Автор :
Жанр : фэнтази

Вадим АРЧЕР

ВЫБРАВШИЙ БЕЗДНУ

ONLINE БИБЛИОТЕКА tp://www.bestlibrary.ru

Анонс

В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того - они сами стремятся стать творцами и проникнуть в высшие сферы мироздания. Боги пытаются уничтожить людей всемирными катаклизмами, подчинить их своей воле, затормозить их духовное развитие - и лишь один из них, хулиган и бездельник Маг, которому люди обязаны своим появлением на свет, старается спасти своих подопечных от гнева старших богов. Однако люди видят в нем только злого насмешника и искусителя - Сатану...

Глава 1

- Смейся, дитя мое, смейся - он тоже любил смеяться. Его называли легкомысленным, потому что он не важничал от сознания собственной значимости, как другие Власти. Да, он был легким и светлым; что бы о нем ни говорили - не слушай их, дитя мое, я знаю его, как никто. Ты еще мал сейчас, но когда ты вырастешь, я расскажу тебе о Маге...

***

Чтобы наблюдать за скачкой, он выбрал камень на самом краю плоскогорья. Отсюда была хорошо видна вся долина, где жил табун кентавров. Дистанция была отмечена вешками, она спускалась в долину по пологому склону, поворачивала у обломка скалы на берегу реки, где сейчас маячила черная грива волос и вороная шкура одного из старших кентавров, поставленного следить, чтобы все соперники обогнули скалу, а затем поднималась наискось вдоль обрывистого склона долины, в самом конце переходя в короткий ровный участок.

Скачки были обычным развлечением у кентавров, но сегодняшняя была особенной. Победитель получал в жены дочь вождя, быстроногую Лисиппу. Пышное золото гривы ее волос и атласно-блестящее золото шкуры ее крупа светились сейчас в толпе остальных девушек табуна, все члены которого, от молодых жеребят до поседевших от времени стариков, поднялись на плоскогорье, чтобы наблюдать оттуда за скачкой.

Сам он не был кентавром. Они были творениями, а он - творцом. Он не был их создателем, поэтому они почти не обращали на него внимания, увлекшись праздником в честь совершеннолетия Лисиппы. Кентавры были выдумкой кого-то из младших Сил, и выдумкой неплохой. Во всяком случае, ею можно было увлечься, можно было провести несколько дней на их празднике, главной в котором была сегодняшняя скачка, - как и они, он всегда любил скорость.

Однако он отдавал должное красоте этой девушки по давней привычке оценивать совершенство своих и чужих творений. Он понимал, почему так нетерпеливо бьют в землю копыта соперников, выстроившихся вдоль линии, - проведенной на сухой и пыльной земле стартовой площадки рукоятью воспитательского кнута. Около двух десятков молодых кентавров готовились оспаривать право взять Лисиппу в жены - как ему говорили накануне, некоторые из них ждали этого события несколько лет.

Щелчок кнута - и соперники сорвались с места. Жесткая земля задрожала под их копытами, эта дрожь передалась камню, на котором сидел он. Пестрое облако скакунов хлынуло по пологому склону в долину, весь табун выбежал на край обрыва, чтобы лучше видеть гонку. Опасно, ох, опасно мчаться что есть силы под уклон - он это понял только тогда, когда один из кентавров споткнулся в общей толчее и покатился по склону вслед за убегающими соперниками. На мгновение у него захватило дух - он так увлекся гонкой, что его чувство опасности изменилось, стало таким же, как у ее участников, - но упавший кентавр поднялся на ноги и пустился в безнадежную погоню за остальными.

А кентавры были уже в долине. Со всех ног они мчались к камню, у которого стоял наблюдатель. Несколько самых сильных начали отрываться от общей толпы, но среди них пока было невозможно угадать лучшего. И этот красавец гнедой мчавшийся сейчас на полгруди впереди остальных, и настигавший его вороной чуть старше других участников, и огненно-рыжий, рвущий копыта вслед за ними, и двое серых рядом с ним, похожих друг на друга, как братья. Единой группой они обогнули скалу и полетели через долину к подъему.

Он неотрывно следил за этими пятерыми, упиваясь скачкой. Он не мог бы сказать, кому из них он желает победы, - кто бы ни пришел первым, он порадовался бы за победителя и огорчился бы за остальных. Редко случалось творцам, привыкшим менять и переделывать свои творения, ощутить такую безусловность, окончательность происходящего. Это сознавали и соперники, вкладывая себя в скачку так, словно она была первой и последней в их жизни.

Кентавры пронеслись сквозь долину и начали подниматься обратно на плоскогорье. Длинная, тянущаяся наверх вдоль склона тропа была достаточно широкой для обгона, но сейчас по ней грудь в грудь бежали двое - вороной и гнедой, достигшие ее первыми, а остальные трое были вынуждены оставаться позади. Изнурительный подъем был главной проверкой выносливости бегунов, и двое серых начали понемногу отставать.

Но огненно-рыжий не уступал. Он взбирался на подъем по пятам за двумя первыми и все время искал возможность протиснуться между ними. Его настойчивость была понятна - остаток пути наверху был слишком короток, чтобы он успел выиграть там целый корпус. Но тропа нигде не расширялась, а до конца подъема оставалось совсем немного.

Рыжий предпринял отчаянную попытку обойти соперников по внешнему краю. Он прыгнул на крохотный, нависавший над обрывом выступ, чтобы следующим скачком вырваться вперед, но камень оказался слишком непрочным и обвалился под его копытами. Обломки полетели вниз с обрыва вместе с неудачливым скакуном, а двое первых продолжали бороться за победу, так и не заметив случившегося позади.

Гость кентавров вскочил было на ноги, но тут же сел обратно. Это были не его творения, он был здесь только гостем. По законам творцов он не имел права вмешиваться в жизнь чужих творений - она считалась личным делом каждого творца. Неподвижное пятно шкуры упавшего участника огненно-рыжей точкой маячило под обрывом. В табуне засуетились, несколько мужчин отделились от толпы и побежали по склону к упавшему. Вороной и гнедой выбежали на верхний край обрыва и понеслись к площадке - грудь в грудь, точно так же, как поднимались по тропе. Оба хрипели и упирались, до последнего мгновения было неясно, чья возьмет - мощь зрелости или ярость молодости. На последних шагах вороной оказался чуть крепче, его хватило на рывок, и он обошел своего соперника на грудь.

Оба судорожно дышали и едва держались на ногах.

С тропы один за другим начали появляться остальные участники скачки. Первым отдышался вороной - победители приходят в себя быстрее, чем побежденные. Торжествующе вскинув голову, он подошел к вождю за своей наградой.

Вождь подозвал Лисиппу и объявил ее женой вороного кентавра. Она с восторгом глянула на победителя - девушки-кентавры любят самых быстроногих. Раздался гул поздравительных возгласов, обоим надели заранее приготовленные венки, готовясь к продолжению праздника.

Но веселье было не совсем настоящим - гость кентавров хорошо чувствовал это, сидя поодаль на своем камне. За поздравлениями, венками, приветственными криками и прочими условностями ритуала таилась подспудная мысль - а что там, под обрывом, куда ушли мужчины? Что там, с этим отчаянным юношей-кентавром, который при чуть большей доле везения мог бы на равных оспаривать руку дочери вождя?

Пора было продолжать праздник, но табун не уходил в долину, дожидаясь их возвращения. Наконец они появились со своей ношей и положили ее на площадку. Молодой кентавр еще дышал, но было очевидно, что его мгновения сочтены. Пожилая женщина, умевшая лечить, склонилась над ним, но покачала головой и отошла.

Гость кентавров издали наблюдал за этой сценой. Вдруг он почувствовал, что их головы оборачиваются к нему, одна за другой. Еще немного - и он стал центром внимания всего табуна. Он был не их творцом, он просто гостил у них на празднике. Им было известно не хуже, чем ему, что он не имел права творить для них, поэтому они ничего не просили у него.

Просто смотрели.

Он замешкался только на долю мгновения. Ровно настолько, чтобы сообразить, что не успеет разыскать в хрониках, кто их творец, и вызвать его сюда. Да и неизвестно, как отнесется к этому их создатель - большинство творцов относились к своим творениям как к игрушкам, которые легко сломать и сделать заново.

Вскочив с камня, он подошел к умирающему кентавру и простер над ним руки. Внутреннее строение было типовым, поэтому у него не заняло много времени, чтобы разобраться в нем и привести в нормальное состояние.

Он всегда был злостным нарушителем законов.

Юноша-кентавр пришел в себя и приподнялся с земли, недоуменно оглядывая окружающих. Инцидент был исчерпан, и гость надеялся, что теперь о нем снова забудут. Но кентавры по-прежнему смотрели на него - только выражение их лиц было другое.

- Ну что вы на меня уставились? - с досадой сказал он. - Праздник продолжается.

***

Оранжевый диск Аала опускался за горизонт. Теснины и ущелья Аалана заливала лиловая тьма, и только острый пик, торчащий над нагорьем, словно указывающий ввысь палец, казался охваченным пламенем. На острие этого пальца яркой точкой пылал небесный чертог Вильнаррат. Приближалась ночь семнадцати лун.

Здесь, в тонких мирах, где мысль равнялась действию, было много сооружений, созданных Властями или младшими Силами и служивших какой-либо одной цели, Вильнаррат, вызванный к проявлению мыслью самого Императора, предназначался для общего сбора Властей, когда требовалось обсудить дело первостепенной важности. Кроме того, Власти собирались здесь и во время редких сочетаний светил Аалана, таких, как ночь семнадцати лун, - для безопасности, потому что любое событие, совершенное ими в это время, могло произвести непоправимое влияние на будущее проявленного мироздания.

Прозрачным куполом чертога был накрыт огромный овальный зал, просторный и пустынный. В одном из фокусов овала находился прямоугольный стол с двойной крышкой, нижняя плоскость которой на четверть высоты отстояла от верхней. Вокруг стола стояли семь кресел: одно в торцовой части, остальные шесть по бокам стола, по три с каждой стороны. Эти кресла были с причудливой резьбой на изогнутых ножках и подлокотниках, с прямыми высокими спинками и пухлыми сиденьями, обтянутыми плотной узорчатой тканью. Ни одно из них не походило на другое - все они были именными, у каждого из них был свой хозяин.

Во втором фокусе овального зала на полу был начертан круг с гептаграммой, служившей входом. Обычно она бывала тусклой, но сейчас ее линии ярко светились, показывая, что сюда направляется кто-то из Властей. Когда они накалились добела, в центре гептаграммы появилась сияющая женская фигура. Она шагнула из круга, освобождая вход, сияние вокруг нее медленно затухало.

Как и положено на сборе в Вильнаррате, Жрица была в полном торжественном облачении. Ее просторное бледно-золотистое одеяние с белым воротником-пелериной, схваченное широким, зеленым с золотом поясом, мягкими складками струилось до пола, пышность рукавов была подчеркнута длинными и узкими, почти до локтя, изумрудно-зелеными манжетами с золотой вышивкой, острые носки башмачков из той же ткани едва выглядывали из-под стелящейся по полу юбки. На ее голове возвышалась двурогая тиара из белого металла, надетая поверх полупрозрачной вуали, прикрывающей шею и плечи, в руках была книга. Эта книга была талисманом силы Жрицы, ее нельзя было оставлять без присмотра в такую ночь.

- Опять я явилась раньше всех! - подумала Жрица.

В досаде она подумала слишком громко, и ее мысль заметалась по залу, отражаясь от стен. Жрица смахнула ее рукой и направилась к своему креслу, второму по левую руку от кресла во главе стола. Она действительно всегда являлась на такие сборища первой - по привычке к дисциплине, переходившей в примитивную боязнь опоздать. Усевшись в кресло с опрокинутым серпом луны на спинке, Жрица положила книгу на нижнюю поверхность стола, служившую подставкой для талисманов силы, и неторопливо оглядела зал.

Если не считать стола и кресел, единственным украшением зала Вильнаррата был пол, покрытый сложным многоцветным узором. Аал уже скрылся за горизонтом, но прозрачный купол радужно поблескивал под светом восходящих лун. Двенадцать из них имели воплощение в промежуточных и плотных мирах, остальные пять полностью принадлежали тонким мирам. В полночь все они сойдутся в секторе зенита и наступит время силы. Это время Власти проводили здесь вместе, в беседах или чаще в молчании, но, главное, в бездействии, потому что никому, даже Императору, было не под силу предсказать, чем обернется в будущем мельчайшее событие, совершенное кем-нибудь из них в эту пору.

Гептаграмма засветилась. Рубиновый столб света в ее центре постепенно превратился в высокого, сухопарого мужчину в темно-красном балахоне с широкой золотой каймой по низу и с таким же белым воротником-пелериной, как у Жрицы. Его голову отягощала золотая митра, сухая рука сжимала тонкий и длинный стержень с тремя перекладинами наверху, две крайние из которых были короче средней, - крест Иерофанта, талисман его силы. Белая треугольная борода придавала длинному лицу Иерофанта еще более вытянутый вид. Иерофант вышел из круга и приветствовал Жрицу коротким поклоном, затем подошел к своему месту, первому справа, и уселся на раззолоченное кресло с крестом на верхней спинке.

Не успел он установить свой талисман в отверстие на кресле, как гептаграмма засияла снова. На этот раз там появилась пышнокудрая и пышнотелая женщина в мягкоскладчатом синем платье с темно-зеленым лифом и ярко-желтой, расшитой алыми цветами юбкой, выглядывавшей спереди из-под синих складок. Синяя с золотом корона венчала волосы цвета густого меда, красный с золотом воротник окружал полную шею. Большие и круглые прозрачно-голубые глаза смотрели из-под темных дуг бровей, округлое лицо, точеный нос и пухлые яркие губы принадлежали безупречной красоте. В руке она держала тонкий золотой жезл с круглой головкой, известный как жезл изобилия, талисман силы Императрицы. Женщина приветственно улыбнулась сидящим за столом и прошла к креслу, первому слева от главы стола.

В центре гептаграммы возник луч золотого света, а в следующее мгновение в нем появился Воин. Он был весь в золоте - короткая юбка из позолоченных кожаных полосок, золотые пластины брони на груди и спине, повторявшие рельеф мускулатуры, и короткие наплечники оставляли открытыми мощные, мускулистые руки и ноги, покрытые курчавым рыжим пушком. На голове Воина был золотой шлем, из-под которого выглядывали вьющиеся светло-рыжие волосы, плавно переходившие в короткую курчавую бороду. За его пояс были заткнуты вожжи, а рядом висел меч в золотых ножнах, покрытых сложным орнаментом. Воин отсалютовал собравшимся мечом, с глухим стуком вернул его в ножны и уселся за столом на третьем месте справа.

Сразу же за ним прибыла женщина в светло-оранжевом - видимо, ждала, когда освободится портал. Как и у Воина, на ее поясе висел меч, в руке она держала весы - талисман ее силы. Белая наглазная повязка сейчас была завязана у нее на шее наподобие шейной косынки. Женщина уселась на третье место слева и положила весы на полку под столом.

Наконец прибыл и сам Император. В красной с золотым окаймлением накидке поверх темно-зеленого одеяния, в тяжелой зубчатой императорской короне, от которой на плечи спускалась грива свинцово-седых волос, переходящих в густую, косматую бороду, он выглядел воистину величественно. В его руке был черный с серебряной отделкой посох, на верхнем конце которого, словно бутон в серебряных чашелистиках, сверкал мелкоограненный алмаз величиной с кулак Воина. Это был известный в тонких мирах Посох Силы, который мог ввергнуть в Бездну любого из здешних обитателей.

Император занял свое место во главе стола. Закат Аала догорал, с другой стороны горизонта поднималась пестрая цепочка лун. Власти сидели за столом молча, почти торжественно. Почти, потому что полную торжественность обстановки нарушали их недоуменные взгляды, направленные на пустующее кресло, среднее справа. Наконец Император сдвинул густые брови и взглянул туда в упор.

- Он всегда был небрежным, - ни к кому не обращаясь, произнесла Жрица.

- Этот безответственный мальчишка вечно опаздывает, - пренебрежительно фыркнул Воин.

- Он был таким в прошлые дни Единого, когда был в облике мальчишки, - вступилась за отсутствующего Императрица. - А в этом бытии он предпочитает облик юноши.

- Ты хочешь сказать, что сейчас он не опаздывает? - иронически спросил ее Воин.

- Ну, до сих пор он не опаздывал... - Императрица запнулась, - то есть я хочу сказать, не опаздывал на много. Он сейчас появится.

Появляться после Императора было верхом неприличия. Никто из Властей никогда не позволял себе этого.

Кроме него.

- Это он. - Женщина в оранжевом взглянула на гептаграмму, которая снова засветилась. Однако вскоре стало видно, что линии портала не белые, а голубые - значит, прибывал кто-то из младших Сил.

Собравшимся в зале было известно, кто это - за столом им всегда прислуживала Нерея. Конечно, Власти могли обойтись и без нее, потому что жезл изобилия Императрицы мог вызвать на стол любые кушанья, но давным-давно сложилась традиция, что эта тонкая девушка с лицом подростка наполняет их кубки божественными напитками из плодов сада Эдема. Никто не помнил, откуда и как взялась эта традиция, но, поскольку она существовала, то соблюдалась неукоснительно. Нерея появлялась в зале позже Властей, когда они уже занимали свои места, и сразу же принималась за свою работу.

Она появилась в столбе голубого света с двумя узкогорлыми кувшинами в руках, серебряным и золотым. Бледно-голубое платье, обтягивавшее тонкую талию и по-детски недоразвитую грудь, было умышленно строгим, оставляя открытыми только верхнюю часть шеи и кисти рук. Белокурые волосы, прижатые к темени тонким обручем белого металла, ниже вились длинными, уложенными раздельно локонами. Ее лицо - лицо девочки-подростка или красивого мальчика - не выражало ничего, кроме послушания, удлиненные прищуренные глаза были потуплены, поэтому трудно было определить, какого они цвета.

Правда, если Нерее во время своей добровольной службы случалось поднять взгляд, в ее глазах мелькало нечто такое, отчего становилось понятным, почему эту скромницу регулярно навещает по ночам Воин, хотя в тонких мирах было множество других красивых женских сущностей. Воин был единственным из Властей, кто имел привычку расходовать избыток творческой силы подобным примитивным, атавистическим способом. Остальные Власти относились к этой его склонности со снисходительной усмешкой, а сейчас от нечего делать следили, каким взглядом он провожает идущую к столу девушку.

Она прошла мимо, не подняв на него глаз, и остановилась рядом с Императором, ожидая приказа наливать напитки. Стол был пока пуст, но старший из Властей сделал знак Императрице, и та начертала в воздухе символ своим жезлом изобилия. В одно мгновение стол оказался заставленным столовыми приборами, бокалами и блюдами с кушаньями.

Среднее кресло справа по-прежнему пустовало. По знаку Императора Нерея стала наливать напитки в золотые кубки и хрустальные бокалы - сначала ему, а затем по кругу, справа налево. Она замешкалась у пустого кресла, но Император движением брови приказал ей следовать дальше. Закончив разливать, она отошла к стене, мыслью вызвала к проявлению круглый столик и стул, поставила кувшины и села рядом, дожидаясь следующей службы.

Власти подняли кубки, начиная долгий, на всю ночь, ужин. Тот, кого мужчины пренебрежительно обзывали мальчишкой - за то, что он предпочитал юную внешность, а женщины втайне от них называли светоносным - за то, что когда он, в малиновом плаще, в белой рубахе до колен, подпоясанной веревкой из лунных лучей, с волосами цвета свежевыпавшего снега, появлялся в Вильнаррате, в огромном зале становилось светлее, тот, кого все прозывали скрытным, а нередко и лукавым - за то, что никто не знал, что он задумает и что предпримет в следующее мгновение, - он пока отсутствовал на сборе.

Он единственный вытащил четыре талисмана из трех возможных, когда сущности тонких миров тянули жребий из колодца предназначения на заре дня Единого. Тогда Императору достался Посох Силы, Императрице - жезл изобилия, Иерофанту - крест веры. Тогда Жрица вынула из колодца книгу - талисман власти тайного знания. Воин извлек себе боевой меч и вожжи, вызывающие колесницу, запряженную двумя грифонами, а Судье достались меч правосудия, повязка и весы. А он, как и Судья, с каждой из трех попыток достал по талисману - сначала плащ, затем рубашку, но последними он вынул сандалии, вокруг которых обвилась веревка из лунных лучей.

Нерея еще дважды подходила к столу, чтобы наполнить кубки Властей напитками Эдема из неиссякающих кувшинов. Наступила полночь, и все семнадцать лун - двенадцать, проявленных во всех мирах, и пять, принадлежавших тонким мирам, - поднялись в зенит. Пришло время силы.

Среднее кресло справа пустовало.

***

Он стремительно несся сквозь промежуточные миры. Он никуда не спешил - он просто любил скорость. Малиновый плащ Ариндаль бился по ветру за его плечами, ослепительно белая рубашка Сейдула вздувалась пузырем на спине и трепетала вокруг колен, а братья Трапабаны - крылатые сандалии - прижали к бокам острые серповидные крылья, которые выпускали на самых высоких скоростях. Они обожали такие полеты не меньше своего хозяина.

Веревка, повязанная у него на поясе, вела себя несколько иначе, чем это было принято в семействе веревок. Это была красиво сплетенная веревка с узлом на одном конце и с кисточкой на другом, шелковистая, полупрозрачно-белая, довольно-таки толстенькая, хотя и не настолько, чтобы не колыхаться под буйным потоком встречного ветра.

Тем не менее она и не думала трепетать на ветру. Узелок на ее конце, который она, видимо, считала головным, был приподнят наподобие змеиной головки и всматривался навстречу движению. Хвостовой конец с кисточкой иногда возбужденно взмахивал, но отнюдь не под влиянием воздушного потока. Веревка любила такие полеты не столько за скорость, сколько за хороший обзор, открывавшийся сверху. Она всегда была любопытной.

А посмотреть здесь было на что. В отличие от тонких миров, где жили только высокие сущности, эти миры кишели различными формами жизни. В промежуточных мирах начиналось разделение стихий, поэтому здесь водилось множество самых различных элементалов. Воздух, в котором летел Маг, был полон всякой воздушной мелочи, иногда в нем попадался и крупный элементал - смерча или урагана, - задремавший под теплыми лучами Аала, который был здесь не пронзительно белым, а золотисто-зеленым. Потревоженный элементал вздрагивал и ошеломленно оглядывался вслед пролетающему, но тот был уже далеко.

Кроме элементалов, здесь обитала масса различных духов растений и животных. Маг любил поболтать с ними, и многие из них были его знакомыми и даже приятелями. Промежуточные миры были любимыми угодьями творчества Сил и Властей, поэтому от начала пробуждения понемногу заполнялись их изделиями - существами вроде гномов, зорраханов, химер, кентавров - разумными, хотя и без божественной искры, опыты с которой входили в перечень немногих запретов для обитателей тонких миров.

Магу нравилось бывать в компании этих творений, как своих, так и чужих. Их бесхитростная, счастливая жизнь на всем готовом, о котором заботились их творцы, развлекала его. По сравнению с этим примитивным бытием, пестрым и суетливым, совершенная красота тонких миров казалась слишком однообразной и скучной, и не только ему - он постоянно встречался здесь со многими из младших Сил.

- Тебе не кажется, что праздник кентавров очень затянулся? - заметила веревка.

- Куда мне спешить, веревочка? - хмыкнул он в ответ. - Впереди у меня целая вечность.

- Зачем ты это сделал? - Она считала своим долгом попрекать его каждый раз, когда он позволял себе нарушать законы. - Ведь эти кентавры - всего лишь творения. Игрушки - и больше ничего.

- Не люблю поломанных игрушек.

- Ты сейчас в Аалан?

- Нет.

- А куда?

- Сейчас узнаешь, - коротко бросил Маг.

Он был сосредоточен на переходе из мира в мир, требовавшем внимания и волевого усилия. Несколько мгновений спустя свет Аала стал золотисто-желтым.

- А-а, Эдем, - догадалась веревка. - Опять будешь таскать яблоки? Между прочим, это запрещено.

- Ты каждый раз меня поучаешь, - скорчил он досадливую гримасу. - Неужели тебе не надоело, Талеста? Пора бы тебе привыкнуть к тому, что меня не переделаешь. Кроме того, этот запрет касается только младших Сил.

- Просто Императору и в голову прийти не может, что туда полезет кто-нибудь из Властей, - буркнула веревка. - И сколько раз можно напоминать, что меня зовут не Талеста, а Талиханаранталджапанрехандалеста! Все-таки я славного рода веревок из лунных лучей, а не какая-нибудь бельевая веревка жены гнома.

- Милая моя веревочка, твое полное имя даже длиннее, чем ты сама, - рассмеялся Маг. - Мне никогда в жизни его не выговорить!

Он приземлился невдалеке от высокой каменной стены, за которой рос сад. Ближе было нельзя, чтобы не вызвать сигнал тревоги - полет на сандалиях был магией, которую чувствовало охранное заклинание, наложенное Императором на сад.

- Боишься, что заметят? - съехидничала веревка, взмахнув кисточкой.

- Не заметят. - Маг весело улыбался, не обращая внимания на ее ворчание. - Ведь у меня же есть ты.

- Хорош хозяин, который даже не может выговорить мое имя! - фыркнула она. - И почему я тебе служу?

- Это точно, - поддакнул он. - На твоем месте я давно бы смотался.

- И смотаюсь. - Веревка соскользнула с его пояса в траву и свернулась в кучку.

Маг не стал говорить, что именно напоминает ему эта кучка, чтобы еще больше не рассердить ее.

- Талесточка... - сладким голосом протянул он, - брось ты эту чепуху. Лучше помоги мне перелезть через стену - ты же прекрасно знаешь, что без тебя мне здесь с этим не справиться.

- На что только не пойдешь ради некоторых, - буркнула веревка, смягчаясь.

Она развернулась и наподобие змеи заскользила по направлению к стене. Взобравшись на стену, она обмоталась вокруг выступа и стала удлиняться - раз в десять, не меньше, пока ее кисточка не коснулась земли.

Маг подошел к ней и влез по ней наверх. Там он уселся на стену, свесив ноги в сад, и с довольным видом оглядел открывшуюся перед ним картину. Эдем был прекрасен даже по меркам тонких миров - он выглядел не садом, а скорее светлым, обширным лесом из плодовых деревьев и кустарников, с полянами, усеянными цветами. Даже поглядеть на него было редким удовольствием, и Маг сейчас вовсю предавался ему. Веревка пристроилась рядом и подняла свою головку-узел.

- Ты посмотри, как здесь красиво! - восхитился Маг.

- Неплохо, - согласилась она.

- А ты не хотела сюда лезть, - упрекнул ее он. - Давай спустимся вниз.

Веревка снова зацепилась за выступ и спустила свой хвост до земли. Маг соскользнул по ней в сад.

- И что тебе не естся их за столом? - ворчала она, пока он шел по мягкой зеленой траве к облюбованному дереву. - Из золоченого блюда или в виде нектара и амброзии, которые готовит Нерея? Культурно и прилично.

- С дерева вкуснее. - Маг сорвал с ветки яблоко и откусил румяный бок. - Кроме того, меня достали эти штучки Жрицы.

- Какие штучки?

- По поводу орехов. - Маг направился к ореховому дереву, жуя на ходу яблоко. - Она утверждает, что есть орехи жестоко и недостойно возвышенной сущности, потому что при этом мы уничтожаем будущую жизнь, которая скрывается в них. Ее послушай - так есть можно только ягоды и фрукты. А я люблю орехи.

Отбросив яблочный огрызок. Маг сорвал грецкий орех и с хрустом раскусил.

- Кроме того, - продолжил он, - она утверждает, что орехи разумны. Видишь - извилины, словно у мозгов разумной твари. - Он показал веревке ядро ореха. - Ей удалось частично убедить в этом даже самого Императора. Что же, из-за ее заскоков мне теперь никогда не есть орехов?

- Попробуй вон с того дерева, - указала хвостом веревка. - Те, мелкие, точно без извилин.

- Попробую, - согласился Маг. - И те и эти.

Он сгрыз еще несколько орехов и удовлетворился этим. Как и все сущности тонких миров, он мог бесконечно долгое время питаться только энергией, которая присутствовала везде, поэтому поход за яблоками был для него в первую очередь развлечением, а не потребностью насытиться.

- Пойдем назад? - осведомилась веревка.

- Какая же ты суетливая, Талеста, - с досадой заметил Маг. - Когда еще я соберусь сюда! Давай лучше погуляем.

Веревка, кажется, отнеслась к его предложению с одобрением. До сих пор она ползла следом за своим хозяином, словно ручная змея, но теперь взобралась на свое привычное место на поясе Мага и гордо подняла узел, осматриваясь вокруг.

Они пошли под щебет птиц по мягкому травяному ковру, мимо сладко пахнущих цветов, усыпанных ягодами кустарников, деревьев с ветвями, согнувшимися под тяжестью плодов до земли. Выйдя на обширную поляну, Маг растянулся на траве.

- Святая святых Эдема, - откомментировал он. - Поляна, где растут древо бессмертия и древо божественного самосознания. Или, как это объясняют младшим Силам, познания добра и зла. - Он кивнул на два раскидистых дерева, росших отдельно посреди поляны.

- Тоже будешь есть? - иронически спросила Талеста.

- Я уже наелся. Кроме того, зачем это мне? Здесь сколько угодно плодов послаще этих. - Он выдернул тонкую травинку и стал рассеянно грызть ее нижний кончик. - Хорошо, что здесь запрещено бывать, иначе я не получил бы от этого такого удовольствия.

- Извращенец, - хмыкнула веревка.

- Может быть. - Он приподнялся, опираясь на руки, и уставился между деревьев. - Ну, это уж слишком!

- Что там? - Веревка выставила узелок из травы наподобие очковой змеи. - Я ничего не вижу.

- Неужели? - изумился Маг. - Там наш рыжий гуляет со своей Нереей, и оба голышом. А ты еще зовешь меня извращением! У нас, между прочим, пока еще принято одеваться.

- Где? - Веревка завертела узелком по направлению, указанному Магом, и вдруг захихикала:

- Напряги свое всеведение, идиот! Это всего-навсего два куска вещества плотных миров.

- Разве? Что-то я не вижу...

- Конечно. У нас, веревок, зрение устроено иначе, и я вижу их не так, как ты. Ничего похожего на Воина с Нереей - те ярко светятся, как и другие божественные сущности тонких миров, а в этих нет и намека на божественную искру. Это даже не твари промежуточных миров, это еще грубее.

- Они из плотного вещества, говоришь? - Маг пристально вгляделся в кусты. - Пожалуй. Но как похожи - сначала даже я ошибся. Откуда они здесь взялись?

- Не знаю, - махнула кисточкой веревка. - Наверное, сотворил кто-нибудь из Властей. Но почему они здесь, это понятно - создания из вещества плотных миров неустойчивы везде, кроме сада Эдема, который защищен магией Императора.

- Да, конечно, - согласился Маг, наблюдая за двумя существами, которые вышли на поляну и медленно пошли в их сторону. - Мне даже и всеведения напрягать не нужно - это творения рыжего. Не так давно он говорил, что хочет попробовать сделать что-нибудь из плотного вещества. Но такое! Видела бы это Жрица, или нет - Нерея. Она живо послала бы его в Бездну.

- Послать в Бездну может только сам Император, - поправила его веревка, плохо понимавшая образные выражения. - Своим Посохом Силы.

- Да, такая палочка нужна в тонких мирах, - хмыкнул Маг. - Иначе на нас, творцов, не было бы никакой управы. - Он сел в траве, но приближающаяся пара не обратила на него никакого внимания. - Они, кажется, не видят меня - наверное, их глаза не восприимчивы к веществу тонких миров. Но как похожи! - снова повторил он. - Хотя Нерея здесь заметно попышнее, чем на самом деле. Вкус у рыжего всегда был как у кентавра.

- Я уже сказала, что вижу их иначе, - заметила веревка. - Для меня они совершенно другие. Просто пара животных, каких много в этом саду - самец и самка. Не понимаю, как ты можешь говорить, что они похожи на кого-то из тонких миров.

- Возмутительно! - поморщился Маг, глядя на эту пару, которая прошла совсем близко, но так и не заметила его. Он провел рукой по голой икре самки, та вздрогнула и с подозрением покосилась на высокую траву под ногами. Видимо решив, что задела ногой за стебель, она успокоилась и заговорила с самцом короткими, нескладными фразами из одного-трех слов. - Скопировать для пары животных свою внешность и внешность своей любовницы! Интересно, знает об этом Император? И зачатками разума рыжий их, кажется, тоже наделил. Неудивительно, что небольшими, если он творил их по своему подобию.

- Брось возмущаться, - посоветовала ему веревка. - Сам как будто никогда не творил никакой чепухи.

- Ну, творил, - признал он. - Но я никогда не делал ее по своему образу и подобию. По-моему, это кощунство - наделять совершенную форму убогим содержанием, да еще создавать ее из плотного вещества. Такая форма заслуживает божественной искры.

- Божественную искру нельзя использовать в работе. - Веревка повернула узелок вслед прошедшим мимо животным, которые направлялись к двум растущим посреди поляны деревьям. - Но если они вдруг съедят плод с одного из этих деревьев... Какая неосторожность - оставлять их здесь без присмотра.

Маг весело засмеялся.

- Плоды с этих деревьев - самые невкусные из того, что растет в саду, - сказал он. - Умышленно, наверное, чтобы никто зря не ел. Но хотелось бы мне увидеть физиономию рыжего, если это случится!

- А что, по-твоему, тогда случится? - полюбопытствовала веревка.

- Ну, если они съедят плод с древа бессмертия, то ничего особенного. Получатся две бессмысленные бессмертные зверюшки. Кажется, они безвредны, тогда пусть живут в саду до конца пробуждения - кому они помешают? Все равно они потом не проснутся - после ночи Единого просыпаются только творцы. Но если они съедят еще и плод с древа познания добра и зла, вот тогда... - Он не договорил фразу, пожав вместо этого плечами.

- Что - тогда?

- Они, наверное, получат божественную искру и со временем разовьются в таких же, как мы. Станут бессмертными творцами и будут вместе с нами встречать дни и ночи Единого.

- А если они съедят плод только с древа познания добра и зла?

- Тогда они тоже смогут достигнуть этого, но будут привязаны к саду Эдема. Иначе они ничего не успеют познать - существа из плотной материи неустойчивы, их короткой жизни будет слишком мало для этого. - Маг провел рукой по снежно-белым волосам. - А это мысль! Представляешь, какая получится шутка, как этот рыжий попрыгает? Нужно только, чтобы они съели оттуда хотя бы один плод.

Веревка заинтересованно уставилась в спины животным. Она всегда была любопытной.

- Ты говоришь, эти плоды невкусные?

- Ну, не такие, чтобы их нельзя было съесть. Уговорить бы этих зверюшек, но я не смогу стать видимым для них без магии, а если я применю ее, поднимется такой переполох! Талеста, может быть, ты попробуешь уговорить их? Твоя магия иной природы, это охранное заклинание совершенно ее не чувствует.

- Да, она - часть моей сущности, поэтому не заметна для него, - гордо сказала веревка. - И сколько раз тебе повторять, что меня зовут...

- Знаю-знаю, - перебил ее Маг. - Но пока ты говоришь свое полное имя, они уйдут с поляны. Лучше поторопись туда.

Веревка шмыгнула в траву и по-змеиному поползла к дереву. Маг сел на траве, наблюдая издали, как она влезла на дерево и разговаривает с самцом, до неприличия похожим на Воина. Вскоре она вернулась.

- Ну что? - нетерпеливо спросил ее Маг.

- Я поговорила с самцом, но он боится их есть. Говорит - ядовитые.

- С чего он взял?

- Я спросила то же самое. Он ответил, что так ему сказал его творец.

- Значит, рыжий показывался ему?

- Нет, он слышал только голос, но поверил. А эти зверюшки, видимо, если во что-то поверят, то ничем из головы не выбьешь.

- Попробуй поговорить с самкой - самки всегда предприимчивее и сообразительнее, - посоветовал Маг.

Талеста снова скользнула в траву. Вскоре он увидел, как самка, похожая лицом на Нерею, но с пышными формами Императрицы, протягивает руку к ветке древа. Она сорвала плод, откусила и, слегка поморщившись, проглотила. Когда она протянула надкусанный плод самцу, выражение ее лица выглядело уже не таким животно-бессмысленным.

Рядом с Магом, наблюдавшим за происходившими в животных переменами, зашевелилась Талеста.

- Ты прав, она оказалась смелее, - сказала веревка, забираясь к нему на пояс и присоединяясь к наблюдению.

- Как быстро действует! - восхищенно сказал он. - Никогда не видел, как в живое существо проникает божественная искра. Там, в промежуточных мирах, у творений другая суть.

- Что же теперь будет? - Талеста решила наконец забеспокоиться.

- Пошумят сначала, - предположил Маг. - Дознаются в хрониках Акаши, кто это сделал, мне и рыжему дадут по шее, зверюшек выселят из сада в плотные миры, чтобы исправить дело, затем начнут изучать короткую форму сознательной жизни. Затем эти зверюшки - или они уже не зверюшки? - перейдут в небытие, потому что плотная форма жизни нестабильна. Но как может перейти в небытие божественная искра?

Он глубоко задумался, видимо озадаченный собственным вопросом.

- Что с тобой? - затормошила его Талеста.

Маг откликнулся не сразу.

- Я, кажется, поздно об этом подумал, - сказал наконец он. - Ну ладно, посмотрим, что из этого выйдет.

- Ты чем-то встревожен? - продолжала допытываться веревка.

- Просто пытаюсь представить, как поведет себя божественная искра, когда плотное тело больше не сможет ее удерживать. Она не может перейти в небытие, но еще слишком неразвита, чтобы существовать самостоятельно.

- Почему неразвита? Ведь у высших сущностей это не так.

- Чего ты хочешь от яблочного огрызка? - пожал плечами Маг. - Конечно, она божественная, но сознательности в ней пока не больше, чем в нем. У бессмертной сущности достаточно времени, поэтому искра может бесконечно развиваться в ней и в конце концов становится такой, как в нас. Говорят, все мы когда-то получили бессмертие и сознание от двух яблочных огрызков, но это было так давно, что никто уже не помнит. Неразвитая искра не имеет памяти. Она не имеет собственного бытия, но не может и перейти в небытие. Чепуха какая-то получается.

- И что же теперь будет? - повторила Талеста недавний вопрос, но на этот раз он относился к совершенно иному.

- Не знаю. - Маг оценивающе разглядывал двоих существ, оживленно переговаривавшихся под деревом. Кем они были теперь - животными? Высшими сущностями, такими же, как он? Или чем-то совершенно иным? Наконец он встал и направился к стене сада. - Пора нам уходить отсюда, веревочка. Кажется, на этот раз мы с тобой загулялись.

Они перебрались через стену и отошли подальше, чтобы не потревожить охранное заклинание сада Эдема. Маг притопнул о землю, братья Трапабаны очнулись от дремоты и расправили крылья. Он взмыл вверх и сосредоточился на переходе в тонкие миры. Его встретило чистое золотое небо, предвещавшее восход Аала. В небе было непривычно пусто - все луны давным-давно ушли за горизонт.

Ночь семнадцати лун закончилась, начинался рассвет.

Глава 2

Братья Трапабаны втянули крылья, бесполезные в тонких мирах, но Маг остался висеть в воздухе. Это были его миры - миры, где мысль равнялась действию, а ничья мысль, даже самого Императора, не была сильнее и стремительнее мысли Мага. Однако на портале собственного жилища ему не дал сосредоточиться рев сигнала тревоги, тяжелыми волнами разносившегося по пространству.

- Это с границы Запретной Зоны, - насторожился Маг.

- Какой дикий шум, - заметила веревка. - Наверное, прорыв большой.

- А мы-то с тобой развлекаемся! Все, конечно, давно уже там. - Он сосредоточился на переходе, превращаясь в белую молнию. Быстрее Мага в тонких мирах не перемещался никто.

Мгновение спустя Маг уже материализовывался на границе Запретной Зоны. Он с удивлением отметил, что прибыл на место прорыва первым. Однако времени на удивление не было - кошмары Гекаты вгрызлись в границу по всей ее ширине, пожирая пространство и время. Маг пустил вдоль границы вихрь, чтобы отбросить их обратно в Зону, а сам сорвал с плеч плащ и ринулся в бой.

Запретная Зона появилась в Аалане совсем недавно, с конца прошлого дня Единого. Тогда многие обвиняли в этом Императора - говорили, что проявил непозволительную мягкость, что нужно было отправить сумасшедшую в Бездну, пока не стало поздно. Говорили, что в следующем воплощении ему уже не быть Императором, но колодец предназначения решил иначе, снова вручив ему Посох Силы.

Маг хорошо знал Гекату, в течение многих дней Единого бывшую одной из семи Властей. Она обладала редким даром могущества - властью над временем и пространством - и занимала за столом нынешнее место Иерофанта. Или, вернее сказать, сейчас Иерофант занимал за столом ее прежнее место. Но, что ни говори, такого дара, как у нее, у него не было, а одолеть Гекату и уничтожить Зону мог только тот, кто превосходил ее могуществом или хотя бы равнялся с ней. Поэтому Запретная Зона существовала и будет существовать до тех пор, пока кто-нибудь из Сил тонких миров не разовьет свое могущество до уровня Гекаты, то есть еще очень долго.

Как же это могло случиться? Маг не однажды задавал себе этот вопрос. В тех воплощениях он был мальчишкой-подростком - таким он себя мыслил, а в тонких мирах мысль равна бытию. Геката была могущественной, ему даже было непонятно, почему она мыслит себя женщиной. Ему всегда казалось, что ей куда больше подошло бы быть мужской сущностью, но она каждый раз воплощалась в женском облике, чернокудрая красавица в фиолетовой мантии - косо посаженные фиолетовые глаза, высокие скулы, тонкий точеный нос, неимоверно длинные черные ресницы, кроваво-красные губы.

Это была опасная красота, к которой не хотелось приближаться, красота ядовитого цветка. По крайней мере, так казалось Магу. Император, видимо, был другого мнения, потому что Геката была его постоянной подругой, но Магу всегда было не по себе, когда она останавливала на нем пронзительный взгляд, называла красивым мальчиком и спрашивала, когда же он повзрослеет. И ему не хотелось взрослеть.

Она творила не мелочась, помногу, взахлеб, целыми мирами. После нее осталось множество миров со странными измерениями, с непонятными законами пространства и времени, безжизненных миров, за освоение которых не брался никто из младших Сил. Ее безумие надвигалось постепенно, можно было своевременно предотвратить катастрофу, но Император так и не пустил в ход свой Посох Силы. Говорили, что он проявил слабость характера, но Магу казалось, что он просто не поверил, что такой ясный рассудок может угаснуть, что такая мощная воля может не удержать могущество в подчинении.

Сойдя с ума, Геката создала в Аалане бурю пространства и времени. Все как один кинулись усмирять сумасшедшую, но удалось только ограничить ее в Зоне. Это сделал Крон, впоследствии ставший Иерофантом. Из-за чудовищных искажений пространства и времени, созданных Гекатой вокруг себя, она осталась недосягаемой для Посоха Силы, но то, что не удалось могущественному Императору, отчасти получилось у Жрицы, которая наслала на Гекату сон, длящийся и сейчас.

Когда сумасшедшая заснула, в долине Зари Бытия появился колодец предназначения. Обычно он исчезал до следующего пробуждения, едва определялась семерка Властей, но теперь возник в неурочное время, требуя выбрать седьмого. Им оказался Крон, вынувший крест Иерофанта, и этому никто не удивился, учитывая его заслуги во время укрощения Гекаты.

В тонких мирах наступило относительное спокойствие. Геката крепко спала, но было невозможно запретить ей видеть сны, болезненные кошмары сумасшедшего рассудка. Ей снились одни и те же сны - вечно, неутолимо голодные пожиратели пространства и времени, которые немедленно воплощались в бытие и вылезали из Зоны, пожирая миры.

Предполагалось, что когда они пожрут все, бытие исчезнет, превратится в Бездну, но никому не хотелось проверять эти предположения, поэтому вокруг Зоны было поставлено охранное заклинание, и по малейшему сигналу тревоги Власти являлись на границу уничтожать оживших кошмаров. Младшим Силам это занятие было запрещено как слишком опасное. Теперь тонкие миры жили под постоянной угрозой быть съеденными кошмарами Гекаты.

Как же это могло случиться? Маг не однажды размышлял об этом. Он не однажды пытался представить, что должно было случиться с рассудком творца, чтобы тот отказался повиноваться своему обладателю. Это было важно для него, он сам был творцом. Он никогда столько не думал о Гекате прежде, когда она садилась за один стол с ним в зале Вильнаррата и, вскидывая темные ресницы, устремляла на него фиолетовый взгляд. Он вспоминал, как предчувствовал то, что впоследствии случилось с ней, как читал растущее безумие в ее взгляде, как видел, но не верил себе.

Наверное, точно так же не верил себе и Император. Но колодец предназначения снова поставил его первым из Властей, значит, тот сделал из случившегося правильные выводы. Маг тоже стремился сделать свои выводы и в конце концов решил, что она слишком увлеклась, слишком упилась своей силой, не заметив, что в неограниченном могуществе кроется неограниченная опасность. Он всегда относился к собственному дару беспечно, как к чему-то неотделимому от него самого, но после несчастья с Гекатой стал задумываться, осторожничать.

В этом дне Единого он воплотился не мальчишкой, а юношей. Но чувство осторожности пока еще нередко изменяло ему, как, например, сегодня в Эдеме. Сегодня он явно натворил что-то такое, о чем следовало бы поразмыслить на досуге.

Однако сейчас у него не было этого досуга. Он был занят тем, что стоял на одном колене посреди кошмаров и раскручивал над головой Ариндаль. С краев плаща срывалась струя огненной плазмы и веером расходилась вокруг, разрезая попадавшиеся на ее пути порождения больного рассудка Гекаты. Сегодня это были черные кони с когтистыми лапами и волчьими зубами, из спины каждого вырастал торс обнаженной черноволосой женщины с фиолетовыми глазами и искаженным безумием лицом.

Красота Гекаты, оскверненная сумасшествием, была страшнее любого уродства, но у Мага не было досуга, чтобы задуматься на этим. Ущерб, наносимый кошмарами, был невосполним, поэтому нужно было отвлечь их на себя, пока не прибудут остальные Власти. Но где они, неужели они ничего не слышат?

Кошмаров было слишком много, они не чувствовали боли. Плазменная струя сносила головы коней и тела женщин, но оставшиеся части еще держались на ногах и подбирались к нему, протягивая когтистые лапы. Пустое пространство вокруг Мага постепенно сужалось. Наконец он с облегчением услышал знакомый грохот колесницы Воина.

Воин перемещался в тонких мирах до смешного медленно, поэтому всегда пользовался своей грифоньей колесницей. Вот они появились в небе - Ксантогриффа, с золотистой шкурой, с гривой золотых волос вокруг белого женского лица, обычно улыбчивого, сейчас хищно оскаленного, и Меланогриффа, черногривая, черная, как Бездна. Ее мрачное смуглое лицо горело нетерпением ринуться в битву. Они были впряжены в двухколесную колесницу, на которой, натягивая вожжи, стоял рыжий Гелас, Воин.

Едва коснувшись лапами земли, грифоны сбросили упряжь и налетели на фантомов. Воин выхватил меч и бросился вслед за ними, пробиваясь к Магу.

- Уйми ты свою махалку! - закричал он издали. - Еще снесешь мне голову ненароком!

Маг поднялся с колена, опустил плащ и стал размахивать им перед собой, описывая восьмерки. Воин пробился к нему, они встали спина к спине, отбиваясь от наседающих кошмаров. В небе раздавались всплески грохота - один за другим прибывали остальные Власти. Судья перелетела границу и напала на кошмаров с мечом, заметалась в битве, словно язык пламени в своем оранжевом одеянии. Суровый Иерофант незаметно остановился у границы, но там, куда он указывал крестом, один из кошмаров бесследно исчезал.

Жрица и Императрица не владели боевой магией, но тоже прибыли сюда. Их помощь всегда была нужна и в битве, и после битвы. Кошмары стали редеть, но им на смену из глубины Зоны высыпала новая стая. Геката продолжала видеть сны.

Небо задрожало - в нем появился Император. Он занес над головой Посох Силы и издали метнул в битву пучок молний. Воздух вокруг Мага с Воином побелел и наполнился отвратительным запахом горелой плоти. Не дожидаясь второго пучка, они оба взмыли вверх и понеслись к границе.

Когда Император поднял Посох для второго удара, в Зоне остались одни кошмары, ошалевшие от ослепительного блеска, мечущиеся обезумевшим клубком. Сквозь грохот молний, сквозь рев сигнала тревоги в воздухе раздалась колыбельная песня. Это было бы смешно, если бы не было единственным средством прекратить нашествие кошмаров.

Жрица баюкала Гекату, чтобы та успокоилась и перестала видеть жуткие сны. Император жег вновь появлявшихся кошмаров молниями, вонь становилась все гуще и невыносимее. Вскоре Зона опустела.

Очередное нашествие закончилось. Только теперь Маг почувствовал боль в ноге и увидел, что оттуда выдран клок плоти. Видимо, он не заметил, как его зацепил какой-то из кошмаров. Он приглушил боль и стал останавливать кровь, но тут к нему подошла Жрица и взглянула на рану:

- Ты ранен? Давай, я тебя вылечу.

Почувствовав взгляд Мага, Воин обернулся к нему. Они встретились глазами и радостно заулыбались друг другу.

- Славно подрались! - крикнул Воин издали. Ему было прекрасно известно, что этот беловолосый мальчишка любит подраться не меньше, чем он сам.

- Хорошо пошумели! - прокричал в ответ Маг.

Императрица с жезлом изобилия подошла к границе и стала штопать выеденную кошмарами прореху. Рядом с ней опустился Император:

- Много они съели, Аллат?

- Больше, чем обычно, - ответила она. - Мы поздно услышали сигнал. Может быть, тебе лучше сделать так, чтобы купол Вильнаррата пропускал звуки внешнего мира?

- Это ничтожная случайность, что в эту ночь все мы были в Вильнаррате. - Он взглянул на Мага. - Интересно, давно он здесь? Не всю же ночь...

- Всю ночь он не продержался бы, - заметила Императрица. - Хотя... никогда не знаешь, на что он способен.

- Вот именно, - проворчал Император.

Они оба переглянулись и одновременно взглянули на Мага. Тот поднялся на ноги и пошел к Воину, за ним поспешила Жрица. Когда они подошли, грифоны оставили своего хозяина, уступая ей место, и уселись неподалеку зализывать свои раны. Жрица взялась лечить Воина, Маг остановился рядом.

- Цел? - спросил он, выражая таким образом сочувствие.

- Более-менее, - ухмыльнулся в ответ тот. - Бывало и хуже. А ты как?

- По крайней мере, не придется отращивать новую голову, - в тон ему ответил Маг.

- Ну, для тебя это не потеря...

- Кто бы говорил...

Несмотря на вечные взаимные шуточки и подкалывания, между ними не было настоящей вражды. Они никогда не признались бы в этом, но, пожалуй, оба относились друг к другу с большой долей симпатии, хотя были очень разными. Воин считал Мага легкомысленным, пустоголовым мальчишкой и при любой возможности говорил об этом во всеуслышание, но про себя соглашался, что этот мальчишка не так пуст и ветрен, как кажется. Маг не имел привычки скрывать, что считает Воина недоразвитым тупицей, не способным ни к чему, кроме как махать мечом, но в глубине души сознавал, что колодец предназначения не выбирает во Власти кого попало.

Сейчас, как и после каждой удачной пакости, Маг испытывал по отношению к Геласу что-то вроде вины. Глядя на его широкое, заросшее курчавой рыжей бородкой лицо, на мускулистые, покрытые рыжим пушком ноги, над которыми хлопотала Жрица, он вспоминал самца в саду Эдема и невольно думал, что и в Воине заметна та же прочность, основательность плотного вещества, в которой нет нужды в тонких мирах. Вот уж действительно по образу и подобию... нет, стыдно поддразнивать такое простодушие. Раскаяние шевельнулось у него внутри.

- Где ты, собственно, мотался всю ночь? - вдруг спросил у него Воин.

- Я же тебя не спрашиваю, где ты мотаешься по ночам. - На лице Мага проступило выражение полнейшей невинности, даже Воину показавшееся чрезвычайно подозрительным.

Жрица подняла голову и настороженно взглянула на Мага. Все здесь слишком давно знали друг друга, чтобы кого-то можно было обмануть притворной невинностью.

- Я и не сказал "по ночам", - поправил его Воин, не обращая внимания на скрытую в его словах колкость. - Просто мне стало интересно, где может находиться кто-то из Властей в ночь семнадцати лун, если не в Вильнаррате.

- Что ты сказал, Гелас? - вздрогнул Маг. - В какую ночь?

- В ночь семнадцати лун. Могу повторить и еще раз, если ты опять не расслышал - в ночь семнадцати лун.

- Вот как... - растерянно пробормотал про себя Маг. - Я и забыл...

- А что ты вообще помнишь? - тут же поинтересовался Воин.

- Просто я долго пробыл в промежуточных мирах. - Маг уже овладел собой. - Ты же знаешь, что время там идет иначе.

- Не понимаю, что тебе так долго делать в промежуточных мирах? Место Властей здесь, в тонких мирах.

- Наверное, поэтому кое-кто... - Он осекся. Ему почему-то вдруг очень не захотелось, чтобы об его проделке узнали слишком быстро. Лучше бы вообще не узнали, но это, к сожалению, было невозможно.

- Ты, конечно, что-то натворил. - Воин, как всегда, высказал догадку с непоколебимой уверенностью.

- Да нет, ничего, - как всегда, стал отрицать Маг. - Подумаешь, посмотрел скачки кентавров, - мотнул он головой, почти бессознательно наводя своих слушателей на меньший проступок, чтобы скрыть больший. - Можно сказать, ничего.

На словах "можно сказать" взгляд Жрицы стал еще тревожнее. Уж если даже сам Маг сомневался в том, что он натворил...

- Что ты наделал? - быстро спросила она.

- И ты туда же, Хриза, - с досадой взглянул на нее он. - Ничего вы от меня не услышите. Сейчас я устал и хочу домой. Половину этой драки я провел один, между прочим.

- Мы были в Вильнаррате, - напомнила Жрица. - Ты тоже должен был быть там.

- В следующий раз обязательно буду, - пообещал Маг.

- Ты и раньше опаздывал, но чтобы совсем не явиться... - нахмурилась она. - Такого никогда еще не было. Император, кажется, очень сердит.

- Это его нормальное состояние, - отмахнулся Маг. - Я, пожалуй, удалюсь.

Он начал сосредоточиваться на переходе, но был остановлен окликом. К нему подходил сам Император.

- Да? - откликнулся Маг.

- Ты знаешь, какая ночь была сегодня? - Тон Императора не предвещал ничего хорошего.

- Мне сейчас сказали.

- Ты знаешь, где ты должен был находиться в эту ночь? - Второй вопрос прозвучал еще более грозно.

- Я обязательно явился бы, но я просто не знал...

- Не знал? Какая безответственность! Разве тебе не известно, к чему может привести твое малейшее действие в эту ночь?

- Мало ли что мне известно... Я, в конце концов, не просился во Власти! - вспылил Маг. - Это колодец в каждом пробуждении выдает мне то лук, то свирель, то целый гардероб. - Он успел смягчить тон последних слов, чтобы талисманы не обиделись. - Можно подумать, что мне это очень нужно, а мне вообще нет дела ни до какой власти!

- Власть дается по могуществу, - одернул его Император. - А такое могущество, как твое, должно сопровождаться ответственностью. Но ты совершенно неисправим.

- Какой я есть, такой я и есть, - пожал плечами Маг. - Я не представляю, как быть другим. Как и каждый из вас.

- Не каждый из нас способен забыть про ночь семнадцати лун.

- Просто я был в промежуточных мирах. Там время другое.

- Что ты там делал? - требовательно спросил Император.

Остальные Власти подошли к ним и остановились вокруг.

- Если вам очень интересно, посмотрите в хрониках Акаши, - уперся Маг. - Я устал. Кошмар только что выкусил мне полноги. Думайте обо мне что угодно, но я отправляюсь домой.

Ему наконец удалось сосредоточиться на переходе, и он исчез. Остальные переглянулись и опустили глаза под грозным взором Императора, словно тоже были замешаны в проступке.

- Все-таки он явился сюда раньше всех, - вступилась за Мага Судья. - Неизвестно, куда прорвались бы кошмары, если бы не он.

- Не защищай его, Юстина, это вопиющий проступок, - остановил ее Император. - Где твое хваленое чувство справедливости?

- В промежуточных мирах действительно время другое, - заметила Императрица. - Он же не нарочно, а просто по забывчивости.

Взгляд Императора стал еще угрюмее. Эти женщины всегда вступались за Мага - их вводил в заблуждение его мальчишеский облик. В последний раз он воплотился юношей, но у них это, видимо, уже вошло в привычку.

Жрица промолчала.

Все стояли и ждали последнего слова Императора. Постепенно его взгляд прояснился, густые брови расправились. Маг был прав - его не переделаешь, но от него всегда было больше беспокойства, чем вреда. Стойло ли разводить шум из-за его рассеянности? Ведь само по себе отсутствие Мага ничего не значило, если он не совершил ничего такого, что могло бы повлиять на судьбы миров. Может быть, еще ничего не случилось.

***

Маг жил в одной из самых живописных долин тонких миров. Зал под сводом полукруглого, прозрачного изнутри купола на берегу зеркального горного озера обычно пустовал, потому что Маг предпочитал вызывать вещи по мере надобности и убирать их, когда потребность в них отпадала. Но сейчас посреди зала стояло просторное квадратное ложе с облачно-мягкими подушками, с полупрозрачными покрывалами. Маг по небрежности не убрал его в небытие, отправляясь в последнюю прогулку.

Это было хорошо. Маг слишком устал, чтобы вызывать сейчас что-нибудь заново. Он растянулся на ложе посреди скомканных покрывал, закинул руки за голову и закрыл глаза. Теперь можно было расслабиться и отдохнуть, побыть немного ни о чем не думая. Однако мысли не желали покидать его. То, что прошлая ночь оказалась ночью семнадцати лун, было для него неприятной неожиданностью. Маг и без того опасался, что его шутка, казавшаяся поначалу совершенно невинной, повлечет за собой длительные, непредсказуемые последствия, но теперь его опасения понемногу перерастали в уверенность. Теперь ему было очевидно, что вызванная к проявлению божественная искра потребует неотрывного внимания по меньшей мере до конца этого дня Единого.

Плохо это было или все-таки хорошо? В конце концов, творцам давно не подворачивалось по-настоящему сложных задач. Издавна считалось, что божественной искрой под силу распоряжаться только Единому, но раз уж так вышло, почему бы не заняться ей самим? Маг не собирался уклоняться от ответственности за глупую шутку, он был согласен присмотреть за зверюшками рыжего, если его заставят расхлебывать ее последствия. Но какими они окажутся, он пока не мог представить, как ни пытался.

В его ушах раздался сигнал вызова. Маг узнал Геласа и нехотя откликнулся. Воин вызывал его очень редко, только для выяснения его проделок.

- Поговорить нужно, - послышалась мысль Геласа.

- Заходи, - разрешил Маг, понимая, что бессмысленно откладывать этот разговор.

Приоткрыв один глаз, он стал наблюдать, как гептаграмма портала засветилась белым и в столбе золотого света появился Воин. На этот раз возмущение на лице Геласа почти исчезло под озабоченностью.

"Знает, что не я один виноват, - злорадно подумал Маг, - запустил зверюшек в сад без ведома Императора. Они вполне могли сами наесться этих яблок".

- В чем дело? - спросил он вслух.

- Мог бы сначала предложить сесть, - хмуро изрек Гелас.

- Я думал, ты ненадолго. - Маг скосил глаз на пол и вызвал туда роскошное кресло. Он любил роскошь, поэтому такие вещи удавались ему легче простых.

- Хм-м, шикарно... - протянул Гелас, не отличавшийся слишком большой фантазией. - Встречаешь, как дорогого гостя.

- Ну, если тебе больше нравится... - Маг страдальчески поморщился и заменил кресло на простую табуретку. - Прошу садиться, - кивнул он на нее.

- Верни кресло, - потребовал Гелас.

- Как хочешь. - Маг пожал плечами и вернул кресло.

Воин уселся туда и сделал не слишком удачную попытку грозно уставиться на Мага - упражнения с креслом отчасти развеяли его агрессивное настроение.

- Так в чем дело? - повторил Маг, когда тот устроился в кресле.

- Ты еще спрашиваешь, - фыркнул Воин. - А я, между прочим, прекрасно вижу, что ты не удивился моему приходу.

- Я бесконечно удивлен, - заявил Маг, с непритворной усталостью закрывая глаза. - Просто я очень умело скрываю удивление, как и подобает воспитанным сущностям. И вообще я так устал, что у меня нет сил удивляться. Да и почему я должен удивляться твоему приходу?

- Не выкручивайся, - осадил его Гелас. - Когда я к тебе приходил не из-за твоих пакостей? Я здесь потому, что ты испортил мой опыт.

- Какой опыт? - приоткрыл глаз Маг.

- Ты сам прекрасно все знаешь.

- А что я знаю? - с невинным видом поинтересовался Маг.

- Ладно, расскажу, - досадливо поморщился Гелас. - Я тебя насквозь изучил - ты не сознаешься, пока тебя не припрешь к стенке. Я создал новый вид животных из плотного вещества - самца и самку...

- Если они у тебя подохли, - перебил его Mar, - то я тут ни при чем. Плотное вещество очень нестабильно - они, наверное, распались сами.

- Замолчи ты. - Вместо того чтобы рассердиться, Гелас горестно вздохнул, и Маг изумленно замолчал. - Конечно, я позаботился о том, чтобы они не распались, - поместил их в Эдем. Это единственное место, где существа из плотной материи могут сохраняться бесконечно долго. Мне хотелось посмотреть, какие у них появятся дети.

- Но зачем тебе это? - Маг вдруг почувствовал, что задал неловкий вопрос, и не стал настаивать на ответе.

- Сразу же после побоища на границе Зоны я отправился взглянуть на них, - продолжил Воин, словно тот не задавал ему никакого вопроса, - и увидел, что они... как бы это сказать... несколько изменились.

- И насколько же? - затаив дыхание, спросил Маг.

- Достаточно, чтобы я понял, отчего это случилось. Они съели плод с древа познания добра и зла.

- Ну, допустим, съели, - согласился Маг. - Но при чем тут я?

- Сейчас я тебе расскажу, при чем. Мне точно известно, что это ты заставил их съесть его.

- Не правда, не заставлял. Твои звери сами решили съесть его.

- Они никогда не додумались бы съесть его сами. Я категорически запретил им это.

- Значит, ты наделил их зачатками разума. - Маг высказал как догадку уже известный ему факт. - Если бы это были обычные звери, незачем было бы запрещать, а можно было бы просто ввести это в инстинкты, точно так же, как остальным животным Эдема. А ты, рыжий, мог бы сообразить, что таких зверюшек опасно помещать в Эдем. Мало ли что у них в рассудке сработает...

- Не рыжий, а златокудрый, - привычно поправил Гелас.

- Какая разница, - хмыкнул Маг. - Ну, и как на них подействовало познание добра и зла? - с любопытством спросил он.

- Первое, чему они научились, - это врать. Точь в точь как ты, - иронически сообщил ему Воин. - Сначала они дружно отрицали, что ели эти плоды, пока я не нашел огрызок и не показал им. Тогда они признались, о их подучила какая-то зеленая змея с рожками. Я обыскал весь Эдем, но ничего не нашел - ни змеи, ни рожек.

Тогда я был вынужден полезть в хронику Акаши и выяснил там, что это никакая не змея, а твоя веревка, которая прикинулась змеей. Она сказала им, что они станут как боги, если съедят это яблоко; ну, они и польстились...

- Она перепутала, - поправил Маг, поняв, что дальше отпираться бесполезно. - Не как боги, а боги. Правильнее было сказать, что они станут богами.

Хвостовой конец веревки возмущенно хлестнул его по ляжке.

- Я правильно им сказала, - прошипела Талеста. - Это они все перепутали, безмозглые головы.

- Не сердись, веревочка, - что с них взять, - примирительно шепнул ей Маг. Затем он, оставив притворство, обратился к Воину:

- Знаешь, Гелас, чем я больше размышляю, тем меньше представляю, что делать с этой божественной искрой. Я как раз лежу, думаю над этим и ничего не могу придумать. Может, у тебя есть какие-то соображения?

- Ну, если уж у тебя их нет... - Гелас развел руками, невольно признавая интеллектуальное превосходство своего собеседника. - Это я хотел спросить у тебя, что теперь делать, - вдруг это еще можно как-нибудь исправить.

- В конце концов, не я один виноват, - начал оправдываться Маг. - Ты тоже должен был подумать прежде, чем тайком от остальных помещать таких зверей в Эдем. Я же ничего не засовывал им в рот насильно, а если их можно было уговорить, значит, они могли когда-нибудь и сами захотеть попробовать эти яблоки.

Гелас вздохнул. В словах Мага содержалась значительная доля правды - он сам провинился ничуть не меньше Мага, без разрешения поселив свои творения в Эдеме. Ему не хотелось рассказывать другим об опытах, которые он начал из-за Нереи, и он решил действовать тайком, надеясь, что этого никто не заметит. Опыты казались совершенно безобидными, кто же знал, что этот пакостник сунет в них свой нос...

- Я думал, это безобидная шутка, - продолжал Маг, признаваясь в такой же недальновидности. - Я думал, все кончится тем, что животных отправят в плотные миры, где они быстро перейдут в небытие, а ты сделаешь новых. Я не понял сразу, что божественная искра не может перейти в небытие - у меня же нет никакого опыта обращения с ней. И, кроме того, я совсем забыл, что сегодня была ночь семнадцати лун...

- И что теперь делать с этой искрой? - расстроенно спросил Гелас. - Нельзя ли их просто прикончить?

- Ни в коем случае. Если искра освободится, она может вселиться в любое вновь созданное существо любого из миров. Хотя бы в кошмар Гекаты. Ты представляешь, чем это может обернуться?

Они оба тяжело вздохнули. Им еще предстояло держать ответ перед Императором.

- Я пошлю вызов Императору? - предложил Воин.

- Зачем?!

- По-моему, лучше сразу рассказать ему, что случилось.

В привычки Мага не входило сознаваться в своих проступках. Он всегда дожидался, когда проделка раскроется, и отрицал ее до последнего, пока ему не предъявляли доказательства. Но, глядя на огорченного Геласа, которому почти не случалось бывать виноватым и держать ответ за свои провинности, он уступил:

- Ладно, посылай.

Глава 3

Император назначил им встречу в Вильнаррате. Переход из портала в портал практически не занимал времени, поэтому мгновение спустя Маг и Воин уже оказались там и заняли свои места за столом. Вслед за ними появился Император и уселся в кресло во главе стола, пряча тревогу за привычно суровым выражением лица - такие вызовы случались очень редко и всегда были связаны с чрезвычайными событиями. Он сразу заподозрил, что сегодняшний был связан с отсутствием Мага на сборе Властей, и по первым же словам Воина понял, что не ошибся.

- Значит, твои подопытные животные по его указке съели плод с древа божественного самосознания? - подытожил он сбивчивый рассказ Воина.

Воин удрученно кивнул. Император перевел обвиняющий взгляд на Мага.

- Зачем ты ввязался в это? - строго спросил он. - Разве ты не знаешь, что опыты с божественной искрой запрещены?

Маг неопределенно повел плечами:

- А зачем он запустил туда зверей? Разве он не знал, что любые опыты в Эдеме запрещены без разрешения общего сбора Властей? Я просто хотел показать, чем это может кончиться.

- Поздравляю, у тебя получилось, - сказал Император без намека на усмешку.

- Сначала я не вполне понял, как поведет себя эта божественная искра, поэтому подумал, что большой опасности здесь нет, - стал оправдываться Маг. - Конечно, мне известно о запрете, но животные были не из промежуточного, а из плотного вещества, и я решил, что это будет легко исправить.

- Все-таки ты еще мальчишка, - поморщился Император. - Если бы ты взял на себя труд хоть немного задуматься над этим, ты бы и сам понял, к чему это может привести.

- Когда это случилось, я задумался над этим, - отвел взгляд Маг, уставясь на гептаграмму портала. - И глубоко задумался. Но, по правде говоря, до сих пор не понимаю, к чему это может привести.

- Божественная искра, вызванная к проявлению, должна пройти полное развитие до божественной сущности, - хмуро объяснил Император. - Поскольку начальный уровень слишком низкий, есть большая опасность, что оно пойдет неверно.

- Но, говорят, когда-то и мы тоже получили бессмертие и сознание подобным образом, - напомнил Маг.

- Наше проявленное бытие пережило глубокие потрясения, пока не стало таким, как сейчас, - ответил Император. - Этот путь слишком опасен, поэтому сейчас он запрещен. Сейчас божественные сущности размножаются иначе.

- И когда же они размножались в последний раз? - иронически спросил Маг. - Связь божественных сущностей требует божественной любви, без этого у нас не будет потомства. А мы так давно знаем друг друга, так давно надоели друг другу, что давным-давно забыли, что такое божественная любовь друг к другу. У нас давным-давно не рождалось новых богов.

- Согласен, - наклонил голову Император. - Но тебе не кажется, что нам вполне достаточно тех, которые уже есть? Нам незачем увеличивать их количество таким ненадежным, опасным путем.

- Их всего двое, - подал голос молчавший до сих пор Воин. - За двумя животными можно как-нибудь присмотреть.

- А они у тебя могут размножаться?

Воин кивнул.

- А как они размножаются? - спросил Император. - Им требуется божественная любовь для появления детенышей?

- Нет, достаточно простого совокупления, - виновато потупился Воин. - Я не предполагал, что дело повернется так, а кто же ставит животным божественную любовь в программу воспроизведения?

- Но неужели нельзя было сделать их стерильными?

- Я хотел посмотреть, какое у них появится потомство.

Император неодобрительно покачал головой.

- Почему ты сделал их из плотной материи? - спросил он. - У нас было бы меньше затруднений с развитием существ из материи промежуточных миров. Плотная материя слишком груба, божественная искра плохо развивается в ней.

- По окончании опытов я собирался выселить их в плотные миры, - пояснил Воин, - где они понемногу распадутся сами собой. Ну а если выживут, то все равно прекратят бытие в конце этого дня Единого.

- Так... - Император облокотился на стол и оперся подбородком на сцепленные руки, опустив взгляд вниз. - Объяснять вам, что вы натворили, видимо, уже не нужно - вы сами все поняли.

Оба с облегчением кивнули. Гнев Императора, кажется, миновал их.

- Возможно, на то воля Единого, - продолжил тот. - Слишком много совпадений для простой случайности. Действительно, слишком давно у нас не рождалось новых богов. Но вам обоим придется взять на себя ответственность за последствия вашей небрежности и заняться дальнейшим бытием этих животных. Остальные Власти, конечно, помогут вам, но основную часть работы будете делать вы.

Воин с Магом обрадованно переглянулись. Втайне каждый из них ждал для себя худшего.

- Животных мы оставим в Эдеме, - продолжал Император. - Посмотрим, передается ли их божественная искра по наследству.

- А она может не передаваться? - спросил Маг.

- У нас она передается, - согласился Император, - но эти существа из плотной материи. Возможно, у них она поведет себя по-другому.

- Может, стерилизовать их, пока не поздно? - предложил Маг.

- Поздно. Они уже подпадают под законы для божественных сущностей.

- Дело в том... - замялся Воин, - что они растут и размножаются достаточно быстро.

- Ты хочешь сказать, что они в короткое время могут заполонить весь Эдем?

- Ну, вроде того...

- Тогда придется выселить их оттуда. - Император поднял взгляд на Воина, затем перевел на Мага. - Подберите им какой-нибудь из миров с подходящими условиями.

- Условий Эдема нет ни в одном из плотных миров, - сообщил Воин. - Я проверял перед началом опытов.

- Ну хотя бы приблизительно. - Император ненадолго задумался. - В крайности, мы создадим для них новый мир. И последите за их потомством. Когда я обдумаю все это, я позову вас на общий сбор Властей.

Взгляд Императора стал отсутствующим. Оба расценили это как разрешение удалиться и отправились к порталу. Император остался сидеть в одиночестве за столом под куполом Вильнаррата.

***

Каждый из них по привычке телепортировался к себе Домой, но, едва Маг устроился поудобнее на своем ложе, как услышал вызов Воина.

- Да? - откликнулся он.

- По-моему, нам пора заняться делом, - предложил Воин.

- И как ты это представляешь? - поинтересовался Маг.

- Я присмотрю за зверями в Эдеме, а ты поищешь для них плотный мир.

- Но я почти ничего не знаю о плотных мирах. Я никогда не интересовался плотной материей.

- Вот и узнаешь. - В голосе Геласа отчетливо послышалась усмешка превосходства. - Не могу же я оставить тебя одного с этими животными.

- Не доверяешь?

- Не доверяю.

Маг был скорее польщен недоверием Воина, чем обижен.

- Но мне нужно поближе познакомиться с ними, чтобы узнать, какие условия будут для них подходящими, - напомнил он. - Ты же сам сказал, что таких условий, как в Эдеме, больше нигде нет.

Воин ответил не сразу. Чувствовалось, что он взвешивает слова Мага, пытаясь догадаться, нет ли в них какого-нибудь подвоха.

- Так и быть, отправляйся в Эдем, - сказал наконец он, видимо признав требование Мага справедливым. - Встретимся на поляне.

Внезапная мысль осенила Мага.

- Послушай-ка, Гелас! - воскликнул он. - А как ты попадал в Эдем, не потревожив охранного заклинания? Может, поделишься со мной, чтобы я мог проникнуть туда без помех?

- А как ты сам попал туда?

- Это слишком сложно, - отговорился Маг. - Для частого употребления не годится.

- Нерея сообщила мне пропускающее слово, - сказал Воин после некоторой заминки. - Ты же знаешь, что ей разрешено собирать там фрукты.

- Ей известно о твоих опытах?

- Нет, - поспешно ответил Воин. - Просто я сказал ей, что мне нужно побывать там.

- Тогда поделись со мной этим словом, - потребовал Маг. - Все равно нам обоим придется бывать там, пока мы не переселим этих животных.

- Тебе скажи, а ты опять что-нибудь устроишь...

- После того, что случилось? Может быть, ты на это способен, а я бы не рискнул.

Помедлив, Гелас сообщил ему слово. Магу даже показалось, что он услышал недовольный вздох Воина.

- До встречи в Эдеме, - сказал он, и связь оборвалась.

Добросовестный Гелас наверняка сразу же отправился в Эдем. Поскольку он перемещался по мирам медленно, можно было не спешить. Маг неторопливо спустил ноги с ложа и сел.

- Зачем ты спросил у него слово? - раздраженно проворчала веревка. - У тебя же есть я.

Магу было отлично известно, как она любит чувствовать себя незаменимой.

- Не сердись, Талеста, - утешил ее он. - Я предпочитаю узнавать чужие секреты, а не раскрывать свои. Император сменит это слово, как только мы выселим оттуда зверей, и тогда ты мне еще пригодишься.

- Опять будешь таскать яблоки? - съехидничала веревка.

- Ты же знаешь, что я неисправим, - хмыкнул в ответ Маг.

Он встал, потянулся, отправил ложе в небытие и коротким мысленным усилием перенесся из купола на берег озера. Поплескавшись в воде, он сосредоточился на переходе в Эдем.

На поляне Геласа не оказалось - еще не успел прибыть. Маг обшарил мысленным взором сад и нашел животных, из-за которых поднялось столько шума. Они забились в дальний угол Эдема, самец утешал хнычущую самку. Видимо, Воин здорово припугнул их. Тем лучше - по крайней мере, выселение не будет для них полной неожиданностью.

Маг растянулся на траве, подставив лицо золотым лучам Аала. Вскоре он услышал над собой голос Геласа:

- И давно ты прибыл?

- А, это уже ты, - приоткрыл он один глаз.

- Валяешься? - иронически спросил тот. - Мог бы и делом заняться.

- Без тебя не могу. - Маг сел на траве. - Ну, рассказывай.

- Что?

- Допустимые условия жизни для твоих зверей.

Воин сел рядом и начал рассказывать. По мере изложения Магу становилось все понятнее, почему для них так трудно подобрать плотный мир.

- Неужели нельзя было сделать пошире диапазон допустимых температур? Взять не углеродную основу, а, например, кремниевую? - проворчал он. - И почему они не могут есть все подряд? Траву, допустим, или древесину?

- Я рассчитывал на условия Эдема, - пояснил Воин. - Как тебе известно, плотная составляющая Эдема - на углеродной основе. Температура здесь постоянная, плодов сколько угодно.

- А затем собирался выселить их в плотные миры? Чтобы они мгновенно там подохли? Если ты творец, делай ты у своих творений хоть какой-то запас прочности.

- Отстань, - отмахнулся тот. - Для короткого опыта и так сошло бы.

- Правильно, а теперь мы с ними мучайся. Хотя... - Маг на мгновение задумался, - если они так плодовиты, может быть, и неплохо, что они такие непрочные. Ладно, оставайся с ними, а я слетаю посмотрю эти плотные миры. Назови мне несколько наиболее подходящих.

Воин назвал миры, и Маг понесся по ним, выбирая наилучший. Конечно, среди этих сгустков плотного вещества не было ни горячих, текущих расплавленным камнем, ни холодных, закованных в броню замерзшего газа. Температура, сила тяжести и освещенность были приемлемыми. Однако нигде не нашлось ни подходящего состава атмосферы, ни достаточного количества пищи для творений Геласа.

Маг облетал один мир за другим, набирая информацию. Возможно, будет удобнее доработать какой-то из существующих миров, чем сделать новый. Он отметил несколько наиболее соответствующих требованиям, но и там работы оставалось немало - Мага жуть брала при мысли, что все придется делать в одиночку, несмотря на то что ему подчинялись все стихии и он мог выполнить любую работу. Маг очень надеялся на то, что Император обещал помощь остальных Властей. В конце концов, для всех будет лучше, если в подгонке мира примут участие такие специалисты, как Императрица и Иерофант.

Магу показалось, что он провел в плотных мирах не меньше половины вечности, но по возвращении в Эдем Гелас встретил его подозрительным взглядом.

- Что-то ты быстро обернулся, - сказал он. - Ты уверен, что побывал везде?

- Побывал, - подтвердил Маг.

- И что?

- Ты совершенно прав - подходящих условий нет нигде.

- Это я и без тебя знал, - усмехнулся Воин. - Не прикидывайся, что не знаешь, зачем тебя посылали.

- Ну, почему же, знаю. В большинстве названных тобой миров температура чуть выше или ниже приемлемой. Это не подойдет, потому что растворитель, из которого состоят твои животные, должен быть в определенном фазовом состоянии - в жидком, а не твердом или газообразном. Я выбрал два-три мира, но в одном из них слишком мало этого вещества, а в другом слишком высок процент стандартного окислителя плотных миров этой категории - примерно половина состава атмосферы, а нужно около одной пятой. В третьем смена суток происходит всего четырежды за годичный период обращения - придется раскручивать.

- Ну, Крон делает это мастерски, - заметил Гелас.

- Кроме того, там почти отсутствует стандартный окислитель. И конечно, нигде в этих мирах нет форм бытия, соответствующих твоим творениям. Органика кое-какая есть, но самовоспроизводящихся элементов нет. Не знаю, чем ты собирался кормить своих животных после того, как выпустишь их туда.

- Я вообще не собирался их кормить.

- Но теперь придется. - Маг устало растянулся на траве, заложив руки за голову. После ночи семнадцати лун у него еще не выдалось времени отдохнуть. - Император еще не объявлял общий сбор Властей?

- Нет, но он связался со мной и сказал, что сообщил всем о случившемся. Сбор будет объявлен, как только ты закончишь свои исследования.

- Я закончил, - нехотя произнес Маг.

- Ты считаешь, что узнал достаточно? - недоверчиво спросил Гелас.

Маг повернулся на бок, лицом к нему.

- Достаточно для обсуждения, - сказал он и быстро добавил, заметив нетерпеливый жест Воина:

- Да подожди ты, дай хотя бы перевести дух.

Но тот уже вызывал Императора.

Общий сбор, как обычно, был назначен в Вильнаррате. Вопреки обыкновению, Маг прибыл туда одним из первых, вместе с Воином. Император появился последним и занял свое кресло во главе стола, но не спешил с началом обсуждения. Некоторое время все сидели молча, то поглядывая на Императора, то переглядываясь друг с другом.

Мага удивило, как это собрание было не похоже на остальные. Сидевшие за столом были теми, которых он знал в течение многих воплощений, но в то же время и не теми. Хмурый, замкнутый Иерофант стал как-то больше и заметнее. С лица Воина исчезло обычное простоватое выражение. И пышная, улыбчивая Императрица, и кроткая Жрица, и зоркая, внимательная Судья неуловимо изменились. Раньше в них в первую очередь бросались в глаза различия, но теперь на первый план вышло общее, всегда неявно присутствовавшее в них, благодаря которому они были Властями. Непреклонность и воля, готовность лицом к лицу встретить непредвиденное дело.

Общее дело.

Он и сам ощущал себя не таким, как обычно. Мысленным взглядом он видел себя со стороны и чувствовал, что неуловимое изменение затронуло и его. Он и сам был уже не беспечным юношей, таскавшим яблоки из эдемского сада и находившим удовольствие в полудетских проказах, а одним из семерки, ответственной за бытие проявленного мироздания. В мгновение ока он стряхнул с себя ежедневную суету и скуку, накопившуюся усталость, сменил будничную текучку событий на прикосновение к вечности.

Император, до сих пор казавшийся погруженным в собственные размышления, поднял взгляд и медленно обвел им собравшихся за столом. Все встретили его настороженными взглядами, ожидая слов.

- Все вы знаете, почему мы собрались здесь, - начал Император. - Не буду на этом задерживаться, начну сразу с главного. Я посмотрел в Плане Мироздания сведения о развитии божественной искры.

Он сделал короткую паузу, чтобы усилить внимание остальных.

- Разумеется, я изучал данные о ее развитии в плотном веществе, поскольку о ее взаимоотношениях с промежуточными мирами каждый из нас знает достаточно, - продолжил он. - Есть интересные, обнадеживающие сведения. Оказывается, пока божественная искра, находящаяся в каком-либо виде существ плотного мира, недостаточно развита, она не может выйти за пределы своего мира и своего вида. Это означает, что как только мы поместим животных в подходящий плотный мир, можно не опасаться, что она покинет его пределы и вселится в какое-нибудь неудачное творение младших Сил. Кроме того, освобождаясь после распада плотного тела, она может перевоплощаться только в существах того же самого вида, то есть, в нашем случае - в потомстве творений Геласа. Важно только, чтобы вид не исчез полностью, иначе она займет какой-нибудь другой местный вид или покинет свой плотный мир. Вот тогда с ней не оберешься хлопот.

- Пока она недостаточно развита? - переспросила Судья. - А когда она разовьется?

- Трудно сказать, этого нет в Плане, - повел бровью Император. - За каждой такой искрой придется присматривать отдельно. Должен предупредить вас, что эти животные очень плодовиты. В детенышах, на которых не хватит развоплощенных искр, будут зарождаться новые, поэтому очень скоро счет пойдет на миллиарды.

- Это слишком много, - буркнул Иерофант.

- Однако в плотной материи искра развивается очень медленно, - пояснил Император. - В Плане по этому поводу сказано, что божественная искра плотного мира, не достигшая достаточного уровня развития в течение одного дня Единого, не получит индивидуальности в следующем. Она сольется с Единым, вернется туда, откуда пришла. Такой исход устроил бы нас, нужно только позаботиться о животных на оставшееся время.

- Но если какие-то из этих искр все-таки достигнут достаточного уровня развития? - задала вопрос Жрица.

- Полагаю, их будет очень немного. Они не доставят нам больших хлопот.

- Значит, нам достаточно изолировать животных в каком-нибудь из плотных миров и обеспечить их так, чтобы они не вымерли до конца этого дня Единого? - уточнила Императрица.

- Да, - подтвердил Император, - но чтобы и не размножались очень быстро. Эдемские условия слишком благоприятны для них, нужно что-нибудь пожестче. - Его суровый взгляд уперся в Мага. - Ты посмотрел плотные миры?

Маг неопределенно повел плечами.

- Условия там, конечно, не эдемские, - сообщил он. - В любом из них эти звери вымрут, не успев оставить потомства, но кое-какие можно сделать пригодными для них после небольшой доработки. Я не рассматривал те миры, которые требуют изменения массы или положения орбиты вокруг центрального мира, но небольшое ускорение вращения вокруг своей оси, а также изменение минерального состава...

- Любое изменение вращения требует реорганизации всей Системы, - перебил его Иерофант. - Проще будет сделать новую.

- Тогда остается изменение минерального состава, - продолжил Маг. - Есть два мира, где этого будет достаточно... ну и, конечно, развести там углеродную жизнь.

- Это еще зачем? - удивилась Жрица.

- Кормить животных.

- Разве они не могут питаться энергией?

Маг насмешливо покосился на Воина:

- Некоторые творцы у нас применяют довольно-таки забавные технические решения.

- Некоторые творцы у нас могли бы знать, что плотное вещество очень плохо ассимилирует свободную энергию, - парировал тот.

- Я никогда не работал с плотным веществом. - Маг притворно вздохнул. - Мне и в голову не пришло бы использовать такой неудобный материал.

- Хватит! - прорычал Император. - Сейчас не время для склок. - Он грозно взглянул на Мага. - Давай, показывай твои миры.

Маг создал сферу безвременья, отмасштабировал и вызвал туда первый из облюбованных миров. Вся семерка склонилась над сферой.

- А где остальная часть системы? - раздался голос Императора. - Как можно рассуждать о пригодности плотного мира, не рассмотрев свойств центрального мира системы?

Это был промах. Маг быстро убрал мир и вызвал в сферу всю систему.

- Так, - сказал Император. Маг подумал, что Гелас на его месте непременно сказал бы: "Так я и знал". - Центральный мир нестабилен, - высказал он то, что теперь было очевидно каждому. - Он не сохранит текущих свойств до конца этого пробуждения.

Маг поспешно вызвал в сферу следующую систему.

- Уже лучше. - Голос Императора смягчился. - Это, пожалуй, подойдет. Что скажут остальные?

- Да, эта система устойчива, - подтвердил Крон.

Императрица бросила взгляд на Мага.

- Основные параметры подходящие, - сказала она. - Если он обеспечит правильный минеральный состав, я смогу развести здесь углеродную жизнь, ассимилирующую свободную энергию.

- Этого мало, - напомнил Император. - Нужны еще животные для равновесия живой среды.

- А этих будет недостаточно? - поинтересовался Гелас.

- Нужны различные животные. - Император с нажимом выговорил слово "различные". - Когда займешься их разработкой, подробности можешь посмотреть в Плане.

- Разве я буду их разрабатывать?

- Конечно, у тебя уже есть опыт работы с плотным веществом. - Император отвлекся от сферы, перенеся внимание на собравшихся. - Значит, так: систему мы пока оставим здесь, в сфере. Ты, - взглянул он в упор на Мага, - разработаешь новый минеральный состав. Посоветуйся с Аллат касательно оптимальных соотношений. Ты, Аллат, - обратился он к Императрице, - займешься растениями. Гелас, ты создашь сопутствующий животный мир. Юстина и ты, Хриза, создайте для эдемских животных божественные законы, чтобы искра развивалась правильно. Их нужно будет заложить в мир наряду с прочими изменениями. Когда все будет готово, соберетесь и модифицируете мир, затем позовете Крона, чтобы он прокрутил местное время системы, пока все изменения не прорастут и не созреют. Все понятно?

- Да, - откликнулись все разом.

- Прекрасно. И постарайтесь не напутать - мир, заселенный божественной искрой, уже нельзя забирать на переделку.

Было общеизвестно, что эксперименты с носителями божественной искры запрещены - по законам проявленных миров каждый такой носитель, даже самый неразвитый, считался равным творцам, но это напоминание не показалось Императору излишним. Он понимал, как трудно его ближайшим помощникам считать пару незадачливых тварюшек из Эдема такими же высокими сущностями, как и они сами.

Вернувшись к себе, Маг вызвал к проявлению ложе и улегся на него. Он любил размышлять лежа. Первой его мыслью было, что ему досталась самая черная и неблагодарная работа. И конечно, самая ответственная. Тем не менее он с удовольствием взялся за нее - он любил творчество в любых видах.

Второй его мыслью было, что доброкачественная работа требует модификации всей системы. В отличие от Геласа, он никогда не допускал небрежностей даже в мелких поделках, а эта работа должна была использоваться на протяжении всего дня Единого. Здесь требовалось поработать с местным временем системы, поэтому он связался с Кроном и без особых затруднений заручился его согласием, затем сообщил остальным, что собирается проводить полную модификацию системы, чтобы каждый спланировал свою часть, исходя из этого.

Затем он углубился в План Мироздания, чтобы досконально изучить взаимодействие составляющих элементов плотного вещества. Данные были совершенно новыми для него. Он с интересом отметил, что компоненты плотных миров образуют на удивление стройную, увлекательную систему. Пожалуй, Гелас был не так уж и не прав, занявшись плотными мирами. Строго говоря, они состояли не только из плотного вещества - в них присутствовали тонкие и промежуточные компоненты, но в связанной, неявной форме. Просто основные законы этих миров базировались на свойствах плотного вещества.

Прошло немало времени, когда он оторвался от Плана. Однако Маг не чувствовал усталости. Он никогда не уставал за работой. Гораздо больше он уставал от безделья, поэтому всегда стремился хоть чем-то занять себя - видимо, этим и объяснялись многие его выходки. Теперь в его голове вертелись формулы и условия, выбирались первичные элементы, складывалась последовательность действий и взаимодействий. И вычислялся конечный результат - шикарный, гармоничный.

Многое зависело и от других участников работы. Маг обратился к Императрице, чтобы обсудить взаимодействие минерального и растительного миров, затем они переговорили с Геласом, получили сведения от разработчиков законов и сообщили Крону, в каких местах потребуются остановки времени для включения новых компонентов. Когда последний из участников сообщил остальным о своей готовности, все шестеро собрались в зале Вильнаррата вокруг повисшей над столом сферы безвременья, в которой вращалась избранная система.

- Все готовы? - спросил Маг.

В начале процесса его часть работы была стержневой, которой должны были придерживаться остальные творцы.

Получив утвердительный ответ, он сделал знак Крону. Иерофант протянул руки над сферой и начал прокручивать местное время системы назад. Вращающиеся вокруг центрального мира сгустки стали накаляться, постепенно превращаясь в расплавленные капли, окруженные газовыми облаками.

- Достаточно, - сказал Маг. - Возьмем это за основу.

Вслед за Кроном он простер руки над сферой, излучая внутрь скорректированные правила взаимодействия ее элементов.

- Крути, - кивнул он Крону. Тот ускорил бег времени системы вперед, расплавленные шарики бешено завертелись вокруг себя и центрального мира. - Стой, - скомандовал он, заметив, что сгустки начали остывать. - Теперь ты, Аллат.

Императрица критически рассмотрела систему.

- Горячо, - сказала она Иерофанту. - Еще чуть-чуть. Да, вот так. Спасибо.

Она зашевелила пальцами над сферой, закладывая туда основы растительной жизни.

- Теперь, ты, Гелас.

- Не рано?

- Нет, нормально. Ваши законы, девочки.

Хриза и Юстина безоговорочно послушались Императрицу, считавшуюся общепризнанным мастером творения.

- А почему сейчас? - спросила-таки Юстина, когда закладка законов была закончена. Она была новичком в подобных видах творения - колодец выбрал ее во Власти всего лишь в третий раз. - Здесь же пока нет сознательного бытия.

- Социальные законы должны впитаться бессознательным бытием, - пояснила Императрица. - Для достижения единства. Крон, крути дальше.

Система снова бешено завертелась. Теперь хозяйкой процесса была Императрица.

- Помедленнее, пожалуйста, - сказала она. - Я не успеваю следить.

Остальные склонились над сферой, наблюдая за изменениями в системе и в интересующем их мире.

- Стой! - вскрикнул Гелас. Крон от неожиданности остановился. - Что вы делаете? Здесь слишком холодно. Эти животные развиваются холоднокровными, а эдемские - теплокровные. Несоответствие получается.

- Это временно, Гелас, - досадливо нахмурилась Императрица. Ее прозрачно-голубые глаза не отрывались от созидаемого мира. - Мы с Магом договорились об этой фазе для формирования минерального состава. Растения, знаешь ли, оказывают существенное влияние на минеральный состав. Крути, Крон.

Маг не удивился, что Гелас не знает этого, - он сам узнал об этом только после обсуждения с Императрицей. В промежуточных мирах базовые законы выглядели совершенно иначе.

- Они вымирают, - снова встревожился Воин. - Мои звери вымирают.

- Ты же сам сказал, что развились не те звери, - невозмутимо заметила Императрица. - Температура понизилась, вот они и вымирают.

- А если они все вымрут?

- Ты задашь им более высокий коэффициент приспособляемости, и мы начнем работу сначала.

Однако этого не потребовалось. Большая часть животных вымерла, но некоторые стали развиваться в нужном направлении. Гелас по-прежнему волновался:

- Почему у вас то жарко, то холодно?

- Где?

- Ну вот, только что - большая часть мира была покрыта толстым слоем льда. А вот - все опять оттаяло. Неужели нельзя выровнять температурный режим?

- Это естественные колебания после перегрева, - успокоила его Императрица. - Сейчас все само выровняется. Сезонные колебания, конечно, останутся, с этим ничего не поделаешь. Это вам не промежуточный мир.

- Нет, я не могу поселить сюда своих подопытных, упрямо качнул головой Гелас. - Что мы будем делать, если они подохнут до того, как дадут потомство?

- Сделай похожие модели и запусти сюда, пока есть время, - посоветовала Императрица. - Если выживут эти, то выживут и те. В крайности, можно дождаться от них потомства прямо в Эдеме. Крон, подожди.

Иерофант приостановил время. Гелас наскоро создал творческий импульс и запустил в мир. Вскоре там заходили крупные двуногие твари с зачатками разума, отдаленно напоминавшие эдемских животных.

- Ну как?

- Вроде бы живут.

Часть тварей погибла во время очередного похолодания, но многие выжили. Затем, как и предсказывала Аллат, температурный режим стабилизовался. Плотный мир летел по своей орбите, плавно вращаясь вокруг себя, круглый, голубой, красивый как игрушечка.

- Какую мы установим скорость местного времени? - спросил напоследок Крон.

- Император советовал установить ее как можно медленнее - примерно несколько поколений этих зверюшек на ааланские сутки, - ответил Гелас. - Он сказал, что медленное время стабилизирует развитие искры.

Иерофант кивнул и снова простер руки над сферой, регулируя местное время системы:

- Примерно так?

- Да, достаточно, - одобрил Воин.

- Я верну систему на место, - предложил Маг, - а ты, Гелас, отправляйся за своими творениями.

- Сначала нужно показать работу Императору, - напомнил Крон.

- Такую работу и показать не стыдно, - подвела итог Императрица.

Глава 4

Маг не отправился вместе с Воином переселять животных на новое место жительства. Его легкомысленная выходка закончилась более-менее благополучно, и он потерял интерес к ней. Хотя дальнейшую заботу о животных поручили им обоим, Маг сильно подозревал, что, если его не будет поблизости, Гелас будет только доволен этим. Хотя, конечно, он поможет рыжему, если тот будет очень настаивать.

Как и ожидал Маг, рыжий пока ни на чем не настаивал. В последующие дни он пропадал в плотном мире, занимаясь устройством своих творений. Маг несколько раз вызывал его, чтобы узнать, как идут дела, но застал его в тонких мирах только однажды, на следующий день после того, как Император одобрил их совместное изделие. Гелас вернулся в Аалан ненадолго, чтобы посмотреть План Мироздания, доступ к которому в плотных мирах был значительно сложнее, чем в тонких. Он радостно сообщил Магу, что самка уже принесла потомство, но обоим животным с непривычки приходится трудно, поэтому поначалу он будет помогать им. Маг напомнил ему, что непрошеная помощь подпадает под действие закона, запрещающего эксперименты, но тот нашел себе оправдание, сказав, что они, конечно, попросили бы ее, если бы знали, что, как и у кого просить.

- Хорошо, что подсказал, - поблагодарил его Гелас. - Я как можно скорее выучу их просить.

Связь прервалась - видимо, Гелас понесся учить их. В отличие от Мага, он всегда уважительно относился к законам. Несколько дней спустя рыжий сам связался с ним.

- Все в порядке, - сообщил он. - Они освоились на новом месте и быстро размножаются. Кроме того, у них быстро развивается речь и язык, в нем появилась масса новых понятий и конструкций. Я думал, будет хуже, но, наверное, повлияла смена условий. Я выучил их просить меня, и теперь они сами говорят мне, что им надо.

- Избалуешь ты их, - предупредил его Маг. - И не забудь - Император говорил, что будет лучше, если они не будут размножаться быстро.

- Поначалу так нельзя, - возразил Воин. - Их еще слишком мало, они могут вымереть от любой случайности. Пока их нужно беречь - все-таки это не простые животные, а носители божественной искры.

- Вот именно - носители. - Маг задумался над этим словом. - Тогда почему мы называем их животными, как несознательных тварей?

- А как их называть? - удивился Гелас. - Не богами же?

- Да, богами их называть, пожалуй, рановато, - согласился Маг. - А как они сами себя называют?

- Они? - хмыкнул Гелас. - Люди.

- Люди, - повторил незнакомое слово Маг. - И что это означает?

- Всю совокупность особей. Еще они используют слово "племя".

- А это что означает?

- Потомство одной пары.

- Это слишком узкое понятие, - рассудил Маг. Ладно, пусть будут - люди.

- Люди так люди. - Воин довольно хохотнул. - Они считают меня отцом, а мне как-то несолидно иметь детей-животных. Пожалуй, неплохо звучит - люди. Со временем они вырастут во что-нибудь более приличное.

- А ты считаешь их отцом себя... - протянул Маг со странным выражением в голосе.

Гелас отлично понял его интонацию.

- Да, считаю, - заявил он. - Мало ли кто там подучил их съесть это яблоко. Они не такие уж глупые, как казалось сначала, - они вполне могли и сами додуматься съесть его. В конце концов, это была моя идея создать их. Кроме того, в отличие от тебя, я забочусь о них, как о детях. "Возлюбленные чада мои..." - вот так я разговариваю с ними, и, знаешь, им нравится. По-моему, они вполне достойны иметь самосознание.

- То есть ты признал их своими детьми, - уточнил маг.

- Да, - подтвердил Гелас. - И должен заметить, это такая увлекательная работенка! Теперь я не буду знать, что такое скука, до конца этого пробуждения. Да и в последующих я, разумеется, продолжу работу с теми людьми, - он с удовольствием употребил новое слово, - чья искра достаточно разовьется.

- Так тебе пока не требуется моя помощь? - отдал дань вежливости Маг. Вряд ли он решился бы на это, если бы не был уверен в ответе.

- Пока нет, - обнадежил его Воин. - Но не надейся, совсем ты у меня от этого дела не отвертишься. Если у меня возникнут затруднения, я тебя и в Бездне разыщу и заставлю работать.

Дело было новым, его дальнейшее развитие было непредсказуемым. Маг нисколько не сомневался, что затруднения возникнут, но наряду с дурной привычкой совершать проступки у него давно выработалась хорошая привычка честно расхлебывать их последствия.

- Можешь располагать мной, как тебе угодно, - пообещал он.

Удостоверившись, что Гелас пока справляется один, Маг вспомнил, что из-за этой истории давно не занимался привычными делами. Хотя его творения были сделаны добротно и не нуждались в постоянном присмотре, он считал своей обязанностью время от времени навещать их и проверять, все ли у них благополучно. Да и что скрывать - ему нравилось бывать у них.

Ему хотелось расслабиться, отвлечься от забот и неприятностей последних дней, поэтому он, не задумываясь, направился в Литанию - крохотный промежуточный мир миниатюрных поделок. Это был мир-украшение, мир-игрушка, в заполнении которого принимали участие многие из Сил. Он был слишком мал для полной саморегуляции и был устойчивым только при соблюдении строгих ограничений. Все его создания были небольшого размера и питались только растительной пищей. Они не размножались, но имели бесконечное бытие в пределах текущего дня Единого, поэтому население мирка не возрастало и не убывало самостоятельно, изменяясь только по воле создателей. На поверхности Литании жили разнообразные виды гномов: горные, лесные, травяные и даже водяные, - а ее воздушное пространство заполняли всевозможные мелкие птицы, насекомые и летающие рептилии, роившиеся над растительностью, словно россыпь разноцветных кристаллов. А растительность здесь была одной из самых великолепных в проявленном бытии - ведь в ее создании принимала участие сама Императрица.

Однако свою рощицу Маг создавал сам. Не потому что хотел помериться мастерством с Императрицей, просто ему было приятно сотворить здесь полностью свое изделие, да и работать с ним было удобнее. В рощице жили сильфиды - небольшие летучие созданий похожие на женские сущности тонких миров, но с крылышками, как у насекомых. Они были разумны, высокоразумны, потому что Маг не любил создавать глупые поделки, но не имели божественной искры и убыли бы в небытие с окончанием дня Единого. В начале следующего дня Маг упрямо создавал каждую из них заново, словно ребенок, лепящий из глины новые игрушки взамен поломанных. Он не впал в соблазн, как некоторые другие Силы, и не придал им внешность своих приятельниц и знакомых. Он сам придумал каждую их черточку, каждое личико, каждый характер и повторял их в каждом последующем пробуждении Единого: и свою любимицу, проворную Люцину, и рассудительную Флавию, и мечтательную Анат, и лукавую Илиль - всего около двух десятков разных индивидуальностей. Иногда он придумывал новую, оригинальную личность и добавлял ее к остальным.

Он сосредоточился на переходе и вскоре ощутил свежий, пряный запах воздуха Литании. В тонких мирах не было необходимости в обонянии, и у многих Сил оно постепенно исчезало, но Магу нравилось чувствовать запах промежуточных миров, поэтому у него эта способность сохранялась и даже обострялась в каждом очередном пробуждении. Братья Трапабаны очнулись от дремоты и расправили крылья, позволяя ему отвлечься от движения и погрузиться в созерцание проплывающего под ним мирка. Веревка встрепенулась и завертела узелком по сторонам - она всегда была любопытной.

Когда братья Трапабаны стали снижаться над рощицей, Маг заметил, что внизу происходит какая-то суматоха. На опушке его любимого уголка его любимые творения самозабвенно дрались с мохнатыми существами, державшимися в воздухе на кожистых перепончатых крыльях. Видимо, те почему-то напали на них - небывалый в Литании случай. Нападающих было значительно больше, но сильфиды отбивались от них с немыслимой ловкостью и храбростью. Бок о бок с ними билась пятерка стрекозиных дракончиков, живших здесь же, в роще. Они пикировали на врагов сверху, обжигая их шоколадную шерстку крохотными язычками пламени. Маг всегда наделял свои творения достаточной смелостью, силой и живучестью, но, тем не менее, подивился тому, как успешно они используют эти качества в потасовке.

- Прекратить немедленно! - рявкнул Маг, приближаясь. Битва мгновенно замерла. - Что здесь происходит?

Нападающие пустились в бегство, а сильфиды обрадованно кинулись к своему творцу.

- Создатель! Наш Создатель! - запищали они тонкими, щебечущими голосками, окружили Мага, уселись ему на плечи, на подставленные ладони.

- Почему вы деретесь? - спросил Маг. - Не ожидал этого от вас, девочки.

- Это все они! - наперебой закричали сильфиды, спеша пожаловаться на обидчиков. - Они сами полезли на нас, эти андульи!

- Андульи? Кто это такие?

В ответ поднялся разноголосый писк, в котором невозможно было различить ни единого слова.

- Тише! - скомандовал Маг. - Я ничего не мог расслышать.

Сильфиды замолчали.

- Говори ты, Флавия, - обратился он к сидевшей у него на левом плече.

- Они появились здесь недавно, - сообщила Флавия. - Сначала они жили тихо, как все. Мы даже подумали, что они неплохие соседи, не то что эти травяные гномы, которые все время крадут у нас самые лучшие ягоды. Как будто своих не хватает. Или эти надоедливые дриады, которые все время норовят прокатиться на наших дракончиках. У них у самих крыльев нет, вот он и завидуют. Создатель, скажи им всем...

- А как же андульи? - перебил ее Маг.

- Андульи? - прозвенел сердитый голосок Флавии. - Сначала они налетели на травяных гномов и отобрали у них все ягоды. Эти гномы - трусы, как и все воры. Они попрятались в траву и носа высунуть не смели, пока те у них хозяйничали. Мы не такие. Мы еще всыплем этим андульям, если они опять полезут к нам. Скажи им, Создатель, пусть не лезут...

- Но почему они полезли? - снова перебил ее Маг.

- Не знаю, - обиженно фыркнула Флавия. - Вчера они напали на Люцину, чтобы отнять у нее ягоды. А она никогда с собой такого не позволит.

- И не позволила? - заинтересовался Маг.

- Конечно, - кивнула сильфида, - но теперь она лежит избитая у себя в гнезде и даже не могла вылететь сюда вместе с нами. А то бы она им показала! Она у нас, знаешь, какая...

Только теперь Маг заметил, что в окружившей его стайке сильфид нет Люцины.

- Подождите, девочки. - Сопровождаемый возмущенно пищавшими сильфидами, он направился к гнезду Люцины и заглянул внутрь.

Его любимица лежала там, свернувшись клубочком. Она была жестоко избита, ее яркие радужные крылья были располосованы и оборваны по краям. Безусловно, она погибла бы в драке, если бы он по привычке не наделил сильфид живучестью, которой совсем не требовалось для этого спокойного, радостного мирка.

Маг взял Люцину на ладонь, подышал на нее, осторожно провел пальцем по крыльям. Его дыхание было не таким, как дыхание творений промежуточных миров - сильфиду обвеял не теплый воздух, а поток целительной силы. Ее крылья мгновенно зажили и приобрели прежний вид, она шевельнулась и села у него на ладони.

- Ax ты, маленькая драчунья, - ласково сказал Маг. - Ну что тебе были эти ягоды?

- Дело не в ягодах, - вздернула головку Люцина. - Я никому не позволю обижать себя.

- Ты же могла погибнуть, - упрекнул ее Маг.

- Пусть лучше я погибну. - Она упрямо мотнула головой. - Я не хочу жить обиженной.

- Мы не хотим жить обиженными, - подхватили остальные сильфиды. - Мы лучше погибнем! Нет, лучше мы изобьем этих андулий!

Они снова запищали так, что стало невозможно разобрать ни единого слова. Маг понимал, что их бесполезно уговаривать - они были сделаны такими. Они были его творениями.

- Сейчас я во всем разберусь, девочки, - пообещал он. - Где они живут, эти андульи?

- Там! Там! - хором закричали сильфиды, указывая направление и устремляясь туда. - Мы тебя проводим, Создатель.

- Нет, - остановил их Маг. - Сам найду. Оставайтесь здесь, успокойтесь, приведите себя в порядок. Я скоро вернусь.

Он притопнул, и братья Трапабаны понесли его в указанном сильфидами направлении.

- Мы наберем тебе ягод. Создатель! - прокричали те вслед.

Сначала Маг увидел лесок. Вернее, то, что от него осталось, - голые остовы деревьев с торчащими обломками ветвей и черную землю между ними. И такое творилось в Литании! Затем он увидел андулий, успевших вернуться домой после побоища. Темно-коричневые комки их телец висели на деревьях, ухватившись цепкими коготками за ветви.

- Что это значит? - спросил он, опустившись на середину леска. - Что вы сделали со своими и почему вы нападаете на других?

Он не заботился о том, слушают ли его андулана, разумеется, они слушали его всеми наличными органами слуха - ведь он был одним из творцов.

Тишина.

- Молчите? - раздраженно сказал он. - Если неразумны, я просто удалю вас из проявления.

Одна из андулий взлетела со своего теста и уселась на ветку прямо перед ним. Крупная тварь, наверное, вожак.

- Не сердись. Создатель, - прошелестела он. - Наморщив подвижное коричневое личико. - Мы ни в чем не виноваты.

- Сильфида рассказала мне, что вы стали нападать на остальных жильцов этого мира. Это вопиющее тушение его законов.

- Нам нечего есть. Создатель. - Вожак шевельнулся и слегка расправил крылья, усаживаясь поудобнее. Шерсть у андулий росла только на спине и на наружной стороне конечностей, и Маг увидел костлявое тело, обтянутое бурой кожицей.

Мы съели все плоды, затем все листья и всю траву мы пытаемся есть ветви, но мы не можем есть их. Мы голодаем.

- Но почему? - ужаснулся Маг. - Ваш творец должен был позаботиться о вашей пище. Он должен создать такой лес, чтобы тот полностью обеспечивал вас плодами.

Рядом с вожаком опустилась вторая андудья. Она была самкой, но Маг не придал этому значения. Здесь творения могли быть и двуполыми, и однополыми, и бесполыми, в зависимости от вкуса своих творцов, лишь бы они не размножались.

- Так сначала и было, - сказала она. - Но затем нас стало слишком много. И теперь мы голодаем. Наши дети голодают.

- Что? - не поверил ушам Маг. - Какие еще дети?

Андулья развернула крылья, и он увидел двух истощенных детенышей, прицепившихся к ее груди.

- Вот эти. Наши дети.

Наконец Маг понял все. Кто-то из творцов нарушил одно из соглашений Литании и создал здесь размножающихся существ.

- Кто ваш творец? - гневно спросил он.

Андульи съежились от страха, думая, что его гнев обращен на них.

- Мы не знаем, - прошептала самка. - Мы никогда не видели своего творца.

Это было еще хуже. Кто-то создал здесь этих несчастных тварей и даже не потрудился взглянуть на свои создания. Нужно было что-то делать, и немедленно. Маг мог бы одним движением мысли превратить эти ужасные останки леса в цветущий сад, но по законам тонких миров ему нельзя было вмешиваться в бытие чужих творений, не поставив в известность их творца. Кроме того, Магу очень хотелось, чтобы провинившийся собственными глазами увидел, что он натворил.

- Подождите чуть-чуть, - сказал он андульям, понемногу слетавшимся поближе к нему. - Я разберусь с вашим творцом.

- Нет! - испуганно вскрикнула самка. - Мы не нужны ему, он убьет нас. Лучше сделай нам еду. Создатель, мы не будем отнимать ее у других.

Андулья была права - большинству младших Сил ничего не стоило убрать из проявления неудавшиеся или надоевшие творения. Сам Маг, несмотря на то что Император упрекал его в безответственности, давно уже не создавал разумных существ, которых не собирался поддерживать в течение всего дня Единого. Его творения получались слишком разумными, они слишком многое понимали, чтобы он мог с легким сердцем лишить их существования.

- Я все улажу, - пообещал он. Теперь, дав обещание, он был обязан все уладить. - А пока я принесу вам еды.

Творить для андулий было пока нельзя - Маг не мог обвинить другого в нарушении закона, если нарушит его сам, - но можно было взять еды у сильфид. Домчавшись до рощицы, он вызвал к проявлению корзину и окликнул своих подопечных:

- Тащите сюда ягоды, девочки! Доверху! Когда сильфиды наполнили корзину ягодами. Маг вернулся с ней к андульям. Те не накинулись на нее всей толпой, как он ожидал. У корзины встал вожак и начал раздавать еду - сначала детям, затем ослабевшим особям. Кто бы ни был их создатель, но его творения получились лучше него самого.

Маг полез в хронику Акаши и наконец нашел зачинщика этого безобразия. Эрида. Когда-то, много пробуждений назад, они какое-то время даже были дружны. Их объединила общая склонность проказничать, но затем Маг довольно быстро отвернулся от своей приятельницы. На его вкус, ее проделки были лишены изящества, они были слишком глупы и неприятны, не содержали в себе ничего, кроме мелкой вредности. Сам он понемногу выходил из детского возраста, а она по-прежнему оставалась девчонкой, с каждым пробуждением становясь все моложе и некрасивее. Дурной признак.

- Эрида! - выкликнул он вызов на все проявленное бытие.

Она мгновенно откликнулась. Вряд ли нашелся бы кто-нибудь из младших Сил, кто мгновенно не откликнулся бы на грозный вызов одного из Властей.

- А, это ты, скрытный, - хихикнула она, узнав Мага. - Чего орешь на всю поднебесную?

- Немедленно явись сюда, в Литанию, - потребовал он, не принимая ее игривого тона.

Он настроился на долгое ожидание, но Эрида появилась перед ним на удивление быстро и точно. Если у нее и были определенные недостатки, на способность перемещаться по мирам они не распространялись. В шаге перед ним возникла босоногая, неряшливо одетая девчонка с длинным острым носом и зелеными глазами-щелками. По ее лицу медленно поползла кривая, ехидная усмешка.

- Слушаю и повинуюсь, - с притворным усердием отрапортовала Эрида. Уголок ее рта прыгнул кверху. - Одному из Властей.

- Считай, тебе повезло, что это обнаружил я, а не Императрица, - охладил ее веселье Маг. Литания была одним из любимых миров Императрицы, и всем было известно, как ревностно та бережет его.

- А что? - Ухмылка слетела с лица Эриды. - А чего я сделала?

Если бы Маг не знал, как она умеет притворяться, то не усомнился бы, что ее недоумение искренне. Но он прекрасно это знал, поэтому не поверил ей, на всякий случай.

- Это твои творения? - махнул он рукой на андулий.

- Эти? - Зеленый щелевидный глаз покосился в их сторону. - Ну-у-у, мои.

Призналась. По правде говоря, Маг не ожидал этого.

- Еще немного, и они испакостили бы всю Литанию, - сказал он обвиняющим тоном. - Съели бы всю растительность, погубили бы других обитателей и, наконец, вымерли бы сами.

- Ну-у-у, - протянула Эрида. - Это еще почему?

- Потому что ты не присматриваешь за ними. Ты даже не взглянула на них после того, как сделала их.

- У них был свой лес. - Она шмыгнула носом. - Я все сделала как надо.

- Ты нарушила одно из соглашений этого мира, - напомнил ей Маг. - Ты сделала их самовоспроизводящимися. Для исследования выживаемости есть другие миры, а Литания для этого не предназначена.

- Да не делала я, - заныла Эрида. - Я взяла типовой проект.

- Ну разумеется, - иронически глянул на нее Маг. - Только не говори мне, что ты не знала, что большинство типовых проектов - самовоспроизводящиеся.

- Я за-абыла. - Эрида снова покосилась на андулий. - Просто я случайно попала сюда, а тут было так кра-асиво, что мне тоже захотелось тут чего-нибудь сделать. Этот лес был свободным, и я взяла типовой проект, переделала немножко, но тут меня позвали, и я все оставила. Я бы все поправила, но меня позвали развлекаться в Тартар, а там было так весело, и я совсем за-абыла...

Она развлекалась в Тартаре! А он-то взялся напоминать ей о том, что в проявленном бытии есть миры-арены, миры-бойни. Наверняка она многое знала про эти миры гораздо лучше него.

- В Тартаре... - брезгливо повторил Маг.

- Да-а-а, - протянула Эрида. - Между прочим, мои волколаки оказались вторыми, после змееголовов Хтона.

- Поздравляю, - выдавил он сквозь зубы. - Но прежде чем вернуться к развлечениям, тебе придется поработать. Твои творения несовместимы с условиями Литании...

- Я ща-ас же уберу их из проявления. - Зеленые глаза Эриды деловито блеснули. - Не говори ничего Императрице, скрытный. Всякое, конечно, бывает, но здесь я не хотела подшутить. Просто недосмотрела.

- Никаких "уберу из проявления", - резко сказал Маг. - Ты немедленно переселишь их в подходящий мир и обеспечишь им все условия для существования.

- Но па-ачему...

- Чтобы ты не была забывчивой. Считай это наказанием.

Эрида недовольно нахмурилась, но не посмела спорить с одним из Властей.

- Ла-адно, переселю. - Она уставилась вниз и начала ковырять землю носком босой ноги.

- Я сам проверю это, чтобы ты опять ничего не забыла, - сказал Маг для надежности. - Или твоя забывчивость станет предметом общего сбора Властей.

- Ла-адно, ща-ас сделаю, - сверкнули на него исподлобья зеленые глаза.

- Тогда приступай, - потребовал Маг.

Эрида исчезла. Андульи, подслушивавшие их разговор, обступили его, протягивая к нему выпачканные ягодой лапки.

- Теперь она не убьет вас, - успокоил их Маг. - Вы еще поживете, и хорошо поживете.

Теперь можно было заняться исправлением последствий творчества Эриды. Одним движением мысли он вернул лесок в исходное состояние. Получилось, пожалуй, не хуже, чем у Императрицы. Андульи замелькали среди ветвей, обрывая фрукты, а он вернулся в свою рощицу, к сильфидам.

Те встретили его радостным писком, расселись на его руках и плечах, а кому не хватило места, повисли перед ним в воздухе.

- Они больше не нападут на нас? - спросила усевшаяся к нему на ладонь Флавия. - Ты сказал им, что мы им всыплем, если они опять полезут?

- Они больше не полезут. Не сердитесь на них, они нападали на вас - потому что у них не было еды.

Маг приблизил ее к лицу.

- Не было еды? - На личике Флавии появилось недоумение - она не знала, что это такое. - Разве так бывает? Тогда почему они не попросили у нас ягод? Мы бы дали им, у нас много. Почему они сразу полезли драться?

- Они не догадались попросить, - объяснил Маг.

- У-у, глупые...

- Но ведь и вы не догадались спросить, что им нужно. Может, тогда вам и драться не пришлось бы.

- В следующий раз мы спросим, - виновато потупилась сильфида. - Мы не забудем. Мы никогда ничего не забываем.

- В следующий раз они не появятся, - сказал ей Маг. - Все уладилось, андулий переселят в более подходящее для них место. Среди вас есть раненые?

- Мы все раненые! - наперебой запищали сильфиды. - У нас у всех порваны крылья!

Он начал лечить сильфид, одну за другой, стирая с них укусы и царапины и восстанавливая потрепанные крылья. Последним перед ним завис сиреневый дракончик, трепеща прозрачными сетчатыми крылышками. Одно из задних крыльев дракончика было оборвано на треть, но он лихо лавировал в воздухе, бодро задирая кверху узкое флейтообразное рыльце.

- Ягоды, Создатель! - Вылеченные сильфиды взмыли в воздух пестрой стайкой и понеслись по деревьям угощать своего создателя. - Мы сейчас принесем!

Ягод оказалось немного - почти весь урожай уже был собран в корзину Мага и отнесен андульям. Сильфиды одна за другой подлетали к ладони Мага и высыпали туда собранные ягоды, а затем вся стайка собралась перед его лицом.

- Больше их нет, - пискнула Анат. - Это и называется - "нет еды"?

- Вроде того, - подтвердил Маг, ссыпая подношение в рот. - Но это ненадолго. Сейчас мы с вами споем песню ягод, и у вас на глазах появятся новые.

- Споем! - защебетали сильфиды, рассаживаясь на нем. - Споем! Споем!

И Маг запел песню, песню-мечту о растущем саде, цветущем саде, плодоносящем саде. Хор тонких голосков подхватил протяжный, незатейливый напев. Сидевшие на его плечах сильфиды запустили проворные пальчики в снежно-белые волосы Мага и стали плести множество мелких косичек, занимаясь любимым делом - украшением головы своего создателя. Их вкусы не вполне совпадали со вкусом самого Мага, но он всегда позволял им эту маленькую радость.

Поскольку в промежуточных мирах слово творца равнялось действию, окружающие веселую компанию деревья проросли молодыми побегами, на которых прорезались бутоны, тут же покрывшиеся цветами. Дождь опадающих лепестков посыпался Магу на голову, сильфиды подхватили их и стали вплетать ему в волосы Вместо них на ветвях появились зеленые завязи, набухающие и краснеющие с каждым новым словом песни. Когда напев закончился, вся голова Мага была полностью заплетена в косички, а все деревья в округе были увешаны гроздьями свежих, спелых ягод.

Это был мирок, в котором Маг был счастлив.

Сильфиды притащили ему свои изделия, чтобы похвастаться, - искусно сплетенные травяные корзиночки, паутинные покрывальца, башмачки из ореховой скорлупы. Он все посмотрел, все похвалил и одобрил, а затем стал прощаться. Как бы он ни был здесь счастлив, он не мог подолгу оставаться на одном месте.

Глава 5

Когда Маг вернулся к себе в купол, его взгляд наткнулся на скомканные покрывала ложа, не убранного в небытие перед уходом. По забывчивости.

Мага передернуло на этом слове. Нет, конечно, его забывчивость не имеет ничего общего с забывчивостью Эриды. Однако он немедленно удалил ложе, хотя можно было бы просто растянуться на нем, а затем снова вызвал в проявление со свежими, ровно разостланными покрывалами.

Он не улегся на ложе. Постояв немного рядом, он пошел на берег озера. Не переместился привычным движением мысли, а пошел ногами, медленно, не спеша, словно умышленно тянул время. Там, на берегу, он уселся на любимый камень и стал смотреть в воду.

Вода тонких миров была такой прозрачной, что дно под ней можно было видеть на бесконечную глубину, насколько позволяло зрение высшей сущности. Озеро Мага было неглубоким, его берега и дно были усеяны дивной красоты кристаллами, преимущественно светлых оттенков. В отличие от промежуточных миров, в его спокойной воде не суетилась никакая живность - неразвитые формы жизни не приживались в легком веществе тонких миров. Мало кому из творцов удавалось создавать здесь сколько-нибудь долговечные творения.

Маг вспомнил, что Гекате это удавалось. Ее кошмары имели здесь бесконечно долгое бытие, как его сильфиды в Литании. Воспоминание о сегодняшнем случае отозвалось в мыслях Мага с неожиданной болезненностью. Ведь его сильфиды были ласковыми и отзывчивыми, они сразу же согласились помочь, как только он сказал им о беде андулий. Но как случилось, что они сами не заметили чужой беды?

Промашка творца. Он сделал их сильными, ловкими, отважными, выносливыми. Он сделал их мирными и уживчивыми - они никогда не ссорились ни между собой, ни с другими обитателями Литании. Он сделал их разумными и одаренными, он сам искренне заслушивался их песнями и любовался их изделиями. Чего же он все-таки недосмотрел?

Маг поморщился и полез в План Мироздания искать свою ошибку. Прошел вечер, затем ночь. Когда начался следующий день. Маг наконец вышел из сосредоточенности и снова увидел перед собой берег озера.

Ответ был найден. Его творения были совершенными, но им не хватало божественной искры. Искры творца. Увы, это было непоправимо. Маг попытался было убедить себя, что не стоит переживать из-за этого, что такое в Литании практически никогда не случается, но вскоре оставил эту попытку. Он не умел обманывать себя.

Теперь ему всегда будет не хватать этого. Теперь он будет счастлив только тогда, когда сумеет заложить в свои творения божественную искру. Но об этом не стоило даже и мечтать. Маг вспомнил о зверюшках Геласа, которые теперь назывались людьми. Неудивительно, что рыжий так ухватился за них.

Внезапный вызов отвлек его от невеселых размышлений. Маг не узнал вызывающего - он мог поклясться, что эта сущность никогда не вызывала его в текущем дне Единого.

- Да? - откликнулся он.

- Мне нужно поговорить с тобой.

- Говори. - Он все еще пытался распознать, кто это.

- Я хочу поговорить явно.

Эту сущность не устраивал мысленный разговор, она хотела видеть его во время беседы. Такое случалось редко.

- Приходи, - разрешил он.

Тонкая женская фигура возникла рядом с ним на берегу озера, и только тогда Маг узнал в ней Нерею. Он с трудом скрыл вспыхнувшее изумление, хотя в умении скрывать свои чувства ему не было равных.

Нерея взглянула на него с не меньшим изумлением. Маг вспомнил, что у него на голове все еще оставалась созданная стараниями сильфид прическа, и поспешно встряхнул волосами. Те мгновенно приняли обычный вид.

- Садись. - Он кивнул на камень рядом с собой, безуспешно пытаясь догадаться, что нужно от него приятельнице Геласа. - Или тебе вызвать кресло?

- Нет, не нужно. - Нерея приседа на соседний камень и замолчала, видимо не зная, как начать.

Маг не стал помогать ей. Он перевел взгляд на озеро, дожидаясь, пока она заговорит первой.

- Я никак не могу застать Геласа в тонких мирах, - сказала наконец она. - Когда мы виделись в последний раз, он намекнул мне, что ты устроил ему какую-то неприятность, которая может вызвать гнев Императора. Поэтому я хочу узнать у тебя, что случилось.

- Видишь ли, - ответил Маг, - если бы Геласу захотелось, чтобы ты об этом знала, он сам бы рассказал тебе об этом. Кстати, ты всегда можешь посмотреть в хроники Акаши.

- Я не Власть, а всего лишь Сила, - напомнила Нерея. - Дела Властей недоступны мне в хрониках.

- Да, действительно. - Сам Маг так давно был Властью, что забыл об этой особенности хроник Акаши. Он улыбнулся про себя - значит, Нерея все-таки пыталась подсматривать за Геласом. - Знаешь, рыжий сейчас очень занят. Может быть, тебе лучше поговорить с ним, когда он немного освободится?

- Нет, - с усилием сказала Нерея. - Дело в том, что мне показалось... мне показалось, будто он не настроен разговаривать со мной.

Ничего удивительного, подумалось Магу. Всем Властям было очевидно, что этот пунктик завелся у Воина со скуки, а теперь ему было некогда скучать.

- Дался тебе этот рыжий, который называет себя златокудрым, - уклончиво сказал он. - Можно подумать, что здесь, в тонких мирах, и развлечься не с кем...

- Я хочу знать, что случилось с Геласом. - В голосе Нереи прозвучала упрямая нотка.

Неужели она до такой степени увлечена рыжим? Маг перестал разглядывать озеро и посмотрел на свою собеседницу внимательнее. Нет, холодна и расчетлива - конечно, ей совершенно не нужно то, ради чего навещал ее Воин. Значит, ей нужно от него что-то другое.

Он встретил взгляд Нереи и наконец рассмотрел, какого цвета ее глаза. Светло-серые, точь в точь как у него самого.

- Зачем тебе это? - спросил он напрямик.

- Какая тебе разница? - Она неловко пожала плечами.

- От этого зависит, захочу я что-нибудь сказать тебе или не захочу.

- Просто... он довольно давно... не интересовался никем... кроме меня.

Вот в чем дело - обыкновенная ревность. Чтобы испытывать это чувство, не нужно сильного увлечения, а порой даже и симпатии.

- Могу тебя заверить, он и сейчас никем не интересуется, - успокоил ее Маг. - Женские сущности никак не замешаны в этом деле.

- Но мне не нужно, чтобы он не интересовался никем! - вырвалось у Нереи. - Мне нужно, чтобы он интересовался мной!

Она забыла о сдержанности, ее обычно потупленные глаза раскрылись и вспыхнули сердитым огнем.

- Вынужден огорчить тебя, Нерея, - нехотя сказал Маг, подумав, что будет лучше, если он сразу расставит все на свои места. - У рыжего нашлась новая игрушка.

- Какая?! - Нерея горячо подалась к нему. - Скажи, мне необходимо это знать.

- Это все пока между Властями... - замялся Mar. - Со временем, вероятно, объявят и остальным.

- Значит, это не строгий секрет? - ухватилась она за его слова. - Значит, ничего, если я узнаю об этом немного пораньше? Расскажи мне все, я никому не проболтаюсь, клянусь Единым!

- Ну, не все, а только то, что можно, - поправил ее Маг. Наверное, можно было рассказать ей кое-что теперь, когда дело в основном уладилось. Все-таки ей будет спокойнее знать правду, чем воображать себе неизвестно что. - Все началось с того, что рыжий задумал опыт.

- В Эдеме? - мгновенно догадалась Нерея.

- Да, - подтвердил он. - Мне, кстати, известно, что это ты сообщила ему пропускающее слово.

- Он так упрашивал меня... - потупилась она. - А какой опыт?

- Изучение потомства пары животных из плотного вещества. И представь себе - надеюсь, ты отнесешься к этому спокойно, - самец как две капли воды похож на него, а самка - на тебя.

Нерея, как он и ожидал, не отнеслась к этому спокойно, но ее реакция оказалась совершенно неожиданной для него. Она вся просияла, ее глаза радостно вспыхнули.

- Так он тоже думал об этом! - воскликнула она. - Продолжай же, продолжай, - затормошила она Мага. - Что у него получилось?

- Видишь ли, - смутился Маг, - он не успел довести опыт до конца. Случились непредвиденные обстоятельства...

- Да? - Радость на лице Нереи мгновенно сменилась огорчением. - Как же так вышло...

Маг начал догадываться, в чем здесь дело. Он неловко промолчал.

- Что же случилось? - стала допытываться у него Нерея.

Маг вздохнул:

- Так получилось, что я нечаянно испортил его опыт. Как-то не подумал...

Нерея отозвалась не сразу.

- Но это ничего, наверное, - сказала наконец она. - Гелас всегда может начать новый опыт.

- Конечно, - кивнул Маг. - Я тоже тогда так подумал. Он, конечно, начал бы новый опыт, если бы удалось покончить с прежним. Но... - Он огорченно развел руками.

- Что... но?

- Этот опыт получился бесконечным, - признался Маг. - Звери Геласа получили божественную искру, дело стало достоянием всех Властей, а нас с Геласом обязали заниматься ими и дальше. Теперь он увлекся ими, бегает весь в восторге, меня и близко к ним не подпускает - говорит, опять что-нибудь испорчу. Называет их своими детьми. В каком-то смысле он прав - некоторые из божественных искр вполне могут развиться в такие же сущности, как мы. Он уже предвкушает, как будет заниматься ими в следующем пробуждении.

- Вот оно что! - Нерея прижала ладони к щекам и забормотала, сама не понимая своих слов:

- Теперь у него есть дети, а у меня... а у меня...

Магу показалось, что она вот-вот расплачется. Нужно было как-то успокоить ее, но Маг совершенно не умел утешать других.

- У вас все равно ничего не получилось бы, - сказал он вместо этого. - Чтобы у вас появились дети, нужна божественная любовь, а разве она у вас была?

- Ну... - Нерея отняла ладони от лица и оперлась подбородком на сплетенные пальцы. Откровенное заявление Мага вызвало ее на откровенность. - Я думала, со временем... Гелас не такой уж неприятный, к тому же он - из Властей... Может быть, с ним все будет как-то иначе... я не переставала надеяться...

- Других путей нет, только божественная любовь, - напомнил Маг. - Творец без божественной любви бесплоден - это один из законов Единого.

- Но это так несправедливо! - горестно воскликнула Нерея.

Маг ненадолго задумался, а затем подвел собственный итог размышлений:

- Это справедливо.

- Но Гелас все-таки нашел другой путь! - Губы Нереи снова задрожали. - Теперь ему все равно, теперь у него есть дети, а мне больше не на что надеяться...

- Мне очень жаль, что получилось так, - тихо произнес Маг. Он сознавал, что надежды Нереи были тщетными, но искренне сожалел, что отнял их у нее.

- Но ты, ты, - взгляд Нереи оживился, - ты знаешь, что сделать, чтобы они получили искру? Маг это знал, но младшие Силы не знали.

- Это вышло случайно, - он отвел взгляд к озеру.

- Нет. - Нерея схватила его за плечо и повернула лицом к себе. - Я же вижу, что ты врешь. Скажи мне, что нужно для этого сделать!

Возможно, Маг был безответственным, но не до такой степени, чтобы выдавать младшим Силам знания, доступные только Властям. Он очень хорошо сознавал, что многие из Сил, вроде той же Эриды, не способные на божественную любовь, взялись бы попытать счастья и произвести себе подобных обходным способом, а это было совсем ни к чему. Единый знал, что делал, когда устанавливал законы для творцов.

- Не могу. Я же предупредил, что расскажу не все, а только то, что можно.

- Ну тогда сделай это для меня, как сделал для Геласа! - потребовала Нерея. - Очень тебя прошу, сделай!

- Неужели ты хочешь, чтобы я оказался в Бездне? - охладил ее пыл Маг. - Нам, Властям, строго запрещены опыты с божественной искрой. Мне еще повезло, что на этот раз Император оказался снисходительным.

Нерея разочарованно выпустила его плечо. Маг окинул ее поникшую фигурку сочувственным взглядом, но ничего не мог для нее сделать. Некоторое время они оба сидели молча, затем она шевельнулась и встала.

- Я, пожалуй, пойду, - сказала она. - Спасибо, что ты рассказал мне об этом.

- Не за что.

Нерея исчезла. Да, благодарить его ей было не за что. После ее ухода Маг еще долго глядел на озеро, гадая, сколько еще неприятностей повлечет за собой его необдуманная проделка.

***

За последующие дни он побывал еще в нескольких местах, где обитали его творения, но там не случилось ничего чрезвычайного. Жизнь обитателей промежуточных миров, отлаженная в течение многих дней Единого, протекала гладко и ровно. Маг подумал, не сотворить ли ему еще что-нибудь, но затем раздумал. Ему не хотелось творить создания, с самого начала обреченные на несовершенство. Он со скучающим видом слонялся по мирам, не зная, чем себя занять. Было не в его вкусе убивать время в мирах-аренах вроде Тартара, стравливая свои и чужие творения, но, по крайней мере, он стал лучше понимать творцов, увлекающихся подобным времяпровождением. Наконец он вспомнил про Геласа и решил снова отдать дань вежливости, поинтересовавшись делами рыжего.

Воин откликнулся быстро и, как показалось Магу, даже охотно. Он как раз обретался в тонких мирах, снова закопавшись в План.

- А, это ты! - обрадованно воскликнул он, услышав вызов Мага. - Вспомнил наконец!

Маг понял, что рыжему не терпится хоть с кем-то поделиться своими достижениями и соображениями.

- Вспомнил, - подтвердил он. - Ну как у тебя дела?

- Продвигаются помаленьку, - сообщил Воин. Магу показалось, что к бодрому отзыву Геласа примешалась нотка неуверенности.

- Как там твои люди?

- Живут себе пока, - ответил тот. - Размножаются, как комары.

- Комары? - переспросил Маг. - Что это такое?

- Не знаешь? - Гелас самодовольно хохотнул. - Это такие мелкие вампиры плотных миров. Почаще заглядывай в План, приятель.

Маг отлично знал особенности жизненного цикла вампиров промежуточных миров - прожорливых энергососущих тварей. Патологическая плодовитость не входила в их список.

- Ты что-то путаешь, Гелас, - заметил он с сомнением в голосе. - Насколько мне известно, все виды вампиров размножаются медленно, иначе они уничтожат свою пищевую базу и вымрут сами.

- Ничего я не путаю, - заявил Воин. - Все зависит от размеров. Дело в том, что комары очень мелкие.

- Мелкие так мелкие. - Магу, по правде говоря, было все равно. - А разве люди такие же мелкие?

- Ну нет. - Гелас снова хохотнул. - Они куда больше комаров.

- Тогда почему они размножаются с той же скоростью? Это может разбалансировать их мир.

- Это я так сказал, к слову, - пояснил Воин. - Вообще-то ты прав - они размножаются так быстро, что это начинает беспокоить меня. Видишь ли, я опасался, что они не выживут на новом месте, поэтому попросил Аллат сделать мир помягче.

- И она согласилась? - Маг не поверил, что опытная Императрица могла бы согласиться на какую-нибудь глупость.

- Да, после того, как я сказал ей, что регуляцию внесет Юстина своими законами. Мне это показалось разумным, потому что социальные законы вступят в действие, когда людей станет достаточно много, а искра несколько разовьется.

- А эти законы еще не вступили в действие? - поинтересовался Маг.

- По-моему, еще рано. - Нотка неуверенности в голосе Геласа, почудившаяся Магу в начале разговора, на этот раз прозвучала явственно. - Знаешь, кое-что в привычках людей смущает меня. Хорошо, что ты вызвал меня - я как раз сам собирался разыскать тебя и посоветоваться.

- И что же? - насторожился Маг. Неужели предполагаемые им неприятности уже начались?

- Эти люди порой ведут себя странно, - стал рассказывать Гелас. - Мне известны случаи убийства самками своих новорожденных детенышей. Совершенно необъяснимое поведение. Не так давно я наблюдал, как самец забил насмерть самку, и это уже не первый случай. Другие люди, правда, назвали его поступок зверским.

- Это человеческий поступок, - поправил Маг. - Ни один зверь не убьет свою самку.

- Знаю, - вздохнул Воин. - Но понятия не имею, что с этим делать.

- Они еще дети, причем маленькие дети, - начал уговаривать его Маг. - Что с того, что их плотное тело растет, а затем распадается? Божественная искра развивается медленно, поэтому они еще долго будут детьми.

- Думаешь, я не говорил себе этого? Но вчера они убили кого-то из своих родичей... ни за что не угадаешь - почему.

- Я и не буду гадать, - хмыкнул Маг. - Я просто посмотрю в хрониках Акаши.

- Чтобы доставить удовольствие мне! - страшным голосом выдал Гелас. - Как они могли додуматься до такого - я же не давал им никаких поводов! Тогда я не выдержал и явился сюда, чтобы порыться в Плане и понять, что с ними происходит.

- Ты нашел что-нибудь?

- Нет, ты как раз отвлек меня.

- Извини.

- Ничего, это даже хорошо. Вот что - хватит бездельничать, давай помогай мне разбираться в этом. Если Император будет недоволен людьми, нам обоим достанется.

Мага трудно было напугать гневом Императора, но бездельничать ему действительно надоело.

- А что я должен делать? - спросил он. - Я же ничего не знаю о плотных мирах.

- Для начала изучи их как следует. - В голосе Воина прорезался командный тон. - Затем слетай на место, посмотри, как там живут люди, ознакомься с их привычками. А когда все сделаешь, разыщи меня, и тогда мы все обсудим. Надеюсь, это не займет у тебя слишком много времени? - Командный тон Геласа сменился просительным.

Маг догадался, что рыжий боится, как бы развитие божественной искры не вышло из-под контроля. Не такой уж маловероятный исход, если учесть, что запреты не вырастают на пустом месте.

- Хорошо, - согласился он. - Я сейчас же возьмусь за это.

Он засел за изучение Плана Мироздания, а вернее, той его части, что касалась плотных миров. Как и все творцы, Маг не нуждался в пище промежуточных миров, хотя мог есть ее. Для поддержания сил ему было достаточно воздуха тонких миров - вездесущей энергии - и дыхание полностью заменяло ему питание. Периодом сна творцов были ночи Единого - промежутки небытия между днями Единого, - поэтому Маг не нуждался и в сне, хотя порой ему нравилось прилечь на свое любимое ложе и погрузиться в расслабленность. Но расслабленность была способом провести свободное время, а сейчас он с увлечением вникал в новое знание, дни и ночи не отрываясь от Плана и делая лишь короткие передышки для обдумывания и систематизации вновь приобретенных сведений.

Ему и прежде было известно, что плотные миры включают в себя вещество промежуточных и тонких миров, хотя оно присутствует там в скрытом состоянии и проявляет себя косвенно, через законы плотных миров. Сам Маг не был существом плотного мира, поэтому непосредственный доступ оттуда к промежуточным и тонким энергиям был для него возможен, пусть и не без трудностей. Воин предпочитал возвращаться для этого в тонкие миры, но Маг никогда не унизился бы до подобного признания своей слабости. Едва получив начальные сведения о плотных мирах, он досконально изучил методы обращения оттуда к высшим материям и энергиям, и только после этого взялся за остальное.

Составляющие элементы этой категории плотных миров и особенности их взаимодействия он узнал, когда готовился к модификации. Однако оставалась неизученной масса сведений о растительной и животной углеродной жизни. После нескольких консультаций с Императрицей Маг справился с освоением сведений о растительности, но животный мир ему пришлось изучать самостоятельно, потому что Воин пропадал где-то в плотных мирах. Покончив с исходными данными, Маг полез в хроники Акаши, чтобы ознакомиться с историей проживания людей в плотном мире и узнать, что делал для них Гелас.

Для поселения людей была выбрана обширная долина с теплым климатом, с буйной растительностью и жирной почвой. Две широкие незамерзающие реки лениво катили воды к морю, между ними лежала пологая возвышенность, на которой жили люди. Сезонные разливы накрывали большую часть возвышенности и оставляли на людских полях плодородный ил, питающий посевы. Сами постройки размещались посреди возвышенности, куда не достигала вода.

Маг прокручивал хронику Акаши, наблюдая, как единственная вначале хатка превращалась в небольшое поселение. Гелас снабдил своих подопечных семенами и домашними животными, обучил ухаживать за ними, понемногу выучил ремеслам. Люди усваивали начальные навыки, быстро совершенствовали их и развивали новые. Многие обитатели промежуточных миров обладали прекрасной памятью и замечательной способностью к обучению, но ни одно из известных Магу творений не обладало такими способностями к собственному творчеству - сказывалось влияние божественной искры, пусть и неразвитой.

Люди построили специальное сооружение, в котором обращались к Геласу с просьбами. Из-за незнания людского языка Маг пропускал эти просьбы, лишь иногда замечая, как после обращения к творцу у людей появлялось то одно, то другое приобретение или умение. Затем селение разрослось, и Маг стал замечать, что между его обитателями участились ссоры и стычки. Все закончилось тем, что часть людей ушла оттуда и поселилась на новом месте, ниже по течению.

Если бы закончилось... По мере того как оба селения разрастались, в них повторялась та же история. Маг наблюдал за людьми, пока те понемногу не расселились вдоль всей долины. Дальше выселяться было некуда, и людские отношения между селениями и внутри селений стали быстро ухудшаться. Маг заметил, что резко участилось число случаев, о которых рассказывал Гелас.

Ему не удалось понять из наблюдения, чем они вызваны, поэтому он прервал просмотр, решив сначала изучить язык людей. В силу особенностей плотных миров люди не видели и не слышали существ промежуточных и тонких миров, поэтому они изобрели свой язык для общения. Маг надеялся, что их поведение станет понятнее, если послушать, о чем они говорят.

Язык людей несколько озадачил Мага. В нем не оказалось некоторых общеизвестных понятий, хорошо знакомых и творцам, и их творениям. Более того, в нем оказалось немало понятий, соответствия которым не было в языке тонких миров. Видимо, это было связано с особенностями их мира, пока малоизученного. Был только один способ полностью понять язык людей - спуститься в их мир и выяснить значение этих слов у них самих.

К людям нельзя было соваться неподготовленным, а Маг вполне сознавал, что его подготовка пока недостаточна, чтобы сойти там за своего. Нужно было проконсультироваться у Геласа. Маг послал вызов, но рыжий не ответил - наверное, блуждал где-то в плотном мире людей. Маг поработал еще немного, затем решил прерваться. Он убрал в небытие удобное кресло, вызвал ложе и улегся среди воздушных, полупрозрачных покрывал, заложив руки за голову.

У него под боком шевельнулась веревка, напоминая о себе. Она не умела заглядывать ни в План, ни в хроники Акаши, поэтому давным-давно скучала. Маг приоткрыл один глаз и взглянул на нее.

- Ты, случайно, не бывала в плотных мирах? - спросил он.

- Не помню, - ответила Талеста. - Наши предки произошли от вещей ваших предков, но в ту пору у нас еще не было памяти. А ты сам помнишь те времена?

- Нет, - ответил Маг. - Неразвитая искра не имеет памяти.

- Вот видишь, - буркнула веревка, давая понять хозяину, что нечего с нее спрашивать то, на что он не способен сам. Когда она успокоилась за свое достоинство, в ней взыграло любопытство. - А почему ты спросил меня про плотные миры?

Маг знал, что она всегда подсматривает и подслушивает, поэтому не стал тратить время на предисловия.

- Эти люди ведут себя слишком агрессивно по отношению друг к другу, - сказал он. - Может быть, ты знаешь почему?

- Конечно, знаю, - гордо сказала Талеста. - Их стало слишком много.

- Но мне не показалось, что им чего-то не хватает.

- Не забывай, что пока они ближе к животным, чем к высшим сущностям, - напомнила веревка, - а у животных при перенаселении возрастает уровень агрессии, даже если им всего хватает.

- Думаешь, это от перенаселения?

- Не только. В стае животных всегда есть иерархия. Чем больше стая, тем сложнее в ней взаимоотношения. А люди, как я поняла из вашего разговора с Воином, выросли в очень большую стаю.

- А почему они убили одного из своих для Геласа?

На этот раз у Талесты не нашлось готового ответа.

- Не знаю, - нехотя призналась веревка. Она очень не любила признаваться в своей неспособности. - Это, видимо, что-то такое, что свойственно только людям, а у меня нет опыта обращения с людьми.

- Его ни у кого нет, - вздохнул Маг. - Их еще придется изучать и изучать.

- Ты сейчас отправишься туда? - радостно встрепенулась она.

- Нет, рано еще. Я пока не готов.

- Так готовься! Чего ты валяешься?

- Нужно поговорить с рыжим, а он болтается неизвестно где.

- Может, пока отправимся хоть куда-нибудь? - предложила веревка. - Скучно ведь.

Маг покорно убрал ложе и отправился в Литанию к сильфидам. Там его и застал вызов Воина.

- Гелас, ты? - обрадовался Маг. - Поговорить нужно.

- Вот-вот, и мне тоже, - подхватил тот. - Давай двигай ко мне.

Маг немедленно телепортировался в жилище Геласа. Он еще не бывал у Воина, поэтому с любопытством осмотрелся вокруг. Вещей здесь было побольше, видимо, Воин не любил лишний раз пользоваться магией. Широкое ложе на полу, застланном пестрым ворсистым ковром. У самого Мага пол был гладким. Два кресла и небольшой круглый столик между ними свидетельствовали о том, что у Воина нередко бывали гости. Или гостья?

- Одна наша общая знакомая жаловалась мне, что ты совсем забыл про нее, - сказал Маг, усаживаясь в указанное Геласом кресло.

- Нерея? - равнодушно уточнил тот. - Ну, мне сейчас не до нее.

- Я ей так и сказал, - сообщил Маг. - Мне показалось, что она этому не обрадовалась.

- Ее проблемы, - хмуро проворчал Гелас. - У меня сейчас их побольше, чем у нее.

Рыжий был в дурном настроении и не скрывал этого.

- Новые проблемы? - спросил Маг.

- Да, новые. - Воин уселся на край кресла, опершись локтями на колени, словно какая-то забота не давала ему расслабиться. - Нет, те же самые. В общем, не знаю.

- Что-нибудь случилось? - сдержанно поинтересовался Маг.

- Я никак не мог понять, почему мои люди ведут себя так, - Воин раздраженно мотнул головой, - и решил побывать у них, приняв их облик, чтобы выяснить все, как говорится, изнутри.

Значит, рыжему пришла в голову та же самая идея.

- Тебе удалось что-то выяснить? - спросил Маг, хотя выражение лица Воина не оставляло надежды на положительный ответ.

- Все никуда не годится! - Тот стукнул себя кулаком по колену. - Весь опыт летит в Бездну!

- Разве? - Маг пожалел, что не досмотрел хроники до конца. То, что он успел увидеть, не выглядело безнадежным.

- К нашему общему сожалению. - С виду безобидные слова Воина прозвучали угрозой. - Наверное, ты был прав: не нужно было их баловать. Но ничего, я знаю, как переделать этот опыт.

Он вскочил с места и в гневе заходил по мягкому ковру.

- Подожди, - остановил его Маг. - Почему переделывать? Расскажи сначала, в чем дело.

Гелас в два шага подошел к Магу и встал перед ним:

- Дело в том, что я создал себе плотное тело и пришел в одно из их поселений. Ты бы видел, как они меня там встретили! На части готовы были разорвать только потому, что я чужой. Ничего не хотели слышать - ни вопросов, ни объяснений, - нагромоздили кучу каких-то диких обвинений и, наверное, прикончили бы меня, если бы я был одним из них. Но я еще творец! Их творец, между прочим! Чего я никогда не собирался делать - так это создавать их такими чудовищами!

- Возможно, это от перенаселения, - намекнул Маг.

- От перенаселения! - яростно повторил за ним Воин. - Мне тоже показалось, что их там слишком много! Но ничего, это легко исправить!

Маг заподозрил, что за словами Воина не кроется ничего хорошего.

- Что ты задумал? - быстро спросил он. - И, надеюсь, ты ничего не предпримешь, не посоветовавшись со мной? Все-таки мы вместе отвечаем за это дело.

- Знаю, - буркнул Воин. - Я для того тебя и вызвал. Я хочу очистить плотный мир от этой дряни и поместить туда вновь созданные экземпляры. Хочу повторить заново начальную фазу их развития, а ты мне поможешь.

- Вот как? Ты всегда был торопыгой, Гелас. - Маг пристально взглянул на стоявшего перед ним Воина. Тебе не кажется, что и сейчас ты слишком торопишься. Бесполезно начинать все сначала, не разобравшись, почему в первый раз получилось так. Да и зачем уничтожать всех? Может быть, там сохранились какие-то экземпляры, пригодные для дальнейшего развития - тогда они были бы ценнее вновь созданных.

- Если и сохранились, то очень мало, - отпарировал Воин. - Их с ума сойдешь искать, проще сделать новых. А с перенаселением мы справимся природными средствами. Я всех их утоплю - местность подходит для этого. Небольшой ветер, хороший дождик - и все можно будет начинать сначала.

- И как ты это представляешь?

- Я делаю несколько пар людей различной внешности... Как я успел понять, у них там многое зависит от внешности - меня там называли рыжей мордой.

- А божественная искра? - напомнил Маг.

- Без божественной искры, разумеется, и помещаю в подходящих местах плотного мира. Посмотрим, какие из них лучше пойдут в развитие, - продолжил Воин как ни в чем не бывало. - Тем временем мои прежние подопытные тонут, искра освобождается и вселяется в новых. И все начинается заново.

- Все заново, - передразнил его Маг. - А потом - опять топить?

- По-моему, сейчас уже поздно что-либо переделывать. В следующий раз мы с тобой захватим это явление на ранней стадии, когда с ним будет легче справиться.

- А тебе известно, что божественная искра в плотном мире не может вселиться во взрослую особь, а только в новорожденную?

- С чего ты взял?

- Я только что изучал План. Если среди людей не останется носителей искры, она может вселиться в другой вид или даже покинуть этот плотный мир в поисках подходящего места. А в промежуточных мирах она может вселиться куда и как угодно - там нет ограничений плотных миров.

- Да-а. - Гелас заметно поостыл. - Значит, нам нужно оставить хотя бы пару прежних?

- Ты уверен, что их нужно уничтожать?

- Этих - нужно. - Воин отчасти успокоился и уселся на прежнее место, готовый обсуждать подробности предстоящего дела. - Их там слишком много, и они делаются все хуже и хуже. Я хотел послать тебя подыскать места для будущих поселений, но, так и быть, займусь этим сам. Затем я сделаю новые модели людей и выпущу их в плотный мир, а ты тем временем отправишься к прежним людям и выберешь хотя бы одну пару.

- А как их выбирать? - поинтересовался Маг.

- Очень просто. Создашь себе плотное тело и придешь к людям в поселение. Если кто-то из них ничем не кинет в тебя, не назовет одним из слов, которые на наш язык переводятся как "нехороший", не обвинит тебя в том, что ты ходишь по его земле или замышляешь дурное против него и его соплеменников - этот подойдет. Только не знаю, удастся ли тебе таких найти. В крайности, оставишь любую пару, мы избавимся от них позже.

- Понятно, - кивнул Маг. - А сколько у меня будет времени?

- Не больше двух оборотов их мира. Я не хочу затягивать это на поколения, поэтому мы сейчас же перейдем на тонкий план их мира. Оттуда ты отправишься к людям, а я займусь переделкой опыта. Ты сам поймешь, когда твое время истечет - сначала поднимется сильный ветер, затем пойдет дождь.

- А как же закон о неприкосновенности носителей божественной искры? - вдруг вспомнил Маг. - Что скажет Император?

- Закон законом, но надо и соображать немножко, - мрачно сказал Гелас. - Закон защищает божественные сущности, а эти люди хуже зверей. Страшно подумать что они окажутся среди нас - с такими-то замашками! Это и сам Император поймет. Кроме того, - добавил он, поколебавшись, - стихийное бедствие - это естественное явление, оно вполне допустимо.

Маг не стал с ним спорить - конечно, Гелас гораздо лучше знал состояние дел. Тем не менее, они собирались нарушить закон - на этот раз по инициативе законопослушного Воина. Они оба немедленно телепортировались на тонкий план человеческого мира. Маг прибыл первым и подождал своего напарника, хотя, наверное, можно было и не дожидаться - для простой проверки, описанной Воином, было достаточно и поверхностных знаний.

Однако Маг дождался появления Геласа, чтобы спросить, в каком из людских поселений побывал Воин, и направиться в другое. Они заговорщически переглянулись, а затем Маг исчез, оставив Воина в одиночестве. Он перенесся в плотный мир.

Глава 6

Маг пролетел над долиной, где жили люди, и опустился на крохотном островке свободной земли псреди зарослей каких-то кустов с широкими ярко-зелеными листьями. Он пока еще плохо знал людской язык, поэтому не вспомнил их название. На языке творцов они, разумеется, не назывались никак.

Пока он присутствовал здесь в тонком теле, невидимый и неслышимый для большинства местных обитателей, но нужно было создать себе плотное тело. После нескольких неудачных попыток Маг сумел создать его, и на поляне появился высокий белокурый парень в буром плаще, в светлой, подпоясанной веревкой рубахе до колен и стоптанных сандалиях на деревянной подошве. Примерно так одевались увиденные им в хрониках люди.

Маг осмотрелся, приспосабливаясь к органам чувств плотного тела. Все вокруг было ярким, пестрым и полным оттенков - Гелас разработал неплохой зрительный аппарат. Запахи тоже были приятными - пахло зеленью, свежестью и созревающими плодами кустарников, в которых стоял Маг. Звуки состояли из щебета птиц и высокого, тонкого звона, идущего непонятно откуда. Маг потер ладони, затем сжал вместе, чтобы проверить осязание. Кожа пальцев рук была мягкой и упругой.

Тонкий звон приблизился, и хрупкое, крохотное существо опустилось на тыльную сторону его ладони. Ощутив мгновенный укол, Маг вздрогнул от неожиданности и уставился на прилетевшее создание. Прозрачное брюшко крохотной твари медленно раздувалось и краснело.

Это был мелкий вампир плотных миров! Или комар, как его называл рыжий. Маг послал мысленный импульс, способный забросить нахальную тварь на край ее мира, но вампир как ни в чем не бывало оставался на его руке. Маг сказал ему "Прочь!", но вампир по-прежнему оставался на месте.

Здесь был не тонкий мир, где мысль равнялась действию, и даже не промежуточный мир, где слово равнялось действию. Здесь был плотный мир, где действию равнялось только действие.

Маг шлепнул комара другой рукой. На гладкой загорелой коже осталось небольшое красное пятно.

Что ж, действовать так действовать. Маг отер с руки красное пятно и начал продираться сквозь кусты на дорогу, которую приметил поблизости, когда опускался на полянку.

Пока он выбирался из зарослей, то в полной мере успел убедиться, насколько справедливы слова Геласа о численности местных вампиров. Чтобы избавиться от надоедливых тварей, Маг обратился к тонким составляющим местного мира и создал вокруг себя защиту, за которую комары не могли проникнуть. На дороге он оглядел свое тело и недовольно поморщился, увидев, что на открытых местах рук и ног краснеют свежие царапины. Неужели рыжий не мог взять материал попрочнее?

Маг убрал царапины и зашагал по дороге к поселению людей, которое присмотрел еще сверху. Ни полет, ни телепортация были невозможны для него, пока он находился в плотном теле. Сверху селение казалось близко, но идти ногами оказалось довольно-таки далеко - Маг пока не умел оценивать местные расстояния. Можно было сбросить плотное тело, подлететь поближе и снова создать его, но вспомнив, каких трудов ему это стоило, Маг решил передвигаться местным способом, а заодно привыкнуть к пребыванию в новом теле.

Вскоре он освоился с телом и попробовал обратиться к местному промежуточному плану. Это у него получилось гораздо легче, чем возня с плотным веществом, и он увидел местных стихийных элементалов и духов растений, занимающихся обычными делами. Тонкий план не представлял ничего интересного. Маг оставил его и занялся перестройкой плотных органов чувств, чтобы они могли ощущать и высшие планы. Он слишком плохо знал плотный мир, ему могли понадобиться добавочные чувства.

Закончив работу, он пошел дальше, ощущая одновременно все составляющие этого мира. Было утро, Магу оставалось почти полных двое местных суток из отпущенного Геласом времени. Маг начал размышлять о том, что делать, когда он найдет подходящих людей. Нельзя было просто выхватить их из бытия и переместить в другое место - это было бы явным нарушением пресловутого закона о невмешательстве, чего так стремился избегнуть Гелас. Маг понимал, что тогда ему достанется куда больше, чем рыжему, если дело дойдет до Императора. Нужно было действовать хитрее.

Если предупредить их о предстоящем бедствии, тогда они, возможно, сумеют спастись сами. В крайности, можно будет остаться с ними в плотном теле и помочь им неявным образом - к этому не придерется даже Император. Значит, людей нужно было найти как можно скорее, чтобы у них было больше времени на спасение.

С этими мыслями Маг подошел к людскому поселению. Не успел он ощутить человеческие постройки плотными органами чувств, как его высшее обоняние захлебнулось от вони, а высшее зрение натолкнулось на кишащую массу пожирателей грязи, знакомых Магу по промежуточным мирам. Однако он нигде еще не встречал их в таком изобилии.

Маг приглушил, а затем отключил чувствительность высших органов чувств и вошел в поселок. Его плотное обоняние немедленно почуяло не менее скверные запахи, а плотное зрение обнаружило у дороги лужи помоев с плавающим в них мусором, пищевыми и естественными отходами, в которых копошились мириады пожирателей грязи, сходных с только что виденными им на промежуточном плане. Позади луж по обе стороны дороги тянулись неопрятные, покосившиеся домишки. Из хроник Акаши Магу было известно, что в этих домишках жили люди.

Первыми он встретил людских детенышей. Обступив особо обширную лужу, они кидали в нее комья грязи. По оживленному галдению он понял, что они считают это занятие интересным.

Они заметили пришельца и все как один уставились на него.

- Чужой! - выкрикнул один из них. - Чужой! Он снизу идет - Маг догадался, что имелось в виду селение ниже по течению. - Он из тех, снизу!

- Чужой - дурак! - послышался визгливый голосок.

- Чужой - козел! - откликнулся другой.

- Чу-у-жой ду-у-рак, чу-у-жой ко-о-зел! - закричали нараспев все сразу.

Хотя это не несло вреда на плотном плане, на высших планах это было реальным нападением. Маг почувствовал мелкие злые слова, мелкие злые мысли, летящие в него, и быстро поставил дополнительную защиту. Став неуязвимым, он невольно подумал о безошибочном инстинкте божественной искры, заставлявшей детенышей вести себя так.

В лужу шлепнулся ком грязи, пущенный с таким расчетом, чтобы брызги попали на чужого. Грязные струйки натолкнулись на защиту от местных вампиров и упали вниз, не долетев до Мага. Мимо его лица пролетел другой ком грязи. Нападавшим было мало вреда на тонких планах.

Не зная, что с ними делать, Маг принял решение не замечать их и пошел дальше. Человеческие дети следовали за ним, не переставая выкрикивать злые слова. Вскоре ему встретился взрослый человек, и Маг посмотрел на него с надеждой, но тот не остановил крикунов, а безразлично глянул на них и прошел мимо. Еще через несколько домов ему навстречу попался детеныш, и Маг уже настроился услышать его озлобленный крик, но тот даже не взглянул на него. Приглядевшись, Маг понял, что ребенок был слепым.

Дети, которым наскучило тащиться за Магом, переключились на этого детеныша.

- Шлюхин сын! - закричали они, показывая ему языки, словно он мог их видеть. - Шлюхин сын!

Первое слово было одним из незнакомых Магу, и он поспешно включил высший слух, чтобы узнать у детей смысл. Но в детских головенках билось то же самое слово без малейшего намека на его содержание. Они выкрикивали это слово, не задумываясь о смысле.

Дверь ближайшего дома распахнулась, и оттуда выглянула человеческая самка. Маг напомнил себе, что их следует называть женщинами. Ее плотное тело было стадии начала распада, называемой у людей "пожилым возрастом". Женщина сердито прикрикнула на детей отогнала их от слепого ребенка, а затем подала ему темный, ссохшийся кусок, похожий на комья грязи, которые дети швыряли в лужу. Но это, видимо, была еда, потому что ребенок с жадностью впился в кусок зубам.

Маг почувствовал, что во рту у него сухо. Припомнив сведения о метаболизме плотного тела, он догадался, что оно испытывает нехватку воды. Прежде он наблюдал хрониках Акаши, что в этом случае делают люди, и выбрал наиболее подходящий к случаю способ.

Он постучался в только что закрывшуюся дверь.

- Не найдется ли глоток воды, добрая женщина? - сказал он, когда дверь снова открылась.

Женщина смерила его недоверчивым взглядом.

- Отчего не найтись, найдется, - сказала наконец она. - Подожди здесь, я вынесу.

Вскоре она вернулась с кружкой воды. Маг на всякий случай приглушил все имеющиеся органы чувств, но вода оказалась достаточно чистой. Женщина выглядела доброжелательной, и Маг решил воспользоваться возможностью пополнить сведения о языке и обычаях людей.

- Добрая женщина, я не понял, за что они обижают этого мальчика, - сказал он, внимательно прислушиваясь к звуку своих слов, впервые произносимых им на человеческом языке. Кажется, звучало удовлетворительно. - Неужели за то, что он слепой?

Женщина удивленно взглянула на него.

- Ты что - глухой? - спросила она. - Неужто не слышал, как его звали?

- Слышал. - Маг нерешительно продолжил, опасаясь что брякнет глупость:

- Но я не понял, что означает первое слово.

Теперь женщина глядела на него с откровенным изумлением.

- Да откуда ты эдакой свалился? - подозрительно спросила она. - Ишь ты, не знает, кто такие шлюхи!

- Там, где я живу, нет этих "шлюх", - поспешно сказал Маг.

- Нет? - не поверила ему женщина. - Да где их нет!

Маг тем временем заглянул ей в мысли и узнал все о родственных и неродственных отношениях людей. Шлюхой называлась женщина, вступавшая с мужчинами в интимные отношения, не разрешенные остальными людьми. Ему было непонятно, почему в таком личном деле требовалось разрешение остальных людей и почему не разрешенные отношения осуждались, но сейчас у него не было времени размышлять над этим.

- Мои родители живут отдельно, не в селении, - выкрутился он.

- Хорошо тебя воспитали, в строгости, - одобрила женщина. - Была у нас тут одна гулена, всех мужиков к себе переводила, - стала рассказывать она. - Дурной болезнью болела, поэтому мальчишка родился слепым. А в том году ее любовник пришиб, вот мальчишка один и остался. Теперь ходит по селу - что подадут, то и ест.

- Но почему все-таки они его обижают? - Маг начал понимать. - Неужели за то, что она была его матерью?

- А как же, - подтвердила женщина. - Дети в ответе за грехи своих родителей. Так завещал нам наш господь всемилостивый.

Нет, Гелас не мог сказать им такое. Маг ей так и ответил.

- Да ты безбожник! - возмутилась женщина, выхватывая у него из рук кружку. - А ну, проваливай отсюда, пока я своих не позвала!

Маг не заставил себя ждать. Его собеседница пришла в такое настроение, что разговаривать с ней все равно стало невозможно. Она гневно хлопнула дверью, а он пошел дальше по улице.

"Безбожник". Еще одно слово, соответствия которому не было в общем языке, потому что никто из высших сущностей не сомневался в существовании Единого. Теперь Маг узнал, что так называется человек, не признающий существование творца. Нужно будет рассказать об этом рыжему - пусть посмеется.

Он зашел за поворот и лицом к лицу столкнулся с толпой молодых самцов... то есть парней - поправил себя Маг. Рядом с ними вертелось животное, в котором Маг узнал самца собаки, или пса. Увидев чужого человека их возраста, парни на мгновение растерялись, но в следующее мгновение настроились враждебно. Ошибиться было невозможно - их враждебность ударила по всем органам чувств Мага.

Они стояли напротив - Маг и толпа - и напряженно рассматривали друг друга. Маг тщетно пытался разглядеть в этих человеческих существах облик первого из людей, как две капли воды похожего на Воина. Истекшее время не пошло им на пользу - отдаленные потомки богоподобного предка были приземистыми и коротконогими, корявыми и неряшливыми, с нахмуренными, неприятно искаженными лицами, на которых не читалось никаких высоких чувств, зато махровым цветом цвели низменные. Дурной признак.

Один из парней, местный заводила, отделился от замершей толпы и шагнул к Магу.

- Ну, ты.. - сказал он.

- Что - я? - спросил Маг.

- Ты че...

Фраза оборвалась, но парень явно ждал ответа. Насколько Маг знал человеческий язык, "че" было искаженным "что", значит, за ним должно было следовать слово, обозначающее действие. Но за ним не следовало ничего.

- Я - что? - спросил Маг.

- Ты че выпендриваешься? - послышалось разъяснение.

Это слово не переводилось на общий язык. Маг никогда бы не подумал, что оно означает всего-навсего "попасться навстречу". Он недоуменно взглянул на парня.

- Ты че здесь шляешься, дерьмо? - продолжил парень.

Маг понял, что его обвиняют в том, что он ходит по чужой земле. Это подпадало под один из перечисленных Геласом пунктов. Последнее слово входило в список слов, переводившихся на общий язык как "нехороший". Еще один пункт. Маг заглянул в мысли парня, чтобы уточнить значение слова, и обнаружил, что так называются человеческие испражнения. Видимо, это сравнение считалось здесь обидным.

- Я не шляюсь, я просто иду, - сказал он.

- Да ты... - дальше последовали слова, имеющие общее значение "нехороший".

Маг едва успевал улавливать их смысл, мелькающий в голове парня. Половые органы и интимные отношения. Человеческие выделения и объедки. Названия домашних животных, среди которых мелькнуло и название животного, вертевшегося под ногами у парня. Маг одним разом ознакомился с доброй половиной слов человеческого лексикона. Люди были мастерами нападений на тонких планах, и ему не поздоровилось бы, если бы он своевременно не установил защиту.

- Да мы щас на тебя собаку спустим! - это было уже действие.

Маг оставил исследование и перенес внимание на плотный план. Парень пихнул на Мага жавшегося к его ноге пса. В отличие от людей, животное явно чувствовало присутствие творца. Пес нерешительно тявкнул, Маг бросил на него рассерженный взгляд.

Пес взвизгнул, словно его ударили, и бросился улепетывать вдоль по улице.

- Собака умнее вас, - хмуро сказал Маг.

Парни испуганно зашушукались. Не желая терять авторитет, заводила шагнул к нему и ткнул рукой в плечо. Вернее, ткнул бы, если бы его рука не натолкнулась на невидимую преграду, поставленную Магом от комаров, и не отлетела бы прочь. Лицо парня перекосилось, глаза выпучились от ужаса.

- Нечистый! - взвизгнул он не хуже пса. - Нечистый!

Забыв об остальных, парень бросился бежать по улице вслед за псом. Вся компания пустилась вдогонку за ним:

- Нечистый! Нечистый!

Нашли нечистого, раздраженно подумал Маг, самим не помешало бы не только помыться как следует, но и обобрать с себя паразитов. Однако вопли парней произвели разительное действие - все селение насторожилось в испуге. Маг шел по улице и чувствовал за дверьми, за окнами подглядывающих людей, замерших от непонятного ему ужаса. Насмотревшись на улицы поселения, он ни за что бы не предположил, что местные обитатели так любят чистоту.

Здесь ему больше нечего было делать. Люди так страшились его присутствия, что было просто невозможно разговаривать с ними. Маг прошел селение насквозь и ушел по дороге с другой стороны. Там, впереди, был еще один поселок.

Вечер близился к ночи, когда Маг вошел в следующее скопление людских жилищ, ничем не отличавшееся от первого. Магу было противно находиться в этой помойной яме, называемой человеческим поселением. Грязные мысли. Грязные слова. Грязные действия. Маг напомнил себе, что он здесь по делу, но пока было не похоже, что дело удастся выполнить удовлетворительно.

На идущей сквозь поселок улице никого не было. Центральное светило ушло за горизонт, и люди разошлись по домам. Маг вспомнил, как они проводят время по ночам - они ложились и погружались в небытие, сходное со сном высших сущностей во время ночей Единого. Сам он не нуждался в сне, но не знал, как поведет себя его плотное тело. В хрониках Акаши Маг видел, что путники по вечерам либо останавливаются ночевать, либо ищут ночлег в чужих домах. Он решил попробовать второе - возможно, ему заодно удастся найти подходящих людей.

Он стал стучать в двери и проситься на ночлег. Кое-где ему открывали, но только для того, чтобы прогнать, кое-где разражались из-за дверей залпом уже известных ему слов, используемых здесь для ругани. Кто-то говорил ему, что самим есть нечего, кто-то - что "много вас здесь, босяков, ходит". Маг стал замечать, что высказывания людей зависят от внешнего вида домов, среди которых многие были откровенно жалкими и убогими, но встречались и почище и побогаче, а некоторые выглядели роскошными по сравнению с остальными. Тем не менее его везде встречали одинаково.

Этот дом, не роскошный, но зажиточный, был на самом конце селения. Маг постучался туда только для того, чтобы удостовериться, что его и здесь не впустят, и уже начал прикидывать, где и как переночевать под открытым небом. Дверь открыла молодая женщина с грудным ребенком на руках.

- Сейчас спрошу самого, - сказала она и ушла в глубь дома, оставив Мага наедине с открытой дверью.

Это было что-то новое, и Маг стал с интересом дожидаться продолжения. Вскоре подошел сам - крупный пожилой мужчина с широкой седой бородой. Он держал перед собой горящий светильник.

Внимательный взгляд мужчины окинул Мага с головы до ног. Маг тем временем так же внимательно разглядывал его мысли: "Крепкий парень, но вроде бы приличный, в руках нет даже узелка, но на нищего не похож - может, ищет работу?"

- Не пустишь ли переночевать, хозяин? - спросил он.

"Вроде бы не из лихих, - послышалась мысль мужчины. - Я, пожалуй, взял бы его работником, в помощники старшему". Это была не худшая мысль из тех, которых Маг наслушался за вечер.

- А платить есть чем? - задал ответный вопрос хозяин. - Деньги есть?

Маг развел руками, досадуя про себя, что совсем упустил из вида эти деньги, бывшие в ходу у людей.

- Пустой, значит. - В тоне мужчины отчетливо послышалось "так я и думал". - На заработки идешь?

- Не совсем, - уклончиво сказал Маг. - Хотя?

- Ну, заходи, поговорим. - Хозяин посторонился, пропуская Мага в дом. - Найдется у нас и тюфяк, и кусок хлеба. Ужинать как раз садимся.

Сопровождаемый хозяином. Маг вошел в кухню. Он еще не бывал внутри человеческих жилищ, поэтому с любопытством осматривался вокруг. Сколько же здесь было всевозможных вещей! Широкий шкаф от пола до потолка, сквозь дверцы которого высшее зрение Мага различало скопления всевозможных банок и кувшинов, как пустых, так и чем-то заполненных. Настенная полка в три ряда, заставленная посудой. Прогорающий очаг в углу, а на нем огромный бронзовый котел, в котором лениво попыхивало какое-то варево. Длинный деревянный стол посередине, по обе стороны которого тянулись лавки.

У стола хлопотали две женщины. Пожилая, как определил высшим зрением Маг, была женой хозяина этого дома. Она резала краюху хлеба на деревянной доске и укладывала ломти на широкую плетеную тарелку. Молодая, снимавшая с полки и раскладывавшая по столу посуду, была ее родственницей. Было заметно, что она ждала ребенка - Маг определил, что ее срок перевалил за половину.

Когда они вошли, почти вся посуда уже стояла на столе. По короткому распоряжению хозяина молодая поставила на стол еще одну миску, ложку и кружку. Пожилая женщина с заметным усилием сняла котел с очага и выставила на середину стола.

На ужин потянулись другие члены семьи. Один за другим они входили в кухню и усаживались за стол, каждый на свое место. Маг пока стоял у дверей и рассматривал вновь прибывших как плотным, так и высшим зрением. Вот этот, уже в возрасте - старший сын хозяина, тот самый, которому нужен помощник, а женщина с грудным ребенком на руках - его жена. Кроме младенца, она привела в кухню трехгодовалого ребенка и усадила рядом с собой за стол. Мужчина помоложе был средним сыном хозяина, а беременная женщина оказалась его женой. Младший сын был в возрасте самого Мага - вернее, в возрасте его плотного тела.

У него пока не было женщины. Увидев Мага, этот парень ухмыльнулся и ободряюще подмигнул ему.

Пожилая женщина поставила мужу табурет во главе стола и начала раскладывать варево из котла по мискам. Хозяин указал Магу место и с неторопливой важностью сел за стол. Когда еда была роздана и хозяйка села справа от мужа, в кухню проковыляла старуха.

- Опаздываешь, мать, - сказал ей хозяин.

- Ноги уж не те, сынок, - ответила та, с трудом усаживаясь на место слева от него.

Хозяин взялся за ложку, вслед за ним подняли ложки и остальные. Маг последовал их примеру. Ели дружно, в молчании, с уважением к еде. Глава дома искоса наблюдал за чужаком - как он ест, хорош ли будет в работе. Ему показалось странным, что парень рассматривал обычные бобы с салом так, словно никогда их не видел. Однако тот съел все и вытер миску коркой.

Откуда было знать хозяину, что гость просто последовал примеру других мужчин? Маг еще не вполне освоился с потребностями плотного тела, поэтому старался поступать точно так же, как окружающие его люди. До сих пор он не вспоминал об употреблении их пищи, по привычке получая для себя тонкую энергию, но новому телу этого было недостаточно. Маг заметил, что после еды оно стало чувствовать себя лучше, и принял к сведению, что ему требуется местная пища. Женщины стали убирать посуду со стола, а хозяин подозвал к себе Мага.

- Ты как, не устал? - спросил он. - Поговорим что ли?

Маг не знал, что уважить хозяина беседой было наименьшем, что требовалось от пущенного на ночлег бродяги. Он сам был заинтересован в разговоре, поэтому охотно согласился. Остальные, позевывая, разошлись спать.

Маг, в отличие от людей, не испытывал ни малейшей тяги ко сну, хотя его тело устало и нуждалось в покое. Наверное, потребность людей в сне была связана не с телом.

Хозяин сделал движение, чтобы положить руку ему на плечо, и Маг, вспомнив недавний испуг местных парней, поспешно убрал защиту.

- Давай-ка присядем. - Хозяин надавил на плечо Магу, усаживая его рядом с собой на лавку. - Рассказывай, куда идешь-то - без вещей, без денег. Так ведь и пропасть недолго.

Маг невесело усмехнулся про себя. Уж он-то точно не пропадет. Видимо, что-то отразилось и на его лице, потому что хозяин убрал руку с его плеча и окинул его тем же внимательным взглядом, что и на пороге своего дома. Окошко выходило на закат, добавлявший освещения к слабому язычку светильника, и теперь было достаточно светло, чтобы разглядеть руки этого парня.

Они были гладкими и загорелыми, без единого шрама, без единой мозоли и ссадины. Они никогда не знали никакой работы - ни тяжелой, ни легкой. Хозяин видел такие руки только у жрецов и членов их семейств.

- Да ты, случайно, не сын жреца? - изумленно воскликнул он.

Маг вспомнил, что жрецами у людей называются тех, кто присматривает за домами, используемыми для обращения к Геласу. Это была удобная версия.

- Родственник, - неопределенно ответил он.

- Как же так вышло, что ты ушел от своих? - с тем же изумлением спросил хозяин. - От хорошей-то жизни?

Маг почувствовал, что ему представился удобный случай выполнить дело, ради которого он терпел пребывание среди людей.

- Мне было видение, что скоро здесь начнется стихийное бедствие, - объяснил он. - Я рассказал о нем своим, но мне никто не поверил. И тогда я ушел от них, чтобы найти людей, которые поверят мне и захотят спастись. Но пока я никого не встретил.

- Какое бедствие? - насторожился его собеседник. - Здесь никогда не бывало никаких бедствий.

- Наводнение, - сказал Маг. - Небывалое наводнение, которое затопит всю долину, до самых гор. Задует ветер с моря, польет ливень, реки выйдут из берегов, море хлынет в долину и не оставит здесь ничего живого.

Голос пришельца звучал ровно, даже скучно, словно напоминая о приходе завтрашнего утра.

- А почему ты ищешь людей? - недоверчиво спросил хозяин. - Почему ты не бежишь, не спасаешься сам?

- Одному мне не спастись, - просто сказал Маг. - Да и зачем мне спасаться - одному?

Их глаза встретились. Во взгляде этого странного парня не было ни страха, ни мольбы, ни уклончивого, бегающего огонька лжи - одна спокойная, будничная уверенность, - и это подействовало на хозяина сильнее любых уговоров.

- А когда, говоришь, оно будет? - встревоженно спросил он.

- Не позже, чем послезавтра утром. - Ответ прозвучал четко и весомо, словно удар топором. - Но и не раньше начала следующей ночи.

Парень был спокоен, слишком спокоен для чудовищного известия, так легко слетевшего с его губ. Наверное, он все уже пережил внутри.

Но мужчина не спешил брать на веру эти невероятные слова.

- И как, по-твоему, можно спастись? - спросил он Мага. - Ты, наверное, чего только не передумал?

Вообще-то Маг пока был слишком озабочен поиском людей, чтобы задуматься над тем, что делать дальше. Он не сомневался, что какой бы дикий план ни предложили ему люди, уж он-то сумеет позаботиться, чтобы все получилось. Но к тому, что совета попросят у него, он не был готов.

- Ну, можно было бы за оставшееся время добраться до гор... - начал он.

- Нет, это невозможно, - перебил его мужчина. - Горы далеко, а с нами будут женщины, дети. Да и без вещей нельзя, без еды. Слушай, у меня есть две лодки, здесь, на реке...

Перед высшим зрением Мага возникли две остроносые лодчонки, уткнувшиеся носами в берег у спокойной речной воды.

- Нет, - качнул он головой, представив эти суденышки посреди разбушевавшихся стихий. - Если они не перевернутся, их мгновенно зальет дождем.

Мужчине тоже показалось на миг, что он увидел эту картину.

- Да, они не годятся для ненастья, - согласился он. - Тогда плот?

Маг заглянул ему в мысли и увидел образ прямоугольного бревенчатого сооружения, на котором вполне могли разместиться и люди, и груз.

- Это было бы лучше, - кивнул он. - Если на него есть бревна.

- Бревна-то как раз есть! - оживился хозяин, втайне удивляясь тому, что он всерьез обсуждает дикое заявление этого парня. - Мой старший столярничает, поэтому бревна у нас всегда есть.

- Значит, плот. - Это была неплохая идея, позволявшая Магу оказывать помощь незаметно.

- За день мы его сделаем. - Мужчина сдвинул брови и взялся рукой за бороду. - Нас здесь пятеро мужиков, если считать тебя. Женщины соберут вещи, какие можно взять с собой. И веревок нужно побольше - завтра с утра пошлю младшего, чтобы купил.

Маг энергично кивал на каждом слове, удивляясь про себя легкости, с какой ему удалось убедить этого мужчину. Неужели все люди так легковерны? Однако тот вдруг спохватился и взглянул на Мага в упор.

- Я вижу, что ты своим словам веришь, - сказал он, - но мало ли как оно выйдет на самом деле. Хорошо, если твое видение от всевышнего, а если нет?

- Вы не потерпите ущерба. Плот развяжете, вещи вернете назад.

- Как - не потерпим? - возмутился хозяин. - Да мы станем посмешищем для всего села!

- Не станете, - хладнокровно сказал Маг. - Смеяться над вами будет некому.

Хозяин недоверчиво прищурился на него.

- Поклянись всевышним, что если ты ошибся, то будешь три года работать на меня бесплатно, - потребовал он.

- Клянусь всевышним, - обрадованно сказал Маг - он ничем не рисковал, заявляя это, - хоть всю жизнь.

Радость парня не укрылась от настороженного взгляда хозяина. Даже если у того было не настоящее видение, семья, по крайней мере, получит дармового работника. Ради этого стоило потрудиться.

- Ладно, - он встал с лавки. - В сенях тебе положили тюфяк, идем, покажу, заодно и на двор сходим. А завтра встанем чуть свет, да и начнем.

Наутро хозяин созвал сыновей, рассказал им о видении Мага и сообщил о своем решении делать плот. Старший сын окинул гостя с головы до ног подозрительным взглядом, но перечить отцу не стал. Средний, напротив, заспорил с отцом - нечего, мол, слушать этого сумасшедшего, - но тот оборвал его резким окриком. Младший, имевший привычку улыбаться по любому поводу, раздвинул рот в широкой ухмылке. Неожиданное приключение забавляло его. Женщин ни о чем не спрашивали - само собой разумелось, что они будут делать то, что скажут мужчины.

Все пятеро вышли на двор, где лежала большая груда бревен, укрепленная с обеих сторон забитыми в землю кольями. Младший сын пошел покупать веревки, остальные четверо стали выносить бревна со двора на ровную лужайку за селом и укладывать в ряд. Маг старался работать наравне со всеми, заглядывая в их мысли, чтобы пополнить недостающие навыки. Толстые бревна, идущие на покрышки для столов, были невыносимо тяжелыми, но наиболее пригодными для плота, поэтому их брали в первую очередь, по двое мужчин с каждого конца. Покачиваясь под тяжестью, Маг удивлялся про себя - неужели людям постоянно приходится таскать на своих плечах такое?

Когда они перетаскали на лужайку половину бревен, вернулся младший сын с веревками. После недолгого обсуждения все согласились, что один плот не поднимет всю семью, и решили связать из оставшихся бревен два плота поменьше. Хозяин со старшим сыном стали вязать плот, а затем прикрепили поперек бревен пару досок, чтобы сооружение было устойчивее. Остальные тем временем выносили на лужайку оставшиеся бревна.

Время приближалось к полудню. Несмотря на то что дом стоял на краю селения, деятельность семейства не осталась незамеченной местными жителями. Один за другим подходили любопытные и спрашивали, что здесь делается. Доверия хозяина странному пришельцу едва хватало на то, чтобы заниматься этой работой, поэтому он всем отвечал одними и теми же словами - "не ваше дело", подкрепляя их для убедительности бранью. Люди пожимали плечами, вертели у виска пальцем и, постояв немного, уходили. Сыновья хозяина выразительно переглядывались, а затем так смотрели на отца, что Магу не нужно было прибегать к высшему слуху, чтобы понять, как хочется им повторить этот жест соседей. Однако работа продолжалась.

После обеда они снова вышли вязать плоты. Женщины тем временем собирали и укладывали вещи в узлы. Маг работал только с помощью плотного тела из опасения, что ему не удастся скрыть применение высших способностей на глазах у людей, поэтому все его кости давно ломило. Он выпрямился, чтобы хоть ненадолго разогнуть усталую спину, и заметил в небе стаю воздушных элементалов.

Это были отборные элементалы урагана, летевшие на призыв Воина. Маг встречал их, как правило, по одному, редко по двое или по трое, но в этой стае их было не меньше двух десятков. Грозные, радостные, с развевающимися позади вихрями, они летели к морю и громкими голосами распевали песню бури, предвкушая большое веселье. Маг завороженно замер на месте при виде этого величественного зрелища.

- Ты чего? - Человеческий голос вывел его из созерцания.

Средний брат, которому он помогал связывать последний плот, подозрительно уставился на чудака, застывшего с обращенным к небу лицом и концом веревки в руке.

- Да вот, смотрю - погода, кажется, портится, - ответил Маг, возвращаясь на землю.

- Да ты сдурел - на небе ни облачка, - проворчал средний брат и яростно потянул за веревку. Ему очень не нравилась вся эта затея с плотом.

Близился вечер, а на небе действительно пока не было ни облачка. Ветер почти не дул, ничто не предвещало обещанного Магом бедствия. Маг понимал недоверие этих людей, которые не бросали работу только потому, что было сделано слишком много, и очень надеялся, что они продержатся еще чуть-чуть.

Все три плота, уложенные на траве один за другим, были готовы и связаны между собой веревками, чтобы их не отнесло в разные стороны во время наводнения. До темноты еще оставалось время, и хозяин послал сыновей и Мага принести с реки лодки. Обе лодки прикрепили по бокам среднего плота, загрузили вещами и припасами, обшили сверху шкурами, чтобы не заливало водой. Узлы, которые собирались взять на плоты, пока лежали в сенях - хозяин тянул с распоряжением, дожидаясь хотя бы первых признаков грозного события. С последним лучом местного светила работа была закончена.

Маг с облегчением выпрямился и снова взглянул на небо. Был ясный, тихий, безветреный вечер, не предвещавший даже небольшого дождика. Хозяин мрачно взглянул на Мага и оставил старшего сына сторожить плоты, остальные пошли в дом. Приближающийся шум заставил их остановиться на полпути. По сельской улице взметнулись облака пыли, деревья согнулись до земли, теряя листья.

С моря задул сильный ветер.

Глава 7

Этот ужин был не похож на вчерашний. Ели так же молча, но тревожно, прислушиваясь к гуляющей снаружи непогоде. Вскоре к завыванию ветра присоединился торопливый стук дождя по крыше. После ужина средний брат пошел сменить старшего, тот пришел весь промокший и сказал, что на улице бушует ливень.

Мужчины вышли на крыльцо посмотреть на свирепствующую непогоду. Хозяин вопросительно взглянул на Мага.

- Не пора ли нам привязывать вещи? - предложил он. От его недавней досады не осталось и следа.

- Пора, наверное, - согласился Маг, поняв, что у Геласа не хватило терпения дождаться утра.

В черном небе сверкнула молния, и высшее зрение Мага выхватило там хохочущего огненного элементала. Всмотревшись внимательнее, он увидел вокруг него танцующий хоровод элементалов урагана, а рядом с ними тучу мелких элементалов вихря и водяных капель. Стихии резвились вовсю, наслаждаясь редко выпадающей им свободой. В небе гремела песня бури.

Мужчины стали таскать к плотам оставшиеся тюки. Принесли корзину с домашней птицей, привели пятерых овец, уложили связанными на плоты. Хозяйка плакала в хлеву, прощаясь с коровой и волами. Работали в полной темноте, на ощупь, потому что светильник не больше мгновения оставался на улице зажженным. Маг напрягал высшее зрение, чтобы проследить, хорошо ли привязаны вещи. Скоро любая из них будет ценностью для оставшихся без крова людей.

На дворе разрасталась лужа, быстро превращавшаяся в небольшое озеро, луговину заливало дождем. Когда все тюки были перенесены на плоты, те уже слегка подрагивали на потоках дождевой воды, лениво стекавших по едва заметному уклону в ближайшую реку. Что творилось там, было известно только Магу, для высшего зрения которого не существовало ни тьмы, ни расстояний. Обе реки быстро выходили из берегов, подмывая лодочные колья, лодки одна за другой отрывались от берега и неуверенно, словно нехотя, направлялись вниз по течению.

В небе звенела, грохотала, хохотала песня бури. Хлопал в ладоши огненный элементал, упоенно кружились элементалы смерчей, подымая в воздух сорванную листву и ветви, лохматя тростниковые кровли нищих хижин. На реках кувыркались элементалы водоворотов и бурных течений, оттесняя к берегам более смирных элементалов стариц и омутов, но и те выглядели радостно-оживленными, в меру темперамента принимая участие в общем веселье. Духи деревьев испуганно забились под землю, в самые корни, предчувствуя скорую смену местожительства. Духи земли недовольно ворчали, не смея протестовать во весь голос, и только духи камней, невозмутимые, как ни в чем не бывало наблюдали за беснующимся вокруг хаосом.

В эту ночь в семье не спал никто, кроме детей и беременной женщины. Мужчины по очереди дежурили у плотов, остальные сидели в парадной комнате, изредка выходя на двор, чтобы посмотреть, что делается снаружи. Женщины испуганно переглядывались при каждом порыве непогоды за стенами дома, старуха что-то бормотала себе под нос. Маг прислушался и определил, что она молится всевышнему. Разумеется, напрасно - Магу был слишком хорошо известен горячий, прямолинейный нрав Воина. Тот не передумал бы, даже если бы каким-то образом услышал ее жалкое, бессвязное бормотание.

Начался рассвет, хмурый, сумрачный. В бледном утреннем освещении стало видно небо, покрытое темно-серыми клочковатыми тучами, клубящимися так низко, что, казалось, их можно задеть вытянутой рукой. Обе реки вышли далеко из берегов, подступив вплотную к человеческим жилищам. Маг окинул селение высшим зрением - только сейчас люди почуяли опасность, засуетились, забегали по воде, потащили вещи на чердаки, на крыши хижин.

- Пора на плоты, - сказал Маг. - И привяжитесь к ним веревками.

Все мгновенно поднялись с места, словно ждали только его слов. Хозяйка разбудила беременную женщину, затем взяла на руки старшего внука, и они пошли к плотам. Старшая сноха вынула из качалки закутанного младенца и пошла следом за ними. Последней, тяжело кряхтя, поплелась старуха.

Мужчины обвязали женщин веревками и стали обвязываться сами. Хозяин с хозяйкой, матерью, средним сыном и его женой устроился на среднем плоту, задний плот занял старший сын с семьей. И он и жена держали на руках по ребенку. Передний плот, самый маленький, достался Магу с младшим сыном. Когда все заняли места, оказалось, что нет младшего.

- Где он пропал? - стал оглядываться хозяин, но того не было видно.

Семья встревожилась, но никто не пошел искать парня. Маг тем временем рассматривал высшим зрением, что делается ниже по течению, чтобы приготовиться к любым неожиданностям. Он отыскал селение, по которому проходил вчера. Там было по колено воды, поднятые непогодой волны беспрепятственно гуляли по улицам и бились в стены домов, люди лезли на крыши, спасая себя и имущество. И среди этого хаоса, не понимая, что происходит вокруг, метался забытый всеми слепой мальчишка.

Маг болезненно поморщился и взглянул выше. Его взгляд наткнулся на волну высотой в полнеба, бесшумной громадой катящую с моря на людские жилища. Рыжий, пожалуй, перестарался.

Не успел Маг додумать эту мысль, как волна обрушилась на селение, сметая дома и сараи, словно оборванные ветром листья. Высший слух Мага оглушил вопль ужаса, отчаяния и муки, издаваемый гибнущими людьми. Мгновение - и на месте поселка забушевал водяной океан, на поверхности которого крутились обломки человеческих строений. И наступила тишина.

Волна неслась дальше. Неслась сюда. Ну, выскажет он рыжему все, что об этом думает!

- Держитесь крепче? - крикнул он сидевшим на плотах людям.

Из-за домов выбежал младший сын. Он тащил за собой ошалевшую от страха соседскую девчонку, немногим моложе его самого.

- Сюда? - закричал им Маг. - Прыгайте сюда?

Они вскочили на плот, и в следующее мгновение из-за горизонта показалась волна. Маг схватил под мышку девчонку, прикрикнул на парня, чтобы тот держался крепче, и приготовился встречать водяную громаду. Было очевидно, что плоты не выдержат удар без его помощи. Волна приближалась, вырастая до середины неба, походя смывая все на своем пути. Ее черный гребень закручивался и пенился, опережая основную массу воды. Вот она пронеслась по селению, налетела на дом хозяина и превратила его в обломки. Маг уставился прямо в темную, скользко-блестящую водяную стену, мысленным усилием проделывая в ней пологий проход, который смогут одолеть плоты. За мгновение до удара острый гребень волны расступился перед ним надвое и обошел плоты, волна плавно подхватила их на себя и подбросила вверх. Водяные струи сомкнулись над головами людей, обдав их потоками брызг.

Самое трудное было позади. Плоты, невредимые, покачивались на поверхности океана, бушевавшего над бывшим поселением людей. Маг услышал за спиной слабый крик и оглянулся. Младший брат не успел ухватиться покрепче и съехал с плота, когда тот взбирался на волну. Он цеплялся за соединяющую плоты веревку, бурлящая вода понемногу затягивала его под средний плот. Маг выпустил девчонку, метнулся на край плота и протянул ему руку. После нескольких попыток парень сумел ухватиться за его ладонь. Маг одним движением выдернул его на бревна и сунул ему в руки конец привязанной к плоту веревки.

- Ну и рука у тебя - железо, - восхищенно сказал парень, обвязываясь веревкой. Край его рта искривился в подобии ухмылки.

Маг ответил ему такой же ухмылкой и проверил остальные плоты. Все люди были здесь, все были целы, хотя смертельно перепуганы. Теперь нужно было доставить их в безопасное место.

Он окинул долину высшим зрением. Волна прошла по ней огромным мокрым языком, попутно слизнув все живое. Вода доходила до середины окружавших долину горных склонов и все еще прибывала. Нужно было дождаться конца наводнения - только тогда, не раньше, удастся подыскать пригодный для людей кусок суши. Маг не имел права остановить разбушевавшиеся стихии без договоренности с Воином, а из плотного мира невозможно было дозваться до Геласа, да если бы и получилось, он все равно не стал бы унижаться и просить послабления у рыжего. Он уселся на бревне поудобнее и стал ждать.

День тянулся бесконечно. Плоты немилосердно качало на беспорядочно волнующейся зыби. Поднятые элементалами буруны, казалось, не могли принять решение, в какую сторону катить, к какому берегу направляться. Люди цеплялись за плоты, прижимаясь плотнее к мокрым, скользким бревнам. Беременную женщину рвало, верещал промокший младенец, испуганно хныкал на руках у отца старший ребенок. Старуха, едва живая, бормотала под нос все ту же молитву.

Вдруг Маг почувствовал, что на среднем плоту что-то случилось, и взглянул туда. Связывавшая плот веревка перетерлась от качки и лопнула, бревна на дальнем торце плота начали разъезжаться в стороны. Хозяин и средний сын встали на колени на краю плота и стали ловить под водой концы веревки. Наконец им это удалось, но плот продолжал разваливаться. Маг вскочил на ноги и одним движением перемахнул через разделяющую плоты щель величиной с человеческий рост. В два прыжка он очутился рядом с ними.

- Давайте сюда! - Он выхватил концы у обоих и потянул на себя.

Пляшущие на волнах бревна начали медленно сходиться. Когда между ними почти не осталось щели, Маг попытался связать концы веревки, но ее длины не хватало.

- Дайте веревку, - скомандовал он следившим за его действиями людям.

Край плота подпрыгнул на волне, и его руку защемило между бревнами. Маг зашипел от боли и поспешно отключил ощущения в руке. Его пальцы были раздавлены, но, кажется, еще могли действовать. Он сжимал их что есть силы, чтобы не выпустить конец веревки.

- Талеста, выручай! - то ли прошептал, то ли подумал он.

Веревка соскользнула с его пояса в руки, а затем шмыгнула между бревен, обвилась вокруг них, удерживая вместе. Теперь можно было не бояться, что плот развалится - в всем плотном мире не было ничего прочнее этой веревки. Но Маг не собирался оставлять ее на бревнах.

- Дайте другую, эта долго не выдержит, - потребовал он, надеясь, что у Талесты хватит ума не обидеться.

Ему сунули другую веревку. Маг кое-как обвязал ее вокруг бревен, затем потянул Талесту к себе. Та мгновенно отцепилась и скользнула ему в руки. Маг повязал ее на пояс и только тогда вспомнил о своих пальцах.

Они синели и распухали на глазах. Хозяин со средним братом сочувственно уставились на его руку. Спасибо им, конечно, за сочувствие, подумал Маг, но теперь не было никакой возможности залечить пальцы тайком от них. Значит, придется оставаться так до конца наводнения. Маг включил ощущения в руке и заскрипел зубами от боли. Нужно было сделать хоть что-то. И он начал залечивать руку изнутри, чтобы это не сказалось на ее внешнем виде. Несколько мгновений спустя боль поутихла.

- Эк тебя... - покачал головой хозяин.

- Ничего, мне уже не больно, - ответил Маг.

Тот недоверчиво взглянул на его руку - она не могла не болеть.

- Отчаянный ты парень, - сказал он. - Как, однако, ты махнул с плота на плот - не знаю, кто бы еще на это решился!

- Плот мог развалиться, - пожал плечами Маг.

- И развалился бы, если бы не ты, - подтвердил хозяин. - Надо же, какая силища! Ну, спасибо, парень, спас ты нас всех.

До спасения было еще далеко, и Маг напомнил ему об этом.

- Да, - согласился с ним хозяин. - Все мы, смертные, под богом ходим. Но мы пока живы, а раз живы, то поесть бы надо. Силенки нам еще пригодятся.

Хозяйка развязала один из узлов и достала припасенную еду, промокшую насквозь. Она раздала остальным куски заранее нарезанного хлеба с салом. Женщина на заднем плоту последовала их примеру. Младший сын с девчонкой не знали, где у них лежит еда, поэтому им перебросили куски со среднего плота.

Маг впился зубами в мокрый хлеб. Смертные - вот как они себя называют. Неужели они не знают, что в них живет частица бессмертия? Он задал этот вопрос хозяину.

- Как же не знать - знаем, - ответил тот. - Слыхали мы от вас, жрецов, что есть у человека бессмертная душа. Да много ли в том радости телу? Оно страдает, оно изнывает под тяжестью жизни, оно в конце концов старится и умирает - а кто ее, эту душу, знает? Разве кто-нибудь вернулся оттуда и рассказал, где и как она там поживает? Все об этой душе слыхали, но спроси любого - разве он торопится умирать? Да, тяжко нам сейчас, но разве тем, кто там, - он указал взглядом на темную, мутную воду, - разве им не хуже?

- Им уже никак, - вмешался в разговор средний сын. - По мне, уж лучше жить как-нибудь, чем никак. Спроси любого, парень, любой тебе так и скажет. Ты сам из жрецов, а ведь не остался со своими. Захотел, небось, пожить еще.

Жить их жизнью - теперь Маг лучше представлял себе, что это такое. Ему было непонятно, как люди выдерживали эту жизнь, не говоря уже о том, что они не хотели расставаться с ней. Здесь, на плоту, бездомные, посреди бушующей воды, они хотели жить.

Сейчас он был с ними, он был таким же, как они. Его смертное тело болело с головы до пят, оно было измучено, нуждалось в отдыхе и пище. Он с трудом шевелил распухшими пальцами руки. Он с трудом переносил весь этот кошмар.

Но люди пока выдерживали - в отличие от него у них не было выбора. Значит, он будет терпеть наравне с ними. Он не простит себе, если не выдержит того, что выдерживают смертные.

Маг дожевал раскисший хлеб и перескочил на передний плот. Младший сын уставился на него восхищенным взглядом. Маг понадеялся про себя, что у того не хватит смелости повторить его передвижения и ему не придется снова вылавливать парня из воды.

Мгновенная мысль посетила его - как же он не додумался раньше? Маг разыскал и подозвал к себе резвящихся поблизости водных элементалов. Когда они явились, он поручил им следить за волнами, чтобы те не перевернули плоты, а заодно возвращать на плоты все, что свалится оттуда. Элементалы недовольно заворчали, но не посмели ослушаться творца. Они окружили плоты и приступили к работе.

Теперь можно было расслабиться и отдохнуть. Маг улегся вдоль бревен, повозился немного, укладывая тело так, чтобы сучки не впивались в спину. Пожалуй, было даже удобно, если не привередничать. Он закрыл глаза и полностью перешел на высшее зрение, чтобы осмотреть долину и найти подходящее место для высадки.

Всюду была вода. Над водой оставалась только верхняя часть горных хребтов вокруг долины. Оглядев их, Маг наконец обнаружил место, подходящее для высадки - пологий перевал, по другую сторону которого была похожая долина с протекающей по ней речкой. Если высадить людей на перевале, они быстро отыщут ее сами, даже если он покинет их.

Маг мысленно окликнул элементалов и приказал им тащить плоты в том направлении, потихоньку, чтобы не заметили люди. Плоты медленно развернулись на стихающих волнах и поплыли к указанному месту. Близился вечер, непогода понемногу успокаивалась. Видимо, Гелас решил, что поработал достаточно.

К ночи волнение улеглось. Измученные люди заснули, один Маг не спал. Он лежал неподвижно, давая телу отдохнуть, прокручивая в голове все, что успел узнать о человеческой жизни. Тысячи вещей, без которых люди не могли обходиться. Труд с утра до вечера ради куска хлеба. Грязь, грубость, жестокость - но и терпение, сочувствие, взаимная поддержка. И тяжелая, невыносимо тяжелая жизнь. С непривычки она казалась Магу ужасной, но люди любили ее - они никогда не видели другой.

Теперь он лучше понимал их. Люди не щадили друг друга, потому что их жизнь была беспощадной. Люди помогали друг другу, потому что выжить они могли только вместе. Их доброта была основана на взаимной выгоде - но подала же та женщина кусок хлеба слепому мальчишке? Больше нет ни женщины, ни слепого мальчишки - их искра освободилась и ждет другого вместилища. Но было время, когда она существовала в них, когда она, слабая, неоформленная, ощущала страдание и сострадание, когда она росла и развивалась благодаря этому.

Может быть, рыжий поторопился? Может быть, пока с людей было бессмысленно требовать большего? Маг заворочался на плоту, укладывая поудобнее ноющее тело. Эти люди, которые позволили ему выбрать себя среди других, были вовсе не плохими, если узнать их поближе. Они не были склонными ко злу, а просто жили так, как их вынуждала жизнь. Неразборчивое добро было для них опаснее неразборчивого зла.

Черное небо понемногу серело - наступал рассвет. Собравшиеся на буйство элементалы разбредались по прежним местам, а вместе с ними затихал ветер, исчезали облака, замирали волны. Восходящее светило озарило чистое небо и спокойную водную гладь. Плоты продвигались по ней к горному хребту, влекомые не знающими усталости водяными элементалами. На плотах спали люди.

На заднем плоту заплакал, закашлял младенец. Старшая сноха проснулась и дала ему грудь, вслед за ней проснулись и остальные. Люди зашевелились, отвязывая ненужные веревки, стали проверять намокшие вещи, выжимать мокрую одежду. Хозяйка достала еду для завтрака.

Маг, как и вчера, перепрыгнул на средний плот. Хозяин взял его руку, чтобы осмотреть прищемленные пальцы.

- Как быстро подживают, - подивился он. - Что значит молодость-то, - и незаметно для себя вздохнул, поминая свою, давно прошедшую молодость.

Они поели размокшего до кашицы хлеба и попили забортной воды. Вода была слегка солоноватой, но пригодной для питья.

- Надо же - ни волны, ни ветерка, а нас куда-то несет, - почесал влажные волосы средний брат.

- Течение, наверное, и хорошо, что течение, - обрадовался хозяин. - Досками далеко не выгребешь.

Он только что тревожился о том, как выбираться с середины моря, в которое превратилась бывшая долина. Перед наводнением они не подумали о веслах - было не до этого, - а ведь на лодках были весла, и хорошие. Но теперь, увидев это странное попутное течение, он вдруг успокоился. Видимо, о них заботился всевышний.

Маг, пока неопытный в человеческой жизни, тоже упустил из вида, что потребуются весла. Он-то был уверен, что доставит этих людей на сушу.

- Конечно, течение, - подтвердил он.

- Куда вот только нас несет - вокруг одна вода, - проворчал средний брат. - Как бы нас в море не вынесло.

- А ты смотри, где солнышко. - Хозяин мотнул головой на небо. - Правильно нас несет - к горам.

Маг промолчал, страшно довольный, что его вмешательству нашлось естественное объяснение. Он прикинул, что элементалы дотащат плоты до места не раньше, чем завтра к утру, но увеличивать скорость было нельзя, чтобы это не выглядело подозрительным. Ничего, сутки на плотах, на спокойной воде можно было прожить.

- А как вы собираетесь жить дальше, когда окажетесь на суше? - спросил Маг, неосознанно употребив слово "вы".

- Как жили, так и будем жить, - с уверенностью ответил хозяин, словно и не было никакого бедствия. - Зерно нужно посадить сразу же, а то оно промокло, прорасти может. При хорошей погоде можно снять три урожая в год - до первого урожая перебьемся, а там не пропадем. Хижину построим, пока тростниковую, а там видно будет. Инструмент у нас с собой, в первую очередь уложили - как же без инструмента?

Это было хорошо, потому что все мастерские остались под водой вместе со своими хозяевами. Многое очень многое людям придется осваивать заново.

- А ты-то сам - чего умеешь? - неожиданно спросил Мага средний брат.

- Я? - растерялся Маг.

- Да, ты, - буркнул он. - Ты ведь с нами будешь, как я понял.

- Ну, научусь чему-нибудь, - неопределенно развел руками Маг. Пока было рано говорить, что он с ними не останется.

- Ну да, ты ведь из этих бездельников - жрецов, - пренебрежительно глянул на него средний брат. - Привыкли жить дармоедами-то. Да не вздумай на наших баб заглядываться - у самого-то нет...

- Заткнись, - оборвал его хозяин. - Если бы не он где бы мы сейчас были? А ему видение было, значит всемогущий хотел, чтобы он и сам спасся, и нас спас. Что бы ты там ни думал о жрецах - это человек, угодный богу. Он переживет это бедствие, а с ним и мы.

Маг вдруг понял, почему хозяин почувствовал себя так спокойно посреди этого моря. Этот человек поверил, что его спасение угодно богу. Ну, следует отдать ему должное, он не ошибся.

К вечеру у горизонта показались верхушки гор. Небо было чистейшее, стояло полное безветрие. Плоты плыли по зеркальной глади, оставляя за собой едва заметную расходящуюся волну. Вера хозяина в благополучный исход передалась остальным людям, и они терпеливо ждали конца этого плавания. Ближе к ночи они поужинали и улеглись спать, положившись на судьбу.

Маг снова провел ночь в размышлениях. Эти люди лишились не только своего прежнего жилища - они лишились торговли, а вместе с ней ремесленных изделий, лишились разделения и совмещения труда. Взять хотя бы этот плот - его невозможно сделать в одиночку, а вместе они сделали его меньше чем за день. В одиночку не вспашешь большое поле, не построишь большой дом или ту же мастерскую. Все сначала...

Все-таки Гелас погорячился, следовало действовать иначе. Маг снова услышал, как на заднем плоту закашлял, захныкал младенец. Мать проснулась и стала его укачивать, роняя на намокшие покрывальца беззвучные слезы. Она надеялась скрыть их от остальных, но они не могли укрыться от высшего зрения Мага.

Маг заглянул ей в мысли и прочитал там, что младенец заболел от сырости. Навстречу его взгляду хлынул ужас матери, боявшейся, что это маленькое пищащее существо умрет. Маг перевел внимание на младенца и почувствовал его горячее тельце, дрожащее в мокрых пеленках. Ну нет, не для того он спасал этих людей, чтобы позволить умереть их ребенку! Он припомнил свой опыт по созданию плотного тела и настроился на младенца, чтобы удалить болезнь. Должно получиться с первой попытки, иначе искра покинет это крохотное тельце... вот так... кажется, получилось. И просушить эти тряпки, или все будет напрасно.

Младенец успокоился и перестал хныкать. Маг на всякий случай проверил остальных людей и убедился что они здоровы, хотя и измучены. Вещи, зерно, припасы тоже были в удовлетворительном состоянии. Одна овца, правда, подохла - не доглядел.

Восстанавливать овцу Маг не стал - кто-нибудь мог заметить, что она подохла. Кроме нее, у людей оставались еще четыре овцы, а скоро придет конец этому путешествию. Скоро придет утро.

Рано утром передний плот уткнулся в сушу. Элементалы остановились, дожидаясь приказов творца. Маг отпустил их и разбудил младшего сына, спавшего рядом с девчонкой. Тот увидел землю и обрадованно закричал, будя остальных.

Мужчины соскочили в воду и потащили плоты к берегу. Маг присоединился к ним. Оказавшись на берегу, хозяйка упала на колени и стала гладить ладонями землю. Рядом с ней опустилась старуха, но ее глаза не были обращены к земле - они смотрели вверх, к ее богу. Ее губы шептали благодарственную молитву. Беременная женщина дошла до ближайших кустов и согнулась пополам. Ее опять рвало.

Старшая сноха плакала от радости и обнимала детей. Глядя на нее, заревела и соседская девчонка, но не от радости, а от горя - ее родители, все ее родные остались под водой. Мужчины оставили бабьи слезы бабам, а сами отвязали и выволокли на сушу лодки с грузом, затем стали разгружать плоты. Овец развязали, те с трудом поднялись на шаткие ноги и пошли щипать траву. Когда плоты опустели, их затащили на берег - бревна еще могли пригодиться.

Маг таскал вещи наравне со всеми. Он уже выучился понимать, что все, что не сделает он, придется делать кому-то другому, а люди едва держались на ногах. Закончив переноску груза, мужчины пошли за дровами для костра, чтобы просушить на нем вещи и приготовить горячую еду. На берегу остался один хозяин, занятый разделыванием павшей овцы. Это была еда, которой нельзя было бросаться.

Вскоре на берегу выросла куча валежника. Средний брат сунул топор Магу, чтобы тот нарубил растопки для костра, а сам с братьями ушел за следующей порцией дров. Маг неуклюже замахал топором и кое-как справился с поручением. Старуха подобрала за ним щепки, уложила горкой и начала разводить костер.

Валежник был насквозь сырым - после недавнего ливня на всех окрестных склонах, несомненно, не осталось ни одной сухой хворостины. Старуха разломала щепки на мелкие крошки, добавила тонких веток и стала стучать кремнем о кремень. Сырые дрова не разгорались. Ее тощие старческие руки дрожали, кремень прыгал в них, задевая пальцы, но старуха упрямо разводила огонь.

Хозяйка и сноха возились с детьми, беременная женщина обессиленно лежала на земле, девчонка ревела в голос. Хозяин разделывал овцу, его сыновья ушли за дровами. Больше некому было развести огонь, и дрожащие пальцы старухи продолжали чиркать кремнем по кремню. Огонь был нужен семье, был нужен ее сыну, внукам и правнукам.

Маг, словно зачарованный, смотрел на ее руки. Старуха разогнула спину, чтобы дать себе короткую передышку, ее взгляд встретился со взглядом Мага.

- Слава Всевышнему, - пробормотала она. Ее голова тряслась от старческой слабости. - Слава Всемогущему Господу.

- Которому? - неожиданно для себя спросил Маг. Его голос был резким и чужим. - Тому, который устроил это бедствие?

- Слава Всемилостивому, Тому, который спас нас от неминуемой гибели, - продребезжал голос старухи. - Тому, по воле которого все мы остались живы.

Она снова склонилась над костром и зачиркала кремнями. Вдруг Маг быстрым движением вытянул руку к щепкам.

В одно мгновение их охватило пламя. Старуха подняла на него потрясенный взгляд.

Зачем он это сделал? Зачем так глупо, опрометчиво выдал себя?

Камни выпали из пальцев старухи. Она бухнулась на колени и поползла к нему с протянутыми руками, ее глаза сверлили его - исступленно, полубезумно.

Маг понял, что ему пора покидать этих людей - безнадежно было пытаться и дальше выдавать себя за одного из них. Одним движением мысли он убрал в небытие свое плотное тело и перенесся в тонкие миры. Глазам старухи на мгновение предстал юноша в малиновом плаще, с волосами цвета горного снега, с пронзительными светло-серыми глазами и нечеловечески красивым лицом.

- Чудо! Чудо! - закричала она. - Всевышний, мне явился сам Всевышний!

Но Маг не слышал этого - он был уже далеко.

Глава 8

Он молнией мчался сквозь тонкие миры, возвращаясь к их привычному спокойствию. И буйство стихий плотного мира, и борьба за выживание людской семьи - все осталось позади, но внутри у него бушевала буря. Там, в плотном мире, хрупкое бытие этих хрупких творений было таким же реальным, как его собственное. Их жизнь была реальной, их заботы, тяготы и страдания были реальными. Их смерть была реальной.

До сих пор Маг не задумывался над тем, как воспринимают свою жизнь создания творцов. Вернее, он считал, что знает это, но теперь понял, что взгляд со стороны не дает настоящего знания. Прочувствовать их жизнь было возможно, только окунувшись в нее. Он, пусть ненадолго, но сделал это. Он принял, впустил в себя их непрочное бытие, их тяготы и страдания. Ограничения плотного тела. Зависимость от тысячи мелочей и условий. Вечные заботы о поддержании своей жизни. И смерть.

Существование плотного тела до сих пор представлялось ему пустяком, временным вместилищем для развивающейся божественной искры. Но там, в плотном мире это тело имело самостоятельное бытие, самостоятельное сознание - отголосок дремлющего зародыша творца. Пребывание в плотном теле было единственным бытием этого временного эха вечности - коротким и драгоценным, - а смена оболочки была для него равносильной уходу в небытие.

Прежде Маг не знал, что такое - жить под ежедневной угрозой уйти в небытие. С творцами этого никогда не случалось. Даже при наступлении ночи Единого им было точно известно, что они вернутся в бытие со следующим пробуждением - отчасти другие, измененные истекшим днем Единого, но тем не менее помнящие о своем прошлом. Вновь воплощенная в людях искра не помнила своего прошлого, а значит, не знала о своем будущем. Вся их сознательная жизнь определялась сроком существования плотного тела.

Он только слегка коснулся людского бытия. Там, посреди гибельного для людей бедствия, он все время был в безопасности, но все же сумел проникнуться их ужасом перед смертью, их отчаянной готовностью до последнего цепляться за жизнь, и теперь в нем колотились их чувства, бушевали их страдания, болела их боль. В нем стоял безмолвный вопрос: а как он сам чувствовал бы, вел бы себя перед угрозой исчезновения?

Маг не заметил, как оказался у себя в куполе. Он с некоторым удивлением оглядел царящую вокруг пустоту - ни посуды, ни запасов одежды и еды, - а затем привычным движением мысли вызвал ложе и бросился на него ничком, зарывшись лицом в полупрозрачные покрывала. Ложе услужливо повторило форму его тела - никакого сравнения ни с тюфяком в сенях, ни тем более с колышущимися под спиной бревнами; прежде Магу и в голову не приходило, что может быть по-другому.

Вытрясти бы из головы эти новые, чужие мысли! Маг вцепился пальцами в снежно-белые волосы. Ну почему, почему бытие людей, такое обыкновенное для взгляда со стороны, выглядит изнутри просто чудовищным? И что натворили они с Геласом, сделав его еще чудовищнее?

В его сознании зазвучал суровый голос Императора, говорящий об ответственности. Нет, дальше так было невозможно, нужно было как-то забыться, отвлечься. Может быть, податься в какой-нибудь из промежуточных миров... нет, не то - живущие в них творения только напомнят ему о людях. Нужно было что-то другое...

Маг перевернулся на спину. Сквозь прозрачный свод купола виднелось ночное небо. Ночь семнадцати лун миновала, и на небе виднелась только одна луна. Как в плотном мире, из которого он только что вернулся. Правда, эта была из проявленных в тонких мирах - там его плотное зрение не заметило бы ее. Только одна луна - интересно, а это что-нибудь предвещает?

Он одним движением вскочил с ложа и шагнул к гептаграмме. Он не стал посылать вызов, ограничившись проверкой - у себя ли она дома. Нерея была дома, она сидела в кресле и создавала музыку. Легкие, нежные звуки наполняли жилище, и Маг заслушался на мгновение, но она почувствовала на себе его взгляд и оборвала мелодию.

В следующее мгновение он в сиянии белого света уже материализовывался в пентаграмме ее портала. Нерея вздрогнула и вскочила на ноги, удивленно глядя на неожиданного гостя. Немыслимая бестактность - явиться к ней посреди ночи, без приглашения, даже без предупреждения. Однако этот Маг был известен своими немыслимыми поступками.

Как обычно, от его присутствия стало светлее. Малиновый плащ, снежно-белые волосы... но сегодня этот свет был необычным, неспокойным. Маг выглядел взволнованным, вернее, он был просто не в себе. Узкие полоски его бровей сошлись у переносицы, глаза были напряженными и отсутствующими, словно их владелец не явился к ней незваным, а блуждал по каким-то бесконечно удаленным мирам.

- Что с тобой? - вырвалось у нее.

- Что со мной? - переспросил Маг. Он взглянул на нее так, что Нерея засомневалась, видит ли он ее вообще. - Если бы я сам это знал...

- Что тебе здесь нужно? - нахмурилась она, давая ему понять о его неприличном поведении.

- Не знаю, - пробормотал он. - Не знаю...

Нерея замолчала. Она искала слова и не находила их. Маг тем временем шагнул к ней вплотную, вглядываясь в ее лицо. Она попыталась отвернуться, но он взял ее лицо пальцами за подбородок и повернул к себе. Нерея так изумилась, что позволила ему этот оскорбительный жест, и остолбенело уставилась на него.

- Я только что вернулся из плотного мира, - заговорил он чужим, незнакомым голосом. - Мы с Геласом занимались переделкой нашего опыта.

- Вы сделали что-то не так? - догадалась Нерея.

- Не знаю. - Маг болезненно поморщился. - Не знаю, существует ли "так". Все, что там ни сделай, - все больно. Этот закон о невмешательстве... наверное, он нужен не столько для них, людей, сколько для нас, творцов.

Он говорил сам с собой, не заботясь о том, слышит ли она его, понимает ли она его. Но Нерее необходимо было понять его - ведь эти люди были детьми Геласа, а ей самой больше всего на свете хотелось иметь детей.

- О чем ты говоришь? - перебила она его. - Объясни мне.

- Все больно, Нерея, - повторил он. - Гибнуть - больно, губить - еще больнее. Это другой мир, в нем другие законы, его нужно еще изучать и изучать, и только после этого вмешиваться. Мы с Геласом поторопились: не знаю, как сейчас он, но я...

- Что? Что вы сделали?

- Не важно. Ты не поймешь. Мы просто переделывали опыт. Чтобы понять, нужно быть подопытным.

- Но ты расскажи мне - я постараюсь понять.

- Не спрашивай! - неожиданно вспылил Маг. - Я не хочу ни говорить, ни вспоминать об этом. Я не хочу этого помнить, но не смогу забыть.

Он схватил ее за плечи. Его пальцы больно впились в ее кожу.

- Что ты делаешь? - испуганно вскрикнула она.

Маг резким движением притянул ее к себе.

- Ты поможешь мне забыть? - Вопрос обрушился на нее, словно камень. - Или хотя бы забыться?

- Так вот зачем ты здесь! - внезапно догадалась Нерея.

- Ты. вижу, знаешь это лучше меня, - горько усмехнулся он. - Откуда мне знать, зачем я здесь, - может, и забыться. Может, и развлечься. Может, понять, что в этом находит рыжий, который называет себя златокудрым. Может, понять этих смертных, которые не знают ничего другого для продолжения себя. Откуда мне это знать, Нерея?

- Но ты же не любишь меня, - прошептала она.

- Не люблю, - подтвердил Маг. - Как рыжий не любил тебя и как ты не любила рыжего. Как ты не любишь меня. Но ты не оттолкнешь меня, потому что хочешь надеяться. Так почему бы и нет?

Нерея хотела надеяться. Она безвольно обмякла в его руках. Маг повернул ее за плечи и легонько подтолкнул к ложу.

***

Утро он встретил на берегу своего озера. Терзавшая его буря отбушевала в объятиях Нереи, и теперь он был холоден, даже слишком. Беспристрастно холоден.

- Талеста! - позвал он.

- Да? - откликнулась с пояса веревка.

Эту манеру отвечать она переняла у него.

- Ты посмотри, какие кристаллы. - Маг кивнул на озеро. - Какая легкость, изящество, какой покой... Взгляд погружается в их глубины, а там... Бездна, наверное. Там уже ничего нет. По сравнению с этими глубинами все кажется таким мелким... - Он вздохнул.

- Еще бы, ты же сам создавал их, - вспомнила Талеста. - Чтобы они напоминали тебе о вечности.

- Да, - медленно кивнул Маг. - Мы - убийцы, Талеста. Я и Гелас. Мы убили себе подобных.

- Вы просто переделывали опыт, - возразила веревка. - Я была с тобой и видела этих людей. Я совершенно согласна с Геласом - опыт нуждался в переделке.

- Это не опыт. - Маг произнес это со спокойной убежденностью, как окончательно сложившееся мнение. - Пусть их искра слаба и неразвита, пусть они еще во многом несовершенны, пусть их сознательное бытие недолговечно, но в главном они такие же, как мы. Закон о невмешательстве верен. Мы нарушили его и стали убийцами.

- Но себя-то ты зачем так называешь? - стала уговаривать его веревка. - Гелас - это как-то еще понятно, но ты там только и занимался тем, что спасал их.

- Я дал согласие на убийство, - сказал Маг. - Значит я виновен наравне с ним. Нужно было не спешить, нужно было разобраться во всем, но я повел себя слишком беспечно. Это проклятое легкомыслие!

- Никто из творцов не назовет вас убийцами, - убежденно заявила Талеста. - Никому из высших сущностей не придет такая мысль. Люди для них - низшие твари, недавние животные. Даже Гелас - он тоже побывал в плотном мире, но и не думает считать их равными себе. Что же говорить об остальных - никто вас не осудит.

- Я сам себя осудил - этого достаточно, - понурился Маг.

- Ты слишком строго себя судишь, - назидательно заметила Талеста. - Строже, чем другие.

- Меня больше некому судить, я - Власть, - напомнил Маг. - Я обязан быть строгим с собой.

- Так уж и некому! А остальные Власти? А Император?

- Мне безразличен их суд. Значит, они мне не судьи.

- Но, может быть, ваше вмешательство пойдет на пользу людям, - сменила тактику веревка. - Может быть, они изменятся в лучшую сторону.

- Тем, которые остались под водой, уже ничто не пойдет на пользу. - Он огорченно покачал головой. - Мы отняли у них бытие, и без того такое короткое. Лучше бы мы его им оставили - они им так дорожат. Они не знают ничего другого.

- Это для тебя оно короткое, а они воспринимают его иначе, - рассудительно сказала Талеста. - Кроме того, ты еще не знаешь, чем все это закончится. Подожди - пройдет время, и тогда посмотришь, стоило ли упрекать себя.

- Ты так думаешь? - встрепенулся Маг. - Что ж, подожду.

Он замолчал и снова уставился в прозрачную глубину озера. Творцы создавали у своих жилищ разные пейзажи: и нагромождения скал, и горные водопады, и жарко дышащие гейзеры. Магу было известно, что многие Силы живут на берегах рек и океанов, он знал и таких, кто поселился на краю пропасти. У него было это озеро.

Перед его мысленным взором поплыли пейзажи плотного мира, полные жизни, полные зелени и разнообразной живности. Маг представил, как выглядело бы его озеро с поросшими зеленью берегами и плавающими в воде рыбами. А если попробовать создать здесь что-нибудь такое... ведь у Гекаты это получалось.

Поразмыслив еще, Маг пришел к выводу, что у него ничего не получится - кошмары Гекаты не имели ничего общего с жизнью плотных миров. Здесь, в тонких мирах, ничто не погибало и не воспроизводилось, все было вечным, незыблемым, питающимся тонкой энергией. Внешне он мог бы создать здесь и рыб, и зелень, но рыбы не будут расти, а на кустах на появится ни одного нового листика. Это была бы искусственная, чуждая этим мирам жизнь - уж лучше кристаллы.

Вызов Геласа отвлек его от мрачных размышлений. Рыжий явился в тонкие миры специально для того, чтобы поговорить с Магом.

- Сбежал, бездельник! - приветствовал он Мага. - А я - опять один работай!

- Ну что у тебя там? - проворчал тот. - Опять кого-нибудь топить?

- Нет, рано еще, - хмыкнул Гелас. - Там едва-едва сменилось одно поколение. Но если мы не хотим снова расхлебывать последствия неудачи, нам нужно начинать прямо сейчас.

- Что - начинать? - спросил Маг.

- Изучать людей, присматривать за ними. В тот раз я сделал им слишком много поблажек. Пусть на этот раз делают все сами, ручками, и тогда у них, надеюсь, не останется времени на дрянное поведение.

- Ты, кажется, уже начал?

- И ты начнешь - прямо сейчас, - заявил Воин. - Мне нужен сведущий помощник. Мне нужно с кем-нибудь обсуждать состояние дел, советоваться... да и почему я должен тянуть все один - все ведь случилось из-за тебя, между прочим.

- Ты будешь напоминать мне об этом каждый раз, когда дела пойдут кое-как? - поинтересовался Маг.

- И даже чаще, - пообещал Гелас.

В сущности. Маг был согласен с рыжим - нужно было заниматься людьми постоянно. Но кое в чем он был не согласен.

- Я был там недолго, - сказал он, - но у меня сложилось впечатление, что дрянное поведение возникает у людей не от хорошей жизни, а, напротив, от плохой.

- Ты слишком мало наблюдал их, - снисходительно ответил Воин. - Никакой прямой зависимости тут нет - скорее уж обратная. Мне сколько раз приходилось видеть, что наибольшие гнусности совершают как раз те из людей, которые ни в чем не нуждаются.

- Ты уверен?

- Еще как. Иначе с чего бы мне вздумалось переделать опыт?

- И впрямь - с чего бы, - иронически повторил Маг. - А как живут те люди, которые остались после наводнения?

- Хорошо живут, их стало вдвое больше. Старуха умерла, зато у молодых появилась куча детишек. Как раз об этих людях мне и хотелось бы поговорить с тобой.

- Говори.

- Как ни противно мне признавать это, но ты был прав, они оказались лучше вновь созданных. Их искра развивается значительно быстрее. Наверное, нам нужно было отобрать несколько семейств.

- Нам не нужно было уничтожать их, - резко сказал Маг. - Мы отнеслись к ним слишком поверхностно. Там все перемешано - дурное и хорошее, добро и зло.

- Вот-вот, - подхватил Гелас. - Там и сейчас так. Знаешь, как они понимают добро?

- Как?

- Это когда их племя угнало вола у другого племени.

Маг от души расхохотался, впервые после возвращения из плотного мира.

- А как же тогда они понимают зло? - спросил он, отсмеявшись.

- Это когда другое племя угнало вола у их племени.

На этот раз Маг смеялся еще дольше. Как ни странно, на сердце у него полегчало.

- А тот, хозяин, еще жив? - спросил он. - Глава той семьи? Хотелось бы мне взглянуть на него теперь.

Гелас ответил без промедления. Людей было пока немного, он знал их всех наперечет.

- Он теперь глубокий старик. Если ты очень поторопишься, то, может быть, еще успеешь.

- Тогда я отправляюсь, - сказал Маг. - Договорим после.

Он тут же телепортировался прямо в плотный мир, где обитали люди.

Хозяин сидел на лавке у стены своего дома, прогревая старые кости на солнце. Ему выпал долгий век, счастливая жизнь. Его семейство росло и процветало, в доме был достаток и довольство. Сам он давно уже не распоряжался жизнью семьи - его место занял старший сын. Двое младших построили свои жилища, зажили своими домами, но не забывали родовые связи. Все они чтили его - старца, родоначальника, божьего избранника.

Он прищурился сквозь солнце на сбегающую к реке тропинку. Молодой человек приближался по ней к дому. Может, кто-нибудь из многочисленных внуков - по дряхлости старик плохо видел. Он даже плохо помнил их всех.

Тот подошел и остановился перед ним. Старик вгляделся и вдруг узнал его - высокий белокурый парень, много лет назад постучавший в двери его прежнего дома. Старик вскочил на непослушные ноги и бухнулся бы перед ним на колени, но Маг успел подхватить и удержать его.

- Господи Всевышний... - бормотал старец, пока Маг усаживал его обратно на лавку. - Честь-то какая, Господи...

Маг не стал оспаривать это звание. Ни к чему было объяснять старику, что есть у него один добрый старый враг, один заклятый друг и напарник, вдвоем с которым он занимается делами этого мира.

- Ну зачем же это, - недовольно сказал он. - Неужели нельзя поговорить просто так, без всего этого?

- Как же, как же без этого... - заохал старик, сделав еще одну попытку броситься на колени перед гостем. - Как же не почтить нашего всемилостивца, нашего спасителя?

- Обойдусь, - остановил его Маг. - Давай лучше посидим на лавочке, поболтаем по старой памяти.

- Спрашивай, Господи, - закивал тот. - Все скажу, во всем отчитаюсь - как жил, что делал. Ты ведь за мной пришел, чтобы взять на небо?

- Нет, ты еще поживешь, - успокоил его Маг, но, кажется, старик не обрадовался. - Расскажи лучше, как вы здесь устроились, как прожили. Трудно ли вам пришлось?

- Да как сказать - ничего, прижились. Почти не голодали - урожай тогда хороший уродился, на все хватило, и на еду, и на посев. За год дом отстроили - из тех бревен, ну и зажили помаленьку. Хорошо жили - все тебя славили, Господи.

- За что?

- Как за что? Разве не ты избрал нас для жизни как самых достойных? Разве не ты избавил мир от греховной скверны?

- Значит, вы не жалели об остальных? - переспросил Mar. - О тех, кто остался под водой?

- Да чего их жалеть, грешников! Я еще тогда смотрел на них и думал: как их Господь терпит, как их земля носит? Ты, Боже, знаешь, кто чего заслужил. Мы люди праведные - вот и живем по твоей милости. А они - чего их жалеть?

Маг заглянул в его мысли и увидел там гордое сознание собственного избранничества, собственной непогрешимости. Еще одна издержка вмешательства - одни человеческие несовершенства заменились другими. Тем не менее это был шаг вперед по сравнению с прежними человеческими недостатками. Пусть будет так - сбросив оболочку, искра забудет это бытие, но запомнит, что добро полезнее зла.

Маг снова хмыкнул, вспомнив рассказ Геласа о человеческом понимании добра и зла. Ничего, все еще впереди.

- Ну, мне пора, - сказал он, вставая.

- Как же, Господи? - растерянно засуетился старик. - Только пришел - и уже уходить? Может, в дом зайдешь, сноха обед накроет... и не поговорили, можно сказать...

Как - не поговорили? Маг получил все интересующие его ответы. Правда, старик не знал о его привычке заглядывать в человеческие мысли. Распрощавшись с ним, Маг подумал, не исчезнуть ли красиво, прямо у него на глазах, но отверг эту мысль как по-детски картинную. Он просто ушел по тропинке.

Маг не бросился в работу сразу же, как этого требовал от него Воин. Ему нужно было разобраться с прошедшим, осмыслить или, вернее, пережить прошедшее. Он побывал среди людей, чтобы изменить их бытие, и изменил его, но это было не единственным следствием его посещения - бытие людей изменило его самого. Пусть совсем чуть-чуть, самую малость, но Маг ощущал, что в чем-то неуловимом он стал другим. Ему вдруг захотелось облететь давно знакомый Аалан - мир Аала. Взглянуть на него другими глазами, видевшими плотный мир людей, его жизнь и пейзажи. Глазами людей.

Он заскользил над равнинами, реками, горами тонкого мира. Высшие сущности выбрали этот мир для обитания, потому что он состоял из наиболее легких энергий, предоставлял наилучшие условия жизни. Но приходилось и поступаться кое-чем - здесь не могли существовать низшие формы жизни. Это не слишком тяготило творцов - каждому из них ничего не стоило переместиться в любой из промежуточных миров, где можно было творить все, что подсказывало им воображение. Однако немногие из них могли подолгу оставаться в тех мирах - нехватка тонких энергий заставляла их возвращаться под небо Аала, где они набирались сил для новых дел и развлечений.

Прежде виды родного мира казались Магу прекрасными, но сейчас, пролетая над ними, он разглядывал их с непонятным, не до конца осознанным ощущением, что здесь чего-то не хватает. Пестроты и разнообразия растительности, снующих в ней всевозможных тварей. Даже мелких вампиров плотных миров. Его взгляду было как-то слишком пусто.

Маг опустился на берег океана и пошел по мелкому светлому песку вдоль самой кромки немыслимо прозрачной воды. В плотном мире он так и не поглядел на море. Интересно, какое оно там? Прозрачны ли его глубины и что они скрывают? В следующий раз, когда он спустится в плотный мир...

Вызов перебил его мысли, когда он давал себе слово обязательно побывать там у моря. То, что он снова отправится к людям в плотном теле, было для Мага не подлежащим сомнению фактом. Бесполезно было изучать их мир, только глядя на него со стороны.

- Да? - откликнулся он на вызов.

- Я хочу поговорить с тобой, - послышался ответ. На этот раз Маг узнал голос Нереи. Он не был расположен к разговорам, но как он мог отказать ей в таком пустяке, когда она недавно не отказала ему в большем?

- Говори, - разрешил он.

- Я хочу поговорить с тобой явно.

Ей снова было мало обмена мыслями. Ей почему-то снова хотелось видеть собеседника - привычка, что ли, у нее такая?

- Приходи, - согласился он.

Нерея возникла рядом с ним на песке и удивленно огляделась.

- Вот ты где, - сказала она. - Что ты здесь делаешь?

- Гуляю, - ответил Маг. - Давай присядем?

Он вызвал в проявление два гладких плоских камня. Кресла на берегу океана смотрелись бы глупо.

- Так что ты хотела сказать мне? - спросил он Нерею, когда они сели.

Она медлила с началом беседы. Маг почувствовал на себе ее взгляд, но не повернулся к ней лицом.

- Ты... ты... - начала она, запинаясь. - А я, оказывается, не знаю, как тебя зовут.

- Маг.

- Нет, это я знаю - это имя Власти.

- А я и есть Власть.

- Мне всегда казалось, что Властью становится тот, кто хочет власти, - испытующе взглянула на него Нерея. - И я чувствую, что это верно по отношению к каждому из Властей. Кроме тебя.

Она задумчиво прищурилась, вспоминая Семерку. Магу вдруг подумалось, что она неспроста тратила свое время, прислуживая им за столом в Вильнаррате.

- Императора трудно представить не у власти, - продолжила она. - У Императрицы тоже своя власть - мягкая, женственная. Судье нравится чувствовать свое превосходство, наводя справедливость среди других. Воин упивается властью силы. Жрица, наоборот, упорствует в кротости, но это тоже своего рода власть. Для Иерофанта не существует ничего, кроме власти над пространством и временем. И только ты - другой. Мне непонятно, почему колодец предназначения каждый раз выбирает тебя во Власти.

- Мне и самому это непонятно, - усмехнулся Маг. - Я никогда не стремился властвовать. Однако мне всегда хотелось, чтобы надо мной не было никакой власти. Может быть, из-за этого?

- Может быть, - согласилась Нерея. - Но как же все-таки тебя зовут?

- Тебя чем-то не устраивает называть меня просто Магом?

- Но ведь у каждого из Властей есть и другое имя. - Нерея попыталась заглянуть ему в лицо, словно надеялась прочитать там ответ. - Воина, например, зовут Гелас, жрицу - Хризой. Даже у Императора есть свое имя - Гор.. Но твоего имени я не знаю.

Ничего удивительного, подумалось Магу. Он и сам его не знал.

- Меня называют скрытным, - сказал он. - И еще кое-как, но это не важно.

- Уже скрытничаешь, - засмеялась Нерея. - Это не имена, это прозвища. А я спрашиваю имя.

Отвечать или отшутиться? Пожалуй, она заслуживает ответа.

- Знаешь, Нерея, я так давно Власть, что не чувствую потребности в другом имени. - Маг наконец ответил взглядом на ее пытливый взгляд - пусть видит, что он говорит серьезно. - В каждом пробуждении я воплощался несколько другим - это не всегда так, многие не меняются, но у меня, видимо, есть склонность меняться, - и каждый раз брал себе новое имя. Мне казалось, что имя должно соответствовать моему новому воплощению. Кроме того, это развлекало меня. Затем это наскучило мне, и я перестал брать себе имя. Прежние имена забылись, а я привык быть просто Магом. Мне это нравится.

- Но как же мне тебя звать?

- Можешь звать "эй ты!" или "гадкий мальчишка", усмехнулся Маг. - Я на все откликаюсь.

- Я буду звать тебя просто "ты".

- Как хочешь. - Маг пожал плечами и отвернулся. Он не любил говорить лицо в лицо, считая такое общение слишком назойливым. - Ты вызвала меня, чтобы спросить об этом?

- Нет. - Нерея замялась. - Я хотела спросить: у тебя что-то случилось? Ты так странно вел себя прошлой ночью.

- Все нормально, - ответил он. - У меня все уже нормально.

- Просто, - так же нерешительно продолжила Нерея, - может быть, я могла бы помочь тебе?

- Ты очень добра, Нерея. - Он постарался выбрать нейтральные слова, но в интонации прозвучал твердый отказ.

- Но, если я понадобилась тебе однажды... - Она не договорила фразу.

Она не хочет расставаться со своими надеждами, догадался Маг.

- Ну, допустим, прошлой ночью я ворвался к тебе непрошеным - всякое, конечно, бывает, - нехотя сказал он, - но я, кажется, не давал обязательства повторять это в будущем. Однако, если хочешь, я могу переговорить с Геласом. Он сейчас поостыл к своим людям, и у него, возможно, найдется время и...

- Нет! - оборвала его Нерея. - Не хочу! Я говорю не с Геласом, а с тобой.

- Но почему? - недоуменно взглянул на нее Маг.

- Я не хочу Геласа. Гелас грубее.

- Как? - изумился он. - Еще грубее?

- Я не имею в виду то, что ты ворвался... - Она опустила взгляд. - Я имею в виду остальное... просто... женщина очень многое узнает о мужчине, когда...

Она замолчала. Она не находила слов, чтобы объяснить ему, каким увидела его тогда. Он был не с ней, он все время был не с ней, он нисколько не заботился о том, что она подумает о нем. Он был наедине со своей мечтой, и он был так невыразимо нежен и чуток... это было его сутью, ошибиться было невозможно. И она поняла, что до сих пор совершенно не знала его. Он был не взбалмошным мальчишкой, по прихоти судьбы постоянно избираемым во Власти, он был чем-то другим. Прежде она считала, что он понятен ей, теперь он стал ее загадкой.

- Так уж и многое... - нахмурился Маг. - Только не обольщайся, что теперь ты видишь меня насквозь.

- Я не обольщаюсь, - кротко подтвердила Нерея. - Но я узнала достаточно, чтобы заинтересоваться. И мы могли бы узнать друг друга ближе...

- Знаешь, Нерея, я никогда не увлекался такими отношениями. Как тебе известно, до этого пробуждения я всегда даже воплощался мальчишкой, - напомнил он. - Если что-то на меня и нашло однажды, поверь мне, это не стоит брать в расчет. Мало ли что бывает один раз?

- И все-таки, - вздохнула она, - если на тебя вдруг снова что-то найдет - приходи. Непрошеным, среди ночи, когда угодно - приходи.

Маг усмехнулся про себя скрытому противоречию ее последних слов. Теперь он уже никогда не сможет прийти к ней непрошеным.

Глава 9

Воин оказался там, где и ожидал Маг, - на тонком плане Плотного мира людей. По понятиям Мага, это было довольно-таки скучное, однообразное местечко, состоящее из газообразного тонкого вещества. Здесь было не на чем разместиться, поэтому Воин устроился для наблюдения на своей грифоньей колеснице. Ксантогриффа и Меланогриффа лениво взмахивали крыльями, удерживая ее в полете, а отсутствующий вид их хозяина ясно говорил, что его высшее зрение блуждает не здесь. Однако Воин сразу же почувствовал появление Мага и отвлекся от своего занятия.

- Явился, бездельник! - приветствовал он Мага. - Ну, присаживайся.

Он подвинулся на своем месте, освобождая часть сиденья Магу. Тот примостился рядом с ним.

- Как дела? - спросил Маг. - Случилось что-нибудь интересное?

- Пока ничего особенного, - ответил Воин. - Все как в прошлый раз. Людей еще слишком мало, прошло всего несколько поколений.

- А чем они занимаются?

- Как обычно - строят жилища, добывают еду, растят детенышей. Между собой грызутся, но в меру. У них уже сложились определенные иерархические отношения - есть вожак, приближенные особи, ну, и все остальные.

- Точь в точь как у стайных животных, - заметил Маг. - Об этом мне рассказывала... - он запнулся, - одна моя близкая приятельница.

Гелас понимающе ухмыльнулся.

- Я и не знал, что у тебя есть близкие приятельницы, - подмигнул он Магу.

Маг промолчал. Веревка его на поясе радостно взмахнула кисточкой. Как будто она мало воображала о себе и без этого! К счастью, Воин быстро оставил эту тему.

- Стайное поведение я хорошо знаю, - сказал он. - Как-никак, местных животных я разрабатывал сам. Но у людей есть и свои особенности - я покажу их тебе, - он заглянул в плотный мир, - когда увижу. Посмотри-ка сюда, сейчас я слежу за этой группой.

Маг взглянул в указанном Геласом направлении. На берегу реки, протекающей по буйному вечнозеленому лесу, виднелось около десятка крытых листьями хижин. Около них сновали почти голые люди, не похожие на тех, у которых побывал Маг.

- Этот лес называется - джунгли, - сообщил Гелас. - Все необходимое для жизни они добывают в нем и в речке. Они ничего обо мне не знают, справляются сами. И успешно, должен заметить.

- Неужели нет никакой разницы? - усомнился Маг.

- Ремесла они, конечно, осваивают медленнее, - признал Воин. - Но я нарочно поместил их в такое место, где им нетрудно будет обеспечить себя. А теперь посмотри туда...

Маг увидел почти такую же картину. На берегу реки, протекающей по буйному вечнозеленому лесу, виднелось около десятка крытых шкурами хижин. Около них сновали полуодетые люди, не похожие ни на тех, у которых побывал Маг, ни на тех, которых он только что видел.

- Этот лес называется - тайга, - услышал он голос Геласа.

- А в чем разница? - спросил он.

- Да, пожалуй, только в языке, - ответил Воин. - Эти люди ничего не знают друг о друге, и, естественно, их язык и речь развиваются независимо.

- Ты хочешь сказать, что когда они встретятся, то не поймут друг друга?

- Хм-м... пожалуй, да. - Воин задумался. - Для них это такие большие расстояния - мне как-то и в голову не пришло, что они могут преодолеть их. В любом случае, это произойдет еще не скоро. Об этом пока рано думать.

- В этом мире есть и другие поселения? - обеспокоенно спросил Маг.

- Сколько угодно. Я постарался заселить все подходящие места, для надежности. А почему тебя это так волнует?

- Я просто подумал... Те, которые жили в долине, говорили на одном языке, но все равно не слишком-то уживались друг с другом.

- А мы для чего здесь? - напомнил Воин. - Неужели двое творцов не справятся с таким пустяковым делом?

- Один раз уже пришлось начинать сначала, - напомнил ему в ответ Маг.

- Не углядели, конечно, - признал тот. - Но, прямо скажем, мы и не перетрудились. Но теперь мы сделаем все, как надо.

- А ты знаешь, как надо?

- Разумеется. Как тебе известно, некоторые из них станут такими же, как мы. Поскольку новые творцы не должны представлять опасность для поднебесной, нужно, чтобы каждая божественная искра развивалась дружественной всем остальным. Значит, каждый из людей должен делать другим добро или хотя бы не причинять зла.

- То древо божественного самосознания неспроста называется также и древом познания добра и зла, - задумался вслух Маг. - Как можно делать добро или не делать зла, если не знаешь, что это такое? Ведь в таком случае можно быть уверенным, что делаешь добро, а на самом деле... Все не так просто, Гелас. Я - творец, но даже я не взялся бы отличить добро от зла.

- Раз ты - творец, значит, ты это можешь, - уверенно заявил Гелас. - Я - творец, и я могу отличить добро от зла. И я могу научить этому людей.

- Разве этому можно научить? - снова усомнился Маг.

- Ну и помощничек мне достался! - недовольно буркнул Воин. - Чему ты можешь научить других, если сам во всем сомневаешься? Как ты заставишь поверить себе других, если сам себе не веришь?

- Я как-то пока и не думал, что мне придется учить и заставлять, - пожал плечами Маг. - Хотя бы понять их для начала - и то уже хорошо. Да и как ты представляешь себе их обучение?

- Очень просто, - пустился в объяснения Воин. - Мы следим за их развитием, пока не улавливаем момент, когда нам пора вмешиваться, и тогда появляемся перед ними. Они пока ничего не знают о нас, кроме тех, которые остались после наводнения, но тех немного, - и для них это полная неожиданность. Они обалдевают от изумления и проникаются благоговением к нам. И вот тогда, понимаешь, мы объясняем им, в чем они не правы. Это произведет огромное впечатление, а значит, сработает. После чего они начинают следовать нашим поучениям, и дальше все идет нормально.

- Да? - озадаченно пробормотал Маг. - Ну, за неимением другого плана...

- Главное - не пропустить нужный момент, - повторил Воин.

Они сидели на колеснице и вглядывались в плотный мир. В поселении, за которым наблюдал Воин, наступал вечер.

- Смотри, - подтолкнул он Мага. - Видишь, что они делают перед сном?

Люди внизу развели большой костер и расселись вокруг. Некоторые принесли с собой круглые предметы с плоской поверхностью.

- Что это у них? - спросил Маг.

- Барабаны.

- А что это такое?

- То, во что барабанят.

- А-а...

Люди с барабанами застучали по ним колотушками. Другие захлопали в ладоши и затянули песню. Остальные встали у костра и пошли вокруг огня, повторяя ритмичные движения.

- Ну и что? - спросил Маг. - Поют и танцуют.

- Не туда смотришь. Смотри на тонких планах, - подсказал ему Воин.

Маг перевел внимание на тонкие планы и увидел образующуюся над селением воронку. Тонкое вещество втягивалось в нее и устремлялось к поющим людям.

- Вижу, - сказал он. - Они воздействуют на тонкие энергии.

- Вот именно, - подтвердил Воин. - Так не делает ни одно животное. Я постоянно наблюдаю это, но так и не понял, зачем они это делают.

- А по-моему, все очевидно. - Маг пристально разглядывал танцующих. - Когда я был в плотном теле, то не мог обходиться только энергией - мне нужна была и пища плотного мира. Божественная искра людей принадлежит тонким мирам, она не может обходиться только плотной пищей. Ей нужна энергия тонких миров. Через пение и танец люди взаимодействуют с ними и подкармливают искру.

- Как любопытно... - протянул Воин. Некоторое время они молча наблюдали за людьми. - Сколько на них смотрю, а до такого не додумался. Пожалуй, ты прав. Я замечал - чем ярче в человеке искра, тем больше и чаще он занимается чем-нибудь подобным.

- Да, более крупным искрам нужно больше пищи, - согласился Маг. - А разве ты не замечал этого в прежних людях?

- У них это происходило, когда они молились мне. Я считал, что таким способом они разговаривают со мной.

- А эти люди не знают тебя, но все-таки обращаются к тонким мирам, - отметил Маг. - Это инстинкт искры.

- Может быть, так они молятся прямо Единому? - высказал догадку Воин.

- Кто знает, - развел руками Маг. - Значит, пение - это обращение к высшим мирам. Это молитва.

- И танец тоже, - продолжил его мысль Воин. - возможно, это верно и для нас, творцов. Никогда бы такого не подумал.

- Я тоже.

Они переглянулись. Чего только не узнаешь о себе, изучая этих смертных!

Люди закончили петь и разошлись до хижинам. В селении наступила ночь.

- А другие ведут себя так же? - поинтересовался Маг.

- В точности, - подтвердил Воин. - Кроме того, у живых существ плотного мира есть странная привычка спать. Я сейчас вдруг подумал: может, изучить ее получше? Может, в ней кроется разгадка наших ночей Единого?

- А разве не ты заложил в них это свойство?

- Нет, оно проявилось само, когда все было уже создано.

- Как интересно! Я был уверен, что это сделал ты...

Оглушительный рев вызова оборвал их обсуждение. Оба подскочили на месте и ошеломленно уставились друг на друга. Первым пришел в себя Маг.

- Это Император, - догадался он.

- Он самый, - выдавил из себя Воин.

- Здесь не обошлось без Посоха Силы. Без Посоха сюда не докличешься.

- Что ему нужно?

- Сейчас узнаем. Давай двигай в наш мир - отсюда с ним не поговоришь.

Мгновение спустя Маг исчез с колесницы. Не сходя с места, он телепортировался в Аалан. Воин потянул грифонов за вожжи и убрал колесницу из проявления, а затем с тяжелым вздохом последовал за Магом. Он не любил телепортироваться лишний раз, к тому же не было случая, чтобы вызов Императора предвещал что-то хорошее.

Маг не знал за собой никаких нераскрытых проступков, поэтому подумал, что опять пропустил какую-нибудь особенную ночь. Однако, когда он вернулся в свой мир, там был день. Было неясно, из-за чего стоило устраивать такой шум.

Вызов Посоха смолк, и очень кстати. В тонких мирах от него можно было оглохнуть. Маг откликнулся Императору, тот потребовал, чтобы он немедленно отправлялся в Вильнаррат.

Маг явился туда первым - редчайший, даже единственный случай - и довольно долго просидел в своем кресле, пока в гептаграмме портала не возник Воин. Криво усмехнувшись, Гелас занял свое место за столом.

- А где остальные? - спросил он.

В голове Мага мелькнула мгновенная догадка.

- Подозреваю, что их не будет, - высказал ее он. - Что-то подсказывает мне, что мы удостоились личного внимания Императора.

- Но почему здесь, в Вильнаррате? Он мог бы поговорить с нами так.

Маг промедлил с ответом. Он вспомнил Нерею, сказавшую как нечто само собой разумеющееся, что она не может увидеть дела Властей в хрониках Акаши.

- В последнюю ночь семнадцати лун выяснилось, что купол Вильнаррата не впускает внешние звуки, - сказал наконец он. - Возможно, верно и обратное.

- Ты хочешь сказать...

- ...Что Император не хочет, чтобы нас подслушивали. Мы, Власти, не задумываемся над этим, мы привыкли иметь свободный доступ к любой информации, но некоторые из Сил, возможно, страдают излишним любопытством. После такого шума оно наверняка могло в них проснуться.

Гептаграмма засветилась. Оба замолчали и взглянули на портал, наблюдая за появлением Императора. По суровому лицу старшего из Властей невозможно было определить, разгневан он или это его обычное выражение. Император прошел к своему креслу и неторопливо уселся туда. Магу даже показалось, что он проделывает это нарочито медленно. Наконец Император остановил на них взгляд.

- Что вы там натворили? - зазвучал его грозный голос. - Что вы устроили со своими подопечными? Это так вы выполняете порученное дело?

Оба промолчали. Император переводил взгляд с одного из них на другого и явно ждал ответа. Маг взглянул на съежившегося Воина и решил начать первым.

- Что вы имеете в виду? - спросил он.

- Это дурацкое наводнение, - прорычал Император, - которое погубило почти всю популяцию и оборвало ее естественное развитие. И еще более дурацкую идею населить мир различными разновидностями людей! Как будто было мало проблем с одной!

Ого, подумалось Магу, а Император-то, оказывается, следил за их деятельностью по хроникам Акаши. Можно было даже прикинуть, как часто он в них заглядывает.

- Нам показалось, что люди развиваются не правильно. - Вообще-то Маг принял на веру слова рыжего, но, в отличие от бедняги, ему было не впервой получать по шее от Императора. - И мы решили исправить опыт.

- Во-первых, не опыт, а последствия твоей идиотской проделки! - любезно поправил его Император. - А во-вторых, как вы додумались до того, что люди развиваются не правильно? Разве вам известно, как правильно? Почему вы не посоветовались с остальными?

- Ну, мы подумали... - промямлил Гелас, - в общем, советуются, когда есть сомнения. А мы были уверены...

- Что дало вам такую уверенность?

Здесь Маг не знал, что ответить. Если бы он сам был уверен в этом, как Гелас...

- Дело в том, что они повели себя в полном противоречии с нашими законами, - заговорил Воин. - а поскольку они считаются такими же, как мы... Ну, я и решил, что мы где-то недоглядели. Все-таки у нас нет никакого опыта...

А молодец рыжий, глянул на него Маг, не говорит, что занимался людьми практически в одиночку. Правда тогда Воину пришлось бы сказать, что он чуть ли не умышленно отстранял от дел своего напарника, а тот был только рад отлынивать от них. Короче, оба хороши.

- Вы разобрались, почему они себя так повели?

- Мы разберемся...

- Как вы разберетесь, если их уже нет? - нахмурился Император. - И где гарантия, что это не повторится? Что не будет еще хуже?

- Теперь мы будем бдительнее, - пообещал Воин. - Мы не будем спускать с них глаз. Мы во всем разберемся, мы как раз сейчас этим и занимались. А то, что теперь там много разных племен, так это для надежности. Все они развиваются независимо - какие выйдут лучше, тех можно оставить, а остальных удалить.

- Все было сделано тщательно, - добавил Маг. - Мы сохранили часть прежних людей, чтобы искра не разбежалась по мирам.

- Хоть на это у вас хватило ума, - проворчал Император. - Но в остальном, боюсь, вы только осложнили дело. Я хочу строго предупредить вас - в следующий раз ни в коем случае не принимайте крайние меры, не посоветовавшись с остальными Властями. А когда будете советоваться, предъявите серьезные доказательства и обоснования необходимости таких мер. Безо всяких там "нам показалось".

Оба дружно кивнули.

- Я хочу обратить ваше внимание, что там было слишком много нечисти промежуточных миров, - сказал Император уже более сдержанным тоном. - Узнайте поскорее, чем вызвано загрязнение, почему она туда слетается, потому что эта гадость влияет на людей не в лучшую сторону. Я как раз собирался указать вам на это, но вы успели раньше.

Теперь Маг удостоверился, что Император пристально наблюдал за их работой, хотя пока в нее не вмешивался. В людских поселениях, действительно, было множество всевозможных паразитов и пожирателей нечистот промежуточных миров, но Маг тогда был слишком занят другим делом, чтобы задуматься, откуда они берутся в таком количестве и чем питаются.

- У них и на плотном плане не чище - я обратил внимание, когда был там. - Маг брезгливо поморщился: не обратить внимания было невозможно.

- Превосходно, - обронил Император. - Раз это тебе уже знакомо, ты этим и займешься. Вы все поняли? Тогда приступайте.

Он встал и направился к порталу. Когда он исчез и гептаграмма потухла, Воин с Магом взглянули друг на друга.

- Сказал бы я, как называется эта работенка, - проворчал Маг. - Можно подумать, что это тебе незнакомо.

- Надеюсь, тебе не вздумается ослушаться приказа Императора? - Воин тщетно пытался скрыть довольное выражение на своей физиономии. Ему было чему радоваться - эта работа была не только грязной, но и непростой. Катастрофическое загрязнение тонких планов людского мира оставалось совершенно необъяснимым для него. Ему не раз приходило в голову, что во всех промежуточных мирах не найдется столько грязеедов, сколько их накапливалось на небольшом участке этого мира. Подобные низшие сущности промежуточных миров были не способны к самостоятельному размножению, поэтому оставалось только думать, что они слетелись к людям буквально отовсюду. Это было одной из причин, заставивших его, по выражению Императора, "принять крайние меры". - Ты, надеюсь, понимаешь, что у меня там и без этого уйма дел, а ты до сих пор, мягко говоря, там не урабатывался? Должен же и ты наконец сделать хоть что-то полезное.

- Возись теперь с этим рассадником, - недовольно буркнул Маг. - Вечно всякая дрянь достается мне - не то что какому-нибудь рыжему.

- Златокудрому, - привычно поправил его Гелас.

- Какая разница... - пожал плечами Маг. - Пошли отсюда, что ли?

Они вышли из-за стола и один за другим исчезли в портале.

Маг перелетал от одного людского поселения к другому. Людей было пока мало, но везде было одно и то же. Его настроение неуклонно портилось. Тем больше, чем больше к нему примешивалась мысль, что рыжий где-то здесь поблизости, что он подглядывает за своим напарником и посмеивается.

- Великий ассенизатор, инспектор навозных куч! - возмущался он вслух. - И свалок... и помойных ям... и сортиров... - демонстрировал он обширное знакомство с человеческими понятиями, не имеющими соответствия в языке творцов.

- Нечего было таскать яблоки, - съехидничала с пояса Талеста.

- Вредина, - отозвался Маг. - Никчемная, скверная, дрянная веревка с невыносимым нравом! И почему я не спустил тебя обратно в колодец предназначения?

- Потому что он исчез, - невозмутимо сообщила веревка.

- Жаль, - в тон ей ответил Маг.

- А почему ты, собственно, расшумелся? - поинтересовалась она.

- Эта нечисть местного промежуточного плана не разбежалась по другим мирам, она вся здесь, - проконстатировал он прискорбный факт.

- Рыжий недоработал, нужно было устроить наводнение и на высших планах. Теперь она голодная и настроена агрессивно.

- Тебе, я полагаю, она не опасна? - Заботливая интонация Талесты была хуже любого ехидства.

- Как-нибудь выживу, - успокаивающе сказал Маг. - Дело в том, что все эти низшие сущности настроены агрессивно по отношению к новым людям. Я чувствую, что они хотят добыть свою пищу любой ценой.

- А что они едят?

- Понятия не имею.

- Если не ошибаюсь, Император как раз и поручил тебе обзавестись этим понятием?

- Опять подслушивала?

- И подсматривала. Должна же я быть в курсе твоих дел. - Веревка взмахнула кисточкой для убедительности.

- Совершенно не должна, - заверил ее Маг. - Но раз уж ты в это сунулась, может быть, посоветуешь, с чего мне начать?

- А не поговорить ли тебе с ними? Узнать, чего им не хватает?

- Не смеши меня, Талеста. Они слишком примитивны, у них нет даже крохотного рассудка. Животные плотного мира - и то разумнее их.

- Тогда проследи за ними. Если им чего-то хочется, они, конечно, постараются добыть себе это.

- Я следил. Они просто роятся над людскими жилищами и ждут.

- Проследи еще. Они ждут - и ты подожди.

С досадливым вздохом Маг признал, что веревка была права Нужно было набраться терпения и понаблюдать грязеедами. Он с отвращением покосился на кишащие скопления, взглянуть на которые побрезговал бы любой из уважающих себя творцов, затем вгляделся пристальнее. С почтительного расстояния - чтобы не распугать их, как объяснил он себе.

Живая, кишащая масса роилась над людскими селениями наподобие тучи мелких вампиров плотных миров. Издали она казалась неопределенного грязно-бурого цвета, но, если присмотреться, она была пестрой. Большинство грязеедов были черными и грязно-коричневыми, но встречались и более светлые особи, преимущественно неприятных желто-зеленых и красноватых оттенков. Маг напряг высшее зрение, чтобы разглядеть их в подробностях. Бесформенные продолговатые сгустки материи промежуточных миров озабоченно сновали в куче, задевая друг друга, источая примитивные ощущения - в основном голод и злобу.

Вдруг движение кучи изменилось. Часть грязеедов устремилась вниз, в селение. Там определенно что-то происходило. Маг направил взгляд вслед за ними и увидел, что на улице селения ссорятся две женщины. Начало ссоры он пропустил, из последующей перепалки было невозможно выяснить причину. Женщины ожесточенно обзывали друг дружку уже известными Магу словами, затем вцепились друг дружке в волосы. Маг перевел внимание на тонкие планы, где суетились грязееды, и замер от изумления.

От женщин исходили потоки тонкого вещества, причем очень низкопробного. По понятиям творцов, это были потоки грязи и нечистот. Грязееды кидались на них и жадно пожирали мерзкую субстанцию. Те, которым не хватало пищи, кидались на дерущихся и впивались в промежуточное вещество, из которого частично состояли тела женщин. Особенности плотного зрения людей не позволяли им увидеть ни этой составляющей своих тел, ни прицепившихся к ней существ, но укусы грязеедов вызывали в женщинах возрастающее раздражение, и они свирепели все больше и больше. Они давали друг дружке тумаки, царапали лица, пока их не растащили сбежавшиеся на шум соседи.

- Ну и ну! - встряхнул головой Маг, когда скандал закончился, а грязееды нехотя расстались со своей добычей и вернулись в кучу. - Вот, значит, что они едят!

Куча снова встрепенулась. Маг взглянул, куда метнулись грязееды, уже догадываясь, что увидит там. Какой-то мужчина бил мальчишку. Вся картина повторилась - от укусов невидимых тварей мужчина пришел в исступление и оставил ребенка, только когда тот повалился замертво.

- Ну и кошмар! - ужаснулся Маг.

- Кошмар, - подтвердила веревка.

- Что же делать с этими мерзкими тварями? - Для него не было сомнений, что с ними нужно что-то делать. - Может быть, уничтожить их всех?

- А что тогда делать с этой грязью? - напомнила веревка. - Должен же ее кто-то подчищать?

- Было бы нормально, если бы они ее подчищали, - возразил Маг, - но они заставляют людей выделять ее. Их здесь слишком много, им не хватает самопроизвольных людских выделений. Может быть, разогнать их?

- Им, говоришь, не хватает еды? - Веревка подняла узелок и вгляделась в клубящуюся над селением тучу. - Их здесь гораздо больше, чем могут прокормить люди. Ты утверждаешь, что в этом мире остались все грязееды, которые жили здесь до наводнения?

- Наверное, - пожал плечами Маг. - Иначе откуда бы их столько взялось?

- Я на их месте отправилась бы на поиски еды. - Забавно было слышать такие рассуждения от Талесты, которая, как и Маг, питалась тонкой энергией. - Но, раз они не уходят отсюда, то, может быть, они не могут? Может быть, они местные?

- Как это понимать - местные? - недоуменно спросил Маг.

- А еще всеведущий! - пренебрежительно фыркнула веревка. - Местные - значит, творения этого мира, которые не могут покинуть его пределы. Как эти люди, животные и прочие его обитатели.

- Но кто их мог сотворить? Мы совершенно точно не творили здесь такую дрянь.

- А сами люди! - напомнила Талеста. - В них тоже есть искра, значит, они тоже творцы!

Маг довольно долго молчал, вникая в слова веревки. Это нужно было проверять, но в этом, безусловно, что-то было.

- Замечательная мысль, Талеста! - объявил наконец он. - Я сейчас же возьмусь за ее проверку.

- Возьмись. - Веревка гордо вскинула узелок. - И сколько раз тебе говорить, что меня зовут не Талеста, а Талиханаран...

- Милая моя Талесточка, мне никогда в жизни этого не выговорить! - засмеялся Маг.

- Хорош хозяин, который даже не может выговорить мое имя, - пробурчала довольная веревка. - И почему я тебе служу?

- Потому что колодец предназначения исчез, а ты не успела вовремя нырнуть обратно, - покаянно сказал Маг.

- Видно, так мне и придется служить тебе дальше. - Талеста прикинулась огорченной, но, затем с важным видом завертела узелком по сторонам. - Так когда ты начнешь проверять мою мысль?

- Думаешь, это будет очень приятным занятием?

Маг был уверен в обратном.

- Зато полезным. - Веревка разделяла уверенность Мага по этому поводу.

Изучать грязеедов было занятием не для брезгливых, но в Маге, наконец, проснулось любопытство. Неужели искра способна к творчеству даже на самых ранних стадиях развития? Естественно, оно было неосознанным - ведь люди не могли видеть его результатов. Но, может быть, его видела сама искра - тогда как это проверить? Маг пересчитал вьющихся над селением тварей и стал наблюдать. Они, несомненно, питались дурной энергией, выделяющейся при вспышках в людях дурных чувств. Они, несомненно, провоцировали выделение этой энергии. Однако, пересчитывая их после каждой вспышки, Маг обнаруживал, что их количество оставалось неизменным.

- Нет, так мне ничего не узнать, - подвел он итог, пронаблюдав за поселением несколько местных дней.

- Значит, моя мысль не подтвердилась? - приуныла Талеста.

- Вовсе не значит. - Маг сказал это не для ее утешения, он чувствовал, что находится на правильном пути. - Я уже выяснил кое-что интересное.

- Что?

- Люди не видят грязеедов, но ощущают их как-то иначе. По названиям, которые они дают своим ощущениям, заметно, что они угадывают цвет вызвавшего их грязееда. Зеленая тоска, желтая зависть, багровая ярость... и, конечно, худшие их разновидности - черные. Они наиболее свирепы и прожорливы.

- Но тебе не удалось заметить, могут ли люди создавать их?

- Возможно, я слишком мало наблюдал за ними. Если бы новые грязееды появлялись так часто, их здесь было бы гораздо больше. Возможно, искра вновь созданных людей недостаточно развита даже для того, чтобы создавать грязеедов, и лучше было бы понаблюдать за теми людьми, кто остался после наводнения. Может быть появление новых тварей связано не с выделением грязи, а происходит как-то иначе. Исследование только началось, веревочка.

- И что ты будешь делать дальше? - взбодрилась веревка.

- Вернусь в тонкие миры. Посмотрю в хрониках Акаши, как вели себя прежние люди. Возможно, там я угляжу, чего не заметил здесь или чего нет здесь. Хроники можно просматривать с любой скоростью, а здесь время идет до отвращения медленно.

- Ты не будешь советоваться с Воином?

- Пока нет. - В памяти Мага было еще свежо устроенное Воином наводнение. - Рыжий слишком прямолинеен и тороплив, склонен к поспешным выводам. Я поговорю с ним, когда у меня будут хоть какие-то факты.

Мгновение спустя он уже материализовывался в мире Аала.

Глава 10

Едва он углубился в хроники, как его отвлек вызов. Что-то в последнее время стало слишком шумно жить, подумалось ему.

- Да? - нехотя откликнулся он.

- Ты здесь? - послышался голос Нереи.

Маг подосадовал на себя. Стоило один раз вломиться к ней под настроение, и она, кажется, стала претендовать на какое-то место в его жизни.

- Разве это не очевидно? - недовольно спросил он.

- Я несколько раз вызывала тебя, но тебя не было в доступных вызову мирах. Геласа - тоже. А после этого вызова Императора, о котором все только и говорят, я стала беспокоиться... Можно я приду к тебе?

- Через портал - я у себя дома, - разрешил Маг, удивляясь про себя своей снисходительности.

Пока он вызывал второе кресло, гептаграмма засветилась голубым и в ней появилась Нерея. Он небрежным жестом указал ей на кресло.

Нерея аккуратно села и оперлась на ближний к Магу подлокотник. Ее лицо оказалось совсем близко к его лицу. Он откинулся на спинку кресла, отстраняясь от нее. Нерея заглянула ему в лицо, ее глаза смотрели вопросительно и жалостливо. Она жалела его - этого только ему не хватало!

- Тебе не стоило беспокоиться о нас, - сдержанно сказал Маг. - Если не объявили сбор у колодца предназначения - значит, с нами все в порядке. Больше всего шума обычно поднимается из-за пустяков, как и в этот раз. Просто Император надумал дать нам указания по нашей работе, а мы оба были за пределами обычного вызова. Вот и все.

- Я беспокоилась о тебе. - Он почувствовал на своем лице ее пристальный взгляд. - Гелас не из тех, о ком нужно беспокоиться, а у тебя всегда что-нибудь приключается.

Хорошенькая же у него сложилась репутация - впрочем, он ее честно заслужил.

- Кого-то из нас ты недооцениваешь, Нерея, - усмехнулся он, - а кого-то переоцениваешь. Не думаешь ли ты, что сумеешь выручить меня тогда, когда я не сумею выпутаться сам?

- Ну, даже если я не смогу что-то сделать... иногда можно помочь советом. Или хотя бы сочувствием.

- Сочувствием? - поднял бровь Маг. - Для этого по меньшей мере нужно знать, что я чувствую.

- Но ты можешь высказать мне...

- Зачем? - перебил ее Маг. - Зачем мне хотеть сочувствия?

- От этого становится легче.

- Я не был бы собой, если бы искал, как легче, - отрезал он.

- Да ты... - губы Нереи вздрогнули, - ты просто бесчувственный!

Бесчувственный! Да он не помнил, когда еще ему приходилось перечувствовать столько, как за последнее время. С тех пор, как он связался с этими людьми. Маг устало закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла.

- Из твоих слов, Нерея, следует только одно, - он заговорил вполголоса, куда-то в сторону, не заботясь, услышит ли она его, - что это ты не видишь и не находишь во мне чувств. Причем не любых, а тех, которые тебе хочется найти. Не знаю, что можно высказать другому, если нет понимания без слов. Одни пустые звуки, которые каждый понимает по-своему.

- Но ведь можно как-то объясниться друг с другом, договориться, - терпеливо сказала Нерея.

Маг вообще-то предполагал, что она обидится и уйдет. И тогда он снова углубится в хроники. Он приоткрыл один глаз и повернул голову к ней. Ее глаза пристально вглядывались в него - светло-серые, как у него самого.

- Да, именно так, Нерея, - подтвердил он. - Глаза в глаза - и никаких слов. Словами можно сыпать сколько угодно, но если нет понимания - это все равно, что нет любви. Сколько о ней ни говори, она не придет. Сколько о нем ни говори, оно не наступит. Ничего важного словами не передашь, они не для этого.

Он приоткрыл второй глаз, словно позволяя ей заглянуть в себя. Он не верил, что она его увидит. Нерея завороженно смотрела в светлую глубину его глаз, казавшуюся ей бездной, и чувствовала, что он подпустил ее близко, очень близко к себе. Гораздо ближе, чем той ночью. Маг медленно опустил ресницы и только после этого отвел взгляд. Когда он поднял их и снова встретился с ней глазами, он был уже закрыт.

- Бедная девочка, - пробормотал он. - Ты гоняешься за тем, чего нельзя ни вымолить, ни заслужить. Ты гоняешься за тем, до чего можно только дорасти.

Что-то и он отыскал в светлых глубинах ее глаз. Светло-серых, как у него самого.

***

С чего начинать, что, где искать - мучился он вопросами, просматривая хроники Акаши. Трудность заключалась в том, что в хрониках он не мог видеть все планы людского мира одновременно. Либо он видел жизнь и быт людей, либо суетню грязеедов. И то и другое не совмещалось, поэтому он не мог проследить взаимосвязь. "Тоже мне Единый, - ворчал он про себя. - Не мог разработать нормальные источники информации. Теперь здесь никаких концов не сыщешь".

Маг воспринимал Единого как некую высшую сущность, такую же, какой он сам был по отношению к сильфидам или людям. Это не мешало, а скорее даже способствовало его критическому отношению к своему Создателю. В глубине души он предполагал, что труды и заботы этого парня во многом похожи на его собственные. Или не парня? - хмыкнул про себя Маг. В любом случае, он по себе знал, как обманчива вера творений в непогрешимость своего творца.

"Из-за этого недоумка мне теперь придется лезть туда, - пришел он наконец к заключению. - К людям, в плотное тело".

Он оставил хроники и в изнеможении рухнул на ложе.

- Ты что-нибудь нашел? - поинтересовалась Талеста.

- Только одно - этот Единый такой же творец, как и я. Вечно хоть что-нибудь, да упускает.

- Придержи язык, - забеспокоилась веревка. - Вдруг он услышит!

- Если он такой же, как я, он поймет меня правильно, - Маг широко заулыбался. - Мне самому было бы, пожалуй, даже приятно, если бы какое-нибудь из моих творений указало бы мне на недочеты. Значит, не зря трудился, сделал что-то достойное внимания.

- А если не такой?

- Его проблемы, - хмыкнул Маг. - А я такой, каким он меня создал, - с этим ничего не поделаешь.

- Не прикидывайся. - Веревка соскользнула с пояса Мага и взобралась на его плечо. Ее узелок оказался у самого его уха. - Раз в тебе есть божественная искра, то ты такой, каким ты сам себя создал. И нечего переваливать ответственность на своего творца.

- Не кричи в ухо. - Маг дернул плечом, пытаясь стряхнуть ее, но веревка держалась цепко. - Чего пристала!

- Чтобы ты не врал себе. Кого-кого, но себя ты не должен обманывать.

- Себя я не обманываю, Талесточка. - Он стащил веревку с плеча и вернул на пояс. - Думаешь, мне не известно, что себя обманывать нельзя?

- Значит, ты пытаешься обмануть меня? - надулась она. - И не надейся, что у тебя получится.

- Не сердись, веревочка. - Он не глядя погладил ее по узелку. - Это просто глупая привычка.

- Ну ладно, - смягчилась Талеста. - А что ты, собственно, валяешься? Тебе что, делать нечего?

- Зануда, - отозвался Маг. - Противная веревка.

Тем не менее он приподнялся и спустил ноги с ложа.

Посидев немного, он встал и отправил ложе в небытие, затем переместился в человеческий мир.

Воин был там, на месте. Он сидел на своей колеснице и вглядывался в плотный мир. Ксантогриффа и Меланогриффа бодро взмахивали крыльями, удерживая колесницу в полете.

- Вернулся, бездельник! - Рыжий приветствовал его радостной ухмылкой. - А я было подумал, что не скоро тебя здесь увижу.

- Ты так и торчал здесь все это время? - поинтересовался Маг.

- Нет, вылетал ненадолго в соседние миры, - признался Гелас. - Здесь такое медленное время, что с ума сойдешь ждать. Даже мои грифоны переругались от скуки.

- И давно вернулся?

- Только что. Можно сказать, едва успел осмотреть все колонии. То есть не все, но многие.

- И как там дела? - спросил Маг.

- На первый взгляд ничего не изменилось. Прошло еще несколько поколений. Да ты чего висишь, присаживайся, - спохватился Воин, подвигаясь на сиденье колесницы.

Маг уселся рядом с ним. Некоторое время они молча наблюдали за плотным миром. По количеству жилищ в поселениях Маг прикинул, что прошло не меньше десятка поколений, а может быть, и больше. Видимо, он довольно долго прокопался в хрониках.

- Ну и пестрота же там! - подивился он. - Каких только людей там нет - белые, желтые, черные, красные .. не хватает только зеленых и синих. Рыжий, по-моему, ты перестарался. Неужели нельзя было сделать их поближе к своему образу и подобию?

- А смысл? - резонно возразил Воин. - Те, первые, не сохранили мой образ. Да и какая тебе разница?

- А такая, что мне придется в них воплощаться. Я как-то плохо представляю себя вон таким - Маг ткнул в одно из поселений.

- Воплощайся, в кого тебе больше нравится, - невозмутимо ответил Воин. - Выбор достаточный. А ты, догадываюсь, что-то задумал?

- Есть одна идея.

- Ты поосторожнее со своими идеями, - предупредил его Воин. - Император уже недоволен нами.

- Она как раз касается поручения Императора, - успокоил его Маг, но Воин не успокаивался.

- Скажи, что ты задумал, - потребовал он.

- Проследить, откуда берутся эти грязееды, - ответил Маг. - Прямо на месте, в плотном теле. Тебе не кажется, что их стало больше?

- Не кажется. Разница такая, что это просто очевидно. Думаешь, тебе удастся что-нибудь там выяснить? - с надеждой спросил Гелас.

- Не думал бы - не собрался бы туда. Сам знаешь, что это - не удовольствие. - Маг вглядывался в поселения, выбирая самое подходящее. - Какие они все разные по величине!

- Конечно, ведь условия везде разные, - снисходительно пояснил Воин. - Где-то легче, где-то труднее, поэтому прирост идет с разной скоростью.

- И по виду тоже, - продолжал осмотр Маг.

- Это зависит от климата и подручных материалов.

- А вон там, кажется, потомки тех, кого мы оставили на расплод? - Маг не сразу понял это. Прежде там было мало грязеедов, но теперь загрязнение превосходило все мыслимые пределы. - И как же их много! - Это восклицание относилось не только к грязеедам, но и к людям.

- Еще бы, там с самого начала было целых три пары, - напомнил ему Воин.

- Туда я, пожалуй, и отправлюсь, - принял решение Маг. - Некоторые искры там, кажется, поярче остальных.

- А при чем тут грязееды? - удивился Гелас.

- Возможно, одно как-то связано с другим, - Нехотя выдал свои мысли Маг.

- Как это может быть? - не поверил тот. - Чем больше искра - тем лучше.

- Это я тоже проверю, - пообещал Маг и соскочил с колесницы, примериваясь, куда бы поточнее спуститься.

- Но...

- Все расскажу, когда вернусь. - Он исчез.

Маг спустился вниз и неторопливо понесся над миром на небольшой высоте, разглядывая пейзажи, преимущественно лесные. На его пути встретились поселения другой человеческой расы - несколько групп бревенчатых строений, расположенных неподалеку друг от друга. Видимо, здесь уже начался процесс расселения, знакомый Магу по уничтоженным наводнением людям.

Он задержался над жилищами, чтобы разглядеть их получше. Внизу жили крупные светловолосые люди, носящие кожаную и груботканую одежду. Каждый дом был обнесен высоким забором из тесно стоящих, вкопанных в землю бревен. Такие заборы предназначались явно не для того, чтобы удерживать бродивших поблизости коз, овец и коров. К домам примыкали огороженные участки обработанной земли.

Пролетев еще чуть-чуть, Маг заметил внизу движение и остановился. Несколько конных мужчин с копьями в руках гнали лань. Животное неслось наискось по неровному травяному склону, направляясь к растущему ниже лесу, всадники догоняли его. Один из них вырвался далеко вперед и уже занес копье, готовясь к удару.

Вдруг его конь оступился на полном скаку. Всадник перелетел через него и приземлился головой на большой камень, каких немало валялось на склоне. Маг вздрогнул от неприятного звука треснувшего черепа, а мгновение спустя увидел отлетающую искру неудачливого охотника. Жизнь парня оборвалась в один миг.

"Вот, значит, как это случается", - подумал Маг. Тело было еще живым, сердце еще отстукивало последние удары, но обитавшая там сущность безвозвратно ушла из непригодного вместилища. Маг вдруг сообразил что ему представилась хорошая возможность оказаться среди людей не чужаком, а одним из своих. Не успев додумать эту мысль, он спикировал в тело и восстановил проломленную черепную кость и поврежденный мозг. Наружные ранения он оставил как есть, чтобы их отсутствие не показалось людям подозрительным.

Когда к нему подъехали остальные всадники, он уже вставал на колени.

- Ну ты и грохнулся! - воскликнул один из них. - Я уже подумал, что все - конец тебе, - добавил он, не подозревая насколько был прав. - А ты ничего, встаешь.

Маг отер ладонью стекавшую по щеке струйку крови и поднялся на ноги. Он заглянул в мысли парня и узнал, что тот был его другом, хотя можно было не и заглядывать - это было видно и по глазам, по выражению его лица.

- Нечего болтать, лань еще недалеко, - вмешался другой всадник.

Маг без труда заметил, что этот не был другом погибшего. Кажется, он даже огорчился, увидев, что падение обошлось благополучно.

Кто-то подвел Магу его коня, кто-то сунул в руки выпавшее при падении копье. Маг одним лихим движением взлетел в седло - тело помнило навыки прежнего хозяина - и погнал коня вслед за убегавшей ланью. За ним устремились остальные охотники.

Конь сорвался в галоп и понес всадника по склону. Это был великолепный, вышколенный конь, и Маг снова стал отрываться от остальных, устремляясь по заметному в высокой траве следу лани. Вот впереди показалось скачущее красно-бурое пятно, расстояние между ним и Магом медленно сокращалось. Оставшиеся в теле знания подсказывали ему, что до леса уже недалеко, что лань успеет скрыться в нем, а преследовать в лесу ее почти невозможно.

Кровь бросилась Магу в голову, охотничьи инстинкты проснулись в его теле. Откуда в нем взялся этот дикий, гортанный крик? Откуда в нем вскипел этот жар, требующий овладеть добычей? Конь птицей взвился под ним, чуя присутствие, власть, приказ творца, и полетел вслед за ланью. Пальцы Мага сжимали вздрагивающее древко копья, ставшего продолжением его руки. Весь мир исчез для него, весь, кроме удирающей в лес добычи. Ну нет, может быть, это людям не под силу уследить за ланью в лесу, но не ему, творцу!

Конь влетел в лес и понесся сквозь чащобу, повинуясь руке повелителя. Ветви хлестали Мага по лицу, но он не замечал их. Все его человеческие, все его высшие чувства были сосредоточены только на несущемся впереди красно-буром пятне. Лань уходила в болота, трава становилась гуще, почва под копытами мягче и сырее, но Маг и не думал отказываться от преследования. Его товарищи остались далеко позади, а он все гнал коня по следу, все углублялся в чащу, в болото.

Вдруг впереди послышался испуганный, рассерженный визг. Маг понял, что бегущая лань вспугнула стадо пасшихся в болоте диких свиней. Еще несколько скачков - и он оказался среди них. Крепенькие, коротконогие, до смешного высокие и узкие, покрытые длинной бурой щетиной, они разбежались в стороны при его появлении. Все кроме вожака. Разъяренный кабан-секач воинственно пригнул голову и пошел навстречу испуганно попятившемуся коню. Это была добыча получше лани. Рука Мага сама похлопала коня по шее, успокаивая его, пока другая рука заносила копье.

Кабан приближался. Маг следил за каждым его движением, выбирая время и место удара. Когда зверь нацелил кривые клыки и бросился на коня, Маг привстал на стременах и обеими руками всадил ему копье под левую лопатку. Навалился всей тяжестью, чтобы острие вошло глубже, и прижал бьющегося кабана к земле. Из его горла вырвался победный крик - он знал, что удар был верен.

Издали донеслись ответные крики и послышался треск сучьев скачущих на его голос охотников. Когда они разыскали Мага в чаще, кабан уже перестал биться. Маг соскочил на землю и выдернул из туши копье, а подъехавшие охотники стали гоняться за свиньями, закалывая тех, которые не успели спрятаться в болоте.

Охота вышла на редкость удачной. Закончив бить свиней, охотники собрались вокруг Мага, с восхищением разглядывая его добычу.

- Что ты стоишь столбом? - спросил его друг. - Вырезай сердце и вынимай клык.

Маг заглянул в его мысли и узнал, что кабан считается трудной добычей и обходиться с ним нужно не так, как с другими свиньями. Этого его тело не знало - оно помнило только низшие инстинкты, а прочие сведения покинули его вместе с прежним хозяином.

- Он стукнулся головой, - насмешливо сказал другой, которого Маг уже определил как своего недоброжелателя.

Ноздри Мага вздрогнули от вони, и он с подозрением глянул на лежавшего перед ним зверя, но скверный запах распространялся не от убитого кабана. От охотничьего азарта чувства Мага перепутались, и он не сразу понял, что его высшее обоняние уловило идущий от этого человека запах зависти.

Маг вынул висевший на поясе охотничий нож и принялся за дело. Под взглядами столпившихся вокруг охотников он вскрыл зверю грудь и вынул пронзенное копьем сердце, затем выковырял из челюсти кабана правый клык, выросший чуть длиннее левого. Этот клык следовало просверлить и повесить на шнурке у себя на шее. Там уже висели несколько звериных зубов - несмотря на молодость, прежний обладатель этого тела был выдающимся охотником.

Остальные туши поделили между охотниками, но кабан был почетной, единоличной добычей Мага. Убитых животных взвалили на лошадей и привязали ремнями позади седел. Возвращались довольные удачной охотой - добыли много свиней, и теперь дома будет мясо, щетина, прочная кожа и вкусные окорока. Маг искренне разделял общее радостное возбуждение - в чужом теле он чувствовал и воспринимал события несколько иначе, чем в самодельном.

Когда впереди показались строения, он вдруг понял, что не знает, как вести себя дальше, и в растерянности придержал коня.

- Ты чего? - К нему подъехал молодой парень, почти мальчишка, и озабоченно взглянул на шишку у него на голове. Маг поймал его взгляд.

- Голова разболелась, - подтвердил он, заглядывая в мысли парня. Тот, оказывается, был его младшим братом, но до сих пор держался в стороне из почтения к старшему. - Езжай вперед, я за тобой.

Парень поехал первым. Маг последовал за ним, украдкой изучая содержимое его памяти. Он узнал, что помимо родителей у него были трое братьев и две сестры. Трое старших - двое братьев и сестра - давно жили своими семьями, а сам он жил в родительском доме с младшими братом и сестрой.

- Ты как? - Друг догнал его и кивнул на его голову.

- Ничего, - уклончиво ответил Маг.

- Вечером пойдем на лужайку за селом? Попляшем с девками?

Маг пока был не готов к такому количеству общения. Нужно было еще разобраться, как вести себя среди родни.

- Голова что-то побаливает, - сказал он.

- Тогда - до завтра. - Друг хлопнул его по плечу на прощанье и свернул в сторону, к своему дому.

Их ждали. Когда они остановились у ворот, те распахнулись, и навстречу им выбежала девушка. Маг спешился, и она с радостным криком кинулась ему на шею, называя чужим, незнакомым именем.

- Сестренка, - ласково произнес он, растроганный ее радостью.

- Ой, что это? - Она протянула руку к ране на его голове, не решаясь прикоснуться. На ее круглых голубых глазах появились слезинки.

- Ничего, пустяки, - успокоил ее Маг.

- Ну, разнюнилась, - пренебрежительно фыркнул младший брат. - Зови отца снимать добычу, да забери коней.

Девушка убежала за отцом и вскоре появилась с пожилым мужчиной, почти стариком. Глядя на него, Маг вдруг понял, что не этот старик, а он сам является опорой оставшейся в доме семьи. Не нужно было читать чужие мысли, чтобы определить это - так ему говорили его чувства. Было видно, что отец гордился своим сыном, принесшим в дом такую добычу. Что было бы, если бы он не занял это тело... Маг отстранил назойливую мысль, сейчас ему было не до переживаний. Втроем они сняли кабана, затем отвязали часть свиной туши с лошади брата - выделенную ему долю. Девушка увела коней, а мужчины отнесли добычу к дому и положили на крыльце. Остальное было заботой женщин.

Вслед за отцом и братом Маг вошел в дом. Многое здесь было не так, как в том доме, где он побывал однажды. Тот дом, кажется, был выстроен не из бревен, а из чего-то другого, и пахло там иначе. Однако здесь точно так же теснились полки с посудой, шкафы с припасами, в сенях стоял ларь с мукой, а в кухне вместо открытого очага зияло широкое, дышащее теплом жерло печки. Пахло прогоревшими поленьями и горячей едой, состряпанной матерью к возвращению сыновей. Сама хозяйка суетилась, накрывая на стол.

Все уселись есть, хозяин - во главе стола. Последней подошла ухаживавшая за конями девушка. Никто не начал есть, пока за ложку не взялся отец. Маг подивился тому, как в разное время и в разных местах возникают одни и те же традиции.

После еды мать начала убирать посуду, а сестра подошла к нему, держа в руках чистую тряпку и миску с водой.

- Садись сюда, - кивнула она на ближайший табурет, - я промою тебе рану.

Маг послушно сел. Девушка стала хлопотать вокруг него, аккуратно обмакивая тряпку в воду и осторожными движениями протирая засохшую кровь вокруг раны.

- Ты всегда был моим любимым братом, - щебетала она за своим занятием. - Я всегда лечила твои синяки и ссадины. Помнишь, как ты расшиб себе бровь, когда мы с тобой лазили в овраг за орехами?

Маг заглянул ей в мысли и увидел мальчишку с девчонкой, сидевших на корточках у ручья в овраге. Трогательная картинка, словно живая, встала перед его внутренним взором - ему даже показалось, что он чувствует во рту вкус неспелых орехов.

- Помню. Ты тогда раскусила пополам лесное яблоко и приложила мне сюда, чтобы унять кровь. - Он ощупал наружный край брови и почувствовал под пальцами старый, едва заметный шрам. - Драло ужасно.

- Но ты терпел, - с гордостью сказала сестра.

- А что же - реветь было надо? Ты тогда еще сказала, что если на глазу выскакивает ячмень, то его можно вылечить, неожиданно плюнув в глаз.

- Ты и это помнишь. - Она захихикала, словно девчонка. - Какой ты у меня славный братец! А твой друг - он сегодня не зашибся?

Маг, все еще глядевший в ее мысли, без труда прочитал там, что она влюблена в его друга и мечтает, чтобы он взял ее в жены.

- Чего ему сделается? - сказал он. - Я еще погуляю на вашей свадьбе.

К его удивлению, сестра смутилась и шлепнула его по затылку. Осторожно, чтобы не задеть рану.

- Болтун! - возмутилась она. - Как тебе не стыдно!

Маг остался в недоумении, что же он такое сказал, что задело ее. На всякий случай он исследовал ее память, чтобы узнать причину обиды. Оказывается, у людей было не принято намекать на чужие симпатии. Кроме того, сестра не знала, нравится ли она этому парню, но после высказывания Мага решила, что брату известны чувства его лучшего друга. Но Маг понятия не имел, как тот относится к ней, он явно поторопился со своим заявлением и зря обнадежил девчонку. Придется теперь как-то улаживать это.

- Ой, голова закружилась. - Девушка поставила миску на стол и потерла ладонью лоб. Исследование Мага не прошло для нее незамеченным.

- Ты устала, - сказал он. - Иди отдыхать.

- Когда мне отдыхать? - удивилась она. - Мясо надо разделать и посолить, или оно испортится.

Сестра еще раз протерла мокрой тряпкой его рану и встала перед ним, с удовлетворением разглядывая свою работу.

- Завтра я сварю мазь, чтобы скорее зажило, - пообещала она и унесла миску с тряпкой.

Оставшись один, Маг усмехнулся про себя - эти родственные отношения, когда один так сердечно заботится о другом потому, что у них общие родители, были непривычными ему, но приятными.

С этого дня Маг занял место незнакомого парня, погибшего в погоне за ланью. В первое время он даже не вспоминал о причине, которая привела его в плотный мир. Ему было не до этого - слишком ко многому нужно было приспособиться, слишком многое нужно было узнать и освоить. К счастью, никто не обратил внимания, что в знакомой оболочке скрывается новая, чужая сущность. То ли люди были еще недостаточно развиты, чтобы подметить различия в поведении, то ли привычная внешность подавляла их способность к различению. Магу отчасти повезло - прежний хозяин этого тела был так же неразговорчив, каким по необходимости был и он сам.

Он привыкал откликаться на чужое имя. Он привыкал регулярно есть и заботиться о том, чтобы в семье была еда. Он привыкал следить за чистотой своего тела, одежды и окружения. Он привыкал осознавать необходимость каждого из членов семьи, каждой пары способных к труду рук. Он привыкал понимать, что здесь, в этих условиях немыслимо прожить в одиночку.

Он привыкал чувствовать тепло и поддержку близких ему людей. Рука об руку работать с сильными, печься о слабых. Он был охотником и воином, кормильцем и защитником своей семьи. У него был друг, с которым он ездил на охоту, с которым они совместно обрабатывали семейные поля. У него была сестра, которая встречала его у ворот, когда он возвращался с охоты.

Сестричка принимала его коня, помогала ему стаскивать сапоги, чистила испачканную в лесу одежду и журила за несъеденный завтрак, который она утром сунула в его котомку. При этом она неумолчно болтала, рассказывала ему о случившихся за день в селении событиях. Благодаря ей Маг перезнакомился со всеми местными жителями, с их интересами, занятиями, отношениями, хозяйством и болезнями. От нее он узнавал, кто сегодня с кем поссорился, у кого объягнилась овца, чья скотина забрела в лес или на чужое поле. Сестра не требовала, чтобы ее брат как-то поддерживал разговор, ей было достаточно, что он безропотно выслушивает ее болтовню.

Маг искренне привязался к этому бесхитростному, добросердечному существу. Он по-братски полюбил свою сестричку - не властной, собственнической страстью мужчины к женщине, а скорее любованием, как любят ласковых, безобидных ручных зверюшек. У него завелась привычка привозить для нее из леса букетик цветов, причудливую коряжку или горсть сладких ягод, и сестра радовалась этим маленьким подаркам, словно ребенок.

- Ты изменился, - сказала как-то она. - Словно в тебе поселился кто-то чужой.

- Этот чужой - он плохой? - спросил ее Маг.

- Нет, хороший. - Она ответила ему улыбкой. - Очень хороший.

- Тогда не думай об этом.

И она больше не заводила этот разговор. Она напоминала ему сильфиду, хотя ее нельзя было посадить на ладонь, - такая же шустрая, милая и непосредственная. Как и его малышкам, сестричке было далеко до женских сущностей тонких миров, но она не казалась Магу глупой или ограниченной. У нее был свой мирок, забавный и своеобразный, и она чувствовала там себя как дома.

Он рассказал ей о сильфидах. О предприимчивой Люцине, о рассудительной Флавии, о плутовке Илиль. Сестра слушала его, широко раскрыв глаза. В них горел восторг ребенка, слушающего волшебную сказку.

- А они там, в лесу? - Она ни на миг не усомнилась в словах своего любимого брата. - А можно я пойду с тобой, посмотрю на них.

- Они тебе не покажутся, - улыбнулся Маг. - Они очень ревнивые и не любят других женщин.

- А еще? - попросила она. - Там живет еще кто-нибудь?

Маг рассказал ей о гномах. И о дриадах, катающихся верхом на стрекозиных дракончиках. И даже о каменеющих на свету троллях, хотя это были не его создания и не из мира сильфид. Очень уж хорошо умела слушать его сестричка.

- Вот почему ты так любишь лес, - догадалась она. - Там столько всего чудесного!

Маг любил бывать в лесу, но не только поэтому. В человеческом селении было такое, к чему он никак не мог привыкнуть. Там обитали грязееды. Он помнил, что явился сюда, чтобы исследовать их, поэтому не прогонял и не уничтожал их, но существовать бок о бок с ними - с этим невозможно было сжиться. В лесу грязеедов не было, и Маг отдыхал там от их вони и дурных излучений.

Чаще всего он отправлялся в лес с другом. Там они вместе охотились, выбирали строевые деревья, примечали ягодные места, чтобы рассказать о них женщинам. И конечно, обсуждали односельчан и сельскую жизнь. Благодаря сестре у Мага всегда было чем поддержать беседу.

При первой же возможности Маг постарался узнать, как его друг относится к его сестре. Тот был равнодушен к ней, но не был увлечен и другой девушкой. Маг не стал торопить события, навязывая ему сестру, и говорил о ней не больше, чем о ее ровесницах. Однако отношение Мага к сестре, видимо, как-то передалось и его другу, и тот довольно скоро перестал подсмеиваться над ягодами и цветами, которые Маг прихватывал из леса. Наконец наступил день, когда его друг, запинаясь на каждом слове, заговорил с Магом о том, не пора ли выдавать замуж его младшую сестру. Маг уже знал, как вести себя в таких случаях, поэтому они договорились без затруднений.

Свадьбу назначили на осень, после уборки ячменя. Вскоре после этого отец заговорил с Магом, не сыграть ли им заодно еще одну. Магу было давно известно, какая девушка в селении предназначалась ему в жены. Его предшественник вроде бы интересовался ею больше, чем другими, поэтому односельчане единодушно прочили их друг другу.

Конечно, Маг даже и мысли не допускал о женитьбе. Он не собирался проживать здесь целую человеческую жизнь, он уже прикидывал, как будет лучше и удобнее уйти отсюда, а девушка не заслуживала такого несчастья. Он с трудом уговорил отца подождать еще год.

Месяц спустя пришло время убирать ячмень, а затем обе семьи начали готовиться к свадьбе. Наступили первые осенние дни.

Глава 11

Это был теплый, солнечный осенний день. Все молодые мужчины селения с самого утра выехали в дальний лес на охоту за дикими свиньями, чтобы запасти окороков на зиму, и теперь возвращались домой, нагруженные богатой добычей. Конь Мага едва ступал под тяжестью убитого хозяином секача.

В селении царила тишина. Никто не шел по улице, никто не копался в огородах. Заметив приехавших охотников, жители разом высыпали из домов и побежали навстречу. Несколько женщин выли и причитали.

- Что случилось? - спросил ехавший впереди Маг.

Оказалось, что за время их отсутствия здесь побывали охотники соседнего селения. Они убили пастуха и угнали стадо, утащив заодно оказавшуюся поблизости десятилетнюю девчонку, жившую за два дома от Мага. В работницы, как объяснила ему рыдающая мать.

Пропажа стада означала голодную зиму. Охотники обступили Мага, ожидая, что он скажет. На охоте они следовали за ним, слушались его распоряжений и теперь снова ждали их по сложившейся в последнее время привычке. Маг вдруг понял, что они признали его вожаком.

- Разгружайте коней, - скомандовал он. - Нужно догнать грабителей, пока они близко.

Мужчины в замешательстве переглянулись. Соседнее селение было значительно больше, и мужчин там было больше. Те нападали и прежде, но односельчане Мага были вынуждены терпеть их налеты.

- В другой стороне есть село поменьше, - сказал один из них. - Будет безопаснее, если мы отберем скотину у них.

- Чтобы потом ее отобрали у нас? - возмутился Маг. - Неужели такие парни, как мы, не навешают этим мародерам? Да мы их раскидаем, как этих кабанов!

Это было сомнительное утверждение, но разгоряченные после удачной охоты мужчины ухватились за него. Они давно ненавидели и боялись своих соседей, но до сегодняшнего дня страх пересиливал ненависть. Сегодня ненависть пересилила страх. Добычу наскоро развезли по домам, все охотники немедленно собрались за околицей, готовые следовать за Магом. Тот взмахнул копьем, подбадривая товарищей, и первым направился по широкому следу, оставленному угнанным стадом.

Они настигли налетчиков в лесу. Маг шепотом отдал команды, направляя остальных, а затем с воинственным кличем первым ринулся в бой. Грабители были застигнуты врасплох, они не ожидали, что ограбленные осмелятся преследовать их. Маг бился в гуще сражения, он ударял копьем направо и налево, круша врагов, не чувствуя жалости, не зная пощады. Он без колебаний отправлял их искры ждать нового воплощения - пусть поразмыслят в промежутке, как мародерствовать.

Битва закончилась полным разгромом налетчиков. Немногим удалось уйти, чтобы принести печальную весть в свое село. На долю Мага пришлась чуть ли не треть убитых. Восхищенные товарищи окружили его, ожидая приказов, признавая его полновластным вождем.

Ноздри Мага вздрогнули, почуяв знакомую вонь. Его недоброжелатель стоял среди остальных, источая омерзительный запах зависти, над ним вилась туча грязеедов. Как быстро они слетелись сюда, в лес!

Маг стал отдавать приказы. Раненых перевязали, разбежавшееся стадо согнали в кучу, из куста вытащили спрятавшуюся там перепуганную девчонку. Взяли трофейных коней и оружие. Гордые победой, погнали скотину обратно.

В село они въезжали победителями. Они и были победителями. Их завидели издали, и все односельчане выбежали им навстречу. Маг ехал первым, рядом с ним ехал его друг, посадивший впереди себя девчонку, с лица которой не сходила щербатая улыбка. Обступившие их люди приветственно тянули к ним руки.

Проехать сквозь толпу было невозможно, и Маг соскочил с коня. Из толпы выбежала девушка, которую прочили ему в жены, бросилась ему на шею и на глазах у всех крепко поцеловала его.

Маг почувствовал внезапную дурноту. Что-то скверное происходило совсем рядом, на тонких планах. Он включил высшее зрение и увидел своего завистника и, как он понял теперь, неудачливого соперника, окруженного черным облаком дурных мыслей. Внутри облака что-то шевелилось.

Маг отвечал на приветствия, кивал направо и налево, пожимал протянутые руки, но его высшее зрение неотрывно следило, как в черном облаке зарождался новый грязеед - черная зависть. Новорожденный грязеед яростно впился в своего создателя. Глянув туда краем глаза, Маг увидел перекошенное лицо завистника.

Предположение Талесты подтвердилось - грязеедов творили сами люди. Бессознательно, конечно. Если бы они увидели, что творят, то, наверное, побоялись бы это делать.

Толпа с Магом посередине проследовала до его ворот. Маг завел коня во двор и вернулся к товарищам, делившим военную добычу. При его появлении все смолкли и обернулись к нему, готовые повиноваться любому его слову.

Вечером за селом состоялось гулянье. Люди праздновали возвращение стада и победу над сильным врагом, который в следующий раз побоится сунуться сюда. А если и сунется - у них теперь был защитник. Теперь они были не просто толпой, живущей в одном селе и связанной отдаленным родством, они были силой, объединившейся вокруг своего героя, своего вождя.

Маг перетанцевал почти со всеми девушками села, кроме своей сестренки, которая не отходила от его друга. Шум утомил его, и с наступлением темноты он воспользовался первой же возможностью незаметно улизнуть домой. Он шел по пустынной улице, прокручивая перед мысленным взором картину зарождения грязееда. Будет чем отчитаться перед Императором.

Пора было возвращаться в тонкие миры. Пора было оставлять стариков-родителей, друга с сестренкой, всех этих людей, которые надеялись на него, верили в него. Маг поймал себя на том, что размышляет слишком уж по-человечески. Чем дольше он жил здесь, тем труднее было покинуть это место, тем труднее было порвать образующиеся привязанности и обязательства. Может, не спешить, подождать еще?

Дурной запах снова ударил ему в ноздри, безошибочно сообщая о близости завистника. Маг отыскал его высшим зрением - тот крался за ним по улице. На его спине висел грязеед, в руках был топор. Зачем? Маг заглянул в его мысли и с отвращением отвернулся. Этот человечишка задумал убить его, творца. Хотя откуда ему было знать? Он хотел убить незнакомого Магу парня, погибшего в начале лета на охоте за ланью, потому что ему был невыносим чужой успех, чужое признание и слава.

Может, это был наилучший выход? Все пойдет естественным путем, а сам Маг освободится. Он чуть было не замедлил шаг, чтобы завистник скорее приблизился, но сдержал себя - как бы не спугнуть его. Вот впереди показались ворота родительского дома... Завистник был совсем рядом, за самой спиной. Мага тошнило от его близости.

Маг не почувствовал удара - он выскользнул из тела за мгновение до того, как тяжелый топор вошел ему в затылок. Безжизненное тело мягко осело на тропинку, убийца обрушил на него еще один удар, а затем несколько раз ожесточенно пнул ногой. Прислушавшись, он росился бежать, а Маг взмыл вверх, устремляясь в тонкие миры. Он не оглядывался назад. Ему не хотелось увидеть того, что будет потом, когда найдут его тело. Даже случайно. Это было не нужно, ни к чему. Что ему до этих людей, до их короткого, эфемерного бытия?

Так он и не погулял на свадьбе своей сестренки. Не сдержал слово. Как она, наверное, будет убиваться по нему!

Он молнией несся сквозь тонкие миры, раздираемый противоречивыми чувствами. Он узнал все, ради чего спустился к людям, он удовлетворил свое любопытство и выполнил задание Императора. Пока он летит до своего мира, у людей пройдут недели и месяцы, а его сестра выйдет замуж за его друга - хорошего парня, который и ее утешит, и о стариках позаботится. Его забудут.

И все-таки - он был убит ударом топора в затылок, а его любимая сестра плакала по нем.

Маг материализовался на своем любимом месте - у большого плоского камня на берегу озера. Он присел на камень, оперся локтями на колени, а лбом на подставленные кулаки и взглянул вниз.

- Так-то, веревочка, - прошептал он. - Ты была права, люди тоже творцы. Правда, пока они творят, что могут.

Талеста махнула кисточкой, показывая, что слышит хозяина, но промолчала. Она очень хорошо чуяла, когда ей лучше промолчать.

Маг зажмурился. Сколько же всего можно было вместить в этот короткий миг - частичку человеческой жизни! Пока он сидел здесь, на камне, его сестричка взрослела и старилась, растила детей и внуков для бытия, такого же короткого, как ее собственное. Он еще мог бы успеть к ней, взглянуть на нее годы спустя, но зачем? Те мгновения, когда он сидел рядом с ней, выслушивая ее наивное щебетание, уже никогда не повторить и не вернуть - это не под силу даже творцу.

Может быть, податься к сильфидам, создать там еще одну и назвать ее именем? Нет, Маг не хотел иметь перед глазами такое напоминание. Кроме того, в мимолетности ее бытия было какое-то грустное очарование, словно оставшийся аромат давно отцветшего цветка.

В нем росло странное ощущение собственного одиночества. Вокруг ничего не изменилось, все было таким же как прежде. Изменился он сам.

- Нерея! - послал он вызов.

- Это ты? - Ему показалось, что в ее голосе прозвучала радость.

- Приходи сюда, - позвал ее Маг.

Мгновение спустя Нерея очутилась рядом с ним и присела на соседний камень. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.

- Ты сегодня совсем не такой, как вчера, - нарушила она молчание.

Вчера? Ну да, конечно, для нее это было вчера.

- Я был в другом времени и месте, - сказал он. - Для меня прошло почти полгода. Полгода среди людей.

- Как это могло случиться? - удивилась Нерея.

- Я прожил несколько месяцев в человеческом теле.

- Но почему?

- Проще всего ответить, что по поручению Императора. - Маг оперся подбородком на сцепленные руки и взглянул на нее. Ей показалось, что он чем-то очень опечален. - На самом деле... дурная голова, наверное, все можно было бы проследить и сверху. Я попал туда внезапно, но даже если бы у меня было время подумать.. я не смог бы предвидеть этого.

- Чего? - спросила она, потому что он замолчал.

- Что я приму все так близко к сердцу. - Маг начал рассказывать Нерее обо всем, что произошло с ним у людей. Он не утаил ничего - ни событий, ни своего отношения к ним. Если бы он хотел что-то утаить, он не вызвал бы ее сюда, не затеял бы этот разговор.

- Вот и все, - закончил он. - Каждый раз, когда идешь к людям, нужно быть готовым терять. Радости могут и не случиться, но потери неизбежны.

- Ты так горюешь по своей сестре?

- Нет, - встряхнул головой Маг. - Не горюю. Просто пусто как-то... словно у меня вынули кусочек сердца, словно он остался там.

Он нахмурился и перевел взгляд на спокойную, прозрачную воду. Нерея могла беспрепятственно рассматривать его лицо, на первый взгляд казавшееся спокойным, как эта вода. Но уголки его глаз устало опустились, он казался приоткрывшимся и от этого неожиданно близким.

- Хочешь, я буду твоей сестрой?

Они растерянно взглянули друг на друга, словно вопрос Нереи застал врасплох обоих.

- А у тебя получится? - шевельнул губами Маг.

- Не знаю.

Она не представляла, что такое - быть сестрой, она узнала это только с его слов. Но ей вдруг до боли захотелось стереть с его глаз эту усталость, эту печаль.

***

На следующий день Маг не отправился к Воину, рассудив, что имеет право отвлечься - все-таки не каждый день тебя убивают топором по затылку. Вместо этого он перенесся в Литанию навестить своих сильфид и вспомнил там, что у него осталось неоконченное дело. Маг приготовился послать вызов, но в последний миг передумал.

Он сосредоточился на переходе в Тартар - Эрида наверняка была там, - и мгновение спустя перед ним возникли черные, дышащие жаром пески этого сурового мира. Безжизненные пески. Порождения творящих в том мире Сил предназначались не для жизни - они предназначались убивать и умирать.

Маг пристукнул ногой об ногу, и братья Трапабаны понесли его над равниной, утыканной колючими выступами черных скал. В багровом небе Тартара клубились черно-лиловые тучи, в лицо бил мелкий песок, смешанный с пылью. Вскоре впереди показались остроконечные вершины гор. Перевалив через горный кряж, Маг оказался на краю огромного кратера и опустился на ближайший выступ.

Дно кратера кишело чудовищными тварями. Здесь были и бронированные, шипастые глыбы на коротких ногах, с веером рогов на тяжелых головах, и гибкие, скользкие многоногие ленты, плюющиеся едкой жидкостью, и когтистые хищники с сабельными клыками, и двуногие гиганты, верхние конечности которых заканчивались мощными клешнями. Все это грызлось, дралось, неутомимо нападало друг на друга.

Творцы этого кошмарного выводка расселись по стенам кратера и увлеченно наблюдали за побоищем. Они даже не заметили появления Мага, сияющим пятном выделявшегося на черной скале. Магу было известно, что здесь собирались Силы, предпочитающие подобные развлечения всему остальному. Они и выглядели соответственно. Большинство из них были темнокожими, словно впитавшими в себя краски этого мира, некоторые были зелеными или бледно-серыми. Широконосые, клыкастые лица, которым больше подошло бы называться мордами, отвислые животы, вздувшиеся из-за злоупотребления пищей промежуточных миров.

На каменном выступе неподалеку от Мага сидел Хтон. Краснокожий громила, не обремененный даже набедренной повязкой, яростно молотил кулаком по скале. Из-под кулака сыпались мелкие камешки. Пасть здоровяка широко распахнулась, огромное брюхо ходило ходуном от могучего рева. На соседнем с ним выступе подскакивал тощий синекожий Гаргус. Он то и дело подхватывал обломок скалы и швырял вниз, подгоняя свою команду и получая в награду свирепые взгляды соседей - правилами было запрещено вмешиваться в битву.

Как и предполагал Маг, Эрида тоже была здесь. Она стояла поодаль на краю отвесной стены, прижав к груди костлявые кулачки, маленькая, щуплая, похожая на гвоздик - как выглядят гвозди, Маг узнал от людей. Ее острый нос вытянулся еще острее, щелевидные зеленые глаза горели азартом. Отсюда не было слышно, но Маг был уверен, что она подвизгивает от возбуждения - ему была знакома эта ее привычка.

Он отвернулся от Эриды и стал смотреть вниз. Число подвижных тварей на дне кратера быстро убывало. Оставшимся в живых все труднее было отыскивать проходы в грудах лежащих тел. Наконец там остались трое шестиногих чешуйчатых тварей со змеиными головами, среди которых бешено щелкал клешнями и размахивал ядовитым шипом огромный скорпион. Он сразил одного змееголова, но остальные двое в конце концов задавили свирепое членистоногое.

Хтон вскочил с места и победно заревел. Вслед за ним завизжала Эрида - это ее скорпион остался последним из побежденных. Прочие тоже загалдели, но поднявшийся шум тут же начал стихать - все один за другим замечали Мага. Эрида догадалась, что он пришел к ней, и телепортировалась к нему.

- Ты видел, скрытный? - восторженно захлебнулась она. - Их осталось всего двое, оба еле живые! Еще немного - и я сочиню таких бойцов, которые уроют этого Хтона!

Правила боя были нехитрыми: все дрались со всеми, твари могли быть какими угодно, но их выставлялось одинаковое количество от каждого участника.

- Поздравляю, - сказал Маг. - Ты, кажется, уже догадалась, что я надумал проверить, как ты выполнила одно мое поручение?

Эрида догадалась не только об этом, но и о том, что Магу вздумалось посмотреть бой чудовищ, - иначе он мог бы просто послать ей вызов, - поэтому она не слишком испугалась его инспекторского тона.

- Все сделано наилучшим образом, скрытный, - деловито кивнула она. - Андульи в Аратоне, я слегка переделала их, чтобы они туда вписались.

- Надеюсь, ты не повредила им?

- Они даже ничего не почувствовали, - клятвенно сказала Эрида. - Видишь ли, - призналась она, - там допустимы либо стабильные творения, либо размножающиеся, а у андулий были оба свойства. Я убрала стабильность.

Маг перенесся в Аратон. Это был большой, зеленый промежуточный мир со сложной и разнообразной жизнью, напоминающей плотный мир людей. Эрида поселила андулий в обширном южном лесу, где было много плодов и ягод. Маг понаблюдал немного за стаей - разумные зверьки, кажется, прекрасно чувствовали себя здесь. Они выглядели сытыми и упитанными, их коричневая шерстка блестела. Ведь может, негодница, если захочет, подумал он о своей бывшей приятельнице.

Он прогулялся по берегу изумрудно-зеленого моря, незаметно переходящего на горизонте в зеленоватое небо. С моря веял легкий ветер, под ногами поскрипывала гадкая галька, в прозрачной воде колыхались водоросли, между которыми сновали рыбы и шныряло мелкое водяное зверье. Маг присел на корточки и опустил ладони в воду, чтобы смыть с лица черную пыль Тартара, - он не сразу вспомнил, что в тонком теле к нему не пристает никакая грязь. Человеческая привычка. Тем не менее он взял пригоршню воды и ополоснул лицо. Рядом раздался тихий смех, струя брызг плеснула ему в глаза. Он поднял взгляд и увидел морскую нимфу, по плечи высунувшуюся из воды. Нимфа лукаво улыбалась, не сводя любопытных глаз с незнакомца. Светлые упругие завитки ее волос не разгибались под тяжестью стекавшей с них воды, мокро поблескивала кожа, такая нежная, такая не похожая на бронированные шкуры чудовищ Тартара.

- Чья ты? - спросил Маг. - Кто твой творец?

Нимфа заулыбалась в ответ - она не понимала вопроса.

- Ничья, - певуче ответила она. - Давай поиграем?

- Как?

- В камешки. - Она подобрала плоскую гальку и запустила вдоль самой поверхности воды. Камень зашлепал по воде, образуя на ней вереницу кругов. - У кого получится больше кругов.

- Я не умею, - сказал Маг.

- Я научу тебя. - Нимфа выбралась на самый край воды и уселась рядом с ним, подобрав под себя хвост. - Бери камень.

Они смеялись и кидали камни, смеялись и подсчитывали круги.

Наконец Маг сказал, что ему пора уходить. Нимфа огорчилась, но затем пожелала доброго пути и попросила приходить еще.

Можно было бы посмотреть в хрониках Акаши, кто ее творец, но Маг не стал этого делать. Пусть будет - ничья.

Когда он вернулся в Аалан, там прошло уже несколько дней. Маг вспомнил, что время Тартара было одним из самых быстрых в проявленных мирах. Зря он туда сунулся - Тартар был подходящим местом только для любителей убивать время. Да и Гелас, наверное, рвет и мечет оставшись без помощника. Однако вместо того, чтобы предаться вполне обоснованным угрызениям совести, Маг почувствовал, что на его губы сама собой наползает проказливая усмешка.

- Где ты болтался, бездельник? - накинулся на него Воин, когда он наконец появился в плотном мире.

- С нимфой играл в камешки.

Рыжий остолбенело уставился на него, но не сказал ничего - кажется, у него отнялся язык. Пожалуй, не следовало подвергать такому испытанию его чувство несерьезного.

- Не обращай внимания, это я так, - поправился Маг. - Я, кажется, узнал, откуда здесь взялось столько грязеедов. Но это еще нуждается в дальнейшей проверке.

- Говори, - поощрил его Воин. - Проверим!

Маг рассказал ему, при каких обстоятельствах наблюдал порождение человеком нового грязееда. Оба стали следить за поселениями, чтобы обнаружить подобные случаи. Теперь, когда было известно, что и как наблюдать, это было гораздо легче.

Пока Маг разгуливал по промежуточным мирам, людей стало значительно больше. Поселки разрослись в города, окруженные мелкими деревеньками, к которым тянулись дороги, появились ремесленные и торговые сооружения. Развитие некоторых рас приближалось к стадии, на которой Воин в прошлый раз принял решение о наводнении.

- А как они ведут себя теперь? - спросил Маг, указав на эти расы.

- Точно так же, - поморщился Воин. - Видимо, в тот раз я не упустил ничего - это закономерный ход их развития. Они по-прежнему убивают своих. Соседние расы кое-где уже разыскали друг друга и, конечно, воюют. Практичные ребята - они не только убивают друг дружку, но также ловят и заставляют работать на себя. Может быть, во всем виноваты эти грязееды?

- Они образуются достаточно редко, - обратил его внимание Маг. - Для этого мало одних дурных чувств - нужна четко оформленная дурная мысль. Не каждый из людей способен на это.

- Пока, - подсказал Воин.

- Пока, - согласился с ним Маг. - В дальнейшем их способность к направленному мышлению разовьется.

Они продолжили наблюдение. Смотрели довольно долго, где-то около местного месяца, пока не набрали достаточно примеров, чтобы подтвердить догадку Мага. Большинство грязеедов было местными творениями, которые создавали сами люди.

- Не нравится мне их поведение, - заметил Маг.

- Грязеедов?

- Людей.

- Думаешь, мне оно нравится? - иронически хмыкнул Воин.

- Я не о том. Я хочу сказать, что для такого поведения одних грязеедов мало. Если бы дело было только в них, элемент случайности был бы выше. Но в поведении людей присутствует отчетливая закономерность.

- И что, по-твоему, это означает?

- Их поведение заложено в законы этого мира, - вывел неизбежное заключение Mar. - В социальные. Ты проверял, что там натворили наши девочки?

- Думаешь, это было нужно?

- Теперь думаю.

- Как мне помнится, там не было ничего особенного, - пожал плечами Воин. - То же, что и обычно.

- Обычно? Мы что, занимаемся опекой людского мира в сотый раз?

- Вообще-то - нет, - признал Воин, - в первый. Согласен, поведение людей не соответствует обычным законам промежуточных миров. Как мне известно, в стайных законах для животных убийства взрослых особей внутри стаи очень редки, а убийства детенышей вообще немыслимы. Да, иерархия там развита, но не убийства. Между стаями - это, конечно, другое дело.

- Нам пока неизвестно, как обычные стайные законы промежуточных миров взаимодействуют с божественной искрой, - задумался Маг. - Нужно бы как-то проследить и за этим...

- Нам делать, что ли, больше нечего? - взвился Воин. - Девчонки сами заложили сюда эти законы, пусть сами и следят! Мое дело - доложить об этом Императору!

- Ну, докладывать вроде бы пока рано, - попытался утихомирить его Маг.

- Лучше рано, чем поздно, - веско заявил Воин. - Сейчас мы с тобой слетаем к Императору с отчетом, и я потребую, чтобы он заодно собрал и остальных. Пусть и они поработают!

Маг, как обычно, прибыл в Аалан задолго до Воина и подождал общего вызова. Услышав вызов Императора, он направился в Вильнаррат. Смешно, но он опять оказался там раньше остальных. Сидя за столом, он наблюдал, как в портале по очереди появлялись Жрица, Иерофант, Императрица, Судья, Воин. Последним явился Император.

- Наши ответственные за людей получили интересные сведения, - начал он собрание. - Гелас, расскажи остальным.

Воин подробно сообщил о случаях, которые наблюдали они с Магом. Все слушали внимательно. Император даже кивал на некоторых его словах.

- Мы убедились, что искра уже сейчас проявляет себя, - подытожил он, когда Воин закончил говорить. - Не могу сказать, чтобы меня это радовало. Наверное, все согласятся со мной, что это несколько преждевременно. Загрязнение человеческого мира становится заметной проблемой, да и у людей создается привычка к такому, хм... творчеству.

- Но они не знают, что творят, - вставил слово Маг.

- Трудно сказать, как они поведут себя, если узнают, - возразил Император. - У меня нет никаких причин полагать, что это остановит их.

На это Магу нечего было ответить. У него, как и у Императора, тоже не было таких причин.

- Возможно, это каким-то образом связано с их социальными законами, - веско сказал Воин. Он успел проникнуться идеей Мага и теперь высказывал ее как собственную. - Как мне известно, за основу социальных человеческих законов были взяты законы для стайных животных промежуточных миров. Не исключена возможность, что при взаимодействии с искрой они работают не правильно.

- Как законы могут работать не правильно? - возмутилась Судья. - Ты, Гелас, сам смотрел их и одобрил. Ты еще потребовал тогда, чтобы эти законы способствовали уменьшению количества людей, когда их станет много, потому что договорился с Императрицей создать им благоприятные условия на ранней стадии развития. Я внесла соответствующие поправки. Надеюсь, они работают?

- Даже слишком хорошо, - смущенно пробормотал Воин. - Теперь людей много и они рьяно убавляют друг друга.

- Что и требовалось. - Юстина победоносно взглянула на Геласа.

Нахмуренный взгляд Императора поочередно задержался на каждом из них.

- Что это еще за поправки?

- Это известное правило для больших стай, я только увеличила некоторые параметры, - отчеканила Судья. - При достижении определенной численности у людей возрастает уровень агрессии по отношению друг к другу. В первую очередь к удаленным особям, но если их нет или они недосягаемы - и к ближним тоже. Правило обеспечивает выживаемость наиболее пригодных к воспроизведению особей.

- Та-ак, - протянул Император. - Неужели мне требуется напоминать вам, что люди - не животные?

- Но их искра еще недостаточно развита, чтобы следовать законам творцов, - заспорила с ним Судья. - На ранних этапах развития наши законы только вредны людям - они ухудшат их выживаемость.

- А когда у них вступят в действие наши законы?

- Но я решила... мы с Хризой решили, что, когда искра людей разовьется, они сами начнут следовать законам творцов. Естественный инстинкт искры...

- Почему вы решили, что следование нашим законам относится к естественным инстинктам искры? - сдвинул брови Император.

- Ну, а как же... - растерянно взглянула на него Судья.

- Да как угодно. Значит, вы обеспечили людям только эти законы?

Судья кивнула. За столом воцарилось неприятное молчание. Теперь ошибка была очевидна всем.

- Может быть, мы введем туда дополнительные законы? - предложила расстроенная Жрица. Ни от кого не укрылось, как сильно она переживает этот промах. - На будущее. Ведь еще не поздно...

- Поздно, - остановил ее Император. - Я же предупреждал вас - никаких переделок после заселения этого мира людьми. Мы, Власти, не можем нарушать собственные законы.

- Есть хороший выход, - высказался Воин. - Искра большинства людей пока еще в зародыше, но у них неплохо развито временное сознание. Мы можем просто явиться им и обучить их новым законам. Сейчас в плотном мире есть группа людей, с которыми я поддерживаю отношения. Относятся они ко мне уважительно, ловят каждое слово. Я дам туда список новых законов, чтобы люди следовали им, - уверен, что это подействует. Правда, развитие остальных рас уже на такой стадии, что действовать нужно быстро, а один я везде при всем желании не успею - людей стало слишком много. Но если мы возьмемся за это вместе, то довольно скоро переучим их.

- По крайней мере, это не противоречит нашим законам, - поддержал его Маг. - Это не насильственное вмешательство, а добровольное обучение.

- Все равно нужно что-то делать - нельзя же оставлять так... - пробурчал немногословный Иерофант.

- Имеет смысл попробовать, - согласился с ними Император. - Но при таком подходе там и семерых мало. Наверное, придется привлечь к обучению младших Сил: не такое это сложное дело, чтобы они с ним не справились. На этом закончим - продолжайте работу, а я сделаю объявление Силам.

Глава 12

После собрания Маг с Воином вернулись в плотный мир и продолжили наблюдения за людьми. Они сидели на колеснице бок о бок, словно закадычные друзья. Маг рассеянно блуждал взглядом по вращающемуся внизу миру и вспоминал друга с сестренкой, которых там давным-давно уже не было.

- Опять они за свое... - проворчал Воин себе под нос, но в расчете на то, что его услышат.

- За что? - поддержал беседу Маг.

- Опять они с общего согласия потащили убивать одного из своих, - разъяснил тот. - Это у них называется "принести жертву богу". Или богам.

- Не помню такого, - в селении, где побывал Маг, так не поступали. Там даже не упоминали о богах.

- Люди по-разному уничтожают друг друга, - начал просвещать его Гелас. - Могут просто убить - если не на войне, то это осуждается другими людьми. Могут убить за проступок - это называется "казнить" и принимается без протестов. И то и другое я еще как-то могу понять. Но они убивают и для того, чтобы задобрить творца, - не понимаю, почему они считают меня таким кровожадным.

- Кое-кто когда-то утопил их, - напомнил Маг.

- Ну, когда это было... - с заметной неловкостью отозвался Гелас. - Кроме того, новым людям это неизвестно. Они даже не знают обо мне наверняка, а только догадываются, но почему-то считают, что меня можно задобрить подобным образом. Им-то я никогда не давал никакого повода.

- Они все так поступают?

- Как правило, в этих районах. - Гелас указал на среднюю часть плотного мира. - За остальными я пока не замечал такого.

- За всеми не уследишь, - понимающе кивнул Маг. - Видимо, это одна из людских особенностей, как и производство грязеедов.

- Может быть, ты спустишься вниз, в плотное тело, и узнаешь, чем они при этом руководствуются? - Воину явно понравилось, как Маг справился с предыдущей задачей. - Все-таки для тебя это не в новинку.

Чем руководствовались люди, убивая своих сородичей, Маг уже знал. Убийства на войне не требовали разъяснений. Но почему люди считали, что кровавая жертва может задобрить Геласа, было непонятным. Чтобы у них сложилось такое мнение, в ответ на жертву нужно было получить что-то полезное, а Маг, разумеется, не подозревал рыжего в таких подачках. Однако кто знает...

- Ты, случайно, не помогаешь им после того, как они принесут жертву? - спросил он. - Не за жертву, а из-за их бедственного положения?

- Уж не за дурака ли ты меня считаешь? - возмущенно взглянул на него Гелас. По правде говоря, мнение Мага было довольно близким к этому. - Я вообще стараюсь не вмешиваться в жизнь людей, с которыми не поддерживаю контакта, а тем более в подобных случаях.

- Должно же у них откуда-то взяться такое мнение, - начал рассуждать Маг, - не на пустом же месте оно сложилось. Возможно, они так сводят счеты, но если бы жертва не оправдывалась, она не получила бы общей поддержки. Должно же быть какое-то практическое объяснение...

- Вот именно, - поддержал его Воин. - Поэтому я и хочу, чтобы ты разобрался с этим прямо на месте.

- Опять туда? - передернуло Мага. - Лучше уж я посижу на твоей колеснице, а ты сам туда слетаешь.

- Кое-кто, между прочим, недавно прогулял уйму местного времени, - ехидно напомнил Воин. - Проиграл в камешки с нимфой. Чем спорить, лучше спускайся вниз, да побыстрее.

- А ты что здесь будешь делать?

- Продолжу наблюдение за миром. Нужно же кому-то иметь общее представление о его развитии.

Маг вынужден был признать, что для этой цели лучше всего подходил исполнительный Воин. Ни у кого другого просто не хватило бы усидчивости.

- Ладно, спущусь, - вздохнул он.

На этот раз Маг предпочел остаться в тонком теле. Невидимый, он спустился в указанное Геласом поселение и повис над толпой собравшихся на жертвоприношение людей. Они столпились перед сооружением, внутри которого Маг разглядел грубо сделанную скульптуру местного идола.

Это было небольшое селение на берегу пересохшей от летнего зноя речушки. Жители засевали поля, растили овощи, разводили скотину для пищи и на продажу в ближний город. Климат здесь был жарче, леса почти не было, а в остальном местный быт походил на быт тех людей, среди которых побывал Маг, поэтому ему были знакомы их заботы. Он стал заглядывать в их головы и читать мысли.

Засуха, жестокая засуха. Урожай погибнет, и многих людей ждет голодная смерть. Бог разгневался на них и хочет уморить их голодом, но если его умилостивить кровавой жертвой, он, может быть, смягчится. Здесь не обойдешься мешком зерна или бараном, ему нужно принести самое дорогое.

Маг просматривал людские мысли и везде видел одно и то же. Люди готовились отдать своему идолу одного из них, чтобы выжили остальные. Неужели это могло помочь им?

Для жертвы была выбрана красивая девочка из богатой семьи. Одетая в самое лучшее, она стояла перед обтесанным прямоугольным камнем, видимо, специально предназначенным для подобных жертв. Она была достаточно подросшей, чтобы понимать, что ее сейчас убьют, но еще слишком маленькой, чтобы понять, для чего это нужно. От испуга она почти не плакала, из ее расширенных, немигающих глаз катились мелкие слезинки, оставляя дорожки на пухлых щечках.

Столпившиеся вокруг люди подавленно глядели на нее. К их унынию примешивалась тайная радость, что они не самые лучшие, что выбор пал не на них. А вот и семья девочки. Маг чувствовал зажатое, запрятанное внутрь горе отца, безмолвный крик ужаса всхлипывающей у него на груди матери, страх детей, отчаяние стариков. Вмешаться, что ли... но он пришел сюда как исследователь, а не как добротворец. Он обязан досмотреть все до конца.

Несколько человек в белых одеждах - видимо, служители этого идола - стояли у камня рядом с девочкой. Главный читал нараспев обращение к идолу. Маг не особенно вслушивался в молитву, ему было наперед известно ее содержание - услышать, не гневаться, простить, сжалиться. Взять жертву и смилостивиться. Когда слова отзвучали, один из служителей взял девочку за руку и подвел вплотную к жертвеннику. Девочка безропотно позволила уложить себя на камень, словно послушание могло спасти ее. Главный взял с услужливо подставленного подноса нож и наклонился над ней.

Яркая кровь брызнула из перерезанного горла на камень. Девочка даже не вскрикнула - главный был мастером своего дела. Хорошо еще, что здесь не додумались до предсмертных пыток, подумал Маг. Потрясенная толпа стояла молча, не шевелясь. Среди всеобщей тишины закричала, забилась в руках мужа убитая горем мать, запричитала старая бабка.

Маг почувствовал, что здесь стало душно. Общее отчаяние вызвало мгновенный перерасход тонких энергий. Конечно же люди были творцами, а значит, их потребителями. Сейчас смятенные чувства толпы требовали подпитки, и над селением создался недостаток энергии промежуточного плана. В образовавшуюся брешь потекла энергия из соседних мест, внося возмущение в плотные слои мира. Небо над селением потемнело, стали сгущаться тучи.

- Бог услышал наши мольбы! - выкликнул главный в молчаливо стоявшую толпу. - Он принял нашу жертву, так воспоем же ему хвалу!

Толпа запрокинула головы вверх и затянула вслед за ним протяжную песню, похожую скорее на панихиду, чем на хвалу. На лица людей упали первые капли дождя.

- Быстро ты обернулся! - одобрительно воскликнул Воин, когда Маг снова появился перед ним. - Ты что-нибудь выяснил?

- Да.

- Садись. - Он освободил половину сиденья на колеснице. - Рассказывай.

Маг хмуро уселся рядом с ним.

- Что-то ты понурый, - взглянул на него Воин.

- Попробовал бы сам, - проворчал Маг. - А то мозоль здесь насидишь, пока сверху пялишься.

- Кто-то же должен...

- Знаю, - перебил его Маг. - Ну, если должен, то сиди.

- Да не тяни ты, рассказывай. Что ты узнал?

- Видишь ли, погода там засушливая. Если я правильно понял, люди приносят человеческие жертвы не везде, а только в засушливых районах?

Гелас взглянул вниз:

- Пожалуй, да.

- Дело в том, что таким образом они могут влиять на погоду. Конечно, они совершенно не понимают, как это происходит. Один человек - пока еще слишком слабый и неумелый творец, чтобы сознательно вызвать дождь, но толпа людей может создать условия, при которых он пойдет. Человеческое горе резко усиливает потребление энергий высших планов этого мира, а изменения на тонких планах влекут за собой изменения на плотном плане. Жертва вызывает горе, горе вызывает дождь, но люди ничего не знают о высших планах, поэтому им кажется, что жертва вызывает дождь. Они считают - чем ценнее жертва, тем вернее смилостивится бог, но на самом деле - чем больше горя, тем сильнее их собственное влияние на стихии.

- Но ведь жертва может и не помочь, - задумался Гелас. - Наверняка это действует не всегда.

- Видимо, достаточно часто, чтобы стоило попробовать, - заметил Маг. - А неудачу легко свалить на бога: ну, не захотел он сегодня смилостивиться, ничего не поделаешь.

- Боюсь, что эта практика может распространиться не только на погоду, - высказал опасение Гелас.

- Наверное, так и будет, - согласился с ним Маг. - Подлинных причин успеха кровавой жертвы люди не знают, а бога можно попросить о чем угодно. Видимо, это неизбежный этап их развития.

- Ничего, скоро у них будут настоящие боги, - оптимистично отозвался Гелас. - Император сделал объявление, и первые из Сил уже прибыли сюда. Заинтересовались все, хотя он никого не обязывал. Даже те, кто не вылезал из Тартара, оставили свои состязания, чтобы взглянуть на этот мир.

Это означало, что в плотный мир людей заявились и Хтон, и Эрида, и вся остальная тартарская компания.

- Не уверен, что это к лучшему, - качнул головой Маг.

- Я тоже.

Маг с Воином понимающе переглянулись. Однако законы не допускали ни малейшего неравенства среди Сил. Император мог призвать к сотрудничеству либо всех, либо никого.

И к людям явились сонмы богов. Они разлетелись по миру, по расам, выбирая деятельность по вкусу и склонностям. Некоторые так увлеклись новым делом, что взялись присматривать сразу за несколькими расами. Кто-то предпочел суровых, воинственных северян, кто-то - хрупких южан. Нашлись и такие людские сообщества, которые приглянулись даже любителям тартарских боев, к глубокой досаде Геласа, считающего себя главным ответственным за судьбу и развитие этого мира. Рыжий был уверен, что люди, и без того падкие на дурное, не научатся от них ничему хорошему, но ничего не мог поделать с этим. Он не мог запретить им выполнять приказ Императора. Он возмущенно жаловался на них Магу, с которым заметно сблизился в последнее время.

- Ты посмотри, что они делают! - восклицал он. - Мало того, что они поощряют эти кровавые жертвы, они еще подстрекают людей на войны и убийства!

- Тартарские замашки, - пожимал плечами Маг. - Эрида вон тоже, можно сказать, нашла здесь себя. Она обожает ссорить других, а люди - просто благодатный для этого материал. Давно я не видел ее такой счастливой.

- Голову даю на отсечение, это не доведет до добра.

Маг усмехнулся про себя. Рыжий, конечно, набрался подобных специфических выражений у людей и употреблял их, как и они, не вдумываясь в смысл.

- Что ты ухмыляешься? - сердито спросил у него.

Маг понял, что лицо выдало его. С этими людьми он совсем растерял привычку прятать свои чувства.

- Просто я подумал, каких словечек наберутся у людей наши тартарские коллеги, - пояснил он. - После того как услышал, что говоришь ты.

- Да? Тьфу! Действительно... голова, отсечение. Мы начинаем рассуждать, как они.

- Да, еще неизвестно, кто на кого влияет больше, - хмыкнул Маг.

- Но, может быть, мы зря беспокоимся? Большинство наших работает добросовестно. В хорошем направлении, разумеется.

- Но теперь везде такое разногласие и пестрота духовных убеждений!

Гелас окинул мир мрачным взглядом:

- Как будто раньше там было слишком однообразно.

- Это кажущиеся различия, - успокоил его Маг. - Если взглянуть глубже, везде одно и то же. Духовные ценности едины.

- Это ты людям скажи, - недовольно проворчал Гелас. - Для их убогих головенок форма куда важнее духовного содержания. Я бы даже сказал, что они не видят ничего, кроме формы, обрядов, ритуалов, молитвенных текстов и тому подобного. При малейших религиозных разногласиях они глотки друг другу перервать готовы. Мало им было других причин!

- Ты путаешь причины и следствия, приятель, - заметил Маг. - Если они хотят скандалов, ссор, войн, убийств, для этого не нужно иметь причину. Достаточно найти повод, который может быть любым, в том числе и религиозным. Такие раздоры - следствие их агрессивного нрава, но сами духовные убеждения тут ни при чем.

- Причины, следствия - какая разница, если итог один? Люди воюют.

- Может быть, это временное явление? - Маг придерживался этого мнения, потому что считал, что все временно, но это не утешало. Не все изменения происходили в лучшую сторону.

- Посмотрим, - буркнул Гелас.

- А чем ты сейчас занимаешься? - Маг, надеясь улучшить настроение напарника, решил проявить вежливый интерес к его делам.

- Да все тем же - своими подопечными, - ответил тот. - Помогаю понемножку, наставляю.

- А они как?

- Да как тебе сказать... - По лицу Геласа прошла неопределенная гримаса. - Ничего, слушаются.

- Ты чем-то недоволен? - догадался Маг. - Неужели тем, что они слушаются? Ну, тогда на тебя не угодишь.

- Понимаешь, - вздохнул Воин, - мне казалось, что наши отношения четко определены. Я говорил им, что я - их отец, они - мои дети. Вроде бы все понятно. Но в последнее время они упорно называют себя моими рабами. "Рабы божьи" - как тебе это понравится?

- Ну... и в чем дело? - Маг не вполне понимал, почему это так огорчает рыжего.

- Сразу видно, что тебе никогда не хотелось детей. - Это было довольно-таки проницательным замечанием со стороны недалекого Воина. - Как по-твоему, какими хочет отец видеть своих детей?

- Трудно сказать... - уклончиво ответил Маг.

- Он хочет, чтобы они выросли добрыми, мудрыми и духовно зрелыми. Он хочет, чтобы они стали такими же творцами, как он сам, и даже превзошли его. Он хочет, чтобы они были самостоятельными и независимыми. Он никогда, слышишь ты, никогда не хочет, чтобы они были рабами! Даже его рабами!

С самого начала их совместной работы Маг впервые видел Воина вне себя. Тот яростно сверкнул глазами и хлестнул вожжами ни в чем не повинных грифонов. Ксантогриффа и Меланогриффа оскалились и взвились на дыбы.

- Да не кричи ты! - Он сам был вынужден повысить голос, чтобы рыжий прислушался к нему. - Неужели ты не понимаешь, что они - пока еще маленькие дети!

- Маленькие? - переспросил Воин. - Я сам себя утешаю этим. Но иногда мне кажется, что и по маленьким детям видно, какими они вырастут.

- Ну, хочешь, я слетаю вниз, попытаюсь разобраться, почему так происходит, - предложил Маг, тронутый искренним огорчением своего напарника. - Если мы выясним причины, то сумеем повлиять на следствия.

- Это было бы просто здорово, - обрадовался Воин.

***

Полуденное солнце заливало пестрый, грязный портовый город - столицу какой-то из южных стран. По гавани сновали тучи рыбацких лодок, на якорях стояли парусники и весельные галеры с прикованными на цепях гребцами. Восточный базар, изобилующий людьми и товарами, раскинулся прямо на портовой площади. Здесь продавали и покупали все - от добычи рыбацких промыслов до верблюдов, коней и рабов. Неровные ряды лавчонок и торговцев с мешками и корзинами, рассевшихся на утоптанной тысячами ног земле, кишели толпами покупателей. Горожане были преимущественно смуглыми и черноволосыми, но среди них встречались и приезжие с севера - моряки и купцы с загорелой дочерна кожей и выгоревшими добела волосами, давно примелькавшиеся местным жителям. Люди десятков национальностей съезжались сюда торговать.

Сквозь базарную толпу пробирался высокий белокурый парень. Внешность выдавала в нем чужестранца, но он не был похож ни на моряка, ни тем более на купца. Стоптанные сандалии, рубаха из грубого некрашеного холста, подпоясанная куском веревки, поношенный плащ неопределенного цвета заставляли думать, что это обыкновенный бродяга. Судя по тому, как парень осматривался по сторонам, как разглядывал привычные глазу местных обитателей вещи, он оказался в этом городе впервые.

Он шел по рядам, то и дело останавливаясь, чтобы поглядеть на товары или послушать торг продавцов и покупателей. Иногда ему пытались навязать какую-нибудь мелочь, но чаще не обращали внимания - наметанный глаз продавцов с половины взгляда определял в нем нищего. Покупатели побогаче сторонились бродяги, поправляя полы халатов и передвигая подальше от него висевшие на поясах кошельки. Тот не обращал на них внимания, но было незаметно, чтобы он искал что-то из товаров.

- Эй, ты! - вдруг раздался окрик прямо ему в затылок. - Заработать хочешь?

Маг обернулся на возглас. На него в упор глядели круглые черные глаза, принадлежавшие тучному пожилому мужчине в крикливо-пестром, закапанном спереди халате.

- Хочу, - ответил он. Случай давал ему возможность поближе познакомиться со здешним бытом.

- Донеси мне эту корзину до дома. - Мужчина указал на тяжеленную корзину с плодами. - За два медяка.

Маг заглянул в его мысли и прочитал, что местные носильщики берут за такую работу по пять медяков, а этого бродягу можно нанять дешевле. Но, в конце концов, он спустился сюда не для того, чтобы зарабатывать медяки.

- Согласен, - кивнул он.

- Подымай тогда да иди за мной. Сначала походим по базару, может, я еще что подкуплю.

Маг взвалил корзину на плечи и двинулся за нанимателем. Тот пошел по рядам, тяжело отдуваясь на каждом шагу и подолгу разглядывая чуть ли не каждый лоток. Спина Мага заныла, ему поневоле вспомнилось, как он таскал на себе бревна для плота, но ради удовольствия наблюдать за этим существом можно было и потерпеть. Мужчина спрашивал цену, яростно торговался за каждый медяк, сбрасывал цену до предела и наконец, ничего не купив, отходил от лотка, провожаемый бранью недоумевающего продавца. Маг веселился про себя - ему с самого начала было известно, что его наниматель и не собирался ничего покупать.

Когда они прошли несколько рядов, мужчина наконец решил, что пора идти домой, и направился с площади. Маг с корзиной последовал за ним. Они миновали свободное от прилавков место, где останавливались повозки, и повернули в переулок, как вдруг Маг почувствовал, что его ударили под колени и одновременно толкнули в спину. Сам он сумел удержаться на ногах, но злосчастная корзина рухнула с его плеч на землю. Спелые плоды выскочили оттуда и запрыгали по улице, смачно лопаясь при ударах об утоптанную до каменной твердости почву.

- Будешь знать, как отбивать у людей заработок! - выкрикнул обидчик и, убегая, протопал по рассыпавшимся плодам.

Маг с опозданием понял, что это был один из носильщиков, вместо которых наняли его. У них здесь была целая компания, они стояли поодаль и злорадно хохотали. Вокруг мгновенно собралась падкая на скандалы толпа, а сам хозяин плодов вцепился ему в грудки и истошно завопил, призывая стражников. Те явились на крик почти одновременно с зеваками.

- Он разорил меня! - закричал им мужчина, когда они явились. - Пусть он возместит мне все убытки!

Он не мог не догадаться, что Мага толкнул кто-то из обойденных носильщиков, но понял и то, что убежавшего не поймать, поэтому мгновенно сообразил свалить вину на этого бродягу.

- Что он сделал? - грозно спросил старший стражник. Он любил такие случаи - было гораздо легче и безопаснее прищучить несчастного раззяву, чем заниматься ловлей настоящих преступников.

- Он уронил мою корзину! Я его нанял, я доверил ему свою покупку, а он не сохранил ее! Пусть он вернет стоимость моих плодов!

Часть содержимого корзины еще оставалась целой, хотя его понемногу растаскивали вертевшиеся поблизости мальчишки, которые начали кидаться плодами. Никто не останавливал их.

- Но меня же толкнули! - начал оправдываться Маг. - Нарочно толкнули!

- Ты должен был глядеть по сторонам! - веско сказал стражник. - Ты должен был беречь вверенный тебе товар. Давай гони деньги - ему за плоды и нам за хлопоты!

- Какие деньги? - возмутился Маг. - У меня нет никаких денег!

- Обшарьте его, - скомандовал стражник трем другим.

Мага схватили и обшарили с головы до ног.

- У него ничего нет, - отрапортовал один из них о проделанной работе.

- Как, совсем ничего? - недоверчиво переспросил стражник, не обращая внимания на причитающего хозяина плодов.

- Ни медяка.

- Ну, это никуда не годится. - Стражник сложил руки на выступающем вперед животе и окинул Мага с головы до ног оценивающим взглядом. - А ничего, крепкий парень, - сказал он сам себе. - Заберите его. - Это относилось уже к его подчиненным.

Магу заломили руки за спину, стащили с его пояса веревку и связали их. Талеста, не получив никакого приказа от хозяина, повела себя как обычная веревка.

- А как же я? - взвыл наниматель Мага. - Мои деньги?

- А ты не мешай служителям порядка исполнять свои обязанности! - прикрикнул на него стражник. - Или пойдешь под стражу вместе с этим! - Он бесцеремонно пихнул Мага в спину.

Стражники торжествующе повели задержанного через рынок в местную темницу. Пусть все видят, что они не дремлют. Маг не сопротивлялся - ему захотелось узнать, что последует за этим.

Его сунули в тесную, пропахшую гнилью и мочой каморку и, не развязывая рук, посадили под замок. Потянулось ожидание - правда, недолгое. Еще не наступил вечер, как загремел ключ в замке, заскрипела железная щеколда, и Мага вывели наружу.

Старший стражник дожидался его в этом же строении, в комнате напротив. Он сидел на подушках скрестив ноги, перед ним стоял низкий стол, на котором еще оставались крошки. Над крошками роились мухи.

Стражники поставили Мага посреди комнаты, а сами встали за его спиной. Старший снова смерил его деловитым, оценивающим взглядом, словно кусок мяса на базаре.

- Родня есть? - спросил он. - Заплатить убытки?

- Нет, - ответил Маг.

- Так я и подумал. - Стражник кивнул в подтверждение своих мыслей. - Ты не из наших мест?

- Да.

- Бродяга?

- Да.

- По-нашему хорошо говоришь?

- Говорю, - эхом откликнулся Маг.

- Ремесла знаешь?

- Нет.

- На что живешь?

- Да так... - Маг неопределенно пожал плечами. Он не был готов к такому вопросу.

- Воруешь, значит, - истолковал его заминку стражник. - Родни нет, ремесел не знаешь - значит, воруешь.

- Не ворую, - нахмурился Маг.

- Все вы так говорите, пока не попались. - Стражник сыто рыгнул. - Как ты попал в наш город?

К этому вопросу Маг тоже не был готов.

- Не твое дело, - ответил он.

- Может, в морду ему? - с готовностью высунулся стражник из-за спины Мага.

- Не нужно, не порть товар, - остановил его тот. - Так вот, бродяга, - обратился он к Магу, - ущерб ты нанес, а заплатить тебе нечем. Значит, заплатишь собой.

- Как это? - не понял Маг.

- Мы продадим тебя, а деньги пустим на возмещение убытков и на судебные издержки, - снисходительно объяснил старший. - Мы обязаны блюсти справедливость и отправлять правосудие.

Разумеется, раб стоил дороже корзины с плодами. Старший не стал тянуть с правосудием, потому что разница должна была осесть в его кошельке и в кошельках его подчиненных, иначе Магу пришлось бы провести под замком несколько дней без пищи и воды. Пока начальник обедал, один из стражников уже сбегал к известному торговцу живым товаром, и торговец вот-вот должен был появиться здесь.

- Как - продадите? - изумился Маг.

- А ты думал - тебя запрут здесь да кормить будут? - воззрился на него стражник. - Казнить тебя пока не за что, значит, продадим.

В коридоре послышались шаги, раздался скрип открывающейся двери.

В комнату вошел чернобородый мужчина с некрасивым, неприятным лицом. При первом же взгляде на него невольно приходило в голову, что он постарался скомпенсировать недостатки внешности богатством одежды. Старший стражник подобострастно приветствовал его и с угодливой улыбкой принял высокомерный ответ. Маг наблюдал за обоими и дивился про себя, как по-разному могут звучать одни и те же слова приветствия.

- Опять товар? - деловито спросил чернобородый. - Этот, что ли?

- Этот.

Они заговорили друг с другом, не обращая внимания на Мага: "Его не хватятся?" - "Нет, он чужой, бродяга... ремесел не знает, зато крепкий парень... нет, не больной..." - "А зубы? Не выбили, как в тот раз?" - "И пальцем не притронулись - целехонький, нет, в рабах не был... куда он с ошейником денется..." Затем чернобородый потребовал раздеть Мага. Стражники стащили с пленника одежду, оставив в одних сандалиях. Торговец осмотрел его кругом, пощупал мышцы, проверил зубы. Зазвенели деньги.

Магу велели одеться, а затем торговец со стражниками повел его, как оказалось, не домой, а в кузницу. Из груды готовых ошейников выбрали подходящий по размеру, заклепали, присоединили цепь, вручили конец работорговцу. Но тот, видимо, наученный опытом, не отпустил стражников, а заставил их проводить себя с покупкой до дома. Это был богатый особняк в центре города. Можно было подумать, что он принадлежит кому-то из местной знати или сановников правителя этой страны - то ли шейха, то ли султана, то ли эмира. Маг не утруждал себя запоминанием их названий на местных языках. Султана, кажется... или все-таки шейха?

Его втолкнули в обитую бронзой калитку рядом с воротами. Могучего телосложения привратник принял цепь из рук хозяина, пока тот совал мелочь своим провожатым. Торговец оставил покупку под его присмотром, а сам ушел куда-то за дом, на задний двор. Вскоре он вернулся оттуда с угрюмым мужчиной, за пояс которого были заткнуты хлыст и плетка в несколько хвостов, похожая на пучок ремней с завязанными узлами на концах. На смуглом лбу мужчины белело старое, выжженное много лет назад клеймо. Надсмотрщик над рабами сам был рабом.

Надсмотрщик молча принял цепь у привратника и повел нового раба на задний двор. Мимо броского фасада хозяйского особняка, расписанного причудливым красно-желто-синим орнаментом, мимо добротного сарая, где стояли лошади и верблюды, к длинному мрачному бараку, в котором содержался хозяйский товар. Отодвинув засовы, он ввел Мага внутрь.

Там царила темень, духота и вонь. Человеческое зрение Мага не сразу привыкло к темноте после яркого света. Он окинул барак высшим зрением и увидел десятки человеческих фигур, прикованных цепями к железным брусьям, двумя полосами идущим вдоль барака. У стен на полу была набросана солома, служившая рабам спальной подстилкой, посередине виднелась голая, загаженная нечистотами земля.

Надсмотрщик повел Мага по бараку. Он шел не выбирая, куда ставить ноги, давно привыкнув к этой грязи. Не найдя свободного места, он криками и плеткой приказал рабам раздвинуться и впихнул между ними нового раба, затем обернул его цепь вокруг бруса и запер на замок. Только после этого он развязал Магу руки.

Когда дверь за надсмотрщиком закрылась. Маг вернул Талесту на пояс и огляделся. В бараке размещалось с полсотни людей, мужчины и женщины содержались вместе, хотя были прикованы по разные стороны помещения. Здесь было и несколько детей разного возраста. Цепей и ошейников не было только на грудных младенцах, видимо, не считающихся товаром.

На Мага не обратили никакого внимания. Такие же, как он, новички были слишком подавлены собственным несчастьем, чтобы обращать внимание на других, остальные привыкли, что здесь меняется по несколько человек в день. Он сел на подстилку, обхватил руками колени и начал читать мысли окружавших его людей! Мысли рабов.

Глава 13

Двое суток Маг безвылазно провел в темном бараке.

С утра отсюда уводили группы по несколько человек, к вечеру они возвращались, но не все. Некоторых, как и Мага, пока не трогали. Это были такие же новички, которых выдерживали перед продажей, чтобы были смирнее. Кормили их ровно столько, чтобы не умереть с голода. Хозяин не держал товар подолгу, поэтому не считал нужным разоряться на еду. Правда, Маг узнал, что в отдельном помещении содержались несколько молодых красивых девушек, которых специально откармливали, чтобы были пухленькими.

На третий день надсмотрщик остановился перед ним и отомкнул замок на его цепи. Его вывели во двор, где уже стояли несколько мужчин, связанных за шеи веревкой на скользящей петле, присоединили к цепочке и повели на рынок.

- Просто возмутительно, чем она занимается, - проворчала Талеста с пояса Мага, имея в виду веревку на его шее. - Она позорит всех нас, честных веревок!

- А чем занимается этот торговец? - ответил вопросом на вопрос Маг. - А этот надсмотрщик? Разве они не позорят всех нас, носителей божественной искры?

Талеста самодовольно хмыкнула - ей понравился намек на равенство между творцами и веревками. Она даже взмахнула кисточкой, хотя в плотном теле это давалось ей с трудом.

- Мало того, - продолжил Маг, - а сколько виселиц стоит по этому миру, и при каждой из них человек и его веревка. Мир людей - жестокий мир, и когда еще он станет другим.

- Ты веришь, что он станет другим?

Маг ответил не сразу, видимо, взвешивая про себя все "за" и "против".

- Верю, - ответил наконец он.

Их привели на тот самый рынок, по которому недавно разгуливал Маг. Перед продажей их раздели догола и выставили посреди толпы на невысоком помосте, где у хозяина было постоянное торговое место.

На них не обращали внимания - рабская нагота давно примелькалась здесь. Зазывала что есть сил расхваливал достоинства товара, стремясь привлечь внимание покупателей, но большинство их шло мимо, потому что рабы были дорогим товаром, который был по карману только состоятельным людям, а таких было немного на рынке.

Тем не менее они были. Они подходили и приценивались к рабам, иногда начинали торговаться, но чаще отходили прочь. Вскоре двое мужчин были куплены, покупатели интересовались и Магом, но услышав, что он не знает ремесел, переставали спрашивать дальше. Торговец заломил высокую цену за молодого крепкого парня.

Маг развлекался тем, что рассматривал окружающую толпу. Мужчины с кошелками, рабы с тележками, мальчишки-подростки, норовящие стащить хлебец или кусок сладкой тянучки из-под бдительного ока торговца. Женщин было мало, большинство из них были замотаны по самые глаза платками. Некоторые выставляли напоказ набеленные, насурьмленные лица и плечи - теперь Маг не хуже людей знал, чем зарабатывают на жизнь эти красотки. Впрочем, красивых среди них было гораздо меньше, чем уродливых.

Вышедшая из паланкина женщина была хорошенькой и, видимо, богатой, поэтому она привлекла внимание Мага. Одетая как шлюха, она шествовала по базару с видом госпожи, толпу перед ней расталкивал раб с корзиной. За женщиной увязался господин среднего, ближе к пожилому, возраста, разодетый в парчу и шелк. Он что-то говорил ей вслед, она отвечала не оборачиваясь, со злым, надменным выражением на размалеванном лице. Наконец она остановилась и повернулась к преследователю лицом, выкрикивая что-то резкое. Маг решил не осквернять высший слух подслушиванием этой парочки.

Накричав на преследователя, женщина отвернулась и пошла по базару, сохраняя на лице высокомерное выражение. Мужчина отстал, но пошел за ней следом, держась поодаль. Женщина шла между рядами, едва удостаивая взглядом лотки с товарами, пока не оказалась у самого помоста с выставленными на продажу рабами. Ее оценивающий взгляд обошел рабов, остановился на Маге, прошелся по его наготе. Можно было не читать ее мысли - они и так были совершенно очевидны.

- Сколько стоит этот раб? - поинтересовалась она у торговца и ужаснулась, услышав цену.

- Это дорогой раб, госпожа, - начал расхваливать товар торговец. - Молодой, крепкий, а какой красавец! - Видимо, мысли этой женщины и для него не остались тайной. - Чужеземец - такого больше нигде не купить.

О том, знает ли раб ремесла, не заговорили ни женщина, ни торговец. Обоими подразумевалось, что он подходит для целей покупательницы. Она явно не собиралась выпускать покупку из рук, но торговалась, как завзятая скупердяйка. Ей удалось прилично сбросить цену, и она уже полезла за деньгами, как вдруг к торговцу обратился преследовавший ее мужчина:

- Сколько, говоришь, стоит этот раб?

Торговец, мгновенно учуяв выгоду, назвал начальную цену.

- Возьми.

Мужчина, не считая, бросил ему кошелек.

Тот высыпал оттуда деньги и тщательно пересчитал их.

- Но мы же договорились! - Женщина прожгла обоих ненавидящим взглядом.

- Товар берет тот, кто щедрее платит, - с постным видом потупился торговец.

Не обращая внимания на возмущенную брань обойденной покупательницы, он повелительно кивнул зазывале. Тот велел Магу одеться, а затем передал конец цепи дожидавшемуся у помоста мужчине. Мужчина даже не посмотрел на свою покупку. Проводив злорадным взглядом удаляющуюся женщину, он намотал на кулак избыток цепи и быстрым шагом пошел с базара. У паланкина он, однако, остановился и оглядел новоприобретенного раба с головы до ног.

- Меня, сановника самого шейха, эта потаскуха оставила как мальчишку, - проворчал он себе под нос, явно не рассчитывая, что чужеземец поймет его речь, - но и с тобой она развлекаться не будет. Наверное, помираешь с досады, чужеземный пес.

- Нет, господин.

Мужчина изумленно взглянул ему в лицо:

- Разве ты говоришь по-нашему?

- Да, господин.

- Откуда ты знаешь нашу речь?

- Когда я был мальчишкой, на караван моего отца напали грабители, - начал Маг рассказывать сочиненную за время сидения в сарае историю, обрывки которой были взяты из голов сидевших с ним рабов. - Всех зарезали, но мне удалось спрятаться. Вскоре я попал поводырем к слепому нищему, у него и научился говорить на вашем языке. Когда слепого избили до смерти, я некоторое время бродяжил, затем меня нанял в услужение писец. Я пробыл у него, пока не вырос. Тогда писец выгнал меня - я стал больше есть, да и моя одежда стала стоить дороже. С тех пор я странствую один. На днях я пришел в этот город, стражники схватили меня и продали в рабы.

- Где твоя родина?

- Я был слишком мал, чтобы помнить, где она.

- Ремеслами владеешь?

- Нет, господин.

Мужчина снова потерял интерес к покупке. Он приказал Магу сесть рядом с возницей, на лбу которого белело рабское клеймо, и заложить руки за спину. Связав их концом идущей от ошейника цепи, он уселся в карету и велел трогать. Карета покатила по городу, в хозяйский особняк.

Это был просторный трехэтажный дом за каменной оградой, внутри которой оказалось целое хозяйство. Мужчина передал Мага управляющему, тот повел его на обширный задний двор, где размещались хозяйственные постройки - сараи для припасов, скотины и рабов, кухня, конюшня и кузница. В первую очередь управляющий привел Мага в кузницу, усадил на низкую скамейку у стены и приказал опереться о стену затылком. Пожилой кузнец ухватил щипцами бронзовую чушку, накалил в огне и прижал ко лбу Мага. Запахло паленым мясом, и над бровями нового раба отпечатался багровый оттиск хозяйского клейма, такого же, как у кузнеца.

- Он будет у тебя в помощниках, - объявил управляющий. - Учи его ремеслу, чтобы работал не хуже.

- Да, господин, - поклонился кузнец.

Он отсоединил цепь, оставив на шее Мага только закованный намертво ошейник. Управляющий выделил Магу место в бараке, где содержались рабы-мужчины, и объявил, что с завтрашнего утра тот будет ходить работать в кузницу.

Женщины здесь жили отдельно, в соседнем бараке, уборная располагалась в дальнем углу двора, а в остальном все было похоже - те же соломенные подстилки, та же скудная пища, которую выдавали дважды в день - в обед и вечером. С утра рабы выходили работать, а на ночь возвращались в бараки на солому. Их не приковывали цепями, потому что клейменому рабу некуда было бежать. За поимку беглеца полагалась награда, небольшая, но достаточная, чтобы на нее польстилась нищета. Пойманных рабов обычно засекали до полусмерти, а иногда и до смерти, в назидание другим.

Телесные наказания были здесь обычным делом, плетка не покидала руки надсмотрщика. Пороли за все - за небрежность, за леность, за то, что попался под руку, на всякий случай. Серьезно провинившихся привязывали за руки лицом к столбу, специально для этого вкопанному посреди двора, секли кнутом и оставляли висеть на ночь или дольше, в зависимости от тяжести проступка.

Со следующего утра Маг стал работать в кузнице. Сначала в его обязанности входило подбрасывать топливо в горн, затем кузнец доверил ему поворачивать щипцами куски раскаленного железа, пока сам обрабатывал их молотом, придавая им форму подковного гвоздя или колесного обода. Когда Маг освоился с этим делом, кузнец показал ему, как держать молот, объяснил, как подбирать и нагревать металл, как определять его готовность для ковки, какие жидкости нужно применять для закалки.

Маг поначалу предполагал, что каждый раб мечтает стать свободным, но не успело зажить его клеймо, как он понял, что ошибся. И слова, и мысли рабов были только о том, как бы поменьше работать и побольше поесть. Любимые темы вечерних разговоров в бараках были о том, как содержатся рабы у других хозяев. Кому-то завидовали, кого-то жалели вслух, радуясь про себя, что здесь пока не так, и каждый мечтал о хозяине, который будет хорошо кормить, мало сечь и не заваливать работой.

Мечты рабов... Маг пытался спрашивать, что стали бы делать эти люди, оказавшись свободными, но встречал в ответ одни непонимающие взгляды. Большинство здесь стало рабами не вследствие войны - многие были проданы в рабство за долги или мелкие, вынужденные нищетой проступки. Они не умели жить на свободе. Они не знали, как прокормить себя и семьи, а здесь им был обеспечен кусок хлеба. У них был неплохой хозяин - здесь не морили голодом и зря не секли до полусмерти. Рабы жили здесь подолгу и были довольны своей судьбой.

Как-то управляющий пришел в кузницу со свитком папируса и угольной палочкой. Он начал расспрашивать кузнеца, сколько произведено изделий, сколько на них пошло металла и топлива, а затем стал записывать на свитке. Догадавшись, что хозяин требует отчет, Маг заглянул через плечо управляющего. Каракули выглядели незнакомо, но Маг извлек нужные сведения из его головы и прочитал цифры. На листке уже были записаны кухонные и конюшенные расходы.

- Что ты уставился? - заметил его взгляд управляющий. - Можно подумать, ты здесь что-то понимаешь.

- А что тут сложного? - повел плечом Маг. - Затраты на кузницу, кухню и конюшню.

Управляющий поднял на него недоверчивый взгляд:

- Ты что, умеешь читать и считать?

- Умею, - подтвердил Маг.

- Что же ты молчал? - возмутился тот. - Тебя же спрашивали, знаешь ли ты ремесла!

- Разве это ремесло? - удивился Маг. Ему и в голову не приходило, что умение читать - довольно-таки редкая в этой стране наука.

- Это тебе за обман! - Управляющий несколько раз хлестнул Мага плетью. - Ты еще и от хозяина получишь!

Он дописал цифры и вышел из кузницы. Вскоре он вернулся и увел Мага с собой. Когда они миновали печально известный столб, Маг понял, что его ведут не наказывать, а прямо к хозяину. Управляющий провел его по задней лестнице на второй этаж, в кабинет сановника. Тот взглянул на раба и кивком выпроводил управляющего.

- Мне доложили, что ты умеешь читать и считать, - сказал он.

- Да, господин, - подтвердил Маг.

- А писать ты умеешь?

- Да, господин. - Не так уж сложно было расставить по бумаге эти закорючки.

- Где ты научился этому?

- У писца. - Эта замечательная мысль только что озарила Мага. - У которого я служил.

- Почему ты не сказал об этом сразу?

- Я не подумал, что это заинтересует тебя, господин.

- Садись туда, напиши что-нибудь. - Хозяин кивнул в угол на низенький столик, где стояли письменные принадлежности, и пошарил глазами по своему столу. - Перепиши... ну, хотя бы это, - он подал Магу свиток, - как можно чище и красивее.

Маг взял папирус и уселся на подушку за столом, скрестив ноги. Извлекши из памяти хозяина, как должно выглядеть чистое и красивое письмо, он начал выводить буквы. Не слишком быстро, но, видимо, такая скорость удовлетворяла сановника, потому что тот не торопил его.

- Все, готово. - Маг присыпал текст песком, затем встряхнул свиток и подал хозяину.

Тот взял свиток и стал придирчиво разглядывать буквы.

- Пожалуй, ему можно доверить переписку, - сказал он сам себе, затем поднял взгляд на раба. - Где ты работаешь?

- В кузнице, господин.

- Теперь ты будешь работать у меня, переписчиком, - объявил ему хозяин. Его собственный почерк всегда оставлял желать лучшего, а писцы брали за работу бешеные деньги. Кроме того, не каждый свиток можно было доверить глазам писца.

- Слушаюсь, господин.

Теперь Маг вместо кузницы стал ходить в особняк своего хозяина. В остальном в его жизни ничего не изменилось - он все так же ел впроголодь и ночевал на соломе. Тем не менее, многие рабы стали завидовать ему и сторониться его, считая его положение привилегированным. Мага это нисколько не задевало - в их дружбе он не нуждался, а их мысли и разговоры давно перестали интересовать его.

Гораздо интереснее ему были мысли и свитки сановника шейха. Через руки Мага проходили документы государственного значения, дипломатические письма, налоговые отчеты, копии законов, по которым он читал о жизни страны в целом и взаимоотношениях ее обитателей. Прежде все люди казались ему одинаковыми или почти одинаковыми, но теперь он получил представление о сословиях, для каждого из которых были определены свои законы, об армии и межгосударственных отношениях. Ради этого стоило терпеть рабство.

Однажды хозяин вручил ему для переписки совсем короткий текст - всего четыре строчки. Пробежав их глазами, Маг с удивлением понял, что это были стихи.

Смотри под ноги - мне мудрец изрек.

Не знаешь разве, мудрый человек, -

Кто по земле ступает осторожно,

Тому небес не увидать вовек.

Это было так неожиданно, что Маг заулыбался. Хозяин, еще не успевший отвести от него взгляда, нахмурился.

- Чему ты смеешься, раб? - спросил он.

- Я не смеюсь, - ответил Маг, глядя на свиток. - Просто это в точности мои мысли - вечный спор между благоразумием и безрассудством, между расчетом и порывом, между насущными потребностями и высокими стремлениями. Как странно увидеть это здесь...

- Разве ты понимаешь стихи, раб? - изумился сановник. - Такого суждения я не слышал даже от придворных самого шейха.

Маг ничего не ответил - увлекшись своими размышлениями, он совсем забыл, где находится и с кем разгоааривает.

- А вот это. - Хозяин протянул ему другой листок. - Что ты скажешь об этом?

Маг рассеянно протянул руку и прочитал другое четверостишие:

Ты ярче звезд, луна моя,

Ты краше роз, газель моя,

Померкли гурии в раю -

Идет красавица моя.

Ему почему-то вспомнилась Нерея. Это стихотворение явно перебрал, сравнивая свою базарную красотку с женскими сущностями тонких миров.

- По-моему, не стоило так горячиться, - Маг насмешливо приподнял уголок губы, - особенно, если под красавицей подразумевается та наштукатуренная особа, которая так хотела купить меня на базаре... с намерениями, которые, я думаю, не остались непонятными для нас обоих. Гурии могут и обидеться.

На его лице вспыхнула увесистая пощечина.

- Как ты смеешь, раб! - Яростно исказилось лицо сановника. - Наглый пес!

От удара Маг очнулся и понял, что вышел из своей роли.

- Прости, господин, - виновато пробормотал он.

- Ты у меня поплатишься за это! - Сановник подступил к нему вплотную и схватил за рубаху на груди. - Ты у меня узнаешь, как смеяться над хозяином!

Он вытащил Мага в коридор, окликнул там раба и потребовал позвать надсмотрщика.

- К столбу его! - приказал он, когда надсмотрщик явился. - Высечь и оставить до утра!

Надсмотрщик позвал двоих сильных рабов. Те поставили Мага лицом к столбу, подняли его руки над головой и привязали кожаным ремнем так, чтобы носки его ног не доставали до земли. Очень редко случалось, что у столба наказывали по приказу самого хозяина - порка у столба обычно назначалась самим надсмотрщиком или управляющим - поэтому надсмотрщик взял кнут потяжелее и не покладая рук расстарался над хозяйским поручением. Когда на спине Мага не осталось живого места, он отер с лица выступивший пот и оставил раба висеть на столбе.

Полуденное солнце нещадно палило. На запах крови слетелись мухи и слепни. Рабы проходили мимо, не поднимая глаз на Мага, но он читал в их мыслях тайное удовлетворение, что хозяйскому любимчику здорово досталось. Чтобы не чувствовать боли и жажды, он отключил ощущения в растерзанном теле. Длинный день сменился бесконечно длинным вечером, затем наступила бесконечная южная ночь. Двор опустел, все разошлись спать.

Маг вспоминал разговор с хозяином и думал, что было мгновение, когда они говорили как равные. Но только до первого противоречия. От раба можно было выслушать похвалу, но не критику.

Со стороны особняка послышались шаги. Не крадущиеся, не семенящие, не тяжело шаркающие - это была уверенная хозяйская поступь. Маг включил высшие чувства и увидел хозяина. Поздней ночью сановник оставил свою спальню и вышел во двор. Он направлялся к столбу.

- Эй, раб, - окликнул он Мага, подойдя вплотную. - Ты еще жив?

Маг промолчал. Хозяин осмотрел его и удостоверился, что раб жив и в сознании.

- Почему не отвечаешь? - В его голосе слышался гнев.

- Неудобно разговаривать в таком положении, - ответил Маг.

- Ты заслужил это наказание, - сказал сановник.

- Наказание должно быть разумным, - процедил сквозь спекшиеся губы Маг. - Ты рискуешь остаться без имущества, господин. Нельзя же так бросаться собственными деньгами.

Сановник усмехнулся:

- Я уже выбросил деньги, когда купил тебя. Ты неплохой раб, но таких денег не стоишь. Я не настолько скуп, чтобы не убить тебя, если мне вздумается.

- Безрассудство тебе не чуждо, господин.

Маг услышал звук выходящего из ножен кинжала. Может, не стоило дразнить этого человека? Он узнал еще не все, ради чего оказался здесь.

Хозяин поднял руку с кинжалом, и Маг приготовился покинуть тело. Но вместо удара между ребер кинжал скользнул под ремень, привязывавший его руки к столбу. Путы лопнули, и Маг сполз вниз по столбу на колени, но тут же заставил себя подняться на ноги. Он повернулся и взглянул хозяину в лицо.

- Утром тебя убьют, раб, - сказал тот. - Но сейчас ты пойдешь со мной.

Маг пошел с ним в особняк, растирая онемевшие руки. Сановник привел его в тот самый кабинет, где они разговаривали днем. На треножных подставках по бокам стола горели светильники, на столе были разбросаны свитки.

- Читай, раб, - потребовал хозяин. - И говори все что о них думаешь.

Он стал подавать Магу один свиток за другим. На каждом были стихи. Маг уже понял, что провалил свою роль, поэтому позволил себе роскошь стать самим собой. Он говорил откровенно и напрямик, оценивал по достоинству сильные стихи, высмеивал слабые, словно поучая кого-нибудь из младших Сил. Хозяин терпеливо выслушивал каждое замечание, не выдавая ни удовлетворения, ни гнева. Он уже не числил этого раба в живых.

Когда вся груда свитков была прочитана и оценена, оба оторвались от них и взглянули друг на друга.

- До рассвета еще долго, господин, - сказал Маг. - Я ответил на все твои вопросы, может быть, за оставшееся мне время ты ответишь на мои?

- С первыми лучами солнца ты умрешь, - напомнил тот. - Неужели тебе еще хочется что-то узнать?

- Почему бы и нет? - усмехнулся Маг.

- Ты странный раб, - пристально взглянул на него сановник. - Хорошо, спрашивай.

- С тех пор, как я стал рабом, я много размышляю о рабстве, - сказал Маг. - Мне понятно, почему одни люди порабощают других, но непонятно, почему они не считают их за людей.

- Побежденный - не человек, - пренебрежительно поморщился сановник.

- Но ведь большинство рабов не военнопленные, - заметил Маг.

- Все равно - побежденные.

- А почему люди терпят рабство? - задал Маг мучивший его вопрос. - Рабов гораздо больше, чем хозяев, они легко могли бы освободиться. Почему они не хотят быть свободными?

- Да, их гораздо больше, - согласился его собеседник. - Но, видишь ли, рабство выгодно не только хозяевам, но и рабам. Иначе оно не могло бы существовать. Рабы не умеют жить свободными.

- Но они могли бы научиться, если бы их не поработили, - возразил Маг. - А в рабстве у них просто нет такой возможности.

- Все наоборот, - сказал сановник. - У них была свобода, но они не сумели прожить в ней. Рабами не становятся, рабами рождаются. Дай им свободу - и мир заполонят толпы нищих и преступников.

- Теперь понимаю... - кивнул Маг. - Но неужели нельзя хотя бы содержать их получше? Кормить сытнее?

- Голодный раб мечтает стать сытым, а сытый - свободным, - пояснил сановник. - Он забывает, что на свободе ему придется самому кормить себя, а голод помогает ему помнить свое место.

Маг замолчал.

- Ты узнал все, что тебе хотелось? - Его собеседник заинтересовался разговором и был непрочь продолжить его.

- Кажется, да, - наклонил голову Маг.

- Тогда жди рассвета. - Сановник кивнул ему на место по другую сторону стола, а сам погрузился в бумаги. Он взял стило и начал что-то черкать в свитках, забыв о Маге.

Приближался рассвет. Маг сидел и смотрел на своего бывшего хозяина. Исчезнуть прямо сейчас, перед ним, чтобы тот понял, что обсуждал свои стихи с творцом - слишком много будет чести. Быть убитым на глазах у рабов - нет, обойдутся они без этого удовольствия.

Он бесшумно лег на спину, заложил руки за голову и закрыл глаза. С рассветом хозяин вышел из-за стола, чтобы пинком разбудить посмевшего уснуть в его присутствии раба. Тот не шевельнулся.

Покинутое Магом тело уже начинало коченеть. Его лицо было спокойно-расслабленным, словно у спящего на губах осталась насмешливая улыбка.

***

Воин завидел Мага издали и приветственно помахал рукой. Прервав полет, тот телепортировался прямо в сиденье рядом с ним.

- У-фф... - Маг потер ладонью лоб, словно там еще розовело свежевыжженное рабское клеймо. - Рыжий, ты мне бутылку должен. Кажется, так там говорится, у людей.

- Значит, успех? - обрадовался Гелас. - Что ты узнал?

- Что я узнал? - усмехнулся в ответ Маг. - Что быть рабами хочется большинству людей. Только злоупотребления хозяев могут заставить их желать свободы. К счастью, этого там более чем достаточно.

- Как это? - недоверчиво уставился на него Воин. - Как можно хотеть быть рабом?

- Да очень просто. Кто свободен, тот сам в ответе и за свою жизнь, и за свою смерть. Прожил не так - не на кого жаловаться, кроме себя. У раба всегда виноват хозяин. Представляешь, какой бальзам на сердце дураку, лентяю, трусу? Насмотрелся я на этих рабов - никто из них не хочет свободы, зато все хотят хорошего хозяина. Естественно, что в боге они видят самого лучшего, самого всесильного хозяина.

- Может быть, ты не так их понял? - осторожно спросил Воин.

- Если бы... да ты сам вспомни, как они представляют себе рай. Много хорошей еды, хороших напитков, хорошей одежды. Хорошая погода и обстановка. Красивые женщины, которых можно иметь сколько угодно. И бесконечная райская музыка - свихнуться можно. По мне, так на свете нет ничего лучше тишины.

Воин утвердительно кивал на каждом слове Мага, его лицо мрачнело с каждым кивком.

- И все это им предоставил бог - лучший в мире хозяин. За примерное рабство, - закончил Маг.

Воин грохнул кулаком по подлокотнику колесницы.

- Что же с этим делать? - воскликнул он.

- Откуда мне знать? - пожал плечами Маг. - Да и зачем с этим что-то делать?

- Как зачем? - Воин яростно сверкнул на него глазами. - У рабов божественная искра перестает развиваться, даже тускнеет. А нам нужно, чтобы она раз-ви-ва-лась!

- В конце концов, - Маг покосился вниз, - их там целая прорва. Какие-то из них все равно развиваются. Наверное, бессмысленно надеяться, что все они будут развиваться одинаково.

- Пожалуй, - нехотя согласился Гелас. - Ты не возьмешься проследить за теми искрами, которые поярче?

- Не возьмусь. - Встретив разочарованный взгляд Воина, Маг смягчился. - Не сейчас, по крайней мере. Сейчас мне хотелось бы составить общее представление об их развитии. Но сначала я загляну в Аалан - не помню, когда я там был в последний раз.

- Возвращайся поскорее, - напутствовал его рыжий.

- А ты чем занимаешься? - спросил на прощание Маг.

- Да вот, присматриваю за ними. - Воин кивнул цепочку бредущих по пустыне людей, которых вел собой чернобородый мужчина могучего сложения. Его искра ярко выделялась среди других. - То путь расчищу, то еды подброшу.

- Они куда-то переселяются?

- Да, со своей родины. Бежали от захватчиков.

- И где у них будет вторая родина?

- Нигде. У них была возможность бороться за свои первую родину, победить или погибнуть. Но они предали ее, выбрав бегство, и теперь у них никогда не будет второй. Второй родины не бывает.

Оба на время замолчали, с преувеличенным вниманием вглядываясь в цепочку бредущих внизу людей.

- Ну зачем же так? - В непривычно тихом голосе Мага послышался упрек.

- А что я мог поделать? - вздохнул Воин. - Это был их выбор.

Глава 14

Перенесшись в Аалан, Маг опустился невдалеке от своего жилища и медленным шагом пошел к озеру. Окружающее выглядело нереальным и призрачно-далеким, словно во сне. А явью было жаркое солнце плотного мира, грязные бараки, железное кольцо на шее, рабский кнут. Маг уселся на любимый камень и долго сидел, ни о чем не думая, глядя на гладкую, невообразимо прозрачную воду. Может быть, весь этот дивный, чистый, спокойный мир приснился ему?

Из забытья его вывел сигнал тревоги с границы Запретной Зоны. Снова прорыв - подумал он, очнувшись. Следующей его мыслью было, что, наверное, все Власти сейчас в плотном мире, воспитывают людей. Значит, прорыв придется отбивать одному.

Маг вскочил с камня и белой молнией понесся к Зоне. Кошмары едва успели перейти границу и вгрызться в близлежащее пространство. Сегодня это были огромные волкоподобные звери, из спин которых вырастал обнаженный торс прекрасной женщины с фиолетовыми глазами и гривой черных всклокоченных волос.

Привычным движением он запустил вдоль границы вихрь, чтобы отмести их в Зону. Кошмары покатились внутрь Зоны, цепляясь когтями за почву. Маг снял плащ Ариндаль и стал размахивать им перед собой, с края плаща полетела струя плазмы, резавшая исчадия больного воображения Гекаты на куски. Куски шевелились и упрямо ползли к границе, пока он не разрезал их на мелкие, неспособные к передвижению частицы.

Отбив первую атаку, Маг начал действовать хладнокровнее и расчетливее. Он пресекал любые попытки кошмаров выбраться наружу, но задние напирали, из глубины Зоны появлялись новые чудовища. Они выходили на смену поверженным - десятки одинаковых пастей, острых когтей и клыков, женских лиц. Лица Гекаты глядели на Мага, и ему чудилось, что в десятках фиолетовых взглядов кроется не безумие, а печаль. Или это он начал сходить с ума? Он безжалостно кромсал кошмаров, но его сердце сжималось от незнакомых прежде боли и сострадания. Глупая судьба, поставившая его и Гекату по разные стороны границы...

Раздавшийся в небе грохот сообщил Магу, что прибыло мощное подкрепление. Так появлялся только Император, это была его небесная поступь. Маг отскочил от границы Зоны, догадываясь, что сейчас здесь будет жарко. С Посоха Силы слетел белый клубок молний, толпа кошмаров превратилась в клокочущий огненный котел. Держась поодаль, Маг добивал выскочивших из пламени тварей.

Вдвоем они быстро разделались с чудовищами и остановились на границе, ожидая новой волны. Однако нашествие стихло так же внезапно, как и началось - на этот раз Геката сама перестала видеть сны.

- Кажется, она опять глубоко заснула, - сказал Маг, обернувшись к Императору. - Как кстати - Хризы здесь нет, а я не умею петь колыбельные.

- Это не в первый раз, - ответил Император. - Пока вы работаете там, у людей, я защищаю границу один. Иногда мне приходится биться довольно долго, но ее сновидения всегда кончаются. - Он не назвал Герату по имени, как и Маг.

- Да, сновидения всегда кончаются, - кивнул Маг. - В том числе и кошмарные.

- А ты что делаешь здесь? - подозрительно глянул на него Император. - Я считал, что ты работаешь там.

- Отдыхаю от работы, - сказал Маг. - Разве нельзя?

- Почему же, можно. - На суровом лице Императора читался скорее запрет, чем разрешение. - И какая же работа так утомила тебя?

- Я был человеком.

- Зачем?

- В исследовательских целях.

- Понятно. Что ж, отдыхай.

Император телепортировался с границы. Магу сразу же стало скучно отдыхать - какой интерес заниматься тем, на что дано разрешение? Он послал вызов Нерее, но ответ не пришел. Конечно же она была в плотном мире, как и остальные. Теперь она получила детей для воспитания и наверняка счастлива. Интересно, как она относится к своей работе, как справляется с ней?

Он вернулся в плотный мир людей, чтобы разыскать там Нерею. Едва он окликнул ее, она сразу же телепортировалась к нему. Взглянув на ее радостное, оживленное лицо, Маг убедился, что его догадка верна - Нерея была счастлива здесь.

- У тебя что-то случилось? - было ее первым вопросом.

- Так уж и "случилось", - хмыкнул Маг. - Неужели нельзя вызвать тебя просто так, поговорить?

- Почему же, можно, - засияло лицо Нереи. - Просто ты никогда не вызывал меня без причины.

- Но с тех пор мы познакомились получше, - улыбнулся Маг. - Почему бы мне не захотеть поинтересоваться, как у тебя дела? Все-таки из-за меня у тебя были неприятности с Геласом. Но теперь у тебя появилась возможность заниматься детьми - вот мне и захотелось узнать, довольна ли ты.

- Да, конечно. - На лице Нереи расцвела ответная улыбка. - Теперь я - богиня семьи и домашнего очага, и мне это очень нравится. Все это так трогательно: семейный уют, взаимная любовь и уважение, дети, старики. Я очень рада, что могу посвятить себя этому.

- Хорошо, - кивнул Маг. - Хорошо, что теперь ты счастлива.

- Счастлива? - растерянно глянула на него Нерея. - Довольна - да, но счастлива - пожалуй, нет. Нет.

- Почему? - удивленно спросил он. - Разве ты не получила то, чего тебе хотелось?

- Получила, - согласилась она. - Но теперь я не уверена, того ли мне хотелось.

- Какая непоследовательность. - Усмешка в голосе Мага прозвучала неожиданно ласково. - Почти как моя.

- Почти как твоя? - повторила за ним Нерея, словно проверяя собственные ощущения. - Эта работа нравится мне, приносит удовлетворенность, но меня не оставляет чувство, что это только замена чего-то другого. Хорошая, конечно, но всего-навсего замена. Может, тогда ты был прав...

- В чем? - Прежде Маг говорил ей многое, и сейчас он не мог понять, что именно она имеет в виду. - В чем, Нерея?

- Не важно, - вдруг смутилась она. - Ты всегда путаешь меня. Пока тебя нет, мне все ясно и понятно. Но когда появляешься ты, начинаешь говорить... все становится с ног на голову.

- Гадкий мальчишка... - печально улыбнулся Маг. - Ладно, не буду смущать тебя.

Он исчез без предупреждения. Нерея растерянно уставилась на пустое место. Только что здесь стоял он - невероятный, непостижимый, непредсказуемый. Она вовсе не хотела прогнать его - напротив, ей хотелось, чтобы он как можно дольше оставался с ней. Ну зачем ее глупый язык произнес не те слова, которые подсказывало сердце? Все становится с ног на голову... это было неполной правдой. Полная правда заключалась в том, что ей больше не хотелось твердо стоять на ногах. Ей хотелось потерять под ними опору, провалиться в сияющую бездну - и этой бездной был он. А теперь все вокруг было темно и пусто.

- Ты зачем сбежал? - требовательно спросила веревка с пояса Мага. - Ты же огорчил ее, клянусь своей кисточкой!

- Хоть кисточкой, хоть узелком, - откликнулся тот. - Я огорчаю других гораздо больше, если остаюсь поблизости. Без меня ей будет спокойнее жить. У нее будет все, что ей нужно для счастья.

- Все ли? - усомнилась Талеста. - Почему ты не дослушал ее?

- Может быть, побоялся того, что она скажет, - признался Маг. - Ну что я могу ответить ей? А главное - чем?

- Разве тебе нечем ей ответить?

- Увы, да. - Маг опустил рассеянный взгляд вниз, на плотный мир. - Я слишком привык быть один. Я не хочу подпускать к себе никакой зависимости, даже этой.

- Ты не боишься, что пожалеешь об этом?

- Если бы только об этом... как будто мне больше не о чем жалеть в своей жизни. Опять ты лезешь не в свои дела, болтливая веревка!

- Ну и как хочешь. - Талеста обиженно спрятала узелок за его спину.

- Вот именно, - ответил Маг. - Как хочу.

Переругиваясь с веревкой, он сам не заметил, как перенесся к Геласу. Воин сидел на колеснице, напряженно наблюдая за миром внизу. Его рыжебородая физиономия была отмечена печатью озабоченности.

- А, явился, - сказал он, увидев Мага. - Ну как - ты готов работать дальше?

- Не совсем, - неуверенно ответил Маг. - Я еще не ознакомился с общим ходом развития людей. Пока слоняюсь.

- Может быть, ты выполнишь пару мелких дел, пока слоняешься, - обратился к нему Воин. - Ты явился очень кстати - я как раз размышлял, как бы их получше выполнить. Сам понимаешь, у меня во всем, что касается людей, кругозор широкий, но поверхностный. В отличие от тебя, я мало изучал их жизнь на практике, поэтому затрудняюсь с решением.

- Какие у тебя дела, говори короче, - перебил его Маг, которому наскучило слушать длинные объяснения рыжего.

- Во-первых, нужно наказать одного тирана - мои подопечные давно ропщут на него, - сказал тот. - Причем наказать не как-нибудь, а самой страшной карой, чтобы та соответствовала его преступлениям. Но я плохо представляю, что у людей считается лучше, а что хуже. Отправляйся к нему и накажи его по заслугам.

- Понятно, - кивнул Маг. - А второе дело?

- Нужно наградить одного отшельника, - продолжил Воин. - Он в почете у людей, они приходят из дальних мест, чтобы поклониться ему. Святой человек, пример для остальных - мне хотелось бы, чтобы он был достойно вознагражден.

- Понятно, - снова кивнул Маг. - Где эти люди?

- Здесь. - Воин указал Магу вниз. - Вот этот и вон тот.

- Вижу, - подтвердил Маг. - Хорошо, прогуляюсь.

По сравнению с предыдущими это задание было легким и четко сформулированным, поэтому Маг не предвидел никаких затруднений с выполнением. Он телепортировался вниз, прямо во дворец тирана, во внутренний дворик, где тот предавался послеобеденному отдыху. Посреди дворика сверкал прозрачной водой бассейн, вокруг которого бродили важные птицы с пышно развернутыми хвостами и коронами перьев на маленьких головках. Ложе тирана стояло в тени под навесом, в изголовье был поставлен столик на изогнутых ножках. На нем поблескивала золотая ваза со сладостями, рядом с ней стоял кувшин и недопитый бокал, в котором розовел освежающий напиток с плавающими в нем кусочками фруктов.

Сам тиран возлежал на парчовых подушках, полузакрыв глаза и подставив лицо опахалам двоих рабов. Маг вгляделся в это лицо, багрово-красное, опухшее, с извилинами сосудистых прожилок и мешками под глазами. Глубокие борозды между бровями, поджатый, искривленный рот - на лице тирана застыло привычное выражение жестокости и подозрительности, не покидавшее его даже в минуты отдыха. Тело повелителя было бесформенным и дряблым от старости, хотя можно было сказать, что когда-то это был сильный мужчина. Маг невольно задал себе вопрос: стоило ли быть властителем сотен, тысяч человеческих судеб, чтобы в итоге нажить себе такое лицо и такое тело?

Ответ пришел, но не такой, как он ожидал - разве ты забыл, кем здесь остается быть, если ты не властитель? Маг потер ладонью лоб, где не так давно розовело рабское клеймо - интересно, надолго у него останется эта привычка? - и напомнил себе, что явился сюда не затем, чтобы предаваться размышлениям, а по вполне определенному делу.

Он вызвал хроники Акаши и наскоро просмотрел жизнь тирана. Затем он создал себе плотное тело, и посреди дворика возник высокий белокурый парень в одежде бродяги. Просто так, из ничего, как-то тихо и незаметно, поэтому десять телохранителей, расставленных у ведущих сюда дверей, не обратили на него никакого внимания. Правда, его увидели рабы, но они лишь на долю мгновения сбились с мерного ритма, в котором двигались опахала. Это их не касалось, у них были свои обязанности.

Маг сделал несколько шагов, чтобы оказаться прямо перед замутненным взглядом властителя, и остановился. Тот заметил его далеко не сразу. Глаза тирана лениво приоткрылись, уловив в поле зрения нечто незнакомое, затем рывком распахнулись. Маленькие, черные, пронзительные, въедливые глазки. Уголки его губ начали опускаться, брови медленно поползли к переносице.

- Ты кто такой? - раздался скрипучий старческий голос. Тиран, оказывается, не до конца растерял способность к удивлению.

- Я? - поднял брови Маг. - Бог.

- Бог? - Тиран приподнялся на ложе и хлопнул в ладоши. - Схватите этого негодяя! - приказал он сбежавшимся телохранителям.

Разумное распоряжение, ничего не скажешь. Сначала схватить негодяя и только потом начать разбирательство, как он сумел проникнуть сюда мимо этих бездельников. Телохранители кинулись к Магу, но у него на этот раз не было необходимости притворяться человеком, и он мгновенно поставил вокруг себя защитную сферу приличного размера. Не добежав до него нескольких шагов, стражники наткнулись на невидимую преграду и в ужасе остановились, не смея решить, кто им страшнее - повелитель или бог.

- Н-никак... - пробормотал один из них, не смея поднять взгляд на властителя.

Тиран и сам видел это, поэтому не стал настаивать на приказе.

- Что тебе нужно здесь, бог? - прохрипел он.

- Зачем бог может явиться человеку? - усмехнулся Маг. - Не за взяткой же. Награда или возмездие.

Глаза тирана жестко блеснули.

- Награда, значит, - вскинул он голову.

- Ну почему же награда? - Маг призвал на помощь все свое самообладание, чтобы сразу же не размазать по стенкам этого наглеца. - Разве тебе не за что получать возмездие?

- А разве есть за что? - угрюмо спросил тиран. - Я - великий правитель, я достойно выполнял свой долг перед небом. Разве я забывал почтить своих богов? Что-то ты не похож на них.

- Мы, боги, не обязаны выглядеть так, как нас представляете вы, люди. По глупости вы не понимаете, что в любом обличье когда-нибудь можете встретить бога.

- Так ты - настоящий бог? - Недоверчиво переспросил тиран.

- Самый настоящий.

- За что ты хочешь наказать меня? - Недоверие в голосе властителя сменилось деловым подходом. Стоявший перед ним был сильнее, поэтому с ним следовало говорить иначе.

- Твои подданные ропщут на тебя, и их голос достиг небес, - высокопарно произнес Маг. - Небеса решили наказать тебя самой жестокой казнью, какую только можно придумать.

- Но если небеса выслушали этих крикунов, то пусть они выслушают и меня. - От непривычки к повиновению просьба властителя прозвучала приказом.

Это было разумное предложение. Маг не мог не согласиться с ним.

- Что ж, поговорим, - наклонил он голову. - Хотя не знаю, чем ты можешь смягчить свой приговор.

Тиран хлопнул в ладоши и потребовал, чтобы телохранители покинули дворик и остались у дверей снаружи. Вслед за ними он выпроводил и обоих рабов.

- Поговорим с глазу на глаз, - сказал он Магу. - Разговор великих не должен достигать ушей ничтожеств.

Уши ничтожеств не заботили Мага, но нельзя было признать, что такие разговоры удобнее вести наедине. Он уселся на край бассейна и приготовился выслушивать властителя. Неужели у этого тирана была хоть малейшая возможность оправдаться?

- Говори, - кивнул он. - Небеса слушают тебя.

Тиран медлил с началом, собираясь с мыслями. Он почти не глядел на Мага - все внимание он направил внутрь себя. Теперь, когда его жизнь была на исходе, что он мог сказать небесам, в чем отчитаться? Он устроился на подушках поудобнее, предвидя длинную исповедь.

- Молодым я не думал, что мне придется править своей страной, - в черных заплывших глазках промелькнуло мечтательное выражение. - Мне прочили путь ученого, я обучался у самого известного звездочета страны. Великий поэт учил меня стихосложению, а лучшие философы - познанию тайн мира. Однако, когда мне пошел двадцать шестой год, я был вынужден занять место на троне.

- Я правлю почти пятьдесят лет, - продолжил он. - Я был младшим в династии - мой старший брат пробыл у власти четыре года, а второй не усидел и двух лет. Глупый щенок - в голове у него были одни лошади и женщины. Третьего брата убрали даже до того, как он унаследовал власть. До братьев правил отец, он продержался на троне двадцать лет, но и он умер не своей смертью. После меня к власти пришел бы мой двоюродный брат - отпетый интриган и негодяй, на тринадцать лет старше меня. Но нет, решил я, не дождется он этого счастья.

- Как это понимать? - уточнил Маг.

- Нет, не убить его - тогда я еще не думал так, - нехорошо усмехнулся тиран. - Выжить самому, выжить и укрепить государство, навести в нем порядок, чтобы всякие выскочки и не помышляли о власти. До меня власть менялась так часто, что государственные дела были запущены, зато процветали интриги. Отравления были обычны, поэтому я заставил рабов пробовать каждое мое кушанье. Поверишь ли, бог, были времена, когда их умирало по несколько в месяц. В конце концов мои враги потеряли надежду обойти эти проверки, и рабы перестали умирать. Однако мою еду пробуют до сих пор - каждый день, каждое блюдо.

Он поймал взгляд Мага, устремленный на стоявший на столике кувшин.

- Да, и это тоже. Правители соседних стран узнали, что у нас творится, и, конечно, решили поживиться, воспользоваться чужой слабостью. Мне пришлось вести сразу две войны, но занимался я не столько армией, сколько разоблачением очередных интриг и предательств. За всем нужно было следить самому - мне не на кого было положиться.

- Разве у тебя не было преданных людей? - спросил Маг.

- Сначала были, - подтвердил тиран. - Как по-твоему, бог, что враги делают с друзьями властелина? Они либо подкупают их, либо убивают. Мне не было и тридцати, когда я остался без преданных людей. Себя я еще мог оградить от покушений, но не своих друзей. Одних прикончили сторонники моего родственника, других я был вынужден казнить сам. Тогда я взялся за интриганов всерьез, казнил налево и направо, за любую мелочь, самыми жестокими видами казни, публично, чтобы видели другие. И тогда меня стали бояться.

- Ну зачем же такая жестокость? - поморщился Маг.

- Жестокость?! - Лицо тирана побагровело до свекольно-красного оттенка. - Казни своего лучшего друга за то, что он пытался отравить тебя, - и посмотрим, каким станешь ты, бог!

Он замолчал, его сжатые в кулаки руки затряслись.

- После этого прошло еще сорок лет, - напомнил Маг. - И все это время в твоей стране лились реки крови, люди сотнями умирали от голода и пыток. Нет несчастья, которое заслуживало бы такого мщения.

- Это было не мщение, - дернул головой тиран. - Это была необходимость. Вся страна, все люди были распущены и развращены длительным безвластием. Никто не хотел работать, все воровали, преступники обнаглели. Если я отдал указ рубить руку за малейшее воровство - то не потому, что стране не нужны были эти руки. Да, я ввел суровые наказания за ничтожные проступки, но не столько для того, чтобы покарать виновных, сколько для того, чтобы остановить остальных. И я своего добился. Мои наследники еще поблагодарят меня за это.

- А казнь сотен военнопленных?

- Я не мог оставить их в живых. Государство было слишком истощено войной, поэтому их нельзя было ни освободить, ни оставить рабами внутри страны. Лучше бы ты, бог, оценил, что я все-таки сумел выиграть эту войну. Были дни, когда я сам не верил в победу. Лучше бы ты оценил, что соседи уже пятнадцать лет не воюют с нами.

- Но сам ты - после той победы ты еще не раз ходил на них войной.

- А что мне оставалось делать? - Тиран взглянул на него в упор. - Порабощай - или поработят тебя, предавай - или предадут тебя, убивай - или убьют тебя. Выбирай одно из двух - середины нет. Разве это не ваши, не божеские законы? Я сделал свой выбор давно, когда пришел к власти. И каждый раз, достигая успеха, я благодарил за это вас, богов.

- Нет, это не наши законы. - Маг отрицательно покачал головой. - Это ваши, человеческие законы. Ты стоишь на вершине власти - и ты мог бы изменить их.

- Нет, - возразил тиран. - Если бы я мог, я изменил бы их. Но я не мог. Значит, это ваши законы - человеку не под силу изменить предначертанное богами.

Оба замолчали, думая каждый о своем. Наконец Маг поднял голову. Властитель почувствовал его движение и тоже взглянул на него. В маленьких черных глазках не отражалось ни страха перед божеством, ни мольбы о снисхождении.

- Я ухожу, - сказал Маг. - Я понял, что ты уже несешь свою кару.

Не дожидаясь ответа, он растворился в воздухе. У него было второе поручение, как он надеялся, более приятное. Вознаградить святого.

Это была неглубокая пещера у подножия горы. Естественного происхождения, но доработанная человеческими руками до пригодного к проживанию состояния. На плоском камне у пещеры сидел тощий, нищенски одетый старик, лысая голова которого составляла забавное сочетание с длинной белой бородой, невольно наводя на мысль, что растительность с макушки отшельника в один прекрасный день надумала переселиться на его подбородок.

Старик вкушал трапезу. На разостланной перед ним тряпице лежал черный сухарь и несколько сушеных акрид - местной разновидности кузнечиков, собранных отшельником в прибрежных кустах протекающей поблизости реки. В кривобокой, тщательно отмытой деревянной миске поблескивала родниковая вода. Отшельник обмакивал сухарь в воду, а затем обсасывал размокший верхний слой, помогая себе беззубыми деснами.

На ведущей к пещере тропинке замаячила человеческая фигура. Опять кто-то из этих паломников, этих поклонников, от которых не было покоя. Странно, однако, что он увидел пришельца раньше, чем услышал его шаги. Зрение старика ослабло за последние годы, но слух никогда еще не подводил его.

Приблизившись, фигура превратилась в нищего бродягу - высокого белокурого парня в стоптанных сандалиях и подпоясанной веревкой рубахе под поношенным плащом. Этот, конечно, пришел не поговорить о возвышенном, а посмотреть, нельзя ли чем-нибудь поживиться у святого отшельника. Старик окинул его неодобрительным взглядом и вернулся к своей трапезе.

- Добрый день, святой человек, - обратился к нему бродяга.

- Добрый день, - с достоинством ответил старик.

- Радуйся, отец, небеса увидели твое благочестие, - улыбнулся бродяга, - и решили вознаградить тебя. Говори же, какую ты хочешь себе награду?

Старик нашел его шутку возмутительной, но проявил сдержанность.

- Кто ты такой, чтобы обещать другим небесные дары? - Он сдвинул брови, совсем немного, только чтобы поставить зарвавшегося шутника на место.

- Я? - переспросил Маг. - Бог.

Это было уже слишком, но старика было нелегко вывести из себя.

- Разве так выглядят боги? - сказал он. - Они прекрасны и светлы ликом, они являются в сиянии огня небесного, а не такими оборванцами, как ты.

- Если бы я судил по одежде, то никогда не назвал бы тебя святым, - сказал Маг. - Ты такой же оборванец, как и я. Даже хуже. В обличье, какое ты описал, и дурак узнает бога, но я надеялся встретить здесь мудреца, который различит божество под любой одеждой.

Обычный бродяга так говорить не мог. Неужели...

- Прости мне темноту и невежество, владыка, - осторожно сказал старик. - Но мне было бы легче поверить твоим словам, если бы ты явился мне в истинном облике.

- Сколько же веков я занимаюсь тем, что прощаю людям темноту и невежество, - вздохнул Маг. - Сколько же веков мне еще предстоит этим заниматься... Но как не простить святого человека, если я прощаю грешников?

Он на несколько мгновений принял свой подлинный облик. Юноша со снежно-белыми волосами, в малиновом плаще и белой, подпоясанной веревкой рубахе до колен, появился перед стариком, но тот смотрел сквозь него и недоуменно щурился - куда же вдруг исчез этот странный бродяга?

- Ты доволен, святой человек? - спросил Маг, возвращаясь в плотное тело. Он присел на соседний камень и взглянул на старика. - Боги послали меня, чтобы я вознаградил тебя по достоинству, - продолжил он. - Я подумал, что будет лучше всего, если ты сам выберешь себе награду.

- Но я не видел тебя, - взволнованно сказал отшельник. - Ты вдруг исчез, а теперь появился снова.

- Так ты не видел меня? - понял Маг. - Значит, ты не можешь увидеть мой истинный облик.

- Сделай так, чтобы я смог увидеть твой истинный облик, и это будет моей наградой! - взмолился старик. - Столько лет я мечтал увидеть бога, и вот он стоит передо мной, а я не вижу его!

- Здесь я ничем не могу помочь, - покачал головой Маг. - Способность видеть бога зависит только от самого человека.

- И я никогда не увижу бога? - В голосе отшельника послышалось отчаяние.

- Почему же, может быть, еще увидишь, - утешил о Маг. - Все меняется - и люди, и боги. Возможно, высшие миры когда-нибудь еще станут доступными твоему зрению. Выбирай себе другую награду.

Старик долго не отвечал, рассматривая сидящего соседнем камне бродягу. Обыкновенный парень, такой же, как сотни неимущих оборванцев, вот только глаза... этот взгляд не мог принадлежать человеку. Перед ним был бог, и он предлагал награду. В голове отшельника проносилось прошлое, настоящее, недолгое будущее, толпились все его прежние мысли, желания, чаяния и стремления. Что же ему выбрать, что попросить у богов?

- Спасибо, что мое стремление к вышнему не осталось незамеченным богами, - сказал наконец он. - Это моя лучшая награда, и мне не нужно другой.

- Совсем ничего? - переспросил Маг.

Ему неудобно было возвращаться к Геласу, ничего не сделав для этого старика.

- Ничего, - подтвердил тот. - Я имел многое, но отказался от всего. Люди утомили меня, и я решил уйти от них, но они находят меня и здесь. Сначала это меня сердило, но с годами я смирился - если им от этого становится хоть немного лучше, пусть ходят. В мире мало радости, еще меньше - утешения. Пусть ходят.

- Как же ты живешь здесь, добрый человек? - подивился Маг. - Что ешь, во что одеваешься? - Его взгляд перескочил с нищенской одежды отшельника на его скудный обед.

- Вот в это и одеваюсь. - Старик приподнял пальцами край своего рубища. - Одеяло есть. Ем сухари, когда люди приносят, но чаще питаюсь кореньями и акридами. Коренья, правда, жесткие, зато акриды вкусные - вот, попробуй.

Он протянул Магу одного из сушеных кузнечиков, лежавших перед ним на тряпке. Маг отломил длинную заднюю ножку насекомого и прожевал ее утолщенное основание. На большее его не хватило.

- Кореньев здесь всегда много, - продолжил старик, надкусив другого кузнечика, - а акриды не каждый год появляются. Бывает много, бывает и мало. Все равно еды хватает, раз я с голода пока не помер. Ничего мне не надо, владыка. Ступай с миром.

Маг вернул недоеденную акриду на тряпицу и попрощался с отшельником. Отправив плотное тело в небытие, он полетел к Воину.

- Ты все сделал? - спросил тот, когда он вернулся.

- И да и нет, - ответил Маг.

- Ты говоришь загадками, - недовольно глянул на него Гелас. - Да - это да, а нет - это нет. Одно исключает другое.

- Не всегда.

- Почему я вечно должен у тебя допытываться? - вспылил тот. - Отвечай, как ты наказал тирана? Какую наихудшую кару ты выбрал для него?

- Я оставил его жить.

Некоторое время Воин изучал лицо Мага, не говоря ни слова. Наконец он все-таки решил, что тот не шутит.

- Что ж, - согласился он, - возможно, ты прав. А как ты наградил святого?

- Я спросил, что ему нужно, но отшельник отказался от награды, и я не стал настаивать. Кому нужна награда, которой не хочется? - Маг взглянул на Воина, невеселое его лицо посветлело. - Старик сказал - лучшая награда для него, что его стремление к вышнему не осталось незамеченным богами.

Их глаза встретились, и они оба улыбнулись.

- Все-таки не зря мы здесь работаем, - сказал довольный Гелас. - Может быть, что-нибудь еще получится.

- Может быть, - согласился с ним Маг. - Знаешь, но, проследи, чтобы у пещеры этого отшельника никогда ее переводились акриды.

Глава 15

Закончив с отчетом, Маг расспросил Воина о состоянии развития плотного мира, а затем полетел по этому миру, чтобы увидеть все собственными глазами. Людей становилось все больше - их поселения множились и разрастались, превращаясь в крупные города, сеть дорог прорезала леса и равнины. По дорогам двигались обозы и одиночные повозки, брели путники и вышагивали военные отряды. Реки и моря колыхали весельные и парусные суда, несущие смельчаков в дальние города и страны. Вокруг мелких селений простирались поля и паслись стада, в городах процветали торговля и ремесла.

Взгляду творца открывалась гармоничная карта людской жизни, где все звенья были взаимосвязаны, отлажены и притерты друг к другу, составляя единую цепь. Гелас похвалился Магу, что наконец-то здесь наладилось и приобрело относительную стабильность. Однако, если приглядеться, внизу свирепствовали болезни и пороки, а над человеческими жилищами вились тучи грязеедов.

Маг разглядывал искры людей, пытаясь определит! уровень их развития. Его высшему зрению людские поселки казались созвездиями, а города - огромными звездными скоплениями. Слово "звезды" пришло к Магу из человеческой речи, хотя для него это были плотные миры, различавшиеся по составу, размеру и температуре. Искры людей различались точно так же. Большинство из них были мелкими и тусклыми, многие выглядели затухающими, но, в отличие от звезд, им было не суждено погаснуть до конца этого пробуждения.

Он разыскивал искры поярче, но как же их было мало! Не больше, чем звезд соответствующего размера. Тем не менее они были - преимущественно в больших поселениях, хотя встречались и одиноко светившие посреди пустыни, как тот отшельник. Маг вспомнил, что совсем недавно, всего лишь несколько веков назад, таких ярких искр здесь не было. Они росли и развивались, а значит, была надежда, что когда-нибудь они вырастут в творцов.

Составив представление о развитии людей, Маг отправился к работающим в этом мире творцам. Почти все Силы Аалана слетелись сюда. Они работали группами, в зависимости от сродства и симпатий выбрав одного из лидеров. Таких лидеров было несколько, двое из них были немногим слабее самого Императора, но колодец предназначения выбирал во Власти только одного, а здесь они, наконец, нашли применение своему могуществу. Вокруг них собрались большие и пестрые компании, от самых высокоразвитых творцов до самых примитивных, вроде завсегдатаев Тартара.

Власти тоже были здесь. Как и Гелас, они не примыкали ни к одной из групп, а предпочитали свободно бродить по всему миру и вмешиваться в деятельность Сил, когда находили это нужным. Императрица по-прежнему занималась растительностью. Правда, теперь она уделяла основное внимание сельскохозяйственным видам. Судья наводила порядок, но не среди людей, а среди творцов, следя за строгим соблюдением законов высших миров. У нее было много работы - любителей нарушить их оказалось гораздо больше, чем можно было предположить. Творцы нередко управляли людьми на свое усмотрение, считая, что ради успеха дела можно поступиться и божественными законами. Когда она пожаловалась на них Магу, тот только смущенно пожал плечами - он и сам относился к злостным нарушителям законов Единого.

Вслед за ней Магу встретился Крон, хмурый и неразговорчивый, как всегда. Он дисциплинированно выполнял приказ Императора, но заметно тяготился поручением. Ему, привыкшему создавать миры, повелевать их временем и пространством, такая работа казалась слишком мелкой и скучной. Наверное, подумалось Магу, точно так же к ней отнеслась бы и Геката. Эти двое были слишком велики для работы в каком-то одном из миров.

Жрица, напротив, приняла свою работу близко к сердцу. Она все еще переживала ошибку, допущенную в законах этого мира, и теперь прикладывала все усилия, чтобы исправить ее. Во время пребывания в плотном теле Маг узнал, как эти законы звучат у людей - "человек человеку - волк", "око за око, зуб за зуб" и тому подобное. Сами люди называли их звериными, но это был поклеп на зверей. Звери не знали, что такое жестокость, звери не умели мстить, не умели творить зло ради зла.

- Но это означает, что люди понимают ошибочность этих законов, - возразила она Магу, когда он указал ей на это. - Они считают зверей неразумными. Значит, по их понятиям, эти законы тоже неразумны.

- Тем не менее люди следуют им, - заметил Маг. - Они следуют однажды заданным путем, понимая, что есть другие пути, но не умея свернуть на них.

- Хорошо, что они это понимают, - обрадовалась Жрица. - Мысль - огромная сила.

- Только не в плотном мире, - печально улыбнулся Маг. - И мысль и слово бессильны здесь без действия.

- Не правда! - Жрица окинула возмущенным взглядом этого мальчишку, ставившего под сомнение всю ее работу. - Сила убеждения очень велика. Как говорится у людей, она горы может сдвинуть.

- Но горы стоят спокойно, - заспорил с ней Маг. - Я еще не видел, чтобы хоть одна из них сдвинулась с места. Так же и законы человеческого бытия. Один мой знакомый тиран пытался изменить их к лучшему, но не преуспел в этом. И тогда он решил, что это наши, божественные законы.

- Тиран! - Жрица брезгливо сморщила нос, всем видом давая понять, что не одобряет знакомств Мага.

- Да, тиран, - хладнокровно подтвердил тот. - И я верю, что он пытался изменить этот мир к лучшему. Но один человек бессилен перед тем, чему следует большинство, пусть даже ему дана неограниченная власть. Если его не поддерживают другие, он вынужденно становится тем, чем он стал. Чтобы людские законы изменились, одного человека мало. Должны измениться все люди. Или хотя бы многие.

- Ты уверен в этом? - заинтересованно спросила Жрица.

- Я ни в чем не уверен, - уклонился от прямого ответа Маг, - но из знакомства с тираном я понял, что человек на верхушке пирамиды власти - создание людей ее дна или, по крайней мере, их отражение. Как человек он может быть любым, но как правитель он может достигнуть только того, что они в состоянии поддержать.

- Значит, если кто-то хочет изменить человеческие законы, - ухватилась она за его мысль, - он должен изменить отношение к ним большинства людей?

- Вероятно, - согласился Маг. - Но это, мне кажется, выше сил одного человека.

- А творца? - воодушевленно сказала она. - Что не под силу человеку, то возможно для творца.

Маг не разделял оптимизма Жрицы по этому поводу. Из разговоров с Силами он уяснил, что люди охотно соглашаются с учениями творцов на словах, но отнюдь не рвутся претворять их в дела.

- Конечно, послать сюда творцов - хорошая идея, - задумался вслух он. - Однако во время этого облета я обратил внимание, что мы влияем на людей гораздо меньше, чем предполагалось. Они считают богов высшими силами, отдают им дань почтения, но не стремятся следовать им во всем. Они очень хорошо помнят, что боги - это одно, а они, люди - совсем другое. Все-таки мы им чужие, а кто захочет следовать за чужими?

- Да, и мне так показалось, - с жаром подхватила Жрица. - Они считают, что от богов можно откупиться, и развращают этим себя и наших служителей. Они воображают, что с нами можно обходиться так же, как с людьми: поздороваться, раскланяться, попросить, дать взятку, а затем расстаться и жить прежней жизнью до следующей встречи. Порой мне кажется, что они вообще не понимают нас, не понимают, чего мы хотим от них.

- Тебе не кажется, Хриза, - так и есть. - После общения с лидерами Сил у Мага сложилось твердое убеждение в этом. - Большие истины, попадая в маленькие головы, претерпевают чудовищные искажения. Хорошо еще, если они становятся уродцами, а не превращаются в свою противоположность.

- Как же тогда быть? - В голосе Жрицы прозвучала нотка уныния.

- Если б я знал... - покачал головой Маг. - Чем больше искра, тем легче и правильнее она воспринимает законы творцов. Она должна расти, но если б я знал, как заставить ее расти...

- Есть искры, которые быстро растут, - напомнила ему Жрица.

- Да, я видел, - подтвердил он.

- Нужно узнать, почему они растут, - сказала она. - Ты можешь сделать это для меня?

- Не знаю, - усмехнулся Маг. - Хоть для тебя, хоть для Геласа, хоть для себя.

- Но ты возьмешься попробовать?

- Конечно, возьмусь. Мне самому это интересно.

Расставшись с Хризой, Маг стал высматривать подходящую искру. Наконец он выбрал одну из самых ярких и опустился в узком переулке вечернего города на берегу большой реки.

В переулке было темно, только в окне второго этажа покосившегося от старости двухэтажного дома виднелся свет. Наружная дверь была закрыта изнутри на засов, но для творца было несложным заставить его отодвинуться. Темная лестница в два пролета вела наверх. Маг, прекрасно видевший в темноте, бесшумно обогнул стоявший на пути сундук, перешагнул через пару небрежно брошенных башмаков и стал подниматься по лестнице.

Несмотря на легкую поступь Мага, рассохшиеся ступени нещадно заскрипели. Однако человек на втором этаже не услышал шагов на лестнице: он был всецело поглощен чтением толстой книги в потертом кожаном переплете. Перед ним чадила почти прогоревшая сальная свеча, рядом лежала наготове вторая. Пламя свечи дрогнуло и затрещало, мужчина взял щипцы и снял с фитиля черную полоску нагара. Желтый огонек успокоился и вспыхнул ярче, но тут же снова вздрогнул от порыва сквозняка из распахнувшейся двери.

Мужчина нехотя оторвался от книги и оглянулся. В дверях комнаты стоял белокурый, бедно одетый парень, кутавшийся в неопределенного цвета плащ.

- Добрый вечер, хозяин, - сказал он, раздвигая губы в вежливой улыбке.

- Добрый вечер, - машинально ответил мужчина, но тут же насторожился. - Ты как сюда попал?

- Через дверь. - Улыбка парня слегка расширилась. - Там было не заперто.

- Разве? - удивился мужчина. - Кажется, я уже запирал ее сегодня на ночь, - пробормотал он, подумав про себя, что от напряженных занятий становится слишком рассеянным. - Зачем ты вошел сюда?

- Везде было темно, а в окне этого дома горел свет, - дружелюбно сообщил парень.

- Но это еще не повод, чтобы заходить сюда без приглашения. - Мужчина окинул пришельца взглядом, пытаясь догадаться, что ему здесь нужно. - Ты попрошайничать или на ночлег?

- Просто поболтать. - Парень доверительно улыбнулся. - Почему бы и нет?

- И правда, почему? - хмыкнул мужчина. - Почему бы какому-то бродяге не заявиться в чужой дом, к незнакомому человеку и не навязаться на беседу?

- Ты, я вижу, прекрасно меня понимаешь, - сверкнул зубами парень. - Значит, нам найдется о чем поговорить.

- И о чем же?

Взгляд бродяги скользнул по столу, по склянке с чернилами и бронзовому стакану с очиненными перьями, по ровной стопке чистого пергамента и небрежной груде исписанных листов, по небольшому подносу с подсвечником, а затем остановился на лежавшем перед мужчиной фолианте.

- Хотя бы об этой книге.

- Ты умеешь читать?

- Смогу, если потребуется, - ответил после некоторой заминки парень.

Мужчина заложил книгу листом пергамента и захлопнул ее. На передней обложке переплета слабо выделялся тисненый заголовок. В уголках букв поблескивали следы старой позолоты.

- Тогда садись читай. - Он указал парню рукой на буквы. - Проверим, как ты это сможешь.

Тот составил на пол пивную кружку с покосившегося табурета и подтянул его к столу.

- "Начала", - прочитал он. - А с другой стороны, случайно, не написано "Концы"?

- Нет. - Губы мужчины тронула усмешка. - Здесь только "Начала". До "Концов" еще очень и очень далеко да и с "Началами" не все так просто.

- Догадываюсь, - кивнул Маг. - У каждого явления свое начало.

- Это и верно и неверно. - Мужчина заинтересованно глянул на собеседника. - С одной стороны, у каждого явления свое начало, но с другой стороны, есть же и единое начало. Книга как раз об этом - о начале всего. Об основе всего. Ее написал один из древних мудрецов.

- Из древних? А разве современные мудрецы хуже? - полюбопытствовал Маг.

- Этого никто не может сказать, пока они не станут древними. - Ладонь мужчины погладила истертую кожу переплета. - Любая идея должна выдержать проверку на время.

- Проверку на бессмертие? - лукаво вспыхнули глаза Мага.

- Или хотя бы на живучесть, - поддержал его мужчина.

- Значит - идеи, как и люди, тоже могут быть смертными? - Такая мысль еще не посещала голову Мага. Сам он был из мира, где об устройстве проявленного мироздания многое было давным-давно известно и не обсуждалось.

- Большинство их - смертны. - Внимательный взгляд мужчины встретился со взглядом Мага. - Немногие - долговечны. И очень немногие - бессмертны. По правде говоря, я таких не знаю, хотя и допускаю их существование. Кто я такой, чтобы судить об их бессмертии, - мой век слишком короток для этого.

- Твой век короток, но тем не менее ты ломаешь голову над бессмертными идеями? - обронил Маг. - Зачем? Ты же никогда не узнаешь, насколько они бессмертны.

- Зачем? - встрепенулся мужчина. - Думаешь, я сам не задавал этот вопрос себе? Думаешь, я сотни раз не говорил себе, что было бы лучше, если бы я стал торговцем, завел бы семью, был бы сытым, богатым и уважаемым, растил бы наследников своего дела. Меня не звали бы чудаком, не показывали бы на меня пальцами на улицах. Но как представлю себя таким, тошно делается - на какую чепуху я потрачу свою единственную жизнь. В молодости я сомневался, колебался, но сейчас смирился. Я просто не могу быть другим.

Они замолчали, разглядывая друг друга. Маг обратил внимание, что этому человеку едва перевалило за тридцать, хотя он говорил о себе, как о древнем старике. Хозяина дома, кажется, уже не удивляло позднее появление в его доме бродяги, задающего странные вопросы.

- Как тебя зовут? - нарушил он наконец молчание.

- Меня? - Маг вспомнил одно из своих прозвищ и перевел его на местный язык. - Гермес.

В глазах мужчины блеснула тень усмешки.

- Какое совпадение, - сказал он. - Я тоже Гермес.

- Чем ты заслужил это прозвище? - невольно вырвалось у Мага.

- Это не прозвище, а имя, данное мне при рождении, - объяснил мужчина. - Отец назвал меня так в честь бога торговцев, гонцов и мошенников. Ему хотелось, чтобы я стал торговцем. Но я, как видишь, не стал.

- Ты, кажется, упомянул и другие возможности?

- Тоже не стал. В доме пусто, весь заработок я трачу на книги. На такие, как эта.

Маг подтянул книгу поближе к себе и стал листать ее.

- Значит, по мнению этого мудреца, мир состоит из мельчайших неделимых частиц различного качества, подытоживал он содержание, пока его глаза пробегали по тексту, а рука переворачивала побуревшие от времени страницы. - Чрезвычайно любопытная точка зрения.

- А разве не так? - Мужчина удивлялся про себя скорости, с какой этот пришелец читает книгу. - Разве это не подтверждается опытом?

- До определенного уровня - так, - мимоходом ответил Маг, продолжая изучать труд древнего искателя истины. - Но даже на этом уровне любой внимательный человек заметит, что есть и другие субстанции - огонь хотя бы. Что уж говорить об уровнях, недоступных человеческому восприятию... Тем не менее это уже неплохо. Об устройстве этого мира люди утверждали и не такие глупости - взять хотя бы трех слонов и черепаху...

- Так ты претендуешь на знание того, как устроено мироздание?

- Нисколько не претендую, - отозвался Маг. - Но уж этот-то мир я знаю достаточно хорошо. Автор книги упорно говорит только о плотной составляющей, совершенно упуская из вида более тонкие энергии. Энергию мысли, например, а ведь творцы создают миры на ее основе.

- Ты утверждаешь, что наш мир создан из мысли?

- Мыслью. Если говорить о "Началах", сначала была мысль.

- А затем?

- Затем - все остальное. - Маг закрыл книгу и оставил ее лежать задней обложкой вверх. - Да, - улыбнулся он, взглянув на истертый кожаный переплет, - "Концов" здесь нет. Проявленное мироздание бесконечно.

- А как же предсказания о конце света? - напомнил ему мужчина.

- Все зависит от того, что считать светом, - повернул к нему голову Маг. - Когда сгнивает яблоко, живущие в нем червяки, наверное, считают, что наступил конец света.

- Я знаю, кто ты такой, - неожиданно сказал его собеседник. - Ты бог.

Их глаза встретились. Мужчина, назвавшийся Гермесом, не проявлял ни удивления, ни благоговения, ни прочей суеты, которой обычно сопровождалось появление бога. Он с нескрываемым любопытством разглядывал незваного гостя. Маг внезапно подумал, а как он сам повел бы себя, если бы перед ним вдруг появился Единый?

- Ну, бог, - пожал он плечами. - Хотя и не тот парнишка, на которого ты подумал. Я не покровительствую ни торговцам, ни гонцам, ни мошенникам.

- А кому же?

- Никому, - сознался Маг. - Меня самого покровительство оскорбило бы, поэтому я стараюсь не оскорблять других.

- Вряд ли они оскорбились бы, - усмехнулся Гермес. - Многие, напротив, были бы очень благодарны.

- Не будем говорить о недостойных. - Маг шевельнулся на колченогом табурете и чуть не упал с него. Ты не возражаешь, если я поправлю это сиденье?

- Поправляй, - разрешил хозяин.

Маг превратил табурет в удобное кресло и с облегчением откинулся в нем.

- Теперь можно и пообщаться, - сказал он.

- Никогда в жизни я не общался с богом. - Гермес по-прежнему не сводил глаз со своего гостя. - Никогда бы не подумал, что они такие...

- Это только плотная форма, - пояснил Маг, - а не настоящий облик.

- Я не о внешности, - уточнил его собеседник.

- Что же во мне не так?

- Я всегда считал, что боги общаются с людьми свысока. - Гермес иронически поднял бровь. - Что они поучают людей и заставляют их поступать по своим требованиям.

- Может, я еще начну, - хмыкнул Маг.

- Не похоже. Некоторые поступки взаимоисключающи.

- Возможно, - согласился Маг. - Но не обольщайся, другие творцы не такие. Я среди своих ни на кого не похож.

- Вы называете себя творцами? - заинтересованно спросил Гермес. - Вас много? Какие вы там, наверху?

Слово "наверху" на мгновение озадачило Мага. Затем до него дошло, что для обитателей этого крохотного шарика вся громада проявленного мироздания находилась "наверху".

- Поменьше, конечно, чем вас, - ответил он. - А какие мы - разные, пожалуй. Как и вы, люди. Просто мы - более развитая форма сознательной жизни, а в остальном то же самое. Что наверху, то и внизу.

- Значит, и у вас есть свои боги? - последовал неожиданный вопрос.

Маг почему-то ждал, что собеседник начнет расспрашивать его об устройстве других миров и измерений - сам он начал бы именно с этого.

- Здесь мы различаемся, - признал он. - Выше нас стоит только Единый, и он никогда не вмешивается в нашу жизнь. По крайней мере, напрямик, как мы в вашу. Он влияет на нас, но окольными путями.

- Этот Единый - он и наш бог? - продолжал допытываться его собеседник.

- В той же степени, что и наш, - подтвердил Маг, - хотя мы чувствительнее к его присутствию. Люди пока считают, что нет божественных сил выше нас, но со временем и они осознают Единого.

- Среди ученых нет единодушия в том, с чего начался наш мир, - брови Гермеса сосредоточенно сошлись у переносицы. - Я прочитал все известные мне книги, и все они противоречат друг дружке. Ты знаешь, с чего он начался? - спросил он напрямик.

- Ваш мир создали мы, - не стал утаивать Маг, - но есть еще и наше проявленное мироздание, вещество которого мы использовали для творения. Мы предполагаем, что все сущее создано Единым, хотя не знаем этого точно. Чтобы узнать что-либо наверняка, познающая система должна быть сложнее познаваемой.

- Теперь я вижу - что наверху, то и внизу, - усмехнулся Гермес. - Ваше знание о мире тоже не полно. У вас, творцов, те же проблемы.

- Да, - ответил ему усмешкой Маг. - И у нас, как и у вас, далеко не каждый мучается ими.

Они обменялись понимающими взглядами, словно двое заговорщиков.

- Тебе известны основные законы мироздания? - спросил Гермес. - Расскажи мне о них, - потребовал он в ответ на утвердительный кивок Мага. - Я хочу знать их. Я хочу знать, насколько они соответствуют моим догадкам. - Маг пришел сюда спрашивать, а не отвечать на вопросы, но ему было трудно отказать этому человеку, слишком напоминавшему его самого.

- Во-первых, закон тонкой энергии - энергии сознания, разновидностью которой является мысль, - начал он. - Энергия сознания Единого лежит в основе всего сущего. Затем - закон вибрации и связанный с ним закон ритма. Все сущее находится в колебательном движении, все имеет свой день и свою ночь, свои приливы и отливы, взлеты и падения. Затем - закон божественной любви, - он замолчал.

- Что такое - божественная любовь? - спросил Гермес. Остальное, видимо, не нуждалось для него в пояснении.

Маг не ответил - он искал в себе ответ и не находил.

- А можешь ты ответить мне, что такое любовь? - спросил наконец он.

- Любовь? - повторил его собеседник. - Трудный вопрос, бог. Я многое слышал о ней, когда был помоложе, - о любви к родному дому, к предкам, к женщине, к детям. Мне известно, что есть любовь к власти, к славе, к богатству и роскоши, но сам я знаю только одну любовь - к истине, и ради нее я готов пожертвовать всем, даже жизнью. Наверное, если ради чего-то ты готов пожертвовать всем, даже жизнью, - это и есть любовь.

- Ты счастливее богов, человек. - В голосе Мага прозвучала неожиданная горечь. - Ты можешь ответить на этот вопрос. Знаешь, есть еще один закон - жертвы и смерти, он считается следствием закона божественной любви. Нам, бессмертным, трудно понять его.

- Да, нам, смертным, это проще, - подтвердил Гермес. - Каждый из нас рано или поздно умирает. Большинство людей цепляется за жизнь до последнего, но находятся и такие, для кого в этом мире есть нечто дороже собственной жизни. И когда приходит время выбора, они без сожаления расстаются с ней. Они уходят в небытие, чтобы осталось то, ради чего они уходят.

- Они уходят не навсегда, - торопливо напомнил Маг. - Божественная искра в человеке бессмертна, она каждый раз возвращается в новорожденного и начинает новую жизнь.

- Но тем, кто уходит, это уже все равно, - заметил Гермес. - Их прежняя личность, их опыт, их память уходят навсегда, разве не так?

- Так. - Маг опустил голову, словно был виноват в этом.

- Это навсегда.

- Значит, и я уйду навсегда. - В голосе Гермеса прозвучал не вопрос, а утверждение. - И все мои мыс ли, все мои стремления исчезнут вместе со мной.

- Не совсем, - поправил его Маг. - В новом человеке останется твой след. Отпечаток твоего опыта, исканий и размышлений. Новый человек начнет жить с тем, с чем ты закончил свою жизнь.

- И не только он! - Гермес сделал резкий жест рукой, словно стремясь добавить силы своим словам. - Я сумею проложить след истине! У меня будут книги и ученики, они понесут семя истины из головы в голову, из жизни в жизнь!

Он придвинул к себе книгу и беспокойно залистал страницы, уставясь в них невидящим взглядом.

- Я напишу другую книгу, - сказал он. - Здесь неполная истина, моя тоже будет неполной, но она будет полнее! Кто-то другой допишет мою книгу, и она станет еще полнее. Пройдут века, и такие же, как я, общими усилиями напишут великую книгу истины. Так будет, бог, я предвижу это и счастлив своим предвидением.

Маг пристально смотрел на него, не говоря ни слова.

- Зачем ты пришел ко мне, бог? - повернулся к нему Гермес. - Что тебе от меня нужно? Если наверху то же, что и внизу, я не верю, что ты явился ради меня, а не ради себя.

- Я - творец, - напомнил Маг, - а значит, исследователь. Мне нужно было узнать, почему люди становятся такими, как ты.

- И ты узнал почему?

- Нет.

- Рад бы помочь тебе, но я этого тоже не знаю.

- Я уже понял.

Свечной огарок зашипел, фитиль в нем накренился, медленно оседая в прозрачную лужицу. Гермес взял другую свечу, привычным движением поджег ее от догоравшего язычка пламени и установил в подсвечнике.

- Мне пора, - сказал Маг.

Ему было некуда спешить, но и здесь ему было незачем оставаться.

- До свидания, - ответил Гермес. - Заходи еще, поболтаем.

- Зайду, - пообещал Маг.

Он медленно растворился в воздухе. Гермес встряхнул головой, словно отгоняя сон или наваждение. Но вместо хромого табурета у стола по-прежнему стояло удобное кресло.

***

Маг поднимался над городом, не зная, что ему испытывать - разочарование или восхищение. Он не узнал ничего из того, ради чего втиснул себя в три координаты плотного мира. Ему осталось неизвестным, почему этот человек отличается от других, почему его искра так жадно тянется к росту, тогда как окружающие искры еле теплятся, удовлетворенные своим бытием.

Однако этот человек не оставил его равнодушным. Впервые за долгую историю людского бытия Маг почувствовал, что здесь, в плотном мире, есть родственные ему искры. В отличие от Нереи или Геласа, он не был одержим желанием иметь детей и не впадал в соблазн видеть их в людях. Но в этом человеке он нашел нечто другое - внутреннюю близость, способность ясно выразить полуосознанные стремления, не дававшие покоя ему самому. Что с того, что эта крохотная искорка рассуждает о мироздании по-детски смешно и примитивно - она еще станет большой. Маг не сомневался, что эта искра вырастет. Она еще вырастет, и, может быть, они еще станут друзьями.

Его вдруг охватила странная, нетерпеливая тоска. Тоска по будущим творцам, которые вырастут из человеческих искр.

Вызов Хризы оборвал его размышления. Видимо, Жрица следила за ним и дожидалась его возвращения.

- Да? - откликнулся он.

- Что ты узнал? - спросила она. - Лети сюда.

Маг в рассеянности перенесся к ней, хотя, наверное, достаточно было просто сообщить ей о неудаче.

- Нет, ничего я не узнал, - покачал он головой в ответ на ее требовательный взгляд. - Ничего.

- Почему? - расстроилась Жрица. Она окинула взглядом лежащий под ними плотный мир. - Там не одна такая искра. Попробуй еще раз.

- Это бесполезно, - вздохнул Маг. - Сначала мне нужно ответить на вопрос, почему я сам такой, а я даже этого не могу. Божественные искры в людях - наша ровня, и только Единому известно, почему одна из них не похожа на другую. Это знание неподвластно творца!

- Не верю! - возмущенно воскликнула Жрица. - Если это знание не дается тебе, не говори, что оно не подвластно другим!

- Как хочешь. - Маг не стал спорить с ней. - В конце концов, у тебя есть возможность разобраться в этом самостоятельно.

- И разберусь. - Ее сердитый взгляд прожег Мага насквозь. - В отличие от некоторых.

Жрица отвернулась от Мага, словно он перестал для нее существовать, и уставилась вниз, чтобы выбрать себе объект изучения. Почувствовав себя лишним. Маг телепортировался подальше от нее. Для себя он нашел ответ, хотя и не тот, который рассчитывал найти.

Глава 16

Маг подумал было, не слетать ли ему в Аалан, но тут же отклонил эту мысль. В отсутствие творцов привычный мир выглядел слишком нежилым и пустынным. Кроме того, здесь оставался человек, которому Маг обещал вернуться, а даже короткое путешествие по тонким мирам занимало целую человеческую жизнь.

Но главное - ему не хотелось улетать отсюда. Несмотря на все свои горечи и недостатки, этот мир манил его и притягивал, словно однажды принятое зелье. В этой короткой, нелепой, порой невыносимо жестокой человеческой жизни была какая-то странная привлекательность. В ней был сладостно-терпкий привкус хрупкости и мимолетности, будоражащий чувства Мага. Прежняя жизнь казалась ему невыносимо пресной и однообразной по сравнению с этой - может быть, до сих пор она тянулась слишком благополучно? Но теперь у него появилась возможность прожить иную жизнь, по иным правилам.

И по дорогам людского мира зашагал высокий белокурый парень. На его пути сменялись дни и ночи, мелькали города и поселки, леса и реки, встречные и попутчики. Не изменяя принятым правилам, он не позволял себе никаких поблажек, во всем оставаясь таким же, как и другие бродяги: голодал, терпел жару и холод, людскую злобу и неприязнь, радовался случайной улыбке, протянутому куску и теплому ночлегу, предоставленному сострадательной хозяйкой. Его глаза восторженно прикасались к щедрой красоте природы, скользили по лугам и небу, изучали россыпи человеческих жилищ, каждое из которых многое говорило о своих жильцах.

Чаще он ночевал под открытым небом, реже в гостиницах или на постоялых дворах - этих вечных приютах людей дороги. По вечерам он сидел в трактирах за миской какого-нибудь мерзкого варева и кружкой не менее мерзкого пойла, и его внимательный взгляд останавливался на лицах собиравшихся здесь людей. За каждым лицом стояла целая судьба, раскрывающаяся навстречу его взгляду. Путешествующий торговец среднего достатка - хищник обывателей и добыча разбойников, ремесленник, спускающий заработанные медяки ради короткого удовольствия забыться, осторожный крестьянин, едущий к родне или на городской рынок. Здесь же искали заработка доступные девицы, крутилось мелкое жулье и мошенники, а иногда попадался и преступник покрупнее, наводивший на других страх своим тяжелым, недобрым присутствием. В придорожных ночлежках сходились обе эти категории человеческого общества - путь людей дороги лежал через людей дна.

Маг не замечал, как летят дни и месяцы, месяцы и годы. Заскучав в одной стране, он переносился в другую и продолжал бродяжничать - это было наилучшим способом увидеть мир людей изнутри. Наконец дорожные впечатления утратили для него новизну, он ощутил некоторую повторяемость событий. Пора было вспомнить о заброшенных делах.

Он оставил плотное тело и понесся над миром, размышляя, чем бы теперь заняться. Вдруг его внимание привлекла какая-то возня на промежуточном плане. Подлетев поближе, он увидел, что в драке сцепились двое. Одним из дерущихся был Лабу, возглавлявший местную группу Сил, другим - невиданное прежде человекоподобное существо с когтистыми лапами, клыкастой, рогатой головой и кожистыми крыльями за спиной. Правда, крылья служили скорее для украшения, чем для полета, потому что уродливое создание перемещалось в пространстве, не шевеля ими. И очень ловко перемещалось.

Нескольких мгновений хватило, чтобы понять, что перевес не на стороне Лабу. Оба противника сражались голыми руками, но у Лабу не было таких роскошных клыков и когтей. Маг потянул Ариндаль с плеч, но побоялся зацепить своего. Вместо этого он кинулся на крылатую тварь сзади и оглушил ее кулаком по голове.

Тварь выпустила Лабу из когтей. Маг взмахнул плащом и разрезал ее на мелкие куски, а затем подлетел к руководителю местных Сил. Тот морщился от боли, держась за прокушенное плечо.

- Привет, светоносный, - криво улыбнулся он Магу. - Ты подоспел очень вовремя.

- Что там у тебя? - Маг отстранил его руку. - Я - не Хриза, конечно, но кое-что могу. - Рана Лабу стала закрываться под его умелыми пальцами.

- Спасибо, - поблагодарил тот. - Уже легче.

- Откуда здесь взялась эта тварь? - поинтересовался между делом Mar. - Почему она напала на тебя?

- Это я напал на него, - признался Лабу. - Я вышел за ним на охоту, но не ожидал, что он окажется так силен.

- Он? - переспросил Маг. - Ты знаешь, кто это?

- Еще бы не знать, - раздраженно фыркнул Лабу. - Это бог.

- Бог? - Маг взглянул на него в изумлении, думая, что тот шутит.

- Но в нем же нет божественной искры! - Он уже успел подумать, что это очередное творение кого-то из любителей тартарских боев, и приготовился устроить хулигану взбучку.

Однако Лабу смотрел на него серьезно.

- Правильно, это - не творец, но все-таки это - бог, - сказал он. - Бог, созданный людьми.

- Это чудовище - бог? - снова усомнился Маг.

- Люди называют его богом, - пояснил Лабу. - Как нас.

- Ты утверждаешь, что они сами создали его?

- А что тут такого? - Лабу махнул рукой на ближайший рой грязеедов. - Создают же они вот это!

Маг восстановил в памяти внешний вид и поведение крылатой твари.

- Он выглядит как продукт осознанного творчества, - сказал он, жалея про себя, что поспешил уничтожить это существо вместо того, чтобы изучить его, - а грязеедов люди создают бессознательно.

Лабу снисходительно усмехнулся его словам:

- Прогресс не стоит на месте, светоносный, и люди понемногу совершенствуются в творчестве. Это уже не первый бог, от которого мне приходится избавлять этот мир.

- Но как они создают богов? - спросил Маг, выпуская из рук его плечо.

- Ясно как. - Лабу повращал рукой, проверяя, как она действует. - Все в порядке, спасибо. - Он восстановил разодранную одежду и расправил по плечам плащ. - Люди их мыслят. Они придумывают некую сущность, задают ей внешний вид и черты характера, а затем признают ее главенствующей над ними и начинают приносить ей жертвы и одолевать просьбами. Разве ты этого не знал, светоносный?

- Нет, - качнул головой Маг.

- Чем же ты тогда здесь занимаешься? - ехидно поинтересовался Лабу. - Всем, кто постоянно работает с людьми, это прекрасно известно.

- Я все больше по особым делам, - не стал вдаваться в подробности Маг.

- Тогда займись этими самодельными богами, - посоветовал ему Лабу. - Их, наверное, было бы не меньше, чем нас, если бы мы своевременно не уничтожали их. Это дело давно заслуживает статуса "особого". И кстати, об уничтожении - раз уж ты здесь, не поможешь ли прикончить еще одного? Он обитает неподалеку, на острове.

- Тоже бог? - уточнил Маг. - Куда лететь?

- Демон, - ответил Лабу, озираясь в поисках направления. - Туда, кажется.

Он полетел вдоль тянущегося внизу морского берега, Маг - за ним.

- А чем демон отличается от бога? - спросил он в спину Лабу.

- Ничем, - оглянулся тот. - Хотя люди как-то различают их.

- Откуда же ты знаешь, что это демон?

- Так они его называют, - ответил Лабу. - По сути он точно такой же, как и этот бог, но люди любят делить все надвое, - пустился он в объяснения. - Для любого явления они устанавливают шкалу и ставят на ней точку отсчета. Все, что оказалось по разные стороны этой точки, считается противоположным друг другу.

Магу были известны особенности человеческого мышления, но его заинтересовали рассуждения Лабу.

- А точка отсчета имеет постоянное положение? - спросил он.

- Разумеется, нет, - отозвался тот. - У каждого человека она меняется несколько раз на дню, не говоря уже о значительных сдвигах, происходящих со сменой поколений. Не знаю, как только им удается пользоваться ею!

- Подобная система оценки может существовать именно потому, что она относительна, - заметил Маг, - иначе ей было бы невозможно пользоваться.

- Пожалуй. - Магу показалось, что в голосе Лабу промелькнуло тайное смущение:

- Знаешь, эти демоны обычно дерутся гораздо круче богов.

Они летели вдоль побережья, пока впереди не показался голый скалистый остров, отделенный узким проливом от основного берега.

- Сюда, - сказал через плечо Лабу. - Демон живет здесь.

- Ну и местечко! - Маг окинул взглядом нагромождение обгаженных птичьими колониями скал. - Неужели ему нравится здесь жить?

- Человеческие творения не выбирают, где жить, - сообщил его спутник. - Они живут там, где их помещают люди. Раз местные жители уверены, что на этом острове живет свирепый демон - там он и живет. Поведение этих созданий не выходит за пределы людского воображения. Какими их придумали люди, такими они и будут.

- А каким люди придумали этого демона? - Маг заподозрил, что вопрос будет уместным.

- Как бы это сказать... - замялся Лабу.

- Как есть, так и говори, - подбодрил его Маг, рассудив, что перед началом драки не помешало бы узнать, с кем дерешься.

- У местных жителей слишком богатое воображение, - со вздохом сказал Лабу, - а на этом демоне оно у них окончательно разгулялось. В итоге получилось такое чудовище, что не только люди, но и творцы обходят остров стороной. Кое-кто из людей поклоняется этой твари, они создали на острове капище и приносят на нем человеческие жертвы. Сам понимаешь, как это ее усиливает.

- Понимаю, - отозвался Маг. - Идет постоянное подкрепление демона энергией мысли. - Он сосредоточился на промежуточном плане острова, разыскивая демона, но того пока не было видно.

- И эта мысль направлена не на улучшение его нрава, - подтвердил его подозрения Лабу. - Каждое следующее поколение поклонников, воображая этого демона, словно бы стремится превзойти предыдущее.

- Люди сами могли бы его уничтожить, - заметил Маг. - Нужно только, чтобы все они дружно и искренне подумали, что его не существует. А так - даже если мы его прикончим, в скором времени они создадут его снова.

- Может быть, тогда он получится у них посмирнее, - выразил надежду Лабу.

Они перелетели узкий пролив и оказались над островом. Его береговые скалы отвесно обрывались вниз, только в одном месте виднелась небольшая бухта, где можно было причалить к берегу. От края воды в глубь острова вела тропинка, заканчивавшаяся на ровной площадке перед пещерой. Посреди площадки был выложен каменный круг с огромным плоским валуном в центре.

- Это - капище, а демон там, в пещере. Он выходит оттуда только в плохую погоду, - сказал Лабу, спускаясь на площадку.

- Почему?

- Так придумали люди. Он топит лодки, которые не успели вернуться с промысла.

Они остановились на краю каменного круга и заглянули издали в пещеру. В темном отверстии не было заметно ни малейших признаков чьего-либо присутствия.

- Демон там?

- Там.

- Нужно как-то выманить его оттуда. - Маг взглянул на Лабу, но тот не проявил никакого желания подойти поближе к пещере. Парень заметно робел, но Маг не осуждал его - могущество Сил было несравнимо с могуществом Властей.

- Может быть, вызвать непогоду? - предложил Лабу. - Тогда он сам вылезет.

- Обойдется. - Маг понял, что в этом бою он будет основной военной силой.

Он шагнул ко входу в пещеру и заглянул внутрь. Его высшее зрение устремилось вглубь по неровному, извилистому коридору, пока не наткнулось на широкую, медленно вздымавшуюся и опускавшуюся глыбу живого промежуточного вещества. Демон спал.

Маг разглядел его шиповатые плечи, мощную спину, на которой бугрились мышцы, красно-бурую чешую, длинный и гибкий хвост с острием на конце. Сейчас этот хвост был свернут в кольцо и лежал поверх тела. Морды не было видно - она была прикрыта корявыми лапами, из-под которых торчали длинные уши и рога. Это было могучее существо с прочной кожей и когтистыми конечностями, но Маг надеялся, что оно не настолько могучее, чтобы противостоять огненной струе Ариндаля.

Лучше всего было бы сжечь его спящим. Маг сформировал из плазмы плаща огненный шар и запустил в пещеру. Хотя огонь был создан на промежуточном плане - человеческий глаз не мог бы увидеть ни Мага, ни демона, ни катящейся по коридору огненной лавины - эхо призрачной битвы отразилось и на плотном веществе, заставив каменную крошку осыпаться со стен и потолка пещеры. Шар докатился до демона и взорвался, наполнив его обиталище огнем. Каменная основа острова задрожала, с окрестных скал снялись тучи птиц.

- Надеюсь, этого будет достаточно, - сказал Маг, наблюдая за огненным вихрем, охватившим демона. - Мало что может устоять перед таким огнем, - обернулся он к Лабу, - даже кошмары...

К несчастью, тут же выяснилось, что демон относился именно к этой незначительной категории. Огонь не уничтожил, а только разбудил его. Не успел Маг договорить последнюю фразу, как из пещеры выкатился огромный, пахнущий паленым, шипящий от злости ком.

Оба творца отскочили на дальний конец площадки. Ком развернулся в чешуйчатое красно-бурое чудовище с острейшими зубами и кинжаловидными когтями на всех четырех конечностях. За спиной у чудовища подрагивали короткие перепончатые крылышки, не замеченные Магом при осмотре. На плотном плане они не подняли бы на воздух даже кошку, но на промежуточном плане действовали другие законы. Люди были уверены, что демон летуч, и он исправно взвился на этих коротышках в воздух, готовясь спикировать на обидчиков.

- Может, ну его? - зашептал Лабу. - Пусть себе торчит на этом острове. Согласен?

- Кажется, он не согласен, - ответил сквозь зубы Маг, не сводя глаз с готовившегося к броску демона. - Сейчас я его приласкаю...

Он размахнулся Ариндалем, и горизонтальная струя плазмы веером разлетелась в воздухе. Она угодила поперек демона, но не разрезала его пополам, а оставила темную полосу на его красно-бурой чешуе. Демон взвыл - видимо, попадание было болезненным - и замахнулся когтями на Мага.

С когтей слетели молнии. От неожиданности Маг не успел защититься, и весь пучок попал ему в грудь. Однако на белой рубахе не осталось даже следа - только в открытом вырезе у горла, где удар пришелся на голую кожу, вздулось пятно ожога. Рубашка Сейдула была идеальной броней.

Демон зашипел от досады - прежде ему всегда хватало одного удара. Он натужно скрючил пальцы, но второго пучка молний не получилось. Тогда он прицелился кинжаловидными когтями в горло Магу и яростно метнулся на него, получив на лету повторную струю плазмы. Вторая темная полоса ожога пролегла на его чешуе рядом с первой.

Маг увернулся от демона и полоснул его градом огненных ударов. Воздух вокруг них стал спертым от невыносимого жара. Это сказалось даже на плотном плане - скалы накалились, волны плескались о них с шипением, птицы разлетелись прочь, подбирая под себя обожженные лапы.

В памяти Мага всплыло название рыбного блюда, которое он пробовал, пока находился в человеческом облике. Как бы не сделать из моря уху - спохватился он и перестал размахивать плащом. Демон кружил над площадкой, кидаясь на Мага, тот без труда уворачивался от него - тварь была могучей, но неуклюжей.

- Он неуязвим для огня! - крикнул Лабу. - Попробуй холод!

Маг сотворил леденящий вихрь и метнул в демона. Окружающие скалы мгновенно заледенели, у берега образовалась ледяная корка. Но, вопреки ожиданиям Мага, демон не превратился в сосульку. Лютая стужа подействовала на чудовище не сильнее легкого ветерка.

Как бы не сделать из моря студень - вылезла откуда-то нелепая мысль и завертелась в голове Мага. Он отогнал ее прочь. Лучше бы вместо этой глупости туда заскочило ценное соображение о том, как прикончить демона. Если не огонь и не холод, то что же?

- Лабу! - крикнул он. - Вы как справлялись с такими?!

- Никак! - раздалось в ответ. - Я думал, ты знаешь! Брось его, уходи на тонкий план, ему туда не пробраться! Он весь промежуточный!

Сбежать и оставить на свободе разъяренного демона - это был совершенно неприемлемый совет. Маг кружил по площадке и отмахивался от чудовища, надеясь придумать что-нибудь получше.

- Жалкие ублюдки! - захохотал демон, услышав, как они перекрикиваются между собой. - Захотели справиться со мной, со всесильным, непобедимым, неуязвимым! Небесные боги трепещут передо мной! Я - великий, могучий, непобедимый, неуязвимый! Ни огонь, ни вода, ни земля, ни ветер не причинят мне вреда! Ни твердый камень, ни холодный металл не пробьют мою кожу.

Маг догадался, что демон перечисляет свойства, которыми наделило его воображение людей. Действительно, что-то оно слишком разгулялось: чтобы топить рыбацкие лодки, за глаза хватило бы твари поскромнее. Как же ее прикончить?

- Ничего! - крикнул он демону. - Если понадобится, я разорву тебя голыми руками!

Люди не предусмотрели для демона трусости. Он захохотал еще громче и кинулся на Мага. Вместо того чтобы увернуться в очередной раз, Маг одной рукой перехватил его когтистую лапу, а другой рванул за куцее крылышко. Раздался хруст, демон потерял равновесие в воздухе и рухнул вниз, когти его нижних конечностей клацнули о камень площадки. Скалы задрожали от его яростного рева.

Это было обычным для творений - если по замыслу творца нормальное крылышко держало чудовище в воздухе, то поврежденное переставало его удерживать. Сам демон не был творцом и не мог заставить себя летать без оговоренных создателем условностей, хотя по законам промежуточных миров для полета не требовались крылья. Теперь он не мог оставаться в воздухе и использовать для драки когти ног.

Не приспособленный к пешему бою, он неуклюже заковылял по земле к Магу. Маг сделал обманное движение, отвлекшее демона, вскочил на него сзади и ухватился за рога, намереваясь сломать неподатливую шею. Тот упал на спину, чтобы стряхнуть врага, и они оба покатились по камням.

Вдруг движения демона стали беспорядочными, судорожными, он забыл о висевшем на его спине Маге и перестал размахивать лапами в попытках стащить с себя врага. Вместо этого он стал хвататься ими за горло, словно его что-то душило. Маг проследил за лапами демона и увидел плотно обвившуюся вокруг его горла веревку.

Демон задыхался. Маг отцепился от него и встал поблизости, к нему подошел Лабу.

- Что с ним? - спросил он.

- Веревка на горле. - Ощупав свою поясницу, Маг удостоверился, что Талесты там нет.

- А разве он дышит горлом? - удивился Лабу.

Было общеизвестным, что обитатели промежуточных миров дышат всем телом.

- Видимо, да, - кивнул Маг, наблюдая, как когти демона рвут себе горло, пытаясь подцепить веревку. По правде говоря, не ожидал.

Они стояли и смотрели, пока демон не затих. Как только жизнь ушла из его тела, оно распалось и исчезло у них на глазах. На камнях осталась одна Талеста. Гордо подняв узелок, веревка подползла к хозяину и заняла свое обычное место у него на поясе.

- Молодец, Талеста! - похвалил ее Маг. - Как ты догадалась, что он дышит горлом? Я никогда не додумался бы до этого.

- Он создан людьми, а люди всегда дышат горлом, - с важностью ответила веревка. - Они не могут придумать ничего другого. И вообще меня зовут не Талеста, а Талиханар...

- Пожалей меня, веревочка! - взмолился Маг. - После этой драки у меня даже язык не ворочается!

- Ладно уж, - взмахнула она кисточкой. - И зачем только я тебе служу...

Оставив последнее слово за ней. Маг обернулся к Лабу.

- Здесь еще много демонов? - спросил он.

- Не навоевался? - весело улыбнулся тот. - Здесь их пока больше нет, но можешь слетать к Индре. Там найдется чем развлечься.

- Нужно позаботиться, чтобы "пока" тянулось подольше. - Маг окинул взглядом остров. - Нечего здесь делать этим создателям демонов!

Он сделал быстрый жест рукой, и на ведущую к пещере тропинку посыпались обломки камней. Еще один жест - и громадный кусок скалы завалил бухту. Еще - и вокруг острова вскипели буруны, создавая непреодолимое препятствие лодкам.

- Пусть они забудут, как сюда плавать! - сказал он напоследок. - Присмотри за этим, Лабу.

Он не обольщался своей победой - убитый демон был только началом. Наступало время, когда в этом мире появятся сотни богов и демонов, созданных людьми.

Расставшись с Лабу, Маг поднялся высоко над морем, чтобы взглянуть на место сражения сверху. Остров дымился, там камня на камне не осталось целого. Птицы возвращались на скалы и с громкими криками кружили над ними, не узнавая привычных мест. Разгулявшиеся волны понемногу успокаивались, только у подводных камней, накиданных Магом вокруг острова, кипели буруны.

На воде покачивалась пустая лодка, смытая поднятой рухнувшими скалами волной. Видимо, она принадлежала поклонникам демона, плававшим на ней в капище. Маг подул на нее, она перевернулась и поплыла на подводные камни. Он провожал ее взглядом, пока она не налетела на них и на волнах не завертелись ее обломки.

Маг опустился на береговые камни, влажные от воды. Между ними застряли свежие, не обсохшие еще кустики водорослей. Они напомнили ему, что он так и не сдержал слово, данное себе на ааланском побережье, и не увидел моря человеческими глазами. Сейчас был подходящий случай сдержать его, и Маг сосредоточился на создании плотного тела. В последнее время это стало для него привычным, наподобие сотворения вещей, которыми он пользовался дома. Кстати, когда он в последний раз был дома? Не важно, там все равно было нечего делать.

В его ушах раздался вызов. Маг узнал голос Нереи и отвлекся от своего занятия. Та появилась перед ним без приглашения, едва получив ответ.

- С тобой все в порядке? - Она устремила на него тревожный взгляд.

Маг недоуменно уставился на нее, не зная, что сказать. Нерея смотрела на него с испугом, словно не ожидала увидеть его целым и невредимым.

- Мне вдруг показалось, что ты в опасности, - пробормотала она. - Конечно, нехорошо появляться вот так, но я просто не могла с собой справиться...

Ее глаза вдруг расширились - она заметила ожог на его груди, видневшийся в распахнутый ворот рубашки.

- Что это? - дрогнувшим голосом спросила она. - Ты ранен?

- Пустяки, - отмахнулся Маг. - Не обращай внимания.

- Откуда это?

- Подрался немного, - объяснил он, стараясь не встречаться с ее испуганным, ищущим взглядом. - С местным демоном. Не пугайся, все уже позади.

- С демоном? - переспросила Нерея. - Кто это?

- Разве ты не знаешь? Это такой продукт человеческого творчества, наподобие тартарских чудовищ. Лабу сказал мне, что в этом мире их полно.

- Ах, этот, - догадалась она. - Я слышала другие названия - джинны и ракшасы. Они встречаются, но не везде, у нас их пока нет. Мы работаем многочисленной группой, нашим людям хватает настоящих творцов. - Испуг в ее глазах возрос. - Но я слышала, что некоторые из них бывают очень опасными!

- Не настолько, чтобы я не справился, - улыбнулся Маг, хотя и подумал про себя, что к демонам лучше не лезть, не изучив заранее их сильные и слабые стороны. Людское воображение порождало тварей, которые могли оказаться по-настоящему опасными для многих из Сил. - Они не могут проникнуть выше промежуточного плана, - напомнил он на всякий случай. - Если что - спасайся на тонком плане.

Нерея выдавила ответную улыбку, не сводя глаз с ожога на его груди.

- Давай, я вылечу тебя. - Не дожидаясь ответа, она протянула пальцы к ожогу. - Тебе, наверное, очень больно, да?

По правде говоря, до этого мгновения Маг вообще не чувствовал боли. В пылу сражения он забыл про ожог, но теперь, когда она напомнила ему о ране, он ощутил сильное жжение чуть ниже основания шеи.

- Немножко. - Он приподнял голову, подставляя обожженное место ее пальцам.

Не каждый из Сил умел залечивать раны, но у Нереи это получалось хорошо - способность лечить соответствовала ее мягкому, сострадательному характеру. От усердия она наклонила голову набок, ее глаза не отрывались от ожога, и Маг мог беспрепятственно рассматривать ее лицо, на котором утвердилось озабоченно-старательное выражение. Оно напомнило ему о сестричке, с такой же озабоченной старательностью промывавшей рану на его голове.

Обруч белого металла поблескивал на ее лбу, придавая опрятность и строгость белокурым, распущенным по плечам локонам. Длинные ресницы были полуспущены, светло-серые глаза внимательно следили за раной и прикасавшимися к ней кончиками пальцев, губы едва заметно шевелились, сопровождая движения рук, Нерея боялась сделать ему больно. Ее белая шея была полузакрыта глухим стоячим воротничком, голубоватый блеск которого подчеркивал теплый цвет кожи ее лица. Тонкое платье обтягивало стройную фигурку, узкую талию, переходившую в небольшие округлости бедер. Никакой избыточности, никаких бьющих в глаза признаков пола - но, тем не менее. Магу вдруг захотелось положить ладони на ее талию.

Интересно, сойдутся ли его пальцы при обхвате? Маг подавил соблазн в зародыше, он даже не завел руки за спину, чтобы предохранить себя от искушения. Он считал себя выше этих игрушек, ему не хотелось тешить себя иллюзией близости, чтобы после остаться лицом к лицу с собственным разочарованием. За кого бы ни принимала его Нерея, у них не было ничего общего. Она не понимала его стремлений, а он, несмотря на то что ему были известны ее желания, понимал их только рассудком. В нем ничто не отзывалось на них, а без внутреннего отклика понимание было неполным. Пусть все остается, как было.

- Все. - Она полюбовалась на свою работу, точно так же, как его прежняя сестричка.

- Спасибо, - сказал Маг.

Его лицо сохраняло непроницаемость, но что-то в голосе, видимо, выдало его. Щеки Нереи вспыхнули, глаза засияли, словно у обрадованного ребенка.

- Ты... ты очень занят? - Она по-прежнему стояла вплотную к нему, хотя необходимость в этом отпала. - Что ты собирался делать?

Маг протянул руку и провел по ее волосам, словно поправляя их, хотя из ее прически не выбился ни один волосок.

- Я свободен. - Он отступил от нее и повернулся лицом к морю. - Поэтому я собирался исполнить одно давнее обещание.

- Кому? - спросила она.

- Себе. Слово нужно держать, даже если дал его себе. Особенно, если дал его себе, - поправился он.

- А какое слово? - полюбопытствовала Нерея. - Это не секрет?

- Нет, - улыбнулся Маг. - Мне хотелось взглянуть на море глазами человека. Я как раз создавал себе плотное тело, когда появилась ты.

- Зачем? - удивилась она. - Зрение творца лучше человеческого. Мы видим то, чего никогда не увидеть людям.

- Может быть, и люди видят то, чего никогда не увидеть нам, - сказал Маг. - По-моему, иногда бывает полезно взглянуть на мир другими глазами.

- Да... - Нерея потупила глаза и замолчала. Было заметно, что она всерьез обдумывает его слова. Вдруг ее лицо изменилось, она встрепенулась и взглянула на Мага. - А можно я тоже попробую?

- Почему нельзя - конечно, можно, - усмехнулся он. - Ты умеешь создавать себе плотное тело?

- Умею, - кивнула она. - Мне приходится иногда являться служителям храма. По работе. Но... - Она запнулась, на ее лице проступило смущение.

Ее недоговоренность выглядела подозрительной. Нерея совершенно не умела притворяться.

- Но - что? - Маг взглянул на нее в упор.

Нерея с неловкостью отвела взгляд.

- У нас считают, что это неприлично - без необходимости принимать человеческий облик, - выдавила она. Маг почувствовал, что за ее словами кроется нечто большее. - Видишь ли, некоторые из Сил злоупотребляют этим, чтобы предаваться человеческим порокам и удовольствиям. Конечно, остальные не одобряют подобие наклонности... тебе, наверное, нужно об этом задуматься.

- Мне?! - изумился Маг. - Почему?!

- Ты очень много времени проводишь в плотном теле. - Нерея едва шевелила губами, было видно, как неудобно ей говорить об этом. - У нас такие вещи часто обсуждают, в том числе и... - Ее голос замер на полуслове.

- Меня? - договорил за нее Маг.

Она виновато кивнула.

- А они знают, чем я там занимаюсь? - резко спросил он. - Ведь Силам недоступны дела Властей!

- Нет, но... - Нерея вздохнула. - Ясно, что ничем хорошим - все убеждены в этом. Зачем же еще подолгу оставаться в плотном теле? Это же чрезвычайно неудобно!

Маг ничего не ответил. Слова Нереи доходили до него очень медленно, гораздо медленнее, чем обычно. Не имея привычки совать нос в чужие дела, он совершенно упустил из вида, что многие из Сил относятся к Властям и их делам с болезненным любопытством. И сам он, и другие Власти предпочитали одиночество, поэтому он никогда не задумывался, чем занимаются Силы, когда они собираются вместе. А они нередко собирались в компании, чтобы развлечься и поговорить, и немалую долю этих разговоров составляли сплетни и домыслы о Властях.

- Извини, я не хотела... - пробормотала Нерея, увидев его застывший взгляд, изумление в котором медленно сменялось гневом.

Маг подавил нарастающий гнев - ведь она была ни в чем не виновата, простодушно высказывая то, о чем за его спиной шептались другие Силы. Она была не виновата, что была такой же, как они.

Его влечение к ней исчезло. Он отвернулся и подошел к воде, остановился у самого края. Сзади послышались легкие шаги - Нерея спешила вслед за ним.

- Ты обиделся? - прозвучал ее голос.

Маг обернулся и невозмутимо встретил ее взволнованный взгляд:

- Я? Нет.

То, что он испытывал сейчас, было не обидой, а отчуждением. Он не принадлежал миру сплетен и ничтожной суеты, в котором протекали будни этих Сил. Он отказывался принадлежать ему.

- Я хочу посмотреть на море вместе с тобой, - умоляюще сказала она. - Глазами человека.

Маг сейчас был не в том настроении, чтобы смотреть на море, но ему стало жаль ее, ее порыва.

- Тогда, - он заставил свои губы улыбнуться, - давай становиться людьми.

Она кивнула. Мгновение спустя на берегу оказался светловолосый, бедно одетый парень. Нерея замешкалась с воплощением, оно с трудом давалось ей, но наконец и она приняла человеческий облик. Рядом с нищим бродягой появилась красивая знатная дама в расцвете лет. В этом обличье она выглядела значительно старше.

В брошенном на нее взгляде у Мага мелькнула тень усмешки, но он не сказал ничего.

- Я же все-таки богиня, - сказала она, угадав смысл этого взгляда. - Я должна выглядеть достойно, когда являюсь людям.

- Конечно, - согласился он. - Идем туда, к тем камням.

Неподалеку от них виднелось несколько гладких камней, лежавших в воде у самого берега. Маг пошел туда, Нерея шагнула за ним и тут же оступилась, поскользнувшись на гальке. До сих пор ее ноги были знакомы только с ровным полом храма.

Маг подхватил ее под руку и повел вдоль берега. Ему помнилось первое пребывание в плотном теле, когда он не мог пробраться сквозь кусты, не исцарапавшись с головы до ног. Пока они шли, Нерее было не до моря, она была слишком озабочена ходьбой и непривычным состоянием. Маг помог ей перескочить с берега на камень и встал позади нее.

Странно, что за время бродячей жизни дорога ни разу не привела его к морю. Теперь, впивая взглядом обширную, величавую морскую гладь, он видел, что это было упущение. Скалистый остров, камни которого еще дымились, усиливал впечатление мощи и пустынности тянущегося до горизонта водяного пространства. Зеленая волна качала водоросли и обтекала камень, ноздри щекотал пряный запах морской воды, до ушей доносились резкие крики круживших над скалами птиц.

Маг опустил глаза вниз, туда, где беспокойная вода то закрывала, то обнажала прибрежную гальку. Придонные соринки послушно следовали за ней туда и сюда, в них шныряли мальки, разыскивая пищу. Из-под камешка высунулась крабья клешня, и стайка мальков унеслась прочь, мгновенно превратившись в единое целое. Вслед за клешней появились глаза на стебельках, посмотрели по сторонам и исчезли.

Если приглядеться, этот пустынный, величавый мир кишел жизнью. Все здесь рождалось, росло, питалось, размножалось и умирало, чтобы уступить свое место новой жизни. Здесь не было ничего вечного, кроме изменения, - полная противоположность незыблемой завершенности тонких миров.

- Как здесь красиво! - послышался голос Нереи.

Человеческие глаза видят этот мир совершенно иначе.

Она ничего не знала ни о голубизне неба, ни о зелени деревьев и трав - для зрения творца все это выглядело по-другому, лишенным богатства оттенков тонкого и промежуточных миров. Человеческими глазами Нерея до сих пор не видела ничего, кроме внутреннего убранства храма, где она являлась служителям. Храм был грязен, аляповат и раздражал ее своей безвкусицей, и она считала, что мир за его дверьми выглядит не лучше.

- Да, - сказал Маг, - наше зрение не приспособлено к плотному веществу. Мы видим их мир не многим лучше, чем они наш.

- Он выглядел серым и скучным, но теперь он стал так прекрасен! - горячо воскликнула Нерея.

- Он все время был таким, - поправил ее Маг. - Просто теперь у тебя другие глаза.

Глава 17

Они стояли и смотрели на море. На небо, на ползущее к закату светило. На скалистый остров, дымка над которым медленно растворялась в воздухе, на плещущую к их ногам воду, на прибрежные камни. Маг предложил Нерее прогуляться вдоль берега, и они пошли по влажной хрустящей гальке.

- Спасибо, что ты показал мне это, - сказала Нерея. - Этот удивительный мир - до сих пор я была в нем, но не видела его.

- Пустяки, - отмахнулся Маг. Он не любил благодарственных излияний.

- Я тоже хочу показать тебе кое-что прекрасное, - продолжила она. - В той местности, где мы работаем, сейчас есть один замечательный певец. Когда он начинает петь, не только люди, но и мы собираемся вокруг, чтобы послушать его. Невидимыми, конечно, - уточнила она. - Если хочешь, давай послушаем его вместе?

- Давай. - Гнев Мага давно растаял, его улыбка на этот раз была искренней. Предложение Нереи заинтересовало его - он еще не встречал певцов, которых слетались слушать боги.

Они оба вернулись в привычный облик и полетели на место ее работы. Остановившись над большим полуостровом на северном берегу незамерзающего моря, Нерея стала вглядываться вниз.

- Вон он, - указала она. - Это его искра.

Искра была очень яркой, почти такой же, как искра знакомого Магу Гермеса. Она медленно передвигалась по дороге, приближаясь к небольшому поселению. Рядом с ней посверкивала еще одна, крохотная искорка.

- Кто это с ним? - спросил Маг.

- Мальчик-поводырь, - объяснила Нерея. - Этот певец - слепой.

- "Слепой..." - повторил за ней Маг.

- Да. Он ходит от села к селу и поет людям песни, - сказала она. - Нам нужно подождать, пока он не дойдет до этой деревни и не начнет петь. Он поет везде, куда приходит.

- Как он ослеп?

- Не знаю, - пожала плечами Нерея. - Мы не следили за ним раньше. Он начал петь, только когда ослеп.

- Можно было посмотреть в хрониках, - напомнил Маг.

- Для этого нужно вылетать в Аалан. Слишком много уйдет местного времени, а здесь столько дел!

Она стала увлеченно рассказывать об этих делах. За разговорами они наблюдали, как певец вошел в селение, как вокруг него начали собираться люди.

- Сейчас он начнет петь, - сказала Нерея. - Давай спустимся поближе.

Маг опустился вслед за ней на сельскую улицу, где собиралась толпа. Невидимые, они остановились поблизости от певца, настраивающего струны на причудливо выгнутом инструменте. Это был тощий седой старик с лохматой, всклокоченной белой бородой, с крупноморщинистым лицом, на котором выделялись пустые впадины глаз. Маг понял, что певец ослеп не от болезни - его глаза были выколоты.

Мальчик положил старикову шапку на землю, примял руками, чтобы получилась чашка для монет, и уселся рядом со слепцом. Тот прокашлялся и положил ладони на струны, дожидаясь общего внимания. Люди один за другим смолкали, пока не установилась тишина. Зазвучали первые аккорды, за ними полилась песня.

Голос певца оказался не по-старчески звучным и глубоким. Старик затянул длинное стихотворное повествование из жизни богов и героев. В любом другом исполнении оно показалось бы монотонным и утомительно длинным, но этот певец заставлял каждое слово прозвучать особенно. Каждый миг воспеваемых событий становился неповторимым, приобретал необыкновенную красочность и многозначительность. По воле богов красивый юноша похищал красивую женщину, семь царей во главе с оскорбленным мужем отправлялись на войну с обидчиком, герои точили мечи и потрясали копьями, боги спорили, горячились, воевали, переживали о судьбах смертных, забыв о скуке. Это были не те боги и не те смертные, которые существовали здесь - это был другой мир, сотворенный певцом. И настоящие люди, и настоящие боги входили туда по воле певца, ведомые певцом - единовластным творцом этого мира.

Маг видел, как тонкие энергии свивались в кольца, сплетались в кружево, создавая узор мира песни. На его глазах происходило чудо творения, чудо возникновения нового мира. Что с того, что он пока невелик по сравнению с мирами творцов, что он проработан только в общих чертах, без незаметных, но необходимых подробностей - он обладал всеми свойствами сотворенных миров.

Люди затаили дыхание, интуитивно чувствуя, что они стали свидетелями, соучастниками чуда. На короткие мгновения они тоже стали творцами, они проживали мир певца вместе с ним, а тот, словно поводырь, вел их по его дорогам и судьбам. Словно мудрый учитель, кладущий руки детей на инструменты, он заставлял их прикоснуться к великому таинству творения.

Отзвучала песня. Люди очнулись от ее волшебства, зашевелились, заговорили. Зазвенели медяки в шапке. Нерея повернулась к Магу, ее взгляд был детски восторженным.

- Ты видел? - спросила она. - Это настоящее творчество. Как ясно чувствуется, что этот человек - будущий творец!

- Почему - будущий? - ответил ей вопросом Маг. - Если творчество настоящее, то и творец - настоящий.

Он смотрел за ее плечо, на ползающего в пыли мальчишку, который собирал пролетевшие мимо шапки деньги, на старика-певца, напряженно прислушивавшегося к их звону. Сам он - бывалый бродяга - хорошо знал, чего стоят эти медяки.

- Наверное, - улыбнулась ему Нерея. - Разве не удивительно, что в этом мире уже сейчас есть такие искры?

- Удивительно другое, - сказал Маг, по-прежнему глядя за ее плечо. - Десятки поколений будут называть этого певца величайшим, десятки подражателей будут тщетно лезть вон из кожи, чтобы дотянуться до него, но никто не вспомнит, что он создал это чудо, чтобы не умереть с голода. Если бы я умел плакать...

Старик-певец напомнил ему о Гермесе. Расставшись с Нереей, Маг отправился в южный город на берегу реки, где жил этот человек. Его искра светилась в том же переулке, в том же доме, который выглядел еще более ветхим, чем в прошлый раз. Было послеобеденное время, и Гермес сидел за столом в своей рабочей комнате на втором этаже.

Вместе с ним вокруг стола сидели еще несколько человек. Решив подождать, пока хозяин дома не останется в одиночестве. Маг прислушался к разговорам гостей. Они горячо рассуждали о взаимосвязи сущего, видимого и невидимого. Сначала Маг слушал их невнимательно, затем прислушался и стал следить за спором, с его точки зрения, совершенно бессмысленным, досадуя, что не может вмешаться и поставить все на свои места.

Гости Гермеса разошлись незадолго до полуночи. Хозяин со свечой проводил их до входной двери, запер ее на засов и вернулся в кабинет, чтобы прибрать разбросанные по столу книги и бумаги. Маг материализовался прямо за дверью кабинета и потянул за ручку.

Дверь скрипнула, сквозняк рванул пламя свечи. Гермес оглянулся и увидел в дверном проеме высокого белокурого парня, того самого, который загадочно появился в его доме много лет тому назад. Время не тронуло его - он выглядел тем же нищим, дружелюбно улыбающимся бродягой не старше двадцати лет.

- Это ты, бог, - усмехнулся Гермес. В прищуренных уголках его глаз заискрилась радость. - Я думал, больше не увидимся.

- Да, я, - встретил его взгляд Маг. - Пришел поболтать, как обещал.

- Заходи, присаживайся. - Гермес кивнул на кресло, стоявшее у стола с прошлого прихода Мага. - Твое кресло, узнал?

Оно было потертым и продавленным. Маг обновил его и уселся.

- С трудом, - сказал он. - Жизнь не стоит на месте.

- Она идет, бог, - подтвердил Гермес, садясь на свое привычное место. - Она проходит и наконец уходит. - Он развернулся вполоборота, лицом к Магу. - Ничего, что я зову тебя просто богом? Как-то странно звать тебя своим именем.

- Нормально, - заверил его Маг. - Как у тебя дела?

- Живу помаленьку. - Гермес отодвинул бумаги на дальний край стола, чтобы облокотиться. - Теперь я не один - у меня есть ученики.

- Я видел их. Я ждал, пока они уйдут.

- И как они тебе?

- Да как тебе сказать... - Маг выразительно глянул на собеседника. - Не спеши говорить, что ты теперь не один.

Не превзошли они своего учителя, нет. И даже не сравнялись с ним. Их рассуждения были пустыми словами, без настоящего понимания смысла и сути затронутой темы. На высших планах это было еще заметнее. Их искры были мелкими и заурядными, они плохо впитывали тонкие энергии, необходимые для роста творца. Эти люди походили на лягушек, силящихся раздуться до размеров слона - похвальное намерение, конечно, но невыполнимое. Однако из чего еще могли развиться творцы? Может, они еще подрастут позже, несколько поколений спустя, когда-нибудь...

Но не здесь и не сейчас.

- Они не понравились тебе? - насторожился Гермес.

- Почему же, понравились, - уклончиво сказал Маг. - Стремление к истине не может не нравиться. Но... нужно учитывать не только стремления учеников, но и их возможности.

Гермес прекрасно понял его высказывание.

- Если бы мне было из чего выбирать, - усмехнулся он. - Даже стремления встречаются редко - что уж говорить о возможностях. Те, кто согласен искать истину, уже ценны.

- Понимаю, - кивнул Маг. - Сочувствую.

- Может быть, я еще встречу их - настоящих. - Взгляд Гермеса стал отсутствующим, словно тот уговаривал сам себя. - Может быть, я еще отдам им свои знания, а они понесут их дальше. Пусть не все, пусть частично...

- Допустим, моя чаша полна, - подхватил Маг. - Если не найдется второй такой же чаши, то, может быть, я перелью ее в чашу поменьше... А тот, другой, может быть, тоже не найдет такую же чашу и перельет свою в другую, поменьше... так и до наперстка дойти можно.

- Что же делать, бог? - стиснул пальцы Гермес. - Если я не буду лить свою воду в мелкие чаши, в конце концов мне придется просто вылить ее на землю! Что мне делать, ответь, всеведущий!

- Не знаю. - Маг потупился под его напряженным взглядом. - Боюсь, что это за пределами моего всеведения.

Некоторое время он сидел молча, размышляя над вопросом этого человека. Гермес тоже не говорил ни слова. Казалось, он не ждал ответа, а тоже размышлял над собственным вопросом.

- Видимо, истину еще много раз придется познавать заново, - произнес наконец Маг. - И много еще воды прольется впустую, но пытаться передать ее нужно - хоть чашу, хоть ложку, хоть каплю - это больше, чем ничего. Если кто-то будет сам наполнять свою чашу, ему будет легче на эту каплю.

- Если вода останется чистой, - уточнил Гермес. - Воду познания могут загрязнить или отравить, и тогда даже капля испортит всю чашу. Хорошо, что мы заговорили об этом - теперь я понял, как быть. Я перелью свою воду избранным, только тем, кто не запачкает ее. Я завещаю хранить ее, скрывать ее от грязных рук, грязных глаз, грязных мыслей. Меня зовут Гермесом-скрытным! - и я сохраню ее чистой.

Маг смотрел на этого человека, на его вспыхнувшие глаза, гордо вскинутую голову. Они были равны - они оба были искателями.

- Может быть, ты поможешь мне, бог? - вдруг заговорил Гермес. - Может быть, ты поможешь передать людям мои знания?

Маг печально усмехнулся в ответ на эту просьбу.

- Это невозможно, - сказал он. - Думаешь, мне самому нечего передать другим? Думаешь, мне этого не хочется? К сожалению, передать им можно только то, что они в состоянии взять. А это... - он развел руками, - сам понимаешь.

- Понимаю. - Гермес подтвердил свои слова медленным кивком. - Значит, у нас с тобой одни и те же трудности. Что наверху - то и внизу.

- Увы, - согласился с ним Маг.

- Тогда давай поговорим о чем-нибудь другом, - предложил тот. - Расскажи мне о вечном. О сущем. О природе всего.

- Что ж, поговорим. - Маг откинулся на спинку кресла, предвидя долгий разговор. - Спрашивай, я отвечу. Если ты сумеешь задать вопрос, значит, ты достоин ответа.

Наговорившись с Гермесом, Маг помчался в Аалан. Ему хотелось тишины и уединения. Не только Гермесу, но и ему самому было о чем поразмыслить после этого разговора. Он испытывал странную легкость, словно переложил часть своих тягот и разочарований на плечи этого человека, и был уверен, что и тот сейчас чувствует точно такое же облегчение. Казалось, должно быть наоборот, ведь каждый из них принял на себя чужой груз, - как же получилось так?

Он появился в Аалане почти у самого купола. Замечательная точность, если учесть, что он давно не практиковался в переносах между мирами. Маг шагнул сквозь оболочку купола и остановился, натыкаясь взглядом на непривычную пустоту. Среди людей он жил в окружении вещей.

На переливающемся нежными оттенками полу появилось ложе. Мгновение спустя оно дрогнуло и стало медленно превращаться в кресло, которое снова начало принимать форму ложа. Маг затруднялся с решением, чего ему больше хочется - сидеть или лежать. Нужно бы расслабиться, забыться, но он был слишком напряжен для этого. Ложе... кресло... ложе... кресло... Он в нерешительности стоял посреди купола, отстраненно наблюдая за превращениями, происходившими словно бы помимо его сознания.

Наконец он выбрал кресло, широкое, просторное, с наклонной спинкой, чтобы можно было сидеть полулежа, и опустился в него. Значит, Нерея была права, когда утверждала, что если выговоришься, от этого становится легче. После разговоров с ней, однако, у него не было такого безусловного ощущения легкости. Но сейчас, после общения с Гермесом, Магу было так легко, словно у него с этим человеком была одна ноша на двоих. Какое новое чувство - только теперь, расставшись с тяжестью невысказанных слов, Маг осознал, как давила она на его плечи.

Милая, добрая Нерея, во взгляде которой светилось обожание... наверное, он был слишком требователен к ней. Жаль, конечно, что она не знала, что слова должны быть не только высказаны, но и приняты. Между Силами это было несложно, у них всегда находились такие, кто был в состоянии принять друг друга. Но его, Мага, они не принимали никогда - вечная маета Властей, которым некуда прийти со своим словом.

Там, в плотном мире, существовал этот человек.

Со следующим пробуждением он придет сюда, в этот мир. И не он один, будут и другие. Внезапная мысль пришла в голову Магу - кто знает, может быть, этого и хотел Единый, допустив его беспечную выходку в ночь семнадцати лун? Кто знает...

Следующая мысль закономерно выходила из предыдущей - он, Маг, обязан сделать все, чтобы это сбылось. А если Единому все-таки не хотелось этого?

Так ли уж это важно? Он, Маг и творец, свободен в своем выборе, и он выбрал - пусть люди станут творцами, пусть они придут сюда, в Аалан. Он выбрал - и никто не остановит его.

- Талеста, - позвал он.

- Да? - приподняла узелок дремавшая на его поясе веревка.

- Ты ведь подслушивала мой разговор с Гермесом?

- И подсматривала. Должна же я быть в курсе твоих дел.

- Ну и какое у тебя от него впечатление?

- Его кожаный пояс - дурак и хам, - возмущенно фыркнула Талеста. - Сразу видно, что из свиной кожи, и пряжка у него медная!

- С чего ты взяла? - спросил Маг, поперхнувшись смехом. Веревка была искренне рассержена, она могла и обидеться на него, если он вдруг расхохочется.

- Когда вы начали рассуждать об очевидных вещах, мне стало скучно, и я решила познакомиться с этим парнем. Все-таки, раз вы с Гермесом такие приятели, почему бы и нам с ним не познакомиться? - Светский тон Талесты не мог замаскировать обиженные нотки в ее голосе. - И что, по-твоему, мне сказал этот неотесанный тип?

- Трудно угадать. - Маг с трудом проглотил приступ неудержимого хохота. - Может быть, ему не удалось выговорить твое полное имя?

- Это бы я еще простила, - сообщила она тоном попранного достоинства, - но до этого даже и не дошло. Он сказал мне, что скорее лопнет, чем познакомится с какой-то растрепанной пеньковой вешалкой. И это про меня, высокородную веревку из лунных лучей!

- Какой кошмар! - пробормотал сквозь стиснутые зубы Маг. - Какое невежество!

- Именно, - кивнула узелком веревка. - Как приятно, что ты так понимаешь меня.

- Не расстраивайся ты из-за этого невежды. - Маг вдохнул поглубже - кажется, ему все-таки удастся не рассмеяться. - Таким, как он, не понять твоей утонченной натуры. Они всегда смотрят только на внешность.

- Вот именно, - поддакнула обрадованная Талеста. - Он так мне и сказал: вот если бы я была дамой из шелковых нитей с золотыми кисточками... Но я не осталась в долгу, я ему ответила, что кнут и веревка с виселицы - самая подходящая для него компания.

- Правильно ответила, - одобрил Маг. - Пусть он лопнет, не жалко. Хозяин выкинет его на свалку, а сам новый купит.

- Пусть, - снова поддакнула она. - Но знаешь... почему бы тебе не воплотить меня там дамой из шелковых нитей? Ну, не с золотыми кисточками, а хотя бы с шелковыми... и с парчовой прошивкой? Тебе же это не трудно.

- Милая моя Талесточка! - простонал Маг. - Подумай, как я, нищий бродяга, буду там выглядеть с такой дамой на поясе! Меня же заберут в первую попавшуюся тюрьму - никто не поверит, что ты - моя дама. Все, напротив, будут уверены, что я украл тебя!

- Я скажу им, что сама сбежала с тобой... - Талеста схватилась:

- Я же не могу с ними разговаривать! Ну ладно уж... на что ради тебя не пойдешь... но ты и сам мог бы выглядеть там приличнее. Я видела, что некоторые там с такими дамами на поясах разгуливают! И с кавалерами. Не понимаю, почему тебе нравится такое воплощение.

- Дела требуют. В конце концов, этот парень сам из свиной кожи. С медной пряжкой к тому же. Он не стоит твоего внимания.

- Совершенно не стоит, - утешилась веревка. - Твой приятель Гермес не умеет выбирать себе компанию, хотя в остальном он очень даже неплох. Для человека.

И не только для человека - но эти слова остались не высказанными Магом.

Когда он вернулся в мир людей, его оглушил отчаянный крик. Кто-то вызывал его - Маг даже не сразу узнал голос Нереи. Догадавшись наконец, что это она, он мгновенно перенесся к ней.

Она была не одна. Несколько других женских сущностей, сбившись в кучку, встретили его появление одинаково испуганными взглядами. Нерея выбежала к нему, протягивая навстречу дрожащие пальцы.

- Там... там... - задыхаясь, выговорила она и махнула рукой в сторону.

Маг проследил ее движение и увидел невдалеке настоящую битву. Все мужчины местной группы, а с ними и некоторые женщины сражались со скопищем огромных человекообразных существ, среди которых выделялись два чудовища с сотней голов и рук. Соотношение сил было явно не в пользу творцов, но те не отступали.

- Что случилось? - машинально спросил Маг и, не дожидаясь ответа, кинулся на помощь.

Плащ сам собой оказался в его руке. Свои и чужие перемешались в битве, круша друг друга без оглядки. Огненная струя Ариндаля была опасна и тем и другим, нужно было целиться как можно тщательнее. Маг медлил с ударом, выбирая врага, никто из дерущихся не замечал его.

Все они были вооружены - и творцы, и их противники. Джакс и Сидон размахивали трезубцами, Логан крушил черепа врагов огромным молотом, Арракс орудовал пикой, и неплохо. Видимо, у них уже было достаточно практики. Творцы послабее предпочитали воевать магией, но им недоставало могущества, чтобы причинить врагам заметный ущерб. Зула извивалась в лапах сторукого, вцепившегося в нее мертвой хваткой, Темида била его копьем по головам, но великан не замечал ее ударов.

- Посторонись! - рявкнул на нее Маг, а в следующее мгновение струя плазмы уже сносила чудовищу добрую половину голов.

Оно взвыло и выпустило Зулу. Та кинулась на сторукого с копьем. Маг полоснул чудовище огнем по спине, изувеченная тварь почуяла опасность и обратилась в бегство. Никто не стал преследовать ее - здесь оставалось еще достаточно противников.

Маг ринулся в бой, поливая огнем каждого подвернувшегося врага. Издали донесся знакомый, быстро приближающийся грохот грифоньей колесницы Геласа. Воин соскочил с нее, выхватывая на бегу меч и зычным голосом разгоняя мешавшихся под ногами Сил, грифоны опередили его, налетели на врагов сверху и стали рвать их когтями. Теперь перевес стал склоняться на сторону творцов.

Рыжая голова Воина, снежно-белые волосы и малиновый плащ Мага замелькали в гуще схватки. Творцы один за другим оставляли битву, чтобы не мешать сражаться Властям. Воин с Магом переглянулись, обменялись свирепыми улыбками и с утроенным жаром кинулись на врагов, как когда-то на кошмаров Гекаты.

Меч Воина мелькал подобно молнии, разрубая великанов надвое. Плазменная струя Мага полыхала в воздухе, второй сторукий с опаленной шкурой бросился бежать. Не успел он скрыться из вида, как за ним понеслись несколько уцелевших титанов.

Воин убрал меч в ножны. Маг привычным движением накинул плащ на плечи. Нерея подбежала к нему, бросилась ему на грудь и судорожно вцепилась в него руками, словно боясь, что он исчезнет. Покосившись на Геласа, Маг заметил, что глаза Воина округлились, а брови изумленно поползли вверх.

- Что здесь случилось? - повторил он прежний вопрос.

- Ужасно... - всхлипнула Нерея. - Озрик из южной группы...

- Что?

- Он прилетал к нам в гости. - Она собралась с духом и заговорила разборчивее. - Когда он отправился домой, мы пошли провожать его. Мы попрощались с ним и стали возвращаться назад, но вдруг услышали крики. Он отлетел недалеко, когда эти твари накинулись на него. Наши бросились на помощь, но было уже поздно... - Ее голос оборвался.

- Как это понимать - поздно? - спросил Маг.

- Озрик... он ушел из проявления...

Такое случалось с творцами по неосторожности или из-за несчастного случая. Конечно, в следующем пробуждении Озрик вернется в проявление вместе с остальными, но до конца этого дня Единого еще оставался приличный срок.

- Какое несчастье... - пробормотал ошеломленный Маг.

Подходивший к ним Воин споткнулся на полушаге, услышав последние слова Нереи.

- Озрик погиб? - переспросил он.

Та кивнула, по-прежнему не выпуская Мага из рук.

- Откуда они взялись? - спросил ее Воин.

Она молча пожала плечами.

- Тоже мне всеведущий, - проворчал Маг. - Для чего, спрашивается, ты торчишь на своей колеснице и наблюдаешь за всем этим миром?

- Уследишь тут за всем, - буркнул в ответ Воин. - А где, спрашивается, болтался ты, бездельник?!

- Уж и в Аалан нельзя слетать! - огрызнулся Маг.

Он почувствовал, что Нерею трясет от страха, и погладил ее по волосам, чтобы успокоить. Возмущенный взгляд Воина проследовал за его ладонью.

К ним подошли Джакс с Зулой - лидеры местной группы - и остановились рядом. Оба были потрепанными, но смотрели бодро.

- Привет, златокудрый, - кивнул Джакс Воину. - И тебе, светоносный. - Как было принято у Сил, он обратился к ним по прозвищам. Обращаться к Властям по имени без их личного разрешения было вопиющей бестактностью.

- Откуда здесь это нашествие? - спросил его Маг.

- Вероятно, очередной всплеск человеческого воображения, - пояснил Джакс. - В последнее время нам все чаще приходится иметь дело с их творениями. Но такое, должен сказать, случилось впервые.

- Эти будущие творцы, - повысила голос Зула, - совершенно не сдерживают свои фантазии! Ты не представляешь, светоносный, во что это обходится нам. По этому миру стаями слоняются всякие мерзкие твари, и хоть бы одна из них была смирной! Нет, они обязательно кидаются на все, что шевелится, и не успокаиваются, пока их не прикончат.

- Или наоборот, - добавил Джакс.

- Разве были еще жертвы? - вмешался в разговор Гелас.

- Нет, это первый случай, - ответил тот. - Но, вероятно, не последний. Люди развиваются, и это, видимо, еще не предел их возможностей.

- Ты уверен, что это они придумали всю эту шайку? - засомневался Воин. - Здесь требуется недюжинное воображение, человеческие искры пока еще слишком мелки для этого.

- Не все, - веско сказал Джакс.

- Таких искр единицы на весь мир, - возразил ему Воин. - Скорее здесь пошалил кто-нибудь из наших.

- Ничего себе шалости! - возмутилась Зула.

- Это люди, - стал настаивать Джакс. - Одной искры вполне достаточно для этого. Никто из наших, даже самая дурная голова, никогда не допустит опасности для творцов.

Он был прав - непричинение вреда неукоснительно соблюдалось всеми.

- Неужели люди? - Воин никак не мог признать вину за своими подопечными. - Такую толпу чудовищ?

- Можно глянуть в хроники Акаши, - прекратил их спор Маг.

- Сделай одолжение, - ухватился за его слова Воин. - Ты у нас здесь лучший специалист по доступу в тонкие слои.

Маг напрягся и сосредоточился на хрониках, преодолевая сопротивление плотного мира. Вскоре перед его высшим зрением предстала умилительная картина - старый дедок собрал внуков и стал рассказывать им о битве богов и титанов. Дети слушали его, затаив дыхание, а тот, воодушевленный общим вниманием, добавлял в рассказ новые красочные подробности. Он живописал чудовищ, не скупясь на их могущество, неуязвимость и свирепость.

Это было бы смешно, если бы не повлекло за собой такие печальные последствия. Маг оторвался от созерцания хроник и рассказал увиденное остальным.

- Так они делают это для развлечения! - яростно сверкнула глазами Зула. - А мы-то ломаем головы - зачем им это нужно?!

- Зула, девочка, ведь они же понятия не имеют, что при этом происходит на тонких планах, - попытался успокоить ее Маг. - Они уверены, что все созданное их воображением существует только в нем. Это же плотный мир, не забывай. Чувства людей еще не настолько развиты, чтобы замечать его тонкие слои.

- День Единого не дошел и до половины, а наши уже уходят из проявления по вине людей! - выпалила та. - А что тогда будет дальше? Нам необходимо принять хоть какие-то меры предосторожности.

- Но как? - озадаченно вопросил Гелас. - Не можем же мы запретить им фантазировать? Всем известно, что это - нарушение законов Единого. Кроме того, если они не будут упражнять воображение, тогда как они станут творцами?

- А это очень нужно - чтобы они стали творцами? - напала на него Зула. - До сих пор мы прекрасно обходились без них.

- Зула, ты еще не пришла в себя после этого несчастья, - упрекнул ее Джакс. - Мы здесь по просьбе Императора, присмотреть за людьми, чтобы они развивались правильно.

- Нет, не для этого! - повернулась к нему она. - Мы здесь для того, чтобы хоть кто-то из них уцелел до конца этого пробуждения! Чтобы они не перервали друг другу глотки! Чтобы их жестокость имела хоть какие-то границы! Я просто не представляю, зачем им развиваться? - Она резко обернулась к Магу с Воином. - Вот вы, Власти, ответьте мне, зачем?!

Маг и Воин растерянно переглянулись. Они никогда не ставили вопрос так - для обоих само собой разумеюсь, что божественная искра должна развиваться.

- Нужно немедленно сообщить об этом случае Императору. - Гелас взмахнул вожжами, колесница и грифоны превратились в струйки золотого света и втянулись в них. - Пусть он сам решит, что делать дальше.

Воин исчез. Маг восхитился про себя, как ловко тот ушел от поставленного перед ним вопроса. Зачем? Он предвидел, что этот вопрос еще не раз прозвучит среди творцов.

Глава 18

- Сучи, дитя мое, ножками, сучи - он тоже был непоседой. Да, он был непокорным, но как осуждать его за это - ведь он был творцом. И он никогда не творил во зло - не слушай их, дитя мое, я знаю его как никто. Ты еще мал сейчас, но когда ты вырастешь, я расскажу тебе о Маге...

***

Маг почувствовал взгляд Нереи и наконец вспомнил, что держит ее в объятиях. Запрокинув голову кверху, она пыталась заглянуть ему в лицо, в ее глазах застыло растерянное, испуганное выражение. Преждевременный уход творца был чрезвычайным событием, которое было потрясением для всех. Нерея инстинктивно искала у него защиты, и Маг внезапно подумал - а годится ли он в защитники, может ли он уберечь ее от опасности?

- Что же теперь будет? - с трудом выговорила она.

Он снова погладил ее по волосам, надеясь успокоить ее. Она глубоко вздохнула, чтобы избавиться от комка в горле.

- Ничего, ничего, - утешающе сказал он. - Все обойдется. В следующем пробуждении Озрик вернется в проявление вместе с нами.

- Но это может случиться с любым! - отчаянным шепотом сказала она. - Я не хочу уходить раньше времени. Это, наверное, больно!

- Может быть, - согласился он. - Будь осторожнее.

- Я боюсь оставаться здесь.

Она боялась. Она страшилась боли и насилия. Вынужденный уход творца часто сопровождался душевной раной, не заживающей в течение нескольких дней Единого. Мало кто из перенесших такое несчастье оставался прежним, обычно они воплощались другими, не похожими на себя.

- Не оставайся. Тебя никто не заставляет.

- Но как же... - Ее глаза широко раскрылись. - Но как же люди? Как же я брошу их?

- Тогда оставайся.

- Ты опять путаешь меня! - Вцепившиеся в Мага ладошки сердито встряхнули его. - Я спрашиваю тебя, что мне делать, а ты смеешься надо мной!

На лице Мага действительно появилась невольная улыбка. Необидная, сочувствующая. Его пальцы поправили волосы на ее лбу, а затем медленно заскользили вниз по щеке.

- Щекотно, - заулыбалась она в ответ. - Ну почему ты ничего не отвечаешь мне?

- А что я могу решить за тебя? Кто лучше тебя знает, что тебе делать?

Нерея сознавала, что он прав, но ей не хотелось такой правоты.

Ей хотелось, чтобы он сделал выбор за нее, и успокоиться его решением. Тогда она приняла бы все, что за этим последует, потому что так решил он.

- Я сделаю так, как ты скажешь. - Это была просьба о покровительстве. Однако этот упрямец не хотел брать на себя ни капли ответственности.

- Тогда я говорю - решай сама. - Он смягчил отказ ласковой улыбкой.

- Противный! - Она оттолкнула его от себя.

- Гадкий мальчишка... - Маг склонил голову набок, его глаза искрились лукавством.

- Ты просто невыносим!

- Неужели?

Нерея вдруг испугалась, что он сейчас исчезнет. Унесется куда-нибудь по своим делам, и она еще долго не увидит его.

- Ну, не настолько... - нерешительно пробормотала она.

- Хочешь, я помогу тебе выбрать? - вдруг спросил он.

Она обрадованно кивнула.

- Представь себе - медленно, не спеша, - как ты будешь чувствовать себя, если бросишь свою работу, - сказал ей Маг. - А затем представь себе свои чувства, если ты останешься. От которой мысли тебе делается легче?

Нерея до жути боялась порождений людского воображения. Но сами люди не сделали ей ничего дурного - напротив, они прислушивались к ней, почитали ее. Она была нужна им. Они были ее детьми, а ей всегда хотелось иметь детей.

- Я поняла, - вздохнула она. - Я останусь.

Уйти или остаться - сегодня не одна она стояла перед этим выбором.

Люди создали Озрика. Они привыкли к своему богу, привыкли поклоняться ему, привыкли к его появлениям перед служителями в храме. Пустоту нужно было заполнить - и они создали Озрика.

Оболочка, отдаленно похожая на Озрика, заходила среди творцов. Лишенная божественной искры, она, тем не менее, помнила других богов, поскольку их помнили люди. Она бессмысленно бродила вокруг, подходя то к одному, то к другому из творцов, размахивая конечностями и бормоча что-то непонятное. Она откликалась на человеческие вызовы, выполняя требуемые действия с точностью неживого существа.

Первой не выдержала Исис, прежняя подруга Озрика.

- С меня довольно! - вскрикнула она, когда попавшаяся ей навстречу оболочка попыталась ощупать ее лицо. - Ноги моей больше не будет в этом мире!

Едва договорив это обещание, она телепортировалась в Аалан. В южной группе стало еще одним творцом меньше. Однако людям требовалось восполнить утрату - и они создали Исис.

Теперь уже две безжизненные оболочки напоминали оставшимся творцам об ушедших. Те пока держались, но когда пролетавший поблизости ифрит растерзал оболочку Исис, Сехна и Астара тоже бросили работу и вернулись в тонкие миры.

Это послужило толчком к окончательному распаду группы. Ее члены один за другим покидали плотный мир людей, пока всех местных богов не заменили их оболочки. Люди не заметили подмены, они так же исправно молились своим богам, соблюдали заветы, приносили подношения. Им было безразлично, кому поклоняться - живым творцам или их мертвым отображениям.

Весть о распаде южной группы облетела всех работающих с людьми творцов. К этому времени многие успели разочароваться в способности людей следовать их поучениям, поэтому известие было воспринято скорее с сочувствием, чем с осуждением. Человеческое воображение развилось достаточно, чтобы создавать все новых и новых чудовищ, и летать в этом мире поодиночке стало опасным. Кое-кто из творцов под разными предлогами оставил работу и вернулся к прежней жизни. Истинную причину отказа не называл никто, но она была понятна всем - неверие в пользу своего труда.

Маг безвылазно оставался в плотном мире. Теперь он на собственном примере знал, как много значит разговор с единомышленником. Он разыскивал яркие искры, создавал подходящее к случаю плотное тело и встречался с ними, заводя разговор по душам, а затем уходил, оставляя их вдохновленными, с горящими глазами. Этого разговора им хватало надолго. Маг наблюдал за ними и с удовлетворением отмечал, что они становятся все больше и ярче, далеко опережая в развитии основную массу искр. Если бы его спросили, почему происходит так, он затруднился бы с ответом, но его метод работал, и не так уж важно было почему.

Иногда он встречался с Нереей. Обычно она вызывала Мага, чтобы посоветоваться с ним о своей работе, хотя он без труда угадывал, что на самом деле ей хотелось поделиться своими страхами, найти утешение и поддержку. Он делал вид, что попадается на ее уловку, выслушивал ее, утешал, и она уходила от него ободренной.

Гелас давно отсутствовал - он перемещался между мирами так медленно, что в течение пары людских поколений его можно было не ждать здесь. Однако Маг предвидел, что события могут начаться гораздо раньше возвращения Воина. Император, конечно, не оставит без внимания несчастный случай с Озриком. Какие-то действия будут предприняты, и они наверняка начнутся с общего сбора Властей. Вызов в Аалан означал долгое отсутствие здесь, и Маг торопился сделать как можно больше.

Этого нельзя было сказать о других творцах. Среди них преобладала растерянность и разочарование, и только очень немногие работали с прежним усердием. Неприятные настроения среди творцов усиливались из-за изменений, происходивших с оболочками бывшей южной группы. Те люди давно не общались с подлинными творцами, и их представления о богах понемногу менялись, что отражалось на внешнем виде и характерах оболочек. Поначалу безобидные, оболочки становились все более жестокими и мстительными, их тела оставались человекоподобными, но головы приобретали признаки животных. Бывшие боги обещали со временем превратиться в тварей похуже демонов.

Маг не удивился, когда в его ушах загремел вызов Посоха Силы. Не удивились и другие творцы - Власти давно узнали о происшествии, каждый из них предвидел общий сбор, а Силы прекрасно понимали, что дела не могут оставаться в таком положении, и с нетерпением дожидались решения Властей.

Он немедленно перенесся в Аалан, к собственному жилищу. Там он шагнул в портал и оказался под куполом Вильнаррата. За столом общего сбора Властей уже сидели Император и Воин. Они были так поглощены беседой, что едва заметили появление Мага. Посох Силы, воткнутый в подставку на ручке кресла Императора, мерцал всеми оттенками красного, посылая оглушительный сигнал общего сбора.

Непонятно, как они могли разговаривать в таком шуме, подумал Маг, усаживаясь на свое место. Сам он не любил громких звуков, даже гармоничных, предпочитая любой гармонии тишину. Сигнал продолжал звучать. Видимо, его придется терпеть, пока не прибудут остальные Власти.

К счастью, их не пришлось долго ждать. Они прибыли почти одновременно - Императрица, Крон и Хриза с Юстиной - и заняли свои места за столом. Когда последний из них появился в гептаграмме портала, вызов Посоха смолк, и Маг облегченно вздохнул.

- Итак, все в сборе. - Император поднял голову и окинул собравшихся зорким взглядом из-под нависших седых бровей. - Полагаю, вы уже знаете причину этого сбора и мне не нужно объяснять ее.

- Да, - подтвердила Судья. - Преждевременный уход Озрика.

- И это тоже, - строго сказал он. - Но главное - это особенности человеческого творчества. У меня сложилось твердое впечатление, что развитие людей идет в нежелательном для нас направлении.

- Я еще когда утверждал это! - вставил слово Воин.

- Возможно, нам следовало бы прислушаться к этим утверждениям, - благосклонно кивнул Император. - Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда...

- Почему же, - вдруг потянуло за язык Мага. - Бывает и так, что хуже - поздно, чем никогда.

Император остановил на нем неодобрительный взгляд.

- Сейчас не время заниматься словесными играми, - нахмурился он. - Вопрос, ради которого мы собрались, слишком серьезен.

- Вопрос? - прозвучал голос Императрицы. - Какой вопрос? Я не слышала никакого вопроса.

Неодобрительный взгляд Императора переместился с Мага на Императрицу.

- Он выглядит так: что нам делать с людьми? Какую линию поведения нам выбрать по отношению к ним в дальнейшем? Ты поняла, Аллат?

Та утвердительно наклонила голову.

- Но по божественному закону люди имеют равные права с нами, - раздался другой голос с левой половины стола. Голос принадлежал Жрице, хотя это замечание больше подошло бы Судье. - Мы ничего не можем с ними делать.

- Правильно, - согласился Император. - Я не имею в виду непосредственные действия. Мы можем влиять на людей косвенно, руководить ими и направлять их. В этом нет нарушений закона. И я собрал вас для того, чтобы мы с вами выбрали это направление. Здесь и сейчас. Исходя из имеющегося опыта, нам нужно определиться, куда и на что нам направить дальнейшее развитие людей.

- А чего мы хотели от них прежде? - раздался глухой, хрипловатый голос Крона.

- Разве ты не знаешь? - подняла красивые брови Императрица.

- Мне хотелось бы услышать ответ каждого, - заявил Иерофант.

- Что ж. - Император одобрительно качнул головой. - Интересное предложение. Высказывайтесь по очереди - сначала левая половина стола, затем правая.

Первой должна была высказаться Императрица.

- Ну, я полагаю, - сказала она, ненадолго задумавшись, - мы хотели создать людям хорошие условия для жизни и развития. Тогда некоторые из них, возможно, вырастут в этом проявлении до творцов. Но главное - мы должны позаботиться о них до конца этого дня Единого.

- Дальше, - сказал Император, взглянув на сидевшую за ней Жрицу.

- По-моему, мы хотели воспитать их добрыми и уживчивыми. Непричинение зла - важнейшее условие для взаимоотношений творцов, - высказалась она.

- Юстина? - глянул он на дальний край стола.

- Мы хотели обучить их законам Единого, вложить в них понятия о божественной справедливости, - без запинки ответила Судья.

- Крон?

- Нам требовалось закрепить их в плотном мире, чтобы божественная искра не разлетелась по проявленным мирам и не натворила неприятностей, - отчеканил Иерофант.

Пронзительный взгляд Императора уперся в Мага.

- Ты?

- С недавнего времени я считаю, что к концу этого проявления некоторые из людей могут развиться до творцов, - сказал Маг. - Думаю, что будет правильным выбрать наиболее способных и помочь им в развитии.

- А остальные? - спросила Жрица.

- Невозможно помочь развиться тем, кто сам не хочет этого.

- Это несправедливо! - возмутилась Судья.

- Это немилосердно, - поджала губы Жрица.

- Обсуждение начнется после, - заставил их замолчать Император. - Я не спрашиваю тебя, что делать дальше, Маг. Нас интересует, чего ты хотел от людей до недавнего времени.

- Ничего.

- Гелас?

- Я надеялся, что мы вложим в них стремление к высшим мирам, и они вырастут до нас, - вздохнул тот, - а в следующем проявлении мы будем воспитывать молодых творцов. Но... видимо, эта задача оказалась сложнее, чем я думал.

- Это уже за пределами поставленного вопроса, - сделал замечание Император.

- Да, понимаю, - кивнул Воин. - Я всегда видел в них своих детей, и мне всегда хотелось, чтобы они стали такими же, как я.

- Подытожим ответы. - Император сделал паузу, дожидаясь общего внимания. - Мнения оказались довольно-таки различными, но большинство из нас сходится в основном - до настоящего времени мы хотели, чтобы некоторая часть людей выросла в творцов.

Никто не возразил против этого утверждения.

- Хорошо, - продолжил Император. - События последнего времени показывают, что творческие возможности людей развиваются быстрее, чем их нравственные качества, и это становится опасным. - Он выразительно замолчал.

- Мы делаем все, чтобы развить их нравственные качества, - воспользовалась паузой Жрица.

- Я знаю, - проговорил он, - и никоим образом не хочу упрекнуть никого из вас в недостатке усердия. К сожалению, ошибка, допущенная на ранних этапах, вызвала существенную неравномерность развития людей. Божественная искра развивается сама собой, это в ее природе, но все усилия творцов по развитию человеческой нравственности не возмещают начального отсутствия божественных законов для сознательных форм жизни. Уровень творческих способностей достиг у людей той черты, когда они могут создавать и поддерживать в проявлении достаточно сложные творения. Уровень их нравственных качеств сделал эти творения опасными для нас.

- Эта опасность преувеличена, - сказала Императрица. - Человеческие творения не покидают пределов своего плотного мира.

- Пока. - Император выразительно поднял бровь. - Их творения состоят из промежуточного вещества, а некоторые даже имеют тонкую составляющую. Значит, ничто не мешает им путешествовать по проявленным мирам, - ничто, кроме воображения их создателей. Люди пока не знают про другие миры, но когда они узнают, эти твари могут оказаться где угодно.

- У нашего громовержца уже есть какой-то план? - искоса глянул на него Иерофант.

- Тебе не откажешь в проницательности. Крон, - подтвердил тот.

Маг усмехнулся про себя - здесь не требовалось особой проницательности. Уверенный тон Императора говорил яснее ясного, что у того уже сложилось определенное суждение.

- Если мы не в состоянии ускорить развитие нравственных качеств людей...

Он еще не договорил, как Магу стало понятно, какие слова последуют за этими.

- ...нам необходимо задержать развитие их божественной искры.

- Как - задержать? - нахмурилась Императрица.

Маг вдруг понял, что не может вспомнить такого выражения на ее красивом, безмятежном лице.

- Я не уверена, что это согласуется с законами Единого. Всем нам известно, что божественная искра должна развиваться.

- Она будет развиваться, - сказал Император. - Но медленнее, чем сейчас.

Остальные, кроме невозмутимого Крона, тоже выглядели взволнованными. Они беспокойно переглядывались друг с другом.

- Я много думал об этом. - призвал их к вниманию рокочущий голос Императора. - Еще до разговора с Геласом я подозревал, что обстановка в человеческом мире требует немедленного вмешательства. Несчастный случай с Озриком окончательно убедил меня в этом. Я не вижу иного выхода. Если кто-то из вас его видит, предлагайте.

- Задержка развития искры скажется в первую очередь на самых лучших, - неожиданно для себя сказал Маг. Странно - он ведь не собирался заступаться за людей. - Может случиться так, что к концу этого проявления ни одна из искр не достигнет нужного развития.

Он высказал мысль, которая пришла в голову каждому.

- Невелика потеря, - проворчал в его сторону Иерофант. - Обходились же мы до сих пор без этих людей. В конце проявления все недоразвитые искры сольются с Единым, и твоя глупая выходка останется без последствий.

- Нет, я не согласен! - категорически заявил Гелас. - Было бы прекрасно, если бы среди нас появились новые творцы!

- Да, - подхватила Жрица. - Я согласна с Геласом. Новые творцы - это прекрасно!

- Но вы ничего не предложили, - охладил их пыл Император. - Все, что вы говорите - это только благие пожелания, они никак не годятся к употреблению.

- В первую очередь нужно обезопасить наших, - сказала Императрица. - Там разгуливают такие чудовища, что очень немногие из Сил могут сразиться с ними в одиночку.

- Разумно, Аллат, - поддержал ее Император. - Пусть эти немногие пока останутся с людьми, а все прочие вернутся в Аалан.

- Но тогда люди создадут им замену, - напомнила Судья. - Они, как правило, наделяют самодельных богов собственными недостатками. И преувеличенными, кстати.

- Они привыкли, что боги во всем превосходят их, - иронически изогнул губу Крон. Он был единственным из Властей, кто был совершенно равнодушен к людям.

- На какое-то время эти оболочки могут заменить творцов, - сказал Император, не обратив внимания на замечание Крона.

- Нет! - горячо воскликнула Жрица. - Это дурно повлияет на их нравственность!

- Что получится из людей, пока неизвестно, зато творцы будут в безопасности, - снова подал голос Крон.

На этот раз Император услышал Иерофанта.

- Совершенно с тобой согласен, Крон, - кивнул он.

- Если мы займем такую позицию, - не выдержал Маг, - нам никогда не сделать из людей ничего хорошего.

- Да! - подхватил Воин. - Силам непросто поддерживать в людях хотя бы текущий уровень нравственности. Если мы отзовем их, она опустится до невообрази...

Пронзительный взгляд Императора уперся в Воина. Тот замолчал на полуслове и неловко заерзал в кресле.

- В этом нет ничего страшного, - сказал Император, не сводя взгляда с Воина, - если творческие способности людей не будут превышать уровня их нравственности.

- Но это ничтожная величина! - ужаснулась Судья. - Я не представляю, как опустить их творческие способности до такого уровня.

- Такой способ есть, - заявил Император. - Гелас, ты, кажется, докладывал мне, что искры рабов тускнеют?

Воин медленно наклонил голову в знак подтверждения. Она так и осталась опущенной.

- По твоим словам, людям нравится быть рабами, - продолжил тот. - Так предоставим им это удовольствие. Пусть каждый из творцов перед возвращением в Аалан внушит людям, что рабство - богоугодное дело. Полагаю, это будет нетрудно.

- Я считаю, что их нравственность еще можно повысить, - раздался настойчивый голос Жрицы. - Дайте мне возможность попытаться!

- Мы не можем тянуть с решением, - отрезал Император.

- Это быстро, - взволнованно сказала она. - Подождите здесь, за столом, пока я слетаю к людям и вернусь.

- Сколько же тебе потребуется времени? - спросил он.

- Немного. Всего одна человеческая жизнь.

Не дожидаясь разрешения, она вскочила с места и исчезла в портале. Остальные недоуменно переглянулись.

- Сколько это - одна человеческая жизнь? - упал в пространство вопрос Императора.

- Смотря какая жизнь, - отозвался Воин. Он взглянул сквозь купол Вильнаррата вверх, где сиял бледно-желтый диск Аала. - Сейчас у нас полдень... самое позднее - Хриза вернется к вечеру.

- Полдня, значит, - задумчиво протянул Император. - Ладно, продолжим обсуждение без нее. Нужно прийти хотя бы к предварительному решению.

- Мы еще ничего не решили? - резко прозвучал голос Крона.

- Рабство - хороший способ, но недостаточный, - сказал Император. - Творческие способности людей зашли в своем развитии слишком далеко. Нужны дополнительные меры. Думайте, думайте все.

Все замолчали. Маг положил руки на стол перед собой и с сосредоточенным видом стал играть пальцами. Не хватало еще, чтобы он думал на подобные темы. Гелас сидел упершись взглядом в стол и наморщив лоб - интересно, выполняет он приказ Императора? Аллат, прищурившись, оглядывала остальных. Она встретилась взглядом с Магом и быстро отвела глаза в сторону. Юстина выглядела глубоко задумавшейся.

- Может быть, сделать процесс творчества наказуемым? - вдруг сказала она. - Внушить людям соответствующие законы...

Взгляд Мага уперся в пустое кресло напротив. Интересно, что же задумала Жрица?

- Неплохая мысль, - одобрил ее Император. - Нужно обговорить подробности.

- Не всякое творчество опасно, - откликнулась Императрица.

- Верно, Аллат, - согласился он. - Мы не против творчества вообще. Видимо, нам нужно начать с определения опасных и неопасных видов творчества.

Началось обсуждение творчества людей. Маг молчал - у него не было ни малейшего желания заниматься ограничением чьего-либо творчества. Со скуки он украдкой наблюдал за ползущим по небу Аалом, пытаясь догадаться, с чем вернется на собрание Жрица.

- Как по-твоему, что она задумала? - шепнул он Воину.

- Кто?

- Хриза.

Их перешептывание услышал Император. Он недовольно глянул в их сторону, но промолчал.

- У нее был один пунктик, - зашептал в ответ Гелас. - Она рассказывала мне о нем при встрече, но я тогда отговорил ее.

- От чего?

- От воплощения через рождение. Она считала, что люди лучше послушают такого же человека, как они сами, чем творца.

- Но можно было бы просто войти в плотное тело, - заметил Маг.

- Я говорил ей это, но она сказала, что в этом случае ты все равно останешься чужаком. А вот если люди знают тебя еще младенцем, если они уверены, что ты - свой...

- О чем вы там шепчетесь?! - прогремел раздраженный голос Императора, напоминая обоим, что они забыли о правилах приличия на общем сборе.

- Это не посторонние разговоры, - начал оправдываться Воин. - Мы говорим о Жрице - что она наверняка сейчас отправилась в воплощение через рождение.

- Что?! - прорычал Император. - Сумасшедшая девчонка!

- Но, может быть, у нее получится, - сказал Маг.

- Никаких "получится"! - рявкнул Император в настороженную тишину, вдруг воцарившуюся в Вильнаррате. - Она же может забыть себя! Немедленно отправляйтесь за ней, верните ее обратно!

Никто не встал с места - всем было непонятно, зачем такая спешка.

- Что значит - забыть себя? - спросил Воин.

Остальные молчали, дожидаясь ответа.

- Вы хоть иногда заглядываете в План? - гневно спросил Император. - Мозг человеческого младенца недостаточно развит, чтобы вместить искру творца. При входе в него она сжимается, и творец забывает, кто он такой. Плотное тело взрослеет, творец обзаводится временным сознанием - точно так же, как люди, - а затем уходит из воплощения. Если в течение жизни он не вспомнит себя, он останется привязанным к плотному миру наравне с людьми. Теперь вы поняли, что ей грозит?

- Что же теперь делать? - встревожилась Императрица. - Мы довольно долго разговаривали, и она, конечно, уже в воплощении.

- Нужно помочь ей вспомнить себя, пока она не вышла из воплощения.

- Как это делается?

- Это? - Император обхватил седую бороду ладонью и ненадолго задумался. - Самый простой и надежный способ - покинуть плотное тело в состоянии повышенной сознательности.

- Обычно бывает наоборот, - сказала Императрица. - Сначала тускнеет сознание, а затем уходит искра.

- Знаю. Чтобы сознание оставалось бдительным, нужно умереть медленно и в хорошем физическом состоянии.

Маг, лучше других знакомый с жизнью людей, догадался первым.

- То есть умереть насильственной смертью и в мучениях? - уточнил он.

- Да, можно сказать и так, - подтвердил Император. Он окинул взглядом сидящих, словно выбирая. - Нужно поскорее разыскать ее там и создать ей условия для такой смерти. Тогда, будем надеяться, она вернется к нам. Кто из вас пойдет за ней?

Взгляды забегали и один за другим остановились на Маге.

- Ты у нас самый быстрый, - сказала ему Императрица. - Выручи ее.

- Давай, бездельник, - хлопнул его по плечу Воин. - Ты у нас самый хитроумный.

- Поторопись, скрытный, - буркнул Крон.

- Маг? - Император смерил его взглядом. - К вечеру мы ждем вас обоих. Глава 19

Маг без труда разыскал искру Хризы. Бледно-голубое сияние исходило из пустынного уголка какой-то засушливой южной местности. Других искр поблизости не было. Или это она затмевала их? Маг присмотрелся внимательнее - нет, кажется, не было. Значит, можно будет просто появиться перед ней.

Он опустился невдалеке от Хризы и создал себе плотное тело. Перед его человеческим зрением оказался мужчина лет тридцати, сидевший на плоском камне посреди песчаной равнины, едва покрытой жесткой, выгоревшей на солнце травой. Тонкокостный, худощавый, с узким аскетическим лицом и мягким взглядом, напомнившим Магу привычное выражение лица Жрицы, с темными волосами до плеч и клинообразной бородкой, темнеющей на странно бледном лице.

Мужчина казался погруженным в глубокую, сосредоточенную задумчивость. Это было кстати. Такое настроение способствовало разговору, который намеревался завести Маг. Он сделал шаг по направлению к сидевшему - легкое, неслышное движение, но тот почувствовал чужое присутствие и поднял голову.

- Кто ты, появляющийся так внезапно? - Проницательный взгляд мужчины уперся в Мага, словно хотел увидеть его насквозь. Голос оказался мягким, глуховатым, довольно-таки высоким для мужского.

- А ты можешь ответить мне, кто ты? - Маг решил начать сразу, не тратя времени на вступления. Человек, в теле которого воплотилась искра Жрицы, не мог оказаться недалеким.

- Я? - мягко переспросил мужчина. - Странное совпадение - я думаю сейчас именно об этом. Мне кажется, что мне очень важно узнать, кто я такой.

Это был хороший признак. Искра Жрицы беспокоилась в чужом теле, она ощущала потребность вспомнить себя.

- Ты что-нибудь надумал? - спросил Маг.

- Да, - медленно кивнул тот. - Я, кажется, нашел ответ. Я - бог и сын божий.

- Бог? - Маг обрадованно ухватился за слово. - А какой ты бог? Ты помнишь, какой ты бог?

- Как я могу это помнить? - пожал плечами мужчина. - И тем не менее... мне кажется, что я помню... но ускользает... Нет, не то... всемилостивый... милосердный... но, может быть, это не обо мне?

- А чей ты сын? - требовательно спросил Маг, спеша воспользоваться его растерянностью.

- Я - сын Единого, - уверенно ответил тот. - Нет других богов, кроме Единого, а я здесь для того, чтобы сообщить об этом людям. Конечно же! - его глаза живо сверкнули. - Я с детства помнил одно: что я должен рассказать другим о Едином - о истинном боге, всемилостивом и милосердном. Они верят во многих богов, но они заблуждаются, как же они заблуждаются!

- Ты помнишь только это? - Магу было больно видеть, как мучительно бьется в этой клетке ослепшая искра Жрицы. Верная чувству долга, она не помнила себя, но помнила задачу, ради которой явилась сюда. - Может быть, ты вспомнишь что-то еще? Хоть что-нибудь? У тебя же есть, должно быть высшее зрение - взгляни же им на меня! Ты помнишь меня, Хриза?

- Ты знаешь мое имя? - блеснул взгляд мужчины. - Ты знаешь, что меня зовут Иса?

Досадное совпадение - оно мешало воспоминаниям. Карие глаза мужчины рассматривали Мага, в них нарастало напряжение.

- Да, я откуда-то знаю тебя, - пробормотал он. - Ты... ты... лукавый?

- Лукавый, - подтвердил Маг, усмехаясь про себя: вот, оказывается, как его называла Жрица. - Кое-кто звал меня и так. Но чаще меня звали скрытным. Или светоносным.

- Помню, - снова пробормотал мужчина. - Что-то помню... Я недолюбливал тебя... ты - смутьян и выскочка, который делает все назло другим. Который обожает смеяться над другими... который вечно вносит во все беспорядок, вечно всем недоволен и ставит все с ног на голову... нет, я не любил тебя.

Хорошенькое же мнение сложилось о нем у Жрицы! Маг напомнил себе, что честно заслужил его. Но, откровенно говоря, оно могло бы быть и получше.

- Рад, что ты вспомнила меня, - сказал он. - Теперь осталось еще немного - вспомни себя. Вспомни остальных. Нас - Властей, последнее собрание, Воина, Судью - все они ждут тебя. Император послал меня за тобой. - Он протянул мужчине руку. - Оставь это тело, Хриза, вспомни себя, идем со мной! Ты взялась за безнадежную задачу, у тебя все равно ничего не выйдет, ты только погубишь себя - так идем же со мной!

- Нет! - Мужчина отшатнулся от протянутой руки. - Я не верю тебе, лукавый! Ты никогда не знал ни добра, ни милосердия. - Он гневно глянул на Мага. - Ты хотел отвратить меня от благого дела, но ты просчитался! Это у тебя ничего не выйдет!

Драгоценные мгновения, когда он прислушивался к словам Мага, были безвозвратно упущены. Было очевидно, что теперь он уперся на своем и ничего не захочет слушать. Маг хорошо знал, какой упрямой иногда бывала Жрица.

"Нет, не того они послали, - с досадой подумал он, сознавая общую ошибку. - У нас со Жрицей всегда были несколько натянутые отношения".

Однако возвращаться в Аалан было поздно. Нужно было придумать что-то другое, здесь и сейчас. Не попрощавшись с мужчиной, Маг растворился в воздухе.

Человек уходил из пустыни, укрепившись в своем намерении. Он победил зло, он преодолел искушение, он осознал свое призвание. Он был мессией, он был призван спасти этот мир от заблуждения, очистить его от скверны. Ноги сами несли его вперед. Он спешил к людям, провожаемый горьким взглядом творца.

Маг не последовал за ним. Не стоило предпринимать поспешные действия, не разведав сначала обстановку. Он просмотрел в хрониках Акаши предысторию этого воплощения Жрицы, а затем разыскал Айгона - лидера местной группы творцов, - чтобы выспросить у него упущенные подробности. Тот рассказал ему о деятельности Жрицы все, что было известно.

- Она совсем ничего не помнит? - В ответ на утвердительный кивок Айгона Маг глянул на него с укоризной. - Неужели вы не пытались помочь ей?

- А что мы могли сделать? - развел руками тот. - Она - Власть, а мы - только Силы. Кроме того, мы не были уверены, что ей нужна помощь.

- Да, верно, - согласился Маг. - Теперь я не могу показаться ей на глаза - она сочла меня за врага. Память у нее не сохранилась, но высшее зрение действует прекрасно. Она узнает меня в любом обличье, поэтому будет лучше, если с ней поговорит кто-нибудь из твоей группы. Сира или Горм, например, - она обоих хорошо знает, - Айгон с неловкостью отвел взгляд.

- Что-то не так? - насторожился Маг. - С ними ничего не случилось?

- Нет. Дело в том... что они оба, наверное, уже в Аалане.

- Они оставили работу? - Маг понимающе покачал головой. - Расскажи, что здесь произошло.

- Да то же самое, светоносный, - нахмурился Айгон. - Вскоре после того как Власти ушли в Аалан, демон вывел из проявления Лайру. Это еще не известно?

- Нет.

- После этого случая у меня разбежалось полгруппы, - продолжил он. - Остальные либо ушли на тонкие слои, либо завели привычку воплощаться в человеческие тела. В плотном теле демоны не опасны, сам знаешь. Так что у меня здесь забот - выше головы, - он сделал соответствующий жест.

- Понимаю, - кивнул Mar. - Император скоро отдаст приказ: всем, кто не уверен в своих силах, вернуться в Аалан.

- Боюсь, что этот приказ будет уже некому выполнять, - иронически хмыкнул Айгон.

- А оболочки? - Маг вспомнил, что по пути сюда не встретил ни творцов, ни оболочек. - Люди создают их оболочки?

- Создавали сначала, но теперь этого нет. Жрица очень помогла прекратить этот вид творчества.

- Как? - встрепенулся Маг.

- Она проповедует людям, что нет других богов, кроме Единого. Ну а ты сам знаешь, что случается с человеческими творениями, если люди перестают в них верить.

- Они распадаются.

- Правильно, - кивнул Айгон. - Вот они и распались.

- А демоны?

- С демонами хуже, - подтвердил тот. - Видишь ли, Жрица не помнит себя, а значит, даже ей присущи некоторые человеческие заблуждения. Она призывает людей бороться с демонами и тем самым признает их существование.

- И они, естественно, продолжают существовать.

- Именно. - Айгон дружески улыбнулся Магу. - Послушай, светоносный, раз уж ты здесь, помоги избавиться от окрестных демонов. Лабу рассказывал, что у тебя это здорово получается. А то на промежуточный план невозможно нос высунуть.

- Ну, если нужно... но это же ненадолго, - напомнил Маг.

- Хоть на сколько, а там приказ придет, - обрадовался Айгон.

Они отправились бить демонов. Когда все окрестные чудовища были переведены в небытие, Айгон по просьбе Мага полетел взглянуть, чем сейчас занята Жрица, а Маг послал вызов Нерее. Вскоре та явилась перед ним, и они обменялись приветствиями.

Маг сказал, что рад ее видеть, и это было не пустой вежливостью. Странно, но он действительно был рад ее видеть.

- Ты уже вернулся? - сказала она. - Здесь не ждали никого из вас по крайней мере еще лет десять.

- Срочное дело, - отделался он ничего не говорящим объяснением.

- Я могу помочь тебе?

- Вряд ли. Я вызвал тебя по другому поводу.

- По какому? - заинтригованно спросила Нерея.

- Уходи отсюда, - сказал он. - Сейчас же отправляйся в Аалан.

- Но почему? - изумилась она. - Раньше ты говорил со мной совсем иначе! Конечно, здесь опасно оставаться, но я держусь очень осторожно, и со мной пока еще ничего не...

- Дело не в том, что здесь опасно оставаться, - перебил ее Маг. - Дело в том, что здесь бесполезно оставаться.

Ему было некогда разговаривать с ней - дело Жрицы требовало срочного внимания. Маг сказал только, что скоро он вернется в Аалан, и тогда они встретятся там и обо всем поговорят. Он проводил Нерею взглядом, пока она исчезала в воздухе.

"И еще в том, что мне будет жаль, если с тобой что-нибудь случится", - мысленно добавил он.

***

С человеком ищущим можно пуститься в обсуждения. С ним можно поспорить, ему можно указать на упущения, его можно заставить задуматься даже над очевидным. Он полон сомнений, в нем клубком вьются нерешенные вопросы, неразгаданные загадки, в нем есть готовность прислушаться, непредвзято изучить чужое мнение. С ним можно говорить и быть услышанным.

Но как быть с человеком, уверенным, что он нашел? С человеком, который оставил искания и пустился в проповедования? С человеком, убежденным, что ему известна истина в последней инстанции? Как довести до его сознания, что истина - не камень в конце тропы, что она похожа на быстрый и текучий ручей, и тот же и не тот же одновременно? Как заставить его услышать?

Маг этого не знал.

Тот человек стал проповедником. Он пошел по миру, рассказывая людям о своей истине, собирая вокруг себя учеников и последователей. Он отбросил длинный перечень заповедей прежних богов, заменив их простыми требованиями любить другого, как себя, а Единого - больше, чем себя. Он говорил о любви и добре, смирении и покорности.

В нем был дар увлекать за собой. Услышав его, люди срывались с места и следовали за ним, ловя каждое его слово. Маг глядел на них и невольно задумывался о том, как же мало в этом мире любви и добра, если они были готовы пойти на край света в погоне за единым отзвуком этих слов. Тот человек безошибочно выбрал самую сладкую приманку из всех возможных, но все-таки... Магу не давала покоя мысль, что проповедь добра немногим лучше проповеди зла - то же марионеточное управление людскими головами, готовыми подставить себя под любое ярмо. А истина выше добра и зла, она начинается там, где кончается всякое разделение, в том числе - на добро и зло.

Маг узнавал в нем кроткую власть Жрицы, ее умение возвыситься через уступчивость. Интересно, как звучали бы его проповеди, если бы в нем воплотилась искра Воина или Судьи? Императора? Тем не менее тот человек не был Жрицей, в нем жило временное человеческое сознание со всеми особенностями его народа и эпохи. Сама Жрица говорила бы не так.

Нужно было как-то исхитриться и вернуть ее. Маг постоянно размышлял об этом, не спеша принять к рассмотрению простой и надежный способ, предложенный Императором. Он был противником простых и надежных способов, тем более что этому человеку было немногим больше тридцати лет. Впереди была еще уйма времени. Его задача осложнялась еще и тем, что он оказался замеченным и не мог приблизиться к Жрице. Иначе можно было бы стать ее учеником, начать задавать вопросы и понемногу заставить ее заглянуть поглубже в себя. А пока он задавал вопрос себе - возможно ли в сложившихся обстоятельствах заставить ее вспомнить себя?

Он не находил ответа. Ему не нравился ответ "нет", но пока и не представлялось повода ответить "да". Кроме того, ему не нравились эти абстрактные "да" и "нет" - ведь истина похожа на ручей, быстрый и текучий, вечно изменяющийся. Должен был существовать ответ, единственно верный в данном случае, и итогом этого ответа должно было быть возвращение Жрицы. Безо всяких "да" и "нет".

Тот человек стал творить чудеса. Наделенный силой Жрицы, он был достаточно могуществен для этого даже в плотном теле. Он исцелял, он оживлял, он превращал одни вещи в другие - в общем, делал все то, что было категорически запрещено творцам, потому что подходило под пресловутый закон о невмешательстве. Но он не ведал, что творил, и не задумывался о том, можно это или нельзя.

Он был творцом.

Он был бродягой, поэтом и философом. Он находил слова, понятные каждому. Он ни на миг не забывал, что был мессией. Его слава росла и ширилась, им восхищались и его ненавидели, благословляли и проклинали. Он уводил людей из-под одной власти под другую, утратившие влияние чуяли в нем опасность. Ему угрожали, но он безостановочно двигался вперед. В нем просвечивало кроткое упрямство Жрицы, так хорошо знакомое Магу.

Но этот человек был ближе и родственнее бесшабашной натуре Мага. В своем стремлении выполнить то, что он считал делом своей жизни, он не оглядывался ни на старых богов и их служителей, ни на раздраженные его влиянием власти, ни на родных и знакомых. Произнеся горькие слова: "Нет пророка в доме своем и отечестве своем", он пошел проповедовать в другие края, с высоким безрассудством не оглядываясь на недругов, насмешников и гонителей. Нет, такой Жрица не была никогда. Она всегда знала, когда можно настоять на своем, а когда нужно уступить. А он говорил о смирении - и не смирялся, говорил о покорности - и был непокорным. И он говорил о любви к людям - и любил их.

Он был человеком.

И Маг, сначала неосознанно, а затем все более умышленно, стал тянуть с выполнением своей задачи. В конце концов, ничего страшного, если остальные Власти посидят на собрании до вечера. Он с тайным восхищением наблюдал за этим человеком, похожим и не похожим на чопорную в своей праведности Жрицу, и в голове у него вертелся вопрос Императора, заданный на собрании: а сколько это - одна человеческая жизнь?

Возможно, Жрице пойдет на пользу побыть этим человеком подольше. Сказав себе это, Маг поручил Айгону наблюдать за ней, а сам занялся другими делами, требующими вмешательства Власти: истреблял демонов, ободрял оставшихся в этом мире Сил, проверяя заодно состояние дел в каждой группе. Попутно он возобновил свои встречи с наиболее яркими искрами, чтобы ускорить их развитие, пока не принято решение о выравнивании творческих и нравственных качеств людей.

Когда оно будет принято, эти встречи будут под запретом. Поэтому Маг спешил успеть как можно больше и мало наблюдал за Жрицей, хотя ему было чрезвычайно интересно, как она справляется со своей миссией. Лучше он просмотрит ее воплощение в хрониках, у себя дома, в Аалане, не торопясь, с удовольствием. Может быть, вместе с Нереей.

Он почти забросил это дело, предоставив ему идти своим путем, когда наступил тот самый день.

- Скорее, светоносный, она в опасности! - прозвучал в его ушах вызов Айгона.

Человек нес свой крест, свое орудие казни. Босой, обнаженный до пояса, он волочил на себе эту тяжесть, эту будущую смерть. Он был непривычен к тяжестям - никогда ему не случалось таскать на себе ни тяжелые бревна, ни тяжелые камни. Его орудием было слово.

Он шел по живому людскому коридору, не глядя в десятки глаз, с затаенным страхом и удовлетворением смотревших на последствия своего "распни его!". Пыльная дорога, знойное солнце.

Кто знает, пошел бы он по этой дороге, если бы предвидел, что в далеком будущем она аукнется сотнями сияющих крестов на сытых животах. Его босые ноги с усилием упирались в жаркую пыль. Ему на голову надели венец из дикой колючки. Острые шипы до крови впивались в кожу, причиняя острую боль. Впрочем, это было свойством любой короны.

Десятки глаз провожали человека, который пришел спасти мир, но не сумел спасти себя. Может быть, ждали чуда? Может быть, боялись чуда?

Он шел мимо них, босой, обнаженный до пояса, шатающийся под тяжестью креста. Кровь текла по его лицу, смешиваясь с потом. Ему было больно, он изнемогал под своей ношей, и никакое слово не могло помочь ему. Он был уязвим, как все люди.

Он был человеком.

Распятие на кресте - обычная казнь. Почему же десятки глаз следили за ним, словно она совершалась в первый и последний раз в этом мире? Никто не хотел признавать, но каждый сознавал, что этот человек мог спасти себя. Что у него был выбор.

Не сейчас, но раньше. Десятки раз он мог отречься от своего учения. Даже не отречься, а только слегка поступиться, чуть-чуть замедлить шаг, на пядь отступить в сторону. Кто осудил бы его за это, если цена этого - жизнь?

Кто осудил бы его за это - ведь это так по-человечески. Но теперь малодушные смотрели вслед человеку, который не захотел спасти себя ценой малодушия, смотрели снисходительно и с тайной завистью, не понимая, почему он сделал такой выбор. В отличие от тех двоих, кто должен был сегодня умереть вместе с ним, у него был выбор.

Его ступни утопали в жаркой пыли, каждый шаг давался ему с усилием. Малодушные искали объяснение его выбору, понятное малодушным, - возвышенное, сверхъестественное. Им не дано было понимать, что он просто не мог отречься от себя.

Он был творцом.

Десятки глаз провожали его, творца и человека, которому суждено было остаться в людской памяти пробным камнем величия и низости, верности и предательства. Его орудием было слово, но точку за словом поставил поступок.

Маг, облекшийся в плотное тело, беспомощно следил за ним из толпы. Как могла Жрица, всегда такая благоразумная и осторожная, поставить себя в такое положение? Но этот человек не был Жрицей, он только носил в себе ее искру. У него была другая личность.

Маг был в растерянности, как и любой на его месте. Как и любой, кто был уверен, что у него в запасе еще десятки лет, но вдруг столкнулся с тем, что ему остались считанные часы. Он совершенно не был готов к каким-либо действиям и теперь лихорадочно соображал, что же можно предпринять.

Он мог бы вытащить этого человека из-под креста и перенести в безопасное место. Однако в этом случае он спас бы его жизнь, но не сумел бы выручить Жрицу. Возможно даже, такое событие безвозвратно помешало бы пробудить ее память. Это еще успеется - думал он, проталкиваясь вслед за осужденным сквозь толпу.

У подножия круглого и высокого холма уже скопилось немало зрителей. Воспользовавшись приобретенным за годы бродяжничества навыком, Маг поработал локтями и оказался в переднем ряду. Дальше зевак не пускали. Человек под крестом, подгоняемый стражниками, стал медленно подниматься на холм. Он не раз падал под тяжестью ноши, но удары копьями заставляли его подняться. Наконец и он, и двое других осужденных дотащили свою ношу до заранее выкопанных ям на вершине холма.

Маг услышал неподалеку от себя всхлипывания и оглянулся. Две женщины, постарше и помоложе, стояли в первом ряду, держась за руки. Старшая не сводила глаз с вершины холма, младшая плакала, спрятав лицо на ее груди. Их окружала группа мужчин, смотревших с необычной серьезностью и торжественностью, не похожих на остальную толпу. Маг вспомнил, что постоянно видел их рядом со Жрицей. Ее ученики.

Они не верили, что их учитель расстается с жизнью. Они не верили в его человеческую уязвимость. Эти люди привыкли к чудесам и ждали нового чуда, нового торжества своего наставника. Маг задумался: а сумеет ли Жрица в этом облике, в этой личности спасти себя от неизбежной смерти? Если бы она вспомнила себя, это было бы несложно для нее, несмотря на ограничения плотного тела. Но тот человек, тот мужчина, в которого она воплотилась, мог и не суметь этого. Он мог и не захотеть этого.

Стражники уложили его на крест, спиной к дереву. Застучали молотки. Маг непроизвольно отключил свой человеческий слух, но тут же спохватился и заставил себя быть внимательным. Не следовало упускать ни малейшей подробности - трудно сказать, что может потребоваться в следующее мгновение.

Крест подняли и стали вкапывать в землю. Младшая женщина зарыдала в голос. Старшая молчала.

Вслед за ним установили два других креста. Потянулось время.

Люди не расходились. Маг тщетно пытался понять, какое извращенное наслаждение заставляет их оставаться здесь, под палящими лучами солнца, и смотреть, как корчатся на крестах трое осужденных в преддверии смерти. Ну, его, допустим, вынуждала необходимость. Ученики, родные - это тоже понятно. Но эти...

Он помнил ту боль, когда он висел привязанным за руки к столбу. На кресте, наверное, было еще больнее. Почему эти люди с таким усердием стремятся причинить друг другу боль? Неужели недостаточно просто умереть?

В его сознании завертелись слова Императора о простом и надежном способе пробуждения памяти Жрицы. Если не это, то тогда неизвестно, что пробудит ее. Маг вгляделся высшим зрением в фигуру на кресте. Нет, это была не Жрица, это был все тот же человек, носивший в себе ее искру. Сквозь боль, сквозь мучения его сознание цеплялось за свою личность и свою миссию, сковывая память искры. Он был стойким, этот человек, он не хотел терять себя.

Время тянулось сразу и медленно и быстро. Медленно, потому что все чувства Мага требовали избавления от этого зрелища, и быстро, потому что с каждым мгновением таяла надежда на возвращение Хризы. Пусть они не всегда находили общий язык, пусть ее возмущало его легкомыслие, а его смешила ее чопорность - все равно ему было как-то жутко от мысли, что она впервые за многие дни Единого не сядет с ним за стол под куполом Вильнаррата, что колодец предназначения появится в долине Зари Бытия раньше урочного времени.

Толпа прискучила зрелищем и начала расходиться. Все уже свершилось и потеряло остроту, перейдя в разряд последних новостей, со смаком обсуждающихся на рынках и в подворотнях.

Стражникам тоже надоело сидеть под палящим солнцем на вершине холма. Они зашевелились, встали и начали переговариваться, затем один из них взял копье наперевес и шагнул к крестам. Маг похолодел, поняв, что счет пошел не на часы, а на мгновения.

Нужно было что-то делать, и немедленно. Он мгновенно покинул плотный облик, не оглядываясь на бросившихся к упавшему телу людей. Юноша в малиновом плаще, с волосами цвета горного снега, оказался перед крестом одновременно с размашистым движением стражника, с ударом тяжелого копья распятому в грудь.

- Хриза! - в отчаянии закричал он. - Хриза!

Потускневшие от мучений глаза приоткрылись. Это был не взгляд умирающего человека, это был ясный, сознающий, хорошо знакомый Магу взгляд Жрицы.

- Ты, светоносный? - шевельнулись запекшиеся губы.

- Да! Да! Да! - только и мог повторять он. - Хриза, это ты, Хриза?!

- Я. - Ему показалось, что в ее глазах мелькнула тень улыбки. - Сейчас... я иду к тебе...

В долю мгновения она покинула разом обмякшее тело и оказалась перед ним.

- Хриза... - Он чувствовал, как дрожат его губы. - Как я рад, Хриза!

- Что здесь происходит? - Жрица мгновенно овладела собой и огляделась вокруг. Ее взгляд наткнулся на висевшее на кресте тело, тонкие брови удивленно выгнулись. - Что это?

- Так... люди развлекаются... - Он с трудом справлялся с голосом, преодолевая спазм в горле.

- Ты когда-нибудь бываешь серьезным?! - накинулась на него Жрица. - Как ты можешь насмехаться при виде такого зрелища?!

- Могу вот. - Маг начинал приходить в себя. Все было в порядке, Хриза была освобождена - так пусть себе шумит, сколько ей вздумается. - Если тебе очень интересно, что здесь происходит, можешь ознакомиться с хрониками. А я, так и быть, постою рядом и подожду.

- И ознакомлюсь. - Она наградила его возмущенным взглядом.

- Да, ты ознакомься, пожалуйста, - кивнул он. - Чтобы было чем отчитываться перед Императором. Нас, между прочим, все еще ждут на собрании.

- Странно, я ничего не помню, - наморщила она лоб. - Ах да, я хотела сделать... - Она запнулась. - Да, собрание... я обещала вернуться к вечеру.

- У нас еще предостаточно времени, - сообщил ей Маг.

Жрица уже не слушала его - ее взгляд стал отсутствующим. Она сосредоточенно просматривала хроники.

- Ну как? - спросил Маг, когда ее взгляд снова ожил и остановился на нем.

- Хм-м-м... - Долю мгновения она выглядела растерянной, затем ее взгляд приобрел обычную холодноватую уверенность. - Неплохо. Не совсем так, как я представляла это себе, но все равно - неплохо.

Их внимание привлекла группа людей, направлявшихся к кресту. Теперь, когда осужденный умер, им было разрешено позаботиться о его теле. Маг и Жрица, невидимые для человеческих глаз, молча наблюдали, как те поднялись на вершину холма и стали выкапывать крест.

- Они все время надеялись, что я не умру. - Внимательный взгляд Жрицы остановился на тех, кто был учениками распятого. - Они до последнего мгновения ждали чуда.

- Но он не смог совершить этого чуда, - сказал стоявший за ее плечом Маг. - Или не захотел совершить его.

- Или не захотел, - эхом откликнулась Жрица. - Этого уже никому не узнать.

- Да, это было его собственным, - подтвердил Маг.

- Но им нужно это чудо. - В холодноватом голосе Жрицы послышался нажим. - Оно необходимо для закрепления веры. Это чудо совершу я.

- Нам пора на собрание, - напомнил ей Маг.

- У нас, как ты выразился, еще предостаточно времени. - Оказывается, она тогда услышала его. - Отправляйся вперед и скажи, что я прибуду вскоре за тобой. Мне потребуется здесь еще несколько дней, не больше.

Маг глянул на нее, словно собираясь что-то сказать, но затем передумал. Превратившись в белую молнию, он понесся в Аалан.

- Уже? - сказал Император, когда он появился в гептаграмме Вильнаррата и быстрым шагом подошел к столу. - А где Хриза?

- Сейчас появится, - ответил Маг, садясь на свое место. - После освобождения из тела ей захотелось... подчистить кое-какие мелочи.

- Понятно. - Император подтвердил свои слова доброжелательным кивком. Ему, как и остальным Властям, было отлично известно, с какой ревностной тщательностью Жрица относится к своим делам. - Быстро же ты вернулся. Ты воспользовался моим советом?

- Простым и надежным? - пробормотал Маг. - Нет, мне этого не понадобилось. Все сделали сами люди, и гораздо лучше, чем я. - По его лицу прошла болезненная тень. - Я никогда в жизни не додумался бы до распятия.

Глава 20

- Почему, веревочка? - спрашивал он Талесту, валяясь после собрания на ложе у себя под куполом. - Почему она вмешалась в его выбор? Почему она не оставила последнее слово за ним? Разве он не заслужил хотя бы этой почести?

- Вы оба не знали, не смог он сотворить чудо своего спасения или не захотел, - напомнила та. - Но в итоге ты склонился ко второй версии, а она - к первой.

- Отдать свою жизнь за право до самого ее конца оставаться самим собой - неужели этого чуда мало? - допытывался Mar. - По мне, так здесь ничего нельзя ни прибавить, ни убавить.

- И прибавят, и убавят, - фыркнула веревка. - Вот увидишь, люди не успокоятся, пока не приладят его по себе. Жрица была права - это чудо им на руку. Останься он таким же, как они, он был бы для них укором совести. Но теперь он - другой, особенный, теперь они его возвеличат. Теперь они пойдут за его учением - вернее, за тем, что они смастерят из его учения.

- Вредина, - пробормотал Маг. - Противная веревка.

- Ладно, не переживай, - махнула она кисточкой. - По-другому и быть не могло. Наверное, это наилучший выход. - Ее последняя фраза противоречила предыдущей, явственно намекая, что могло бы быть и хуже, но Маг принял это утешение за неимением другого. Он отчаянно нуждался в утешении.

- Может быть, - вздохнул он. - По-другому и быть не могло.

- В конце концов, это благодаря ему Император отложил решение о замедлении развития человеческих искр, - веско сказала Талеста.

Магу было заметно, что она пытается отвлечь его от невеселых мыслей, и он пожалел, что замечает слишком много. Что ему очень трудно попасться на уловку, даже на ту, которая вызвана добрыми побуждениями.

- Да, конечно, - сказал он, делая вид, что попался на нее.

- А что, собственно, ты здесь валяешься? - напала на него веревка. - Почему ты не полетел туда передать Силам прика