Автор :
Жанр : фэнтази

Джеймс БАРКЛИ Черный отряд 1-2 РАССВЕТНЫЙ ВОР ДНЕВНАЯ ТЕНЬ РАССВЕТНЫЙ ВОР

Джеймс БАРКЛИ Перевод с английского А. В. Анисимова под редакцией К. Е. Российского

Литературный ПОРТАЛ

http://www.LitPortal.Ru

Анонс

Поклонники "Черного Отряда"!

Эта книга - для Вас.

Это - сага о колдунах и героях, людях живых - и людях, вернувшихся из мертвых. О мудрых и циничных драконах, которые то принимают сторону Зла - то, напротив, всеми силами противостоят Властителям Зла, ищущим путь в этот мир.

Это - хроника земель, где магия, некогда единая, расколота на воюющие меж собою школы. Земель, где жестокие бароны, погрязшие в бесконечных междоусобных войнах, готовы дорого платить наемным клинкам, сулящим им победу. Лучшие же из лучших наемников - Отряд Ворона.

Лишь они способны схлестнуться со всею мощью орд кочевников, что служат, сами того не зная, Властителям Зла.

Лишь они готовы рисковать собой, дабы собрать воедино три древних талисмана, указующих путь к всевластному магическому амулету, прозванному Рассветным вором. Амулету, борьба за который объединяет все школы магов этого мира - ибо разница вер и искусств отступает перед опасностью вторжения Тьмы...

Посвящается Таре, которая всегда верила в меня,

хотя порой я сам в себя не верил.

Ни одна книга не является чистым вымыслом и не создается на пустом месте. Вот и эта история уходит корнями в мою юность.

А теперь - благодарности.

Моим родителям, которые, пока я учился в школе, ни разу не пожаловались на беспрерывное стрекотание моей пишущей машинки, - ну и, конечно, просто за то, что они такие, какие есть. Моему учителю английского, Стюарту Виду, который любил полет фантазии и выразительность речи. Полу X. , Карлу Б. , Хейзл Д. , Крису Д. , Роберту Н. и Рею К. , которые невольно вызвали к жизни Воронов, хотя в те далекие годы никто из нас и не догадывался об этом. Моим замечательным читателям, таким, как Тара Фок и Дейв Маттонн, чьи замечания помогли мне сделать лучше каждый эпизод книги. И больше всего - Питеру Робинсону, Джону "Джорджу" Кроссу и Симону Спентону (горячим поклонникам Воронов) за то, что они дарили мне идеи, упрашивали, запугивали и вдохновляли на этот труд.

Огромное спасибо всем за вашу любовь и поддержку.

Действующие лица:

Вороны:

Хирад Холодное Сердце - воин-варвар

Рас - воин

Ричмонд - воин

Сайрендор Лан - воин

Безымянный Воитель - предводитель Воронов

Илкар - маг из Джулатсы

Зитеск - университет магии:

Стилиан - лорд Горы

Денсер - старший маг

Селин - разведчица-маг

Ньер - наставник Денсера

Ларион - руководитель научных исследований

Сол - покровитель университета

Додовер - университет магии:

Ирейн - ученый-маг

Алан - муж Ирейн

Фрон - воин

Джандир - эльф-лучник

Уилл Попрошайка - вор

Валдрок - лорд Башни

Листерн - университет магии:

Хэрист - лорд, старший маг

Ри Деррик - генерал армии

Джулатса - университет магии:

Баррас - глава делегации

Бароны, лорды и солдаты:

Блэксон - барон южных земель

Гресси - барон юго-восточных земель

Тессея - повелитель Висмина

Тревис - Капитан

Пролог

Она проснулась, и тут же чья-то рука зажала ей рот, задушив ее крик. Алан, лежавший рядом, не шевелился. Человек, который склонился над ней, был скрыт темнотой, но она разглядела худое лицо и безжалостные глаза. Она вперилась взглядом в эти глаза, и рука надавила сильнее.

- Если начнешь колдовать, твои дети умрут. Если будешь сопротивляться, твои дети умрут. Если откажешься нам помогать, твои дети умрут. А муж твой будет свидетелем, что мы отыщем их где угодно - хоть в самом сердце университетского городка. Думай об этом, пока засыпаешь, а проснувшись, попридержи свою злость. Нам предстоит обсудить крупную сделку.

Ее сердце бешено заколотилось, и в голову ворвались ужасные мысли. Своим глупым желанием зажить тихой жизнью вне безопасных стен университета она подвергла опасности все, что было ей дорого, - ее мальчиков, ее близнецов, в которых она так верила и которых так беззаветно любила. Они такие юные, такие невинные. Она задрожала при мысли, что могут сделать с ними люди, похожие на этого человека. Ведь им неведомо сострадание. Они видят только то, что считают злом - злом, которое поклялись уничтожить. Они слепы к чистоте ее магии и от этого становятся опасны вдвойне.

Она вспомнила, как предостерегали ее наставники, и в голове у нее вновь зазвучали их голоса. Семейное счастье - это прекрасно, говорили они. Но вспомни, какие сейчас времена. Люди легко могут возненавидеть университет и все, что с ним связано. Теперь она на собственном опыте убедилась, что они говорили так не просто из желания ее удержать.

Но она, как всегда, сделала по-своему. В конце концов, как бы мальчики ни были ценны для науки, это были ее сыновья, да и Алан не хотел жить в университете. А сейчас она проклинала себя за глупое упрямство и излишнюю уверенность в том, что сможет защитить свою семью. На глаза у нее навернулись запоздалые слезы раскаяния и бессильного гнева.

Внезапно у нее перед глазами появилась вторая рука незнакомца. И в этой руке была тряпка, которую мужчина прижал к ее лицу. Средство подействовало почти мгновенно, и ее сопротивление было больше похоже на метания зверя в ловушке, почуявшего свору собак, - отчаянное, короткое, бесполезное. Последнее, о чем она успела подумать, теряя сознание, - это о том, как будет ей плохо, когда она откроет глаза.

Глава 1

Синяя молния разорвала низкие тучи и озарила отвесные стены узкого прохода Танцующих скал. Прогремел сильный взрыв; закричали люди.

Вороны невозмутимо наблюдали за полем боя с центральной башни замка, который служил ключом к проходу Танцующих скал.

Левый фланг обороны был сокрушен. На опаленной траве валялись обугленные и разорванные на части трупы, а неприятель усилил натиск и теперь наступал по всему фронту.

- Проклятие! - сказал Безымянный Воитель. - Нехорошо.

Он поднял над головой кулак, резко разжал пальцы и сделал широкое круговое движение рукой. Сигнальщики на малых башнях немедленно протрубили приказ. Из боковых ворот галопом вынеслись пять кавалеристов и маг.

- Там. Смотри. - Хирад указал на поверженную цепь. Отряд из пятнадцати человек, не обращая внимания на битву, спешил к стенам замка. - Мы идем?

- Идем, - ответил Безымянный.

- Самое время, - улыбнулся Хирад.

- Вороны! - прокричал Безымянный. - Вороны, за мной! - Он вытащил из ножен, прислоненных к стене, свой двуручный меч и, набычив бритую голову, бросился вниз по ступенькам. Его сверкающий нагрудник ловил лучи умирающего солнца. Несмотря на свой немалый вес, Воитель двигался с невероятной скоростью, и эта скорость для многих явилась последним предсмертным сюрпризом.

Каменные ступени вели вдоль стрелковой галереи к центральной башне, а оттуда во двор замка можно было спуститься по спиральным лестницам внутри малых башен.

Безымянный повел Воронов - мага и шестерых воинов в доспехах из металла и кожи - к левой башне. Он пинком открыл дверь, оттолкнул часового в сторону и помчался вниз, перепрыгивая через две ступеньки.

Когда Вороны были на полпути вниз, второй, более сильный взрыв потряс замок до самого основания.

- Они прошли сквозь стену внутреннего двора, - воскликнул Хирад.

- Похоже на то, - бросил на бегу Безымянный.

Дверь в основании малой башни была открыта, а он мчался с такой скоростью, что Хирад испугался, успеет ли командир остановиться, если эта дверь вдруг закроется. Вороны вырвались под янтарный свет заходящего солнца и устремились в левый угол двора, туда, где в воздухе висела поднятая взрывом пыль.

Навстречу им, пробираясь через развалины, во двор втягивались воины в кожаных доспехах, а за ними шел мужчина в черном плаще и с трубкой в зубах. У него был такой вид, будто он просто прогуливается. Попыхивая трубкой, мужчина рассеянно поглаживал черного кота, высунувшего голову из-под его плаща.

За спиной у Хирада маг отряда Илкар, эльф из Джулатсы, произнес, словно плюнул:

- Зитеск.

Хирад оглянулся, но Илкар махнул ему рукой.

- Иди вперед и сражайся. - Эльф был высок и строен; у него было тело атлета и короткие темные волосы. Его раскосые карие глаза сузились. - Я за ним присмотрю.

Неприятельские воины начали обходить Воронов слева; их целью явно была стена, вдоль которой располагались хранилища зерна, инструментов и дров, доставляемых в центральную башню из внешних укреплений.

Безымянный Воитель мгновенно изменил направление движения, чтобы пресечь новый маневр врага. Хирад, нахмурившись, продолжал следить за магом в черном плаще; а когда он наконец заставил себя оторвать взгляд от его фигуры, звуки битвы за внешней стеной замка стали стихать. Неприятельские воины, которых было втрое больше, чем Воронов, двинулись на сближение, подбадривая себя воинственными криками.

- К атаке! - крикнул Безымянный, и Вороны на ходу перестроились, образовав тупой угол. Впереди шел сам Воитель, слева - Талан, Рас и Ричмонд, а справа - Сайрендор и Хирад. Илкар, оставаясь в тылу, готовил магическую защиту.

Безымянный при каждом шаге постукивал по земле острием меча; Хирад жадно всматривался в глаза противников, желая увидеть в них страх. И наконец увидел; в их рядах возникло легкое замешательство, когда они поняли, с кем им предстоит сражаться.

- Защита готова, - объявил Илкар.

Десять лет Хирад был в отряде Воронов, но все равно каждый раз вздрагивал от этих слов. На самом деле он не мог почувствовать этого волшебства, защищающего от магических атак противника, но оно было здесь - он видел, как замерцал воздух. Безымянный перестал постукивать мечом по земле, и в следующее мгновение Вороны вступили в битву.

Круговым движением меча снизу вверх и справа налево Воитель сокрушил бессмысленную защиту своего противника, и вражеский воин, выронив меч, рухнул с рассеченным от подбородка до лба лицом. Он умер, не успев даже вскрикнуть.

Справа от Воителя Сайрендор закрылся щитом, а потом ответным ударом рассек своему противнику грудь. Хирад легко уклонился от клинка, нацеленного ему в голову, качнулся вправо и вонзил лезвие своего двуручного меча в горло врага. Другие воины не спешили заполнить образовавшуюся брешь. Варвар ухмыльнулся и, шагнув вперед, поманил их рукой.

Слева от Безымянного положение было более сложным. Талану и Расу достались опытные бойцы, они умело использовали щиты, а Ричмонду вообще пришлось уйти в глухую оборону; впрочем, его плавные, но стремительные удары тоже доставляли противнику немалые трудности.

- Маг обходит нас слева! - воскликнул Ричмонд, отражая очередной удар.

- Я слежу за ним, - откликнулся Илкар. Голос его был совсем слабым: слишком много сил уходило на то, чтобы поддерживать защитное поле. - Он творит заклинание.

- Оставьте его Илкару, - приказал Безымянный. Меч Воителя ударил в щит противника, и вражеский воин зашатался.

- Он идет влево! - выкрикнул Ричмонд.

- Забудь о нем. - Безымянный вонзил клинок в незащищенный живот своего противника, а Талан прикончил своего - но и сам был ранен в руку.

Вражеский маг громко выкрикнул ключевое слово заклинания. Порыв раскаленного воздуха заставил замереть и Воронов, и их врагов.

- Бей! - прокричал маг, и здания, стоящие вдоль стены, взорвались. В воздух взлетели обломки камня и разбитые доски.

Хаос.

Кусок доски сшиб Хирада с ног. Безымянный лишь слегка покачнулся, приняв взрывную волну своей могучей спиной.

В следующее мгновение он обрушил меч на своего противника и разрубил его до позвоночника.

- Защита пала! - крикнул Илкар. Взрыв отбросил его в грязь, но эльф быстро вскочил на ноги. - Я займусь магом.

- Я достану его! - азартно воскликнул Ричмонд. Он сделал обманное движение, потом мгновенно выпрямился и вонзил меч в грудь воину, с которым сражался. Сразив врага, Ричмонд рванулся вперед.

- Оставайся в строю! - крикнул Безымянный. - Ричмонд, встань в строй!

Хирад в это время смотрел в глаза человека, который собирался его убить. С трудом веря в свою удачу, вражеский воин занес меч над упавшим варваром. Но когда клинок пошел вниз, Хирад вскинул навстречу щит. От удара противник пошатнулся и, пытаясь сохранить равновесие, перешагнул через Хирада. Сайрендор тут же вонзил меч ему в горло. Потом наклонился и помог Хираду подняться.

Ричмонд пробежал с десяток шагов и только тогда осознал, что совершил роковую ошибку: в пылу боя Рас не заметил, что остался без прикрытия. Враг не замедлил этим воспользоваться. Из-за спины противника Раса вынырнул еще один воин и напал на Ворона слева.

Свистнул меч, и Рас, зажимая ладонью рану в боку, упал под ноги Талану. Талан споткнулся и оказался беззащитен перед двумя клинками, готовыми обрушиться на него.

- Проклятие! - выдохнул Безымянный. Его меч сверкающей полосой пронесся перед Таланом, парируя оба удара. Одновременно Воитель правой ногой ударил своего противника в пах.

В бой снова ворвался Ричмонд. Талан тем временем успел восстановить равновесие. Его меч вонзился в грудь вражеского воина, и его воинственный клич сменился глухим бульканьем. Враг упал, захлебываясь собственной кровью.

Илкар, находясь в тылу, мог лишь смотреть, как маг из Зитеска бежит к стене, обнажившейся после того, как взрыв снес деревянные постройки. Внезапно он остановился, обернулся к Илкару, улыбнулся, произнес какое-то слово и, сделав еще несколько шагов к стене, вдруг исчез, будто растворился в воздухе.

Эльф скрипнул зубами и оглядел поле битвы. Рас, скорчившись, неподвижно лежал на земле. Безымянный зарубил еще одного врага; справа от него Сайрендор и Хирад убивали с такой же деловитой неотвратимостью. И только меч Ричмонда рассекал воздух: воин был ослеплен злостью на самого себя. Илкар двинулся вперед, на ходу собирая ману для заклинания, которое должно было обездвижить врагов, но одного его вида оказалось достаточно: оставшиеся в живых вражеские воины остановились, потом развернулись и побежали.

- Забудь о них, - сказал Безымянный Хираду, который уже хотел рвануться вдогонку.

Со стен замка вслед отступающему неприятелю неслись насмешки и улюлюканье. По всему полю битвы горны пропели окончание боя.

Однако для Воронов эта победа была безрадостной.

Тишина растекалась по двору от того места, где они стояли, и все новые и новые люди умолкали и поворачивались, чтобы взглянуть на картину, которую до сегодняшнего дня видели лишь немногие. Вороны - все, кроме Илкара - склонились над бездыханным телом Раса.

- Весь день просидели сиднем, и вот результат, - сказал Хирад. - Больше мы не остаемся в резерве.

- Не думаю, что сейчас подходящее время и место, чтобы обсуждать этот вопрос, - тихо сказал Безымянный, заметив, что вокруг уже начинает собираться толпа.

- А почему нет? - Хирад выпрямился, тряхнув рыжими волосами. Под его тяжелыми доспехами из толстой кожи вздулись бугры мышц. Он со стуком бросил меч в ножны. - Сколько еще нам нужно доказательств? Когда весь день просидишь на башне, тебе уже не хватает проворства в бою.

- Здесь многие не согласятся с тобой, - фыркнул Безымянный, указав на трупы врагов.

- За десять лет мы потеряли троих, и каждый раз из-за того, что соглашались на эти дурацкие условия. Если нас нанимает кто-то, мы сами должны сражаться, а не смотреть, как дерутся другие.

- Но за это нам хорошо платят, - заметил Илкар.

- Ты думаешь, Раса сейчас это волнует? - воскликнул Хирад.

- Я... - начал было Илкар, но внезапно взгляд его стал мутным. Одной рукой он схватился за голову, а второй сжал плечо Безымянного. - Этот спор и прощание с Расом могут подождать: маг все еще здесь, - сказал эльф. Мгновенно все Вороны вскочили на ноги, готовые броситься в бой.

- Где? - прорычал Хирад. - Он уже труп.

- Я не могу увидеть его, - сказал Илкар. - Он воспользовался скрывающим заклинанием. Но он рядом. Я чувствую его ману.

- Здорово, - воскликнул Сайрендор. - А мы тут как на ладони. - Его пальцы крепче сомкнулись на рукояти меча.

- Нам пока ничего не грозит. Если он начнет творить новое заклинание, то потеряет невидимость. Просто я хочу знать, что он здесь делает. - Илкар нахмурился; лицо его было напряжено.

Хирад поднял голову и обвел взглядом стрелковые галереи. Тучи сомкнулись теснее, ускоряя наступление темноты. Дождь золотистых лучей омыл напоследок серые стены замка и иссяк. Суета прекратилась; сотни глаз пристально смотрели на Воронов, стоящих у тела погибшего друга. Замок Танцующих скал погрузился в тишину, и даже возвращающиеся с победой солдаты умолкали, когда заходили во двор и видели эту грустную сцену.

Один за другим Вороны поворачивались, чтобы осмотреть стены замка. Илкар вышел из общего круга, не спуская настороженного взгляда с обнажившегося после взрыва основания центральной башни.

- Как он мог так промахнуться? - спросил Талан, показывая на обломки бревен и рассыпанное повсюду зерно. - Ведь он стоял прямо над нами.

- Он не мог промахнуться, - ответил Илкар. - Вот потому я и...

Неожиданно у основания башни возникла мерцающая фигура вражеского мага. Он торопливо шарил руками по поверхности стены. Внезапно кусок стены ушел внутрь и сдвинулся влево, открыв темный проход. Маг нырнул в темноту, и стена тут же закрылась.

Илкар бросился к стене и стал тщательно исследовать ее поверхность в том месте, где исчез маг. Остальные тоже подбежали и обступили его.

- Давай открывай, - воскликнул Хирад. Илкар повернулся и с раздражением глянул на варвара. Заостренные, похожие на листья уши эльфа встали торчком.

- Ты можешь открыть этот ход? - спросил Талан. Илкар кивнул:

- Но мне придется прибегнуть к магии, иначе я не сумею найти точки, на которые нужно нажать. - Он снова повернулся к стене, а остальные Вороны отошли, освобождая ему пространство. Илкар закрыл глаза, произнес короткую фразу и вытянул руки, стараясь почувствовать следы магии. Потом он положил ладони на каменную кладку и принялся осторожно ее ощупывать. Один за другим кончики его пальцев останавливались, находя нужные точки.

Не прошло и половины минуты, как Илкар воскликнул:

- Готово.

Безымянный удовлетворенно кивнул:

- Отлично.

Короткие каштановые волосы Воителя были мокрыми от пота; старый шрам на левой щеке ярко пылал на фоне загорелой кожи.

- Ты, - приказал Безымянный Талану, - останься и лечи рану. - А ты, - процедил он Ричмонду, - молись о Расе и думай о своем проступке.

На мгновение стало тихо. Талан хотел возразить, но капавшая с руки кровь и бледное лицо воина свидетельствовали о том, что рана серьезная. Ричмонд, понурившись, подошел к Расу, опустился на колени, воткнул перед собой меч и оперся руками на рукоять. После этого Ричмонд склонил голову и застыл неподвижно. Легкий ветерок мягко играл длинным хвостиком его белокурых волос; в раскосых глазах воина блестели слезы. Четыре года назад он вместе с Таланом и Расом вступил в отряд после битвы, в которой погиб один из Воронов. К тому времени они трое уже пользовались славой опытных и умелых бойцов.

Безымянный вплотную подошел к Илкару.

- Давай, - сказал он.

- Хорошо, - ответил маг и нажал пальцами на нужные точки. Стена отошла внутрь и сдвинулась влево. - Вход останется открытым: он, по-видимому, закрывал его изнутри.

В конце темного прохода мерцал тусклый свет. Безымянный вошел внутрь, Хирад и Сайрендор последовали за ним; Илкар шел последним.

Когда свет в конце прохода стал ближе, Безымянный услышал громкий настойчивый голос и царапанье когтей. Вслед за этим раздался и тут же оборвался крик ужаса. Воитель прибавил шаг.

Проход резко свернул направо, и Безымянный очутился в небольшом помещении. Справа стояла кровать, напротив нее - стол. В левой стене была небольшая ниша, в которой горел огонь. Рядом чернел вход в следующий коридор. За столом, склонив голову, сидел мужчина средних лет в простой синей мантии. Из большой царапины на морщинистом лбу сочилась кровь и капала ему на ладони и длинные пальцы. Мужчина пристально смотрел на алые пятна и дрожал всем телом.

Безымянный присел напротив.

- Куда он пошел? - Мужчина молчал. - Маг в черном плаще? Куда он пошел?

- О боги! - к столу подбежал Илкар. - Это же маг замка. - Безымянный кивнул в знак согласия. Эльф приподнял мужчине голову, и кровь из раны потекла по худому бледному лицу. Его глаза начали шарить по комнате, но взгляд оставался бессмысленным.

- Сиран, это я, Илкар. Ты слышишь меня? - На мгновение глаза остановились, и этого было достаточно. - Сиран, куда пошел маг из Зитеска? Мы ищем его.

Сиран с трудом повернул голову в сторону второго проема. Он попытался что-то сказать, но у него ничего не вышло. Заикаясь, Сиран снова и снова повторял только одну букву "д".

- Постойте! - воскликнул Сайрендор. - Разве за этой стеной не?..

- Пошли, - сказал Безымянный. - Мы упустим его, если будем медлить.

- Верно, - кивнул Хирад и первым ринулся в проем. Миновав короткий коридор, он оказался в небольшой комнате. Она была пуста, но в тусклом свете, сочившемся из кабинета Сирана, варвар заметил дверь в противоположной стене.

Он подошел к ней и открыл. За дверью оказался еще один длинный проход; дальний конец его бы озарен мерцающим светом. Хирад оглянулся.

- Быстрее, - крикнул он и побежал вперед.

В конце коридора варвар увидел камин; он ярко пылал. Хирад побежал дальше и очутился в просторном зале. Он остановился и огляделся по сторонам. Справа, шагах в пяти, он увидел две двери, между которыми был расположен еще один камин. В нем огонь не горел. Внезапно одна из дверей медленно закрылась.

- Туда, - показал варвар, повернулся и помчался к двери. Он даже не посмотрел, бегут ли за ним остальные. Его добыча была уже близко.

Перед дверью он резко остановился, рывком распахнул ее и отступил на шаг, чтобы осмотреться перед тем, как броситься вперед. За дверью оказалась небольшая прихожая, в противоположном конце которой располагались массивные двойные арочные двери. Эти двери были украшены гербом - по половине на каждой створке. Прихожая освещалась медными светильниками, а ее стены были расписаны магическими письменами. Впрочем, Хирад не обратил на все это никакого внимания, потому что одна из огромных створок была приоткрыта и в щель просачивался искрящийся свет. Варвар улыбнулся.

- Ну давай, иди к папочке, - прошептал он и устремился к дверям.

***

- Хирад, подожди! - прокричал Сайрендор, когда они вместе с Илкаром и Безымянным вбежали в зал.

- Догони этого придурка, Сайрендор, - приказал Безымянный. - Надо бы осмотреться.

Над камином висела круглая металлическая пластина диаметром около трех футов. На ней было вычеканено изображение головы и лап дракона. Открытая пасть изрыгала пламя, когти были выпущены, словно дракон готовился схватить жертву. Других украшений в помещении не было. Безымянный прошел вперед, боковым зрением следя за Сайрендором, спешащим к двери, за которой исчез Хирад. Внезапно Воитель остановился, огляделся и нахмурился.

- Что случилось? - спросил Илкар.

- Тут что-то не так, - ответил Безымянный. - Если я не ошибаюсь, здесь должны располагаться кухни, а тот конец зала, - он показал на правую стену с двумя дверьми и камином, - вообще должен находиться во внутреннем дворе замка.

- Вероятно, все это над нами, - заметил Илкар.

- Но мы не спускались вниз, - возразил Безымянный. - Что ты об этом думаешь?

Но Илкар не обратил внимания на его вопрос: побледнев, он уставился на герб над камином.

- Мне знаком этот знак. - Эльф подошел к камину. Безымянный встал рядом:

- И же что он означает?

- Это герб драконеров. Слыхал о таких?

- Слухи. - Безымянный пожал плечами. - Ну и что из того?

- И ты говоришь, что мы должны сейчас находиться во внутреннем дворе?

- Да, мне так кажется, но...

Илкар сглотнул:

- О боги, по-моему, мы зря все это затеяли.

***

Размер зала заставил Хирада замедлить движение. Кроме того, в помещении было невыносимо жарко, сильно пахло древесиной и маслом. Тягучий аромат высококачественного масла буквально пронизывал воздух. Но главное - из глубины зала на варвара взирали огромные глаза, и, встретив их взгляд, он окончательно остановился.

***

- О боги, Хирад, не спеши! - Сайрендор резко открыл дверь справа от камина, вбежал в прихожую и увидел перед собой украшенные гербом двойные двери. Неожиданно перед ним возник маг в черном плаще. Сайрендор машинально обнажил меч и отступил на шаг; он понимал, что внезапное появление врага вызвано тем, что скрывающее заклинание действовать перестало и, значит, маг готовит другое. На вид магу было около сорока лет; его можно было бы даже назвать симпатичным, если бы не взъерошенные черные волосы и короткая встрепанная бородка. Лицо мага было бледным и испуганным. Он выставил перед собой руки ладонями вперед.

- Пожалуйста, - прошептал он. - Я не смог остановить его, но могу остановить тебя.

- Из-за тебя погиб один из Воронов...

- И я не хочу, чтобы погиб другой, поверь мне. Этот варвар...

- Где он? - перебил Сайрендор.

- Пожалуйста, говори тише. Видишь ли, он попал в беду, - сказал маг. Из-под его плаща на миг высунулась кошачья голова и снова исчезла. - Ты, наверное, Сайрендор Лан?

Сайрендор кивнул, а маг продолжал:

- А я - Денсер. Видишь ли, я понимаю твое состояние, но сейчас мы можем помочь друг другу. Кроме того, поверь мне, твоему другу тоже нужна помощь.

- Во что он опять влип? - спросил Сайрендор, послушно понизив голос. Что-то в облике мага его встревожило, хотя он сам бы не смог сказать, что именно. Сайрендор мог убить этого человека в мгновение ока, но ясно видел, что Денсер боится не смерти от руки Ворона, а чего-то другого.

- В плохую историю. Очень плохую. Впрочем, взгляни сам. - Денсер приложил палец к губам и поманил Сайрендора за собой. Воин пошел вперед, не сводя глаз с мага и с небольшой шевелящейся выпуклости под его плащом. Денсер жестом пригласил Сайрендора посмотреть в щель между створками дверей.

- О боги! - Ворон хотел рвануться внутрь, но маг удержал его за плечо. Сайрендор резко обернулся. - Убери руку. Сейчас же.

Маг послушно убрал руку и сказал:

- Там ты ему ничем не поможешь.

- Хорошо, тогда как же нам быть? - шепотом спросил Сайрендор.

- Я не уверен, - Денсер пожал плечами, - но, кажется, я могу кое-что сделать. А ты приведи сюда своих друзей. Там они ничего не найдут, а здесь могут пригодиться.

Перед тем как выйти, Сайрендор на мгновение остановился:

- Только без глупостей, понял? Если он умрет из-за тебя...

Денсер кивнул:

- Я дождусь вас.

- Хорошенько подумай перед тем, как решишь что-то делать. - Сайрендор выбежал из прихожей, еще не зная, что скоро подтвердит опасения Илкара.

***

Хирад бы попробовал убежать, но он с разгона слишком далеко углубился в зал, да и все равно он сомневался, что ноги будут повиноваться ему, так сильно они дрожали. Ему оставалось только стоять и смотреть.

Дракон лежал, опустив голову на передние лапы, и первой связной мыслью, промелькнувшей в сознании Хирада, была мысль о том, что расстояние от подбородка до макушки чудовища больше человеческого роста. Пасть дракона тоже была огромной - около трех футов в ширину и не меньше пяти глубиной. Над пастью располагались близко посаженные глаза, обрамленные роговыми наростами. Узкие черные щели зрачков окружала радужная оболочка удивительного голубого цвета. Высокий гребень начинался на затылке дракона и спускался на спину.

Пока варвар рассматривал дракона, тот осторожно расправил крылья и лениво взмахнул ими. Неудивительно, что зал такой громадный, подумал Хирад: размах крыльев чудовища был не меньше ста футов. Дракон поднял голову и выпрямился, крыльями помогая себе сохранить равновесие.

Дракон склонил шею, чтобы удобнее было смотреть на Хирада, но туловище его все равно возвышалось над полом футов на шестьдесят. Даже самый кончик свернутого кольцом хвоста был толще человеческого тела. Если бы дракона можно было бы вытянуть в одну линию от макушки до кончика хвоста, то его длина составила бы не менее ста двадцати футов. Чудовище твердо опиралось на две толстые задние лапы, заканчивающиеся четырьмя когтями, каждый из которых был больше человеческой головы. А самое поразительное, что дракон был золотым - весь, от морды до хвоста - и шкура его сверкала в свете камина и бросала на стены желтые зайчики.

Хирад слышал дыхание чудовища, размеренное и глубокое. Дракон широко открыл пасть, обнажив длинные клыки. Из пасти капала слюна и испарялась, касаясь пола.

Дракон поднял переднюю лапу и выпустил один загнутый крючком коготь. Хирад непроизвольно шагнул назад. Его била дрожь, все тело покрылось липким холодным потом.

- Проклятие, - прошептал он.

Хирад всегда хотел умереть с мечом в руках, но сейчас, за несколько мгновений до того, как огромный коготь должен был разорвать его на части, это показалось ему глупым позерством. Внезапная ярость вытеснила страх из его сознания. Хирад вложил меч в ножны и посмотрел прямо в глаза дракону.

Однако смертельного удара не последовало. Вместо этого дракон втянул коготь, выпрямил шею и стал опускать голову, пока она не легла на пол в трех шагах от Хирада, опалив его лицо горячим и вонючим дыханием

- Забавно, - произнес дракон, и этого варвар уже не выдержал: ноги его подкосились, и он тяжело рухнул на каменный пол. Он не мог произнести ни звука и только беззвучно открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная на берег.

- А теперь, - произнес дракон, - давай кое о чем поговорим.

Глава 2

- Кто это - драконеры? - шепотом спросил Сайрендор.

Илкар повернулся к нему:

- Все они - маги. Я точно не знаю, но, кажется, они состоят в духовном родстве с драконами. Понимаешь? - И эльф с сожалением развел руками.

- Ни шиша я не понимаю! Драконов не существует, все это только слухи и сказки, - ответил Сайрендор. И все же голос его стал еще тише.

- Да? Тогда я вижу перед собой на редкость огромную сказку, - заметил Илкар, насторожив свои острые уши.

- Неужели это действительно важно? - спросил Безымянный. Он тоже говорил шепотом, но от этого его голос не лишился обычной силы и уверенности. - Сейчас нам нужен ответ лишь на один вопрос.

Три Ворона и Денсер столпились около приоткрытой двери. Вражда на время была забыта. Хирад сидел спиной к ним, опираясь на руки и слегка согнув ноги в коленях. Голова дракона почти касалась ног варвара; крылья были сложены.

Размеры дракона с трудом укладывались в сознании эльфа. Однако нельзя сказать, что маг совсем не верил книгам и учителям. Илкар не раз представлял себе драконов и понимал, что они должны быть огромными. Но Хирад казался таким крошечным по сравнению с монстром... Эльф невольно отвел глаза и не сразу решился снова взглянуть на дракона.

- Он уже должен был погибнуть, - тихо сказал Безымянный. Его пальцы сжали рукоять меча, потом снова расслабились. - Почему эта тварь его не убила?

- Мы думаем, что они беседуют, - ответил Денсер.

- Что? - Илкар не прислушивался к их разговору: он был поглощен наблюдением за тем, что происходит в зале. Хирад покачал головой и сел прямо. Потом жестом указал на дверь за своей спиной и что-то сказал, но маг не расслышал слов. Дракон приподнял голову и посмотрел в ту сторону, открыв пасть и обнажив многочисленные ряды своих клыков. Из пасти на пол закапала слюна, и Хирад отодвинулся.

- Кого ты имел в виду, сказав "мы"? - спросил Сайрендор, но Денсер не ответил.

- Потом, Сайрендор, - прошептал Безымянный. - Сейчас мы должны придумать, что нам делать. И побыстрее.

- Проклятие, о чем они могут разговаривать? Ни у кого не было ответа на этот вопрос. Илкар, приглядевшись, заметил какой-то отблеск. Сначала он подумал, что это блестит шкура дракона, но отблеск был не золотистым, а скорее стальным или серебряным.

Илкар напряг зрение и в конце концов разглядел источник бликов. Это был небольшой, размером с ладонь, диск на цепочке, прикрепленной к одному из когтей на передней лапе дракона. Эльф сказал об этом Денсеру.

- Где именно? - уточнил второй маг.

- На третьем когте правой лапы.

Денсер кивнул:

- У вас, эльфов, зоркие глаза, не так ли? Подожди чуть-чуть. - Денсер прошептал несколько слов, закрыл глаза, потер их большим пальцем, потом снова открыл и сосредоточился.

- В чем дело? Даже не пытайся...

- Молитесь, чтобы Хираду удалось затянуть эту беседу, - перебил Илкара Денсер и снова начал что-то бормотать.

- О чем это ты? - прошептал Илкар. - Что ты там увидел?

- Доверься мне. Я его выручу, - сказал Денсер. - И приготовься бежать отсюда. - Он шагнул вперед и исчез.

***

- Слушай, мне до сих пор трудно в это поверить, - сказал Хирад.

Дракон повернул голову и слегка приоткрыл пасть. Варвар торопливо отдернул ноги, чтобы слюна с клыков не попала на них.

- Объясни, - приказал дракон, и это слово, как дубинка по голове, ударило Хирада по барабанным перепонкам.

- Ну, должен же ты понимать, что даже с самого жуткого перепоя мне не могло привидеться, что я буду сидеть и разговаривать с... драконом. - Варвар развел руками. - Я хочу сказать, что... - Он запнулся и умолк. Дракон раздул ноздри, и от его дыхания у Хирада зашевелились волосы на голове. А от запаха тухлятины и горелой серы варвара чуть не стошнило.

- А сейчас? - спросил дракон.

- Сейчас я просто в ужасе. - Хирад то и дело обливался холодным потом и дрожал в ознобе, несмотря на то что в зале было жарко, невыносимо жарко: десять горящих каминов с трех сторон окружали дракона, который сидел в какой-то липкой и грязной жиже.

- Страх полезен. Так же, как и предчувствие опасности. Только благодаря страху ты еще жив. - Левое крыло дракона слегка дернулось. - Ну а теперь скажи мне, что ты здесь делаешь?

- Мы преследуем одного человека. Он вбежал сюда.

- Да, я думаю, по собственной воле ты бы здесь не очутился. И кого вы преследуете?

Варвар не удержался от улыбки: такое странное ощущение двойственности он испытывал. С одной стороны, он не сомневался, что в данную минуту разговаривает с одним из тех монстров, о которых ходили разные слухи. Но с другой стороны, Хирад не мог избавиться от мысли, что все это - наваждение, которое кто-то наслал на него.

- Мага. Его люди убили моего друга... Ты, случайно... не видел кого-нибудь? - спросил варвар и тут же понял, что зашел слишком далеко. - Прошу прощения, но мне трудно поверить, что ты существуешь на самом деле.

Дракон засмеялся - а может, эти издаваемые монстром звуки только показались Хираду смехом. Они бились о его голову, словно волны о скалы. Хирад задрожал всем телом и закрыл глаза: голова раскалывалась от мучительной боли. Внезапно ужасные клыки блеснули в нескольких дюймах от лица варвара, а в глаза ему ударил горячий воздух, выпущенный драконом из ноздрей. Хирад не на шутку испугался, но прежде чем он успел почувствовать молниеносный удар, дракон уже понял голову. Удар опрокинул варвара на спину и до крови рассек ему подбородок.

- А теперь, ничтожный человечишка, ты по-прежнему не можешь поверить в мое существование?

- Я... Нет, теперь я уже не сомневаюсь...

- И не стоило сомневаться. Сиран вот не сомневается, хотя он и подвел меня сегодня. Да и твои друзья за дверью, я уверен, тоже не сомневаются, что я существую.

Голос дракона в голове Хирада зазвучал громче. Потирая разбитый подбородок, варвар поднялся на ноги.

- Ладно, прости. Я не хотел тебя оскорбить. Дракон вновь издал какие-то звуки. Возможно, это был смех, но на сей раз он звучал уже мягче.

- Зато ты усомнился в моем существовании, - сказал дракон. - Пожалуй, тебе повезло, что меня трудно оскорбить. И еще - что я не усомнился в том, что ты существуешь.

Хирад, пытаясь отдышаться, лихорадочно думал, что делать, но выхода, казалось, не было. Оставался только один вопрос - когда дракону надоест эта игра и он убьет незваного гостя.

- Да, конечно. - Хирад пожал плечами и стал ждать смерти. - Но ты должен понять, что меньше всего я ожидал встретить здесь тебя.

- Ах-ах! Значит, я не оправдал твоих надежд? Может, я должен перед тобой извиниться? - Дракон снова засмеялся - на этот раз намного тише, и его смех был скорее задумчивым, чем веселым. Изумлению варвара не было предела.

Слева от Хирада послышался слабый шорох, а затем едва слышный голос прошептал:

- Не подавай виду, что слышишь меня, и ничего не говори. Я Денсер, человек, за которым вы гнались. Я постараюсь тебе помочь. - Голос помолчал, а затем добавил: - Не спорь со мной и, главное, не оглядывайся.

- Ну а теперь, человечишка, можешь задавать мне вопросы.

- Что? - Хирад вздрогнул и сам удивился, как он мог даже на мгновение забыть о драконе.

- Спрашивай. Ты же наверняка хочешь что-нибудь узнать обо мне. - Изогнув шею, дракон слегка отвел голову назад.

- Ладно. Почему ты меня не убил?

- Потому, что ты вложил меч в ножны, - этим твоя реакция отличается от реакции других людей, с которыми я встречался. Ты показался мне интересным экземпляром, хотя очень немногие люди вызывают у меня интерес.

- Надо же! А что ты делаешь здесь?

- Отдыхаю, восстанавливаю силы. Здесь я в безопасности.

Хирад нахмурился:

- В безопасности от чего?

Дракон вытянул задние ноги, затем снова опустил голову на пол и пристально взглянул варвару прямо в глаза.

- Мой мир охвачен войной. Мы опустошаем наши земли, и этому не видно конца. Когда нам нужно восстановить силы, мы используем безопасные убежища, такие, как это.

- А где же оно помещается? - Хирад окинул взглядом огромный зал.

- Что ж, по крайней мере ты сумел понять, что находишься в другом измерении.

- Прости, но я ничего не смыслю в измерениях. Я знаю лишь то, что в замке Танцующих скал нет помещений таких размеров.

Дракон снова засмеялся:

- Все очень просто, если только понимаешь, как сюда попасть. - Он закрыл глаза, слегка приподнял голову и принялся покачивать ею из стороны в сторону. Потом снова заговорил, не открывая глаз: - Миновав покои Сирана, ты вошел в гардеробную. Она уже не принадлежит ни к одному из измерений так же, как этот зал и молитвенная комната, которую ты должен был видеть по дороге сюда. Можно сказать, что это коридор между измерениями - твоим и моим. Для его существования необходимо, чтобы структура твоего измерения оставалась неизменной.

Дракон снова поднял голову и слегка развел крылья, чтобы скомпенсировать это движение.

- Мой род защищает ваш мир от посягательств наших врагов и заботится о том, чтобы вы никогда не создали то, что никогда не должно быть создано.

- Откуда такая забота?

- Только не подумай, что мы делаем это из любви к вашему ничтожному народу. Лишь очень немногие из вас достойны нашего внимания. Просто если вам придет в голову истребить самих себя и вы преуспеете в этом, то мы навсегда потеряем наше убежище. Вот почему дверь в твой мир остается закрытой. В противном случае другие роды из моего мира возжелали бы установить здесь свое господство.

Хирад на некоторое время задумался:

- Если я тебя правильно понял, в ваших руках - будущее всех нас.

Дракон удивленно приподнял костяные наросты, служившие ему бровями:

- Да, это единственно верный вывод из моих слов, и ты сумел его сделать. Как твое имя?

- Хирад Холодное Сердце.

- А мое - Шa-Каан. Ты силен, Хирад Бессердечный. Я не сделал ошибки, решив пожалеть тебя и поговорить с тобой. Теперь я узнаю тебя при встрече, а сейчас мне нужно отдохнуть. Забирай своих товарищей и уходи. Вход за тобой закроется, и ты больше никогда не найдешь меня, хотя я сумею тебя отыскать. А что касается Сирана, то я найду себе другого драконера. У меня нет времени на человека, который не смог сохранить тайну моего убежища. Хирад не верил своим ушам:

- Ты меня отпускаешь?

- А почему бы нет?

- Беги, Хирад. Убегай быстрее.

Дракон мгновенно поднял голову, и его глаза засверкали. Он старался отыскать источник звука, но Денсер оставался невидимым. Хирад колебался, не зная, как поступить.

- Беги! - крикнул Денсер. Судя по голосу, он был где-то слева от Хирада.

Варвар посмотрел вверх на Ша-Каана, и их взгляды на мгновение встретились. В глазах дракона Хирад увидел неистовую ярость.

- О нет, - прошептал Хирад.

Внезапно дракон отвел взгляд и посмотрел вниз, на правую переднюю лапу. Варвар повернулся и побежал.

- НЕТ! - Теперь голос Ша-Каана заполнил собой весь зал и эхом отразился от стен зала. - Верни мне то, что ты отнял!

- Сюда! - крикнул Денсер откуда-то справа.

Хирад глянул в ту сторону и увидел, как маг на мгновение появился у стены примерно в тридцати шагах от двойных дверей. Дракон вскинул голову и дохнул пламенем на Денсера. Вал огня опалил стену и докатился до потолка, выжигая на своем пути гобелены и деревянные панели. Маг успел вовремя исчезнуть, но до Хирада докатилась волна раскаленного воздуха. Варвар споткнулся и закричал в испуге. Весь зал, казалось, был охвачен огнем; от жара лицо Хирада покрылось капельками пота. Сквозь дым варвар увидел Безымянного. Воитель открыл дверь и ждал Хирада. Внезапно огромная тень накрыла зал: это поднялся дракон. Хирад увидел, как побледнел Воитель.

- Беги, Хирад, беги! - закричал Безымянный. Дракон сделал шаг вперед, потом другой, и варвар почувствовал, как содрогается под ним земля.

- Верни мне то, что ты украл! - прогрохотал монстр. Хирад вбежал в открытую дверь.

- Закрывай! - закричал Безымянный. Они с Сайрендором навалились на дверь. - Быстрее, быстрее! - Все бросились к выходу. Ша-Каан снова дохнул огнем, и огромные двойные двери взорвались изнутри, разлетевшись на мелкие части. Град горящих обломков ударил в разные стороны. Взрывная волна подняла Хирада и швырнула на стену, за которой находился незажженный камин. Оглушенный ударом, он некоторое время лежал неподвижно, не видя перед собой ничего, кроме пламени. А затем Хирад увидел прямо перед собой глаза Ша-Каана: протиснув голову в дыру на месте дверей, дракон готовился послать еще один огненный вал.

Варвар закрыл глаза и приготовился к смерти, но внезапно чья-то рука схватила его за шиворот, поставила на ноги и вытолкнула через правую дверь в центральную комнату. Безымянный Воитель затащил Хирада под навес камина, и в этот момент два языка пламени, слева и справа, с ревом ударили в противоположную стену. Герб драконеров над вторым камином моментально расплавился.

- Давай, Хирад. Пора удирать, - сказал Воитель и толкнул варвара в направлении коридора, где уже скрылись остальные.

- Верни амулет! - проревел Ша-Каан. - Хирад Холодное Сердце, верни амулет!

Хирад снова замешкался, но Безымянный втолкнул его в коридор, и как раз в это мгновение в центральной комнате вновь полыхнуло пламя.

- Быстрее! - закричал Сайрендор. Он, Денсер и Илкар были уже в следующем помещении. - Проход закрывается.

Хирад с Безымянным со всех ног рванули по коридору. Вдогонку им прокатился еще один огненный вал, языки огня лизнули спину Хирада. Кожаные доспехи варвара задымились и сморщились. В конце короткого прохода, ведущего в опочивальню Сирана, стоял Илкар и произносил заклинания, стараясь удержать каменную дверь открытой. В тусклом свете поблескивало его мокрое от пота лицо. Хирад видел, как, несмотря на все его усилия, проем в стене медленно сужается. Внезапно Илкар вздохнул и закрыл глаза.

- Он теряет контроль над выходом! - закричал Денсер. - Бегите быстрее, он теряет контроль! - Дверь скользила, и покои Сирана исчезали с каждым новым шагом. В ушах Хирада гремели громкие крики Ша-Каана. Безымянный и Хирад едва успели проскочить в оставшуюся щель и, сбив Илкара с ног, рухнули на пол. Дверь с глухим стуком захлопнулась, и голос дракона умолк.

Илкар, Хирад и Безымянный поднялись с пола и отряхнулись. Варвар кивком поблагодарил эльфа, а Илкар в ответ показал на закрывшийся вход. Теперь на стене не было ни малейшего признака того, что здесь когда-то была дверь.

- Мы были в другом измерении. Как я понимаю, там все не так, как у нас.

- В другом измерении - не совсем верно, - поправил Илкар. - Между измерениями, я бы сказал. - Он опустился на колени перед лежащим лицом вниз магом замка. - Так-так. Сиран-драконер. - Эльф пощупал лежащему пульс. - Боюсь, он уже мертв.

- И не только он. - Хирад повернулся к Денсеру. - Можешь попытаться убежать, пока у тебя еще есть такая возможность. - И, вытащив меч, он шагнул вперед. Но Денсер пожал плечами и как ни в чем не бывало продолжал поглаживать своего кота.

- Хирад, - негромко одернул варвара Безымянный. Хирад остановился, не сводя глаз с Денсера. - Битва закончилась. Если ты сейчас прикончишь его, это будет убийство.

- Из-за него погиб Рас. Я чудом остался в живых. Он...

- Вспомни, кто ты, Хирад. У нас есть кодекс чести. - Безымянный подошел к варвару. - Мы же Вороны. Подумав, Хирад кивнул и убрал меч в ножны.

- Кроме того, - заметил Илкар, - он еще многое должен нам объяснить.

- Я спас тебе жизнь! - нахмурившись, воскликнул Денсер. С быстротой молнии Хирад подскочил к магу и прижал его к стене. Кот зашипел и вцепился в руку варвара, но Хирад даже не почувствовал этого.

- Спас мне жизнь? - Варвар наклонился вплотную к Денсеру. - То есть я должен быть тебе благодарен? Вместо того чтобы сжечь дотла, ты только поджарил меня до румяной корочки, да? Это Безымянный спас мне жизнь, а ты рисковал ею, понял? И за одно это тебя надо было бы убить.

- Что ты несешь? - запротестовал маг. - Я отвлек внимание дракона, чтобы ты мог убежать.

- Но это было не нужно, не так ли? - проворчал Хирад и, увидев замешательство в глазах Денсера, добавил: - Он сам отпустил меня, человек Зитеска. - Варвар отступил на шаг и убрал руку. Маг осторожно ощупал шею. - Ты рисковал моей жизнью только ради того, чтобы украсть какую-то вещь. Надеюсь, она этого стоит, - сказал Хирад и повернулся к остальным Воронам.

***

Алан передвинул записку через стол. Пальцы у него дрожали. Сильная рука ободряюще накрыла его ладонь.

- Успокойся, Алан. По крайней мере мы знаем, что они живы, а значит, у нас есть надежда.

Алан посмотрел в глаза своему другу. Фрон, крупный мужчина ростом почти в шесть футов, с широкими плечами и могучей грудью, едва помещался за столиком. У него было юное, но мужественное лицо, длинные волосы он собирал в хвостик, свисающий до середины спины. Фрон серьезно и озабоченно смотрел на Алана глубоко посаженными глазами. Зрачки у него были зеленые, с желтой каймой.

Таверна, как всегда в это время дня, была набита битком. Шум голосов то стихал, то вновь усиливался. Столы, огороженные тонкими перегородками, были расставлены вокруг деревянного возвышения; эти кабинки, похожие друг на друга как две капли воды, создавали обманчивое ощущение уединения.

- Ну и что там сказано, Уилл? - пробился сквозь страдания Алана низкий и хриплый голос Фрона. Этот голос вполне соответствовал комплекции своего обладателя. Уилл, сидящий рядом с Фроном, был небольшого роста, с яркими жесткими глазами и черной, но уже слегка поредевшей бородой. Он приставил к носу большой и указательный пальцы, шире раскрыл глаза и стал читать.

- Немного. "Твою жену-ведьму забрали, чтобы учинить ей подробный допрос о деятельности додоверского университета. Если она будет сотрудничать с нами, мы отпустим ее и твоих сыновей, не причинив им вреда. Больше от нас сообщений не будет".

- Итак, мы знаем, где она, - сказал третий из тех, кого созвал сюда Алан. У молодого эльфа Джандира было продолговатое симпатичное лицо, ясные голубые глаза и аккуратная бородка, такая же по цвету, как его коротко постриженные волосы.

- Да, конечно, - согласился Фрон. - И знаем, насколько можно верить этой записке. - Он облизнул губы и отправил себе в рот еще кусок мяса.

- Вы должны мне помочь! - Отчаянный взгляд блестящих глаз Алана метался от одного мужчины к другому. Фрон тоже обвел взглядом своих соседей - но вопросительным. Уилл и Джандир склонили головы в знак согласия.

- Конечно, поможем, - сказал Фрон, продолжая жевать. - И нам надо поторопиться. Надежда на то, что они отпустят Ирейн и детей, очень мала.

Алан кивнул.

- Ты в самом деле так думаешь? - спросил Уилл.

- Мальчики обладают магическим даром, - сказал Фрон. - Они додоверцы и, когда вырастут, станут могущественными магами. Покончив с Ирейн, эти люди наверняка попытаются избавиться и от них. Мы должны вытащить их оттуда. - Он снова посмотрел на Алана. - Но придется дорого заплатить!

- Мне все равно, сколько это будет стоить.

- Разумеется, себе мы не возьмем ничего, - добавил Фрон.

- Нет, что вы, друзья, я заплачу вам. - Некое подобие улыбки наконец появилось на лице Алана. - Просто я хочу, чтобы они побыстрее вернулись домой.

- И скоро они будут дома. А сейчас, - Фрон поднялся, - я провожу тебя домой. Ты отдохнешь, а мы тем временем подумаем о том, как освободить твою семью. Ближе к вечеру я зайду к тебе.

Он помог Алану подняться со стула, и друзья медленно вышли из таверны.

***

Ричмонд и Талан перенесли тело Раса в пещеру, высеченную в скале. В основании этой горы был построен и сам замок Танцующих скал. Рядом с телом поставили горящие свечи, по одной с каждой стороны света. Перед обрядом Раса умыли и побрили, а его доспехи вычистили и зашили. Руки погибшего воина были вытянуты по бокам, а его меч, убранный в ножны, лежал у него на груди.

Ричмонд, опустив голову, неподвижно стоял на коленях. Он не поднял глаз, когда в помещение вошли Хирад, Сайрендор, Безымянный и Илкар. Талан, стоящий в дверях, поклонился каждому из них, пока они проходили мимо.

Встав вокруг стола, на котором лежал Рас, Вороны молча склонили головы, отдавая дань уважения павшему другу. Когда свечи стали догорать, Ричмонд поднялся и вытащил из ножен меч.

- Я клянусь пожертвовать своей душой в память о тебе. Ты можешь в любую минуту отдать мне приказ, и когда бы ты ни позвал меня, я отвечу. Пока дышу, я готов исполнить клятву. - И горьким шепотом он добавил: - Прости, что меня не оказалось рядом.

Потом Ричмонд взглянул на Безымянного. Воитель кивнул и, обойдя стол по кругу, одну за другой задул все свечи, начиная с той, что стояла в изголовье.

- На север, на восток, на юг, на запад. Даже в смерти ты навечно останешься Вороном, и мы всегда будем о тебе помнить. Боги будут улыбаться твоей душе. С чем бы ты ни столкнулся сейчас и потом, мы желаем тебе удачи.

***

Денсер остался в жилище Сирана. Труп мага замка лежал на кровати, накрытый простыней. Денсер был благодарен судьбе за то, что выжил, хотя до сих пор не мог понять, как это произошло. Вся Балия будет благодарна варвару за то, что он остановил свою руку, но больше всех - город Зитеск.

Кот уткнулся мордочкой в лапы. Денсер дотащился до стены и сел.

- Просто не верится, что это действительно он, - вслух сказал маг, снова и снова поворачивая амулет в руках. - Вернее, я думаю, что это он, но не уверен в этом. - Кот заглянул ему в глаза, но во взгляде животного ответа тоже не было.

- Вопрос в том, хватит ли у нас сил это сделать? - Кот нырнул к Денсеру под плащ и прижался к теплому телу хозяина.

Так он питался.

- Да, - сказал Денсер, - мы это сделаем.

Он закрыл глаза и почувствовал, как вокруг него начинает сосредоточиваться магическая энергия. Денсер знал, что это будет нелегко. Связь на таком большом расстоянии требовала напряжения всех духовных и физических сил. Зато в случае удачи - и благополучного возвращения - их ждала слава.

***

Они похоронили Раса под стенами замка, отметив могилу знаком Воронов - профиль птицы с большим глазом и сложенными над головой крыльями.

Все, кроме Ричмонда, покинули могилу - усталые и голодные. И только он должен был простоять на коленях всю эту ночь, ветреную и безлунную, до самого рассвета.

Они расселись за столом в огромной кухне замка. Илкар рассказывал Талану о том, что случилось с ними за дверью в другое измерение, и вдруг Хирад задрожал всем телом. Кружка у него в руках ходила ходуном, и кофе выплескивался через край и стекал по его трясущимся пальцам.

- Ты здоров? - спросил Сайрендор.

- Не знаю, - пробормотал Хирад. - Не уверен.

Он поднес кружку к губам, но пить не смог. Кофе потек по его подбородку, сердце бешено заколотилось, на виске запульсировала жилка, лоб покрылся холодной испариной. Перед глазами у него вновь возник Шa-Каан и ревущее пламя. Огонь был повсюду, он окружал Хирада сплошной стеной. Невыносимый жар обжег ему ладони, и варвар выронил кружку.

- О боги земли, Хирад, что случилось? - В голосе Сайрендора слышалась тревога. Хирад попытался улыбнуться, но, наверное, его вид полностью соответствовал тем ужасным чувствам, которые он испытывал. - Тебе нужно прилечь.

- Подожди, - сказал Хирад. - Ноги почему-то отказываются меня слушаться. - Он обвел взглядом собравшихся за столом. Все смотрели на него, забыв о еде. Варвар пожал плечами. - Я не верил, что они существуют, - принялся объяснять он. - Такие большие. Такие... такие огромные. И прямо здесь! - Хирад закрыл лицо дрожащей рукой. - Такие могучие. Я не могу... - Он внезапно умолк, и все его тело затряслось. Тарелки на столе задребезжали. Перед глазами у него все поплыло. Хирад судорожно сглотнул горькую слюну.

- О чем тебе говорил дракон? - спросил Илкар.

- Он меня оглушил. Его голос грохотал у меня в голове, как гром, - начал рассказывать Хирад. - Он говорил об измерениях и порталах и хотел узнать, что я делаю в его зале. Гм-м-м. Забавно... Такой огромный монстр, а волновался, что я там делаю. Он назвал меня... Я ведь такой крошечный по сравнению с ним, а он назвал меня сильным... - Варвар снова пожал плечами. - Он сказал, что запомнил меня. И теперь моя жизнь принадлежит ему. Он может найти и раздавить меня когда угодно - хоть прямо сейчас. Почему он этого не сделал там? Жаль, что я не могу вспомнить всего.

- Хирад, ты еле говоришь, - сказал Сайрендор. - Пожалуй, лучше отложить этот разговор до следующего раза.

- Прости, может, мне и впрямь пойти прилечь - только если ты мне поможешь.

- Конечно, дружище, - улыбнулся Сайрендор. Он отодвинул скамейку и помог Хираду подняться.

- О боги. Я чувствую себя так, словно болел неделю.

- Ты болеешь всю жизнь.

- Иди к дьяволу, Лан.

- Я пошел бы, но ты упадешь.

- Пусть выпьет побольше чего-нибудь горячего и сладкого, - сказал Безымянный. - И ни капли спиртного.

- Маг из Зитеска все еще здесь? - спросил Хирад. Безымянный кивнул.

- Он в покоях Сирана, - сказал Илкар. - Спит. Способности, которые он сегодня продемонстрировал, явились для меня большим сюрпризом. Не отпущу его, пока не поговорю с ним.

- Дал бы ты мне его прикончить.

Безымянный улыбнулся:

- Ты же знаешь, что я не могу.

- Да. Пошли, Лан, а то я упаду прямо здесь.

***

Двое мужчин сидели в низких креслах напротив друг друга у давно погасшего камина. Ночь спешила поглотить университетский городок Зитеска, но лампы в ответ разгорались ярче, освещая многочисленные полки с книгами, стоящие вдоль стен небольшого кабинета. На идеально чистом письменном столе над пачками перевязанных ленточками листов бумаги горела свеча.

Университет внизу был погружен в тишину. Поздние лекции читались в закрытых аудиториях. Мастерство владения заклинаниями оттачивалось и совершенствовалось в подвальных помещениях, оборудованных специальной защитой, чтобы не нарушать спокойствия университетского городка.

За стенами университета на улицах Зитеска еще наблюдалось движение, но и оно замирало в преддверии ночи. Своим существованием город был обязан университету, но университет в прошлом взыскал с него за это высокую цену. В результате таверны запирались с наступлением темноты, и постоянные клиенты оставались внутри до рассвета; магазины и кухни, снабжавшие продуктами университет, наглухо закрывали ставнями окна, а у горожан вошло в привычку не зажигать света и никому не открывать по ночам.

Правда, теперь Протекторы уже не отдавали приказов о доставке объектов для экспериментов и маги Зитеска не приносили в жертву горожан в процессе своих обрядов. Но старые страхи живут долго, и слухи постоянно витали на рынках, шумных днем и замирающих ночью.

С наступлением темноты злобная тишина, словно накатывающийся с моря туман, сочилась из стен университета надоевшей тучей дурных предчувствий и тревоги. Годы кровавых ритуалов никогда не забудутся, и еще долгое время сердца людей будут сбиваться с ритма при звуках раскалывающейся древесины в отдаленной темноте и тихих шагов на улице за запертыми дверьми. Струящийся по венам Зитеска ужас и предчувствие беды отступали, только когда небо озарял первый луч нового утра.

Все это значительно упрощало работу городской стражи - в сумерках они закрывали ворота единственного обнесенного стенами города в Балии и патрулировали пустые улицы. По переулкам, как столетия назад, выслеживал свою добычу страх. Правда, теперь это было всего лишь наследство далекого прошлого.

Однако изменения происходят очень медленно, и город по-прежнему задыхался от страха. Из коренных жителей Зитеска лишь немногие остались в живых и могли насладиться свободой, дарованной им последним указом лорда Горы по случаю вручения ему мантии правящего мага. За минувшие Двенадцать лет Стилиан не сталкивался с особыми трудностями, за исключением упорного нежелания избавиться от старых порядков. Горожане упрямо не хотели менять жизнь в постоянном страхе на покой и удобство. Тем не менее попытки изменить коллективную волю и сознание своих подданных, пусть неудачные, поднимали авторитет лорда Горы среди жителей города.

Стилиан был высок ростом и в свои пятьдесят лет выглядел на сорок. Свои длинные темные волосы он зачесывал назад и стягивал в плотный "конский хвост", свисающий ниже плеч. Обычно Стилиан одевался в темные брюки и темно-синего цвета рубашку, а на плечи накидывал соответствующую своей должности черную мантию с золотым шитьем. У лорда был тонкий аристократический нос, суровое лицо и холодные зеленые глаза, взгляд которых мог ввергнуть в трепет любого.

- Полагаю, ей удалось выбраться из Теренетсы невредимой? - спросил Стилиана его собеседник.

Вопрос вывел лорда из задумчивости. Припомнив старое правило о том, с какой стороны следует помещать друзей и врагов, он несколько мгновений рассматривал Ньера, старшего советника и архимага, и в конце концов решил, что такого хитрого политика и проницательного ученого, как его советник, он поместил бы справа.

- Да, удалось. Хотя и с трудом. Но теперь все хорошо. - Лорд невольно вздрогнул, вспомнив о своем последнем контакте с Селин. Даже несмотря на заклинание невидимости, ей все равно грозила опасность со стороны тех, за кем она наблюдала. А узнав, какой способ она выбрала, чтобы бежать из Теренетсы, небольшой земледельческой общины Висмина, обосновавшейся западнее Терновых гор, Стилиан понял, что сегодня ночью не сможет уснуть. Он протянул слегка дрожащую руку к низенькому столику и взял бокал с вином. Но качество крепкого темно-красного напитка разочаровало его. Внезапно на Стилиана навалилась усталость. Общение на таком расстоянии отнимает очень много сил, и он подумал, что позже ему нужно спуститься в подземелья и помолиться.

- Но что-то вас беспокоит, милорд.

- Гм-м-м. - Стилиан понимал, что его нежелание разговаривать будет истолковано Ньером как личное оскорбление. А он не мог себе этого позволить - пока не мог. - Она подтвердила все наши опасения. Висмин покоряет селения у подножия Терновых гор. Она слышала, как шаман призывал людей жить в послушании и получать хорошие урожаи. Доказательств уже достаточно. У них многочисленные армии, они объединяются, и кроме того, у шаманов сильная магия.

Ньер кивнул и провел рукой по своим длинным седеющим волосам.

- А Парве? - спросил он.

- Я попросил ее побывать там.

- Селин?

- Да. Там больше никого нет, а нам необходимо знать все.

- Но, милорд...

- Я и сам понимаю, как это опасно, Ньер, - огрызнулся Стилиан. Однако выражение его лица быстро смягчилось. - Мои извинения.

- Пустяки. - Ньер положил ладонь на колено Стилиану, стараясь успокоить своего господина.

- Теперь мы должны быть особенно осторожны, - произнес лорд и сделал еще один глоток вина. - Наши наблюдатели уверены, что лорды-колдуны еще на прежнем месте?

Ньер вздохнул:

- Мы полагаем, что это так.

- Меня не устраивает такой ответ.

- Позвольте мне, Стилиан, объяснить положение. - Ньер обратился к лорду по имени, нарушив требования протокола, но Стилиан сделал вид, что не заметил этого. Ньер был старым магом и редко следовал правилам этикета. - Видите ли, очень сложно создать заклинания, с помощью которых можно было бы определить, находятся или нет лорды-колдуны в клетке маны. Однако за последние три месяца работа приблизилась к завершению. Задержки были вызваны необычно высокой активностью в пространстве между измерениями, где находится клетка.

- Когда мы получим ответ? - Стилиан дернул за расшитый золотом шнурок, висевший рядом с камином.

- В ближайшие несколько часов, самое большее - через день. - Ньер поднял брови, придав своему лицу виноватое выражение.

- Ты считаешь, что это только вопрос времени, да?

- Милорд?

- Все доказательства налицо, - вздохнул Стилиан. - Объединение племен Висмина, шаманы во главе вооруженных отрядов, армии, собирающиеся на юго-западе...

- Вы считаете, что все дело в лордах-колдунах?

- На самом деле тебе не нужен мой ответ на этот вопрос, не так ли? - улыбнулся Стилиан. Ньер кивнул, соглашаясь.

В это время раздался стук в дверь.

- Войдите! - громко крикнул Стилиан, и в Кабинет вошел юноша с короткими рыжими волосами. Напряженное лицо выдавало его волнение.

- Милорд?

- Принеси дров и еще одну бутылочку красного Динебри - только получше.

- Сию минуту, милорд. - И юноша вышел. Воцарилась тишина. Оба мага задумались о будущем, и обоим оно не внушало радости.

- Сможем ли мы остановить их на этот раз? - нарушил молчание Ньер.

- Боюсь, нам остается рассчитывать только на твоего человека, - ответил Стилиан. - По крайней мере он - наша единственная надежда в том случае, если лорды-колдуны сбежали. Наверное, он уже доложил тебе?

- Да, теперь у нас есть амулет.

- Отлично! - Стилиан хлопнул ладонями по подлокотникам кресла и, поднявшись, подошел к окну. - И?..

- Это амулет Септерна. Если его верно использовать, мы можем добиться прогресса.

Стилиан глубоко вздохнул и улыбнулся.

Башня, в которой находился его кабинет, возвышалась над остальными зданиями университетского городка, и с опоясывающего ее балкона открывался великолепный вид на город и его окрестности. Ночь была холодная, но сухая. Стаи легких облаков, набегая с юго-востока, гасили бледные звезды. Легкий ветерок доносил городское тепло и слабый запах горящего масла. Тишина уже воцарилась за стенами университета.

Башня Стилиана была окружена башнями других шести мастеров магии, только те были ниже. Посмотрев вниз, лорд заметил, что в башне Аариона тоже горит свет. Совсем недавно назначенный мастером, этот человек теперь присоединился и к внутреннему кругу, замкнув связь семи башен.

- Для нас это может означать спасение, - произнес Стилиан.

- Ларион трудится не покладая рук, - заметил Ньер, подойдя к лорду и встав рядом. - Отрабатывает доверие.

- А твой человек? Он позаботится о необходимой поддержке?

- Я ему полностью доверяю.

Стилиан кивнул, глядя на спящий Зитеск. Он не сомневался, что его люди без лишних вопросов выполнят любой приказ. Первый шаг был успешным, но теперь дорога становится опасной, и все, кто в достаточной степени осведомлен, должны хранить молчание.

- Пожалуй, Ньер, когда принесут вино, мы можем позволить себе небольшой праздник.

Глава 3

Она снова легла на кровать: в висках стучало, жестокие приступы тошноты выворачивали ее наизнанку. Дрожа всем телом, она взмолилась, чтобы этот приступ оказался последним, хотя сама в это не верила.

Все мышцы болели, все сухожилия были напряжены до предела. Дыхание было хриплым, и казалось, что если она отважится вдохнуть поглубже, кожа на груди лопнет. Конечно, все это пройдет. Вопрос только - когда? И сколько времени она была без сознания?

Но физическая боль, терзающая ее тело, не шла ни в какое сравнение с болью душевной Сыновья были смыслом всей ее жизни. Без них она не могла представить себя. Она попробовала установить с ними мысленную связь, а когда поняла, что не сможет этого сделать, стала проклинать себя за то, что в свое время решила, что рано пока учить их общению на расстоянии.

Где они сейчас? Вместе они или нет? О боги, только бы их не разлучили! Живы ли они? Действие зелья немного ослабло, и из глаз у нее хлынули слезы. Рыдания сотрясали ее тело, она судорожно всхлипывала и в конце концов, обессилев, снова уснула.

Рассвет и второе пробуждение не принесли облегчения. Бледный свет, сочащийся сквозь единственное окно, освещал круглую комнату с высоким потолком. Без сомнения, это какая-то башня. В комнате, кроме небольшого соломенного матраса, были еще стол и стул; на всем лежал толстый слой пыли. Каменный пол был покрыт выцветшей циновкой. В комнате было прохладно, а на узнице, кроме той же ночной рубашки, в которой ее забрали, не было ничего, даже носков, не говоря уж о туфлях В конце концов, она встала со своего неудобного ложа и накинула матрас на плечи, как одеяло.

Тяжелая деревянная дверь - единственный выход - была плотно пригнана к косяку и заперта на замок. На глаза вновь навернулись слезы, но она уже достаточно овладела собой, чтобы не поддаться слабости и подумать, как убежать из этой башни. Ее мана по-прежнему была с ней. Она пульсировала внутри и струилась вокруг тела, пребывая в изменчивом и безостановочном движении. Это движение таило в себе огромную силу. Для спасения нужно было только произнести заклинание, дверь не является преградой для "Огненного шара".

Она уже приготовилась разнести дверь в щепки, но слова заклинания застряли в горле. Если будешь колдовать, твои дети умрут. Когда чувства вернулись к ней, она заметила, что все еще стоит, и бессильно опустилась на стул.

"Спокойно, - уговаривала она себя. - Спокойно". Гнев в сочетании с магией обладал страшной разрушительной силой, поэтому, пока она не узнает что-нибудь о судьбе своих детей, ей ни в коем случае нельзя позволить себе проявить знаменитую вспыльчивость, которой отличались все Мэленви.

Усилием воли ей удалось сохранить хладнокровие и начать рассуждать. Эти люди знают, что она маг, и похитили ее из Додовера для какого-то особого дела. Но они желают полностью контролировать ее действия. Когда речь идет о маге, это нелегко, вот они и решили использовать мальчиков. Именно поэтому она была уверена, что ее дети живы и находятся где-то недалеко. Похитители должны понимать, что, прежде чем соглашаться на что-то, она должна увидеть своих детей. Впрочем, искра надежды погасла, едва она взглянула на запертую дверь.

При мысли о детях у нее сжималось сердце. Их схватили посреди ночи и заперли в незнакомом месте. Что они чувствуют? Они чувствуют страх и одиночество. Они чувствуют, что их предали. Бросили те, кто говорил, что любит их больше всего на свете.

В ней вновь начала закипать ярость.

- Спокойно, - прошептала она, - спокойно.

Скоро они придут. Похитители должны кормить свою узницу, а еды в комнате не было, только на левой половине стола стояла кружка с водой.

Наконец в замке повернулся ключ, и тот, кто внушал ей ужас, предстал перед ней. Ей не оставалось ничего другого, как только, всхлипывая, выразить свою благодарность в ответ на его слова:

- Добро пожаловать в мой замок, Ирейн Мэленви. Надеюсь, вы уже пришли в себя. И значит, пришло время воссоединить вас с вашими прекрасными детьми.

***

Было холодно. Он сидел в одиночестве на потрескавшейся земле посреди огромного пространства, лишенного цвета. Ветра не было, но он чувствовал, как шевелятся волосы на голове. Он поднял взгляд и прямо перед собой увидел дракона. Морда чудовища была огромной, но туловища он почему-то не мог разглядеть. Дракон дохнул на него, и кожа на лице загорелась, кости почернели и рассыпались в прах. Он открыл рот, чтобы закричать, но слова застряли у него в горле.

Потом он внезапно оказался летящим над дымящейся почерневшей землей. В небе кишели драконы, а на земле не было никакого движения. Он посмотрел на свои руки, но их, как и лица, не оказалось на месте - его плоть умерла. Внезапно ему стало жарко. Он бежал, изо всех сил помогая себе руками, но ноги двигались слишком медленно. Его преследовал дракон, и спрятаться было некуда.. Он упал, и чудовище вновь оказалось прямо перед ним. Он приподнялся и сел, и в это время дракон дохнул на него пламенем. Кожа на лице загорелась, кости почернели и рассыпались в прах. Бежать было некуда, и прятаться было негде. Огонь жег ему глаза, но он не мог опустить веки. Он открыл рот, чтобы закричать...

***

Хирад почувствовал чьи-то руки у себя на лице. Он вскочил, но перед ним не было ни дракона, ни выжженной земли. Илкар поправлял дрова в камине. Хирад подумал, что в комнате должно быть холодно, но ему почему-то было жарко, очень жарко. Талан и Безымянный привстали с кроватей, а Сайрендор сидел рядом с Хирадом, положив ладонь ему на лоб.

- Успокойся, Хирад. Все позади Это всего лишь сон. Варвар, глубоко вздохнув, снова оглядел комнату, и сердце его перестало биться так бешено.

- Прости, - сказал он. Сайрендор убрал руку и встал.

- Ты меня напугал, - сказал он. - Я уж подумал, что ты помираешь.

- Я тоже, - произнес в ответ Хирад.

- Как и все в замке, - заметил, отложив кочергу, Илкар и зевнул.

- Неужели я так громко кричал? - Хирад выдавил из себя улыбку.

Илкар кивнул:

- Очень громко. Ты хоть помнишь, что тебе снилось?

- Никогда не смогу этого позабыть. Мне снились драконы, тысячи драконов. Там был и Ша-Каан. Но это было какое-то другое место, мертвое место. Наверное, их мир. Ша-Каан говорил мне, что они его уничтожили, оставили после себя только выжженную черную землю. А потом Ша-Каан сжег меня, но я не умер. Я сел и хотел закричать, только не смог. Я ничего не понимаю. Разве может быть какой-нибудь другой мир? И где он находится? - Хирад вздрогнул.

- Не знаю. Единственное, в чем я уверен, так это в том, что в жизни так не пугался. Такие твари просто не могут существовать.

- И все же они существуют, будь они прокляты.

- Знаешь, - сказал Сайрендор, - я думаю, тебе нужно поговорить с Илкаром, только попозже. Да и всем нам. Пусть расскажет, что знает, обо всех этих измерениях и драконах... - Он замолчал, заметив, что Хирад его не слушает.

- Сколько сейчас времени?

- Примерно час до рассвета, - ответил Безымянный, отогнув занавеску.

- Пожалуй, я уже не усну, - сказал Хирад. Он встал и принялся одеваться. - Пойду на кухню, выпью кофе. - Сайрендор и трое других Воронов украдкой переглянулись. - Надеюсь, вы не возражаете?

- Не возражаем, - сказал Сайрендор. - Я схожу с тобой.

- Спасибо, - улыбнулся Хирад. Сайрендор улыбнулся ему в ответ, но казалось, что это стоило ему больших усилий. Одевшись, они вышли из комнаты.

Похожие на пещеры кухни замка никогда не закрывались, и там всегда было жарко от шести открытых печей. Разделочные и обеденные столы занимали почти все про-странство. На стенах висели полки с горшками, кастрюлями и прочей кухонной утварью. Дым выходил на улицу через открытые окна, расположенные высоко в стенах.

На одной из печей кипел огромный чан с водой. Рядом на подносах лежали кружки и молотый кофе. Хирад с Сайрендором устроились за дальним столом, чтобы им не мешали разговоры поваров и слуг. Они пили кофе и беседовали.

- Что-то ты мрачный, Сайрендор. - Друзья посмотрели в глаза друг другу. Брови Лана были нахмурены, и вид у него действительно был подавленный. Хирад к этому не привык.

- Мы кое о чем поговорили.

- Кто?

- Как ты думаешь - кто? Ты ведь уснул раньше нас.

- Вряд ли мне понравился бы ваш разговор. - Хирад не сомневался, что разговор был серьезным. Варвар давно не видел Сайрендора таким.

- Мы уже не станем моложе.

- Что?

- Ты же слышал, что я сказал.

- Лан, мне тридцать один! Тебе тридцать, а Безымянному только что исполнилось тридцать три, и он из нас самый старший. О чем же вы говорили?

- Ты много знаешь наемников, которым было бы за тридцать, а они по-прежнему дрались бы в первых рядах? Хирад вздохнул:

- Ладно, таких немного, но я думаю, что... мы не такие. Мы - Вороны.

- Да, мы Вороны. И мы становимся слишком старыми для сражений.

- Ты шутишь! Мы только вчера разгромили целый отряд.

- Неужели ты действительно в это веришь? - Хирад кивнул, и Сайрендор улыбнулся. - Почему-то я так и думал. А мне, например, представляется, что вчера мы, наоборот, не проявили нашей былой силы и ловкости.

- Все потому, что мы слишком много времени сидим без дела и лишь наблюдаем. Как я уже говорил, если мы перестанем торчать на стенах, все встанет на свои места.

- О боги, Хирад, ты упрямо не хочешь замечать очевидного! За последние два года наши противники становятся малочисленнее, но сражаемся мы с ними дольше. Мы делаем много ненужных движений и все чаще вынуждены подстраховывать друг друга. Неужели ты думаешь, что все это - случайные совпадения? - Хирад промолчал. - Мы уже утратили былую ловкость и быстроту. И вчера еле-еле справились со своей работой.

- Продолжай, Лан...

- Рас погиб! - Сайрендор огляделся и понизил голос. - Ты тоже мог погибнуть. Ричмонд сделал глупейшую ошибку, а Илкар не справился с защитой. Если бы не Безымянный, мы проиграли бы. Мы, Вороны!

- Да, но взрыв...

- Ты не хуже меня знаешь, что пару лет назад мы разделались бы со всеми, в том числе и с магом, еще до того, как он бы успел сотворить заклинание. Мы должны приспособиться... - Сайрендор прервался и глотнул кофе. Хирад не сводил с него глаз. - Хирад, я хочу, чтобы мы еще лет десять могли вспоминать наши лучшие дни. И если мы хотим сохранить нынешнюю славу Воронов, эти годы нужно жить по-иному.

- Одно неудачное сражение, и ты хочешь все бросить?

- Это было не просто неудачное сражение, это было предупреждение о том, что может случиться в любое время. За последние два года таких предупреждений было немало. И все это видят. Только ты предпочитаешь их не замечать.

- Так ты предлагаешь распустить Воронов, и остальные согласны? - спросил Хирад. Он был так поражен, что не замечал, что его глаза увлажнились. Его мир разваливался, а Хирад не знал, как его укрепить. Пока не знал.

- Не обязательно. Может быть, нам пора просто подвести итоги. - Сайрендор слегка откинулся назад и развел руками. - Видит Бог, у каждого из нас денег хватает, и мы все могли бы жить припеваюче. Иногда я думаю, что на паях мы можем владеть половиной Корины. - Он слегка улыбнулся. - Понимаешь, я говорю об этом лишь потому, что мы решили все обсудить, когда вернемся в город и у нас будет немного времени, чтобы подумать.

Хирад молча смотрел в свою кружку. Горячий пар поднимался прямо ему в лицо.

- А если же мы будем делать вид, что за эти годы ничего не изменилось, то однажды нам не хватит скорости. Хирад? - Варвар поднял голову. - Хирад, я не хочу потерять тебя, как мы сегодня потеряли Раса. - Сайрендор закусил губу, а потом тяжело вздохнул. - Я не хочу видеть тебя мертвым.

- Ты и не увидишь, - сказал Хирад хриплым голосом. Он допил кофе и поднялся, плотно сжимая губы, чтобы они не дрожали. - Пойду посмотрю лошадей. Мы можем выехать рано. - Он вышел из кухни и через весь замок направился во двор. Там Хирад остановился и внимательно осмотрел место вчерашней битвы. Потом сердито потер глаза и пошел к конюшням.

***

Илкар, чувствуя, что тоже не сможет уснуть, отправился в покои Сирана. Труп мага из Листерна, самого маленького из четырех университетских городов, был переложен на низкий столик и накрыт простыней. Илкар приподнял простыню с лица Сирана и нахмурился.

Кожа на щеках, как и волосы мертвого мага, была белой, словно снег. На лбу отчетливо была видна царапина, оставленная, по всей видимости, маленьким когтем.

Услышав за спиной какое-то движение, Илкар повернулся и увидел Денсера, стоящего в дверях. В зубах мага из Зитеска дымилась трубка, под плащом сидел кот. Денсер, вне всякого сомнения, был уже довольно пожилым человеком, хотя выглядел он лет на тридцать с небольшим.

- Печальный, но неизбежный конец, - сказал Денсер. У него был очень усталый вид: посеревшее лицо, запавшие глаза. Он оперся на дверной косяк.

- Что с ним случилось? - спросил Илкар. Денсер пожал плечами:

- Он был уже немолод, и мы понимали, что конец его недалек. - Зитескианец снова пожал плечами. - Другого пути не было, он хотел нас остановить.

- Ты говоришь "мы", - промелькнула догадка в сознании Илкара, - имея в виду кота?

- Да, это мой Любимчик.

Илкар снова накрыл простыней голову Сирана и повернулся к Денсеру:

- Проходи и садись, а то упадешь. Я хочу, чтобы ты ответил мне на несколько вопросов.

- Я вижу, это не светский визит, - улыбнулся Денсер.

- Конечно, нет, - проронил Илкар, даже не улыбнувшись в ответ.

Глядя, как Денсер тяжело опустился на кровать Сирана, Илкар подумал, что задавать первый вопрос нет необходимости. У мага просто не было сил, чтобы попытаться убежать из замка этой ночью.

- Ты, наверное, сильно устал за вчерашний день? - спросил Илкар.

- Да, дело было нелегкое, раз я решил отдохнуть здесь, - согласился Денсер и, приоткрыв плащ, показал амулет, висевший у него на шее. - Наверное, ты хочешь поговорить об этом?

Илкар кивнул.

- Какое у тебя было задание?

- Узнать, существует или нет вещь, которую мы искали.

- Ну и как, существует?

- Да.

- Тебя послал Зитеск?

- Конечно.

- А битва?

- Я могу сказать, что мне было легко попасть в ряды атакующих, но нападение было устроено не ради меня, если ты спрашиваешь об этом.

- Тогда почему ты не присоединился к гарнизону замка?

- Когда в замке драконер? Это было бы очень непросто, - со смехом ответил Денсер. - Боюсь, Сиран смотрел на вещи иначе, чем Зитеск.

- Забавно, забавно, - пробормотал эльф.

- Подумай сам, Илкар, ведь мы с тобой довольно похожи.

- Проклятие! Неужели Зитеск столь тщеславен? Неужели ваши наставники и в самом деле считают, что все маги обязательно должны быть похожи один на другого? Это просто издевательство над магией. Ваше учение ложно. - Илкар почувствовал, как в нем просыпается злость. Его лицо раскраснелось, прищуренные глаза превратились в узкие щелочки. Слепота Зитеска иногда бывала просто убийственной. - Знаешь, откуда взята сила, чтобы сформировать ману для тех заклинаний, которые ты вчера использовал? А на моих руках крови нет, Денсер.

Денсер некоторое время молчал. Он снова зажег погасшую трубку, вытащил из-под плаща кота и опустил его на кровать. Кот таращил глаза на Илкара, а темный маг почесывал ему шею. Эльф хотел продолжать свою обвинительную речь, но сдержался.

- Я считаю, Илкар, - произнес наконец Денсер, выпустив несколько колец дыма, - что тебе не следует обвинять моих наставников в ошибочности их учения, пока ты не осознаешь своих заблуждений.

- О каких заблуждениях ты говоришь? Денсер показал свои ладони:

- Где ты видишь кровь на моих руках?

- Ты знаешь, что я имел в виду.

- Да, знаю. Но и ты должен знать, что у магов Зитеска, как, очевидно, и у тебя, есть несколько источников маны.

Снова повисло молчание. Замок уже начал просыпаться, и по коридорам разносилось эхо звуков наступающего дня.

- Я не буду обсуждать с тобой вопросы университетской этики, Денсер.

- Жаль.

- Это бессмысленно.

- Заблуждение твоих мудрецов, Илкар? Эльф пропустил мимо ушей эту колкость.

- Мне нужно знать две вещи. Как ты узнал о Сиране и об этом амулете и зачем он нужен?

- Я не намерен разглашать секреты университета, но в отличие от вас в Зитеске, видимо, всегда серьезно относились к историям о драконерах. В процессе работы по исследованию измерений мы создали заклинание, которое способно регистрировать возмущения, вызываемые открытием врат между измерениями. Именно через такие врата мы прошли вчера. Мы подозревали Сирана - я не буду рассказывать почему, - поэтому выбрали в качестве цели его покои и добились желаемого результата. Меня послали найти и вернуть артефакт драконеров, и я это сделал. - Денсер снял амулет с цепочки и бросил Илкару. Тот повертел его в руках и, пожав плечами, бросил назад.

- В нем содержатся знания драконеров, и упоминания об этом амулете есть в манускриптах всех четырех университетов, - сказал Денсер, снова вешая амулет на цепочку. - Он окажет нам неоценимую помощь в наших исследованиях, а когда мы закончим работать с ним, то легко сможем его продать. - Он улыбнулся. - Ты не поверишь, узнав, сколько готовы заплатить коллекционеры за вещь, подобную этой.

- И это все? - спокойно спросил Илкар. Денсер кивнул.

- Всем нужны деньги. Тебе лучше многих известно, что исследования стоят недешево. Илкар покачал головой.

- И что теперь?

- Теперь мне нужно как можно быстрее доставить артефакт в нужные руки, - ответил Денсер.

- В Зитеск?

Денсер отрицательно замотал головой.

- Слишком далеко и слишком опасно. В Корину. Я слышал, вы собираетесь туда же?

- Да.

- Я бы хотел, чтобы Вороны охраняли меня в дороге. Вам хорошо заплатят.

Не веря своим ушам, Илкар изумленно посмотрел на Денсера.

- Ты неудачно шутишь, Денсер. Особенно после того, что случилось вчера. Если ты хочешь пощекотать себе нервы, то я предоставлю тебе такую возможность. Насколько мне известно, Хирад по-прежнему хочет прикончить тебя. Но даже если остальные не будут возражать, неужели ты всерьез думаешь, что я унижусь до того, что соглашусь работать на Зитеск?

- Мне очень жаль, что ты испытываешь такие чувства.

- Во всяком случае, я думаю, что это для тебя неожиданность. - Илкар помолчал. - Попробуй поискать других телохранителей. Здесь полно людей, которые ждут не дождутся, чтобы кто-нибудь оплатил им возвращение в город.

- Я предпочел бы Воронов. Это самое меньшее, что я могу предложить в качестве компенсации.

- Нам не нужны твои деньги, - сказал Илкар. - Когда я вернусь в Корину, то отправлю рапорт в Джулатсу. Надеюсь, ты понимаешь, что после этого случая с Зитеском будет направлен протест от остальных трех университетов.

- Мы к этому готовы.

- Не сомневаюсь. - Илкар направился к двери, но на пороге оглянулся. - Ты голоден? Я покажу тебе, как пройти на кухню.

- Спасибо, брат.

Зарождающаяся на лице Илкара улыбка сразу исчезла.

- Я тебе не брат.

Глава 4

Присев на широкую кровать, Ирейн обняла своих сыновей. Она сразу же успокоилась, и мальчики тут же перестали плакать.

И все же она очень боялась за них; ей никогда не забыть минуты их встречи. Ее оставили одну на площадке винтовой лестницы. Открывая дверь, она боялась, что увидит своих детей мертвыми. Но нет - они сидели на краю кровати и перешептывались. На столе остывала нетронутая еда. Кроме кровати, стола и двух стульев, в комнате не было никакой мебели, даже циновки на полу.

Несколько мгновений Ирейн просто смотрела на сыновей: короткие каштановые волосы, круглые личики, светло-голубые глаза, маленькие носики, слегка оттопыренные уши, руки с длинными пальцами. Ее мальчики. Ее чудесные мальчики.

Они одновременно повернулись к ней, а она протянула к ним руки. В эту минуту Ирейн познала ненависть, которой не испытывала доселе. В первое мгновение близнецы не узнали в ней свою мать и защитницу. Они видели перед собой предательницу, которая позволила чужим людям испугать их и увезти из дома.

А она стояла на пороге со спутанными волосами, босоногая, в грязной и рваной ночной рубашке, со следами недавних страданий на лице. Слезы стекали по ее щекам, оставляя за собой светлые полоски.

- Я пришла, ваша мама здесь.

Дети бросились в ее объятия, и все трое зарыдали. А когда они выплакались, все страхи ушли и осталась только уверенность, что больше их никогда не разлучат. И вот Ирейн сидела на кровати, обняв прижавшихся к ней мальчиков.

- Где мы, мамочка? - спросил Том.

- Мы в замке, который очень далеко от нашего дома и полон плохих людей, - ответила она, крепче прижимая к себе детей, и злым взглядом посмотрела на дверь. Ирейн была уверена, что Исман стоит за ней и подслушивает. - Я должна ответить на кое-какие вопросы относительно магии, и после этого они нас отпустят.

Арон смущенно и встревоженно заглянул в глаза матери:

- А кто эти люди?

- Дома я расскажу вам о них. Эти люди стараются разобраться в магии, и все, что им непонятно, пугает их. Так было всегда.

- А когда мы поедем домой? - снова спросил Арон. Ирейн вздохнула:

- Я не знаю, мои хорошие. Я еще не знаю, о чем они будут меня спрашивать. - Она улыбнулась, чтобы немного ободрить детей. - Послушайте, когда мы вернемся домой, я позволю вам самим выбрать, чему вы желаете научиться в первую очередь. И мне интересно, что же вы выберете?

Мальчики наклонились вперед, обменялись взглядами, кивнули друг другу и в один голос воскликнули:

- Мысленную связь! Ирейн засмеялась:

- Я так и думала. Озорники! Наверное, вы просто хотите болтать вместо того, чтобы слушать меня. - И она пощекотала сыновей. Дети захихикали и стали извиваться, пытаясь вырваться. - Озорники! - Ирейн взъерошила близнецам волосы, а потом снова обняла сыновей. - Из того, что вам принесли, вы можете съесть только хлеб. Вы поняли? Больше ничего. А я пойду позабочусь, чтобы нас отправили домой. Потом я вернусь, и мы продолжим учебу. Надеюсь, вы не забыли, о чем я вам говорила на прошлой неделе! - Она хотела встать, но дети вцепились в нее.

- Неужели тебе уже пора уходить, мамочка? - спросил Арон.

- Чем раньше мы с этим покончим, тем быстрее вернемся домой. - Ирейн снова крепко обняла мальчиков. - Обещаю, я долго не задержусь.

Близнецы посмотрели на нее.

- Я обещаю вам, - повторила она. Распахнув дверь, Ирейн, как и ожидала, увидела Исмана. Вид у него был удивленный.

- Что-то вы быстро, - сказал он.

- Просто я тороплюсь, - резко ответила Ирейн. - И отвечу на ваши вопросы прямо сейчас. Мальчикам нужно вернуться к отцу, и они должны спать в своих кроватях.

- Понимаете, мы тоже заинтересованы в том, чтобы вы провели здесь как можно меньше времени, - льстиво произнес Исман. - Капитан быстро тебя расспросит, а до того...

- Сейчас, - сказала Ирейн. Закрывая за собой дверь, она улыбнулась своим детям, а те помахали ей на прощание.

- Ты не в том состоянии, чтобы выполнять наши требования, - насмешливо заметил Исман.

Ирейн улыбнулась и подошла к нему вплотную. При этом лицо ее стало суровым, а улыбка, казалось, примерзла к губам.

- А что будет, если я просто пройду мимо тебя? - побледнев, прошипела она. - Что ты будешь делать? - Их лица почти соприкасались. Исман часто заморгал, но был не в силах отвести взгляда от глаз Ирейн. - Остановишь меня? Убьешь? - Ирейн засмеялась. - Да ты боишься меня, потому что мы оба знаем, что я могу убить тебя прежде, чем ты успеешь обнажить меч. Кроме того, мы здесь одни. Так что не уговаривай меня, а просто отведи к своему Капитану. Немедленно.

Исман поджал губы и кивнул.

- Капитан предупреждал, что от тебя нужно ждать неприятностей. Такие, как ты, много знают, но слишком заносчивы. Перед тем как тебя забрать, мы несколько месяцев за тобой наблюдали. - Воин оттолкнул Ирейн и первым направился к винтовой лестнице. Спустившись на нижнюю площадку, Исман оглянулся. - Он был прав. Он всегда прав. Так что давай, убей меня, если думаешь, что у тебя это получится. За этой дверью стоят еще три человека, и тебе не удастся уйти далеко. Мы оба это понимаем, не так ли?

- Зато я увижу, как ты умираешь, - сказала Ирейн. - И буду наслаждаться страхом в твоих глазах, подумай об этом. Ты не сможешь узнать, когда я начну творить заклинание. А значит, все время будешь ждать смерти.

- Но у нас твои дети. - Ухмылка снова вернулась на лицо Исмана.

- Тогда тем более тебе нужно получше о них заботиться, не так ли? И не поворачивайся ко мне спиной, Исман.

Воин нашел в себе силы презрительно засмеяться. Однако, когда Исман повернулся, чтобы открыть дверь, Ирейн показалось, что он вздрогнул.

***

Денсер пристроился за столом у самого края. Рядом сидели люди, которые всего несколько часов назад могли убить его. Среди них не было только варвара, Хирада Холодное Сердце. Сайрендор Лан сказал, что он пошел проверить лошадей. Денсер положил вилку на тарелку с недоеденным завтраком и отпил кофе. Его кот лежал на скамейке и мурлыкал, наслаждаясь теплом от кухонных печей.

Они уже приготовились умереть от меча варвара. И внутренний покой их был совершенным. И если бы они умерли, он - под треск собственных костей, а кот - с оглушительным ментальном взрывом, вместе с ними погибла бы и вся Балия.

Денсер взглянул на Безымянного Воителя. Только благодаря этому человеку у них еще есть надежда. Благодаря ему и кодексу чести, которого всегда придерживались Вороны. Именно поэтому их ценили выше всех остальных наемников. Поразить врага на поле боя Вороны считали вполне законным, но в других условиях для них это было убийство. И возможно, они были единственными, кто сумел не запятнать свою репутацию, в течение десяти лет сражаясь бок о бок с ворами, бандитами, охотниками за легкой наживой и прочими наемниками, которые мало чем отличались от простых убийц.

Многие говорили, что строгая приверженность этому кодексу придает им сил и пугает противников. Денсер не сомневался, что этот миф в немалой степени помогает Воронам в бою, хотя ему было ясно, что их слава в основном зиждется на исключительных, если не сказать выдающихся, бойцовских качествах.

Разумеется, все это влияло на цену. Тот, кто нанимал Воронов, знал: контракт будет выполнен, а Вороны будут сражаться по правилам.

Кодекс гласил: будь воином, но не убийцей. Этому простому правилу старались следовать многие из тех, кто выбрал себе карьеру наемного воина или мага. Но большинству не хватало дисциплинированности, ума, моральной стойкости и способности хранить верность своему слову в пылу сражения, а главное - после битвы. И уж определенно никому не удавалось неукоснительно следовать кодексу в течение десяти лет.

Воронов легко было принять за героев, но Денсер видел, как они сражаются, и точно знал, кто они есть на самом деле: слаженная команда умелых воинов. Воинов - но не убийц.

Денсер оглядел сидящих за столом людей. Они не разговаривали: каждый был погружен в свои мысли. Он заметил, что у Воронов усталый вид, и в душу ему внезапно закрался страх: вдруг они все-таки откажут ему?

А Денсеру они были необходимы. Они были необходимы Зитеску. О боги, да всей Балии, если информация, полученная от тайных агентов, свидетельствует о начале возрождения лордов-колдунов. Но как уговорить их помочь ему, как заставить поверить, что Зитеск пытается объединить все четыре университета?

Денсер знал, что его ждет впереди, и все же невольно задумался: не выпало ли ему самое тяжелое испытание сейчас?

Вороны.

Он был уверен, что не обязательно раскрывать им всю правду. Узнав ее, они откажутся от контракта. Кроме того, он сомневался, что любая плата способна оправдать тот риск, которому они подвергнутся, если согласятся выполнить его просьбу.

Денсер снова принялся за еду. Очень жаль, что он не встретил Воронов в Корине, как было задумано. Там ему, возможно, удалось бы достаточно долго скрывать, что он из Зитеска. Никто не мог предвидеть, что они примут участие в обороне замка Танцующих скал. И теперь Денсеру не удалось уговорить даже Илкара - и это несмотря на то что Вороны сами едут в Корину.

Он поднял голову и встретился взглядом с Безымянным. Воитель спокойно посмотрел Денсеру в глаза и указал на него ножом.

- Скажи, - произнес он, - ты когда-нибудь раньше видел драконов?

- Нет, - ответил Денсер.

- Нет? А что было бы с тобой, если бы Хираду не удалось так успешно отвлечь внимание этой твари, пока ты добывал свой приз?

Денсер слегка улыбнулся:

- Хороший вопрос. Мы просто не рассчитывали, что там будет дракон.

- Ясно. Я думаю, что в этом случае тебя бы уже не было в живых.

- Возможно. - Денсер слегка пожал плечами. На самом деле он был уверен, что с ним бы ничего не случилось, но понимал, куда клонит Воитель. И это было ему на руку.

- Определенно. - Безымянный ломтиком хлеба вытер свою тарелку и бережно положил хлеб в рот. - Значит, мы помогли тебе, хотя и не собирались этого делать.

Денсер кивнул и снова наполнил свою кружку из медного котелка, стоящего на столе.

- И сколько вы хотите получить за это?

- Пять процентов рыночной стоимости. Денсер надул щеки:

- Но это огромные деньги.

Тут настала очередь Безымянного пожать плечами.

- Назовем это компенсацией за смерть одного из Воронов или за те бесчисленные ночи, когда мы будем просыпаться от кошмаров. Я не хотел тебе признаваться в этом, но мне потребовалось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не повернуться и не дать деру.

- А это был бы первый случай в истории Воронов, - воспользовавшись паузой, вставил Илкар. Безымянный кивнул, подтверждая его слова.

- И не только у него было такое желание, - добавил Сайрендор. Сидящие за столом дружно закивали и захохотали.

- Никто из вас не знает и половины всего.

Все повернулись на голос и увидели в дверях Хирада. Варвар медленно подошел к столу. Лицо его было помято, под глазами чернели круги.

- С тобой все в порядке, Хирад? - спросил Сайрендор.

- Не совсем. На улице я вспомнил, что говорил Шa-Каан. И если бы этот проход остался открытым, я бы сейчас взял амулет и вернул ему.

- Почему? - снова спросил Сайрендор, а Денсер затаил дыхание.

- Он говорил мне, что следит, чтобы мы не создали чего-то запретного. И что бы это ни было, сейчас он разгневан, иначе зачем ему нужно было бы сразу же закрывать врата?

- Не понимаю, о чем ты говоришь, Хирад, - сказал Сайрендор.

- Да и сам я не понимаю, - признался Хирад. - Но знаю одно: если мы когда-нибудь увидим дракона в небе Балии, то это будет означать, что всем нам пришел конец.

- А нельзя ли сказать поточнее, что ты имеешь в виду? - спросил Денсер.

- Ты не догадываешься, что я имею в виду? - огрызнулся варвар. - Мы все умрем. Они слишком могущественны, и их слишком много, уж ты мне поверь. - Он подошел к котлу и наложил себе в миску еды.

- Ладно, вернемся к нашему разговору. - Денсер снова повернулся к Безымянному Воителю. - Я согласен на пять процентов, но только если вы согласитесь охранять меня по пути в Корину.

Илкар, который смотрел на Хирада, повернулся так резко, словно его ударили по лицу.

- Я уже сказал тебе, что мы не будем работать на Зитеск. - Голос эльфа был тихим, но твердым.

- А сколько, по-твоему, будет стоить эта вещица, человек Зитеска? - спросил Хирад.

Денсер удивленно приподнял брови.

- Я, конечно, не утверждаю наверняка, но думаю, что она будет стоить около пяти миллионов серебром. Все разинули рты. Наступила короткая пауза.

- Мы беремся за эту работу.

- Хирад! - набросился на варвара Илкар. - Ты не понимаешь!

- Это хорошие деньги, Илкар.

- Невероятно! - вмешался Талан. - Четверть миллиона за то, что мы возьмем с собой попутчика. Хирад лишь скривил губы.

- Слушай, Хирад, я просто не могу поверить, что именно ты так легко согласился на это. Ты же сам хотел его убить. - Тон, которым Илкар это сказал, был почти оскорбительным.

- Значит, он мой должник, - сказал Хирад, не глядя на Денсера. - Мне совсем не нужно его любить, мне даже не нужно на него смотреть. Я могу и дальше его ненавидеть. Все, что мне нужно, - это проскакать рядом с ним до Корины. Там он отвалит нам круглую сумму, и мы никогда больше его не увидим. Я думаю, что смогу это выдержать.

- В любом случае это будет не так просто, - заметил Илкар.

- Брось, дело пустяковое.

- А я так не думаю. Мне трудно... - начал Илкар, но Хирад склонился к нему:

- Я знаю, ты не согласен с учением Зитеска...

- Сказать так - значит ничего не сказать...

- Подумай, Илкар, ты же все время будешь находиться за моей спиной. И зачем нам отказываться от этих денег? Тем более что они могут оказаться нашим последним заработком, - сказал Хирад, выпрямляясь. Глаза Илкара злобно блеснули. - Пойми, Илкар, ты все равно останешься в меньшинстве, так что не спорь.

Илкар прищурился, и его глаза превратились в узкие щелочки.

Безымянный протянул руку Денсеру:

- Договорились. Талан составит бумаги, а мы с тобой их подпишем. Окончательную сумму называть не будем, оговорим только процент и обязательство заплатить.

- Отлично, - сказал Денсер.

- И правда, - кивнул Безымянный. Они пожали друг другу руки. Воитель допил свой кофе и заметил: - Похоже, скоро в нашем "Скворечнике" будет вечеринка.

Дверь кухни снова отворилась.

- Я слышал, вы не смогли спасти моего мага. Жаль, Сиран был хорошим человеком.

Вороны обернулись к своему нанимателю. Барон Гресси обладал недюжинным умом и имел четырех сыновей, которые должны были стать его опорой в старости. Несмотря на то что Гресси был одним из пяти самым богатых баронов Балии, он не любил роскошь в одежде. Сегодня на нем был практичный костюм для верховой езды: плащ, кожаная жилетка, шерстяная рубашка и кожаные брюки в обтяжку.

У двери он отпустил вооруженную охрану и жестом попросил выйти поваров. Как только его приказ был исполнен, Гресси подошел к столу Воронов. Некоторое время он внимательно рассматривал их своими большими карими глазами, плавно поворачивая при этом лысеющую седую голову. Потом барон протянул руку:

- Барон Гресси.

- Безымянный Воитель.

Безымянный и Гресси обменялись рукопожатием.

- Рад познакомиться.

- Я тоже. - Безымянный повернулся к столу. - Талан, налей барону кофе.

- Так-так, Вороны. До сих пор не верится, что мы вчера победили. Сиран всегда умел подбирать людей. - Гресси пожевал губами. - Где же я теперь найду другого такого мага?

- В Джулатсе, - подсказал Илкар. - По крайней мере мы не изменяем своим убеждениям. Барон фыркнул.

- Вы не против, если я сяду? - И он показал на скамейку рядом с Илкаром. Эльф подвинулся, освобождая место, и Гресси сел. Талан поставил перед ним кофе, и барон кивнул в знак благодарности.

За столом возникло неловкое молчание. Денсер нервно поглаживал бороду, уши Илкара встали торчком. Только Безымянный невозмутимо, как всегда, смотрел на Гресси.

- Не хочу и дальше держать вас в напряженном ожидании, - сказал Гресси, потягивая кофе. - Но надеюсь, вы подтвердите одну вещь, которую я услышал.

- Конечно, - сказал Безымянный. - Если сможем.

- Я буду краток. Меня пригласили на собрание Торгового союза Корины, посвященное ухудшению положения к западу от Терновых гор. Ходят слухи, что Висмин начал наращивать свою активность в этом районе и разорвал Андерстоунское соглашение о беспрепятственном проезде. В результате возникла опасность, что Висмин вторгнется на восток, хотя должен подчеркнуть, что из Андерстоуна ни о чем необычном не сообщалось. Вот я и хотел бы узнать - не слышали ли вы подобных слухов? Я знаю, что вы не так давно сражались на стороне барона Блэксона, а сам он не сможет прибыть на собрание. - В глазах Гресси зажглись насмешливые огоньки.

- Мы лишь сражались на стороне барона, а Безымянный еще успел хорошо познакомиться с содержимым его винных погребов, - улыбнулся Сайрендор.

- Я вам сочувствую.

- Это было частью нашего соглашения, - сказал Безымянный. - А что касается слухов, то мы, безусловно, слышали их немало, пока были там, но с тех пор прошло уже шесть месяцев.

- Любые слухи, даже самые старые, могут мне пригодиться за столом переговоров.

- Тогда, - вмешался Илкар, - если вы верите всему, что слышите, то лорды-колдуны вернулись, Парве снова охвачен волнениями, а Висмин сжег все к западу от Терновых гор.

- А вы сами этому верите? - спросил Гресси.

- Когда речь идет о Висмине, меня ничто не удивит, - ответил Илкар.

- Гм-м-м, - задумчиво хмыкнул Гресси. - Интересно. Кстати, хочу поблагодарить вас за помощь. Я слышал, вчера вы потеряли человека. Поверьте, мне очень жаль, что так получилось.

- Наша работа всегда связана с риском, - сказал Хирад, но как-то не очень уверенно.

- Тем не менее потерять друга всегда тяжело. Я сочувствую вам и хочу еще раз выразить свою признательность. Я не мог позволить себе проиграть вчерашнее сражение.

- Вы говорите так, словно у вас в кармане нет ни гроша. Гресси пожал плечами.

- Замок Танцующих скал имеет важное тактическое значение, контролируя одну из основных дорог, связывающих Корину с внешним миром. Барон Понтойс владеет территорией, с двух сторон прилегающей к моему поместью. Захватив замок, он получил бы контроль и над обеими дорогами, связывающими мои земли со столицей. В этом случае Понтойс мог бы запретить провоз моих товаров или назначить непомерные пошлины. И то, и другое со временем разорило бы меня. Любой другой путь занимал бы уже не несколько часов, а несколько дней.

- Пока вы не решили бы вернуть замок силой, - заметил Хирад.

- Такая возможность всегда остается. Конечно, это дорого, но возможно. - На лице Гресси появилось суровое выражение.

- И все же вы будете сидеть рядом с Понтойсом на заседании Торгового союза Корины? - спросил Талан.

- Да. Я, конечно, понимаю, что это странно, но такова жизнь. В этом и заключается болезнь нашего союза - само слово "союз" в наши дни звучит уж очень фальшиво, - печальным голосом ответил барон.

На какое-то время за столом снова стало тихо. Безымянный пил кофе и внимательно рассматривал Гресси. Неожиданно Воитель улыбнулся, а барон, заметив его улыбку, нахмурился.

- Мне кажется, вы рассказали не все слухи, которые вам довелось услышать, - заметил Безымянный.

- Да, боюсь, что у меня есть источники понадежнее слухов. Я располагаю доказательствами, что Висмин вовсе не сожжен, а, напротив, - вновь порабощает поселения, укрепляется и объединяется.

- Что вы имели в виду, сказав "вновь"? - спросил Хирад.

- Я поучу тебя истории позже, - сказал Илкар, покачав головой.

- Как вам удалось... - Денсер прикусил губу и умолк.

- Ты что-то хотел спросить, человек Зитеска? - прорычал Хирад.

- Мне просто интересно, откуда эта информация, - нашелся Денсер, но лицо его выдавало крайнее изумление.

- Все имеет свою цену, - спокойно сказал Гресси. - Можно мне сегодня утром отправиться в Корину вместе с вами?

- Будьте нашим гостем, - ответил Хирад. - В конце концов, платит Денсер.

- Хорошо. - Гресси поднялся, с недоумением взглянув на Хирада. - Мой отряд будет готов через час.

- Это нас вполне устраивает, - сказал Безымянный. - Господа, "Скворечник" зовет.

***

Ирейн и Капитан встретились в библиотеке. Обогреваемый двумя каминами и освещаемый десятком светильников, книжный храм содержался в безупречном порядке, но мог свидетельствовать лишь об учености этого человека, но не о его нравственности.

Библиотека представляла собой комнату размером примерно пятьдесят на двадцать пять футов; три стены из четырех были закрыты пятью высокими книжными шкафами. По обе стороны единственной двери располагались камины, пол был застелен коврами, а в дальнем углу комнаты возвышался стол для чтения. Ирейн пригласили сесть в огромное, обитое зеленой кожей кресло, стоящее рядом с одним из каминов. После этого вошел Капитан в сопровождении воина, который нес поднос с вином и едой. Капитан не произнес ни слова, пока не устроился в точно таком же кресле справа от Ирейн. Ирейн тоже молчала, неотрывно глядя на огонь. Она даже на мгновение не пожелала взглянуть на Капитана. До нее смутно доносился тихий звон бокалов, хлопок пробки и металлический стук ножа о поднос.

- Еще раз добро пожаловать, Ирейн Мэленви, - сказал Капитан. - Вы, должно быть, проголодались.

Ирейн позволила себе взглянуть на стоящий на низком столике поднос и поразилась качеству угощения.

- Как вы смеете предлагать мне это, когда дрянь, которую принесли моим мальчикам, вряд ли сгодится даже для собаки? - возмутилась она. - Они должны немедленно получить такую же пищу.

Капитан улыбнулся.

- Ты слышал, что она сказала? Отнеси мальчикам тушеной баранины и овощей.

- Да, сэр. - Дверь за воином закрылась.

- Я отнюдь не лишен здравого смысла, - заметил Капитан.

Ирейн скривилась от отвращения:

- Вы вытаскиваете посреди ночи двух невинных мальчиков из родительского дома, пугаете их, запираете в холодной башне. Потом прячете их от меня и кормите таким дерьмом, которым я не стала бы кормить даже своих поросят. И не надо говорить мне о том, что для этого были какие-то особые причины.

По-прежнему не глядя на Капитана, Ирейн положила себе мяса с овощами и стала молча есть. Потом она налила в бокал вина и выпила его, уставившись на огонь в камине. Все это время Капитан наблюдал за ней и ждал.

- Теперь спрашивайте, - сказала Ирейн, поставив на столик пустой бокал. - Только сомневаюсь, что я знаю какие-нибудь секреты, которые вам неизвестны.

- Ну что ж, это упрощает положение, - произнес Капитан. - Я рад, что вы готовы с нами сотрудничать.

- Только не воображайте, будто я испугалась вас или вашей банды тупых обезьян, - надменно заметила Ирейн. - Просто я волнуюсь за своих детей, а другого пути помочь им и не скомпрометировать при этом университет Додовера у меня нет.

- Отлично. - Капитан снова наполнил свой бокал. - Я хотел бы, чтобы вы посмотрели на меня.

- Боюсь, что меня стошнит, если я это сделаю. Одно ваше имя является оскорблением для моего университета, а разговаривать с вами - все равно что предаваться ереси. Так что побыстрее задавайте свои вопросы, через час я снова хочу увидеться со своими сыновьями. - Ирейн по-прежнему смотрела на пламя в камине, наслаждаясь приятным теплом.

- Ну, как скажете, Ирейн, как скажете. - Капитан вытянул ноги к огню, и в поле зрения Ирейн появились потрескавшиеся от времени коричневые кожаные сапоги. - Видите ли, я крайне взволнован масштабом так называемых исследований по изучению измерений. Эти работы разрушают материю Балии.

- Я вижу, вы хорошо подготовились к этой встрече? - спросила Ирейн после небольшой паузы.

- Умные замечания могут сильно вам повредить, - сказал Капитан тоном, не оставляющим никаких сомнений относительно того, что он имел в виду.

- Я только хотела сказать, что очень немногим известно о существовании магии измерений и никто не осознает потенциальной опасности этой магии.

- Так вот. - Капитан наклонился и почесал левую ногу. Краем глаза Ирейн увидела его седые, редеющие на макушке волосы. - Вопреки распространенному мнению, я верю, что при правильном использовании эта магия может принести много пользы. Но я понимаю и ее опасность, потому что мне пришлось испытать это на себе. Мне кажется, что неумелое обращение с измерениями нарушает существующий мировой баланс.

- Вы общаетесь с адептами ложного учения? - спросила Ирейн.

- Да, когда дело касается таких вещей, магов Зитеска довольно трудно игнорировать, - с раздражением заметил Капитан.

- Я просто хотела сказать, что очень жаль, если это так, - воскликнула Ирейн и наконец посмотрела на хозяина замка. Его седые волосы были коротко пострижены, а в ухоженной бороде все еще попадались каштановые пятна - напоминание о былой молодости. Под глазами у него были мешки, а красные щеки и нос свидетельствовали о пристрастии к выпивке. Для своих лет Капитан был толстоват, и кожаный плащ и рубашка уже не могли скрыть этот факт.

- Но Септерн был додоверским магом.

- Вы и впрямь очень хорошо подготовлены. - Ирейн снова наполнила свой бокал. - Поэтому полагаю, вам не нужно рассказывать о том, что он умер примерно три столетия назад.

- И это все, что вам известно? - спросил Капитан. - А я почему-то надеялся, что додоверские ученые маги, к которым принадлежите и вы, смогут заполнить некоторые пробелы в наших знаниях.

- Вы заблуждаетесь, - заметила Ирейн, - полагая, что у нас находятся его зашифрованные записи.

- Но Септерн был додоверским магом, - повторил Капитан.

- Да, был - причем он был гением. Септерн настолько опередил свое время, что нам до сих пор не удалось воссоздать всю его работу. - Ирейн отщипнула несколько виноградин от кисточки в миске с фруктами, съела их, сплюнула косточки в руку и бросила их в огонь.

Капитан, нахмурившись, наклонился вперед.

- Но он ведь наверняка описывал свои открытия. Разве не так поступают все маги?

- Септерн не соблюдал этих правил, - вздохнула Ирейн, а Капитан еще больше нахмурился. - Понимаете, вы кое-что упускаете. Во времена Септерна университеты еще не разделились.

- Значит, он не только опередил свое время, но и отстал от него. - Капитан улыбнулся, довольный собственной шуткой, обнажив огненно-красные десны с коричневыми гнилыми зубами.

- Да, наверное, можно сказать и так. Все дело в том, что его разум был способен воспринимать самые сложные науки, и он без труда понимал суть додоверских, зитескианских и джулатсанских учений. В результате Септерн стал не только выдающимся, но еще и очень высокомерным ученым. Он жил вне университета и редко докладывал о результатах своих исследований. После Септерна остались только журналы с зашифрованными записями, причем не все из них находятся в нашей библиотеке. Некоторые хранятся в Зитеске, другие потеряны в доме Септерна. Учитывая способности Септерна, можно предположить, что он наверняка написал что-нибудь и об измерениях. - Ирейн отпила вина. - Нельзя ли попросить у вас воды?

- Конечно, можно. - Капитан поднялся и открыл дверь. Из коридора донеслись гулкие настороженные шаги охранника. - Воды и бокалы. Да поживей. - Отдав распоряжение, он вернулся на свое место. - Интересная история. Я, конечно, знаю о доме Септерна и несколько раз посылал своих людей на его развалины. Теперь расскажите мне, каково состояние ваших исследований измерений и к чему вы стремитесь?

Ирейн уже открыла рот, чтобы ответить, но тут же закрыла его, решив сначала обдумать ответ. У нее не было никаких оснований доверять Капитану. Более того, она должна была ненавидеть его, потому что, вне всякого сомнения, это он организовал, похищение ее детей. Однако поведение Капитана сбивало Ирейн с толку. Она сидела в теплой комнате, ее угощали вкусной едой и учтиво расспрашивали о деятельности университета. Капитан не задал ни одного вопроса, на который не мог получить ответ, просто постучавшись в ворота Додовера. Более того, он задавал очень разумные вопросы. Ирейн не покидало тревожное чувство, что она слишком расслабилась и может пропустить тяжелый удар. Поэтому она решила ни в коем случае не терять ясность мысли.

- Мы знаем, что Септерн далеко продвинулся в изучении магии измерений. Он создал устойчивый, самоподдерживающийся портал между пространствами зарегистрированных измерений. Кроме того, мы верим, что Септерн много путешествовал по измерениям - об этом свидетельствуют его фантастические заметки. Додоверу в настоящее время еще далеко до решения такой сложной проблемы, как создание порталов между измерениями. Мы не в состоянии путешествовать по измерениям и не можем их даже увидеть. Но нам удалось научиться составлять схемы расположения иных измерений и картографировать их. Чтобы продвинуться дальше, нужны потерянные тексты Септерна, так как мы полагаем, что его магия основана на синтезе учений всех университетов.

- И куда, вы думаете, заведут вас эти изыскания?

- В другие измерения. Перед нами откроются поразительные возможности - новые направления исследований, неизведанные земли, встречи с иными народами. - Ирейн невольно зажглась мыслью об этих захватывающих перспективах.

- И принесут с собой падение нравов, новые завоевания, новых тиранов и воровство, - спокойно, но твердо сказал Капитан.

- На чем основано ваше предположение?

Капитан склонил голову.

- Я не считаю, что наш мир соприкасается с другими измерениями. У нас есть свое собственное измерение, и им довольно сложно управлять и без связи с другими мирами и временами. Мне уже снились кошмары, в которых на нашу землю вторгаются жители других измерений, чтобы отомстить нам за то, что мы сделали. Никому не удастся спастись, потому что никто не будет знать, где и когда откроется дверь.

- Тем более нужно провести эти исследования и во всем разобраться, - сказала Ирейн.

- Мы не настолько наивны, чтобы поверить, будто исследования Додовера и Зитеска в области магии измерений принесут пользу населению Балии, не так ли? Мне страшно подумать, что будет, если вы откроете двери, закрыть которые у вас не хватит сил. - Капитан почесал ухо. - Скажите мне, а Зитеск продвинулся в своих исследованиях дальше Додовера или нет?

Ирейн озадаченно посмотрела на него.

- Мы можем согласиться на создание совместной исследовательской группы только в том случае, если нам будут возвращены недостающие фрагменты трудов Септерна по магии измерений, - медленно проговорила она. - А до этого времени наше общение сводится к минимуму.

- Понимаю.

- Глупо задавать такой вопрос додоверцу.

- На самом деле глупость иногда помогает находить драгоценные камни.

Открылась дверь, и вошел мужчина с кувшином воды и двумя бокалами. Он поставил все это на стол и удалился. Ирейн налила в бокал воды и жадно выпила.

- Вы хотите узнать что-нибудь еще?

- Конечно, - сказал Капитан. Он выпил вино и снова наполнил свой бокал. - Мне трудно на что-то решиться, хотя ваша информация полностью соответствует общепринятому мнению. Вы можете вернуться к своим детям, но подумайте вот о чем. Ваше появление здесь было связано с моим желанием узнать все, что вы могли рассказать и уже рассказали о магии измерений. В связи с этим меня очень беспокоит недавний всплеск интереса к исследованиям Септерна в этой области. Его успех в магии измерений явился для Септерна не только триумфом, не так ли? Это открытие принесло ему и дурную славу. Ведь он все-таки создал одно замечательное заклинание, не правда ли? И мне хочется знать, почему Зитеск столь внезапно сосредоточил все свои усилия на поисках ключей к этому заклинанию?

Лицо Ирейн стало мертвенно-белым.

Глава 5

Едва только солнце высушило обильную росу на поле минувшей битвы, Вороны со своими подопечными выехали из замка Танцующих скал. Вчерашние тучи ветер унес вместе с дождем на запад, к темной полоске Терновых гор. Барон Понтойс со своими солдатами, наемниками и магами отступил на север, в Грисерновский лес. О лагере нападающих напоминал только вырубленный кустарник да обнесенный деревянным частоколом холм - курган над могилой погибших.

В авангарде небольшого конного отряда ехали Хирад, Ричмонд и Илкар. Гресси, к большому неудовольствию своей охраны, предпочел, чтобы слева и справа от него ехали Талан и Безымянный. Денсер и Сайрендор держались за ними, а замыкали строй четыре воина из дружины барона.

- Барон Блэксон по-прежнему является вашим союзником? - спросил Талан. Гресси кивнул:

- Я не стал бы называть это союзом, у нас просто взаимное соглашение о свободном проезде. Он беспошлинно пользуется этой дорогой в Корину, а я проезжаю по его землям в Дженаз.

Безымянный нахмурился:

- Неужели он захватил земли к востоку от Дженаза? Я слышал, что он...

- Да, шесть месяцев назад. Он присоединил к себе всю территорию, кроме Дженаза, хотя городской совет и оказал на него сильное давление, чтобы сохранить низкими сборы за пользование его дорогами. До сих пор все шло успешно.

- А что случилось с лордом Арленом? - спросил Безымянный.

- Он служит Блэксону.

- Ого! - воскликнул Воитель.

В это время отряд въехал в ущелье, и солнечный свет померк.

- О боги, нет, войны не было. Я клянусь, что войны больше не было. Арлен по-прежнему формально контролирует земли к востоку от Дженаза, хотя в действительности он опирается на мощь Блэксона, получающего металл из южных шахт и взимающего плату за проезд по своей территории. Все, кто приезжает с юго-востока, в том числе и из Корины, вынуждены платить ему. - Гресси засмеялся и похлопал Безымянного рукой по бедру. - На вашем месте я вычеркнул бы Арлена из списка потенциальных клиентов. В настоящее время всеми финансами в окрестностях Дженаза ведает Блэксон.

- Кого еще, по вашему мнению, мы должны вычеркнуть? - спросил Талан.

- Только не меня, - сказал Гресси. - Думаю, Понтойс не успокоился. Он уже либо планирует совершить еще один набег на замок Танцующих скал, либо надеется, что я хорошо укрепился здесь, но оставил без прикрытия свои западные границы.

- Если мы вам понадобимся, сообщите нам об этом заранее, - произнес Безымянный.

- Чем раньше, тем лучше, - добавил Талан.

- Ходят слухи, что вы, возможно, скоро оставите свое занятие, - сказал Гресси, стараясь не встречаться взглядом со своими собеседниками.

- Не стоит верить слухам, - посоветовал Талан, а про себя удивился.

- А я уже собирался подороже продать эту информацию, - пожаловался Гресси, и в его глазах заиграли насмешливые огоньки.

- Вы будете первым, кого мы известим, если это случится, - сказал Безымянный.

- Договорились, - согласился Гресси и, покачав головой, замолчал.

Серые отвесные стены ущелья Танцующих скал до самой Корины вздымались на высоту более четырех сотен футов; их холодные сланцы служили пристанищем для птиц и горного плюща. По черным трещинам и расселинам со скал стекала вода, и шум ее походил на доносящиеся из-под земли вопли потерянных душ. После вчерашнего дождя на дороге стояли лужи, почва размокла, превратившись в липкую грязь. Днем солнце согреет проход, лужи высохнут, и на дороге, ширина которой в разных местах составляла от трех до двенадцати повозок, останутся только трещины. Они будут напоминать о том, как сильно солнце может раскалить камень в жаркое время года.

Крики птиц, цокот лошадиных копыт и голоса людей эхом отражались от стен ущелья. Атмосфера была довольно зловещая. Отряд не обращал на это никакого внимания, но у одинокого всадника она непременно бы вызвала чувство тревоги.

Сайрендор еще раз глубоко вдохнул чистый воздух ущелья Танцующих скал, освобождаясь от запахов замка. Насколько он знал, люди барона достаточно хорошо охраняли проход, дорога была практически безопасной и до Корины оставалось меньше дня пути. Настроение у никогда не унывающего Сайрендора было просто великолепным. Только одно его беспокоило - это предстоящее собрание: он не знал, как поведет себя Хирад.

Сайрендор всю дорогу непринужденно беседовал с Денсером и улыбался, когда ловил на себе хмурые взгляды Илкара. Не впервые ему приходилось возвращаться домой бок о бок со вчерашним противником. Такова доля наемника. Денсер, несомненно, был способным магом, и, согласно сложившимся правилам ведения войн, сейчас являлся для всех просто еще одним человеком, путешествующим в поисках новой работы. Только выражение лица у него было слишком уверенное, и этим он отличался от остальных. Сайрендор подумал, что это, наверное, объясняется воспитанием, полученным в Зитеске, и решил при случае получше расспросить Илкара о темном университете.

Он еще раз взглянул на Денсера и улыбнулся. Во рту у мага, как обычно, слабо дымилась трубка, а на седле перед ним устроился кот. Денсер был очень скрытен во всем, что касалось этого животного. Он только обронил, что кот - идеальный компаньон для того, чтобы скрасить его одинокую жизнь. Сайрендор заметил, что маг уже не в первый раз пытается просверлить взглядом дырку в спине Безымянного.

- Меня тоже удивляет этот человек, - сказал он, - и всегда удивлял.

Денсер повернулся к Сайрендору:

- Что?

- Безымянный. Я знаю его уже десять лет, но до сих пор мне неизвестно даже, откуда он родом.

- И имени его ты тоже не знаешь? - спросил Денсер.

- Не знаю, - согласился Сайрендор.

- А я думал, уж вам-то он раскрыл свою тайну.

- Боюсь, это просто очередные слухи. О Безымянном ничего не знает даже Томас.

- Кто такой Томас? - спросил Денсер.

- Хозяин постоялого двора "Скворечник", точнее, они с Безымянным - совладельцы этого заведения. Так вот, Томас знает его уже больше двадцати лет. С тех пор как Безымянный тринадцатилетним подростком впервые появился в Корине. - Сайрендор покачал головой. - Да, кстати, учись не задавать Безымянному подобных вопросов.

- А почему вы зовете его Безымянным Воителем? Сайрендор засмеялся:

- Нас часто об этом спрашивают. Сначала расскажи, что говорят, а потом я расскажу тебе правду.

- Я слышал только о том, что он не хочет, чтобы его отыскали. - Денсер пожал плечами. - Поэтому он не называет никому своего имени и довольствуется своим сегодняшним положением.

- Распространенное, но совершенно неверное мнение, - заметил Сайрендор. - Я считаю, что, называя себя Безымянным Воителем, он просто старается отделить себя от кого-то другого. Согласись, сражаться с Воронами - не самый лучший выбор, который он мог бы сделать, не так ли?

Денсер кивнул:

- Да, Вороны появились десять лет назад в "Скворечнике", а встретились мы в Дженазе, где дрались еще по индивидуальным контрактам. Говоря "мы", я имею в виду Безымянного, себя, Хирада и Илкара. Помню, как мы вернулись в Корину и Безымянный сказал, что владеет постоялым двором. Он пригласил нас к себе кое-что обсудить и предоставил жилье и стол. Так вот, мы назвали свой отряд по имени места, где пили и разрабатывали наш кодекс. Потом Томас в задней комнате перенес этот кодекс на пергамент, и мы стали его подписывать. Когда подошла очередь Безымянного, он подписываться не стал, сказав, что его имя большого значения не имеет. Только тогда все мы обратили внимание на то, что за целую неделю сражений Воитель ни разу не сказал, как его зовут.

- Ну почему Вороны? В скворечниках живут скворцы.

- Вороны тоже птицы, а звучит куда лучше. Ты можешь представить, чтобы нас называли Скворцами?

Денсер засмеялся, и его смех поглотила скала, возвышающаяся впереди. Проход в этом месте немного расширялся. Сделав небольшую паузу, Сайрендор продолжил свой рассказ:

- Я так хорошо помню, что сказали Хирад и Илкар, словно все это произошло вчера. Наш крикун воскликнул: "Не надо нам, чтобы в отряде были всякие таинственные личности. Или подписывай, или катись отсюда". - Сайрендор потряс головой, в точности копируя Хирада. - А Илкар спросил: "Да кто же ты такой - таинственный безымянный воитель, что ли?". Это имя Воитель и поставил под нашим кодексом, а потом оно к нему так и прилипло. Денсер захихикал:

- Так-так. И о таких вещах слагают легенды.

- Мы искренне на это надеемся.

- Но неужели вам не интересно узнать настоящее имя Безымянного и выяснить, почему он его не утаивает? - спросил Денсер, и его тон снова стал серьезным. - Странно, когда человек заявляет, что не имеет значения, как его зовут.

Сайрендор повернулся в седле, приложил палец к губам, а потом тихо произнес:

- Конечно, интересно, и не думай, что мы его не расспрашивали. Пытались его подпоить, ругались, да чего только не делали! Ничего не вышло. Он только злился, и все тут. Так что научись сдерживать свое любопытство. Он наш друг. И если он хочет что-то сохранить в тайне, пусть даже собственное имя, то мы уважаем его желание. Он Ворон.

- Но он от вас что-то скрывает, - продолжал настаивать Денсер. - И не говорит вам...

- Хватит, - перебил мага Сайрендор. - Так решил Безымянный, и не будем больше этого касаться. - Впрочем, Денсер видел, что сам Лан вовсе не собирается так поступать.

Стая огромных серокрылых чаек вылетела из ущелья, оглашая скалы громким ором. Навстречу им, защищая свои гнезда, поднялись в воздух птицы поменьше. Их резкие возмущенные крики заставили чаек подняться выше и свернуть на восток.

Гресси, вытянув шею, наблюдал за этой сценой. Когда птицы угомонились, он повернулся к Безымянному.

- Скажи, а барона Блэксона тревожат слухи о ситуации в Висмине?

- Думаю, вы несколько преувеличиваете нашу значимость, - ответил Воитель. - Наемникам запрещено говорить с бароном Блэксоном.

Повернувшись в седле, Гресси пристально посмотрел на Безымянного.

- Безымянный, я самый старый из баронов и очень редко что-то преувеличиваю. Кроме того, однажды я разговаривал с Блэксоном и выяснил, что он тоже восхищен вами.

- Так поговорите с ним еще раз.

- Я поговорил бы, но сейчас до него двести пятьдесят миль, - раздраженно заметил Гресси. - Ты что-то скрываешь от меня.

- Шесть месяцев назад, когда, по вашим словам, Арлен переметнулся к Блэксону, мы были в восточной Балии и размышляли об угрозе со стороны Висмина.

Гресси стукнул кулаком по луке седла:

- Я так и знал, что за этим кроется что-то еще! Хитрая бестия.

- Нет, это просто трезвый расчет, - сказал Талан. - Подумайте сами, если Висмин начнет вторжение через Андерстоунское ущелье двинется на юг, а не на север, то Блэксон встретится с его войском раньше, чем университеты. То же самое случится, если нападение произойдет со стороны Дженазского залива. Оттуда до Дженаза пять дней пути, а до замка Блэксона - всего два часа.

- И что вы надумали?

В это время Хирад скомандовал привал. Было уже за полдень, скалы нагрелись и излучали приятное тепло. Отряд расположился на отдых в естественной чашеобразной расселине, вогнутые стены которой фокусировали солнечное тепло.

- Нам нечего добавить к тому, что вы уже слышали. - Талан пожал плечами, смахнул рукой в перчатке пыль с камня и сел. Слева от него телохранители Гресси собирали сухие ветки кустарника, росшего у основания скал. - Мы проезжали Андерстоунское ущелье, когда сопровождали обоз Блэксона с вином, направлявшийся в Льон. Миновав перевал, мы повернули на юг, четыре дня шли по Терновым горам и в конце концов вышли к Дженазскому заливу. Нигде мы не видели ни сожженных деревень, ни вооруженных отрядов. И вообще не заметили никаких признаков, по которым можно было бы предположить, что Висмин готовится к нападению. Правда, он может собирать войска и в глубоком тылу, на юго-западе полуострова. Простите, если разочаровал вас.

- Но это было шесть месяцев назад. - Гресси нарвал травы и, набросав ее на камень, присел рядом с Таланом.

- Согласен, но барон Блэксон, насколько я знаю, не тревожится из-за Висмина, - сказал Безымянный. Он порылся в своем ранце и вынул небольшой кожаный мешочек, перевязанный шнурком. - Эй, Сайрендор, вот соль. - Воитель бросил мешочек Лану.

- На этот раз не забудь посолить, может, твой суп станет съедобнее, - засмеялся Хирад. Сайрендор выругался.

- И зря не тревожится, - заметил Гресси и надолго задумался. - А что делается на перевале?

- Он хорошо охраняется, да и Тессея не дурак. Он получает с перевала хороший доход и не собирается делиться ни с Торговым союзом Корины, ни с племенами. - Безымянный почесал нос.

- А казармы?

- Пусты и заколочены. - Воитель тряхнул головой. - У Тессеи два хорошо укрепленных поста по обе стороны перевала, но осады они не выдержат.

- Спасибо, - сказал Гресси. - Спасибо вам обоим и простите мне мою назойливость. Талан пожал плечами:

- Все в порядке. Если я вас правильно понял, у вас есть и другие сведения?

- Да. Они более свежие, но не менее надежные. Мне сообщают, что перевал в настоящее время закрыт для прохода на восток; с юго-запада пришли вооруженные отряды для охраны перевала. Если это правда, то нам грозит большая беда. Наша оборона не организована, и ни Блэксон, ни университеты не располагают достаточным количеством сил. Все, о чем я вас прошу, так это держать открытыми ваши глаза и уши. - Гресси вздохнул. - Я отнюдь не надеюсь уговорить баронов объединиться сейчас, тем более что на встрече не будет Блэксона. Мне остается только уповать на то, чтобы не осознали эту необходимость, когда уже будет слишком поздно.

Талан удивленно поднял брови:

- Вы полагаете, все так серьезно? А как насчет слухов о лордах-колдунах?

Гресси втянул носом воздух.

- Да, все очень серьезно. И быть может, скоро нам всем придется сражаться за свою страну. А что касается лордов-колдунов, то если случится чудо и они возвратятся, то мы рискуем навек распрощаться с Балией.

Тихо потрескивал костер, языки пламени казались бледными на фоне залитых солнцем стен ущелья. Все умолкли; каждый предавался своим думам, глядя на зачаровывающее мерцание огня. Эти минуты тишины всем сейчас были необходимы. Сайрендор тем временем сварил суп, и он оказался очень вкусным.

Через Восточные ворота Корины отряд проехал, когда солнце уже пряталось за домами. Там, где другие останавливались и спрашивали дорогу, Вороны уверенно ехали по вымощенным камнем улицам Корины, в этот вечерний торговый час запруженным людьми.

- В этом сейчас наше преимущество, - задумчиво заметил Сайрендор. - А их у нас не так много, как тебе представляется.

Денсер на это ничего не сказал.

Через некоторое время после того, как отряд въехал в город, Гресси распрощался с попутчиками и, сопровождаемый телохранителями, направился в южную часть города, где располагались конторы и квартиры Торгового союза Корины.

Корина была столицей Восточной Балии и гордилась тем, что ее население составляет не меньше двухсот пятидесяти тысяч человек. Во время празднеств и ярмарок оно увеличивалось до трехсот тысяч. Ярмарки обычно устраивались, когда приходили купеческие флотилии с восточного и южного побережий Северного континента. Корина, расположенная в устье реки Коу, славилась своим портом, построенным в специально углубленной для этого бухте, и хотя до Дженаза путь был короче, северные купцы отдавали предпочтение Корине, ибо здесь можно было получить куда больше прибыли.

Корина была примечательна своими крепкими приземистыми домами - наследство налетающих с моря шквалов и ураганов, характерных для времени, когда зимние холода сменялись весенним теплом. На трех рыночных площадях Корины ежедневно бурлили своей суетливой жизнью рынки, связанные между собою сетью улочек, на которых теснились лавочки и магазины, постоялые дворы и харчевни, бордели и игорные дома.

За пределами треугольника, образованного рынками, ближе к порту гудела, лязгала и грохотала ремесленная часть города. Здесь обжигали, пилили, отливали и ковали, создавая домашнюю утварь и снаряжение для кораблей. А в промежутках между увеселительными и торговыми заведениями, конторами и мастерскими жили люди. Одни прозябали в нищете, другие купались в роскоши, но это были крайности; в большинстве своем горожане Корины были людьми среднего достатка.

Пустив лошадей шагом, Вороны направились к западному рынку, на северной окраине которого и располагался постоялый двор "Скворечник". Улицы были забиты народом, домашней скотиной и телегами. Здесь можно было купить все что угодно - от тончайшей дорогой ткани, привезенной из далеких эльфийских земель, до гончарных, железных и стальных изделий, вылепленных, обожженных, отлитых и выкованных в гончарных и литейных цехах Корины и Джадена. На каждом шагу встречались харчевни, за редким исключением грязные и убогие. Единственным языком торговли являлся язык денег валюты, и всюду в солнечных лучах поблескивали, переходя из рук в руки, бронза и серебро.

К счастью, торговый день заканчивался, и основной людской поток двигался от рынка. Но мощенная булыжником площадь по-прежнему была плотно заставлена телегами и повозками; уговоры тут были бесполезны, и отряд, выстроившись в колонну по одному, змейкой потек к "Скворечнику".

Сын Томаса, Роб, как все юноши, испытывающий благоговейный трепет перед воинами, принял у них лошадей и повел на конюшню, а усталые Вороны вошли в дом.

- Привет, мальчик! - из-за стойки бара поприветствовал Безымянного Томас. Он неизменно называл Воителя именно так, объясняя это тем, что "Безымянным" может назвать только незнакомого человека. В большом зале с низким потолком и дубовыми колоннами были по кругу расставлены тридцать столов. Бар располагался прямо напротив входной двери, и его изогнутая стойка тянулась через все помещение. Слева от бара были двери на кухню, на второй этаж и в заднюю комнату, а справа - камин. Остальные три стены были заняты книжными полками. Книги и мягкий свет ламп создавали в зале уютную атмосферу. Как обычно, в этот час "Скворечник" был заполнен примерно на четверть.

- Привет, Томас, - сказал Безымянный усталым голосом.

Высокому лысеющему Томасу было около пятидесяти лет.

- Идите в заднюю комнату, - сказал он. - Я принесу вина, пива и кофе. Марис сейчас разожжет камины. Я... - Он обвел взглядом Воронов и умолк. Потом посмотрел на Денсера и нахмурился. Безымянный кивнул, подошел к бару и положил руку на плечо своему компаньону.

- Сегодня вечером здесь будет попойка. Нам нужно многое отметить, многое вспомнить и оплакать Раса.

Больше ничего не было сказано; Вороны прошли в заднюю комнату, по очереди приветствуя Томаса кивком или улыбкой.

В задней комнате над камином висела эмблема Воронов с короткими перекрещенными мечами, у дальней стены, рядом с двойными дверями стоял длинный роскошный стол на семь мест и изысканные мягкие кресла и диваны. Вороны опустились в кресла, а Денсер остался стоять, не зная, куда ему сесть. Наконец он направился к простому, обитому красной материей стулу, который стоял у самого камина.

- Только не туда, - остановил его на полпути голос Талана. - Там всегда сидел Рас. Если хочешь, сядь на диван Томаса. Он возражать не станет.

Денсер сел на диван.

- Ну а теперь, - сказал Безымянный, поворачиваясь к магу, - первым делом решим наши дела. Когда мы сможем получить причитающееся нам вознаграждение?

- Как я уже объяснял Илкару, сначала амулет будет исследоваться, и только потом мы станем искать покупателя.

Однако минимальную цену можно установить прямо сейчас, и я могу предложить вам пять процентов от нее. Скажем, вас устроит двести тысяч чистым серебром?

Безымянный быстро обвел Воронов взглядом. Возражений не было.

- Вполне. Наши деньги хранятся в Центральном резервном банке. Ты должен внести эту сумму на наш счет в течение недели.

Денсер поднялся.

- Я внесу ее завтра. А теперь прошу извинить меня, мне нужно принять ванну.

Он повернулся, чтобы уйти, но Безымянный остановил его:

- Где ты собираешься жить?

- Я еще об этом не думал.

- Скажи Томасу, пусть приготовит комнату. Я предоставляю ее тебе бесплатно.

- Это очень любезно с твоей стороны, спасибо. - Денсер попытался за улыбкой скрыть смущение, но этому ему плохо удалось.

- Когда приведешь себя в порядок, приходи выпить с нами. В конце концов, мы будем пить на твои деньги. Как стемнеет, встретимся в баре. - Денсер кивнул. - Еще одно. Илкар? "Предсказание", будь добр.

Илкар кивнул. С добродушной улыбкой он встал и подошел к Денсеру.

- Что такое? - насторожился Денсер.

- Ничего особенного, - ответил Илкар. - Это очень распространенное заклинание. Я просто проверю твою честность. Когда я прикоснусь к тебе, сразу же ответь на мой вопрос "да" или "нет".

Эльф закрыл глаза и пробормотал короткое заклинание. Потом он правой рукой провел у себя перед глазами, губами и сердцем и опустил ее на плечо Денсеру.

- Будут ли внесены двести тысяч серебром на счет Воронов в Центральном резервном банке в течение недели, начиная с сегодняшнего дня?

- Да.

Илкар открыл глаза, подошел к двери и распахнул ее:

- Увидимся вечером.

Денсер вышел. Илкар закрыл дверь и сердито взглянул на Безымянного.

- Хочешь, чтобы мы дали ему еще что-нибудь? Может, предоставить ему право использовать кровь воспитанников Джулатсы для восполнения маны?

Безымянный промолчал.

- Я ему не доверяю, - сказал Хирад.

- Как ты считаешь, почему он остановился здесь? - спросил Безымянный.

- И дело не в деньгах, - словно не слыша, продолжал размышлять вслух варвар. - Предсказание говорит, что он их заплатит. Но он слишком охотно согласился заплатить нам слишком большую сумму. Подумай, за такую работу нам обычно платили по две тысячи каждому.

- Как ты считаешь, почему он остановился здесь? - повторил свой вопрос Безымянный. - Если он хочет вовлечь нас во что-то, я хочу знать, во что. Вот поэтому, Илкар, я и пригласил его вечером выпить с нами.

- Думаешь, будет беда? - спросил Талан.

- Нет. - Безымянный откинулся на спинку кресла и вытянул ноги. - Но все равно лучше нам нацепить короткие мечи - и сегодня вечером мы сделаем это не только из-за уважения к памяти Раса.

- И отныне нам придется носить их все время, не только сегодня, не так ли? - Илкар вытащил пробку из бутылки и налил себе бокал вина.

- И мне. - Сайрендор попросил жестом Илкара плеснуть и ему. Эльф передал ему свой бокал, а себе налил другой.

- Теперь, когда блеск серебра померк, вы забеспокоились? - Илкар снова опустился в кресло. - Зитеск опасен, он намного опаснее, чем кажется. Это, конечно, особый разговор, но я ни за что не поверю в то, что Денсер рассказал нам об амулете.

- Почему же ты не сказал об этом? - спросил варвар.

- Неужели ты стал бы меня слушать? - огрызнулся Илкар. - Что значили бы мои слова против двухсот пятидесяти тысяч за день пути? Так что не сваливай на меня вину за то, что произошло.

- Я не вижу здесь никаких сложностей, - вмешался Ричмонд. - Мы в Крине, нам ничего не угрожает, деньги будут заплачены. Мы просто обеспечили себе возможность более широкого выбора.

- Если мы только доживем до дня, когда сможем им насладиться.

- Ты принимаешь случившееся слишком близко к сердцу, - заметил Сайрендор.

- Вы их не знаете, - медленно проговорил Илкар, - а я знаю. У воспитанников Зитеска нет чести, и для них не существует никаких законов. - Он помолчал и добавил: - Я хочу лишь сказать, что с Денсером нужно вести себя очень осторожно. Лучше всего было бы сбежать, но мы, к сожалению, должны подождать и посмотреть, что будет дальше.

- Мы не обязаны и впредь работать на Зитеск, - спокойно сказал Хирад.

- Определенно не обязаны, - отозвался Илкар.

- Мы больше не обязаны вообще ни на кого работать, - вставил Талан.

После его слов наступило молчание. Хирад неохотно поднялся и подошел к столу. Он налил себе вина, прихватил две бутылки и вернулся к камину.

- Мы и раньше не обязаны были на кого-то работать, но я понимаю, что имел в виду Талан, - произнес Безымянный. - Он хотел сказать, что двести пятьдесят тысяч позволят нам заняться тем, о чем мы говорили, когда только начинали наше дело. Они позволят нам заняться тем, о чем мы не осмеливались и мечтать. Просто подумайте, какие возможности открываются перед нами.

- Я думаю, вам стоит рассказать мне, о чем вы говорили минувшей ночью. - Хирад залпом выпил вино и снова наполнил бокал.

- Мы пытались тебя разбудить и совсем не хотели что-то скрывать, - сказал Сайрендор. - Мы выходили из замка, чтобы посидеть с Ричмондом. Не знаю, как остальные, а я, посмотрев на могилу Раса, впервые испугался, что когда-нибудь это может случиться и со мной. Или с Илкаром... - Он обвел рукой Воронов и в конце концов кивнул на Хирада. - Или с тобой. А я этого не хочу. Я хочу, чтобы у меня было будущее, пока я еще достаточно молод, чтобы наслаждаться им.

- Значит, решение принято? - спросил Хирад мрачным голосом.

Сайрендор глубоко вздохнул.

- Мы поговорили, и оказалось, что все испытывают одинаковые чувства по этому поводу. О боги! Хирад, за последние два года даже ты говорил, что пора завязывать. Мы все хотим жить. Талан мечтает о путешествиях, Ил-кар - вернуться в Джулатсу. Я... ладно, ты знаешь, о чем мечтаю я.

- Стать мужем и отцом, да? - Хирад улыбнулся, хотя его сердце было готово выпрыгнуть из груди, а в горле стоял комок.

- Все, что для этого нужно, - это перестать участвовать в сражениях, и тогда мэр разрешит нам пожениться. - Сайрендор пожал плечами. - Ты же понимаешь.

- Да. Дочь нашего мэра покорила Сайрендора Лана. Наверное, когда-нибудь это должно было случиться. - Хирад потер пальцем уголок левого глаза. - Ты же знаешь, я не стану тебе мешать.

- Знаю, - согласился Сайрендор, а взгляд, которым он обменялся с Хирадом, договорил все остальное.

- Его ты можешь понять! - воскликнул Безымянный. Хирад безучастно посмотрел на него. - О боги! А можешь ли ты понять, Хирад, что я вот уже двенадцать лет являюсь совладельцем этого постоялого двора и за стойкой бара чувствую себя в десять раз счастливее, чем на поле битвы.

- А ты что скажешь? - Варвар посмотрел на Ричмонда.

- До вчерашнего дня я сомневался, - сказал белокурый воин. - Но я устал, Хирад. Для меня утомительно даже ждать. Я... - Ричмонд замолчал и потер пальцами брови. - Вчера я совершил ошибку, и этот груз мне придется нести до самой смерти. Сейчас я сам не доверил бы себе сражаться в строю и был бы удивлен, если бы вы это сделали.

Снова наступила тишина. Молчание затягивалось. Хирад обвел взглядом Воронов, но никто больше ничего не говорил.

- Это невероятно! - воскликнул варвар. - Десять лет. Десять лет мы вместе, и вот вы принимаете решение, меняющее всю нашу жизнь... мою жизнь, - и делаете это, пока я сплю!

Хирад был так зол, что даже не мог кричать, и голос его оставался тихим. В то же время он сам понимал, что это не злость, а глубокое и горькое разочарование. Он знал, что рано или поздно их отряд распадется. Ирония судьбы состояла в том, что Хирад не надеялся прожить так долго. И до сегодняшнего дня не чувствовал необходимости, задумываться о будущем. Но вот будущее само обрушилось ему на голову, и варвар понял, что боится этого будущего, очень боится.

- Прости, Хирад.

- Я просто хотел, чтобы кто-нибудь спросил моего мнения, Сайрендор.

- Мы понимаем. Но решение созрело давно, прошлой ночью оно только оформилось.

- Однако вы все равно меня не спросили. - Хирад поднялся и пошел к двери, но на пороге остановился. - Вот что я вам скажу, - произнес он. - Вы, как воины, уходящие в отставку, платите за выпивку - а я постараюсь простить вас.

***

Глаза Стилиана сверкали, лицо пылало. В небольшой комнате под его башней, сгорбившись, сидели три мага. Они были слишком измучены, чтобы встать в знак уважения к своему лорду.

- Ну, что теперь? - спросил Стилиан. Лорд говорил тихо, но в его низком голосе была такая сила, что он заполнил собой всю комнату.

- Три часа назад мы были твердо уверены, но все же решили предпринять последнюю проверку. Нам не хотелось беспокоить вас, пока не будет надежных доказательств, - сказал самый пожилой из магов, который всю свою жизнь посвятил решению этой единственной задачи.

- Беспокоить? - повторил Стилиан с легкой дрожью в голосе. - Исчезло величайшее зло в истории Балии. Поверьте, вам совсем не нужно было бояться побеспокоить меня по этому поводу.

Маги переглянулись.

- Они не просто исчезли, милорд. Мы думаем, что их нет не только в клетке, но и в пространстве между измерениями. - Пожилой маг сглотнул. - Мы считаем, что их души вернулись в Балию.

Тишина, наступившая после этих слов, давила на уши. Стилиан с присвистом выдохнул сквозь сжатые зубы и обвел взглядом маленькое помещение, стены которого были покрыты магическими формулами, набросками и картами измерений. На единственном выщербленном столе были разбросаны тетради. Маги испуганно смотрели на стоящего в дверях лорда Горы. По одну сторону от Стилиана стоял Ньер, по другую - Ларион. Лорд Горы даже не удостоил их взглядом, в этом просто не было необходимости: потрясение услышанным так всколыхнуло их ману, что не почувствовать ее было нельзя.

- Сколько прошло времени с тех пор, как они исчезли? - спросил Стилиан. Именно этого вопроса и боялись маги.

- Мы не можем... мы не совсем уверены, - промямлил пожилой маг.

Стилиан пронзил его взглядом:

- Я не понял, повтори.

Маги посмотрели друг на друга. Наконец заговорила женщина, которая была моложе остальных:

- Так было всегда, милорд. Мы производим вычисления и произносим заклинания раз в три месяца, когда взаимное расположение измерений позволяет сделать это с наибольшей точностью.

Стилиан, не отрываясь, смотрел на пожилого мага.

- Ты хочешь сказать, что лорды-колдуны три месяца назад были еще в Балии?

- Когда мы последний раз творили заклинания, они были в клетке, - ответила за старика женщина. - Сейчас их там нет.

- Да или нет? - Стилиану показалось, что он слышит, как стучат сердца магов, но потом понял: это его собственное сердце грохочет в ушах и у горла.

- Да. - Старый маг отвел взгляд, и в его глазах блеснули слезы.

Стилиан кивнул:

- Ладно. Вычистите комнату, ваша работа закончена. - Он повернулся к Ньеру. - Выбора у нас нет. Свяжись с университетами, но ничего не говори о том, что случилось здесь и в замке Танцующих скал. Передай только, что мы должны срочно собраться на озере Триверн.

***

- Ни за что не поверил бы, если бы не почуял это собственным носом, - сказал Сайрендор.

Он стоял рядом с Хирадом у стойки бара "Скворечника" и рассматривал одежду варвара - кожаные штаны, темная обтягивающая рубашка, которая как нельзя лучше подчеркивала мускулистую грудь друга, и украшенный заклепками ремень. На ремне висел короткий меч в ножнах. Рядом стоял Илкар, одетый в желтую рубашку с черной вышивкой и кожаные штаны, а перед ними, за стойкой бара - Безымянный. Рубашка на Воителе была безукоризненно белой, а штаны такие же, как у его друзей.

- О чем ты? - спросил Хирад.

- Мой дорогой друг, я смотрю, ты времени зря не терял Ты не только натянул этот отвратительный кожаный наряд, который надеваешь для разговоров с драконами и в котором можно вспотеть, но еще и принял ванну с благовониями. Значит, сегодня у тебя очень торжественный вечер. - Сайрендор запрыгнул на ближайший столик и громко объявил: - Леди и джентльмены! Наш варвар наконец-то помылся!

В зале раздался смех и жидкие аплодисменты. Хирад заметил, что даже Денсер улыбнулся. Правда, маг тут же вернулся к своему прерванному занятию: принялся поглаживать кота, глядя на пламя в камине. Черная рубашка и штаны из дорогого материала составляли его наряд.

- Можешь молоть языком сколько угодно, оратор, - сказал Хирад, ткнув в Сайрендора пальцем, - но лучше взгляни на себя. Ты разрядился так, что невольно хочется спросить: ты кого предпочитаешь? Боюсь, сердце твоей будущей молодой жены будет разбито.

- Ты намекаешь, что я гомосексуалист? - спросил Сайрендор.

- Угу.

Сайрендор надул губы и внимательно осмотрел себя. Украшенные вышивкой сапоги с отворотами, коричневые, с золотыми лампасами, брюки и пурпурная шелковая рубашка с кружевным воротником. На ремне висел короткий меч, а на волосатой груди красовалось ожерелье из драгоценных камней.

- Может, ты и прав. - Сайрендор мягко спрыгнул на пол и взял в руки свою кружку с пивом. Зал заведения быстро заполнился, как только стало известно, что Вороны устраивают вечеринку.

Денсер поднялся со своего места и, оставив кота наслаждаться теплом камина, стал пробираться сквозь толпу к Воронам. Илкар поставил свой бокал на стол и подчеркнуто отошел в сторону.

- Эти двое вряд ли подружатся, - заметил Сайрендор.

- Поражаюсь твоей наблюдательности, - поддел его Хирад и с широкой улыбкой стал смотреть, как маг пробирается сквозь толпу.

- Денсер, - кивнув, поприветствовал зитескианца Безымянный.

- А здесь становится тесновато, - заметил Денсер.

- Как насчет красного вина? - Сайрендор поднял бутылку.

- Не откажусь. - Сайрендор налил ему бокал. - Благодарю. - Он отпил глоток и удивленно поднял брови. - Недурно.

- Недурно? - повторил Безымянный. - Да это терновое красное, мой друг. Фирменное вино "Скворечника".

- Простите, но я не знаток вин. - Денсер пожал плечами.

- Ясно. Тогда тебе нужно попробовать вина подешевле. - Безымянный пробежался взглядам по полкам, выбрал бутылку, поставил ее на стойку и принялся шарить в кармане в поисках штопора.

Когда Воитель стоял здесь, за стойкой бара, он неизменно испытывал чувство необыкновенного уюта. Это было очень простое чувство, но очень приятное. Очень. И все же за ним скрывалась бездна, и Безымянный не позволял себе заглянуть в нее.

- Чем не жизнь, а? - воскликнул он, вытаскивая пробку из бутылки. - Этот мускус, Денсер, как раз для тебя. Он сделан из ягод, растущих в садах барона Корины. Постарайся не подавиться.

- У меня есть к вам предложение, - неожиданно произнес Денсер.

- Неужели? Еще одна благоприятная возможность сгореть заживо? - насмешливо поинтересовался Хирад. Денсер посмотрел на него:

- Не совсем. Вы выслушаете меня?

- Говори, если хочешь, только, боюсь, ты зря потратишь время, - сказал Безымянный.

- Почему?

- Потому что пару часов назад мы решили уйти на пенсию. Я уже нашел себе новую работу - стал барменом. - Хирад и Сайрендор засмеялись. Паника и замешательство на мгновение отразились на лице Денсера. Он пытался понять, шутят ли его собеседники или говорят серьезно.

- Даже если так...

- Ладно, валяй. - Сайрендор прислонился спиной к стойке и поставил на нее локти. Хирад сделал то же самое. Безымянный встал между ними и, облокотившись на стойку, принялся равнодушно вертеть в руке штопор.

- Амулет, который мы вернули, - не единственный утраченный артефакт, - сказал Денсер.

- Вот это новость, - хихикнул Сайрендор.

- Видите ли, я говорю с вами честно: мы разрабатываем новое заклинание на случай агрессии Висмина. Для завершения наших исследований необходимо вернуть еще три предмета, и я от имени Зитеска предлагаю Воронам помочь мне их добыть.

Наступила тишина. Денсер внимательно вглядывался в лица Воронов. Наконец Безымянный выпрямился.

- А мы-то гадали, почему ты нам так много заплатил? - произнес он. - Но, знаешь ли, мы пришли к общему мнению, что больше не будем работать на Зитеск. Обратись к Защитникам.

Денсер отрицательно покачал головой:

- Нет, Защитники - это только мускулы, а для того чтобы вернуть эти вещи, мне нужны мозги.

- Но и Вороны тоже являются... были... воинами. И не больше того. Мы никогда не занимались такими делами и не собираемся начинать сейчас, - сказал Сайрендор.

- Это отнимет у вас не слишком много времени, а оплата будет проведена на тех же условиях, что и сегодня. Безымянный снова оперся на стойку:

- Еще несколько путешествий за пять процентов, да?

- Не могу обещать, что они будут такими же легкими. - Денсер улыбнулся Хираду.

- Будь я проклят, но мне понравилась наша сегодняшняя сложная работа.

- Прошу прощения, но тут ты ошибаешься. Я как раз хотел сказать, что телохранителем быть легко.

Сайрендор расплылся в широкой улыбке.

- Денсер, пару лет назад за такие деньги мы, возможно, и ударили бы по рукам. Но сейчас меня лично, например, это больше не интересует. Я хочу сказать, что у нас просто не будет возможности эти деньги потратить. Прости, старина, но у мирной жизни есть одно очевидное преимущество. - Сайрендор повернулся и хлопнул Хирада по руке. - Увидимся позже.

С этими словами он зашагал к выходу. В зал только что вошла красивая женщина в сопровождении двух мужчин. На ней был блестящий голубой плащ; откинутый капюшон открывал пышные рыжие волосы.

Увидев Хирада, она помахала ему рукой. Хирад и Безымянный поприветствовали ее в ответ. После этого женщина направилась к Сайрендору. Встретившись, они обнялись и поцеловались, и Лан провел ее к столику, расположенному справа от бара, рядом с задней комнатой.

Безымянный поставил на поднос бутылку вина и два хрустальных фужера:

- Пора возникнуть бармену.

- Да, - сказал Хирад и вновь повернулся к Денсеру. Лицо мага оставалось невозмутимым, но глаза выдавали разочарование и тревогу. - Что касается меня, то я взял бы твои деньги. Мы должны забирать у таких шельм, как ты, каждый грош, который удастся вытрясти.

- Я польщен. Как ты думаешь, это окончательное решение или нет?

Хирад сделал длинный выдох:

- Вне всякого сомнения, Безымянный заинтересовался твоим предложением. Кроме того, я уверен, "скучающие" братья тоже к нам присоединятся. Тебе остается только уговорить Сайрендора, который влюбился, но не может жениться, пока не оставит свое ремесло, и Илкара, который ненавидит все, что связано с твоим университетом.

- Да, конечно, кроме этого, никаких сложностей, - пробормотал Денсер, закуривая свою трубку.

- Послушай, что я тебе скажу. Твоя задача - обработать Сайрендора. Играй на том, что работа займет немного времени и все деньги он сможет преподнести своей невесте. Можешь придумать еще что-нибудь в этом же духе. А я тем временем постараюсь уломать Илкара. Полагаю, он захочет отправиться с нами, если узнает, какое именно заклинание вы разрабатываете.

- А если тебе не удастся его уговорить?

- Тогда ничего не выйдет. Вороны никогда не работают порознь.

- Я понимаю.

- Хорошо. Посмотри, где он сейчас? Денсер показал на центр зала. Илкар разговаривал с купцом по имени Брек и с двумя какими-то женщинами.

- Если других предложений нет, я могу заняться им прямо сейчас, - сказал Хирад и крикнул: - Эй, Илкар! Не хочешь еще выпить?

Илкар кивнул. Варвар взял бутылку и стал протискиваться сквозь толпу.

- Хирад, рад тебя видеть, - приветствовал его купец.

- Из тебя никогда не получится хороший обманщик, Брек. Выпьешь? - Купец подставил бокал. Хирад налил вина ему и Илкару. - Мне . нужно на время одолжить у вас Илкара, дорогие дамы, но обещаю, что скоро верну его вам.

Илкар недоверчиво посмотрел на варвара, но все-таки поднялся и отошел вместе с ним в сторону. Хирад заметил, что Денсер стоит у столика Сайрендора, и очень удивился, когда Лан встал и отошел вместе с магом к камину. Варвар подумал, что Денсер, вероятно, обладает необыкновенным даром убеждения. Он сам вряд ли бы сумел быстро уговорить Сайрендора покинуть свою возлюбленную после того, как они только что сели за столик.

- Так что сказал Денсер?

- Семьсот пятьдесят тысяч, Илкар. Нужно выполнить три задания, и это займет совсем немного времени. Илкар покачал головой:

- Знаешь, Хирад, я не перестаю тебе удивляться. Неужели за десять лет ты еще недостаточно меня изучил? Я разочарован.

- Но...

- Я сказал все, что должен был сказать. Я не работаю с людьми Зитеска, а тем более на Зитеск. Им нельзя доверять. И меня не волнует, сколько он обещает, потому что его денег все равно будет мало.

Хирад прикусил губу.

- Илкар, взгляни на дело с другой стороны: нам выпадает возможность вытрясти из них побольше денег. Если ты такой принципиальный, отдай свою долю в Джулатсу. Кроме того, я думаю, тебе интересно посмотреть, что задумал зитескианец.

Илкар нахмурился:

- Что именно просит нас сделать Денсер?

Хирад жестом попросил его наклониться поближе.

***

Безымянный Воитель облокотился на стойку бара. Он был счастлив только потому, что может вот так стоять и просто наблюдать за вечеринкой, потягивая Терновое красное. Воитель немного отодвинул локоть подальше от лужицы вина на прилавке, чтобы не запачкать свою белую рубашку.

Талан и Ричмонд - "скучающие" братья, как называл их Хирад - сидели за столиком и молчали, водя пальцами по ободу бокалов. В нескольких шагах от них стояли варвар и Илкар. Они о чем-то секретничали. Безымянный улыбнулся, допил бокал и снова наполнил его из бутылки, стоящей на стойке.

У камина в креслах сидели двое и разговаривали друг с другом. При взгляде на них улыбка исчезла с лица Воителя. Денсер. Хотя кресло почти полностью закрывало сидящего в нем человека, Безымянный заметил руку, неутомимо гладящую кота. Чем скорее этот тип отсюда исчезнет, тем лучше. У Воителя было неприятное чувство, что Денсер пытается их обмануть.

Сайрендор, казалось, был сегодня в ударе. Женщины в зале не сводили глаз с его ослепительного наряда. Одна стояла возле двери и не отрываясь глядела на Сайрендора. Счастливчик Лан. Ему никогда не надо было стараться: женщины сами падали сначала к его ногам, потом - к нему в постель. Интересно, подумал Безымянный, Сана понимает, как ей будут завидовать? Воитель посмотрел туда, где она сидела вместе со своими телохранителями за столиком, от которого недавно отошел Сайрендор. Вид у нее был немного сердитый.

Стоявшая у двери женщина направилась к камину. Ее длинные рыжеватые волосы были заколоты у висков, на шее чернела большая родинка. Черные шерстяные брюки в обтяжку, темная рубашка и приталенная кожаная жилетка подчеркивали красоту ее стройного тела. Темно-красная накидка довершала наряд незнакомки. Безымянный покачал головой. Очарованию Сайрендора, по-видимому, было просто невозможно противиться, раз женщину не волновало, что в зале находится его невеста. Воитель почувствовал, что слегка завидует другу. Хотя нет - он очень сильно ему завидовал.

Проходя мимо группы рыночных торговцев, чокающихся пивными кружками, женщина оглянулась, и ее взгляд встретился с взглядом Безымянного. И кровь застыла у Воителя в жилах. С бледного лица с пухлыми губками и изящным носиком на него смотрели пустые, темные, переполненные злобой глаза. Безымянный непроизвольно посмотрел на руки женщины и заметил блеск стали. Возле камина сидели двое, и Воитель сразу изменил свое мнение о том, что незнакомка интересуется Ланом.

- О боги всемогущие, - пробормотал он. Вынув меч из ножен, Безымянный нагнулся, пролез под стойкой и начал проталкиваться сквозь толпу.

- Сайрендор, Сайрендор, защищайся! - закричал он. Женщина быстро приближалась к камину. - Сайрендор, посмотри налево, проклятие, посмотри налево!

Сайрендор поднял глаза и нахмурился, заметив какое-то движение перед собой.

- Прочь с дороги! Сайрендор, женщина в красном плаще, рыжие длинные волосы, слева от тебя!

Сердце Безымянного было готово выпрыгнуть из груди. Он чувствовал, как изменилась атмосфера в зале, и видел женщину с кинжалом в руке, быстро приближающуюся к своей жертве. Она была уже близко, слишком близко, а Сайрендор не видел ее. Глядя на Безымянного, он поднялся с кресла, и рука его потянулась к эфесу меча.

Воитель не мог допустить, чтобы случилось непоправимое. Убийца была уже совсем рядом.

- Останови ее, Сайрендор! Проклятие, да пропустите же меня!

Сайрендор наконец увидел ее. Он заслонил собой Денсера и выставил локоть. Кинжал разрезал ему рукав и вонзился в руку. В следующее мгновение меч Безымянного опустился на шею женщины. Она умерла мгновенно, и тело ее беззвучно рухнуло на пол. Кровь брызнула в огонь и зашипела на горящих поленьях.

В зале наступила мертвая тишина. Люди расступились, а Хирад, Илкар, Талан и Ричмонд бросились к камину. Сайрендор снова сел, поднял раненую руку повыше и закатал рукав, чтобы посмотреть на рану. Она была глубокой и сильно кровоточила.

- Спасибо, Безымянный, я ее не заметил. Я... Что такое?

Безымянный присел рядом с трупом женщины, поднял кинжал за рукоять и внимательно осмотрел лезвие.

- Нет! Нет, нет, нет, проклятие!

- Эй, что с тобой? - спросил Хирад. Воитель взглянул на варвара. В его глазах стояли слезы. Он замотал головой и снова повернулся к Сайрендору.

- Прости, Сайрендор. Я опоздал, я был слишком медлителен, прости.

- Что ты хочешь сказать? О чем, черт возьми, ты говоришь, Безымянный? - Сайрендор улыбнулся, но тут же внезапно закашлялся. - О боги, я не...

Он повернулся к камину, и его вырвало в огонь.

- Мне холодно, - произнес Сайрендор тихим слабым голосом. Его неожиданно покрасневшие испуганные глаза повернулись к Хираду. - Помоги мне!

Варвар оттолкнул Безымянного и присел рядом с креслом.

- Что случилось? Что это?

На плечо ему опустилась рука Безымянного.

- Кинжал был отравлен, Хирад.

- Лекаря сюда! - закричал Хирад. - Быстро лекаря! Безымянный крепче сжал ему плечо:

- Слишком поздно. Он умирает.

- Нет, не умирает! - Варвар скрипнул зубами.

Лицо Сайрендора покрылось потом. Он пытался улыбаться, но судороги сотрясали его тело, а по щекам катились слезы.

- Не дай мне умереть, Хирад. Мы же собирались пожить еще.

- Успокойся, Сайрендор. Дыши легче, и все будет в порядке.

Сайрендор кивнул.

- Слишком холодно, я просто... - Его голос затих, и глаза плавно закрылись.

Хирад обхватил ладонями лицо Сайрендора. Оно было горячим и скользким от пота.

- Останься со мной, Лан. Не уходи!

Веки Сайрендора поднялись, и его руки легли поверх рук Хирада. Они были такими холодными, что варвар вздрогнул.

- Прости, Хирад, я не могу. Прости... - Руки Сайрендора опустились и вытянулись вдоль тела. Глаза его снова закрылись, и он умер.

Глава 6

- Кто она такая? - спросила Сана, уставившись на Хирада и умоляя взглядом помочь ей понять, что здесь произошло. Они стояли у двери в заднюю комнату. Мэр и двое телохранителей сидели за столиком возле входной двери.

Сана уже успокоилась, только покрасневшие глаза и бледное лицо хранили следы недавнего потрясения. Вороны положили Сайрендора на стол в задней комнате и накрыли покрывалом. В это время в комнату ворвалась Сана и, сорвав с Лана простыню, стала громко кричать, умоляя его проснуться, очнуться, открыть глаза, задышать. Она делала Сайрендору массаж сердца, смахивала волосы со лба, целовала в губы, сжимала ладони.

Хирад стоял рядом. Одна половина его сознания хотела оттащить Сану от Сайрендора, а вторая хотела помочь ей. Ему хотелось вернуть жизнь в тело друга и увидеть, как он улыбается. Но Хирад только стоял рядом, с трудом сдерживая слезы, и не мог унять дрожь в руках.

Наконец Сана повернулась и, тихо всхлипывая, уткнулась в плечо варвару. Хирад гладил ее по волосам, а рядом молча стояли Вороны. Хираду казалось, что вместе с Ланом умерло то, что раньше объединяло их в одно целое.

Хирад вывел Сану из комнаты, но через некоторое время, немного успокоившись, она вернулась, чтобы задать вопросы. Под ее взглядом варвар чувствовал себя беспомощным и бесполезным.

- Наемная убийца, охотница на ведьм.

- Тогда почему... - У Саны перехватило голос.

- Ей был нужен не Сайрендор. Он просто оказался у нее на пути. - Хирад пожал плечами, сам понимая, что это довольно глупый жест в такой ситуации. - Он погиб, спасая другого человека.

- Вот как? И все же он умер. Хирад взял девушку за руки.

- Он каждый день подвергал себя этому риску.

- Только не сегодня. Сегодня он решил бросить свое занятие.

Какое-то время Хирад молчал и только вытирал слезы, катившиеся по щекам Саны.

- Да. Да, он так решил, - сказал наконец варвар. - Я найду человека, который стоит за этим.

- И это твой ответ, да?

- Это единственный ответ, который я могу дать, - снова пожал плечами Хирад.

- Ночь приходит, Хирад, и все проходит. - Варвар посмотрел в глаза Саны и понял, что она права. Девушка слегка сжала ему руку, повернулась и пошла к отцу. Хирад долго смотрел ей вслед, потом открыл дверь и вошел в заднюю комнату.

В камине потрескивали поленья. Вороны молча сидели у огня и держали в руках бокалы с вином. Тело Сайрендора было снова накрыто. Хирад подошел и взглянул на контуры лица, вырисовывающиеся под покрывалом, и положил руку на ладонь друга, отчаянно желая почувствовать ответное пожатие пальцев и понимая, что этого не будет. Потом он повернулся к остальным:

- Почему они хотят убить тебя, Денсер?

- Именно об этом мы только что его спрашивали, - сказал Илкар.

- И что он сказал?

- Он сказал, что хочет, чтобы ты тоже послушал его рассказ.

- Ладно, вот я здесь, пусть начинает.

- Сядь, Хирад, - сказал Безымянный. - Мы налили тебе вина. Конечно, это не поможет, но ты все-таки выпей.

Хирад кивнул, подошел к остальным и сел в свое кресло, Безымянный вложил ему в левую руку бокал. Правую руку варвар положил на подлокотник кресла, в котором всегда сидел Сайрендор, но не пожелал, не смог взглянуть в ту сторону.

- Мы слушаем, Денсер, - сказал он.

- Хочу, чтобы вы знали: все, о чем я расскажу вам сейчас, до этого я скрывал от вас ради вашего блага.

- Не нужно предисловий, - медленно выговаривая слова, произнес Безымянный. - Мы сами разберемся со своим благом. Все равно того, кто лежит здесь под саваном, уже не воскресить. Мы хотим знать точно, во что ты нас втянул. Точно. Потом ты выйдешь, а мы посовещаемся.

Денсер сделал глубокий вдох.

- Во-первых, я не хочу извиняться и оправдываться за то, что являюсь представителем Зитеска. Этого не позволяет сделать мне мой моральный кодекс, поскольку многое из того, что о нас говорят, является просто выдумкой. Однако я должен согласиться с тем, что наше прошлое небезупречно.

- По-моему, Денсер, у тебя просто талант преуменьшать, - заметил Илкар.

- Мы могли бы устроить увлекательный диспут на эту тему, Илкар.

- Сомневаюсь.

- Ладно, перейдем к делу, - сказал Денсер после небольшой паузы. - Вы слышали, что говорил Гресси. Так вот, вся его информация абсолютно верна. Племена Висмина поднимаются и объединяются, шаманы создали свою организацию, советы старейшин принимают согласованные решения. Мы наблюдаем, как идет процесс покорения местного населения уже, можно сказать, в тени Терновых гор.

От изумления Безымянный даже вскочил.

- Далеко ли от гор расположена та местность, о которой ты говоришь?

- Мы располагаем подробным докладом очевидца о событиях в деревне Теренетса, расположенной в трех днях верховой езды от Андерстоунского ущелья, - ответил Денсер.

- Я что-то никак не пойму, какое это имеет отношение к смерти моего друга? - спросил Хирад.

- Пожалуйста, не перебивай, - сказал Денсер. - Все это очень важно, поверь мне. Вот уже в течение нескольких месяцев на востоке работают наши маги-разведчики, и картина вырисовывается очень печальная. По нашим оценкам, Висмин располагает армией численностью примерно в шестьдесят тысяч человек. Эта хорошо вооруженная и обученная армия пока сосредоточивается в глубоком тылу. То, что она двинется на восток, - неизбежно, а мы не в состоянии организовать необходимую оборону. Университеты разрознены, а десятитысячная армия была у Торгового союза Корины триста лет назад.

- Но стоит ли так бояться Висмина? - возразил Илкар. - Две тысячи магов смогут остановить их наступление. У них же теперь нет поддержки лордов-колдунов.

- Боюсь, что такая поддержка у них есть, - сказал Денсер.

В наступившей тишине было слышно только потрескивание огня. Бокал Талана замер на полпути к губам воина. Илкар открыл рот, собираясь что-то сказать, но промолчал.

Ричмонд покачал головой.

- Подожди-ка, - сказал он. - Их всех же уничтожили, насколько я знаю.

- Их нельзя уничтожить, - вмешался Илкар. - Мы тогда не знали, как это сделать, и до сих пор не знаем. Все, что смог сделать Зитеск, - это заключить их в темницу, из которой нельзя убежать. - Он повернулся и посмотрел на Денсера. - Что произошло?

Маг вздохнул и выбил трубку о решетку камина. Перед тем как ответить, он снова набил ее табаком; кот безмятежно дремал у него на коленях.

- Разрушив Парве, мы уничтожили основу могущества лордов-колдунов в Балии. Но мы знали, что их самих уничтожить таким способом не удастся. Когда тела лордов были сожжены, мы поймали их души в клетку маны и запустили ее в пространство между измерениями. - Кот пошевелился. - Все это время мы наблюдали за ними.

- Наблюдали за чем? - спросил Ричмонд.

- За клеткой. Зитеск, и только Зитеск, вел постоянное наблюдение за тюрьмой лордов-колдунов в течение трехсот лет. Поскольку остальные отказались признать нас, то и мы отказались признать истиной заявления об окончательной победе.

- Очевидно, вы были правы, - заметил Илкар. Денсер кивнул:

- Некоторое время назад мы заметили, что количество переходов между измерениями увеличилось. Возможно, причиной этого являлась деятельность слуг драконов. Один из таких переходов повредил клетку. Мы думали, что ее удастся исправить. - Маг почесал голову, потом зажег трубку с помощью язычка пламени, вспыхнувшего на кончике его большого пальца. - Но мы ошибались. Мана беспрепятственно проникала внутрь клетки, потому что лордов-колдунов там больше не было. Мы считаем, что они вернулись в Балию - в Парве.

Илкар правой рукой помассировал нос, потом потеребил губы и прищурил глаза.

- Когда это случилось? - спросил он.

- Кого это волнует? - вмешался Хирад - Я все еще не дождался...

- Подожди, Хирад.

- Нет, Илкар, я больше не хочу ждать! - крикнул варвар и повернулся к Денсеру. - Пока ты говорил о племенах Висмина, я тебя понимал. Но потом ты засунул эту дурацкую трубку в свою дурацкую пасть и стал болтать об измерениях, слугах драконов и о каких-то старинных опасностях, которые исчезли триста лет назад. При этом ты напустил на себя такой вид, будто все это страшно важно. Но я понятия не имею, о чем ты толкуешь, и до сих пор не знаю, почему эта сволочь убила моего друга.

- Я одобряю твое желание разобраться в этом вопросе, - мягко произнес Денсер.

- Ты представления не имеешь о моих желаниях, зитескианец, - грубо отрезал Хирад. Он осушил свой бокал и протянул его Безымянному, чтоб тот налил еще. - Ты не можешь понять, какая бездна разверзлась в моей жизни, и ходишь вокруг да около ответа на единственный вопрос. Получив его, я смогу наконец предаться своему горю. Почему эта охотница жаждала твоей смерти? Денсер помолчал.

- Я как раз и пытаюсь подвести вас к этому, - сказал он наконец. - Можно сначала я объясню кое-какие вещи?

- Нет, ты можешь объяснить только одну-единственную вещь. Почему эта женщина хотела тебя убить? Денсер вздохнул:

- Из-за того предмета, который я ношу с собой.

- И что это за предмет? - спросил Хирад.

- Вот он. - Денсер расстегнул рубашку и показал украденный у Ша-Каана амулет, который теперь висел у него на шее. - Это ключ к мастерской Септерна.

- Не пора ли тебе просто убраться отсюда? - с презрением в голосе сказал Хирад. - Ты хочешь, чтобы я в это поверил? Что Сайрендор умер из-за этой безделушки? - Однако, заметив выражение Илкара, он осекся. - Что это такое, Илкар?

Илкар резко повернулся и прищурился, словно Хирад стоял далеко и он пытался его разглядеть.

- "Рассветный вор", - выдохнул эльф, смертельно побледнев. - Он охотится за "Рассветным вором".

***

Ирейн позволили провести с детьми весь день, и все это время она рассказывала им истории о старинной магии, стараясь лаской утешить и ободрить мальчиков.

По ее просьбе в комнате разожгли камин, а единственное окно открыли на весь день. Но когда она потребовала, чтобы детям разрешили поиграть во внутреннем дворе, ей отказали.

Не сразу смогла добиться, чтобы мальчики забыли о своих страхах и начали прислушиваться к ее словам. Она стремилась дать своим детям хорошее образование в соответствии с традициями додоверской школы магии и ни одно ее слово не пропадало даром. Ирейн сначала рассказала мальчикам о тех далеких днях, когда на озере Триверн был построен первый город магии с единственным университетом. Потом она поведала о печальном периоде раскола, во время которого город и университет разрослись и произошло разделение магических школ. В результате образовалось четыре новых университета, построивших себе собственные крепости. Еще Ирейн рассказала об отличительных особенностях школы каждого университета и о том, как эти особенности влияют на жизнь магов. Потом она объяснила, из каких источников черпает ману каждая школа при составлении своих заклинаний.

К вечеру, когда мальчики устали, Ирейн разожгла камин, и они пообедали. На обед у них был горячий суп, картошка и овощи. Потом Ирейн умыла детей и причесала. Капитан оставил им полотенца и расческу, сказав, что мужчина всегда должен выглядеть аккуратно. Ирейн подумала, что ему самому не мешало бы прислушаться к собственному совету.

Она напевала мальчикам колыбельную, когда в комнату без приглашения вошел Исман. Мальчики сразу встрепенулись и насторожились.

- Неужели ты не мог постучать? - спросила Ирейн, даже не обернувшись на стук его каблуков по каменному полу.

- Капитан срочно хочет тебя видеть, - заявил Исман.

- Я приду, когда мои дети уснут, - тихо сказала Ирейн и погладила сыновей, чтобы их успокоить. Видя, как они напуганы, Ирейн снова почувствовала злость.

- Капитан считает, что ты провела с ними уже достаточно времени.

- Об этом судить мне, - прошипела Ирейн.

- Ты ошибаешься, - возразил Исман.

Ирейн наконец обернулась и увидела Немана, а за ним - еще троих. Она наклонилась к сыновьям и поцеловала каждого в лоб.

- Мне нужно сейчас уйти, - прошептала Ирейн. - Будьте хорошими мальчиками, засыпайте. Я скоро вернусь.

Она поднялась. Злость кипела в ней и требовала разорвать на куски этих ублюдков. Но если она потеряет контроль над собой, погибнут ее мальчики. Они не смогут убежать из замка, у Капитана слишком много людей. Ирейн прикусила язык, сдерживая готовое сорваться с губ заклинание и обрывая направленный поток маны.

- Зачем такой эскорт? - спросила она. - Я никому не собираюсь чинить неприятностей.

- Ты и твои дети уже их причинили, - сказал Исман и пошел впереди, показывая дорогу к библиотеке.

Несмотря на разожженные камины, в комнате было прохладно. Капитан сидел за столом, на котором горели два светильника, и читал книгу. Слева от него стояла полупустая бутылка и бокал. Пропустив Ирейн в библиотеку, Исман закрыл за ней дверь.

- Садись, - сказал Капитан, не поднимая головы от книги, и махнул рукой на стул с жесткой спинкой, стоящий по другую сторону стола. - Скажи мне, почему Зитеск так стремится найти "Рассветного вора"?

- По-моему, это должно быть ясно любому, - сказала Ирейн.

Капитан оторвался о чтения и посмотрел на нее холодным взглядом:

- Предположим, что мне это неясно.

- Тот, кто обладает "Рассветным вором", получает неограниченную власть. Но почему вы считаете, что Зитеск хочет его найти? - Ирейн приложила все усилия, чтобы не выдать охватившего ее смятения. Пока Ирейн была с Ароном и Томом, она старалась ни о чем не думать. Но сейчас она с новой силой осознала чудовищность того, на что намекал Капитан, и сердце лихорадочно забилось у нее в груди.

- Видишь ли, об этом слишком мало написано, - пожаловался Капитан. - Как по-твоему, есть ли у меня повод тревожиться? Сможет ли Зитеск отыскать его?

- О боги, у нас всех есть повод тревожиться!

- Смогут ли они найти "Вора"?

- Не знаю. - Ирейн закусила губу.

- Твой ответ для меня абсолютно бесполезен, - повысил голос Капитан, и его лицо слегка побагровело.

- Ну ладно. Все зависит от того, найдут ли они вход в мастерскую Септерна. Думаю, если они обладают какими-нибудь сведениями о мастерской, то смогут восстановить полное заклинание. Хотя все это лишь мои предположения.

- Ты по-прежнему не хочешь мне помогать, - сказал Капитан.

- Я могу помочь вам гораздо лучше, если сообщу обо всем в Додовер. Это самый быстрый способ остановить Зитеск или по крайней мере взять его под контроль.

Капитан осушил бокал, снова наполнил его и улыбнулся.

- Что ж, ты попыталась. Только я не собираюсь разрешать тебе сообщать что-либо своим наставникам. Мне просто не хочется, чтобы оба университета начали гоняться за этой добычей, понятно? И должен напомнить, что с твоей стороны будет неразумно пытаться связаться с университетом при помощи магии. Я могу обнаружить такую попытку, и, боюсь, для твоих мальчиков это закончится очень плохо.

Ирейн разинула рот от удивления.

- Неужели на вас работают маги? - недоверчиво спросила она.

- Далеко не все маги видят во мне угрозу магии, - сказал Капитан. - Многие из них работают на меня. - Он улыбнулся. - Вот и ты сейчас тоже в какой-то степени на меня трудишься.

- В качестве рабыни, - огрызнулась Ирейн. Она была сильно потрясена, но видела, что Капитан говорит правду. Другого способа так быстро получать информацию не существует. На него, вероятно, работают маги Листерна, а может быть, Джулатсы. Магам из Зитеска и Додовера ненавистна даже мысль о том, чтобы работать на этого человека. Ирейн еще раз решила попытать счастья: - Вы не понимаете. "Рассветный вор" слишком опасен, с ним нельзя шутить. Если им завладеет Зитеск, то вся Балия будет в его власти, и вы в том числе. Если вы расскажете о том, что вам известно, три университета сумеют остановить их. Уверена, что ваши маги думают точно так же.

- Нет. - С лица Капитана исчезла последняя тень веселья. - Наоборот, они говорят мне, что эта абсолютная власть не должна принадлежать ни магу, ни университету. Отсюда следует, что "Рассветного вора" нужно либо уничтожить, либо отдать тому, у кого хватит ума его не использовать. Если заклинание будет воссоздано, я стану его хранителем.

Второй раз за всего несколько минут Ирейн испытала изумление. Только сейчас ее изумление в считанные мгновения сменилось подлинным ужасом. Если Капитан действительно верит, что сможет стать хранителем "Рассветного вора", значит, он еще более лжив и опасен, чем она думала. К тому же он, очевидно, не имеет представления о мощи этого заклинания и о том, что некоторые маги уже много лет одержимы желанием завладеть им.

- Неужели ты всерьез рассчитываешь, что Зитеск и Додовер покорно отдадут в твои руки ключ к столь страшной силе? - спросила Ирейн, стараясь не выдать своего волнения.

- У них не останется выбора, когда я приберу к рукам все фигуры в этой игре, - сказал Капитан.

Ирейн нахмурилась; неприятный холодок пополз у нее по спине. Что еще известно этому человеку?

- Прости, но я не понимаю, - сказала она.

- Разве, Ирейн? Неужели ты думаешь, что тебя выбрали случайно? Думаешь, я слишком мало знаю? Так вот, ты - самый многообещающий маг Додовера и признанный эксперт по многогранной сущности "Рассветного вора". И я тебя уже подчинил. - Капитан пожал плечами. - Теперь мне нужен лишь человек, наиболее способный колдовать с его помощью.

- Ты его никогда не получишь, он под надежной защитой, - не скрывая облегчения, сказала Ирейн.

- И снова ты ошибаешься. На самом деле совсем недавно я едва не убил его. Но теперь, оглядываясь назад, я думаю, что это была счастливая неудача, особенно для тебя.

- При чем здесь я? - спросила Ирейн, заранее зная ответ.

- Еще вчера я был намерен свести на нет все возможности использовать "Рассветного вора". Надеюсь, ты понимаешь, как тебе повезло. Клянусь, когда вы оба будете у меня в руках, у меня хватит сил выполнить задуманное.

- Ты знаешь слишком мало, - скрипнула зубами Ирейн. - Додовер не станет тебе помогать, а зитескианца вам никогда не поймать.

- Неужели? Я бы посоветовал тебе подумать прежде, чем делать такие заявления.

- И он, и я скорее предпочтем умереть, чем помогать тебе в осуществлении твоих сумасшедших замыслов. А если все же твой план удастся, стены этого замка раскалятся добела под напором магии огромной разрушительной силы. Это зрелище можно будет увидеть даже из Корины! У тебя не хватит сил, чтобы удержать под контролем такую мощь.

Капитан немного помолчал, думая, потом качнул бокал, одним глотком осушил его и тут же потянулся к бутылке, чтобы вновь наполнить бокал.

- Конечно, смерть ты всегда можешь выбрать, - сказал Капитан, дернув себя за ухо. - Но вряд ли ты хочешь, чтобы твои дети тоже умерли, не так ли? - Он улыбнулся. - Тебе нужно получше подумать. Все-таки будущее твоей семьи зависит от твоего ответа. Исман проводит тебя в твою комнату. Исман!

Раздался звук открываемой двери.

- Я хочу вернуться к детям, - сказала Ирейн.

С неожиданной для него скоростью Капитан выбросил руку вперед и, схватив Ирейн за подбородок, притянул ее лицо к себе.

- Ты здесь, потому что я этого захотел. Возможно, одиночество поможет тебе вспомнить об этом. - Он разжал пальцы. - Когда примешь правильное решение, приходи ко мне. А пока наслаждайся тишиной и покоем. Исман, аудиенция окончена.

- Ублюдок, - прошептала Ирейн. - Ублюдок.

- Я должен защитить невинных жителей Балии от наступления темной магии. Надеюсь, ты мне поможешь.

- Я хочу видеть моих сыновей! - воскликнула Ирейн.

- Тогда постарайся приносить пользу и перестань рассказывать мне о том, о чем может догадаться даже ребенок! - Лицо Капитана смягчилось. - А до тех пор я, наверное, не смогу сделать тебе одолжения. - Он указал Ирейн на дверь и снова открыл книгу.

***

Все заговорили одновременно. Илкар кричал на Денсера, а тот примирительно выставлял перед собой ладони. Безымянный старался привлечь внимание мага из Зитеска, а Ричмонд и Талан просто разразились недоумевающими возгласами.

Только Хирад был выше всего этого. Его взгляд снова был устремлен на труп Лана, и гвалт в комнате, казалось, волновал варвара не больше, чем далекий шум морского прибоя. Десять лет. Десять лет они сражались плечом к плечу и побеждали в самых безнадежных ситуациях. Они выходили из боя без единой царапины, когда кровь на поле битвы лилась рекой. Они не раз спасали друг другу жизнь и лишь изредка кивали в знак благодарности за эту услугу.

А теперь Сайрендор мертв. Он умер в тот день, когда решил вложить меч в ножны ради любви. И из-за чего он погиб? Всего лишь из-за того, что гость Воронов стащила у дракона ключ от мастерской давным-давно умершего мага, а охотники за ведьмами не желают, чтобы он им владел.

Внезапно Хирад взорвался, и его громовой голос оборвал общий гвалт:

- Он умер, потому что ты украл ключ! Так ведь? Ну как, ты доволен своей работой? - Голос варвара сорвался. - После всего того, что мы пережили, он умер за трехдюймовую плашку. Молись богам, чтобы эта плашка оказалась важной вещью. - Хирад снова опустился на свое место и подпер подбородок кулаком. В глазах у него стояли слезы.

- Это действительно очень важная вещь, Хирад, - сказал Илкар. Его щеки медленно приобретали свой нормальный цвет, но глаза по-прежнему были прищурены. - Если ему удастся восстановить "Рассветного вора", то нам предстоит многое увидеть, и, быть может, судьба Сайрендора покажется нам милосердием Божьим.

- Тысяча демонов, что же это такое? - воскликнул Талан.

- "Рассветный вор" - это какое-то заклинание, вернее, вполне определенное заклинание. Авторство его приписывают Септерну, - сказал Безымянный и посмотрел на Денсера в поисках поддержки.

- Совершенно верно, Безымянный. Слова заклинания хорошо известны во всех университетах магии, - сказал Денсер. - Каждый маг знает о его силе... и о том, сколь катастрофическими могут быть последствия его применения. К счастью, заклинание "Рассветного вора" не работает без трех форм катализаторов. Никто не знает, что собой представляют эти катализаторы и где их искать. Вернее, раньше не знали. Теперь с помощью этого амулета мы проникнем в мастерскую Септерна и, по нашим предположениям, найдем там нужные сведения.

- Ты знал, что ищешь, когда мы встретили тебя, да? - спросил Талан.

- Да, - согласился Денсер. - Видишь ли, я не хочу подробно рассказывать о последних исследованиях Зитеска, но тем не менее все говорит о том, что Септерн был драконером...

- А это значит...

- Помолчи, Талан, - сказал Безымянный. - Продолжай, Денсер.

- Есть много признаков, которые приводят к такому выводу. Но самое главное, что эти исследования придали нашим поискам "Рассветного вора" новое направление - другие измерения. Я уже объяснял Илкару, что мы разработали заклинание, с помощью которого можно определить поток и форму маны, необходимые, чтобы открыть двери между из-мерениями. В поисках "Рассветного вора" мы прошли через много таких дверей, и все они открывались драконерами. На этот раз я нашел то, что мы искали.

- А мои друзья из-за этого умерли, - сказал Хирад.

- Ты даже не представляешь, как я жалею о том, что случилось, - мягко заметил Денсер.

- Мне не нужно твое сочувствие, Денсер. Я хочу знать, почему охотники за ведьмами хотели тебя убить.

- Разве это не очевидно?

- Нет, не очевидно, - сказал Хирад. - Я спрашивал, почему мой друг умер вместо тебя, а ты так и не ответил мне.

- Хорошо. Они хотят меня убить, потому что знают, кто я такой и откуда пришел.

- А почему для них имеет какое-то значение, кто ты такой? - спросил Илкар.

- Я - главный маг Зитеска, специализирующийся на "Рассветном воре", - просто ответил Денсер. Илкар выпучил глаза от удивления.

- Ого, это дело становится все лучше да лучше, - пробормотал он.

- Что?.. - начал Талан.

- Подожди, - перебил его Илкар. - Ты всерьез собираешься применить это заклинание?

- Это единственный способ уничтожить лордов-колдунов, Илкар, и мы с тобой оба это понимаем.

- Да, но...

- Они вернулись, и если в ближайшее время мы не найдем "Рассветного вора" и не воспользуемся им, чтобы уничтожить этих исчадий ада, то всех нас ждет печальный конец. Просто найти заклинание и пригрозить им лордам-колдунам явно недостаточно. Их необходимо уничтожить, иначе Балия будет потеряна. На сей раз у нас нет сил, чтобы выдержать натиск орд Висмина. Тем более что за ними стоят лорды-колдуны.

- Это же вор света. - Слова Илкара тяжело повисли в воздухе. Тревога, снедающая эльфа, чувствовалась в его напряженной позе. Казалось, он в любой момент готов вскочить с кресла.

- Что это значит, Илкар? - спросил Талан.

- Вы не понимаете, о чем он говорит, точнее, не совсем понимаете. А я понимаю, - сказал Илкар. - Я изучал это заклинание - оно входит в обязательную программу университета. Если говорить просто, то с его помощью, в зависимости от качества и продолжительности соответствующей подготовки, можно уничтожить все, в том числе и наш мир. - Эльф пожал плечами. - Вот за это его и прозвали "Рассветным вором". То есть буквально - "вор света": с помощью этого заклинания можно уничтожить даже солнце на небосводе.

- Но если твои поиски решат судьбу Балии, как же охотники за ведьмами этого не понимают?

- Ты думаешь, они нам верят? - Денсер развел руками. - Не будь наивным, Ричмонд. Им известно, что я покинул Зитеск, они не хотят, чтобы "Рассветный вор" был найден, и моя смерть кажется им самым простым способом этого не допустить.

- Так, - сказал Безымянный. Он допил свой бокал, снова наполнил его и пустил бутылку по кругу. - Мы установили, что ты человек известный и очень опасный, нам не надо было даже разговаривать с тобой. Почему бы тебе еще раз не сказать, для какого именно дела ты стараешься нас нанять?

Атмосфера в комнате немного остыла. Денсер обвел взором сердитые лица собравшихся.

- Нам нужно найти катализаторы, и я хочу, чтобы вы помогли мне в этом.

- Но почему именно мы?

- Почему другие нанимают Воронов?

- И все-таки нам хочется узнать поподробнее. Денсер тяжело вздохнул - столь пристрастный допрос явно не входил в его планы - и снова показал амулет.

- Предположим, этот ключ сработает и мы найдем сведения о катализаторах "Рассветного вора". Но в этом случае нам все равно еще будет нужно отыскать сами катализаторы, а в этом деле мне не обойтись без людей, умеющих сражаться и владеющих боевой магией. Кроме того, это должны быть люди, которым я мог бы полностью доверять. Поскольку с этим связан Зитеск, Вороны - моя единственная возможность.

Ненадолго в комнате стало тихо.

- Я, наверное, не соглашусь, - сказал наконец Хирад. - Почему бы тебе просто не набрать отряд из Защитников и магов Зитеска? Им ты, несомненно, можешь доверять?

- К несчастью, все не так просто, - заметил Денсер. - Надо учитывать политические моменты. Начав в открытую готовить какие-то действия, Зитеск будет вынужден лицом к лицу столкнуться с агентами лордов-колдунов. Поэтому все это нужно как можно дольше хранить в тайне.

- Не стоит и говорить, как это известие взбаламутило бы университетские города, - сказал Илкар.

- И охотников за ведьмами, - добавил Безымянный.

- Мне бы только добраться до них! - взревел Хирад.

- Не волнуйся, мы навестим и их, - сказал Денсер.

- Тем лучше.

- Я говорю совершенно серьезно, - продолжал маг из Зитеска. - Их нужно заставить замолчать. То, что они знают или воображают, будто знают, может привести к катастрофическим последствиям для всей Балии. Страшно подумать, что может случиться, если эти сведения попадут не к тем людям.

- Не знаю, может, я скажу глупость, но, по-моему, в такой ситуации университеты должны объединиться, - сказал Ричмонд.

- Это не глупость, - кивнул Денсер. - На самом деле встреча представителей всех четырех университетов уже назначена. Правда, на ней будет обсуждаться угроза со стороны Висмина, а не поиски "Рассветного вора". Пока мы еще не можем позволить, чтобы о них узнали другие университеты. Илкар подтвердит, что они непременно вмешаются в процесс и выдвинут невыполнимые условия использования заклинания. Поэтому надо как можно дольше хранить эту тайну. - Он помолчал. - Ты веришь мне, Илкар?

Эльф холодно взглянул на него:

- Я еще не готов ответить на этот вопрос. Ряд обстоятельств требует, чтобы я связался с Джулатсой. Мой долг обязывает меня рассказать им все, и ты знаешь об этом.

Снова наступила тишина. Ричмонд подбросил полено в огонь.

- Я знаю. Я прошу тебя только дать мне время доказать, что мои намерения не расходятся со словами. Но я должен получить ответ, - сказал Денсер после долгой паузы.

- На какой вопрос? - проворчал Хирад.

- Вы поможете нам или нет?

- Сколько? - спросил Талан.

- Так же, как и в предыдущем случае, - пять процентов от договорной цены за каждый артефакт.

- Просто не могу поверить, что ты вот так просто спрашиваешь о цене! - вспылил Хирад. - Разве это имеет какое-то значение? У нас уже есть работа. - Он кивнул на накрытое саваном тело Сайрендора.

- Это всегда имеет значение, - ответил Талан. - Мы никогда не принимали решений, предварительно не оговорив всех условий. Так было всегда.

- Но мы же решили уйти в отставку, Талан. Ты помнишь об этом?

- Балия не может ее принять, - сказал Денсер.

- Заткнись, зитескианец, это тебя не касается, - воскликнул Хирад, даже не повернув головы к магу.

- Хирад, успокойся, - сказал Безымянный. - Все и так достаточно сложно.

- Неужели? Мы находим охотников за ведьмами и убиваем их. Что же здесь сложного?

Безымянный пропустил эти слова мимо ушей.

- Еще один вопрос, Денсер. Предположим, мы найдем катализаторы. Что дальше?

- Дальше вы поможете мне доставить их к Израненным пустыням и использовать заклинание против лордов-колдунов в Парве. Если, конечно, захотите.

- Это хорошо, потому что мы вряд ли повезли бы их в Зитеск, - сказал Илкар.

- Я этого от вас и не ждал, - парировал Денсер.

- Итак, всем все ясно? - спросил Безымянный.

- Давным-давно, - ответил за всех Хирад.

- Хорошо. - Безымянный поднялся и открыл дверь. - Денсер, тебе пора оставить нас. Нам нужно поговорить и проводить нашего товарища в последний путь.

- Но мне нужен ответ, - повторил Денсер.

- Ты получишь его на рассвете, - сказал Безымянный, - а сейчас, пожалуйста... - и жестом пригласил мага выйти из комнаты.

На пороге Денсер остановился.

- Вы не имеете права отказать, - сказал он. - От этого зависит судьба каждого из нас.

Безымянный закрыл за ним дверь, вновь наполнил бокалы и сел на свое место.

- Кто желает высказаться первым? - спросил он.

- Это просто какой-то страшный сон! - воскликнул Илкар. - Я даже не знаю, что сказать.

- Из-за Денсера погиб Сайрендор Лан. Очевидно, смерть Раса никак не повлияла на наш последний контракт, а теперь мы снова обсуждаем, работать на него или нет! - воскликнул Хирад. - Что тут раздумывать? - Он вскочил и метнулся к камину. - Все просто. Мы идем и убиваем всех охотников за ведьмами. Денсер может засунуть свое заклинание себе в задницу, а с этим, - он вырвал кодекс Воронов из рамки и разорвал его надвое, - покончено навсегда!

Все широко раскрытыми глазами уставились на варвара, вернее, на разорванный пергамент у него в руках. Стало так тихо, что Хирад услышал свое тяжелое дыхание, стук собственного сердца и треск горящих поленьев у себя за спиной. Он смело встретил осуждающие взгляды товарищей.

- Сядь, Хирад, - тихо сказал Безымянный.

- Ну конечно! Значит, тебе можно...

- Я сказал, сядь! - проревел Воитель. Хирад послушно сел, все еще держа в руках половинки разорванного кодекса.

- Мы все понимаем, как тебе тяжело, - голос Безымянного снова стал спокойным, - и покараем убийц Сайрендора, поверь мне. Но то, что мы недавно услышали и чего ты, кажется, не понял, все изменило.

- В самом деле? - вздохнул Хирад.

- Да, в самом деле, - подтвердил Безымянный. - Пожалуй, Илкар сможет объяснить это лучше, чем я. Илкар?

Эльф удивленно поднял брови.

- Если говорить просто, два события, хуже которых не придумаешь, произошли одновременно. По крайней мере если верить словам Денсера. Лорды-колдуны вырвались на свободу, а Зитеск нашел ключ к "Рассветному вору".

- И?..

- О боги! Хирад, я не шутил, когда говорил, что "Рассветный вор" может уничтожить абсолютно все. По крайней мере теоретически. Следовательно, если Денсеру удастся уничтожить лордов-колдунов - а мы должны молиться, чтобы ему это удалось, - в руках университета темной магии появится абсолютное оружие. Как по-твоему, что ждет тогда всех нас?

- Значит, после того как он воспользуется заклинанием, мы убьем его и заберем артефакты.

- Да, но для этого мы должны быть рядом.

- Мы можем убить его сейчас и забрать амулет, - так же спокойно сказал Хирад.

На мгновение стало тихо. Потом Ричмонд кивнул.

- Это, несомненно, поможет нам сэкономить время, - сказал он.

- А если он говорит правду о лордах-колдунах? - спросил Илкар.

- Найдем кого-нибудь еще, кто бы мог управиться с этим заклинанием, - заявил Хирад. Илкар фыркнул от смеха:

- Конечно. Например, Томаса. Я сейчас схожу и спрошу, не согласится ли он уделить нам минутку.

- Ты прекрасно понимаешь, что я имел в виду.

- Это не так просто, Хирад. Денсер всю свою жизнь изучал теорию использования "Рассветного вора". И если он является ведущим магом Зитеска, специализирующимся на "Рассветном воре" - а у меня нет оснований сомневаться в этом, - тогда он является самым лучшим и, возможно, единственным человеком, который в состоянии эффективно использовать это заклинание.

- Значит, ты веришь ему, Илкар? - Талан подался вперед. Он допил бокал и протянул руку, чтобы Безымянный налил ему еще вина.

- А зачем ему нас обманывать? Денсер и так рискует, ведь я могу доложить в Джулатсу о "Рассветном воре". О боги, что за напасть. - Илкар сгорбился в кресле и в задумчивости стал покусывать губы.

- Ну и какие у нас варианты? - спросил Талан.

- У нас нет никаких вариантов, - сказал Илкар. - Вернее, есть только формально. Мы, разумеется, можем отказать ему и отправиться на поиски охотников за ведьмами. Но если он говорит правду тогда получается, что мы отказались сражаться за Балию. Но самое страшное, что из-за нас за "Рассветного вора" будут спорить только Зитеск и лорды-колдуны. И кто-то из них им завладеет. А обладание "Рассветным вором" означает абсолютную власть, это на самом деле необыкновенно мощное заклинание, уж вы мне поверьте. Если лорды-колдуны вернулись, то у них одна цель: уничтожить всех нас.

- Неужели они действительно такие ужасные? - спросил Ричмонд.

- Да, видят боги, да, - ответил Илкар. - Вы должны понять, откуда они взялись. Это представители одной из школ первого университета, которые были изгнаны за Терновые горы за свои убеждения. В течение нескольких столетий они копили свою ненависть и искали способ добиться бессмертия. Когда лордам-колдунам это удалось, они вернулись за тем, что, по их мнению, принадлежало им. Тогда мы победили. Но на сей раз без "Рассветного вора" нам не одержать победы. - Он замолчал, но заметив, что ему не удается убедить остальных, добавил: - Понимаете, лорды-колдуны не просто хотят завоевать страну, они жаждут истребить всех людей к востоку от Терновых гор. Такую клятву они дали, когда их помещали в клетку маны. Мне кажется, мы должны пойти с Денсером... Короче говоря, я пойду с ним независимо от того, какое решение примут Вороны, но мне бы очень хотелось, чтобы остальные присоединились к нам. Возможно, нам всем суждено умереть, но по крайней мере мы попытаемся что-то сделать.

- Никогда не думал всерьез о том, чтобы умереть во имя родины, - сказал Талан.

- Ну что ж, для Воронов это, несомненно, новый путь, - сказал Ричмонд. - Думаю, что мы выбираем его не ради денег.

- Отставка заставляет по-новому взглянуть на вещи. - Илкар пожал плечами и через силу улыбнулся.

- Все это благодаря Сайрендору, - чуть слышно произнес Хирад.

- Да, это так. Никто из нас никогда не забудет, при каких обстоятельствах мы взялись за это дело. Конечно, если все согласны отправиться с Денсером. - Безымянный обвел присутствующих вопросительным взглядом.

- Я иду проследить, чтобы "Рассветный вор" был использован только против лордов-колдунов, и настаиваю, чтобы это было записано в контракте. Я иду с Денсером ради Балии, а не ради Зитеска, - твердо заявил Илкар.

- А я хочу, чтобы Денсер обязался при первой же возможности нападать на охотников за ведьмами. - Хирад снова посмотрел на Сайрендора.

Больше никто не отважился высказать вслух свои пожелания.

- Ты все запомнил, Талан? - спросил Безымянный. Талан кивнул. - Денсер должен подписать контракт на рассвете, значит, тебе лучше составить его прямо сейчас. У кого-нибудь остались какие-то вопросы?

- Я хочу уточнить только одно, - сказал Ричмонд. - Мы охраняем Денсера или амулет, который он носит?

- Не волнуйся, кот позаботится о безопасности своего хозяина, - ответил Илкар.

Хирад подозрительно посмотрел на эльфа, представив кота, отражающего атаку сильных вооруженных людей.

- Он умеет обращаться с мечом? Илкар не удержался от улыбки.

- Это же Любимчик, Хирад. Он несет в себе часть сознания Денсера, иначе говоря, может принимать разные обличья.

- Я понимаю, - сказал Хирад, хотя на самом деле ничего не понял из слов Илкара.

- Я объясню тебе в другой раз, а сейчас просто поверь мне на слово, хорошо?

- Да, господа, - сказал Безымянный, вставая. - Встретимся здесь в час прощания с Сайрендором. А до этого времени я предлагаю покинуть Хирада, чтобы он мог в одиночестве дать выход своему горю.

Хирад улыбнулся в знак благодарности, и только когда все вышли, позволил себе заплакать.

Глава 7

Селин понимала, что ей удалось ускользнуть из Теренетсы во многом благодаря везению, хотя и предпочитала думать, что на самом деле ей ничего не угрожало. Разведчице было обидно, что шаману так легко удалось увидеть ее, несмотря на скрывающее заклинание. И ей пришлось очень низко пригнуться, когда полетели стрелы.

Она спряталась в убогой лачуге, и пока враги приближались под защитой града стрел, сосредоточилась и сотворила другое заклинание невидимости. После этого вылезла в окно, распугав кур во дворе. Они не видели Селин, но чувствовали чье-то присутствие. Она осторожно поднялась и кинулась к лесу. Скрытая заклинанием, она убегала все дальше в лес, пока звуки погони постепенно не стихли вдали.

Когда стемнело, Селин связалась со Стилианом. После этого поставила силки и, устроив себе убежище в зарослях невысокого кустарника, крепко уснула.

Утром ее разбудили просачивающиеся сквозь листву солнечные лучи. В лесу было тихо, утренняя прохлада быстро сменялась зноем. Селин проверила силки. В один попался кролик. Она разожгла костер, быстро освежевала кролика и зажарила его на вертеле. Не прошло и часа, как она уже снова двинулась в путь.

Земли к северо-западу, как раз куда двигалась Селин, были наводнены конными отрядами Висмина. Солдаты искали новых рабов и места для новых стоянок. Наблюдая за ними, Селин заметила, что висминцы стали вести себя осторожнее. Их обычная суетливость куда-то пропала. Казалось, они все ждут чего-то. И догадавшись, чего именно, она испугалась.

Вечером первого дня своего путешествия к Израненным пустыням она испытала еще один приступ внезапного страха. Селин предчувствовала, что в Парве она почти наверняка увидит признаки надвигающейся войны. Войны, какой люди не видели уже триста лет - со времен последнего нападения Висмина, войны, которая ввергнет в хаос всю Балию. Селин надеялась, что ей все-таки удастся передать достаточно информации Стилиану прежде, чем ее схватят и убьют. Ведь если Стилиан прав, ей не удастся выбраться живой из города лордов-колдунов.

Потом страх ушел, сменившись растерянностью, и Селин пришлось потратить какое-то время, чтобы продумать свои действия. Она понимала, что ей лучше выкинуть из головы все мысли о возвращении в Зитеск, иначе они лишат ее здравого смысла и заставят быть чересчур осторожной. Она усилием воли постаралась заменить их желанием доказать, что она лучшая из магов-разведчиков Зитеска. Правда, сама Селин никогда в этом не сомневалась. Другие сомневались - но лишь потому, что она была женщиной, а занятие выбрала сугубо мужское..

Впрочем, сейчас судьба предоставляла ей шанс не просто выделиться из прочих. Она получила возможность пожертвовать жизнью во имя славы Зитеска. Быть может, ей даже удастся изменить ход неотвратимо надвигающейся войны.

Разжигая в себе это желание, Селин наконец сумела вновь обрести силу духа. На разведчице были пятнистые брюки и куртка, за высокими голенищами мягких, но прочных кожаных сапожек спрятано по кинжалу. Черные перчатки плотно обтягивали ее руки, а на запястьях, под рукавами, у нее были спрятаны пружинные механизмы, стреляющие маленькими зазубренными стрелками. На большом расстоянии эти стрелки были неэффективны, зато в ближнем бою убивали противника наповал. На поясе у Селин болтались еще три кинжала, а за спиной, под курткой, висел короткий меч в кожаных ножнах.

У Селин были большие карие глаза, короткие волосы и стройная сильная фигура с длинными ногами и небольшой грудью. Главным козырем разведчицы была стремительность действий; она отлично понимала, что незаметно проникнуть в нужное место - это лишь половина дела, и в умении скрыться, когда иссякал поток маны, ей не было равных. Стилиан как-то раз язвительно заметил, что с ее качествами ей лучше было бы пойти в наемные убийцы. Однако у Селин вызывала отвращение одна мысль о том, чтобы убивать по приказу. Тем не менее в случае необходимости она не задумываясь убивала тех, кто становился у нее на пути.

Она улыбнулась про себя. Может быть, когда все закончится, ей все-таки удастся вновь увидеть Зитеск. Для того, кто осторожен и верит в успех, нет ничего невозможного. Ей дали задание как можно быстрее проникнуть в Парве. Селин знала только одно заклинание, позволявшее выполнить этот приказ, и воспользовалась им. Теперь она пробиралась на северо-запад, к пустынным предгорьям. Она знала, что укрыться в тех местах довольно легко, но рассчитывать на комфортабельное убежище в отвесных горах, подступающих к долинам с запада, не приходится. И погода там то и дело меняется. Но пока солнце еще согревало землю, и Селин старалась не думать о холодных камнях, которые ждут ее впереди.

***

Вороны выехали из Корины через северные ворота только после полудня: утро они посвятили похоронам Сайрендора; Денсер на них приглашен не был. Теперь, еще во власти печали, они ехали к развалинам дома Септерна, до которых было три дня пути на северо-запад.

Денсер с изможденным лицом и запавшими глазами ехал впереди вместе с Таланом и Ричмондом. Безымянный Воитель и Хирад Холодное Сердце держались в двадцати шагах за ними. Замыкал кавалькаду Илкар. С тех пор как отряд отправился в путь, эльф не произнес ни слова.

Они ехали уже целый час, и все это время Хирад был настороже. Он ждал нападения охотников за ведьмами. Варвар был уверен, что они не отступятся от своего решения убить Денсера, и теперь, глядя на спину темного мага, он невольно улыбался. Ситуация, несомненно, складывалась довольно необычная.

- Почему Илкар так ненавидит Зитеск? - спросил Хирад, по-прежнему не сводя глаз с Денсера.

- Почему бы тебе не спросить об этом его самого? - ответил вопросом на вопрос Безымянный. - Хватит ему уже плестись в одиночестве. - Он оглянулся и жестом попросил эльфа подъехать поближе, но Илкар, казалось, этого не заметил. Только когда оглянулся и Хирад, он пришпорил коня.

Варвар нахмурился, наблюдая за приближением Илкара. После вчерашних откровений Денсера с лица эльфа не сходило выражение муки. Илкар попытался улыбнуться, подъезжая к друзьям, но ему удалось только страдальчески поднять брови.

- Как ты, Илкар? - спросил Хирад.

- Что за глупый вопрос? - хмуро буркнул Илкар. - Скажите лучше, зачем вы меня позвали?

- Да вот Хираду любопытно, что ты имеешь против Зитеска? - сказал Безымянный.

- Все, - сказал Илкар. - Если говорить просто, в вопросах магии школа Джулатсы полностью расходится со школой Зитеска. Мы по-разному проводим исследования, по-разному развиваем способности управлять маной... мы все делаем по-разному. Когда мы говорим "стоп", они командуют "вперед". В Джулатсе считается преступлением работать на Зитеск. Ну как, ты понял?

- Нет, - признался Хирад. Илкар вздохнул:

- Видишь ли, разделение университетов произошло в основном по соображениям морали. Это случилось тогда, когда в Зитеске нашли быстрый способ восполнить ману. Они стали приносить в жертву людей. Сейчас, по прошествии времени, я могу многое простить Зитеску, но только не это.

- Они до сих пор совершают жертвоприношения? - спросил Безымянный.

- Зитеск уверяет, что нет, но на самом деле этот метод по-прежнему используется, несмотря на то что они открыли и более достойные способы. Но как бы там ни было, разделение произошло две тысячи лет назад, и теперь наше учение - наше понимание физики магии - настолько отличается от учения Зитеска, что нам порой трудно понять, как они создают и используют заклинания.

- Значит, ты тоже можешь воспользоваться "Рассветным вором"? - спросил Хирад. - Ведь это, наверное, не зитескианское заклинание, не так ли?

- Нет, не зитескианское, но я не могу его использовать, - сказал Илкар. - То есть теоретически, конечно, могу. Я знаю слова и правила использования "Рассветного вора", поскольку Септерн сделал их доступными для всех университетов, но я никогда не работал над формированием нужной маны и не изучал особенности произнесения данного заклинания. Поэтому у меня наверняка ничего не получится.

- Значит, мы должны беречь Денсера, - с отвращением процедил Хирад.

- По крайней мере до тех пор, пока не узнаем, обманывал он нас или говорил правду.

- Да, согласен, - тихо сказал Безымянный.

Некоторое время они ехали молча. Хирад, вспоминая то, что услышал от Илкара, пытался понять, что задумали эти маги. С другой стороны, для него куда важнее было догадаться, что замышляют охотники на ведьм. В конце концов варвар решил поразмыслить и над тем, и над другим.

- Что ты знаешь об охотниках на ведьм, Безымянный? - спросил он.

Воитель усмехнулся:

- Мне кажется, сегодня ночью ты почти не спал, не так ли?

- Конечно, я только об этом и думал. Ну так что?

- Да ничего особенного. - Безымянный пожал плечами. - Их предводителя зовут Тревис. Именно он командовал гарнизоном, когда был окончательно потерян контроль над Андерстоунским ущельем. Мы в то время сражались за лордов Раше на севере, это было началом нашей карьеры. В то время Тревис был опасным человеком, но сейчас он, наверное, постарел... - Воитель помолчал. - Илкар лучше расскажет тебе о нем.

Наконец-то Илкар улыбнулся. Уши его встали торчком.

- Я же эльф, Безымянный, - сказал Илкар и потер подбородок. - Боюсь, мой рассказ будет коротким. Тревис может быть либо блестящим героем, который ведет долгую войну с порочной магией, либо обычным солдафоном, слепцом, который не видит того, что у него перед носом. Все зависит от того, как смотреть на его поступки.

- А ты сам как считаешь?

- Я считаю его слепцом, - сказал Илкар. - Видишь ли, все это началось с одного грандиозного плана, и тогда немало было таких, кто хотел, чтобы Тревис добился своей цели. В их числе был и я. После поражения в Андерстоунском ущелье он собрал своих единомышленников и разработал кодекс. Этот кодекс ставил основной целью ограничить разрушительное действие магии Зитеска и, правда, в гораздо меньшей степени магии Додовера. Заметь, ничего противозаконного в этом кодексе не было. Тревис совсем не считал, что нужно закрыть эти университеты. Он просто хотел контролировать исследования и прекращать те, которые противоречат морали. В то время их организация называлась "Крылатой розой". Ее члены делали себе на шее татуировки - бутон красной розы между двух белых крыльев. - Эльф показал на собственной шее, где именно делалась такая татуировка. - Вероятно, это должно было символизировать страсть и свободу.

- Неужели в этом был какой-то смысл? - спросил Безымянный.

- Пожалуй, да, - ответил Илкар. - Первоначально их помыслы были чисты. Они хотели лишь одного: освободить свою страну от тени темной магии. И собирались достичь этой цели, не прибегая к насилию.

- Проклятие! - воскликнул Хирад.

- Я понял, что ты хотел сказать, - заметил Илкар. - Дальше, как ты и сам можешь предположить, высокие идеалы постепенно забылись. Во что превратились их планы насчет контроля исследований, не знаю. Вероятно, в охоту на ведьм; похоже, теперь Тревис любого искусного мага считает опасным для страны человеком. Кстати, я тоже попал в эту категорию, потому что благодаря неудачному стечению обстоятельств оказался в одной компании с нашим славным приятелем из Зитеска.

- Они все еще делают себе такие татуировки? - спросил Хирад, показывая на свою шею.

- Нет, татуировки немного изменились, - сказал Безымянный. - Сам рисунок остался прежним, но теперь он заурядного черного цвета.

- Да, - подтвердил Илкар. - И сейчас они называют себя "Черными Крыльями". А роза теперь, наверное, должна означать печаль или еще что-нибудь в этом роде.

- Так я понял, что эта женщина опасна. - Хирад не сразу понял, что Безымянный разговаривает сам с собой. - Проклятие!

- О чем это ты, Безымянный? - спросил варвар.

- Я ведь узнал эту татуировку, понимаешь? Если бы я чуть поторопился, то мог бы спасти Сайрендора. Может быть.

Просто когда я понял, что она пришла за Денсером, у меня пропало желание ее останавливать. На его жизнь мне было плевать - да и сейчас, в общем-то, плевать. В этом-то и беда.

- Так будет до тех пор, пока мы не найдем "Рассветного вора", - заметил Илкар.

- Неужели ты в это веришь? - спросил Безымянный.

- А ты по-прежнему скептик, Безымянный?

- А ты по-прежнему эльф, Илкар?

***

В Торговом союзе Корины еще витал дух помпезности минувших столетий.

Залы, кабинеты, столовые и комнаты этой некогда надменной и горделивой организации утопали в садах. За этими садами до сих пор тщательно ухаживали благодаря наследству, подаренному союзу графом Арленом Третьим в знак признательности за пожертвования, которые Торговый союз - ТСК - собрал во время первой войны с Висмином триста лет тому назад. С тех пор удача изменила семье Арлена, и ее богатство перешло к набирающему силу на гребне новой волны прибыльной торговли минералами барону Блэксону.

Впрочем, со стороны здание ТСК выглядело отменно. От витиевато украшенных кованых ворот вела к фасаду широкая подъездная аллея. Мраморные ступени поднимались к двойным дверям из черного дерева. Трехэтажное здание было сложено из белого камня, привезенного от скал Динебри, за семьдесят миль на северо-восток от Корины.

Однако внутри картина, напротив, была удручающей. Потолок в холле просел, его подпирали деревянные балки и просто бревна, везде царили пыль и запустение. У ТСК не было денег даже нанять полотера. Роспись облупилась, штукатурка отсырела, в углах поселилась плесень, воздух был затхлым.

Столешница банкетного стола была выщерблена и покрыта царапинами, выцветшая обивка стульев порвалась, из прорех торчала набивка. Что касается гостевых комнат, то ни один барон или лорд не селился сюда без доверенной охраны, постоянно дежурившей у дверей.

Вся эта атмосфера угнетала барона Гресси. Его первоначальный оптимизм относительно созванной встречи улетучился, едва начались жестокие перепалки между прибывшими в Корину делегатами.

Лорд Динебри созвавший эту встречу из-за нападения на один из его обозов в Андерстоунском ущелье, был сугубо номинальным и, как поговаривали многие, последним председателем ТСК. На заседании Динебри поставил вопрос о необходимости проведения военной акции в связи с тем, что Тессея, вождь племени, согласно договору, контролирующий Андерстоунское ущелье, нарушил соглашение о безопасном проходе. Предполагалось, что такая акция позволит сохранить этот торговый путь открытым.

Однако сидящие за столом лорды и бароны, начиная от седого и морщинистого, но все еще крепкого лорда Раше и чернобородого, до неприличия обрюзгшего лорда Эймота и заканчивая молодым бароном Понтойсом, которого отличали гигантский рост и ястребиное лицо, словно в непробиваемую броню, оделись в цинизм.

После трех часов бесполезных споров, выступлений и дискуссий делегаты разбились на две фракции. Позиция Гресси, Динебри и старшего сына лорда Джадена, которому принадлежали земли к северу от университетских городов, подвергалась непрерывным атакам. Ход заседания определяли Понтойс, Раше и Хаверн. Делегаты принимали резолюцию за резолюцией, опровергая все заявления Динебри и обвиняя его в желании развязать войну. Все требования лорда предоставить ему слово не включались в протокол. Кульминацией заседания явились односторонние дебаты о том, как ТСК должен извлекать максимальную выгоду из любого потенциального объединения племен. Слушая их, трое опальных делегатов кипели от негодования, но хранили молчание.

Гресси, который и до этого говорил мало, ответил лишь на прямой вопрос Понтойса.

- Почему вы молчите, Гресси? Все еще гадаете, чем заплатить за ремонт разрушенной стены замка, или просто думаете о чем-то личном?

- Мой дорогой Понтойс, - ответил Гресси. - Я считал, что вы уже забыли о той маленькой ссоре, которая вышла между нами по вашей вине. А что касается ран, то вам потребуется гораздо больше времени, чтобы их зализать. Кроме того, я боюсь, что мои мысли не соответствуют тем решениям, которые вы готовы принять. Особенно это относится к вашей попытке возобновить продажу оружия Висмину.

- Мой дорогой Гресси, - сказал Понтойс. - Вы, наверное, располагаете более надежными фактами, чем лорд Раше и Хаверн.

- Да, располагаю, - заявил Гресси, и уважение, которым он пользовался, все же заставило многих прислушаться. - Динебри старается объяснить вам, что Висмин может вторгнуться в Балию в любой минуту. Я уверен, что уже сейчас их войска сосредоточены в центральной части страны. Они организованы и сильны, так что завтра на рассвете я выступаю на помощь Блэксону.

- Неужели? - На губах Понтойса застыла улыбка. - Дорогая затея.

- Деньги - ничто, - сказал Гресси. - Главное - выжить.

За столом послышались смешки.

- Ваши опасения не соответствуют фактам, - заявил лорд Раше. - Должно быть, ваши мозги протухли с годами.

- На протяжении поколений мы - я включаю сюда и свой род - проживали богатства Балии, ее людские и природные ресурсы. Мы упивались ее красотой и наслаждались безопасностью. Все наши разногласия разлетались, как солома, под яростным ветром войны, когда запад раздирали на части полчища Висмина. Но сейчас все иначе. Противник объединился, и он гораздо сильнее нас. Его армии лучше подготовлены и по численности превосходят наши войска, - сказал Гресси. - Неужели вы не видите этого? Разве вы не слышите, о чем вам твердит Динебри? - Он повернулся к Понтойсу. - Я буду рыдать от радости, барон, стоя на стрелковой галерее своей крепости и наблюдая, как ваши люди вновь пытаются овладеть замком Танцующих скал. Но если мы не покончим с угрозой, которая нависла над нами сейчас, то над моим замком будет развиваться знамя Висмина.

- Я предпочту дожидаться этих висминцев, попивая вино из твоих подвалов, - сказал Понтойс. - В это время года погода в Балии очень непостоянна.

Его слова были встречены с одобрением. В зале снова послышался смех.

- Смейтесь, смейтесь, - с горечью произнес Гресси, - пока можете. Мне жаль вас, но мне жаль и Балию. Я люблю эту страну. Мне хочется и впредь по утрам смотреть из окон своего замка и видеть, как блестят в лучах утреннего света далекие Терновые горы, как с пастбищ поднимается туман, и наслаждаться свежестью воздуха.

- Я буду счастлив зарезервировать место для вашего кресла-качалки на своих галереях, - сказал в ответ Понтойс.

- Я, честно говоря, надеюсь, что вы умрете гораздо раньше, чем мне потребуется кресло-качалка, - презрительно проронил Гресси. - Я буду проклинать каждый день своей жизни, когда защищал ваши поганые шкуры. Вместо этого мне и другим жителям этой страны нужно было спасать свою родину. - Он повернулся и зашагал к двери, а вдогонку ему несся хохот. На пороге Гресси задержался. - Подумайте, почему здесь нет Блэксона, почему все четыре университета в эту минуту совещаются на озере Триверн. Подумайте и о том, почему Вороны сегодня работают на Зитеск, хотя они поклялись никогда не делать этого. Они все хотят спасти нашу страну от Висмина, а наших женщин - от поругания. И любой из вас, кто откажется присоединиться к Блэксону, Андерстоуну или университетам, простится с жизнью гораздо раньше, чем боги Балии сойдут на землю и настанет час расплаты. А он обязательно настанет.

С этими словами Гресси вышел из банкетного зала ТСК, оставив после себя тяжелую тишину.

***

В сумерках Денсер увел отряд в лес и остановился, только когда с дороги их уже невозможно было заметить. Все спешились, и Ричмонд развел небольшой костер.

Денсер огляделся, потом что-то прошептал на ухо своей лошади, показывая пальцем куда-то в чащу. Кобыла коричневой масти неторопливо направилась в ту сторону, куда показал маг, и увела за собой остальных лошадей.

- Отличный фокус, - заметил Ричмонд. Денсер только пожал плечами:

- Ничего особенного. - Он сел, прислонившись спиной к дереву, и зажег свою трубку. Кот высунул голову у него из-за пазухи, спрыгнул на землю и исчез в траве.

- Ну и какой у нас план, Денсер? - спросил Талан, протирая глаза от дорожной пыли.

- Очень простой. Амулет должен указать нам дверь в мастерскую Септерна. По нашим предположениям, она находится в пространстве между измерениями. Илкар прочитает надпись на амулете, произнесет заклинание и откроет дверь.

- Действительно просто, Денсер, - пробормотал Илкар. - Я всю жизнь только и делал, что произносил заклинания измерений.

- А то нет? - хмыкнул Хирад. - Я сам слышал, как ты разглагольствовал об измерениях и порталах между ними, но до сих пор понятия не имею, о чем ты говорил. Может, все-таки попробуешь объяснить так, чтобы я понял?

Илкар и Денсер переглянулись. Зитескианец кивнул эльфу.

- На самом деле общая концепция довольна проста, - начал Илкар, - но чтобы привыкнуть к ней, требуется некоторое умственное усилие. Фактически, одновременно с нашим существует множество других миров - или измерений, как называют их маги. Мы - под словом "мы" я подразумеваю в первую очередь магов - пока хорошо знаем два, хотя их, несомненно, гораздо больше.

- Ясно, - буркнул Хирад, поджав губы.

- Что не так? - спросил Илкар, и его уши встали торчком.

- Я знаю, что ты видел дракона, и помню твои слова о том, что он находится в каком-то другом измерении. Но сейчас ты утверждаешь, что все вокруг захламлено другими мирами, - сказал Талан. - Вот мы видим небо, землю и море. А потом хочешь, чтобы мы поверили, что в этом месте и в эту минуту существуют другие миры, но мы их увидеть не можем. Да еще радостно заявляешь, что сам знаешь о двух таких мирах.

- Прости, Илкар, - добавил Ричмонд, - но для нас все это является большим сюрпризом.

- Да, - снова вмешался Талан, - и я хочу знать, как кому-то в голову могла прийти сама мысль об этом?

- Денсер? - предположил Илкар. Из травы появился кот, прыгнул Денсеру на колени и устроился там, неотрывно глядя в глаза своему хозяину.

- Мы пришли к выводу, что Септерн знал об этом всегда, хотя, вероятно, как он обо всем догадался, так и останется тайной. Он первым из магов допустил существование других измерений, кроме того, о котором нам известно достаточно давно благодаря исследованиям маны. Сейчас утверждение Септерна уже не вызывает сомнений и он считается гением, но в то время его подвергли обструкции. Из-за этого ему пришлось покинуть Додовер и построить собственный дом.

- Я не мудрец, - серьезно проговорил Хирад.

- Самое правдоподобное предположение таково: что-то заставило Септерна обратить внимание на особенности потоков маны, которые свидетельствовали об активной деятельности за пределами нашего измерения. Он был способен чувствовать и видеть то, чего никогда не мог почувствовать и увидеть ни один маг на земле. Он был уникальным человеком, - сказал Денсер. - Простите, что говорю слишком общо, но многие из ранних работ Септерна утеряны. Он знал обязательную магию, хотя впоследствии развил и собственное учение, на основе которого строятся заклинания для создания порталов между измерениями. А может быть, это всего лишь наши догадки.

- Хорошо, - произнес Безымянный. - Допустим, мир драконов существует отдельно от нашего. Они проникают к нам, чтобы спастись. При этом их совершенно не волнует, нравятся они нам или нет и будем ли мы о них заботиться. Но возникают два вопроса. Что мешает драконам любой из враждующих сторон установить здесь свое господство и что происходит в других измерениях? - Он поднялся и подбросил в огонь хвороста.

- Денсер, это снова к тебе. - Тон Илкара нельзя было назвать дружелюбным.

- Нам очень мало известно об измерении драконов. Никто не бывал там, кроме Септерна. Дракон, которого встретил Хирад, был, наверное, представителем одного из тех великих родов, которым принадлежит исключительное право использовать коридор между нашими измерениями. Коридор имеет много связей с нашим миром - по одной на каждого члена рода и его драконера. Драконы защищают коридор от атак других своих сородичей. То, что рассказал тебе Ша-Каан, хорошо подтверждает это. - Маг помолчал, попыхивая трубкой. - Никто, - медленно проговорил он, - не в состоянии повторить работу Септерна. Так что сейчас никто не путешествует между измерениями. Но находка ключа от его мастерской может все изменить. Записи Септерна дают нам хорошее представление о пространстве между измерениями. Именно благодаря им нам удалось запустить туда клетку с лордами-колдунами. Кроме того, мы обнаружили доказательства существования других измерений, хотя проникнуть нам удалось только в одно.

- Зато именно в то, которое вам действительно необходимо, не так ли, Денсер? - с явным отвращением спросил Илкар.

- Да, оно в самом деле представляется нам полезным, - слегка раздраженно ответил Денсер.

- Пожалуйста, расскажи нам о нем. - В голосе Безымянного совсем не было привычных требовательных ноток.

- Проще говоря, это измерение населено существами, которых вы называете демонами, но не волнуйтесь, - сказал Денсер, - чтобы жить в нашем измерении, им необходимы существенные преобразования организма и постоянная помощь магии. - Он протянул руку и рассеянно погладил своего кота. Тот замурлыкал и выгнул спину.

- Почему? - спросил Ричмонд.

- Потому что они не могут жить без маны. Это воздух, которым они дышат. А в нашем мире концентрация маны очень низка по сравнению с требуемой. С другой стороны, мы тоже не можем жить там. Не стану скрывать, что Зитеск научился брать ману из этого измерения. Ричмонд посмотрел на эльфа:

- Неужели в этом есть что-то плохое, Илкар?

- Проблема не в том, как использовать ману, - ответил Илкар, - а в методах, с помощью которых сделано это открытие. Но сейчас нет никакого смысла углубляться в тонкости, поскольку это в основном вопрос морали.

Все замолчали. Каждый обдумывал или старался понять то, о чем только что услышал. Что касается Хирада, то все сказанное казалось ему пустой болтовней. Конечно, он первым задал вопрос, но ответ был ему непонятен. Впрочем, варвара это мало заботило. Он не мог сосредоточиться, его мысли постоянно возвращались к Сайрендору.

- Надеюсь, вам хватит того, что вы услышали? - спросил Денсер.

- Еще один вопрос, - нахмурился Ричмонд. - А где эти другие измерения находятся? Вот я, например, вижу звезды - и хочу спросить, не там ли?

- Нет, - сказал Денсер, слегка улыбнувшись. - Хотя аналогия неплохая. К сожалению, в повседневной жизни не найдется нужных сравнений. Самое простое, что я могу тебе предложить, - это попробовать представить невероятно огромное пространство, заполненное бесчисленным количеством пузырьков. В этом случае каждый такой пузырек будет представлять собой одно измерение. Но самое сложное - вообразить, что эти пузырьки одновременно существуют везде и нигде. Тогда количество пузырьков и размер пространства уже не имеют значения, расстояния между отдельными пузырьками не существует. В этом случае путешествие из одного измерения в другое теоретически происходит мгновенно и подчиняется некоей закономерности, зависящей от взаимной ориентации измерений. - Маг сделал паузу. - Я правильно все изложил, Илкар?

- Да, в общих чертах твой рассказ совпадает с моими представлениями, - сказал Илкар, хотя по его лицу можно было понять, что он узнал для себя что-то новое.

- А как этот амулет оказался у дракона? - спросил Талан.

- Хороший вопрос, - заметил Денсер. - Опубликовав "Рассветного вора", Септерн исчез. Мы полагаем, что он ушел через портал драконов или через один из его собственных. Если предположить, что Септерн хотел, чтобы мы когда-нибудь воспользовались его открытиями, все встает на свои места. Поскольку он сам был драконером, Септерн доверил ключ к своим изобретениям - этот амулет - драконам, а также предоставил им право решать, когда мы будем готовы принять его дар. Мы просто продвинулись на один шаг вперед, только и всего. Еще есть вопросы? - Все промолчали. - Хорошо, на рассвете отправляемся.

Хирад, нахмурившись, посмотрел на темного мага.

- Позволь и мне кое-что объяснить тебе, Денсер, - спокойно произнес он и, сняв кинжал с ремня, проверил пальцем остроту лезвия. - Ты здесь не старший. Мы отправимся с тобой к мастерской Септерна, только когда все Вороны согласятся на это, не раньше.

Денсер улыбнулся:

- Ну, если тебе хочется поиграть в эту игру...

- Нет, Денсер, - сказал Хирад. - Это не игра. И в тот момент, когда ты забудешь об этом, ты останешься в одиночестве. Или умрешь.

- И Балия умрет вместе со мной, - сказал Денсер.

- Это всего лишь твое личное мнение, - заметил Безымянный.

На лице у Денсера появилось озадаченное выражение.

- Но только я знаю, что мы должны сделать, - сказал маг.

- Пока, - возразил Безымянный. - Но, будь уверен, и у нас найдется что сказать, как только мы разберемся в этом деле.

Наступило молчание; лишь потрескивал костер да ветер шуршал листвой, покачивая верхушки деревьев. Уже давно стемнело, но никто не спал. Денсер постучал чашечкой своей трубки о корень дерева.

- Можно мне внести предложение на общее обсуждение? - медленно проговорил он. - Не пора ли нам всем немного поспать?

Глава 8

Отчуждение, недоверие, подозрения, мана. Воздух был буквально пропитан всем этим.

Озеро Триверн лежало у подножия Терновых гор. Отсюда они начинали плавно понижаться к заливу Триверн, расположенному в ста милях севернее. Здесь, в области влияния магии, растительность была буйной, только восточный берег оставался открытым. В пышной траве проглядывали россыпи ярких цветов, и даже высоко в горах скалы были покрыты густым мхом и жестким морозоустойчивым кустарником. На берегах озера любили селиться птицы, и их пение было способно тронуть даже самое черствое сердце.

Когда в горах шли дожди, со скал в озеро обрушивались сверкающие водопады, а во время продолжительных ливней все водопады сливались в один, величественный и огромный.

В день встречи поверхность озера была спокойной, только случайный ветерок время от времени рождал на зеркальной глади легкую рябь. Жарко светило солнце, на берег лениво накатывались волны, и только большой шатер на берегу нарушал эту идиллию. Во все стороны от него разбегались волны невероятного напряжения, которое, казалось, цеплялось за одежду, убивало волосы и выжигало кожу.

Шатер имел правильную геометрическую форму, все его стороны были идеально равны. По бокам на одинаковом расстоянии друг от друга располагалось четыре входа.

У каждого входа был свой навес, окрашенный в цвет соответствующего университета, и под каждым навесом стояли охранники.

Внутри шатра за одинаковыми квадратными столами сидели наставники и представители университетов: от Листерна - лорд Хэрист, старший маг; от Джулатсы - Баррас, уполномоченный представитель Джулатсы в Зитеске; от Додовера - Валдрок, лорд Башни; от Зитеска - Стилиан, лорд Горы. По обе руки от глав делегаций сидели советники.

Удобно расположившись в кресле, покрытом мехом черного горностая, Стилиан и пытался угадать настроение своих - он еще не знал, как правильнее назвать этих людей - современников... или, быть может, врагов?

Баррас из Джулатсы. Стилиан хорошо знал этого умного, но чрезвычайно вспыльчивого старого эльфа. На морщинистом лице Барраса блестели ясные голубые глаза, длинные седые волосы были стянуты на затылке в тугой хвост. Как обычно, пальцы правой руки Барраса выстукивали нетерпеливую дробь на ближайшей поверхности - в данном случае на подлокотнике кресла.

Невозмутимый лорд Хэрист из Джулатсы. Он сидел, откинувшись в кресле, его лицо пряталось в тени подголовника. Хэрист сцепил свои длинные пальцы и оперся на них подбородком. Его поза была настолько непринужденной, насколько это было возможно в таком обществе. Стилиан уважал его за осторожность и за то, что в свои сорок пять Хэрист был самым молодым из всех, кого когда-либо избирали на должность старшего мага Листерна. В этом Стилиан видел некоторое сходство между собой и Хэристом, хотя карьера лорда Горы делалась не столь демократичными методами.

Стилиан вздохнул. Валдрок, болтун и хвастун. Когда он сердится, то вспыхивает со скоростью эльфийской стрелы, но бьет с точностью катапульты. Лорд Башни Додовера сидел, наклонившись вперед и положив руки на стол перед собой; его лицо, как всегда, было красным, глаза - прищурены. Огромное туловище Валдрока с трудом уместилось в кресло. Стилиан усмехнулся про себя, подумав, что теперь университетским плотникам придется переделывать все кресла. Будь прокляты эти додоверцы вместе со своим мелочным равенством! Каждый раз они старались свести разговор к обсуждению проблем давно минувших лет.

Впрочем, на сей раз не должно быть никаких задержек и ссор, иначе их всех ожидает смерть. А Стилиан решил, что по крайней мере Зитеск должен выжить во что бы то ни стало.

Все взоры были обращены на лорда Горы. Стилиан убедился, что его советники готовы, сделал глоток воды из бокала и встал.

- Я приветствую собравшихся здесь и хочу напомнить, что у всех нас общие корни - старый университет, который дал начало четырем современным школам, - сказал Стилиан. - Господа, я очень признателен вам за то, что вы смогли приехать сюда. - Стандартная форма приветствия не имела никакого значения. Все понимали, что если созывается встреча на озере Триверн, то присутствие на ней важнее всех остальных дел. - Вряд ли кто-то из вас мог не заметить рост активности к западу от Терновых гор. - Делегаты напряженно заерзали в своих креслах. Стилиан улыбнулся. - Ну что вы, господа? Надеюсь, мы не опустимся до того, чтобы лицемерно отрицать очевидные вещи?

- Разве вы сами не знаете, что другие университеты не увлекаются так шпионажем, как ваш? - спросил Баррас, сразу прекратив барабанить пальцами по подлокотнику.

- Я в этом не сомневаюсь, - парировал Стилиан. - Но вместе с тем я уверен, что даже один хороший разведчик может добыть достаточно информации, чтобы заставить поволноваться каждого из нас.

Валдрок вытер лицо платком.

- Все это чрезвычайно интересно, Стилиан, но если вы приехали сюда лишь для того, чтобы говорить о состоянии наших разведок, то меня ждут более важные дела.

- Мой дорогой Валдрок, - заметил Стилиан с максимальной снисходительностью, какую только позволял протокол, - я здесь совсем не для того, чтобы зря отнимать у вас время, и тем более не для того, чтобы тратить свое собственное. Однако мне любопытно, как представляют вам ваши разведчики масштабы деятельности Висмина. - Лорд Горы улыбнулся и почтительно развел руками. - Не могли бы вы поделиться с нами такими подробностями?

- С удовольствием, - сказал Хэрист из Листерна. - Вот уже несколько недель у нас на западе нет разведчиков, но мы видели свидетельства крепнущего союза племен. Хотя, откровенно говоря, без цементирующей силы в лице какого-нибудь владыки это объединение вряд ли может нести направленную угрозу.

- Мое мнение отличается от вашего, - заметил Валдрок. - Наши разведчики постоянно работают в центральной части Висмина и на среднем западе. По нашим оценкам, в этом районе сосредоточена армия в тридцать тысяч воинов. Скорее всего назревает какой-то межплеменной конфликт. Мы не располагаем никакими доказательствами массового продвижения этих войск к Терновым горам.

- Баррас? - спросил Стилиан с замиранием сердца. Никто из них ничего не замечает. Но может быть, старый эльф...

- Все дело в том, что для того, чтобы возникла реальная угроза с запада, недостаточно огромной армии. Без сильной магической поддержки, какой висминцы пользовались при лордах-колдунах, если только слово "пользоваться" подходит к той ситуации, им никогда нас не одолеть. Я сомневаюсь, что им удастся пройти дальше Андерстоунского ущелья.

- В конце концов, венценосные особы едва ли окажутся достойной заменой лордам-колдунам, - хохотнул Хэрист.

- Они лишь смогут заставить ветер дуть чуть сильнее, - добавил Валдрок.

Все, кроме делегатов Зитеска, засмеялись. Когда смех утих, снова заговорил Баррас:

- Стилиан, вы хотели поделиться с нами какой-то информацией или это просто дружеская встреча? - Эльф улыбнулся, но его улыбка мгновенно погасла, когда он увидел мрачное лицо лорда Горы.

- У нас возникли сложности в пространстве между измерениями, - раздался голос Стилиана, и в шатре сразу установилась полная тишина. Казалось, люди даже перестали дышать. Стилиан медленно обвел взглядом сидящих за столами. Раздраженное красное лицо Валдрока, озадаченное лицо Хэриста. Пальцы Барраса застучали быстрее по подлокотнику кресла, и старый эльф проговорил:

- Как я понимаю, вы больше не контролируете души лордов-колдунов.

- Да, не контролируем. - Стилиан опустил голову и посмотрел на свои бумаги. - Именно поэтому я и созвал вас на эту встречу. Зитеск считает, что ситуация очень тяжелая.

- Стилиан, заседание ваше, - хриплым голосом сказал Баррас.

Стилиан кивнул:

- Я буду краток. По меньшей мере шестьдесят тысяч висминцев в настоящее время вооружены и готовы вторгнуться в Балию. Сейчас они базируются в основном в центральной части Висмина, так что переход до Терновых гор займет у них около десяти дней. Однако племена кочевников всего в трех днях пути от Андерстоунского ущелья, и их стоянки будут использованы в качестве лагерей для сосредоточения войск. Клетка была повреждена, когда открывался портал одного из драконеров. В результате утечки маны лорды-колдуны получили возможность освободиться. По нашему мнению, они вернулись в Балию и, по-видимому, сейчас занимаются восстановлением своих тел в Парве. Я направил туда разведчика, чтобы он оценил ситуацию на месте. Факты, которые я изложил, проверены и не подлежат сомнению. Мы стоим на грани катастрофы.

Он замолчал. Делегаты принялись обсуждать между собой услышанное.

- Полный провал Зитеска и его нынешнего лорда Горы, - сказал Валдрок. - Клетка маны, о которой на протяжении многих лет вы трубили как о своем величайшем триумфе, разрушена.

Стилиан вздохнул и покачал головой:

- Это общий результат ваших размышлений, Валдрок? Над нами нависла слишком серьезная угроза, и я не уверен, что нам удастся выжить. В этих условиях остается только уповать на удачу, а вы пытаетесь перечеркнуть триста лет работы, которую Зитеск вел ради всех жителей Балии. К несчастью, в их число входите и вы. - Лорд Горы опустился на свое место.

- Давайте не забывать о том, что именно Зитеск придумал способ заключить в тюрьму лордов-колдунов и осуществил это на практике, - выступил в защиту Стилиана Баррас. - Никто из представителей наших университетов не бросился в то время на помощь Зитеску. Я от себя лично хочу засвидетельствовать благодарность Зитеску за их неоценимые усилия и за то, что он созвал эту встречу.

Валдрок покраснел и сел, вытирая платком лоб. Лорд Башни был вне себя от бешенства: он неверно оценил мнение Джулатсы, а возможно, и Листерна. Если так, то сейчас он об этом услышит.

- Я присоединяюсь к Баррасу и тоже хочу поблагодарить Зитеск, - сказал Хэрист, вставая. - Однако у нас есть несколько вопросов, которые требуют немедленного ответа. Я полагаю, нам необходимо знать следующие вещи: смогут ли лорды-колдуны восстановить свое былое могущество и сколько времени им понадобится на воссоздание тел? Зависит ли от этого, когда начнется вторжение? И наконец, главное - чем мы можем ответить на агрессию и можем ли рассчитывать на помощь других университетов? У меня все. - Он опустился на свое место.

Стилиан кашлянул.

- Мне немного неловко перед вами, - сказал он, - поскольку я забыл упомянуть об одном обстоятельстве.

- Ах-ах, - проронил Валдрок, поджав губы.

- С вашей стороны естественно было предположить, что клетка маны была разрушена недавно. Может быть, так оно и есть. Однако я должен заметить, что в худшем случае лорды-колдуны могут находиться в Парве уже три месяца. Эта неопределенность объясняется тем, что из-за сложности подготовительных расчетов мы были просто не в состоянии чаще проверять клетку маны.

Вновь в шатре повисла напряженная тишина.

- Сколько времени займет у них воссоздание тел? - спросил Хэрист.

- Понятия не имею, - сказал Стилиан, - это не моя область специализации.

- Так может, они уже закончили и могут передвигаться? - испуганно воскликнул Хэрист.

- Спокойнее, Хэрист. Если бы они закончили, мы бы уже об этом услышали. - Баррас поднял руку, призывая старшего мага Листерна сохранять хладнокровие. - Не забывайте, что от их тел остались лишь обгоревшие кости. Я, например, не могу представить себе, чтобы процесс воссоздания тел был быстрым, а вы? - улыбнулся эльф.

- Однажды мы уже недооценили лордов-колдунов, - сказал Хэрист.

- Но больше этого не допустим, - заметил Стилиан. - Затем и созвана эта встреча.

- По-моему, дальнейшая дискуссия на эту тему бессмысленна, - резко заявил Валдрок. - Потому что о том, сколько им потребуется времени, мы можем только догадываться. Уже ясно, что нужно действовать быстро, и теперь мы должны решить, что следует предпринять в первую очередь.

Стилиан кивнул.

- Тем не менее мы должны продолжать собирать информацию. Я доложу вам о том, что происходит в Парве, как только получу сведения от моего разведчика. Я бы посоветовал вам немедленно послать разведчиков в центральную часть Висмина и к Израненным пустыням. Мы не можем позволить себе столкнуться с очередным сюрпризом.

С этим никто не спорил.

- Возвращаясь к вопросам Хэриста, - сказал Валдрок. - Я считаю, что второй вопрос очень важен, но на него вряд ли можно ответить. - Тучный додоверец потер переносицу.

- Почему же? - спросил Стилиан.

- Потому что ответ на него будет ясен, только когда Висмин двинет вперед свои армии.

- Я с этим не согласен, - сказал Баррас. - У нас уже есть доказательства того, что висминцы действуют под руководством шаманов, а значит, под влиянием лордов-колдунов. Мы не знаем размеров территории, которую в состоянии контролировать лорды, пока не обретут плоть. Но я подозреваю, что она достаточно велика. Разведчик Стилиана, несомненно, подтвердит это. Думаю, нам следует ждать нападения раньше, чем лорды закончат воссоздание своих тел.

- Не забывайте о том, что Висмину уже потребовалось определенное время, чтобы собрать такие большие силы, - сказал Хэрист.

- В самом деле, - согласился Баррас. - Висминцы не воюют друг с другом уже давно. Следовательно, их явно держат в узде. Но - и на это, несомненно, укажет наш дорогой Валдрок - мы не знаем, когда начнется вторжение. Все, что мы можем сделать, - это закрыть все проходы с восточной стороны Терновых гор и как можно скорее укрепить свою оборону.

- Таким образом, господа, мы подошли к цели нашей встречи, - сказал Стилиан. - Нам нужна армия, причем нужна уже сейчас.

- Слава богам, что мы так сильно ненавидим друг друга, - воскликнул Баррас, - иначе бы у нас никогда бы не было университетской охраны. - За столами послышался смех.

- Какую силу мы можем собрать? - Смех прекратился. - У Джулатсы около шести тысяч воинов, половина из них охраняет город. В течение месяца нам удастся, возможно, набрать еще около восьми тысяч резервистов.

- Мне неизвестно точное количество наших солдат, - сказал Валдрок. - По-моему, около двух тысяч человек охраняют город, а охрана университета составляет около шести тысяч. Я уточню и сообщу вам точные цифры.

- Хэрист? - спросил Стилиан.

- Одиннадцать тысяч воинов регулярной армии, двести кавалеристов и не более двух тысяч резервистов; они же в основном охраняют город. Подрабатывают. Это все, - сказал Хэрист.

- Но зато у вас лучший полководец во всей Балии, - заметил Стилиан. Хэрист кивнул:

- Несомненно.

- А что у вас, Стилиан? - спросил Валдрок. - Наверное, вы и ваш рассадник демонов имеете армию, которая превышает по численности вооруженные силы всех университетов.

- Нет, Валдрок, - ответил Стилиан. - Чтобы сберечь людей, мы построили стены. Охрана города насчитывает семьсот человек, охрана университета - пять тысяч, кроме того, у нас на службе постоянно состоит чуть меньше четырехсот Защитников.

Баррас быстро подсчитал в уме общую численность.

- Даже если мы поставим в строй все наши резервы, армия Висмина все равно будет втрое превосходить нашу. А как насчет Торгового союза Корины?

Валдрок выразительно вздохнул и презрительно хмыкнул.

- Мне бы очень хотелось сказать, что их силы можно мобилизовать, но на самом деле междоусобицы разорили баронов и заставили разойтись по своим поместьям, - сказал Стилиан. - Всю информацию, которая меня интересует, я получаю через барона Гресси. По крайней мере он воспринимает нависшую угрозу серьезно. Сейчас в Корине проходит совещание Торгового союза, но я не питаю надежд на положительный результат. Для них все наши подозрения выглядят просто детскими сказками.

- Но хоть чего-нибудь мы можем от них ждать? - спросил Хэрист.

- Гресси и Блэксон помогут нам в Дженазском заливе, но кроме них... - Стилиан отрицательно покачал головой.

- Проклятые паразиты, - пробормотал Валдрок. - В этом я вынужден с вами согласиться, - сказал Баррас. - Что еще?

- Мы согласовали, сколько людей готов выделить каждый университет, теперь осталось назначить главнокомандующего и ехать по домам вспоминать оборонительную магию, - сказал Валдрок, быстро постукивая пальцами по подлокотнику кресла.

- Хэрист, а Деррик здесь? - спросил Баррас. Хэрист улыбнулся.

- Я предусмотрительно привез его с собой, - ответил он.

- Хорошо. Думаю, мы сможем избавить себя от мучительного выбора главнокомандующего. Генерал Деррик единственный человек, который одновременно и пользуется уважением, и умеет хорошо воевать. Давайте пригласим его и спросим, что ему потребуется.

В шатре установилась необыкновенно дружеская атмосфера - редкое явление на встречах делегаций четырех университетов.

- А пока мы ждем, может быть, попробуем ответить на вопрос, которому мы не придали должного значения.

Как на этот раз мы собираемся остановить лордов-колдунов?

***

Рано или поздно это должно было случиться. Напряжение росло с каждым днем, но от этого инцидент не был менее прискорбным.

Когда до замка оставалось еще почти два дня пути, Фрон повернул свой отряд в сторону от больших дорог. Теперь их окружала дикая природа. За осыпавшимися скалами и толстыми стволами деревьев открывались небольшие поляны, а у подножия крутых склонов путь преграждали ручьи и болота.

Нередко всадникам приходилось спешиваться и вести лошадей через коварные места, где один неверный шаг грозил непоправимой бедой.

Отряд двигался медленно, и это выводило из себя Алана. Его призрачные надежды таяли с каждым шагом, и Фрон это чувствовал. Алан понимал, что этот путь самый безопасный из всех, но он был зол, и его злость в любую минуту могла выплеснуться наружу, несмотря на все обещания и заверения.

Когда солнце скрылось за верхушками деревьев, Фрон скомандовал привал. Отряд расположился возле ручья, в небольшой ложбинке, со всех сторон окруженной крутыми скальными склонами. С запада набегали тучи.

- Еще светло, - печально заметил Алан. - Можно было бы проехать дальше.

- В этих местах темнеет очень быстро, - сказал Фрон. - И кроме того, это хорошее, безопасное место. - Он положил руку на плечо Алану. - Мы доберемся туда вовремя, поверь мне.

- Откуда ты знаешь? - Алан сбросил руку Фрона и отошел в сторону.

- Мы неплохо устроились, если только не будет дождя, - сказал Уилл и, посмотрев в сторону Алана, нахмурился. - Он?..

- Нет, не может быть, - ответил на невысказанный вопрос Фрон. - Наверное, у него просто расшалились нервы. Постарайся быть с ним помягче, ему сейчас очень нужна наша поддержка. - Он потянул носом воздух. - Да, может, дождя и не будет.

- Ты лучше его успокой, - предупредил Фрона Уилл. - А то он начнет кидаться на нас. Фрон кивнул:

- Ты займись костром, а мне, наверное, и в самом деле надо кое-что ему объяснить.

Алан сидел на гальке возле излучины ручья и рассеянно бросал в воду камешки. Фрон присел рядом, и Алан вздрогнул от неожиданности:

- О боги...

- Прости, - сказал Фрон и улыбнулся.

- Как тебе удалось так тихо подойти? - не очень-то добродушным тоном спросил Алан.

- Привычка, - ответил Фрон. - Постарайся рассказать мне о том, что тебя тревожит, а я объясню, почему тебе не надо тревожиться.

Алан покраснел и посмотрел на Фрона полными слез глазами.

- А разве не ясно, что меня тревожит? - громко воскликнул он, нарушая спокойствие, царившее на берегу ручья. - Мы идем слишком медленно. И может быть, пока мы здесь отдыхаем, они умирают.

- Алан, я знаю, что делаю. Именно поэтому ты и пришел ко мне, так ведь? - Фрону от природы достался громкий хриплый голос, но он старался говорить как можно спокойнее и тише. - Мы знаем, что детей похитили не для того, чтобы убить, иначе бы они не увезли мальчиков в свое убежище. Еще нам известно, что Ирейн в ожидании спасения будет тянуть время и помогать им, пока это возможно. Я понимаю, как тебе тяжело. Поверь, мне тоже тяжело, но ты обязан проявить терпение.

- Терпение? - переспросил Алан с горечью в голосе. - Мы будем сидеть здесь, спокойно есть и спать, пока моя семья находится на краю гибели? Как ты можешь быть таким расчетливым? Ты играешь их жизнью!

- Тише, - прошипел Фрон. В глазах его зажглись желтые огоньки. - Твои крики могут услышать, а лишнее внимание нам ни к чему. Послушай меня. Я понимаю твою боль, разделяю твое желание побыстрее добраться до цели, и ничьей жизнью я не играю, поверь мне. Но спешка в этом деле равносильна самоубийству. Если мы хотим спасти твою семью, мы должны действовать наверняка и быть всегда начеку. А теперь иди и поешь.

- Я не голоден.

- Тебе нужно есть. И хватит терзаться, иначе ты просто свихнешься.

- Ну хорошо, прости, но я не могу просто сидеть сложа руки!

Голос Алана вспугнул стайку птиц, и тут же словно из-под земли возник Уилл и зажал ладонью Алану рот. Глаза Уилла гневно блестели.

- Может, что-то ты и делаешь правильно, но сейчас из-за своих воплей ты рискуешь моей жизнью. Прекрати орать, иначе я перережу тебе горло, и остальные меня поймут.

- Уилл, отпусти его! - прорычал Фрон. Он приподнялся, но, взглянув в глаза Уилла, опустился назад. Лицо Алана словно окаменело: еще недавно Фрон уговаривал всех помочь своему другу, а сейчас сам не может или не хочет прийти ему на выручку.

- Мы освободим твою семью тем способом, каким решим сами, - говорил Уилл в ухо Алану. - Мы будем двигаться медленно и осторожно, потому что это единственная возможность остаться в живых. А теперь решай, пойдешь ли ты с нами или упадешь лицом вниз в этот ручей. Я убью без тени сомнения, потому что в любом случае получу свои деньги. Но мне кажется, что твоя жена выбрала бы первое, и потому предлагаю тебе заткнуть пасть. - Он оттолкнул Алана и, уходя, бросил Фрону: - Никогда не бери с собой клиентов.

***

Над костром висел котелок. Джандир смотрел, как закипает вода. На сердце у него было тяжело. Ему было предельно ясно, что из их отряда никогда не получится слаженная команда, несмотря на то что все составляющие для этого имелись.

Среди них был и опытный взломщик, и немногословный следопыт, и охотник. Каждый был быстр, каждый умел и сражаться, и думать. Загвоздка была в их характерах. Фрон, несмотря на свою внешность, был слишком уступчив и мягок, его легко было уговорить. Взять с собой Алана - это все равно что, уходя из дому, не загасить очаг. Уилл вспыхивает как порох, ему недостает внутреннего спокойствия. Его постоянно нужно одергивать, что само по себе довольно странно для человека его профессии.

Взглянув на себя со стороны, Джандир понял, что и его сердце не здесь. На самом деле в душе он никогда не был наемником. Джандир был простым эльфом, который мог заработать немного денег благодаря своему умению обращаться с луком, пока ищет свое призвание. Ему оставалось только надеяться найти это призвание прежде, чем будет уже слишком поздно его искать.

Глядя, как его спутники подчеркнуто сторонятся друг друга, Джандир подумал, что, пожалуй, уже слишком поздно.

***

Генерал Ри Деррик расстелил на столе карту. Старшие маги университетов подошли ближе, только Валдрок остался сидеть.

Деррик был высоким мужчиной, больше шести футов росту. Ему было тридцать три года, но выражение его круглого загорелого лица до сих пор оставалось мальчишеским, и вечно спутанные каштановые волосы только подчеркивали это впечатление.

Однако моложавость генерала только при первой встрече могла ввести кого-то в заблуждение. Поэтому, едва он склонился над картой, все старшие маги приготовились ловить каждое его слово.

Деррик имел репутацию опытного тактика, которую заслужил еще в те годы, когда Андерстоунское ущелье пришлось уступить Тессее и Висмину. Тогда генерал провел несколько удачных рейдов в глубь территории Висмина. Почти четыре года ему удавалось сохранять контроль над восточной частью прохода.

С тех пор бароны, которые могли позволить себе заплатить Деррику и Листерну, всегда просили совета у генерала, если возникал серьезный конфликт. Он пользовался уважением у солдат всех четырех университетов, и его способность командовать объединенными силами ни у кого не вызывала сомнений.

- Что ж, хорошо то, что с таким количеством регулярных войск мы уже можем обороняться, если только вы не ошиблись в оценке численности армий Висмина. Нам очень повезет, если они нападут без поддержки лордов-колдунов. Потому что, боюсь, стоит Висмину пробить брешь в нашей обороне, и у нас уже не хватит резервов остановить их наступление на Корину, Дженаз и университеты. - Деррик обвел взглядом обступивших его магов. - Видите? - Он обвел широким жестом на карту Балии - Северного континента.

Основной географической особенностью Балии были Терновые горы, неровным шрамом протянувшиеся с юга на север, от моря до моря, разделив материк на две приблизительно равные части.

Восточная часть была чуть меньше, зато ее природа буквально взывала к цивилизации. Богатые земли, густые леса, полноводные реки и естественные гавани создавали идеальные условия для жизни людей и развития торговли.

К западу от гор почва была каменистой, и только небольшие области были пригодны для земледелия. На юго-западе располагались перенаселенные земли центрального Висмина, на северо-западе - соленые пустыни.

Существовала легенда, согласно которой Западная и Восточная Балия когда-то были отдельными континентами, которые, медленно дрейфуя в океане, столкнулись друг с другом. Камнепады, до сих пор нередкие в Терновых горах, служили подтверждением этой легенды.

- Даже незнакомый с тактикой человек может понять, что у Висмина существуют только три пути на восток. Дженазская бухта на юге, залив Триверн на севере и, конечно же, Андерстоунское ущелье. Есть еще перевалы, но они слишком опасны и не годятся для переброски больших войск. Впрочем, это не означает, что про них можно совсем забыть. - Деррик взял бокал с водой и сделал несколько глотков.

- Насколько я понимаю, вы считаете, что они не станут пытаться перебросить войска по морю вдоль северного или южного берега? - спросил Баррас.

Генерал кивнул:

- Я вполне могу предположить, что они высадят десант, например, у Дженаза, но у них нет кораблей, чтобы перевезти большую армию.

- И что они, по-вашему, сделают? - Валдрок бросил взгляд на неровный, изъеденный заливами берег Балии на карте.

- Чтобы это понять, нужно учитывать, что у противника есть два взаимосвязанных плана. И один подчинен другому, - сказал Деррик. - Висмин давно поклялся стереть университеты с лица земли. Лорды-колдуны жаждут того же, но это лишь часть их замысла установить свое господство над всем континентом. Поэтому в качестве плацдармов для вторжения удара могут быть использованы Андерстоунское ущелье и залив Триверн. На месте противника я бы выбрал ущелье. Через него проходит основной грузопоток. По нему можно не только быстро перебросить войска, но и переправить тяжелое снаряжение. К тому же Висмин полностью его контролирует. К счастью, ширина ущелья все же недостаточна, чтобы противник мог обрушиться на нас всеми силами. Вместе с тем сражаться придется у самого восточного входа в ущелье, а это ограничивает и наши возможности. С пятьюстами всадниками и пятью тысячами пехоты я сам встану вот здесь на случай, если потребуется быстро вмешаться. Сам Андерстоун - это просто сторожевой пост, стоящий там гарнизон Торгового союза Корины насчитывает чуть меньше тысячи хорошо обученных и опытных воинов. Я оценю, что нужно сделать в первую очередь для укрепления нашей обороны, и обращусь к вам за магической помощью. Не могу не подчеркнуть, что для нас крайне важно не пропустить Висмин через ущелье. Андерстоун находится меньше чем в четырех днях пути от Зитеска и в пяти от того места, где мы сейчас находимся. На таком расстоянии невероятно сложно остановить наступление противника.

Генерал замолчал и обвел взглядом магов. Баррас покусывал ногти, Валдрок поджал губы, а Хэрист рассеянно кивал, все еще рассматривая карту. Стилиан нахмурился.

- А мы не можем захватить ущелье? - спросил он.

- Согласно моему плану обороны, в этом нет тактической необходимости, и я лично считаю, что такой ход был бы непростительной глупостью с нашей стороны. Несомненно, Висмин организовал там хорошую оборону. Находящиеся там казармы могут вместить больше шести тысяч человек.

- А если использовать мощную наступательную магию?.. - произнес Стилиан.

- При наступлении соотношение наших потерь с потерями противника составит три к одному. А нам сейчас дорог каждый человек. Чтобы я мог всерьез задуматься о такой возможности, ваша магия должна обеспечить соотношение меньше чем один к одному. - Деррик пожал плечами. - Насколько я знаю, такой магии пока не существует.

Стилиан улыбнулся:

- Да. Но может быть, у нас возникнет стратегическая необходимость взять это ущелье. В конце концов, нам нужно будет покончить с лордами-колдунами, а сами они вряд ли придут к нам в руки.

- Все возможно, милорд Стилиан, - холодно ответил Деррик.

- Если вы что-то задумали, то поделитесь с нами, пожалуйста, - попросил Стилиана Валдрок.

- Нет, я ничего не задумал. Мне просто не хочется, чтобы мы упустили какое-нибудь возможное преимущество, - сказал лорд Горы.

- Надеюсь, я сумею позаботиться о том, чтобы этого не случилось, - сказал Деррик. - Теперь перейдем к заливу Триверн. Здесь мы имеем открытое место, которое тяжело оборонять с берега, и отсюда меньше четырех дней пути до Джулатсы...

Но Стилиан уже не слушал генерала. Овладеть ущельем можно было без всякого риска. Но он не мог изложить суть дела, не выдав при этом своих устремлений. Однако что-то все-таки придется рассказать: Стилиан понял, что в одиночку ему не переубедить генерала. Возможно, пришло время всем университетам узнать о последних экспериментах Зитеска. Тогда выражение "мощная наступательная магия", несомненно, приобретет совершенно другой смысл. Он улыбнулся про себя и подумал, что неплохо было бы встретиться с Дистраном - его лучшим специалистом.

Глава 9

Прошло три дня с тех пор, как Вороны выехали из Корины. Лесистые равнины постепенно уступили место холмам и оврагам. Потом холмы сменились голыми скалами, а овраги - болотистыми долинами. За все время пути Воронам не встретилось ни одного человека.

У самого дома Септерна вязкий торфяник, поросший вереском, неожиданно сменился сухой и твердой землей. В отдалении наблюдалось странное мерцание - солнечный свет искрился, словно просачиваясь сквозь какую-то тонкую пленку или облако пыли, поднятой ветром. По ровной земле лошади зашагали веселее. Насколько хватало глаз местность была безжизненной и унылой: ни чахлого деревца, ни даже скалы не возвышалось над потрескавшейся мертвой землей.

- Что здесь произошло? - спросил Хирад, оглядываясь по сторонам.

- Не знаю, - ответил Денсер. - Наверное, это последствия магической битвы. Похоже на Израненные пустыни, только здесь земля не так сильно выжжена.

- Может, кто-то пытался воздействовать магией на мастерскую Септерна? - спросил Илкар, всматриваясь в пыльную даль.

- Возможно. - Денсер пожал плечами. - Кто знает, как сказывается неконтролируемый разрыв измерения на нашу природу?

- А что это такое - "разрыв измерения"? - озадаченно спросил Безымянный.

- По сути - дыра в ткани нашего измерения, ведущая в другое измерение или просто в пространство между измерениями.

- А на нас тут не будет ничего воздействовать? - с опаской спросил Безымянный.

- Трудно сказать, я не специалист в теории измерений, - рассеянно ответил Денсер. - Мы можем лишь предполагать, чего добился Септерн в процессе своих исследований. Но он был гением, а его записи частично утеряны.

- Да, Септерн был гением, - подтвердил Илкар, пристально всматриваясь вдаль. Потом эльф пришпорил лошадь и поскакал вперед. Хирад догнал его:

- Ты что-то увидел, Илкс?

- Ничего определенного, - ответил Илкар. - Мешает это мерцание. Все, что мне удалось разглядеть, - это темные очертания каких-то предметов чуть левее направления нашего движения. Но далеко ли до них, я сказать не могу.

- Очертания предметов? - переспросил Талан, подъехав к ним.

- По всей видимости, это какое-то здание. Конечно, это может быть и груда камней, но я так не думаю.

- Хорошо, давай поедем посмотрим, - сказал Хирад. - Кажется, это единственный ориентир, который мы заметили здесь. - Варвар сжал коленями бока лошади и поскакал в том направлении, в котором указывал Илкар.

Когда они подъехали ближе, зоркий Илкар сказал, что уже может различить разрушенный особняк и рядом с ним - что-то похожее на низкий сарай.

- Разрушенный? Ты уверен? - спросил Денсер.

- Боюсь, что да, - ответил Илкар.

- Это плохо? - спросил Хирад.

- Не обязательно, но это лишнее подтверждение, что магическая битва действительно была. Всем известно, что до мага не так-то легко достучаться, - сказал Денсер.

- Только если стучатся не другие маги, - заметил Илкар. - Или не лорды-колдуны. Денсер удивленно приподнял брови:

- Точно.

Кот у него под плащом громко зашипел, высунул голову и тут же поспешно спрятался снова.

- О боги! - воскликнул Денсер.

- Что такое? - спросил Безымянный, поворачиваясь в седле.

- Кажется... - начал Денсер, но его перебил отвратительный вой. - Кажется, у нас появилась компания.

- Что там за дьявольщина? - Хирад крутился в седле, но никого не видел, хотя вой тем временем подхватило еще несколько глоток.

- Волки, - сказал Илкар. - Причем большие волки.

- Нет, это дестраны, - заметил Безымянный, кусая губы.

- Дестраны? Значит, Висмин, - сказал Талан и вынул из ножен меч.

- Да, - подтвердил Безымянный. - Нам нужно спрятаться. Где они сейчас?

- Прямо перед развалинами. - Илкар показал рукой, и теперь уже все смогли рассмотреть в переливающейся дымке огромные темные силуэты.

- Похоже, у нас неприятности, - сказал Ричмонд.

- Точно подмечено, - прошептал Хирад и осмотрелся вокруг в поисках укрытия. Увы, укрыться здесь было негде.

- Ладно, - сказал Безымянный. - Поскачем на северо-запад, сделаем круг и подъедем к развалинам с другой стороны. Может быть, они не станут преследовать нас или по крайней мере не успеют догнать. - Перехватив взгляд Хирада, он тихо добавил: - Хотя, конечно, лучше было бы сейчас посовещаться, - и пустил свою лошадь галопом, предоставив остальным догонять.

Поначалу казалось, что уловка сработала. Хирад увидел, как расстояние между Воронами и собаками с их хозяевами на лошадях начало увеличиваться. Он пришпорил лошадь, но когда еще раз оглянулся назад, то неожиданно оказалось, что огромные твари - четыре фута в холке - уже совсем рядом.

- Безымянный! - крикнул Хирад. - Нам не убежать от них, посмотри!

Воитель оглянулся и остановил лошадь.

- Всем спешиться, - приказал он. - Илкар, Денсер, отпустите лошадей. Может быть, собакам нужны они.

- Едва ли, - сказал Денсер. - Если здесь люди Висмина, то наше положение гораздо серьезнее, чем я думал. Ладно, я постараюсь что-нибудь сделать. Только постарайтесь меня не отвлекать.

- Что?.. - начал было Илкар.

- Молчи, - перебил Денсер и, подняв глаза к небесам, широко развел руки.

- Надо его защищать, - сказал Хирад, и четверо Воронов встали широким полукругом перед Денсером. Безымянный принялся постукивать о землю кончиком меча; Илкар отогнал лошадей и, обнажив меч, занял свое место. Собаки были уже совсем рядом, а четверо висминцев пустили лошадей галопом.

Обнажив клыки и брызгая пеной, огромный пес прыгнул на Хирада. Варвар отшатнулся, защищая лицо рукой, в которой держал меч, но пес все же задел его, и оба повалились на землю.

Безымянный присел на корточки, выставив перед собой лезвие меча. Когда черная дестрана приблизилась, он подался вперед и, предупреждая прыжок собаки, ударил мечом ей прямо под челюсть. Пронзив мозг, лезвие вышло из затылка собаки. Воитель быстро сместился в сторону, освобождая оружие, и мертвая дестрана упала на землю.

Хираду повезло: при падении пес оказался внизу. Не давая ему подняться, варвар сдавил псу горло левой рукой, бросил меч, сорвал с пояса кинжал и несколько раз вонзил лезвие в грудь дестраны. Кожаные доспехи обагрились кровью, но в это время вторая дестрана прыгнула Хираду на спину.

Талан и Ричмонд настороженно следили за тремя дестранами, которые медленно приближались к ним; в это время Денсер закончил свои приготовления. Он скрестил руки на груди, потом сжал кулаки и коснулся ими плеч. Открыв глаза, он ткнул указательным пальцем в шестерых собак, которые кругами бегали вокруг Воронов, выжидая удобного момента, чтобы напасть, и тихо произнес:

- Адский огонь.

Илкар выругался и бросился на землю.

Шесть столбов ревущего пламени низверглись с небес, и шесть дестран вспыхнули, словно факелы. Корчась от боли и жалобно воя, они катались по земле, сгорая заживо. Три собаки, окружившие Талана и Ричмонда, повернулись и бросились наутек. И только та дестрана, что обрушилась на Хирада, не желала отпускать свою жертву.

Нож выпал из пальцев Хирада, и варвар был беззащитен. Он перекатился на спину и вскрикнул от боли, когда рана коснулась земли. Пес прыгнул на него, и мощные когти пробили кожу доспехов. Обливаясь кровью, варвар пытался сбросить с себя собаку, но безуспешно. Дестрана нависла над Хирадом, ее горячая слюна капала ему на лицо.

Набрав горсть земли, Хирад швырнул ее в глаза собаке. Дестрана затрясла головой, и в следующее мгновение Безымянный перерубил ей шею косым ударом. Лезвие меча вонзилось в землю в нескольких дюймах от Хирада.

Стало тихо. Денсер, тяжело дыша, опустился на колени. Руки и ноги его дрожали, по его лицу стекал пот. Талан и Ричмонд бросились к Хираду. Безымянный вытер свой меч, потом поднял меч Хирада и протянул его варвару.

Илкар встал и, отряхиваясь, посмотрел на догорающие останки собак, сраженных магией Денсера. Он не знал, ругаться ему или восхищаться. Подумать только, "адский огонь". Всемогущие боги! Неудивительно, что теперь Денсер стоит на коленях. И эльф не стал говорить ничего. Он молча прошел мимо Денсера к Хираду.

Хирад сидел на земле и был очень бледен.

- Как он? - спросил Илкар Талана.

- Ему лучше, - ответил Хирад. - Кто-нибудь поможет мне снять рубашку?

- Потом, - сказал Безымянный. - Сначала нам нужно найти укрытие. Вон возвращаются наши лошади. Ты сможешь ехать верхом?

Хирад кивнул, и Талан помог ему подняться на ноги. Потом все вместе подошли к Денсеру; черный маг по-прежнему стоял на коленях.

- Ты цел, Денсер? - спросил Ричмонд.

Денсер посмотрел на него и, криво улыбнувшись, кивнул.

- Надо остановить висминцев, - с трудом произнес он. - Нельзя допустить, чтобы они доложили о нас лордам-колдунам.

- Сейчас мы не в состоянии их остановить, - сказал Ричмонд. - Хирад ранен. Нам нужно добраться до сарая.

- Откуда они взялись? - спросил Талан.

- Их лагерь, должно быть, где-то поблизости. Несомненно, лорды-колдуны велели им наблюдать за домом.

- Ты рисковал, - заметил Илкар, наклоняясь к Денсеру.

- Думаю, риск был оправдан, - сказал тот, показав на обугленные скелеты собак. - Я научился управлять этим заклинанием.

- Я видел. Но это, очевидно, очень опасно. - Тут Илкар уловил краем глаза какое-то движение и повернулся, чтобы посмотреть, что там такое.

- И утомительно, - добавил Денсер. - Я сомневаюсь даже, смогу ли сейчас ходить.

- Постарайся, - воскликнул Илкар. - Собаки возвращаются!

- Ричмонд, приведи лошадей, - приказал Безымянный. - Илкар, позаботься о Денсере. Хирад, за мной.

Илкар помог Денсеру вскарабкаться на коня, и отряд галопом поскакал к сараю.

Для Хирада эта скачка была пыткой. Он давно бы упал, если бы Безымянный, который скакал рядом, вовремя не поддерживал его. Денсеру помогал удержаться в седле Илкар.

Ричмонд и Талан первыми подскакали к сараю и распахнули большую дверь. Сразу за ними в сарай влетели Безымянный и Хирад. Безымянный спрыгнул на землю и подхватил теряющего сознание варвара.

- Ричмонд, Талан, присмотрите за ним, - бросил он и подбежал к двери. Как только Денсер с Илкаром въехали в сарай, Безымянный выскочил наружу, захлопнул дверь и закрыл ее на деревянный засов.

- Проклятие, Безымянный, что ты задумал? - закричал Илкар из сарая. Он всем весом навалился на дверь, но та не поддавалась.

- В Корине был последний раз, когда я не смог помочь моим друзьям.

Дестраны были уже в нескольких биениях сердца от Безымянного.

- Зачем, Безымянный? Они же не будут торчать здесь вечно, - крикнул Талан и вместе с Илкаром навалился на дверь.

- Будут, - срывающимся от усталости голосом произнес Денсер. - Вы просто не знаете, что такое эти твари. Дверь их не удержит.

- Но он же погибнет, ты понимаешь это, тупой ублюдок! - Это был голос Хирада.

- Мы еще посмотрим, кто кого, Хирад, - откликнулся Безымянный. - Еще посмотрим!

Огромные собаки стремительно приближались. Впереди бежала серебристо-серая дестрана, чуть позади - еще две, одна черная, другая темно-серая. Безымянный отбивал ритм кончиком своего меча о землю. Он знал, что его первый удар будет смертельным. Когда до первой собаки оставалось два шага, Безымянный отступил в сторону, взмахнул мечом на уровне пояса и, резко перенаправив удар вверх, разрубил дестране голову.

Уже мертвая, собака по инерции пролетела вперед и ударила Воителя в плечо. Он упал, но тут же откатился вбок и начал подниматься, но собаки оказались быстрее. Серая дестрана сомкнула челюсти на металлическом на-плечнике, а черная полоснула когтями по шлему Безымянного. Воитель взревел и рубанул мечом по задней лапе серой собаки. Из обрубка хлынула кровь, но челюсти не разжались. Черная дестрана еще раз ударила Воителя лапой по голове и сбила с него шлем. Ремешок шлема сдавил ему шею, и Безымянный стал задыхаться. В глазах у него потемнело. Чувствуя близкую победу, рядом завыла черная дестрана. От этого воя сознание Воителя на мгновение прояснилось, и он успел всадить лезвие меча в горло зверю. Победный вой утонул в фонтане крови.

Но в это время серая пластина наплечника переломилась под мощными клыками серой дестраны, и огромные челюсти сомкнулись, дробя человеку кости. Воитель пронзительно закричал; свет померк в его глазах. Собака рванула Безымянного назад, и меч выпал из его руки. Из последних сил Воитель несколько раз ударил дестрану кулаком по морде, но челюсти не разжимались. Собака подтащила обливающегося кровью Воителя ближе и когтями разорвала ему горло. В это время засов на двери сарая треснул, и она распахнулась. Перед гаснущим взором Безымянного мелькнуло лезвие меча, и рядом с Воителем- с глухим стуком упал на землю труп его последнего противника.

Все было кончено.

***

- Как ты посмел? - набросилась на Капитана Ирейн, едва он вошел в ее комнату. - Как ты посмел?

Капитан легко перехватил ее руки и толкнул Ирейн к письменному столу:

- Успокойся, Ирейн. Все идет, как обычно.

- Три дня! - раздраженно воскликнула Ирейн. Ее глаза пылали. - Три дня ты отказываешь мне в свидании с моими детьми. Как ты можешь? Неужели у тебя совсем нет сердца?

Капитан остался верен своему слову, которое он дал во время их последнего разговора. Ирейн могла говорить только с охранником, который приносил ей еду и воду. Первый день она пережила довольно легко, только злилась. Надо же, Капитан вообразил, что она смирится! От нечего делать она вспоминала университетские науки - в частности, редко используемые заклинания. Некоторые из них можно было использовать для побега. Но у Капитана остались бы ее дети, к тому же он пригрозил убить их, как только Ирейн воспользуется магией. Теперь она уже не сомневалась, что Капитан сдержит свое слово.

Потом она задумалась о том, какая судьба ждет ее мальчиков в будущем, когда Капитан больше не будет нуждаться в ее услугах. Отпустит ли он их? Ей хотелось верить, что Капитан не станет убивать невинных детей, но все же надежды на такой исход было мало. Ирейн чувствовала, что он не собирается отпускать их из замка. Капитан, несомненно, знал, что ее сыновья наделены большим магическим даром и когда-нибудь научатся пользоваться им. Безусловно, это его пугало. Ирейн рассчитывала, что когда-нибудь Капитан хоть ненадолго, нo отпустит свою охрану и у нее появится возможность осуществить задуманное, но понимала, что пока мальчики разлучены с ней, совершить побег ей не удастся.

Однако проходили часы, и злость постепенно стихала, сменяясь неудержимым желанием увидеть детей. Оно полностью завладело ею, не давая сосредоточиться на чем-то другом. Какие там науки и заклинания! Сердце бешено колотилось в груди Ирейн, на глаза то и дело навертывались слезы, а счастливые воспоминания, которыми она пыталась себя утешить, сменились ночными кошмарами. Представляя себе, как ее мальчики сидят одни в холодной и пыльной комнате, где некому их защитить, он чувствовала, что сходит с ума.

Ирейн понимала, что избавиться от этих мучений очень просто. Чтобы увидеть детей, ей всего лишь нужно позвать охранника и сказать, что она согласна сотрудничать с Капитаном. Но такое сотрудничество было несовместимо со всеми ее, убеждениями. Ирейн была уверена, что Капитан обманывает ее, и не сомневалась, что своим согласием помогать ему она поставит Балию в еще более опасное положение, чем то, в котором она уже находится.

По прошествии двух дней Ирейн уже не могла ни есть, ни спать, ни следить за собой - столь велико было ее желание увидеть своих детей. Шаркая ногами и опустив голову, она бродила по комнате, повторяла их имена и молилась, чтобы они целыми и невредимыми вернулись к ней. Все ее мысли были заняты сыновьями, ее душа истосковалась по ним.

На третий день Ирейн позвала Капитана, испугавшись, что сойдет с ума от горя и мальчики без нее погибнут. Посмотрев в зеркало, она увидела светлые дорожки от слез на своем грязном лице. Ее спутанные волосы были сальными, темные круги под глазами красноречиво свидетельствовали о крайней степени изнеможения. Ночная рубашка была порвана на плече - это Ирейн зацепилась за торчащий из стены гвоздь.

- Ты сама себе в этом отказываешь, - сказал Капитан. - Все в твоих руках.

Ирейн слишком устала, чтобы возражать. Она тяжело опустилась на стул и тихо попросила:

- Разреши мне увидеться с ними. Капитан пропустил эту просьбу мимо ушей.

- Я думал, ты хочешь сказать мне что-то новенькое?

- Что ты от меня хочешь? - спросила Ирейн обессиленным голосом.

- Отлично, - сказал Капитан. - Отлично. Я понимаю твои чувства. Я скажу, что мы будем делать. Но сначала мне хочется, чтобы ты хорошо отдохнула. А чтобы тебе было легче, я обещаю, что очень скоро ты увидишь своих сыновей. Тебе, наверное, уже известно, что я всегда выполняю свои обещания. Потом мы поговорим о твоей роли в спасении Балии от этого ужасного творения - "Рассветного вора".

- Я должна увидеть их сейчас, - сказала Ирейн. Капитан опустился перед ней на колени и приподнял ей лицо. Он улыбнулся, и улыбка смягчила его черты.

- Ирейн, посмотри на себя. Они испугаются, если увидят тебя в таком виде. Ты обязательно должна выспаться, а потом умыться. Ложись прямо сейчас, не теряй времени. - Он поднялся, помог Ирейн встать со стула, проводил до постели и укрыл простынями, когда она покорно легла. - Я хочу пожелать тебе приятных сновидений и побуду здесь, пока ты не заснешь. А когда проснешься, увидишь Тома и Арона и убедишься, что они в добром здравии. - Капитан убрал сбившиеся пряди волос с лица Ирейн. Она была слишком обессилена, чтобы сопротивляться сну, и скоро уже крепко спала.

Капитан повернулся к Исману и широко улыбнулся:

- Ты видел, Исман? Лишением можно добиться результатов, которых никогда не обеспечит насилие. - Он встал. - Только что сделан еще один шаг к нашей цели. Пойдем, поговорим о том, как нам получить самый ценный наш приз.

***

Илкар стоял, не в силах пошевелиться, и смотрел перед собой невидящим взглядом. Тишина резала слух. Талан опустился на колени, закрыл Безымянному глаза и, поднявшись, встал рядом с Ричмондом и Илкаром. Ветер шевелил окровавленные волосы Безымянного. Хирад, отрубив голову последней собаке, сумел сделать всего два шага и упал. Сейчас его осматривал Денсер.

Воитель мертв. Никогда Илкар не думал, что ему придется это увидеть. Больше их предводитель не скажет нужных слов и не примет единственно правильного решения, чтобы спасти всех Воронов. Илкар не мог смириться с этой мыслью.

- Проклятие, почему Безымянный это сделал? - воскликнул он.

Ричмонд медленно покачал головой. В глазах у него блестели слезы.

- Не знаю... - проговорил он. - Мы могли бы помочь ему. Если бы он не закрыл дверь, мы... Почему он ее закрыл?

У Илкара не было ответа на этот вопрос. Он повернулся в ту сторону, где лежал Хирад, и встретился взглядом с Денсером. У черного мага было встревоженное лицо.

- Дело плохо?

Денсер кивнул и спросил:

- Ты знаешь заклинание "Чудесное исцеление"?

- Неужели настолько?..

- Да, - сказал Денсер. - Он потерял слишком много крови. Так что насчет заклинания?

- Я никогда им не пользовался, - сказал Илкар.

- Я не прошу тебя им воспользоваться, тебе нужно только сформировать для меня поток маны - у меня сейчас просто не хватит сил.

- Значит, ты хочешь, чтобы-я дал тебе ману, - медленно произнес Илкар. - Да как ты можешь просить меня об этом?

Денсер почесал голову.

- Сейчас не время обсуждать вопросы морали и сотрудничества университетов.

- Не время?

- Нет! - Денсер показал на лежащего ничком Хирада. - Если мы сейчас же не сделаем что-нибудь, он умрет. Ты можешь поднабраться храбрости и попытаться сам вылечить Хирада с помощью своей энергии или сформируй для меня поток маны, я проведу исцеление. У меня это хорошо получается. - Он стоял так близко, что эльф чувствовал, как у него под плащом шевелится кот. - Что ты выбираешь?

Илкар посмотрел в сторону и, встретившись с суровыми взглядами Ричмонда и Талана, развел руками.

- Вы просто не понимаете, - сказал он.

- Мы понимаем только, что если ты ничего не сделаешь, Хирад умрет, - сказал Ричмонд. - Мы только что потеряли Воителя, так что прекрати. болтать об этике и займись делом.

Илкар посмотрел на Денсера и кивнул:

- Ладно, начнем.

Денсер снял с Хирада кожаные доспехи и рубашку. Чуть выше поясницы на спине у варвара зияла ужасная рана длиной почти в три ладони. Денсер ощупал кожу вокруг раны, и Хирад, не приходя в сознание, застонал от боли.

- Инфекция, - констатировал зитескианец. - Зубы дестран не бывают стерильными. Ты готов?

Илкар кивнул и, опустившись на колени, положил руки на плечи Денсеру. Эльф открыл свое сознание навстречу мане и, едва почувствовав прилив энергии, начал формировать ее поток для "Чудесного исцеления". Потом он направил энергию через свои ладони, и когда Денсер принял поток маны, Илкара пронзила боль. В это мгновение встретились и слились магическая энергия и знания двух университетов - Джулатсы и Зитеска. Эльф не отрывал глаз от рук черного мага, забыв о боли. Он видел только мягкие движения пальцев Денсера, слышал тихие слова заклинания и почувствовал, как поток маны, струящийся сквозь его тело, усилился, как только были завершены нужные приготовления.

Потом Илкар почувствовал, что начинает слабеть. Денсер выкачивал из него все жизненные силы, заставляя отдавать магическую энергию все быстрее и быстрее. Внезапно все прекратилось, поток маны оборвался, и энергетический канал закрылся. Теперь руки Денсера окутывало красновато-желтое сияние. У Илкара свечение было бы мягкого зеленого цвета, но эльф не почувствовал никакой разницы в своих ощущениях - все было точно так же, как если бы под его руками был соратник по университету. Илкар смотрел, как Денсер водит ладонями над раной, как его пальцы касаются кожи и сводят вместе края раны. Потом черный маг сделал глубокий вдох, постепенно замедляя движения, а когда он выдохнул, сияние вокруг рук стало меркнуть и вскоре погасло.

Окружающий мир медленно вернулся к Илкару. Сердце у него бешено колотилось, а руки, когда он снял их с плеч Денсера, дрожали. Черный маг придирчиво осмотрел результаты своей работы, потом повернулся к Илкару и улыбнулся.

- Это был весьма интересный эксперимент. В будущем нам нужно исследовать это явление, - сказал он. Илкар вытер липкий от пота лоб.

- Не забывайся, Денсер, я сделал это только ради спасения Хирада.

- И мы его спасли, - сказал Денсер. - Мне жаль, что у тебя такое отношение к этому. Мы должны учиться друг у друга, а не спорить по пустякам.

Илкар коротко засмеялся:

- И это говорит человек, который хочет, чтобы его университет завладел "Рассветным вором". Оба поднялись с земли и отряхнулись.

- А ты разве не хочешь того же самого? - сказал Денсер, роясь в кармане в поисках трубки. - Джулатса воздвигла себя на пьедестал и просит, чтобы кто-нибудь столкнул ее оттуда. Во-первых, вы прекрасно понимаете, что не сможете воспользоваться "Рассветным вором", у вас нет ни малейшей надежды на успех. А во-вторых, вы сами отказываетесь от протянутой вам руки дружбы и не хотите, чтобы восторжествовал разум.

От этих слов у Илкара перехватило дыхание, словно кто-то ударил его в солнечное сплетение. Он почувствовал, как краснеют уши и кровь приливает к лицу.

- Разум? Зитеск? Денсер, когда я в последний раз видел мага из Зитеска, он воевал на стороне лордов Эрскана и убивал людей с помощью заклятия, которое сводит человека с ума. Это, по-твоему, торжество разума?

Денсер невозмутимо набил табаком трубку и зажег ее огоньком, вспыхнувшим на кончике его большого пальца.

- Конечно, - сказал он. - Ты никогда никого не убивал, работая вместе с Воронами.

- Это другое дело.

- Неужели? Твои несущие смерть заклинания воняют праведностью, и поэтому они хорошие, так, что ли? - На лице Денсера появилась презрительная усмешка. - Ты наемник, Илкар. Твоя мораль - деньги, а твой кодекс - это кодекс чести Воронов. Если забыть о том, где я учился, то мои поступки ничем не хуже твоих. В Джулатсе вы возомнили себя некими белыми рыцарями магии, хотя по крайней мере лично ты ничуть не лучше любого мага из другого университета. Чтобы убедиться в этом, достаточно поговорить с магами из Листерна и Додовера.

- Ты говоришь это, а сам жируешь на крови и хаосе в пространстве между измерениями. Твой университет не слушает призывов к умеренности, поэтому Черные Крылья и охотятся за тобой. И за мной тоже. Я...

- Ради всего святого, вы не можете оба заткнуться? Я же отдыхаю. - Этот голос мгновенно остудил злость Илкара, и эльф улыбнулся. Денсер тоже не удержался от улыбки.

- Да, Хирад, тебе и невдомек, как мы беспокоились о твоем спасении, - сказал черный маг.

Илкар посмотрел на Хирада, и его улыбка сразу угасла. Запавшие глаза Хирада и выражение его лица слишком остро напомнили ему о недавних событиях.

- Я слышал ваш разговор, - сказал варвар. - Давайте похороним Безымянного. Боюсь, вам еще не раз придется использовать "Чудесное исцеление". - Он с трудом поднялся на ноги.

Денсер кивнул.

- Но ты должен поспать не меньше часа.

Талан достал лопату из своей сумки.

- Я вырою могилу, Ричмонд обрядит тело. Мы будем нести службу до утра.

Илкар кивнул в знак благодарности. Он устал гораздо сильнее, чем могло показаться со стороны. Напряжение, необходимое для "Чудесного исцеления", истощило его духовные и физические силы. Спасая Хирада, Илкар совершил преступление против законов Джулатсы, и теперь братья будут избегать его. Он пожал плечами. В конце концов, может, никто об этом и не узнает.

***

Хирад вышел из сарая и присел около могильного холма, который навсегда скрыл Безымянного. Он вытащил меч, воткнул его в землю и застыл, обхватив ладонями рукоять. Его горе было не таким острым, как тогда, когда он потерял Сайрендора, но он чувствовал пустоту в душе и собственную ненужность. Это чувство становилось слишком знакомым ему. Хирад запрокинул голову и посмотрел в черное небо. Туман, который весь день мешал Воронам в пути, сгустился и украл с небосвода все звезды.

***

Все они спали. Ричмонд и Талан первыми отстояли вахту и теперь храпели в унисон в дальнем конце сарая. Илкар растянулся прямо на голой земле и глубоко зарылся пальцами в почву, чтобы запас маны пополнялся во сне. Денсер улыбнулся. Если бы он только знал, что будет так просто. Все, что тебе нужно, - это мир и жертва во имя мира или молитва и счастливый случай.

Его взгляд остановился на Хираде. Варвар крепко спал, и дыхания его было почти не слышно. Сегодня ему повезло. Денсер признался себе, что понятия не имел, сможет ли он воспользоваться сформированной джулатсанцем маной для "Чудесного исцеления". Нежелание Илкара передавать ману могло повредить энергетический поток. Любопытно было проверить, идентичны или нет формы "Чудесного исцеления" у двух противоположных университетов. Денсер снова улыбнулся. Интересно, сумеет ли когда-нибудь Илкар увидеть правду, которую наставники Джулатсы скрывают от него и всех остальных братьев?

Магия одна, и маги тоже везде одинаковы.

Денсер набил трубку табаком из висевшего на поясе мешочка и нахмурился, заметив, как быстро тает его запас. За пазухой у него пошевелился Любимчик.

- Гм-м-м. - Денсер зажег трубку, и в это время снаружи послышался посторонний звук, напоминающий шелест листьев на ветру. Этот звук был хорошо знаком Денсеру и его Любимчику, который тут же высунул голову и посмотрел на хозяина. Усы кота слегка подергивались, уши встали торчком.

Шелест стал громче, потом захлопали крылья, и какое-то существо приземлилось справа от двери сарая. Было слышно, как царапнули по земле когти, затем крылья захлопали снова, их шелест стал удаляться и наконец затих.

Денсер и кот внимательно посмотрели в глаза друг другу.

- Так-так, - сказал черный маг. - Вот почему ты забеспокоился. Ты почувствовал, что они прилетели. - Он покачал головой. - А я даже об этом не подозревал.

Глава 10

Хирада разбудил голос Илкара: эльф велел кому-то готовить лошадей. Треск костра и соблазнительные запахи свидетельствовали о том, что Ричмонд уже готовит еду. Открыв глаза, Хирад увидел солнечный свет, пробивающийся между досками сарая. Потянувшись, он почувствовал тупую боль в спине, но эта боль не шла ни в какое сравнение с теми мучениями, которые ему пришлось испытать накануне.

- Доброе утро, Хирад.

Хирад повернул голову и приподнялся на локтях.

- Будь я проклят, Талан, но мне жаль ту женщину, которая, проснувшись, увидит тебя. - Он протянул руку, и Талан помог ему встать. Поднявшись, Хирад обвел взглядом сарай и сразу помрачнел.

Да, Воронов теперь осталось слишком мало. С гибелью Безымянного их отряд понес невосполнимую утрату. Хирад почувствовал, как к горлу подступает ком. Он снова и снова обшаривал взглядом сарай в поисках Безымянного. Может, он просто не заметил его за кучей соломы? Но он понимал, что надеяться глупо. Со слезами на глазах Хирад направился к двери, чтобы окончательно убедиться в том, что случилось вчера.

В самом деле, могила оказалась на месте. Рядом сидел Денсер со своим неизменным котом и не сводил унылого взгляда с небольшого холмика земли. Заметив Хирада, он медленно кивнул ему.

- Я понимаю, что ты чувствуешь, - сказал варвар. Денсер вяло улыбнулся:

- Может быть, и не понимаешь,

- А это отчего? - Хирад показал рукой вокруг. Несмотря на сияющее в небе солнце и отсутствие облаков, над развалинами висела легкая дымка, и все предметы уже в полсотне шагов выглядели размытыми.

- Вероятно, это либо неизвестные последствия всех тех заклинаний, которые творились рядом с домом, либо зыбь, вызванная атмосферными вихрями. Мы не знаем, как измерения влияют друг на друга. - Маг снова перевел взгляд на могилу Безымянного. - Я думаю, нам нужно поговорить.

- Да, я тоже так думаю. Слишком велика беда, в которую мы попали.

Денсер встал и жестом пригласил Хирада отойти подальше. Оба заговорили одновременно:

- Я не...

- Думаю...

Пауза. Потом Денсер жестом попросил Хирада говорить первым.

- Пора внести ясность, - сказал варвар. - Вороны не привыкли, что наши бойцы умирают. За несколько лет мы не потеряли ни одного человека.

- Я понимаю, - сказал Денсер. - Согласен, начали мы не слишком удачно...

Хирад презрительно засмеялся.

- По-твоему, это называется "не слишком удачно"? - Тон его был ледяным. - Сначала из-за твоей дурацкой секретности погиб мой лучший друг и я чудом остался жив. Потом мы попадаем в эту страну ночных кошмаров, и здесь погибает второй мой друг. Погибает, чтобы спасти тебя. - Денсер открыл рот, собираясь что-то сказать, но под взглядом Хирада не стал. - Ты должен был бы поплатиться за это жизнью, и я хочу, чтобы ты уяснил: ее оставляют тебе по одной-единственной причине - Илкар, кажется, всерьез считает, что в твоих руках спасение Балии.

На мгновение из-под воротника Денсера мелькнули уши кота и тут же снова исчезли. Маг достал из кармана трубку и хотел было закурить, но раздумал.

- Большего мне знать не требуется. Главное, что ты, как и все Вороны, веришь мне, хотя и ненавидишь меня за то, что случилось.

- Я не говорил, что верю тебе. Я сказал, что Илкар тебе верит, а этого для меня вполне достаточно. - Хирад посмотрел в глаза Денсеру и увидел, как тот нахмурился, когда до него дошел смысл сказанного. - Неужели ты не понимаешь? На самом деле не имеет значения, верю я тебе или нет. Просто Илкар говорит, что это важно. Безымянный тоже так думал, и поэтому Вороны пошли с тобой. Именно поэтому мы такая хорошая команда. Это называется - доверять друг другу.

- И теперь у вас сложности?

- Точно подмечено, Денсер. Да, теперь у нас сложности. Из-за твоей лжи и нашей поспешности у Воронов вырвано сердце. - Хирад угрожающе шагнул к магу. Денсер не двинулся с места. - Я, Илкар, Сайрендор и Безымянный сражались вместе больше десяти лет. Стоило нам встретить тебя, как меньше чем за неделю двое из нас погибли. Погибли. - Хирад опустил голову и прикусил губу, вспомнив Сайрендора.

- Дело может быть сделано без них, - сказал Денсер. - Мы должны его сделать.

- Да? Разве ты не заметил, что произошло вчера? Безымянный один убил пять этих собак. Как по-твоему, кто сделает это в следующий раз?

- В следующий раз передо мной встанешь ты и двое других хороших мечников, которые сейчас сидят в сарае. Я просил Воронов помочь мне восстановить "Рассветного вора". Мы сможем его восстановить, только если сами будем в это верить.

- Ты уже убил двоих из нас! - воскликнул Хирад. - О боги, Денсер, да нас теперь просто не хватит. Безымянный и Сайрендор были лучшими воинами из нас.

- Но это не...

- Ты меня слушаешь или нет? - перебил Денсера Хирад и тяжело вздохнул. - Мы не выдержим еще одного нападения, похожего на вчерашнее.

Денсер кивнул. Он насыпал в трубку табаку, неторопливо умял его, потом прошептал заклинание, и на кончике его указательного пальца возник язычок пламени. Этим огоньком Денсер зажег свою трубку.

- Я уже думал об этом, поверь мне, и тоже пришел к выводу, что пора внести ясность. Надо определить, сколько времени нужно, чтобы найти компоненты "Рассветного вора", и где их искать, а потом решить, куда отправиться дальше. Все, о чем я прошу сейчас, - это пойти в мастерскую Септерна и найти нужную нам информацию. Я уверен, что мы ее там найдем. После этого мы все вместе решим, что делать дальше. - Маг помолчал. - Висминцы доложат обо всем в Парве. Только боги знают, к чему это приведет.

- Почему они были здесь?

- Потому что лорды-колдуны всегда считали, что здесь находится ключ к "Рассветному вору". Вороны должны остаться со мной, Хирад, что бы вы обо мне ни думали. Это слишком важно для всей Балии.

- Тогда жди, когда мы отслужим последнюю службу для Безымянного, - сказал Хирад. - Потом мы осмотрим этот дом и решим, что нам делать.

Он повернулся и зашагал назад к сараю. Денсер пошел за ним.

Черному магу было предложено побыть в сарае, пока Вороны отдавали последнюю дань уважения Безымянному. Обряд был короче, чем того заслуживал погибший, но приходилось учитывать ситуацию, в которой оказались Вороны. До дома Септерна поехали на лошадях: во-первых, так было быстрее, во-вторых, в любую минуту могли вернуться висминцы, и оставлять лошадей в сарае было опасно.

Величественное сооружение было разрушено почти до основания. Черные камни и обугленные обломки бревен валялись возле остатков стен, на которых кое-где вспыхивали яркими красками детали былого роскошного убранства. От парадного входа остался лишь кусок арки, нависший под немыслимым углом над разрушенной парадной лестницей. Денсер отвел лошадей к упавшему дереву, лежавшему в паре десятков футов от развалин, и, вернувшись, встал рядом с Илкаром. Оба мага с явным беспокойством разглядывали разрушенный дом.

- В чем дело? - спросил Хирад. - Кто-то спалил дотла дом, ну и что из того?

- В том-то и дело. Сжечь жилище мага очень не просто, - сказал Илкар. - Для этого нужна колоссальная энергия.

- В самом деле? - Хирад повернулся к Денсеру. - Ты все еще думаешь, будто у нас что-то получится? - Черный маг удивленно приподнял брови. - Кто это сделал? Лорды-колдуны?

- Почти наверняка, - сказал Денсер. - Они, как и мы, должны были знать об исследованиях Септерна по созданию "Рассветного вора". Но, очевидно, они до него не добрались. Он успел скрыться.

- Они, наверное, здорово огорчились? - сказал Талан, пнув ногой осколок камня.

- У тебя тоже был бы повод для огорчения, если бы им удалось завладеть "Рассветным вором". В этом случае нашего мира уже просто бы не было. - Денсер повернулся к Хираду. - Вот почему так важно опередить их. Нам нужно верить, что мы сможем их опередить. Мы просто обязаны это сделать.

- Не учи меня, Денсер, - сказал Хирад. - Ладно, пошли в... Ну, ты сам лучше меня знаешь, куда нам нужно попасть. - Варвар махнул рукой в сторону обломков, оставшихся от парадного входа.

- А что мы там будем искать? - спросил Ричмонд.

- Если мы правильно прочли надпись на амулете, то вход в мастерскую находится в полу, а Илкар должен догадаться, как его открыть, - ответил Денсер.

- Почему Илкар? - нахмурился Талан.

- Следующая надпись на амулете сделана шифром Джулатсы. Кажется, Септерн хотел максимально усложнить магам поиски входа в свою мастерскую.

- Даже более того, - вмешался Илкар. - Септерн хотел, чтобы маги Зитеска сами не смогли его отыскать.

- Простите, но я не понимаю, - сказал Талан. - В каком университете работал Септерн?

- В Додовере, - ответил Денсер. - И большинство надписей на амулете сделано с помощью додоверского шифра, но его мы можем довольно легко прочесть. Только тот отрывок, в котором говорится, как открывается вход в мастерскую, мы прочесть не в состоянии, потому что он написан шифром Джулатсы. - Зитескианец пожал плечами. - Мы не смогли бы его прочесть, даже если какой-нибудь маг из Джулатсы открыл бы нам тайну шифра.

- Тогда как же Септерн написал это?

- Хороший вопрос, Ричмонд, но я не знаю ответа на него. Может быть, у него были помощники из Джулатсы, хотя Илкар скажет вам, что это невозможно.

- Нет, просто очень маловероятно. Так мы идем? - И Илкар первым зашагал вперед между обломков камней. Прыгая по сохранившимся ступенькам лестницы, он добрался до уцелевшего участка фундамента, на который опиралась входная арка. Там эльф остановился и оглянулся. - Ты не идешь с нами, Талан?

- Пока нет. Я думаю, кому-то надо покараулить снаружи, не так ли?

- Неплохая мысль. - Илкар стал осторожно пробираться к центру бывшего особняка. Пол был усыпан обломками разрушенной кладки. В одной из комнат сохранилась часть печи. Бледно-голубые изразцы едва проглядывали из-под слоя копоти.

Несмотря на многочисленные трещины в полу, особенно возле стен, в самом центре дома сохранился небольшой целый участок пола площадью примерно в тридцать футов. Каменная плита в этом месте потемнела и была сильно выщерблена, но не раскололась. Денсер ногой расчистил этот участок от осколков и пыли, потом достал амулет, а кот тем временем осторожно спустился по его плащу на пол. Он походил вокруг Денсера, тщательно принюхиваясь и насторожив уши. Маг прищелкнул языком, снял амулет с цепочки и встал в центре расчищенного участка.

- Очевидно, вход в мастерскую находится прямо здесь. - Он присел и свободной рукой принялся очищать пол от пыли. - Илкар, теперь твоя очередь. - Денсер протянул амулет эльфу. Илкар с величайшей почтительностью взял артефакт за цепочку и внимательно осмотрел его. Потом он положил металлический диск амулета себе на ладонь и снова осмотрел его с каждой стороны.

- Наверное, я должен получше изучить эту вещь, не так ли? - спросил эльф.

- Очень прошу тебя это сделать, - сказал Денсер.

- Ты что-нибудь понимаешь? - поинтересовался Хирад, заглядывая Илкару через плечо.

Эльф оглянулся:

- Нет, почти ничего. Впрочем, вот этот фрагмент, - он показал мизинцем на дугу символов над внутренним кругом амулета около центральной прорези, - написан с помощью шифра Джулатсы, хотя здесь использован очень старый стиль.

- Ну конечно, так должно и быть, - сказал Хирад. Илкар хмыкнул и похлопал Хирада по плечу:

- Прости, но я должен тебе кое-что объяснить. Понимаешь, этот шифр передается из поколения в поколение, его нельзя легко выучить, как слова какого-нибудь заклинания. Человеку требуется несколько лет ежедневных занятий, чтобы научиться им пользоваться. Именно поэтому маги Зитеска не могут его прочитать. - Эльф замолчал.

- Продолжай, кажется, я тебя понимаю, - сказал Хирад. - Ну и что же можно сделать с помощью этого шифра?

- В том смысле, который ты в это вкладываешь, - немного. Это просто способ сохранить знания университета. Проще говоря, с его помощью я могу узнать, как сформировать ману для необходимых мне заклинаний, хотя на самом деле все обстоит гораздо сложнее. Если я смогу разобрать шифр на этом амулете, то пойму, что нужно сделать, чтобы открыть вход в мастерскую Септерна. По крайней мере теоретически должно быть именно так.

Хирад внимательно смотрел на серьезное лицо Илкара. Брови эльфа были сдвинуты и почти смыкались у переносицы. Варвар улыбнулся.

- Спасибо, что объяснил, Илкар. Я уверен, лучше тебя с этим никто не справится.

Илкар кивнул и подошел к тому месту, где, по мнению Денсера, должен был быть вход в мастерскую. Хирад отошел в сторонку и уселся на камень. Наблюдая за эльфом, варвар невольно задумался о том, что они с Илкаром уже столько лет знают друг друга, а он никогда не проявлял никакого интереса к магии. Хирад не знал о магии ничего, и сейчас отчего-то жалел об этом. Впрочем, магия была профессией Илкара. Хирад понимал, что никогда не сможет выполнять работу эльфа, и поэтому не старался побольше узнать о ней.

Илкар сел на пол, скрестив ноги. В раскрытых ладонях он держал амулет и внимательно рассматривал его, время от времени что-то бормоча про себя. Его дыхание было размеренным и глубоким. Потом он неожиданно закрыл глаза.

Варвар посмотрел на Денсера. Черный маг как зачарованный смотрел на Илкара, зажав в зубах незажженную трубку и рассеянно почесывая рукой кота. На лице его блуждала улыбка.

Было очевидно, что Илкар что-то ищет. Он медленно поворачивал голову, словно изучая пространство перед собой, хотя глаза его по-прежнему были закрыты. Хирад нахмурился. Эта картина ему не понравилась.

Илкар провел языком по губам, положил амулет на колени и принялся ощупывать пол перед собой. Внезапно он повернул голову вправо и уставился закрытыми глазами на Денсера. Черный маг непроизвольно отступил на шаг. Около минуты Илкар, не двигаясь, продолжал смотреть в одну точку, а потом открыл глаза и произнес:

- Нашел.

- Отлично! - воскликнул Денсер и широко улыбнулся.

Илкар встал и на дрожащих ногах подошел к черному магу. Хирад тоже поднялся и стал исследовать участок пола, который только что ощупывал эльф. Но он почувствовал под ладонями только твердую и холодную каменную поверхность.

- Это управляющее заклинание. По-моему, додоверское. Я попробую им воспользоваться, кажется, оно довольно простое. - Илкар снова посмотрел на амулет, перевернул его и произнес несколько слов. Потом оглянулся. - Хирад, я посоветовал бы тебе отойти на пару шагов назад.

Варвар пожал плечами, но отошел.

Илкар зажал амулет в ладонях, закрыл глаза и произнес короткое заклинание. Сразу же раздалось шипение выходящего из подземелья сжатого воздуха, и каменная плита, на которой только что стоял Хирад, исчезла.

- Молодец, Илкар! Я тобой восхищаюсь! - воскликнул варвар.

- Спасибо, Хирад.

- Прими и мои поздравления, - сказал Денсер, подходя к отверстию, которое открыл Илкар. - Перенос массы в другое измерение. Неудивительно, что лорды-колдуны так и не смогли найти вход.

К нему подошел Хирад:

- Неужели в наши дни не умеют делать такие двери?

- Хирад, никто, кроме Септерна, никогда не умел делать такие двери.

Они заглянули в отверстие, но ничего не смогли увидеть: внизу царила чернильная тьма. Хирад крикнул Талану, чтобы тот принес два светильника, и когда это было сделано, первым стал осторожно спускаться по ступенькам, держа в одной руке обнаженный меч, а в другой - горящий светильник.

Воздух в подвале был затхлым и пропах древностью. При свете светильника Хирад разглядел, что комната, в которую он спускается, имеет примерно такие же размеры, что и комната наверху. Сгусток тьмы у дальней стены казался живым. Тьма текла, свивалась, пестрела зелеными и коричневыми пятнами, то и дело ее пронзали белые молнии. Вихри тьмы перетекали друг в друга и вели в неизвестное, а безмолвие, царящее в мастерской, только усиливало ощущение затаившейся во тьме опасности. Хирад не мог избавиться от чувства, что темные вихри вот-вот набросятся на него, схватят и утащат в неизвестность. От этих мыслей он вздрогнул и остановился. На плечо ему легла чья-то рука.

- Не надо тревожиться, это просто разрыв в измерении, - сказал Денсер.

- А не может что-нибудь проникнуть сюда с той стороны? - с опаской спросил Хирад.

- Нет. Септерн стабилизировал его с помощью своей магии. Чтобы пройти оттуда сюда, надо сначала войти отсюда туда.

Хирад кивнул и возобновил спуск; слова Денсера его приободрили. Разрыв в измерении казался бездонным, зато его края были хорошо различимы. Со стороны казалось, что на стене просто висит картина в раме толщиной с ладонь.

Спускаясь, слева от себя Хирад увидел стол, заваленный бумагами, а рядом - еще один, уставленный инструментами, колбами и порошками. Возле правой стены стоял сундук. На всем лежал толстый слой пыли. У основания лестницы Вороны нашли ответ на вопрос, что же здесь произошло.

- Септерн, - сказал Хирад.

- Без сомнения. - Денсер вышел вперед, чтобы осмотреть тело. - Прошло триста лет, а такое впечатление, что он умер только вчера.

Скрюченное тело мага лежало возле стены. Голова запрокинута, глаза закрыты, рука зажимает кровавую рану, резко выделяющуюся на белой рубашке. Когда свет фонаря отогнал от трупа последние тени, Денсер увидел большое темное пятно на плитках пола.

Он взглянул на Хирада:

- Подумать только, они были на волоске от полной победы. Укрывшись здесь, внизу, Септерн спас всех нас.

Интересно, знал ли он сам об этом? - Потом Денсер подошел к столу, сел в кресло и принялся перебирать бумаги.

Когда все спустились, Илкар повторил последнее заклинание, и отверстие в потолке закрылось.

- Илкар?

- Что, Хирад?

- Если тебе требуется амулет, чтобы открывать и закрывать дверь, то как это делал Септерн? Эльф хмыкнул:

- Хороший вопрос. У тебя есть какие-нибудь соображения по этому поводу, Денсер?

Денсер отложил книгу в кожаном переплете и, повернувшись к Илкару, сказал:

- Видишь ли, я не знаю, что именно ты делал для того, чтобы открыть дверь.

- Заклинание, открывающее дверь, похоже на "Пламенные ладони", только амулет при этом следует держать так, чтобы пламя было направлено прямо в него.

- Значит, амулет в любом случае является катализатором. Проверь, нет ли чего-нибудь на шее у Септерна?

- На шее? - Илкар нахмурился. - Ну да, я понял. Он наклонился над телом Септерна. Хирад заметил, что эльф вздрогнул, коснувшись мертвого мага.

- Тебе плохо, Илкар?

- Нет, просто противно, Хирад. Труп холодный и липкий, как воск. Однако цепочка у него действительно есть. - Илкар снял цепочку через голову мага и удовлетворенно кивнул, увидев висящую на ней копию знакомого амулета, всю залитую кровью. - Надписей не разобрать, но можно с полной уверенностью утверждать, что наш амулет и амулет Септерна имеют одинаковую конструкцию.

- Хорошо. Надеюсь, он сделал только одну копию ключа от своей мастерской, - сказал Денсер и вернулся к чтению.

Хирад посмотрел на Талана с Ричмондом. "Скучающие" братья, закончив осматривать склянки на столе, занялись исследованием содержимого сундука. К Хираду подошел Илкар, вытирая руки о кожаный нагрудник.

- Как тебе это? - Эльф показал на непрекращающееся кружение вихрей в разрыве измерения.

- От этой штуки у меня поджилки трясутся. Хотелось бы знать, что по другую сторону этой дыры.

- Кстати, - заметил Илкар, - я почти уверен, что скоро ты удовлетворишь свое любопытство.

- Несомненно! - воскликнул Денсер. - Эта самая невероятная вещь - здесь! - Он похлопал ладонью по книге. - Теперь наши исследования измерений шагнут на сотни лет вперед и мы получим ответы на некоторые другие вопросы. - Денсер подошел к Илкару и протянул ему книгу. - Прочти вот это, пожалуйста, а мне кое-чем надо заняться. У вас есть веревка, Талан?

- Осталась снаружи. - Талан и Ричмонд не отрываясь смотрели на разрыв в измерении. Наконец, словно очнувшись, Ричмонд повернулся к Денсеру. - Тебе нужна веревка?

- Нет, я просто хотел убить время.

- Денсер, я пока еще не научился читать мысли!

- Тебе и не нужно ничего читать, - проворчал Денсер. - Просто принеси веревку. Талан подошел к магу:

- Снова командуешь? Пойди и принеси ее сам, или ты уже разучился ходить?

- Мне просто нужна веревка, Талан, - сказал Денсер. - Я не прошу тебя открыть ворота ада или сделать еще что-то подобное.

- Если тебе нужна веревка, то она в моей седельной сумке. - Талан повернулся, подошел к другому концу разрыва и снова уставился на кружащиеся вихри.

- О бессмертные боги! - воскликнул Денсер. - Илкар, ты говорил, что нужно использовать "Пламенные ладони"?

Илкар кивнул и протянул ему оригинал амулета.

- Просто замени ключевое слово заклинания тем словом, которое ты обычно используешь для концентрации маны.

Денсер в точности выполнил инструкции эльфа, и над головами Воронов снова появился светлый квадрат.

- Я быстро, - сказал маг и заторопился вверх по ступенькам.

- Илкар, может, ты почитаешь нам вслух?

- Прости, - сказал Илкар и обернулся к Ричмонду с Таланом. - А вы хотите послушать?

Ричмонд пожал плечами и подошел ближе. Талан хмуро взглянул на Илкара, но тоже приблизился.

- Это своего рода дневник - или журнал исследований. Разбираться в научных записях Септерна я не буду, послушайте лучше вот это:

***

Всего четыре дня, как я завершил создание "Рассветного вора", а лорды-колдуны уже разыскивают меня. Даже здесь мана отзывается на их усилия. Мне нельзя покидать этот дом, но все же у меня остается надежда, что четыре университета смогут уничтожить зло, порожденное Израненными пустынями. Сейчас я не могу освободить Балию с помощью заклинания, которое создал, чтобы лично уничтожить лордов-колдунов. Было бы безумием сообщить университетам о своем открытии после того, как я выяснил, что "Рассветный вор" оказался неизмеримо более мощным заклинанием, чем я предполагал. Я не мог и представить, что он обладает такой разрушительной силой. "Рассветный вор" нестабилен, и для его использования требуется соответствующая подготовка, предельная сосредоточенность и, конечно, катализаторы. Это заклинание может повергнуть Балию в вечную ночь, и тогда все живое в нашем мире погибнет.

Однако я понял, что не могу уничтожить свое творение. Может, я просто боюсь лишить всех нас этого знания? Нет, мне так не кажется. Просто никогда нельзя до конца уничтожить то, что было однажды создано. Поэтому я перенес всю информацию о катализаторах через разрыв в измерении. Там она будет под надежной защитой. Эти люди поклялись охранять мою тайну даже за той чертой, за которой смерть лишит их и лиц, и дыхания.

Амулет-ключ я оставил роду Каанов из измерения драконов. Драконы лучше прочих разумных созданий знают, что произойдет, если "Рассветный вор" попадет в плохие руки. Возможно, когда-нибудь они вернут ключ в наш мир, этот дневник будет найден, и люди поймут, чем я руководствовался в своих поступках. Мне же, чтобы сокрыть то, что должно быть сокрыто, нужно уничтожить разрыв в измерении и навсегда запечатать эту дверь. Для этого я должен остаться здесь и покончить с собой. Никто не должен найти "Рассветного вора". Никто.

***

Следующая страница в дневнике была пустой.

Закончив читать, Илкар поднял глаза и увидел, что все пристально смотрят на него. В это время вернулся Денсер. Он подошел к Илкару, взял у него амулет и снова закрыл вход.

- Так что же случилось? - спросил Хирад, показывая на тело Септерна. - Ясно ведь, что он не сам лишил себя жизни. Да и разрыв в измерении не уничтожен.

Илкар пожал плечами:

- Мне кажется, что лорды-колдуны добрались до Септерна раньше, чем он ожидал. Как сказал Денсер, он спас Балию, успев перед смертью спуститься сюда.

- И теперь мы сделаем то, чего он больше всего боялся. Мы отправляемся за информацией. Прямо сейчас. - Денсер подошел к сундуку, щелкнул задвижками и поднял крышку. Внутри он обнаружил одежду, ботинки и два светильника. - Если я не ошибаюсь, это дорожный сундучок.

- Что ты задумал, Денсер? - спросил Хирад.

- Я собираюсь устроить небольшое исследование того, что находится по другую сторону разрыва. - Денсер снова закрыл сундук, потом снял с плеча свернутую кольцом веревку и привязал один ее конец к сундуку.

- Хирад, ты не поможешь? - спросил Денсер, показывая на сундук.

Хирад нахмурился, но подошел ближе:

- Чего тебе надо?

- Если ты не против, то возьми сундук и брось его в разрыв.

- Понял, хорошая мысль. - Хирад присел, обхватил сундук руками, потом поднял его и отступил на два шага назад. - Куда именно бросать?

- В центр, пожалуй.

Хирад кивнул и подошел к середине разрыва. Здесь он перехватил сундук снизу и, раскачав его, бросил в разрыв. Сундук так медленно исчез в темноте, словно утонул в грязи.

Все напряженно смотрели, как постепенно разматывается веревка с рук Денсера. Прошло с полминуты. Наконец она резко дернулась и провисла.

- Мне все ясно, - сказал Денсер.

- А мне нет, - пробормотал Хирад.

- Это же очень просто. Сам разрыв имеет глубину около шести футов, и предметы перемещаются в нем довольно медленно. На -той стороне возвышение, поэтому мы должны быть готовы к небольшому падению. Ну а теперь - кто готов совершить путешествие в абсолютную неизвестность?

Молчание. Хирад знал, что всем с самого начала было ясно, что рано или поздно им придется пройти сквозь разрыв. Но сейчас, когда эта минута настала, все невольно задумались о том, что ждет их на той стороне.

- Может, нужно оставить здесь часового? - спросил Ричмонд.

- Не нужно, - ответил Илкар. - Тебе не кажется, Хирад, что это самое необычное путешествие Воронов? Хирад сдавленно засмеялся:

- Еще бы. Так давайте не будем задерживаться. - Он хлопнул в ладони и обнажил меч. - Мне кажется, не помешает захватить лампы.

- Обязательно, - сказал Илкар и взял светильник, который Денсер оставил на столе.

Все выстроились в линию перед разрывом. В центре шеренги стоял Хирад.

- Хирад, я думаю, что честь прокричать нам команду принадлежит тебе, - сказал Талан.

- Спасибо, Талан.

- Вы о чем? - спросил Денсер.

- Просто слушай, - посоветовал ему Илкар. Хирад набрал в грудь побольше воздуха.

- Вороны! - проревел он. - Вороны, за мной! И они стремительно ринулись в неизвестность.

Глава 11

Стилиан сидел перед камином, вытянув ноги к огню, и пил чай. В дверь постучали.

- Войдите.

В кабинет вошли Ньер и Дистран. Лорд Горы показал им на свободные кресла и предложил чаю. Ньер непринужденно устроился в кресле, как человек, привыкший к высшему обществу. Что касается Дистрана, то он заметно смущался.

- Аарион придет? - спросил Стилиан.

- К сожалению, нет, - ответил Ньер. - У него сложности с прислугой.

- Я понимаю, - сказал Стилиан и прищурился. Обычно люди не пренебрегали его приглашением. Лорд Горы сказал себе, что надо поговорить с мастером сразу же после этой встречи. - Итак, Дистран, я полагаю, ваши исследования по связи измерений продвинулись вперед?

Дистран покосился на Ньера, и тот сделал ему знак говорить.

- Да, милорд. Мы сейчас проводим испытания в катакомбах. - Он улыбнулся.

- Вас что-то рассмешило?

- Простите, милорд. - Щеки Дистрана стали пунцовыми. - Просто теперь нам необходимо срочно улучшить дренаж после первых испытаний, которые прошли с большим успехом.

Стилиан удивленно поднял брови.

- Расскажи поподробнее, - вмешался Ньер. Дистран кивнул.

- Нами было проведено три успешных эксперимента по использованию заклинания "Связь измерений". С его помощью можно соединить наше пространство с пространством другого измерения. Расчеты оказались правильными, и нам удалось перебросить поток воды из одного измерения в другое. К несчастью, при этом затопило одну из наших лабораторий.

- Отлично! - воскликнул Стилиан. - Когда вы будете готовы перейти к испытаниям на местности?

- Это можно сделать уже сейчас, - ответил Дистран. - У нас остался неисследованным только один вопрос: можно ли объединить усилия магов. Мы полагаем, что чем больше магов будут участвовать в заклинании, тем шире будет канал связи. Однако определенный риск все же существует. - Он помолчал. - В конечном счете измерения не всегда выстроены в линию. Хотя мы научились вычислять их расположение в данный момент, но пока нам не удается точно определить, когда можно приступать к подготовке заклинания.

Стилиан нахмурился:

- А сколько времени существуют окна совпадения измерений?

- От нескольких часов до нескольких дней. Мы еще уточняем модель движения измерений. Лорд Горы кивнул:

- Хорошо, этого вполне достаточно. Дистран, мне нужно, чтобы вы как можно скорее подготовили вашу группу к полномасштабному эксперименту. Сколько у вас магов?

- Тридцать, - ответил Дистран.

- А ты что думаешь по этому поводу, мой старый друг?

- Это идеальное оборонительное оружие для Андерстоунского ущелья, - сказал Ньер.

- В самом деле. - Стилиан улыбнулся. Дверь к победе снова открылась перед ними.

Чуть позже лорд Горы установил мысленную связь с Ларионом. После этого разговора улыбка исчезла с лица Стилиана. Досадно, когда старые друзья начинают играть с тобой в темные игры. Лорд Горы почувствовал, как в душе у него закипает злость.

***

Плоть слезала с костей, кровь прилила к коже. Хирад чувствовал, как распухает лицо и щеки пылают мучительной болью. Впереди не было видно ничего, кроме черноты, испещренной серыми пятнами. Хирад был уверен, что даже если ему удастся повернуть голову, он не сможет разглядеть в этой тьме никого из своих спутников. А есть ли вообще они рядом?

Варвар не слышал ни единого звука, кроме стука крови в висках. Что происходит? Чувства говорили Хираду, что его ноги на шевелятся, но тем не менее он явно куда-то двигался. Куда - ему было все равно. Лишь бы это закончилось прежде, чем его тело лопнет и кровь хлынет в пустоту. Мелькнула дурацкая мысль, что даже в этом случае он будет лететь вперед. Внезапно все его тело начало пульсировать. Стало жарко, очень жарко. Казалось, кровь кипит и плавятся вены.

Свет.

Конец вечности.

Удар обо что-то твердое. Тусклый свет.

Хирад обнаружил себя сидящим на земле. Почему-то у него было такое чувство, словно он попал высоко в горы. Варвар взглянул направо, потом налево. Все его спутники были здесь. Они сидели на земле и смотрели друг на друга. За ними на высоте двух футов висел в воздухе разрыв в измерении. Из него, прогнувшись дугой, свисала веревка. Сундук лежал рядом с Илкаром. За разрывом земля отвесно обрывалась в никуда.

Варвар постарался взять себя в руки. Он поднялся - ноги его дрожали - и приступил к первому знакомству с иным измерением. Воздух был необыкновенно сухим и насыщен какими-то примесями: от него щипало глаза и кожу, и во рту стоял металлический привкус.

Ветер был слабым, но темные тучи проносились по небу с поразительной скоростью; до самого горизонта, где черные небеса сливались с черной полоской земли, в них не было ни единого просвета.

Вороны приземлились довольно высоко над уровнем моря; разрыв был расположен у самого края плато. В нескольких футах за спиной варвара и справа от него это плато отвесно обрывалось вниз. Красные молнии, режущие глаза, вспыхивали вокруг и били в землю, лежащую далеко внизу. Как ни странно, они ничего не освещали, а только усиливали ощущение непроглядной темноты.

Внезапно Хирад понял, чего ему не хватает: в этом измерении не было звуков. Варвар не слышал ничего, кроме легкого шуршания ветерка. Даже молнии были беззвучными. Хираду стало не по себе. Казалось, они попали в страну мертвецов.

Слева от Хирада простиралось ровное поле; ветерок мягко шевелил высокую траву. За полем Хирад заметил беспорядочное нагромождение полуразвалившихся зданий. Вокруг них были разбросаны сломанные бревна, битый камень и колотая черепица.

За поселком в воздухе маячил еще один разрыв в измерении. А когда глаза привыкли к сумрачному свету, Хираду удалось разглядеть вдали огромные колонны. Каждая колонна расширялась вверху, превращаясь в плато круглой или овальной формы. Не было сомнений, что плато, на которое они попали, тоже вырастает из такой колонны. Хирад подумал, что на других дисках тоже есть здания, но света было явно недостаточно, чтобы их разглядеть.

- Хорошенькое местечко, - пробормотал Талан. В тишине его голос показался очень громким. Хирад вздрогнул.

- О боги земли, куда же мы попали? - Варвару страшно хотелось, чтобы рядом был Безымянный. Его присутствие хоть немного успокоило бы Хирада.

- Не могу понять, - проговорил Денсер, - как они забрались на такую высоту и как перебираются с одного плато на другое? И как им удалось построить здесь эти здания?

- И кто были эти "они"? - добавил Илкар.

- Предполагается, что они вымерли, - заметил Талан.

- Неужели вы способны думать еще и об этом? - поинтересовался Хирад. - Лично у меня предложение - а не отправиться ли нам назад? У меня мурашки бегут от здешних красот.

- Разве тебе здесь неинтересно? - спросил Денсер. - Ведь это иное измерение. Только вдумайся в эти слова.

- Неинтересно, - отрезал Хирад. - Это измерение мне чужое, мне здесь не по себе, и я считаю, что нам надо убираться отсюда.

- Да, конечно, это измерение сильно отличается от нашего, но здесь есть и много привычных для нас вещей, - заметил Илкар. Он наклонился и зачерпнул рукой горсть земли. - Ты только посмотри вокруг - почва, трава, здания... воздух.

- Но здесь нет звуков. Как ты думаешь, кем были местные жители? Живы они или все уже умерли?

Денсер направился к разрушенному поселению. Кусая губы, Хирад вместе с остальными неохотно поплелся за ним. Даже с обнаженным мечом в руке он чувствовал себя неуверенно. Это место его угнетало, несмотря на то что дышалось здесь очень легко. Особенно его расстраивало отсутствие шума.

- Что мы ищем, Денсер? - спросил Ричмонд.

- Честно говоря, у меня нет точного ответа на этот вопрос. Я только знаю, что нам нужна полная информация о катализаторах, а не какие-то ее части.

- Может, нам нужно поискать какую-нибудь рукопись? - предположил Ричмонд. Денсер пожал плечами.

- Может быть, рукопись, может быть - другой амулет, а может, и драгоценные камни. Что бы это ни было, они должны выделяться из прочего местного хлама. Это же было сделано в Балии. - Маг указал на развалины. Несмотря на сильные разрушения, было очевидно, что здешняя архитектура лишь отдаленно напоминает балийскую. Например, дверные проемы были овальной формы и приподняты над землей.

По форме эти сооружения напоминали печи. Бросалось в глаза, что все здания имели довольно приличную высоту - не менее двадцати футов. Для одноэтажных построек они были слишком высокими, но в домах полностью отсутствовали какие-нибудь детали, напоминающие окна, поэтому судить о том, сколько в них этажей, на расстоянии было трудно.

- Мне все это не нравится, - сказал Хирад. И вздрогнул.

- Это твоя обычная присказка, но сейчас я с тобой соглашусь, - произнес Илкар. - Здесь что-то не так. Меня не покидает ощущение опасности.

- Чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше. - Хирад расправил плечи, пытаясь вернуть себе мужество. - Какого дьявола Септерна понесло именно сюда?

Внезапно среди развалин возникло какое-то движение. Его заметили все - и каждый приготовился к битве.

Хирад вгляделся во мрак. Из разрушенных домов, ковыляя и спотыкаясь, выходили их обитатели. Они заполнили все пространство перед домами и начали неторопливо приближаться к Воронам. Хирад сделал попытку их сосчитать, но на пятидесяти сбился. Между тем даже по самой скромной оценке, местных жителей было, несомненно, во много раз больше.

Аборигены выглядели на удивление тощими, но когда они подошли ближе, стало ясно, что это не совсем так.

- О боги земли, не могу поверить, - прошептал Хирад.

- "За которой смерть лишит их и лиц, и дыхания", - шепотом процитировал Денсер.

Хираду было непонятно, почему эти создания с трудом могут сохранять равновесие. Ему всегда казалось, что мертвецы должны двигаться иначе. Но тут один из тех, кто шел впереди, споткнулся о камень, и Хираду все стало ясно. Мертвец попытался расправить крылья, чтобы не упасть. Только вместо крыльев у него теперь остались только кости, соединенные полуистлевшей перепонкой, и существо упало. Остальные не обратили на это никакого внимания. Они продолжали двигаться вперед и были уже не больше чем в сотне шагов от Воронов.

Невозможно было понять, какая сила влечет за собой этих мертвых людей-птиц. Обрывки одежд висели на их скелетах, в овальных черепах зияли огромные пустые глазницы, но мертвецы неумолимо приближались все тем же медленным безжизненным шагом.

- Есть предложения? - спросил варвар. Холодок надвигающейся опасности сковал его сердце. Смерть находилась в двух минутах от них.

- У них нет оружия, что же они собираются делать? - спросил Талан.

- Я думаю, они будут просто идти, - ответил Денсер. - И нам не останется ничего другого, как только убежать через разрыв, ведь мы не можем противостоять такому количеству мертвецов. Они будут двигаться вперед, и в конце концов вам уже не хватит места, чтобы размахнуться мечом. А потом они просто спихнут вас с плато.

- Но как они могут двигаться? - недоумевал Хирад. - Ведь это же просто кости, они все давно умерли.

- Наверное, тут не обошлось без колдовства? - спросил Ричмонд.

- Возможно, клятва, данная ими Септерну, связала их жизнь и смерть, - сказал Илкар.

- Поговорим об этом потом. Нам нужно как-то пройти сквозь строй этих существ и попасть в деревню, которую они защищают, - вмешался Хирад. - Что бы мы ни искали, оно, очевидно, находится именно там.

- У меня есть идея, - сказал Денсер. - Хочешь послушать?

Хирад кивнул.

- Илкар сотворит "Конус силы" и проделает брешь в их рядах. Мы с тобой бежим вперед и обыскиваем поселок. Остальные как можно дольше продолжают отвлекать существ, а потом уходят через разрыв. Если мы все побежим в поселок, я думаю, они повернут за нами. Ну как, попробуем?

Все помолчали, думая. Тишину нарушал только зловещий шорох шагов приближающихся мертвецов. Ближе к краю плато сужалось, и это вынуждало мертвецов жаться теснее друг к другу.

- Попробуем, - сказал Илкар.

- Я думаю, все получится, - сказал Денсер.

- Что-то мне слабо в это верится, - холодно заметил эльф.

Хирад встал рядом с Денсером.

- Талан, Ричмонд, старайтесь держаться напротив разрыва. Если вас все же столкнут, то тогда у вас еще будет шанс вернуться в мастерскую Септерна.

Талан кивнул:

- А как же вы? Хирад пожал плечами:

- Не знаю, но ты все-таки скрести пальцы на удачу, ладно?

- Не сомневайся.

- Мне тоже нужно кое-что сказать тебе, - произнес Илкар. Хирад повернулся к эльфу. - Я сделаю "Конус силы" цветным, чтобы вы могли его видеть. Как только он появится, не мешкая бегите вперед. Когда вы будете рядом со скелетами, я уберу конус, а дальше все уже зависит от вас.

Илкар закрыл глаза и начал формировать ману. Сначала он не почувствовал ничего и встревожился, но тревога сменилась облегчением, когда все его тело содрогнулась от удара. Очевидно, в мастерской Септерна работал мощный статический источник маны, который и удерживал разрыв на краю плато.

Илкар пошатнулся, но тут же выпрямился и продолжил свою работу. Он хотел, чтобы конус напоминал зеленый смерч. Затем Илкар произнес нараспев несколько слов, открыл глаза и выбрал место возле левого края плато.

Выкрикнув ключевое слово, он вскинул руки, и волшебный конус ударил по мертвецам. Он вспорол их ряды, словно плуг, расшвыривая вправо и влево искалеченные скелеты.

Однако угол "Конуса силы" был очень маленьким, и едва Илкар отвел его назад, скелеты перестроились и снова двинулись вперед. Хирад повернулся к Талану и Ричмонду:

- Не рискуйте и не возвращайтесь сюда. Присматривайте за Илкаром.

Воины не сказали ничего, только склонили головы в молчаливом согласии.

Хирад положил руку Денсеру на плечо.

- Вперед, и не отставай. - Илкар снова повел "Конус силы" вперед, расширив его. Варвар поднял меч и побежал сбоку. Когда они с Денсером подбежали к скелетам, их глазам предстало поразительное зрелище. Коллекция костей неумолимо ковыляла вперед. У некоторых скелетов не было рук, у других - ребер, у всех были переломаны бедра и плечи. Черные полосы переломов выделялись на фоне белых костей. Черепа смотрели строго вперед и ни разу не повернулись в сторону. Заглянув в черные дыры глазниц, Хирад вздрогнул от страха.

***

В них не было ничего - ни света, ни жизни. И все-таки древние кости двигались и у них была цель. Если бы хоть один скелет заговорил, варвар повернулся бы и убежал.

Едва Илкар убрал "Конус силы", варвар и черный маг устремились в брешь. Любимчик спрыгнул на землю и стрелой помчался в деревню. Сначала мертвецы продолжали двигаться вперед, но как только Хирад миновал несколько первых рядов, брешь начала затягиваться. Варвар не удержался от крика, когда руки скелетов уцепились за его кожаные доспехи. Прямо перед ним появился голый череп, и Хирад пустил в дело меч. Он слышал за спиной громкое дыхание Денсера и тихо ругался, снова и снова нанося размашистые удары двуручным мечом. Сталь дробила кости, скелеты падали, как трава под косой, но ни разу ни один мертвец не поднял руку, чтобы ударить его.

Наконец Хирад с Денсером прорвались сквозь строй скелетов. Спотыкаясь, они прошли вперед еще несколько шагов и остановились, чтобы посмотреть, что происходит на краю плато. Мертвецы не оглядываясь двигались к разрыву в измерении. Трое Воронов стояли спиной нему, держа наготове мечи.

- Надо поторапливаться, - сказал Денсер. - Заставив их прыгнуть в разрыв, скелеты вернутся. Тогда нам останется либо свалиться вниз, либо уйти через второй разрыв.

Хирад кивнул, и они поспешили в поселок. Повсюду их встречали следы цивилизации - осыпавшаяся штукатурка, разбросанные на земле горшки, кувшины и котелки. В развалинах еще сохранилась мебель - столы, стулья и тумбочки. Но все говорило о смерти: одежда превратилась в пыль, у горшков были оббиты края, балки в домах обуглились и растрескались.

- Интересно, как они здесь жили? - спросил Хирад, подобрав с земли кружку без ручки. - По-моему, здесь мало места. - Он оглянулся назад и сейчас, на расстоянии, заметил, что плато за поселком поделено на темные квадраты и светлые полосы. Участки земли и дорожки. О боги, они умудрялись возделывать эту землю. Земледельцы, которые умели летать!

- А что там внизу? - Варвар бросил кружку за край плато и прислушался. Но не дождался звука удара.

- Думаю, ничего, - сказал Денсер. - Наверное, поэтому они и перебрались сюда.

- Я не понимаю! - воскликнул Хирад. - Почему внизу ничего нет?

- Нельзя сравнивать этот мир с Балией. Проклятие, я сам понимаю не больше тебя.

- Но почему они умерли?

Денсер пожал плечами, отвернулся и стал осматривать деревню.

- Понятия не имею. Сейчас у нас нет времени об этом думать. Начнем осмотр.

- Что мы ищем?

- Сколько раз можно повторять? - вскипел Денсер. - Не знаю. Просто что-нибудь необычное. Вещь, которая нам нужна, изготовлена не здесь, и это должно сразу бросаться в глаза. Я предлагаю нам с тобой разделиться, так дело пойдет быстрее.

Хирад кивнул и, наметив себе маршрут, принялся осматривать развалины. Везде он видел одно и то же: осколки камня, сгнившая мебель, разбитая посуда. Все было оплавлено или обуглено. Казалось, дьявольский огонь пронесся по поселку и в одно мгновение уничтожил всех ее обитателей. Неожиданно варвар услышал крик Денсера. Он выглянул наружу и увидел, что черный маг бежит к зданию, расположенному в самом конце деревни, рядом со вторым разрывом.

Хирад со всех ног помчался туда. Забежав вслед за Денсером в дом, он увидел там маленькую девочку, сидящую на полу. Возле нее кругами ходил кот Денсера. На щеках ребенка играл яркий румянец, и у Хирада не было никаких сомнений в том, что девочка жива и здорова.

На ней было голубое платье, такого же цвета лента стягивала ее белокурые волосы. У девочки были огромные голубые глаза и тонкий носик. С серьезным лицом она внимательно следила за котом, сжимая в руках небольшой сундучок.

- Убей ее, Хирад, - прошипел Денсер. - Быстрее.

- Что? - воскликнул варвар. - Нет. Просто бери сундучок, и бежим отсюда. - Он рванулся к девочке, но Денсер схватил его за руку.

- Это не ребенок, как тебе кажется, - сказал черный маг. - Не будь дураком, Хирад. Неужели ты думаешь, что она смогла бы здесь выжить?

Девочка подняла голову и заметила двух мужчин, стоящих в дверном проеме.

- Будь наготове, - сказал Денсер. Он вытащил свой меч и отступил на полшага в сторону.

Хирад посмотрел на лицо мага. Денсер был серьезен и не сводил с девочки испуганных глаз. Варвар поудобнее перехватил меч.

- Неужели ты не можешь сотворить какое-нибудь заклинание?

Денсер отрицательно покачал головой:

- Она не станет так долго ждать.

- Кто она на самом деле? - спросил Хирад.

- Точно не знаю. Вероятно, ее создал Септерн. И следи за сундучком, его ни в коем случае нельзя потерять или сломать.

- Как скажешь, - - кивнул Хирад.

Девочка улыбнулась, но ее улыбка была бесчувственной, а взгляд оставался холодным. Хирад вздрогнул. А когда она заговорила, волосы у него на голове встали дыбом... Хотя голос девочки оставался голосом девятилетнего ребенка, он обладал необыкновенной силой.

- Вы первые, - сказала она, - но будете последними и единственными.

- А кто ты такая? - спросил Денсер.

- Я ваш ночной кошмар, я - ваша смерть. - Девочка с невероятной скоростью рванулась вперед, на ходу меняя свой облик. Хирад закричал.

Скелеты подошли вплотную. До разрыва в измерении Илкару, Талану и Ричмонду остался всего десяток шагов.

Отступая, Вороны оставили за собой не меньше сорока поверженных мертвецов и все же не сумели замедлить их продвижение.

- Мы совсем их не задержали, - прохрипел Талан и снес череп еще одному скелету...

- Никакого эффекта, - согласился Илкар.

- Сколько же их там и откуда они берутся? - воскликнул Ричмонд, одним ударом разбив три скелета.

- Сотни, - откликнулся Талан. - А вот откуда берутся эти ублюдки, мне неизвестно.

Скелеты оттеснили Воронов вплотную к разрыву. Мертвецы не пытались ударить людей, но в этом и не было необходимости. Они просто надвигались на них с трех сторон, а их количество предопределило исход битвы.

- Увидимся в мастерской Септерна, - крикнул Илкар. Ныряя в разрыв вслед за Таланом и Ричмондом, он успел увидеть, как скелеты развернулись и двинулись назад в поселок.

***

Девочка на глазах превращалась в чудовище. Ее ноги неожиданно поросли коричневым мехом и превратились в когтистые мощные лапы. У нее вырос острый змеевидный хвост. Голубое платье исчезло, и под ним оказалась мощная бычья грудь над гладким, лишенным волос животом. Маленькие ручки налились силой, вздувшись буграми мускулов. Пальчики удлинились, а ноготки превратились в острые как бритва когти.

Но больше всего Хирада поразила голова чудовища. На ней образовалась дыра, и казалось, что лицо девочки стекло внутрь черепа, словно вода. На поверхности задержались только голубые глаза. Потом и они исчезли; на их месте возникли две черные прорези, а дыра превратилась в широкую пасть с огромными клыками, с которых капала слюна. Белокурые волосы никуда не делись, но брови стали гуще, а подбородок вытянулся вперед. Лязгнув челюстями, тварь выпустила тонкий язык, зашипела и метнулась к Хираду.

Варвар инстинктивно вскинул перед собой меч. Чудовище ударило лапой по острой стали и отскочило, заревев от боли. В другой лапе оно по-прежнему крепко сжимало небольшой сундучок.

- Проклятие! - выругался Хирад и сместился в сторону, чтобы защитить Денсера.

- Осторожнее, Хирад.

- Сам знаю!

Чудовище снова рванулось вперед, опустив передние лапы и помахивая хвостом из стороны в сторону. Хирад уклонился и рубанул мечом сверху вниз. Он молил всех богов, чтобы удар достиг цели раньше, чем когти вонзятся в его тело. Лезвие меча сначала наткнулось на дерево, потом вошло в лапу и перерубило ее. Раздался пронзительный вопль, а затем звук, похожий на хлопок кнута. Что-то тяжелое упало на пол, и во все стороны полетели щепки.

Хирад выпрямился. Денсер лежал ничком на пороге дома и не двигался. Чудовище отошло в глубь комнаты, зажимая обрубок левой лапы, из которой хлестала кровь. Отрубленная лапа валялась на полу. Сундучок разбился, и среди его обломков Хирад увидел сложенный в несколько раз коричневый пергамент.

Внезапно чудовище перестало стонать, и Хирад с изумлением увидел, что вместо отрубленной лапы у него выросла новая.

- О боги всемогущие, - пробормотал варвар, глядя в сулящие гибель желтые глаза монстра. Он снял с пояса кинжал, метнул его и сам бросился вслед за ним. Блестящее лезвие со свистом мелькнуло в воздухе, отвлекая внимание твари. Хирад одним прыжком преодолел расстояние в несколько шагов, отделяющее его от создания Септерна, и рубанул мечом, целясь в шею чудовища, но оно успело заметить его движение и увернулось. Кинжал со звоном ударился в стену. Ударом хвоста чудовище сбило Хирада с ног. Он перекатился по полу и привстал на одно колено. Чудовище, слегка пошатываясь, двинулось вперед. Хирад вскочил на ноги и встретился с ним лицом к лицу. Тварь взревела, обдав варвара горячим зловонным дыханием, и Хирад от неожиданности отступил назад - настолько мощным оказался звук, издаваемый таким сравнительно небольшим созданием. Впрочем, самообладание быстро вернулось к Хираду. Он трижды перебросил меч из одной руки в другую, потом обеими руками взялся за рукоять, шагнул вперед и рубанул мечом по дуге слева направо и снизу вверх. Чудовище вскинуло лапы, но слишком промедлило. Хирад закричал, вкладывая в удар все свои силы, и рассек отвратительную морду напополам. Меч вышел из левого глаза чудовища, во все стороны брызнула кровь. Верхняя часть головы твари подпрыгнула и откинулась назад, словно крышка. С оглушительным воем чудовище повалилось на пол.

Хирад шагнул вперед, посмотрел вниз и, содрогаясь от отвращения, вонзил меч в сердце твари. Вой стал еще громче, чудовище дернулось в предсмертной агонии и замерло.

- Сожги эту тварь.

Хирад обернулся и увидел, что Денсер сидит, опершись спиной на дверной проем, и массирует руками бок. Кот терся носом о лицо хозяина.

- Сжечь?

- И побыстрее, иначе она опять оживет. Хирад повернулся назад к чудовищу и заметил, что оно уже снова дышит.

- Просто не верю своим глазам! - воскликнул варвар. Он бросил меч в ножны, открыл сумочку на поясе и достал оттуда небольшой пузырек керосина, кремень и кресало.

- Вот, возьми, - крикнул Денсер, и большая фляжка упала на пол к ногам Хирада.

- Это же керосин для фонарей, он плохо горит, - сказал варвар, подняв ее.

- Не сомневайся, он будет хорошо гореть.

Пожав плечами, Хирад облил чудовище керосином и бросил на грудь ему щепотку трута. Потом варвар чиркнул кресалом по кремню, и пламя мгновенно охватило тушу чудовища. Хирад отпрыгнул назад, заслоняя лицо рукой от нестерпимого жара.

Внезапно глаза твари мигнули и открылись, лапы зашевелились.

Хирад покачал головой:

- Слишком поздно. - Он вытащил меч и еще раз вонзил его в сердце чудовища. Не отрывая глаз от горящей туши, варвар стал отступать к порогу, и неожиданно у него под ногой что-то хрустнуло. Хирад вспомнил о сундучке и огляделся. Найдя среди обломков пергамент, он поднял его.

- Он не пострадал? - спросил Денсер из-за спины Хирада.

- Похоже, нет. А ты?

- Все в порядке, только немного ударился. - Маг потер бок. - Нам повезло, что в сундучке был пергамент, а не хрусталь или какая-нибудь другая хрупкая вещь. Иначе бы твой удар тут же поставил бы крест на всей нашей работе, не так ли?

Хирад подошел к Денсеру, отдал ему пергамент и помог подняться. Маг оглянулся по сторонам, потом посмотрел на варвара и кивнул в знак благодарности.

- Что это было? - спросил Хирад.

- Чувствующее заклинание, - ответил Денсер. - На его создание уходит уйма времени. У меня, например, никогда не хватало терпения довести дело до конца. Очевидно, у Септерна хватило. - Он развернул пергамент.

- А почему сначала у этой твари был облик девочки? Денсер оторвался от чтения.

- Чувствующее заклинание всегда создается с определенной целью. В этом случае оно был создано для того, чтобы защищать пергамент. Хотя такие создания и нельзя назвать живыми, тем не менее в определенной степени они способны мыслить. Это позволяет им оценивать ситуацию и реагировать адекватно. Я полагаю, что образ девочки, которую мы видели, был позаимствован Септерном из своей собственной жизни. Все дело в том, что если маг отчетливо помнит какой-то образ, то для сотворения и поддержки в активном состоянии такого существа требуется значительно меньше маны.

- А почему?..

- Подожди, я догадываюсь, о чем ты хочешь спросить. Образ девочки был выбран магом для состояния покоя, а чудовище, очевидно, взято из ночных кошмаров Септерна, и в этом облике оно действует, понимаешь?

- Более или менее, но все-таки прошло триста лет...

- Не переживай. Мне самому не трудно поверить, что даже Септерн, могущественный маг, сумел создать заклинание, способное просуществовать более сорока лет в полной изоляции. Впрочем, разрывы в измерениях, вероятно, обеспечивали его достаточным количеством маны. - Денсер снова углубился в изучение пергамента, а Хирад вышел наружу и осмотрелся. С противоположного края плато не доносилось ни звука. Варвар нахмурился и пошел в направлении того разрыва, через который они попали сюда.

- Илкар? - позвал он. - Илкар!

Тишина. Даже скелетов не было видно. Добежав до края поселка, Хирад обнаружил причину этого: все мертвецы валялись на земле толстым ковром костей. По спине варвара пробежал холодок. Если Воронам удалось убить всех скелетов, то куда же они сами подевались? А если нет, почему скелеты валяются на земле?

Хирад побежал вокруг поселка. Никогда еще ему не было так одиноко. Над ним проносились темные тучи, гонимые сильным ветром, которого он не слышал. Ниже плато вспыхивали молнии, словно хранители древней судьбы крылатого народа. Где же Вороны? Хирад молился, чтобы они ушли через разрыв в измерении, мысль о том, что они могли погибнуть, была невыносима.

- Денсер? - Он вернулся к дому, где они нашли сундучок, но теперь мага там не было. От страха у Хирада перехватило дыхание. Варвар испуганно осмотрелся вокруг и увидел, что Денсер торопливо идет ко второму разрыву на дальнем краю плато.

- Денсер! - окликнул его Хирад. Маг обернулся. Во рту у него, как обычно, дымилась трубка, из-под плаща торчала голова кота. Денсер заботливо поглаживал своего Любимца, пергамента в руках у него уже не было. - Ты его прочитал?

Денсер кивнул.

- Ну и что? - спросил Хирад, подбегая к магу.

- Не могу до конца разобраться, нужна помощь Илкара.

Внезапно Хирад заметил, что маг ведет себя как-то странно. Взгляд у него был рассеянный, и он все время оглядывался на разрыв в измерении.

- Ты чего? Вороны и скелеты исчезли. Или тебя это совсем не волнует?

Денсер удивленно приподнял брови.

- Я уверен, что с Воронами ничего не случилось. - Он помолчал. - Хирад, тебя никогда не одолевало обычное любопытство?

Варвар пожал плечами:

- Может быть, не помню. Что ты задумал?

Денсер повернулся и зашагал к разрыву. Хирад на мгновение растерялся - но лишь мгновение, и тут же побежал следом.

- Ты шутишь?

- Я непременно хочу выяснить все. Вдруг там находится один из катализаторов? - Денсер зашагал быстрее.

- Да что на тебя нашло? - Хирад догнал мага. - Этого нельзя делать, Денсер. Ты просто не можешь себе позволить... - Он положил руку ему на плечо. Кот царапнул Хирада и тут же спрятался. Денсер оглянулся. Сосредоточенное лицо и отсутствующий взгляд свидетельствовали о смятении, царящем у него в душе.

- Не трогай нас, Хирад, - сказал он. - И не пытайся остановить.

С этими словами Денсер подошел к разрыву в измерении и прыгнул в него.

Не прошло и минуты, как из разрыва выпал кот. Едва почувствовав под собой землю, он стрелой метнулся к Хираду.

Варвар внимательно осмотрел кота. Его шерсть стала черной от пыли, хвост нервно подергивался. Хрипло дыша, кот не сводил глаз с разрыва и трясся всем своим тельцем.

- Только не это! - Хирад шагнул к вихрям тьмы, но тут из разрыва вывалился Денсер и растянулся на земле. Его лицо было белым как снег.

- Хвала богам, - пробормотал варвар. Помогая Денсеру сесть, он почувствовал, что маг дрожит.

- Теперь ты доволен? - со злостью спросил Хирад.

- Там все черное, - хрипло проговорил сказал Денсер, не поднимая глаз - Все абсолютно черное.

- Говори яснее, Денсер. - Хирад заглянул в искаженное страхом лицо мага.

- Там все сгорело дотла. Повсюду руины и черная, потрескавшаяся земля. Этот мир по сравнению с тем полон жизни. А там только черная земля и полное небо драконов.

Именно это Хирад видел во сне. Он вздрогнул и непроизвольно отступил на шаг, с ужасом глядя на разрыв в измерении. По другую сторону этого сгустка тьмы жил его ночной кошмар.

Внезапно он осознал всю чудовищность поступка Денсера. Хирад посмотрел на мага и увидел, что тот уже поднялся на ноги.

- Ну как, тебе лучше? - спросил варвар. Денсер кивнул и слегка улыбнулся. В следующее мгновение Хирад ударом в челюсть сбил его с ног.

- Что за?.. - попробовал возмутиться маг. Хирад наклонился и поднял его за воротник плаща.

- Ты хоть чуть-чуть подумал о том, что делаешь? - прохрипел варвар, кипя от злости. Его брови сошлись на переносице, как грозовые тучи. - Как ты посмел обо всем забыть?

- Я... - Денсер недоуменно уставился на варвара. Хирад хорошенько встряхнул его.

- Заткнись! Заткнись и слушай меня! Ты унес с собой пергамент. Что было бы, если бы ты не вернулся? С твоей важной миссией было бы покончено, а мои друзья... - Хирад тяжело вздохнул, - их смерть была бы напрасной. - Он отпустил Денсера. Маг рухнул на землю, и Хирад поставил ногу ему на грудь. - Если ты еще раз такое выкинешь, я превращу твою рожу в кровавое месиво.

Неожиданно варвар услышал за спиной шорох. Денсер скользнул взглядом мимо Хирада и, сделав круглые глаза, отрицательно замотал головой. Варвар убрал ногу с его груди и повернулся. Кот Денсера сверлил его ненавидящим взглядом. Хирад вздрогнул, но тут же расхохотался:

- Твой кот собирается меня съесть?

- Ты везучий человек, Хирад. Варвар снова повернулся к магу:

- Нет, Денсер, это тебе порезло. Мне следовало бы просто убить тебя, но все дело в том, что я начинаю тебе верить. - И Хирад зашагал через деревню к первому разрыву, в надежде, что там, за кружащимися вихрями тьмы, ждут сейчас Вороны.

Глава 12

Упав на пол в мастерской Септерна, Хирад едва не сбил с ног Илкара. Эльф улыбнулся. Талан, стоящий рядом с ним, положил на пол тюк, который уже собирался взвалить на плечи. Хирад тут же сообразил, что все это значит.

- Я же приказал не возвращаться, - сказал он. Талан пожал плечами:

- Ты - Ворон.

Хирад закусил губу и кивнул в знак благодарности.

- Нашли что-нибудь? - спросил Илкар. Варвар снова кивнул.

- А где Денсер? - нахмурился Ричмонд.

- Надеюсь, он сейчас думает. Подумать ему есть о чем, - ответил Хирад.

- О чем же?

- О своей ответственности и о том, какие Вороны ему нужнее - мертвые или живые.

- О чем ты говоришь?

Хирад не стал отвечать. Он отряхнулся и повернулся к разрыву, темная поверхность которого замерцала.

- Об этом вам лучше спросить самого великого исследователя.

Сначала из разрыва появился Денсер, потом его кот. Старательно избегая холодного взгляда Хирада, маг поднялся. Потирая подбородок, он достал из кармана пергамент и протянул его Илкару. Эльф внимательно посмотрел на красное пятно у Денсера на скуле, потом стиснул зубы, взял пергамент и взглянул на Хирада. Варвар сжал пальцы на правой руке в кулак.

- Это то самое? - спросил Илкар. Денсер кивнул. - И что теперь?

- Здесь, как и на амулете, часть информации записана шифром Джулатсы. Чтобы разобраться в нем, мне нужна твоя помощь.

- Понимаю.

После этого оба мага направились к столу, на котором горел фонарь.

Хирад опустился на пол. Талан и Ричмонд присели рядом на корточки, желая получить ответы на свои вопросы. Варвар исполнил свой долг и рассказал вкратце о том, что произошло в поселке. Рассказывая, он не спускал глаз с магов. Порывистые движения и сбивчивые голоса Илкара и Денсера свидетельствовали о том, что у них возникли какие-то сложности.

Наконец Денсер и Илкар отошли от стола. Илкар с удрученным выражением на лице теребил пергамент. Денсер отрешенно смотрел на Хирада. Подчеркнуто не обращая на него внимания, варвар обратился к Илкару:

- Итак, какой теперь у нас план, дружище?

- Есть две новости: хорошая и очень, очень плохая. Сначала хорошая: теперь мы знаем, что нужно делать. А плохая заключается в том, что у нас практически нет ни малейшей надежды это сделать.

- Он всегда умел представить наше положение в самом радужном свете, правда? - бросил Талан Ричмонду.

- Настоящий мастер, - сухо добавил Ричмонд.

- Ладно, шутки в сторону, - сказал Хирад. - Сейчас не до них.

- Правильно, - сказал Илкар и поглядел на Денсера. Тот жестом разрешил ему продолжать. - Как мы знаем, Септерн был очень умен. Разработав заклинание и поняв его разрушительную мощь, он вписал в текст "Рассветного вора" три катализатора. Без этих катализаторов заклинание не сработает. Вообще говоря, катализаторов может быть сколько угодно, и ими могут служить любые предметы по выбору мага. Если бы Септерн захотел, он мог бы выбрать в качестве катализатора даже кружку пива. Вся сложность в том, что после того, как заклинание записано, его нельзя изменить. Поэтому Септерн выбрал такие катализаторы, которые, по его мнению, невозможно собрать. На этом пергаменте записан полный текст заклинания. Септерн не раскрывает здесь, каким образом катализаторы встроены в конструкцию "Рассветного вора", зато называет имена предметов и указывает их местоположение. - Илкар сделал паузу. В комнате было необыкновенно тихо. - Вы готовы это узнать?

Ричмонд пожал плечами и сказал:

- Лично я не уверен.

- Я тоже, - печально произнес Илкар и посмотрел в пергамент. - Первый катализатор - это кольцо полномочий Додовера. В наше время в каждом университете есть такое кольцо. Их получают Мастера знаний в качестве знака, свидетельствующего об их ранге. Все кольца полномочий изготовляются индивидуально для каждого Мастера. Когда он умирает, его хоронят с кольцом. Так вот, названное Септерном кольцо принадлежало Мастеру знаний Эртичу и сейчас находится в его могиле в Додовере. Талан вскочил.

- Значит, мы должны отправиться в Додовер, проникнуть в мавзолей Мастера и взять его кольцо, верно?

- Примерно так, - виноватым тоном сказал Илкар.

- А почему нельзя просто попросить их отдать нам кольцо? - спросил Ричмонд.

- Ну что ты несешь! - не выдержал Денсер. - Просить университет осквернить могилу - и при этом даже не иметь возможности объяснить зачем, иначе они попытаются сами завладеть заклинанием. Кольцо придется красть, и до поры до времени никто не должен об этом ничего знать.

- Разве ты потом собираешься вернуть кольцо назад? - недоверчиво засмеялся Талан.

- Да, Талан. Боюсь, я буду вынужден это сделать.

- Можешь даже не сомневаться, - пробормотал Хирад.

- Может быть, обсудим это потом. - спросил Илкар, помахав пергаментом. - Здесь говорится еще о двух предметах, и добыть любой из них ничуть не проще, чем кольцо полномочий Эртича.

- Я сгораю от нетерпения. - Талан сел на пол и вытянул ноги.

- Второй катализатор - это "Глаз смерти".

- Неужели это тот, о котором я слышал? - спросил Денсера Ричмонд.

- Думаю, что да, - кивнув, сказал маг.

- Это главный культовый камень у несчастных предков.

- Правильно. Поклонники смерти, не так ли? - Ричмонд нахмурился. - Но ведь они вроде бы владеют какой-то магией...

- Да-да, "пятый университет". - Денсер взглянул на Илкара и скривился, выражая свое отношение к Несчастным предкам. - У них нет науки, нет истории, они не умеют накапливать ману. И все же они пытаются уподобить себя четырем университетам. Это не просто возмутительно, это преступление против самой магии.

- Однако ты прав, Ричмонд, - сказал Илкар. - Они поклоняются смерти в надежде, что она освободит их от вечного проклятия или от чего-то похожего. У них есть некая форма магии, но они сами не до конца понимают, как она работает. И это делает их очень опасными.

- Вряд ли они проникнутся к нам любовью после того, как мы сопрем их самую большую святыню, - проворчал Хирад.

- Но Денсер никогда не говорил, что мы сможем купить эти безделушки на рынке, разве не так? - пожал плечами Илкар.

- Конечно, не говорил, - сказал Хирад. - Он вообще не хотел ничего нам рассказывать. А если бы рассказал, то я лично никогда не взялся бы за это дело. Поэтому я имею право немного поворчать. И сказать, что именно на нем, - варвар показал пальцем на Денсера, - лежит вся ответственность за гибель моих друзей.

Денсер выразительно вздохнул. Хирад весь напрягся, но не двинулся с места.

- Ты с чем-то не согласен, человек Зитеска?

- Нет, он со всем согласен, - быстро ответил за Денсера Илкар. - Ну а теперь третий катализатор.

Эльф обвел взглядом Воронов, проверяя, все ли готовы его слушать.

- Хорошо. Третий катализатор - знак командира стражи Андерстоунского ущелья. И с этим катализатором есть одна сложность - мы не знаем, где он сейчас находится.

На некоторое время в комнате установилась полная тишина. Все напряженно думали.

- Но Торговый союз Корины потерял Андерстоунское ущелье девять лет назад, и там больше нет командира стражи, - после долгого молчания сказал Талан. Потом взял пергамент у Илкара и, нахмурившись, стал изучать содержание документа.

- Точно! - воскликнул Илкар. - Так где же тогда находится сейчас знак?

Снова наступила тишина. Хирад попытался сдержать улыбку, но не смог. Он усмехнулся и встал.

- И ты еще постоянно обвиняешь меня в том, что я не знаю своей истории! - сказал он. Илкар нахмурился:

- Что ты имеешь в виду?

- Когда ущелье открыли, этот знак был вручен Советом баронов Баракку, первому командиру стражи. А как вы все, наверное, знаете, впоследствии Совет баронов был преобразован в Торговый союз Корины. С той поры прошло уже больше пяти веков. В то время лорды-колдуны еще не достигли пика своего могущества. Знак служил исключительно церемониальной подвеской, но, согласно уставу стражи, должен был постоянно находиться на укреплениях, контролирующих ущелье. В случае отступления командир стражи должен забрать его с собой, а войскам, которым предстояло отвоевывать ущелье, полагалось использовать этот знак в качестве штандарта. - Варвар посмотрел на недоуменные лица своих слушателей. - Нужно ли называть вам имя человека, у которого сейчас находится третий катализатор?

- Думаю, да, Хирад, - сказал Илкар.

- О боги небесные, Илкар, мы же с тобой совсем недавно говорили о нем.

- Неужели?

- Да. Похоже, мое желание сбудется скорее, чем я думал, - улыбнулся Хирад. - Последним начальником стражи был Капитан Тревис.

***

Потеря дестран обычно влекла за собой суровое наказание и даже смерть, но в этот раз привезенные сведения спасли им жизнь. Проскакав без отдыха целый день, разведчики Висмина стояли на поляне посреди густого леса и разговаривали со своим шаманом. Шаман сидел под парусиновым навесом и пил бесцветный напиток, восстанавливающий силы.

- Как и предполагали владыки, - докладывал командир отряда, - люди с востока ищут старый дом. Шаман кивнул и поставил чашку на землю.

- Я должен немедленно передать эту новость дальше. Готовьтесь отправиться в дорогу. Я думаю, скоро начнется война.

***

Никакого обсуждения не было. Никакие соображения в расчет не принимались. Просто Хирад отказался идти куда-то еще, пока Тревис и Черные Крылья не будут мертвы.

Время уже перевалило за полдень. Вороны неторопливо пообедали на развалинах дома Септерна перед тем, как отвести лошадей обратно в сарай. После долгих уговоров Хирад все-таки согласился отправиться в путь не прямо сейчас, а с утра: Илкар со всей непреклонностью заявил, что им нужен день отдыха, чтобы избежать влияния границ разрыва. Кроме того, варвар вынужден был признать, что провести ночь в абсолютной безопасности - никому не надо стоять на часах, поддерживать костер и вздрагивать от каждого шороха - очень заманчиво.

Дым от костра еще медленно поднимался в небо, когда наступили сумерки. Денсер сидел у стены и читал дневник Септерна. В зубах у него, как обычно, была зажата неизменная трубка.

Слабые шорохи, доносившиеся из мастерской, говорили о том, что Любимчик Денсера все еще продолжает рыться в оборудовании Септерна. Черный маг попросил остальных пока не спускаться вниз. Талан изучал окрестности, пытаясь наметить маршрут на завтрашнее утро, а Илкар и Хирад отдыхали за беседой.

- Послушай, разве Любимчик Денсера, - спросил Хирад, - не просто ласковый котик? Илкар искоса взглянул на него.

- Не думаю, что кто-то обвинит этого котика в том, что он "ласковый". Тебе повезло, что ты избежал его когтей... А относительно этого инцидента...

- О боги, до чего же мы докатились! - Хирад скрестил на груди руки. - Что ж, я теперь и рта не могу раскрыть, потому что он слишком могущественный, так, что ли?

Илкар взглянул на Денсера. Черный маг не поднимал головы от дневника. Эльф перешел на шепот:

- Да, только дело совсем в другом. Послушай... и не вздыхай так, это очень важно. Он не только могущественный маг, но и центральная фигура в этом деле. Так что тебе не стоит искать повода с ним подраться.

- Я и не собирался с ним драться, - прошипел Хирад.

- Ты дашь мне закончить? - раздраженно воскликнул Илкар, и его уши встали торчком. - Строго говоря, сейчас, когда у нас есть вся информация о "Рассветном воре", мы можем выбросить Денсера в канаву и попытаться довести это дело до конца сами. Мы знаем текст заклинания и где находятся катализаторы. Но, как я тебе говорил совсем недавно, он - единственный, кто всю жизнь учился использовать "Рассветного вора". А значит, только у него есть какие-то шансы на успех. Улавливаешь ход моих мыслей?

- Ну?

Теперь уже Илкар тяжело вздохнул:

- Ладно. Тренируясь в одиночку, ты представляешь себе мнимого противника, да?

- Лучше повесить перед собой мешок или зеркало, - пожал плечами Хирад.

- Но ты не знаешь, будут ли твои приемы эффективны, пока не опробуешь их в бою, так?

- С этим трудно не согласиться.

- Но если ты вообще не будешь их отрабатывать, ты никогда ими не овладеешь, верно?

- Это что, проверка?

- Просто ответь на мой вопрос, - сказал Илкар. - Я пытаюсь объяснить суть дела, используя привычные для тебя понятия.

- Ладно. - Хирад помолчал. - Нет, Илкар, я не только не овладел бы приемами, но даже не мечтал бы опробовать их в бою. Ты удовлетворен?

- Да. Точно так же обстоит дело и с заклинаниями, - сказал Илкар. - Если я, не попрактиковавшись, попытаюсь сотворить заклинание, то скорее всего оно не сработает. Более того, в итоге может получиться совсем не то, чего я хотел, а это уже опасно. Денсер всю жизнь тренировался использовать "Рассветного вора", следовательно, он знает, по крайней мере теоретически, как произносить слова, формировать ману и другие тонкости. Конечно, полной гарантии, что это сработает в жизни, нет, как и у тебя в первом настоящем бою. Но все же он будет уверен в успехе и не упустит своего шанса. Теперь ты понял?

- Да, и поэтому я не буду его убивать. - Хирад наклонился ближе к Илкару. - Но я не желаю, чтобы он так глупо рисковал собой, когда от него зависит судьба всей Балии. И кроме того, я не позволю ему издеваться над памятью о моих друзьях! - Хирад повысил голос, чтобы его услышали все. Ричмонд вздрогнул и поставил на землю котелок с водой, который собирался повесить над костром.

Денсер слегка улыбнулся Илкару и снова погрузился в чтение.

- Ладно, расскажи мне о Любимчике Денсера, - попросил Илкара Хирад.

- Как мне представляется, это какой-то вид полуразумного крылатого демона. Наверное, поэтому Денсер так беспокоится, чтобы мы ничего не разглядели под обличьем кота... - Видя, что Хирад не понимает, эльф опять тяжело вздохнул. - Может, ты и знаешь все о Тревисе, Хирад, но за все эти годы ты ни разу не прислушивался к моим словам, не так ли?

- Да, потому что ты почти всегда говорил о магии и прочей ерунде, - усмехнулся варвар.

- Но сейчас ты почему-то стал проявлять к этой ерунде необыкновенный интерес, - парировал эльф.

- Теперь это важно.

- Это было важно всегда! - раздраженно воскликнул Илкар.

- Вы не могли бы отложить обсуждение этого вопроса? - спросил Ричмонд, подходя к Хираду и Илкару. - Мне тоже хочется побольше узнать о четвероногом спутнике Денсера.

- Ладно, - сказал Илкар и бросил взгляд на черного мага. Было очевидно, что Денсер не обращает на них абсолютно никакого внимания. - Если не вдаваться в детали, то можно сказать, что Любимчик Денсера по своей сущности очень похож на девочку, с которой Хирад столкнулся в другом измерении. Они различаются только назначением и способом получения энергии. Как только Любимчик создан, он должен соединить свой разум с разумом хозяина.

- Что он должен сделать? - Хирад подтянул к себе сумку, достал бурдючок, кружки и налил всем вина.

- Спросить у Денсера - хотя я сомневаюсь, что он тебе что-нибудь расскажет. Любимчик - это зитескианское изобретение, сделанное благодаря их связи с измерением демонов. Как бы там ни было, хозяин и Любимчик делятся друг с другом частью своего сознания. Их союз нарушается только тогда, когда один из них умирает. - Илкар отпил вина и продолжал: - У Любимчика есть свой мозг, он способен рассуждать и действовать по собственной инициативе. Однако это создание всегда находится на побегушках у своего хозяина и никогда не пойдет против него. Такой преданности вы больше нигде не встретите.

- И с какой целью создают Любимчиков? - спросил Ричмонд.

Илкар пожал плечами:

- Это зависит прежде всего от мага. Любимчик Денсера, например, - это телохранитель, друг и разведчик. Кроме того, он может служить курьером. - Эльф показал на лестницу, ведущую в мастерскую Септерна. - Сейчас он наверняка ищет вещи, которые представляют какой-нибудь интерес, и, очевидно, потом все расскажет Денсеру.

- Разве они разговаривают? - нахмурился Ричмонд.

- Нет. Насколько мне известно, у этих созданий нет языка, но, находясь рядом с хозяином, они могут общаться с ним. Они обладают элементарными телепатическими способностями, - ответил Илкар. - Полагаю, что они могут беседовать и на больших расстояниях, но это требует больших затрат энергии.

- И как же они выглядят на самом деле? - Хирад кивнул на отверстие в полу.

- Не могу сказать с уверенностью, но их облик может сильно, едва ли не до смерти, испугать человека. Вспомни свое собственное представление о демоне - безобразное существо с крыльями и хвостом, - и, возможно, ты не очень сильно ошибешься.

- А что случится с ним, если Денсер умрет? - Ричмонд допил вино и потянулся за новой порцией.

- Он тоже умрет. Эти создания не могут жить без хозяина.

- Почему?

- Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, как они живут, чем питаются и как происходит совмещение сознаний, а я не осведомлен о таких тонкостях.

- А что случится с Денсером, если умрет Любимчик? - спросил Хирад.

- Я почувствую боль, - ответил Денсер, отложил книгу, поднялся и отряхнулся, - страшную боль, словно кто-то сунул руки в мой череп и сдавливает мозг. - Он подошел к Воронам и сжал кулаки, словно в подтверждение своих слов. - К счастью, их очень трудно убить. - В этот момент на верхней ступеньке лестницы показался кот.

- Интересно, а это создание знает, что мы говорили о нем? - подумал вслух Ричмонд.

- О да, - подтвердил Денсер, и на его лице появилось печальное выражение. - Он все очень хорошо понимает. - Кот запрыгнул к Денсеру под плащ и прижался к его груди.

Над костром забулькал котелок.

- Кто хочет попить горячего? - спросил Ричмонд.

- Налей мне, пожалуйста, - сказал Илкар. - Денсер, хочу тебя спросить еще кое о чем. Что ты думаешь о том месте?

- Что именно тебя интересует?

- Мне нет дела до того, почему ходили эти мертвецы. Я хочу знать, почему они все умерли?

- Я скажу тебе почему, - вмешался Хирад. - Ты сам видел сгоревшие дома и почерневшую землю. Туда проникли Драконы и установили там свое господство. Понятно?

- О боги всемогущие, - выдохнул Т алан.

- Если ты прав, - заметил Денсер, - то подумайте, что будет с Балией, если драконы появятся здесь.

- Я тебе говорил, - тихо произнес Хирад. - А ты не хотел слушать.

- Этого ни в коем случае нельзя допустить, - сказал Денсер.

- Когда все закончится, нужно вернуть амулет Ша-Каану, - сказал Хирад. - Только как его разыскать?

- Поздно, - заметил Илкар. - Мы уже получили запретное знание. Теперь наша задача - доказать, что мы сможем разумно его использовать. - Он посмотрел на Денсера. - Если мы этого не сделаем, если злоупотребим этим знанием или допустим, чтобы оно попало в грязные руки, то скорее всего Ша-Каан лишит своей защиты наш мир.

- Надеюсь, ты слышишь эти слова, человек Зитеска, - воскликнул Хирад.

Денсер кивнул:

- Да, слышу. И я во всем согласен с Илкаром. А теперь, пожалуйста, дайте мне напиться - у меня пересохло во рту.

Глава 13

Фрон вывел свой отряд к дорожке, ведущей к воротам замка. Потом они снова углубились в лес и разбили лагерь, который невозможно было бы заметить с дороги. Не рискуя разводить открытый костер, Уилл распаковал и установил свою бездымную печь. На этой печи можно было быстро приготовить пищу, но она не давала света и все тепло поглощала плита. Ночь, как назло, выдалась ветреная и холодная, и все основательно продрогли.

- До замка всего час ходьбы, - сказал Фрон. - Поэтому я запрещаю громко разговаривать и уходить из лагеря без моего разрешения. Поев, мы с Уиллом обойдем замок и прикинем, как туда можно проникнуть. Одновременно мы попробуем определить численность противника. Ты, Джандир, останешься охранять лагерь, а ты, Алан, постарайся отдохнуть, у тебя очень усталый вид. У кого есть вопросы?

- Когда мы начнем? - спросил Алан. За время путешествия он стал раздражительным и от усталости буквально валился с ног. Ему срочно требовался отдых.

- Только не сегодня. - Фрон поднял руку, предупреждая протесты Алана. - У нас был длинный переход, и мы все устали. Если разведка будет удачной, мы попробуем сделать вылазку завтра утром. Согласны?

Уилл и Джандир кивнули.

- Хорошо, а теперь давайте есть.

***

Наутро Хирад высказал вслух свои опасения, которые не покидали его с тех пор, как Илкар прочитал пергамент. Впрочем, они не оправдались, и путешествие прошло без приключений. Талану удалось накануне разведать более или менее приличную дорогу, и Вороны еще до полудня оказались вне влияния разрыва в измерении. Они остановились у подножия холма, с которого только что спустились. Ричмонд развел костер, и усик дыма пополз вверх, чуть отклоняясь в сторону под порывами ветра. По небу медленно проплывали кучевые облака. Настроение у всех было невеселое. Каждый думал о недавних потерях и о том, какие еще испытания ждут их впереди.

- Нам нужно набрать побольше людей, - сказал Хирад.

У костра воцарилось молчание. Все смотрели на варвара, но никто не хотел говорить.

Ричмонд кусочком хлеба вычищал из тарелки остатки густого супа. Денсер зажег трубку и пускал колечки дыма. Талан накинул капюшон, чтобы не пекло голову, и принялся точить меч. Илкар долго кусал губы, но потом все-таки решился заговорить:

- Я рад слышать это от тебя. И думаю, что все рады. Остальные Вороны дружно закивали в знак согласия.

- Значит... - задумчиво протянул Талан.

- Именно, - сказал Хирад. - Но где найти надежных людей, таких, которым можно доверять? Не забывайте, что мы должны хранить тайну.

- Я отважусь сказать, что нам вообще не следует рисковать и заходить в поселения крупнее деревень по эту сторону гор, вдали от университетских городов, - произнес Денсер. - Слишком много выжиг и длинных языков.

- Все это прекрасно, но без риска у нас ничего не получится. - Талан убрал точильный брусок и стал проверять остроту лезвия меча. Потом он взглянул на Денсера. - В деревнях вряд ли отыщутся подходящие люди, которые только и ждут, когда их призовут в спасители Балии.

Илкар засмеялся:

- Любопытный взгляд на вещи, не так ли?

- Нелепый, - отрезал Хирад. - В тебе никто никогда не видел спасителя Балии. - Илкар удовлетворенно поднял вверх средний палец. Лицо варвара опять стало серьезным. - Так каков будет ваш ответ? Нас сейчас явно мало для серьезного дела. Даже если бы Сайрендор и Безымянный были с нами, этот вопрос все равно пришлось бы решать.

- Полагаю, что сначала нужно решить другой вопрос: когда мы будем набирать людей? Сейчас или после замка Капитана Тревиса?

- После, - без промедления ответил Хирад. - Никто не помешает нам разобраться с этими ублюдками. Илкар внимательно посмотрел на варвара.

- А я было подумал, что ты стал более трезво мыслить. Теперь ты уговариваешь нас взять замок. Подумай только - впятером взять замок?

- Если потребуется, я сделаю это один, - спокойно сказал Хирад.

- Раз так, значит, сначала нужно взять замок, - воскликнул Ричмонд и прищелкнул языком. На некоторое время у костра снова воцарилось молчание.

- Это самый странный тип логики из всех, с какими я сталкивался, - раздраженно фыркнул Илкар.

- Нет, я в самом деле считаю, что мы сможем это сделать, - сказал Ричмонд. - Мне кажется, что хотя сам Тревис редко покидает замок, его подручных там мало - они занимаются своими черными делишками. На мой взгляд, в замке не больше двадцати человек. Не забывайте, Черные Крылья никогда не были многочисленны. Это же просто фанатики.

- А если ты ошибаешься?

- Если он ошибается, Илкар, то мы все утонем в одной большой луже крови. Денсер вздохнул.

- Знаешь, Хирад, мне кажется, нельзя быть таким легкомысленным, если мы собираемся преуспеть в этом деле.

- Ох, извините, наверное, я ослеп. - Варвар развел руками. - Я совсем забыл, что гораздо предусмотрительнее прыгнуть в разрыв в измерении вместе с пергаментом, в котором говорится о катализаторах "Рассветного вора".

- Ладно, Хирад. - Илкар поднял ладони. - Но все же нельзя отрицать, что мы слишком рискуем, отправляясь в замок всего впятером.

- О боги, - пробормотал Хирад, вставая. - И ты туда же. С каких это пор мы стали такими осторожными? Мне, наверное, нужно было моргнуть и не заметить, как он, - варвар показал большим пальцем на Денсера, - прыгнул в эту берлогу драконов. До сих пор мы не очень-то осторожничали, и не вижу причин начинать сейчас! - С этими словами Хирад повернулся и пошел к лошадям, которые мирно паслись на лугу, не интересуясь делами людей.

Денсер хотел встать, но Талан удержал его:

- Пусть идет.

- Он прав, Денсер. Тебе все равно не переубедить его, - сказал Илкар и зачерпнул кружкой кофе из котелка.

- Неужели ничего нельзя сделать? Неужели мы впятером попытаемся взять замок Тревиса только потому, что Хирада заботит мелкая месть? - Денсер чувствовал, как в нем разгорается гнев. На мгновение сердце замерло, а потом заколотилось с бешеной скоростью. Под плащом беспокойно зашевелился кот. Но, увидев лица остальных Воронов, Денсер понял, что ступил на опасную дорогу. Только сейчас он наконец осознал, что для этих людей значит быть одним из Воронов. И последующая речь Илкара лишь убедила его в правильности этой догадки.

- Ты посторонний для нас человек, Денсер, - сказал эльф, тщательно подбирая слова, - и тебе надо понять, что Воронов связывают определенные обязательства. Даже смерть не может разрушить их. Хирад жаждет крови Тревиса прежде всего поэтому. И именно поэтому мы ему доверяем. - Илкар замолчал и откусил кусочек хлеба. Денсер видел, что эльф обдумывает слова. Мысли отражались на его лице, сменяя друг друга. - Мы все думаем одинаково, - наконец сказал Илкар, показывая на себя, Ричмонда и Талана. - Только не кричим об этом. Никогда не говори о мелкой мести, когда дело касается Воронов, а особенно Сайрендора Лана. Ты, кажется, забыл, что он умер вместо тебя и Хирад потерял своего самого близкого друга. Тебе повезло, что сейчас он не слышал тебя.

- Приношу извинения, - сказал Денсер. - Я был не прав.

Илкар кивнул.

- Раз уж мы начали этот разговор, - грубоватым, но не злобным тоном произнес Ричмонд, - то, наверное, попутно следует еще кое-что прояснить. Во-первых, если кто-то и имеет сейчас, после гибели Безымянного, право решающего голоса, то это Хирад. И уж во всяком случае, не ты, Денсер. Во-вторых, хотя мы все понимаем нашу задачу, мы прежде всего Вороны, а уж потом - твои наемники. Поэтому если Хирад хочет сначала взять замок, мы это сделаем.

Денсер был озадачен. Он был уверен, что такой конфликт просто не мог возникнуть. Единственной целью Воронов должно было стать уничтожение лордов-колдунов, но они этого не понимали. Не понимали, что, если они потерпят неудачу и лорды-колдуны победят в решающей битве, Зитеск будет разрушен, Балия перестанет существовать и прах Воронов будет развеян по ветру.

Он открыл рот, чтобы сказать им все это, но не успел: его опередил Талан.

- Мы все хотим, чтобы наше предприятие закончилось успешно. Но ты должен помнить, что пока ты не присоединился к нам, Вороны потеряли в сражениях только трех человек за десять лет. - Талан бросил быстрый взгляд на Ричмонда: тот опустил голову и закрыл глаза. - Мы доверяем нашим чувствам и инстинктам, потому что они почти никогда не подводили нас. Ты знал, что мы никогда не взялись бы за эту работу, если бы ты с самого начала честно рассказал нам все. Но ты обманом вовлек нас в это дело, и двое Воронов погибли за одну неделю. Теперь сам оцени, какие у нас перспективы, и не вздумай говорить, что ничего не понимаешь. Мы выжили, потому что мы хорошие воины. Если бы ты не сунул к нам свой нос, то с нами скорее всего ничего бы не случилось.

- Я уверен, мы можем согласиться на компромисс, - спокойно сказал Денсер, понимая теперь, с чем он столкнулся.

Лицо Талана смягчилось. Он улыбнулся, встал и похлопал Денсера по плечу.

- Вышла настоящая лекция, а? Может, и ты в скором времени нас просветишь. - Талан поправил куртку и подтянул ремень. - А сейчас, я думаю, нам пора отправляться в путь. Хирад? - Он пошел за варваром. - Хирад! Приведи лошадей, мы уезжаем!

***

Ирейн чувствовала себя так, словно проснулась после долгого ночного кошмара. Ее мальчики были грязными и немного испуганными, но сыты и тепло одеты. Кроме того, они подружились с одним из своих охранников - это Ирейн сразу заметила. Когда дети прижались к ней, она почувствовала невыразимое облегчение. Их любовь мгновенно исцелила и наполнила энергией ее измученное тело. Охранник объяснил детям, почему она не может увидеться с ними. Мальчики поверили его объяснению, и Ирейн была благодарна этому человеку.

Тревис позволил ей провести с детьми целый час. Потом пришел человек и сказал, что Капитан приглашает ее отобедать с ним. Ее снова отвели в библиотеку и усадили в кресло у камина. На сей раз она разрешила себе выпить бокал вина.

Только сейчас, видя легкую улыбку на серьезном лице Капитана, Ирейн до конца осознала, что собирается сделать.

Ей оставалось только надеяться, что боги, а точнее говоря, наставники Додовера простят ей это. Но она сама понимала, что это слишком зыбкая надежда.

- Разве я не человек слова? - Капитан широко развел руками.

- Только не жди, что, если ты позволил мне увидеть моих собственных детей, я брошусь к тебе в объятия.

- Забудь об этом, Ирейн, не надо портить этой минуты.

- Я счастлива, что мои дети живы и здоровы, и очень несчастна оттого, что нас разлучили так надолго. Поэтому я не вижу такой минуты, которую можно было бы испортить, - холодно проронила Ирейн. - А теперь расскажи мне, как именно я должна предать свои принципы.

- Мне вовсе не хотелось бы, чтобы ты так относилась к нашему общему делу, - сказал Капитан. - То, что я делаю...

- Оставь свои сказки для тех, кто хочет их слушать. Просто скажи, что от меня требуется, и отпусти к детям. Капитан посмотрел на Ирейн, помолчал и кивнул:

- Хорошо. Все довольно просто. Мне нужно, чтобы ты подтвердила или опровергла подлинность артефактов и достоверность сведений, имеющих отношение к "Рассветному вору", когда они попадут ко мне. Если я хочу контролировать использование этого заклинания для защиты Балии, я должен знать о нем все.

- Ты понятия не имеешь, с чем связываешься! - воскликнула Ирейн. - Мощность этого заклинания уходит далеко за пределы твоего воображения. Даже знание о нем может быть опасно. Малейшая оплошность - и тебя, и твоих обезьян убьют те, кто не остановится ни перед чем, лишь бы завладеть "Рассветным вором".

- Ирейн, я хорошо осведомлен обо всех опасностях и готов их встретить. Кто-то должен это делать.

- Да! - воскликнула Ирейн. Она наклонилась вперед, едва не опрокинув бокал. - Если уж на то пошло, это открытие должны охранять все четыре университета. Только так можно добиться гарантии, что "Рассветный вор" никогда не будет использован.

Капитан засмеялся:

- Не верю своим ушам. Ты хочешь, чтобы я оставил это заклинание тем, кто способен его использовать? Нет, Балия будет в безопасности только в том случае, если оно останется у меня.

- Еще безопаснее разбросать все три катализатора по разным университетам.

- И ты воображаешь, будто я поверю, что вам не захочется удовлетворить свое любопытство и поэкспериментировать с заклинанием? - Капитан развел руками. - Ирейн, я знаю магов не хуже тебя. Охрану "Рассветного вора" можно доверить только обыкновенному человеку. И этим человеком стану я, независимо от того, будешь ты мне помогать или нет. Ну как, ты согласна сделать то, о чем я тебя прошу?

Ирейн кивнула. У нее не осталось сил сопротивляться. По крайней мере, согласившись, она сможет оказать какое-то влияние на Капитана. Но тут же Ирейн снова упала духом, осознав, что возможность оказывать влияние здесь ни при чем. Она будет помогать этому человеку по одной-единственной причине. Жизнь детей была для Ирейн дороже всех моральных принципов.

***

Путешествие было легким. Вороны ехали в основном по лесам, по звериным и охотничьим тропам, держась подальше от деревень и открытой местности.

Чистый лесной воздух рассеял неприятные воспоминания Хирада о том, что произошло по другую сторону разрыва в измерении. Раньше он не ценил красоты природы своей страны, но, взглянув на другой мир, почувствовал, как дорога ему Балия. Теплое солнце, чистое небо, свежий ветерок подняли настроение и всем остальным. На привалах Вороны рассказывали Денсеру о своих сражениях и победах, привирая где только можно. И только когда кто-нибудь вспоминал Безымянного, к ним возвращалась печаль, и тогда хохот и крики сменялись долгим молчанием.

Третий день, когда Вороны ехали по лесам барона Понтойса, оказался черным в судьбе Воронов.

После полудня погода переменилась, и ливень загнал Воронов под скалу. Резко похолодало, пришлось доставать теплые плащи.

- Это Тревис встречает нас, - заметил Талан.

- Да. Уверен, Хирад до глубины души тронут такой встречей и обязательно представит Капитану счет за нее, - сказал Илкар.

- Еще как представлю.

Ливень усилился. Тяжелые капли отскакивали от скал, долбили каменистую землю и гнули к земле жесткую траву.

Талан выбежал под дождь, чтобы взглянуть на север, откуда шли тучи.

- По всему видно, это надолго, - сказал он, возвращаясь и стряхивая воду с волос.

- Что ж теперь - просто торчать под скалой? - проворчал Денсер.

- Ты прав, - согласился Ричмонд и снял заплечный мешок. - Мы замерзнем. Я разведу костер. - Он достал коробочку с трутом из бокового кармашка и принес большой моток кожи, который был приторочен к седлу его лошади. Развернув моток, Ричмонд взял несколько сучьев из самой середки. - Денсер, тебе задание, - сказал он. - Когда пройдут тучи, набери сухих дров. - Затем Ричмонд знаком попросил Денсера отойти в сторону и освободить самое сухое место. Маг отошел, и Ричмонд принялся сооружать костер.

- Неужели мы собираемся пересидеть дождь здесь? - спросил Денсер.

- Все будет зависеть от его продолжительности, - ответил Ричмонд.

- Но замок...

Ричмонд только пожал плечами:

- До замка осталось часа четыре. Так, Талан? - Талан кивнул, и Ричмонд продолжал: - Так вот, предположим, дождь к вечеру стихнет. Тогда мы до завтра будем отдыхать, ближе к ночи отправимся в путь и в темноте атакуем замок. По-моему, неплохой план.

Никто не возражал.

Глаза Денсера сузились, но он удержался от комментариев. Отвязав свой спальный коврик, он снял с лошади седло и положил и то, и другое у южного края скалы.

- Здесь довольно тесно, - заметил он.

- Разве мы собирались укладываться спать? - Ричмонд высек искру и разжег костер. - Эй, Хирад, сделай полезное дело. Сходи, принеси воды из ручья и побольше дров - мы их просушим.

- Да, мамочка, - сказал варвар. - Ты не возражаешь, если я возьму вот это? - Он показал на кусок кожи, в который была завернута сухая растопка. Ричмонд кивнул.

Взяв два бурдюка, Хирад накинул кожу на голову и плечи. Глядя на него, Илкар расхохотался, а вслед за ним - остальные.

- Тебе еще клюку в руки, и была бы точная копия моей бабушки, - сквозь смех проговорил Илкар, вытирая глаза.

- Представляю, какая она уродка! - воскликнул Талан.

Хирад попытался придумать какой-нибудь остроумный ответ, потом - неприличный, но так и не смог. Он пожал плечами, улыбнулся и вышел из-под скалы.

Дождь немного утих, но ему на смену с холмов спустился густой туман. Уже в нескольких шагах ничего не было видно. Хорошо еще, подумал Хирад, что дорога каменистая и не размокла.

Отыскав в тумане сухой кустарник, он нарубил кинжалом веток потолще и завернул их в кожу. На обратном пути варвар остановился набрать воды. После дождя ручей вышел из берегов и превратился в стремительный бурлящий поток. Хирад присел на плоском камне, опустил в воду первый бурдюк и стал ждать, когда он наполнится.

Он слышал только стук капель и журчание ручья. Но когда Хирад повернулся за вторым бурдюком, точный удар рукояткой меча чуть ниже левого уха свалил его на камень.

Над ним склонился воин в кольчуге и шлеме.

- Ступай домой, Холодное Сердце, с Воронами покончено. Ступай домой.

Рукоять меча вновь опустилась на голову Хирада. Мир вспыхнул и исчез в безмолвной тьме.

***

Глаза Алана метали молнии. Его снова предали.

- Ты говорил, что мы отправимся в замок сегодня ночью.

- Ситуация изменилась, - сказал Фрон. - В замке что-то затевается. Ты же сам видел сегодня конный отряд. Это все очень некстати. Мы должны подождать.

Уилл, который отправился следить за всадниками, вернулся к вечеру и рассказал, что в замке царит необычное волнение. Отряд привез с собой какого-то важного пленника. И Фрон принял решение понаблюдать за замком еще одну ночь, а утром подумать, что делать дальше. У Алана, как он и предполагал, были совсем другие желания.

- Пока мы выжидаем, смерть все ближе и ближе подбирается к моей семье! Фрон почесал нос.

- Это непредвиденная задержка, - сказал он, стараясь держать себя в руках и не повышать голоса. - Мне тоже хочется освободить твою семью, но если мы погибнем, твоей жене и детям уже никто не поможет.

- Но мы должны что-то делать! - В голосе Алана звучало отчаяние.

Уилл выразительно вздохнул. Фрон бросил на него предостерегающий взгляд и продолжал:

- Мы уже здесь. - Он обвел рукой лагерь. - Мы уже рядом и ждем удобного момента, чтобы сделать правильный ход. И ты должен понимать, что этот момент еще не наступил. Пока ситуация не станет более благоприятной для нас, мы должны наблюдать. Я знаю, что это тяжело, но, пожалуйста, постарайся сохранять трезвую голову.

Алан сбросил руку Фрона со своего плеча, поднялся, мрачно кивнул и направился в лес.

- Все будет нормально, - сказал Фрон в ответ на хмурый взгляд Уилла. - Просто не трогай его, и все.

- Он всех нас погубит, - сказал Уилл. В это время с дороги донесся тихий свист, и в лагерь примчался Джандир:

- Кто-то идет. Фрон вскочил:

- С меня хватит! На этой дороге людно, как на рынке Додовера в базарный день. Может, остановим их?

- А риск? - спросил Уилл.

- Небольшой, - ответил Фрон и, посмотрев, нет ли поблизости Алана, добавил: - Если в ближайшее время мы не проникнем в замок, то освобождать нам придется трупы.

***

Вода. Вода журчит, булькает, плещется о камень. Ветер, дождь, холод. И боль. Боль стучит в виске и раздирает ухо.

Хирад пошевелился, и волна тошноты пробежала по его телу.

- Ох! - Варвар открыл глаза. Дождь по-прежнему моросил, а туман стал еще гуще.

Хирад осторожно сел и ощупал шишку за левым ухом. Он медленно открыл рот. Челюсть отозвалась тупой болью, но зато теперь варвар знал, что кость осталась цела.

В рту стоял странный привкус. Он смутно напомнил Хираду о запахе, который варвар довольно прочно забыл...

- Проклятие! - Его опоили каким-то зельем. Хирад вскочил на ноги, но зашатался и чуть опять не упал. Снова накатила дурнота, в глазах потемнело. Дрова и бурдюки для воды валялись неподалеку. Хирад коснулся рукой виска - синяк, и довольно большой. Голова кружилась, как с перепоя. И он плохо помнил, что с ним произошло. Только шлем, выплывающий из тумана. И боль от удара. А еще голос... Знакомый голос. Определенно знакомый.

На скользкой дороге Хирад три раза падал. В последний раз он стукнулся головой о камень, и его все-таки вырвало.

Снаружи перед скалой, где они прятались от дождя, валялись два трупа. Внутри дотлевал костер.

- Только не это! - прохрипел Хирад, но, забравшись под каменный козырек, вздохнул с облегчением. Трупы были не Воронами. Талан и Ричмонд лежали дальше, у самой скалы.

У Талана глаза были открыты. У Ричмонда - нет, но видно было, что он дышит.

Талану удалось изобразить на лице подобие улыбки:

- Хирад... Слава богам, я думал, ты уже мертв.

- Где?.. - начал Хирад, но Талан перебил его:

- На нас напали Черные Крылья. Они возникли из тумана, как призраки. Но Денсер, должно быть, что-то почувствовал, потому что успел спалить тех двоих. - Он замолчал, тяжело дыша. Хирад заметил синяки у него под глазами и засохшую кровь на лице.

- Они увезли их, Хирад. Они увезли Илкара и Денсера.

- Живых?

- Думаю, да. Я уже был готов. О боги, этот брохен - сильная штука, ужасно мерзко мне. - Талан широко открыл рот, растягивая кожу на лице. Затем с трудом покачал головой и несколько раз причмокнул губами. - Не помогает. Ну и что дальше?

- Разбудим его и поедем, - пожал плечами Хирад. - Что же еще нам остается? Ты можешь ехать на лошади? Талан засмеялся.

- Что такое?

- Хирад, ты кое-чего не заметил. Варвар поник.

- Они забрали лошадей? Талан кивнул.

- Проклятие! Почему же они просто нас не убили? Что происходит?

- Они воюют не с нами, - сказал Ричмонд, открыв наконец глаза, - а с университетами.

- Ладно, они заплатят за эту ошибку! - воскликнул Хирад.

- Конечно, заплатят, - согласился Талан и, кряхтя, поднялся на ноги.

- Сколько пешком до замка Тревиса? - спросил Хирад.

- Шесть часов. Хотя скорее всего семь. Уже темнеет, а мы сейчас не в самой лучшей форме.

- Долго, - сказал Хирад. - Ладно, даю вам десять минут, чтобы промыть синяки, и уходим. Согласны?

- Что мы собираемся делать? - Ричмонд никак не мог прийти в себя. Он встал, но ноги у него подкосились, и он уцепился за скалу.

- Мы собираемся освободить их, а потом спалить этот гадюшник со всеми, кто там останется. - Все мышцы Хирада ныли, но в голове уже прояснилось. - Если их не убили сразу, значит, они были нужны Черным Крыльям живыми. Видно, Тревису понадобилась какая-то информация, а вы знаете, что маги не любят болтать.

Ричмонд и Талан посмотрели на Хирада и дружно кивнули.

Неожиданно варвар краем глаза уловил какое-то движение под плащом Ричмонда, который валялся возле костра. Он повернул голову и увидел, как из-под плаща вылезает черная кошачья голова и нюхает воздух. Любимчик Денсера посмотрел на Хирада и прыгнул. ему на плечи. Затем кот вывернул голову и заглянул варвару в глаза.

- Новый приятель, Хирад? - с трудом улыбнувшись, спросил Талан.

- Вряд ли. - Кот громко и протяжно мяукнул. - Уже идем, уже идем. Понятно? Мы отыщем его.

Кот посмотрел на дорогу, уходящую вверх по долине. Туман немного рассеялся, но видимость по-прежнему была плохой из-за дождя и надвигающихся сумерек.

- Думаешь, он тебя понимает? - спросил Ричмонд. - Возможно. - Хирад пожал плечами. - Ладно, надо двигать, да побыстрее.

Глава 14

- Это мерзкое заклинание, приятель. Хотел преподнести кому-то маленький сюрприз? - Тревис наклонился ближе к залитому кровью лицу Денсера и качнул на цепочке амулет так, чтобы диск ударил мага в левое ухо. От Капитана сильно пахло спиртным.

Маг надеялся, что потрясение, которое он испытал от этих слов, не отразится на его лице. Итак, случилось самое плохое: его предал какой-то другой маг. Маг, который работал на Тревиса, охотника за ведьмами.

С той минуты, как их взяли в плен, Денсер гадал, почему он до сих пор жив. Тревис обычно так не поступал, он привык убивать. И совсем было неясно, зачем тогда Капитан посылал к нему убийцу? Ведь в "Скворечнике" эта женщина скорее всего и в самом деле хотела убить именно его. Так что же изменилось за это время? Почему Тревис так жаждет его допросить.

Впрочем, сейчас это было не важно. Главное, что он жив, а значит, у него еще остается надежда выбраться отсюда. Хотя было очевидно, что надеяться он может лишь на то, что его спасут. А это зависит от того, жив ли Хирад. Если он остался в живых, то, несомненно, попытается выручить Илкара.

А пока Денсер ничего не мог сделать - он был беспомощен. Черные Крылья были специалистами по укрощению пленных магов. Схватив Денсера и Илкара, они сразу связали им руки, и по дороге в замок за магами неотрывно наблюдали четыре воина. В замке их провели в большой зал. Он был почти пуст - только несколько стульев и два низких стола У стены располагался камин, но огонь в нем, судя по всему, уже очень давно не зажигали.

А потом их начали бить. Причем били очень профессионально и, как ни странно, без всякой злобы. Им нужно было просто лишить их сил, а значит, возможности творить заклинания.

- Все молчишь, Денсер? - Тревис выпрямился на стуле. - Ладно, у нас много времени. Кроме того, ты, конечно, не знаешь, что нам известно, не так ли? - спросил Капитан, поднимаясь. Сразу же слева и справа от него встали охранники. Вместе с Тревисом в зале было восемь человек. И Илкар. С тех пор как их схватили, эльф не сказал ни единого слова. Он даже не подтвердил, что его зовут Илкаром, хотя его били куда более жестоко, чем Денсера. Тревис почему-то смотрел на эльфа с явным презрением и разочарованием.

Кто же все-таки прочитал амулет и стал предателем? Несомненно, это мог сделать только маг, причем или из Зитеска, или из Додовера.

Денсер содрогался от отвращения при мысли о том, что маг из какого-либо университета работает на Черные Крылья. Наверняка, этот человек из Додовера. Маг из Зитеска выбрал бы смерть.

Денсер подумал о Любимчике. Наверное, он остался жив, но все равно без хозяина очень быстро ослабеет и умрет. Денсер боялся, что в таком состоянии не выдержит страшной боли, которую повлечет за собой смерть Любимчика.

Пощечина вернула его к действительности. Он поднял глаза и увидел перед собой лицо Тревиса.

- Дай-ка я расскажу тебе немного из того, что знаю, - сказал Капитан. - И пожалуйста, слушай внимательно Мне неприятно думать, что твои мысли где-то блуждают.

Он придвинул к себе стул и сел прямо напротив Денсера. Охранник принес небольшой столик, бутылку и стакан. Капитан собственноручно налил себе изрядную порцию и сделал большой глоток. Затем он откинулся на спинку стула и вытянул ноги перед.

- Мне сообщили, что произошло важное и очень тревожное событие.

- Мы с этим согласны.

Тревис с перекошенным от злости лицом наклонился вплотную к Денсеру.

- Никогда не перебивай меня, иначе я отрежу тебе язык и прибью его к твоему подбородку в качестве напоминания.

- Может, вам сделать это сейчас, Капитан? - сказал один из людей Тревиса - высокий мечник с суровым лицом. - Маг, который не может говорить, - уже не маг, правда?

Денсер и Тревис повернулись к нему, причем маг с трудом сдержал улыбку: как сильно ошибается этот человек!

- Иди и подогрей чайник, Исман. Вдруг наш друг захочет выпить чего-нибудь горяченького? Здесь довольно прохладно. - Исман вышел из зала. - Идиот. - Тревис снова посмотрел в глаза Денсеру. - Ничему не учится. Так на чем я остановился? - Капитан допил стакан, снова наполнил и принялся задумчиво вертеть его в руке.

Денсер наблюдал за ним, плотно сжав губы. На вид Тревису было уже за сорок. Но меч у него на поясе не потерял остроты, и Денсер не сомневался, что Капитан исполнит свою угрозу. Тревис не обладал репутацией излишне жестокого человека, но не раз доказал, что держит слово.

- Ладно, вернемся к этому тревожному событию. "Рассветный вор", как я понимаю, - самое мощное из всех известных заклинаний, а это, - Капитан опять достал амулет, - первый шаг к его восстановлению. Еще мне известно, что для того чтобы заклинание сработало, вам нужны три катализатора. Очевидно, на этом амулете не сказано, что это за катализаторы. - Тревис убрал амулет и одним махом опрокинул в себя содержимое стакана. - Это все, что я знаю, - сказал он, вновь берясь за бутылку. - И хочу, чтобы ты рассказал мне остальное. Разрешаю тебе говорить свободно. Более того, я настаиваю, чтобы ты воспользовался этой привилегией.

Вернулся Исман с несколькими кружками и большим медным котелком.

- Суп, - сказал он.

- Отлично! - воскликнул Тревис. - Налей по кружке Денсеру и его молчаливому приятелю-эльфу. Освободи им по одной руке и следи, чтобы они держали кружки всей пятерней. - Капитан снова взглянул на Денсера. - Ну а теперь к делу. Ты будешь говорить?

- Не стоит на это рассчитывать.

- Ну что ж, подождем, - улыбнулся Тревис, и у Денсера похолодело внутри. К магам подошел Исман с двумя кружками, от которых поднимался пар. По кивку Капитана человек, стоящий за Денсером и Илкаром, освободил пленникам по одной руке.

- Спасибо, - сказал Денсер, взяв кружку. Суп сильно пах луком и помидорами. Илкар ничего не сказал, но тоже взял кружку.

- Хорошо, - произнес Тревис. - Теперь ты чувствуешь себя лучше. Может, все-таки согласишься рассказать мне, что Зитеск собирается сделать с "Рассветным вором".

- Вы мне не поверите.

- А ты постарайся.

Денсер пожал плечами. Если сказать правду, ситуация хуже не станет - потому что хуже уже некуда.

- Лорды-колдуны вернулись, - сказал он. - Армии Висмина сосредоточены у наших границ, их поддерживает магия шаманов. Если не уничтожить лордов-колдунов, Балия погибнет. Сделать это можно только с помощью "Рассветного вора".

Тревис громко засмеялся и жестом предложил Илкару что-нибудь добавить к этому. Эльф обменялся с Денсером долгим взглядом, потом опустил голову и снова стал пить суп.

- Ну что ж, неплохо. Очень неплохо, - сказал Капитан. - Только, боюсь, я довольно прилично знаю нашу историю. Лорды-колдуны давным-давно умерли и никогда не вернутся.

- Я же говорил, что вы мне не поверите. - Денсер снова пожал плечами. Тревис опять засмеялся.

- Конечно, я ведь забыл, как рабски вы верите вашим наставникам, - сказал Капитан, продолжая смеяться. - Да, не сомневаюсь, что именно так они тебе и сказали. Это на кого угодно произведет впечатление, не так ли? - Денсер не ответил. Тревис нахмурился. - Послушай, Денсер, неужели ты всерьез веришь, что лорды-колдуны не были уничтожены?

- Мое знание истории отличается от вашего, Тревис, - ответил Денсер. - У нас в то время не было возможности уничтожить лордов-колдунов. А сейчас они сбежали из тюрьмы, в которую мы их заключили.

- Да-да... Как там? Тюрьма между мирами или что-то такое. - Тревис покачал головой. - Красивая сказка. Уверяю тебя, с ее помощью можно прекрасно держать в узде остальные университеты. Неужели ты в нее веришь?

Денсер ничего не сказал.

- Конечно, веришь, - ответил за него Тревис. - Я и не жду, что ты откажешься от догм, которые тебе внушили за много лет обучения.

- Вы неправильно понимаете мотивы действий Зитеска, - сказал Денсер. - Мнение о нас меняется медленно, но наши принципы и мораль давно изменились.

В ответ Тревис лениво захлопал в ладоши. Денсер почувствовал, что начинает злиться.

- Сильно сказано, но боюсь, что тебя, к сожалению, ввели в заблуждение. Из того, что я знаю о ваших исследованиях, вырисовывается совсем другая картина. Ты сам должен согласиться, что "Рассветного вора" вряд ли можно отнести к разряду заклинаний, служащих "морали".

Денсер опять промолчал, хотя это стоило ему больших усилий. Суп он допил, и руки ему снова связали.

- Итак, вы узнали, какие нужны катализаторы для "Рассветного вора"? - быстро спросил Тревис, наклонившись вперед.

- Нет, - сказал Денсер.

- Понимаю. Хорошо. Значит, нам нечего беспокоиться. - Капитан повернулся к Исману. - Покажи Денсеру его комнату.

Исман кивнул, развязал магу руки и помог ему выпрямиться.

- Ты скоро обнаружишь, Денсер, - продолжал Тревис, отхлебнув из стакана, - что в твоем супе было целебное снадобье. К несчастью для тебя, Ворон Илкар, в твоем супе такого снадобья не было.

***

Дождь медленно стихал, и туман поднимался с холмов. Хираду казалось, что теперь он уже никогда не просохнет, а его голова навсегда останется мутной. Они шли уже больше трех часов и промокли до нитки. Хуже всего, что остаточным эффектом действия брохена была пульсирующая головная боль. Хираду казалось, что его голова вот-вот разлетится на тысячи мелких кусочков. Варвар посмотрел на своих товарищей. Судя по всему, Ричмонд и Талан чувствовали себя не лучше.

Опустив голову, Хирад тащился по грязи, терзаемый злостью и безнадежностью. Всего меньше недели назад Вороны - семеро сильных и непобедимых мужчин - стояли на крепостных стенах, предчувствуя очередную победу.

Теперь их осталось всего трое. И все это из-за одного человека - Денсера. Из-за него Хирад потерял Сайрендора и Безымянного. А теперь, кажется, еще и Илкара. За какие-то несколько дней! Просто невозможно поверить.

Он потряс головой и попытался сосредоточиться. Единственное, что сейчас имеет смысл, - это попробовать освободить Илкара. Денсер может отправляться в ад, а битву за Балию пусть ведут другие. Через два часа Вороны остановились передохнуть в укромной роще и, дрожа от холода, принялись обсуждать план атаки.

- Кто-нибудь из вас видел замок? - спросил Хирад. Талан и Ричмонд одновременно кивнули.

- До войны здесь жил какой-то барон, - сказал Ричмонд. - На самом деле это просто обнесенный стеной особняк. И хотя у Тревиса большой опыт обороны крепостей, я думаю, нам несложно будет проникнуть внутрь.

- Есть предложения? - У самого Хирада не было никаких предложений. Все его усилия что-то придумать не увенчались успехом. Любой вариант, который приходил ему в голову, заканчивался гибелью его друзей и его самого.

- Мы с Ричмондом уже говорили насчет этого. И хотя тебе посоветовали отправляться домой, уверен, Тревис ждет попытки освободить Илкара и Денсера, - сказал Талан. - Кроме того, он понимает, что, пока мы будем до него добираться, мы устанем, а его люди, наоборот, отдохнут. Вдобавок ко всему мы не знаем, сколько у него людей, а также где держат Илкара и Денсера и в каком они состоянии.

- А что-нибудь приятное ты можешь сказать?

- Могу. Против нас не будут использовать магию, - слегка улыбнувшись, сказал Талан.

Хирад оживился. В нем затеплилась надежда.

- Значит, мы можем рассчитывать на нашу ярость, - сказал он.

- Точно! - воскликнул Ричмонд.

- И что?

Ричмонд пожал плечами.

- Очень много будет зависеть от того, как мы попадем в дом - не за ограду, а именно в особняк. Если нам удастся проникнуть в дом незаметно, то наша ярость может сработать. Но это трудно сделать по двум причинам. Во-первых, замок расположен на открытом месте. А во-вторых, никто из нас там не бывал, мы видели его только издалека. Я знаю, что во внутреннем дворе раньше были конюшни и что за домом есть большой огород. Но как бы то ни было, Хирад, мы направляемся в неизвестность.

- Если бы только мы были в прежнем составе! Еще один меч, особенно если это меч Безымянного, - и я был бы уверен в успехе.

- Мы победим, Хирад, - сказал Талан, поднимаясь и потягиваясь, - или заберем с собой как можно больше этих выродков.

Хирад кивнул.

- Правильно! - воскликнул он, чувствуя неожиданный прилив сил. - Правильно!

Кот зашевелился, напоминая, что пора идти дальше, и высунул голову из-под плаща. Хирад почесал его за ушами и поразился тому, какой он холодный. Варвар посмотрел в глаза коту, но и они потеряли былую силу: слишком большое расстояние отделяло это существо от его хозяина.

- Помирает, - сказал Хирад. - Надо быстрее отнести его к Денсеру. Пошли, не будем терять времени.

Через час трое друзей, по уверениям Ричмонда, вышли на дорогу, ведущую прямо к логову Тревиса.

- Время? - спросил Хирад, когда они остановились передохнуть после подъема.

- До рассвета осталось часа четыре, - ответил Талан.

- А до замка?

- Полтора, может быть, два, не больше.

- Отлично.

Кот под плащом Хирада больше не шевелился. Тем не менее варвар чувствовал, что существо еще живо, хотя и слабеет с каждой минутой.

Сейчас темнота была их союзником, но когда до замка осталось около часа ходьбы, тучи предательски разошлись, и луна осветила дорогу. Неожиданно Талан, который шел впереди, сделал знак остановиться.

- Что случилось? - спросил Хирад, оглядываясь по сторонам, и вынул из ножен меч.

- Что-то не так. Какие-то странные следы на дороге. Вы оба разойдитесь по сторонам.

Хирад кивнул, и они с Ричмондом разошлись влево и вправо, держа оружие наготове. Талан опустился на корточки, провел рукой по следам и понюхал пальцы. Затем он начал медленно продвигаться вперед, дюйм за дюймом осматривая землю перед собой.

- Похоже... - начал он.

- Лучше молчи, - оборвал Талана голос откуда-то слева. Голос был низким и хриплым, словно тому, кому он принадлежал, долго пришлось разговаривать шепотом. Вороны замерли, но кот, внезапно ожив, спрыгнул на землю и умчался в темноту.

- Будь добр, не шевелись, - продолжал голос. - У моего друга свербит в носу. Если ему захочется его почесать, он будет вынужден отпустить стрелу.

Хирад с трудом мог поверить, что все это происходит на самом деле, и не знал, как быть. Двигаться ни в коем случае нельзя: лучник успеет уложить двоих, прежде чем удастся сообразить, где он прячется. Остается одно: не делать резких движений и попытаться договориться с невидимым врагом.

- Что тебе нужно? - спросил он.

- Вы кое-что у нас отняли и должны вернуть.

- Вряд ли получится, - сказал Хирад, - если вы имеете в виду деньги. Боюсь...

- Нам не нужны ваши деньги, - с явным отвращением перебил его голос. - У вас жена моего хорошего друга, и мы хотим, чтобы ему ее вернули.

- Вы ошибаетесь, - произнес Талан.

- Не думаю, - возразил голос. - Ваш хозяин, подлец Тревис, наверняка в эту минуту ее допрашивает. Ну-ка, подойдите сюда - только медленно.

Вороны остались стоять на месте.

- О боги, Хирад, они думают, что мы... - воскликнул Ричмонд.

- Мы не Черные Крылья, - прорычал варвар. Человек в темноте засмеялся:

- Ну конечно. В конце концов, кто только ни ходит по этой дороге в столь ранний час. Будьте добры, вложите мечи в ножны и подойдите к краю дороги.

Пришлось послушаться.

- Мы не Черные Крылья, - повторил Хирад.

- Это вы так говорите...

- Мы - Вороны. Человек присвистнул:

- Не много же вас осталось, а?

- Да, - проворчал Хирад, с трудом сохраняя самообладание.

В темноте пошептались.

- Шагайте вперед. У нас есть человек, который говорит, что видел вас раньше.

Вороны удивленно переглянулись и двинулись вперед.

- Стоп, - скомандовал другой голос, более мягкий и менее агрессивный. Наступила тишина. Вороны ждали.

- Конечно, прошло много лет, но ты, без сомнения, Хирад Холодное Сердце.

- Правильно, и теперь, я думаю, хватит...

- А где Илкар?

- Ты его знаешь? - спросил Талан.

- Я сам из Джулатсы. Где он?

- Его схватил Тревис, - сказал Хирад. - Сейчас он в замке Черных Крыльев, поэтому мы и идем туда. А вы нас задерживаете.

Первый мужчина с облегчением рассмеялся:

- Давайте-ка лучше присоединяйтесь к нам. У нас есть печь, а у вас такой вид, будто вам обязательно надо выпить горячего.

- С чего бы мы должны к вам присоединяться? - подозрительно поинтересовался Талан.

- Я вдруг подумал, что мы могли бы оказать друг другу огромную помощь.

***

Ирейн не могла оправиться от потрясения. Без сомнения, та вещь, которую Капитан ей показал, была именно амулетом Септерна, и ничем иным. Местоположение мастерской Септерна было указано с помощью шифра, которым пользовались в Додовере.

Ирейн ничего не оставалось, как подтвердить то, что Тревис и так уже знал: что поиски "Рассветного вора" ведутся, причем, кажется, довольно успешно, и что он, судя по всему, взял в плен мага из Зитеска по имени Денсер.

Она была в ужасе. Теперь ей пришлось поверить, что Капитан - не просто персонаж ее страшных снов. Она видела, что он и впрямь может собрать катализаторы и получить контроль над заклинанием. Если ему это удастся, университеты разорвут друг друга на части ради того, чтобы завладеть "Рассветным вором". Начнется еще одна война, и Ирейн очень боялась, что в этой войне победит Зитеск.

***

- Понимаешь ли, мне действительно очень хочется выведать у тебя все, что ты знаешь о "Рассветном воре", и если понадобится, я разрежу тебя на куски.

Илкар поднял разбитое в кровь лицо на Тревиса, но ничего не сказал. После того как Денсера увели, эльфа приковали к стене и принялись избивать плоской стороной лопаты. Больше всего Илкар боялся разрывов внутренних органов. Пока он связан, ему вряд ли удастся что-нибудь сделать с такой раной, тем более если его накачали наркотиками. И значит, тянуть время, сохраняя молчание, уже слишком опасно.

- Давай, Илкар, рассказывай, - сказал Тревис. Язык у него уже стал слегка заплетаться. - Тебя ведь зовут Илкаром, не так ли?

- Можете считать, что так, - сказал Илкар.

- Он говорит! - Тревис хлопнул в ладоши. - Браво! Должен сказать, мы были уверены, что тебя зовут Илкаром. В конце концов, у Воронов не так много эльфов из Джулатсы, правда?

- Немного, - согласился Илкар.

Тревис улыбнулся и положил руку на ему плечо:

- Наверное, тебе сейчас очень хочется присесть, не так ли?

- Вы точно угадали мое желание.

Илкара отковали от стены и усадили на стул, снова связав руки за спиной. Капитан тоже уселся и вновь налил себе полный стакан. Тревис был уже пьян, но не терял ясности мысли. Раскрасневшееся лицо и немного невнятная речь были единственными признаками его опьянения.

- Итак, в конце концов мы можем перейти к делу, Илкар. Я оценил твою стойкость, но теперь забудем о ней. Ответь на мои вопросы, и ты сможешь отдохнуть. Мне самому противно и дальше прибегать к насилию, но пойми, я вынужден буду это сделать, если возникнет необходимость. Илкар промолчал.

- Полагаю, мы поняли друг друга, - сказал Тревис. Он осушил стакан и тут же вылил в него остатки вина. Потом помахал пустой бутылкой. К столику подскочил один из солдат и унес ее. - Думаешь, я пьян? - Улыбка Капитана стала шире. - Боюсь, ты будешь разочарован. Каков мой рекорд, Исман?

- Четыре бутылки, Капитан.

- Четыре, - со значением повторил Тревис, - бутылки.

Илкар никак не отреагировал на эту похвальбу. Тревис допил вино и, нахмурившись, стал внимательно рассматривать пустой стакан. Однако его мрачное выражение тут же снова сменилось улыбкой, едва на стол поставили новую бутылку.

- А теперь, прежде чем мы перейдем к восхитительному заклинанию Денсера, я был бы очень благодарен тебе, если бы ты объяснил, почему маг из Джулатсы оказался в одной компании с зитескианцем.

Несколько мгновений Илкар внимательно рассматривал Тревиса.

- Вы в самом деле этого не знаете?

- Просвети меня.

- Это вы послали женщину убить Денсера, да? Тревис кивнул:

- Да, но ей, очевидно, не повезло. Правда, учитывая то, что я должен сделать теперь, это к лучшему.

- Нельзя сказать, чтобы вашей убийце совсем не повезло.

- В самом деле? - Тревис отпил глоток вина и обменялся взглядами с Исманом. Воин пожал плечами.

- Она убила Сайрендора Лана, - сказал Илкар.

- Ох, - насмешливо сказал Исман.

- Да, Исман, ох. - Илкар повернулся к нему. - Так вот, Хирад поклялся убить всех Черных Крыльев. А что хочет Хирад, того хотят все Вороны.

- Благодарю за предупреждение, - сказал Тревис. - Пожалуй, нам следует позаботиться о себе, не так ли? - Он наклонился к Илкару и похлопал его по колену.

Эльф с трудом улыбнулся уголком рта.

- На вашем месте я именно так бы и поступил, - тихо сказал он.

- Гм-м-м. - Тревис закусил верхнюю губу и откинулся на спинку стула. - Ладно... мы вернемся к этому позже, идет? Теперь, когда ты рассказал о несчастной смерти вашего друга, мне ясно, почему здесь появились Вороны. Однако я так и не понял, как среди вас оказался Денсер.

Илкар попытался выдавить из себя ироническую улыбку.

- Мы согласились на это по нескольким причинам, Капитан Тревис, но в основном из-за того, что не доверяем людям из Зитеска.

- Гм-м-м, - кивнул Тревис. - Тебе должно было быть стыдно, что ты с ним в одной компании, Илкар.

- Он должен Воронам деньги, - просто сказал Илкар. Тревис удивленно поднял брови. - Я был против. Но другие Вороны согласились сопровождать его до Корины. Мы решили, что не отпустим его, пока он не внесет плату. Когда вы убили Сайрендора, ему пришлось отправиться с нами.

Тревис помолчал, задумчиво попивая вино. Потом сказал:

- Ты разочаровываешь меня, Илкар. У тебя было столько времени - неужели это самое лучшее из того, что ты смог придумать? Неужели ты действительно пытаешься убедить меня, что не имел ни малейшего понятия о том, чем владеет Денсер?

- Но так и есть, - осторожно сказал Илкар. - Я знал только о том, что Денсер предложил нам за работу большие деньги, и понятия не имел, что это за амулет. Ведь я же не могу прочитать надписи на нем.

Тревис поднял бутылку и с размаху ударил ею Илкара по голове. В попытке увернуться маг лишь опрокинул стул, на котором сидел. Падая, он сильно ударился правым боком о пол и придавил руку. В глазах у него потемнело от боли, он чувствовал, как бежит по виску теплая струйка крови. В воздухе сильно запахло спиртным.

- Не считай меня дураком! - заорал Тревис. - Хочешь, я расскажу тебе, чем вы занимались вместе с Денсером? - Капитан встал и принялся расхаживать перед Илкаром, Под сапогами у него хрустели осколки стекла. - Вы искали катализаторы "Рассветного вора", вы знаете, что это за вещи. На амулете есть надписи на языках Джулатсы, Зитеска и Додовера. Ты и Денсер нужны друг другу, а ваш договор зла угрожает всей Балии.

Илкар молчал. Он знал, что Тревис хорошо знаком с теорией создания заклинаний, и последние слова Капитана подтвердили его худшие опасения. До этой минуты эльф просто не позволял себе в это поверить. На Тревиса работал по крайней мере один маг.

Илкара подняли и снова усадили на стул. Правая рука не двигалась: вероятно, он ее все же сломал.

- Исман, еще бутылку, - сказал Тревис усталым тоном. Он сел на свое место, но не стал ничего говорить, пока не вернулся Исман и его стакан не наполнился снова.

- Ты не сможешь вечно мне лгать, - проронил Капитан.

Но достаточно долго, подумал Илкар.

- Никто тебя не спасет, потому что никто не знает, что ты здесь.

- Они знают и уже идут сюда.

- Кто, Вороны? - с насмешкой спросил Исман. Илкар повернулся к нему:

- Ты знаешь, мне жаль тебя, Исман. Хирад думал, что ты мог бы стать Вороном. Мы не позвали тебя только потому, что никогда не видели своими глазами, как ты сражаешься.

- Я бы отказался.

- Никто никогда не отказывался.

- По крайней мере я до сих пор жив, - сказал Исман.

- Ах да, я забыл кое о чем упомянуть, - вмешался Тревис. - Исман должен был убить твоих друзей. Так что они не могут представлять угрозы для нас, не так ли?

Но Илкар не слышал его, потому что, начав говорить, Капитан наклонился вперед и под его расстегнутой на груди рубахой мелькнул знак командира стражи Андерстоунского ущелья. У этого человека на шее висел один из трех ключей к невероятной силе, а он даже не подозревал об этом. Илкар улыбнулся.

- Что тебя так забавляет?

- Сложилась довольно забавная ситуация, Тревис, - сказал Илкар. - Вы рассказываете мне историю, в которую я не верю, и желаете получить от меня сведения, которых у меня нет. А когда я отказываюсь, вы пытаетесь силой выбить их из меня.

Тревис тоже улыбнулся и снова налил себе вина.

- Я подхожу к тому же самому с другой стороны, - сказал он. - Я уверен, что твои друзья мертвы, а ты знаешь ответ на мой очень простой вопрос. Но тем не менее мне придется задать его снова. Ты знаешь, какие предметы являются катализаторами "Рассветного вора"?

- Нет.

Тревис поднялся.

- Боюсь, пришло время напомнить тебе о твоем затруднительном положении. Исман, поставь его назад к стене, только голову не разбей. Я вернусь через несколько минут. - И Капитан вышел из зала твердой походкой, словно был абсолютно трезвым.

- Вот дерьмо, - пробормотал Илкар.

- Да, - улыбнулся Исман. - Прошу тебя, не сопротивляйся, иначе ты только усложнишь свое положение.

Илкар позволил снова приковать себя цепями к стене. Он думал о том, что еще не услышал от Денсера магического крика. А это означало, что Любимчик мага еще жив. А раз так, то помощь торопится к ним.

Первый удар лопаты пришелся ему чуть ниже ребер. На мгновение Илкар потерял сознание от боли, а когда пришел в себя, неожиданно понял, что кот не проживет долго без своего хозяина. Если помощь не подоспеет до восхода солнца, значит, никого не осталось в живых.

***

- Когда Тревис похитил ее? - Сомнения не оставляли Хирада. Рассказ, который он только что услышал, казалось, был лишен всякого смысла. Варвар сжимал в ладонях кружку с горячим кофе, и в эту минуту она была для него подарком судьбы. По крайней мере их встреча не оказалась полностью бесполезной.

- Несколько дней назад, - сказал Алан, который в основном и вел разговор. Этот мужчина утверждал, что он муж Ирейн, волшебницы из Додовера, которую похитил Тревис. На поясе у Алана висел длинный меч, но Хирад сомневался, что Алан знает, как с ним обращаться. Это человек не был похож на бойца.

- Зачем?

- А зачем он похищает магов? Наверное, для допроса, - ответил Алан приглушенным голосом, в котором сквозило отчаяние.

- Почему университеты это терпят? - спросил Талан.

- Потому что старшие маги вынуждены были признать, что его деятельность в определенном смысле полезна для укрощения черной магии, - сказал Фрон, мужчина могучего телосложения.

- Но речь идет о похищении, - произнес Хирад. - Здесь, несомненно...

- Все не так просто, - вмешался Алан. - Ирейн - "белая ворона". Она не живет по университетским законам, и ее решили наказать за это, а может быть, даже убить. - Он помолчал и с горечью добавил: - Причем они забрали не только ее, но еще и наших мальчиков.

Хирад понимал, как он страдает. Похожее выражение лица он видел у Саны: человек знает о своей невосполнимой потере, но не может поверить, что все это произошло на самом деле.

- Мальчиков? - удивленно переспросил Талан.

- Близнецов, им всего по четыре года, - уточнил Джандир, лучник из Джулатсы. Он был эльфом и уверял, что шапочно знаком с Илкаром, хотя сам Илкар никогда о нем не упоминал.

- Как я понимаю, Алан нанял вас, чтобы освободить свою семью? - уточнил Талан.

- А вы думали, мы занимаемся этим из-за любви? - грубо спросил Уилл - третий из тех, кого нанял Алан.

- Да, - коротко сказал Хирад.

Несмотря на небольшой рост, Уилл был жилистым и сильным мужчиной. У него были умные глаза и худое лицо. Одет он был в темный кожаный костюм, а за спиной у него в перекрещенных ножнах висели два коротких меча. Хираду Уилл не понравился.

- Я не собираюсь перед вами оправдываться, - сказал Уилл, пожимая плечами. - Мы все здесь наемники - кроме Алана, конечно. Только вы сражаетесь за баронов, а мы возвращаем похищенное.

После этих слов наступило молчание. Печь слегка посвистывала и дымила. Только это да еще тусклый отсвет от углей свидетельствовали о том, что они сидят возле огня.

Хирад посмотрел на Фрона. Это был настоящий гигант, наверное, он мог бы помериться силами даже с Безымянным. Рассеянно почесывая седую бороду, Фрон смотрел в темноту. На поясе у него висел длинный меч.

Услышав за спиной шорох, Хирад оглянулся и увидел кота. Сразу можно было заметить, как ему плохо. Кот спотыкался на каждом шагу и шатался, словно его отравили. В тусклом свете углей Хирад увидел, что шерсть у него свалялась, а глаза стали тусклыми.

- О боги, Хирад, ты только взгляни! - воскликнул Ричмонд.

Варвар кивнул, поднял кота и сунул себе под куртку.

- Твой? - спросил Уилл.

- Нет, это кот Денсера, и он умирает.

- Заметно, - сказал Уилл.

Хирад с неодобрением посмотрел на него.

- Нельзя допустить, чтобы это случилось. Нужно срочно найти Денсера. - Он перевел взгляд на Ричмонда и Талана. - Нам нельзя больше терять время.

- Каким был ваш план? - спросил Ричмонд у остальных.

- Хитрость, - сказал Джандир. - Мы разведали, как можно попасть в замок с тыла, и ждали часа собаки, чтобы проникнуть туда, но тут Черные Крылья схватили ваших друзей.

- Гм-м-м. - Хирад закусил губу. - Не уверен, что это сейчас сработает. Они наверняка ждут нашего нападения.

- Но они думают, что вас будет трое, - сказал Фрон, - а не семеро.

- Интересно, - тихо пробормотал Талан и более громким голосом спросил Алана: - Кто по образованию твоя жена?

- Я же уже говорил, что она додоверский... - начал снова объяснять Алан.

- Нет-нет, прости. Я хотел спросить - на какой магии она специализируется - на атакующей или на оборонительной?

Алан некоторое время недоуменно смотрел на Талана.

- На самом деле ни на той, ни на другой. Она или является, или собиралась стать исследователем, Хранителем знаний.

- Но она знает заклинания? - настаивал Талан.

- Она ни за что не использует их во вред людям, - решительно заявил Алан.

- Отлично, - сказал Талан. - Даже если Тревис ее контролирует, наша ярость имеет все шансы на успех.

- Что? - нахмурился Уилл.

Хирад улыбнулся:

- Возможно, тактика Воронов вас заинтересует.

***

Ему отбили печень и сломали три ребра; одно, в самом основании грудной клетки, угрожало вонзиться в легкое.

Избив, его, залитого кровью, оставили висеть на цепях. Илкар чувствовал, что травма печени очень серьезна. Если он пытался стоять, позвоночник пронзала нестерпимая боль, а если повисал на руках, правую руку и сломанные ребра жгло, как огнем.

Сквозь щели в шторах он видел, что скоро рассвет. Эльф подумал - а стоит ли ему дальше бороться за свою жизнь? Может быть, лучше остановить сердце и не терпеть этих мучений?

Илкар попытался возненавидеть Денсера за то, что тот вовлек Воронов в эту игру и обрек их на безнадежную борьбу; за смерть его друзей; за то, что он был зитескианцем, за то, что сейчас спал, не подозревая о его мучениях.

Но эльф с удивлением обнаружил, что не может этого сделать. Денсер, несмотря на все его высокомерие, говорил правду - слишком убедительны были доказательства. Находка пергамента с описанием катализаторов "Рассветного вора", битва с дестранами, слова Гресси о мобилизации Висмина - все свидетельствовало о том, что лорды-колдуны действительно вернулись. И тогда становилось понятно, отчего Зитеск так спешит восстановить единственное заклинание, способное погубить эти исчадия ада.

Илкар вздрогнул. Умереть - значит предать Балию, хотя в борьбе за нее, по всей вероятности, не будет победителей.

Исман и Тревис отсутствовали уже довольно долго. Илкар нахмурился. Будут ли они его снова допрашивать? О боги, он надеялся, что да. По крайней мере тогда его снова посадят на стул. Но где же они? Разговаривают с Денсером? Вряд ли - зитескианец, наверное, еще спит под действием снотворного. Скорее всего они просто завтракают.

Двойные двери распахнулись, и в зал вошел Тревис в сопровождении двух охранников. В одной руке он держал бутылку, в другой - стакан и заметно шатался.

- Четвертая бутылка! - воскликнул он, улыбаясь Илкару. - Быть может, сегодня я побью свой рекорд.

- Или перестараешься и помрешь. Этим ты осчастливил бы всех, - прошептал Илкар.

- Прости, Илкар, ты что-то сказал? Пожалуйста, говори громче. - Тревис, шатаясь, направился к стулу, а эльф в ужасе смотрел на то, что происходило у него за спиной. Исман и еще один солдат тащили Денсера. Маг был раздет до пояса, его голова безвольно свисала на грудь, ноги волочились по полу. Илкару показалось, что Денсер мертв.

Они опустили мага на стул и встали рядом, придерживая, чтобы тот не упал на пол. Тревис рассмеялся. Илкар повернулся и увидел, что Капитан пристально смотрит на него.

- Вечно беда с этим снотворным. Стоит чуть переборщить, и человек просыпаться не хочет. А нам срочно нужно было задать ему пару вопросов, так что пришлось уговаривать проснуться и поговорить с нами, - сказал Тревис с притворной серьезностью. - Боюсь, он слишком долго не хотел просыпаться.

Илкар мог представить, какую боль сейчас чувствует Денсер. Он видел ярко-красные отметины на теле мага и багровые рубцы, оставленные плеткой или ремнем.

Тревис отхлебнул прямо из горлышка и, покачиваясь, встал. Лицо Тревиса раскраснелось еще больше, заплывшие глаза дико блестели, грудь тяжело вздымалась.

- Итак, у вас есть выбор. - Речь Капитана стала совсем невнятной, слов почти невозможно было разобрать. Он встал между Илкаром и Денсером, ухитрившись не взглянуть ни на того, ни на другого. - Первое. - Капитан поднял один палец. - Вы честно отвечаете на мои вопросы или заставляете меня продолжать уговаривать вас единственно возможным способом. В конце концов я все равно получу то, что хочу, предупреждаю.

Илкар смотрел на Денсера, но тот никак не отреагировал на слова капитана.

- Прекрасная попытка, Тревис, - сказал эльф. - Кажется, вам придется продолжать уговоры.

- Два! - рявкнул Тревис, поднимая два пальца вверх. Он снова глотнул из бутылки. Вино потекло по его губам, и он вытер рот тыльной стороной ладони. - В таком случае - кто из вас хочет увидеть, как умирает другой?

Илкар почувствовал что-то похожее на облегчение. По крайней мере это будет конец их мучений. Жаль, конечно, что больше не доведется увидеть Хирада. С другой стороны, он уже начинал верить, что варвар погиб. Очевидно, что Тревис притащил сюда Денсера только затем, чтобы напугать его, Илкара. Эльф решил умереть добровольно, потому что сомневался, сможет ли равнодушно наблюдать за мучениями Денсера.

Впервые он искренне посочувствовал черному магу.

- Прощай, Денсер, - прошептал он.

Денсер неожиданно вздрогнул всем телом. Потом он поднял голову, и на сей раз вздрогнул Илкар, увидев ужасную картину. Залитое кровью и опухшее лицо Денсера было почти неузнаваемо: нос перекошен вправо, на месте губ - большой кровавый пузырь, глаза превратились в узкие щелочки. Черный маг кашлянул, посмотрел на Илкара, и его рот растянулся в жуткой усмешке.

- Они здесь, - прохрипел он.

За дверью зала раздался крик тревоги, затем еще один, похожий на крик раненого животного, и в замок Черных Крыльев ворвался хаос.

Глава 15

Постепенно Хирад склонялся к мнению, что Уилл может оказаться полезен - достаточно полезен, чтобы остаться с Воронами после того, как они покончат с Черными Крыльями. Он невольно подумал, что судьба - весьма любопытная штука. Еще недавно варвар считал, что не хочет брать в Вороны никого, а теперь у него было сразу три кандидата. Конечно, если они выживут в схватке и он сумеет их уговорить присоединиться к Воронам. А это будет совсем не так легко сделать, как раньше.

Он уже не мог предложить людям гарантированную работу, хорошие деньги и отличную репутацию. Теперь сделка означала почти неминуемую смерть. Вознаграждение они могли получить лишь после того, как выполнят свою невыполнимую миссию. Вряд ли такое предложение покажется кому-то заманчивым.

Алан принадлежал к другой породе людей, и Хирад сомневался, что он изъявит желание отправиться с ними. Зато Фрон с его могучими мускулами и эльф-лучник Джандир были бы идеальным дополнением к Воронам. Хирад невольно подумал, какими были бы Вороны, если бы в их рядах были такие люди в прежние времена - в лучшие времена.

И наконец, Уилл. Этот злой, насмешливый и неблагодарный человек, кажется, был талантлив. Впрочем, нет - он, несомненно, был очень талантлив. Уилл быстро и точно разведал местность вокруг замка, чем сильно поразил Хирада, и с такой легкостью забрался по стене за конюшней, словно это была не стена, а обыкновенная лестница. Он взял с собой веревку и, оказавшись по ту сторону, бросил свободный конец к ногам варвара. Хирад удивленно посмотрел на веревку, а потом на улыбающегося Фрона.

- Ну разве не мастер? - спросил белокурый гигант.

Хирад кивнул, натянул веревку и начал взбираться на стену. Меньше чем через пару минут они все оказались во внутреннем дворе замка Черных Крыльев.

- Направо, - прошептал Уилл. - Охрана есть только у главных ворот. Патрулей я не заметил, но все равно расслабляться нельзя. Как сам видишь, в тридцати шагах от нас расположено главное здание. По моим оценкам, оно имеет около ста пятидесяти футов в длину и пятьдесят футов в ширину. - Он посмотрел Хираду в глаза. - Теперь слово за тобой.

- Все проще простого, - сказал варвар, направляясь к углу здания. - Внутри, когда мы влезем через ближайшее окно, я определю направления атаки.

Подойдя к зданию, он сначала посмотрел налево в сторону фасада и только потом - в темное стекло оконного проема. Джандир, стоящий рядом, тоже заглянул в темноту.

- Пустая, - прошептал он Хираду. - Похоже на кабинет. Комната маленькая, и там никого.

- Отлично, - сказал Хирад и занес кулак.

- Что ты делаешь? - прошипел Уилл.

- Хочу проникнуть внутрь, - ответил Хирад.

- У меня есть способ получше. - Уилл извлек из своего ремня тонкую металлическую пластинку, вставил ее между створок и, нащупав крючок, откинул его. Окно тихо раскрылось. - После вас, - сказал Уилл, отступая назад.

Хирад пристально посмотрел на него, потом перелез через подоконник и подошел к единственной в комнате двери. Пока остальные забирались в окно, он прислушивался к тому, что происходит за ней. Не услышав ничего подозрительного, Хирад повернулся к своим спутникам.

- Пока все идет, как надо. Талан, Ричмонд, вы берете Алана и Уилла и поднимаетесь наверх. Мы втроем остаемся внизу. - Он приоткрыл дверь, за ней тоже было темно. Варвар жестом подозвал Джандира. Эльф мельком взглянул в комнату, отпрянул назад и закрыл дверь.

- Там небольшое помещение, наверное, гостиная. Коридор за занавеской уходит вперед и вправо, слева - лестница наверх.

Хирад кивнул и сбросил плащ. Кот спрыгнул на пол, осмотрелся, прислушался и принюхался.

- Отлично, разделяемся. Талан, ты налево. - Варвар распахнул дверь и вошел в следующую комнату. - Если кто-то не уверен в себе, пусть не отстает от Воронов. Готовы?

Все молча кивнули. Хирад обнажил меч и, усмехнувшись, взглянул на Ричмонда и Талана.

- Вороны! - прокричал он. - Вороны и Ярость!

Это клич был тут же подхвачен другими Воронами. Они зашагали по коридору, сопровождая свои вопли стуком мечей по каменным стенам. Хирад чувствовал, как кровь закипает у него в жилах и мускулы наливаются силой. Глаза у него загорелись диким огнем. Он перешел на бег и стремительно рванулся вперед. Кот несся рядом, не отставая.

В следующей комнате было двое мужчин - двое Черных Крыльев. Хирад засмеялся, оскалив зубы, и кинулся к ним. Первый воин замер от страха. Варвар на ходу зарубил его и бросился на второго. Тот попытался защищаться, но Хирад сокрушил его оборону, словно смахнул со лба непослушную прядь волос. После этого он снова издал устрашающий вопль и остановился, чтобы подождать остальных.

- Видели, как надо действовать? А сейчас разделяемся, и каждый идет своим путем. Кричите громче и не останавливайтесь, иначе умрете.

Он повернулся, ногой распахнул ближайшую дверь и рванулся вперед. По пятам за ним бежал кот Денсера.

Вбежав в комнату, Талан увидел застекленный проем справа от себя и дверь - слева. Он махнул рукой вправо, давая сигнал Ричмонду, и, окликнув Уилла, повернул налево. За дверью оказалась большая комната с каминами и высокими окнами. В дальней стене были двойные двери, и Талан с Уиллом побежали туда, опрокидывая по пути стулья и столы.

Ричмонд, по сигналу Талана, через застекленный проем вломился во внутренний сад. Топча кусты и цветы, он побежал к дверям, находившимся слева от него, в украшенной стеклянными панелями стене. За Ричмондом, не отставая, бежал Алан. Одна из панелей отъехала в сторону, и навстречу им вышел мечник. Ричмонд издал боевой клич и рванулся к нему. Мечник спокойно улыбнулся и встал в боевую позицию.

***

Хирад с грохотом влетел в двойные двери. Джандир и Фрон обменялись недоверчивыми взглядами, потом эльф пожал плечами, сделал глубокий вдох и сам содрогнулся от собственного гортанного крика. Фрон кивнул, повернулся и побежал к дверям в дальней стене, ревя на бегу, как разъяренный зверь.

Джандир натянул тетиву и ногой распахнул ближайшую дверь. За ней он увидел уходящую вниз лестницу. Эльфийское зрение позволяло ему свободно ориентироваться в темноте, и им овладел охотничий инстинкт. Держа лук наготове, он беззвучно скользнул на первую ступеньку, и в нос ему сразу же ударил запах застаревшего пота, мочи и крови.

Дверной проем внизу был занавешен, и сквозь занавеску просачивался тусклый свет. Эльф бесшумно начал спускаться по лестнице. Услышав приглушенный кашель, Джандир понял, что в комнате кто-то есть. Спустившись вниз, он подошел к правому краю занавески, убрал руку с тетивы и, удерживая стрелу пальцами другой руки, отвел занавеску в сторону. При виде картины, представший перед ним, он едва удержался от смеха.

***

Распахнув дверь ударом ноги, Фрон ворвался в комнату как ураган. Справа от двойных дверей стоял охранник. Когда его окровавленный труп с глухим стуком повалился на пол, Фрон остановился, чтобы осмотреться. Прямо перед ним находились двери парадного входа в здание, а в левой стене - еще несколько дверей. Поворачиваясь, он заметил лестницу, ведущую на второй этаж, и побежал туда, перепрыгивая через три ступеньки.

***

Крик умер на губах Хирада, и он остановился, пораженный. В огромном холодном зале был прикован к стене Илкар. Эльф с трудом приподнял голову:

- Хирад, слава богам.

Варвар вложил меч в ножны и подбежал к магу.

- По крайней мере ты жив, - произнес он, снимая цепь с правой руки Илкара. Эльф скривился от боли.

- Осторожнее, - сказал он, - у меня сломаны ребра.

- Что еще у тебя болит? - Хирад остановился и посмотрел в глаза Илкара. Эльфу с трудом удалось изобразить на лице жалкое подобие улыбки.

- Ноги, живот, руки... Хирад кивнул.

- Обопрись на меня, - сказал он и, повернувшись спиной к Илкару, осторожно снял цепь с его правой руки. Илкар застонал и вцепился в Хирада, чтобы не упасть. - Как ты?

- Плохо. Дай я обопрусь на тебя левой рукой, и помоги мне перебраться на стул.

Хирад огляделся и увидел Денсера. Черный маг лежал на полу, накрыв ладонью голову своего кота. Хирад помог Илкару добраться до стула и как можно бережнее усадил его. Потом повернулся к Денсеру.

***

Тяжело дыша, Ричмонд упал на спину, зажимая рану на правой руке чуть ниже плеча.

- Ну что, Ворон, не повезло?

Ричмонд ничего не сказал.

- Тебе нужно было уйти домой, а здесь ты ничего не найдешь, кроме смерти.

Ричмонд переложил меч в левую руку и поднялся. Его противник удивленно поднял брови. Ричмонд сместился вправо и услышал, как за его спиной Алан вытаскивает из ножен меч.

- Держись подальше, Алан, тебя это не касается.

- Еще как касается, они схватили мою семью.

- Любящий папаша, да? Зачем ты здесь? - презрительно произнес воин из Черных Крыльев. - Пришел забрать трупы?

- Ублюдок, - проскрипел зубами Алан. - Ублюдок!

Он рванулся вперед. Ричмонд отреагировал мгновенно и рубанул мечом влево, чтобы отсечь противнику дорогу к Алану. Но воин предугадал этот маневр. Он сместился в другую сторону и вонзил меч в незащищенную грудь Ворона.

Хрипя от боли, Ричмонд упал на колени. Воин выдернул меч, и Ворон рухнул лицом вперед на измятые цветы. Ричмонд услышал торжествующий смех и удаляющийся топот ног, а потом весь мир погрузился в тишину.

***

Талан ворвался в коридор; следом за ним влетел Уилл. Прямо впереди, рядом с двойными дверями валялся труп. Справа наверх уходила лестница. Со второго этажа донесся могучий рев Фрона, но голосов Ричмонда и Хирада не было слышно. Талан нахмурился.

- Вперед! Вперед! - закричал он и загромыхал по лестнице.

Уилл тоже закричал и побежал за ним.

***

Когда Ричмонд упал, Алан повернулся и побежал назад, по той дороге, по которой они пришли сюда. Он дрожал, сердце его зашлось от страха, все тело покрылось липким потом. Он чувствовал себя очень одиноким в замке, наполненном сталью и кровью. Но перед тем как выбежать из здания, Алан на мгновение остановился в коридоре. Нет, он не одинок. Где-то в этом доме есть люди, в чьих жилах течет его кровь. Он повернулся и снова вбежал в дом: ему нужно было найти Уилла.

***

Исман с улыбкой на лице смотрел вслед Алану. Он мог бы догнать его, но в доме были другие, заслуживающие большего внимания. Однако перед тем как заняться ими, Исман решил навестить магов.

***

Тревис, покачиваясь, шел по верхнему этажу и барабанил во все двери. Он даже не останавливался проверить, слышат ли его: не было времени. Если враги успеют освободить мальчишек, зараза быстро распространится по всей Балии. Что может быть опаснее магов-близнецов? Надо с ними покончить - а потом тем же способом завершить сотрудничество с их матерью.

***

Когда кот впился в его плоть и начал высасывать энергию, Денсер не стал волноваться, наоборот, успокоился. Маг понимал, что Любимчику необходимо восстановить силы, даже если хозяин при этом ослабеет еще больше. Между ними должен поддерживаться баланс энергий, он должен поддерживаться постоянно. До Денсера смутно доносились голоса, кто-то подошел к нему, но он не мог ответить, пока не мог. Правой рукой маг поглаживал кота, а Любимчик тем временем сосал его кровь. Наконец он насытился - значит, они получат знак командира стражи. Денсер улыбнулся. Тревис был обречен.

Любимчик посмотрел на своего хозяина. Глаза кота вновь запылали. Их сознания слились, и Денсер мысленно передал ему образ Тревиса.

- Найди и возвращайся, - сказал он. - Приведи его ко мне. Ты сам знаешь, что нужно делать.

Любимчик медленно закрыл и открыл глаза.

- Я не умру без тебя, ступай.

Кот, кажется, был доволен; теперь его мурлыканье сильно смахивало на рычание. Он отошел от хозяина и стал осматриваться в поисках выхода из комнаты, но все двери были закрыты.

***

- Что происходит? - спросил Хирад. - Только что я видел, как эта тварь ела Денсера.

- Хирад, пожалуйста, - задыхаясь, проговорил Илкар. Он изо всех сил старался не потерять сознание. Боль в груди, внутреннее кровотечение возобновилось, и ему сейчас требовался покой, чтобы подлечить себя. - Есть вещи, которых ты не знаешь, но они пока могут подождать. Я очень плохо себя чувствую.

- Скажи, что мне делать, я тебе помогу.

- Дай нам возможность отдохнуть, охраняй нас и не задавай вопросов. Где остальные? Хирад кивнул.

- По дороге мы встретили еще одну группу, они шли сюда спасать какую-то женщину. Мы применили тактику хаоса. Через несколько минут замок будет в наших руках.

Илкар, скрипя зубами от боли, сполз на пол и лег рядом с Денсером.

- Хорошо, - пробормотал он, закрывая глаза. - Хорошо.

В это время снова открылись дальние двери. Воспользовавшись этим, кот вылетел из комнаты и умчался прочь. Хирад насторожился и отошел от Илкара.

- Исман.

- Хирад.

***

Джандир засмеялся бы, не будь открывшаяся перед ним картина такой жалкой. Посредине комнаты на покрытом кровавыми пятнами полу, раскрыв рот, неподвижно лежал человек. В одной руке он сжимал меч, а рядом валялся опрокинутый бокал, из которого вытекало вино. Очевидно, этот человек только что здесь напивался.

- Мужчина, который не может посмотреть в лицо своей смерти, не мужчина, - сказал Джандир, но человек не пошевелился. - Мертвые не кашляют, мой друг. Тебе следует прекратить это бессмысленное притворство. По крайней мере взгляни на меня. - И снова человек не пошевелился.

- У меня нет времени... - сказал Джандир, натягивая лук.

- Пожалуйста! - Мужчина рывком сел. - Я не...

- Я же сказал, мне некогда. - Эльф спустил тетиву, достал другую стрелу, повернулся и стал подниматься по лестнице.

***

Тревис остановился отдохнуть, прислонившись к стене узкого коридора, который вел в башню. Он хмурился. Вороны все еще шныряли по замку, и крики были еще слышны. Атакующих было явно больше трех человек, и это тревожило капитана. Пожав плечами, он открыл дверь в помещение охраны. Внутри он увидел двух воинов с мечами наготове.

- Отлично, - слегка заикаясь, сказал Тревис. - Эти незаконнорожденные дети не должны покинуть замок. Убейте их.

- Но, сэр? - Охранники обменялись растерянными взглядами.

- Это не просто дети. Если эта сука заберет их отсюда, они станут такими могущественными, что у нас не хватит сил контролировать их. Подумайте об этом.

Один из охранников кивнул и стал торопливо подниматься по спиральной лестнице в углу комнаты. Сверху донеслись детские крики, и Тревис вышел, закрыв за собой дверь.

***

Фрон бежал по коридору второго этажа. Окна справа выходили во внутренний сад. Не обращая внимания на небольшой дверной проем слева от себя, он бросился вперед, потом повернул направо. Впереди показались двойные двери, за которыми, судя по всему, находилось какое-то важное помещение. Фрон ударом ноги распахнул их и вбежал внутрь.

***

Поднявшись на второй этаж, Талан и Уилл разделились. Окна с левой стороны коридора выходили во внутренний сад, где погиб Ричмонд, справа был еще какой-то проход, а в конце коридора - двойные двери. Уилл завернул в проход, увидел перед собой дверь и побежал к ней. Талан вломился в двойные двери и очутился в большой комнате с колоннами. Это оказалась казарма. И она была не пуста.

Талан оскалил зубы.

- Ну-ка, давайте, может, кто-нибудь думает, что сможет меня одолеть?

Вбежав в дверь, Уилл попал в ту же казарму, только с другой стороны. Он сразу же присел и выставил перед собой свои короткие мечи: в комнате было полно людей. Правда, никто не заметил Уилла, потому что они надвигались на Талана.

***

- Жаль, - сказал Хирад. - Тебе нужно было стать Вороном.

Исман фыркнул:

- Один юноша в банде стариков. Нет, лучше я перебью вас всех.

- Да? - Злость взбодрила Хирада, его сознание прояснилось. Варвар размял мышцы рук. - Ты умер в тот самый миг, когда погиб Сайрендор, и Вороны сожгут этот замок.

Он прыгнул вперед, целясь мечом Исману в живот. Однако высокий мечник блокировал удар, быстро сместился вправо и встал в боевую стойку. Варвар посмотрел ему в глаза, но не увидел в них страха. Они стали ходить кругами, внимательно следя друг за другом. Хирад искал слабое место в позиции Исмана и удивился, когда не обнаружил его. У обоих были длинные мечи, и оба прекрасно сохраняли равновесие. Правда, у одного из них за плечами был огромный боевой опыт в поединках один на один. И этот человек первым бросился в атаку.

Сделав ложный выпад, Хирад, опережая защиту Исмана, нанес мощный секущий удар от плеча к бедру противника. Исман был к этому не готов, но его тело успело отреагировать, Он отступил назад, и меч Хирада просвистел меньше чем в дюйме от его груди.

Промахнувшись, варвар оказался в невыгодной позиции. Он успел выпрямиться и отразить удар Исмана, но ответный удар на этот раз прошел слишком далеко от цели.

Исман улыбнулся и двинулся вперед, тесня варвара туда, где беспомощно лежали два мага. Собравшись с силами, Хирад провел контратаку и пробил защиту Исмана - но тот двигался очень быстро, и меч Хирада всего лишь рассек ему кожаную куртку.

Исман снова встал в стойку; теперь он уже внимательнее следил за варваром. Хираду пришлось уже дважды переложить меч из руки в руку: ноги налились свинцом, каждое движение давалось с трудом и отзывалось болью в измученном теле. Хирад чувствовал, как силы оставляют его, но понимал, что не может позволить себе устать в этой схватке.

Исман снова атаковал. Его меч рассек кожаные доспехи на левом плече Хирада, но следующий удар, направленный в шею, был отражен, хотя и в самый последний момент. Хирад взмок, на него то и дело накатывалась дурнота. Он уже с трудом мог поднять меч.

Теперь Исман улыбался во весь рот, но его взгляд оставался безжалостным Он сделал выпад, и его меч обрушился на Хирада сверху Варвар подставил лезвие, но при этом упал на колени. Он начал с трудом подниматься, Исман нанес ему косой удар, метя в голову Варвар блокировал его, нырнул вперед и даже успел выпрямиться - но стремительный удар снизу вверх выбил меч у него из рук. Дрожа от боли и страха, Хирад посмотрел в глаза Исману.

- Я же сказал тебе, чтобы ты возвращался домой, а ты меня не послушал, - произнес Исман и вонзил меч Хираду в живот. Ноги Ворона подкосились, и он упал. Ему казалось, что он падает вечно - и в этом падении он уже ничего не чувствовал и не видел

***

Фрон вбежал в большую комнату, тускло освещенную светом камина и двух железных жаровен. В дальнем углу стояли два мечника Издав дикий вопль, Фрон ринулся на них. Он перепрыгнул через стол и диван, сделал еще два шага и одним взмахом отрубил руку с мечом первому воину.

Брызнула кровь. От ужаса и неожиданности воин даже не смог закричать. Он просто уставился на обрубок руки, хватая ртом воздух, и его глаза наполнились слезами Второй мечник застыл в нерешительности, и Фрон нанес ему боковой удар в грудь, с презрительной легкостью смяв его неуклюжую защиту. Первый воин упал на пол и заскулил от боли Фрон вытащил из-за пояса кинжал и перерезал ему горло.

Оттащив трупы в сторону, Фрон открыл дверь и увидел уходящую вверх лестницу. Он поднялся на площадку и оказался перед еще одной дверью, закрытой на засов. Он отодвинул засов и остановился, не решаясь открыть дверь.

- Ирейн? - наконец позвал он и услышал за дверью какое-то движение. - Ирейн? - повторил он. На этот раз тишина. - Это Фрон. Ты слышишь меня? Пожалуйста, не надо магии, я пришел помочь тебе. - Он сделал глубокий вдох и открыл дверь.

Уже второй раз Талан поскользнулся на залитом кровью полу и отступил. У его ног валялись три трупа. Теперь к нему приближались следующие трое, однако на лицах этих людей уже не было прежней самоуверенности: они видели, как быстро Талан расправился с их товарищами.

Но Ворону тоже досталось. Из раны на правом бедре сочилась кровь, и нога уже начинала неметь. Глубокий порез на груди не позволял дышать глубоко. Но это были пустяки по сравнению с общей усталостью. Силы таяли с каждым мгновением, и Талан сомневался, сможет ли он отразить следующую атаку. Но все же у него в запасе оставался один козырь. Никто из наступающих не заметил Уилла, а коротышка был у них за спиной. Талан был уверен, что он не принадлежит к тем людям, которые просят противника повернуться прежде, чем нанести удар.

Черные Крылья приближались. Талан встряхнулся, пытаясь избавиться от усталости. Он сделал ложный выпад вправо и ударил влево. Его противник парировал и нанес удар по ногам Ворона. Талан отпрыгнул, резко развернулся и, отразив неуклюжий удар сверху, вонзил меч в шею нападающему. Один готов.

После этого он отступил, готовясь к атаке, которая неминуема должна была последовать, и поскользнулся на залитом кровью полу. Заметив, что он пошатнулся, два оставшихся воина бросились на него.

Удар первого Талан парировал - но меч второго мелькнул в опасной близости от его лица. Талан отбил меч, но пропустил сокрушительный удар кулака в подбородок. Он качнулся назад, споткнулся и, падая, ударился затылком о колонну...

Уилл вонзил меч в спину ближайшего воина, целясь в область почки. Он знал, что человек после такой раны надолго выйдет из строя, даже если ему и удастся остаться в живых. Потом Уилл взглянул на неподвижно лежащего Талана и решил, что тот умер. Он вытер мечи об одежду второго воина и замер: за дверью ему послышались голоса. Уилл решил притаиться на время. Нет смысла драться дальше, если окажется, что все погибли.

Чувство долга велело ему убедиться, что Талан мертв, хотя это казалось простой формальностью: Ворон по-прежнему лежал неподвижно. Уилл шагнул к Талану, и в это время за спиной у него открылась дверь. Он развернулся, держа наготове мечи, и инстинктивно попятился. С губ были готовы сорваться слова извинения.

***

Алан вошел в просторную комнату. Здесь было холодно и темно, но ему удалось разглядеть разбросанные стулья и открытую дверь в другом конце помещения. За ней раздавались крики и звуки сражения. Алан сжимал в руке меч, но совершенно не знал, что с ним делать. Теперь он понял значение того взгляда, которым посмотрел на него Хирад, когда объяснял свою тактику хаоса. Варвар не презирал его, он просто не был уверен в нем. Алан рухнул в кресло, обитое бархатом, и потерял сознание.

***

Тревис побрел назад и открыл дверь, ведущую в основной коридор второго этажа. Но едва он прошел в нее, как был атакован какой-то тварью. Расправив перепончатые крылья, она стрелой взвилась с лестницы и бросилась на Капитана. Ее когти вонзились в волосы Капитану, а остроконечный хвост обвился вокруг его левой руки. Тварь свесила сверху морду и заглянула в глаза Тревису. Она была не больше рыночной обезьянки.

Капитан отпрыгнул назад, но и морда прыгнула вместе с ним. Тревис был готов поклясться, что тварь улыбается, - но ведь она не могла быть разумной. Безусловно, она не могла быть наделена разумом. Капитан был в этом уверен. Но он не мог отвести глаз от безобразной морды, и неприятный холодок пробежал у него по спине.

Блестящая кожа туго обтягивала череп, лишенный волос, и под тонкой кожей можно было увидеть, как бежит кровь по венам. Тварь слегка наклонила морду и снова улыбнулась, обнажив два ряда острых как иглы зубов. Она высунула язычок и стремительно лизнула Тревиса в губы.

Капитан подумал, что его сейчас вырвет, но черные, глубоко утопающие в глазницах глаза твари полностью подчинили себе его тело.

А потом лапы-руки твари опустились и сжали Тревису щеки. Острые когти глубоко вонзились под кожу, и капельки крови побежали по лицу Капитана. Тварь наклонилась ближе, обжигая своим горячим зловонным дыханием глаза Тревиса. Капитан моргнул и попытался отклониться, но тело его не слушалось.

- Пойдем, - сказала тварь. Ее хриплый голос с шипением вырывался из горла. Тревис задрожал и схватился за свой живот. - Пойдем со мной.

- Куда? - удалось выговорить Капитану. И тварь снова улыбнулась - отвратительная картина. Тревис закрыл глаза, но все равно видел эту улыбку, она запечатлелась в его сознании.

- Мой хозяин требует, чтобы ты пришел. Здесь недалеко. Шагай. - Морда исчезла, но когти еще сильнее впились в лицо Тревиса. Хвост твари обвил его правую руку и поднял ее от ножен.

И Тревис зашагал вперед, не сомневаясь, что это последняя прогулка в его жизни.

***

Придя в себя, Алан вскочил, и у него тут же закружилась голова. Он слышал шум сражения наверху и крики умирающих людей. Они дерутся и умирают ради него. И где-то здесь его дети и его жена.

Алан почувствовал, как в нем закипает дикая ярость. Она подстегнула его, как поцелуй девственницы. Желание заставить кого-нибудь заплатить за те мучения, через которые прошла его семья, овладело им и вытеснило страх из его души. Сегодня его меч в первый раз прольет чью-то кровь.

У Алана не было никаких сомнений, что их держат наверху. Он подбежал к открытой двери, стремглав взлетел по лестнице и остановился на площадке. С противоположного конца коридора навстречу ему шел человек с непонятным предметом на голове. На Алана он не обратил никакого внимания. Алан поднял меч, чтобы сразить этого человека, но тут его взгляд встретился с глазами кота, которого он видел у Хирада, и что-то в глазах животного остановило его. Откуда-то явилась мысль, что нужно идти к двери в конце коридора.

Алан машинально кивнул и побежал по коридору. Его цель была близка, он чувствовал их. Боги, он вот-вот уловит их запах! Его мальчики здесь и он спасет их!

Он влетел в дверь, пробежал по узкому проходу, ворвался в комнату охраны и чуть не опрокинул стул, на котором сидел охранник. Воин не успел ничего понять - Алан стремительным боковым ударом перерубил ему горло. Боясь даже подумать о том, что он только что сделал, Алан взбежал по спиральной лестнице.

***

Белокурые волосы Ирейн были всклокочены, ночная рубашка порвана. Она подошла к нему и схватила за плечи.

- Мои мальчики? - закричала она, впившись взглядом в лицо Фрона. - Вы нашли моих мальчиков? Фрон покачал головой.

- Нет... - начал он, но Ирейн уже рванулась мимо с пронзительным криком: - Глупцы! Они убьют их. Они сказали, что убьют их! - Она слетела по лестнице, промчалась по комнате и выбежала в коридор, Фрон бежал следом. Ирейн повернула налево, открыла дверь и нырнула в узкий проход. Сверху донесся чей-то плач, потом - звон мечей. Ирейн побежала еще быстрее.

***

- Подумай, Селик, тебе нет смысла меня убивать. Я же еще не расплатился с тобой. - Уилл продолжал пятиться, зная, что за спиной у него в нескольких шагах есть еще одна дверь. Он молился, чтобы она оказалась незапертой.

- Конечно, не отдал долг. Только когда-то ты был должен мне деньги, а сейчас - жизнь.

Уилл тяжело сглотнул. Все было предельно просто: если дверь за его спиной закрыта, он умрет. Он отступил еще на шаг.

Селик был его самой большой ошибкой. Он увидел перед собой деревенского парня, которого можно легко облапошить. С тех пор он был вынужден одаривать мечника деньгами.

- Скоро я получу кучу денег, Селик. Мне нужно лишь немного времени.

- Ты ни разу не одурачил меня, Попрошайка, и никогда уже не одурачишь, потому что время твое вышло. - Селик приближался, обнажив меч. - Попробуй хоть для виду посопротивляться.

- Не думаю, что мне это нужно, - сказал Уилл, повернулся и побежал к двери. Она, к счастью, оказалась открыта. Он рывком распахнул ее и помчался к лестнице. Однако чувство облегчения вновь сменилось испугом, когда Селик перегородил ему дорогу, появившись из двери, в которую перед тем заходил Талан. Мечник укоризненно покачал головой. Уилл затормозил и помчался в обратном направлении. Он забежал в первую попавшуюся дверь, за которой оказался узкий проход. Откуда-то сверху доносились голоса, причем один из них принадлежал женщине. Уилл рванулся вперед, потому что поворачивать назад было слишком поздно, и у него оставалась единственная надежда: найти кого-нибудь из своих.

***

Алан открыл дверь, спеша воплотить свою мечту в реальность, но она превратилась в кошмар.

Склонившись над двуспальной кроватью, спиной к двери стоял человек. На кровати лежали дети; их неподвижные тела и кровь на покрывале говорили сами за себя. У Алана перехватило дыхание, его руки и ноги мгновенно ослабли. Пальцы разжались, и меч с глухим стуком упал на пол.

Только голос воина вывел его из оцепенения. Услышав за спиной стук, он повернулся, начав говорить:

- Я только убедился, что они у...

Алан выдавил из себя единственное слово:

- Ты? - и бросился на охранника. Слабость уступила место силе, рожденной безумной яростью. Он повалил охранника и принялся молотить его кулаками, но забыл, что надо защищать себя. Охранник просто вынул кинжал и вонзил Алану в сердце.

Умирая, Алан испытал несказанное облегчение. Он слышал, как дети зовут его. И в последний миг ему показалось, что охранник попросил у него прощения.

***

Перед Илкаром появилось лицо Исмана, и вновь маг поймал себя на желании, чтобы все поскорее закончилось.

- А теперь ты, Ворон Илкар. - Но удара, которого ждал Илкар, не последовало. Вместо этого Исман крякнул, упал на колени, а потом повалился на спину. Из правого глаза его торчала стрела.

Раздался звук шагов. Кто-то подошел к Илкару, прошелся по комнате и снова вернулся к нему. Наконец Илкар увидел над собой еще одно лицо, на этот раз незнакомое. Перед ним стоял эльф.

- Кто ты?

- Джандир. Сейчас нет времени на разговоры, нужно помочь Хираду. Ты ведь маг.

- Хирад умер, - сказал Илкар, и холодный ужас наполнил его сердце, когда он произносил эти слова.

- Нет, не умер - пока не умер.

Илкар сел, и сразу же жгучая боль напомнила ему о разорванном сломанными ребрами легком. Теперь можно было бросать монету, кто из них умрет первым, он или Хирад.

***

Фрон обогнал Ирейн и первым поднялся по спиральной лестнице. Наверху стоял человек и в замешательстве смотрел на лежащее на полу тело Алана.

- О нет, - воскликнул он, увидев Фрона.

- О да, - произнес Фрон, и в следующий миг голова воина покатилась по полу. Новый фонтан крови брызнул на неподвижные тела мальчиков. Фрон опустил меч, и в это время в комнату вбежала Ирейн. - Я... - начал Фрон, но под взглядом женщины сразу же замолчал. Ирейн переступила через тело Алана, даже не взглянув на труп, и подошла к кровати. Фрон остался охранять дверь.

Ирейн молчала. Недрогнувшей рукой она коснулась детей, убрала волосы с лиц мальчиков, погладила им щеки и провела пальцами по губам.

Наблюдая за ней, Фрон жалел эту женщину и одновременно восхищался ее самообладанием. Но потом Ирейн повернулась, и ее ярость на мгновение ослепила Фрона. Казалось, что воздух вокруг нее трещит и расступается под ее пристальным взглядом.

Услышав топот ног, Фрон повернулся к двери и поднял меч.

- Отойди, - сказала Ирейн голосом, похожим на звон погребального колокола. Ослушаться этого голоса было нельзя. Фрон отошел и, повернувшись к Ирейн, увидел, что она сложила ладони перед своим лицом. В комнате сразу стало холодно.

Ее могущество было пугающим, и сердце Фрона забилось подстреленной птицей. Он вновь повернулся к двери. Загрохотала спиральная лестница, послышалось тяжелое дыхание, и на пороге возникла невысокая щуплая фигура.

- Ирейн, подожди! - закричал Фрон, но она уже простерла руки вперед и произнесла ключевое слово.

- Уилл, пригнись! Падай! - Фрон бросился в ноги Уиллу, и тот, споткнувшись, упал. "Ледяной ветер" Ирейн прогудел над их головами и ударил в грудь подбегающему к двери Селику. У Селика мгновенно посинели губы, остекленели глаза и побелели руки. Он покачнулся, выпустил из рук меч и рухнул, разлетевшись на тысячу осколков.

Фрон с трудом поднялся и помог встать Уиллу. Ирейн промчалась мимо них и стала спускаться по лестнице.

- Ирейн, постой! - окликнул ее Фрон. Не останавливаясь, она покачала головой.

- Следующим будет Тревис.

Глава 16

Илкар зарыдал. Он не понимал, почему Хирад еще жив. Рана в животе, безусловно, была смертельной, и все же варвар еще цеплялся за жизнь. Но теперь Илкар не мог спасти его, потому что у него просто не было сил. Ему оставалось лишь смотреть, как его друг медленно уходит в небытие.

Даже если бы у Илкара и Денсера была возможность отдохнуть, проспать несколько часов, их сил все равно не хватило бы, чтобы поднять Хирада на ноги: все трое получили слишком опасные раны.

Илкар стоял на коленях возле Хирада, положив руки на его ужасную рану. Собственной боли эльф не замечал. Слезы катились по его щекам и капали на холодный каменный пол. Из последних сил он поддерживал жизнь в умирающем, но сам понимал, что его старания бесполезны.

Неожиданно чья-то рука легла ему на плечо.

- Илкар, я пришел разделить твою боль. - Эльф не слышал, как к нему подошел Денсер. Он думал, что темный маг крепко спит, чтобы восстановить силы.

- Я не могу спасти его, Денсер, - всхлипывая, сказал Илкар. Его голос дрожал от невероятной усталости. - Он уходит, и я не могу вернуть его.

- Должен быть выход. - Голос Денсера трудно было узнать. Разбитые губы почти не двигались, и слова получались невнятными.

- Что ты предлагаешь, человек Зитеска? К сожалению, у нас нет волшебной палочки! - выпалил Илкар и закашлял кровью.

- Зато в замке есть еще один маг.

- Ирейн, - подтвердил Джандир.

- Сука, которая выдала нас, - процедил Илкар.

- Нет, - резко возразил Джандир. - Ее заставили, Тревис держал в заложниках ее сыновей. Мы пришли сюда, чтобы их освободить.

- Ирейн Мэленви? - спросил Денсер. - Хранитель знаний Додовера?

- Да.

- Нам еще может улыбнуться удача. - Темный маг нахмурился. - Какого дьявола он хотел от нее? - Он повернулся к Илкару. - Сколько ты еще проживешь? - Илкар укоризненно покачал головой. - Сколько, Илкар?

- Часа три, может быть, чуть больше, - неуверенно ответил эльф.

Денсер опустился на пол за спиной у Илкара и вытянул вперед ноги.

- Обопрись на меня, - приказал он.

Илкар откинулся на спину. Денсер развернулся так, чтобы их лица смотрели в ту же сторону, что лицо Хирада. Илкару пришлось положить правую руку на рану варвара, и он скривился от боли.

- Теперь вытяни ноги, - сказал Денсер.

Джандир с недоумением наблюдал за их действиями. Денсер сидел, положив руки на плечи Илкару. Эльф лежал на коленях у черного мага и без остановки водил руками по животу Хирада.

- Что происходит? - спросил лучник.

- Я все объясню тебе потом, - сказал Денсер. - Принеси стул и подставь его мне под спину. А теперь, Илкар, скажи, что убивает тебя?

- У меня несколько опасных ран. Правое легкое пробито и наполняется кровью. Кроме того, у меня отбиты почки и кровоточит печень.

- Ладно. - Денсер поменял положение рук, положив одну ладонь эльфу на затылок, а вторую - на правую сторону его груди. - Передай мне контроль над своим телом, а всю свою ману отдай Хираду.

- А ты сам? - В голосе Илкара чувствовалась искренняя забота о Денсере.

Черному магу удалось даже хихикнуть.

- Они основательно избили меня, но ничего не сломали, кроме пальцев на руках и ногах. Так что я еще поживу.

- Спасибо тебе, - дрожащим голосом сказал Илкар.

- У нас великая цель.

- В любом случае я благодарен тебе. Денсер ничего не сказал. Джандир принес стул.

- Нам срочно нужен еще один маг, дорога каждая секунда, - сказал ему зитескианец. Джандир кивнул.

- Они уже нашли ее, я сейчас приведу их сюда. - Он повернулся, чтобы идти, но в это время открылись дальние двери, и в комнату вошел Тревис. На голове у него сидела кошка. Глаза Тревиса были мутными, он сгорбился и шел еле-еле. Создавалось впечатление, что Капитан постарел лет на двадцать за те несколько минут, пока его не было в этой комнате.

Денсер улыбнулся:

- Вижу, ты нашел моего Любимчика.

Кот спрыгнул на пол и подбежал к хозяину. Тревис словно очнулся от сна. Заметив труп Исмана, он посмотрел на Воронов и нахмурился:

- Думаю...

- Что ты думаешь, Тревис, уже не важно. Ты ничто, хотя цепь, которую ты носишь, бесценна. - Тревис нащупал под рубашкой свой знак и еще больше нахмурился. Денсер поймал на себе взгляд Джандира и сказал ему: - Тебе лучше идти, ты вряд ли захочешь смотреть на то, что здесь будет. - Джандир в нерешительности помедлил, а потом вышел из комнаты, приготовив еще одну стрелу на всякий случай.

- Пожалуйста... - Тревис шагнул к Денсеру, но маг не обратил на него никакого внимания: он в это время смотрел в глаза своему коту.

- Убей его.

Кот начал превращение, и мольбы Тревиса сменились паническим бормотанием. Денсер посмотрел на него в последний раз:

- Ты, как и я, хотел приручить Воронов. Но это невозможно. Я по крайней мере буду жить и стараться загладить свою ошибку. Слава богам, мы тебя победили. И значит, у Балии еще остается надежда.

Демон Денсера взвился в воздух и набросился на Капитана.

- Закрой глаза, Илкар, - попросил черный маг. Тревис закричал.

***

Джандир боролся с желанием открыть дверь. Он никогда не слышал, чтобы люди так ужасно кричали, как Тревис. Но, к счастью, крик быстро умолк, и раздался звук, похожий на треск упавшего на пол арбуза. Джандир едва справился с приступом тошноты.

На лестнице послышались торопливые шаги. Джандир натянул тетиву, но опустил лук, увидев, что по ступенькам спускается женщина в сопровождении Фрона и Уилла. Он догадался, что это Ирейн.

- Прочь с дороги, - сказала Ирейн, но Джандир не сдвинулся с места.

- Туда пока нельзя. - Он посмотрел на Фрона. - Не пускай ее, а я посмотрю, что там происходит.

Фрон молча взял Ирейн за руку. Она даже не сделала попытки выдернуть руку.

- Вам все равно не защитить Тревиса, - прохрипела она. В глазах ее полыхало неукротимое пламя.

- Уверяю вас, мы совсем не собираемся его защищать, - сказал Джандир.

- Что происходит, Джан? - спросил Уилл.

- Там Вороны - во всяком случае, трое из них. Тревис тоже там, но я думаю, что он уже мертв.

- Думаешь? - прошипела Ирейн.

- Мне не позволили остаться и посмотреть. - Джандир помолчал. - Хирад ранен и умирает. Маги Воронов хотят, чтобы вы ему помогли. - Он повернулся к двери и заглянул в комнату.

Лужа крови медленно растекалась из-под одеяла, которым была накрыта голова и останки туловища Тревиса. Денсер и Илкар сидели в прежней позе, а кот, свернувшись клубочком на стуле рядом с хозяином, чистил усы и лапы.

Эльф открыл дверь, приглашая войти остальных. Фрон с Уиллом остановились на пороге, не понимая, что же здесь произошло. Только Ирейн сразу обо всем догадалась и медленно подошла к Денсеру. На мгновение она замерла, исследуя поток маны.

- Так-так. Джулатсанец и зитескианец объединились и поддерживают жизнь в умирающем человеке. Теперь меня, кажется, уже ничем не удивить. - Голос Ирейн оставался спокойным, и только глаза выдавали малую долю тех чувств, которые бушевали у нее в душе.

- Мне бы очень хотелось, чтобы мы встретились при более благоприятных обстоятельствах, - сказал Денсер.

- Благоприятных? - вскричала Ирейн. - Ах ты, подлец! Мои дети мертвы! Мертвы! Мне нужно бы растерзать всех вас на месте.

Денсер оглянулся и посмотрел на Фрона. Воин кивнул.

- Это правда, - сказал он. - Их убил один из охранников.

- И все из-за того, что твои люди хотели тебя спасти, - заикаясь, произнесла Ирейн. Рыдания разрывали ее. - У меня отняли жизнь, а я ничего не могу сделать! - Она начала сползать на пол, но Фрон подхватил ее и заботливо усадил на стул.

- Меня даже не было рядом... они умерли в одиночестве, - причитала Ирейн.

- Успокойся, Ирейн, - уговаривал женщину Фрон, гладя ее по волосам. - Успокойся.

- Пожалуйста, - сказал Денсер. - У нас очень мало времени. Хирад умирает.

Ирейн отняла ладони от лица и пристально посмотрела в глаза Денсеру.

- Ты думаешь, мне есть до этого дело? - Она встала, подошла к магу и с отвращением взглянула на него сверху вниз. - Ты знаешь, почему меня похитили? Потому что Зитеск начал поиски "Рассветного вора", а Тревис думал, что я смогу помочь ему контролировать это заклинание. И я согласилась, потому что иначе он убил бы моих детей. - Губы ее задрожали, и она отвернулась.

Денсер гадал, как лучше извиниться перед этой женщиной, но понял, что никакие слова ничем не помогут. Поэтому он решил поступить иначе:

- Зитеску нужен "Рассветный вор" не для себя.

- Заткнись, Денсер, я не верю тебе! - Ирейн снова села на стул.

Денсер тяжело вздохнул:

- Ты должна мне поверить. Лорды-колдуны сбежали из клетки маны и вернулись в Парве. Уничтожить их и остановить восемьдесят тысяч висминцев, жаждущих разорвать нашу страну на части, можно только с помощью "Рассветного вора". - Женщина, нахмурившись, посмотрела на него. - Прошу тебя, Ирейн. Никто не в силах облегчить твоих страданий, но ты можешь спасти Хирада. Если мы хотим уничтожить лордов-колдунов, он должен быть с нами.

- Почему?

- Потому что он возглавляет Воронов, а они сейчас восстанавливают заклинание. Без него у нас не хватит на это сил. - Денсер кашлянул, и струйка крови брызнула у него изо рта.

Ирейн истерически рассмеялась:

- Твоя история - сплошная ложь. А ты что скажешь, Илкар? Ведь ты Илкар, маг Воронов, правда?

- Я верю ему, - еле слышно сказал Илкар. Брови Ирейн взлетели вверх.

- Неужели? Поразительно. - Она встала и деревянной походкой направилась к двери. По щекам у нее катились слезы. - Знаете, я была бессильна распоряжаться жизнью своих детей, но зато теперь могу распорядиться вашей. Мои дети зовут меня.

- Хорошо подумай, Ирейн, - произнес ей вслед Денсер. - И отдохни, восстанови силы. Помни, что судьба Балии сейчас в твоих руках.

Ирейн остановилась и повернулась к Денсеру.

- Таково мое мнение, - сказал Денсер, твердо глядя ей прямо в глаза.

Ирейн вышла. Фрон, словно тень, последовал за ней.

Илкар пошевелился и вздрогнул. Потом открыл глаза и обвел зал мутным от боли и усталости взглядом.

- Где остальные? - спросил он.

- Кто? - спросил Уилл.

- Талан и Ричмонд.

Уилл быстро взглянул на Денсера и закусил губу.

- Я видел, как упал Талан. О Ричмонде мне ничего не известно, но... его здесь нет. Прости.

Илкар медленно покачал головой и снова сосредоточился на Хираде. Дыхание варвара было поверхностным, но пока устойчивым. Илкару оставалось только надеяться, что все это когда-нибудь кончится. Денсер сможет поддерживать жизнь в нем, а он - в Хираде, возможно, еще часов двенадцать. И это все, что они могут сделать. Мана, последние капли которой Тревис не сумел из них выбить, скоро иссякнет. А когда это случится, смерть выпустит когти и Вороны навсегда перестанут существовать.

Денсер сжал плечо Илкара:

- Она поможет нам, ты только держись.

- Кажется, только это я еще могу сделать, - сказал эльф. - Он - все, что у меня осталось. - Илкар посмотрел на неподвижное лицо Хирада.

- Теперь, дружище, остались только ты да я. Так что даже и не думай умирать без меня.

Эльф снова погрузился в состояние отрешенности; его сознание скользило по распоротому животу Хирада. Он старался почувствовать, куда нужно направить струйку живительной маны, чтобы как можно больше помочь другу. Неожиданно задние двери открылись, и в зал, пошатываясь, вошел Талан. Уилл с Джандиром с облегчением вздохнули, а вор даже улыбнулся. Илкар тоже слегка улыбнулся, но общая радость тут же угасла: Талан нес на руках тело Ричмонда. Голова его была запрокинута, руки безжизненно свисали. Талан с мрачным лицом опустил тело друга на стол.

- Вот еще одна ночная служба, - сказал он, не сводя глаз с Илкара. - Это должно... - Неожиданно его взгляд упал на Хирада, и на лице воина отразился настоящий ужас.

- О нет, - сдавленным голосом произнес он. - О боги, только не это! - Он рванулся вперед, но голос Денсера остановил его. Облегчение, которое испытал воин, услышав слова мага, отняло у него последние силы, и он тяжело упал на стул.

- Хирад еще жив, - сказал Денсер. - И мы сможем какое-то время поддерживать в нем жизнь.

- А потом? - тревожно спросил Талан.

- Потом, надеюсь, придет Ирейн. Это единственный шанс Хирада.

- Что значит "надеюсь"? - Талан ощупал затылок и обнаружил там большую опухоль, запекшуюся кровь и слипшиеся волосы.

- Сегодня были убиты сыновья Ирейн, и жизнь потеряла для нее смысл. В случившемся она обвиняет Воронов.

- И если она не поможет?.. - По лицу Талана было видно, что он сам знает ответ. Илкар просто подтвердил его худшие опасения.

- Хирад умрет, - сказал он. - Боюсь, и я тоже. - Эльф печально взглянул на Талана и снова отдал все внимание Хираду.

Талан задумчиво потеребил губу. Он не хотел верить в то, что услышал, но знал, что Илкар всегда называет вещи своими именами. Ирейн была их единственной надеждой, и надо заставить ее это понять. Талан поднялся.

- Куда ты? - спросил Денсер.

- Где Ирейн? - в свою очередь спросил Талан.

- Если ты разругаешься с ней, это нам не поможет, - сказал Денсер.

- Да что ты понимаешь? - воскликнул Талан. - Разве это твои друзья умирают у тебя на глазах? Впервые Вороны на грани поражения, и может случиться самое худшее. Она должна понять...

- Она понимает, - осипшим от усталости голосом сказал Илкар. - Остается молиться, чтобы инстинкты мага побыстрее одержали верх над ее горем, иначе будет слишком поздно. Мы сделали все, что могли. - Эльф тяжело вздохнул и скрипнул зубами от боли. - Пожалуйста, не шумите больше, мне и без вас тяжело.

- Думаю, нам всем нужно немножко подкрепиться, - сказал Денсер. - Кухня...

- Я знаю, где она, - воскликнул Джандир и отправился на поиски съестного. С одной стороны, он выполнял просьбу Денсера, а с другой - ему очень хотелось оказаться подальше от гнетущей атмосферы страшных ран, безутешного горя и безвозвратных потерь. Закрыв за собой дверь, он вздохнул свободнее.

С помощью маны Илкар исследовал рану Хирада и понимал, что повреждения внутренних органов слишком обширны, чтобы их можно было излечить с помощью "Исцеляющего тепла" за один сеанс. Нужно провести два или три сеанса, и при этом необходимо очень точно направлять поток маны. А Илкар сомневался, что Хирад сможет продержаться так долго. Ему могло помочь только "Обновление тела", но Илкар знал только трех магов, владеющих этим заклинанием. И никого из этих магов в замке не было.

Не прекращая следить за Хирадом, Илкар мысленным взором заглянул в свой организм. Он почувствовал, как пульсирует и стекает мана с ладоней Денсера. Струящийся сквозь грудную клетку ласковый ручеек маны остановил кровотечение в легком и облегчил дыхание. Второй ручеек, у основания шеи, подпитывал энергией другие внутренние органы.

Илкар вознес благодарственную молитву богам. Как бы там ни было, в одном вопросе все университеты всегда были едины: любой маг был способен с помощью крошечных порций маны поддерживать тело в стабильном состоянии.

И все же он до сих пор не мог не удивляться поступкам Денсера. Хотя, возможно, ничего удивительного в них не было.

Время тянулось невероятно медленно. Илкар смутно осознавал, что сквозь тяжелые портьеры в зал уже давно проникает дневной свет. Не прекращая своей работы, он съел суп, который принес Джандир. Состояние Хирада требовало все большего сосредоточения, и эльф перестал обращать внимание на окружающее.

Он знал, что и сам уже обречен. Денсер не мог уследить за всем и направлял ману только в критические точки. Но и его резервы маны были уже на исходе; скоро наступит момент, когда никто из них не сможет подавлять боль в своем собственном теле и маны не хватит на всех троих. Если Ирейн не успеет помочь им, то в живых останется только Денсер.

***

Отдыхая после сеанса мысленной связи, Стилиан мечтательно улыбался. Он думал о Селин и представлял, как ее тело выгибается от наслаждения. Ему хотелось почувствовать ласку губ девушки и нежность ее ладоней. Когда она вернется, это будет началом кое-каких перемен. Стилиану нужен наследник.

Сейчас она в глубоком тылу Висмина, направляется в Нарве. Он не сомневался, что ее рапорт подтвердит самые худшие опасения. Если лорды-колдуны вернулись, то они, несомненно, стали еще могущественнее. Теперь их будет гораздо труднее остановить, а победить и вовсе невозможно - разумеется, без "Рассветного вора". Все-таки университеты сейчас не так сильны, как в былые времена, и армии их стали меньше. Без заветного заклинания можно потерять все.

Прячась днем и перелетая ночью с помощью "Крыльев мрака", Селин быстро и сравнительно безопасно продвигалась к Израненным пустыням. Она рассчитывала добраться до них через три дня, а до Парве - через четыре. Следующий сеанс связи должен был состояться через пять дней. Стилиан знал, что он будет для Селин тяжелым испытанием. Она никогда раньше не сталкивалась с такой опасностью, но он позаботится, чтобы в будущем этого не повторилось.

Лорд Горы в задумчивости уставился в окно, за которым вырисовывались очертания башен Ньера и Лариона. Человек Ньера открыл мастерскую Септерна, но, если верить докладам, с тех пор не выходил на связь со своим наставником. Возможно, так оно и было, но Стилиан чувствовал, что от него что-то скрывают, и это его раздражало.

Он снова улыбнулся. Все доверяют Лариону - труженик, гений, душа-человек. Быть может, пришло время немного приблизить к себе нового члена внутреннего круга. Стилиан не мог следить за действиями Ньера или расспрашивать его о дальнейших планах без того, чтобы не возбудить подозрений. С Ларионом таких сложностей не было. Стилиан позвонил в колокольчик, висящий на цепочке у камина, и приказал, чтобы ему принесли вина и два бокала.

***

Время абсолютно не интересовало Илкара, пока у Хирада не отказали почки. Они отказали одна за другой, и эльфу пришлось всю энергию отдать Хираду и оставить без поддержки собственный организм.

- Денсер, - прошептал он.

- Я знаю, - сказал зитескианец.

- Где она?

- Она уже идет, держись. - Облегчение, которое испытал Илкар, когда Денсер направил ману на его позвоночник и печень, только подчеркнуло безнадежность положения Хирада и самого эльфа.

Конец приближался. Хирад умирал, угасал на глазах. Илкар сосредоточил остатки сил на одной почке Хирада, понимая, что на обе их просто не хватит. Его собственное тело молило исцелить его, хотя бы блокировать боль, но Илкар не мог себе этого позволить - по крайней мере пока он не даст Хираду умереть. В то же время он не мог попросить об этом и Денсера: черный маг и так направлял уже практически весь поток своей маны на тело эльфа. От Илкара не ускользнуло, что Денсер начинает задыхаться. Очевидно, он преуменьшил размеры полученных им увечий.

- Сколько еще, Илкар?

- Мне или ему? - прохрипел эльф.

- Разве это не одно и то же? - спросил Денсер невероятно усталым голосом.

- Точно не знаю, но не больше часа - у него отказали почки. - Неожиданно волна нового тепла проникла в тело Илкара. Это произошло так внезапно, что эльф едва не оборвал поток маны, поддерживающей варвара. Он понял, что Ирейн наконец-то пришла. По ниточке маны Илкара тепло проникло в тело Хирада.

- Ты слишком великодушен, - раздался женский голос около уха эльфа. - Он не протянет и получаса. А кроме того, у меня такое впечатление, что ты не осознаешь тяжести своего состояния.

Тепло исчезло так же внезапно, как появилось. Боль снова обрушилась на Илкара.

- Ну так что? - спросил Денсер.

- Можно попробовать, - сказала Ирейн.

- Обоих?

- Если ты сможешь и захочешь поддержать эльфа из Джулатсы.

- Захочу и смогу.

- Я сделаю это, но не бесплатно.

- Понимаю.

- Надеюсь, что понимаешь.

Илкар покачал головой. Торг между додоверкой и зитескианцем. Хотя на свете все возможно. Как сказал Денсер, у нас великая цель. Тепло вернулось и потекло в тело Хирада.

- Отдай его мне, Илкар, - сказала Ирейн.

- Я...

- Ты должен это сделать, - настаивала Ирейн. - Иначе Денсер не сможет тебя спасти.

Илкар понимал, что она права. Послав Хираду последний импульс маны, он убрал руки с его живота и сосредоточился на руинах собственного тела.

Денсер положил руку ему на лоб; боль отступила, уступая место умиротворению, и эльф поплыл по волнам судьбы.

Ирейн магией обследовала Хирада и тяжело вздохнула. Она должна была дать умереть этому человеку. Перед ней лежал предводитель Воронов, по вине которых умерли ее сыновья. Его смерть хоть немного восстановила бы равновесие.

Но Денсер предугадал поведение Ирейн, когда просил ее о помощи. Он понимал, что соблазн восстановить "Рассветного вора" слишком велик, чтобы она отказала ему. Кроме того, Денсер знал, что она не сможет пойти против своего призвания. Но тем не менее врачебный кодекс не запрещал Ирейн назначать цену за жизнь тех, кого ее попросили спасти. И это давало ей возможность позаботиться о себе. Та же цель, новый объект и семя Денсера будут идеальным вознаграждением. Конечно, если Хирад и Илкар выживут. И Ирейн целиком сосредоточилась на решении этой задачи. Для Хирада единственной надеждой было "Обновление тела". На подготовку должно было уйти не меньше двадцати минут, и Ирейн молила богов, чтобы варвар сумел продержаться так долго.

Хирад изо всех сил стремился подняться из бездны агонии, туда, где был источник тепла, которое звало его. Но варвар понимал, что бездна глубока, и не думал, что сумеет выбраться из нее.

- Постарайся, Хирад, постарайся, - проник голос в его подсознание. Его звала женщина - и он постарался.

Глава 17

Первым ощущением Илкара было невыразимое блаженство. Вторым - запах дыма: удушливый, со сладковатым привкусом. Дым курительной трубки.

Он по-прежнему находился в зале. Открыв глаза, эльф увидел перед собой размытую картину: потолок, залитый ярким солнечным светом. Илкар лежал и прислушивался к тишине, пока его зрение не обрело былую остроту. Ирейн спасла его. Он чувствовал усталость и тупую боль в тех местах, где раньше были серьезные увечья, но теперь он знал, что жизнь его в безопасности. Это было замечательное ощущение.

Илкар приподнялся на локтях и увидел Денсера. Зитескианец сидел на стуле, положив ноги на стол. Он был в своем обычном черном одеянии, на коленях у него лежала знакомая шапочка. Он уже был похож на прежнего Денсера, хотя лицо его еще хранило следы недавних побоев. В зубах у него дымилась трубка, на столе перед ним стояла чашка, от которой поднимался пар, рядом с шапочкой спал, свернувшись клубочком, кот.

- Даже в самых дерзких своих мечтах я не думал, что мне будет приятно увидеть зитескианца.

Денсер пошевелился, засмеявшись, и это движение разбудило кота. Он зевнул, потянулся и спрыгнул на пол. Темный маг встал и подошел к Илкару.

- С добрым утром, Илкар - хотя, наверное, я должен был бы повторить это несколько раз.

- Не понимаю, о чем ты?

- Ты проспал двое суток.

- Хирад? Денсер улыбнулся.

- Лучше думай о себе. - Он показал рукой на что-то слева от Илкара, потом вернулся к столу и, положив трубку, взял чашку.

Илкар посмотрел туда, куда показывал Денсер, и на короткое, ужасное мгновение подумал, что Хирад мертв. Но потом он заметил, как плавно и спокойно опускается и поднимается грудь варвара. Это было поистине замечательное зрелище. Хирад был укрыт одеялами. Возвышение в области талии говорило, что на живот варвара наложена тугая повязка. Хирад был очень бледен, но сейчас это было уже не страшно. В глазах Илкара блеснули слезы радости. Эльф смахнул их рукой.

- Вот это да-а, - восхищенно произнес он.

- Кстати, тебе можно вставать, - сказал Денсер. - Иди сюда и выпей чашечку кофе.

Илкар кивнул и медленно сел. Голова тут же закружилась, и он с трудом удержался, чтобы не упасть назад на постель.

- Все в порядке? - спросил Денсер.

- Пожалуй, да, - ответил Илкар. - Но мне что-то не хочется вставать, я лучше попью кофе прямо здесь.

Денсер усмехнулся, встал и подошел к двери, ведущей на кухню. Из кухни доносились частые удары ножа.

- Талан? Заканчивай рубить и принеси чашечку кофе. Тут проснулся кое-кто, с кем тебе наверняка захочется поговорить.

Послышались шаги, и в комнату быстро вошел Талан, расплескивая на ходу кофе.

- Илкар! - Он чуть не бросил чашку в руки эльфа. - У тебя отличный вид!

- Осторожно, - усмехнулся Илкар. - Спасибо за кофе. Как дела?

Лицо Талана сразу же стало серьезным.

- Я сам отслужил службу по Ричмонду. Он похоронен в саду возле конюшен.

Илкар кивнул и отпил кофе.

- Мне очень жаль, что так случилось.

- Мне тоже.

- А что было с ним? - Илкар кивнул на Хирада. Талан сел рядом с эльфом.

- Это было просто потрясающе, - сказал он, немного оживившись. - Эта женщина, Ирейн, сейчас, наверное, спит. Денсер сказал, что она использовала "Обновление тела", правильно? - Илкар кивнул. - Она лечила его всего. Даже я почувствовал это загадочное тепло, которое излучали ее ладони... Она провозилась с Хирадом несколько часов.

Илкар кивнул еще раз и взглянул на Денсера:

- Неужели "Обновление тела"?

- Да. Ирейн выучила его по книгам. Она хороший и сильный маг, Илкар. По словам Фрона выходит, что Ирейн использовала еще и "Ледяной ветер". - Денсер многозначительно поднял брови. Он допил кофе и направился на кухню налить себе еще.

Талан наклонился ближе к Илкару.

- Знаешь, я теперь восхищаюсь Денсером.

- Да ну? - выпалил Илкар и сам на себя разозлился за эту привычную реакцию.

- Отдохнув после "Обновления тела", Ирейн использовала какое-то другое заклинание, чтобы завершить работу и усыпить Хирада. Потом она снова отдохнула и занялась Денсером. Это произошло через два дня. Все это время он сидел здесь и поддерживал в тебе жизнь. Он практически ничего не говорил, только иногда ел и пил.

- Я очень признателен ему за такую жертву, - сказал Илкар. Ему было трудно даже представить, каких усилий это потребовало и что при этом пришлось пережить Денсеру.

- Ему сломали челюсть и шесть ребер, порвали щеки, свернули нос, перебили почти все пальцы на руках и ногах. Наверное, все это время он испытывал ужасную боль. Так что ты теперь его должник.

Илкар изумленно покачал головой. В это время открылась дверь, и вернулся Денсер. Он улыбнулся, и только тогда Илкар заметил кота у себя в ногах.

- Не волнуйся, я никогда не потребую возврата этого долга, - сказал Денсер. - Я просто не мог поступить иначе.

- Что бы ты ни говорил, - произнес Илкар, - у меня не хватает слов, чтобы выразить тебе свою благодарность.

- Главное, что ты жив и разговариваешь, Илкар. Другой благодарности мне не нужно. - Смутившись, Денсер направился ко вторым дверям и вышел в коридор. Кот побежал за ним.

Днем Хирад попробовал встать. Илкар и Талан ему помогали. Только что сросшиеся мышцы болели, но он был готов к этому. Еще один сеанс "Исцеляющего тепла", сказала Ирейн, и Хирад сможет скакать верхом - через трое суток после того, как он ворвался в замок, вдохновляемый яростью.

Хирад попросил отвести его на могилу Ричмонда. На слежавшейся земле еще сохранился гордый символ Воронов. У могилы Хирадом овладело только одно чувство - неизбежности потерь. Рас, Сайрендор, Безымянный, Ричмонд. Умрут ли Вороны вместе с ними? Ведь остались только он, Илкар и Талан. Хирад спрашивал себя, достаточно ли этого, чтобы сохранить Воронов, и решил, что пока жив хоть один из первых Воронов, Вороны останутся. Они всегда понимали, что их состав будет меняться по мере того, как одни будут погибать или уходить, а другие, наоборот, присоединяться к ним. Заявить сейчас, что Воронов больше нет, - значит надругаться над памятью тех, кто проложил Воронам дорогу в историю.

Но кому суждено умереть следующим? Совершенно очевидно, что на этот раз умереть должен был он. Хирад всегда недолюбливал магию, но это чудесное спасение изменило его отношение ко всем магам и, в частности, к Денсеру. Хотя Хирад по-прежнему не доверял этому человеку, он не мог не восхищаться его силой духа и непоколебимой решимостью. Варвар выразил свою признательность и Ирейн, но она не пожелала говорить с ним и не смотрела ему в глаза.

Почти все свободное время она проводила на коленях около могил своих сыновей. На могилу Алана она даже не глядела. Хираду было жаль ее, но он понимал, что никогда не сможет выразить ей своего сочувствия, потому что она просто-напросто не станет его слушать.

И еще он понимал, что никогда не сможет отблагодарить должным образом Илкара. Эльф мог умереть вместе с ним и действительно выбрал бы смерть, если бы Ирейн не вылечила их обоих. Хирад легко мог понять верность в бою, но здесь проявилось какое-то более сильное чувство. Сглотнув комок в горле, он крепче обхватил плечо мага.

- Все готово? Илкар кивнул:

- У нас достаточно хороших лошадей - наши лошади нашлись в здешней конюшне, - трупы убраны, и Уилл подготовил замок к уничтожению. Он - мастер на все руки, поэтому я и поручил ему это дело.

- И правильно сделал, - согласился с эльфом Талан.

В ответ на просьбу Хирада посмотреть, как рухнет замок, Уилл разработал специальный маршрут, чтобы Вороны могли полюбоваться этим зрелищем, удалившись от замка на половину дневного перехода.

- Если пламя привлечет твоих врагов, то лучше, чтобы тебя в это время там уже не было, - сказал Уилл.

И теперь во все помещения, кроме кухни и столовой, было невозможно зайти. Драпировка, ковры, обстановка, книги и деревянные детали - все было пропитано керосином. Керосиновые дорожки пересекали все помещения замка снизу доверху. В особо важных местах были навалены дрова и щепки, а там, где Уиллу требовались большие разрушения - например, в башнях, - были насыпаны кучи сухой муки.

Все, кроме Хирада и Ирейн, работали под руководством Уилла. А он тем временем или обходил замок, проверяя, все ли сделано согласно его указаниям, или усердно испытывал фитили. Уилл зажигал их и контролировал время горения по стуку своего сердца. Наконец, удовлетворившись, он приготовил два длинных шнура толщиной в большой палец и протянул один из них на верхнем этаже замка, а второй - на нижнем.

- Осталось только приготовить последние две комнаты. Это сделаем завтра утром. Потом Уилл и Фрон подожгут фитили, мы навьючим лошадей и отправимся в путь.

- Хорошо, а то Денсер жалуется, что мы теряем время, - сказал Хирад.

- И не только он, - согласился Илкар.

- А как она отреагировала на наше желание отправиться в Додовер и ограбить одну из древних могил университета? Илкар улыбнулся:

- Хороший вопрос. Я могу только сказать, о чем бы они ни договорились с Денсером, ей ни в коем случае нельзя нас выдавать. - Он помолчал. - Не знаю... Ей очень много известно о "Рассветном воре", и она, несомненно, верит Денсеру.

- А остальные? - спросил Хирад. Илкар пожал плечами:

- Это хорошие люди, Хирад. Фрон - мечник от бога, Ирейн - очень талантливый маг, Джандир - замечательный лучник, о таком мы всегда мечтали, а Уилл... он быстр и хитер. Они прекрасно дополнят нашу команду. Мы с Таланом взяли с них клятву соблюдать кодекс и приняли их в Вороны. Я знаю, что это против наших правил, но у нас нет времени проверять их в другом деле. А кроме того, главное - быть уверенными, что они без вопросов последуют с нами. Я в этом уверен, а ты, Талан?

- Я тоже, - кивнул Талан, но взор его был устремлен куда-то вдаль. - Правда, Хирад, ты сомневался в Уилле, но думаю, Фрон удержит его в узде. Кроме того, Ирейн сейчас в горе и может совершить какой-нибудь непредсказуемый поступок. Так что будь начеку.

- Они подписали контракт и знают, на что идут, - продолжал Илкар. - Денсер подробно рассказал им всю кровавую историю, и они довольно легко согласились. Мы никогда бы так не поступили, правда? Но если они выживут, то станут богаты. Если нет - что ж, в этом случае им будет не до денег, не так ли?

Хирад поднял брови.

- Ты прав. - Он вдруг почувствовал усталость. - Пожалуй, мне лучше вернуться и немного полежать.

Вороны медленно зашагали через внутренний дворик к парадному входу. Около двери Талан попросил их остановиться.

- Мне нелегко говорить это, но я больше так не могу. Я ухожу из Воронов. Надеюсь, вы меня поймете. Хирад и Илкар молчали. Талан продолжил:

- Мы были очень близкими друзьями - я, Рас и Ричмонд. Но двоих уже нет, и в следующий раз придет моя очередь. Эта мысль поразила меня, когда я нашел Ричмонда... Он умер один... - Талан вздохнул и почесал голову. - Простите, если я плохо объясняю, но... но у меня в душе погас какой-то огонь. Слишком долго тянулась для меня последняя служба по Ричмонду, и я не готов еще раз хоронить кого-то из Воронов.

Хирад кивнул и ничего не сказал. Илкар помрачнел, насупил брови и прищурил глаза.

- Вы понимаете меня? - спросил Талан. - Скажите хоть что-нибудь.

- Да, я понимаю тебя, - сказал Хирад. - Оставшись с Сайрендором, я был готов сломать свой меч. Однако потом я все-таки сделал другой выбор, и мне очень жаль, что ты не можешь поступить так же.

Варвар опустился на ступеньки. Илкар протянул ему руку.

- И это все, что ты скажешь? Хирад пожал плечами:

- А что здесь еще говорить? Если его сердце не с нами, он нам будет только обузой. Я это понимаю, он это понимает, и ты тоже это понимаешь, Илкар.

- В обычных обстоятельствах - да, но ты, кажется, забываешь, что сейчас идет совершенно другая игра. И я должен заметить, что он будет гораздо большей обузой вдали от нас, чем вместе с нами.

- Я так не думаю... - начал Талан.

- Они тебя знают! - оборвал его Илкар. - Знают, как ты выглядишь и откуда пришел. Они охотятся за тем, что ты знаешь. О боги, Талан, да любой прихвостень лордов-колдунов умрет ради того, чтобы получить эти сведения. Ты знаешь, каковы катализаторы "Рассветного вора" и где их искать. И если ты сейчас уйдешь, мы никогда не узнаем, сохранил ли ты эту тайну или уже все рассказал им.

- Ты ведь знаешь, что я скорее умру, чем сделаю это.

- Да, но только ты сможешь сделать этот выбор. - Илкар на мгновение замолчал, заметив злость в глазах Талана. - Пойми, я не сомневаюсь в твоей стойкости и преданности. Я просто говорю, что может получиться так, что ты не сможешь умереть, даже если захочешь. Ты ведь не маг и не можешь остановить сердце.

Талан медленно кивнул.

- И все же - как они найдут меня, если не будут знать, что я ушел от вас? Если не будут знать, куда я отправился?

Илкар усмехнулся:

- Для тебя, Талан, есть только одно безопасное место - это гора Зитеска. И почему-то я сомневаюсь, что они примут тебя с распростертыми объятиями. - Илкар вздохнул. - Тебе нужно изменить свое решение - или по крайней мере хорошенько подумать.

- А как ты считаешь, чем я занимался все последние дни?

- Ты отказываешься от сражения за Балию. Талан наклонился к нему и постучал пальцем по груди эльфа.

- Позволь кое-что сказать тебе, Илкар. Не нужно объяснять мне, что я делаю. Я все прекрасно понимаю и сам. Мне и так тяжело, поэтому не нужно окунать меня головой в это дерьмо. - Талан вскинул руки. - Мне было нужно твое понимание, а не разрешение. Все кончено, я ухожу. - И он направился к воротам.

- Мы не можем позволить ему уйти, - сказал Илкар.

- Но не можем и остановить его, - добавил Хирад.

- Денсеру это не понравится.

- Денсер понимает, что тут он бессилен. Это дело Воронов.

- Хирад, я и в самом деле думаю...

- Это дело Воронов.

- Ладно, сдаюсь! - Илкар отвернулся. - Хоть кто-нибудь из вас понимает, что здесь происходит? Это дело важнее Воронов, оно важнее любого другого дела. Мы не имеем права его провалить.

- Нет ничего важнее Воронов, - спокойно сказал Хирад. - Только благодаря Воронам мы сумели зайти так далеко, и только благодаря Воронам мы победим. Подумай сам, так было всегда.

Илкар пристально посмотрел на Хирада, и суровое выражение его лица постепенно смягчилось.

- Неужели у тебя нет никакого другого объяснения?

- Нет.

- Слепая вера - замечательная вещь.

- На самом деле это не слепая вера, мой дорогой эльф. Назови мне хоть одну работу, с которой мы не справились.

- Ты же знаешь, что я не смогу этого сделать. Хирад пожал плечами.

- Илкар? - позвал эльфа Талан.

- Что тебе нужно?

- Твои глаза. Иди сюда.

Что-то в голосе Талана удержало Илкара от колкости, и он торопливо зашагал к воротам. Хирад, превозмогая боль, самостоятельно поднялся на ноги, оперся о стену и, подождав, пока пройдет приступ тошноты, направился вслед за эльфом.

- В чем дело? - спросил Илкар, подходя к Талану. Талан показал пальцем на дорогу:

- Смотри, вон там, кажется, какое-то движение. Илкар кивнул:

- Да, это всадник. По всей видимости, скачет сюда. Здоровый мужик!

- Джандир! Фрон! К воротам! - крикнул Талан. - Если заварится каша, Хирад, - добавил он, услышав шарканье ног у себя за спиной, - то тебе лучше уйти отсюда.

- Пошел бы ты сам...

- Не сомневался, что ты так ответишь.

- Тогда зачем советовал?

- Так, вспомнил былые времена. - Талан встретился взглядом с Хирадом, и оба улыбнулись.

- Возвращайся в любое время, - скачал Хирад.

- Как знать, может, и вернусь. - Талан снова оглянулся.

Тем временем подошли Джандир и Фрон. Теперь уже все слышали топот копыт и видели всадника.

Он скакал на огромном сером коне, темный плащ развевался за его спиной. Воины обнажили мечи, а Илкар приготовился творить заклинание. Но не доезжая сотни шагов до замка, всадник спешился и быстрым шагом направился к воротам, выставив перед собой свободную руку ладонью вверх в знак мирных намерений. Его лицо было скрыто под маской, шлема на голове у незнакомца не было.

- Стой! - закричал Талан. - Что тебе нужно?

- Можете убрать мечи, - сказал Денсер, подходя. - Он на нашей стороне.

- Да? И кто же он такой? - спросил Хирад. Илкар уже знал ответ на этот вопрос.

- Это Защитник, зовут его Сол. И давайте не будем горячиться. - Денсер встал перед Таланом. - Я слышал, кто-то из вас недавно сказал, что нам пригодится любая помощь.

***

- А ты не подумал, что тебе нужно было посоветоваться с нами прежде, чем потребовать Защитника? - спросил Илкар. Весь день он молчал, делая вид для Хирада, что это часть соглашения, принятого, пока варвар был без сознания. Но сейчас Хирад спал, отдыхая после последнего сеанса "Исцеляющего тепла".

Илкар и Денсер сидели на ступеньках парадной лестницы, наслаждаясь теплом вечернего воздуха. Во рту у зитескианца, как обычно, дымилась трубка; кота, правда, нигде не было видно.

- Неужели это бы что-нибудь изменило?

- Просто существуют правила вежливости, которые нужно соблюдать, - раздраженно сказал Илкар.

- Ну, тогда прости. Только я не просил о Защитнике. Это Зитеск считает, что он необходим мне из соображений безопасности.

- Разумеется.

- Почему ты во всем видишь только плохое? - Денсер выколотил трубку и снова набил ее. - Это событие не имеет никакого отношения к попыткам возвратить "Рассветного вора" в Зитеск. - Маг зажег трубку и выпустил колечко дыма. - Нам всем будет легче, если он будет с нами.

- Да, и как же ты пришел к такому выводу?

- Видишь ли, обстановка в большом мире, о котором мы, похоже, забыли, осложнилась.

- Осложнилась? - Илкар мгновенно встревожился. Денсер имел привычку все преуменьшать. Скоре всего положение было хуже некуда.

- Есть кое-что, о чем ты должен знать. Я получил отчет о встрече на озере Триверн. На этой встрече четыре университета согласились создать объединенную армию для обороны Андерстоунского ущелья и залива Триверн. Очевидно, защищать Дженазскую бухту они доверили Блэксону и Гресси. К несчастью, остальные члены Торгового союза Корины не придали значения предупреждению, и страна останется практически беззащитной, если Висмин прорвет нашу оборону.

- Верю. А как они отреагировали на известие, что мы ищем "Рассветного вора"? - спросил Илкар, представив, какую бурю могло это вызвать. Денсер ничего не ответил. - Так что же они сказали? - Эльф нерешительно улыбнулся.

- Ничего. Их не поставили об этом в известность.

- Как это?

- Другие университеты понятия не имеют о том, что мы ищем "Рассветного вора". - Денсер отвел глаза.

Уши Илкара встали торчком, глаза превратились в узкие щелочки. Эльф вскочил: ему было противно сидеть рядом с зитескианцем.

- А я-то, дурак, вообразил, что Зитеск отбросит мысли о собственной выгоде перед лицом нового вторжения Висмина! - Илкар глубоко вздохнул. - Знаешь, я почти поверил, что Зитеск и в самом деле начал меняться к лучшему. Но теперь мне кажется, что ваша главная цель не спасти нашу страну, а обеспечить себе превосходство в случае победы.

- У меня другое мнение, - сказал Денсер.

- Неужели?

- Да! - вспыхнул Денсер. - Иначе зачем бы я тебе все это рассказывал?

- Зачем? Да стоит нам добраться до Додовера, как все и так всплывет на поверхность. Там нас никто не встретит у ворот и не преподнесет кольцо в подарок. Вот зачем.

- Я понимаю, почему ты злишься, - сказал Денсер.

- А мне кажется, нет! - вспылил Илкар. - Твой университет хочет, чтобы мы сражались и умирали за деньги, а не за будущее Балии. Но я не пешка в руках Зитеска, и Вороны тоже.

- И что же теперь ты хочешь сделать? - не глядя на него, спросил Денсер.

- Ты боишься самого худшего, правда? - сказал Илкар. - Я вынужден продолжать наши поиски, потому что я верю, что Балия в опасности. Но позволь мне кое-что тебе сказать. Теперь с тобой не только я, но и Ирейн, а значит, "Рассветный вор" будет принадлежать всем университетам, не только Зитеску.

- Ты мне не поверишь, но в этом я согласен с тобой и полностью разделяю твою позицию, - сказал Денсер. - Однако я согласен и с позицией Зитеска. Ты ошибаешься, считая, что Зитеск хочет господства. Если бы мы заявили о поисках "Рассветного вора" на озере Триверн, то вмешательство университетов подвергло бы нашу работу, а вместе с ней и всю Балию еще большей опасности.

- Это удобное объяснение, - тихо сказал Илкар. - Но если ты действительно так считаешь, то, наверное, слишком доверяешь вашим догмам. Как бы там ни было, теперь нам нужно проникнуть в Додовер тайно, потому что твоим наставникам недоступна сила сотрудничества. А никому из нас не нужно лишних ран.

Сол вошел в ворота и исчез за углом дома. Илкар непонятным образом почувствовал, что его внимательно изучают, и внутренне содрогнулся. Кое-что в облике Защитника встревожило его, и он прямо сейчас мог указать причину своего беспокойства. Маска, простая черная маска. Денсер сказал, что она вырезана из эбонита. Внутренняя поверхность плотно прилегала к лицу, а по наружной поверхности, согласно заверениям магов Зитеска, было совершенно невозможно узнать хозяина маски.

Илкару маска показалась совсем безжизненной, и это как нельзя лучше соответствовало истине. Эльф снова невольно вздрогнул, неожиданно вспомнив, зачем нужна такая маска. Защитники были живыми мертвецами, эти люди с рождения были обещаны Зитеску, и, когда они умирали, их души переносились туда. Пока существует душа, можно воссоздать тело. Это было отвратительное наследие минувших столетий издевательств Зитеска над жизнью и смертью людей. Его необходимо было запретить, но Черный университет не желал отказываться от своей армии, одной из самых могущественных.

Илкар мог лишь догадываться, как переносится душа и как воссоздается тело. Защитники неизменно хранили молчание; они открывали рот только тогда, тогда этого требовал долг. Нарушивший этот обет, как гласило зитескианское учение, "обречет себя на вечные муки в горе, по сравнению с которыми сам ад покажется избавлением - тихим и безмятежным". Еще оно говорило о том, что "никогда больше ни свет, ни взгляд живого человека не должны коснуться их лиц. Они не должны говорить, пока жизни их подопечного ничто не угрожает".

Неудивительно, что Защитники были такими преданными телохранителями. Ведь они знали, что малейшее неповиновение грозит вечными муками. Но основной их работой была война. Армию Защитников практически ничем нельзя было остановить, кроме магии. Но даже магия срабатывала не всегда, потому что Защитники при воссоздании тел получали магическую защиту.

Сол должен был стать немой тенью Денсера и следовать за ним повсюду. Он был настоящим гигантом - крупнее Фрона, а может быть, даже и Безымянного. За - спиной Защитника висели боевой топор и двуручный меч. Представив, как Сол обращается с этим оружием, Илкар решил, что лучше не становиться у него на пути.

- Прости, я немного отвлекся, - сказал он Денсеру, с трудом отрываясь от своих размышлений. - Да, если дело обстоит именно так, то его появление понять гораздо легче, правда? Ты хотел мне что-то сказать.

Денсер затянулся и выпустил большой клуб дыма.

- Я заметил, как ты смотрел на Защитника. Он не причинит тебе вреда. Его подробно проинформировали о нашем положении.

- Кто? С тех пор как он появился, ты сказал ему не больше десяти слов.

- Он гулял с моим Любимчиком.

- Понятно. Что еще?

Денсер сдвинулся в сторону, смахнул песок со ступенек и снова сел на прежнее место.

- Решение Зитеска не рассказывать о "Рассветном воре" сейчас, а объявить о нем в нужный момент создает нам дополнительные сложности.

- Почему Вороны работают на Зитеск? - сформулировал вопрос Илкар.

- Точно. Нам придется решать непростую задачу, когда доберемся до следующего катализатора. Илкар поджал губы.

- Додовер.

- Если тебя, Хирада или меня увидят в городе, это усложнит наши отношения с университетом Додовера. А нам сейчас нельзя разделяться, иначе лорды-колдуны в мгновение ока растопчут нас поодиночке.

- Нас там не заметят только при очень большом везении. - Илкар покачал головой. Когда же университеты наконец перестанут ссориться и объединятся? Он был бы рад обвинить Денсера во лжи, но что-то не позволяло ему это сделать; может быть, тот факт, что черный маг рисковал не меньше Воронов. Впрочем, поступки Зитеска все равно были недостойными и заслуживали презрения.

- Мы и не пойдем в Додовер. Туда отправятся Уилл, Фрон и Джандир.

- И Ирейн? - Похитить кольцо Мастера знаний - сложное дело, и Илкар боялся доверить его непроверенным людям. Но он понимал, что в решении Денсера есть свой резон.

- Мы можем не сомневаться, что она нас не выдаст. - В глазах Денсера вспыхнул мрачный огонь. - Тут сложностей не предвидится. Она не принадлежит к числу любимых дочерей Додовера, и если мы пошлем ее туда...

- Мне это совершенно не нравился, - сказал Илкар. - Я должен подумать и посоветоваться с Хирадом.

***

Селин, вздрогнув, проснулась. Ее разбудил топот множества ног. Приближался вечер, но еще можно было бы поспать часа два-три. Она укрылась в густом кустарнике, на склоне высокого холма. Отсюда можно было наблюдать за дорогой между Израненными пустынями и Терентсой. До Парве оставалось четыре дня пути.

Стараясь не шуршать листвой, она приподнялась и выглянула из-за груды камней. Мимо бежали тысячи висминцев, возглавляемые шаманами на лошадях. Селин несколько минут наблюдала за дорогой, стараясь прикинуть количество одетых в шкуры вооруженных людей, бегущих к Андерстоунскому ущелью. Получалось не меньше семи тысяч. С такой скоростью они доберутся до ущелья приблизительно через шесть дней.

- О боги, все-таки это случилось! - вздохнула Селин. И хотя она не должна была выходить на связь, пока не доберется до Парве, нельзя было допустить, чтобы эта армия застала врасплох защитников ущелья. А если предположить, что из южных областей Центрального Висмина к границе движется гораздо больше людей, значит, лорды-колдуны собираются обрушить все силы на Восточную Балию. Селин легла на спину и стала настраиваться на ману Стилиана.

Глава 18

Утро начиналось спокойно. С рассветом Вороны начали готовить лошадей в дорогу, упаковывать вещи и провизию. День обещал быть ясным и прохладным - идеальные условия для долгого путешествия. И все же скандал разразился.

Когда лошади были навьючены, а замок подготовлен к поджогу, почти все Вороны, ветераны и новички, собрались во внутреннем дворе. Талан уже сидел верхом на своей кобыле.

- Подумал? - с надеждой спросил Хирад. Он уже чувствовал себя вполне хорошо и был полон сил. Немного потренировавшись с Таланом, он обнаружил, что недавняя рана напоминает о себе только тупой болью. Ирейн сказала, что эта боль останется с ним навсегда.

- Все время только и думаю.

- Ну и что?

Талан пожал плечами:

- Я все же хочу уехать.

- Куда?

- Это тебя не касается, варвар. Чем меньше сказано, тем меньше известно.

- Что?

- Моя мать часто повторяла эти слова. Не знаю почему, но мне кажется, она была права.

Хирад хмыкнул и протянул Талану руку. Они обменялись рукопожатием.

- Ты навсегда останешься Вороном, - сказал Хирад. - Не забывай об этом.

- Спасибо тебе. О боги, Хирад, я...

- Что сделано, то сделано, Талан. Пожелаем друг другу лучшей жизни и удачи. Это все, что нам остается. - Варвар улыбнулся. - Увидимся в Корине, когда все закончится.

- Будем надеяться. - Талан повернул лошадь и шагом поехал к воротам. Но едва он приблизился к ним, дорогу ему преградил Сол.

- Я думаю, тебе лучше остаться, Талан, - крикнул Денсер, выходя из дома с котом на руках.

- В чем дело? - спросил Хирад, поворачиваясь к нему.

- До последней минуты я не верил, что он действительно уедет. Мне казалось, тебе удастся его переубедить. По спине Хирада пробежал холодок.

- Это касается только Воронов, - сказал он. - Талан сделал выбор, и это его право, - сказал он.

- Нет, это касается и нас, - сухо возразил Денсер. - Мы не имеем права так рисковать. Вдруг его схватят? Мы просто не можем его отпустить.

- Денсер, остановись! - воскликнул Илкар. Черный маг не обратил на него никакого внимания.

- Измени свое решение, - сказал он Талану. Талан замотал головой:

- Нет.

По сигналу своего подопечного Сол выхватил из-за спины топор.

- Измени решение, - повторил Денсер.

Талан снова отрицательно покачал головой.

- Неужели ты убьешь его? - Лицо Хирада потемнело.

Денсер пожал плечами:

- Сол сделает это гораздо лучше меня.

Варвар не стал долго раздумывать. Он подбежал к Денсеру, обхватил рукой его шею и приставил кинжал к подбородку.

- Измени свое решение.

Сол неумолимым размеренным шагом направился к ним.

- Еще шаг, маска, и все будет кончено. Острие кинжала проткнуло кожу, и капелька крови скатилась по лезвию. Сол замер как вкопанный.

- Даже не думай о каком-нибудь заклинании, ты все равно не сможешь опередить меня, - прошептал Хирад на ухо Денсеру, а потом посмотрел на Талана. - Убирайся отсюда.

Талан кивнул в знак благодарности, пришпорил лошадь и галопом ускакал из замка.

- Я тебе говорил, что это касается только Воронов. - Варвар отпустил Денсера и убрал кинжал. - А теперь ты либо убьешь меня, либо мы продолжим нашу работу.

- Убив тебя, я ничего не добьюсь, - сказал Денсер, потирая шею.

- Я тоже так думаю. Значит, нам пора в путь.

Илкар с облегчением выдохнул, смерил Хирада долгим пристальным взглядом и направился к конюшням. Фрон и Уилл исчезли в доме. Ирейн все еще сидела у могилы своих сыновей.

К Денсеру подошел Сол и встал сбоку от своего подопечного, кот устроился на плече Защитника. Все трое уставились на Хирада.

- Что такое? Удивляетесь, чего это я так разволновался? - Злость еще не остыла в нем. - Неужели ты до сих пор не понял нас, Денсер? Пока не поймешь, ты не станешь настоящим Вороном, даже несмотря на то что поклялся выполнять наш кодекс.

- Нет, - сказал Денсер. - Я пока не понял вас и не стал Вороном, но с каждым днем мое представление о Воронах становится все полнее. - Он помолчал. - Неужели ты и в самом деле убил бы меня?

- Это у меня хорошо получается, - улыбнулся Хирад.

- И отдал бы Балию и "Рассветного вора" лордам-колдунам?

- Этим меня не проймешь. У тебя не было права останавливать Талана...

- У меня были при...

- Это дело Воронов! - перебил его Хирад. - Мне не хочется повторять это еще раз. Да, теперь я понимаю, что ты - важная персона и твою жизнь необходимо беречь. Но если ты отколешь еще что-то подобное, я остановлю тебя любым способом. Даже если это будет означать, что мы оба умрем и Балия умрет вместе с нами.

Денсер надолго задумался. Потом он кивнул:

- Но ты понимаешь, что двигало мною?

- Конечно. И Илкар разделяет твои опасения. Но ты должен был поговорить с нами. Неужели ты в самом деле думал, что мы будем равнодушно смотреть, как твоя тень убивает одного из Воронов?

Денсер глубоко вздохнул:

- Наверное, нет. Понимаешь, я просто не задумывался об этом. У нас и так большие неприятности...

- Илкар мне говорил.

-... и мне просто показалось, что Талан слишком многое ставит под удар. - Черный маг пожал плечами. - Я ударился в панику, извини.

- Ладно, забыли. - Хирад пожал Денсеру руку. - Но он должен осознать, что в этом не было ничего личного. - Варвар взглянул на Сола. Из-под маски на него смотрели спокойные и равнодушные глаза.

- Он не причинит тебе вреда, пока ты не будешь угрожать моей жизни, - сказал Денсер.

- Что ж, я думаю, мы оба понимаем, как этого избежать, не так ли?

Хлопнула дверь, и Хирад обернулся на звук. Из дома вышли Уилл и Фрон.

- Фитили зажжены, - сказал Уилл. - Они будут гореть часа четыре. Надеюсь, к тому времени мы сумеем подыскать холм повыше и полюбоваться фейерверком.

- Посмотрим, может, и найдем подходящий, - вздохнул Хирад. - Вороны! По коням и вперед. Солнце нас ждать не будет! - Однако сам он на мгновение задержался. - Присмотри за Ирейн, ладно? - шепнул Хирад Денсеру и побежал к своей лошади. Через несколько минут в замке Черных Крыльев воцарилась тишина. Только шипели и потрескивали горящие фитили.

Минут десять Вороны ехали по дороге, потом свернули в лес и стали подниматься вверх по небольшому уклону. До университета Додовера было три дня пути.

Через три часа отряд выехал на вершину холма. Деревья загораживали замок, но у них не было времени искать более хороший наблюдательный пункт.

- Что-то не так, старина? - спросил Илкар, заметив, что Хирад чем-то опечален.

Хирад отвел взгляд от замка.

- Я тут вспоминал, когда в последний раз пил вино. И знаешь, ответ на этот вопрос меня не порадовал.

- На развалинах дома Септерна? Хирад кивнул.

- У Тревиса был большой запас выпивки, - заметил Илкар.

- Лучше уж я буду лакать собственную мочу, - отозвался Хирад.

- Очень остроумно. Впрочем, Талан говорил, что она хорошо обеззараживает раны. Хирад покачал головой.

- Лишь бы с ним ничего не случилось, - сказал он. - Кажется, я буду по нему скучать.

- Да, - согласился Илкар.

- Ты удивился, что он уехал?

- Удивился и был очень разочарован. На самом деле я думал... Впрочем, ты сам все понимаешь, все-таки после четырех лет...

- Да, понимаю. Дьявол, я начинаю сомневаться в большом фейерверке, который обещал показать Уилл. - Хирад повернулся к вору. - Эй, Уилл, где же твое представление?

Уилл пронзил варвара сердитым взглядом.

- Терпение, - сказал он.

- Дым! - воскликнул Джандир, указывая пальцем на замок.

- Где? - спросил Илкар.

- Посмотри на парадную дверь. Ага, стены покрылась трещинами.

- Вижу, - сказал Илкар.

- Где? - Пока Хирад старался разглядеть то, что было доступно только зрению эльфов, парадная дверь и примыкающие к ней стены рухнули. Огромный язык пламени вырвался во внутренний двор вместе с кучей обломков и облаком дыма. Варвар вздрогнул, вспомнив, как удирал от Ша-Каана.

Взорвались башни, и через несколько мгновений до Воронов долетел приглушенный хлопок. Одна обрушилась внутрь себя, вторая подпрыгнула и рассыпалась в воздухе. Уилл издал восторженный крик, Ирейн разрыдалась. Денсер подошел к ней, обнял и вытер ей щеки. Ирейн благодарно посмотрела на него и улыбнулась.

А когда пламя охватило весь замок, Хирад похлопал Уилла по спине и поторопил остальных. Денсер уже изнывал от нетерпения. Пора было отправляться в путь.

***

Андерстоун.

Когда-то здесь пересекались торговые пути востока и запада, но после того как Висмин захватил ущелье, город утратил свое значение.

Как меняются времена! После исключительно смелого, но с самого начала обреченного на провал сражения за Андерстоун, которым командовал Тревис, город был укреплен. Тогда его гарнизон насчитывал три тысячи человек, и это было время расцвета города. Шла война, но сюда стекались деньги со всей страны, и люди купались в роскоши. Теперь все его население составлял плохо снабжаемый гарнизон, находящийся на содержании Торгового союза Корины. В случае интервенции с запада страну защищали бы всего семьдесят пять человек. Впрочем, сейчас, после пяти лет затишья, никто из членов Торгового союза не верил в возможность вторжения.

Вопрос, зачем же Висмину понадобилось завладеть ущельем, в то время так и остался без ответа. Теперь, спустя девять лет, это наконец стало понятно. Висмин захватил ущелье в расчете на возвращение лордов-колдунов.

Город Андерстоун был расположен всего в тысяче футов от черной арки, с которой и начиналось непосредственно Андерстоунское ущелье. Высота его была тридцать футов, а ширина - двадцать. По обе стороны в небо вздымались горы. С востока к горам подступали поросшие кустарником холмы.

Когда лили дожди, город представлял собой печальное зрелище. Дренажная система давно пришла в негодность, и на главной улице неделями стояли вонючие лужи глубиной по щиколотку. Вода размывала почву, она проседала, и многие дома уже рухнули, а другие накренились так, что было непонятно, как они еще держатся.

Неожиданное появление пяти сотен людей и эльфов из четырех университетов вызвало панику среди гарнизона. Лишь несколько человек вышли навстречу отряду; остальные попрятались или побежали за офицером. Он с большой неохотой покинул таверну и зачавкал по грязи навстречу незваным гостям, застегивая мундир на своем внушительном животе.

Длинная колонна всадников заполнила почти всю главную улицу, разрезающую город посередине. Командир гарнизона взглянул на солдат, которые не убежали, и кивнул им в знак благодарности. Только после этого он поднял взгляд на генерала Ри Деррика. Генерал наклонился к нему с лошади.

- И так же вы будете встречать тех, кто собирается захватить нашу землю?

Командир гарнизона улыбнулся.

- Нет, - сказал он. - Потому что те, кто собирается захватить нашу землю, вырежут такой маленький гарнизон с такой скоростью, что мы не успеем даже выйти на улицу. С кем я говорю?

- Я - Деррик, генерал кавалерии Аистерна. А ты - Керус, командир гарнизона, стоящего у самых врат ада.

Керус нахмурился, услышав последнюю фразу, и подошел ближе к генеральской гнедой кобыле, чтобы их дальнейшего разговора не услышали солдаты.

- Генерал Деррик. У меня всего семьдесят пять человек, всем им не больше девятнадцати. В их задачу входит патрулировать окрестности и ловить контрабандистов. Никто не ждет, что они отразят вторжение армии, потому что армии, которая пойдет через проход, просто не существует. А теперь я вынужден спросить: что привело вас в Андерстоун?

- Необходимость приготовиться отразить вторжение армии, которой, как ты говоришь, не существует. За мной идут еще пять тысяч пеших воинов, и через два дня они будут здесь.

- Может быть, нам лучше поговорить в моем штабе? - спросил Керус.

- Может быть.

Глава 19

Солнце клонилось к закату. Уилл разжег походную печку и поставил на нее котелок с водой.

- Откровенно говоря, я изумлен, - сказал Денсер. - Мы не встретили ни души. Разве это может быть?

Он, Илкар и Хирад отошли подальше от лагеря, чтобы поговорить. Джандир и Фрон занялись лошадьми, а Ирейн прилегла отдохнуть.

- По-моему, он просто хороший следопыт, - сказал Хирад.

- Хороший! Но здесь не пустыня, а мы не услышали ни звука. Это очень странно.

- Ладно. Хватит расхваливать Фрона, - сказал Хирад. - Расскажите нам о Додовере.

Денсер знаком попросил Илкара говорить первым.

- Додовер - самый большой из всех университетских городов. Он теснее связан с Зитеском, чем Джулатса, и долгое время сохранял с ним хорошие отношения. Сейчас все иначе, но даже если бы все было как встарь, наша задача от этого легче не стала бы. Для университета самое ценное - знания. А мы как раз собираемся украсть часть знаний Додовера.

- Значит, они должны быть защищены.

- Да, но не людьми, а заклинаниями, - сказал Илкар. - Это самое трудное.

- И как же нам быть? - спросил Хирад.

- К несчастью, мы можем рассчитывать лишь на Ирейн, - ответил Денсер.

- Почему - к несчастью?

- Потому что жестоко просить ее непосредственно участвовать в этой краже. Потеря сыновей и так уже разбила ей сердце. Я боюсь, что она не выдержит.

- Понимаю, - сказал Хирад. - Ну а если она просто расскажет нам, что надо делать...

- Ты неправильно понял, - перебил Денсер. - Ей придется самой отправиться в Додовер.

- Так, значит, мы говорим о том, чтобы послать Фрона и Уилла вместе с этой обезумевшей от горя бабой? А там она будет нашептывать им из-за угла, как украсть кольцо, которое является священной реликвией ее школы?

- Ты очень точно все изложил, - сказал Денсер.

- Они знают, что Ирейн пойдет вместе с ними? - спросил Хирад.

- Да, конечно, - сказал Денсер. - Осталось обговорить только одно дополнительное условие. Им нельзя никого убивать. Этого Ирейн уж точно не перенесет.

- Может, ты хочешь, чтобы я и руки им отрубил?

- Прости, Хирад.

- Будем надеяться, что больше этой ночью никому не придется извиняться. - Варвар отошел к лагерю, позвал Фрона и вернулся назад. - А каким был ваш план, пока мы не встретили Ирейн?

Илкар с Денсером обменялись многозначительными взглядами, а кот насторожился.

- На определенное время можно подчинить более слабое сознание и управлять им на расстоянии, - ответил Денсер.

- Поверь мне, подробности тебе не захочется слушать, - сказал Илкар.

Хирад кивнул и пошел к печке.

***

Стилиан поставил бокал на стол. Его глаза сверкали, лицо стало пунцовым.

- Защитники находятся под моим непосредственным контролем. Никто не может получить Защитника без моего одобрения. Даже ты.

- Но ситуация, милорд... - начал оправдываться Ньер.

- Должна была быть обсуждена со мной, - закончил за него Стилиан. - Мне не нравится, когда пользуются моими правами без моего на то разрешения. И, в частности, мне не нравится твой выбор Защитника.

- Сол наделен необыкновенными способностями.

- Ты отлично понимаешь, о чем я говорю, - раздраженно сказал Стилиан. - Ты должен немедленно его отозвать. Ньер кивнул и уставился в пол:

- Разумеется, милорд. Если таково ваше желание...

- Проклятие, Ньер! Я не понимаю, - воскликнул Стилиан. - Что на тебя нашло? Ты же всегда обсуждал такие вопросы со мной. Всегда.

- Вы были на озере Триверн, а мне казалось, что решение должно быть принято немедленно. Стилиан задумался и кивнул:

- Ладно, пусть Защитник останется - по крайней мере до Додовера. И все же подробно докладывай мне обо всем.

Письменный отчет о каждом сеансе связи. Прошу учесть, я очень не люблю прибегать к "Правдивому слову", чтобы убедиться, что мне не лгут.

Ньер вздрогнул, но тут же взял себя в руки и улыбнулся.

- Наверное, я это заслужил, - сказал он. - У Селин все хорошо?

- Да, если не считать того, что армии Висмина, направляющиеся к Андерстоуну, отдавили ей ноги. - Стилиан раздраженно закусил губу.

- Вы же знаете, она справится.

- Хорошо, что ты так думаешь. - Лорд Горы позвонил в колокольчик. - Мне нужно отдохнуть. И пожалуйста, больше не предпринимай никаких действий за моей спиной.

Ньер открыл дверь и вышел из кабинета. Стилиан вздохнул. Не надо было доверять это дело Ньеру, определенно не надо.

***

Ирейн в сопровождении Фрона и Уилла покинула лагерь еще до заката. В отличие от Зитеска, Додовер не был закрытым городом, и через два часа трое Воронов под безразличными взглядами стражников проехали через западные ворота.

Они сняли комнаты на ночь в одной из тихих гостиниц, расположенной рядом с университетом.

- Я никогда не смогу вернуться домой, - сказала Ирейн. Все трое сидели за столом в нижнем зале гостиницы.

- Я понимаю, - сказал Фрон. - Когда все это кончится, мы подыщем тебе место подальше отсюда.

Ирейн кивнула в знак благодарности, и в ее запавших глазах снова блеснули слезы.

- Слишком много воспоминаний, слишком много счастья. А теперь... - Она горестно покачала головой и опустила взгляд.

- Мы поможем тебе с этим справиться, - сказал Уилл, - и всегда готовы явиться к тебе по первому зову. Ирейн протянула руку и сжала его ладонь.

- Спасибо, - сказала она. - А теперь слушайте. Хотя сам Додовер открытый город, в университете для посетителей установлены строгие правила. Вы не сможете попасть в университетский городок после наступления темноты. Так что, пожалуйста, во всем слушайтесь меня и постарайтесь не говорить слишком много.

- А тебя узнают? - спросил Фрон.

- Надеюсь, что да. Во всяком случае, в университете узнают точно. В конце концов, я прожила здесь много лет. Подавальщик принес еду и напитки.

- Давайте поедим, - сказала Ирейн. - А потом надо идти в университет, а то скоро стемнеет.

Университетский городок представлял собой группу из десяти зданий, расположенных вокруг так называемой Башни. Однако внешний облик Башни совершенно не соответствовал ее названию. На самом деле это был большой четырехэтажный особняк, и Уилл не преминул указать на это несоответствие.

- До того как университет получил официальный статус центра магии, здесь была башня, - объяснила Ирейн. - Она была очень древняя, и никто ею не пользовался. Когда вокруг башни вырос университет, ее снесли, а вместо нее построили это здание. Вообще сейчас башни сохранились только в Зитеске. У них семь башен, которые отражают их иерархию. - Она презрительно усмехнулась. - Каждый шагает в ногу со своим временем.

- Прости мне мою надоедливость, но для чего же все-таки была нужна Башня? - спросил Фрон.

- Башни служили символами могущества и власти. - Ирейн пожала плечами. - Фаллический символ. Чтобы потешить гордость мужчин, способность которых накапливать ману была ниже, чем требовало их эго. На самом деле жалкое зрелище.

В воротах Воронов остановил стражник и сразу узнал Ирейн.

- Ирейн, - дружелюбно произнес он. - Давненько ты не приходила сюда.

- Когда-нибудь каждому нужно вылетать из гнезда, Джеран. Я рада тебя видеть. - Охранник улыбнулся и вопросительно посмотрел на Фрона и Уилла. - Друзья моего мужа, - сказала Ирейн. - Боюсь, что у меня возникли небольшие сложности. - Голос у нее пресекся, и она замолчала.

- И ты пришла сюда за помощью?

- Похоже, что так.

- Ты знаешь правила для посетителей, - сказал Джеран, отступая в сторону.

Ирейн кивнула и прошла в ворота.

- Не думаю, что они изменились.

- Кстати, как там Алан? - спросил Джеран. Ирейн вся напряглась, но не обернулась. Фрон подошел к Джерану.

- В этом и трудности. Он умер, и ее дети тоже погибли. У Джерана вытянулось лицо.

- Я...

- Я понимаю. Ладно, мы лучше пойдем.

От ворот до Башни было футов пятьсот. Слева тянулась и уходила за Башню цепь приземистых деревянных бараков с окнами - классные комнаты. Справа располагались длинные черные здания, окна которых были забраны металлическими ставнями.

- Здесь маги совершенствуют свое искусство и испытывают новые заклинания. У этих зданий очень толстые стены, - остановившись, сказала Ирейн. - Вы знаете, что за время обучения в университете умирает один маг из пятидесяти? Конечно, не знаете. Вы думаете, что мы просто просыпаемся однажды утром и начинаем творить чудеса. Но никто не в состоянии предусмотреть все опасности, с которыми можно столкнуться в процессе исследований. Вы считаете наши способности даром, а мы называем их долгом, которому обязаны подчиняться. И если мы не приходим сюда, эти способности приводят нас насильно.

- Успокойся, Ирейн, - сказал Фрон, встревоженный этой внезапной вспышкой, и положил руку ей на плечо. Ирейн сбросила его ладонь и зашагала вперед.

- За Башней располагается еще одно страшное место - Чаша Маны. Там маги учатся принимать, накапливать и контролировать ману. А за следующей дверью находится камера, куда помещают тех, кто слишком быстро и слишком широко распахнул свое сознание навстречу магической энергии. Они лежат там, пускают слюни и бормочут что-то невнятное, пока смерть не заберет их. Правда, на свете существует милосердие и надолго в этой камере не задерживаются.

Ирейн поднялась по короткой каменной лестнице и постучалась в тяжелые дубовые двери Башни. Левая створка бесшумно открылась, и к ним вышел мужчина. Уилл и Фрон не могли и представить, что бывают такие старые люди. Старик был белым как лунь и опирался на две трости. Изборожденное морщинами лицо казалось уродливой карикатурой на портрет этого человека в молодости. Тем не менее глаза у старика были ясные и блестящие. Ирейн поклонилась ему.

- Мастер Башни, я - Ирейн, мне нужно кое-что поискать в библиотеке.

Старик некоторое время рассматривал ее, потом кивнул.

- Действительно, Ирейн, - произнес он тихим хриплым голосом. - А твои спутники? - Старик сделал неопределенный жест тростью.

- Это моя охрана.

- Они могут войти только в прихожую.

- Я знаю, Мастер Башни. - Ирейн принялась мять ладони.

- Ты нетерпелива, Ирейн Мэленви. Это твоя вечная слабость, - усмехнулся старик. - Входи и ищи, что тебе нужно. Ты слишком долго не бывала в библиотеке, но, возможно, с возрастом к тебе наконец придет мудрость.

После этих слов он подошел к Фрону с Уиллом. Вор удостоился лишь беглого взгляда, а Фрона старик рассматривал довольно долго. Закончив осмотр, Мастер Башни нахмурился.

- Гм-м-м, не злоупотребляйте нашим гостеприимством, - в конце концов сказал он, - иначе вас ждет строгое наказание. Старик зашаркал назад в Башню, оставив дверь открытой. Ирейн подошла к своим спутникам.

- Что вы обо этом думаете? - спросила она.

- У меня, должно быть, очень испуганное лицо. - Фрон улыбнулся, но улыбка получилась совершенно неубедительной.

- Мы можем задать тебе такой же вопрос, - сказал Уилл.

- Ты имеешь в виду Мастера Башни? Делай, как он говорит. Он следит за этим домом Мастеров знаний. Никто не перечит Мастеру Башни, и меня беспокоит, что вы ему не понравились.

Фрон пожал плечами.

- И что теперь? - спросил он.

- Я пойду поищу сведения о защитах на пути к кольцу Эртича. Тяжелая дверь справа от библиотеки ведет к гробницам. Можете осмотреть ее, но не советую вам поворачивать ручку.

Ирейн подошла к филенчатой двери, располагавшейся слева от входа, и оглянулась:

- Вы хорошо поняли? Ничего не трогайте.

Едва войдя в полумрак Башни, Фрон и Уилл замерли и побледнели. Уилл почувствовал, как какая-то тяжесть, словно металлический колпак, опустилась на него сверху. Она сжимала легкие и замораживала сердце. Он обвел взглядом прихожую. Прямо перед ним уходила вверх в темноту каменная лестница, а справа располагалась обитая железом дверь.

Ирейн стояла спиной ко второй двери. Слева от нее была еще одна лестница, ведущая в гробницы. Комната освещалась тусклыми светильниками, висящими высоко на стенах. С настенных панелей смотрели портреты - пристально, настойчиво, вопрошающе. Вымощенный плиткой пол под ногами Уилла был покрыт темной циновкой.

- Может, вам лучше подождать снаружи? - спросила Ирейн.

Фрон слегка покачал головой:

- Нет, все в порядке. - Уилл пронзил его встревоженным взглядом. - Что это? Какое странное чувство...

- Мана, - просто ответила Ирейн. - Наследие времен, Мастеров знаний и магов. Живые наверху, а мертвые - внизу. Вам никогда не понять, что это такое. И все же вы можете почувствовать это, не так ли? Для вас - это смертельная тяжесть, а для меня - чистейшая форма жизненной энергии. Я буду пополнять свою силу, а вы будете безропотно нести эту тяжесть. - Она слегка улыбнулась. - Я ненадолго. - И, повернувшись, исчезла в библиотеке. Тут же входная дверь с глухим звуком захлопнулась.

Уилл сел в кресло, стоящее у двери в библиотеку, а Фрон принялся осматриваться.

- Интересно, что она подразумевает под словом "ненадолго"? - спросил Уилл.

- Гм-м-м. - Фрон прислонился к косяку двери, ведущей в библиотеку. - Не знаю. Но нам это время все равно покажется вечностью.

- Тогда займемся чем-нибудь полезным. Давай взглянем на дверь в гробницы.

***

Денсер задремал. Ему снилось, будто Любимчик пытался освободиться из прочной клетки. Обретя свой истинный облик, он выл и пытался перегрызть прутья... Денсер в испуге проснулся. Он послал мысленный запрос в темноту и облегченно вздохнул, почувствовав спокойное биение силы Любимчика. Все же Денсер потребовал, чтобы тот был предельно осторожен.

На улице, возле университета Додовера, черный кот спрятался в тень, неотрывно глядя на ворота и единственного стражника, который их охранял.

- Нужно, чтобы ваш уход был замечен, - сказала Ирейн, выходя в прихожую. Ожидание показалось Уиллу и Фрону бесконечным. За все время, пока ее не было, они не услышали ни звука.

- А потом? - спросил Уилл.

- Дождитесь полной темноты и возвращайтесь сюда, а я останусь и поищу еще кое-какие сведения.

- Ночью ворота хорошо охраняются?

- Нет, так же, как днем. Но я думаю, что вам лучше перелезть через стену за длинным зданием.

- Разве стена не защищена заклинаниями? - Фрон переступил с ноги на ногу. Он чувствовал, что здесь что-то не так.

- Нет, - пожала плечами Ирейн. - Кто захочет тайком проникнуть в университет?

- В самом деле, кто? - печально улыбнулся Уилл.

- Сложности у вас начнутся, когда вы попытаетесь вернуться сюда.

- Тогда зачем нам уходить?

- Ночью вам нельзя оставаться в университете. Вас убьют, если найдут. Встретимся в библиотеке.

Уилл кивнул и направился к двери. Выйдя наружу, он первым делом с наслаждением глотнул свежего воздуха. Гнетущая тяжесть сразу исчезла, едва он переступил порог. Уилл подождал Фрона, и они вместе вышли на улицу.

Ирейн протянула руку к двери, и в это время услышала за спиной шарканье.

- Ирейн, Ирейн, - укоризненно произнес Мастер Башни. - Кому, как не тебе, знать, что у стен Башни есть уши.

***

Кот насторожился, и шерсть его встала дыбом. Он оглянулся, но ничего не заметил. Внезапно словно из ниоткуда появилась рука, сдавила коту шею и прижала его к земле. Но это была не рука - это была мана, принявшая форму руки, и когда Любимчик почувствовал это, ужас завладел всем его существом.

- Даже не думай меняться, малыш. Твои кости слишком хрупкие для моих пальцев.

Рука подняла кота в воздух. У человека, который поймал его, было темное лицо и длинные черные волосы, стянутые в хвост на затылке. Прищуренные карие глаза, казалось, впиваются в сознание Любимчика.

- Я почувствовал тебя из университета, - усмехнулся человек и слегка сжал пальцы "руки". - Посмотрим, не удастся ли выманить твоего хозяина из его укромного уголка. - И тяжелый, наполненный маной мешок опустился на голову кота, заглушая его мысленный вопль.

***

Крик боли Денсера разорвал тишину лесного убежища. Хирад мгновенно проснулся и вскочил на ноги, сжимая в руке меч. Защитник уже стоял рядом с Денсером и, казалось, оставался совершенно равнодушен к тому, что происходит. Впрочем, что можно понять по одним глазам, если лицо человека скрыто под маской? Денсер, сгорбившись, стоял на коленях, обхватив руками голову. Из его ноздрей вытекали два темных ручейка крови.

- Денсер? - Хирад не понимал причины внезапного крика, и это пугало его. Подошли Илкар с Джандиром. Илкар опустился на колени рядом с зитескианцем и обнял его за плечи.

- Денсер? Ты можешь говорить?

Денсер хрипел и стонал, дрожа всем телом. Илкар помог ему выпрямиться. Даже в темноте было видно, как налились кровью глаза мага на фоне смертельно бледного лица. Казалось, он постарел сразу на несколько лет. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но его челюсти свела судорога, и по подбородку побежала кровь.

- Они схватили его, - с трудом прохрипел маг. - Они схватили его, чтобы добраться до меня.

- Что? - недоуменно спросил Хирад. - Схватили кого?

- Любимчика, - сказал Илкар. - Его, должно быть, поймал какой-нибудь маг из Додовера.

- Почему именно маг? - спросил Хирад.

- Потому что больше никто не способен с ним справиться. - Илкар почесал подбородок. - Да, это уже серьезно.

- Я должен пойти туда, - сказал Денсер, вставая.

- Тебе нельзя, Денсер. - Илкар ухватил его за рукав. - Тебя просто убьют.

Оба мага пристально посмотрели друг на друга.

- Они не отпустят его, пока он не умрет. И что тогда? Что будет тогда? - В глазах Денсера плясало отчаяние. Илкар покачал головой:

- Я не знаю... не знаю.

- Что? - спросил Хирад, убирая меч в ножны.

- Фрон, Уилл, Ирейн. Неужели в университете что-то заподозрили и они попадут в ловушку? Как ты считаешь, какова теперь надежда, что они выберутся оттуда?

- Неужели их как-то смогут связать с котом? - спросил Джандир.

- Это не имеет значения, - сказал Илкар. - Как только о Любимчике станет известно, в университете объявят тревогу. Они подумают, что в городе есть зитескианцы, и никто, поверь мне, никто не сможет ни войти в университет, ни выйти из него.

Хирад присвистнул:

- Просто великолепно! Когда кот умрет, мозги поджарятся не только у Денсера. Мы рискуем потерять половину отряда, так и не добыв кольца. - Он в злости пнул ближайшее дерево. - У кого-нибудь есть какие-нибудь блестящие мысли - или, может, нам самим теперь перейти на службу к лордам-колдунам?

- Я иду за ним, - сказал Денсер. - Я не могу оставить его там. Тебе этого не понять.

- Есть только один человек, который может попробовать разобраться в том, что произошло, и этот человек - я, - сделал вывод Джандир. - Я сейчас же сажусь на лошадь и отправляюсь в город.

- Спасибо тебе, - сказал Илкар и посмотрел на Денсера. - Помни, зачем мы собрались здесь, и о людях, которые уже погибли. Если ты рванешь в Додовер, это будет равносильно самоубийству - и все, чего мы добились, будет потеряно.

Илкар замолчал и посмотрел на Сола. Глаза Защитника были скрыты в темноте, но эльф знал, что он глядит на него.

- Ты все понял. Твоя задача следить, чтобы он не сбежал. - Илкар сжал Денсеру плечо. - Прости, я понимаю глубину вашей связи. Прости меня за ту боль, которую ты перетерпел, и за ту, с которой тебе еще придется столкнуться. Но, как ты сам говорил, "Рассветный вор" значит гораздо больше, чем любой из нас. Ты согласен со мной, да?

Денсер кивнул и, внезапно обессилев, всем телом оперся на Илкара. Потом он посмотрел эльфу в лицо и зарыдал, как ребенок.

Глава 20

Уилл с Фроном все видели и сразу же догадались, что незнакомцу хорошо известно, кого он поймал. Было совершенно очевидно, что он ловил не просто заблудившегося кота. С другой стороны, они не понимали, к чему это может привести. Притаившись в тени здания, примыкающего к стене, Уилл с Фроном обсудили ситуацию.

- Мы сказали, что вернемся, - прошептал Фрон. - Но у нее могут быть сложности.

- Я понимаю, но чем мы можем помочь там? - Уилл показал большим пальцем на университет.

- Будем надеяться, что чем-нибудь сможем - у нас есть кое-что в запасе.

- Гм-м-м. - Уилл нахмурился и пристально посмотрел на Фрона. - Конечно, но мне не нравится, что старик посмотрел на тебя так, словно что-то просек. И если честно, то, наверное, трудно связать кота Денсера с Ирейн, ведь эта тварь - изобретение Зитеска. Хотя... - Он замолчал и пожал плечами.

- Я знаю, - кивнул Фрон. - Но все же нам лучше отправиться в университет. Я не люблю опаздывать.

Стена была гладкой, но Уилл перелез через нее с легкостью. А Фрон просто подпрыгнул и, уцепившись за край, подтянулся. Не прошло и минуты, как друзья уже стояли возле длинного здания, о котором так зловеще отзывалась Ирейн.

Высота обитых железом стен была не намного больше, чем рост Фрона; крыша почти отвесно спускалась почти до земли. Уилл потрогал стену и невольно отпрянул: стена была теплой на ощупь. Более того - аура здания была похожа на ауру Башни, но воздействовала совершенно иначе. Мана здесь явно была опасной и угрожала выйти из-под контроля.

- Может, лучше убраться отсюда, - сказал Уилл. Листы железа поскрипывали на ветру, усиливая и без того гнетущее впечатление.

- С удовольствием. - Фрон пошел вдоль здания к Башне. Его зоркие глаза замечали каждую веточку, каждый сухой лист. Что до Уилла, то он ничего не мог рассмотреть в темноте и старался ступать след в след за Фроном.

Бесшумно, словно приведения, друзья пробирались по университету. Завернув за угол длинного здания, они остановились и стали рассматривать Башню. В Башне светились только три окна да фонари у входа. Нижний этаж был полностью погружен во тьму, но Уиллу с Фроном предстояло еще преодолеть сотню футов открытого пространства.

- Есть предложения?

- Только одно, - ответил Фрон.

***

Ирейн опустила бесчувственное тело Мастера Башни в дальнем углу библиотеки и постаралась устроить старика поудобнее.

Удар в челюсть лишил старца сознания. Он рухнул на руки Ирейн, и она втащила его в библиотеку, а потом сотворила слабое снотворное заклинание.

Когда она закончила, чудовищность собственного поступка камнем обрушилась на нее. Ирейн рухнула в кресло и закрыла лицо руками.

Плохо, что Мастер Башни слышал ее разговор с Уиллом и Фроном; его свидетельства было вполне достаточно, чтобы Ирейн выгнали из университета. Но ударить его, а потом усыпить с помощью заклинания... Она чуть не плакала. Ирейн оставалось только надеяться, что ее не поймают, а в будущем те, кто будет ее наказывать, учтут обстоятельства. Но, так или иначе, - теперь ей вряд ли удастся еще раз посетить Додовер и университет.

Наконец Ирейн успокоилась. Она опустилась на колени возле Мастера Башни и убрала прядь волос с его лица.

- Простите меня. - Она поднялась. - Это не предательство, я просто пытаюсь спасти нас всех. - Мастер Башни лежал неподвижно, и только легкое движение его грудной клетки свидетельствовало о том, что он жив.

Отодвинув занавеску, Ирейн взглянула на небо и нахмурилась: за окном было уже темно. А она так и не нашла ответа ни на один интересующий ее вопрос. Ирейн сняла с полки толстый том и принялась быстро просматривать страницы.

***

Денсер изучал знак командира стражи Андерстоунского ущелья, который с