заметил Дарт, пристально глянув на ковер с диковинными животными. - Интересно, куда он ведет?

- Никуда, - ответил Эрвин. - Это глухой канал.

- Откуда ты это знаешь?

- Узнал вот, - уклончиво сказал Эрвин. - Даже проверял. Можешь и ты проверить, если хочешь.

Дарт немедленно вскочил со стула и вошел в зону переноса. Со стороны это не выглядело никак - он даже на мгновение не исчез из виду.

- Действительно, глухой, - сказал он, усаживаясь обратно на стул. - Зачем, интересно, он здесь?

На этот раз Эрвин промолчал. К ним подошел хозяин, чтобы принять заказ. Они заказали жареную рыбу, по кружке настоя и яиц для Дики, затем не спеша и с удовольствием позавтракали.

- Может, еще по порции настоя? - спросил их подошедший для расчета хозяин.

- Можно, - согласился Дарт.

- Не слышно ли чего-нибудь новенького? - спросил у него Эрвин.

- Мало ли что... - уклончиво ответил хозяин. - Вот вы, например, новенькие...

Дарт снисходительно глянул на своего друга.

- Такие вещи так не делаются, - сказал он Эрвину, вынимая серебряную монету. - Нас интересует работа, достойная приличного колдуна, - обратился он к хозяину, пододвигая ему деньги.

Эрвин заметил, что Дарт тоже не назвал себя магом.

Хозяин, видимо, признал вопрос Дарта поставленным правильно.

- Два дня назад в рыбацком квартале была большая ` '!.`* между бандами Рико и Гукаса, - сказал он, забирая монету. - Парни Гукаса хвалились, что кто-то из них пырнул самого Рико, да так, что тот долго не протянет. По слухам, Далия поклялась вырезать всю банду Гукаса, если Рико умрет, а она не бросает слов на ветер. Возможно, в обеих бандах будут нанимать колдунов, но вам нужно хорошо подумать, прежде чем связаться с кем-нибудь из них.

Дарт с Эрвином выразительно переглянулись.

- Кто такая Далия? - спросил Эрвин, вспоминая женщину с волчьими глазами.

- Женщина Рико. Если парни Гукаса не врут и Рико все- таки загнется, то его банда будет называться бандой Далии. И тогда Гукасу точно не поздоровится. На всякий случай имейте это в виду.

- Спасибо, - сказал Дарт. - Что-нибудь еще? Хозяин на мгновение задумался.

- В порту все еще гуляет железная крыса, - припомнил он. - Не ахти какая работенка, но все-таки...

- И давно она гуляет? - полюбопытствовал Дарт.

- Да с месяц. Завезли, говорят, нечаянно на каком-то корабле - в порту такое постоянно случается. Здоровенная, величиной с собаку, и на людей кидается, если подойти близко. До смерти пока никого не загрызла, но нескольких рабочих искусала здорово.

- Почему ее называют железной? - спросил Эрвин.

- Шкура, говорят, у нее блестит, словно железная. Не такая, как у обычных крыс.

Эрвин догадался, что в порт завезли одну из гигантских крыс, обитающих в южной части четвертого континента.

- А почему ее еще не убили? - продолжил расспросы Дарт.

- Работа хлопотная, а деньги маленькие, - ответил хозяин. - Кто может с ней справиться, тем не интересно, а те, кому интересно, не могут справиться. Очень ловко, говорят, она прячется.

- Идем бить крысу! - вдруг подала голос Дика. Сердце крысиной охотницы не выдержало такого соблазна.

В глазах Дарта тоже вспыхнул азартный огонек.

- Может, сходим разомнемся, Эрвин? - предложил он.

Эрвина не слишком тянуло идти в поход на крысу, но он остался в меньшинстве.

- Разве только если нам совсем делать нечего...

Дарт уже вскочил со стула, увлекая его за собой.

- А ваш настой, молодые люди? - напомнил им хозяин.

- Выпьем, когда вернемся сюда, чтобы отметить успех, - ответил на ходу Дарт. - Куда нам обратиться по поводу этой крысы?

- К портовому коменданту, - сказал им вслед хозяин.

Они пришли в порт и разыскали там коменданта. Тот привел их в один из портовых складов и указал на гору ящиков, в которой пряталась крыса.

- Она там, под ящиками. Принесите ее мне, и вы получите свой заработок, - сказал он, уходя.

Эрвин с Дартом остались созерцать ящики. Дарт обошел их вокруг, заглянул в щели между ними, куда могла протиснуться #(# -ba* o крыса, но нечего было и думать соваться человеку.

- За крысу нам, допустим, заплатят, - иронически протянул он. - Но кто нам заплатит за то, что мы перевернем эту гору ящиков? Да и там ли сидит крыса?

- Там! - живо откликнулась кикимора, высунувшая голову из-за пазухи Эрвина. - Дика чует крысу!

Она соскочила на пол и забегала вокруг одной из щелей. Затем ее курносое личико-кулачок повернулось к Эрвину.

- Дика позовет ее, - пропищала она. - Эрвин, Дарт - твоя стой здесь и жди ее.

Они встали в двух шагах от указанной кикиморой щели. Удостоверившись, что они настороже, Дика шмыгнула в щель. Эрвин засомневался было, примет ли крыса предложение Дики выйти, но уже через несколько мгновений выяснилось, что кикимора умеет приглашать крыс на прогулку. Из щели донесся бешеный визг и топот маленьких ножек, а в следующее мгновение оттуда вылетела Дика, по пятам за которой неслась отливающая металлом крыса величиной с небольшую овцу.

Дарт сделал молниеносное движение пальцами - молниеносное в буквальном смысле этого слова. С его пальцев слетела молния, угодившая точно в крысиную голову. Пока ослепленная крыса вертелась на месте, ища, куда бы сбежать, вторая молния свалила ее с ног, а третья вышибла из нее дух.

Вся схватка заняла доли мгновения. Эрвин восхищенно глянул на Дарта - тот был мастером боевой магии. Дарт не менее восхищенно глянул на Дику, оценив ее боевые качества гораздо выше, чем Эрвин.

- Дика! - окликнул он. - Как твоя вызвала эту крысу?

- Моя укусила ее в нос! - Кикимора от гордости даже забыла назвать себя Дикой.

- Молодчага! - похвалил ее Дарт. Он склонился над крысой и ухватился за ее длинный, покрытый редкими серебристыми шерстинками хвост. - Ну что? - повернулся он к Эрвину. - Отчитаемся о проделанной работе?

Он поволок дохлую крысу к выходу со склада. Эрвин посадил кикимору за пазуху и пошел за ним.

Вскоре они догнали коменданта, который еще не успел вернуться к своим делам.

- Как, уже? - воскликнул он, увидел Дарта с крысой. - А мы-то с ней целый месяц мучились! Хорошо работаете, парни.

Получив от коменданта кошелек с серебром, Дарт подкинул его на ладони и опустил в карман.

- Начало положено, - сказал он Эрвину. - А теперь идем обратно в "Зеленую корову" - кажется, нас там ждет настой?

Глава 11

В таверну они попали только к вечеру. Расставшись с портовым комендантом, Дарт захотел пройтись по набережной и посмотреть на большие корабли дальнего плавания. Затем, не удовлетворившись рассказами о продающихся в Колдовском тупике амулетах, он затащил своего друга на прогулку по лавкам колдунов, и они повторили позавчерашний путь Эрвина, подробно рассматривая каждый необычный амулет и обсуждая его $.ab.(-ab" и недостатки.

Они зашли и в лавку Ламана, где Эрвин остановился поговорить со стариком.

- Ну как прошло то дело? - поинтересовался у него Ламан.

- Пока отпустили, - коротко ответил Эрвин. Ему не хотелось вспоминать эту историю, доставившую ему столько неприятностей. - Нет ли у вас каких-нибудь дел поспокойнее?

- Пока нет, - покачал головой старик.

"Зеленая корова" была заполнена посетителями. Оставались свободными только два стола по обе стороны от входа, и Эрвин с Дартом сели за один из них. Крепко спавшая за пазухой Эрвина Дика мгновенно проснулась и вылезла оттуда, усевшись на стол между ними.

Эрвин еще не бывал в "Зеленой корове" вечером. Ему бросилось в глаза отличие этой таверны от остальных, в которые он заходил, когда подыскивал жилье. Здесь не было ни пьяного гомона и духоты, ни танцев под дешевую музыку, ни полуодетых девок, снующих между завсегдатаями. Середина зала по-прежнему пустовала, за столами сидели по одному-два человека, либо переговаривавшихся вполголоса, либо молча пивших свой настой. Только за одним столом сидели четверо, казавшиеся одной компанией, но и они вели себя тихо, обсуждая что-то между собой. Казалось, сюда приходили не поговорить, а помолчать.

Посетители таверны выглядели очень разными, но все они, видимо, имели отношение к магии. Эрвину было известно, какими различными бывают способности колдунов. Каналы, например, мог чувствовать от силы каждый двадцатый. Большинство сидящих здесь наверняка знали о канале у ковра только понаслышке, хотя, конечно, всем было известно, что в центре зала лучше не стоять. Боевая магия тоже была редкостью, так как требовала выдающейся врожденной магической силы. Обычно в колдуны шли те, у кого не хватало таланта стать магами, в лучшем случае они становились целителями и предсказателями, а в худшем - злодеями и шарлатанами. Среди них изредка встречались и люди незаурядных способностей, но без обучения в академии магов они все равно уступали ее выпускникам.

Эрвин вспомнил, что тот некромант ездил на улдаре, - значит, он не уступал по силе лучшим из академиков. Возможно даже, когда-то он был академиком.

К их столу подошел хозяин, чтобы принять заказ.

- Как там крыса? - спросил он Дарта.

- Нет больше крысы, - ответил тот. - Что-нибудь еще слышно? - Он снова подкрепил вопрос серебряной монетой.

- Ничего. - Хозяин, однако, взял монету со стола. - Я буду иметь вас в виду, если вдруг что появится. Заходите почаще.

Они дождались заказа и не спеша принялись за ужин. Дел на сегодня у них не было, а сидеть здесь было так приятно...

Вдруг у входа показался новый посетитель. Это был тощий, костлявый человек в черном плаще с откинутым на спину капюшоном. Седые и тонкие, бывшие когда-то черными волосы a/ca* +(al ему на плечи. Его бледное лицо с неприятным черноватым оттенком казалось лицом высохшего в пустыне трупа. Эрвин заметил, как резко изменилась атмосфера "Зеленой коровы" при его появлении, как мгновенно все в ней насторожились и замолчали.

Человек в черном плаще подошел к хозяину таверны и сказал ему несколько слов, затем повернулся и пошел к выходу.

- Это он! - вдруг прорезал тишину зала писклявый голосок Дики.

Человек в черном замедлил шаги. Поравнявшись со столиком, где сидели Эрвин с Дартом, он остановился. Его лицо повернулось к ним, взгляд упал на молодых людей и кикимору, сидящую на столе между ними. Его глаза на мгновение встретились с глазами Эрвина.

Выцветшие, бледно-голубые глаза с булавочными уколами зрачков, из которых глядело холодное, неумолимое зло. Эрвин почувствовал мгновенный озноб.

Бледный взгляд отпустил его и соприкоснулся с глазами Дарта.

- Да, это я, - искривились в усмешке серые губы. Человек в черном отвернулся от них и вышел в дверь.

Долгое мгновение вся таверна смотрела ему вслед. Внезапно Дарт сорвался с места и побежал к двери.

- Подожди меня здесь, - бросил он на бегу Эрвину.

Таверна загудела, зажужжала, словно по ней пронесся ветерок тревоги.

- Что это значит, Дика? - спросил кикимору Эрвин.

- Я узнала его, - пропищала та.

- Тише... - предостерегающе сказал он, поняв наконец, что она имеет в виду. Ночью на кладбище он не разглядел лица человека на улдаре, но кикимора прекрасно видела в темноте. Не хватало еще, чтобы она брякнула на всю таверну, где они встречались с ним, так как возникал неизбежный вопрос - а что они сами делали на кладбище в полночь?

Немного спустя в дверях таверны появился Дарт.

- Он ушел через канал в конце этой улицы, - вполголоса сказал он Эрвину, усаживаясь обратно за стол. - К сожалению, меня он заметил - перед самым уходом оглянулся в мою сторону.

- Зачем он тебе понадобился? - так же приглушенно спросил Эрвин.

- Мало ли зачем... - ответил Дарт. - Иметь дело с такими, как он, - моя основная специальность... если ты, конечно, помнишь, чему нас учили в академии. Ты обратил внимание, какие у него глаза?

- Да, - кивнул Эрвин. - Очень маленькие зрачки. Он наверняка ежедневно пьет снадобья, чтобы видеть в темноте.

- Это тот самый, о котором ты мне рассказывал? - Дарт кивнул на Дику. - Она узнала его?

- Да.

- По крайней мере, их не двое, - оптимистично заявил Дарт. - Кажется, здесь его глубоко уважают. - Он скользнул взглядом по таверне.

- А что они с ним могут сделать?

- Действительно, что? - Дарт поднялся со стула и подошел к хозяину. Они перекинулись несколькими фразами, а затем он вернулся на место.

- Что он сказал? - спросил Эрвин, догадавшийся, о чем его друг говорил с хозяином.

- Это Скарпенцо, местный некромант, которого боится весь Кейтангур, - ответил тот. - Я спросил хозяина, большой ли секрет сообщил ему этот Скарпенцо, а он сказал, что, напротив, никакого секрета нет. Некромант велел ему передать остальным колдунам, чтобы они не совались помогать некоему Куго, потому что это не в их интересах.

- Кто такой Куго?

- Какой-то местный богач, кажется. Интересно, что у этого Куго случилось?

- Ты пойдешь к нему? - встревожился Эрвин, - Надеюсь, не один?

Темные глаза Дарта задумчиво прищурились.

- Не будем опережать события, - сказал наконец он. - Раз такое предупреждение было, значит, этому Куго еще можно помочь.

***

Про Куго, однако, в последующие дни ничего не было слышно. Двое друзей обживались в Кейтангуре - ходили по городу, узнавали местные слухи, просиживали вечера в "Зеленой корове". Брали мелкие работы вроде лечения или наложения полезных заклинаний, расспрашивали о городских колдунах. Несколько сильных лекарей жили здесь, в Колдовском тупике. Кроме них, в городе было двое академиков. Одним из них был Юстас, придворный маг самого императора, который сейчас надолго уехал в Тиборию, где правил младший брат императора. Другой служил у лорда Симаха, императорского тайного советника, и, по слухам, занимался преимущественно шпионажем.

Не так давно их было трое. Третий служил у лорда Меласа - советника императора, выполнявшего обязанности градоначальника Кейтангура, - но пару месяцев назад его нашли мертвым у себя в комнате. Никто не сомневался, что маг был убит, все сходились на том, что это дело рук Скарпенцо, бывшего в натянутых отношениях с лордом Меласом, но доказательств не было. Если Скарпенцо и прежде опасались, то после этого случая опасение перешло в откровенный страх.

Дарт продолжал интересоваться некромантом, расспрашивая о нем всех, с кем случалось вступить в беседу. Как оказалось, Скарпенцо жил в большом загородном особняке под Кейтангуром, но имел обыкновение вмешиваться в жизнь города и его обитателей. Похоже, ему хотелось власти и влияния, хотя не исключалась возможность, что он занимался этим просто для развлечения. Лавочники Колдовского тупика при его появлении снимали с прилавков лучшие амулеты и уносили подальше, потому что у некроманта была скверная привычка покупать их за чисто символическую сумму или вообще забирать !%a/+ b-.. Богачи откупались от него деньгами или ценностями, люди победнее старались не попадаться ему на глаза.

Он поселился в Кейтангуре с полсотни лет назад, но вскоре надолго исчез. Его исчезновение связывали с именем Неукротимого Зербинаса, который появлялся тогда в этих местах. Пару лет назад некромант вернулся в город и, используя дурную магию, принудил кое-кого из кейтангурских богачей отстроить себе загородный особняк с башней. Теперь он жил там, ни в чем не нуждаясь и продолжая заниматься черной магией.

Нет, как говорится, худа без добра, потому что он мало- помалу вытеснил из города злодеев помельче. Кто-то из его конкурентов погиб при странных обстоятельствах, кто-то из них благоразумно покинул город. Однако в Кейтангуре было немало проблем и с одним Скарпенцо. Добывая себе мертвецов для колдовских дел, некромант регулярно осквернял городское кладбище, но это было бы еще полбеды, если бы он не создавал из них зомби, помогавших ему в дурных делах. Кроме зомби, по слухам, в его безлюдном особняке жили существа и пострашнее. Он притеснял и знать, и торговцев, и судовладельцев, из-за чего находился в постоянных раздорах с лордом Меласом, обязанностью которого было следить за порядком в городе.

Благодаря магу лорда Меласа в их противостоянии сохранялось равновесие, но после гибели мага Скарпенцо осмелел и стал выставлять градоначальнику свои требования. Однако это никак не касалось кейтангурских колдунов, от которых требовалось только не путаться под ногами у некроманта. Так они и поступали.

Эти сведения Эрвин с Дартом узнали не от них. Колдуны - народ замкнутый и ревнивый к чужим успехам, а оба друга быстро завоевали известность в Колдовском тупике. Кое-что им рассказали лавочники, многое они узнали от хозяина "Зеленой коровы" и от старого Ламана. Несколько дней спустя старик передал Эрвину кошелек с золотом от Рико и рассказал, что главарь банды уже поправился и мечтает сквитаться с Гукасом. Напоследок он добавил, что бандиты прониклись огромным уважением к искусству Эрвина и зовут его к себе в банду, колдуном и лекарем.

Эрвин попросил Ламана передать им как можно вежливее и убедительнее, что он очень тронут, но пока не чувствует себя достойным подобной чести. Старик успокоил его, сказав, что уже объяснил бандитам нечто в этом роде и те приняли объяснение.

Пару раз они с Дартом видели в Колдовском тупике и магов из других миров. Одного они заметили в лавке, когда тот продавал хозяину когти, зубы и железы бунга. Он был голубокожим и красноглазым - Эрвин даже принял его за Хирро, но затем понял, что обознался. Еще они видели женщину, сидевшую в "Зеленой корове" за кружкой настоя. Она была похожа на местных женщин, но в то же время в ней с первого взгляда чувствовалось что-то чужое. Когда она случайно повернула голову к столику, где сели Эрвин с Дартом, оказалось, что ее глазные яблоки не белые, а темно- *.`(g-%"k%, с ярко-желтой радужкой посередине.

Они стали узнавать в лицо и кое-кого из колдунов. Иногда в таверне появлялся Киклас - один из самых умелых лекарей Колдовского тупика. Он приходил сюда не искать работу - его хорошо знали в городе и приглашали к себе, заходя прямо к нему домой, - а освежиться кружкой ледяного эликсира, настоянного на пятнадцати травах. Здесь почти каждый вечер бывала Магда - мастерица любовных приворотов. Ей тоже не требовалась работа, но ворожея была общительной и любила посидеть в компании. Многие из завсегдатаев таверны были хорошо знакомы друг с другом. Они присматривались к новичкам, но пока не проявляли желания познакомиться с ними поближе. Эрвин с Дартом тоже не навязывались.

Горожане обычно приходили за помощью к знакомым колдунам, а в таверну магов обращались, только если не находили помощи в других местах. Чаще сюда обращались приезжие с окрестных ферм и деревень. У друзей пока не было своей клиентуры, поэтому они довольствовались подобной работой, которая создавала определенный престиж, хотя и бывала сложной. В этот день они пришли в "Зеленую корову" рано - уже четыре дня им не попадалось ничего подходящего, а сидеть без дела было скучно.

В таверну зашел пожилой лысоватый человек и направился прямо к хозяину. Было ясно, что он пришел сюда за каким-то делом, иначе бы сел за столик. Он заговорил с хозяином, тот что-то ответил, затем отрицательно покачал головой. Пришедший заметно расстроился и понуро пошел к выходу.

- Вам что-то нужно? - окликнул его из-за стола Эрвин, увидев его огорченное лицо.

- Да, - остановился тот. - Может быть, вам известно, где мне найти хорошего колдуна?

- Для чего? - спросил Эрвин.

- Это человек лорда Меласа, - предостерегающе сказал из- за стойки хозяин.

Человек оглянулся на него, затем снова взглянул на Эрвина.

- Да, я слуга лорда Меласа, - сказал он. - Его светлость послал меня, чтобы я нашел лекаря для больной. Он не очень-то надеется, но вдруг...

- Давайте я схожу к вашей больной, - предложил Эрвин.

- Но нам нужен очень хороший колдун, - повторил слуга.

- Хуже ведь не будет, если я посмотрю ее?

- Нет, конечно. - Слуга вздохнул. - Идемте. Эрвин оглянулся на Дарта:

- Ты побудешь здесь?

- Да, - кивнул тот. - Если мне подвернется работа, я попрошу хозяина, чтобы он передал тебе, куда и зачем я ушел.

- Договорились, - сказал Эрвин и отправился за слугой.

***

Лорд Дантос стоял на балконе своей комнаты, облокотившись на перила. Академия располагалась в живописном местечке, и с балкона открывался чудесный вид на овражистые, +%a(abk% окрестности. Однако Дантос не замечал ни покрытых золотистыми деревьями склонов, ни бурых полян с красными пятнами кустарников, ни прозрачно-голубого осеннего неба. Перед его мысленным взором струились черные волосы леди Аринтии, улыбались ее темно-розовые губы, искрились ее черные глаза - раскосые, томно-изящные...

Ах, Аринтия, Аринтия... Род Дану всегда был в добрых отношениях с родом Иру. Отец Дантоса был другом отца Аринтии, и они вместе противостояли захватническим замыслам многочисленного и хищного рода Халу, зарившегося то на богатые поместья рода Иру, то на драгоценные пруды рода Дану - драгоценные в краю, где так мало воды.

Для него было бы естественным попросить руки леди Аринтии. Для нее было бы естественным отдать ему руку - это был бы разумный, взаимовыгодный брак. Но лорду Дантосу хотелось большего...

Ему хотелось сердца леди Аринтии. Он с радостью принял ее поручение привезти из академии нового мага - вдруг ее благодарность перерастет в нечто большее? Конечно, не его вина, что здесь не оказалось мага, которого с таким нетерпением ждала леди Аринтия. Но все-таки это он, Дантос, окажется невольной причиной ее огорчения, когда она не получит желаемого. Как же неудачно все сложилось!

В дверь постучали. Дантос отвлекся от невеселых размышлений и пошел открывать.

- Это вы, архимагистр? - узнал он вошедшего. - У вас для меня новости?

- Да, - подтвердил Зербинас. - Со мной только что связался Гримальдус и сообщил мне ответ леди Аринтии Иру.

- Что она ответила?

- Что ей не нужен другой маг.

- Так я и думал. - Дантос удивился бы, если бы услышал другой ответ.

- Когда леди Аринтия узнала, что это произошло по ошибке и мага разыскивают, - продолжил ректор, - она попросила Гримальдуса передать вам просьбу - не сумеете ли вы разыскать его? Но она не настаивает на этом. Если это вам затруднительно, тогда возвращайтесь домой.

Как она могла подумать, что он найдет ее просьбу затруднительной?!

- Конечно, я отправлюсь искать его, - сказал Дантос. - Сегодня же. Может быть, вы скажете мне что-нибудь в помощь - хотя бы его имя?

- Как он выглядит - темноволосый или светловолосый?

- Светловолосый.

- Эрвин... - Вот, значит, кого из них Гримальдус назвал своим преемником.

- Эрвин... - повторил Дантос, запоминая это имя. - А куда, по-вашему, он мог отправиться? Я совсем не знаю эти земли.

- Понятия не имею, - с сожалением ответил Зербинас. - Известно только, что они с Дартом пошли от академии в разные стороны. Дарт отправился на запад, в сторону Клиссы, а Эрвин - на восток. Восточная дорога ветвится на три - в Сагарт, в Dангалор и в Ольтус. Он мог пойти по любой из них.

- Который из трех городов ближе к академии? - спросил Дантос.

- Ольтус.

- Хорошо, я поеду в Ольтус.

- Когда вы выезжаете?

- Прямо сейчас. Соберу вещи и поеду.

Дантос отвернулся от ректора, ища свои дорожные сумки. Озабоченный взгляд Зербинаса остановился на архонте.

- Лорд Дантос!

Узкое лицо архонта повернулось к нему.

- Я поеду с вами, - заявил ректор. - Все-таки это по моей вине оба парня ушли из академии, - начал он объяснять, хотя Дантос не требовал объяснений.

Уголки губ Дантоса приподнялись в одобрительной улыбке.

- Буду очень вам благодарен, - сказал он. - Уверен, что с вашей помощью мне будет значительно легче найти его.

- Сколько вам понадобится на сборы?

- Полчаса.

- Очень хорошо. Тогда через полчаса встречаемся на главном дворе.

Пятнадцать минут у Зербинаса ушло на то, чтобы сообщить наставникам о своем отъезде и назначить заместителя. Еще десять минут он потратил, чтобы собрать дорожную сумку. Еще пять минут он просидел на кровати у себя в комнате, размышляя о своем внезапном решении и о неожиданном повороте своей судьбы. Сегодняшней ночью он был уверен, что все для него кончено, что пора его приключений безвозвратно миновала. Но вот опять она - дорога.

На главном дворе академии его уже ждал Дантос с вещами. Рядом с архонтом стоял серый лар Гримальдуса.

- Ки-и-скаль! - выкрикнул Зербинас, останавливаясь рядом с ними. Конюшня была далеко, но ректор не сомневался, что Ки-и-скаль услышит его зов. Ведь ларов призывают не голосом, а сердцем.

- А где кобыла? - спросил Дантос.

Действительно, Ди-и-ниль здесь не было. Зербинас заговорил с Ги-и-рралем на и-илари, вынудив Дантоса некоторое время стоять и выслушивать, как они обмениваются странными звуковыми руладами.

- Она ушла, - повернулся он наконец к Дантосу. - Еще вчера днем.

- Надолго? - спросил тот.

- Насовсем. Видимо, она ушла назад к Гримальдусу.

- Но почему? - удивился Дантос.

- Не нашла здесь своего седока, а другого она на себе не повезет, - пояснил ректор. - Она не знала, что мы отправимся искать его.

- Как же мы повезем его, когда найдем? - забеспокоился Дантос.

- Главное - найти, а там что-нибудь придумаем.

Зербинас надел на плечи лямки дорожной сумки и вскочил на спину Ки-и-скаля.

- В Ольтус! - скомандовал он ларам, дождавшись, когда +.`$ Дантос усядется в седло.

***

Белая лара бежала прочь от академии. Серебряные бокальчики ее копыт отталкивались от небесной тверди, мягкие крылья плавно взмахивали, помогая им. Далеко внизу проплывали тронутые осенью земли первого континента, где золотистые леса перемежались с бурыми лугами и пестрыми россыпями человеческих жилищ.

В академии не было обещанного Гримальдусом седока. Ди-и- ниль была так молода, что у нее еще не было седоков, и она плохо отличала их от других людей, хотя старый Ки-и-скаль сказал ей, что седоки отличаются от обычных людей не меньше, чем лары от обычных лошадей. Но для нее было несомненным, что никто из четверых магов, среди которых будет выбирать Дантос, не был седоком. Все они были слишком укоренены в этом мире, чтобы слиться воедино с ее огненной кровью и вырваться на звездные дороги ларов. Она даже не стала проверять, знают ли они и-илари, может ли кто-нибудь из них сказать "не стоит благодарности" в ответ на ее "спасибо".

Белая лара спешила в Дангалор. Там был юноша, угостивший ее малиновыми углями. Тот самый, который знал толк в чистом огне. Он ни разу не садился на ее гибкую белую спину, поэтому между ними не было невидимой нити, связывающей лара и его седока. Тем не менее ей все равно казалось, что она слышит его зов.

Ей нужно было проверить - вдруг именно он станет ее седоком?

Добежав до Дангалора, она снизилась над городом и стала кружить над маленькой гостиницей, заставляя прохожих останавливаться и задирать головы к небу. Но в гостинице никого не было. Ди-и-ниль чувствовала, что его там нет. Кроме того, она была уверена, что если бы он там был, то сразу же выбежал бы ей навстречу. Она прислушалась - вдруг он где-то поблизости и зовет ее?

Но Эрвин был уже далеко от Дангалора. Он ехал на подводе, привалившись спиной к мешкам и заставляя себя не думать ни о каких белых ларах. Чуткие уши Ди-и-ниль не уловили ничего, кроме абсолютной, безнадежной тишины. Ничего - ей, наверное, просто показалось.

Белая лара снова набрала высоту. Снова запели серебряные бокальчики ее копыт, унося ее в жаркие земли архонтов, где не бывает зимы. Разочарованная, Ди-и-ниль понеслась назад к Гримальдусу.

Замелькали синие дни и черные звездные ночи. Она бежала от канала к каналу, сокращая свой путь, минуя бескрайние океанские пространства, спускаясь изредка на землю, чтобы перекусить углями из замеченного внизу костра.

Иногда ей казалось, что она слышит отдаленный зов, но она убеждала себя, что этот неясный, неверный отзвук просто почудился ей. И она бежала дальше.

Утреннее солнце осветило влажную Гретанскую долину и черно-белое облачко стада овец, пасшегося на ее склоне. Pазбуженные его лучами, один за другим просыпались пастухи и подходили к кострищу, где один из них оставался с вечера дозорным. Они обнаружили его сидящим на пустом ведре и хмуро разглядывающим пузатый бочонок с брагой.

- Ты чего? - спросили они своего товарища.

- Да вот, смотрю на нее, проклятую, - неужто из-за нее? - Взгляд дозорного оторвался от бочонка и переместился на костер. - Вы не поверите, мужики, - ночью мне привиделось, что с неба слетела крылатая лошадь и сожрала все угли в костре. Думал - брага виновата, а потом смотрю - углей-то в костре нет! Нет, и все тут! Не знаю, что и думать.

Мужики обступили кострище, почесывая в затылках. Углей там не было.

- "Нет углей, нет углей!" - подал наконец голос один из них, передразнивая дозорного. - Да прогорели они все, пьяная ты морда!

- Ч„?!

- Про-го-ре-ли! Все как есть.

- Да ну?

- Ну да!

- Вот и я думаю - померещилось. - Дозорный с ненавистью плюнул в сторону бочонка с брагой. - А все она, проклятая. Все, мужики, - с этого дня я к ней, проклятой, и не притронусь.

И правда, больше он до конца своих дней не брал в рот ни капли браги.

Глава 12

Ни в Ольтусе, ни в Сагарте Эрвин не нашелся. Невезение, конечно, но путешествие на ларах не занимало много времени. Из ближних городов оставался Дангалор, и Зербинас с Дантосом направились туда. Лары опустили их у маленькой гостиницы, где архонт останавливался на пути в академию. Как и кикимора, они чуяли "хорошее место".

Прежде безымянная, теперь гостиница была украшена вывеской с нарисованной остроухой и большеротой рожицей с оранжевыми глазами. Под рожицей крупными буквами было подписано: "Кикимора Дика".

Зербинас даже остановился, чтобы полюбоваться на это произведение местного живописца. Кикимора была нарисована довольно точно, словно художник рисовал ее с натуры.

- Здесь этого не было, - сказал из-за его спины Дантос. - На пути к вам я останавливался тут пообедать.

Вокруг них быстро росла толпа, сбегавшаяся поглядеть на ларов. Они вошли в гостиницу и сели за свободный стол. Увидев необычных гостей, буфетчик сразу же подошел к ним. Зербинас заказал ему ужин и углей для ларов.

- Почему у вас такая вывеска? - спросил он напоследок.

- Недавно у нас останавливался парень, - ответил буфетчик. - Он был выдающийся колдун, и с ним была эта кикимора. Замечательная была эта Дика - мало того, что мои посетители были от нее в восторге, она еще и всех крыс в гостинице переловила. Хорошее было время, интересное, да и $.e.$ большой. Сами понимаете - где еще в городе можно было увидеть настоящую кикимору? Вот я и назвал ее именем гостиницу - на память.

- Колдун, говорите? - насторожился Зербинас. - А сколько ему было лет?

- Совсем молодой, почти мальчишка. - Лицо буфетчика приняло умиленное выражение. - Воспитанный, словно лорд, и такой доброжелательный. И не скажешь, что колдун.

- А как его звали?

- Эрвин. С ним был еще один молодой человек - Армандас, тоже хороший парень. Сейчас он служит в войске лорда Астура.

- А Эрвин сейчас где? - быстро спросил Зербинас.

- Уехал куда-то, - буфетчик вздохнул, - и так внезапно. Прибежал вдруг и сказал, чтобы я за него попрощался с Армандасом. Не нравится мне это - вдруг у него что-то случилось?

- Почему вы так думаете?

- Он никуда не собирался уезжать, а тут вдруг сорвался с места - даже забыл, что у него заплачено за гостиницу вперед, до конца недели. Я и сам забыл, только после вспомнил.

Зербинас тревожно переглянулся с Дантосом. Неужели парень попал в какую-то неприятность?

- А куда уехал Эрвин? - продолжил он расспросы.

- Он ваш знакомый? - догадался буфетчик.

- Да, - ответил Зербинас. - Он нам нужен по важному делу.

- Вам, наверное, нужен сильный колдун? Нет, он не сказал, куда уезжает. Бросил пару слов, схватил вещи и убежал.

- Может быть, тот парень знает?

- Нет, - отрицательно качнул головой буфетчик. - Армандас сам расспрашивал меня, что случилось с Эрвином и куда он уехал. Возможно, колдунья Тирса что-нибудь знает. У них были какие-то общие дела - она несколько раз приходила к нему в гостиницу.

- И давно он уехал?

- Сейчас вспомню. - Буфетчик задумался. - Как раз на другой день после того, как ваш спутник останавливался у нас. - Он кивнул Зербинасу на архонта.

- А где живет эта Тирса?

- В переулке за рынком - спросите там.

Идти к Тирсе было уже поздно, поэтому Зербинас с Дантосом остались ночевать в гостинице. Утром они отправились разыскивать колдунью. Вскоре ректор постучал в дверь маленького домика в переулке.

Дверь открылась, и оттуда выглянула круглолицая моложавая женщина в цветастой шали, накинутой на плечи. Ее круглые карие глаза сделались еще круглее, когда она увидела, кто стоит на пороге.

- Зербинас?!

Вглядевшись в женщину, Зербинас узнал ее:

- Это ты, Тирса? Какая встреча! - Он радостно улыбнулся. - Когда мне назвали твое имя, я вспомнил про b%!o, но подумал, что это просто совпадение. Как ты оказалась здесь, в Дангалоре?

- Я уже двадцать лет здесь живу. - Колдунья спохватилась:

- Что же вы стоите на пороге, проходите. Зербинас и вы... - Она запнулась, глядя на его спутника.

- Лорд Дантос, - представил его ректор.

- ...и вы, лорд Дантос. - Она растворила дверь пошире, пропуская их внутрь, затем провела их в комнату. - Садитесь сюда, на диван.

Они уселись на диване, и в маленькой комнате Тирсы сразу стало тесно.

- Я заварю вам настой, - сказала она. - У меня хорошие травы.

- Спасибо, - ответил Зербинас. - У нас к тебе есть дело, Тирса.

- Располагайте мной, как вам будет угодно, - отозвалась она, возясь с печуркой. - Я с радостью окажу тебе любую услугу, Зербинас.

- Мне сказали, что ты знакома с одним из наших учеников, - начал он.

- С Эрвином? - Она поставила чайник на печурку и повернулась к ним. - Зербинас, как ты умудрился выгнать из академии такого славного мальчика? Не могу поверить, что он совершил такое, за что выгоняют оттуда.

- Ну... он напроказил, конечно, - сказал Зербинас, - но выгонять за это, действительно, было неоправданной строгостью, - признал он. - Собственно, потому мы и здесь - лорд Дантос приехал нанимать его на работу, а его нет. Теперь мы его разыскиваем, и нам сказали, что ты можешь знать, где он сейчас. Хозяин гостиницы, где жил Эрвин, беспокоится, не случилось ли с ним чего.

- Вы думаете? - встревожилась Тирса. - Да, в то утро он выглядел усталым и взволнованным. Но я не подумала ничего такого, хотя его отъезд был для меня неожиданностью.

- Ты знаешь, куда он уехал?

- Да, в Кейтангур, короткой дорогой. Это на юг вдоль берега реки. Эрвин сказал, что караван уже отошел, и собирался догонять его. Но я подумала, что он просто проспал. Молодые люди спят подолгу - это мы, старики, ложимся поздно, а встаем рано. - Она снова завозилась у печурки.

- Нам пора идти. - Зербинас встал с дивана, вслед за ним поднялся и Дантос. - Нам лучше не задерживаться с выездом.

- А как же настой? - растерянно сказала Тирса.

- В другой раз, - ответил он. - Если Эрвин вдруг появится здесь, скажешь ему, чтобы он возвращался в академию.

Попрощавшись с Тирсой, они вернулись в гостиницу. Зербинас вызвал ларов, ушедших на ночь из города, и вскоре они понеслись вдоль берега реки, караванным путем до Кейтангура.

***

Особняк лорда Меласа располагался на приморской террасе, чуть дальше по берегу моря, чем императорский дворец. По пути туда Эрвин со слугой миновали этот дворец - его высокую фигурную ограду, за которой виднелся красивейший парк, где были разбросаны жилые и хозяйственные дворцовые помещения. Сам дворец стоял фасадом к морю, его парадная лестница широкими уступами спускалась к воде и упиралась в золоченые ворота с гербом, немного не доходя до морского пляжа. Ворота открывались на мощеную проезжую дорогу, идущую вдоль берега моря и соединяющую редкую цепь особняков императорской свиты.

Эрвин уже бывал в этой части города, но все равно с удовольствием вертел головой по сторонам, оглядывая чистый белый песок, в который лениво плескала прозрачная вода, и затейливые решетки, за которыми укрывались шедевры садового и архитектурного искусства. Несмотря на осеннее время, трудно было отвести от них взгляд - как же здесь, наверное, было красиво весной!

Слуга привел его к парковым воротам особняка лорда Меласа и окликнул привратника. Тот отомкнул чугунную калитку рядом с воротами и пропустил обоих внутрь. Они прошли по дорожке, ведущей к парадной лестнице особняка, и поднялись на второй этаж. Здесь располагались не жилые комнаты, а приемные залы и другие деловые помещения вроде кабинетов и библиотек.

- Мы идем к больной? - нарушил молчание Эрвин.

- Нет, к лорду Меласу, - ответил слуга. - Таков приказ его светлости.

Свернув по коридору второго этажа, он миновал несколько дверей и ввел Эрвина в кабинет хозяина. Лорд Мелас сидел за письменным столом, углубившись в работу. Увидев вошедших, он отложил бумаги и испытующе глянул на Эрвина.

- Этот молодой человек утверждает, что он - хороший колдун и лекарь, - без тени иронии сообщил ему слуга.

- Очень хорошо, - сказал лорд Мелас. - Оставь нас одних.

Слуга вышел, и Эрвин остался один на один с градоначальником. Какое-то мгновение они разглядывали друг друга. Лорду Меласу было, наверное, лет за сорок, он выглядел умным и серьезным человеком. На его лице сохранялось привычное выражение озабоченности, какое бывает у людей, постоянно занятых ответственными делами. Эрвин заметил, что эта озабоченность была подчеркнута скрывающейся в уголках глаз тревогой.

- Как тебя зовут? - спросил его градоначальник.

- Эрвин.

Лорд Мелас надолго замолчал, словно Эрвин сообщил ему информацию, требующую длительного размышления.

- Ты так молод, - сказал он наконец.

- Это имеет значение?

- Знаешь ли ты, на что ты идешь?

- Догадываюсь.

Оценивающий взгляд лорда Меласа задержался на его лице.

- Значит, тебе известно, что, помогая мне, ты можешь вызвать недовольство Скарпенцо?

- Судя по вашим словам, я наверняка его вызову, - ответил Эрвин.

Уголки губ градоначальника приподнялись в едва заметной усмешке, но глаза остались серьезными.

- Ты, я вижу, не понимаешь, что это значит, - заключил он.

- Почему же, понимаю.

- Тогда зачем ты за это взялся? Любое вознаграждение не стоит жизни.

Эрвин мысленно спросил себя - зачем? Ему вспомнилось негласное правило академии - раз ты здесь, ты это можешь. Он был в таверне, когда слуга пришел туда искать помощи.

- Наверное, потому, что там никого для этого не было - кроме меня.

- Странная позиция.

- Не больше, чем любая другая.

- Не каждая позиция ставит под угрозу жизнь, - усмехнулся лорд Мелас.

- Не каждая, - согласился Эрвин.

Градоначальник вскинул на него взгляд, словно хотел что- то сказать, но в последнее мгновение передумал.

- Ладно, - сказал он, - тогда перейдем к делу. У меня натянутые отношения с некромантом. По вполне понятным причинам - я отвечаю за порядок и безопасность в городе, а Скарпенцо нарушает и то и другое. Тебе, полагаю, известно, что он убил моего мага?

- Да.

- После гибели мага мне стало гораздо труднее ограничивать деятельность Скарпенцо. Раньше он остерегался, теперь он возомнил себя всесильным, и, по правде говоря, он недалек от этого - мне нечего ему противопоставить. Когда мой маг был жив, Скарпенцо не осмеливался требовать что-либо у меня, но теперь он явился ко мне и потребовал мою дочь.

- В жены? - удивился Эрвин. - Неужели он так влюблен в нее?

По губам лорда Меласа проползла невольная усмешка.

- Нет, не в жены - в помощницы. Он сказал мне, что ему давно хотелось иметь такую помощницу. Когда я отказался, он пообещал, что она умрет, если я не отдам ее.

В голове Эрвина мгновенно пронеслась догадка.

- Тогда ей лучше умереть! - вырвалось у него. Затаенная тревога на лице лорда Меласа стала явной.

- Тебе известно, что он сделает с ней?

- Да, - кивнул Эрвин. - Он сделает из нее ламию. Это мертвая женщина, обладающая нечеловеческой силой, но не такая, как зомби. Зомби не сохраняет ум и знания, которыми человек владел при жизни, а ламию делают из живой женщины, поэтому она помнит все. Ламии нередко владеют магией не хуже колдунов.

- Но почему именно моя дочь?! - ужаснулся лорд Мелас. - В городе сколько угодно женщин.

- Ваша дочь, вероятно, очень умная и образованная девушка? - спросил Эрвин.

- Да.

- Из нее получится совсем не такая ламия, как из обычной горожанки. Скарпенцо, наверное, попытается обучить ее кое-чему из магии, а затем превратит в ламию. Но для этого не требуется родительского согласия - нужно согласие самой девушки, или у него ничего не выйдет.

- Да, - опечаленно сказал лорд Мелас. - Он предупредил меня, чтобы я добился согласия Мирты. А чтобы она, по его выражению, была сговорчивее, он навел на нее какую-то магию, и теперь она не встает с постели. Он дал нам месяц на размышления и сказал, что по истечении этого срока она умрет, если не согласится пойти к нему.

- Месяц - большой срок, - заметил Эрвин. - Сколько дней уже прошло?

- Сегодня шестой день. Я обращался к магу лорда Симаха, но тот ответил, что у него нет способностей для борьбы с некромантией. Возможно, Юстас мог бы помочь, но он сейчас в отъезде. Я обращался к известным городским колдунам, но едва они узнавали, с кем им придется иметь дело, как сразу же прекращали дальнейшие разговоры. И тогда я послал слугу в "Зеленую корову" - не то чтобы на что-то надеялся, а так, с отчаяния. Вдруг кто-то все-таки найдется...

- Я попробую сделать, что могу. Где ваша дочь?

Лорд Мелас повел его на третий этаж, где размещались жилые комнаты его семейства. По пути им попалась служанка, несшая поднос с чайной посудой.

- Как она себя чувствует? - остановил служанку лорд Мелас.

- Все так же, ваша светлость, - ответила та. - Сейчас там у нее жених.

Лорд Мелас повел Эрвина дальше.

- Свадьба была назначена на весну, - бросил он Эрвину, не оборачиваясь к нему. - А теперь... пока он навещает Мирту.

Они прошли еще немного и остановились у двери. Лорд Мелас надавил дверную ручку и впустил Эрвина в комнату, оказавшуюся спальней его дочери. Здесь было жарко натоплено, в камине горел огонь. Кровать девушки, стоявшая прежде, видимо, в углу, была пододвинута поближе к камину. Девушка полулежала на подушках, укрытая до пояса теплым одеялом, поверх ее ночной одежды был надет шелковый, голубой в цветочек халат с расширенными книзу рукавами и отложным воротником-шалькой. На стуле у кровати сидел молодой человек и держал ее за руку.

Услышав позади движение, он выпустил ее руку и оглянулся. Лорд Мелас представил им Эрвина как лекаря и попросил молодого человека на время осмотра подождать в коридоре. Когда за тем закрылась дверь, он подвел Эрвина к кровати и указал на стул.

Эрвин сел и взглянул на девушку внимательнее. Ей было лет семнадцать, она была миловидной и выглядела приветливой - заботливо выращенное, но небалованное дитя, не знавшее #.`o и доверяющее близким людям. Трудно было представить ее чудовищем вроде ламии.

Болезнь иссушила ее, хотя и не испортила ее внешности. Глаза и щеки девушки ввалились, исхудавшая рука казалась безжизненной. Создавалось впечатление, что почти вся ее жизненная сила выпита голодным духом вроде того, которого Эрвин уничтожил на корабле.

Он взял ее за руку и пощупал пульс. Пальцы девушки были холодными и вялыми, пульс едва бился. Мысленный взгляд Эрвина обошел ее с головы до ног, отыскивая больные участки. Она была совершенно нормальной, без признаков внутреннего заболевания.

- Как вы себя чувствуете? - спросил он девушку.

- Я все время мерзну, - пожаловалась она. - И не могу есть - тяжесть такая, словно камни глотаю. Не могу стоять - голова кружится.

Налицо были признаки энергетического истощения, какое бывает при порче на утечку жизненной силы. Если мысленный осмотр ее тела не потребовал от Эрвина особых усилий, для энергетического осмотра требовалось глубокое сосредоточение. Он закрыл глаза и стал изучать энергетическое поле девушки. Оно было слабым и блеклым, а в области сердца от него отходила нить, тянущаяся куда-то далеко.

Он мысленно потрогал эту нить и открыл глаза.

- Вы что-нибудь чувствуете? - спросил он девушку.

- Голова закружилась. - Она действительно стала еще бледнее. - И сердце вдруг сжалось... неприятно так.

Эрвин снова закрыл глаза и направил внимание вдоль нити. На другом конце оказался пучок волос, вымазанный чем- то темным и перевязанный полоской кожи. На девушку, безусловно, была наложена порча.

Он отвлекся от нее и повернулся к стоявшему рядом лорду Меласу.

- На вашу дочь наложена мощная порча, которая выпивает ее силы, - сообщил он. - К несчастью, у некроманта оказалась прядка ее волос. Я не могу снять порчу, пока эти волосы остаются у него.

- Волосы Мирты? Но как они могли оказаться у него? - Лорд Мелас взглянул на дочь. - Мирта, ты кому-нибудь давала отрезать у себя прядь волос?

- Нет. Только... - Ее глаза повернулись к двери. - Но он никогда бы не позволил...

- Может быть, служанка, которая ее причесывает? - Эрвин опередил движение лорда Меласа, рванувшегося было к двери. - Вы позволите мне осмотреть ваши волосы? - обратился он к девушке.

Получив согласие, он приподнял ее голову и тщательно осмотрел ее длинные, светло-русые с золотистым отливом локоны. В одном месте под волосами была отрезана прядка.

- Отсюда я отрезала волосы ему, - сказала девушка, когда Эрвин отыскал это место.

Оно оказалось единственным, откуда они были срезаны.

- Придется позвать сюда вашего жениха, - сказал ей Эрвин. - Нужно узнать у него, что случилось с этими ".+.a ,(.

Лорд Мелас сходил в коридор и вернулся оттуда с женихом Мирты.

- Где волосы моей дочери? - резко спросил он, когда они оба остановились у ее кровати. - Как ты мог не уберечь их?!

Молодой человек недоуменно взглянул на него, затем на Мирту.

- Они у меня здесь, в медальоне, - сказал он, поняв наконец, о чем у него спрашивают. - Я никогда не расстаюсь с ним... еще сегодня утром я смотрел на них...

- Покажите их, - попросил Эрвин.

- Покажи, - подтвердил его просьбу лорд Мелас, увидев, что молодой человек мешкает.

Пожав плечами, тот снял медальон и нажал защелку. Внутри оказалась сложенная в кольцо прядка волос.

- Их не стало меньше? - спросил Эрвин, глядя, на прядку.

- Нет, - покачал головой тот.

- Подождите-ка... - Эрвин вытряхнул волосы из медальона и приложил к волосам девушки. - Видите?

Они оказались темнее ее волос и несколько другого оттенка. Более того, они были матовыми и тусклыми, как бы засохшими, и выглядели ломкими.

- Боюсь вас огорчить, - Эрвин глянул на жениха Мирты, - но это не ее волосы. Вы уверены, что никогда не снимаете этот медальон?

- Только когда моюсь, чтобы не промочить их, - растерянно ответил тот. - Но чьи же тогда эти?..

Эрвин пощупал прядку.

- Они уже потеряли блеск и упругость. Это волосы давно умершего человека.

Молодой человек уставился на прядку так, словно она на его глазах превратилась в ядовитую змею.

- Откуда они взялись?!

- У некроманта, без сомнения, сколько угодно волос мертвецов. Видимо, он подкупил или принудил кого-то из ваших слуг, чтобы тот подменил их. - Эрвин протянул ему волосы назад, но молодой человек отшатнулся от них. - Если вы не возражаете, я брошу их в камин, - предложил он.

Тот не возражал, и волосы были сожжены.

- Что же теперь делать? - спросил лорд Мелас. - Как избавить от этого мою дочь?

- Нужно добыть ее волосы у Скарпенцо, - ответил Эрвин. - С них нужно снять заклятие и уничтожить их - тогда ваша дочь выздоровеет. Если их просто сжечь, не сняв заклятия, она умрет сразу же, как только они будут сожжены. Видимо, некромант и собирается это сделать, когда истечет срок.

- Я сейчас же отправлюсь к нему и выпущу из него кишки! - воскликнул жених девушки.

- Если бы это было так просто, ему давным-давно выпустили бы кишки, - охладил его пыл ее отец. - Ты далеко не первый, кто мечтает об этом.

Молодой человек понурился и замолчал. Эрвин тоже молчал, припоминая амулеты лавок Колдовского тупика.

- Я могу посоветовать вам защитить вашу дочь амулетом, - сказал наконец он. - Я видел в продаже подходящие. В одной из лавок есть и такой, который позволит сохранить ей жизнь и здоровье, даже если волосы будут сожжены. Правда, если это все-таки случится, ее сердце остановится через несколько мгновений после того, как она снимет амулет. Она не должна снимать его никогда, - понимаете, никогда, - и тогда она будет здорова и проживет долго.

- Где этот амулет? - воспрянул лорд Мелас. - Я сейчас же пошлю за ним слугу. Сколько он стоит?

Эрвин ответил.

- Нет, пожалуй, я съезжу за ним сам, - сказал лорд Мелас после некоторого колебания. - Ты поедешь со мной и покажешь его мне.

Они оставили больную и вернулись в кабинет. Градоначальник приказал подать карету и вместе с Эрвином поехал за амулетом в Колдовской тупик.

Там они остановились у указанной Эрвином лавки и вошли внутрь. Амулет был на месте. Эрвин попросил лавочника показать его, чтобы убедиться в его свойствах.

- Неужели этот? - изумился лорд Мелас, увидев серый камешек величиной с монетку, заключенный в роговую оправу и подвешенный на плетеной волосяной тесемке. - Судя по цене, он должен выглядеть по меньшей мере как императорская корона!

- Не важно, как он выглядит, - отозвался Эрвин, внимательно изучая амулет. - Он все равно становится невидимым, когда его наденешь на шею. Кстати, компоненты, из которых он сделан, очень и очень недешевые, не говоря уже о наложенных на них заклятиях. Тесемка, например, из волоса лара, а имберил в нашем мире вообще не встречается - его изредка находят в мире Рихор. А это, - он провел пальцами по ободку, - спил рога ильгана, от природы очень стойкого ко всем разновидностям черной магии. Этот амулет помогает от черной магии, когда уже ничто другое не помогает, и защищает от нее, когда уже ничто другое не защищает. Если бы он был на вашей дочери заранее, некромант просто не смог бы наложить заклятие на ее волосы.

- Да... - Лорд Мелас уважительно глянул на амулет. - Что ж, - обратился он к лавочнику, - давайте его сюда. - Он вынул шкатулку с драгоценностями, чтобы расплатиться за покупку.

- Излишне напоминать, - добавил Эрвин торговцу, - что никто не должен узнать, кто купил его.

- Конечно, - кивнул тот, укладывая амулет в обтянутую тисненой кожей коробочку. - Возьмите, пожалуйста. - Он протянул покупку лорду Меласу.

Они вернулись в особняк лорда Меласа. Там отец поспешил к дочери и надел ей на шею тонкую волосяную тесемку. Как и предсказывал Эрвин, амулет исчез из виду, едва прикоснувшись к коже девушки. Лорд Мелас закрыл коробочку и положил ее на туалетный столик дочери.

- Что теперь? - глянул он на Эрвина.

- Подождем немного, - ответил тот. - Ей нужно ".aab -."(bl силы. На это потребуется... - он замолчал на мгновение, - полчаса или час, наверное. Пять дней, думаю, не слишком истощили ее.

Действительно, через несколько минут Мирта обрадованно сообщила, что чувствует себя лучше. Еще минут через пятнадцать она села в постели и поправила растрепанные волосы. Она еще чувствовала слабость, но цвет лица понемногу возвращался к ней. Через полчаса она спустила с кровати ноги, разыскала мягкие тапочки и встала, оправляя халат.

- Ты стоишь! - обрадовался ее отец. - У тебя не кружится голова?

- Нет, - улыбнулась она. - Здесь так жарко и душно - я пойду открою окно... нет, не помогай мне, я хочу сама.

Она подошла к окну, распахнула створки и с наслаждением вдохнула свежий воздух. Лорд Мелас глянул на Эрвина сияющими глазами.

- Ты спас ее, парень! - воскликнул он.

- Я ничего не сделал, - покачал головой Эрвин. - Я только посоветовал вам купить подходящий амулет. Рано еще говорить, что ваша дочь спасена. Пока амулет на ней, она в безопасности, но разве это жизнь - всегда бояться потерять его? Не рассказывайте о нем никому, так будет лучше.

- Понимаю, - кивнул лорд Мелас. - Но как быть с этими волосами?

- Я попробую добыть их. Возможно, у меня получится - все-таки я тоже колдун.

- Ты уверен, что у тебя получится?

- Нет, конечно. Если бы я был уверен, я не предложил бы вам купить такой дорогой амулет. Где живет этот Скарпенцо?

- За городом по западной дороге. С дороги видно его башню.

- Хорошо. Если я выручу волосы вашей дочери, я приду и сообщу об этом.

- Тебе нужна какая-нибудь помощь?

- Если она мне потребуется, я обращусь к вам.

Лорд Мелас сам проводил Эрвина до выхода. Распрощавшись с ним, Эрвин направился в Колдовской тупик.

Глава 13

Сначала Эрвин зашел в "Зеленую корову", но Дарта там не было. Хозяин таверны рассказал ему, что сюда приходил человек от Куго - богатого скотовода, живущего под Кейтангуром. В стаде начался беспричинный падеж скотины, но Куго не подозревал, что здесь замешана черная магия, пока Скарпенцо сам не сообщил ему об этом и не потребовал выкуп. Вместо того чтобы согласиться на условия некроманта, скотовод послал в Кейтангур человека, чтобы нанять колдуна.

- Твой друг уехал с ним. - Хозяин таверны осуждающе покачал головой. - Чует мое сердце, нарветесь вы оба на неприятности.

- Он сказал, когда вернется?

- Завтра к вечеру, если все будет хорошо.

Эрвин разочарованно кивнул. Он собирался этой ночью /`.-(*-cbl в жилище Скарпенцо и выкрасть оттуда волосы Мирты - сегодня как раз было очередное полнолуние, и некромант наверняка отправлялся на кладбище. Откладывать вылазку до следующего полнолуния было нельзя, потому что назначенный лорду Меласу срок истекал раньше, а другого удобного случая, когда некроманта нет дома, за это время могло и не представиться. Хотя в особняке оставалась всякая нечисть, Эрвин хотел справиться с ней в отсутствие хозяина. Он надеялся в этом деле на помощь Дарта, но теперь ему оставалось рассчитывать только на себя.

Рассудив, что для начала нужно подкрепиться, Эрвин заказал обед себе и яиц Дике. После обеда он направился к каналу в тупике - раз Скарпенцо пользовался этим каналом, значит, выход был поблизости от его жилища. Эрвин вызвал перенос и оказался за городом, на склоне покатого холма. Кейтангур располагался в безлесном краю, и этот район не был исключением. С холма открывался хороший обзор, и зоркие глаза Эрвина сразу же заметили вершину башни мага, видневшуюся из-за соседнего холма.

Возможно даже, Скарпенцо умышленно выбрал место для жилья поблизости от этого выхода, подумал Эрвин, которому было известно, что особняк не был куплен некромантом, а выстроен по его требованию. Он направился туда, где маячила башня, чтобы взглянуть на жилище некроманта вблизи. Спускаясь в лощину, он вдруг почувствовал слева канал. Неужели это был обратный путь в Колдовской тупик? Эрвин не удивился бы этому, но экспериментировать, конечно, не стал - любой канал мог оказаться путем куда угодно.

Он поднялся на следующий холм, залег там за кустом полыни и стал наблюдать за жильем некроманта. Трехэтажный особняк выглядел вместительным - там могла с удобствами поселиться большая семья, включая прислугу. И дом, и стоящая рядом башня были обнесены высоким сплошным частоколом, отгораживающим просторный двор. По двору иногда проходили... издали можно было бы решить, что люди, но всему Кейтангуру было известно, что единственным живым существом в доме Скарпенцо был сам Скарпенцо.

Взгляд Эрвина бродил по окнам особняка, пытаясь проникнуть внутрь и ощутить, в каком месте, в какой из этих комнат могут оказаться волосы девушки, - насколько было бы легче, если бы знать точно, где они лежат. Эрвин прикрыл глаза и расслабился, позволяя себе ощутить атмосферу точки, куда был направлен его взгляд. Первый этаж показался ему холодным и мертвым, почти без магии. Наверное, некромант хранил там собранные на кладбище куски трупов. Второй этаж ощущался как жилой. Там не было ни привкуса магии, ни кладбищенского холода.

Третий этаж прямо-таки излучал магию. Точнее, не весь этаж, а только его правая половина - там, вероятно, и находилась лаборатория Скарпенцо. Значит, нужно было пробираться именно туда. Кроме лаборатории, Эрвин почувствовал на третьем этаже движущиеся сгустки магии. Это были не обычные зомби - слишком мощным было идущее от них излучение. Там разгуливала нежить пострашнее - наверное, + ,((.

Эрвину удалось определить, что их было три. Его взгляд заскользил по особняку, по двору и башне, отыскивая похожие сгустки. Там находилось что-то еще, но излучение было таким расплывчатым, что ему не удалось выделить и пересчитать отдельные точки. Люди говорили, что по двору некроманта бродит множество зомби. Возможно, так и было - слабый магический фон на дворе соответствовал скорее толпе, чем отдельному существу.

За наблюдением Эрвин не заметил, как наступил вечер. Западный край неба еще светлел, с другой стороны вылезала полная луна - широкая и желтая, словно круг топленого масла. Дика проснулась и выбралась из-под куртки Эрвина наружу.

- Твоя куда попала? - осведомилась она, оглядевшись по сторонам.

- Видишь вон тот дом? - указал он ей. - Этой ночью мы заберемся туда.

- Плохое место, - фыркнула кикимора, уставившись на дом.

- Это точно, - согласился Эрвин. - Ничего хорошего.

- Зачем мы туда полезем? - поинтересовалась она.

- Так надо. - Он рассказал ей, что ему нужно в этом доме.

Кикимора почему-то не усомнилась, так ли уж это надо, - видимо, ее остроухая головенка была устроена иначе, чем человеческие.

- Когда полезем? - только и спросила она.

- Как только хозяин этого дома покинет его. Вероятно, около полуночи.

Они сели ждать полуночи. Небо почернело, луна подползла к зениту, поменяв масляно-желтый цвет на сияюще-белый. Благодаря ее яркому свету Эрвин хорошо различал входную дверь особняка и пространство перед крыльцом, разрезанное пополам черной тенью от башни. Дверь внезапно открылась, и на пороге появилась сухопарая фигура в плаще - чернее любой тени, чернее неба, казавшаяся самой черной точкой полуночного мира.

Некромант закрыл за собой дверь и простер руки к небу.

- Ха-а-рш-ш! - донесся до Эрвина его клич.

Вскоре в небе появилась черная тень, поочередно закрывавшая звезды. Жуткого вида улдар спустился к некроманту, хозяин вскочил на него и направил темного скакуна в небо. Набрав высоту, улдар развернулся и помчал седока к городскому кладбищу.

- Нам пора, Дика. - Эрвин усадил кикимору на плечо и поднялся на ноги.

Он спустился с холма, подошел к воротам и прислушался. Мимо ворот протопали тихие шаги и стихли в глубине двора. В щель между створками было видно, что это зомби. Эрвин не боялся, что зомби заметят его, - они одинаково плохо видели и слышали как на свету, так и в темноте. Куда опаснее были ламии, видевшие ночью не хуже, чем днем.

Ворота были закрыты изнутри на засов, поскольку хозяин отбыл из дома прямо со своего крыльца. Эрвин попытался /`.ac-cbl пальцы в щель, чтобы отодвинуть засов. Дика заметила его старания.

- Давай моя откроет, - сказала она ему на ухо.

Эрвин подсадил кикимору на ворота. Она перевалилась на другую сторону, повисла на ручонках и спрыгнула прямо на засов. Эрвин поддержал ворота плечом, чтобы освободить задвижку, та поддалась усилиям кикиморы и вышла из, железной петли. Он приоткрыл створку, принял Дику на руки и заглянул в образовавшуюся щель.

По двору слонялись вялые, безучастные ко всему тени, в которых можно было распознать зомби. Эрвин выбрал мгновение, когда они разбрелись подальше от входа, и проскользнул сквозь щель к двери особняка. Та оказалась не запертой, а только плотно закрытой. Он прислушался и, не учуяв за ней никакого движения, вошел внутрь.

Притворив за собой дверь, он позволил себе на мгновение расслабиться и осмотреть холл первого этажа. Здесь было темно и тихо. Казалось, достаточно было сделать шаг в сторону и прислониться к стене, чтобы слиться с ночными тенями, но это ощущение было обманчивым. Он снова напомнил себе, что ламии ночью видят не хуже, чем днем, и заставил вести себя так, словно оказался здесь в яркий полдень.

На первом этаже укрыться можно было разве что под ведущей наверх лестницей, поэтому нужно было скорее покинуть это открытое пространство. Эрвин начал подниматься по каменным ступеням лестницы. Дика сидела на его плече, вцепившись ручонками в его воротник и уставившись круглыми оранжевыми глазами в темноту впереди.

Поднявшись на лестничную площадку второго этажа, Эрвин взглянул наверх и прислушался. Его магическое чутье говорило, что ламии близко. Он преодолел еще один лестничный пролет, затем еще один.

С лестницы на третий этаж вела дверь. Сейчас она была распахнута, и Эрвин проскользнул в узкое пространство между ней и стеной, чтобы выждать там подходящее мгновение для проникновения в лабораторию. Он определил, что две ламии были в левой части этажа, а третья - в правой, куда он намеревался попасть. Они непрерывно двигались, словно им не сиделось на месте.

Слева донеслись хриплые, дребезжащие голоса - обе ламии были далеко и переговаривались между собой. Третья ламия вышла из лаборатории и окликнула их, остановившись по другую сторону двери, за которой прятался Эрвин. Ручонки Дики судорожно вцепились в его воротник.

Ламия начала спускаться по лестнице. Со следующего пролета она наверняка увидела бы прячущегося за дверью Эрвина, поэтому он шмыгнул в коридор, не дожидаясь, пока она повернет. Единым духом он влетел в лабораторию и закрыл за собой дверь.

Там он торопливо осмотрелся. Большая квадратная комната с одним широким окном была заставлена шкафами и стеллажами. В темноте Эрвин плохо различал их содержимое.

- Дика, ищи волосы, скорее, - шепнул он. - Ничего не задевай и не трогай.

Кикимора бесшумно заскакала по стеллажам. Задержавшись на средней полке углового стеллажа, она приглашающе помахала Эрвину. Он подошел и увидел там несколько пучков волос, разложенных рядком. Каждый пучок был вымазан чем-то темным и обвязан кожаной полоской.

Ночью определить оттенок волос было невозможно, и Эрвин решил взять их все. Он достал из котомки носовой платок, расстелил на полке и телепортировал туда пучки один за другим - пока заклятие не снято, к ним лучше не прикасаться. Затем он связал платок за углы и опустил получившийся узелок в котомку. Полдела было сделано, теперь оставалось благополучно выбраться отсюда.

Эрвин встал у двери и напряг магическое чутье, ища ламий. Кажется, они оставались где-то в одной из дальних комнат левого крыла. Он вышел в коридор и проскочил на прежнее место за лестничной дверью. Третья ламия находилась внизу, ее пока не было видно. Готовый метнуться обратно, Эрвин медленно спустился по лестнице до второго этажа.

Тишина. Он начал спускаться на первый этаж. Вдруг лапки кикиморы затеребили его воротник, требуя внимания. Эрвин покосился через перила вниз и увидел там входную дверь. Она была распахнута настежь, а в ней, перегораживая проход, стояла ламия.

Хитрая тварь, конечно, заметила, что наружная дверь прикрыта неплотно - Эрвин побоялся наделать шуму, когда входил в дом, - и теперь дожидалась, когда незваный гость явится обратно. У Эрвина мелькнула мысль выбраться отсюда через окно второго этажа, но в это мгновение ламия увидела его.

Хриплый вой разнесся по дому, взывая о помощи. Ламия оскалилась и кинулась навстречу Эрвину. У нее были немигающие, остекленелые глаза и коричневая прокопченная кожа - такой она становилась после обработки колдовскими снадобьями. Черные неопрятные волосы стояли дыбом, длинные сухие пальцы шевелились, словно уже ощущая под собой шею жертвы.

Эрвин не увлекался боевой магией, - но сейчас он за долю мгновения вспомнил приобретенные в академии навыки. Его руки сами вскинулись вперед, а губы выкрикнули короткую фразу - боевые заклинания никогда не бывали длинными. С его пальцев сорвалась ослепительная молния и ударила в голову ламии, остановив ее на полпути к лестнице.

Волосы ламии вспыхнули, она споткнулась и замотала головой. Не дожидаясь, пока она опомнится, Эрвин выскочил наружу и оказался на дворе. На крик ламии со всех сторон сбегались зомби. Он успел опередить их и выбежал из ворот.

Оказавшись на воле, он что есть силы понесся вдоль холма. Дика сидела на его плече верхом, мертвой хваткой вцепившись в воротник. С опозданием Эрвин сообразил, что не подумал, куда он будет спасаться бегством. Сейчас он не нашел ничего лучшего, как побежать в обратном направлении. Где-то в той стороне был город.

Он хрипел и задыхался, взбираясь на холм. Еще немного - и бежать под гору будет гораздо легче.

- Они бегут за твоей, - раздался у него в ухе голос Дики.

Эрвин оглянулся на бегу и увидел толпу преследователей, поднимавшуюся за ним в гору. Десятка полтора зомби и две ламии - наверное, те, сверху. Третьей ламии с ними не было.

Обе ламии далеко опередили зомби. Они неслись куда быстрее этих мертвых уродцев и, конечно, куда быстрее Эрвина, Он понял, что без боя не обойтись, и остановился, чтобы хоть чуть-чуть перевести дух перед схваткой, торопливо вспоминая заклинания против нежити.

Эрвину было известно, что ламии слишком сильны, чтобы справиться с ними одним ударом, но ему было необходимо уложить их, пока не подбежали зомби. У него возникла блестящая мысль - усыпить их. Он припомнил нужное заклинание и дождался, пока они подбегут ближе.

Движение руками, напевная фраза - и одна из ламий повалилась на землю. Еще раз - и рядом с ней опустилась вторая. Но к Эрвину приближались полтора десятка зомби, и он понял, что не справится со всеми - просто не успеет. Он припустил вниз по холму. Если бы ему удалось хоть как-то растянуть эту толпу мертвяков!

Зомби бежали не быстрее Эрвина, но у них было преимущество - они не уставали. Он почувствовал, что ему не хватает дыхания, и замедлил бег. Затем остановился, подпустил их ближе и шарахнул по ним магическим огнем. Пятеро вспыхнули, но остальные продолжали преследование.

Эрвин снова побежал. До него мало-помалу доходило, что он не избавится от зомби, пока не уложит их всех. Этим тупицам и в голову не придет отказаться от погони. Они будут бежать за ним, пока видят его.

На второй удар магическим огнем у него не оставалось сил. Он снова остановился и прицельными ударами молний уложил еще четверых зомби. Расстояние между ним и оставшимися зомби сократилось до нескольких шагов, а он едва держался на ногах. Вдруг Эрвин почувствовал поблизости канал, который встречался ему по пути к особняку некроманта и который, скорее всего, вел в Колдовской тупик. Ламии еще могли бы погнаться за ним сквозь канал, но не зомби. Еще немного - и эти глупые твари останутся ни с чем, а он сможет наконец перевести дух.

Эрвин свернул к каналу и из последних сил побежал туда. От усталости он не сразу вызвал перенос. Зомби уже тянули к нему полуистлевшие руки, когда он исчез у них из виду.

***

Дарт, как и обещал, вернулся на следующий день к вечеру. Он предвидел, что работа будет несложной, так как ему было известно, что источник массовой порчи всегда находится поблизости от места порчи, иначе он не подействует. Так и оказалось. Дарт обошел вместе с хозяином загоны для скота и обнаружил порчу закопанной в углу одного из них. Он выкопал из-под земли сверток из коровьей кожи, в который была завернута пригоршня навоза, пропитанная смесью *.`."l%) крови с ядом тарантула. Чтобы снять заклятие, он проварил сверток в кипятке - простой и безотказный способ устранения заклятий порчи, хотя бывают и другие, - а затем сжег его в печке.

Увидев Дарта, хозяйка с заметным облегчением вздохнула.

- Я думала, с вами что-то случилось, - сказала она, впуская его в дом.

- Разве Эрвин не предупредил, что я не приду ночевать? - удивился Дарт. Тревога вернулась на ее лицо.

- Но он тоже не приходил ночевать... - глянула она на Дарта.

- Может, у него тоже работа, - предположил тот. - Тогда он, наверное, оставил мне предупреждение.

Однако Дарт слишком устал с дороги, чтобы тащиться через полгорода в "Зеленую корову". Он поел и улегся спать, а наутро отправился в таверну.

Он надеялся, что Эрвин оставил сообщение хозяину таверны. Все-таки его друг отсутствовал уже два дня - значит, либо работа оказалась сложной, либо он уехал далеко из города. В любом случае Эрвин должен был предупредить его.

Что же случилось с его другом? Дарт начинал тревожиться. Занятый этими размышлениями, он почти не глядел по сторонам, предоставляя ногам самим выбирать дорогу. Так, в рассеянности, он добрел до Колдовского тупика.

Когда до двери таверны осталось несколько шагов, он вдруг заметил краем глаза, что из-за угла к нему метнулась какая-то тень. Не успел он повернуть голову, как тень заломила ему руку за спину, к ней подлетела вторая и тоже вцепилась в него. Дарт попытался вырваться, но прозевал мгновение, когда это еще можно было сделать. Цепкие, нечеловечески сильные руки крепко держали его.

Он повернул голову и увидел стеклянные глаза, растрепанные рыжие волосы, бурую, словно пропитанную соком резинового дерева кожу. Ламия! Он глянул в другую сторону - там его держала вторая ламия. Она передала руку пленника своей напарнице, вытащила веревку и стала приматывать его руки к телу, словно упаковывая ковер. Дарт начал лягаться, хотя и знал, что ламии не чувствуют боли, но добился только того, что ламия обмотала его веревкой до самых щиколоток и он не мог пошевелить ничем, кроме кончиков пальцев ног.

Из распахнутой двери "Зеленой коровы" вышел Скарпенцо. Он остановился перед юношей и стал рассматривать его, словно диковинку. Похоже, он нисколько не боялся, что кто-нибудь придет пленнику на помощь. Дарт хмуро уставился на некроманта, ругая себя за непростительную рассеянность. Он начал догадываться, что Скарпенцо выслеживал его из окна таверны и, заметив его, дал сигнал поджидавшим за углом ламиям.

Ироническая усмешка искривила губы некроманта.

- Несите его, - скомандовал он ламиям.

Те подхватили Дарта за плечи и за ноги и понесли вслед за хозяином в конец тупика, где находился канал. Там Скарпенцо пропустил ламий вперед и вызвал перенос. В следующее мгновение они оказались за городом, на склоне e.+, .

Дарт завертел головой по сторонам, чтобы запомнить дорогу. Неужели с Эрвином случилось то же самое? Значит, сейчас они встретятся, а вместе они обязательно придумают, как избавиться от плена.

Вслед за ламиями на холме появился Скарпенцо. Он пошел вперед, ламии понесли пленника за ним. Дарт не видел, куда его несут, но догадывался, что они направляются в жилище некроманта. Действительно, перевалив через следующий холм, они спустились к огороженному глухим забором особняку с башней и вошли внутрь.

Некромант поднялся на третий этаж, ламии с ношей последовали за ним. Оказавшись в лаборатории, хозяин дал своим помощницам команду, и они поставили Дарта на ноги, держа его с обеих сторон.

Скарпенцо снова уставился на Дарта, словно не нагляделся на него там, у таверны.

- Наглый щенок... - Он заговорил скорее сам с собой, чем с Дартом. - Наглый и глупый. Интересно, чего же в нем все-таки больше, если он осмелился на такое?

Глядя в иссохшее, черноватое лицо некроманта, Дарт не чувствовал страха. Если бы ему только удалось освободиться от веревки...

- Подумаешь, порча, - пренебрежительно фыркнул он, решив изобразить того, за кого принимал его Скарпенцо. - Было бы из-за чего шуметь.

- Ты так считаешь? - шевельнулись бледные губы.

- Трудно вам, что ли, сделать ее снова? - продолжил в том же тоне Дарт. - А я на этом заработал - всем жить надо.

- Дурак! - взорвался некромант. - Чего мне стоило только достать эти волосы! Где они?!

Дарт не понял, какие волосы тот имеет в виду. На коровьей шкуре, что ли?

- Сварил и сжег, конечно, - повел он плечами под веревкой. - А чего еще с ними делать?

- Значит, моя работа пропала. - Взгляд некроманта, и без того холодный, стал ледяным. - Мало того, ты выжег глаза моей лучшей ламии, и ее пришлось уничтожить. Ты спалил половину моих зомби. И после этого ты заявляешь мне - было бы из-за чего шуметь? Наглец ты, конечно, беспримерный, но дурак куда больший.

Дарт почувствовал, что его глаза изумленно рас ширяются, и поспешил вернуть им нормальный размер. Он совершенно точно не делал ничего подобного... Неужели Эрвин?

- А чего они полезли... - Он уставился в пол, словно виноватый мальчишка, чтобы спрятать лицо. Эрвин... Эрвин... Выходит, он сделал это и ему удалось скрыться, иначе некромант не стал бы ловить виновника. Иначе он не обознался бы.

- Я еще тогда, в таверне, почуял, что от тебя будут неприятности, - продолжил Скарпенцо. - Академик, что ли? - брезгливо выговорил он.

- Исключили.

Ледяной холод в глазах Скарпенцо вдруг сменился ('cg ni(, интересом.

- Исключили, говоришь? Значит, ты оказался недостаточно хорош для них?

Короткая пауза дала возможность Дарту опомниться и принять решение - он должен прикрыть Эрвина и выпутаться из этой истории сам.

- Может, я оказался слишком хорош для них, - заносчиво заявил он, продолжая играть взятую на себя роль.

- Да, ты способный парень, - кивнул некромант. - Не знаю, кто еще из городских колдунов сумел бы натворить у меня такое.

Еще бы не способный, усмехнулся про себя Дарт. Да лучше его в академии никто не владел боевой магией! Даже наставники не знали, на что он способен, - это знал только Эрвин, с чьей помощью он отрабатывал защиту. Дарт мог часами работать над перехватом огненного шарика, который посылал ему друг. Уделать ламию и сжечь зомби - может, для кого-то это и проблема, но не для него.

Он вдруг вспомнил, что все это натворил у некроманта Эрвин, тихоня Эрвин.

- Да-а... - растерянно пробормотал он.

Некроманту, кажется, понравилась его растерянность.

- Дошло наконец? - спросил он. - Ну, тогда ты еще не безнадежный дурак. Я понимаю тебя - меня самого когда-то выгнали из академии... лет эдак семьдесят назад. Эти ничтожества воображали, что этим они помешают мне достичь высот магии. Но они поздно спохватились, поздно...

Взгляд Скарпенцо стал отсутствующим - некромант углубился в воспоминания. Дарт воспользовался передышкой, чтобы наметить план дальнейших действий. Главное - добиться, чтобы ему развязали руки.

- Из тебя получился бы превосходный кадавриак, - вспомнил наконец про него Скарпенцо. - При таком знании магии...

Кадавриаком называлась мужская разновидность ламии, но Дарт не опасался такого исхода. Скарпенцо все равно не добьется от него согласия, а без этого кадавриака не сделаешь.

- Живым я могу оказаться полезнее, - проронил он как бы невзначай.

- Возможно. - Скарпенцо окинул его оценивающим взглядом. - Возможно, я простил бы тебе нанесенный ущерб, если бы ты приложил усилия, чтобы возместить его. Мне нужен помощник, способный помощник - такой, как ты. Меня слишком хорошо знают в городе, поэтому я не могу проникнуть кое в какие места, а тебя здесь пока не знает никто.

- Кое-кто уже знает, - хвастливо заявил Дарт.

- Но уж, конечно, не так, как меня. - Некромант одарил его презрительным взглядом. - Когда тебя еще узнают - до тех пор ты успеешь сделать мне немало полезного. Как тебе мое предложение?

- Неплохое предложение, - осторожно сказал Дарт.

- Разумеется, я возьму у тебя ручательство твоей верности - прядь волос или немного крови. - Скарпенцо /."%`-c+ao к лабораторному столу, вынул из штатива пустую пробирку и посмотрел ее на свет, словно там уже краснела густая темная жидкость. - Да, лучше всего - немного крови.

- Я должен обдумать ваше предложение, - сказал Дарт, пытаясь выиграть время.

- Обдумать? - удивился некромант. - У тебя небольшой выбор - либо сотрудничество со мной, либо смерть.

- Но мне хотелось бы заранее обговорить условия сотрудничества. Я должен обдумать их.

- Условия? Ты смеешь ставить мне условия?

- Почему бы нет? - пожал плечами Дарт. - Что тут плохого, если я буду заинтересован в сотрудничестве, вместо того чтобы работать на вас под страхом смерти? Например, хорошо бы мне заранее знать, будете ли вы учить меня магии. Ведь я больше не академик, а я не собираюсь останавливаться на достигнутом.

- Хм-м... - Скарпенцо на мгновение задумался. - Конечно, буду, даже если ты вздумаешь отказываться. Работая на меня, некоторые вещи ты просто обязан знать.

- Вот видите, об этом мы уже договорились. Мне нужно обдумать и еще кое-что, например долю в доходах. Разумеется, я буду скромным, - поспешил добавить Дарт, увидев, что некромант нахмурился, - но мне неплохо было бы хоть что-то иметь со своей работы. Иначе зачем вообще возиться?

- Наглый щенок. - В голосе Скарпенцо мелькнула нотка одобрения. - Что ж, обдумай свои условия, и хорошо обдумай. А чтобы тебе лучше думалось, я предоставлю тебе подходящее место. Посиди там и подумай до завтра.

Он отдал ламиям ключ, и те потащили Дарта в противоположный конец коридора. Там одна из ламий отодвинула засовы на двойной железной двери с окошечком на уровне груди, закрытым железной дверцей и запертым на задвижку, затем отомкнула ее ключом. Другая ламия впихнула пленника внутрь и начала распутывать веревку. Руки Дарта слишком затекли, чтобы воспользоваться мгновением, поэтому он просто позволил развязать себя и запереть в каморке.

Дарт оказался в кромешной тьме. Он щелкнул пальцами, но огненный шарик не появился - на темницу, оказывается, было наложено мощное заклинание защиты от чужой магии. Дарт, сколько мог, исследовал ее на ощупь. Это был обитый железом чулан размером два шага на три, где едва можно было улечься во весь рост. На железном полу лежал изодранный тюфяк, откуда-то с потолка тянуло холодным воздухом. Дарт встал на цыпочки и нащупал там вентиляционное отверстие величиной с кулак. Дверь закрывалась наглухо, без малейшего зазора у косяков, из дверного окошка торчал железный ящик для пищи, видимо двигавшийся туда и сюда, когда оно было открыто. Все было невероятно прочным, не имелось никакой возможности выбраться отсюда.

Это была темница для магов.

Глава 14

Было за полночь, когда посреди пустынного зала "Зеленой *.`."k" появился лорд Хирро со своим любимцем Чанком на плече. Таверна была закрыта - светильники погашены, столы и стулья прибраны, занавески спущены, - но Хирро нисколько не смутился этим. Он попадал сюда ночью далеко не впервые - из- за несогласования времен между мирами нередко случалось, что пришельцы появлялись в таверне не вовремя. Хотя таверна не считалась гостиницей, у хозяина всегда было припасено несколько свободных комнат для таких случаев.

Маг поднялся по лестнице на второй этаж и постучал в комнату хозяина таверны. Вскоре из-за двери высунулась заспанная физиономия.

- А, это вы, лорд Хирро! - Физиономия выдавила радушную улыбку. - Вам нужна комната, да?

Хозяин ненадолго исчез, а затем снова показался в дверях - в ночной одежде, с ключами в одной руке и светильником в другой. Он прошествовал к двери напротив и отпер ее:

- Пожалуйста, лорд Хирро.

Передав магу ключ, он отправился досыпать. Хирро усадил птерона на спинку стула, расстелил постель и улегся под мягкое одеяло. Он вошел в канал ранним вечером, поэтому была надежда, что ему удастся заснуть. Поворочавшись с боку на бок, он наконец уснул.

Проснулся он поздно, по времени своего мира. Тем лучше - все лавки были уже открыты. Хирро намеревался продать там зубы и ядовитые железы снуклей. Он на днях вернулся с охоты на снуклей и продал шкурки у себя на родине, отчего его мешочек с драгоценностями заметно пополнел. Остальное он решил продать в этом мире, где цены были выше. Кроме того, теперь он собирался в горы за редкими травами, и ему пришла в голову идея пригласить с собой того парнишку, с которым он познакомился здесь в прошлый раз.

Он спустился в таверну, где заказал завтрак себе и Чанку.

- Вы не подскажете, как мне найти Эрвина? - спросил он у хозяина. - Помните, того молодого человека, с которым мы ходили по лавкам.

На лице хозяина отразилось мгновенное замешательство.

- Видите ли, лорд Хирро... - он запнулся, - парень бывал здесь ежедневно, вместе со своим другом, но два дня назад он вызвался помогать лорду Меласу... Вы не знаете наших обстоятельств... Видимо, он помешал этому Скарпенцо, с которым воюет лорд Мелас. С тех пор он не появлялся здесь, а вчера его друга схватили ламии некроманта и уволокли туда, в канал. - Он махнул рукой в направлении тупика. - Я предупреждал их обоих, но парни меня не послушали - молодые еще, рисковые. Наверняка они попали в беду.

- Скарпенцо? - По восклицанию Хирро чувствовалось, что это имя хорошо знакомо ему. - Тот самый, который обретался здесь лет сорок с лишним назад?

- Тот самый, - подтвердил хозяин. - Года два назад он вернулся в Кейтангур.

- Надо же, а я не слышал, - покачал головой Хирро. - Мы тогда были уверены, что он не вернется, - пробормотал он a%!% под нос.

- Вы здесь редко бываете, а то бы услышали. Он буквально терроризирует город. Он прикончил мага лорда Меласа, никто из колдунов не смеет связываться с ним. Но эти двое были приезжими, они не понимали, на что идут.

- Где живет этот Скарпенцо?

- Где-то на западе, за городом. Отсюда он всегда уходит через канал в тупике - наверное, он живет там, куда ведет канал.

- Так... - Хирро подергал сидевшего на его плече птерона за клюв. - Не развлечься ли нам с тобой немного, Чанк? Заодно поможем хорошим людям, а?

- И этой противной кикиморе? - прощелкал в ответ птерон.

- И кикиморе. Если, конечно, она не сбежала вовремя. Кому-кому, а уж тебе-то известно, что любимец мага должен уметь сбежать вовремя.

- Ладно, поможем, - согласился Чанк. - Пусть она не задается, что побила меня.

Позавтракав, Хирро подозвал хозяина, чтобы рассчитаться за еду и ночлег. Вдруг по окну гостиницы пробежала большая тень, а в следующее мгновение на мостовую Колдовского тупика опустился крылатый скакун.

- Клянусь синими песками Гизары, это же Ки-и-скаль! - воскликнул Хирро, вглядевшись через окно в лара. - Чанк, нам предстоит приятная встреча!

Он вручил хозяину деньги и поспешил к выходу. В дверях он столкнулся нос к носу с ректором академии магов.

- Зербинас! Здорово, старина!

- Хирро? Ты!

Они радостно засмеялись и обнялись.

- Здорово, старый приятель! - хлопнул Хирро по плечу Зербинас. - Сколько же мы с тобой не виделись?

- Лет тридцать, если не больше. Как ты помнишь, мы виделись только однажды с тех пор, как та история с Порталом Древней Магии закончилась.

- Ты что здесь делаешь?

- Да вот явился продать кое-что. Прибыль с поместья небольшая, а я не люблю стеснять себя в расходах. Охочусь, зарабатываю - как тогда.

- Значит, твои привычки с тех пор не изменились?

- Я завожу привычки не для того, чтобы их менять. Кстати, Зербинас, не присоединишься ли ты ко мне в одной вылазке? Ручаюсь, она тебе понравится.

- Если только ненадолго. Я здесь по делу, старина.

- За полдня, думаю, управимся, - заверил его Хирро.

- Ну, на полдня можно отвлечься. - Зербинас оглянулся на стоявшего позади него архонта. Лорд Дантос терпеливо дожидался, пока старые друзья наговорятся. - Хирро, познакомься, это лорд Дантос. Мы с ним путешествуем по одному делу.

- Лорд Хирро из Пирта, - представился маг.

- Лорд Дантос, - ответил архонт.

- Дантос, вы подождете в таверне, пока я помогу Хирро? - спросил архонта Зербинас.

- Потребуется сражаться?

- Еще как потребуется, - кивнул Хирро. - Там один наш старый знакомый, которого мы не добили в свое время.

- Тогда я отправлюсь с вами, - заявил Дантос. - Неужели, по-вашему, я пропущу такое развлечение?

- Кто это, Хирро? - спросил Зербинас.

- Скарпенцо. Помнишь такого?

- Он здесь? Но почему ты, во имя Скальфа, собрался сражаться с ним?

- Понимаешь, месяц назад я познакомился здесь с одним молодым магом. Очень приятный парнишка, жаль только... кстати, что за болван у вас на должности ректора академии?

Зербинас на мгновение онемел от изумления:

- Я.

Настала очередь онеметь Хирро.

- Кто же у вас там останется, если ты выгоняешь таких учеников, как Эрвин? - разродился он наконец вопросом.

- Ты видел Эрвина? - вскинулся Зербинас. - Где он?

- Боюсь, что сейчас он у этого Скарпенцо. По словам хозяина таверны, у него вышли какие-то трения с некромантом. Я собираюсь выручить парня, если еще не поздно. Но если ты - тот самый ректор, тогда не знаю, захочешь ли ты...

- Мы с Дантосом как раз разыскиваем Эрвина, - перебил его Зербинас. - Видишь ли, его исключили по недоразумению. Лорд Дантос - посланец нанимателя, он настаивает, чтобы получить Эрвина на работу, а я взялся помогать ему в поисках, раз так вышло.

- Тогда поторопимся. - Хирро кинул взгляд на пояс лорда Дантоса, где висел меч. - Это оружие не годится против нежити, нужна мазь.

- Да, - подтвердил Зербинас. - Идем в лавку.

Они купили волшебную мазь против нежити и натерли меч Дантоса. Зербинас велел хозяину покормить ларов и оставил их на крыше "Зеленой коровы", где была подходящая площадка. Затем они переправились сквозь канал на стене тупика и оказались посреди холмистой равнины.

- Там. - Хирро первым заметил верхушку башни.

По пути им встретилось несколько выжженных пятен, но они не придали этому значения. Вскоре они подошли к запертым на засов воротам.

- Будем ломать? - спросил лорд Дантос.

- Лучше не поднимать шум раньше времени. - Хирро порылся в карманах и извлек оттуда мешочек с серым порошком. - Чанк, высыпь это на засов.

Птерон подхватил мешочек в клюв и перелетел за ворота. Там он рассыпал порошок над засовом, затем вернулся к хозяину и отдал остаток обратно.

Через несколько минут засов рассыпался в ржавчину. Хирро надавил на створку и вошел во двор. Вслед за ним вошли Зербинас и Дантос.

- Куда идти? - шепотом спросил архонт.

С верхнего этажа особняка донесся характерный сухой треск заклинания молнии. Вслед за ним раздались грохот и '".- бьющегося стекла, а затем протяжный вой ламии.

- Туда! - воскликнул Зербинас и стремглав помчался к двери особняка. - Дантос, прикрывайте нас сзади!

Оба мага ворвались внутрь и кинулись вверх по лестнице.

***

Дарт не стал тратить силы на переживания или на бесполезные попытки сломать защиту от магии, наложенную на темницу. Завтра его возьмут отсюда для разговора с некромантом, и тогда... лучше всего, если ему удастся выскочить мимо ламий в коридор. Он представил себе каждое свое движение, каждое действие, чтобы не терять время на размышления, когда потребуется действовать. Может, он и уступал тому же Эрвину в левитации или телепортации, но боевая магия была его кровью и сутью. Дарт никогда не выговаривал заклинания вслух, как это делали слабаки, - нужные слова и созвучия проносились у него в сознании. В свое время он много поработал над этим навыком - так было гораздо быстрее. Кроме того, когда противник не слышит заклинаний, он не может своевременно защититься от них.

Улегшись на тюфяк, Дарт начал делать упражнения для набора силы. Сосредоточение - расслабление... сосредоточение - расслабление. В промежутках он отслеживал время, которое летело быстро и незаметно. Поесть ему не принесли, но что такое сутки голодания для мага? Сражаться натощак гораздо лучше, потому что магия требует легкости, к тому же он все равно не стал бы есть принесенную пищу - из осторожности, - и это наверняка вызвало бы подозрения некроманта.

Прошли сутки, но за Дартом никто не приходил. Он заставил себя успокоиться и терпеливо ждать, ведь волнение уносит силы. Наконец он услышал звук отодвигаемых засовов и поворот ключа в замке.

Он вскочил на ноги. Приготовиться... Дверь приоткрылась, и хриплый голос ламии потребовал, чтобы пленник высунул руку. Хитрая тварь! Дарту ничего не оставалось, как подчиниться требованию - он понимал, что у него не хватит сил отжать дверь, к которой привалилась эта нечеловечески сильная нежить.

Ламия схватила его за руку и потребовала другую. Пришлось опять подчиниться: малейшее подозрительное движение - и она прихлопнет ему руку тяжелой железной дверью. Значит, сражения в коридоре не получится.

Вторая ламия схватила его за другую руку. Дверь открылась, и его выволокли наружу. Может быть, одна из них надумает запирать дверь - но нет, ламии оставили ее открытой. Не выпуская рук пленника, они заломили их Дарту за спину и повели его по коридору в лабораторию Скарпенцо.

Некромант возился с чем-то на лабораторном столе. Увидев Дарта, он окинул его испытующим взглядом, пытаясь определить, как сказались на пленнике сутки заточения.

- Ну, что ты надумал? - спросил он Дарта, не придя ни к какому выводу.

- О размере вознаграждения. - Дарт заносчиво вскинул #.+."c. - Думаю, четверти прибыли мне хватит.

- Четверти? - Некромант беззвучно засмеялся. - Так и быть, десятую часть ты получишь, за наглость. Мне она нравится, но постарайся не злоупотреблять ею. Ты рискуешь надоесть мне.

- Да, учитель.

По губам некроманта скользнула довольная усмешка.

- Не учитель, а господин, - поправил он Дарта. - Запомнил?

- Да, господин.

- Очень хорошо. Что ты еще надумал?

- Мне хотелось бы иметь один свободный день в неделю. По вашему выбору и не в ущерб работе, конечно. Раз я буду зарабатывать деньги, мне надо иметь возможность тратить их. - Дарт выдал циничную усмешку. - Все-таки я - молодой мужчина, и у меня есть свои интересы в городе.

Скарпенцо нахмурился и начал сверлить его взглядом. Дарт испугался, не переиграл ли он. Но некромант наконец усмехнулся и кивнул.

- Раз в месяц, так и быть. Колдун должен быть выше этой чепухи, но ты еще щенок и спрос с тебя маленький. Женщин можешь себе позволить, но если я увижу тебя пьяным, ты неделю просидишь в темнице. Ты в ней уже сидел, так что думай.

- Да, господин.

- Еще что?

- Все, господин.

- Значит, договорились. Теперь я возьму у тебя немного крови. - Взгляд Скарпенцо переместился на ламию, державшую правую руку Дарта. - Дай сюда его руку.

Этого мгновения и дожидался Дарт. Едва хватка ламии ослабла, он выдернул локоть из ее пальцев и резким, коротким толчком в грудь отшвырнул ее назад. От неожиданности ламия не удержалась на ногах и с размаху ударилась о стеллаж.

Раздался звон бьющихся склянок, но Дарт не обратил на него внимания. Не останавливая руки, он круговым движением пронес ее перед собой и ударил молнией в глаза второй ламии. Та вскинула руки, пытаясь сбить огонь с головы. Дарт мгновенно отскочил в сторону, оказавшись лицом ко всем троим.

Остальное происходило в доли мгновения. Первая ламия опомнилась и кинулась на Дарта. Он перевернул на нее ближайший стол, выигрывая время для заклинания, и тут же влепил мощную молнию ей в голову. Голова ламии отлетела, словно грибная шляпка, поддетая ногой.

- Змееныш! - зарычал Скарпенцо.

Дарт успел подумать, что только дураки тратят время на слова, когда нужно действовать, но не позволил себе усмехнуться - он был слишком собран. Некромант вскинул руки и сотворил заклинание.

Дарт по первому же звуку определил мощнейшее заклинание белой молнии и быстро произнес в уме свое любимое защитное заклинание - отражение с усилением. С ладоней Скарпенцо сорвалась ослепительная вспышка и, угодив в подставленные `c*( Дарта, отразилась от них во вторую ламию, разнеся ее на куски.

Некромант опешил. Пользуясь его замешательством, Дарт в два прыжка достиг двери и толкнул ее плечом. Дверь не открылась - она была с защелкивающейся ручкой. Дарт завертел ручку, она подалась - он вдруг почуял сзади опасность и резко присел. Огненный шар пролетел над ним и обрушился на дверь, распахнув ее настежь. Дарт выскочил из комнаты и отпрыгнул за косяк, чтобы не получить следующий удар в спину.

Второй пылающий снаряд пронесся по коридору. Вдруг из ведущей на лестницу двери выскочили две мужские фигуры. Не веря собственным глазам, Дарт узнал в одной из них ректора, заносившего руки для огненного посыла.

Однако он умел не отвлекаться на удивление во время боя. Мгновенно повернувшись к лабораторной двери, он увидел в проеме Скарпенцо. Некромант кинулся за мальчишкой, но, увидев подкрепление, схватился за ручку двери, чтобы закрыть ее. Дарт ударил ему молнией по пальцам и заставил выпустить раскалившуюся ручку. Некромант попятился в комнату, и Дарт потерял его из виду.

Несколько мгновений спустя из лаборатории донесся скрежет оконных шпингалетов, а затем хриплый, резкий выкрик Скарпенцо:

- Ха-а-рш-ш!!!

Зербинас с разгону вбежал в открытую дверь. Прижавшийся в угол Дарт увидел сквозь проем, как помещение лаборатории полыхнуло огнем, на фоне которого замаячила темная фигура отшатнувшегося ректора. Одежда Зербинаса затлела, концы волос вспыхнули. Подбежавший следом мужчина странной внешности, синекожий и рыжеволосый, одним коротким словом потушил на нем огонь.

- Магия не берет его! - прохрипел, не оглядываясь, ректор. - Он весь увешан амулетами, как ритуальное дерево суу!

- Подвинься, я поддам огоньку. - Синекожий оттер ректора от двери, и в комнате снова полыхнуло огненное облако.

Раздался оглушительный щелчок молнии, затем еще и еще один. Ослепительно белая игла ударила в косяк рядом с головой синекожего. Тот выскочил из лаборатории и оказался рядом с Зербинасом.

- Уйдет ведь, - пробормотал он сквозь зубы. - Это он своего улдара звал!

- Пропусти меня туда, Хирро. - Отдышавшийся Зербинас приготовил руки для посыла и шагнул в дверь, а затем мгновенно отступил обратно. В лаборатории что-то грохнуло. Зазвенело бьющееся стекло, из проема вырвался черный густой дым. Ответная молния расщепила дверной косяк.

- Что там? - спросил Хирро.

- Я уронил шкаф на окошко, чтобы Скарпенцо не выскочил оттуда, - ответил ректор, не сводя глаз с двери. - Приготовься, он сейчас появится - с посохом, так что давай поосторожнее...

Едва они отскочили на несколько шагов от дверного проема, как там, в клубах черного дыма, зашевелилась черная фигура некроманта с боевым посохом в руках. Скарпенцо замахнулся посохом на магов, Хирро одновременно с ним дернул рукой, словно вытряхивая что-то из рукава в ладонь, и сделал короткий, быстрый взмах. Посох сработал, и коридор наполнился пламенным вихрем.

Все стихло. Дарт закашлялся - он успел защититься от огня, но горячий воздух обжег ему горло. Зербинас захлопал ладонями по тлеющей одежде. Из лабораторной двери показалась безголовая ламия. Она шарила руками перед собой, разыскивая врагов. Молния Хирро сразила ее наповал.

Оба мага кинулись в лабораторию и остановились над упавшим колдуном. Из горла некроманта торчал метательный кинжал. Скарпенцо был еще жив и пытался приподняться на руках, его глаза с бессильной ненавистью уставились на вошедших. Хирро наклонился над ним, вынул кинжал и перерезал ему горло. Зербинас окинул взглядом разгромленную лабораторию, но врагов здесь больше не было. Он переглянулся с Хирро.

- Теперь, думаю, наш старый приятель не воскреснет, - подытожил тот.

- Да, не должен, - подтвердил Зербинас, глянув на тело. Затем он оглянулся на дверь, в которой появился Дарт.

Смуглое лицо парня было бледно-серым. Он часто и тяжело дышал, его темные глаза горели, как у дикой кошки. Они остановились на горле некроманта.

- Это вы метательным кинжалом, да? - спросил он Хирро.

- Да, - подтвердил Хирро, вытирая кинжал об одежду убитого колдуна. - Хорошее подспорье к магии, должен заметить.

- Что здесь случилось? - обратился Зербинас к Дарту.

- Вчера меня поймали ламии - там, в Колдовском тупике. - Дарт говорил заторможенно, с трудом подбирая слова. - Скарпенцо посадил меня на сутки в темницу. Он предложил мне работать на него, я сказал ему, что согласен. И ламия выпустила мою руку, чтобы он мог взять у меня кровь - для ручательства. Ну а после - сами видите.

- Скарпенцо предлагал тебе работать на себя? - Странный оттенок промелькнул в голосе Зербинаса. - И ты отказался?

- Я же сказал - согласился! - с досадой повторил Дарт. - Мне нужно было освободить хотя бы одну руку. И ничего в этом нет смешного! - запальчиво произнес он, увидев, что на лицах магов появились совершенно одинаковые улыбки.

- Ладно, все нормально. - Ректор потрепал его по плечу. - А Эрвин где?

- Эрвин? Разве это не он послал вас сюда?

- А он не здесь? - в свою очередь удивился Зербинас. - Хозяин таверны сказал нам, что вы оба попали к Скарпенцо.

- Нет, ему удалось скрыться. Я не знаю, что у него здесь вышло, потому что я на двое суток уезжал из города. - Дарт приходил в себя, его речь становилась все более живой и связной. - Когда я вернулся, мне сказали, что он пропал. Я как раз шел разыскивать его, когда меня схватили ламии. А ' b%, Скарпенцо принял меня за Эрвина - судя по тому, как он разговаривал со мной. Как я понял, Эрвин побывал здесь до меня и здорово навредил некроманту.

- Почему ты так уверен, что это был Эрвин?

- Он, наверное, получил эту работу от градоначальника. Кроме него, в городе никто из колдунов не свяжется с некромантом.

- Тебе что-нибудь известно об этой работе?

- Последнее, что я знаю - он ушел из таверны со слугой лорда Меласа. Но как вы оказались в Кейтангуре, архимагистр?

- Я разыскивал вас с Эрвином. Обстоятельства вашего исключения были... не совсем правильными, и, когда дело прояснилось, мы решили вернуть вас. Я тебе позже все объясню, а сейчас нам нужно найти Эрвина.

В дверях лаборатории появился лорд Дантос с обнаженным мечом в руке. Узкое лицо архонта горело боевым азартом.

- Здесь, я вижу, все кончено, - сказал он, увидев труп некроманта и останки ламий.

- Да, - подтвердил Зербинас. - А там?

- Тоже. Сначала на меня набросились несколько зомби - вялые какие-то. Что они могут сделать против настоящего воина? - Он нехотя убрал меч в ножны. - Я положил каждого с одного удара и хотел было бежать к вам наверх, но тут из-за дома вылетел крылатый волк величиной с жеребца. Я понял, что он летел колдуну на подмогу, и швырнул в него меч - волк был слишком высоко, чтобы достать его с земли. Меч рассек ему крыло и упал вниз. Волк разъярился и накинулся на меня, но я успел поднять оружие.

- Вы убили улдара, Дантос?! - восхитился Зербинас.

- Я убил бы его, хотя схватка была жаркой, - довольно усмехнулся Дантос. - Архонты - лучшие мастера меча на всех пяти континентах, а я - один из лучших воинов среди архонтов. Но проклятый волк вдруг словно услышал что-то - в самый разгар боя он взмыл вверх и улетел. И тогда я поспешил к вам.

Оба мага переглянулись.

- Улдар почуял, что его седок погиб, - объяснил архонту Зербинас. - Он защищал своего седока, пока тот был жив, но не стал рисковать собой, когда тот умер.

Ректор снова оглядел погром в лаборатории.

- С этим разберемся позже, а сейчас нам нужно побывать у лорда Меласа, - сказал он. - Нужно узнать, какое дело он поручил Эрвину. Возможно даже, Эрвин прячется у него.

Они спустились по лестнице и оставили особняк. Выходя из ворот, Зербинас закрыл створки, чтобы жилище некроманта выглядело нетронутым. С крыши особняка слетел Чанк и приземлился на плечо Хирро. Любимец мага давно выучился догадываться, когда ему лучше держаться в сторонке, чтобы уцелеть в бесчисленных хозяйских передрягах.

Пока они добирались до города, Дарт рассказал ректору о своих похождениях после ухода из академии, а тот объяснил ему, как получилось, что шутка с блохами повлекла за собой такие серьезные последствия. Затем разговор перешел на Эрвина, и Зербинас выпытал у Дарта, что его друг выкрал у -%*`., -b какие-то волосы, наделав при этом немалый ущерб охране особняка.

- Ну почему он полез туда без меня?! - сокрушался Дарт. - Вдвоем мы точно уделали бы этого Скарпенцо и его покойников! По правде говоря, я не ожидал, что Эрвин так здорово дерется.

По правде говоря, и ректор не ожидал, что Дарт так здорово дерется. Зербинасу до сих пор не верилось, что этот мальчишка прикончил двух ламий и почти убежал от их хозяина, - ему была известна сила Скарпенцо. Неужели Гримальдус назвал преемником не его, а Эрвина? Но Дантос видел Дарта и не признал его в лицо.

- Теперь мы с Эрвином можем вернуться в академию, архимагистр? - спросил Дарт.

- Да, разумеется. У Эрвина уже есть наниматель, а для тебя я вызову его письмом сразу же, как мы туда вернемся.

- А испытания? Мы же пропустили их.

- Ну... - Зербинас улыбнулся. - По-моему, то, что у вас вышло с некромантом, можно зачесть за испытания. Вам останется только получить сведения, которые академия предоставляет молодым магам. Кстати, как твое самочувствие? - спросил он, заметив, что к Дарту так и не вернулся нормальный цвет лица.

- Выложился, конечно, - признался тот. - Кроме того, я не ел с позавчерашнего вечера.

- Тогда подожди нас в "Зеленой корове". Мы вернемся туда, как только побываем у лорда Меласа.

Дойдя до кейтангурского рынка, они отправили Дарта в таверну магов, а сами свернули в другую сторону, на побережье к императорскому дворцу, за которым находился особняк градоначальника.

***

- Нет, он здесь не появлялся, - ответил лорд Мелас, когда Зербинас представился ему как ректор академии магов и объяснил, что разыскивает здесь ученика по имени Эрвин. - Он обещал, что вернется сюда, но его здесь не было.

Градоначальник с плохо скрываемым любопытством оглядывал всю тройку. Архонтов он видел нередко, а вот иномирцев... Конечно, весь Кейтангур знал, как выглядят маги из других миров, но в большинстве - только понаслышке.

- Тогда расскажите, что вы поручили ему, - попросил Зербинас. - Может быть, это поможет нам в поисках.

- Он взялся забрать у Скарпенцо волосы моей дочери. Дело в том, что некромант навел на нее порчу. Эрвин посоветовал мне защитить Мирту амулетом, и это очень помогло ей, но, по его словам, ее жизнь остается в опасности, пока эта порча не обезврежена.

- Вот, значит, какие волосы имел в виду Дарт! - догадался ректор. - Лорд Мелас, вы позволите мне осмотреть вашу дочь?

- Зачем? - насторожился тот. - Она сейчас прекрасно себя чувствует.

- Есть сведения, что Эрвину удалось забрать ее волосы. Между порчей и ее жертвой всегда существует связь. По ней мне, возможно, удастся разыскать Эрвина, - пояснил Зербинас.

- Хорошо. - Лорд Мелас кликнул слугу и велел ему привести дочь.

Вскоре в кабинет градоначальника вошла миловидная девушка лет семнадцати. Она уже оправилась от недомогания и выглядела цветущей.

- Мирта, - сказал ей отец. - Этим господам нужно осмотреть тебя, чтобы узнать, что стало с твоей порчей.

- Конечно, отец, - согласилась девушка. - Что мне для этого делать?

- Ничего, - ответил вместо него Зербинас. - Просто стойте спокойно.

Он закрыл глаза и направил руки на девушку, разыскивая связь, но ничего не обнаружил. Закончив исследование, он повернулся к лорду Меласу.

- Я не нашел связи с порчей, - сказал он. - Скорее всего, Эрвин все-таки обезвредил волосы вашей дочери, а это означает, что он жив и в безопасности, раз у него нашлась такая возможность. Однако не исключено, что ночью он выкрал не те волосы, и они сгорели в лаборатории, когда мы сражались с некромантом.

- Вы сражались с ним?! - воскликнул градоначальник. - Но вы живы, значит, Скарпенцо...

- Мертв, - подтвердил Зербинас. - Полагаю, это вас не слишком огорчило?

- Огорчило? - просиял лорд Мелас. - Да я просто счастлив! Наконец-то этот кошмар перестанет висеть над Кейтангуром! Если вы сделали это, я ваш вечный должник.

- Тогда помогите нам отыскать Эрвина.

- Но как я могу помочь вам?

- Нам нужно хотя бы проверить, жив ли он. Для этого нужно снять амулет с вашей дочери. Если ей не станет дурно, значит, Эрвин обезвредил порчу.

- Но если он не сделал этого, она умрет сразу же, как только снимет этот амулет!

- Мы снимем его только на долю мгновения. Мы успеем надеть его обратно.

- Нет, это невозможно, - покачал головой лорд Мелас. - Я не стану рисковать жизнью своей дочери.

- В конце концов, Эрвин пошел на эту авантюру, чтобы спасти ей жизнь, - нахмурился Зербинас. - Я обещаю, что мы не дадим вашей дочери умереть.

- Отец, - вмешалась девушка. - Лучше сразу узнать, могу я жить без этого амулета или не могу. Я уверена, что сейчас самый подходящий случай выяснить это.

Не дожидаясь согласия отца, она подошла к Зербинасу:

- Я готова. Я верю, что в случае чего вы спасете меня.

Зербинас подозвал к себе Хирро.

- Встань за ее спиной, - сказал он. - Подхватишь ее, если она начнет падать.

Мирта нащупала на себе невидимый амулет и передала его в руки Зербинасу. Тот взял обеими руками волосяную тесемку и - g + приподнимать ее, пока амулет не стал видимым. Ректор тут же опустил амулет обратно.

- Как вы себя чувствуете?

- Никакой разницы, - ответила Мирта. Он снова приподнял амулет, на этот раз подержав его на весу подольше.

- А теперь как?

- То же самое, - сообщила она. Зербинас снял амулет с ее шеи.

- Можешь отойти, Хирро, - сказал он магу, готовому подхватить девушку. - Лорд Мелас, рад сообщить вам, что порча обезврежена и вашей дочери больше не грозит опасность. Вы позволите мне взглянуть на этот амулет? - обратился он к Мирте.

- Конечно, - кивнула она. Он стал пристально изучать невзрачный серый камень в роговой оправе.

- Хирро, ты посмотри...

Синекожий маг подошел к нему и тоже начал ощупывать тесемку. Оба мага застыли над амулетом с благоговейным выражением на лицах, держа его в четыре руки и совершенно забыв об окружающих.

- Да-а... - восхищенно протянул Хирро. - Вот это да...

- Это потрясающий амулет, лорд Мелас, - сообщил Зербинас, оторвавшись наконец от созерцания.

- Надо думать, - ответил тот, - если я купил его по цене небольшого поместья.

- Сколько, вы говорите, он стоил? - вскинулся Хирро. - Давайте я куплю его у вас по той же цене - он теперь вам все равно не нужен, а я найду ему применение.

Поколебавшись немного, градоначальник согласился - после покупки этого амулета он остался почти без средств. Хирро вытащил из-за пазухи пухлый мешочек с драгоценностями и вместе с лордом Меласом углубился в оценку и подсчет. Наконец расчеты были закончены. Пиртянин смахнул несколько оставшихся камешков в мешочек и, довольный, надел амулет себе на шею.

- Кстати, о Скарпенцо, - вспомнил Зербинас. - Лорд Мелас, я полагаю, будет справедливо, если имущество некроманта отойдет академии. - Получив утвердительный кивок градоначальника, он продолжил:

- Присмотрите за особняком, пока мы разыскиваем Эрвина, а потом я пришлю туда кого-нибудь из наших. Да, и пошлите туда хорошего мага, чтобы он обезвредил все, что найдет там опасного.

- Хорошо, архимагистр, - обещал лорд Мелас.

- И кого-нибудь, чтобы там прибрались - после нашего сражения там несколько... небрежно.

- Разумеется, архимагистр, - улыбнулся градоначальник. - Я с удовольствием окажу вам такую услугу.

- Ты надул его, старый плут, - заявил Зербинас, пихнув Хирро в бок, когда они покинули особняк лорда Меласа и направились в "Зеленую корову". - Купил у него амулет за бесценок.

- Ну нет, - хмыкнул синекожий маг. - Я купил его за ту же цену.

- Но тебе прекрасно известно, что есть места, где этот амулет можно обменять на небольшое государство.

- Не оставлять же знаменитый "Глаз Ринальфа" у этого лопуха, который ничего не смыслит в магии! Я просто не мог удержаться, когда услышал, во сколько он ему обошелся. Не понимаю, как этот амулет сумел попасть в ваш мир, где его даже оценить по достоинству не могут. Абсолютная защита от черной магии, изделие великого Ринальфа!

- Военный трофей какого-нибудь невежды, надо думать, - предположил Зербинас.

- Как я понял, архимагистр, вы не узнали, где Эрвин, - вмешался в разговор лорд Дантос.

- По крайней мере, мы узнали, что он обезвредил порчу. Значит, он жив и более-менее благополучен.

- Как же нам теперь искать его?

- Сначала дойдем до "Зеленой коровы" - возможно, он уже нашелся.

Однако Эрвина в таверне не оказалось. Там не оказалось даже Дарта, но хозяин таверны сказал им, что тот ушел посмотреть, не вернулся ли его друг на квартиру. Они заказали обед и сели ждать возвращения парня. Вскоре тот пришел и сообщил, что Эрвин так и не появился на квартире.

- Нужно осмотреть окрестности особняка этого колдуна, - предложил Дантос. - Молодой человек мог свалиться куда- нибудь и повредить ногу.

- Эрвин? Ха! - не выдержал Дарт. - С его-то левитацией? Да ему любая высота нипочем!

- Правильно говорите, лорд Дантос, - поддержал архонта Хирро, укоризненно глянув на Дарта. - Даже если Эрвин умеет падать, его могли ранить в схватке.

- Во всяком случае, он оказался в недоступном для погони месте, - заключил Зербинас, - Как известно, нежить не прекращает погоню. Если часть зомби, как говорит Дарт, уцелела, значит, они потеряли Эрвина из виду. Иначе они либо убили бы его, либо погибли сами.

- Тогда давайте вернемся к особняку, - предложил Хирро. - Чанк поможет нам обыскать окрестности. - Он потрепал птерона за клюв. - Поможешь, Чанк?

Польщенный птерон щелкнул в знак согласия. Вся компания покинула таверну и переправилась через канал к жилищу некроманта. Там они поднялись на холм повыше, чтобы обнаружить оттуда подозрительные овраги и ямы. Чанк слетел с плеча Хирро и стал кружить над окрестностями.

Вскоре он вернулся к хозяину и прощелкал на кнузи, что отыскал нечто заслуживающее внимания. Люди последовали за Чанком, который привел их к месту, где лежало пять черных обгорелых кучек.

- По-моему, это останки зомби, - заключил Зербинас, обследовав кучки.

- Точно, зомби, - согласился Хирро.

- Значит, Эрвин был здесь! - встрепенулся Дарт.

- И он уходил в этом направлении, - договорил Зербинас, продолжив линию, соединявшую кучки и особняк. - Идемте туда.

Перевалив через холм, они заметили сверху еще четыре .!c#+%--k% кучки, вытянувшиеся в загибающуюся направо линию.

- Туда! - указал Зербинас.

Птерон понесся первым, за ним поспешили люди.

- А теперь, выходит, туда? - кивнул Дантос, когда они задержались у дальней кучки.

- Да, - ответил Хирро. - Что там, Чанк? - окликнул он пролетевшего вперед птерона. - Ничего?

- Девять зомби - это уже кое-что. - Зербинас глянул по направлению выложенной их останками линии. - Но там совершенно ровная местность - ни ям, ни оврагов. Не представляю, куда он мог скрыться.

Шедший первым Хирро вдруг остановился.

- Канал! - воскликнул он. - Здесь есть канал! Может быть, Эрвин ушел туда?

- Он не мог сделать такую глупость и войти туда, - откликнулся ректор. - Мы очень строго предупреждаем об этом всех учеников.

- Да, но когда за тобой гонится толпа зомби, а города и на горизонте не видно... - Хирро прикрыл глаза от солнца рукой и глянул в сторону Кейтангура. - Кроме того, смертельно опасным является один канал из восьми, по крайней мере у нас на Пирте. Я бы на его месте рискнул.

- Эрвин еще не знал этого.

- О чем вы говорите? - поинтересовался подошедший Дантос.

- Мы рассуждаем, мог ли Эрвин уйти в канал.

- Конечно, мог, - заявил Дарт. - Я, например, ушел бы куда угодно, только бы не попасть к некроманту. Он способен проделывать с людьми штуки похуже смерти.

- Чанк, там дальше есть еще останки? - окликнул птерона Хирро. - Нет?! Там больше ничего нет, - повернулся он к Зербинасу.

Все четверо остановились неподалеку от входа в канал.

- Глянь на карту, Зербинас, - посоветовал Хирро. - Там есть этот канал?

- Сейчас... - Ректор произнес заклинание вызова карты каналов, и в его руках затрепетал огромный многоцветный лист. Это была карта Лирна, где были подробно изображены все пять континентов вместе с городами и основными дорогами. Кроме обычных картографических подробностей, на ней пестрели разноцветные точки входов в каналы. От многих точек отходили линии того же цвета.

Зербинас расстелил карту на траве и присел перед ней на корточки. Остальные последовали его примеру.

- Вот Кейтангур. - Он нашел столицу первого континента на карте. - Здесь поблизости четыре канала - насыщенное местечко. Наш - этот. - Его палец уперся в одну из точек. - Оранжевый...

Его лицо помрачнело, точно так же, как и лицо Хирро.

- Что значит - оранжевый? - обеспокоено спросил Дантос.

- По крайней мере, выжить можно, - ответил ректор. - Это значит, что кто-то из магов побывал в нем и уцелел, но лучше туда не лезть. Зеленые каналы - это хорошие каналы, которыми можно пользоваться, желтые - тоже ничего, хотя там %abl мелкие неудобства, оранжевые - опасны для жизни, красные - смертельны. Черные - это те, про которые ничего не известно.

- А куда ведет этот канал? - спросил Хирро.

- Куда? - Зербинас проследил оранжевую линию, отходящую от точки. - В южную часть горного массива Сурд на втором континенте. К северу и к западу от него - глухие леса, к востоку - океан, к югу - непроходимые болота, где живут болотные дикари - чинабы. Они не дружат с другими расами и не подпускают к себе чужаков. Южнее болот начинаются земли дарнаров. Там уже безопаснее.

- Мы отправимся вслед за Эрвином, - заявил Дантос. - Если там опасно, нам нужно поторопиться.

- Еще неизвестно, там ли он, - сказал ректор. - Мы еще не все обыскали здесь.

- Я почти уверен, что он там, - заметил Хирро. - Я могу отправиться с вами, Зербинас, если вы подождете меня пару дней - тогда я вернусь сюда на Ха-а-силь.

- Не стоит, - отказался тот. - Мы не воевать едем, время дороже.

- Я тоже поеду с вами! - подал голос Дарт.

- Нет, ты вернешься в академию.

- Но Эрвин - мой друг!

- Понимаю, но у тебя нет лара, чтобы последовать за нами, - терпеливо объяснил ему Зербинас. - Не переживай, мы отыщем твоего друга. - Он снова углубился в карту. - Сейчас я выберу подходящий маршрут... вот здесь есть попутные линии - мы отстанем всего недели на две...

Дантос внимательно наблюдал за перемещающимся по карте пальцем ректора.

- Почему вы ищете окольный путь? - спросил он.

- Этим каналом нам нельзя воспользоваться, - ответил тот. - Оранжевый путь не всегда подходит для ларов - он может вести, например, в пещеру или под воду. Нам нужен зеленый или хотя бы желтый. В академии есть точное описание каждого канала, но нам слишком далеко возвращаться туда. Будет быстрее, если мы сделаем небольшой крюк до этого желтого канала. Мы выйдем из него здесь, - он ткнул пальцем в конец желтой линии на втором континенте, - и отправимся наперерез Эрвину. Он знает географию, значит, будет пробираться на юг. От этой точки выхода мы быстро нагоним его.

Глава 15

Опора ушла у него из-под ног, и он провалился куда-то вниз. Эрвин не успел ничего предпринять, но ледяная вода смягчила удар при падении. Побарахтавшись в потоке, он встал на ноги - здесь было неглубоко, до середины бедра. В предрассветном сумраке виднелся каменистый берег. Эрвин добрел туда и вышел на сушу.

На его лицо полетели холодные брызги - это Дика, так и не выпустившая его воротник при падении, отряхивала свой крысиный балахончик. Эрвин огляделся: с обеих сторон -%h(`.*.#., стремительного потока вздымались отвесные каменные стены, далеко вверху разделенные полоской сереющего неба. Ясно, канал забросил его не в Колдовской тупик. Но куда же? И почему рассветает, ведь только что была полночь? Чувство времени говорило ему, что сейчас полпервого ночи по часам академии. Он словно увидел их на башне главного корпуса - огромный желтый циферблат с черными полосками делений, с фигурными стрелками, указывающими время.

Эрвин начал остывать после сумасшедшего бега. Здесь было куда холоднее, чем в окрестностях Кейтангура. Мокрая одежда леденила; еще немного - и он начнет мерзнуть. Нужно было срочно развести костер.

Он окинул взглядом дно каньона, разыскивая топливо. Небо продолжало светлеть, видимость с каждой минутой улучшалась. Да, здесь были дрова - высушенные временем коряги, валявшиеся на берегу. Эрвин начал собирать их и стаскивать в кучу, наломал с них сучьев помельче и сложил горкой для растопки. Огнива у него не было, но зачем оно магу, знающему заклинание вызова огня? Натаскав побольше дров, Эрвин поджег заклинанием растопку и уселся у весело разгоравшегося костра, вытянув к огню промокшие ноги. Пристроившаяся рядом с ним кикимора повернулась спиной к огню. Она не любила яркого света.

Теперь можно было задуматься, куда же он все-таки попал. Где могло начинаться раннее утро, тогда как в академии полночь? Эрвин припомнил карту Лирна - это мог оказаться восточный край второго континента или западный край третьего, располагавшегося южнее второго. Горные массивы, изрезанные каньонами, были в этой полосе только в северной части второго континента. Сурдское нагорье...

Северная часть второго континента была нежилой. Здесь был слишком суровый климат, слишком скудные земли, чтобы прокормить поселенцев. Значит, выбираться отсюда нужно на юг. Южная часть Сурдского горного массива была отрезана от населенных земель полосой болот, образовавшихся вследствие того, что каменное плато основания нагорья удерживало стекавшую со склона воду. Болота были незамерзающими - горные хребты Сурда не пропускали туда холодный воздух с севера.

Утверждалось, что они были непроходимыми, но Эрвин был магом и мог помочь себе заклинаниями. За болотами находились дарнарские земли, в том числе и несколько городов, располагавшихся вдоль большой реки Грококс - по-дарнарски это, кажется, означало "мутная", - текущей на восток.

Настала пора пустить в ход чувство направления, работавшее у Эрвина безошибочно. Правда, для этого ему нужно было знать объект направления. Он сказал себе - "ближайший берег океана", и внутреннее чутье повернуло его лицом на восток. Все правильно, по его предположениям, восточный берег был ближе. Он сказал себе - "дарнарские земли", и невидимая стрелка внутри него повернулась на юг. Тогда он сказал себе - "ближайшее поселение". Поколебавшись немного, внутренняя стрелка развернулась на юго-восток.

Странно. Он предполагал, что она укажет на юго-запад, #$% прямо за болотами размещался дарнарский городок Рубукн, небольшой, но отмеченный на карте. Вероятно, на юго-востоке было мелкое поселение, но Эрвина устраивало и оно: там наверняка можно было купить необходимые в дороге вещи. Сейчас у него не было ни еды, ни дорожных вещей и теплой одежды - только котомка, в которой он носил кое-какие часто используемые снадобья и лекарские принадлежности, купленные в Кейтангуре. Даже обе книги по магии с дарственными надписями самого ректора остались в шкафу на квартире.

Эрвин полез в котомку, чтобы посмотреть, что еще он взял с собой прошлым утром. Она была сшита из плотной кожи, поэтому ее содержимое осталось сухим. Деньги - он не оставлял их на квартире, а носил с собой. Два магических камешка, взятых еще из академии, - приложенные к змеиному укусу, они вытягивали яд. Сладкая тянучка, купленная накануне. Он разломил ее и протянул половину Дике. Та не отказалась - она предпочитала мясную пищу, но ела также и фрукты, и сладости. Лягушачий рот зачавкал тянучкой, Эрвин последовал его примеру, продолжая копаться в сумке. Он нашарил там узелок с порчами и извлек наружу. Лучше всего было обезвредить их прямо сейчас. Эрвин развязал платок и раздвинул прутиком разноцветные пучки волос, облепленные в месте связки смертоносным снадобьем. Света уже хватало, чтобы разглядеть их оттенок, - вот эти, светло-русые с золотистым отливом, были волосами Мирты. Рядом с ними лежали черные и каштановые пучки, был даже один рыжий.

Для обезвреживания нужно было проварить их в кипятке, но у Эрвина не имелось подходящей посудины. Он побродил по берегу и нашел участок с намытой глиной. Взяв пригоршню глины, он слепил миску и поставил на костер сушиться. Когда она затвердела, Эрвин двумя палочками вытащил ее из огня и закрепил заклинанием прочности. Кривобокая посудина из почерневшей глины после обработки заклинанием стала пригодной для того, чтобы один раз согреть в ней воду. Эрвин зачерпнул воды, поставил с краю костра на угли, а сам стал сушиться перед огнем.

Увидев, что вода закипела, он поднял платок за уголки и высыпал волосяные пучки в миску. Сам платок он выбросил в костер, пламя мгновенно проглотило тонкую ткань. Эрвин уселся наблюдать за миской, чтобы варево не выкипело раньше времени. Когда воды осталось на донышке, он провел ладонью над миской, чтобы проверить, устранены ли заклятия, затем зацепил ее палкой и перевернул в костер. Лужица быстро просохла, пучки волос съежились на углях, превращаясь в серый пепел.

Когда последний пучок прогорел до конца, Эрвин размешал угли и устало отодвинулся от кострища. Только теперь он ощутил, насколько его измотала эта ночь. Заклинание прочности израсходовало остаток сил, и его глаза стали закрываться, неудержимо закрываться, хотя полоса неба над головой давно превратилась из серой в голубую. Подсунув котомку под голову, он улегся у костра.

Сквозь приближающийся сон просочилось воспоминание, которое он упорно отгонял от себя во время кейтангурской &('-(. Но теперь у Эрвина не было сил даже на малейшее напряжение воли. В его воображении медленно поплыл нежно- зеленый глаз с овальным темным зрачком, откуда-то издали зазвучал тихий, певучий голос белой лары.

"Ди-и-ниль, Ди-и-ниль..." - тоскующий зов непроизвольно зародился в глубине его сердца, медленно разливаясь оттуда и охватывая все его существо. Эрвин был одинок и измучен, он был затерян посреди сурового, неприветливого мира - крохотная озябшая точка на дне каменного мешка - и не мог справиться с этим зовом.

"Ди-и-ниль..."

Где-то далеко, за континенты отсюда, белая лара споткнулась на полном скаку. Ее быстрые ноги оборвали галоп, крылья замерли в воздухе. Стройная шея Ди-и-ниль вскинулась, чуткие уши насторожились, ловя зов, донесшийся до нее так явственно и тревожно.

Но Эрвин уже спал, положив голову на котомку и свернувшись калачиком у догорающего костра.

***

Он проснулся, когда по местному времени было около полудня. Открыв глаза, он увидел перед собой три кисточки ягод горной лианы, называемой также зимней ягодой, потому что ее плоды созревали поздней осенью и не осыпались с ветвей до весны. Пока Эрвин спал, Дика сорвала их для него, обнаружив лиану в окрестных скалах.

Ягоды хорошо насыщали, они были сладкими и липкими, почти без сока. Эрвин запил их холодной водой и стал осматривать южную стену каньона в поисках удобного подъема. Она была гладкой, почти отвесной, кое-где с расщелинами, из которых торчали пучки сухой травы или корявые стволики деревьев, сбросивших на зиму листья.

Эрвин повесил котомку через плечо и пошел вниз по течению. Вскоре он увидел подходящее для подъема место. Нельзя сказать, чтобы совсем подходящее - просто здесь было побольше расщелин, и стена казалась менее отвесной. Перебравшись по каменным глыбам через поток, он снял ботинки и уложил в котомку, затем посадил кикимору себе на шею, чтобы она не мешалась за пазухой, и начал подъем.

Держа наготове заклинание левитации, Эрвин стал карабкаться по каменной стене, цепляясь за трещины. Здесь было слишком высоко, да и сам он был слишком измучен, чтобы заставить это заклинание поднять его наверх, но оно замедлит его падение и спасет от гибели, если он вдруг сорвется. Однако тогда подъем пришлось бы начинать сначала, и Эрвин прилагал все усилия, чтобы удержаться на крутом склоне каньона. Несколько раз он находил надежную опору для ног и останавливался для отдыха, привалившись телом и щекой к холодному камню, но его ноги быстро замерзали, и он продолжал лезть вверх, едва переведя дух.

Наконец он выбрался из каньона и оказался на верхнем плато нагорья. До горизонта тянулись серые нагромождения скал, среди которых изредка чернели раскоряченные остовы /`(& "h(eao к камням деревьев. Вокруг гулял пронизывающий ветер, разметая застрявшую в неровностях снежную крошку.

Эрвин поспешно натянул ботинки на заледеневшие ступни и, усадив Дику за пазуху, отправился в путь. Он был слишком легко одет, ему невозможно было остановиться, чтобы мгновенно не закоченеть до дрожи. Только движение могло спасти его, и он пошел на юг.

Две недели он пробирался по пустынным сурдским скалам до южного края нагорья. Здесь не было хищников - им нечем было питаться, - но суровая погода и почти полное отсутствие воды и пищи убивали вернее любого хищника. К счастью, топливо было, и Эрвин мог согреться на привалах, разводя костер в укромных местах, куда не пробирался ветер, днем и ночью свирепствующий на вершине нагорья.

Эрвин не выжил бы здесь, если бы не Дика. Днем кикимора дремала у него за пазухой, а пока он спал, шныряла по окрестностям, добывая пищу. Чтобы прокормить себя, Дика ловила встречавшихся здесь изредка мышей и доставала из щелей спрятавшихся на зиму насекомых, а для Эрвина она собирала орехи, съедобные семена и зимнюю ягоду. Места здесь были скудными, собранной за ночь пищи едва хватало, чтобы поддерживать силы. Для воды Эрвин снова сделал глиняную миску и грел в ней на костре снежную крошку, из-за холодного ветра не таявшую даже на ярком солнце.

Дважды ему попадались каньоны, преграждавшие путь, и он затратил по полдня на преодоление каждого. Вниз Эрвин спускался с помощью левитации, но влезать на другую сторону ему приходилось собственными усилиями. Зато у него появлялась возможность вволю напиться чистой воды из текущей по дну каньонов речки. Он делал внизу привал и разводил на берегу костер, наслаждаясь отсутствием ветра и кипятком с разваренной зимней ягодой.

Наконец наступил день, когда Эрвин вышел на южный склон Сурдского нагорья. Вернее, это был не склон, а обрыв, словно континент когда-то разломился на две части в результате гигантского катаклизма, и одна его часть сдвинулась вниз, а другая, напротив, вздыбилась кверху. Отвесный обрыв был таким высоким, что земля внизу едва виднелась, а болото, казалось, просматривалось до противоположного края.

Там, у подножия, было тепло и зелено. Эрвин вызвал левитацию и спрыгнул на видневшийся далеко внизу уступ. Достигнув уступа, он подошел к краю, разыскал новое место приземления и снова прыгнул.

С каждым прыжком воздух становился теплее. Прыгнув еще несколько раз, Эрвин оказался у подножия обрыва. Как приятно было чувствовать под ногами не обледенелые камни, а мягкую, пружинистую почву, поросшую вечнозеленой травой! Он расправил плечи и потянулся, с наслаждением впитывая тепло продрогшим телом. Впервые за две недели он не чувствовал озноба, засевшего у него в костях и не покидавшего его ни на мгновение. Здесь было тепло, и здесь была пища.

В этот день Эрвин никуда не пошел, устроив длительный привал на краю болота. Он насобирал мучнистых корневищ болотных растений и испек их в костре, обмазав глиной. Дика b.&% наелась досыта, наловив себе на ужин болотной живности.

Наутро он прошел вдоль края болота, разыскивая место, где можно безопасно пройти вглубь. За береговой полосой кустарника начинался зыбун, переходивший в отдалении в заросли раскидистых влаголюбивых деревьев, между которыми поблескивала вода. Деревья наверняка росли на твердой почве - самым глубоким и опасным местом был зыбун, где они не могли укорениться. Полоса зыбуна тянулась вдоль обрыва в обе стороны, сколько видел глаз.

Эрвин перевязал штанины у ботинок стеблями тростника, чтобы защититься от пиявок, с которыми познакомился еще вчера, когда выкапывал съедобные корешки из болотной жижи. Он в нерешительности шагнул к болоту, затем остановился. Нет, пробираться здесь безнадежно. Можно было пойти вдоль болота, но неизвестно, кончалась ли где-нибудь эта ярко- зеленая, поросшая нежной травкой полоса.

Вдруг его посетила замечательная мысль. Эрвин сбросил с плеча котомку и наломал гибких кустарниковых прутьев. Согнув два прута потолще в кольцо величиной со столовый поднос, он связал их потуже и переплел кольцо сеткой из тонких прутьев. В середине кольца он сплел петлю для башмака, а затем точно так же сделал второе кольцо. Получившуюся обувь он надел на башмаки, выбрал шест подлиннее и накинул котомку через плечо. В такой обувке зыбун должен был выдержать его вес.

Нащупывая перед собой дорогу шестом и выбирая участки попрочнее, Эрвин перебрался через зыбун. Между деревьями его болотные приспособления были бесполезны, поэтому он снял их с ботинок и повесил за спину. Приподняв котомку повыше, чтобы не промочить, он сошел с комля и оказался по пояс в воде. Дно было достаточно твердым, чтобы идти. Эрвин проверил направление на ближайшее жилье и направился туда. Оно казалось расположенным очень близко, где-то прямо за болотом... или еще ближе?

Наступал вечер. Эрвин оглянулся на каменный обрыв, видневшийся над кронами деревьев, - неужели он за целый день прошел так мало? Хорошо еще, что в этот сезон на болоте не было комаров. Поблизости всплескивала рыба, лягушки с шумом прыгали в воду, почуяв его приближение. Становилось темнее, он плохо различал дорогу. Продолжать путь было опасно.

Кикимора вылезла из-за пазухи Эрвина и уселась на его плечо.

- Дика покажет дорогу, - объявила она и стала указывать ему ручонкой удобный путь между покачивающимися в воде комлями деревьев.

Когда совсем стемнело, Эрвин пристроился на комле пошире, поел остатков вчерашней стряпни и прикорнул головой к стволу. О костре нечего было и мечтать, а пить после того, как он полдня провел по пояс в воде, ему не хотелось совершенно.

Спал он плохо и проснулся очень рано. Дика никуда не уходила этой ночью - она не могла преодолеть глубокую воду между деревьями, не намочив своей одежки. Она снова уселась на плечо Эрвина указывать дорогу. Когда совсем рассвело, кикимора ушла к нему за пазуху спать, а он продолжил путь. Eсли он правильно помнил карту, им предстояло еще несколько дней такого пути.

К обеду Эрвин выбился из сил и устроил привал. Доев остатки припасов, он снова прикинул направление. Селение ощущалось почти рядом - наверное, у него в голове путалось от усталости. После короткого отдыха он снова побрел по болоту, срывая и отправляя в рот съедобные травки, изредка попадавшиеся на пути.

Деревья сменились кустарниками, между ними появились поросшие осокой кочки. Теперь он брел по колено в воде, но из-за растительности идти стало не легче, а труднее. Вдруг сбоку что-то плеснуло, да так громко и тяжело, что Эрвин вздрогнул и остановился.

Повернувшись на звук, он увидел, что к нему приближается зеленое и скользкое существо длиной в три человеческих роста. У этой твари были короткие перепончатые лапы по бокам вытянутого мешковидного туловища, сужающегося в задней части и переходящего в толстый, заостряющийся к концу хвост. Но самой выдающейся частью тела была плоская голова, составлявшая треть длины туловища и достигавшая такой же ширины. Передняя часть головы была закруглена, по ее краю тянулся длинный рот, распахивающийся аж до самого затылка, на макушке торчали глаза, поворачивающиеся на коротких стебельках. Сейчас оба стебелька были направлены на Эрвина.

Он вспомнил, что это существо называется "шыш-лоп", что в переводе с языка местных дикарей означает "живоглот". Живоглот приближался к нему, явно собираясь оправдать свое название. Из безразмерного рта выскользнул толстый и розовый, слегка раздвоенный на конце язык, готовящийся пособить жертве на ее пути к желудку.

К счастью, в академии разъясняли не только название, но и слабые места каждого хищника. На плоском черепе живоглота было чувствительное местечко за левым глазом, при попадании в которое животное надолго лишалось сознания. Эрвин пустил туда молнию, не слишком мощную, потому что берег силы, но этого хватило, чтобы живоглот замер. Глаза живоглота захлопнулись и ввалились в глазные ямки.

Эрвин заторопился подальше от этого места, то и дело оглядываясь, не гонится ли за ним хищник. Наконец он успокоился и сбавил шаг.

Когда приблизился вечер, Дика, как и накануне, забралась на его плечо, чтобы указывать дорогу. Воды стало еще меньше, теперь она доходила Эрвину только до середины голени. Он стал надеяться, что еще немного - и они отыщут относительно сухой ночлег.

Вдруг впереди раздался слабый размеренный плеск воды, словно кто-то шел им навстречу. Эрвин настороженно остановился. Плеск приближался, - видимо, идущие заметили его. Вскоре между деревьями показались три тощие человекоподобные фигуры высотой примерно в две трети человеческого роста. Эрвину было известно, что в местных болотах обитают чинабы, но они были так редки, что он не ожидал встретить их по пути.

Дикари не любили чужаков, и он на всякий случай приготовился к схватке, хотя и надеялся договориться с ними добром. Шансы на успех у него были - среди множества языков, изученных Эрвином в академии, был и чинаби. Однако ему не понадобилось вступать в переговоры с дикарями. Не дойдя до него нескольких шагов, все трое чинабов простерлись перед ним ниц.

Онемев от изумления, Эрвин уставился на дикарей. Это были щуплые существа с тонкими ручками и ножками, с непропорционально большими остроухими головами. Он успел заметить курносые физиономии с круглыми глазами и широкими лягушачьими ртами, но сейчас ему были видны только выставленные в небо зады, прикрытые короткими тростниковыми юбочками, и склоненные почти к самой воде затылки, покрытые жидкой порослью неопределенного цвета.

- О божественное дитя болот, осчастливившее нас своим появлением! - донеслось из-под одного из затылков. - О восхитительное, прекрасное, ослепительное дитя!

Эрвин серьезно усомнился, правильно ли он выучил чинабский язык, но позы дикарей свидетельствовали о том же самом. Пока он собирался с мыслями, чтобы достойно ответить на такое начало, его опередила сидевшая на его плече Дика.

- Моя живет в лесу! - объявила она на чинаби.

Благоговейный вздох, дружно вырвавшийся из-под затылков, недвусмысленно сообщил о том, что лесное дитя, по их пониманию, еще божественнее болотного.

- Ваша пусть встанет, - разрешила Дика.

Трое чинабов встали, но не на ноги, а на колени. Только теперь Эрвин увидел, что их восторженные взгляды устремлены не на него, а на кикимору.

- О божественное дитя лесов! - снова возгласили они. - Не угодно ли твоей почтить присутствием наше скромное селение?

- Моя пойдет с вашей, - милостиво согласилась кикимора. - Ведите мою туда.

Поскольку передвигаться на коленях было неудобно, дикари поднялись и пошли к селению, все время оглядываясь на Дику. Казалось, была бы возможность - и они пошли бы спинами вперед, только бы иметь кикимору перед глазами.

- Эрвин, твоя иди за ихней, - сказала ему Дика. - Нашу зовут в гости.

Оторопевший Эрвин последовал за ними.

- Дика, откуда ты знаешь язык чинабов? - шепнул он ей, пока они шли за дикарями в поселок.

- Это чинабы знают язык Дики, - ответила та.

Он догадался, что раса чинабов родственна кикиморам. Большеротая и остроухая, с огромными оранжевыми глазами, Дика должна была казаться им ослепительной красавицей, чем- то вроде маленькой феи, выехавшей из глубины болот на прирученном чудовище.

Вскоре впереди показалось селение чинабов. Эрвин понял, что именно на этот поселок указывала его внутренняя стрелка. Здесь стояло несколько десятков тростниковых хижин, беспорядочно разбросанных по островку суши посреди болота. Oравда, сушей это можно было назвать только условно. Воздух был влажным, как и все на болоте, протоптанные между хижинами тропинки были по щиколотку заполнены водой.

Чинабы ходили босиком, у них были длинные ступни с перепончатыми пальцами, похожие на лягушачьи. Эрвин шел по болоту обутым, чтобы не наколоть ногу, - кроме того, в болотной воде нередко встречались пиявки. Его новые ботинки раскисли, из шнуровки на каждом шагу вырывались фонтанчики коричневой воды, но это было все-таки лучше, чем раненые или искусанные пиявками ноги. Он увидел, как один из дикарей на ходу оторвал с себя пиявку и отправил ее в рот.

Несмотря на поздний вечер, селение было оживленным. Дикари издали заметили необычных посетителей и побежали навстречу. Вскоре Эрвина с кикиморой на плече окружила толпа чинабов. Все они смотрели на Дику. На Эрвина обращали внимания не больше, чем того заслуживало транспортное средство чинабской феи. Он разглядел их зеленоватые глаза с вертикальными зрачками и понял, что чинабы ведут ночной образ жизни, как и его маленькая подружка.

Их привели к хижине, претендовавшей, по местным понятиям, на роскошь. Она была самой большой в селении, ее тростниковые стены красиво переплетались с ивовыми прутьями, по ним тянулись ползучие болотные лианы, укреплявшие и украшавшие строение. Перед хижиной была вытоптана просторная площадка, в центре которой была вкопана коряга, отдаленно напоминающая остроухую чинабскую голову. Видимо, эта коряга считалась изображением местного божка.

Один из сопровождающих просунул голову под тростниковый полог и заговорил с кем-то внутри хижины. Затем он попятился, и из-за полога появился крупный чинаб. Его важный вид и уверенная поступь сообщили бы, что это вожак племени, даже если бы он не вышел из самой шикарной в селении хижины.

Взгляд вожака устремился на восседавшую на плече Эрвина Дику.

- О божественное дитя лесов! - Он не упал перед кикиморой ниц, но поклонился ей до самой земли. - Благодарю твою, что твоя явила нашей твою красоту и осчастливила нашу. Мой народ сложит о твоей песни. Позволь узнать моей, как твою зовут?

- Мою зовут - Дикая Охотница На Крыс, Великая Путешественница По Теплым И Холодным Землям, - без запинки отбарабанила кикимора, справедливо посчитав, что человеческое имя здесь неуместно.

Вожак снова благоговейно поклонился ей. Похоже, имя кикиморы произвело на него сильное впечатление.

- Мою зовут - Могучий Победитель Шышлопа, Носитель Трезубого Копья, - представился он. - Твоя позволит нашей устроить праздник в твою честь?

- Моя позволит, - благосклонно ответила Дика. Повелительный взгляд вожака окинул столпившихся вокруг чинабов.

- Ваша делай праздник, - распорядился вожак. - Твоя пойдет в мою хижину? - предложил он кикиморе, откидывая полог.

- Моя пойдет, - приняв его приглашение, Дика обратилась к Эрвину:

- Твоя иди туда.

Эрвин пригнулся и вошел в хижину вслед за вожаком. Здесь, как и везде, было сыро, постланные вдоль стен циновки были пропитаны водой, с потолка изредка падали крупные капли. У дальней стены на циновке сидела жена вожака с грудным младенцем на руках. Второй ребенок, постарше, развлекался тем, что с гуканьем стучал веткой по циновке, наблюдая за разлетающимися брызгами. Вожак прогнал его из хижины, сам уселся на циновку у боковой стены, скрестив перед собой ноги, и указал Эрвину на циновку напротив. Тот присел на мокрый край тростниковой подстилки. Его штаны так промокли, пока он шел по болоту, что ему было уже все равно.

- Позволь спросить твою, прекрасное дитя, как выглядит твой лес? - начал вожак светскую беседу с божественной гостьей.

Кикимора описала ему лес. Затем она поведала ему, по каким местам путешествовала, рассказала о больших человеческих городах, о глубоких каньонах и холодном нагорье. Предводитель чинабов восхищенно выслушал ее и поблагодарил, что она преодолела такие трудности, чтобы навестить его племя.

В дверь просунулась остроухая голова и сообщила, что праздник подготовлен.

- Чем кормить твоего большого? - осведомился вожак у кикиморы.

Эрвин вспомнил, что на языке низкорослых чинабов все нечинабские расы называются "большими".

- Его сама скажет, - ответила Дика.

Дикарь счел совершенно естественным, что божественное дитя лесов владеет говорящим большим. Он предложил кикиморе место на голове идола, пока ее большого покормят. Дика уселась туда, и праздник начался.

Чинабы не знали огня. Они понятия не имели о железе. И огонь, и железо были бесполезны в такой сырости. Заготовки впрок тоже были незнакомы чинабам, так как здесь было невозможно просушить что-либо для длительного хранения. Незамерзающие болота всегда снабжали своих обитателей едой - только нагнись и собирай. Ремесла этих дикарей сводились к строительству хижин и сооружению долбленых лодок, плетению тростниковой одежды, рыбьих верш, циновок, мешков и корзин. Их орудия труда были деревянными или костяными, так же, как и их оружие. Каменный наконечник был здесь ценностью, потому что за камнями нужно было отправляться к нагорью. Трезубец вожака имел целых три каменных наконечника и считался могучим оружием.

На пир была принесена вся еда, собранная накануне и оставшаяся у дикарей в хижинах. Эрвин отказался от пиявок и ободранных от шкурки лягушек, зато обнаружил в куче травяной снеди клубеньки, которые оказались съедобными и даже вкусными. Дика, напротив, воздала должное лягушкам и сырой рыбе. Когда все было съедено, под корягой расселись музыканты с тростниковыми дудками, а с ними барабанщик, .* ' "h()ao также местным бардом. Он забил в барабан и затянул длиннейшую песню без рифмы и стихотворного размера - просто повествование нараспев, в котором превозносилась красота, храбрость и волшебная сила кикиморы, подчинившей и научившей говорить большого, на котором она явилась в племя.

- Твоя сочинила хорошую песню, - похвалила его Дика, когда он закончил.

Ее похвала была наивысшей наградой для польщенного певца. Затем начались танцы под музыку, закончившиеся только к утру. Эрвин не видел их окончания - он давно уснул, прислонившись спиной к стволу дерева.

***

Когда он проснулся, солнце стояло высоко. Вокруг не было ни души - чинабы в это время суток спали. Дика обнаружилась у него за пазухой. Видимо, она залезла туда утром, когда дикари разошлись по хижинам.

Ему пришло в голову, что дикари наверняка выполнят любую просьбу Дики, в том числе и проводить ее на южную сторону болот. Но кикимора сейчас спала, было некстати говорить с ней об этом. Чтобы скоротать время, Эрвин пошел прогуляться по селению.

На окраине он увидел чинаба с копьем, расхаживающего туда и сюда вдоль крайних хаток. Это явно был охранник. Дикарь вздрогнул и оглянулся на звук, но, увидев человека божественной кикиморы, успокоился.

- От чего твоя охраняет поселок? - спросил Эрвин на чинаби.

- Моя смотрит шышлопов, - ответил стражник. - Много шышлопов вокруг. Шышлоп днем не спит, ест чинаба.

- Часто сюда приходят шышлопы? - поинтересовался Эрвин.

- Раньше нечасто, теперь часто. Моя кричи, все вставай, бей шышлопа. Шышлоп убегай. Один раз вождь сильно бей шышлопа, шышлоп умирай. Вождь сильный, копье сильный! Шышлоп вкусный.

- Твоя один здесь охраняет?

- Здесь один. Там один. - Дикарь ткнул пальцем в сторону. - Там один. - Он ткнул в другую сторону. - Вокруг домов - один, один и один.

Эрвин понял, что охранники были расставлены поодиночке вокруг всего селения. Но ему было нечего бояться живоглотов, и он пошел к болоту, чтобы поискать что-нибудь съедобное. Он походил по окрестностям, но не нашел ничего съестного - все здесь было выбрано чинабскими детенышами. В глубь болота он не пошел.

Возвращаясь, Эрвин услышал шум и крики на краю селения. Он догадался, что туда явился живоглот, и побежал на шум. Вооруженные дикари сбежались к месту тревоги, но зеленое чудовище не страшилось ни криков, ни копейных бросков. Похоже, оно твердо решило здесь пообедать. Не обращая внимания на вонзившиеся в морду копья, оно гонялось за ближайшими чинабами и норовило ухватить их за ноги.

Эрвин подбегал к месту боя, когда живоглоту это c$ +.al. Один из чинабов, убегавших от зеленой твари, налетел на другого, поскользнулся и упал. Живоглот мгновенно поймал его за ногу и стал затягивать в пасть. Несколько копий ударили его в морду, он повернулся и пустился наутек, не выпуская добычи изо рта.

Чинабы гнались за живоглотом, пытаясь выручить соплеменника. Эрвин бегал быстрее, он догнал их и побежал дальше, пока не увидел плоскую голову хищника, где было чувствительное местечко за левым глазом. Он ударил туда молнией, живоглот дернулся и замер.

Дикари обступили живоглота и вытащили пострадавшего сородича из пасти хищника. Тот хромал, кожа на его ноге была содрана от колена до лодыжки, из раны текла кровь.

- Убейте шышлопа! - закричал Эрвин, испугавшись, что зверь опомнится от удара и возобновит охоту. - Шышлоп не умер, шышлоп только оглушен!

Заработали копья, кромсая тело живоглота, каменные топоры застучали по тыльной части необъятной головы, отделяя ее от туловища. Эрвин стоял наготове, чтобы ударить зверя магией, если тот очнется, но шок оказался глубоким. Чудовище рассталось с головой, так и не пойдя в себя.

Часть чинабов занялась разделкой живоглота, другие окружили раненого, чтобы перенести его в поселок. Эрвин протолкался к пострадавшему и сказал, что вылечит его ногу. Дикари нехотя расступились, и он занялся обработкой раны. В его котомке сохранилось полфлакона жидкости для промывания ран и моток перевязочной тряпки. Эрвин остановил кровь, обезболил ужасную ссадину, промыл ее и вернул на место лоскут кожи, свисавший с ноги у лодыжки. Затем он прирастил кожу и забинтовал рану.

Когда он отошел, дикари, не говоря ни слова, подняли раненого и унесли в хижину. Из поселка прибежали женщины и дети, чтобы принять участие в разделе добычи. Дележом распоряжался вожак, присматривавший, чтобы племя не передралось из-за лучших кусков.

- Где божественное дитя? - спросил он подошедшего Эрвина.

Эрвин указал на пазуху, где спала Дика.

Вожак не посмел потревожить сон божественной кикиморы. Он предложил Эрвину кусок живоглотины, но тот отказался. Сырого мяса он не ел, а пожарить его не рискнул, чтобы не перепугать дикарей огнем.

Вскоре туша была разделана, и охрана вернулась на свои места, а остальное население отправилось по хижинам досыпать. Эрвин прослонялся по окрестностям до вечера. Когда проснулась Дика, он предложил ей уговорить вожака проводить их из болота.

Кикимора поехала на его плече к вожаку на переговоры. Тот почтительно поклонился ей и долго благодарил ее за то, что ее большой помог убить шышлопа и вылечил их соплеменника. Покончив с благодарностями, вожак спросил ее, не поможет ли она перебить остальных шышлопов, которые нападают на поселок.

- Эрвин, твоя поможет? - спросила кикимора.

- Моя оглушит шышлопа, а ваша убьет шышлопа, - объяснил Эрвин вожаку, ломая привычный язык, - на чинаби не существовало слов "я" и "мы". - Но моя не видит ночью. Наша бьет шышлопа вечером или утром.

- Наша бьет шышлопа вечером, - решил вожак. - Наша бьет шышлопа сейчас.

- Наша побьет шышлопа, и твоя велит чинабам проводить мою из болота, - потребовала Дика.

Вожак согласился - желание божественной кикиморы было для него законом. Он созвал охотников, и вся толпа двинулась туда, где жили шышлопы. Посреди толпы возвышался Эрвин с кикиморой на плече.

Первого живоглота они обнаружили на болотной прогалине посреди тростника, где он залег на ночевку. Зверь проснулся, когда они приблизились к нему вплотную, но не успел напасть. Эрвин поразил его в уязвимое место, охотники с каменными топорами доделали остальное.

Чинабы взялись разделывать тушу, но Эрвин напомнил, что нужно найти остальных хищников, пока совсем не стемнело, и охотники повели его к следующей лежке. Второй живоглот почуял их издали и бросился им навстречу, но оказался не быстрее Эрвина. Он замер от удара молнии и вскоре тоже остался без головы.

До темноты они расправились еще с несколькими живоглотами. Эрвин вернулся в селение, а охотники ушли за добычей. Всю ночь они таскали домой мясо и кости, из которых получались хорошие костяные ножи и наконечники копий. Дика договорилась с вожаком, что двое чинабов проводят ее с Эрвином на долбленках. Долбленки едва выдерживали одного пассажира, поэтому Эрвину выделили самую большую лодку племени, принадлежавшую, естественно, вожаку. Провожатые должны были показать дорогу, а затем отвести лодку обратно.

Отплытие божественной кикиморы состоялось рано вечером. Провожать чинабскую фею пришло все племя. На дорогу ей положили большой кусок мяса живоглота, а ее большому - клубней и кореньев. Эрвин с Дикой на плече уселся на корме долбленки и взял в руки деревянное весло. В две другие лодки сели гордые своей миссией провожатые.

- Моя желает вашей долгой жизни и удачной охоты, - сказала на прощанье кикимора.

Под печальные вздохи мужчин и всхлипывания женщин весла опустились в воду, и божественное дитя отбыло из чинабского поселка. Три утлые лодчонки одна за другой заскользили по воде - лодка Эрвина посередине.

Она была невыносимо шаткой и вертлявой. Эрвин сидел на дне, лицом по ходу лодки, вытянув ноги вперед и загребая веслом поочередно справа и слева. Однако лодчонка неслась гораздо быстрее, чем он сам шел бы по болоту по пояс в воде. А может, и не по пояс, потому что воды становилось все больше. Чинабы вели лодки по одним им известным водяным путям, пересекающим болото.

Всю ночь Эрвин следовал за первой лодкой, полагаясь не столько на зрение, сколько на интуицию. Его лодка не перевернулась ни разу, хотя он был уверен, что держится в -%) только чудом. В полночь чинабы сделали привал, чтобы поесть и отдохнуть, а затем поплыли дальше. Утром они нашли подходящий для стоянки островок и улеглись спать. Эрвин растер ноющие плечи и последовал их примеру.

На следующее утро они приплыли к южному краю болота. Впереди по-прежнему тянулась грязная жижа, но для лодок было уже мелко. Дикари сказали, что дальше придется идти пешком, но путь безопасен и вскоре выведет на сушу. Они распрощались с божественной кикиморой, взяли ее лодку на буксир и поплыли обратно.

Эрвин по колено в грязевой жиже побрел на юг. Грязь становилась все мельче и гуще, и к полудню он оказался на краю болота, за которым шла твердая почва. Он разыскал углубление с водой, где отмылся от болотной грязи, прополоскал штаны и ботинки, превратившиеся в бесформенные комки раскисшей кожи. Теперь ему осталось добраться до жилья.

Глава 16

Вооружившись меркой, легко установить, что средний дарнар всего лишь на полголовы выше среднего человека. Однако человеку, вставшему рядом с дарнаром, неизменно казалось, что тот выше его чуть ли не в полтора раза. Дарнары были не только высокими, но также широкими и мускулистыми. Мощные руки любого дарнара по толщине были сравнимы с упитанной человеческой ляжкой, а шея была такой толстой, что крепкая голова без заметного сужения переходила в могучие, переливающиеся мышцами плечи. Дарнары были выносливы и легко переносили как жару, так и холод - среди других рас даже бытовала известная поговорка "живуч, как дарнар".

Они были бы непревзойденными воинами и могли бы завоевать все пять континентов, если бы не их беспримерное добродушие и непритязательность. Раздразнить дарнара было почти невозможно, еще труднее было соблазнить его чем-либо ценным. Эти тяжелые, неторопливые существа вступали в драки только для самозащиты и никогда не интересовались ничем, что превышало бы их нехитрые потребности. Прежде правители других рас не однажды пытались нанимать дарнаров на службу в войска, но неизменно терпели неудачу. В настоящее время считалось общеизвестным, что дарнары, несмотря на свои выдающиеся физические качества, совершенно не годятся в воины.

Непритязательность дарнаров оказалась не на руку и Эрвину. Когда он наконец добрался до небольшой дарнарской деревушки, никто из жителей не заинтересовался его деньгами, на которые можно было приобрести что-то в ближайшем городе. Эрвин тщетно переходил от одной глиняной хатки к другой, пытаясь купить там еду и одежду.

- Это те самые блестящие кружочки, на которые можно что- то купить в Рубукне? Нет, не надо. Я не собираюсь в Рубукн.

- Это деньги, да? На них, говоришь, можно купить все, что захочешь? Нет, нам ничего не надо.

- Нет, не надо нам твоих денег. Еда у нас есть, одежда есть, скотина есть. Нет, не надо.

Их совершенно не волновало, что самому Эрвину была нужна еда и одежда. Он был для них посторонним, чужаком, неизвестно для чего забредшим в их селение и вмешивающимся в их жизнь. В конце концов Эрвин разыскал дарнара, который собирался в город. После долгих уговоров тот согласился обменять на несколько блестящих кружочков узелок с едой и старое одеяло из шерсти дака. Получив хотя бы самое необходимое в дорогу, Эрвин поспешил туда, где деньги имеют большее значение.

Сначала он хотел пойти в Рубукн, но после знакомства с дарнарами этот городишко показался ему слишком маленьким, чтобы не столкнуться там с подобными же трудностями. И он предпочел Дутухт - большой торговый город в устье Грококса, где можно было найти корабль до любого континента, - хотя добираться туда было значительно дальше. Расспросив дорогу, Эрвин покинул дарнарскую деревню и направился на юг, где вдоль берега реки тянулся проезжий тракт.

Чахлый проселок слился с другим, затем еще с одним. Дорога, принимая в себя ответвления от дарнарских хаток и поселков, становилась все более наезженной. Через несколько дней она полноправной веткой влилась в широкий береговой тракт, по которому сновали не столько сами дарнары, сколько представители других рас, живших по ту сторону Грококса. Изобильные земли на юге второго континента привлекли на жительство и людей, и свирров с третьего континента, охотно расселившихся по Гретанской долине и другим пустующим угодьям, которые не спешили обжить неприхотливые дарнары. Но это было южнее, а земли по северному берегу реки традиционно считались дарнарскими или, точнее, нищенскими.

Самих дарнаров не смущала скудость земель, на которых брезговали селиться другие расы. Медлительные великаны выращивали на них жесткие и горькие корнеплоды, становившиеся съедобными после длительного упаривания в котле, и пасли даков - такую же крупную и неприхотливую скотину, как и ее хозяева. Пасущиеся даки больше всего напоминали огромные головастые бочки на столбообразных ногах, обросшие редкой, похожей на щетину шерстью, сквозь которую просвечивала серовато-розовая кожа.

Тяжелые губастые даки подъедали самую жесткую растительность, вплоть до мелких кустарничков, находя себе пищу там, где не прокормилось бы другое травоядное животное. Дарнары доили даков, забивали их на мясо, перевозили на них грузы и пахали землю. Из шерсти даков они ткали грубую одноцветную одежду, а из жесткой, годившейся разве что на подметки кожи умудрялись шить некрасивые, но невероятно прочные башмаки.

Казавшаяся поначалу необычной, эта скотина примелькалась Эрвину в пути. Даки паслись у каждого дарнарского жилища. Однажды, когда он уселся пообедать на берегу Грококса, его догнало большое стадо даков, которое сопровождали двое дарнаров, постарше и помоложе, в одинаковых штанах и рубашках из грубой шерсти, с кожаными ' /+ b ,( на локтях и коленях. Эрвин расспросил их и узнал, что они гонят скотину в Дутухт на продажу. Это было по пути Эрвину, да и купленная в деревне еда была на исходе. Было бы неплохо наняться к этим дарнарам в помощники, хотя бы за еду, и он предложил им свои услуги.

- Нет, ты нам не нужен. - Старший дарнар добродушно прищурил маленькие, глубоко посаженные глазки.

- Нет, ты нам не нужен. - Дарнар помоложе почесал темно- бурую кожу на волосатом загривке.

- Нет, - повторил старший дарнар, продолжая размышлять над предложением Эрвина. - Даков много, но даки смирные. Мы справляемся.

- Нет, - точно так же повторил другой. - Ты бесполезен нам. Зачем нам тебя брать?

- Верно говоришь, Даб, - отозвался старший.

- Верно говоришь, Даз, - согласно кивнул младший.

- Нет. - Оба добродушно покачали головами и разом отвернулись от Эрвина, словно он перестал для них существовать.

Они погнали даков дальше. Эрвин отдохнул немного и пошел следом. Вскоре он нагнал это стадо, почему-то остановившееся. Животные, явно напуганные, беспорядочно толпились на дороге. Подойдя ближе, Эрвин увидел, что один из даков лежит на обочине, а оба дарнара в одинаковых позах стоят перед его мордой, удрученно почесывая загривки.

- Хаш, - ответил старший дарнар на его вопрос, что случилось.

- Хаш, - повторил другой.

Хашем называлась смертельно ядовитая змея, водившаяся в этих краях. Видимо, животное наступило на нее, пытаясь урвать по пути пучок травы с обочины.

- Умрет дак. - Огорчение в голосе старшего перемешивалось с философским непротивлением судьбе.

- Умрет дак, - точно так же повторил младший.

- Верно говоришь, Даб.

- Верно говоришь, Даз.

- Дайте, я попробую его вылечить. - Эрвин подсел к морде животного, на которой сквозь страдание просвечивала кротость и непротивление скотины, знающей, что ее судьба - рано или поздно быть съеденной.

Он начал осматривать ногу дака, разделенную в ступне на пять коротких и толстых долек, каждая из которых заканчивалась подобием копытца. Двойной прокол змеиных зубов обнаружился между двумя из этих копытцев - чуть ли не единственном местечке на теле дака, где кожа была достаточно тонкой, чтобы прокусить ее. Эрвин порылся в котомке и извлек оттуда кинжальчик мага. Он сделал глубокий надрез в месте укуса и дал крови стечь, а затем вложил в ранку магический камень, надеясь, что яд не успел распространиться далеко. Такие камни хорошо помогали только от свежих укусов.

Когда камень из чисто-голубого превратился в грязно- бурый, Эрвин выбросил его и зарастил ранку. Дак почувствовал себя заметно лучше, страдальческое выражение сошло с его морды. Полежав еще немного, он поднялся на ноги.

- Ты вылечил дака, - сказал старший дарнар Эрвину, увидев, что скотина, с которой они уже попрощались, вернулась к жизни.

- Ты вылечил дака, - эхом откликнулся младший.

- Ты полезен нам, - заключил первый.

- Полезен, - отозвался второй.

- Мы возьмем тебя в помощники, - сказал старший.

- Возьмем, - повторил младший.

- Верно говоришь, Даб.

- Верно говоришь, Даз.

Так Эрвин оказался в подпасках у погонщиков стада даков. Ему вырезали тонкую и длинную палку - хворостины было мало для толстой шкуры дака, - чтобы возвращать на дорогу вздумавшую отлучиться за пучком травы скотину. Однако даки редко проявляли подобную инициативу, поэтому обязанности Эрвина свелись к тому, чтобы днем брести за стадом, а по ночам караулить его поочередно с погонщиками, чтобы животные не разбредались далеко.

Оба дарнара никогда не считали свою скотину - они знали ее в лицо и непонятным для Эрвина образом с первого взгляда определяли наличие каждого дака в стаде. Если кто-то из даков отбивался от стада, то и Даб, и Даз точно знали, что это или большой светло-бурый, или серо-коричневый с редкой шерстью, или коротконогий с рваной губой. У них не всегда хватало слов, чтобы это высказать, но перед их маленькими, глубоко посаженными глазками всегда имелся отчетливый образ каждого животного. Эрвину было далеко до этого, и он в свое дежурство постоянно пересчитывал даков, чтобы установить, все ли они на месте.

Наверное, думал Эрвин, если бы он четырнадцать лет проучился не в академии, а у хозяина стада даков, он с неменьшей виртуозностью запоминал бы их. Он думал также, зачем столько лет проучился сложному и тонкому искусству магии, если на свете есть куда более простые и полезные занятия, хотя бы та же пастьба даков. После одиноких скитаний по местам, где непросто было выжить, ему было так спокойно среди этих живых глыб, и разумных, и неразумных. Пища дарнаров, правда, была слишком грубой для него, но к любой пище в конце концов можно привыкнуть.

По вечерам он помогал готовить еду на костре. Даб и Даз, кажется, ничему не удивлялись. Они с полным безразличием отнеслись и к его умению разводить костер заклинаниями, и к кикиморе у него за пазухой. Примерно так же, как они относились к погоде - кто ж ее спрашивает, почему она такая? Не менее безразлично им было и то, что он не принадлежит к их расе.

Эрвину, уставшему от чужого любопытства, постоянно преследующего и самих магов, и их работу, нравилось такое безразличие. Впервые с тех пор, как он покинул стены академии, он не чувствовал себя отличающимся от других. Он был здесь не магом и даже не человеком, а просто существом среди других существ, спокойных и уравновешенных, никому не мешающих, живущих совместной жизнью и выполняющих совместную деятельность. Ему нравилось и безоговорочное согласие, f `("h%% в отношениях дарнаров.

- Верно говоришь, Даб.

- Верно говоришь, Даз.

Потянулись медленные, одинаковые дни. В мире не осталось ничего, помимо будничных обязанностей - ни о чем не требовалось беспокоиться, не из-за чего было суетиться. Как ни странно, от этой тишины магическое чутье Эрвина не притупилось, а обострилось. Пару раз он чувствовал по пути каналы, причем с такого расстояния, о котором раньше и мечтать не мог. Но каналы оставили его равнодушным - ему словно бы передалось неистребимое безразличие дарнаров. Он был подпаском в стаде даков, и ничем больше. Более того, ему хотелось им оставаться. Ему не хотелось даже вспоминать, что вся его прежняя жизнь была подготовкой, чтобы стать магом. Странная, чужая, полузабытая жизнь...

Это спокойное, кажущееся незыблемым однообразие нарушилось в один миг, словно его обрезали ножом. Однажды вечером, когда Даб и Даз присматривали место для ночной стоянки, из придорожных кустов выскочила шайка разбойников и накинулась на них. Нападавшие были людьми, они уступали дарнарам в силе, но их было больше и они надеялись взять внезапностью. Несколько человек повисли на Дабе, другие навалились на Даза. Эрвин увидел, как медлительный великан скорчился и схватился за бок. Из-под пальцев Даза потекла густая темно-бордовая кровь.

В долю мгновения Эрвин превратился из невзрачного подпаска в грозного мага. Это превращение произошло помимо его воли - только что он не помнил ни о какой магии, и его не заботило ничего, кроме сохранности стада. Огненная волна вдруг взметнулась в нем, хлынула в руки и сорвалась с пальцев, направленных на ближайшую группу налетчиков.

Одежда разбойников вспыхнула пламенем. Кто-то из них кинулся обратно в кусты, другие стали кататься по земле, чтобы сбить огонь. Остальные, кого не достало заклинание Эрвина, в растерянности отступили от дарнаров. Руки Эрвина метнули еще одну молнию.

- Здесь маг! - раздался испуганный возглас.

Опомнившийся Даб свирепо оскалился и начал молотить разбойников палкой. Поняв, что нападение не получилось, они пустились в бегство. Эрвин провожал глазами эти потрепанные человеческие тени, каждая из которых в мельчайших подробностях запечатлевалась в его взбудораженном мозгу. От неожиданности он вложил в огненный удар слишком много мощи и теперь чувствовал, что его ноги подкашиваются от слабости.

- Ты!!! - Пробегавший мимо разбойник смерил его ненавидящим взглядом. - Ты человек, а защищаешь этих ублюдков дарнаров!

Эрвин ответил бы ему, что он защищает честных разумных существ от нечестных и ему безразлично, - кто из них люди, а кто дарнары. Но отвечать было уже некому - разбойник скрылся в кустах. Нападение закончилось так же внезапно, как и началось.

Вокруг был тот же вечер, толпились те же даки, не успевшие даже испугаться, тянулась та же дорога. Все .ab " +.al таким, словно никаких разбойников не было и в помине. Но на дороге скорчился Даз, зажимая корявыми пальцами рану, а рядом с ним росла лужа крови - как же много ее было в этом крупном, неповоротливом теле! На лице великана установилось выражение кротости и непротивления судьбе, похожее на то, которое Эрвин видел у укушенного змеей дака.

Он опустился на колени рядом с Дазом и заставил дарнара отнять окровавленные ладони от раны. Кровь слабыми толчками выхлестывалась оттуда и стекала по мощной ляжке на землю. Видимо, разбойничий нож угодил в печень - такие раны нередко дают много крови.

Уговорив Даза лечь на спину, Эрвин начал залечивать его рану. Даб тем временем принес с речки воды и стал разводить костер - даже медлительным дарнарским мозгам было понятно, что продолжать путь сегодня не придется. Костер разгорелся, вода закипела, затем сварился ужин, а Эрвин все еще возился с раной. Нужно было получше зарастить ее, потому что о постельном режиме для раненого не приходилось и мечтать.

Поздней ночью он наконец отошел от Даза. Ужин давно остыл, но Эрвин кое-как пропихнул в себя несколько кусков грубой дарнарской пищи - он перерасходовал силы, а к утру нужно было восстановить их. Затем он завернулся в жесткое одеяло и попытался уснуть.

Однако сон не шел к нему, несмотря на страшную усталость. Эрвин никак не мог успокоиться после разбойничьего налета, перед его закрытыми глазами мельтешили картины нападения - потрепанные тени, в одно мгновение выскочившие из кустов, схватившийся за бок Даз. Злобные, мерзкие лица хищников, почему-то называющихся людьми, как и он сам. "Ты человек, а защищаешь этих ублюдков дарнаров!"

"Я-то человек, - думал Эрвин, - а вы-то кто? Неужели вы тоже люди, как и я? Неужели я принадлежу к одному племени с вами - только потому, что у меня такие же руки и ноги, такое же лицо, такая же кожа, как у вас? Как это может быть? Внутри я совсем другой, у меня нет ничего общего с вами. Я отчетливо чувствую это".

Дика вылезла из-за его пазухи и отправилась на ночную охоту. Эрвин нередко обсуждал с ней дорожные события, но бесполезно было задавать ей эти вопросы. Всю свою жизнь кикимора провела в лесном мирке, где сильный и ловкий носит теплую крысиную накидку и ест свежее мясо, а слабый и неуклюжий кутается в старые листья и ест заячье дерьмо, но где свои все-таки не едят своих. Что это - кодекс чести кикимор, по которому даже самый захудалый охотник не может считаться добычей, или их ограниченность, по которой несколько слабых и неуклюжих не могут сговориться и обобрать одного сильного и ловкого? Ограниченность, от которой свободны люди?

Как же могло случиться, что из безобидного розового младенчика выросло двуногое существо, живущее чужими слезами и бедами, разумное ровно настолько, чтобы как можно ловчее обобрать или ограбить своего ближнего? Эрвин видел не так уж много младенцев, но все они казались ему 6eзобидными и `.'."k,(, и из них, по его понятию, должны были вырастать такие же люди, как он сам или его друг Дарт, или его друг Армандас. Но из них почему-то вырастали и эти твари, по непонятным ему причинам тоже называющиеся людьми.

Дарт, наверное, хмыкнул бы и пожал плечами - мало ли какая дрянь существует на свете! Армандас попросту сказал бы "Да провались они все!" и выкинул бы их из своей горячей головы. Но Эрвин, видимо, был устроен иначе, потому что он не мог не размышлять об этой жизни. Он лежал в темноте под жестким вонючим одеялом и думал, думал ночь напролет, не зная, как оторваться от размышлений, хотя они выпивали его последние силы. Начало светать, вернулась с охоты насытившаяся Дика и забралась к нему за пазуху, а он все еще оставался в тревожном, изматывающем состоянии между сном и бодрствованием. Только на рассвете, когда пора было вставать, его взбудораженное сознание забылось коротким сном.

Он проснулся оттого, что его трясли за плечо. Довольно грубо и, видимо, давно, но его усталый рассудок никак не соглашался возвращаться в реальность. Наконец Эрвин сел и начал протирать кулаками слипающиеся глаза. Больше всего на свете ему сейчас хотелось рухнуть обратно под одеяло и никогда не просыпаться.

- Ты проспал, - раздался над его ухом голос Даба. - Еда готова, ешь скорее, и пойдем.

Зрение Эрвина понемногу прояснилось. Даки были согнаны в стадо, готовые в путь. У костра сидел Даз, доедая из миски грубое дарнарское варево. Даб, видимо, уже поел. Растормошив Эрвина, он пошел укладывать вещи.

Эрвин с усилием поднялся на ноги и пошел к костру. Земля уплывала из-под его ступней, а окружающий мир поворачивался вместе с каждым движением его головы, поворачивался и качался, усугубляя эту странную неустойчивость. Эрвин сам не заметил, как оказался на земле. Мир вокруг по-прежнему плыл и качался, но, по крайней мере, не уходил из-под ног.

Это ощущение было уже знакомо ему по Дангалору - полное энергетическое истощение. Вчерашняя схватка, длительное лечение раны и бессонная ночь исчерпали его силы, которых и так оставалось немного из-за постоянного холода и недоедания. Нужно было отлежаться хотя бы один день, чтобы твердо стоять на ногах.

Эрвин заставил себя дойти до костра и поесть, надеясь, что после еды ему станет лучше, но добился только того, что к головокружению добавились тошнота и озноб. Он съежился у догорающих поленьев, пытаясь согреться. Даз помыл миски и котелок, уложил вещи в заплечный мешок из шкуры дака. Даб окидывал опытным глазом скотину, чтобы еще раз удостовериться напоследок, вся ли она на месте.

- Ну, пойдем, что ли, - скомандовал он, убедившись, что все готово к выходу.

Эрвин попробовал встать и снова опустился на землю у костра.

- Я не могу, - пробормотал он. - Я, кажется, нездоров.

Даб подошел и остановился над ним, разглядывая с высоты своего роста съежившуюся фигурку Эрвина. Даз тоже подошел и встал рядом с Дабом. Некоторое время оба дарнара молча мерили своего подпаска одинаковыми взглядами.

- Ты нездоров, значит, ты болен, - заключил наконец Даб.

- Болен, - подтвердил Даз.

- Не то чтобы болен, - проговорил едва ворочающимся языком Эрвин. - Просто я вчера устал... мне нужно отлежаться. Я не могу идти - ноги не держат...

- Он не может идти, - взглянул Даб на Даза.

- Не может, - подтвердил тот.

- Нам не нужен помощник, который не может идти, - мигнули добродушные глазки Даба.

- Не нужен, - согласился его напарник.

- Верно говоришь, Даз.

- Верно говоришь, Даб.

Они отвернулись от Эрвина, словно тот в одно мгновение исчез из их жизни, и погнали даков по дороге. Эрвин проводил их взглядом, не в силах даже изумляться. Затем он опустил голову на землю и закрыл глаза. Ему не хотелось ни видеть, ни слышать, ни думать. Но больше всего ему не хотелось чувствовать, - чувствовать себя преданным и брошенным. И снова сознание милосердно оставило его, спасая от отчаяния. Он надолго погрузился в забытье - то ли в глубокий обморок, то ли в глубокий сон.

К полудню Эрвин пришел в себя. Он очнулся мгновенно, словно от толчка, и открыл глаза. Костер давно не грел, головешки прогорели дотла, земля под боком была ледяной и жесткой. Эрвин поднял лицо и увидел бледное зимнее небо. В этих краях снег шел только посреди зимы и не лежал подолгу, а земля почти на весь сезон становилась безрадостной бурой равниной, покрытой останками травы, пригодными в пищу только дакам.

Он повел головой, но небо и земля остались на месте, как им и было положено. Если бы он был простым подпаском, он погиб бы вчера вместе с Дабом и Дазом, а разбойники гнали бы сейчас украденное стадо в Дутухт на продажу. Эрвин подумал, что они легко могли бы рассчитаться с ним за вчерашнее, пока он лежал в забытьи у костра, но они наверняка были далеко отсюда, подальше от опасного мага, превратившего половину их шайки в пылающие факелы. Хорошо еще, что они не знали, как часто маг бывает беспомощным, куда беспомощнее обычных людей, которые никогда не тратят малую толику отпущенной им магической силы, потому что не умеют ее тратить.

Даб и Даз не оставили ему ни крошки еды, посчитав, что излишне переводить ее на бесполезное существо. Если бы он был просто подпаском, то вскоре погиб бы от голода и холода, брошенный на дороге.

Но он был магом.

Эрвин сел и огляделся вокруг. Безрадостное бледное небо, безрадостная нищая земля, полная разбойников и дарнаров, которым не свойственно даже элементарное чувство признательности, не говоря уже о сострадании. Дарнаров, .$- *., Эрвин не осуждал - для определенных чувств требуется определенный уровень развития.

Если бы он был подпаском, он был бы обречен жить и умереть в этом мире, но он был магом, и его мир был шире. Глупо выбирать судьбу подпаска, если способен на большее, и вот итог - он остался одиноким, вышвырнутым из этой жизни. Но нет, он не останется подыхать на дороге, словно бездомная собака. Скорее, скорее, прочь отсюда, из этого ужасного края! Куда-нибудь, все равно куда!

Подхваченный этой мыслью, Эрвин вскочил на ноги. Они слушались его, хотя его голова была затуманена усталостью и переживаниями. Он плохо различал дорогу, положившись на чувство направления, никогда не подводившее его. Куда- нибудь, только прочь отсюда, и как можно скорее!

Его ноги двигались сами, выполняя приказ сознания. Кажется, он шел не по дороге, а напрямик, инстинктивно чувствуя выход. Он забыл про голод, холод и усталость, одержимый порывом бежать отсюда, подгоняемый отвращением. Горькие мысли жгли его рассудок, застилали зрение. Разбойники были единой шайкой, что-то связывало и удерживало их вместе, Даб и Даз пасли одно и то же стадо и, вероятно, были родственниками. У каждого разумного существа были какие- то связи, свое место в жизни, и только он, в пять лет вырванный из дома, в девятнадцать выброшенный из академии, был одинок и неприкаян, как только может быть одинок и неприкаян человек. Эрвин окончательно понял это сейчас, когда попытка прибиться хоть к кому-то оставила его брошенным на дороге.

Тем не менее он вдруг отчетливо осознал, что бесполезно шарахаться, уклоняться, искать себе другую судьбу. Никогда он больше не отречется от своей судьбы, судьбы мага, никогда он не возьмет себе другую.

Его шаги сами собой замедлились, словно он наконец пришел к цели. Возвратившись от размышлений к реальности, Эрвин почувствовал, что перед ним - вход в канал. Так вот куда привело его чувство направления!

Стремление как можно скорее покинуть эти безнадежно чужие места пересилило все, даже чувство опасности. Эрвин колебался не более мгновения, перед тем как шагнуть в канал.

Глава 17

Наутро ректор Зербинас и лорд Дантос распрощались с Хирро. Тот пошел продавать свои охотничьи трофеи, а они вскочили на ларов и понеслись над кейтангурскими крышами вдоль берега моря на север, где находился выбранный Зербинасом канал.

Лорд Дантос был очень доволен вчерашним приключением. Он жалел только об одном - что ему не удалось сразить того огромного крылатого волка, чтобы потом, когда он будет рассказывать леди Аринтии о поисках преемника, как бы мимоходом упомянуть еще и об этой победе.

Ах, Аринтия, Аринтия... Но на свете было немало и других впечатляющих вещей, хотя бы вчерашняя битва с -%*`., -b.,. Лорд Дантос был рад каждой возможности обнажить меч и пустить в ход свое боевое искусство. Воинские традиции были на одном из первых мест у архонтов - выше ценилась только родовая гордость, - а поездка с ректором, похоже, сулила не одно подобное происшествие.

Среди архонтов не рождалось магов, как и среди других рас Лирна, кроме человеческой, но никто из архонтов не считал это недостатком расы. Все, кроме воинского умения, считалось у них второсортным, в том числе и магия - зачем благородному воину еще и какое-то подозрительное колдовство? Архонты всегда относились к магам снисходительно, хотя и пользовались их услугами.

Знакомство с ректором заставило Дантоса отчасти пересмотреть свои взгляды на магов. В Зербинасе жил тот же боевой дух и страсть к военным приключениям, которыми славилась архонтская знать, и, судя по его скупым оговоркам, в прошлом ректор владел холодным оружием не намного хуже среднего архонтского воина. Что от этого умения осталось сейчас, у Дантоса пока не было возможности увидеть, но быстрота и уверенность, с которой оба мага расправились с некромантом, говорили о многом.

- А кто такой этот Хирро? - спросил он у ректора, когда их лары набрали высоту и сблизились так, что стало можно разговаривать.

- Хирро? - Брови Зербинаса приподнялись, глаза весело прищурились. - Пожалуй, это мой второй друг после Ки-и- скаля, несмотря на то, что мы не видимся десятилетиями. Такой же непоседа, как и я, хотя он родом из Пирта. Когда я был помоложе, у нас на пару с ним было немало приключений, но теперь, к сожалению, у меня уже не та прыть. А он, как я вижу, все тот же.

- Он упоминал какой-то портал? - вспомнил Дантос, когда речь зашла о приключениях.

- Портал Древней Магии? - Веселая усмешка покинула глаза Зербинаса. - Тех, кто не маги, это мало касается... по крайней мере сейчас.

- Это секрет?

- Нет, почему же, хотя об этом не болтают на каждом углу. Понимаете, Дантос, у нас, магов, свои дела и свои интересы, они редко касаются остальных. Но тот случай был как раз таким, что касался всех. Многие чародейства у нас совершаются только во время определенного сочетания светил нашего мира, как в случае с магическим зеркалом Гримальдуса, помните?

- Да, - подтвердил кивком Дантос.

- Миров наподобие нашего немало - это хорошо знают маги, которые могут путешествовать по ним. Все они связаны общим пространством, у которого есть свои особенности. Об этом можно долго рассказывать, но в данном случае важно то, что в этом пространстве тоже возможны чародейства, если определенное сочетание светил наступает одновременно в нескольких мирах. Это очень редкие события, но и чародейства в это время возможны большие. Так вот, сорок с небольшим лет назад в нескольких мирах установилось положение светил, *.b.`.% позволяло открыть в определенной точке межмирового пространства, являющейся центром магического равновесия этих миров, вход для притока в них магии из запредельных миров - так называемый Портал Первичной, или, как ее еще называют, Древней Магии.

- Значит, тогда вы с Хирро открывали этот портал? - догадался архонт.

- Нет, напротив, тогда мы помешали его открыть. Резкое изменение количества магии вызвало бы в мирах тяжелые катаклизмы - ураганы, землетрясения, подвижку континентов и прочие бедствия. Конечно, магам ничего не угрожало - маги могут о себе позаботиться, - поэтому среди них нашлись и такие, которым безразлична массовая гибель остального населения. Как этот Скарпенцо, например.

- Он был там?

- Да. Но среди наших противников, да и союзников тоже, было гораздо больше иномирцев. Наш Лирн, прямо скажем, по уровню магии считается очень средненьким. Тот же Пирт куда выше, не говоря уже об Асфри, где рождаются величайшие маги.

- И все вы знаете друг друга?

- В основном да. Нас не так уж много. - Зербинас на мгновение задумался. - Маги из разных миров нередко ближе друг другу, чем обитателям собственного мира, не владеющим магией. Я бы даже сказал, что все мы - подданные в первую очередь мира магии, а уж затем - земель своих соотечественников. И дружба, и вражда магов никак не связаны с их расой и службой.

Дантос понимающе кивнул.

- Я видел контракт Гримальдуса, - сказал он. - Первым условием там стоит, что наниматель никогда не должен принуждать мага идти против другого мага.

- Да, - подтвердил Зербинас. - Остальные условия могут меняться, но это - обязательное, по крайней мере у академиков. Конечно, магам не запретишь враждовать друг с другом, если они сами этого пожелают, но никакая служба не должна принуждать их к этому. Принадлежность магии для нас выше любой другой.

Эта интересная особенность магов никак не могла заслужить одобрение архонтского аристократа. По его понятиям, любой мужчина был воином и должен был подчиняться вышестоящему воину. А воинам не полагалось иметь собственное мнение о том, кто их друзья и кто враги, - это им говорил военачальник, и следовало думать именно так, пока тот же военачальник не скажет другое. На этом держались и сила рода, и воинская верность. Что же получится, если каждый из воинов будет сам решать, кто его враги, а кто друзья? Нет, эти маги были чрезвычайно ненадежными помощниками, хотя порой и очень полезными. Была бы его воля - и он отговорил бы леди Аринтию держать в услужении мага, каким бы тот ни был выдающимся.

Но сейчас он был вынужден путешествовать в обществе мага и полагаться на него. Однако, присмотревшись к Зербинасу за время совместного пути, лорд Дантос не мог не признать, что из ректора получился бы неплохой воин, если бы c него не было этого изъяна - способностей к магии.

Две недели они неслись на ларах вдоль океанского берега. На привалах Зербинас вызывал карту Лирна и отслеживал по ней пройденный путь. Наконец наступил день, когда он направил Ки-и-скаля вниз, к небольшой бухте с полоской песчаного пляжа по кромке воды.

- Наш канал где-то здесь! - крикнул он со своего лара Дантосу.

- А где? - откликнулся тот.

- Искать будем, - ответил ректор. - Карта слишком мелкая, чтобы определить его точное расположение. Но бухта та самая, я все время тщательно проверял наш путь.

Лары покружили над бухтой и направились к скальному выступу, нависшему над береговой линией. У самой скалы Зербинас придержал Ки-и-скаля, высматривая перед собой что- то невидимое.

- Да, нам сюда, - сказал он архонту. - Здесь, над скалой, канал.

Вход в канал находился в воздухе на высоте трех человеческих ростов над отвесным утесом. Попасть туда мог только маг, и далеко не каждый маг, потому что левитация выше человеческого роста давалась немногим. Но для ларов это не составляло никакой проблемы, и они один за другим влетели в канал.

Сырой и горячий воздух окутал Зербинаса и Дантоса. Они обнаружили себя на лесной поляне с необычайно высокой и сочной растительностью. Вокруг возвышались огромные деревья с блестящими листьями, с которых капала вода. Ослепительно белое светило обжигало кожу, вызывая острое желание как можно скорее укрыться в тени.

Повинуясь этому побуждению, Зербинас послал Ки-и-скаля под тень ближайшего дерева. От сырости было трудно дышать, кожа под одеждой мгновенно покрылась смесью пота и насыщавшей воздух влаги. Ректор поклялся бы хоть своей жизнью, хоть своей магической силой, которая иному магу дороже собственной жизни, что зима на втором континенте выглядит как угодно, но только не так.

- Где это мы оказались? - подивился он вслух, опережая недоуменный вопрос Дантоса.

***

"Где это я оказался?" - спросил себя Эрвин, растерянно оглядываясь вокруг. Его окружал сад - изумительно прекрасный сад, ветви деревьев которого ломились под тяжестью зрелых плодов, и каких плодов! Круглые шапки приземистых короткоствольных деревьев были увешаны оранжевыми гроздьями мохнатых шариков зикко, каких не попробуешь на первом континенте, потому что они никогда не вызревают там до таких размеров.

Эрвин был слишком голоден, чтобы задавать себе вопросы, чей этот сад и удобно ли рвать в нем фрукты, висевшие так близко, что достаточно протянуть к ним руку. Он протянул ее и ощутил на ладони теплую мохнатую тяжесть плода, .b" +("h%#.ao с ветки от единого прикосновения. Прокусил плотную кожицу и с наслаждением выпил полужидкую мякоть, в другое время показавшуюся бы приторно-сладкой. Но после грубой дарнарской пищи, мало чем отличающейся от свиного корма, она была просто восхитительно вкусной.

Он бросил опустевшую шкурку на землю и сорвал еще плод, затем еще один. Оказывается, он так отвык от еды, что сейчас ему нужно было совсем немного, чтобы почувствовать себя сытым. Утолив голод, Эрвин снова оглядел место, в которое он так неожиданно попал. Это был необычайно ухоженный сад, где не валялось ни одной соринки и, казалось, каждая веточка знала свое место. Его взгляд упал на брошенные шкурки зикко, выглядевшие вопиющим нарушением порядка посреди этой немыслимой опрятности.

Эрвин поддел ногой вскопанную землю под деревом и зарыл в нее шкурки - даже не потому, что они могли выдать его присутствие, а просто из-за уместности этого действия. Слева от себя он увидел дощатую стену высотой в полтора человеческих роста. Снаружи она наверняка выглядела неприступной, но ее легко было преодолеть изнутри, так как доски крепились к двум толстым горизонтальным бревнам, которые можно было использовать как ступени. Сад оказался так велик, что противоположной стены не было видно.

Дальней стены он не заметил, зато увидел за деревьями садовый домик - такой же опрятный, с небольшим крыльцом и высокой двускатной крышей. Дверь домика была плотно закрыта. Понаблюдав немного за ней и за садом, Эрвин убедился, что сейчас здесь никого нет. Однако хозяева могли появиться в любую минуту - не похоже, чтобы этот сад надолго оставался без внимания, - а он не представлял, как объяснить им свое присутствие здесь, справедливо полагая, что болтовня о путешествиях сквозь каналы покажется им неубедительной. Скорее уж его примут за обыкновенного садового воришку, пытающегося спасти свою задницу от порки.

Он направился было к забору, но уже после двух шагов ощутил, что переоценил свои силы, которых явно недоставало, чтобы перемахнуть через высокую ограду. Тогда он подошел к домику и заглянул в окно. Внутри виднелся низкий деревянный стол, крохотный табурет и лежанка, в углу были аккуратно составлены садовые инструменты. Он нажал дверную ручку, но дверь оказалась запертой на ключ.

Эрвин обошел вокруг домика и обнаружил сзади приставную лестницу, ведущую на чердак. Ее, похоже, никогда не убирали, потому что ее ножки глубоко увязли в слежавшейся земле. Он забрался наверх и прикрыл за собой чердачную дверцу. Здесь стоял полумрак, на полу лежал толстый слой пыли, - видимо, сюда заглядывали редко. У скошенных стенок были сложены какие-то дырявые ведра, бадейки, черенки лопат - весь тот ненужный хлам, который жалко выбрасывать. В дальнем углу валялся драный тюфяк, выглядывавший из-под кучи старого тряпья.

"Как это кстати", - подумал Эрвин, зарываясь в эту кучу. Несколько мгновений спустя он уже крепко спал, словно раненая зверюшка, инстинктивно почуявшая, что она в !%'./ a-., месте.

Если кто-то и появлялся в саду в этот день, Эрвин этого не слышал. Он проспал беспробудным сном до следующего утра и проснулся рано на рассвете, когда выпадает роса и замолкают ночные птицы, зато запевают свои песни дневные. Дика еще не вернулась - она всю ночь бродила по саду, - но когда Эрвин сбросил с себя тряпье и сел на тюфяке, в приоткрытую чердачную дверь просунулась ее остроухая головенка.

- Там кто-нибудь есть? - шепотом спросил ее Эрвин.

- Никого, - пропищала она, забираясь на чердак и занимая привычное место у него за пазухой.

Эрвин вылез наружу. Травяные полоски вдоль дорожек были густо покрыты росой - просто удивительно, как эти тонкие острые травинки удерживали на себе столько влаги. Обходя домик, он заметил, что у крыльца появилась вязанка кольев, которой вчера здесь не было, а полупустая бочка до краев наполнена водой. Его первой мыслью было поскорее сбежать отсюда, но затем он решил, что ему еще рано покидать место, где есть еда и укрытие.

Он попил воды из бочки, прошелся по саду, поел плодов и взял несколько штук в котомку, а затем вернулся на чердак отлеживаться. Спать ему уже не хотелось, но и двигаться - тоже, и он неподвижно лежал на тюфяке, вдыхая застоявшийся чердачный воздух, разглядывая серые доски крыши и прислушиваясь к звукам окружающего мира.

Около полудня скрипнула калитка. Эрвин на всякий случай прикрылся тряпками, чтобы его не заметили, если вдруг заглянут на чердак. Но владелец сада не интересовался чердаком. Медленные шлепающие шаги проследовали мимо домика, раздался звук отпираемой двери. Хозяин недолго пробыл внутри - вскоре дверь открылась снова, и шаги зазвучали уже на крыльце.

Эрвин привстал и глянул сквозь полукруглую щель, образованную выпавшим сучком на фасадной стенке чердака. Крыльца отсюда не было видно, но хозяин уже спустился с него и направился к деревьям. Эрвин разглядел безволосую голову, отливающую на солнце голубовато-зеленым, и кожистую чешуйчатую шею, плавно переходящую в покатые плечи.

Хозяин сада был свирром! Эрвин догадался об этом даже раньше, чем увидел его толстый конический хвост, наряду с ногами служивший третьей подпоркой этим отдаленным родственникам ящериц. Сейчас этот хвост волочился по земле, но при беге свирры держали его на весу, становясь из трехногих двуногими.

Одежда свирра состояла из плетеных сандалий и короткой юбки с широким поясом, прикрывающей основание хвоста и верхнюю часть ляжек. В верхних конечностях, до смешного маленьких по сравнению с мощными нижними, он держал тяпку, намереваясь улучшить и без того безупречный порядок в своем саду. Эрвин наблюдал за свирром, пока тот не скрылся за деревьями, а затем опустился на тюфяк.

Итак, канал забросил его на третий континент, в места, населенные свиррами. Эрвин начал вспоминать, что ему рассказывали о них в академии. Свирры были холоднокровными, -. климат на третьем континенте всегда был жарким, и эта особенность не вредила им. Однако она была на пользу другим расам, так как из-за неровной погоды эти драчливые, агрессивные существа плохо приживались на других континентах, иначе они могли бы бесконечно воевать с другими расами за земли, как воевали между собой. Подходящим климатом обладал только пятый континент, и в прошлом свирры не однажды пытались завоевать его, но архонты каждый раз давали им такой отпор, что свиррские вожди постепенно оставили эту затею как безнадежную.

Эти сведения укрепили намерение Эрвина не показываться на глаза хозяину сада. Он остался на чердаке, вспоминая обычаи, географию, политические отношения свирров и между делом наблюдая за перемещениями владельца сада. Тот целый день возился в саду и покинул его только поздним вечером. Когда совсем стемнело, Эрвин осмелился спуститься с чердака, чтобы поесть и подышать свежим воздухом.

Вернувшись на чердак, он проспал там всю ночь, а утром набрал в котомку плодов и перемахнул через высокую ограду. Теперь у него было достаточно сил, чтобы продолжать путь.

Но куда лежит его путь, он пока не знал, хотя бы потому, что еще плохо представлял, где находится. Третий континент был огромным, а Эрвин мог оказаться в его любой части... впрочем, нет, не в любой - южный край континента был слишком холодным для свирров и слишком удаленным для других рас. Значит, Эрвин находился не на самом юге, но это мало что давало ему для точного определения своего местонахождения.

За забором оказалась равнинная местность, на которой изредка торчали высокие деревья с редкой листвой. Поодаль виднелась холмистая гряда, по склону которой была рассыпана целая рощица таких же деревьев. Эрвин пошел вокруг забора и, свернув за угол, увидел широкую речку с пологими берегами. По ее берегу располагались такие же огороженные заборами сады, - правда, заборы были такими высокими, что оставалось только догадываться, что там внутри.

Было еще слишком рано, чтобы наткнуться на кого-то из хозяев, и Эрвин безбоязненно обошел забор до самой калитки. От нее отходила тропинка, разделявшаяся надвое - один путь вел на берег и заканчивался обрывавшимися в воду мостками, а другой, шедший вдоль забора, должен был привести его к жилищам свирров, где он мог выспросить, куда все-таки попал. Свирри был необязательным языком в академии, но при желании его можно было выучить у одного из наставников, в молодости довольно долго прожившего в этой стране разумных ящериц. Эрвин, конечно, не упустил такой случай - тем более что язык свирров можно выучить только на слух.

Тропа повернула к пологой гряде, которую заметил Эрвин. Подойдя ближе, он увидел на склоне неровные ряды круглых отверстий, к каждому из которых подходило ответвление тропы, кое-где над норами виднелись и наземные надстройки. Видимо, это было глухое местечко, потому что цивилизованные свирры строили наземные жилища. В такую рань здесь было тихо и пустынно, и Эрвин ушел за гряду, чтобы подождать там /`.!c&$%-(o жителей.

Он вернулся в полуподземный городок, когда солнце поднялось высоко и высушило росу. Увидев, что у круглого, выложенного камнем колодца собралось несколько свирров с ведрами, Эрвин подошел и заговорил с ними, от души надеясь, что они поймут его свирри. Поначалу они страшно удивились, увидев чужеземца, - судя по их жестам, так как если на их безволосых мелкочешуйчатых мордах и проявилось какое-то выражение, то от Эрвина оно ускользнуло.

Эрвин кое-как объяснил им, что он - путешественник и попал сюда случайно. Свирры опомнились и стали отвечать на его вопросы - они были слишком потрясены его внезапным появлением, чтобы задавать собственные. Оказалось, что он попал в северную часть третьего континента, на берег реки Скиккш, в нескольких днях пути отсюда впадавшей в океан. В устье Скиккша располагался город Хеккусскик - правда, его название звучало по-свиррски несколько иначе. Гласные в свиррский язык добавляли другие расы, не зная, как еще выразить на письме те странные переливы шипящих и свистящих звуков, соединяющих согласные. Эрвину было известно, что каждая пара согласных соединяется особым переливом, которых в свиррском языке было гораздо больше, чем гласных в человеческом. В свое время он добросовестно повторял их за наставником, и, как оказалось, не зря.

Поблагодарив свирров, Эрвин пошел вдоль реки на север. Было так жарко, что он снял куртку и уложил ее вместе с кикиморой в котомку. Солнце припекало, но идти было легко - жидкая трава почти не цеплялась за ноги. Вскоре он заметил, что о пище можно не беспокоиться, - навстречу то и дело попадались кустарники, увешанные плодами или ягодами. Правда, среди них встречались и ядовитые, но в академии заставляли изучать чуть ли не всю растительность Лирна, и у Эрвина не возникало проблем с их распознаванием.

В его памяти зазвучал негромкий голос наставника, обучавшего будущих академиков распознавать и использовать растения. После лекции наставник выводил их из пропахшего сушеными травами кабинета в лес или на луг, чтобы показать им местные растения, но не менее строго он спрашивал и те, которые не встречались в окрестностях академии. Ленивым он напоминал, что выпускников нанимают во все концы Лирна, и Эрвин уже не раз убедился в справедливости этих слов.

Поговаривали, что один из выпускников этого года наймется к свиррам. Им мог бы оказаться и сам Эрвин, но если бы от него зависело хоть что-то, он предпочел бы архонтского нанимателя. Тогда он работал бы под присмотром самого Гримальдуса и получил бы эту восхитительную белую лару. Ди-и- ниль...

Не думать об этом, не думать. Он никогда уже не станет академиком - так зачем же зря травить душу? В миг отчаяния Эрвин ощущал себя магом, но теперь его рассудок снова был ясен и сознавал, что это всего лишь самообман. Он будет кем угодно - знахарем, лекарем, колдуном, ворожеем, - но не настоящим магом. Эта мысль по-прежнему причиняла Эрвину боль, и он в который раз задвинул ее подальше. Нужно было cg(blao жить без этого.

Эрвин заставил себя думать о том, что он будет делать, когда наконец выйдет в цивилизованные места. Наверное, лучше всего будет вернуться в Кейтангур. Там остался его друг Дарт, а с Дартом ему было легче - тот куда спокойнее относился к своему исключению из академии. Дарту был присущ неиссякаемый оптимизм, которого так часто не хватало Эрвину. Из Хеккусскика наверняка ходят корабли до Кейтангура, можно будет купить туда проезд или наняться на один рейс заклинателем погоды.

Успокоившись на этом, Эрвин переключил внимание на окружающие места, на растения и живность, знакомую по учебным пособиям, но еще не виданную в естественной обстановке. Третий континент показался ему дружелюбнее второго, здесь не нужно было выживать, а можно было просто жить.

Глава 18

Хеккусскик оказался невысоким и одноэтажным, словно до половины закопанным в землю, - похоже, свирры признавали только лестницы, ведущие вниз. Одевались они одинаково - в сандалии и короткие юбочки. Верхняя часть их тел была обнаженной, перевязи и ремни на ней имели чисто декоративное назначение. Но, поскольку свирры были яйцекладущими, это ничего не давало Эрвину для различения свиррских мужчин и женщин. С непривычки все они казались ему на одно лицо или, вернее, на одну зеленоватую мелкочешуйчатую морду.

Он помнил, что у них приняты разные формы вежливого обращения: мужчинам полагалось желать удачной линьки, а женщинам - большой кладки, но никто не предупредил его, как трудно различить их непривычному глазу. Перепутать приветствия было непростительным оскорблением, и он сразу же решил обходиться без вежливости, чтобы не вышло хуже.

Как обычно, сначала нужно было подумать о еде и ночлеге. Эрвин брел по улицам, чувствуя себя слишком чужим здесь, чтобы расспрашивать горожан. Свирры поглядывали на чужеземца, но без особого любопытства - в этом большом портовом городе нередко встречались другие расы. Вероятно, в центре были подходящие гостиницы и для приезжих. Повинуясь чутью, Эрвин вскоре вышел на городскую площадь, где шла оживленная торговля.

Только оказавшись в толпе, он вдруг сообразил, в каком ужасном состоянии его одежда и обувь. К счастью, здесь были в ходу кейтангурские деньги - золотые и серебряные кружочки с профилем Ринардуса охотно брали на всех континентах. Но, пройдя по ряду торговцев одеждой, Эрвин все-таки усомнился, будет ли свиррская юбочка достойной заменой его обноскам, и решил, что с покупкой новой одежды придется подождать.

- Лучшие чупи во всем Хеккусскике! - послышалось невдалеке стрекотание торговца. - Вкуснейшие чупи во всем Хеккусскике!

Это явно было что-то съестное. Эрвин так давно не ел нормальной человеческой пищи, что у него мгновенно засосало /.$ ложечкой. Он поспешил на голос и оказался у прилавка, за которым стоял коренастый свирр в кожаном переднике поверх юбочки. За широкой фигурой свирра размещалась какая-то утварь и дымилась железная печурка, подогревавшая огромный котел, но не это бросилось в глаза Эрвину. Его внимание сразу же остановилось на подвешенных на крюках мясных тушках, окруженных тучами мух. Тушки - Эрвин заподозрил, что собачьи, - буквально кишели личинками.

Пока Эрвин глазел на эту малоаппетитную картину, к прилавку подошел свирр. Он перекинулся несколькими словами с продавцом, тот взял медный дуршлаг с деревянной ручкой, метелочкой намел туда опарышей, а затем опустил его в стоявшую здесь же бочку с водой и круговыми движениями прополоскал содержимое. После этой нехитрой процедуры он погрузил донце дуршлага в котел с кипящим маслом и подержал там пару минут.

Вынув дуршлаг и дождавшись, пока стечет масло, он выложил поджаренных опарышей на блюдце - горку золотистых зернышек, напоминавших хорошо прожаренную крупу, - и вручил их покупателю. В дополнение к ним продавец чупи налил ему кружку какой-то мутно-зеленоватой жидкости из кувшина под прилавком. Свирр расплатился и энергично принялся за еду.

Эрвин почувствовал, что не готов к подобной экзотике. Он пошел дальше, надеясь, что здесь едят не только чупи, и вскоре увидел вывеску с кружкой, на всех континентах означающую таверну. Поколебавшись немного, он переступил порог гостеприимно распахнутой двери.

- Что у вас едят? - поинтересовался он у скучавшего за стойкой свирра.

- Пожалуйста. - Тот пододвинул ему одну из мисочек на стойке и привычно-ловким жестом приподнял крышку. - Наисвежайшие счакксс - у меня собственный садок.

Эрвин заглянул в миску. Он не страдал ни чрезмерной брезгливостью, ни пищевыми предрассудками - в конце концов, едят же некоторые розовых моллюсков живьем, - но если даже закрыть глаза на то, что содержимое миски выглядело куда проворнее моллюсков, оно наверняка было жестковатым для человеческого желудка.

- А что еще у вас есть?

Свирр начал открывать ему одну мисочку за другой. Хотя некоторые из кушаний и казались неодушевленными, Эрвин насмотрелся уже достаточно, чтобы усомниться в их съедобности.

- Я имел в виду человеческую пищу, - объяснил он буфетчику.

- Человеческую? - Эрвин готов был поклясться, что в стрекочущем голосе буфетчика промелькнула нотка отвращения. - Но вы так хорошо говорите на свирри, и я подумал... Если вы хотите человеческую пищу, вам нужно пойти в человеческий квартал.

- Здесь есть человеческий квартал? - обрадовался Эрвин. - А где это?

- В порту, конечно.

Конечно же в порту - он мог бы и сам догадаться об mb.,. В кейтангурских портовых кварталах жили представители других рас, в том числе и свирры. Они, как правило, были потомками или помощниками торговцев, привозивших туда товары со всех континентов. О вездесущая торговля, заставляющая терпеть неизбежные неудобства проживания вдали от привычных мест, среди чуждых рас и обычаев!

Эрвин хотел было пожелать буфетчику на прощанье удачной линьки, но в последний миг спохватился и промолчал - а вдруг... Он ушел, так и не попрощавшись.

Квартал, где проживали люди, оказался куда больше, чем поселения других рас в Кейтангуре. Это были не несколько домишек, случайно затесавшиеся посреди свиррских жилищ, а целая улица со своими архитектурными особенностями, со своими обычаями и торговлей. Эрвин в одно мгновение словно перенесся с третьего континента в привычную человеческую обстановку.

Здесь было несколько лавок и пара таверн, где подавали нормальную пищу. Эрвин выбрал таверну почище и плотно пообедал, а затем отправился по лавкам, где купил себе новую одежду и обувь. Закончив с покупками, он нашел уединенное местечко на океанском берегу, искупался и оделся во все новое, а старую, пропахшую болотом и даками одежду сжег на костре. Теперь, пожалуй, не стыдно было наведаться к капитану любого корабля.

Но сначала он вернулся в таверну и выспросил там, какие суда в ближайшее время отплывают в Кейтангур. То ли ему не повезло, то ли здесь всегда бывало так, но ему назвали только один корабль, отправлявшийся в плавание через две недели. Эрвин пошел на корабль, чтобы договориться о проезде, но там заломили такую цену, что ему сразу же пришлось оставить надежду поехать в Кейтангур пассажиром. Он сказал капитану, что может обеспечить попутный ветер, но тот равнодушно ответил, что в это время года ветер и так бывает попутным.

Похоже, он застрял в Хеккусскике надолго. Перед ним открывались две возможности - поскорее заработать на проезд или дождаться сезона, когда погода на море ухудшится. Вторая возможность не радовала Эрвина, а где найти первую, он пока не представлял. Однако ему уже было известно, как это делается, - длинные языки содержателей таверн и гостиниц мгновенно разносили любые сведения.

Уже темнело, и сегодня искать работу было поздно. Эрвин вернулся в людской квартал и заночевал в гостинице, впервые за много дней улегшись в чистую постель со свежими простынями. Чтобы растянуть удовольствие, он провалялся в постели чуть ли не до полудня, решив, что один раз можно позволить себе такую роскошь. Затем он пошел в таверну пообедать, так как время завтрака давно прошло.

Пока он ел, в таверну вошел новый посетитель, но не человек, а свирр. Видимо, появление свирра в человеческой таверне было необычным явлением, потому что все головы повернулись к нему. Свирр был вооружен алебардой, в дополнение к юбочке на нем был надет плотный кожаный жилет, на его ногах были не сандалии, а тяжелые башмаки на пряжках. ]рвину не составило труда догадаться, что это воин.

Свирр подошел к стойке и заговорил с хозяином на едва узнаваемом общем языке. Тем не менее понять его было можно, и сидевший поблизости Эрвин расслышал, что ему нужен переводчик. Подумав, что это и есть та самая работа, которая позволит оплатить проезд до Кейтангура, Эрвин встал и обратился к воину на свирри:

- Вы, кажется, ищете переводчика?

Тяжелая безволосая голова повернулась к нему.

- Ты знаешь языки? - спросил свирр.

- Да, - подтвердил Эрвин. - Вы видите, я же умею говорить по-вашему.

- По-нашему я и сам умею, - изрек свирр. - Мне нужен переводчик с человеческого языка. Не с общего, а с какого-то из ваших языков - с первого континента.

Кроме общеконтинентального, на первом континенте говорили еще на четырех наречиях. Разумеется, Эрвин их знал.

- Я знаю языки первого континента, - сказал он.

- Тогда пойдем со мной. - Воин качнул головой на дверь. Эрвин последовал за ним.

Они довольно долго шли по улицам Хеккусскика, пока не подошли к двустворчатым воротам, встроенным в высоченный забор. Похоже, эти свирры обожали высоченные заборы.

За забором оказалось обширное пространство, полное полузакопанных в землю строений. Одно из них было огромным и причудливым, даже двухэтажным, и Эрвину сразу подумалось, что перед ним дворец местного богача. Но свиррский стражник повел его не в это здание, а в другое, расположенное где-то на задворках. Спустившись в полуподвал, Эрвин с воином оказались в длинном сумрачном коридоре.

Свирр постучал в одну из дверей и, получив разрешение, ввел Эрвина туда. Судя по обстановке, эта комната использовалась как служебная. За столом на низком табурете сидел еще один свирр и заполнял бумаги. Поскольку грамотность среди свирров была чрезвычайно редкой, это наверняка был высокопоставленный служака.

- Я привел переводчика, ваше чешуйчатое великолепие, - подобострастно поклонился стражник, подтверждая догадку Эрвина. "Чешуйчатое великолепие" было у свирров титулом для знати.

Выпуклые немигающие глаза свиррского вельможи обратились к Эрвину.

- Если ты переводишь с общего, нам такие не нужны, - с ходу предупредил он. - Таких мы уже звали.

- Я перевожу и с других языков, - сказал Эрвин.

- Это работа на несколько дней, - продолжил свирр. - Если справишься, получишь десять золотых.

- Я попробую, - сдержанно ответил Эрвин. Конечно, он знал многие языки, но кто знает, какая это работа?

- У нас есть пленник. Это человек, он почти не знает общего. Как нам удалось понять, он говорит на каком-то из ваших наречий, - объяснил ему свирр. - Ты пойдешь с нами на допрос и будешь переводить его слова.

Эрвин почувствовал, что влип. Опять влип, с досадой /./` "(+ он себя. Еще не хватало ему присутствовать при пытках, без которых, как известно, не обходится ни один допрос. Но идти на попятный было уже поздно и, наверное, опасно. Кроме того, ему трудно было представить, чтобы кто- то из людей не знал общего языка, разве что в глухих деревушках, откуда никогда не выезжают в другие места. Если пленник не знает общего, значит, это просто невезучий бродяга, оказавшийся в ненужное время в ненужном месте, и недоразумение быстро выяснится.

- Хорошо, - согласился Эрвин, успокоив себя этой мыслью.

Свиррский начальник послал воина к стражникам, чтобы те привели пленника в пыточную.

Эрвин остался стоять посреди кабинета, так как ему и не подумали предложить сесть. Вскоре воин с алебардой - Эрвин так и не понял, тот самый или другой, - заглянул в кабинет и доложил, что пленник доставлен.

Пыточная оказалась этажом ниже, в конце длинного коридора, по обеим сторонам которого шли частые ряды одинаковых, окованных железом дверей с зарешеченными окошечками. Было нетрудно догадаться, что это тюремное подземелье, причем вместительное. Такое подземелье могло принадлежать только местной власти. Эрвин вспомнил, что Хеккусскиком и окрестными землями правит Шшиццах, один из самых влиятельных свиррских князьков. Неужели он попал к самому Шшиццаху?

Начальник уселся на низкий табурет, с достоинством обернув хвост вокруг ног, и приказал Эрвину встать рядом. Эрвин машинально повиновался, обводя ошеломленным взглядом окружающую обстановку - оковы на стенах для подвешивания допрашиваемых, набор всевозможных кнутов, огромный котел с дымящимися углями и щипцы, лежащие рядом на подставке. Над этим хозяйством хлопотал могучего вида свирр - видимо, местный заплечных дел мастер.

Потрясенный увиденным, Эрвин не сразу заметил пленника, стоявшего в дальнем конце пыточной в сопровождении двоих стражников. Когда его взгляд наконец упал на эту троицу, ему чуть не стало дурно. Пленник едва стоял на ногах, на нем живого места не было от ран и следов побоев, видневшихся сквозь изодранные лохмотья. Судя по остаткам одежды, это был нищий бродяга или мелкий городской воришка, непонятным образом удостоившийся особого внимания местных властей.

Пленник с трудом поднял голову. Его взгляд встретился с изумленным взглядом Эрвина. Ни страдание, ни полное изнеможение не смогли уничтожить ясность этого взгляда. Это умное, утонченное лицо не было лицом уличного бродяги - оно было лицом образованного человека.

Более того, оно было лицом мага. Эрвин с полной уверенностью ощутил, что перед ним академик. Доли мгновения ему хватило, чтобы понять, что незнание общего - это чистейшей воды притворство.

Конечно же этот человек знает не только общий, но и многие другие языки, которых не знают обычные люди.

- Спроси, на каком языке он говорит, - раздался рядом с -(, стрекочущий голос свирра. - Ты знаешь его язык?

Нужно было, по крайней мере, выиграть время, чтобы сообразить, что делать дальше.

- Вы говорите на общем? - задал он вопрос на общеконтинентальном языке.

- Я... ну... совсем мало... - промямлил пленник. Свирр знал общеконтинентальный достаточно, чтобы понять их слова.

- Не теряй время, он не знает общего, - скомандовал он Эрвину. - Пробуй другие языки.

Эрвин поочередно задал тот же вопрос на всех четырех наречиях первого континента. Пленник каждый раз недоуменно вскидывал брови и качал головой.

- Молчи и слушай, - вдруг сказал он на алайни - языке, который знали только волшебные звери и маги. - Ты тоже академик - так помоги мне.

"Но как?" - спросил его растерянный взгляд Эрвина.

- Если ты выдашь меня, меня снова начнут пытать, - продолжил тот. - Меня не пытают только потому, что не понимают моих слов. Скажи им, что ты не говоришь на моем языке.

Эрвин опустил ресницы в знак согласия.

- И еще - найди в людском квартале Хелема и скажи, что я здесь. Он поймет кто.

- Что он говорит? - раздался над его ухом требовательный голос свиррского вельможи.

Эрвин повернулся к нему:

- Он хочет что-то сказать мне, но я ничего не понимаю. - Ему не требовалось даже притворяться растерянным, хотя вряд ли свирры замечали такие тонкости человеческого поведения. - Я не знаю его языка.

Хвост свирра раздраженно застучал по полу. Некоторое время его чешуйчатое великолепие мерил взглядом то Эрвина, то приведшего его воина.

- Вышвырните его на улицу, - указал он стражникам на Эрвина. - А этого уведите обратно. А ты, - зашипел он на воина, - иди и приведи мне другого переводчика. Хорошего!

Эрвина подхватили под руки и, мягко говоря, невежливо выволокли наверх, а там, в точности выполняя приказ начальства, вышвырнули на улицу. Когда ворота за ними захлопнулись, Эрвин отряхнул пыль с одежды и пошел в человеческий квартал искать Хелема.

***

Приближался вечер, и в таверне, где недавно обедал Эрвин, было много посетителей. Возможно, ему показалось, но при его появлении вокруг стало тише.

- Нет, ты что-то напутал, парень, - сказал хозяин, когда он подошел к стойке и спросил про Хелема. - Никогда о таком не слышал.

Эрвин начал расспрашивать людей в таверне, но все отвечали ему одно и то же. Он подумал было, что пленник перепутал имя, но когда кто-то посоветовал ему "валить отсюда, пока не накостыляли по шее", до него наконец дошло, " чем дело. Он был здесь новым человеком, люди видели, как он уходил со свиррским стражником, и, естественно, приняли его за пособника свирров.

По губам Эрвина проползла горькая усмешка - он осознал безнадежность своих попыток добиться чего-то от людей, крепко стоящих друг за друга на чужбине. Он с возмущением подумал, что пленник мог бы и догадаться, что ему придется столкнуться с людским недоверием, но затем припомнил обстоятельства их встречи, и его мысли приобрели другое направление. В самом деле, что можно было сообщить, когда каждое лишнее слово могло показаться тюремщикам подозрительным? Может быть, Эрвин был его последней, крохотной надеждой?

Для Эрвина было несомненным, что он должен выручить этого мага - академика, как и он сам. В этот миг он начисто забыл, что его исключили, что он никогда уже не будет академиком. Братство по магии было для него выше любых других отношений, хотя этому не учили в академии. Это возникало само - то ли из воздуха классных комнат, то ли из общения с наставниками, то ли из преданности этому странному и загадочному, изматывающему и увлекательному искусству - магии.

Его мысли заметались, нехотя признавая факт, что на Хелема можно не рассчитывать. Возможно, этот Хелем даже сидел здесь, в таверне, и вместе с другими завсегдатаями посмеивался над ним - ну и пусть, нельзя же осуждать этого Хелема, если он считает правильным не доверять подозрительному чужаку. Но и у Эрвина были свои понятия о том, что правильно. Правильным будет помочь пленнику - и он сделает это.

Но как? Эрвин, конечно, запомнил дорогу до пыточной, но он не мог запомнить того, чего не знал. В какой камере, например, сидит пленник. Или - как пробраться туда незамеченным. Или - как отвести глаза охране, которой там наверняка немало. Или - если даже все это счастливо разрешится, как вывести оттуда пленника. Тот, конечно, был магом, но было очевидно, что сейчас он не мог даже ходить, не говоря уже о том, чтобы колдовать.

Погруженный в размышления, Эрвин незаметно для себя вышел из таверны и побрел по городским улицам. Вдруг до его носа долетел знакомый запах - точно такой же он чуял совсем недавно. Там - в пыточной, хотя тогда он был слишком занят другим, чтобы обратить на это внимание.

Теперь он вспомнил, что этот запах доносился от заплечных дел мастера. Запах шаффы - мелколиственного кустарничка, являющегося сильным наркотиком для свирров, но никак не действующего на другие расы. Видимо, свиррские тюремщики баловались шаффой в свободное от службы время. Эрвину было известно, что двух-трех листиков этой травки хватало, чтобы ввести в прострацию любого свирра.

На рынке еще торговали, и он купил там целую охапку сушеной шаффы, хотя она стоила бешеных денег. Когда стемнело, он разыскал место, где побывал сегодня днем. Свирры рано укладывались спать, поэтому некому было смотреть - него, пока он ходил вокруг, разыскивая подходящую лазейку.

Прикинув, где внутри находилось тюремное подземелье, Эрвин вызвал левитацию и взлетел на забор. Дику он посадил на плечо - в подобном предприятии не помешает лишняя пара глаз, да еще видящих в темноте. Оба долго всматривались во двор, но стража, видимо, стояла только у ворот, а в остальном свирры полагались на прочность и высоту своих заборов.

Спрыгнув вниз, он оказался у тюрьмы. Стены тюремного здания были глухими, только на торцовой стене у самой земли виднелось полукруглое зарешеченное окошко, обеспечивавшее вентиляцию верхнего этажа. Эрвин заметил это окошко изнутри в конце коридора, еще когда его вели к начальнику тюрьмы. Сейчас оно было освещено. Заглянув туда, Эрвин увидел прохаживающегося по коридору стражника с фонарем.

Он присел на корточки рядом с окошком, вынул веточку шаффы и запалил ее заклинанием. Легкий сизый дымок потянулся внутрь. Когда она догорела, Эрвин достал другую, затем третью. Дика на его плече озиралась вокруг, чтобы своевременно предупредить об опасности. Но пока все было спокойно, и Эрвин терпеливо дожидался воздействия шаффы.

Вскоре стражник поставил фонарь и уселся прямо на пол, вытянув перед собой ноги и опершись на хвост. Его глаза блуждали, голова ритмично раскачивалась, в такт ей подергивались конечности. Спалив для верности еще одну веточку, Эрвин прокрался к двери.

Коридор был наполнен сладковатым запахом шаффы. В его дальнем конце валялись еще трое свирров, одуревших от дыма. Стараясь не дышать глубоко, Эрвин дошел до лестницы, ведущей на нижний этаж, где размещались тюремные камеры. Там он запалил целый пучок шаффы и заклинанием вызова ветра направил струю дыма в коридор нижнего этажа. Когда пучок прогорел, Эрвин выждал немного и осторожно спустился по лестнице.

Здесь тоже дежурили четверо стражников. Они разбрелись по коридору и уселись кто где, в точно таких же позах, как и стражник наверху. У одного из них на поясе висела связка ключей. Эрвин подкрался к нему сзади и стал водить ладонью над его теменем, повторяя по-свиррски:

- Я - его чешуйчатое сиятельство... Я требую, чтобы ты немедленно привел ко мне человека-пленника...

От волнения он перепутал титул, но одурманенный стражник не обратил на это никакого внимания. После нескольких повторений он поднялся и, словно во сне, побрел по коридору. Эрвин осторожно последовал за ним, стараясь держаться за его спиной. Остановивишись у одной из камер, стражник поискал в связке ключ и начал ковыряться им в замочной скважине.

- Его чешуйч... съяссс... - бормотал он, возясь с замком. - Эй, ты! - Замок наконец подался, и свирр просунул голову внутрь. - Его чешуйч... съясс... требб...

Эрвин шмыгнул за спину стражника и заглянул в камеру. Там на тюфяке лежал тот самый маг, видимо только что ` '!c&%--k) стражником. Увидев за его спиной Эрвина, он вздрогнул и приподнялся. Тот приложил палец к губам, чтобы предостеречь его.

- Съяссс... съяссс... - Рука стражника изобразила нечто вроде указывающего жеста в сторону коридора. Маг с трудом оторвался от тюфяка и встал на ноги. - Съяссс... - нетерпеливо зашипел стражник.

Стоявший позади него Эрвин дунул на струйку дыма, идущую от веточки шаффы. Струйка попала стражнику в ноздри, тот вдохнул ее, пошатнулся и неуклюже сел на пол камеры. Эрвин выдернул из его пальцев ключ и кивнул пленнику на дверь.

Маг, придерживаясь рукой за стену, вышел из камеры. Эрвин захлопнул за ним дверь и запер ее на ключ.

- Бежим отсюда, - шепнул он.

- Ты же видишь, - мрачно усмехнулся маг. - Я не могу бежать.

- Тогда идем. - Эрвин подставил ему плечо. - Обопритесь на меня.

Пленник тяжело оперся на его плечо, и они двинулись вверх по лестнице.

- Ловко ты их... - одобрил маг, увидев валяющихся на первом этаже стражников. - Это тебе Хелем посоветовал?

- Я в глаза не видел этого Хелема. - В голосе Эрвина мелькнула обида. - Они сочли меня за предателя. Кого ни спрашивал, все говорили, что не знают никакого Хелема.

- Вон как... - Маг понимающе кивнул. - Значит, ты пришел сюда сам по себе?

- А что еще мне оставалось делать? Убедившись, что снаружи никого нет, Эрвин вывел его из тюрьмы и привел к забору.

- Нам сюда. - Он кивнул наверх. Маг смерил взглядом высоту забора.

- Левитация - редкое умение, я никогда им не блистал, - выговорил он. - А в таком состоянии я вообще ни на что не гожусь.

- Я попробую поднять нас обоих, - сказал Эрвин. - Правда, я еще не поднимал такой вес на такую высоту, но куда деваться, если надо...

- Нет, так не пойдет, - возразил его спутник. - Если ты это сделаешь, неизвестно, кто кого из нас потом потащит. Здесь есть другой путь. Поддержи меня, я покажу, куда идти.

Опираясь на Эрвина, он прошел немного вдоль забора и свернул к одной из многочисленных построек.

- Сюда, - мотнул он головой на дверь. - Внутрь, здесь не заперто.

Дверь действительно оказалась не запертой. Судя по обстановке, это было одно из подсобных кухонных помещений, где мыли посуду и складывали пищевые отходы. Маг прислонился к стене и выпустил плечо Эрвина.

- Отодвинь этот ларь, - указал он на стоявший у противоположной стены ящик с наклонной крышкой.

Ларь был тяжелым, наполовину заполненным крупой. Эрвин приложился к нему плечом и выполнил требование мага. На полу /.$ ним оказался едва заметный прямоугольник люка.

- Здесь нет ручки, - повернулся Эрвин к магу.

- Открывай магией.

Эрвину еще не приходилось открывать люки магией, но, как говорится, все в жизни приходится делать впервые. После нескольких неудачных попыток крышка люка приподнялась. Он ухватился за нее и помог руками.

Под ней виднелась узкая лестница с каменными ступенями. Эрвин подвел мага к люку и помог ему спуститься в отверстие.

- Минуточку, я закрою люк, - сказал он, когда они оказались в кромешной тьме подземного хода.

- Подожди, - остановил его маг. - Поговорить нужно.

- Может быть, сначала уйдем подальше? - предложил Эрвин. - Или вы не можете идти - тогда я подлечу вас...

- Нет, сейчас. Ты можешь зажечь свет?

- Да, - ответил он, и магический огонек заплясал между их лицами. Эрвин, наконец, получил возможность рассмотреть лицо своего спутника вблизи. Тот выглядел лет на тридцать с небольшим, но он был магом, и ему вполне могло оказаться за пятьдесят. Маг точно с таким же вниманием разглядывал лицо Эрвина и кикимору на его плече, недовольно щурившуюся от яркого света.

- Объясни мне, как ты оказался переводчиком у свирров? - спросил он Эрвина.

- Я только вчера попал в Хеккусскик, - сказал тот. - Мне не хватало на проезд до Кейтангура, и я собирался подработать, а тут как раз появился этот свирр... Я никак не ожидал, что попаду в такой переплет.

- Значит, ты не на службе у Шшиццаха?

- А это его дворец? Я так и подумал, когда меня привели вниз. У кого еще может быть такая тюрьма...

- Я доверился тебе, потому что ты не выдал меня сразу, - даже если ты нанялся к Шшиццаху, у магов свои отношения. Теперь я вижу, что не ошибся. Тебе можно доверять.

Эрвин ничего на это не ответил. Всякие замечания вроде "да-да, конечно" или "нет-нет, что вы" звучали бы слишком глупо.

- Раз ты ввязался в это дело, помоги мне довести его до конца. - Внимательный взгляд мага поймал взгляд Эрвина. - Ты, по-моему, справишься с ним.

- Конечно, я провожу вас, куда вы скажете, - пообещал тот. - И разумеется, не выдам.

- Нет, мне важнее не это, - отмахнулся маг.

- Но что же? - удивленно спросил Эрвин.

- Сейчас объясню. Я - Юстас, маг императора Ринардуса.

Эрвин с нескрываемым изумлением вытаращился на мага.

- Но в Кейтангуре говорили, что вы отправились в Тиборию к младшему брату императора, - вырвалось у него.

- Ты это слышал? - Юстас слабо усмехнулся. - Значит, подействовало. Никто не должен был знать, куда я отправился на самом деле. Я здесь с тайным поручением - разыскать у Шшиццаха кое-какие бумаги.

- Бумаги?

- Да. А точнее, его переписку с дангалорским - ,%ab-(*.,. До императора дошли слухи - не случайно, разумеется, а благодаря стараниям некоторых его служб, - что лорд Астур готовит заговор, чтобы устроить государственный переворот.

- Так вот почему он набирает такое большое войско! - догадался Эрвин. - Мне это сразу показалось странным.

- Где ты об этом слышал?

- В Дангалоре. Мой друг как раз нанимался тогда к лорду Астуру. Что же с ним теперь будет...

- Может, ничего не будет, если этот заговор вовремя раскрыть. Но нужны доказательства, а доказательств нет. По слухам, лорд Астур вел переписку с Шшиццахом, чтобы тот помог ему деньгами - ведь на заговор нужно много денег, - а в обмен обещал ему какие-то привилегии, если все пройдет успешно. Я нашел эти письма. В них лорд Астур предлагает Шшиццаху беспошлинную торговлю и земли южнее Кейтангура - тамошний климат подходит свиррам.

- Отдать наши земли свиррам? - возмутился Эрвин.

- Да, предатель торгует нашими землями, - кивнул Юстас. - Эти письма нужно доставить императору, но мне не удалось вынести их отсюда. Меня как раз схватили за этим делом - ночью, во дворце. Во дворе охраны нет, зато ее полно внутри дворцового здания. Я взял письма и почти выбрался наружу, но наскочил на какой-то внезапный ночной обход. За мной погнались и в конце концов схватили, но я успел спрятать украденные письма в одной из комнат.

- Неужели вы не могли отбиться магией?

- Нельзя было выдавать, что я - маг, и я прикинулся обычным вором. Если Шшиццах заподозрит, что его переговоры с лордом Астуром стали известны императору, он наверняка выступит с открытой военной поддержкой заговора, а этого необходимо избежать. Нам ни к чему лишние жертвы.

- И поэтому вы оказались в тюрьме, под пытками?

- Да. Они не поняли, что я делал ночью во дворце, и, кажется, еще не хватились писем, но ясно, что им захотелось узнать, зачем я здесь оказался. Меня пытали, но я притворился, что не знаю общего языка, и в последние дни меня оставили в покое, пока не найдут переводчика. Конечно, я благодарен тебе, что ты вытащил меня из тюрьмы, но письма важнее. Нужно, чтобы ты сходил за ними сейчас, потому что это будет куда труднее, когда о моем побеге узнают.

Эрвин в нерешительности задумался. Его не интересовала политика, но его друг Армандас может попасть в неприятное положение, если этот заговор не будет разоблачен вовремя.

- Хорошо, - сказал он наконец. - Как их найти?

- Опусти огонек пониже, я начерчу тебе план.

Они присели на корточки, и Юстас начал чертить пальцем на пыльном полу схему коридоров и комнат дворца.

- Меня схватили вот здесь, в этой комнате, - указал он. - А пакет с письмами я оставил за одной из картин на этой стене - там изображена охота на водяных змей. Остерегайся сторожевых постов - здесь, здесь, и здесь, - он тыкал пальцем в схему, - и здесь... Кроме того, ночная стража патрулирует коридоры.

По его рассказу выходило, что дворец, в отличие от тюрьмы, буквально набит стражниками. Создавалось впечатление, что там и двух шагов нельзя ступить, чтобы не попасться на глаза охране. Эрвин не замедлил высказать это впечатление вслух.

- Да, это непросто, - подтвердил Юстас. - У меня не получилось, но я лазил там вслепую, а ты предупрежден. Кроме того, бумаги уже найдены, они на первом этаже, поэтому тебе не нужно подниматься наверх в кабинеты и шарить там по ящикам. Я подожду тебя здесь.

- Ладно. - Эрвин склонился над чертежом, запоминая подробности.

- Эрвин, твоя не ходи, - пропищал над его ухом голосок кикиморы. - Дика все поняла. Дика принесет бумаги.

Эрвин взглянул на свое плечо, где сидела Дика.

- Ты пойдешь туда? - удивленно спросил он.

- Дика пойдет, - подтвердила она. - Дика маленькая, Дику не заметят.

- А ведь она права, - глянул на нее Юстас. - Она может сделать это незаметно. Если, конечно, она поняла этот чертеж...

- Дика поняла, - энергично заявила кикимора. - Эрвин, твоя жди мою здесь.

Она соскочила с плеча Эрвина и исчезла в темноте люка. Эрвин с Юстасом уселись ждать ее у подножия лестницы. Оба так нервничали, что даже не разговаривали друг с другом, напряженно ловя малейший доносящийся сверху звук. Через полчаса кикимора появилась на лестнице, сжимая в ручонках небольшой бумажный сверток.

- Дика нашла. - Она протянула сверток Эрвину, тот передал его Юстасу. - Дику не заметили.

При свете магического огонька Юстас перелистал письма.

- Да, это они, - обрадованно кивнул он. - Все здесь, на месте. Нужно сегодня же переправить их в Кейтангур. Помоги мне встать.

Оперевшись на руку Эрвина, маг поднялся и пошел по подземному ходу.

- Нам лучше поторопиться, - сказал он. - Стража у свирров меняется часто.

- Мы не закрыли люк! - вспомнил Эрвин.

- Погоня все равно догадается, куда мы ушли, - мы сдвинули ларь и не можем поставить его на место.

Была бы такая возможность - и Эрвин припустил бы по коридору бегом, но Юстас еле передвигал ноги, хотя и чувствовалось, что он спешил, и Эрвин волей-неволей приноравливался к неровным шагам полуживого мага. Казалось, прошла вечность, когда они наконец добрались до выхода. Эрвин откинул крышку люка и вытащил Юстаса на пустынную ночную улицу, затем вернул крышку обратно. Он понятия не имел, где они оказались, но императорский маг хорошо знал, куда идти.

- Туда, - указал он в переулок. - А теперь туда. Здесь уже недалеко.

Пройдя еще пару поворотов, они вышли в людской квартал. Rам Юстас указал ему на один из домов. С каждым шагом он все тяжелее наваливался на Эрвина, и тот начал опасаться, что маг потеряет сознание прямо на улице. Наконец они преодолели несколько ступенек крыльца и оказались перед дверью.

Юстас постучал в дверь условным стуком - несколько раз, пока в глубине коридора не послышались шаги. Стукнула задвижка, и перед ними появился пожилой мужчина со свечой в руке.

- Юстас? - узнал он ночного пришельца. - Я думал, вы уже на полпути к Кейтангуру. И в каком виде! - ужаснулся он, разглядев мага.

- Все получилось не так, как мы планировали, - сказал Юстас. - Меня схватили, и все это время я просидел в застенке Шшиццаха. Письма со мной, немедленно отправь их дальше. Прямо сейчас, ночью - завтра, возможно, будет облава.

- Конечно, - закивал Хелем. - Заходите же скорее, жена перевяжет вас. - Он наконец обратил внимание на Эрвина и насторожился. - А это кто?

- Свой, - успокоил его маг. - Он помог мне бежать из тюрьмы.

- Заходите оба. - Хелем открыл дверь пошире, чтобы пропустить внутрь обоих.

- Нет. - Юстас выпустил плечо Эрвина и прислонился к косяку. - Тебе, парень, лучше уйти из города. Тебя тоже будут искать - только слабоумный не заподозрит тебя в моем побеге. Здесь нет надежного укрытия - я и сам ушел бы, если бы мог, - поэтому уходи.

- Но куда? - растерянно спросил его Эрвин. - Я не знаю, куда идти.

- Путями магов, конечно. Свиррам они неизвестны.

Эрвин догадался, что тот имеет в виду каналы.

- У меня нет карты каналов, - признался он.

- Нет? - Юстас не стал выяснять почему, ему было не до этого. - По восточной дороге из Хеккусскика есть зеленый канал. Ты не пропустишь его, он рядом с дорогой, слева, на высоте человеческого роста. К утру дойдешь, если поторопишься.

- А вы? - встревожился Эрвин.

- Сейчас я не в силах дойти туда. Попробую спрятаться здесь, а дня через три уйду тем же путем.

Юстас действительно едва держался на ногах. Кивнув ему на прощанье, Эрвин сбежал с крыльца и помчался сквозь ночной город к восточной дороге.

Глава 19

"Вот и полагайся на этих магов!" - сердито подумал Дантос. Однако аристократическое воспитание не позволило ему высказать эту мысль вслух.

- Даже не знаю, где у нас такие джунгли - может быть, на острове Капу? - ничего не выражающим тоном произнес он. - И солнце жарит, как на пятом континенте. Нет, - он послал Ги- и-рраля в тень к Зербинасу, - здесь гораздо жарче.

- Да-а. - Ректор поднял голову, изучая белое небо. Затем его взгляд опустился и обошел окружающую растительность. - Это не растет у нас на Лирне. Да и светило не наше...

- Как это понимать, Зербинас? - насторожился Дантос.

- Это не Лирн. Мы попали в другой мир, и я не уверен, что я бывал здесь прежде.

- То есть мы вошли в этот проклятый канал, чтобы перенестись в центральную часть второго континента, а оказались неизвестно где?

- Именно так, - подтвердил ректор. Возмущенный взгляд Дантоса уперся в него.

- Чего же стоят все эти ваши дурацкие карты?!

- С этим я разберусь, когда вернусь в академию. От ошибок никто не защищен, но, возможно, дело вовсе не в карте. Некоторые каналы иногда ведут себя странно.

- Я знаю этот мир, Зербинас, - вдруг раздался голос на и-илари. Ки-и-скаль был очень стар, он повидал немало миров.

- Знаешь? - обрадовался Зербинас. - И куда же мы попали?

- Это Ксат. Большую часть его земель занимают джунгли, где не живут разумные существа.

- Ксат? - Ректор с заметным облегчением вздохнул - могло бы быть и хуже. Ксат был населенным миром. В северных землях этого мира обитала разумная раса, в которой изредка встречались и маги.

- Здесь множество каналов, - продолжил Ки-и-скаль. - Я хорошо знаю их - среди моих прежних седоков был местный маг.

- И выход в Лирн?

- Нет, этого я не знаю. Ксатский седок не ездил в Лирн.

- Что он говорит? - Дантос догадался, что ректор разговаривает со своим ларом.

- Он сказал мне, куда нас занесло, - пояснил ему Зербинас. - Прежде я бывал здесь, но далеко на севере. Если бы я мог попасть к местным магам...

- Что бы тогда? - хмуро спросил Дантос.

- Они указали бы нам путь в Лирн. У них есть карты этого мира. Ки-и-скаль, ты знаешь, как нам побыстрее добраться до Асатлы? - спросил он лара.

- Знаю, - подтвердил Ки-и-скаль. - Асатла далеко отсюда, но по каналам мы доберемся до нее недели за три.

Зербинас передал его слова Дантосу. Оптимистично решив, что хуже уже не будет, тот без возражений принял намерение ректора сначала отыскать кого-то из местных магов.

- В Асатле живет одна моя знакомая колдунья, которая поможет нам с картой, - добавил Зербинас. - Ее местное имя звучит наподобие "Иллинэйдэ", но его окончание меняется в зависимости от времени суток, сезона и еще каких-то условий, которые способны запомнить только местные жители, поэтому мы зовем ее Анор. Так называется на алайни маленькая волшебная птичка, которая приносит удачу.

- А эта колдунья тоже приносит удачу? - с надеждой спросил Дантос.

- По крайней мере, ее начинания никогда не ' * -g(" +(al провалом. Возможно, она просто чует, где ее ждет успех, а где - неудача.

- Хорошее свойство, Зербинас, - одобрил архонт. - А у вас, случайно, нет такого же?

- Увы, - развел руками ректор.

***

Они добирались до Асатлы почти месяц. Оба обгорели дочерна под местным солнцем, отощали от жары и недостатка пищи, так как дорожные припасы кончились на полпути, а большая часть местных плодов, которыми изобиловали джунгли, была ядовитой для пришельцев из чужого мира. Местное мясо, по словам Зербинаса, тоже было отравой, и им приходилось обходиться кое-какими плодами, придирчиво выбираемыми ректором.

По ночам они спали по очереди у горящего костра, остерегаясь круживших поблизости ночных хищников, но те не нападали, видимо чуя чужую кровь. Только однажды ночью им пришлось отбиваться от стаи свирепых волкоподобных тварей, принявших ларов за обыкновенных копытных. Эта ошибка дорого обошлась стае - половина хищников легла под тяжелыми копытами ларов, кое-кого прикончили Зербинас с Дантосом, и из двух десятков нападающих спаслось не больше половины десятка.

Лорд Дантос был скорее доволен, чем разочарован выпавшими на его долю испытаниями. Он был архонтским воином, а способность переносить дорожные лишения была одним из главных достоинств архонтского воина, наряду с воинским искусством и воинской честью. Это понимали даже архонтские женщины, и, конечно, леди Аринтия оценит его по достоинству, когда он будет рассказывать ей о своих приключениях.

Дантос, однако, не забывал, что все его рассказы будут оценены, только если он выполнит ее просьбу. Сколько еще им придется бегать по мирам за этим мальчишкой-магом, который оказался таким непоседой? И разыщут ли они его след, когда наконец вернутся в Лирн? Но в любом случае это путешествие нравилось ему больше, чем придворная жизнь.

Над Асатлой Зербинас остановил Ки-и-скаля в воздухе, разыскивая жилище ксатской колдуньи. Он бывал здесь много лет назад - город с тех пор изменился, появились новые дома и постройки. Наконец он разыскал знакомый дом и направил лара вниз, взывая мысленно к анор, птичке удачи, чтобы ее тезка оказалась дома.

Птичка не подвела - Анор увидела в окно спускавшихся к ее дому ларов и вышла навстречу, не дожидаясь, пока гости постучат в ворота. Как у всех уроженцев Ксата, ее кожа была дочерна загорелой, в тон ей были четко обведенные темные губы и коричневые белки косо посаженных глаз, в центре которых светилась желто-оранжевая радужка. Черные прямые волосы колдуньи были завязаны в пышный хвост на макушке. Скудная одежда, которую носили обитатели этого жаркого мира, скорее подчеркивала, чем скрывала ее сильное, по-змеиному гибкое тело.

- Привет, Анор! - улыбнулся ей навстречу Зербинас.

- Привет, Кер! - ответила она на общем. Затем она произнесла что-то на непонятном Дантосу языке. Ректор отвечал ей тем же. После обмена несколькими фразами она пригласила их в дом.

- Разве она говорит на общем? - вполголоса спросил Дантос ректора, пока они входили внутрь.

- Она знает на нем только две фразы - "привет" и "чтоб ты сдох", - хмыкнул в ответ Зербинас. - Сам учил. А вообще мы говорим на алайни, потому что я не выговариваю звуки ее языка, а она - моего.

- Значит, Кер - это на алайни "Зербинас"?

- Не совсем. Маги часто называют друг друга именами волшебных зверей. У меня, как и у Анор, тоже есть такое прозвище.

- Тоже волшебная птичка? - сообразил архонт.

- Нет, эта зверюшка позубастее.

Анор спросила Зербинаса о чем-то, он ответил ей.

- Чтоб ты сдох, Кер! - Она неудержимо, до слез расхохоталась, а затем затараторила на алайни.

- Что она говорит? - встревожился Дантос.

- Она говорит, что никогда еще в жизни так не смеялась, - перевел Зербинас. - Преувеличивает, конечно, она всегда была смешливой. Никак не может поверить, что я угодил не в тот канал. Признаться, я тоже - до сих пор уверен, что вошел правильно.

Отсмеявшись, колдунья подтащила его к буфету. Дантос не понимал ни слова из их беседы, но судя по тому, как она тычет пальцем во всевозможные банки и миски, а ректор то кивает, то отрицательно качает головой, без слов можно было догадаться, что разговор идет о предстоящем угощении. Затем Анор стала собирать на стол, а Зербинас повернулся к своему спутнику.

- Нам еще повезло, - сказал он, - что Ксат частично совместим с нашим миром. Бывают миры, где для нас ядовито все, а здесь мы, по крайней мере, можем есть кое-что из растительности.

- Надеюсь, мы не задержимся здесь надолго? - сухо поинтересовался архонт. - Трава - не пища для воина, да и дела ждут...

- Думаю, мы с Анор договоримся, - ответил ректор. - Мы с ней - давние друзья.

За столом колдунья непрерывно болтала с ним на алайни, явно радуясь возможности поговорить со старым знакомым. После обеда она прибралась на столе и вызвала туда карту Ксата. Оба мага склонились над картой, а Дантосу осталось наблюдать, как они шарят по ней и переговариваются на своем непонятном языке. Изредка в болтовне Анор проскакивали и понятные словечки вроде "Кер" и "чтоб ты сдох", но они ничего не проясняли в содержании беседы. Затем Зербинас вызвал карту Лирна, и они стали изучать ее с таким же пристальным вниманием.

Наконец они убрали обе карты. Обменявшись еще несколькими фразами, оба встали из-за стола, и Анор вышла в $`c#cn комнату.

- Мы выезжаем завтра утром, - ответил ректор на вопросительный взгляд Дантоса, - а сейчас она пойдет купить провизии в дорогу. Нам предстоит еще две недели пути. Анор проводит нас до самого канала - она боится, что я опять попаду не туда.

- Правильно боится, - одобрительно кивнул Дантос. - Какая гостеприимная, заботливая леди! У вас хорошие друзья, Зербинас, - с легкой завистью в голосе заметил он - среди архонтской аристократии почти не встречалось бескорыстной дружбы. "И бескорыстной любви", - добавил он про себя, вспомнив леди Аринтию.

- Отсюда на Лирн ведут несколько каналов, - продолжил Зербинас. - Мы выбрали тот, который выходит на самый юг третьего континента нашего мира, а там поблизости есть еще один, сквозь который мы попадем севернее, в окрестности Хеккусскика. В двух днях пути от Хеккусскика есть вход, который выведет нас в центральную часть второго континента, около Рубукна. По нашим прикидкам, этот путь самый короткий из возможных.

Наутро колдунья вызвала свою лару, и Ки-и-скаль с Ги-и- рралем понеслись по небу вслед за песочно-желтой огненной кобылицей. Всю дорогу до канала Анор неудержимо тараторила о чем-то Зербинасу. Сам ректор почти не говорил, он только кивал и улыбался в нужных местах, изредка вставлял пару слов, и этого было достаточно, чтобы вызвать новое словоизвержение у его собеседницы. Лорд Дантос в конце концов стал радоваться, что не понимает их языка.

Через две недели она привела их к каналу, ведущему на третий континент Лирна.

- Прощай, Анор, птичка удачи. - Зербинас церемонно поцеловал ей руку. - Теперь мы не пропадем, раз ты сама взялась за это дело - ведь тебе всегда везет.

- Привет, Кер, чтоб ты сдох, - с улыбкой выдала она весь свой словарный запас на общем. - И удачи тебе в пути, - пожелала она на алайни.

Распрощавшись с ней, они вошли в канал и оказались на сухой равнине третьего континента. Знакомые травы, знакомые запахи, знакомое солнце, непривычно холодное и тусклое после жгучего ксатского светила. Зербинас сверился с картой и взял направление на канал, ведущий к Хеккусскику.

- Мы потеряли больше месяца, - виновато сказал он Дантосу. - Надеюсь, вы не слишком сердитесь на меня за эту ошибку?

- Вы так жестоко поплатились за нее, Зербинас, что мне трудно сердиться на вас, - насмешливо ответил архонт. - Две недели пути вместе с этой общительной леди!

- Да, Анор ужасная болтушка, - рассмеялся ректор. - Но, по крайней мере, я узнал все новости за последние сорок лет! Она не любит сидеть дома - нам повезло, что мы застали ее там, - а предпочитает слоняться по мирам и собирать, а затем разносить всякие слухи. К ее чести, она никогда не перевирает и не преувеличивает - если слухи ненадежны, она всегда предупреждает об этом. Это ценнейший источник a"%$%-() - я сам всегда разыскивал ее, если они были мне нужны.

- Она ничего не слышала об Эрвине?

- Нет, это слишком ничтожное событие в мире магов. Хотя... - Зербинас на мгновение замолчал. - Теперь она знает, что мы его ищем, а значит, скоро об этом узнает весь союз Скальфа...

- Кто?

- Не важно, это к делу не относится, - спохватился ректор. - Не обращайте внимания, Дантос.

Теперь, когда нескончаемая трескотня Анор умолкла, он получил возможность осмыслить поток ее новостей. Оказывается, уцелело большинство участников сражения за Портал Древней Магии, сбитых со своих скакунов, - их случайным образом выбросило в различные миры, откуда они выбирались годами. Сейчас недосчитывались лишь одного-двух и с той, и с другой стороны. Возможно, им не удалось выжить в тех местах, куда они попали, но, как известно, мага трудно уморить, и остальные не теряют надежды когда-нибудь увидеть их снова. Рестарт вернулся на Асфри и снова сидит костью в горле у тамошних магов. Ринальф сделал несколько новых уникальных амулетов по заказу своего правителя - колдунья подробно перечислила и их, и их свойства. Раундала обзавелась дочерью от какого-то вояки, прельстившего ее полным отсутствием мозгов, дочка оказалась в папашу и выросла в толстую семейную тетку, теперь она выглядит старше своей матери. Шорр недавно экспериментировал с запредельной магией и угодил в мистический провал, его выручил кто-то из лирнских магов. Хирро побывал на Гизаре и привез оттуда кучу охотничьих трофеев и охотничьих рассказов.

Зербинас пожалел, что так недолго виделся с Хирро и не услышал его охотничьи истории лично, но и в пересказе Анор они звучали неплохо. Было время, когда они охотились вдвоем с пиртским магом, но как же быстро оно прошло, это время! А теперь он состарился и уже не ходил на охоту, и не потому, что не мог, а потому, что не хотел. Неужели старость наступает не тогда, когда уже ничего не можешь, а тогда, когда уже ничего не хочешь?

Нельзя даже сказать, чтобы он горел желанием найти Эрвина. Просто он чувствовал свой долг по отношению к этому мальчишке, жизнь которого оказалась перечеркнутой из-за одного глупого поступка, и к этому архонту, во что бы то ни стало стремящемуся выполнить поручение своей леди. В его сознании прозвучали запальчивые слова Эрвина, сказанные во время последнего разговора: "Мы не знаем, что такое старость, зато он знает, что такое молодость, - это он должен понимать, если он знает больше!"

Да, Зербинас понимал, что такое молодость, но понимание не возвращало ему прежнего задорного ощущения, когда ему казалось, что ни одно великое или малое событие мира не может обойтись без него. Осталась только память о былой горячности, и ничего больше. Да и возможно ли, узнав цену дружбы и вражды, хулы и похвалы, жизни и смерти, не приобрести в итоге некоторое равнодушие ко всему этому?

Он не разучился задавать себе вопросы, но теперь слишком часто заранее знал ответ. Наступил день, когда Зербинас осознал, что время брать для него сменилось временем отдавать, и пошел наставником в академию. Видимо, подумал он, зрелый человек тем и отличается от незрелого, что один отдает, а другой берет, и это правильно - чтобы отдать, нужно сначала приобрести. Так устроена природа, так устроен мир, и нет причин тому, чтобы человек, часть мира и часть природы, был устроен иначе.

Мощные крылья Ки-и-скаля загребали воздух, внизу проносилась зеленая равнина, но ректор думал о своем. Не пройдет и нескольких дней, как они окажутся в Рубукне, а там наверняка нападут на след Эрвина - новый человек очень заметен в местах, где обитают другие расы, тем более если это маг. Еще немного - и Эрвин вернется в академию, где ему и положено быть, узнает там о других мирах и прочих вещах, которые следует знать выпускнику, получит карту каналов и отправится с архонтом работать туда, где ему определено судьбой. И все будут довольны - и Эрвин, и лорд Дантос, и леди Аринтия, и сам он, Зербинас, - и все встанет на свои места.

***

К вечеру того же дня они разыскали канал и прошли через него, а затем заночевали на берегу Скиккша. Дальше их путь лежал мимо Хеккусскика, и Зербинас предложил Дантосу завернуть в город, чтобы купить там в людском квартале провизии на дорогу. Разумеется, архонт согласился - ему давно опротивела ксатская пища. Зербинас направил ларов вдоль реки, и вскоре они уже снижались над постройками людского квартала, резко выделявшимися среди полуподземных свиррских жилищ.

Еще издали его внимание привлекла необычная суета в людском квартале - беготня, потасовки, свиррская и человеческая брань, сердитый и испуганный женский визг. Спустившись ниже, Зербинас увидел на улицах множество свиррских стражников, бесцеремонно врывающихся в людские жилища и грубо избивающих всех, кто оказывал им сопротивление.

- Что здесь происходит? - поинтересовался Дантос, с неменьшим вниманием разглядывавший суматоху внизу.

- Ничего хорошего, полагаю, - отозвался Зербинас. - Эти свирры никогда не славились культурным поведением, но такое...

Лары спустились до уровня крыш и понеслись вдоль улицы. Ректор медлил с приземлением, не зная, где будет лучше остановиться, да и стоит ли. Звенели разбитые стекла, из выбитых окон свисали сорванные занавески, из распахнутых настежь дверей вылетали обломки мебели, одеяла и тюфяки. Перевернув вверх дном один дом, налетчики переходили к следующему.

Видимо, здесь шел повальный обыск. Зербинас не имел ни малейшего представления об его причинах, а лезть в местные -%c`o$(fk, не разобравшись, в чем дело, было бы слишком опрометчиво. Он почти уже приказал Ки-и-скалю подниматься, как вдруг слова застыли у него на губах.

Несколько стражников волокли по улице пленника. Тот был жестоко избит и не держался на ногах, его жалкие попытки вырваться из цепких свиррских лап были заведомо тщетными. Давно прошли времена, когда Зербинас очертя голову кидался в гущу любого скандала, и он, наверное, посочувствовал бы бедняге и поехал бы дальше, стараясь не забивать эту самую голову мыслями на тему, чем же тот мог провиниться перед местными властями. Если бы он не узнал этого человека.

Внешность пленника свирров пострадала от побоев, но не настолько, чтобы ректор не признал в нем Юстаса - выпускника того года, когда он пришел наставником в академию. Юноша был блестящим магом, его нанял посланец самого императора, а это считалось большой честью. Как известно, все эти годы Юстас проработал у Ринардуса - как же он мог оказаться здесь, посреди улицы, весь избитый и оборванный, в лапах у свиррских стражников?

- Ки-и-скаль, выручай, - Зербинас услышал собственный голос, еще не до конца осмыслив ситуацию.

Благодаря незримой связи между волшебным скакуном и седоком лар не нуждался в разъяснении приказа. Он тут же свернул к этой группе и начал бить стражников широкими и острыми копытами. Мгновение спустя к нему присоединились Ги- и-рраль с Дантосом, без слов догадавшиеся, что эта драка их не минует. Стражники попадали, кто без чувств, а кто и замертво с проломленным черепом, оставив пленника лежать в дорожной колее. Зербинас спешился и наклонился над ним, а Дантос встал рядом с мечом наготове, разгоняя подбегавших на помощь свирров.

Юстас был в беспамятстве - попытки вырваться лишили его последних сил. Зербинас поднатужился и взвалил его на Ки-и- скаля, подогнувшего передние ноги, чтобы было удобнее. Затем лар выпрямился, и ректор вскочил ему на спину. Вслед за ним и Дантос вскочил на своего Ги-и-рраля, убирая на ходу меч в ножны. Оба лара поднялись в воздух, провожаемые злобным шипением свиррских стражников.

- Кто это, Зербинас? - кивнул на бесчувственное тело архонт.

- Один мой знакомый, - ответил ректор. - Мне показалось, что он нуждается в помощи.

- Да, здесь трудно ошибиться. - По непроницаемому лицу архонта невозможно было догадаться, насколько серьезно он говорит. - Но вы уверены, что он заслуживает эту помощь? Все- таки сопротивление властям...

- Он - маг, - сказал Зербинас.

Дантос подождал, что последует дальше, но ректор, видимо, считал, что сказал достаточно. С надеждой на пополнение провизии в Хеккусскике пришлось расстаться - было очевидно, что в ближайшие десять лет их не встретят здесь с распростертыми объятиями.

- Вы ведь не собираетесь посещать этот город в дальнейшем? - намекнул архонт.

- Что я забыл в этой дыре?! - глянул на него Зербинас, и оба рассмеялись.

Лары набрали высоту и понеслись по небу вдоль океанского берега.

- Куда мы теперь направляемся? - осведомился Дантос.

- Куда-нибудь, - ректор покосился вниз, - отсюда. Подыщем удобное место и встанем на стоянку. С провизией, боюсь, придется подождать - здесь живут одни свирры, а по- моему, лучше есть ксатскую пищу, чем свиррскую.

Удобное место нашлось нескоро - на жарком третьем континенте было не слишком много источников пресной воды. Наконец равнина сменилась густым леском, выросшим вокруг прозрачного круглого озера. Зербинас опустил ларов на берег и снял спасенного мага с Ки-и-скаля. Уложив его на одеяле в тени дерева, ректор взялся за лечение.

- Никогда я не был хорошим лекарем, - со вздохом пожаловался он Дантосу. - Еще со времен учебы в академии я считал, что если своевременно прикончить противника, то не придется возиться ни с каким лечением.

- Очень разумно, - одобрил Дантос, сам считавший точно так же.

- Но, увы, - продолжил ректор, осматривая раны Юстаса, - в течение жизни мне постоянно приходилось иметь дело с растяпами, которые думают иначе. Они как-то забывают, что до лечения может и не дойти... ладно, посмотрю, что здесь можно сделать.

Повреждения на теле Юстаса были обширными, но поверхностными. Зербинас извлек из дорожной сумки перевязочный лоскут, промыл их и перебинтовал самые тяжелые. Видимо, маг был обессилен не столько ранами, сколько тюремным содержанием и обращением. Он все еще находился в забытьи, но его состояние не было угрожающим, и Зербинас оставил его в покое.

Вместе с Дантосом ректор занялся костром и стряпней, затем они оба поели и искупались в чистой озерной воде. Когда Зербинас стал поить раненого, тот ненадолго очнулся и повел вокруг невидящим взглядом, но, выпив воду, снова провалился в забытье.

Только наутро Юстас достаточно пришел в себя, чтобы проглотить несколько ложек ксатской еды. Его взгляд, уже более осмысленный, остановился на Зербинасе, губы раздвинулись в едва заметной улыбке.

- Наставник... - Он узнал Зербинаса, мало изменившегося с тех пор, как он оставил стены академии. - Я, наверное, брежу...

- После поговорим, а пока отдыхай, - ответил ректор. - Сегодня нам придется остаться здесь, - обернулся он к Дантосу.

Архонт и сам видел, что раненый маг еще не в состоянии переносить путь. Что ж, днем больше, днем меньше...

- Разумеется, Зербинас, - кивнул он.

Весь этот день ректор провозился с Юстасом - кормил, поил, заживлял раны. К вечеру тот достаточно оправился, чтобы понимать происходящее. Зербинас в двух словах ` aa* ' + ему, как они с Дантосом отбили его у свиррских стражников, но не стал утомлять расспросами, как он попал в такую переделку. На следующий день Юстасу стало лучше - он уже мог сидеть и вставать, хотя старался не слишком злоупотреблять этим.

- Что у тебя случилось? - подсел к нему Зербинас, видя, что теперь у мага хватит сил для разговора. - Тебе нужна еще какая-нибудь помощь?

- Никакой, кроме этой, - ответил тот. - Я сделал все, что требовалось, только сам ноги не унес. Но как вы здесь оказались, наставник... простите, архимагистр? Я слышал, что теперь вы - ректор нашей академии и безвылазно занимаетесь учебными делами.

- Да, - подтвердил Зербинас. - Эта вылазка тоже связана с учебными делами. Мы оказались в Хеккусскике по чистейшей случайности - хотели купить провизии. Когда стали спускаться - смотрю, эти свирры все громят и тебя тащат. Они схватили тебя по ошибке?

- Нет. Вся эта облава вышла из-за меня. Дело в том, что я здесь по поручению императора Ринардуса. - Юстас вкратце рассказал ему, в чем заключается это поручение. - Письма уже отправлены в Кейтангур на корабле, осталось мне отсюда выбраться, - закончил он.

- Не беспокойся, мы доставим тебя в безопасное место.

- Спасибо, - поблагодарил Юстас. - Мне везет на случайных помощников - сначала этот парень, теперь вы.

- Какой парень? - машинально спросил Зербинас.

- Какой-то молодой академик, видимо, из недавних выпускников - он помог мне бежать из тюрьмы и выкрасть письма. Я до сих пор сидел бы в застенке у Шшиццаха, если бы не Эрвин.

- Кто?! Ты уверен, что его имя - Эрвин?

Юстас замешкался с ответом.

- Я не спрашивал, как его зовут, не до этого было. Но припоминаю, так его называла кикимора. С ним была кикимора, архимагистр.

- Кикимора? Дика?

- Точно, Дика. Это она вытащила письма из дворца.

- А где он теперь? - взволнованно спросил Зербинас. - Он здесь? Остался в городе? Его тоже ищут?

- Ищут, - подтвердил Юстас. - Но я посоветовал парню уйти отсюда через канал - надеюсь, что так он и сделал. Странно, у него не было карты каналов, - вспомнил он. - Тогда я не обратил на это внимания, просто назвал ему канал, которым собирался уйти сам.

Зербинас вызвал карту каналов и расстелил ее перед Юстасом.

- Где этот канал, показывай.

- Вот он. - Юстас ткнул пальцем в зеленую точку к востоку от Хеккускика. - Высоковато расположен, но в остальном очень удобный. Выходит на четвертый континент под Зулраном, а там в пределах нескольких дней пути есть каналы на любые континенты.

- Вижу, - кивнул ректор, изучая карту.

- Оттуда я собирался перенестись на первый континент через этот вход. - Маг указал на другую зеленую точку. - Правда, от выхода далековато до Кейтангура и нет попутных каналов, но этот путь все равно лучше любого другого.

- Замечательно. - Усилием мысли Зербинас убрал карту. - Мы подбросим тебя до Зулрана и поселим в гостинице. Поживешь там, пока не поправишься, а дальше будешь сам добираться в Кейтангур. Тебе это подходит?

- Конечно. Но как же вы?

- Мы? Мы останемся в Зулране разыскивать Эрвина.

Глава 20

К утру Эрвин нашел указанный Юстасом канал. Все приметы сходились - слева от дороги, на высоте человеческого роста. Чтобы войти туда, требовалось приподняться над землей хотя бы на половину этой высоты, чтобы оказаться в зоне перехода - левитировать или просто залезть на что-нибудь. Эрвин, конечно, левитировал.

Судя по тому, что утро сменилось полднем, а не ночью, он оказался не ближе к Кейтангуру, а еще дальше. Скорее всего, на четвертом континенте. Но сам Юстас хотел уйти этим же путем, - видимо, где-то поблизости был канал, ведущий на первый континент. Этого Эрвин уже не знал, у него не было карты каналов.

Самым разумным было бы дождаться Юстаса, намеревавшегося появиться здесь через несколько дней. Эрвин так и сделал бы, если бы у него в котомке завалялась хоть крошка съестного, но обстоятельства не позволили ему запастись едой на дорогу. Одного взгляда вокруг хватило, чтобы понять, что в этой местности не прокормишься плодами и ягодами, - здесь был не вечнозеленый третий континент. Здесь наступал конец холодного сезона, молодая трава едва пробивалась сквозь бурый настил прошлогодней, почки на деревьях слабо зеленели, пока еще только раздумывая, не пора ли им превращаться в листья.

В книгах говорилось, что холодный сезон на юге четвертого континента длился не больше месяца, который, кажется, так здесь и назывался - Месяц Опавших Листьев. Это еще ничего - можно было бы угодить и в места похуже, например, в северную часть этого же континента, где сейчас был самый разгар зимы. Эрвин достал из котомки новую куртку, еще не надеванную и служившую гнездом для Дики, натянул ее на себя и запахнулся поплотнее. Кикимора, почти не просыпаясь, перебралась на привычное место за его пазухой.

Он подумал о дороге, и чутье тут же подсказало ему, куда идти. Дорога оказалась недалеко. Широкая, наезженная, она явно вела к большому поселению, но в какую сторону? Получив ответ и на этот вопрос, Эрвин зашагал вдоль разбитой и раскатанной колеи - совсем недавно здесь была непролазная грязь.

Как странно, думал он. Судьба словно играет с ним, как ветер играет оторванным с дерева листком, оставляя беднягу в покое ровно настолько, чтобы тот успел подумать, будто -%"($(,k) шалун позабыл о нем. И новый порыв ветра, и снова он несется по миру...

Его деревом была академия. В изнурительных скитаниях по второму континенту Эрвин почти не вспоминал ее, но теперь его мысленному взору ясно представились ее строгие здания, огромные часы с фигурными стрелками на башне главного корпуса, тихая и чистая столовая, где стояли три длинных стола - для старших, помладше и самых маленьких - с широко поставленными стульями, куда они садились есть молча, с привычной уверенностью управляясь с набором всевозможных ложечек, вилок, ножей и щипчиков, полагающихся к столу на светских приемах.

Наверное, ему вспомнилась именно столовая, потому что он был голоден. Эрвин отвлекся от нее и стал вспоминать библиотеку, где даже в разгар летней жары стояла прохлада. И тишина. Неужели он больше никогда не войдет туда и не раскроет толстые тома древних книг? Но что ему были эти книги сейчас, когда насмешливая судьба упорно заставляла его читать другую книгу - книгу жизни.

Те четверо, вместе с которыми он должен был покинуть академию настоящим магом, выпускником с ее ручательством за свои знания и умения - они, наверное, уже ехали к местам своей работы, а кое-кто из них, возможно, уже приехал и начал работать. То же самое должно было случиться и с ним.

Но не случилось. Ему уже не быть настоящим магом, гордым своим призванием, уверенным и в себе, и в своем месте в этом мире. Ему уже не сесть на белую лару под восхищенные взгляды младших учеников и не унестись в небо. Его ноги обречены твердо ступать по земле.

Задумавшись, Эрвин вдруг споткнулся и чуть не упал - его нога зацепилась за торчащий из земли корень. Твердо ступать... Он хихикнул про себя, а затем засмеялся вслух, благо на дороге никого не было и некому было принять его за сумасшедшего.

А если бы и было кому - что ему, бродяге, их мнение? Какое ему дело до того, за кого его примут? Эрвин смеялся и смеялся, не в силах остановиться - это пусть дипломированные маги заботятся о том, за кого их примут! И не важно, на небе ты или на земле - твердо ступать невозможно, если ты забылся, утратил бдительность! В одно мгновение он словно освободился от невидимых пут, и ему вдруг стало легко и безразлично - он точно так же смеялся бы посреди базарной площади, размахивая котомкой и закинув лицо к небу.

Как все, оказывается, было просто! Он думал, что потерял, а он приобрел - то, чего никогда не получить дипломированному магу, связанному обязательствами перед академией, которая учила его, и перед нанимателями, которые платили ему жалованье. Свободу. Свободу голодать, бродить по миру, браться за любое подвернувшееся дело, свободу выбирать пути и позволять судьбе играть ими. Свободу быть самим собой.

Да и кто сказал, что ему не быть настоящим магом? Академия? Наставники, утверждавшие, что нельзя стать настоящим магом без напутственного слова ректора? Что ему mb.b ректор, когда он сам себе слово! Никто не мог запретить ему быть магом, потому что он родился магом, - точно так же, как никто не мог запретить ему быть человеком, потому что он родился человеком.

Эрвин смеялся и смеялся посреди разбитой, пустынной дороги - голодный, невыспавшийся, без гроша в кармане, без малейшего понятия, куда он придет, что с ним случится за следующим поворотом, он никогда еще не чувствовал себя таким счастливым. Все его невзгоды, и прошлые и будущие, казались ему недорогой ценой за это знание.

***

Поздним вечером Эрвин увидел на горизонте городскую стену. Его усталые ноги сами собой зашевелились быстрее. Нужно было успеть в город до закрытия ворот, а там - таверна с горячей, сытной едой, теплая гостиница... У него еще оставались кое-какие медяки после покупки новой одежды и шаффы, и этого должно было хватить на несколько дней, если тратить разумно. А что дальше - там видно будет.

Стражники уже возились со спусковой лебедкой, когда он вошел под каменную арку ворот. Может, они и не заметили бы невзрачного бродягу с тощей дорожной сумкой через плечо, но Эрвина вдруг дернуло обратиться к ним.

- Какой это город? - спросил он у ближайшего стражника.

- Зулран, - машинально ответил тот и вдруг, насторожившись, уставился на него. - А ты кто такой?

- Да никто, - пожал плечами Эрвин. - Просто иду, и все.

- А что тебе здесь нужно?

- Да ничего, - снова пожал плечами Эрвин. - Поесть, переночевать...

- А ну-ка, поди сюда, - скомандовал ему стражник.

- Это еще зачем?

- А затем, что мы должны осматривать каждого, кто приходит к нам в город. Чтобы не пронес чего недозволенного - оружия там или чего еще.

Эрвин впервые слышал, что путников обыскивают на входе в город. Однако порядки везде были разными, и он подчинился. Что здесь могут найти у него - разве что кинжальчик мага, который никак не мог считаться оружием. Он равнодушно смотрел, как стражник полез к нему в котомку, как откинул верхний клапан...

- А это что?! - раздался торжествующий возглас. Стражник вытащил из котомки Эрвина руку с зажатым в ней пучком сушеной травки. - Клянусь зеленой рожей Гбызга, это же шаффа!

Гбызг, насколько помнилось Эрвину, был каким-то свиррским воякой, чьи выдающиеся заслуги в деле уничтожения себе подобных вот уже несколько веков помнили не только сами свирры, но и все, кто считал наилучшим доказательством своей правоты какую-нибудь штуковину потяжелее, лучше всего железную.

- Ну и что, что шаффа? - недоуменно спросил он, только сейчас вспомнив, что у него после ночной вылазки осталась f%+ o охапка этой травки, взятой с запасом.

- А то, что к нам запрещено ввозить шаффу. Здешние свирры с ума сходят - сначала по ней, а после от нее - и устраивают беспорядки в городе. Градоначальник запретил ввозить ее, но всегда находятся ловкие парни вроде тебя, потому что она здесь ценится на вес золота. Нам велено ловить таких и доставлять в городскую тюрьму для суда.

- Для суда? - переспросил Эрвин. - Значит, меня будут судить?

- Будут, - подтвердил стражник, цепко хватая его за локоть, - как миленького. Посидишь в тюрьме годок-другой, чтобы впредь знал, как нарушать порядок, и считай, что дешево отделался.

- Но я же не знал...

- Ври больше - тебе-то самому она не нужна. - Он кивнул своему напарнику:

- Позови наших, пусть отведут этого шельмеца куда надо.

Эрвин от растерянности не стал вырываться, хотя, наверное, было самое время сбежать. Пока он соображал, как же теперь быть, напарник сходил в будку и привел оттуда еще двоих вооруженных пиками стражников, в чьи обязанности, видимо, входило провожать нарушителей порядка куда надо. Один из них взял на плечо котомку Эрвина с вещественным доказательством его вины, затем они подхватили его под локти и повели по ночному городу.

Сначала оба стражника шли молча и зорко следили за каждым его движением, но, убедившись, что парнишка попался несильный и, похоже, смирился со своей участью, они понемногу начали переговариваться друг с другом о бабах, о вчерашней пьянке, о том, что назначенного градоначальником жалованья не хватает на хорошую жизнь, и о других, не менее интересных вещах. Эрвин почти не слушал их - припомнив, как выглядел Юстас после непродолжительного пребывания в тюрьме, он твердо решил, что ему самому там делать совершенно нечего, тем более что он не чувствовал за собой никакой вины.

Стражники между тем расслабились настолько, что их пальцы перестали впиваться Эрвину в локти. Выбрав переулок потемнее, он рванулся из их рук и, высвободившись, стремглав кинулся туда. Они замешкались только на мгновение, но этого хватило, чтобы Эрвин скрылся во тьме переулка. Стражи порядка помчались вслед за ним.

Он несся по переулку, слыша за спиной топот и разъяренные крики стражников, пока на его пути не выросла высокая каменная стена. Вдоль стены шла дорога, но Эрвин не стал тратить драгоценные доли мгновения на пустые гадания, куда ему метнуться, вправо или влево. Вместо этого он подстегнул себя заклинанием левитации, подпрыгнул и, ухватившись руками за камни верхней кромки, пташкой взлетел на стену.

- Стой! - взвыли его преследователи. - Не смей!

Перед тем как спрыгнуть на другую сторону, он оглянулся на них, но в следующее мгновение, почувствовав острую боль в левом боку, понял, что этого не нужно было делать. Пущенная a(+l-.) рукой пика чуть не свалила его со стены и теперь висела на нем, застряв в куртке. Эрвин вырвал ее и отшвырнул назад, одновременно соскальзывая вниз. Левому боку стало жарко и мокро, очень мокро. Эрвин с ужасом вспомнил о Дике, но кикимора, по счастью, сидела с другой стороны. Он чувствовал, как она под курткой вцепилась ручонками в его рубашку.

Выпрямившись после прыжка, он увидел роскошный трехэтажный особняк, вольготно раскинувшийся посреди просторной лужайки, обнесенной высокой каменной стеной. И действительно, что еще могло оказаться за такой оградой, разве что тюрьма. Несмотря на скверное положение, в котором он оказался, и на усиливающуюся боль в левом боку, Эрвин не удержался от смешка при мысли, что он сам, собственными усилиями мог бы забраться туда, куда его с таким усердием пытались доставить конвоиры.

Судя по их крикам, они бежали снаружи вдоль ограды. Глянув в ту сторону, Эрвин увидел ворота особняка и какое-то движение около них. Ну конечно же эта роскошь охранялась. Он бросился через лужайку, чтобы перемахнуть через противоположную стену, но не успел добежать и до середины, как охранники заметили его и кинулись к нему наперерез, размахивая оружием.

Так можно было получить еще один удар пикой и, чего доброго, более точный. Эрвину, как раз пробегавшему мимо парадной лестницы, не оставалось ничего другого, кроме как свернуть на нее и кинуться внутрь шикарного строения. Он взлетел по мраморным ступеням, рванул раззолоченную дверь, оказавшуюся незапертой, и скрылся в темноте коридоров.

Снаружи раздавались голоса "Держи вора!" и "Преступник в доме!", слышавшиеся все ближе и ближе. Захлопали двери комнат, послышался топот ног прислуги, жившей на первом этаже и разбуженной криками. Переполох усиливался. Подумав, что лучше всего будет выскочить в окно, Эрвин шмыгнул в первую попавшуюся коридорную дверь, но в комнате на кровати оказалась какая-то парочка. Женщина завизжала, а беглец опрометью шарахнулся обратно в коридор.

На бегу он наудачу заглянул еще в несколько комнат, но окна везде оказались зарешеченными. Нужно было сразу бежать на верхние этажи, где окна наверняка открывались свободно, но все лестницы наверх остались позади, а там уже слышался топот преследователей. В отчаянии Эрвин бросился в последнюю, угловую комнату, надеясь спрятаться за мебелью, но она оказалась пустой, если не считать небольшого матрасика с нарядными покрывальцами, под которым не укрылся бы и ребенок.

Эрвин прислонился к стене, чувствуя, что не может сделать ни шагу дальше, да и бежать было некуда. От быстрого бега, голода и потери крови у него потемнело в глазах, и он бессильно опустился на пол, слушая приближающийся шум в коридоре. Еще немного - и его схватят, и отвечать ему придется уже не только за незаконный ввоз шаффы.

В темноте перед ним мелькнул полосатый хвост трубой и усатая мордочка с круглыми ушками и карими глазами. Римми !k+ точной копией того, которого Эрвин лечил у лорда Астура. Почему он здесь, подивился Эрвин, мысли которого путались от испуга и внезапно наступившей слабости. Или этот зверек померещился ему?

- Майли? - пробормотал он. - Как ты здесь оказался?

Римми проворно вскочил ему на грудь. Розовый язычок лизнул кровь, которой была пропитана вся левая половина его одежды, а в следующее мгновение Эрвин почувствовал легкий холодок переноса. Серая пустота канала, промелькнувшая перед его глазами, сменилась бледно-голубым небом, необычайно светлым после только что окружавшей Эрвина ночи.

Когда его глаза привыкли к свету, он увидел, что оказался на пологом берегу неширокой речки. Здесь было тихо и зелено, но ни одна травинка не казалась Эрвину знакомой. Приглядевшись, он понял, что это был не тот уголок неведомого мира, где он побывал однажды, - очертания местности были другими, да и рядом с ним вместо деревца, которое он лечил когда-то, росло другое, побольше и покудрявее.

Римми сидел перед ним, аккуратно обернув полосатый хвост вокруг передних лапок.

- Побудь здесь, - сказал он на алайни, заметив, что взгляд Эрвина остановился на нем. - Я вернусь назад, а когда там все успокоится, приду за тобой.

Зверек исчез, и Эрвин остался один. Он высадил из-за пазухи Дику, строго-настрого запретив ей трогать что-либо в этом местечке, и разделся до пояса, чтобы осмотреть рану. Оказалось, что пика рассекла ему кожу и мышцы на боку до самой реберной кости. Эрвин спустился к воде и промыл рану, затем остановил кровотечение и, морщась при каждом движении от боли, стал полоскать окровавленную одежду - куртку, штаны, светлую рубашку, половина которой была темно-красной. Это нужно было сделать сейчас, пока кровь на одежде не засохла.

"Теперь мы и с этим миром, наверное, кровники", - думал он, глядя, как красная струя уплывает по течению вместе с прозрачной водой. Отмыв одежду, он разложил ее на траве сушиться, а сам занялся залечиванием своей раны. Натощак это получалось не слишком хорошо, но в конце концов края раны закрылись, и боль утихла. Ладно, остальное позже, сказал он себе, укладываясь на мягкой траве.

Он проснулся от щекочущего прикосновения - длинные вибриссы римми ощупывали его лицо.

- Там утро, - сказал зверек. - Дом обыскивали всю ночь, а сейчас везде поставили усиленную стражу. Тебе будет лучше остаться здесь до следующей ночи.

Здесь было тепло и спокойно, здесь не нужно было прятаться от городских стражников. Это было бы превосходно, если бы не одно обстоятельство...

- А здесь найдется еда? - спросил Эрвин. - У меня есть глупая привычка питаться, хотя бы изредка.

Вибриссы римми шевельнулись, словно он понял шутку и улыбнулся.

- Найдется, - ответил он, - но ты ранен, тебе будет bo&%+. найти ее. Я принесу тебе еды с нашей кухни.

- А тебя не накажут? - на всякий случай спросил Эрвин, памятуя, как люди обращаются с животными, забравшимися за едой на кухню.

- В кухне мне позволяется все, - ответил зверек, растворяясь в воздухе. Вскоре он появился с большим куском сочного копченого мяса в зубах. - Это подойдет?

- Подойдет. - Эрвин взял у него мясо. - Хлеба бы еще сюда...

- Сейчас принесу. - Римми исчез и через пару минут появился с хлебом.

- Как ты быстро! - удивился Эрвин, беря у него хлеб.

- Но ведь я уже в кухне, - объяснил зверек. - Я всегда возвращаюсь в точности на то место, с которого перенесся сюда.

- А слуги не пугаются, когда ты исчезаешь у них на глазах?

- Я сначала прячусь, и они не видят этого. Сейчас, например, я спрятался там под разделочный стол.

Эрвин поделился мясом с Дикой, острые зубки которой одним движением разрезали кусок пополам. Оставшуюся половину он положил на хлеб и начал есть. Римми уселся рядом с ним.

- Тебе тоже кусочек? - Эрвин протянул зверьку надкусанный бутерброд.

- Нет, я жду, не понадобится ли тебе что-нибудь еще.

- Значит, ты можешь сам создавать каналы? - поинтересовался Эрвин, поедая хлеб с мясом. - Неужели ты можешь переноситься, куда угодно?

- Нет, я могу создавать канал только к своему дереву и обратно. Вот оно. - Римми указал мордочкой на стоявшее рядом деревце.

- Разве это твое дерево? - удивился Эрвин. - В тот раз оно было другим, да и росло в другом месте.

- В тот раз? Я не встречался с тобой прежде.

- Но ты же - тот самый Майли? Разве ты не поэтому спас меня?

- Я тоже майли, как и тот, кто сообщил тебе это слово. Это не его личное имя, это имя нашей расы на нашем языке. Мы называем себя майли, как вы называете себя людьми. Очень редко мы сообщаем это имя существам других рас - только своим друзьям по крови, но и среди них далеко не каждому. Ты оказал кому-то из наших важную услугу, ты стал его кровником, он доверил тебе наше имя - и я без колебаний помог тебе.

- Я, наверное, неточно понял его тогда, - догадался Эрвин.

- А где ты познакомился с ним? - полюбопытствовал зверек. - Что ты сделал для него?

- Он живет в Дангалоре у лорда Астура. Я лечил его дерево - его сломал скатившийся со склона валун. Как это неудобно, когда твоя жизнь зависит от какого-то дерева.

- Почему? - возразил римми. - Ведь и твоя жизнь зависит от многих внешних вещей. От этой еды, например, от болезней или от врагов. А мы, майли, никогда не болеем, мы всегда ,.&%, спастись от врага переходом сюда, а затем пожить здесь, пока опасность не минует. Это вопрос привычки, не больше.

- Тогда почему вы не остаетесь, раз здесь безопасно?

- Мы любопытны. - Зверек шевельнул вибриссами - это, видимо, означало у него улыбку. - Сам знаешь: где безопасно, там скучно.

- Может быть, - улыбнулся в ответ Эрвин, - но я в последнее время живу так весело, что был бы только рад поскучать в укромном местечке. Хотя бы несколько дней, пока не залечу это. - Он приподнял руку и кивнул на рану.

- Оставайся здесь, я буду носить тебе еду, - предложил римми.

Предложение зверька было таким соблазнительным, что Эрвин без лишних слов согласился на него. Этот мир, бледно- голубой и нежно-зеленый, располагал к покою и размышлению, а Эрвину хотелось передышки. Ему хотелось хоть немного набраться сил и собраться с мыслями перед тем, как снова пуститься в скитания.

И он остался здесь залечивать рану. Странно, в этом мире не было смены дня и ночи, и, как рассказал ему появившийся с очередным куском пищи римми, смены сезонов не было тоже. Теплая погода, ласковый ветерок, мягкая трава, свежая прозрачная вода, струящаяся по тонкому песку...

Эрвин сидел на песке и размышлял, вполглаза поглядывая на резвящуюся поблизости Дику. Здесь было так хорошо отдыхать, но согласился бы он остаться здесь навсегда? Или, как римми, бросил бы свое дерево и ушел в другие миры навстречу опасностям, чтобы насытить свое неуемное любопытство?

Впрочем, Эрвин не мог назвать себя любопытным. До сих пор, оставшись без опеки академии, он скитался по Лирну в основном для того, чтобы насытить желудок. Не из-за этого ли он попадал в неприятности, а затем выпутывался из них?

Нет, наверное, не из-за этого. Разве он не понимал, на что идет в этой истории с некромантом, выкинувшей его из Кейтангура? Поступи он как все - жил бы там и сейчас, завоевывая уважение клиентов и городских колдунов. Глядишь, с годами устроился бы ничуть не хуже, а возможно, и лучше дипломированных магов, связанных договором со своими нанимателями. Если бы был как все.

Но у него, наверное, были вывихнутые мозги, не дававшие ему поступать как все. Чего стоила хотя бы эта внезапная необъяснимая любовь к белой ларе, о которой он запрещал себе даже думать, но которая тем не менее существовала. Почему он не влюбился в девчонку, как все нормальные парни его возраста?

Эрвин вспомнил полудевочек из приличных семей, в которых влюблялись старшие ученики академии. Среди них были и умненькие, и откровенные дуры, но все они казались ему красивыми если не внешностью, то хотя бы юностью и свежестью. Наверное, поэтому он и строчил такие письма, за которыми к нему бегали буквально все влюбленные приятели, показывая ему тайком избранницу, чтобы получалось правдивее. Mо что-то мешало ему увлечься одной из них, как будто эти милые, славные девушки принадлежали не его расе.

Они действительно были ему чужими, родившиеся на свет только для того, чтобы произвести и выкормить себе подобных, чтобы стать матерями семейств, каких много повсюду, - слезливыми и вздорными, требовательными и суетливыми, стервозными и не очень, сбившимися с ног в стремлении как можно лучше устроить в жизни себя и свой выводок. Эрвин был слишком непрактичным, чтобы соблазниться такой судьбой и такой женщиной.

Но оказывается, любовь существовала. Оказывается, можно было превратиться в огонь, проваливаясь в нежно-зеленые глаза возлюбленной. Что, интересно, он сказал бы, если захотел бы рассказать о ней, допустим, Гинсу или влюбчивому Леантусу? Какие он нашел бы слова, чтобы описать ее благородную, утонченную красоту? Какие сделались бы физиономии у его приятелей, если бы на вопрос, где он откопал подобное совершенство, он ответил, что его возлюбленная - огненная кобылица?

"Ди-и-ниль, Ди-и-ниль..." - повторяло его сердце, пока он сидел на берегу реки посреди неведомого мира, где не было ни одной знакомой ему травинки.

Но белая лара была далеко, она не слышала его зова.

***

Через несколько дней его рана затянулась, почти не оставив шрама. Хуже было с одеждой, которая не зарастала сама, но Эрвин уговорил римми принести иголку с ниткой и кое- как зашил дыры в куртке и рубашке. Теперь он был готов продолжать путь.

Его котомка вместе со всем содержимым осталась у стражников. Правда, в кармане куртки завалялось несколько медяков и обнаружился кинжальчик мага, который он сунул туда перед походом на свиррскую тюрьму, а затем забыл вернуть в котомку. Когда выяснилось, что Эрвину некуда положить даже кусок хлеба, доброжелательный римми предложил одно из своих покрывалец. Эрвин завязал туда продукты, которые зверек натаскал ему в дорогу, и приготовился расстаться с этим ласковым, гостеприимным миром.

Римми пришел за ним, когда в Зулране наступила полночь. Эрвин взял его на руки и мгновенно перенесся в Лирн. Зверек оказался достаточно хитер, чтобы сначала прийти в удобное для побега место - за особняком, в дальнем углу каменной ограды.

- Я не выхожу за ограду, поэтому не смог перенести тебя прямо в город, - объяснил он на прощанье, - но, как я понял, тебе будет нетрудно перебраться через нее.

- Да. - Эрвин поблагодарил его за все и попрощался с ним, а затем, произнеся в уме заклинание левитации, подпрыгнул и перемахнул через стену. Он намеревался сегодня же оставить Зулран; если ему не изменяла память, в нескольких днях пути отсюда на юг располагалась Квенда - еще один большой город, где наверняка можно найти работу.

Ночной город был пустынным, и Эрвин благополучно добрался до южной городской стены. Обнаружив, что стена высоковата для левитации и, кроме того, по ней расхаживает стража, он подождал до утра в ближайшем переулке, а на рассвете, едва прогрохотал подъемник, вышел к воротам. Стражники смерили его бдительными взглядами, но парнишка был слишком похож на десятки других, ежедневно выходивших из города бродяг, чтобы представлять собой хоть какой-то интерес. Вот если бы он входил сюда, тогда другое дело - тогда его можно было бы обыскать, а так...

Они равнодушно отвернулись от Эрвина, и он беспрепятственно покинул город.

Глава 21

Солнце спускалось за горизонт. Последние путники, спешившие в Зулран, давно миновали городские ворота, желающих покинуть город на ночь глядя тоже не было, поэтому стража у ворот маялась бездельем.

- Ты глянь-ка туда, - сказал своему напарнику стражник, от нечего делать таращивший глаза на дорогу. - Или мне кажется?

- Где? - встрепенулся тот. - Что?

- Да вон там, над дорогой. Не туда смотришь - выше. Еще выше!

Его напарник поднял голову и на всякий случай прищурился, хотя вечернее солнце не слепило глаза.

- Какие-то птички в небе. - Он пригляделся. - Клянусь зеленой рожей Гбызга, это же лошади с крыльями!

Небесные скакуны быстро приближались. Теперь стало видно, что на них сидят люди. Передний скакун нес двоих всадников, на заднем летел один, его зеленый плащ развевался от быстрого движения. Вскоре они поравнялись с городской стеной и, не обращая внимания на стражу, двинулись над городом.

- Эй! - обеспокоенно окликнул стражник, скорее себе, чем нарушителям порядка, потому что они были слишком далеко, чтобы услышать его праведное возмущение. - Вы куда? В город без обыска?!

- Да брось ты их, - посоветовал напарник. - Это же маги, а с магами лучше не связываться.

- Думаешь, маги?

- А кто еще? Какой нормальный мужик сядет на такую хреновину?

- И то верно, - кивнул стражник. - Но что скажет наш главный, когда узнает, что мы пропустили их в город без обыска?

- А мы их не пропускали, - резонно заметил его напарник. - Если наш главный хочет обыскивать таких птичек, пусть берет на службу магов или пусть сам гоняется за ними по небу. Наше дело - проверять тех, кто идет в ворота.

- И то верно, - согласился стражник, успокаиваясь. Он отвернулся от странных пришельцев, скрывшихся за городскими крышами, и снова уставился на дорогу скучающим взглядом. - ]ти - не наше дело.

***

Гостиница была приличной - удобной и опрятной. Зербинас доверял выбору Ки-и-скаля, чуявшего хорошие места, и не сомневался, что здесь не обсчитают и не накормят какой- нибудь дрянью. Сначала он позаботился о Юстасе, еще не оправившемся после свиррского застенка, затем проследил, чтобы правильно накормили ларов. Когда наконец Юстас был уложен в постель гостиничного номера, а лары улетели ночевать за город, он с Дантосом отправился ужинать в гостиничный ресторан.

Дожидаясь заказа, они поинтересовались у слуги, не появлялся ли здесь в последние дни молодой маг. Или где-то еще в Зулране - может, сюда доходили слухи. Но слуга отрицательно покачал головой, добавив, что за последнюю неделю в городе не случилось ничего нового. Зербинас попросил его немедленно сообщить, если тот вдруг услышит о чем-нибудь подобном.

Как искать нового человека в городе, было известно - гостиницы, таверны, лавки, а если это маг, добавлялись места сборищ здешних колдунов, которых было немало в любом большом городе. Не был исключением и Зулран, здесь тоже имелись места, где собирались всевозможные знахари и предсказатели, готовые за умеренную плату сделать порчу или любовный приворот. Обыватели не любили и побаивались этих колдунов, но тем не менее вовсю пользовались их услугами - ведь когда хочешь сделать гадость соседу или счастливому сопернику, не задумываешься о порядочности того, к кому обращаешься за подмогой.

Наутро Зербинас с Дантосом встали пораньше, чтобы успеть обойти побольше мест, где в Зулране останавливались приезжие, но не успели они позавтракать, как в дверях ресторана появился патруль стражников. Обменявшись несколькими словами со слугой, старший патрульный повел свой небольшой отряд прямо к столу, где сидели ректор и архонт.

- Простите, что прерываю ваш завтрак, - патрульный закашлялся от вежливости, увидев, что перед ним не простые люди, - но вчера нашему главному доложили, что вы проникли в город, миновав городскую стражу:.. Гхм-м... - Он снова прочистил охрипшую от волнения глотку. Ему было известно, что от магов можно ожидать чего угодно.

- Вашему главному? - воспользовался паузой Зербинас.

- Да, нашему почтенному начальнику городской охраны. По указу градоначальника никто из приезжих не может въехать в Зулран без досмотра. Это вопиющее нарушение порядка... гкх- мм... и наш почтенный начальник недоволен...

- Впервые слышу, чтобы путников обыскивали на въезде в город, - выразил недоумение Зербинас. - Я бывал в Зулране раньше, но никогда не слышал ни о чем подобном.

- Простите, а давно вы бывали здесь раньше, ваше... х- ммм?

- Лет шестьдесят назад.

- Так то было еще при прежнем градоначальнике, - стражник ожил, - а теперь у нас уже лет десять как обыскивают, с тех пор как местные свирры надышались шаффы и учинили в городе резню. Запрещено ввозить шаффу и свиррское оружие на продажу.

- Ну, вряд ли здесь не хватает своего оружия, - заметил Зербинас.

- Все равно, порядок есть порядок, - заявил стражник, косвенным образом соглашаясь со словами ректора. - Наш главный недоволен и требует, чтобы вы явились к нему на беседу.

- Требует? - подал голос молчавший до сих пор Дантос. Его рука сама легла на рукоять меча. - Кто такой этот ваш главный, чтобы чего-то требовать от благородных людей? Зербинас, а не разобраться ли нам с этими болванами, их всего пятеро...

- Не стоит, Дантос, - остановил его ректор. - Возможно, нам имеет смысл познакомиться с начальником городской охраны. У нас нет ни запрещенных товаров, ни дурных намерений, и нам незачем портить отношения с местными властями, если мы хотим свободно оставаться в этом городе. Кроме того, городская охрана может помочь нам в поисках, если заинтересовать ее нашей проблемой... Вы меня понимаете?

- Пожалуй, - согласился архонт. - Будет разумно договориться с ними. А что касается интереса, я располагаю средствами, которых хватит, чтобы заинтересовать не только начальника городской охраны, а самого градоначальника.

- Вот и прекрасно. - Зербинас повернулся к старшему патрульному. - Мы пойдем с вами к вашему главному.

Тот с заметным облегчением перевел дух. Зербинас с Дантосом закончили завтрак под бдительным присмотром стражников, а затем отправились с ними к главе городской охраны. Пока они шли, ректор расспросил патрульных и узнал, что их главный не из местной знати, что он дослужился до своей должности усердием и с тех пор не допускает ни малейшего послабления подчиненным, потому что боится потерять место. Наверняка угодлив и продажен, решил Зербинас, которому было хорошо известно, как вести себя с такими людьми.

Когда они пришли в здание охраны, ректору хватило нескольких фраз для подтверждения своей догадки. Начальник городской охраны помыкал подчиненными и трепетал перед вышестоящими, в чем бы ни выражалось их превосходство - хоть в должности, хоть в происхождении. Это было видно и по его взгляду, и по тому, как он поздоровался с ними.

- Я не имел в виду ничего обидного, ваше... ваша...

- Архимагистр, - сообщил Зербинас, - обращение, которым называли единственного человека на Лирне.

По лицу начальника охраны расплылась почтительная улыбка.

- Я не имел в виду ничего такого, господин архимагистр, но, сами понимаете, указ есть указ, как же его не соблюдать? Я рискую должностью, я человек маленький...

Было забавно слышать такие слова от тучного, одышливого "%`'(+k, не уступавшего ростом самому Зербинасу. Впрочем, он сумел так изогнуться, что казался на голову ниже, чем был на самом деле.

- Ничего-ничего, - с полнейшей серьезностью кивнул ректор. - Я понимаю, у вас работа такая.

- Да, господин архимагистр, - обрадовался начальник охраны. - Так редко встречаешь подобное понимание у знатных людей - обычно они возмущаются, грозят, а что я могу сделать? Я обязан выполнять указы нашего уважаемого градоначальника, мне за это жалованье платят.

- Разумеется, почтенный, - согласился Зербинас. - Ради вашего спокойствия я согласен, чтобы ваши люди осмотрели наши вещи, но уверяю вас, что мы никакие не злоумышленники и ничего запрещенного у нас нет.

- Нет, что вы, не нужно. - Начальник, кажется, даже испугался такого безоговорочного согласия. - Мне вполне достаточно вашего слова.

- Чтобы окончательно убедить вас, я сообщу вам причину нашего визита в ваш замечательный город, - доверительно сказал Зербинас. - Мы с лордом Дантосом, - он указал взглядом на архонта, - разыскиваем одного юношу - молодого мага, и нам стало известно, что он направился сюда. Как видите, наши цели далеки от контрабанды.

- Да, конечно, вижу, - закивал польщенный начальник охраны.

- Должен признаться, что я впервые столкнулся с таким усердным соблюдением городского порядка и, откровенно скажу, приятно удивлен этим, - продолжил ректор. - В других городах бесчинствуют злоумышленники, а местная стража не обращает на них никакого внимания, но здесь сразу видно, что вы не зря получаете жалованье.

- Стараемся, стараемся, - расцвел начальник.

- От вашего внимания наверняка не ускользает ничего из происходящего в городе, - испытующе глянул на него Зербинас. - Возможно, ваши бдительные стражники слышали что-нибудь о юноше, которого мы ищем, или согласятся помочь нам разыскать его? Мы понимаем, что это может оказаться непросто, и готовы оплатить их труд, - он обернулся к архонту, - верно, Дантос?

- Разумеется, - важно кивнул архонт. - Если вы, почтенный, поможете нам в поисках, мы в долгу не останемся. - Он назвал сумму, способную заинтересовать даже градоначальника. - Как вы сами видите, наши поиски нисколько не противоречат поддержанию порядка в городе, и ваша совесть может быть спокойна.

Глаза начальника охраны разгорелись от жадности, когда он услышал сумму, так что ссылка на совесть была, пожалуй, излишней.

- Я получу эти деньги, когда мои люди найдут этого парня? - уточнил он.

- Да, - подтвердил лорд Дантос. - Независимо от того, чем закончатся ваши поиски, я могу дать вам небольшой задаток, чтобы окупить расходы. Пятьдесят золотых вас устроит?

Начальник охраны благоговейно принял от него деньги и *+(*-c+ дежурный патруль. Было очевидно, что он в лепешку расшибется, чтобы получить остальное. После короткого и громогласного обсуждения вся сторожевая братия дружно повернулась к заказчикам.

- А как этот парень выглядит? - спросил ректора начальник.

- Как? - Зербинас на мгновение задумался. - Ему девятнадцать лет, но выглядит моложе, лет на семнадцать. Светловолосый, среднего роста, щупленький такой, глаза серые, лицо... ну, самое обычное, без особенностей. Одет небогато, с собой нет ничего, кроме дорожной котомки. Зовут Эрвином. Да, и еще с ним может оказаться кикимора, но необязательно - мало ли куда она могла деться. Скорее всего, он пришел в Зулран дня три-четыре назад, но, возможно, и позже.

- Уж не тот ли это парень, который три дня назад забрался в особняк к лорду Химму? - вдруг осенило одного из стражников. - Его в тот вечер задержали у северных городских ворот, и мой приятель конвоировал его в тюрьму за незаконный ввоз шаффы. Он рассказывал, что парнишка был незаметненький такой, совсем безобидный, а потом сиганул от них за ограду такой вышины, что и не поверишь, - и поминай, как звали. Весь особняк перерыли, чуть ли землю не просеивали, а парень словно провалился сквозь эту самую землю. И ведь не привидение - мой приятель говорил, что на пике была кровь, но, если этот парень маг, тогда конечно...

- Да ты совсем сдурел! - оборвал его начальник. - Эти господа разыскивают приличного молодого человека, а не бродягу, торгующего всякой отравой! Господин архимагистр...

- Шаффа, говорите? - насторожился Зербинас. - Да, у него могла остаться шаффа.

- Но ведь это же нарушитель городского указа! - Начальник охраны пришел в замешательство, жадность в его душе боролась с законопочитанием.

- Он не собирался нарушать ваши указы, - резко сказал ректор. - Шаффа оказалась у него по другим причинам, и, если потребуется, я объяснюсь по этому поводу с градоначальником. Но как