Автор :
Жанр : фэнтази

Николай БУЯНОВ

МЕДИУМ

ONLINE БИБЛИОТЕКА tp://www.bestlibrary.ru

Анонс

Прошлое и настоящее связаны намного прочнее, чем принято думать. Тысячелетиями сберегаемый Хранителями Шар - артефакт древней населявшей Землю расы, стал причиной кровавых событий, происшедших в России в конце XX века. Как и в IX веке в Тибете, когда при таинственных обстоятельствах погиб легендарный правитель Лангдарма, свой разящий удар наносят идеальные убийцы-ниндзя, воспрепятствовать которым не в силах ни одна земная спецслужба.

ПРЕДДВЕРИЕ

Как Звезда вспыхнула на Земле, не видел никто. В те далекие времена здесь еще не поселился человек. Полудикие племена, одетые в мохнатые шкуры, с кривоватыми грубыми копьями, изредка встречались далеко внизу, в зеленых долинах, где было тепло, росли деревья и паслись животные, дающие еду и шкуры для одежды. Выше в горы, где безраздельно властвовали камни и снег, они не рисковали подниматься.

Собственно, еще долгие века эти места оставались такими же холодными и безжизненными. Ледники громадными языками спускались вниз, никогда не тающий снег сверкающими шапками покрывал недоступные вершины. Никакого движения здесь не было - не шумели деревья, не журчала вода, только вечный холод, который не могло растопить Солнце - яркое, маленькое и слепящее в бездонном небе, но такое же ледяное, как снег и камни...

Однако хозяева Звезды, более древние, чем сами эти горы, знали: рано или поздно человек достигнет этих мест. Срок придет. И тогда Звезда, представляющая собой сверхнадежное хранилище, вспыхнет, не оставив следа, и молодой Земле явится Шар.

Сами они не увидят этого. Их цивилизация доживала последние мгновения. (Что есть мгновение для цивилизации? Дни, месяцы, годы? Не все ли равно?)

Следующему поколению уже не дано будет умереть от старости - уйти в другой, лучший мир... Их ученые убедительно доказали: смерть физического тела не есть смерть индивидуума, а лишь подъем его из осязаемого мира в тонкий, где так же живут и мыслят и оказывают свое влияние на общую Гармонию, поддерживая равновесие темных и светлых сил.

Небольшое число из Них, те, кто обречен был на спасение, прожили в этом мире дольше остальных. Только спустя определенное время они узнали, как Небесный Огонь сплошным покрывалом укутал Землю, вспенил моря и океаны, превратив их в клубы пара, выжег мозг Земли, ее душу, до неузнаваемости изуродовал ее прекрасный лик, оставив черные провалы глазниц - там, откуда ушла вода...

Потом и до Них докатился этот Огонь - уже невидимый глазу, но оттого еще более страшный.

Они не строили городов - в нашем понимании этого слова. Не создали диковинных машин, способных преодолеть земное притяжение. Их цивилизация шла по другому пути. Главным объектом их изучения стал мозг - его уникальная способность охватить разом микро-и макровселенную, находясь везде и нигде одновременно, общаясь с электронами атомов и с далекими звездами, посылая им сигналы со скоростью, в миллионы раз превышающей световую... От другой цивилизации, еще более древней, чем сами, Они получили в наследство умение управлять силами природы - магию, не разделявшуюся тогда на цвета, - она служила одной-единственной цели: сделать жизнь лучше, поддержать расу в ее стремлении к всеобщей гармонии.

За тысячи лет своего существования Они достигли небывалого расцвета и могущества... И все же их цивилизация была обречена. Наступил момент, когда в результате борьбы за существование Они разделились на два лагеря, породив агрессию и злобу... Кто-то из Них впервые сделал страшное открытие: Магия может быть с успехом применена для нападения и обороны... И начались войны - многие и многие века кармических войн, истощавших многострадальную планету. Некоторые пытались остановить надвигавшуюся катастрофу, но их голос тонул в общей какофонии, и тогда ученые сделали отчаянную попытку проникнуть в будущее.

Они долго не могли открыть секрет временных перемещений. Все опыты заканчивались неудачей... Может быть, это милосердные Боги пытались охранить их от потрясений? Кто знает... Но пытливые умы были настойчивы. Слишком много сил и средств было брошено в атаку, и слишком самоуверенны были они в своей гордыне, не терпевшей неудач...

И тогда, проникнув-таки в свое будущее и увидев его - ярко, во всем множестве ужасающих деталей, они познали настоящее, и их охватил ужас от содеянного.

НО БЫЛО ПОЗДНО.

***

- Вот она.

Ксилограмма - двенадцать гладко обработанных каменных пластин - была найдена на второй день раскопок. Профессор Начкебия опустился на корточки перед разломом в древней монастырской стене. Ее остатки, словно острые драконьи зубы, кое-где еще торчали над ушедшим в глубину фундаментом. Строители, блин, подумалось ему. Не могли предугадать, с каким адским трудом кто-то, упрямый до фанатичности, через десять веков будет пробираться по этим лабиринтам к заветной цели, больше всего на свете боясь нарушить при этом неведомую гармонию древних. Тайну...

Поэтому (профессор со всей пролетарской прямотой предупредил: "Голову оторву тому мудаку, который...") - только кисточки, скребочки, совочки... Забудьте, что есть такое слово: "лопата". Лопата и раскопки - вещи несовместимые".

Георгий Начкебия поднял голову. "Солнце зло палило сверху, из бездонной синевы, так, что не спасали защитные очки. Сын гор. Он усмехнулся про себя. Сколько же сын не был дома? Гималаи - не в счет, это не Осетия... Только для совсем уж несведущего человека горы везде одинаковы - холод в сочетании с палящим солнцем, ледники, будто исполинские зеркала, хмурые кряжи, покрытые нетающим снегом... Камень - снег, камень - снег, белое - черное.

Монастырь Син-Кьен, на развалинах которого они трудились, был возведен за сто лет до гуру Падмы Самбхавы, при первом буддистском правителе Тибета Лангдарме, в эпоху "раннего буддизма" - не совсем научный термин, скорее, жаргон, который обозначал период проникновения учения Будды из Непала на Тибет и позже - в Китай. С тех пор трижды - во времена религиозных распрей в конце X века, затем два раза - в XV - монастырь выдержал тяжелейшие штурмы с применением стенобитных машин и последующие многомесячные осады... Монахи уходили от стен в глубокие подземные лабиринты, унося с собой священные реликвии, жили в кромешном мраке, забывая, что есть где-то солнечный свет, и белоснежные вершины, и воздух, чистейший, словно хрусталь, напоенный ароматами горных трав...

Кисточка в руках Георгия скользила по гладкой поверхности, испещренной клинописью. Ассистентка Настенька Фельдман, очаровательная ведьмочка-практикантка, сидела на корточках рядом, приготовив блокнот, и, затаив дыхание, следила за действиями профессора. Она была влюблена в Гоги до беспамятства (кабы не личное его расположение, сидела бы до седых волос в своем Козельске младшим научным сотрудником. А тут Тибет... Международная экспедиция! Она и мечтать о таком не смела.).

Древний манускрипт, переживший под развалинами, казалось, само Время, наконец-то предстал перед археологами - как живое свидетельство Истории. Тайной, почти божеством, достойным самого трепетного отношения. И теперь, это зная каждый, на несколько ближайших дней этот участок раскопа превратится в подобие операционной: днём - при ослепительном горном солнце, вечерами - при свете переносных ламп, работающих от старенького шумного движка.

Неподалеку от отгороженного квадрата, у дальнего края, сидел на камне старик в обветшавшей одежде. Он был здесь с того момента, как экспедиция развернула первые палатки. Уходил ли он спать или за едой - никто не знал. К нему успели привыкнуть за несколько дней, как привыкают к некой детали пейзажа. В первый день кто-то из молодых попробовал подойти, порасспросить на плохом английском, но старик только еле заметно качал головой: то ли не хотел вступать в переговоры, то ли не понимал языка. Его почему-то интересовали раскопки, притягивали, словно магнитом, хотя - Гоги голову готов был прозакладывать - понять что-либо стороннему человеку в действе со скребками-кисточками было совсем не просто.

- Кто это? - спросил он по-английски одного из местных, наемного рабочего.

- Тхыйонг, - чуть ли не шепотом ответил рабочий, косясь на неподвижную фигуру на камне. - Тот, Кто Знает.

- Откуда он пришел? Насколько мне известно, ближайшая деревня в шести днях пути к югу...

- Все так, сабиб... Но про них говорят, что они могут перемещаться по воздуху быстрее птицы. Сам я, конечно, не видел... Но так говорят.

- Он понимает санскрит?

- Он говорит на чанг-коре, северном наречии. Но, думаю, санскрит поймет тоже.

Они выбрались из раскопа.

- Как я выгляжу?

Настенька Фельдман запунцовела.

- Как всегда, Георгий Бадиевич, великолепно.

- Ну уж? По-моему, я насквозь пропитался потом и пылью.

Настоящий мужчина и не должен пахнуть французскими духами.

Он рассмеялся и чмокнул ее в ушко.

- Ты прелесть, дорогая моя.

- Ну уж? - лукаво передразнила она его. - Так уж и дорогая?

Для кавказца все женщины - дорогие. Ладно, пойду на переговоры с тем аборигеном. Спрошу, может, ему надо что-нибудь. Заодно проверю, насколько я силен в санскрите.

Настенька с тоской посмотрела ему вслед. Вот именно: все женщины... А хочется, чтобы только она.

У старика было смуглое худое лицо, покрытое сетью морщин, будто земля в пору долгой засухи. Длинные седые волосы спускались по плечам, еще сильнее подчеркивая темный цвет кожи, отчего лицо его напоминало негатив. Гоги не видел его глаз, они совершенно терялись среди морщин, но, подойдя поближе, он вдруг словно провалился в них, как в черный колодец... Он почувствовал странное свечение в их глубине - невидимое свечение черной дыры в далеком космосе. "Не впадай в маразм, - сказал он себе. - На тебя просто влияет местность. Атмосфера: раскопки, манускрипт, древние руны... А старик обыкновенный".

- Кто вы? - спросил он, раздельно и тщательно выговаривая слова. - Что вы тут делаете?

- Сижу, - был ответ.

Гоги рассердился.

- Это я сам вижу. Я имею в виду, что вам здесь нужно? Здесь территория лагеря археологов. Мы про водим раскопки.

Он остановился, подумав, что вряд ли старику известны такие слова, как "археологи", "раскопки"... Но пока он подыскивал подходящие синонимы, старик неожиданно спросил:

- Что ты надеешься здесь найти?

- Гоги задумался. Вопрос был глубоко философский, и ответ, он посчитал, должен выглядеть под стать.

- Знания.

- Знания о чужом прошлом?

- А разве прошлое бывает чужим? Все мы - люди. И потом (Георгия опять понесло в приземленное), правительство вашей страны дало нам официальное разрешение...

Незаметно для себя он увлекся и стал рассказывать все, что ему было известно о монастыре Син-Кьен. Старик слушал, не перебивая, и Гоги горделиво подумал: надо же, коренному тибетцу интересен рассказ чужеземца о его собственной истории!

- Сколько вам лет? - неожиданно спросил Гоги, внутренне приготовясь услышать длинную философ скую тираду, не говорящую ни о чем прямо, как обычно на Востоке. Но старик ответил кратко и конкретно, без малейшего оттенка позирования:

- Сто тридцать пять... Если принять вашу систему летоисчисления.

- Мой рассказ о здешнем монастыре - он вас заинтересовал?

- Нет.

- Почему? - удивился Гоги. - Мои суждения неверны?

Тхыйонг пожевал бескровными губами.

- Ты знаешь, когда были построены эти стены. Кто за ними жил. Какую веру здесь исповедовали. Это не знания. Это только пустой сосуд. А в сосуде важно то, что налито внутри.

- Что ж, когда-нибудь я доберусь и до этого.

Старик медленно покачал головой.

- Вы мне не верите?

- Верю. Только не могу предостеречь.

Гоги всерьез начал злиться.

- От чего вы хотите предостеречь? Вы считаете, что знания вредны? Лучше оставаться дремучим не веждой?

Старик помолчал. Глаза его смотрели куда-то вдаль, сквозь Георгия, будто видели что-то недосягаемое там, за вершинами, в синеватой дымке.

- Давно, когда эти горы еще не родились, здесь жили Древние. Они казались себе всемогущими, как боги... А может быть, они действительно были таки ми... Вот как ты сейчас.

- Я вовсе не...

- Ты не думаешь, что могущество - лишь одна из разновидностей невежества? - спросил Тхыйонг.

Почему вы так говорите?

- Потому что ты прав: знание бывает опасным для того, кто им обладает. Древние это поняли... Но было слишком поздно. Они уже ничего не могли изменить. Им хватило времени лишь на то, чтобы оставить Шар...

Он помолчал.

- Многие поколения моих предков владели Шаром. Они были назначены его Хранителями и Жрецами...

- Ваши предки принадлежали к какой-то религиозной секте?

- Они были Бон-по.

Понятно, подумал Георгий. Бон-no, черная религия. Антипод буддизма.

- Все они были сильнейшими магами, причем их сила возрастала из поколения в поколение. Но они знали: исчезнет Шар - и кончится их могущество, а вскоре прервется их род на Земле. Они слишком зависели от Шара... И он наказал их, как наказал Древних.

"Красиво, - отметил про себя Гоги. - И достаточно ново: существует множество ветвей Бон-no, но о секте шаропоклонства я что-то нигде не встречал упоминания. Тем более что Шар для них - не какое-то абстрактное божество вроде богов свастики, олицетворяющих силы природы, а вполне конкретный предмет (или существо?), оставленный древней вымершей цивилизацией".

- Я - последний в роду, - тяжело проговорил старик. - Люди называют меня Тхыйонг, но они ошибаются. Последним Тхыйонгом был мой отец.

Гоги вдруг почувствовал ком в горле. Последний в роду... Каково это чувствовать изо дня в день?

- У нас не было принято брать учеников со стороны. Шар это запрещал. Но однажды зимой, несколько лет назад, мой отец нашел на перевале человека. Это был не тибетец. Черты лица его напоминали твои или тех, кто пришел с тобой и живет в матерчатых домиках.

- Европеец? - удивился Гоги.

- Он почти замерз, - продолжал старик, - пролежав много времени в снегу... Но отец спас ему жизнь. А потом взял его в ученики.

- Но почему он не сделал продолжателем вас, своего сына?

- Потому что Шар не захотел разговаривать со мной. А его принял сразу, будто ждал долгие годы.

Голос старика был ровен и беспристрастен. Но Гоги видел: старая рана, почти затянувшаяся под бременем лет, снова открылась, причинив ноющую тупую боль.

- Я на коленях умолял отца не доверять пришельцу. А он только посмеивался надо мной. Он считал, что мной движет лишь зависть... А мной двигал страх. Однажды я даже попробовал отравить пришельца. Я приготовил для него самый хитрый яд, который только знал... Он должен был подействовать. Но не подействовал.

И что?

Пришелец выжил. Отец снова спас его никчем ную жизнь. А меня... Меня он выгнал из дома.

Старик замолчал.

- А что было потом? - осторожно спросил Георгий.

- Потом пришелец убил моего отца.

***

Старик тибетец исчез на следующее утро. Сколько бы Гоги ни пытался расспросить о нем шерпов и местных рабочих, никто не мог сказать ничего вразумительного. Тхыйонг! Разве может простой смертный познать то, что известно лишь посвященному? Но он не Посвященный. Последним в их роду был его отец, а он сам... Это неважно. Он сам может считать про себя, что милость Богов оставила его. Боги могут думать по-другому. И он убедился, как уже убеждался множество раз: здесь другая страна. Другой мир, иная грань кристалла, где не действуют привычные законы Вселенной. Разговор со стариком странным образом повлиял на него. Несколько дней он ходил по лагерю сам не свой, практически не вмешиваясь в. работу экспедиции и даже, кажется, забыв о знаменитой (теперь знаменитой!) ксилограмме, найденной в раскопе. Все руководство легло на плечи Януша Гжельского - могучего рослого поляка, носившего усы а-ля Тарас Бульба и равнодушного ко всему, что не касалось археологии.

Януш был хорошим заместителем. Он с воодушевлением принял на себя командование, тем более что проблем с подчиненными не возникало: находка древнего документа добавила в кровь каждого изрядную порцию адреналина: Всем мерещилось: вот еще одно усилие, последний взмах лопаты ("Стоп! Я же сказал, лопаты отставить! Нежнее надо быть, нежнее. Не котлован под коровник копаем!") - и раскроются скрытые в пластах катакомбы с несметными сокровищами - не алмазы с изумрудами, но что-нибудь в научном . плане, размера Александрийской библиотеки. Даже Настенька Фельдман, по часу каждое утро отдававшая маникюру, заразилась, похоже, всеобщей "золотой лихорадкой".

Георгий смотрел на все происходящее со спокойным равнодушием.

- Ты не заболел?

Он пожал плечами. Януш, засунув руки в карманы широченных, обрезанных по колено джинсов, встал рядом и пыхнул дымом из "капитанской" трубки. Кроме штанов и пыльных кроссовок, на нем были только ярко-красные подтяжки, крест-накрест пересекавшие загорелый волосатый живот.

- Все не можешь забыть того старика? Выбрось из головы. Наверняка просто местный сумасшедший. Хотя его рассказ интересен, я имею в виду в фольклорном плане. Секта шаропоклонников - это что-то новенькое.

Гоги промолчал. Он не мог рассказать Янушу, что видел этот Шар. Или ему показалось, что видел...

Ночь была тихая и холодная. Молодежь долго бренчала гитарами у костра (беззаботные туристы, ни дать ни взять), вызывая у Гоги смутную зависть: целый день, черти, не вылезали из раскопа и завтра не вылезут, а сил хватает ещё и на полуночные бдения. Сам Георгий был так измотан, что не мог даже заснуть. Он тихонько лежал в спальном мешке с химическим подогревом (подарок американцев), закинув руки за голову, смотрел в невидимый в темноте потолок палатки и думал, думал, думал... Ни о чем конкретно: на ум лезли бессмысленные обрывки разговоров, картинки из прошлого.

Сон навалился сразу - неожиданный, черный и глубокий, как колодец в степи. Он продолжался недолго, может быть не больше получаса, потому что, когда он вздрогнул и открыл глаза, была та же ночь, та же гитара и голоса у костра. Настенька Фельдман пробормотала что-то на непонятном языке, уткнулась ему в подмышку и опять затихла.

Георгию приснился Шар. Его трудно было описать словами. Он был сделан из чего-то, напоминающего пористое молочно-белое стекло, под которым смутно угадывалось постоянное движение. Плавали сгустки тумана, среди них мелькали чьи-то тени, метались яркие искры, будто крошечные разряды молний. Рядом, сопоставимые по размеру, существовали атомы и звездные галактики.

- Вот ты какой, - сказал Георгий, обходя Шар кругом. - Значит, это о тебе рассказывал Тхыйонг?

Шар запульсировал, словно живой. Клочья тумана поредели и расползлись, оболочка Шара вдруг исчезла, но Гоги сообразил, что она осталась на месте, просто сделалась прозрачной. Он улыбнулся: картина показалась ему забавной и трогательной.

- Ты меня приглашаешь в гости?

Шар запульсировал сильнее, будто закивал головой. В мозгу Георгия возникло четкое изображение открывающейся двери. Он протянул руку, желая погладить теплую сферическую поверхность, но вдруг испугался. Он подумал, что может провалиться куда-то, как в болото, и не выползти назад. Однако Шар притягивал к себе. Желание дотронуться до него было совершенно непреодолимым, и Гоги, глубоко вздохнув, будто перед прыжком, коснулся прозрачной оболочки...

Он снова был в своей палатке. Сон прервался на самом интересном, будто многосерийный детектив, и Гоги немного огорчился. ("А может, я и не думал просыпаться?" - с надеждой подумалось ему.) Ради проверки своей гипотезы он тихонько, чтобы не потревожить Настеньку, вылез наружу, в прохладную свежесть ночи.

Периметр раскопа был обозначен маленькими лампочками, выкрашенными красной краской. Там, где в проволочное ограждение было встроено некое подобие калитки из грубых деревянных брусьев, какой-то остряк повесил большой красный фонарь. Костер догорал, гитара уже не звучала в полный голос, а только позвякивала одной струной, тоненько, будто по необходимости.

- Не спится? - спросил Гоги.

Парень с гитарой мотнул головой, по-пиратски перевязанной косынкой.

- Хотите чаю?

- А поесть ничего не осталось?

Две подружки парня-гитариста дружно засуетились, мигом извлекли откуда-то чистую миску, ложку, наложили каши с тушенкой - щедро, с "горкой". Каша оказалась вкусной. Гоги жевал медленно, растягивая удовольствие. Холода он не ощущал, хотя ребята, он заметил, зябко кутались в оранжевые экспедиционные пуховички.

- Странно тут как-то, - проговорила одна из девушек.

- Не выдумывай, - отозвался гитарист.

Нет, правда. Бывает так: вроде бы все нормально, и вдруг - словно чей-то взгляд в затылок. Как из другого мира.

- Это Венька Климов, - утвердительно сказала подружка.

- Ой, да ну тебя!

- Правда-правда. Он уже давно с тебя глаз не сводит. Хороший парень, между прочим.

- Забирай себе.

Она вздохнула.

- Легко тебе сказать.

Гоги их почти не слушал. Голова была пустая и звонкая, только по таинственным закоулкам мозга изредка пролетали осколки случайных, не связанных друг с другом мыслей.

***

- Что же произошло потом? - спросил он старика тибетца.

- Потом он убил моего отца.

- Разве Шар не смог его защитить?

Тибетец покачал головой.

- Одно из искусств, которым владел мой отец и которое передал чужеземцу, состояло в приемах сокрытия своих истинных устремлений от других. Это очень сложное искусство, оно известно немногим... А уж мастерами могут считать себя вовсе единицы. Я его так и не постиг... Иначе бы пришелец умер oт моего яда. Отец не сумел распознать его истинных намерений. Он безоговорочно доверял ему во всем - до последнего мгновения. Он умер, улыбаясь, так ничего и не заподозрив...

- И убийца скрылся? - спросил Георгий. - Его не задержали?

- Если убийца - Тхыйонг, его невозможно задержать. Он может обернуться кем угодно: твоим учителем, родным братом, самым близким другом.

- А Шар?

- Шар исчез вместе с пришельцем.

Старик замолчал. Гоги негромко кашлянул и осторожно спросил:

- Почему вы рассказали мне все это?

- Потому что Шар в злых руках может быть очень опасен. Я и все мои предки были назначены Хранителями Шара. Тысячу лет назад Шар также был утерян, но его удалось вернуть иеной многих жизней. Теперь даже за такую цену мне не справиться. Я стар и слишком слаб.

- А почему вы решили, что я смогу помочь?

- Ты нашел ксилограмму.

- Вы знаете, о чем в ней говорится? - встрепенулся Георгий.

- Нет. Но я знаю, что путь к Шару долог и труден. А начало этого пути - здесь.

- Вы говорите загадками.

Старик рассмеялся, словно рассыпался по полу сухой горох.

- Жизнь вся состоит из одних загадок. Одни из них стройны, красивы и интересны, а другие - исполнены крови, смерти и страха. Но раскрывать их все равно приходится, хотим мы этого или нет.)

"Я-то здесь при чем? - чуть ли не со злобой захотел сказать Георгий. Его вовсе не привлекала перспектива охотиться всю жизнь за непонятным предметом... Он поднял голову и огляделся вокруг. И с тоскливой обреченностью подумал:

- Ну вот, так я и знал".

Ночь прошла. Солнце поднялось над вершинами, озаряя ровным светом окрестности. Костра не было. Не было парня-гитариста, не было раскопа с красным фонарем над самодельной калиткой, не было брезентовых палаток, рассыпанных вокруг древних развалин. Вдоль склона незнакомой горы вилась пыльная дорога. Глинобитные домики ютились посреди полей - зеленых ковриков, выглядевших игрушечными по сравнению с пространствами нагроможденных друг на друга рыжих и серых камней. Возле домиков возились в пыли дети - в большинстве голышом, благо погода позволяла, лишь некоторые щеголяли в коротеньких полосках материи, обернутых вокруг талии. Мамаши изредка покрикивали на них, на миг отрываясь от домашних дел. Мужчины были заняты на полях, возделывая свои клочки плодородной земли.

Одно поле было гораздо больше остальных. Часть его занимали плодовые деревца, другая была отдана под ячмень и еще какие-то культуры (Гоги не мог определить, какие именно). Большой каменный дом возвышался над соседними хижинами, и было сразу заметно, что здесь живет богатый хозяин. Сзади дома стояла конюшня, а спереди, у самых ворот, две огромные, серые с синеватым отливом собаки рвались с цепей...

По дороге неторопливо шел молодой монах. Георгий невольно задержал на нем взгляд, Видимо, монах проделал долгий путь: его одежда, прежде ярко-оранжевых расцветок, как приличествует служителям будды секты Каргьютпа, потускнела под воздействием горного солнца, дождей и пыли. Изрядно похудевшая котомка свободно болталась на плече, сверху к ней были приторочены стоптанные веревочные сандалии. Как прикинул Гоги, парню было не больше двадцати, и большая суковатая палка в его руках служила скорее данью традиции, чем необходимым оружием или подспорьем в ходьбе, Лицо монаха было приятным и открытым, хотя и лишенным малейших следов юношеской припухлости. Высокие скулы бронзового оттенка поднимались над красиво очерченным ртом, широко расставленные глаза с характерным для жителя северных провинций разрезом смотрели спокойно и уверенно.

Он остановился перед богатым домом и постучал в ворота. Долгое время (Георгию показалось, целую вечность) из дома никто не выходил. Наконец на пороге появился хозяин - толстый, как бочонок с вином, в малиновом длинном халате с позолоченной отделкой и фамильным гербом: стремя с продетым в него серебряным руном. Монах учтиво поклонился и сказал несколько слов. В ответ хозяин гневно проорал что-то, брызжа слюной и размахивая руками. Жесты его были весьма красноречивы: монах выпрямился, пожал плечами, ответил короткой фразой и пошел прочь, легонько опираясь на палку.

Толстый хозяин даже зашипел от злости, будто гремучая змея. По мановению руки двое работников, занятых в поле за домом, тут же подбежали к нему и согнулись в три погибели. Глядя в спину удаляющемуся юноше, хозяин выкрикнул короткую команду. Работники торопливо открыли калитку рядом с воротами и - у Гоги на миг потемнело в глазах - спустили с цепей собак. Огромные страшные псы, способные шутя разорвать матерого волка, рычащими молниями метнулись к монаху.

Георгий увидел их неожиданно близко и невольно отпрянул, хотя собаки проскочили, не заметив, сквозь него, как сквозь бесплотный дух. Он увидел их желтые глаза, полные лютой злобы, обнаженные влажные клыки, сморщенные черные губы и вздыбленную шерсть на загривках. Монах обернулся и инстинктивно выставил вперед руки. Молодое лицо его было по-прежнему спокойно, казалось, он просто не успел испугаться...

А огромные псы, стремительные и мощные, отлично натасканные и на зверя, и на человека, псы-убийцы, уже летели в прыжке, оторвав лапы от земли.

И Георгий, не выдержав, закричал. Длинно, тонко и протяжно, не слыша собственного голоса...

Глава 1 САНАТОРИЙ

"Ракета", судно на подводных крыльях, мерно урчала, на широкой реке не было ни малейшего ветерка, и гладкое монотонное движение навевало дремоту. Стоял конец августа, пора ласкового тепла, природа готовилась к буйству красно-оранжевых красок, для людей это означало красоту золотой осени, а для самой природы - предвестие долгого зимнего анабиоза. Многие пассажиры дремали в глубоких креслах, некоторые, кому путешествие было еще в диковинку, глазели в широкие окна на водную гладь, песчаные пляжи и серые скалы вдалеке, поросшие лесом. В углу на рюкзаках пели в шесть голосов и две расстроенные гитары.

Две туфельки по узенькой дорожке

Летят, как тополиный пух.

А ножки-то, а ножки-то, а ножки!

Погладишь - перехватывает...

"Ракета" трубно загудела. Так и не узнаешь, что там перехватывает. Туровский прикрыл глаза. Он надеялся, что песня отвлечет его от ноющей боли, а она, наоборот, проткнула его, точно копьем, пригвоздив к сиденью. Он ведь тоже когда-то самозабвенно орал у костра, хоть и слуха не было ни малейшего. Не эту песню, другую, но неважно. Но те картинки из студенческого прошлого не оживали. Оживали совсем иные, из иного времени. То, что помнить совсем не хотелось.

Женщина стояла, как живая, перед внутренним взором. Каштановые волосы, легкие как пух, струятся по плечам, ослепительно белая короткая туника открывает загорелые ноги. Блестящие карие глаза изучают его спокойно, словно букашку.

- Меня в чем-то подозревают, Сергей Павлович?

Она ухитрилась расположиться на жестком казенном стуле, будто в мягком кресле. Одна нога закинута на другую, туника продуманно приподнята: любуйтесь, гражданин следователь! Он заставлял себя смотреть в угол, боясь поднять глаза, чтобы не наткнуться на ее взгляд, в котором сквозила неприкрытая насмешка. И злился.

- Вы же прекрасно знаете, Тамара, что проходите по делу как свидетельница.

- Свидетельница чего, простите?

- Преступлений вашего любовника, Олега Германовича Воронова.

- Это плохо звучит.

Он взъярился.

- Что именно? Слово "любовник"? Кто же он вам? - Чуть было не ударил кулаком по столу. Вот бы ей было удовольствие! - Так как мне его назвать? Другом, товарищем, соратником?

Она чуть улыбнулась.

- Нет, почему? Вы правильно выразились, мы были любовниками. Мне нравилось, как он трахается. Чтобы вам было понятно.

Пауза. Спокойная полуулыбка на красивом лице. Свободная поза, ни капельки неестественности и закрепощения. Вроде бы не замечает ни решетки на окнах кабинета, ни серых стен под цвет сейфа в углу (Боже, сколько паутины! Срам!). Обычная светская беседа за коктейлем. Не под протокол.

- Что же вас смущает?

- То, что вы записали меня в свидетели, Сергей Павлович. На каком основании? И какие преступления вы имеете в виду? Кстати, я бы не советовала его трогать. Он большой человек, у него много власти. А преступления... Я понимаю, что вы хотите сказать.

Она наклонилась вперед. Губы ее раскрылись, словно она хотела поцеловать, точнее, прильнуть ими к губам человека, сидящего перед ней. Нежное, легчайшее прикосновение, в котором больше интимности, чем во всей ночи, проведенной в одной постели...

- Олег способен на поступок, вот что мне импонирует. Он всего добился сам, его никто не толкал в те сферы, куда вам дорога заказана.

- У меня своя дорога, - хрипло проговорил он.

- Конечно. И другой вам не хочется.

Она провела теплой ладонью по его щеке.

- Совсем не хочется. И меня не хочется, верно? Я ведь дрянь, проститутка.

- Перестаньте.

- Почему? Вам ведь нравится.

Он сделал над собой усилие, чтобы стряхнуть наваждение, и уронил на стол пачку фотографий. Она едва взглянула. Снимки были дрянными. На некотором удалении от фотографа - серый аэродром с одиноким самолетом, фигурки людей на летном поле, черный роскошный "Кадиллак" и шофер, услужливо открывающий дверцу.

- Узнаете?

- Кажется, да. Это, на заднем сиденье, Олег... Рядом Каюм, его знакомый. Очень приличный мужчина, манеры - как у посла. Не вашим чета, уж извините.

- Вы знаете, чем он занимается?

Ее губы чуть дрогнули в насмешливой улыбке.

- Он грузинский князь, очень старинного рода. Что вы к нему прицепились?

- Он один из главарей чеченских боевиков. Туровский ткнул пальцем в самолет на заднем плане.

- Вы были внутри?

- А вам какое дело?

- Вам ничего не бросилось в глаза? Например, что-нибудь необычное в оформлений салона?

- Да очень простое оформление. Три или четыре кресла, столик, диван. Бар. Олег много летает, встречается с разными людьми, всем старается помочь. Завязывает деловые контакты. Вам претят такие люди, как он?

- Четыре кресла, столик, - задумчиво проговорил Туровский, не обращая внимания на реплику собеседницы. - И это на весь салон. Остальное пространство пустое, ничем не занятое. Вас это не удивляет?

На этот раз в ее глазах мелькнул интерес.

- Он что, возит наркотики?

- Вряд ли. Для наркотиков не нужно столько места.

- Что же тогда?

"Кажется, я ее сломал, - подумал Сергей Павлович. - По крайней мере, она слушает меня, а не смотрит как на серую мышь".

- Одно я знаю точно: это должно быть большого объема. И опасное, не предназначенное для чужих глаз.

Что это могло быть? Следователь Туровский мог и не знать ответа. Но бывший начальник охраны военного аэродрома в солнечном Кандагаре знал его прекрасно.

Оружие.

- Кто-то из подручных Воронова крадет оружие с российских военных баз, а сам Олег Германович, пользуясь своим статусом, доставляет и продает его боевикам на Кавказе.

Он прикинул: за один рейс можно перевезти три-четыре единицы бронетехники, а уж патронов, стрелкового оружия...

"Ракета" сбавила ход и осела, крылья ушли под воду, и она стала в один миг похожей на обыкновенную старую латаную-перелатаную посудину. Сергей Павлович подождал, пока туристы вывалят свои рюкзаки наружу, потом сам лениво вышел на деревянную пристань. Народу в брезентовых штормовках и ярких цветных ветровках была тьма-тьмущая. Большинство из них направлялись на скалодром километрах в трех от пристани. Традиционные соревнования на первенство чего-то. А подальше вдоль берега, еще в двух километрах, где местность была поровнее и лес погуще, прятался крошечный санаторий, бывший заводской, а теперь, можно сказать, бесхозный: пара домиков для персонала, хозблок и единственный корпус - деревянное двухэтажное здание для отдыхающих. Два туалета и два умывальника, по одному на этаж. Спартанский социализм.

Сержант-водитель служебного "Москвича" помалкивал, видя настроение приезжего следователя, с разговорами не лез, только шептал нечто под нос, объезжая рытвины (асфальт не меняли годов с шестидесятых, раньше лень было, теперь денег нет).

"Я ей обещал".

Одна-единственная мысль не давала покоя. Она была буквально повсюду. Деревья укоризненно качали головами и шептали: обещал, обещал... И колеса стучали об острые края трещин, и сержант шевелил губами...

"Я ей обещал. Я дожал-таки, из чистого упрямства, и надменности в ее глазах уже не было в ту, последнюю встречу". Она превратилась в простую испуганную женщину, ищущую защиты. Милую, где-то даже домашнюю. Короткая юбочка по-прежнему открывала сильные стройные ноги, и Сергей Павлович с трудом подавлял желание подойти и погладить их. Видя, что она всхлипывает, он все же подошел и мягко обнял ее за плечи.

- Тамара, у нас нет выхода. Без ваших показаний... Его просто отпустят с извинениями. И весь ад начнется сначала.

- Какой ад! Если бы не вы...

- Не стоит во всем обвинять меня. Вы и тогда, и сейчас знали слишком много. Вы только опасный свидетель, не более.

- Что же мне делать? Сергей Павлович... Сереженька, я боюсь. Если он узнает, что я согласна выступить на суде, меня убьют. И так, и так убьют. Мамочка моя!

- Нет, - проговорил он, ощущая под пальцами ее теплую кожу. - Ты уедешь завтра же.

- Куда? Вообще-то у меня двоюродная сестра в Питере.

- Отпадает. Если что - первым делом будут искать по родственникам. Я тебя устрою в один санаторий. Он крошечный, о нем мало кто знает. Сунем свою обслугу, охранять тебя будут круглосуточно.

Он положил на стол толстый конверт.

- Здесь билеты и деньги. На некоторое время должно хватить.

Тамара немедленно вскинулась.

- Вы что? Я не нищенка и не содержанка.

- Замолкни. Еще здесь паспорт на чужое имя. Завтра утром поедем с тобой в аэропорт, но на самолете не полетим.

Он прекрасно знал: будут следить. В аэропорту они с Тамарой торчали на самом видном месте вплоть до конца регистрации. Когда осталась всего пара минут, Тамара подхватила сумочку и капризно сказала:

- Мне надо в туалет, к зеркалу.

- Блин, ни о чем другом думать не можешь? Опоздаем!

- А мне плевать! Я женщина, в конце концов.

- Ладно, - "покладисто" прошипел он. - Только пойдем вместе. Да не волнуйся, я просто покараулю в коридоре.

Она сделала все, как надо: стремглав пролетела до запасного выхода, прыгнула в приготовленную машину - "уазик" с заляпанными грязью номерами - и нырнула под заднее сиденье. "Уазик" степенно выехал с территории аэропорта, резко прибавил скорость и полетел, как на крыльях, из города до маленькой железнодорожной станции, которая и названия не имеет, просто такой-то километр. Там он торопливо подставил щеку для поцелуя ("Ох уж эти нежности! Будто надолго расстаемся!"), она высунулась из окна вагона и долго махала рукой. Он помахал ей в ответ, уговаривая себя, что все будет нормально. От "хвоста", дай Бог, ушли, ТАМ ее встретят, довезут до санатория, оформят, будут охранять... До суда оставалось две недели, уж как-нибудь дотянем.

Ему суждено было приехать сюда раньше, чем он предполагал. Номер, куда поселили Тамару, находился в конце коридора, на втором этаже. Ее охраняли трое: два человека неотлучно находились в соседнем номере, через стенку, по очереди выходя в коридор, еще одна сотрудница, умная и обаятельная Наташа Чистякова, капитан спецназа, жила вместе с Тамарой в одной комнате. Сергей. Павлович долго подбирал кандидатуру телохранителя для своей свидетельницы и выбором остался доволен. Они с Тамарой должны подружиться.

Сейчас обе женщины лежали на полу. Тамара в глубине комнаты, у небрежно застеленной кровати, Наташа - у порога, вытянувшись на спине, с обиженным и немного удивленным лицом, одетая по-домашнему, в спортивных брюках и шлепанцах на босу ногу. Туровский посмотрел в мертвые зрачки, скрипнул зубами и отвернулся. Двое экспертов ползали по полу с рулеткой, измеряя расстояние, третий обрабатывал тонкой кисточкой дверную ручку. Их действия, профессионально выверенные и лаконичные, казались сейчас Туровскому никчемной и нетактичной суетой, и он с трудом сдержался, чтобы не наговорить резкостей. Тот, что помоложе, бородатый и тощий, как велосипед, ткнул пальцем в сторону двери.

- Стреляли оттуда.

- Есть гильзы?

Он покачал головой.

- Это не пистолет.

- А что? Ружье, обрез?

Да нет... Похоже, духовая трубка.

Пожилой врач, лысый, как коленка, с трудом поднялся с пола.

- Не знаю, как ты, Сергей Павлович, а я такое вижу впервые. Кто-то соригинальничал.

Он держал пинцетом маленькую иглу с густым черным оперением на конце.

- Хочешь сказать, этой штукой можно убить? - буркнул Туровский.

- Здесь на конце яд. Какой точно - на глаз определить не берусь, но думаю, органического происхождения. Сок растения или что-то в этом роде.

- Они умерли сразу?

- Почти мгновенно. Ну, может быть, в течение пяти-десяти секунд.

Туровский прошел вдоль стены в глубь номера. В углу стояло чудом не уворованное трюмо на изящных гнутых ножках. На тумбочке обложкой кверху лежал "женский роман". Сергей Павлович через носовой платок осторожно взялся за страницу и чуть приподнял книгу. Под ней был черный, хищно поблескивающий "Макаров", поставленный на предохранитель.

Эксперт поднял голову.

- Там можете браться смело, все проверено. Отпечатки пальцев только покойных... Я имею в виду сравнительно свежие.

- Вы думаете, убийца сюда не входил?

- А зачем ему входить. Пострелял с порога и ушел.

Какая-то вещица овальной формы лежала на полу недалеко от тела. Туровский подошел поближе и нагнулся. И узнал Наташин медальон, который она носила на шее, не снимая. Белая в прожилках раковинка на тонкой золотой цепочке. В настоящий момент цепочка была разорвана.

- Одну минуту...

Эксперт быстро прошелся по матовой поверхности своей кисточкой, держа раковинку двумя пальцами, повертел ее так и сяк и протянул Туровскому.

- Отпечаток есть, вот тут, на крышке... Но старый и смазанный. Я уверен, он хозяйский, не посторонний.

- А почему цепочка разорвалась?

- При падении тела зацепилась за дверную ручку. Борьбы не было, если вы на это намекаете.

- Точно?

- Я кто по профессии, по-вашему?

Видимо, Сергей Павлович нажал на микроскопический выступ, потому что раковина вдруг раскрылась с мелодичным звоном. Чем-то старинным повеяло в воздухе - точно в детстве, когда потихоньку, без спроса, снедаемый горячим любопытством, открываешь крышку бабушкиного сундучка (какие там наверняка сокровища!). Нет там никаких сокровищ, не нажила бабка за годы праведных трудов, а если и наткнешься на такой вот медальон с крошечной фотографией внутри, значит, наследство от прабабушки или от еще более дальних предков...

В Наташином медальоне тоже пряталась фотография: маленький, не больше пяти лет, мальчик со светлыми вьющимися волосами и большими глазами, распахнутыми, казалось, навстречу всему миру. Нос чуть вздернут, рот великоват, пожалуй, но это нисколько не портило впечатления - все дети красивы, природа уродства не терпит. Это потом, много лет спустя, мы, люди, начинаем делиться: свой-чужой... И ищем недостатки в ближних.

Высоченный крупный мужчина с рыжим, несколько помятым лицом в веснушках, неловко протиснувшись в комнату, пожал Туровскому руку, коротко представился: Ляхов, следователь прокуратуры, - и заглянул через голову собеседника в ящик трюмо.

- Выходит, она и не вспомнила о пистолете. Сразу бросилась открывать дверь. Почему, интересно?

А не твое дело, захотелось глупо ответить. У Туровского этот вопрос у самого не выходил из головы. Только... Спрос - он тоже стоит много. Одно дело, когда ты сам пытаешься анализировать промах своего сотрудника (мертвые сраму не имут), а другое - когда чужой человек, пусть коллега, недовольно глядит на труп и задает свое дурацкое "почему?". Ляхов заметил напряженные плечи собеседника и вздохнул:

- Не сердитесь. Я просто высказал вашу мысль вслух, а в квалификации ваших сотрудников и не думал сомневаться. Такие дела дилетантам не доверяют.

Туровский молча, широким шагом, вышел в коридор. Двое сотрудников, те, что находились в соседнем номере, стояли, словно побитые собаки, не смея поднять глаз. Умом Туровский понимал, что перед ним профессионалы, прошедшие серьезную школу, и раз уж случилось такое, надо разбираться во всем без эмоций, тщательно, затаив дыхание, но разбираться сил не было.

- Вечером поедете со мной, - сказал он, не разжимая губ. - А сейчас - сдать оружие... До выяснения. И марш в номер.

Они потоптались, но ничего не ответили. Любые слова - оправдания, поиск виновного, просто выражение горечи от потери - застревали в горле. Все казалось пустым и. ненужным. Туровский знал обоих много лет, с тех пор как они только-только окончили Высшую школу. Слово "перестройка" еще согревало губы, пьянило чувство свободы, верилось: грядет светлое, радостное, безбоязненное, хотелось работать сутками, и все точно знали: наконец-то правда восторжествует и тут, на местах, раз уж в Москве! Гдлян!.. Иванов!.. И очень немногие выдержали то, что им уготовила судьба потом. Но уж те, кто остался...

Оки остались: светловолосый, небольшого роста Борис Анченко и Слава Комиссаров (кликуха в отделе - Слава КПСС, уж больно плакатной внешностью одарила природа, глядя на него, хотелось взять в руки лопату и бежать на субботник).

- Установлено время смерти: между половиной десятого и десятью утра. Кто из вас где находился? Борис, ты?

- В холле, - тихо отозвался он. - В девять тридцать отнес девочкам завтрак из столовой. Через час хотел забрать посуду.

- Стучался?

- Конечно.

Борис дерзко дернул подбородком.

- Думайте что хотите, товарищ майор. Наташа не виновата, она все делала по инструкции. Дождалась условной фразы, после стука открыла, пистолет был при ней, и перед этим она сняла его с предохранителя.

- Откуда ты знаешь про предохранитель?

- Щелкнуло.

- Ладно, - хмуро проговорил Туровский. - Выдохни, перегоришь. Вы говорили о чем-нибудь?

- "Доброе утро". - "Привет". - "Скучаете?" Обычный треп. Я был у них две-три минуты от силы.

- Не заметил чего-нибудь непривычного? Нервозности, например?

- Ничего. Наташа выглядела, как всегда... - Он вдруг запнулся.

Как всегда прекрасно, перевел про себя Туровский. Борис по Наташе всю жизнь вздыхал, а подойти близко не смел. Он и напросился на эту работенку из-за нее, чтобы хоть таким образом быть поближе. А теперь... Он казался спокойным, но Туровский знал: это спокойствие человека, не успевшего осознать, что на ткнулся грудью на пулю.

- Это ты подарил Наташе медальон?

Борис некоторое время молчал, осознавая смысл вопроса.

- Да.

- Там внутри фотография мальчика...

- Да, да... Это Наташин брат. Он умер в детстве.

Вот так, подумал Сергей Павлович. Оттого ему и показалось, что та мелодия прозвучала, будто ангелы с неба заплакали по мертвым...

- Страшно. Как будто кто-то задался целью истребить всю семью - одного за другим. Мальчик чем-то болел?

- Нет, он умер от испуга. Сердце не выдержало.

- Кто его мог так напугать?

- Отец Наташи. Он пил шибко... Тоже умер - цироз печени.

Они помолчали.

- Как выглядела Тамара? Я имею в виду ее душевное состояние.

- Тамара... Ну, может быть, слегка подавленно, но это просто с непривычки: трое суток безвылазно в четырех стенах, даже в коридор запрещено.

"Сереженька. Тамара назвала меня Сереженькой. Сколько же лет я не слышал такого обращения? Только совсем в далеком детстве, когда мама укладывала спать, а мне все не хотелось, я был "совой": вечером ложиться, а рано утром вставать в школу было большой проблемой".

Он опять почувствовал, что уплывает куда-то. Возник вдруг аромат каштановых волос, ощущение горячего прикосновения рук к его плечам. "Сереженька, я боюсь..." И захотелось завыть в полный голос, как волк на луну: длинно, тягостно, задрав голову, чтобы чувствовать боль в натянутом горле. Он с усилием встряхнулся. Нельзя! Мужчины по мертвым не плачут, некогда. Пепел стучит в сердце.

- В холле ты всегда сидел лицом к коридору? Может быть, покурить выходил, в туалет? - Туровский вдруг взорвался. - Да не молчи ты, твою мать! И не ври! Сейчас надо не честь блюсти, а убийцу искать!

Борис только покачал головой.

- Не было никого в коридоре. В девять прошла горничная, я за ней проследил, к дверям она не приближалась. В девять пятнадцать пробежали две девочки, обеим лет по двенадцать-тринадцать. Одну я знаю, они с матерью живут в номере 19, в конце коридора.

Вторая, очевидно, подружка.

- Еще! - требовательно сказал Туровский.

Борис обхватил голову руками.

- Все. Слышишь, командир, все! Больше никого не было! Никого! А их убили!

- Без истерик! - рявкнул Сергей Павлович.

Может случиться, что один из них убийца... Слава или Борис. А Борис мог и не видеть, как Слава вышел из своего номера и постучался к женщинам. Мог и не видеть... Но он предупредил, что зайдет через час, заберет посуду. Значит, Славе нужен был предлог, чтобы войти. Какой, например?

И Слава, будто почувствовав что-то, поднял глаза.

- Вы подозреваете меня?

- Да, - с тихой яростью ответил Туровский. - Я вас обоих подозреваю. Я подозреваю горничную, которая не подходила к дверям. И девочек-подружек. Всех! Потому что один подонок в чистой отдельной камере сейчас ждет, когда его отпустят и извинятся. О, он обязательно потребует извинений, а потом накатает жалобу прокурору.

Накал кончился. Туровский опустил плечи и сник, будто постарев за несколько мгновений.

- Но это все ерунда, амбиции, по большому счету. У нас, здоровенных опытных мужиков, на глазах убили двух женщин. Мы обещали им защиту, а обещания не сдержали. Вот о чем надо думать.

***

Внизу, на первом этаже, один из помощников Ляхова беседовал с вахтером. Вахтеру было хорошо за семьдесят, он пережил многое на своем веку, пока по-отшельнически не осел здесь, и в свои годы сохранил рассудительность и ясность ума. При виде Туровского оба поднялись, но он махнул рукой: не до церемоний.

- Ну что?

Оперативник пожал плечами.

- Ничего особенного. Ни вчера, ни сегодня посторонние в корпус не входили.

Туровский внимательно посмотрел на старика.

- Андрей Яковлевич, вы же понимаете, что мы имеем в виду? Посторонний - это не обязательно тип в черных очках и с поднятым воротником. У него могла быть безобидная внешность: молочница, сантехник, почтальон... Письма-то получаете?

- Да ну. - Старик обиделся. - Я еще из ума не выжил. Трубы недавно меняли, а почтовый ящик - вон он, во дворе. Не только чужих, своих-то не видать было. Сегодня суббота, выходной.

- Значит, были только отдыхающие?

- Ну да. В половине девятого был завтрак, потом одни отправились гулять, места сами видите какие, куда там Пицунде! Другие вернулись.

- Кто вернулся?

- Козаков с соседом - из четвертого, Нина Васильевна, прелесть женщина, из девятнадцатого. Потом прибежали две девчушки, Даша и ее подружка Света.

- Даша - это дочка Нины Васильевны?

- Точно. Большая уже, четырнадцать скоро. Одни парни на уме. Вот Светланка - та посерьезнее. В музыкальной школе обучается, все ноты знает, а уж играет на флейте - ну прям артистка по радио.

- Вы что, помните, кто где живет? - удивился оперативник.

- Так не "Золотые пески". Народу мало, в основном каждый год одни и те же. А теперь как пойдут слухи, что у нас человека убили, так и вовсе закроют.

- А этими женщинами, жертвами, кто-нибудь интересовался? Знаете, как бывает: кумушки сядут за чайком косточки перемывать...

- Нет. Никто ими особенно не интересовался.

Глава 2 СВИДЕТЕЛИ

- "Никто не интересовался"! - проворчал оперативник, когда они вышли из клетушки вахтера. - Три дня здесь прожили, а уже успели кому-то насолить.

Туровский с интересом посмотрел на него. Парень явно не догадывался, что Тамару здесь прятали. Не догадывался и всезнающий вахтер, и даже следователь местной прокуратуры. "Где же я допустил прокол? - подумал Сергей Павлович. - Откуда течет?"

"Сереженька!"... Аромат волос...

Он отогнал от себя ее образ. Отогнал все, что мешало ему в данный момент. Мозг снова работал четко и быстро, сердце отсчитывало свои 80 ударов в минуту. Никаких отклонений, никаких посторонних мыслей.

- Ты беседовал с Козаковым? - спросил он Бориса Анченко.

- Так точно. Но, похоже, тут пусто. Они вдвоем с соседом сразу после завтрака вернулись к себе в но мер, сели доигрывать партию в шахматы. Ни тот, ни другой никуда не отлучались.

- Данные на Козакова?

Борис мельком взглянул в свои записи.

- Сорок пять, женат, двое детей. Живет на Бабушкина, 10. Инженер-программист в объединении "Медтехника".

Он немного поколебался.

- Мне он кажется безобидным.

- Ну? Тихий слишком, да?

- Наоборот. Большой, шумный. Говорит много, руками размахивает. Тут же выдал готовую версию про маньяка, ну и тэдэ. Забросал вопросами. Было впечатление, что не я его, а он меня допрашивает.

- Ну что ж, - медленно проговорил Сергей Павлович. - Значит, он и будет твоим заданием на ближайшее время. Все, что можно, любые данные и подробности. Особенно постарайся раскопать любой, самый ничтожный фактик, момент, когда он мог, хотя бы теоретически, пересечься с Натальей. Вплоть до случайной встречи в трамвае.

Борис немедленно вскинулся.

- То есть вы не исключаете сговор? А может быть, мы все тут - одна банда? Я, вахтер, Наташа, Слава Комиссаров?

Туровский вдруг сделал движение, оказавшись лицом к лицу с Борисом, и больно ткнул его пальцем в грудь.

- Наташа ждала, когда ты утром принесешь завтрак. Она знала твой голос, слышала условную фразу,

И все равно в руке у нее был пистолет. А когда она от крыла дверь убийце, пистолет лежал под книгой на трюмо. - Он вздохнул. - Я обычный человек, капитан. И как любой обыватель, боюсь всего того, что нельзя объяснить... Вернее, когда объяснение не лежит на поверхности, под носом. Наташа - профессионал... Была профессионалом. Как же она могла так посту пить?

***

В номере 19 дверь Туровскому открыла высокая черноволосая женщина, закутанная в эрзац-цыганскую шаль. Нина Васильевна Кларова, вспомнил он. Вахтер Андрей Яковлевич восторженно цокал языком, ему, видать, с младых ногтей нравилось все ярко-театральное, нервное, страстное... А где накал страстей, там, говорят, и смерть недалеко. Хотя здесь не тот случай. Наоборот, эмоций никаких. Эксперт: "А зачем ему вхо-. дить? Пострелял с порога и ушел". Профессионал обязательно проверил бы контрольным выстрелом в голову.

- Вы следователь, - утвердительно сказала Нина Васильевна. - По поводу тех несчастных.

У нее было низкое контральто с чуть заметной хрипотцой.

Они прошли в комнату. Кларова, очевидно, приложила массу усилий, чтобы преобразовать ее по своему вкусу. Сейчас номер больше всего походил на будуар провинциальной актрисы.

- Дашенька, поздоровайся, к нам пришли.

Девочка была в мать: черноволосая, стройная, с затаенным огнем в больших темных глазах. Желтая маечка без рукавов плотно облегала начинавшую формироваться фигуру.

Заметив, что ее разглядывают, она медленно поднялась с кресла, подмигнула и сделала книксен. Но, поймав сердитый взгляд матери, тут же нацепила маску пай-девочки, скромно потупилась и произнесла: "Здрасте".

- Вообще-то боюсь, что не смогу оказаться полезной, - вздохнула Нина Васильевна и потянулась за сигаретой. - Я не была с ними знакома. Знаете, когда я брала сюда путевку, мой муж был против. Он неплохо обеспечен, ну и хотел, чтобы мы с Дашей отдыхали где-нибудь в Сочи или в Ялте... А тут - провинциальная дыра. Но мне нравится. Я отдыхаю, понимаете? От людей, от суеты. А с модного курорта я всегда возвращаюсь с дикой головной болью. Да, о чем это я?

- О том, что вы не были знакомы с убитыми.

- Убитыми... - Она произнесла это слово, будто пробуя на вкус, и осталась недовольна. - Ужасно звучит. Жертвы... Да, лучше. Трагичнее, не так обыденно.

- Вы пришли с завтрака, - напомнил Туровский, стараясь перевести разговор с дебрей лингвистики на криминальную почву.

- Сразу же. Я быстро завтракаю. Необходимый навык для современной женщины. Думала прогуляться, но голова разболелась. Пришлось вернуться.

Туровский повернулся к девочке. Та уже снова забралась с ногами в кресло. В руках у нее была электронная игрушка - крошечный экран, по которому метались Микки-Маус и четыре толстые курицы. Куры несли яйца, часть из которых Микки-Маусу удавалось ловить, но большинство разбивалось, и игра начиналась сначала.

- А ты, Даша? Когда ты вернулась в корпус?

Она пожала острыми плечиками.

- Ну, мы погуляли со Светкой. Тут недалеко, по парку.

- На качелях катались?

- Вот еще. Это для малышни. У нас свои дела.

- Не помнишь, который был час?

- Девять с минутами.

- У тебя есть часы?

Даша чуть снисходительно протянула руку, согнутую в запястье, и продемонстрировали изящные золотые часики.

- Всамделишные! Я дама взрослая, без часов мне никак. У Светки тоже есть, ей на день рождения подарили, только попроще, конечно, подешевле. Она их каждое утро ставит по радио, чтобы в музыкалку не опаздывать. Ее предки приговорили на флейте дудеть.

- Дарья! - ужаснулась Кларова-старшая.

- А что тут такого? Она даже, кажется, и не против. У нее сейчас каникулы, так она все равно репетирует. И сюда с флейтой приехала.

- И что, хорошо играет?

- Еще бы! Дядя Андрей - и тот приходил слушать.

- Брала бы пример, - как бы между прочим вставила Нина Васильевна.

Даша чуть заметно ухмыльнулась, затем вдруг стала серьезной.

- Светка вообще-то ничего. Не задается, как остальные. И поговорить с ней можно. Только тихая слишком. И прикид, как у малолетки: кофточка, юбочка. Коса толстая. Были б у меня такие волосищи - нипочем не стала бы косу заплетать. Сделала бы во-от такую прическу! - Загорелая ручка вытянулась вверх, показав высоту вожделенного парикмахерского чуда. Нина Васильевна на этот раз сдержалась.

- А играет она и правда здорово. Я тоже так, на верное, хотела бы... Если бы сразу и в музыкалку не ходить пять лет подряд.

- Света тоже отдыхает в санатории?

- Нет, она живет на том берегу.

- После прогулки вы вернулись вместе?

- Да, она к нам заходила. Только быстро ушла. - И Даша почему-то украдкой бросила взгляд на мать, а та вдруг покраснела. Интересно.

Туровский присел на корточки и посмотрел на девочку снизу вверх.

- Дашенька, подумай, пожалуйста, только хорошенько, не упусти ничего. Кого вы видели в коридоре? Может быть, медсестру, горничную или кого-нибудь из отдыхающих?

Она наморщила лоб.

- Я помню, кто-то сидел в холле. Только я лица не видела, он книгу читал. А это кто был, шпион? Они все лица закрывают.

- Вряд ли. А еще? Из соседних номеров никто не выходил?

- Нет. Пусто было. Погода хорошая, чего ж дома сидеть?

- Где сейчас Света? - Даша посмотрела в окно.

- Вон, на лавочке загорает. Све-етка! Слышишь? С тобой поговорить хотят. Мужчина!

Девочка на лавочке подняла голову, и Туровский подумал, что в юной Дарье, пренебрежительно назвав шей свою подругу тихоней, говорит чисто женская зависть: если Светлана и выглядела серым утенком, то современем утенок обещал вырасти в прелестного лебедя. Туровский спустился на улицу, подошел и сел рядом.

- Здравствуй. Меня зовут Сергей Павлович. Можно дядя Сережа.

Глаза у девочки были большие и умные.

- "Сергей Павлович" звучит лучше. А вообще вы очень похожи на комиссара Каттани из "Спрута",

- Ну уж?

- Не внешне. Внутри. Они были вашими друзьями, да?

Он понял, что она говорит об убитых женщинах.

- Наверное, можно сказать и так. Ты видела их когда-нибудь?

- Нет. Я, кроме Даши, ее мамы и дяди Андрея, здесь никого не знаю.

- Ты заходила к Даше сегодня утром?

- Она обещала дать игрушку. На время, конечно.

- Электронную, Микки-Маус с корзиной, - сообразил Туровский. - Ну и что? He дала?

- Нет. Дашка не жадная, вы не думайте. Наверно, Нина Васильевна была против. Все-таки игрушка дорогая.

- Ты расстроилась?

- Я не маленькая. Хотя... Если честно, немножко расстроилась. У меня такой никогда не было.

- Светик, давай вспомним, что было потом. Вот ты вышла от Даши и пошла по коридору. Раз ты говоришь, что расстроилась... ну, совсем чуть-чуть... значит, наверное, голову опустила? Смотрела в пол?

Она с интересом взглянула на следователя.

- Да, точно. Вы так говорите, будто сами там были и все видели!

Сергей Павлович вздохнул.

- Если бы! А теперь вспомни, пожалуйста, что ты заметила. Может быть, чьи-то ноги? Мужские, женские? Запах табака? У тебя папа курит?

- Курит трубку. Мама ругается, говорит; табачищем все провоняло.

- Ну так что? Курил кто-нибудь в коридоре?

- Нет... Дверь скрипнула! - вдруг обрадованно сказала она. - Я правда вспомнила! У меня за спиной, когда я проходила мимо холла.

- А в самом холле кто-нибудь сидел?

- Никого не было. Я еще подумала, может, телевизор включить?

- Включила?

- Настроение пропало.

Туровский быстро подсчитал: в 9.30 Борис Анченко отнес женщинам завтрак, пробыл у них "минуты три от силы" (по его же словам), потом вернулся на свой наблюдательный пост. Света забежала к Кларовым в девять с минутами (по ее словам), в 9.20 вышла от них, услышала за спиной скрип двери, вошка в пустой (ПУСТОЙ!) холл...

- А ты не знаешь, какая именно дверь скрипнула?

- Нет, конечно. Я же не вы.

- В каком смысле?

- Ну, это, наверное, только сыщик может сказать, какая дверь скрипнула у него за спиной.

Он невольно улыбнулся.

- Ты мне делаешь комплимент. А какой был скрип? Низкий, высокий? Громкий, тихий? Вспомни. Ты же музыкант.

Она думала долго, целую минуту. Потом с сожалением покачала головой.

- Наверно, я плохой музыкант. Занимаюсь мало.

- А тебе нравится?

- Нравится. Хотите, что-нибудь сыграю?

Туровский собирался было вежливо отказаться, времени мало, следы еще не остыли, но неожиданно для себя кивнул.

Светлана вынула флейту из аккуратного замшевого чехольчика, приложила к губам.

Сначала Туровский просто следил за ее движениями, как флейта мягко скользит вдоль губ, как одухотворенно было лицо у его новой знакомой (не может быть плохого музыканта, где есть такая одухотворенность; это нельзя воспитать или просто изобразить. Это - от природы, от Бога). А потом внешний мир вдруг пропал. Мягкая, немного грустная мелодия уносила куда-то, словно на крыльях.

И Туровскому показалось, что флейта плачет. Тихонько и жалобно, скорбя по тем, кто был нам бесконечно дорог, за кого мы отдали бы все на свете, и жизнь свою в том числе - не задумываясь, с радостью... Только поздно. А раньше... Раньше мы, глупые, этого не понимали...

***

Добираться к молельне нужно было через заснеженный перевал, так высоко взлетевший ввысь, что дорога, которую и дорогой-то было стыдно назвать, скорее тропинка среди скал, и вовсе терялась, когда на путника медленно наползало колючее и пушистое облако. Юл-лха, дух перевала, был в общем-то добр, как и положено быть настоящему лха, но вряд ли мог похвалиться покладистым характером. Поэтому путники, ступавшие на охраняемую тропу, не были едины в своей участи: одни проходили легко и беззаботно, другим крепко доставалось - налетал и бил со всего маха в лицо снежный заряд, скользили с жалобным ржанием по настовой корке вьючные лошади и, случалось, ломали ноги. Хоть и редко, но все же два-три раза за караванный сезон лха брал и человеческую жизнь, однако его не осмеливались ругать: значит, тот человек был недостаточно любезен, вел себя как наглый и бесцеремонный чужак, а не как вежливый гость.

Чонг дружил с духом перевала. Никогда просто так не проходил мимо каменного алтаря, спрятанного в небольшой пещерке, как раз у границы, где кончается власть мягкой травы и деревьев и начинается черно-белое царство высокогорного Тибета - скал, камней и снега.

Много лет назад здесь был другой алтарь - памятник в форме креста, такой же, как на берегу одного из великих озер. Его оставили древние люди - паломники из несторианских колоний. Учитель Таши-Галла рассказывал о них Чонгу. Они поклонялись Иисусу, Богу, который принял смерть на таком кресте за всех людей в этом мире, в надежде спасти их - и плохих; и хороших: в каждом есть доля греха, и в каждом - Божья искра.

- А как же тот, кто его предал? - изумленно спрашивал Чонг. - Разве Иисус простил и его тоже?

- Да, - кивал головой Таши-Галла.

- Зря, по-моему.

Чонг был разочарован. Все-таки нельзя даровать прощение всем подряд. Что за Бог, который не наказывает, не карает своей десницей?

- Не спеши судить.

- Но как же так, учитель? Вас почитают во всех общинах как святого, равного великому Марпе Отшельнику. И вы достойны спасения так же, как и предатель, погубивший Иисуса?

Таши-Галла чуть усмехнулся одними уголками губ. Череп его был совершенно лишен растительности, но это придавало ему обаяние, и даже глубокие морщины, разбегавшиеся от глаз, походили не на трещины в земле в пору большой засухи, а на теплые солнечные лучи, в которых хотелось купаться, повизгивая от удовольствия.

- А знаешь, кто был моим первым учителем? Это был лама Юнгтун из провинции Ньяк. Один из самых могущественных черных колдунов.

- Вы смеетесь надо мной?

Чонг тогда так и не поверил. Мыслимое ли дело: в молодости совершать черные дела, насылать град на поля недругов, чтобы сгубить посевы зерна, и с усмешкой слушать проклятия в свой адрес, а потом приобщиться к учению святой Дхармы!

Он положил на алтарь несколько лепешек, поставил высокий кувшин с рисовым напитком, чтобы лха не очень скучал среди своих холодных скал, и белую гирлянду из тонкой бумаги.

- Это я сделал сам для тебя, - прошептал он, дотрагиваясь лбом до камней. - Прими с почтением и даруй мне удачу в пути.

И прислушался, будет ли ему какой-нибудь знак. Жаль, рядом не было учителя, тот умел разговаривать с духами и понимал их ответы... Чонг же слышал только гулкие кап-кап-кап. Это капельки воды срывались с потолка и падали вниз. Что они означали? Прямо перед глазами откуда-то появились два муравья. Один безнадежно барахтал лапками в прозрачной капельке, другой тащил его оттуда, но сил не хватало. Чонг подобрал тонкую щепку и протянул ее конец тонущему. Но тот, испугавшись, заработал лапками, погружаясь в глубину капли. Вот же дурак, рассердился Чонг, подцепил глупое насекомое и вынес наружу.

По дороге в сторону перевала двигался торговый караван. Караван был богат: Чонг не сразу смог сосчитать все повозки на двух громадных, в рост человека, деревянных колесах. На каждой повозке сидели двое: возница в теплой меховой одежде, управлявший круторогими быками, и помощник, следивший за грузом. Изредка возница покрикивал на ленивых животных, и те отвечали длинным трубным ревом; Попадались и низкорослые вьючные лошади, груженные кожаными арчемаками с кирпичным чаем из Амдо, и совсем маленькие ослики, на спинах которых лежали мешки с товаром, а на мешках сидели погонщики (а иначе бы ноги стали волочиться по земле), в лохматых шапках, важные, будто вельможи при дворце самого Лангдармы Третьего. Главным же грузом каравана был, конечно, шелк - сотни и сотни тюков самых разнообразных расцветок и качества.

Посреди каравана двигался богато украшенный паланкин. С его крыши свисало множество разноцветных гирлянд (Чонг вспомнил ту, из белой рисовой бумаги, которую он оставил у алтаря, и ему стало немного стыдно за ее бедность). Тонкие занавеси из китайского шелка скрывали того, кто сидел внутри, но это явно была женщина. Ее смех звучал, будто серебряный колокольчик в горном храме - светло и чисто. А вот красивый чернобородый всадник, что ехал рядом на вороном коне, Чонгу сразу не понравился. Было в его глазах-щелочках нечто настораживающее, хоть они и светились сейчас самодовольным весельем. Алая накидка, отороченная мехом барса, ниспадала вниз широкими складками, ноги в стременах нежились в высоких сапожках из меха лисы-чернобурки. И даже сбруя коня, выделанная,из красной кожи, была украшена позвякивающими в такт шагам золотыми монетками.

Кахбун-Везунчик, вспомнил наконец Чонг. Богатый купец из Базго. Чонг встречал его караван несколько месяцев назад. Собственно, ему доводилось встречать во время своих путешествий все караваны, которые только ходили по Великому Шелковому пути - от Янцзы, через Нангчу, мимо великих озер Тен-гри и до самой Лхассы, где размещалась резиденция короля Лангдармы.

Чонг поклонился, сложив руки в традиционном приветствии.

- Доброго вам пути, милостивые люди. Пусть вам светит в дороге звезда матери Мира.

Кахбун не удостоил его даже взглядом. А юноша на передней повозке, сидевший рядом с угрюмым возницей, тряхнул черными кудрями и помахал рукой.

- Привет тебе, монах. Мы идем через перевал в Лхассу, ко дворцу Императора. А ты?

- Я направляюсь к молельне Ликир.

- Нам по пути!

Занавеска паланкина отодвинулась, и Чонга вдруг будто ожгло огнем. На него смотрели блестящие и черные, будто сама ночь, подтянутые к вискам глаза - два бездонных озера. Яркие губы - капризные, созданные для поцелуя, были чуть приоткрыты в загадочной улыбке.

- Ликир? - бархатным голосом спросила женщина. - Это маленькая молельня из белого камня у самого озера?

- Да, госпожа, - едва справившись с волнением, ответил Чонг. - Она была построена в честь Пяти Бессмертных Сестер Дакинь. К сожалению, недавно ее повредил горный обвал. Мы хотим заняться ее восстановлением.

- Ну ясно, - буркнул Кахбун-Везунчик. - Сейчас будешь клянчить деньги.

Чонг пожал плечами.

- Если вы пожертвуете несколько монет, то многие люди, которые придут помолиться Пяти Сестрам, останутся благодарны вам. Но клянчить я ничего не собираюсь.

- Тогда что ты тут стоишь? Иди своей дорогой.

- Прошу простить меня, милостивый господин, но я посоветовал бы вам Подождать. В это время лха бывает коварен.

- Не болтай глупостей. Чего бояться? Солнце стоит высоко, небо чистое.

Чонг с сомнением посмотрел вверх.

- Это-то и плохо. Солнце растапливает снег на вершинах, он делается рыхлым и непрочным. Иногда он скатывается вниз.

В глазах женщины мелькнуло беспокойство. Кахбун, заметив это, едва не зарычал от ярости.

- Ах ты, урод! Может, ты вовсе не буддист, а Черный маг?

Его рука потянулась к мечу, висевшему на поясе. Чонг незаметно подобрался, чуть развернувшись боком и спружинив ноги, чтобы в случае чего мгновенно

Прыгнуть...

- Дядя, перестаньте, - капризно сказала женщина. - Посмотрите сами; он еще слишком молод для мага. Впрочем, для монаха - тоже.

- Я действительно еще не монах. Я послушник Вгорной общине Лха-Кханга.

- Я о такой не слышала...

- Она расположена высоко в горах - спокойно ответил Чонг, не выпуская, однако, Кахбуна из поля зрения. - Путь туда очень труден, и добраться можно только пешком. Ни лошадь, ни повозка не пройдут.

Кахбун-Везунчик пришпорил коня (монеты на сбруе резко звякнули) и бросил через плечо:

- Гхури, гони этого оборванца. Как бы беду не на кликал.

- Слушаюсь, господин.

Угрюмый возница взмахнул кнутом, метя в голову Чонга. Тот сделал неуловимое движение в сторону, но удара не последовало: парнишка, сидевший рядом, обладатель длинных черных кудрей, перехватил руку с кнутом. Возница метнул злобный взгляд. Юноша, однако, не отпустил руку и глаза не отвел.

- Не стоит показывать силу на безоружном. Тем более этот человек служит Будде. Прости, монах. Спасибо за предупреждение... Но купец не будет купцом, если не станет спешить туда, где ждут его товар.

Чонг посмотрел ему в глаза. "Может быть, даст Бог, я смогу отплатить ему добром за добро, - подумал он. - А если в этой жизни нам не доведется встретиться... Что ж, я буду молиться, чтобы счастье сопутствовало ему в дороге".

Минуту спустя он уже шел вверх по тропе, закинув за плечи холщовую котомку и опираясь на крепкую суковатую палку. Он мог бы обойтись и без нее, молодые ноги трудно было утомить привычной ходьбой, но мало ли где могла пригодиться палка...

Амида Будда запретил им носить меч. Запретил отнимать жизнь у того, кому она была дарована свыше но, вероятно, Всемилостивый при всей его прозорливости не мог предвидеть, сколько опасностей и невзгод будет ожидать его служителей во время их странствий.

Таши-Галла был мудр. И в мудрости своей не давал пощады несчастным ученикам. Чонг и его названые братья чувствовали, будто на каждую ногу кто-то повесил незримый, но тяжеленный камень. Онемевшие руки отваливались от тела, на котором во время занятий не оставалось живого места... Но - постепенно, далеко не сразу, они привыкли. Натруженные загрубевшие ладони легко, будто пушинку, вращали тяжелый посох - единственное доступное им оружие, тело не ощущало ударов, где-то внизу, в центре живота, рождалась невиданная сила, закипающая, словно в огромном чане, не знающая преград. Не сразу они и поверили в эту самую силу, которая живет в человеке, но поди об этом догадайся. У учителя были узкие плечи и худые руки. Джелгун, здоровенный розовощекий монах-геше, с которым Чонг долгое время делил келью, смотрел поначалу недоверчивее всех. С высоты его роста, гигантского по местным меркам, Таши-Галла казался маленьким и тщедушным. К тому же Чонг знал, что отец Джелгуна, пастух Алла-Кабиб, был первым силачом в деревне и первым любителем хмельного ячменного напитка. Кулаки его были размером с голову среднего человека, и однажды он в одиночку разогнал шайку разбойников, которые задумали украсть овец. Разбойники были известны на всю округу своей свирепостью и изворотливостью, и даже правительственный отряд, присланный из Кантуна, вернулся спустя несколько недель ни с чем.

Сын был под стать отцу - плечистый, с могучими руками и необъятными грудными мышцами. Умишком вот только, жаль, слабоват. Очень уж любил похвастаться удалью. Однажды, пока Чонга не было, он вошел в келью, а вход загородил громадным камнем. Как ни старался Чонг попасть домой, но камень отодвинуть не сумел. В конце концов он в бессильной ярости пнул его ногой, сел на землю и заплакал..,

Горы черными громадами равнодушно взирали с заоблачных высот, и Чонг самому себе казался крошечным и жалким, будто муравей, застрявший в капельке смолы. Холод пробирал до костей, откуда-то доносился звериный вой. Наверное, волк... "Ну и пусть, - отчаянно подумал Чонг. - Пусть он придет и сожрет меня".

Может быть, он и сумел бы защититься и прогнать хищника. Он хорошо владел техникой посоха, вот только "Облачная ладонь" никак не желала даваться, даже после долгих и мучительных тренировок. Но Чонг также знал, что в бою техника значит далеко не все: необходим настрой, концентрация всей воли - то, чего сейчас как раз и не было... То, без чего боец не боец, а наполовину покойник. Не так давно ему пришлось драться против двух здоровенных мохнатых собак, накинувшихся на него, очевидно приняв за разбойника. А скорее всего их науськал богатый хозяин, решив проучить послушника-попрошайку...

Прекрасно натасканные тибетские волкодавы бросились одновременно, с двух сторон, обнажив влажиые белые клыки. Чонг ощутил их горячее дыхание у своего лица и едва успел откатиться вбок. Правое плечо тут же сделалось мокрым и горячим, будто прикоснулось к раскаленному железу. Пес сумел-таки достать когтями, но тут же взвыл и завертелся волчком на земле: палка ужалила его в болевую точку на животе. Едва Чонг успел вскочить на ноги, как другая собака вцепилась сзади в шею. Спасла только грубая домотканая одежда: страшные клыки, не успев сомкнуться, скользнули вниз. Чонг уже ничего не видел. Только глубоко спрятанный животный инстинкт вдруг прорвался наружу и помог ему крутануться вокруг оси (этому приему Таши-Галла не учил, он возник сам собой), ткнуть пса палкой в ухо и тут же другим концом нанести мощный удар в пах, после которого уже не встают.

Передышка была совсем короткой: Чонг успел лишь кое-как занять боевую позицию: невысокий юноша, не отличающийся богатырским сложением, окровавленный, с бледным неподвижным лицом и палкой в - вытянутых руках, - и огромный волкодав, натасканный на человеческую кровь, сморщив нос, демонстрирует с рычанием свои клыки размером с человеческий указательный палец...

Если бы он снова напал, Чонг бы, наверное, не удержался. Глаза застилал туман, ватные ноги отказывались служить, раненые плечо и шею будто опустили в жидкий огонь... Нет, он бы нипочем не удержался. Но собака, поглядывая искоса на неподвижно лежавшего собрата, не стала нападать. Порыкивая, пятясь, припадая на задние лапы, она вдруг развернулась и бросилась в позорное бегство. И только тогда из-за изгороди на дорогу неуклюже выскочил хозяин и долго кричал что-то вслед Чонгу, грозя кулаком, а пес чуть ли не ползком нырнул ему за спину и там притих, словно описавшийся щенок.

Теперь же где-то в скалах неподалеку выл волк, подставив морду луне, а Чонг-по, отбросив свою палку, сидел на земле, уткнувшись лицом в колени. Что, интересно, скажет Таши-Галла, когда утром найдет его, растерзанного, несчастного, уже оледеневшего? Шевельнется ли в душе жалость? Джелгун испугается, затрясется, станет оправдываться... "Я же только хотел пошутить! Я вовсе не желал ему зла!"

Не желал... Но разве меньше от этого станет зло? Да и зависит ли оно вообще от наших желаний?

Чонг невольно вздрогнул, когда почувствовал какую-то тяжесть на плече. Подумалось: как, уже? Но это был не волк. Старый Таши-Галла сидел рядом, подобрав под себя ноги. Длинная одежда складками ниспадала вниз и расстилалась по земле, делая фигуру учители похожей на старинный колокол. Таши-Галла улыбался сочувственно и немного грустно. Ладонь его была теплой, и Чонг, решив, что его сейчас будут утешать, словно маленького, вдруг разозлился.

- Жаль, что нам нельзя носить меч, - вырвалось у него.

- А то что бы?

- Я бы убил его. - Чонг кивнул на келью, где Джелгун сладко причмокивал во сне под защитой камня.

Таши-Галла помолчал. Глаза его по-прежнему улыбались. Кажется, он нисколько не огорчился такому страшному заявлению своего ученика.

- Значит, ты хочешь смерти названому брату?

- А он мне? - выкрикнул Чонг. - Если я замерз ну или меня растерзает зверь, что вы скажете Джелгуну? Будете его утешать?

- Возможно, - не стал отрицать учитель. - Но боюсь, что мои утешения не помогли бы. Как, впрочем, и тебе, будь у тебя в руках меч.

Сказав это, Таши-Галла отвернулся. Казалось, он потерял интерес к происходившему. А что ему? Может быть, он уже унесся далеко-далеко, туда, где острые пики в вечных снегах прикасаются к холодному небу... Это нам, земным и погрязшим, путь к вершине представляется сплошным нагромождением камней, и о каждый можно споткнуться и набить себе шишку, а то и вовсе поскользнуться и улететь в черную пропасть.

- Вы могли бы наказать Джелгуна, - упрямо сказал Чонг. - Чтобы он никогда не издевался надо мной!

- Ты опять жаждешь крови.

- Я хочу только справедливости, учитель.

- Ну нет... Человек не может быть справедлив ни к себе, ни к другим. На это способен лишь Будда. А ты... Ты злишься и пытаешься, точно несмышленое дитя, сорвать свое зло на мне. У тебя будто плотная черная повязка на глазах, которую соткали из страха и невежества. Ты не можешь принять мир таким, каков он есть. Ты боишься! - обвиняюще произнес Таши-Галла, будто уличив ученика в страшном грехе.

- Боюсь, - признался Чонг.

- А ты не думаешь, что бояться нужно совсем другого?

- Чего надо бояться?

- Ну... Вдруг если бы не было этого камня у входа, ты прошел бы мимо чего-то очень важного в своей жизни.

- Что же это такое важное? - удивился Чонк.

- Что угодно. Оно может ждать тебя в двух шагах, в любой момент. А что именно - это знает только Амида Будда.

- Будда хочет, "чтобы меня сожрал волк, который воет за скалой? - угрюмо спросил Чонг.

Таши-Галла прислушался на мгновение.

- Это не волк. Это белый барс, царь снегов.

- Барс?! Почему же он так страшно воет?

Учитель усмехнулся.

- Хочешь узнать - иди и посмотри.

Чонг невольно передернулся. От волка в случае чего можно отбиться... Но от барса!

"Я не пойду, - сказал он себе. - Пусть учитель считает меня трусом. Пусть Джелгун дальше издевается надо мной, и я буду ночевать под открытым небом... Это лучше, чем погибнуть в когтях хищника. Я не пойду". И, повторяя про себя эти слова, Чонг встал и обреченно побрел к скале.

Когда он завернул за выступ и увидел два желтых светящихся глаза, сердце у него скакнуло и застряло где-то в горле. Он непроизвольно попятился и поднял над головой палку... Что палка белому барсу? Поковырять в зубах?

И тут Чонг понял, что перед ним детеныш барса, точнее, подросточек размером со среднюю собаку. Шерсть еще не отросла до нужной длины, подпушек был мягок и нежен, не успел загрубеть с годами, мышцы не налились взрослой силой, и от этого его длинное тело казалось каким-то суставчатым и нескладным. Упавший сверху большой камень придавил барсенку крестец и задние лапы. Ему было больно и страшно, Но все равно он попробовал грозно зарычать, едва Чонг приблизился... Однако из горла вырвалось только жалобное поскуливание. Матери барсенка повезло меньше: упавший камень расплющил ей голову. Чонг опасливо обошел вокруг громадного мертвого тела и присел на корточки.

- Как же тебя вытащить? - пробормотал он и почесал зверя за ухом. Тот в ответ что-то жалобно пропишал.

Чонг упёрся в камень плечом и толкнул изо всех сил. Бесполезно. Камень был гораздо больше того, что Джелгун притащил ко входу в келью. Барсенок продолжал голосить, однако писк его становился все тише: жизнь по капле уходила из его тела, будто вода в песок. И Чонг то яростно сражался с валуном, то присаживался рядом со зверем и успокаивал его, поглаживая густую шерсть на загривке.

- Ты постигнешь искусство "Облачной ладони", когда научишь тело быть расслабленным и податливым, будто воск.

- Но разве можно быть расслабленным в бою?

- Расслабленное тело - это путь к спокойствию разума. Только спокойный разум может вобрать в себя все, что ты видишь вокруг. Только он может увидеть и невидимое, что скрыто от других.

Таши-Галла двигался тягуче и свободно, и Чонгу приходило на ум, что учитель дурачит их всех, скрывая свой возраст. Может быть, он нарочно раскрасил лицо темно-коричневой краской, чтобы искусственные морщины пересекали лоб и щеки...

- Запомни: в расслабленном теле рождается волна, подобно морской. Сила возникает в ступнях: это росток. Колени и живот - гибкий ствол дерева...

По телу учителя будто прошла рябь. Казалось, воздух вокруг заколыхался... То ли от невиданной летней жары, то ли от огромной невидимой глазу энергии. Чонг пытается повторить движение.

Удар! Адски болит ладонь... А деревянная мишень стоит, даже не шелохнувшись.

- Я не могу, учитель.

- Ты наносишь удар рукой. А тело твое неподвижно, как старый трухлявый пень. Бить должна та волна, которая рождается в ногах. Ладонь только показывает направление... Смотри!)

Чонг, видимо, забылся на несколько мгновений, измученный борьбой. А в себя пришел оттого, что ощутил: барсенок перестал дышать.

- Не смей! - закричал он. - Не смей! Не смей!!!

Бьет не ладонь, она лишь указывает направление...

Толкают все существо, вся энергия, рожденная в ступнях ног, умноженная десятикратно в бедрах и животе, стократно - в плечах, тысячекратно - в кончиках пальцев... Чонг зажмурил глаза, представляя себя мягким и тягучим, будто густое белое облако. Не смей, велел он барсенку. Разве Будде угодно, чтобы ты умер? Зачем же тогда он позволил дураку Джелгуну закрыть вход в келью?

И Чонг вдруг понял, что пытался втолковать ему старый мастер. Тело словно взорвалось невиданной силой. Камень покачнулся... Видимо, зверю это движение причинило дополнительную боль, и он еле слышно застонал. Чонгу этот стон показался прекраснейшей музыкой, заполнившей сердце.

- Держись! - приказал он.

- Откат назад. Низ живота тяжел и горяч, словно... Словно он проглотил раскаленный шар! Еще ни разу за все время занятий ему не удавалось войти в это состояние. А тут...

Он не сразу понял, что тяжеленная глыба отвалилась в сторону. Ему было не до того, чтобы радоваться успеху. Барсенок едва дышал, высунув посиневший язык.

- Я в тебе не ошибся.

Чонг оглянулся. Таши-Галла стоял за спиной.

- Он будет жить, учитель?

Мастер наклонился над зверем и быстрым движением ощупал его задние лапы.

- Учитель...

- Он обречен, - тихо сказал он.

Забыв приличия, Чонг отчаянно вцепился в руку мастера.

- Помогите! Помогите ему! - заорал он, и его крик эхом отозвался в скалах. - Вы же знаете секрет! Таши-Галла медленно покачал головой. - Молодой организм иногда творит чудеса. Нам остается только надеяться, И молиться Веемилостивому.

Глава 3 БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ЖИЗНЬ

Барс выжил.

Он еще не совсем оправился даже спустя полгода и лежал на подстилке из пахучих трав, которую Чонг приспособил для него. Задние лапы покоились в специальных жестких повязках, покрытых для прочности обожженной глиной. Отвар из лунного корня, которым Чонг поил своего пациента, одновременно восстанавливал силы и действовал как снотворное. А как иначе объяснишь несмышленышу, почему нельзя раньше времени немножко побегать, скинув тугие повязки, и вволю поиграть с новым другом на лужайке?

- Я назову тебя Спарша, - тихонько проговорил Чонг...

Барс зевнул, посмотрел на человека мутноватым глазом и снова погрузился в сон.

Часто пещеру, где Чонг держал зверя, посещал Таши-Галла. Барс поначалу угрожающе скалился, но, на-верное, учитель умел разговаривать на языке животных и птиц. Он мягко и успокаивающе сказал что-то, погладил Спаршу за ушами и присел рядом с Чонгом, который ворошил угли в жаровне короткой палочкой.

- А ты изменился, - проговорил учитель, и Чонг уловил нотку грусти в его голосе.

- В тот день, когда вы сказали мне, что Спарша не выживет, я нагрубил вам, Учитель. Я вел себя недостойно.

- Пустое, - махнул тот рукой и как бы между прочим спросил:

- Джелгун тебя не обижает?

- Не знаю... У меня нет времени, чтобы обращать на это внимание. Я... Я стал меньше заниматься, учитель. Я реже тренируюсь в искусстве "Облачной ладони", реже размышляю над священными текстами. Мне кажется, я сделал шаг назад.

- Ты чувствуешь неудовлетворенность?

- В том-то и дело, что не чувствую! - с отчаянием сказал Чонг. - Меня как будто устраивает такое положение вещей! Я боюсь.

Он помолчал.

- Во мне будто живут два разных человека. Один нашептывает, что я. никогда не смогу отказаться от земной юдоли, что жизнь этого зверя для меня дороже, чем божественное просветление, и, значит, я не могу быть монахом, служителем Будды...

- А что же говорит другой? - с улыбкой спросил Таши-Галла.

- Другой вообще ничего не говорит, - хмуро ответил Чонг. - Он только ходит по горам в поисках лекарственных трав... Меняет повязки... Ищет еду для Спарши. Успокаивает, когда тому больно. И он, мне кажется, побеждает того, первого.

Таши-Галла наклонился над пламенем и подбросил в жаровню несколько сухих веток.

- Просветление, божественное видение - это не цель существования, мой мальчик. Это, скорее, средство, чтобы помочь на своем пути всем страждущим... Вот этому зверю, например.

- Для чего? - спросил Чонг.

- Ты разве не знаешь?

- Я чувствую сердцем. А мне бы хотелось еще и осознать разумом.

- Тогда... Я бы сказал: чтобы противостоять силе тьмы. Противопоставить силу созидания - разрушению и смерти. Гм... Может быть, это звучит высоко парно, но главное, к чему стремится каждое существо, наделенное душой, - это обретение покоя и равновесия. А путь к этому зависит большей частью от того, как каждый из нас, живущих, представляет себе этот покой. Покой, - Таши-Галла сделал ударение на последнем слове, - но не пустота. Духовная пустота - та же болезнь.

Он посмотрел на спящего барса.

- Ты спас ему жизнь. И теперь ради него ты жертвуешь тем, во что ты верил (или тебе так казалось). Не жалей. Жертвуя чем-то, всегда что-то приобретаешь. А то, что ты приобрел, стоит десяти лет самых усиленных занятий и медитаций на вершине скалы. Вот так, мой мальчик...

Чонг сидел на земле, не замечая, что вечерний холод тонкими щупальцами проникает в пещеру, и смотрел на языки пламени, пляшущие в жаровне.

- Я изучаю боевые искусства и медитирую, стараясь обрести покой в душе, - задумчиво проговорил он. - Но, взяв на себя заботу о другом существе, я отказываюсь от скорейшего достижения божественного просветления... Однако взамен я приобретаю любовь этого существа, и она дарит мне душевный покой, к. которому я стремился и от которого отказался... Воистину мир - это змея, кусающая себя за хвост.

Перевал лежал впереди. Чонг от холода запахнул одежду поплотнее и подумал, что некоторые способности учителя так и останутся для него загадкой. Таши-Галла пускался в путь от Леха до Лхассы, одетый лишь в меховую накидку без рукавов. Путь этот пролегал через три перевала к северу от великих озер - Нангуе, Кьяри и Тенгри. Каждый из этих перевалов с ранней осени и до следующего лета закрывали сплошные облака, хлеставшие снегом и ветром.

- Вам не холодно, учитель? - спрашивал Чонг, тело которого била крупная дрожь.

- Холодно? - рассеянно говорил Таши-Галла. - Не знаю, я не заметил.

Сегодня лха, дух перевала, был неспокоен. Пронизывающий ветер завывал среди голых камней, соседние пики скрывались от глаз в серой изменчивой пелене. Чонг и не думал сердиться на духа. Он был не тот несмышленыш, который ревел когда-то в три ручья над камнем, который глупый Джелгун приволок ко входу в келью. Ведь если разобраться, то именно он, Джелгун, в ту самую ночь помог Чонгу разобраться в самом себе. Да продлит Всемилостивый его дни!

На черном плоском валуне, вытянувшись во всю длину, лежал Спарша. За два года он превратился в громадного зверя с мощными мускулами под густой шерстью (вот уж кому наплевать на непогоду!) и белыми клыками, похожими на стальные ножи.

- Привет, киска, - сказал Чонг. - Давно меня ждешь?

Барс что-то добродушно проворчал в ответ, мягко потянулся, разминая застывшие лапы, и потрусил рядом, словно большая послушная собака. Они были неуловимо похожи - зверь и человек: оба поджарые, мускулистые и спокойно-уверенные. Спарша всегда встречал Чонга в одном и том же месте. Он будто знал, когда именно человек появится на тропе, и ждал, застыв на камне, похожий на изваяние Будды - неподвижный, с умными желтыми глазами над высокими скулами.

С одной из ближних вершин совсем недавно сошла лавина. Чонг оглядел снежный склон, знакомый так, что казался родной кельей (сколько раз скатывался отсюда со Спаршей наперегонки!), и не узнал его. Чахлые деревца будто какой-то исполинский зверь слизнул языком, одни камни, и даже целые скальные нагромождения, оказались погребенными под громадными снежными массами, другие, наоборот, вынырнули там, где их раньше не было. Тропу засыпало. Спарша спокойно свернул вверх - что ему с такими лапами! Чонг, помогая себе палкой, двинулся вниз по склону, проваливаясь по пояс. Через несколько шагов его нога нащупала что-то твердое. Он наклонился и слегка разгреб снег...

Чонг сразу узнал эту лошадь - помогла ярко-красная сбруя со вшитыми (вмерзшими: уж никогда им не зазвенеть!) золотыми монетами. Переломанные ноги неестественно торчали в стороны, в темных расширенных глазах навсегда застыл ужас перед надвигающейся стихией. Вьючные мешки были разорваны, и груз - прекрасной выделки мех горных косуль - разлетелся по склону вместе с обрывками одежды, снаряжения, человеческой кожи и сгустками крови.

На Кахбуна-Везунчика он наткнулся только благодаря Спарше, который спустился вслед за хозяином и теперь рыскал в снегу, полагаясь на собственный нос. К богатому купцу боги и впрямь, похоже, остались благосклонны: он не замерз, как другие, беспомощно пытавшиеся переломанными окровавленными пальцами царапать свои ледяные могилы. Везунчик просто ударился головой о камень и умер мгновенно, даже, наверное, не. успев испугаться. Что ж, свою судьбу не дано знать никому из смертных.

Вокруг, шагах в двадцати, в снегу попадались золотые слитки, выпавшие из распоротой сумки купца. Чонг не притронулся к ним. Он продолжал искать в надежде спасти тех, кто был еще жив, быть может, но раз за разом откапывал трупы - круторогие мохнатые быки, вьючные лошади, люди, одетые кто победнее, кто побогаче - здесь были все равны. Все вперемешку. Чонг опустил голову. Он чувствовал вину перед этими людьми. Ему не поверили, не вняли словам о суровом лха, охраняющем тропу... Значит, он не сумел убедить их. Он вспомнил возницу, чуть не огревшего его кнутом. Что было делать? Кричать? Бежать вслед каравану?

"Кричать. Бежать вслед".

Перед внутренним взором вдруг возникло осунувшееся лицо учителя.

"Ты должен был использовать любую возможность. Ты мог обогнать караван и встать на дороге, не пускать! Зачем я тратил на тебя свои силы и время? Чтобы ты ставил по-прежнему выше всего свои личные обиды?

Я-то надеялся, что ты давно излечился от таких мелочей".

Чонг встал на колени посреди снежного кладбища. Что он мог теперь? Только помолиться за души усопших. Попросить Всемилостивого Будду о прошении, чтобы Он послал им достойную грядущую жизнь, не позволив вечно скитаться в Трех Низших Мирах... Он коснулся лбом холодной земли, и тут Спарша тихонько зарычал.

За каменной осыпью, где дорога делала поворот, послышался неясный шум. Чонг мгновенно вскочил, подхватил свою палку и побежал вверх, утопая в снегу.

Белая лавина пощадила того самого юношу, почти мальчишку, который перехватил тогда руку возницы... Теперь, однако, его жизни угрожала другая опасность: двое разбойников, черных и ловких, будто обезьяны, и охочих до мертвечины, словно стервятники, насели на него, распластав в снегу, а третий, поменьше ростом и потолще, с бельмом на глазу и одутловатым лицом, точно упырь, суетливо обыскивал его одежду. Чуть вдалеке пофыркивали две низкорослые лошадки. Чонг мысленно поблагодарил Будду за, то, что тот услышал его мысли: "Может быть, когда-нибудь мне удастся отплатить тебе добром за добро..."

- Спрячься, - велел он барсу, и тот, недовольно рыкнув, улегся за камнем.

Упырь, ощупав всю одежду юноши, сплюнул с досады.

- Ничего нет. Пусто!

- Послушайте... - еле слышно проговорил парнишка.

- Заткнись, - зло сказал высокий костлявый разбойник, тот, что держал его на земле, не позволяя встать. - Что с ним делать?

- Прирезать, и дело с концом.

Упырь, воровато оглянувшись, вытащил из-за пазухи изогнутый нож.

- Эй!

Все трое обернулись и удивленно уставились на Чонга, появившегося на дороге.

- О Будда, - пробормотал упырь, - этот полудохлый, кажется, здесь не один. Что смотрите? Прикончите его!

Чонг широко улыбнулся, будто встретив старых, друзей.

- Не стыдно вам, добрые люди? Нападаете на тех, кто слаб и не может защититься.

Двое подручных упыря; отпустив свою жертву, мелкими шажками двинулись навстречу Чонгу. Не то чтобы они боялись его, нет... Они были вооружены длинными ножами и имели изрядный опыт в потасовках, а противник (далеко не великан) был всего один. Их смущало лишь то, что он спокойно стоял посреди тропы и улыбался довольной улыбкой, вместо того чтобы испугаться и удрать.

- А ведь он вас обманул. - Чонг указал на упыря. - Вытащил у юноши золотые монеты и спрятал от вас. Конечно, зачем же делиться?

Костлявый немедленно обернулся к упырю. Похоже, он не слишком доверял напарнику. - Тепе, - угрюмо произнес он.

- Что Тепе? Что Тепе? - заверещал тот. - Кому вы поверили?

(Очень подходящее имя, вскользь подумал Чонг. "Тепе" означало "маленький коврик для ног".) Юноша с трудом приподнялся на локте.

- Он прав. У меня на поясе висел кошель... Теперь его нет. - Два ножа мгновенно развернулись и посмотрели в живот упырю. Тот, криво улыбаясь, стал пятиться назад, пока не уперся спиной в большой валун.

- Вы что, не верите мне, своему главарю?!

- Ты нам никакой не главарь. Лучше по-хорошему отдай золото!

Клинок упыря тускло блеснул в воздухе.

- Назад, недоумки!

Бац!

Тяжелая палка Чонга со свистом опустилась на руку, сжимавшую оружие. Тепе удивленно проследил за улетевшим в снег ножом, прижал ушибленную кисть к животу и ненадолго потерял интерес к происходящему. Чонг уже забыл о нем... Ощутив движение сзади, он шевельнул палкой, и она, словно змея, обвилась вокруг локтя костлявого. Прием так и назывался - "Змея, обвившая ветвь".

Взмах ножом справа. Мгновенный разворот вокруг оси, с опорой на пятку, - "Схватить за хвост быструю птицу"... Два бандита с воплем летят на землю, больно, стукнувшись лбами. Чонг отскочил, угрожающе выставив палку перед собой. Юноша из каравана, шатаясь, поднялся на ноги И взял валявшийся в стороне нож с костяной рукояткой.

- Отдыхай, - бросил ему Чонг. - Сам справлюсь.

Но юноша молча указал рукой вверх по склону. Оттуда с гиканьем скатывались другие разбойники (выходит, их тут целая шайка!). У некоторых ножи были привязаны к длинным палкам, представляя собой некое подобие копий. Два или три раза мелькнули голубоватые лезвия мечей. Взгляд Чонга скользил по фигурам бандитов. Шесть, семь, восемь... А новые все катились и катились со склона в миниатюрных снежных вихрях.

Их окружали. На юношу надежда была плохая, он едва держался на ногах. Черные вьющиеся локоны растрепались, сзади, у затылка, волосы слиплись от засохшей крови - видимо, разбил затылок при падении (разбил или пробил? Если пробил, дело совсем скверное, еще немного, и он упадет, и тогда придется не только выбираться самому, но и с ношей на плечах). Парнишка был длинноногий и тонкорукий, прямой, как свечка, и даже порванная, в лохмотьях, дорожная одежда не портила впечатления. Лицо его побледнело, но в широко раскрытых глазах было полно решимости.

- Беги вниз по склону. Кубарем! - приказал Чонг, поудобнее перехватывая свое оружие. - Я задержу их... Ненадолго.

- Вот еще, - усмехнулся юноша, и Чонгу эта улыбка понравилась. Может быть, паренек был слабоват для боя, но он был явно не трус. И нож в его руке сидел крепко и уверенно. Перехватив взгляд Чонга, он сказал, нервно покусывая нижнюю губу:

- Вот так,

Брат. В следующий раз будешь знать, как бросаться на помощь сломя голову... Если он будет, следующий-то.

- Не умирай раньше времени, - ответил Чонг.

Тот самый, с рожей упыря, проорал какую-то команду, и разбойники, будто свора голодных псов, бросились со всех сторон. Чонг перестал думать и чувствовать. Некогда. Палка в его руках крутилась во все стороны, раздавая удары направо и налево. Мудрое тело помнило все, что нужно. Помнило полученные на занятиях синяки, и руки прикрывали жизненно важные точки. Помнило толчки учителя, от которых отлетал на несколько шагов, и ноги сами врастали в землю, будто корни могучего дерева...

Движение сбоку. Молниеносный разворот - удар противника ушел в пустоту. И тут же - мощный рывок через себя - "Змея прячется среди камней".

Нападавшие нахлынули и откатились. Чонг выпрямился, мгновенно расслабляясь, чтобы с толком использовать краткую передышку. И вдруг - парнишка за спиной предостерегающе крикнул - грубо сделанная стрела совсем близко звякнула о камень. Чонг не мог уйти вниз, распластаться по земле, хотя инстинкт, наработанный долгими занятиями, настойчиво требовал этого он открыл бы спину своему товарищу... Стрела встретила в полете крепкую палку Чонга и отклонилась в сторону, но все же нашла цель, воткнувшись в плечо. Тело будто разом окунули в огонь. Ноги мгновенно сделались слабыми, палка выпала из бесчувственной руки. Чонг с трудом повернул голову и увидел Костлявого. Тот стоял шагах в двадцати на большом камне, широко расставив ноги, и смеялся, показывая мелкие острые зубы. У него было совсем беззлобное лицо...

Разбойники расступились, чтобы их не задели стрелы. Чонг и его друг остались одни, спина к спине, посреди большого круга. Чонг ощутил слабое рукопожатие стоявшего спиной юноши и прикрыл глаза. Что он мог сказать ему в ответ? Даже утешить парнишку не оставалось времени. Даже проститься с ним в надежде, что, если Будда будет столь милостив, они встретятся в другой жизни...

Костлявый лениво-медленным движением взял стрелу, вложил ее в лук и спокойно отвел правую руку назад, натягивая тетиву.

Вряд ли он успел осознать, что произошло. Мощное тело, распластавшись в длинном прыжке, словно серебристая молния, ударило его в спину, рванув затылок когтями, и Костлявый, все еще улыбаясь, полетел с камня головой вниз... А барс тем временем уже расправлялся и со вторым врагом, и с третим...

- Демон! - истошно заорал кто-то из разбойников. И горы многократно повторили крик: "Де-мон! Де-емо-он!"

И - не осталось никого вокруг. Говорят, что страх придает человеку способность очень быстро передвигаться. Вот только упырю, кажется, не повезло. В ужасе он попытался взобраться на скользкий валун, да чуть-чуть просчитался.

Громадный зверь со вздыбленной шерстью поворачивал вправо-влево испачканную чужой кровью морду: не упустил ли чего. А то ведь как бывает...

- Спа-арша, - проговорил Чонг, еле двигая побелевшими губами. - Где же ты раньше был, кошатина противная?

И провалился в небытие.

Его преследовали странные видения. Он старался понять, где находится, что перед ним: сцены ли его собственных воплощений в прошлом или далеком будущем, куда и заглядывать страшно, или он по прихоти богов попал в Три Низших Мира - царство демонов и злых духов...

В этом мире не нашлось места снежным вершинам, таким привычным, родным с детства. Мягкая зеленая трава так же ласкала ноги, но воздух был гуще, и ноздри трепетали от незнакомого резковатого запаха. По широкой спокойной реке скользили странные чудовища с блестящими боками, издавая время от времени трубный гул. Чонг, однако, быстро почувствовал, что этих зверей бояться не стоит: во-первых, они были скорее всего ручными, а во-вторых, хоть они и подплывали иногда близко к берегу, но на сушу не вылезали.

Вдали, за большой рекой, лежал город. Чонгу приходилось бывать в Лехе, Ньяке и других городах (разве что кроме столицы), но этот - поражал воображение. Дома, построенные из гладкого камня, походили один на другой, словно братья-близнецы. На шумящих улицах нельзя было встретить, хоть целый день ходи, ни верблюда, ни лошади, зато сплошным потоком шли целые караваны разноцветных гудящих зверей, да так быстро, что даже хорошая скаковая лошадь вряд ли догонит.

Все это Чонг видел как-то мельком, словно проносясь мимо на большой скорости, чувствуя, как внутренности устремляются вверх, будто в момент падения. Странный угловатый мир вокруг вытянулся, свернулся в спираль подобно гигантской змее, и Чонг попал в центр этой спирали... И вдруг явственно увидел перед собой мужчину лет сорока. Его лицо казалось невыразительнам, но глаза... Чонг внутренне поежился, когда ощутил волну тревоги и боли, исходящую от незнакомца. Это были глаза человека, потерявшего что-то очень ценное для себя. Более ценное, чем, может быть, сама жизнь...

- Помоги мне, - услышал он.

- Я? Что я могу?

- Мне необходимо найти Зло... Пока не поздно.

Чонг глубоко вздохнул. Он понял причину этой тревоги. Зло действительно было. Оно витало в воздухе над городом за большой рекой.

- Я совсем чужой здесь, - пробормотал Чонг.

- Это неважно. Важно, что ты можешь чувствовать...

- А другие?

Человек помолчал.

- Не знаю. Возможно, они утратили эту способность со временем... Или привыкли ко Злу и не замечают его.

Чонг окинул взглядом город. Все они заняты собой... Не замечая Зла. Или не желая замечать. И ему стало по-настоящему страшно.

Глава 4 ДРУГ ДЕТСТВА

Туровский не заметил, как мелодия иссякла. Некоторое время он просто не замечал ничего вокруг, находясь в каком-то странном оцепенении.

- Вам плохо, Сергей Павлович? Дядя Сережа!

Он с трудом повернул голову. Света тревожно заглядывала ему в лицо, отложив флейту в сторону.

- Все в порядке.

- Вы на солнце, должно быть, перегрелись. Может быть, пойдем в корпус? Я вам помогу.

- Ты?

Света тряхнула головой, и ее темная коса сделала полукруг.

- Не бойтесь. Я сильная.

"Вот чего у меня не было в жизни, - подумал Ту-ровский, - так это "глюков". Давным-давно, еще в той жизни, в Кандагаре, "травкой" баловаться приходилось, но это чтобы снять дикое напряжение, пару раз... Хотя кто знает, какие могут быть последствия". А ведь он в самом деле всего минуту назад был где-то-очень далеко.

Горы. Люди в странных ниспадающих одеяниях. Лицо молодого монаха, и самая яркая картина, перечеркивающая собой все остальное, - распластанное в прыжке тело громадной кошки, не то тигра, не то барса...

- К солнцу нужно привыкать постепенно. Вот Даша - другое дело, ей все нипочем. Если погода хорошая, на пляже может целый день проваляться. Видели, как она загорела? Даже взрослые заглядываются.

- А ты ходишь на пляж?

- Иногда. Только я плохо плаваю. Сколько раз просила маму: отведи меня в бассейн! Все времени нет.

- У мамы?

- Да и у меня тоже. Уроки в музыкальной школе почти каждый день.

Она мельком взглянула на часы.

- Ой, мне пора. Пока доберусь до пристани, пока дождусь "ракеты"...

- Светочка, - взмолился Сергей Павлович, - подожди, пожалуйста! Мне еще кое-что нужно выяснить. А к пристани я тебя подброшу на машине, идет?

- Идет.

Они поднялись на второй этаж, и Туровский заметил, что, слава Богу, недавнее событие ажиотажа среди местного населения не вызвало. А действительно: в Чечне война, в средней полосе - тоже свои разборки, хоть и помельче, самолеты взрывают, заложников берут толпами. Привыкли.

Коридор был пуст, только у дверей номера (того самого) топтался одинокий милиционер. Значит, эксперты еще на месте. Сергей Павлович толкнул дверь; Люди в комнате подняли головы, дружно кивнули и опять принялись за работу. Никто ничего не сказал, но Туровский свою информацию получил: дверь открывалась и закрывалась бесшумно.

Девочка послушно ждала в коридоре.

- Ты помнишь, где стояла, когда услышала скрип?

Она пожала плечами.

- Где-то здесь, напротив телевизора. Ну, может быть, чуть дальше.

- Ты не оглянулась?

- Извините, Сергей Павлович, - с сожалением произнесла она.

Если бы она посмотрела в тот момент назад, то увидела бы убийцу. Она не обернулась, и, возможно, это спасло ей жизнь. Туровский с облегчением вздохнул. А как идеально подобрано время! Отдыхающие завтракают. Погода хорошая, корпус практически пустой. С другой стороны, это и плохо: скрип двери. Человек выходит из своего номера... Он один, торчит, как дерево посреди поляны. Туровский не сомневался: убийца пришел не со стороны. Кто-то свой. Здесь, в санатории.

Светлана смотрела на него ожидающе и виновато. Переживает, что не может помочь, понял Туровский.

Ему был знаком такой тип людей. Если девочка со временем не изменится, не почерствеет, то через определенное количество лет человек, которого она выберет, станет настоящим счастливчиком. У него будет прекрасная жена: красивая, добрая, умная и преданная. Крайне редко встречающееся сочетание.

- Встань напротив телевизора. Ко мне спиной, вот так. И слушай...

Он приоткрыл дверь в соседний номер, где сидел понурый Слава КПСС и ждал своей участи. Послышался короткий скрип, на одной низкой ноте.

- Похоже, Света?

Она прошла в холл, села в кресло и опустила голову.

- Не знаю. Кажется, похоже. Но ведь так все двери скрипят!

Туровский улыбнулся. В этой половине коридора скрипели только три двери, и все по-разному. Даже если бы девочка не имела тренированного слуха, вряд ли бы ошиблась. Значит, все-таки Слава. Или Борис...

***

Станислав Юрьевич Козаков, грузный, высоченный и шумный, ввалился в комнату и рухнул на кровать, не обращая внимания на ее жалобный стон.

- Вас еще не допрашивали? - спросил он соседа, который, уткнувшись в груду бумаг, сидел за столом. - Уф-ф. А меня - только что. И, кстати, весьма наглым

Тоном. Хотя следователя понять можно. Убийство! - Он энергично взмахнул рукой. - Двойное убийство! Погон можно лишиться, как два пальца...

- Да, я слышал, - рассеянно кивнул сосед. - На втором этаже, кажется. Кого хоть убили?

- Каких-то двух баб. - Козаков сладко потянулся, и кровать произнесла длинную жалобу. - Отдохнули, блин. Они из своего номера носа не казали. Лесбиянки, ясное дело. Только чем они все три дня питались?

Сосед не ответил, погруженный в свои изыскания. Общительного Козакова это распалило еще больше.

- Тут нечисто, помяни мое слово. Приехали молчком, почти без багажа. Ключи в зубы - и нырк в комнату! Ты видел хоть одну бабу, которая может вот так: в санаторий - и без двух чемоданов с девятью сетками? Не видел.

Он мечтательно посмотрел в потолок и заложил руки за голову.

- Я бы встретил - тут же женился. В женщине что главное? Мобильность и неприхотливость. Ну и внешность, само собой. Чтобы было что погладить и за что пощупать. Ты женат?

Сосед наморщил высокий лоб, осознавая смысл вопроса.

- Женат? Естественно. В моем возрасте... Козаков захохотал.

- "В моем возрасте"! Мы же с тобой одногодки, старик!

- А что спрашивал следователь?

- Да ну его. Он и слушать как следует не умеет. Я ему советую (бесплатно, заметь!): проверь этих девиц по картотеке. Найди отпечатки пальцев. Сто против одного; они в чем-то таком замешаны. Может быть, их трахал какой-нибудь депутат, а они его шантажировали. Не послушал. Спасибо, говорит, за информацию. Отдыхайте, говорит, и не волнуйтесь.

- Вы фамилию следователя не помните?

Козаков задумался.

- Тор... Тур... Забыл. Я бы его через час встретил на улице - и прошел мимо. Мышка серенькая, из бедной интеллигенции. Рожа помятая, костюмчик так себе, не первой свежести. Но глаза! Игорь Иванович, ты бы видел его глаза! Любая женщина с ума сойдет. Вот только все же непонятен он мне: я ему - готовую версию со всеми подробностями, а он нос воротит. А сопливую девчонку на лавочке целый час допрашивал, чуть до слез не довел. Какой из нее свидетель? О, гражданин следователь! Только что вас вспоминали, долго жить будете.

Туровский спокойно открыл дверь и вошел в номер.

- Как расследование? Продвигается? Уже установили личности убитых? - засыпал вопросами Козаков.

Туровский, не обращая на него внимания, удивленно смотрел на полноватого мужчину, сидевшего за столом.

- Игорь, - наконец проговорил он. - Вот так встреча.

Глава 5 ДРУГ ДЕТСТВА (продолжение)

А он и не изменился нисколько", - подумали они друг про друга. Седина, морщины у глаз, резкие складки в уголках губ - у одного, у другого - залысины, брюшко тыквочкой и одышка, а в общем и целом...

При иных обстоятельствах были бы наверняка и слезливые объятия, и хлопки по плечу, хохот над чем-то, вроде абсолютно несмешным для непосвященных: "А помнишь..."

Было дело. Давно, миллион лет назад, в другой Вселенной. Книжный штамп: "Старый двор - двор детства", самодельные футбольные ворота, страшный в своей убойной силе кожаный мяч, и обязательно - девочка с длинной косой и какой-нибудь очень русской, милой фамилией. Девочка в окне третьего этажа. Почему третьего - понятно; второй слишком низко, нет ощущения недоступности, тайны, а четвертый - высоко, не разглядишь.

Собственно двора у них в детстве не было, не повезло. Были лишь два длинных газона с табличками "Не выгуливать собак!" и асфальтовая дорожка. Но остальное было - Прекрасная дама, футбол, правда в слегка извращенном виде: та же дорожка вместо поля, и свои собственные велосипеды: "Уралец" и "Школъник", на которых они вместе с малолетними рокерами носились по той же дорожке и страшно орали: мотора на велосипеде нету, а езда без шума - это насмешка.

- Высоко ты залетел, - сказал Игорь Иванович Колесников спокойно и без зависти.

- Выше некуда, - хмыкнул Туровский. - Мама всегда тебя мне в пример ставила: у Игоречка одни пятерки за четверть, у Игоречка большое будущее, Игоречек в аспирантуре остается... Сейчас уж, наверно, доктор наук?

- Даже не кандидат. В свое время увлекся не той темой. "Религиозно-мистические учения Древнего Востока". Святая Дхарма, Самьютта Никая...

- Что? - не понял Туровский.

- Книга священных текстов о богах свастики. Нечто вроде русского язычества: каждый бог олицетворяет одну из сил природы или покровительствует какому то ремеслу.

- А почему свастика?

Они сидели в пустом кафе-стекляшке напротив Жилого корпуса. Бутылка "Лимонной" осталась почти нетронутой: выпили за встречу, потом - молча, не чокаясь, помянули убитых. Колесников прекрасно видел: те две женщины были для Сергея Павловича отнюдь не просто потерпевшими. Боль в глазах... Боль утраты, не слишком искусно спрятанная под маской Профессиональной беспристрастности.

- Свастика - символ солнца на Тибете и в Индии.

Знаешь, я ведь свою диссертацию пытался посвятить именно тому, чтобы... как бы поточнее выразиться... поставить границу между оккультными учениями Тибета и нацизмом в Германии. Объяснить, что нацисты использовали свастику совсем по другой причине.

- И как успехи?

Игорь Иванович досадливо махнул рукой и плеснул в граненый стакан не стесняясь, от души.

- Будешь? - спросил он Туровского.

- Нет. Мне сегодня нужна ясная голова.

(А нализаться бы сейчас и уснуть, ткнувшись мордой в салат! Хотя он знал: водка не спасет. Запас адреналина в крови иссякнет, злость улетучится. Останется поплакать другу детства в жилетку и полюбоваться собой, так сказать, в траурном одеянии.)

- Сейчас, наверное, мог бы защититься. Мракобесие - модная тема по нынешним временам.

Колесников вздохнул, улыбнувшись: светла печаль!

- По нынешним временам и мы с тобой, Сережка, моложе не стали. Кандидатская, докторская, кафедра... Чтобы такую жизнь нести на горбу, нужно честолюбие. То есть любовь к чести. Тут уж одно из двух: либо кафедра с диссертацией, либо наука и исследования.

- Ты всегда любил парадоксы.

Туровский помолчал. Потом достал блокнот и ручку - как разрубил тот злополучный узел.

- Я обязан снять с тебя показания.

- Да ради Бога.

- Вот скажи: неужели вы с Козаковым все утро резались в шахматы? Ты вроде не большой любитель.

- Для меня он вообще как ночной кошмар. Как по-твоему, ради чего я потратился на путевку?

- Догадываюсь, - сказал Туровский, вспомнив разложенные на столе бумаги.

- Вот-вот! - обрадовался Игорь Иванович. - Это же интереснейшая тема! Настоящее историческое расследование!

- Укокошили кого-то?

- Кого-то! - передразнил Колесников. - Он был одним из крупнейших политических деятелей, говоря современно. Легендарная личность, о которой до сих пор ничего не известно наверняка...

- Козаков из номера не выходил? - перебил Сергей Павлович.

Колесников как-то сразу сник и стал похож на футбольный мяч, который внезапно проткнули и выпустили воздух.

- Не помню. Кажется, выходил, дверь хлопнула. Если честно, я предпочел бы, чтобы он вообще не возвращался. Пойми, мне необходимо, совершенно необходимо сосредоточиться, побыть одному, наконец... А вместо этого: "Игорек, пора на зарядку!", "Игорек, за кого будешь голосовать, за Ельцина или за Пальцина?", "Игорек, в шахматы, Игорек, давай выпьем, Игорек, кого ухлопали?" И зачем убийце понадобились эти несчастные? Пристрелил бы лучше моего соседа.

- Во сколько? - сказал Туровский почти с мольбой.

- Что?

- Во сколько он выходил?

- Да Господи, какая разница? Не будешь же ты его подозревать в убийстве. Ну, около девяти.

- Долго он отсутствовал?

- Без понятия. Я увлекся, ничего вокруг не замечал.

Игорь Иванович потер лоб мягкой пухлой ладошкой:

- Знаешь, последнее время происходит что-то странное. Пугающее. Непонятные провалы в памяти.

- А ты не... - Туровский показал "глазами на бутылку.

- Ну что ты! - взметнулся Колесников. - Ни-ни! Не больше, чем среднестатистический обыватель. Праздники, дни рождения - рюмку, не больше. Никаких зеленых чертиков. - Он вздохнул. - Тем более странно. Ты можешь смеяться... Но я чувствую: кто-то пытается установить со мной контакт. Вроде телепатического.

- Ясно. Нельзя так увлекаться, дорогой мой. Чего доброго, закончишь свои... изыскания за желтым забором. Что же мне с тобой делать?

- Что ты имеешь в виду?

- Не понимаешь? Раз Козаков отлучался из номера, да еще приблизительно во время убийства, то вы с ним - основные подозреваемые.

Он вдруг ударил кулаком по столу:

- Да проснись же, мать твою!

Колесников вздрогнул от неожиданности.

- Я не знаю, чем ты там был занят все утро. Мне плевать на все твои исторические изыскания. Убили двух женщин, Они... - Туровский на секунду запнулся, горло жестоко перехватило. - Они обе мне были очень дороги. Уяснил, друг детства?

- Уяснил, - растерялся Игорь Иванович.

- Ну и ладушки. Тогда давай вспоминать. Вы вернулись после завтрака вместе или по отдельности?

- Вместе. Под ручку, так сказать.

- И сразу сели доигрывать партию?

Колесников подтвердил и это, став потихоньку изнывать под строгим взглядом собеседника. Надо было спровадить сюда Аллу, подумал он. Не все ей дома сидеть ("Дома! - усмехнулся он про себя. - Вот сморозил!").

И вдруг он живо представил ее себе - не сегодняшнюю, а ту студенточку-первокурсницу, большеглазую, высокую, стройную, в ореоле ослепительных каштановых волос; с удивительно белой (алебастровой) кожей - романтическая красавица середины прошлого века. И "институтский бал" (читай: дискотека), куда только она одна пришла в длинном платье нежного бирюзового цвета - "Мисс сентябрь": рыжие волосы словно вспыхивали огнем на небесно-голубом фоне, . удивительно красиво! Остальные девочки, будто близнецы из какого-нибудь специнтерната, явились в майках с буржуйскими надписями и искусственно состаренных джинсах. Была такая мода. Конечно, она не умерла и по сей день, но тогда это был самый бум, самый гребень волны. Почти неприлично было появляться в обществе в чем-то ином. Увидев Аллу, девочки издали дружное шипение и принялись усиленно улыбаться в глаза своим кавалерам (у кого были). Однако поздно. Королева бала уже взошла на престол, и подданные распластались ниц у ее ног. Гоги Начкебия, красавец мегрел с четвертого курса, чемпион института по баскетболу и пиву, растолкал локтями обалдевших юнцов и пригласил королеву на танец. Игорек так и простоял столбом у стены, пока лилась музыка, наблюдая, как они кружатся вдвоем - Гоги в строгом черном костюме и Алла в одеянии доброй феи, поблескивавшем в разноцветных всполохах прожекторов. Даже ВИА на сцене заиграл довольно приличный вальс, а то все "Абба", "Каскадеры", "Стара печаль моя, стара...".

- Я терпеть не могу шахматы, - сказал Игорь Иванович.

- Долго вы играли?

- Около получаса. Я стремился побыстрее проиграть и отвязаться.

Около девяти Козаков вышел из номера, просчитал Туровский. Когда вернулся - неизвестно. Может быть, через десять минут, а может, через час. Тут от друга детства толку мало. А много ли времени нужно для того, чтобы совершить убийство? Достаточно нескольких секунд; постучал, подождал, когда откроют, выстрелял... А Борис Анченко в холле? А Светлана, которая слышала скрип двери? ("Наверно, я плохой музыкант. Занимаюсь мало". - "А тебе нравится?" - "Нравится. Хотите, я что-нибудь сыграю?") Ты замечательный музыкант, Светланка. И скрип запомнила: короткий, низкий, на одной ноте.

Туровский на секунду прикрыл глаза и сосредоточился. Так. Гулкий пустой коридор. Девочка подходит к телевизору в холле, слышит, как за спиной открывается дверь. Звук очень тихий, но ведь и кругом тоже тихо. А если этот звук донесся с первого этажа?

"Зря я ее отпустил. Единственная ниточка, единственный реальный свидетель".

Он сам довез ее до пристани, как и обещал. Она спокойно и с достоинством села на переднее сиденье "Москвича", пристегнула ремень безопасности. Пока ехали, не ерзала, не болтала без умолку, только рассеянно поглядывала на дорогу и думала о чем-то, поджав губы.

Сбоку над дорогой высилась громадная серая скала, испещренная трещинами, будто лицо старика - глубокими морщинами. Девушка лет восемнадцати, тонкая, как балерина, в каске и бело-оранжевой ветровке, скользила по отвесной стене с небрежной грацией, и казалось, что это оптический обман и скала, как на съемках кино, вовсе не вертикальная...

- Левее иди! - крикнул с земли худощавый мужчина, удерживающий веревку! - Там проще.

- Я не хочу проще! Я нависаиие еще не проходила.

- И не пройдешь, там даже я срываюсь.

- А я не сорвусь!

- А вот посмотрим.

Сергеи Павлович еще раньше заметил, что скалолазы были все как один худые и с первого взгляда совсем не сильные. Но только с первого взгляда: руки без капли жира казались туго сплетенными канатами мышц, а пальцы по крепости не уступали стальным гвоздям.

Когда Туровский остановил машину, до "ракеты" оставалось ещё минут десять. Девочка выходить не торопилась. Ее большие серые глаза скользили по фигуркам людей, что скопились у пустого причала, по темной воде, лениво постукивающей о гладкие бревна, и неожиданно она сказала:

- Вы ведь его найдете, Сергей Павлович? Правда?

- Кого?

- Того, кто убил.

Он растерянно помолчал.

- Должен найти, Света. Обязательно должен. Тем более что у меня есть такой помощник.

- Да ну. - Она смутилась. - Я ведь ничего толком так и не вспомнила.

- Ты мне очень помогла, - серьезно сказал Туровский. - И дело даже не в том, что именно ты вспомнила, а что забыла. Ты дала мне надежду, понимаешь? Ниточку. А это в сто раз важнее.

Она посмотрела ему в глаза, будто стараясь запомнить.

- Мы больше не увидимся?

И Сергей Павлович вдруг понял, что они увидятся обязательно. Он всю жизнь прожил холостяком, в маленькой однокомнатной "хрущевке", где постоянно что-то отваливалось, подтекало, портилось, и он, занятый сутками на работе, давно махнул на это рукой. Дети (гипотетические хотя бы) занимали в его мыслях и того меньше места. Но сейчас, когда девочка, не отрываясь, смотрела на него, душу вдруг кольнуло неясное беспокойство. Может, жил-то не так? Может, что-то главное и не заметил, упустил?

- Увидимся обязательно. Вполне возможно, что твои показания надо будет уточнить. Поэтому дай-ка мне свой адрес.

(Девушка в бело-оранжевой ветровке все-таки не прошла по сложному маршруту, там, где хотела. Растопырив руки-ноги, она что-то пискнула, оторвалась от скалы и плавно съехала по веревке вниз.

- Ничего не получается, - чуть не плача сказала она и сняла с головы каску. Огненно-рыжие (не поворачивается язык сказать "каштановые") волосы вспыхнули ореолом, засветились, будто лучи миниатюрного солнца.

Ее спутник рассмеялся и ласково потрепал девушку по плечу.

- Выйдет. Теперь уж точно.

- Я же "слиняла".

- Самое трудное ты сделала. Там осталось всего-то два шажка.).

- Это совсем рядом, - с радостью сказала Света. - От речного вокзала три остановки, на "пятнашке". Советская, 10, квартира 5. Легко запомнить, правда?

Он черкнул в блокноте. Надо же, Советская. Не переименовали в какую-нибудь имени Гришки Распутина. Вряд ли, конечно, из идейных соображений, просто руки не дошли.

- Маму зовут Надежда Васильевна, а папу - Альфред Карлович. Они будут вам рады.

- Ругать не будут? Скажут, мол, приличная семья, а к дочке милиционер приходил.

- Вы же не милиционер. Вы следователь, это совсем другое. И формы у вас нет.

- Ну почему же. Если хочешь, приду в форме.

Она склонила голову набок, что-то прикинула и ответила:

- Нет. Вам костюм идет больше.

Зря отпустил.

Туровский признался себе, что дело тут не в ценном и единственном свидетеле (свидетеле чего? Заскрипевшая дверь могла открыться просто от сквозняка). Убийца был в санатории. Возможно, наблюдал из окна, как Сергей. Павлович беседует с девочкой. Более чем вероятно, что сочтет ее опасной для себя.

"Да брось! Неужели ты допускаешь, что он ее вы следит?"

Тамару, однако, выследил.

Но ведь он наверняка наемник. Пришел, сделал дело, ушел восвояси.

Он не ушел. Санаторий никто не покидал.

Туровский помотал головой, словно лошадь, отгоняющая слепней. А внутренний голос назойливо шептал: "Ты одну ошибку уже допустил, два трупа лежат в номере наверху. Самоуверенности не поубавилось?"

Глава 6 ЯЧЕЙКА ОБЩЕСТВА

Она его не забыла.

Игорь Иванович поднял глаза от заваленного книгами письменного стола и посмотрел в окно. "Забавно, - подумал он, - но меня сей факт до сих пор еще где-то беспокоит. Ну, не беспокоит, это сильно сказано... Но и равнодушным не оставляет. Все мужчины - собственники".

Гоги смотрел на Аллу восторженно, еще с того студенческого бала, и их отношения строились исключительно в духе женских романов лучших беллетристов: и слова ей шептал, и розы кидал к ногам со страстностью истинного грузина (пардон, мегрела), и весь мозг продолбил своим знатным происхождением:

- Шеварднадзе, Сулаквелидзе - это не истинные грузины. Так, плебеи. А моя фамилия... Ты только послушай, как звучит: Начкебия! Будто молодое вино.

Ужас какой.

- Значит, я буду Алла Федоровна Начкебия? С моей-то рязанской физией?

- У тебя далеко не рязанская физия. Я уже решил: жить будешь пока у нас в доме, а потом построим собственный. Когда мой старший брат женился (жену взял из богатого села), отец молодым построил дом и подарил две машины: брату "Вольво", а жене его - "Жигули" - "девятку".

Этим он все и испортил. Алла в горы боялась ехать, даже "девятка", сверкающая в воображении, не прельстила. Дом, рассуждала она. А что дом? Золотая клетка, не выйти. А вдруг у него уже там целый гарем? Зух-ра, Зульфия... Кажется, у них разрешено многоженство?

Вслух Алла своих мыслей не высказывала: внимание Гоги ей льстило. Все-таки первый красавец факультета, девки табунами с ума сходят, а он бегает за ней, заглядывает в глаза, с улыбкой джентльмена выполняет все ее капризы. И - конфеты, цветы, снова конфеты, снова цветы. Вся группа уже готовилась к близкой свадьбе. Общежитие ходуном ходило. Только соседка по комнате Ирка Сыркина заметила некоторую обреченную грусть в глазах подруги. Забросив длинное костлявое тело на кровать и сдерживая нервную зевоту, она сказала:

- Ты что-то вроде и не рада.

И Алла моментально выложила все, залившись слезами на плече подруги.

- Вообще-то в твоих рыданиях рациональное зерно есть, - задумчиво сказала Ирка, натура, лишенная сантиментов. - Ахи-вздохи хороши до свадьбы. А дальше превратишься просто в красивую игрушку. Они же там дикие все. Дети гор.

- А что делать? Гоги вот-вот защитится, скоро распределение. Игорька Колесникова хватай.

- Игорька? - Алла чуть не рассмеялась. - Этого рохлю? Тоже придумала.

Подруга лишь вздохнула.

- Дура - дура и есть. Ты мужа выбираешь или скаковую лошадь? Смоляков, наш декан, говорил, что у Колесникова дипломная работа тянет чуть ли не на кандидатскую. Его наверняка оставят на кафедре, потом аспирантура, потом докторская. А твой Гоги до конца жизни будет мотаться по экспедициям. И, самое главное, подруга: у нас в стране, конечно, все народы живут одной дружной семьей, однако... - Ирка понюхала пальцы, сложенные щепотью, и скривилась. - Грузин!

- Мегрел.

- Да один пень. Тебя там не примут. И обратно вернуться не сумеешь. А насчет Игорька подумай.

Сам Игорь, конечно, в такие тонкости посвящен не был-Девушки им никогда не интересовались, за исключением стандартного студенческого "дай списать!". И он был просто ошарашен, когда Алла после занятий подошла (сама!) и милостиво разрешила проводить ее до общежития (она никогда не говорила "общага", "степуха", "препод", очень тщательно следила за лексиконом).

- А Гоги, э... против не будет? - осторожно спросил он, пунцовый от смущения.

Она провела ладошкой по его щеке.

- Ты становишься таким милым, когда краснеешь. Ты сейчас похож на собачку... Забыла название. Маленькая, с большими глазами, мохнатая.

- Пекинес, - механически произнес Игорь, успев про себя подумать, что вряд ли собачка может покраснеть. Шерсть помешает. - Пекинский лев.

- Вот видишь! Лев! А боишься какого-то Гоги. Ладно, пошли. Уж защищу тебя как-нибудь.

Так Георгий Начкебия в одночасье переместился с первого места на второе. Конечно, он страдал... Но - по-джентльменски. Был тамадой на свадьбе, жениху преподнес ящик дорогого грузинского вида, невесте - огромную, со средний автомобиль, корзину роз... Годом позже Ирка Сыркина все же затащила Георгия в загс. Мудрый Гоги согласился, но устроил новоиспеченной супруге такую жизнь {здесь же, в общаге, даже не тратясь на два билета до родимых гор с седыми вершинами), что она в ужасе сбежала и за бешеные деньги - у бедной-то студентки, сроду не видевшей стипендии! - сняла комнату на окраине города.

А он так и остался холостяком. Другом дома и верным Аллочкиным рыцарем.

Она его не забыла...

Хотя раньше, когда у Игоря впереди, уже близко, маячила зашита кандидатской, Алла держала друга дома подальше. Муж делает карьеру, волновать его незачем. Но потом жизнь покатилась по наклонной плоскости. Гоги и правда мотается до сих пор по экспедициям, но уже и доктор, и профессор, автор многих статей в зарубежных журналах, участник симпозиумов и конференций.

- Дззынь!

Кажется, дверь.

Шаги. Вялые, шаркающие, неохотные. Можно подумать, столетняя старуха шкандыбает, а не собственная дочь, перворазрядница по гимнастике. Бросила, дура, из-за какого-то там тренера.

- Иду, иду. Привет, мам.

- А я уж думала, дома нет никого. Звоню, звоню. Сумку хоть у матери забери!

- А что там?

- Крабы. Я крабов достала. Вынимай.

- Ну конечно. Я боюсь, вдруг цапнут!

- Не глупи. Они в целлофане. Почему из школы так рано? С уроков сбежала?

Алена моментально стала серьезной.

- Да, мама. Товарищам удалось отвлечь охрану и провезти меня в вагонетке с углем. Без жертв, конечно, не обошлось... Но мы отомстим!

- Вечно твой юмор. Как с учебой-то?

- Нормально, Я девочка немного взбалмошная, но начитанная и эрудированная.

- Кто это сказал?

- На родительские собрания надо ходить.

Алла Федоровна взглянула на себя в зеркало и поправила прическу, Тридцать семь. Не девочка. Ноги отекают по вечерам, врач говорит, камешки в почках. Мешки под глазами приходится скрывать с помощью слоя пудры. Но в общем и целом... Ягодицы упругие, спинка прямая, бедра при ходьбе еще покачиваются как надо, высокая грудь эффектно облегается голубой блузкой с открытым воротом. Очень даже ничего. Мужики исправно поворачивают вслед головы, будто подсолнухи за солнцем.

- Ты что там застряла? - спросила Алёнка из кухни.

- В зеркало смотрюсь.

- Зря стараешься. Папка опять в кабинете со своим фолиантом. "И пыль веков от хари отряхнув..."

- От хартий, - машинально поправила Алла. - Это тот фолиант, что Георгий Бадиевич привез из экспедиции?

- Наверно. Мам, а он правда профессор или это кликуха?

- Господи, ну и лексикон. Валера на тебя плохо влияет.

- Это он-то? - усмехнулась Алена. - Он при мне и пикнуть не смеет. Валерка у меня на коротком поводке.

"На коротком поводке" - это мамино выражение. (Лексикон!) У нее самой "на коротком поводке" всю жизнь был Гоги. Доктор наук, выглядящий, как мальчишка: худощавый, но не худой, загорелый дочерна, при черной бороде, куда затесалось чуть-чуть благородной седины. Ковбойская шляпа с широченными полями. В общем, романтический герой, Джон - Верный Глаз. И на мамку смотрит так, будто вот сейчас резко свистнет, подзывая белого коня, и умчит в горы под свист ветра, не обращая внимания на запоздалые выстрелы за спиной...

Игорь Иванович в своем кабинете непроизвольно оглянулся и посмотрел на сиротливый диван у стены. Он спал на нем уже года три. Помнится, тогда, в самом конце осени, буйствовала эпидемия гриппа, и он свалился с температурой. Алла надела марлевую повязку и прозрачно намекнула, что, дескать, было бы хорошо на некоторое время Игорю поночевать отдельно, в целях карантина. Игорь согласился, перебрался в кабинет на диван, да так там и остался. Все произошло естественно и само собой. О разводе они и не помышляли. Оформление документов, суд, раздел имущества! Не гниющий Запад, где стоит снять трубку и позвонить адвокату-Наша система гораздо более гуманна и мудра: хочешь не хочешь - живи вместе. А там, глядишь, где словечком перебросишься, где мусор выкинешь. Стерпится-слюбится...

- Ты мне не дури! - визгливый голос жены из кухни. - Гимнастику она решила бросить! Надоело, видите ли! А по улице шляться не надоело? Дискотеки не надоели? Валерка этот по ночам телефон обрывает! Нет, я это прекращу.

Дверь распахнулась, на пороге стояла Алла - разгневанная, с алыми.пятнами на лице.

- А ты что молчишь? Ты отец или чужой человек? Вырастил дочь!

- Почему я? - растерялся Игорь Иванович. - Вместе растили. А насчет дискотек - так вспомни себя в ее возрасте.

- Себя? - взъярилась Алла. - Ты меня еще смеешь упрекать? Я была дурой. Беспросветной дурой! Муж тряпка, дочь неизвестно что. Я хожу как нищая...

- Может, не стоит сейчас-то?

- А кого ты стесняешься? Собственной дочери? Она и так знает, что мы нищие! Папочка, видите ли, патриот науки! Сидит в каком-то сраном музее, получает двести "штук"! Это зарплата для мужика?

Игорь Иванович тихонько вздохнул. Музей - это больная мозоль и для него, и для Аллы.

На эту работу он согласился сразу, как только стало. ясно, что дорога на кафедру и в аспирантуру для него" закрыта. Музей - так музей. Для Историка (с большой буквы - это-то все признавали)-- почти идеальное место: тишина, минимум посторонних, богатая библиотека и доступ к архивам. Он ушел туда, как нырнул в глубокий прохладный омут - с головой. То ли от по-. постоянной пыли, то ли от недостатка ультрафиолета кожа его приобрела нездоровый землистый оттенок, незаметно выросло брюшко, и по лестнице уже к сорока годам он начал подниматься с одышкой, отдыхая через пролет.

- Ну, вы тут ругайтесь, а я пошла, - зевнув, сказала дочь.

- Это куда еще?

- Прошвырнусь. Может, Валерка компанию составит. А то не все же ему телефон обрывать.

Алла Федоровна издала короткий смешок.

- Со мной сейчас будет истерика, - сообщила она. - "Ругайтесь"! Из-за кого мы, по-твоему, ругаемся? Что с тобой делать? Да! - Она раздраженно сняла трубку звонившего телефона.

- Привет, муха. Скучаешь?

У Аллы медленно округлились глаза.

- Что?

- А то хочешь, сходим в "Кисс". Там сегодня Вадька Прыщ, его смена. Может, бесплатно пропустит, а то у меня, если честно, с бабками напряг.

- С чем?

- Ох, простите, Алла Федоровна, не признал. Алена дома?

- А с чем у вас напряг?

- Да с деньгами. Но это неважно, собственно...

- Вот что, молодой человек. Моя дочь с дворовой шпаной не общается, запомните.

- Я вообще-то студент второго курса.

- О Боже! И что вы изучаете? Классическую литературу?

- Приборы точной механики в политехническом.

Алла собралась было съязвить, но Алёнка величественно, как королева, отняла трубку.

- Это я, Валер. Как дела? Можно сходить, дома у меня сейчас ураган. А, не бери в голову. Жди, скоро выйду.

"Абсолютно мой профиль, - подумала Алла, глядя сбоку на дочь. - Политехнический! Бог ты мой! Единственная польза - это, кажется, он уговорил Алену заняться'всерьез английским. Мне это оказалось не под силу. Сейчас она болтает уже получше их "тичера" - очкастой мымры, лет сто назад окончившей вечернее отделение пединститута".

"Валера!" - Алла хмыкнула. Хорошо еще, что дочь не влюблена в этого мальчишку. По всему видно, не влюблена. Мелковат. Девочка красавицей растет и умницей. У нее должна быть другая дорога. Вот только гимнастика... Ну да утрясется.

Глава 7 ДРУГ ДОМА

Игорь Иванович сидел за письменным столом и смотрел в одну точку, которая располагалась на гладкой стене перед ним. Ему не было нужды заглядывать в альбом с фотографиями на столе, он и так знал их наизусть - каждый штришок. На всех в разных ракурсах была запечатлена ксилограмма с несколькими сотнями значков. То, что Алёнка обозвала фолиантом.

Ключ к письменам был достаточно сложен. Игорь Иванович продвигался медленно, шаг за шагом, будто нащупывая нить во тьме (расхожий оборот, но точнее придумать невозможно). И чем дальше он шел, тем непонятнее становились ощущения, вызываемые неизвестно чем - или кем? Это трудно было объяснить словами. Он попытался как-то раз. не жене, конечно, они уже целую вечность говорили на разных языках, а, как ни странно, "другу дома". Вообще-то он имел на это право - как человек, который привез документ из экспедиции.

- Я не хочу об этом, - упрямо сказал Георгий.

- Почему? Боишься, донесу в медкомиссию, и тебя не пустят больше на раскопки?

- Да ну тебя. Я не сумасшедший, говорю сразу.

- Естественно. Твои галлюцинации там, на Тибете, можно объяснить сотней причин. Вы не акклиматизировались, высокогорье, усталость после переезда, ну и так далее. Никто тебя ни в чем не обвиняет.

Гоги поморщился. Конечно, Колесников был кругом прав. Он помнил тот внезапный обморок на развалинах монастыря. Помнил и те непонятные картины, возникшие в сознании...

- Власти дали на все про все драконовские сроки. Те власти, я имею в виду. Эти к срокам отнеслись индифферентно, но валюты не дали, мы обходились своей. Оплатили шерпов - и адью.

- А что у тебя были за видения? - перебил Игорь Иванович.

Георгий нахмурился, вспоминая.

- Да ерунда какая-то. Собаки...

- Собаки?

- Да. Огромные, свирепые, вроде среднеазиатских овчарок, только крупнее.

- Это могли быть тибетские волкодавы...

- Нет. Опять ты меня ловишь! Я тебе сто раз объяснял, это вымершая порода. Возможно, таких собак вообще никогда не было, кроме как в легендах...

- А еще? - взмолился Колесников.

- Я помню, они набросились на какого-то монаха... Или послушника. По крайней мере, ему было не больше восемнадцати. Я испугался.

- Кого? Собак?

- Не знаю. Не помню. Страх был какой-то бес причинный, непонятный... Будто воздух пропитался чем-то таким... Да ну, ерунда это все, - оборвал Гоги сам себя. - Лучше скажи, как продвигается расшифровка.

Игорь Иванович пошелестел фотографиями на столе.

- Определенно - древнее наречие, очень редкое, было в ходу у некоторых народностей на севере Тибета.

- Монастырь, который мы раскапывали, был построен в честь святого Сакьямуни, Грядущего Будды. Это может быть его жизнеописание.

- Ну нет. Скорее похоже на текст бонского Канджура.

- Что, бонский священный текст - в буддистском монастыре? Очень уж завирально.

Игорь Иванович только пожал плечами. Идея, мол, и правда сумасшедшая, но мы-то с тобой ученые, собаку съели в таких делах. Если я говорю о бонском тексте, значит, так оно и есть.

- Наши эксперты датируют находку IX-XI веками. Тебе это ни о чем не говорит?

- Ну как же. То, что я успел прочитать, ясно указывает на эпоху: правление династии Лангдармы, точнее, Лангдармы Третьего. Тебе крупно повезло, по-моему, таких находок в мире одна-две.

Георгий бросил взгляд на Колесникова и почувствовал укол зависти. Ну да, он раскопал документ, привез его, да, за такую находку стоящий археолог отдаст половину жизни... Но кто к кому пришел на поклон? Профессор Начкебия! Автор громадных, на разворот журналов, статей с фотографиями в буржуйских изданиях, участник известных всему миру экспедиций в Гималаи и на Тибет.

Колесников будто прочел мысли собеседника и тяжело вздохнул.

- Напрасно ты так. Каждый идет своей дорогой, моя ничуть не лучше и не хуже твоей. Ты ведь нашел ксилограмму, а мог бы пройти мимо и не заметить. Не комплексуй. Тем более что...

- Что? - мрачно спросил Георгий.

Игорь Иванович кивнул на фотографии.

- Это не священный текст и не жизнеописание Сакьямуни. Насколько я успел разобраться, это своего рода... э... Судебный отчет.

Он пожевал губами.

- Буддистского монаха обвиняют в совершении убийства,

- Там упоминается его возраст? - вдруг спросил Гоги.

Колесников на секунду задумался.

- Ну, если допустить, что к тому времени в Лхассе был уже утвержден лунный китайский календарь (а этого мы точно не знаем), то можно предположить, что монаху было около двадцати лет... Плюс-минут два года. А ты думаешь, что видел именно его, когда потерял сознание?

- Бред! - взорвался Гоги с чисто кавказским темпераментом. - Все бред! Я атеист и материалист! У меня по истории КПСС в институте была пятерка, не то что у тебя, болвана! Мы не акклиматизировались, была жара под тридцать, потом мы переместились на высокогорье. Резкий перепад давления и температуры. А в блуждающих духов я не верю, хоть тресни.

Игорь Иванович досмотрел на Георгия и тихо произнес:

- Дело в том, что у меня с некоторых пор тоже начались видения. И в них - тот же самый монах...

- И тоже с собаками? - ехидно спросил Гоги.

- Нет, собак не было. Я помню дворец в большом городе. Я уверен, что это был дворец Потала в Лхассе, столице Тибета. Позже я даже нашел его описание у Николая Рериха. Он приезжал в Лхассу в 1922 году, в сентябре, и он утверждает, что основные постройки были реставрированы так, как они выглядели при жизни Лангдармы.

Георгий задумчиво запустил пальцы себе в бороду. Он всегда делал так, когда был чем-то озадачен. А так как с возрастом он не утерял эту мальчишескую и очень важную для ученого способность удивляться и радоваться открытиям, то и-борода его в отличии от волос на голове все время курчавилась.

- Значит, древняя легенда имеет под собой реальную основу, - сказал он. - Я имею в виду убийство Лангдармы. Танец Черной Шапки... Тогда я знаю, как звали того монаха.

- Да. В тексте упоминается его имя. Чонг-по. Но самое главное даже не это. Мне кажется, что это ошибка.

- Ты хочешь сказать, что я раскопал подделку? - возмутился Георгий.

- Нет, - отмахнулся Колесников. - Ксилограмма подлинная, в этом нет сомнений. Я имею в виду другое. Я почти уверен: этот монах - не убийца. Кто-то •его, говоря по-современному, подставил.

***

Мостовая была покрыта старым булыжником и сначала полого, затем все круче скатывалась к реке, к старому деревянному причалу, которым, конечно, сто лет как никто не пользовался.

Алёнка сама не заметила, как попала на эту улицу. Вернее, в эту часть города. Шла-шла, не разбирая асфальтовой дороги, мимо стандартных серо-панельных девятиэтажек, и вдруг асфальт с бетоном кончился.

Дома здесь в большинстве были двухэтажные: нижний - каменный, верхний - деревянный, с резными наличниками на окнах, похожими на огромные, навсегда застывшие снежинки, и двускатными коричневыми крышами. Там, на крышах, разогретых солнцем, нежились кошки, свесив вниз передние лапы, и, сощурившись, наблюдали за прохожими. В одном окне с геранью Алёнка заметила толстую неряшливую тетку и фыркнула. Тетка ее по-деревенски откровенно разглядывала. Алёнка показала язык и рассмеялась, вспомнив, что на ней - мини-юбка и бежевая маечка с иностранной надписью и большим вырезом. В центре, в "цивилизации" (мамино выражение) такой наряд выглядел бы естественно, а тут... Не столица. Эх, сесть бы сейчас на скорый, рвануть бы туда, в толчею, шум, гам. Забыть, хоть ненадолго, о семейных скандалах (так и видится: мама с раскрасневшимся в истерике, злым лицом, отец пытается что-то робко возразить, но его ставят на место одним движением бровей), о самодовольном тренере-гимнасте Диме. "Что я в нем нашла, дура? Физиономия слащавая, усики как у Гитлера над безвольным подбородком..."

" - А где ты живешь?

- Тут, неподалеку. Две остановки.

- Ты меня никогда к себе не приглашал, А я жуть какая любопытная. Все придумываю себе твою квартиру. Наверно, этакая романтическая берлога. Медвежья шкура на полу, кубки в шкафах... Да? А ружье у тебя на стене висит?

- Не выдумывай. Зачем мне ружье?

- Так ты меня приглашаешь?

Он виновато вздохнул.

- Извини, Ленок, сегодня никак. Вовку надо забрать из садика.

Сердце скакнуло. "Вот ведь, - подумала, - какой он! Сына один воспитывает. Заботится, ночей не спит. Дома, конечно, кавардак, поэтому и не приглашает, стесняется. Значит, так. Перво-наперво сделаю уборку, сварю борш (путь к сердцу мужчины...). Вот блин, как же его варят-то, борщ этот? Ну ладно, пожарю картошку, тоже сойдет".

- А твоя жена, мама Вовки, она что... Умерла? Прости, пожалуйста.

- Типун тебе, - удивился Дмитрий. - Жива-здорова, слава Богу.

- Значит, ушла от вас? Ну, раз ты в садик, а не она...

- Валя сегодня в парикмахерской. Очередь заняла и позвонила мне, что не успевает.

Тренькнуло девичье сердце и разбилось.

- А она... Знает про нас?

- Ничего не знает, - резко сказал Дима. - И, я надеюсь, ты болтать не будешь.

- Ты не говорил, что женат.

- Так что холост, тоже не говорил. Мы с тобой вообще этой темы не касались".

Она помотала головой, словно отгоняя назойливую муху. Вот еще, переживать из-за всякого. В мужчине главное - не мышцы. И уж точно не умение сносно вертеться на перекладине... А что главное - она и сама не знала. Деньги? Коттедж, иномарка? Не хочется так думать (пусть обзывают старорежимной дурой). Дело... Это может быть. Настоящее дело, не перепродажа шоколадок и "памперсов", а такое, чтобы захватывало целиком, без остатка. Как у папы. С одним дополнением: чтобы это приносило доход - и дом, и счет в банке, и иномарка...

Она ощутила на себе взгляд неожиданно, будто шла по льду и вдруг с треском провалилась в полынью. Одному было лет двадцать пять - бритый качок с золотозубой ухмылкой и наколкой на левом запястье. Косит под уголовника. Второй был чуть помоложе и похлипче, но видно, что Хозяин. Несмотря на жару, одет в модный малиновый пиджак, черные замшевые брюки, белую рубашку с воротником-стоечкой. Лицо чуть вытянуто книзу, словно морковка, глаза прячутся за традиционными черными очками в золотой оправе.

Он сидел в роскошном сером "мерее", свесив ноги на тротуар. Распахнутая дверца услужливо загораживала Алёнке дорогу.

- В такой глуши, - лениво проговорил Хозяйчик (так она его окрестила), - и такое прелестное создание. Ну и куда мы без мамки?

Алёнка попыталась обойти машину, но наткнулась на улыбающегося качка.

- Вам чего? - глупо спросила она.

- Да ничего. Ехали мимо, увидели девочку, решили малость покатать. Ну и еще кое-что. Как, не против?

- Против. Я домой иду.

"Боже! - пронеслось в голове, - как глупо. Наверно, она выглядит полной идиоткой - в греческих босоножках, майке с надписью, короткой юбочке (папка именует ее широким ремнем). Закричать? Алёнка оглянулась. Улица была пустая, только в самом ее конце ковылял какой-то хлипкий мужичок в клетчатой рубашке. Даже тетка в окне исчезла и шторку за собой задвинула, чтобы ни щелочки: не дай Бог попадешь в свидетели...

- Ну, дом может и подождать, - улыбнулся тот, в "мерее". - А вот я уже истосковался. Ты сколько в час берешь?

- Я не проститутка.

- Да что ты? - удивился он. - А выглядишь точно профессионалкой.

- Отвяжитесь.

- Еще и грубит. Миша, как она на твой вкус?

- Худа больно. На диете, что ли?

- А по мне - в самый раз. Давай-ка ее в машину.

Тут тебе и иномарка, запоздало подумала она, и кофе и какао с чаем. Голова сразу сделалась пустой и звонкой, как колокол, ноги предательски обмякли. Сил хватило, только чтобы отскочить, когда качок протянул руку. Вроде бы она отскочила далеко, но рука с наколкой вдруг волшебным образом вытянулась и схватила за плечо.

- Отпусти! - истерично взвизгнула она.

- В самом деле, ребятки, - вдруг послышался сзади спокойный голос. - Молодые, здоровые... Мускулы вон какие, а связались с девчонкой.

За спиной у Миши стоял тот дядя в клетчатой рубашке и, судя по всему, нисколечко не боялся. "Это он зря, - отрешенно подумала Алёнка. - И мне не поможет, и сам... Мышц никаких, росточек ниже среднего. Куда полез?"

- Топай, педик, - сверкнул качок золотым зубом. - И здоровье береги, а то могу испортить. Ах, сука! - заорал он, держась за укушенный палец.

Алёнка, чуть не потеряв пару зубов, почувствовала свободу и рванулась в сторону. И тут же нога зацепилась за какой-то выступающий камень. Алёнка по инерции пролетела несколько метров вперед и растянулась на мостовой. "Догонит! - пронеслось в голове. - Коленка, ободранная в кровь, будто плескалась в кипятке. Не убежать... Она со стоном повернулась (смерть надо встречать в лицо) и увидела "качка".

Тот почему-то стоял на коленях, уткнувшись лицом в багажник "мерса", и ловил ртом воздух, будто пойманная рыба. Хозяйчик в малиновом пиджаке дернулся было из машины, но "клетчатый" дядя вдруг сделал в воздухе красивый шпагат, припечатав ногой серебристую дверцу.

- Сидеть! - коротко приказал он, а "новорусс" вдруг скривил губы и заплакал, сморщив лицо.

- Ми-ишка! - провыл он в полный голос. - Мишка, гад! Слышишь? Убивают меня!

Правая рука его была в крови (прищемило дверцей), а левой он судорожно пытался вытащить из "бардачка" плоский маленький пистолет. Подождав, пока он справится с этой хитрой задачей и как следует прицелится (Алёнка в ужасе зажмурилась), "клетчатый" неуловимым движением, не глядя, отобрал оружие и присел рядом с ней.

- Ты в порядке?

- Коленка, - прошептала она, косясь на машину.

- Ну, это ничего. Ты же гимнастка. Промоем, перевяжем. Будешь как новенькая.

Сзади завозились, но неопасно: Хозяйчик, поскуливая, нянчил придавленную руку, телохранитель Миша сонно мотнул бритой головой и снова уткнулся в багажник. Алёнка неуверенно улыбнулась и увидела на лице спасителя ответную улыбку.

- Вы кто? - спросила она. - Спецназ какой-нибудь?

Глава 8 САНАТОРИЙ (продолжение)

Время бежало со скоростью курьерского поезда. Туровский нервно потер ладонью лоб. Если сейчас, сию минуту не вычислить убийцу, все пойдет прахом. Ляхов, следователь прокуратуры, высказал мысль, что от заказчика, который, можно сказать, известен, легко можно выйти и на исполнителя, и, если таковой окажется, на посредника. Но кто именно заказчик, Ляхов не знал (его счастье), а Туровскому стоило только прикрыть глаза...

- Женщины? Убийство? Прямо Стивен Кинг, роман ужасов... Сергей Павлович, в самом деле, за кого вы меня принимаете?

- За того, кто вы есть, Олег Германович. За преступника.

- Я бизнесмен. Бизнесмен до мозга костей. Мое желание - делать деньги. Потом вкладывать их в дело, получать еще большие деньги, снова вкладывать... Как круговорот воды в природе. Помните небось картинку из учебника?

У Воронова было открытое хорошее лицо с высоким интеллигентным лбом мыслителя, добрые карие глаза и спокойная улыбка: (Ломброзо: "Теория взаимосвязи характерных черт внешности человека и его преступных наклонностей". Если бы старик взглянул на Воронова, повесился бы от огорчения.)

- Это придумано задолго до нашего рождения, гражданин следователь. Не нам и отменять. Везде, во всем мире самыми прибыльными считаются две веши: наркотики и оружие. С наркотиками, правда, сейчас сложности: рынок наводнен, высокая конкуренция, ну и так далее. И потом, встает нравственная проблема. Потребители наркоты - это совсем ребятишки, так сказать, юные неокрепшие души. Зря ухмыляетесь, я говорю совершенно искренне.

- А оружие?

Воронов вздохнул, будто сокрушаясь от неделикатности собеседника.

- Оружие... Тоже большой вред, кто спорит. Но я, что ли, виноват? Я развязал гражданскую войну? Я туда посылаю наших ребят, вчерашних школьников, воевать с профессионалами?

- Однако расстреливают этих пацанов из ваших автоматов, вашими патронами.

- Ну хватит! - Лицо собеседника вдруг стало злым. Он резко чиркнул себя ладонью по горлу и прошипел:

- Вот где ваша демагогия! Расстреливают? Так на то и война. Одни хотят какой-то идиотской целостности, которой никогда не будет, другие мечтают укрыться за своим забором... И те и другие заботятся о благе народа! О единстве! О процветании! Кто из них вспомнил хоть раз о тех пацанах? Никто. Почему же я должен заботиться о них в ущерб своим интересам? Я - Воронов Олег Германович - не лезу в политику, не прикидываюсь святым... Я хочу одного: делать бабки. Вот так, вульгарно, чтобы даже такому, как ты, стало понятно. Просят у меня оружие - пожалуйста. Завтра понадобится партия нильских крокодилов - нет проблем. Только платите.

Лицо расширялось, увеличиваясь в размерах, и каким-то образом теряло четкость, будто уходя со света в сумерки. Скоро даже и лица не стало, только темное колышущееся облако с двумя белыми пятнами глаз... И толстые шевелящиеся губы.

- И ты мне хоть всю комнату нашпигуй диктофонами, не поможет. Ты меня прихватил по чистой случайности. Каприз природы. Знаешь, я даже рад этому, очень уж хочется увидеть тебя, когда ты приползешь сюда с извинениями... Ну на что ты рассчитывал, козел? Что девочка расколется и даст показания на суде? Она была полностью в моей власти, запомни. Я приказал убрать ее только из опасения, что она наболтает что-нибудь по глупости.

- Не по глупости, - возразил Туровский. - Я все же открыл ей глаза на тебя.

Он торжествующе улыбнулся.

- И знаешь, она была сильным человеком, потому что собиралась плюнуть тебе в физиономию. Так что ее душу ты все-таки не получишь.

- Гадина! - прошипело лицо. - Ты никогда меня не достанешь. Всю жизнь будешь уродоваться, а не достанешь. Свидетелей больше нет. И суда не будет.

- Будет, - успокоил его Туровский. - Не сейчас, так завтра. Послезавтра... Тамара все же дала показания. Пусть не официальные, но у меня теперь есть нить. Я знаю, с кем, когда и где у тебя были встречи, имена твоих компаньонов, структуры, которые оплачивали твои операции.

- А доказательства? Девочка много знала... Это мой промах, признаю. Но ведь ее нет! Нет ее! HET! И убийцу ты не установил!

- Установлю, - прошептал Туровский. - Обязательно.

Его кто-то осторожно тронул за плечо. Лицо-облако мгновенно исчезло.

- Что с вами?

Он глубоко вздохнул, возвращаясь в реальность.

- Все нормально. Просто задумался.

Ляхов внимательно посмотрел ему в глаза.

- Вы все-таки неважно выглядите.

***

Они устроились на подоконнике у открытого окна, оказавшись совсем близко друг к другу. Август. Жары уже не было, солнце грело ласково, и слабый ветерок шевелил кое-где начавшие желтеть листья.

Светлана слышала скрип двери. Дверь в номере убитых открывается бесшумно. У оперативников дверь издает тонкий короткий визг. Остается номер девятнадцать, мать и дочь Кларовы, и номер четыре на первом этаже, Колесников и Козаков.

- Оперативников вы исключаете полностью? - спросил Ляхов. - Извините.

- Да ничего.

- И все же... Девочка могла ошибиться, напутать. Насочинять, в конце концов. Дети есть дети. Глупо строить целую версию на таком шатком основании. Да и не основание это вовсе...

- Другого все равно нет. Девочке я верю, она вполне здравомыслящее создание. И потом, она играет на флейте, у неё развитый слух.

***

Отблеск мысли... Туровский прикрыл глаза, стараясь вернуть ощущение. Но мелькнувшая было догадка была до такой степени сумасшедшей, что сознание отмахнулось, как от надоедливой мухи.

Известный прием любой мафии: взятие заложников. Борис Анченко был влюблен в Наташу, телохранительницу Тамары. Слабая, совсем ничтожная вероятность того, что она могла открыть ему дверь, существует... Но на чем тогда прихватили Бориса? Причем прихватили быстро, он узнал о своем задании только накануне... Кто мог оказаться для него заложником?

Туровский почувствовал отчаяние. Анченко слишком явно лез на глаза. Оперативник такого класса, как он, хотя бы попытался инсценировать взлом двери, следы борьбы... Наемнику скрываться незачем: исполнил дело, не заходя в номер, развернулся - и до свидания! Какая ему разница, кого начнут подозревать после его исчезновения? Да... Да, все так. Но убийца явно пытался бросить тень на Бориса. Значит, киллер еще в санатории. Чужие на территории на появлялись, их бы сразу усекли: народу мало, не Золотые пески...

- Так вы со следователем кореша? - усмехнулся грузный Козаков.

- Друзья детства.

- Сюрприз, признаться... Не ожидал!

Колесников улыбнулся.

- Вообще-то он меня частенько колотил: Как заметит: "Колобок, Колобок, я тебя съем!" Меня во дворе все колотили, кому не лень. Но уж от него в три раза больше доставалось. Помню, недалеко от нашего дома был небольшой спортзал. Днем там тренировались баскетболисты, а вечером он пустовал. И какой-то человек открыл там секцию боевых единоборств. Это было еще до запрета. Сережка, конечно, тут же записался.

- А что за единоборства? Карате?

- Нет. Не помню... Что-то вьетнамское. Тут мне совсем житья не стало. "Колобок, а мы сегодня новый прием изучили. Сейчас тебе покажу". Тренировался на мне, так сказать. А потом с ним вдруг что-то произошло. Он как-то очень быстро повзрослел. Сразу. Перестал задираться, демонстрировать свою силу. Словно осознал что-то важное для себя. Я думаю, что на него повлиял его тренер.

"Колобок, Колобок, мы тебя съедим!"

Он даже не думал убегать. Разве убежишь? Ромка Севрюнов по прозвищу Севрюга, старше любого из мальчишек во дворе года на три, стоял посреди тротуара, руки в карманах широченных штанов, длинные спутанные волосы падают на прыщавый лоб.

- Сейчас спросит: "Ну, чего вы пристаете?" - ухмыльнулся он и мигнул своему адъютанту Сашке Лисицину из девятой квартиры. Тот понятливо хихикнул, обошел Игорька сзади и чувствительно пнул под коленку. Коленка была голой, мама, как на грех, с утра обрядила его в дурацкие голубые шортики с помочами. Он и без того бы упал, ноги были ватными от страха и обреченности. Маленький и одинокий перед двумя беспощадными врагами, он изо всех сил пытался не зареветь в полный голос. И очки-предатели все время норовили сползти с мокрого носа...

- Ну чего вы, - в самом деле прошептал он. - Я же вам ничего не сделал.

- Ромка, он нам ничего не делал! - радостно завопил адъютант Сашка. - Даже не бил со вчерашнего дня! Правда?

- Ага. У меня вон и синяк стал проходить. Колобок, ты видишь мой синяк?

- Что вы, - выдавил из себя Игорек, понимая, что дальше будет хуже. - Какой синяк?

- Не видит! - объявил приговор Ромка. - Это, наверно, потому, что очки слабоваты. А давай меняться! Ты мне - очки (скрюченные пальцы метнулись вперед, и очки с Игорева носа переместились в чужой карман), я тебе - подзатыльник (бац!). Если мало, могу даже два (бац-бац!).

- Не надо, - слабо всхлипнул Игорек. - Ну пожалуйста!

- Как не надо? - удивился Ромка. - А чего же ты хочешь?

- Только скажи, - хихикнул Сашка. - Вмиг нарисуем. Рожу, например, начистим. Правда, Ром?

- А твою-то рожу удобнее будет чистить.

Игорек вдруг увидел рядом с собой Сережку Туровского.

- Почему? - наивно спросил Сашка-адъютант.

- А она шире. - И Сергей коротко, как-то незаметно со стороны врезал Лисицйну в острый подбородок. Тот, резко дернув головой, опрокинулся на землю и затих.

- Ну прям кино! - восхитился Игорек, еще не смея верить в свое спасение. Сергей очень недобро посмотрел на Севрюгу, и тот будто съежился под этим взглядом.

- Офонарел, да? - очень неуверенно сказал Ромка. - На людей бросаешься. Вот как щас дам!

- Давай, - спокойно ответил Серега. - Я не против. Ты и я, один на один. Никто не помешает. Игорек отдохнет пока, ага?

- Ага, - радостно проговорил Игорек.

- Ну так как? - И Сергей сделал шаг вперед.

И Ромка, грозный страшный Ромка-Севрюга, попятился и вдруг заорал истошным голосом:

- Ма-а-ма!!! Чего они ко мне лезут!

Вспоминая, Игорь Иванович улыбнулся.

- Мать этого Ромки, злющая крикливая баба (продавщицей работала в гастрономе), тут же побежала жаловаться Сережкиным родителям. Смех! Севрюга, красный как рак, упирается, а она его за руку за собой тащит. В качестве вещественного доказательства.

- И что, здорово влетело? - спросил Козаков. - Мой батя мне бы всыпал по первое число.

- Нет, Сергею повезло с родителями. Разобрались что к чему, не стали наказывать. Они ему верили: Сережка никогда не врал. Помню, как-то раз он разбил мячом чужое окно. Никто ничего не видел, его даже не заподозрили. А он сам пришел и признался. Тут уж попало будь здоров! И чистосердечное признание срок не скостило. Я потом все допытывался: зачем сказал? Знаете, что он ответил? "Боюсь. Вдруг в следующий раз кто-то разобьет окно, а подумают на меня. Я скажу: я не разбивал, а мне ответят: прошлый раз ты тоже отказывался, а оказалось, что ты..."

Двойной подбородок Козакова колыхнулся.

- Это на что ты намекаешь? Чтобы я признался твоему следователю?

- В чем? - спокойно спросил Колесников.

- В том, что я не ночевал сегодня в своем номере.

Глава 9 ПРИДВОРНЫЕ

Узкое сводчатое окно башни было украшено снаружи сложным цветочным орнаментом. Господин Ти-Сонг Децен всматривался красными воспаленными глазами в ночь, в холодный мрак, навеянный вершинами гор. Масляный светильник за его спиной еле чадил, отбрасывая рыжие всполохи на древний манускрипт, раскрытый на столике индийской работы. Он бросил туда быстрый взгляд и тут же отвернулся. Ему почудилось, что высохшие страницы шевелятся...

Это был богато отделанный бонский Канджур, трактат о богах свастики, заканчивавшийся несколькими песнями о легендарном короле Гесере, полубоге-получеловеке... Трактат, которому Ти-Сонг истово поклонялся как старой закалки Бон-по, то есть адепт религии Бон, Черной веры. Когда-то, за два века до восхождения на трон короля Лангдармы, которому Ти-Сонг приходился младшим братом, Бон вошла в ранг государственной религии и ее приверженцы поклонялись силам природы: богам Солнца, Луны, Четырех сторон света и Верховному Небесному Отцу Самантабхаре.

В монастыре Шаругон, в узком гранитном ущелье на берегу реки Чу-На-Кха, разводились громадные костры, и при их свете черные маги совершали свои обряды, апофеозом которых служили человеческие жертвоприношения. Обычно жертву, молодого юношу или девушку, не достигших трех дней до семнадцатилетия, клали на жертвенный алтарь в ту ночь, когда, по преданию, около девяти веков назад в центральной молельне возникло волшебное сведение и послушнику Кхеан-Кхару (Доброму сыну Кхару) был явлен лик Верховного Владыки Шенрапа. Владыка явился в длинном черно-оранжевом одеянии и высокой черной шапке, с тяжелым посохом и алмазными четками в руках. Грозно взглянув на перепуганного послушника, Владыка спросил, тверда ли его вера.

- Да, господин, - пролепетал тот, падая ниц.

После этого Шенрап разразился длинной речью, и Кхеан-Кхару в пароксизме религиозного восторга записал на стене собственной кровью все 150 постулатов знаменитого учения, которые были ему продиктованы. Потом Владыка обнял обессилевшего от потери крови послушника и объявил, что тот выполнил свое земное предначертание как первый среди людей, кому открылся полный текст учения Бон. Сойдя с ума, послушник покончил с собой, разрезав все вены на своем теле, до которых мог добраться... И с тех пор каждый год жертва на алтаре повторяет его участь.

Ти-Сонга из ночи в ночь мучил один и тот же кошмарный сон: люди в черных одеждах, без лиц, с темными провалами под капюшоном, кладут его на каменную плиту. По бокам ярко полыхают огни, и нельзя понять, что же это горит: факелы - не факелы, костры - не костры... Просто крошечные слепящие звезды, сошедшие на Землю. Высокая ступа, украшенная сверху рогами торного яка, плывет по воздуху к распятому Ти-Сонгу, и ему становится невыносимо страшно. Он знает, что сбывается древнее поверие: когда ступа, охраняющая вход в монастырь Шаругон, поднимется в воздух, небо падет на землю и зальет ее жидким огнем...

А наверху, между рогов, будто на троне, восседает Лангдарма Третий, правитель огромной и богатой страны, сын умершего императора Гьона-Клу-Шивы от его старшей жены. Сам Ти-Сонг родился позже ровно на семь дней, его произвела на свет вторая жена старого правителя. Вечно второй - по рождению, по положению, по способностям, по доле родительской любви.

- Ты запретил человеческие жертвоприношения! - со слезами кричит Ти-Сонг, с ужасом косясь на тяжелый двуручный меч в руках монарха. Лангдарма не обращает на него внимания. Будто не слышит или не хочет слышать. И во сне Ти-Сонга прошибает холодный пот.

- Мне не нужен трон. Я откажусь от всего, уйду в монастырь до конца дней... Приму учение Будды. Только оставьте мне жизнь!

"Нет, - нашептывает неведомый голос. - Ты должен помнить, что тебе предначертано звездами. Ты будешь правителем, тебя наделят небывалой властью... И ты утвердишь наконец Черную веру на землях Тибета".

"Я узнаю этот голос, - вдруг поражается Ти-Сонг. - Это же Фасинг. Моя Фасинг, женщина, которую я боготворю".

Несчетное число раз он в мечтах погружал пальцы в длинные иссиня-черные волосы, вдыхая их аромат, чувствовал жар ее плоти, когда она будто невзначай касалась его паха своим бедром и терлась, терлась, будто кошка, требующая ласки. А доведя его до белого каления, ловко отстранялась, становясь в мгновение ока холодной, как кусок льда, и насмешливо смотрела, чуть склонив голову набок. В ней все было необычно. Даже имя, данное при рождении и которое она не захотела менять. Фасинг - Хрустальный ручей Фа. Красиво и нежно... Если забыть о полном имени: Фа-Сингх-Дре - Демон ночной воды. Великий Небесный Отец, он, думая о ней, чувствует, как плоть восстает...

А монах в черном клобуке медленно поднимает меч над головой.

Нет, кричит Ти-Сонг, кричит всем существом, всей кожей, глазами, вылезающими из орбит, черным провалом рта... И даже просыпаясь в своей постели, продолжает кричать: тот мир, заполненный страшным видением, все еще не хочет отпускать его.

Фасинг сидела на каменной скамье. Она была совершенно обнажена, крепкие ягодицы идеальной формы покрылись гусиной кожей от холода.

- Прошу прощения, мой господин, - улыбнувшись, произнесла она, заметив, что Ти-Сонг проснулся и смотрит на нее с неприкрытым восхищением.

- Ты прекрасна, - пробормотал он, выбираясь из-под покрывала, - Так говоришь, я твои господин? А если я прикажу тебе остаться?

Вот идиот, с раздражением подумала она и заставила себя коснуться пальцами его тощей груди с выпирающими ребрами.

- Это невозможно. Тот человек не будет ни с кем разговаривать, кроме меня. А без него наш план обречен.

- Обречен, обречен! - Ти-Сонг скривил губы. - Кто он такой, в конце концов? Раджа, Шах, наместник короля?

Фасинг с трудом подавила вздох. И принялась снова (в который раз!) убеждать любовника, словно малого капризного ребенка. Ей необходима эта встреча. Человек, с которым ее свела судьба несколько лет назад, был, несомненно, выдающейся личностью и обладал громадной незримой властью благодаря тому, что стоял во главе тайной секты... Секта называлась "Общество Шара" и была скрыта в высокогорьях Северного Тибета, а где именно - знали очень и очень немногие.

Ти-Сонг слушал ее историю, которую знал наизусть, и неслышно скрежетал зубами. Прошлой весной, когда Фасинг в очередной раз отправилась в путешествие с караваном своего дяди, Ти-Сонг послал за ней тайных соглядатаев - самых верных и ловких своих людей, настоящих мастеров скрытой слежки, каких больше не было во всей столице и даже, пожалуй, у самого Лангдармы. Он очень редко пользовался их услугами. Но сейчас обойтись без них не мог, так как твердо решил разузнать, чьей поддержкой хотела заручиться его любовница.

Он просто не знал, что думать. Воображение, подстегиваемое жгучей ревностью, рисовало картины одна другой нестерпимее. Глава секты виделся ему то высоким красивым мужчиной, гордым и жестким, с великолепно развитыми мышцами, в богатой золоченой одежде. Он физически ощущал огромную скрытую силу, исходящую от незнакомца, находившегося невесть где - может быть, за много дней пути, на другом конце Тибета, а может быть, совсем рядом, и все странствия Фасинг в торговых караванах Кахбуна-Везунчика - лишь средство отвести глаза.

А иногда внутреннему взору Ти-Сонга представлялся горбатый карлик, уродец с нелепыми обрубками вместо ручек-ножек. Хлопая громадными водянистыми глазами и пуская слюни, он ползал по белоснежному телу Фасинг, касаясь лиловым языком то ее маленьких грудей с твердыми сосками, то мягкого живота, трепещущего, словно птица в силках, то твердого лобка, там, где курчавились жесткие волосы... А она постанывала, охваченная сладострастной судорогой, восторгом вперемежку с ужасом.

"Глупости, - останавливал себя Ти-Сонг, чувствуя, что еще чуть-чуть - и сердце разорвется от бешеного темпа. - Хватит! Не придумывай себе мучений. Я доберусь до того человека. Чего бы мне это ни стоило - я доберусь до него...".

Почти неделю Ти-Сонгу регулярно доставляли донесения, полученные с голубиной почтой: все в порядке, наш господин, наблюдение ведется; женщина, кажется, ни о чем не подозревает. Встречалась с тем-то и тем-то, в таких-то местах... Ничего заслуживающего внимания. А потом соглядатаи исчезли - все пятеро. Их тела нашли только через несколько месяцев, когда солнце сократило свой путь по небосклону и мать Земли начала ткать черное покрывало, чтобы укутать им свое детище... Приехавшая через некоторое время Фасинг была по-прежнему весела и беззаботна, хотя лицо ее слегка осунулось после длительного путешествия. Ти-Сонг пытливо всматривался в ее черные блестевшие глаза, но ничего не мог в них разглядеть. Либо она гениальная лицедейка, решил он, либо действительно не догадывалась, что за ней следили... И тогда его людей убил тот. Вычислил или просто учуял своим звериным чутьем.

- Чтобы убить моего брата, можно нанять кого-нибудь здесь, в Лхассе. А потом, когда Лангдарма будет мертв, половина столичного гарнизона перейдет на мою сторону. А возможно, и весь гарнизон.

- Это зависит от того, что вы желаете получить, мой господин, - ласково улыбнулась Фасинг, но медовый голос ее плохо сочетался с холодным бешенством в глазах. Даже зрачки вдруг сделались вертикальными, как у гремучей змеи. - Гарнизон Лхассы или власть над Тибетом?

- Я тебя не понимаю.

- Бы просто не желаете прислушаться.

- Я глуп, по-твоему?

- О нет, мой повелитель. - Фасинг поймала его ладонь и прижала к своему бедру, чтобы он почувствовал жар, исходящий от ее кожи. - Вы мудры... В тех делах, которые касаются управления государствам. Но некоторые вещи женщины понимают тоньше. Когда ваш брат Лангдарма, придя к власти, принялся за реформацию, он нажил себе множество врагов в Лхассе и за ее пределами. На него покушались четырежды...

"И это знает, сука". - Ти-Сонг стремительно отвернулся, испугавшись, что она заметит выражение, мелькнувшее у него в глазах.

***

- Не желаешь взглянуть на двух нечестивцев, брат мой? - спросил Лангдарма, широко улыбаясь и обнимая Ти-Сонга за плечи.

- Как прикажете, ваше величество.

Он поморщился.

- Ты же знаешь, я терпеть не могу церемоний между нами. Ближе тебя у меня нет никого, с тех пор как умер отец. "Ваше величество" - это для подданных.

- Хорошо, будь по-твоему. И кого же мой брат называет нечестивцами?

Лангдарма хмыкнул и махнул рукой, приглашая следовать за собой. Он был, в противоположность Ти-Сонгу, несколько полноват, но широкая мантия из серебристого меха горностая скрывала это, а двигался он легко и невесомо, точно профессиональный борец. Ти-Сонг знал, что его брат регулярно упражнялся во владении мечом и алебардой под руководством опытнейших наставников. Король-реформатор, поэт, воин... Словно легендарный правитель Шамбалы Гесер, сражающийся против демонов тьмы...

Они прошли через тронный зал, полукруглый свод которого поддерживали 108 золотых колонн, и через маленький портик вышли на галерею. Тяжелые двери перед ними тут же распахнулись, и четверо стражников застыли навытяжку. (Вначале, согласно этикету, они кланялись, но после участившихся покушений Лангдарма издал высочайший указ, запрещавший это: много ли пользы от охраны, если у нее согнута спина и глаза преданно смотрят в пол?) Двое стражников остались у дверей, двое других последовали за королем и Ти-Сонгом, и тот, взглянув на них, лишний раз убедился, что брат умеет подбирать себе окружение - будь то вельможа, советник или простой телохранитель. Породистые сторожевые псы; бесшумно шедшие сзади и настороженно смотревшие по сторонам, стоили, пожалуй, половины всех его, Ти-Сонга, наемных громил в тяжелых панцирях. Те только и могли, что напугать...

Неожиданно они повернули в узкий коридор. Охранники обогнали их и отворили узкую полукруглую дверь, тут же встав по бокам. Ти-Сонгу показалось, что перед ним разверзлось подземное царство. Ему понадобилась вся его воля, чтобы войти в эту дверь спокойно и равнодушно, позволив себе лишь легкое вежливое любопытство. Двое нечестивцев, закованных в кандалы, в разорванных платьях...

Над их скрюченными фигурами грозно возвышался начальник дворцовой стражи Кон-Гьял, настоящий великан с тяжелым грубым лицом, начисто лишенным растительности. Оружейники Базго сделали ему доспехи из Золотых пластин, отливавших сейчас красноватым светом. Тяжелый двуручный меч с крестообразной рукоятью казался у него на поясе несерьезным кинжальчиком. Держа в руке шлем с двумя изогнутыми рогами и пурпурным флажком, Кон-Гьял поклонился и отступил на шаг в глубь помещения.

- Сегодня утром эти двое пытались проникнуть в мою спальню, - сказал Лангдарма.

- Как... - еле слышно проговорил Ти-Сонг, стараясь не потерять пол под ногами. - А охрана?

Лангдарма тяжело вздохнул и поморщился, будто от зубной боли.

- Они сумели пройти незамеченными. Это возможно при двух условиях. Первое - мои убийцы прошли где-то хорошую выучку...

Он кивнул начальнику стражи. Тот подошел к одному из пленников и рванул его за остатки одежды у плеча. Голова пленника дернулась. Дико горящие глаза смотрели в упор, и в них было столько ярости, что Ти-Сонг попятился к двери. На плече у убийцы было выжжено искусное клеймо - Ваджра в окружении орнамента из листьев папоротника. Убийца пошевелился, и листья задвигались, будто по ним прошелся слабый ветерок.

- Они религиозные фанатики одной из тайных сект, ваше величество.

- Так это не монголы? - удивился Ти-Сонг.

- Нет, брат мой. Коренные тибетцы. Судя по всему, их община расположена в Сам-е. Её организовал тридцать лет назад известный гуру Падма Джанма, выходец из Западной Индии.

Лангдарма помолчал.

- Возможно, у него были самые благочестивые намерения, когда он стал обучать монахов танрийским обрядам... Но у его преемников я - будто рыбья кость в горле. Да простит меня Амида Будда, я терпел их слишком долго.

Он повернулся к Кон-Гьялу и указал на пленников.

- Раз ты утверждаешь, что они фанатики, допрашивать их бесполезно. Я прикажу казнить их. Завтра в полдень на площади, как государственных преступников.

Ти-Сонртак и не заметил, как стража уволокла пленников. Лангдарма Третий, правитель богатейшей горной страны, живой и невредимый, перед которым трепетали, не смея поднять глаз, с улыбкой говорил что-то великану в золотой броне, и тот улыбался в ответ.

Слишком много "если" в каждом покушении. Это могло бы закончиться удачно - если бы Лангдарма не проснулся и не закричал. Если бы не держал меч в изголовье своей постели. Если бы не преданность и самоотверженность молодой красавицы Ньонг, четвертой жены правителя, которая прикрыла его своим телом от первого удара. Если бы не верный пес Кон-Гьял, не расстающийся с оружием даже во сне.

Когда начальник стражи ворвался впереди всех в королевские покои, Лангдарма защищался от двух убийц. Одного он успел ранить в живот, второго тут же скрутили охранники.

- Вы переоцениваете мои заслуги; ваше величество. Вас спасла ваша собственная доблесть и несравненное мастерство во владении мечом.

- Я ничего не переоцениваю. И ничего не забываю. Даже тот совсем крошечный меч из дерева, который ты вырезал для меня. Мне тогда едва исполнилось шесть лет. И ты стал давать мне уроки.

Начальник стражи склонил голову.

- Я польщен, мой повелитель. Вы действительно ничего не забыли. Смею заметить, вы всегда были прекрасным учеником.

- Да? - Лангдарма довольно рассмеялся. - Тогда испытай меня. Прямо сейчас!

Он подошел к стене и взял висевший на ней изогнутый клинок - традиционное оружие айнов, - к рукоятке которого был прикреплен яркий флажок.

- Ваше величество, я не смею, - в ужасе проговорил Кон-Гьял.

- Нападай! И имей в виду: почувствую, что ты мне поддаешься, - тебя казнят заодно с теми двумя. - И он сбросил мантию на пол.

Великан даже, кажется, не шевельнул рукой, но его меч ослепительной молнией рванулся вперед, и так же стремительно Лангдарма нырнул вниз, распластавшись в стойке леопарда. Айнский клинок описал дугу, с шипением разрезав воздух.

"Двойное кольцо змеи".

"Тигр идет по ущелью".

"Водяное колесо"..

"Красавица ткет покрывало".

Ти-Сонг чувствовал, что волосы на голове поднимаются дыбом. Мечи ни разу не зазвенели. Слышался только невнятный шелест, будто мокрые после дождя ветви деревьев сплетались и расплетались на ветру. Два клинка точно вписывались в движения друг друга, точно связанные тончайшей шелковой нитью. Это был великолепный поединок. Поединок, в котором встретились два мастера. Казалось, что воздух в помещении внезапно загустел.

Кон-Гьял, двигавшийся легко и свободно, несмотря на некоторую тучность и тяжелые доспехи, все же с трудом отражал атаки более молодого соперника. Он уже и не думал поддаваться. Им овладел азарт боя. Он применял самую разнообразную технику, пытаясь нащупать крошечную брешь в обороне противника. И, как показалось ему, нащупал. Уловил-таки то короткое мгновение, когда Лангдарма закончил очередную атаку и сделал незаметную паузу, замер перед началом следующей серии выпадов...

С торжествующим криком он метнулся вперед, занося над головой свое страшное оружие... Он способен был остановить свистящий полет двуручного меча, как только тот коснется волос на голове Лангдармы. Он уже видел растерянность своего господина, но нарочно проигрывать и не собирался. Уговор!

А в следующее мгновение он понял, что проиграл. Его атаку спровоцировали и ждали с нетерпением. Тяжелое тело в доспехах проскочило по инерции вперед, и меч просвистел, не встретив препятствия. Кон-Гьял мгновенно развернулся для повторной атаки и тут же почувствовал стальной клинок у своего горла.

- Я не поддался! - быстро выкрикнул он. - Вы, победили честно, ваше величество!

- Верю.

Лангдарма, опустив меч, рассматривал длинную царапину у себя на боку.

- Все-таки ты меня щадил. Будь это настоящий бой, после такой раны я бы не встал.

Внезапно он снял со стены еще один меч - прямой Цянь, и протянул его Ти-Сонгу рукояткой вперед. Тот невольно отшатнулся.

- Зачем это?

- Теперь я хочу сразиться с тобой. Давай, брат. Покажи, на что ты способен!

Пол под ногами заколебался... Хотелось убежать, вжаться спиной в холодную стену, спрятаться... Негде. Каменный мешок. Вот оно, жертвоприношение! Сон, повторяющийся вновь, на этот раз в реальности. Мрак и холод, алтарь - огромный мальтийский крест, распластанный на полу, - и ощущение обреченности и бессильной ярости: все зря, зря! Великий Небесный Отец, окруженный языками пламени, равнодушно смотрит с высоты. А что ему? Только родной брат - самый страшный и ненавистный человек во всем мире - вместо того монаха без лица...

- Но ведь ты король. Вдруг я нанесу тебе рану или даже убью по неосторожности?

- И что? - беспечно отозвался Лангдарма. - Будешь править вместо меня. Ты слышал, Кон-Гьял? Это мое официальное распоряжение.

Ти-Сонг взглянул на меч. Стоило только коснуться лезвия, чтобы почувствовать...)

***

- Вы задумались, мой господин? Он вздрогнул и посмотрел на Фасинг.

- Кто сказал тебе про покушения? - Она прикинулась удивленной.

- Разве это тайна? Я не знала... Впрочем, какие тайны могут быть во дворце?

Ее ладонь нежно, почти чувственно, коснулась стены, покрытой великолепной росписью. Золотая клетка...

- Говорят, здешние стены умеют слышать. Это правда, мой господин? И не только слышать, но даже читать мысли...

Змея, подумал он. Ядовитая змея. Он схватил женщину за обнаженные плечи. Скрюченные пальцы вцепились в нежно-белую кожу, не знавшую солнца. Если ей и было больно, то виду она не подала.

- Ты хочешь, чтобы я признался тебе? - прошипел Ти-Сонг. - Хорошо, будь по-твоему. Эти покушения организовал я. Я платил убийцам из своей сокровищницы. Вот так. - Он выдохнул. - Теперь об этом знают лишь двое. Ты - и я. Остальные мертвы.

- Прошу прощения, если разгневаю вас, мой повелитель, - тихо произнесла Фасинг. - Но вы не правы. Ваш солнцеподобный брат, король Лангдарма... Он тоже знает, кто подослал убийц.

Он отшатнулся от женщины.

- Нет! Не правда...

Фасинг молчала, и на Ти-Сонга это подействовало сильнее любых слов. Он знал, что она была права. И она знала, что он знал.

Стоит только коснуться лезвия...

И надежнейший свидетель - начальник дворцовой стражи - стоит рядом. Даже он будет не в силах помешать. Один молниеносный удар!

Ти-Сонт не успел додумать мысль до конца. Его тело само рванулось вперед, вытянувшись в струну. Вот он - трон империи, богатство, власть - на острие меча... Избавление от кошмаров (правитель, восседающий на ступе между рогов горного яка и его, Ти-Сонга, собственное тело, распластанное на жертвенном алтаре).

Лангдарма небрежно отодвинулся чуть в сторону, позволив противнику с воплем врезаться в стену. Из глаз Ти-Сонга посыпались искры. Он только и успел заметить взмах широкого меча-дао и подумал: "Вот сейчас я умру..." Но Лангдарма не стал пускать в ход оружие. Вместо этого он коротко, почти без замаха, ударил брата кулаком под ребра. И когда тот с жалобным всхлипом согнулся и осел на пол, спокойно произнес:

- А ты не так искусен в бою, как те двое наемников. Вообще-то их было трое... Третий - придворный вельможа, который помог им пробраться во дворец. Ты хорошо его знаешь, брат.

Лангдарма вздохнул, глядя на лезвие своего меча.

- Мудрецы говорят: когда человек стареет, он на чинает осознавать иллюзорность земной жизни и мысли о смерти перестают его пугать... Не знаю. Этот вельможа был стар, он служил еще нашему отцу. Он так просил меня сохранить ему жизнь! Обещал даже назвать того, кто дал ему денег, чтобы заплатить убийцам. Я его заколол. Предатели всегда вызывали у меня отвращение.)

***

Он - знает.

Он, стремившийся прекратить религиозные войны на Тибете и упрочить границы для отпора кочевым племенам, рыскающим, словно стая голодных волков... Он, не желавший оглядываться на внутренних врагов, число которых все росло. Бон, бывшее еще недавно единственным учением (остальное иноверие безжалостно искоренялось), реформировано, что вызывает открытое недовольство многих высокопоставленных лам. Их кровожадные боги требовали обильных жертвоприношений, а потому лам призывали к войне с буддизмом, пустившим на Тибете глубокие корни.

- И ты полагаешь, что твой человек справится с этой задачей? - спросил Ти-Сонг.

- Я уверена в этом, мой господин.

- В чем же его особенность?

Фасинг задумалась.

- Я рискну сказать, мой господин, что он... Не со всем человек. Хотя и в человеческом обличье.

- Уж не сам ли Царь Тьмы? - хмыкнул он, с трудом скрыв охватившую его дрожь.

"Пусть, - сказал он сам себе. -Главное сейчас - устранить Лангдарму, взойти на трон, опираясь на острия мечей. А там - посмотрим."

Он все всматривался в черное небо над вершинами гор. Огромный город, где жизнь не замирала с наступлением темноты, раскинулся далеко внизу, ибо королевский дворец Потала был вознесен на скалу, окруженную тремя широкими каналами, а башня, в которой находилась резиденция Ти-Сонга, возвышалась надо всем дворцом, подобно гнезду орла. Ти-Сонг редко поднимался сюда: он не любил башни. Высота пугала его, но он надеялся с помощью этого страха заглушить другой, гораздо более сильный. Женщину должны были доставить к нему ещё вечером, до захода солнца. Теперь же до него долетал едва различимый звон большого колокола: в монастыре Син-Кьен, на горе Алу, монахи-буддисты готовились к полуночнымслужбам.

- Она находилась совсем недалеко от Лхассы, в доме, куда прибыла тайком ото всех, где молчаливые (а может быть, немые) служанки быстро и ласково раздели ее, практически на руках отнесли и положили в роскошную ванну, наполненную такой горячей водой, что она едва не закричала, когда опустилась туда. Но вскоре уже не огонь, а приятное сильное тепло окутало ее истерзанное тело, аромат благовоний и бальзамов проник в ноздри, и Фасинг обмякла и погрузилась в забытье. И даже перестала с, волнением и страхом думать о неизбежной встрече с хозяином дома. Ей стало все равно. Она уцелела после того, как их караван накрыло лавиной. Каким-то чудом ей удалось поймать лошадь без седока, миновать ночные патрули и добраться сюда. Она снова увидит его. Им она восхищалась, будто божеством, преклонялась перед ним и желала его с такой силой, что желание это казалось кощунственным, Она не выполнила свою задачу. Кахбун-Везунчик погиб вместе с караваном (она пыталась отыскать тело, но вокруг лежал снег - целые горы снега, а у нее не было ничего, кроме окровавленных пальцев со сломанными ногтями), и хозяин дома, который приказывал ей называть себя Жрецом, разгневается и убьет ее. Ну и пусть. Смерть от руки того, кого боготворишь, - не есть ли это высшая награда?

Забытье было сладким и желанным. Каждая клеточка ее тела требовала отдыха. Фасинг вдруг волшебным образом перенеслась в какой-то странный мир...

Трудно было его описать - в ее сознании не нашлось тех образов, к которым можно было бы привязаться и понять, боги населяют этот мир или злые демоны...

А потом она увидела человека. Близко, так, что могла бы до него дотянуться. Человек возник из ниоткуда, из полоски неясного света у двери, за которой скрылись молчаливые служанки-рабыни. Странно, но Фасинг не удивилась его появлению, только вяло подумала, что совершает святотатство (которое по счету?), находясь перед глазами мужчины без одежды. Но человек из другого мира не проявил интереса к ее телу. Вместо этого он вдруг задумчиво произнес:

- Странно... Вы не упоминаетесь в манускрипте. Но я вас знаю. Вы - Фасинг?

Глава 10 АРТУР

- Как вас зовут? - Гм, я оказался не слишком галантен. Зови меня Артур.

- Дядя Артур?

Он рассмеялся.

- Так уж и дядя? Я вроде не старый.

- Тогда просто Артур. А я просто Алена. Кто вы по профессии? Хотя, наверно, это что-то жутко секретное.

- Почему?

- Ну, вы так деретесь. Это карате или кунг-фу?

- Всего понемножку. Чуть-чуть карате, чуть-чуть айкидо.

- Вот здорово! А все-таки вы кто?

- Кок.

- Ага, как Стивен Сигал?

Алёнка Колесникова еще прихрамывала. Ее новый знакомый шел рядом, с расспросами не лез... Да и вообще не лез. Они просто шагали вместе, и им было хорошо, точно они знали друг друга сто лет.

- У тебя дома неприятности, - сказал он утвердительно.

У Алёнки вдруг защипало в глазах.

- Да ну, - буркнула она. - Одно и то же. Папка с мамой - давно уже чужие... Совсем чужие, а живут вместе и мучают друг друга.

Она помолчала.

- Ни за что не буду так жить. Если полюблю кого-нибудь, сильно-сильно, чтобы в огонь и в воду, выйду замуж. А разлюблю - уйду. "Стерпится-слюбится" - это не для меня.

- Родители сильно скандалят?

- Не то чтобы скандалят... Папка-то больше молчит. Мама говорит, он чудак, не от мира сего.

- А кто он по профессии?

- Ученый-историк.

"Зачем я ему все рассказываю? - подумала Алёнка. - А хочется! До этого никому не открывала душу, даже Валерке (а ведь росли вместе, инглиш зубрили вместе с его мамой, та только руками всплескивала: ну какая прекрасная пара!)".

- А "не от мира сего" - это очень плохо?

- Да нет, не в этом дело, - замялась она. - Просто иногда не поймешь, любит он меня или так... Не подумайте чего, он добрый-Заступается за меня иногда. Только как-то очень робко... А хочется, чтобы по-другому, - Алёнка подняла глаза и встретилась взглядом со спутником. - Вот как вы: жестко и смело! Не рассуждая.

Он рассмеялся.

- Ну, это ты хватила. А знаешь, твой отец мне кажется симпатичным, хоть мы и не знакомь.

- Он очень умный, - серьезно произнесла Алёнка. - О древнем Тибете знает больше, чем о собственной квартире.

- А где он работает?

- В музее. Научным сотрудником.

- Что, не доктор, не профессор?

- Профессор! - усмехнулась она. - К нему профессора табунами ходят, когда им чего-нибудь непонятно... Знаете, кто такой Лангдарма?

Он нахмурил брови.

- Боюсь показаться тебе невеждой... Кажется, это был правитель на Востоке.

- Он правил Тибетом в IX веке. У него очень грустная история. Во время праздника Нового года, один монах-буддист убил его из лука отравленной стрелой. Я писала про Лангдарму сочинение. "Мой любимый герой".

- И тебе разрешили?

- Ха! Вы бы знали, что писали остальные! У нас в классе, я имею в виду. Большинство - так про Ван Дамма или Майкла Джексона.

- Скажи, - вдруг спросил он, - почему ты бросила гимнастику?

Она задумалась. В самом деле, почему? Неужели только из-за тренера Димы? Он не Ромео, она вроде тоже на Джульетту не тянет.

("Брось выпендриваться, тебе в этом году все равно ничего не обломится", - это треп в раздевалке, обычный диалог спортсменок-подружек, люто друг друга ненавидящих к пятнадцати годам. "Кто тебе сказал?" - "Ой, а то я сама не знаю. Главный судья на регионе - Ракитина, ты ее помнишь, крашеная мымра с толстой шеей. Она уже месяц спит с Валькиным тренером, из "Динамо". А насчет Вальки они уже. договорились: ей - первое место и КМС, а тебя в лучшем случае двинут на третье". - "Тебе бы двинуть... В морду! Кроме гадостей от тебя ничего не услышишь". - "Ха, правда глаза колет! Вот увидишь". - "Да Валька на шпагат-то не сядет". - "Может, и не сядет. Только твой Димочка, в которого ты влюблена, ради тебя и пальцем не пошевелит. Заслуженного ему все равно не видать еще лет восемь... Так чего ж зря надрываться?")

Алёнка говорила и говорила, взахлеб, и ей с каждой минутой становилось легче, будто огромный груз падал с плеч. И поражалась про себя: как она жила раньше? Кому она могла бы поплакаться в жилетку до встречи с Артуром? Маме? Не смешите меня. "Глупости не болтай, думай лучше об уроках. Английский сделала? Приду, проверю!" Папке... Можно было бы, он выслушает и поймет... Только вряд ли даст совет.

- А на каких кораблях вы плавали? На военных?

- Сперва - на военных, когда служил на флоте. Сейчас - на пассажирских. В этом мало романтики.

- Это смотря с какой стороны подойти, - философски заметила Алёнка и с присущей всем женщинам последовательностью спросила:

- А вы научите меня так драться?

Артур взглянул на нее с интересом.

- Зачем тебе? Девушкам драться не положено.

- Мужчинам положено, - кивнула она. - Только где их найти-то?

- А у тебя есть друг?

Алёнка кокетливо пожала плечиком.

- Вообще-то есть. Друг Валерка. Да только его самого еще надо защищать.

Артур не выдержал и рассмеялся. Вид у его новой знакомой был такой, будто она с утра до ночи только тем и занималась, что спасала от различных опасностей молоденьких испуганных мальчишек, а они плакали и цеплялись за нее слабыми трясущимися руками.

В крошечном кафе у речного вокзала Артур угостил Алёнку традиционными сосисками на палочке и громадной чашкой кофе. Она набросилась на еду, точно голодный зверек, виновато поглядывая на спутника {извини, мол, вообще-то я дама воспитанная, но жрать охота, сил нет!).

- С одной стороны, - задумчиво проговорил Артур, помешивая ложечкой сахар на дне чашки, - я с тобой не согласен. Твоему Валере просто никогда не доводилось бывать в ситуации, когда тебе грозила реальная опасность. Откуда же ты можешь знать, на что он способен? А с другой стороны, не всегда же кто-то будет рядом с тобой... Я, например, собирался как раз зайти к одному приятелю, он живет на той улице. А его не оказалось дома.

- Выходит, я обязана своему спасению вашему друту? - улыбнулась. Алёнка.

- Пожалуй, - вполне серьезно отозвался Артур. - Тем более что когда-то он привел меня в секцию. Его, кстати, зовут Владлен. Редкое теперь имя.

- Да, - согласилась она. - Имена у вас обоих аховые. Артуры тоже на дороге не валяются. Он, как вы, владеет всякими приемами?

- Владлен работает тренером в клубе. Если хочешь, мы можем туда пойти.

- Там учат карате? - спросила она по дороге.

- Не совсем. Эта система называется "Белая кобра". Самозащита плюс йога, плюс кое-что из специ.альной медицины, плюс дыхание и релаксация... Вообще много всего полезного.

- А далеко еще?

- Уже пришли.

Артур отворил перед ней дверь. Алёнка чуть задержалась, поискав глазами вывеску. Но вывески не было.

***

Руки у Козакова были большие и волосатые. Туровский попытался представить его, сидящим за компьютером, но получилось не очень. Руки как раз и бы. ли в этом виноваты: они скорее могли крепко обнимать рычаги какого-нибудь трактора, но не порхать по клавиатуре...

- Знаете, майор, - сказал Козаков, размахивая сигаретой, зажатой в толстых пальцах, - я в ваших делах не дока, но детективы почитываю. Вы утверждаете, что убийство заказное, так почему вы ищете исполнителя здесь, среди нас? Человек тихо пришел, сделал дело, тихо ушел. Ищи-свищи!

- Станислав Юрьевич, - устало проговорил Туровский-- Я уже наслушался подобных теорий. И мне надоело, что вы уводите разговор в сторону. Извольте отвечать по существу. Тот вздохнул.

- Ну ладно, я выходил из номера. Игорь - мужик неплохой, знаете, но какой-то заторможенный. Слова не вытянешь. Эх, знал бы, во что вляпаюсь...

Он сделал паузу и доверительно заглянул в глаза собеседнику.

- Послушайте. Люди приезжают в санаторий отдохнуть. Поправить здоровье. Мне доктор велел больше гулять и чтоб положительные эмоции, мать их.

"Ясно", - подумал Туровский и спросил:

- Имя, фамилия женщины.

Козаков будто натолкнулся на невидимую стену.

- Не понял. Вы о чем?

- Ну, о женщине, которая дарит вам положительные эмоции.

- Гм... Видите ли, как бы вам объяснить... Она в некотором роде несвободна. Замужем то есть.

- Я не из полиции нравов. Я расследую убийство.

- Я к этому никаким боком, - быстро сказал Козаков. - Я тех двух женщин видел только мельком, в холле, когда их оформлял дежурный. Еще обратил внимание, что они были почти без вещей.

- И рассказали о своем наблюдении Колесникову?

Козаков посмотрел с недоумением. Потом искра понимания мелькнула в круглых глазах-буравчиках.

- Да нет, что вы... Подозревать Игорька! Он тихоня и мухи не обидит. Его, кроме дощечек с письмена ми, ничто не трогает.

- Вы долго отсутствовали?

- Минут двадцать - полчаса.

- Где был Игорь в это время?

- Не знаю. Сказал, что сидел за столом, работал. Ах, черт! У нас ведь у обоих нет алиби.

- Ну так постарайтесь, чтобы у вас оно было, - сухо сказал Сергей Павлович. - Где живет ваша знакомая?

Козаков покраснел, как школьник, которого застали за разглядыванием порнографического журнала, иткнул пальцем в потолок.

- Только, сами понимаете... Рыцарь из меня хреновый, но и... Короче, если дойдет дело до суда - я ото всего отопрусь.

- До суда еще дожить надо, - обнадежил его Туровский. И посмотрел в глаза собеседнику, не без удовольствия заметив там уже не испуг, а самый натуральный суеверный страх.

- Вы думаете...

- Убийца в санатории, он - один из вас. И чем быстрее я здесь разберусь, тем быстрее и легче все кончится. Вы сразу поднялись к Кларовой, как только вышли из своего номера?

- Собственно, да, сразу.

- Даша присутствовала?

Он наморщил лоб.

- Они прибежали с подружкой позже... На нас с Ниной... с Ниной Васильевной они внимания не обратили, все пытались поделить какую-то игрушку,

"А Света про визит Козакова не рассказала, - вспомнил Туровский. - А я ее, собственно, и не спрашивал. Поинтересовался только, кого она видела в коридоре (никого не видела, Борис Анченко в этот момент находился в номере у Тамары с Наташей, относил завтрак)".

- Что было потом?

- Ничего. Подружка эта почти сразу ушла. Нина хотела отправить с ней и Дашу, но та что-то закапризничала. Дети, одно слово. Тринадцать лет - самый не управляемый возраст.

- Вы давно познакомились с Козаковым?

Нина Васильевна лишь зябко повела плечами, укрытыми цветастой шалью.

- Около года.

- Ваш муж... Он ни о чем не догадывается?

- Бросьте вы, - хрипло сказала она. - Догадывается, не догадывается... Он купил меня когда-то, как дорогую игрушку. И уверен, что я буду благодарна ему по гроб жизни. А моя душа, то, что у меня внутри, его никогда не интересовало.

- А Даша?

- Не знаю. - Она помолчала, словно собираясь с мыслями. - Я всегда стремилась дать ей все, что могу. Чтобы она не нуждалась никогда и ни в чем. Но в последнее время она сделалась слишком уж нервной... Иногда злой. Впрочем, вам это ни к чему.

- Вы водили Дашу к врачу?

Лицо Кларовой вдруг исказилось, будто поплыло. Глаза набухли, и Туровский неожиданно разглядел то, чего не замечал раньше: перед ним простая несчастная женщина, каких на Руси... Ну да, конечно, боль у всех разная, иные, узнав бы, посмеялась: мне бы ваши проблемы, тут жрать нечего...

- Она никогда не принимала наркотики?

- Вы что, - взвизгнула Нина Васильевна. - Ей только тринадцать!

- Да или нет?

- Я выбросила эту мерзость. Сразу, как только увидела.

- И не стали об этом распространяться, - утвердительно сказал Туровский.

Нина Васильевна куталась в свою шаль, будто ей было холодно. Длинные холеные пальцы нервно подрагивали, когда она поднесла сигарету к губам, подведенным темной помадой.

- Для мужа огласка означала бы смерть. Вы пони маете? Для него карьера - единственный бог. Ей одной он поклоняется.

- Вы любите его?

- Представьте, да. И не хочу терять.

- А как же "он купил меня, как игрушку"?

- Вам не понять.

- Тогда что вас связывает с Козаковым?

- Я греюсь возле него, как у камина. - Кларова чуть улыбнулась. - Удобно, ни к чему не обязывает. По крайней мере, он воспринимает наши отношения именно так. Я надоем ему - рядом будет греться другая.

- А вы?

- А я женщина! Мне тридцать шесть, я даже бабьего века еще не прожила.

Она отвернулась к окну. Там, внизу, Даша слегка надменно беседовала с каким-то юным аборигеном. Кажется, демонстрировала ему свои золотые "всамделишные" часики. Нина Васильевна чуть вздрогнула. Она к аборигенам относилась отрицательно. И девочка Света мгновенно и безапелляционно была отнесена к той же категории, несмотря на то, что жила не здесь, а на том берегу... Папа инженер, мама технолог, сама "дудит" на флейте, и прикид, как у малолетки. И даже укоризненное "брала бы пример..." прозвучало так, что дураку было ясно: пример брать не следует.

- В вас чувствуется какая-то одержимость, - глухо произнесла Нина Васильевна, по-прежнему наблюдая в окно за дочерью (в стекле на фоне берез, уже начинающих желтеть, отразилось ее лицо в обрамлении иссиня-черных волос - бледное, с полными чувственными губами). - Мне казалось, что люди, работающие в вашем ведомстве, к смерти должны относиться... Непредвзято, что ли. Не имея права ни на что личное.

- А вы считаете, что за моей одержимостью стоят личные мотивы?

- Чаше всего так и бывает... Трудно представить, что вами руководит одно лишь служебное рвение. Вы рано или поздно привыкаете... Становитесь жестче и циничнее. Вы не обиделись?

- Считайте меня жестким циником.

- Нет, нет, - живо возразила она. - Я же сказала: вы одержимый. Я бы предположила, что у вас убили родных или любимую женщину... Ох, простите. Я, кажется, угадала.

- Мы не были с ней близки, если вас это интересует, - зачем-то сказал Туровский.

- Все равно. Все равно это больно. Нелепо.

Она закрыла лицо ладонями.

- Страшно!

Страшно. Сергей Павлович закрыл глаза. В затылок кольнуло чем-то острым и раскаленным. Он глубоко вздохнул, стараясь унять боль. Чувство нереальности возникло и не проходило.

- Вы подозреваете кого-нибудь?

- Всех, - через силу выдавил он.

- Почему? Неужели никого нельзя исключить?

- Как?

- Ну, не знаю. По психологическим мотивам... Или по наличию алиби.

- Вы подтверждаете алиби Козакова. Он подтверждает ваше.

- Вот видите!

- Это ничего не значит. Вы же "греетесь возле него".

Она собралась было дать резкую отповедь, но Туровский вдруг рявкнул:

- В котором часу он пришел к вам? Быстро!

- Не знаю, - растерялась Кларова. - Что-то около девяти.

- Когда пришли Даша и Светлана?

- Вскоре... Но потом Света ушла опять.

- Ну естественно, - кивнул Сергей Павлович. - Девочка деликатная. Даша осталась?

- Осталась... Не знаю, может быть, она меня ревновала? Она всегда так тянулась ко мне, а я...

"Может быть, - согласился про себя Туровский. - А возможно и другое. Даша училась неосознанно копировала мать (а когда человек начинает что-то делать в своей жизни осознанно? В тринадцать лет? В тридцать? В пятьдесят? Или все то, что мы гордо именуем разумом, - лишь сложная цепь первобытных инстинктов?), с тем чтобы в будущем наставлять рога своему богатому (уж это обязательно!) и доверчивому мужу". И - по странной ассоциации, подумав о грядущем супруге Кларовой-младшей, он вдруг понял, откуда у него возникло это ощущение нереальности, ошибки в логике.

Лицо в оконном стекле.

Оно не двигалось. Глаза - черные, бездонные, огромные, как у стрекозы, смотрели внимательно и неподвижно, а реальная Нина Васильевна сидела тут, в сером кресле, и покачивала головой, размышляя о своей дочери.

В окне отражалась не она.

Это все он осознал как-то вскользь, словно пуля просвистела над ухом (просвистела - значит, не твоя), а тело уже рванулось в сторону, опрокинув стул, и стул еще гремел, а перед глазами уже все кубики мозаики сложились в единую картинку: силуэт в дверном проеме - прорезь - мушка табельного "Макарова". Как в тире.

- Ты что тут делаешь? - внешне спокойно, но дрожа от ярости внутри, спросил Туровский. - Чего тебе тут надо, мать твою?

Но Игоря Ивановича Колесникова, казалось, меньше всего беспокоил наведенный ему в грудь пистолет. Он, открыв рот, смотрел на то лицо в окне. Однажды он уже видел его: эти глаза и немой вопрос в них: "Кто вы?"

Это было...

***

Это было, когда он крупно (уж не счесть, в который раз) поссорился с Аллой. Покрывшись красными пятнами, она кричала, что он, Игорь Иванович, загубил на корню ее жизнь, что не будь она, Алла, такой беспросветной дурой, нашла бы себе кого получше, того, кто не мечет бисер перед свиньями, а все силы прилагает, чтобы семья не нищенствовала...

Суть сводилась к следующему. Некий могущественный папаша, профессор на истфаке пединститута, в свое время протащил нерадивого сынка на свой факультет. Сынок учиться не желал не только в семестр, когда никто сроду и не учился, но и в сессию ("Зачем же пса держать, а лаять самому?" - это, о папе). Однако не в армию же идти, в самом деле? Переползал с курса на курс, добрался до диплома, даже кое-как защитился, и тут грянула новая напасть: распределение, "Распределили", естественно, на кафедру, а там вскоре сказали: извините, но нужны научные работы, публикации, и неплохо бы защитить кандидатскую. А соискателю ученой степени за сочинения молоденькая учительница литературы ставила тройки, пунцово краснея. А что делать!

Для создания диссертации срочно нужен был специалист. Настоящий, большой, но без имени, чтобы не заподозрили плагиат. Папаша-профессор прекрасно понимал, с какого фланга следует начинать осаду, и пригласил Аллу Федоровну в ресторан. Алла Федоровна была в восторге и от ужина, и от внимательного спутника, и от алых роз на длинном стебле. Маленькую просьбу - с надеждой на дальнейшее знакомство - она обещала исполнить.

Вскоре Игорь Иванович был представлен профессорскому сынку. Тридцатилетний мальчик был в папу красив и не в папу туп и нагловат. Колесников после двух сказанных слов понял, что его просят не о помощи в создании диссертации и даже не о соавторстве. Ему предлагалось написать всю работу самому - от начала до последней строчки. Естественно, за соответствующее вознаграждение. Игорь Иванович предложение вежливо отклонил. Алла Федоровна плеснула мужу в лицо горячим чаем (еле увернулся).

В данный момент жена била посуду и громила мебель, инстинктивно выбирая ту, что полегче и подешевле. Игорь Иванович тихонько, как мышка, выскользнул за дверь и очутился на улице.

Идти было решительно некуда. Он просто брел по улице, не особенно выбирая маршрут, в голове было пусто и звонко. Он знал, что рано или поздно вернется (не ночевать же на лавочке в сквере), согласится на встречу с профессором, с его сыном, с чертом, с дьяволом... Он опять потерпел поражение. Плевать, не в первый раз.

- Гражданин, вы пробивать будете или так стоять?

Кажется, его занесла нелегкая в булочную.

- Пробивать, пробивать.

- Ну так пробивайте! Стоит тут, мечтает. Люди с работы, а он размечтался!

- Половину черного и полбатона. - Батоны не режем. Нож тупой.

- Так наточите.

- Нет, он еще и учит! Интеллигент хренов, постоял бы у прилавка с мое!

Он неожиданно почувствовал, что сознание уплывает куда-то, будто глубокий омут ласково принимает его в прохладные объятия... Монолитная очередь к кассе вдруг заколыхалась. Может, сердечный приступ? Он с тревогой ждал боли, он уже представлял ее себе: длинная, раскаленная докрасна игла, проходящая сквозь левую половину груди. Сначала боль, потом падение, затем - легкость, невесомость и тьма... А может быть, все-таки свет? Как бы хотелось, чтоб свет... И чтобы в лучах - кто-то добрый, мудрый, в длинных белых одеждах, протягивает руку. Пойдем? А почему бы и нет.

Нет. Видимо, срок не настал. Он шагнул в том направлении, где должна была находиться дверь, и вышел на улицу.

И Алёнка, его дочь, на другом конце города в этот самый момент доверчиво взглянула на своего спутника-спасителя Артура и взошла на крыльцо спортивной школы. Артур легонько подтолкнул ее и улыбнулся.

- Не бойся. Тут тебя не обидят.

- Я и не боюсь. Я же с вами.

***

Игорь Иванович огляделся. Улицы не было. Он находился в странном помещении, посреди которого стояла красивая бронзовая ванна, наполненная благоухающей пеной. В ванне лежала женщина с высокими скулами и удлиненными восточными глазами. Инстинктивным движением она прикрыла грудь ладонями, и Игорь Иванович разглядел, что кисти рук ее были изящные и ухоженные, с узкими запястьями и длинными пальцами. Впечатление не портило даже то, что сейчас руки находились в плачевном состоянии: красные от перехода от холода к теплу, они были покрыты ссадинами и царапинами.

Все это походило на сон, где творятся странные вещи: очень трудно бегать, словно прорываясь сквозь толщу воды, зато можно летать и падать с какой угодно высоты, не рискуя разбиться, а незнакомые места кажутся до боли родными... И каким-то образом в уголке сознания живет уверенность, что это все-таки сон, и удивления нет. Только немой вопрос в глазах женщины: "Кто вы?"

- Я могу вас спасти, - сказал Колесников. - Хотя могу и погубить окончательно.

- Вы думаете, я нуждаюсь в спасении?

- Вы звали меня.

- Нет.

- Послушайте. Я не колдун и не маг... В моем времени их почти не осталось. Да и не могло остаться: другие условия.

- Что значит "другие"?

- Непохожие на ваши. Мы слишком далеко ушли от... - Он запнулся. - От первозданности. От того, что в человека заложили боги.

- Но вы-то сюда проникли.

- Правильно. И я подумал: обычный человек вроде меня пройти сквозь время сам не способен. Значит, мне кто-то помог. Кто-то позвал.

- Против вашей воли?

Колесников задумался.

- Не знаю. Я не могу этому сопротивляться.

- Но в наше время колдуны и маги были тоже редки. Я имею в виду настоящих. А я - просто женщина.

- И вы боитесь, - утвердительно сказал Колесников. - Он медленно подошел и присел на край ванны, почувствовав рукой скользкую поверхность. - Вы боитесь не разоблачения.

- Откуда вы знаете?

Женщина попробовала усмехнуться, но руки ее вдруг задрожали.

- Я шла к своей цели много лет, шаг за шагом. Никому не известная, без отца и матери (вы ведь знаете, что меня воспитал мой дядя?). А теперь мне осталось одно, последнее усилие.

- И ваша страна ввергнется в гражданскую войну.

- Не ваше дело! - в ярости крикнула она и ударила ладонью по воде. Благоуханная пена разлетелась во все стороны розовыми хлопьями. - Вы не понимаете. Пять веков мы поклонялись Небесному Отцу И богам свастики. А до этого - богам-прародителям. А те, кто веровал в Будду, пришли сюда из чужой страны, от племен айнов. Они не смели даже поднять головы, так и ютились в горных пещерах... И теперь Лангдарма взошел на трон с безумной идеей: примирить непримиримое...

- Почему же безумной?

Она отвернулась.

- Два меча в одних ножнах не живут.

Колесников смотрел на женщину почти с жалостью. Такая красивая, мелькнула мысль. Такая прекрасная и хрупкая в своей наготе - физической и душевной...

- До празднеств Нового года осталось совсем мало времени, - проговорил он. - Лангдарма погибнет от руки убийцы. Затем, спустя несколько месяцев, убьют вас.

- Он не посмеет, - прошептала Фасинг, закрыв лицо руками.

- Вы имеете в виду хозяина этого дома?

- В западных горах, где нет караванных троп, существует община. Тайный клан... Никто не знает точно, где он расположен, кто им руководит. Они подсылают убийц.

- Ваш дядя знал.

- Нет. Дядя только приезжал в условленное место, каждый раз оно менялось. Там его ждал человек - иногда мелкий торговец, иногда монах или послушник, иногда крестьянка... Они ничего не знали, их было бесполезно расспрашивать... Они только передавали распоряжение.

- Что произошло в ту, последнюю встречу? - спросил Игорь Иванович.

- Ничего необычного. Была ночь... Мы остановились недалеко от бедной деревушки, где жили пастухи. Это был единственный раз, когда ночь застала нас не на постоялом дворе и не в большом городе. Я думала, дядя будет сердиться, но потом поняла...

- Что это не случайно, да? Ему назначили встречу именно в деревушке?

Фасинг кивнула.

Вы следили за ним?

- Да, - через силу произнесла она, - Он шел через деревню, мимо глинобитных домиков, нигде не останавливаясь. Все спали, было темно и жутко. Только однажды ему навстречу попалась какая-то, ветхая старуха в лохмотьях. Дядя хотел столкнуть ее с дороги, даже поднял руку, но она что-то сказала ему... На каком-то непонятном языке, вроде вороньего карканья. Потом пошла дальше, а дядя посмотрел ей вслед и молча вернулся к каравану.

- Как вы думаете, он заметил слежку?

Фасинг вдруг осторожно улыбнулась.

- Бедный дядя! Он всегда был очень добр ко мне... Ни в чем не отказывал, чего бы я ни пожелала. Как-то раз я увидела у одного богатого вельможи из Сиккима четверку великолепных белых лошадей. Вы не представляете, что это были за лошади! Без единого темного пятнышка, чистейших кровей. Тот вельможа ездил только на них, потому что белая лошадь приносит удачу... Он заломил такую цену, что я только отвернулась и тут же ушла, плача потихоньку... А на следующее утро я увидела тех лошадей перед моим окном. Дядя ку

Пил их, не торгуясь. Он любил меня. Как ребенка, капризного, но милого. Он, кажется, так и не заметил, что я превратилась в женщину. А ведь он ездил в пастушью деревню по приказу Ти-Сонга Децена, а тому подсказала я... Так что получается, дядя выполнял мое поручение.

- Значит, Кахбун-Везунчик должен был встретиться для переговоров с представителем тайного клана? Для чего?

Фасинг замолчала. Игорь Иванович сидел не шевелясь. Он чувствовал: лишнее движение - и контакт прервется, как натянутая до предела струна. И тайна останется тайной, а разгадка, вернее не разгадка, а лишь первый шаг к ней - вот он, здесь...

- Тайный клан воспитывал убийц, - прошептала Фасинг. - Их искусство не знало себе равных. Оно передавалось из поколения в поколение, на протяжении многих веков. Они не поклоняются ни Будде, ни Небесному Отцу, У них свои боги...

- И вы подумали, что тот монах, которого вы встретили на перевале, и есть представитель тайного клана?

- Рядом с ним шел белый барс, будто собака на поводке. Кто, скажите, кроме них, мог приручить барса, который не живет в неволе?

***

- Сынок, дай две тыщи.

- Бомжиха, одетая будто на карнавал Бабой Ягой, с настойчивостью речного буксира тянула его за рукав.

- Ну что тебе? - отрешенно спросил Колесников, с трудом осознавая себя вновь на грязной улице родимого города (батон в пакете, в одном кармане кошелек, туго набитый рваными сотнями... Двадцать сотен - это и есть искомые две тысячи. Такие б деньги

Да раньше! В другом - домашний телефон профессора. Вечером придется звонить, второй раз от разгневанной супруги не увернуться).

- Внучкам на конфеты. Сиротки они у меня, ни отца, ни матери, одни-одинешеньки, - завела привычную пластинку бомжиха.

- Соня! - заорали из винного ларька. - Сонька, мать твою! Чего брать-то, "Пшеничную" или "Горбачевку"? Если "Пшеничную", то гони еще две "штуки"!

- Вот коза долбаная, с человеком не даст побеседовать. Иду!

Бомжиха сунула деньги за пазуху и вскачь припустилась к киоску.

Кто мог приручить белого барса? Никто, белого барса не встретишь ни в одном зоопарке, ни в одном цирке. Умирает он в клетке - не от тоски, так от голода и жажды при нетронутом мясе и миске с водой. Монах барса приручил. В глазах Фасинг это улика. А на самом деле?

Странное, наверно, зрелище: бредущий по улице мужчина с пакетом, явно из булочной. Надо бы спешить домой, но мужчина никуда не торопится, просто гуляет, погруженный в собственные мысли. Он зашел в парк, ноги несли его куда-то по дорожке, окруженной не вековыми, но достаточно старыми липами. Было тихо, если не считать звуков, доносящихся с улицы. В мокрой после недавнего дождя листве лениво шелестел ветерок... В каком мире?

Глаза утверждали одно, душа - другое, без малейшего желания возвращаться назад, в реальность, из тонкого мира в грубый физический. Как он сказал Фасинг?.. Нё маг, не колдун... И никогда не интересовался бесовской литературой, во множестве предлагаемой с книжных лотков. Нет, сам он не смог бы даже снять головную боль наложением рук, не то что войти в контакт... С кем? Был бы алкашом, вроде той бабки-бомжихи, тогда ясно: "Кто вы?" А прекрасная женщина в белом длинном платье, нежно улыбаясь: "Белая горячка".

Он сел на лавочку и подставил лицо неяркому солнышку. И стоило ему закрыть глаза, Фасинг предстала перед внутренним взором. Чуть приоткрытые чувственные губы и черные глаза с огнем внутри. "Не влюбился на старости лет? Вообще-то разница в возрасте великовата... Но зачем она мне солгала? Сам я не мог установить контакт, так кто его установил?

"В наше время колдуны и маги тоже редки... Я имею в виду настоящих. А я - просто женщина..." Но это ее высказывание можно толковать и в том смысле, что ее способности находились на среднем уровне, а средний уровень в понимании магов древнего Тибета и обывателей наших дней - далеко не одно и то же... Что мы знаем о возможностях наших пращуров? Много раз высказывалась гипотеза, что миллионы лет назад первобытные люди, не обладая речью, общались меж собой телепатически... Паранормальность Фасинг могла быть слабой - с их точки зрения, неосознанной. Но вот - глубокое забытье после страшного напряжения, и подсознание срабатывает, она просит меня прийти. Чего она испугалась? Она потеряла контроль над событиями. Кахбун-Везунчик был посредником между мятежным братом короля и тайным кланом наемных убийц. Фасинг надеялась сама стать этим посредником (хочется вершить судьбы, а не ждать милостей). И вдруг - лавина. Смерть, кровь на белом снегу, безмолвие ледяной могилы... И - полная неизвестность. Что было приказано наемному убийце? Устранить короля Лангдарму. С этого момента ее собственная жизнь перестала быть хоть сколько-нибудь ценной..."

***

- Ты что тут вынюхиваешь? - прошипел Туровский и сильно ткнул Колесникова в грудь, так что тот пулей вылетел в коридор и ударился спиной о стену.

- Сергеи, Сергей, успокойся, - испуганно пролепетал Игорь Иванович. - Я не хотел ничего плохого!

- Зачем ты пришел к Кларовой?

- Я подумал, что ты должен быть у нее.

- Ага, - пришел Туровский в ярости. - Тебе нужен я. Ты хотел запутать меня окончательно, напугать этой Черной магией - монахами, лицами в окнах...

- Перестань. Я очень тебя прошу: поверь мне. Я ни при чем... То есть при чем, конечно. Я чувствую, что все эти... ненормальности как-то связаны со мной. И эта женщина в окне, Фасинг...

- Фасинг? Ее так зовут? Она имеет отношение к Кларовой?

Колесников едва не заплакал от отчаяния.

- Не знаю. Внешне они очень похожи, но, возможно, это просто какое-то дьявольское совпадение. А может быть, я воспринял ее такой не потому, что она выглядит так на самом деле, а потому, что мне нужен был какой-то образ - для восприятия. А, черт, я сам запутался...

- Ты не запутался, - заорал Туровский, не имея сил сдерживаться. - Ты, наоборот, все отлично рассчитал! Ты удалил Козакова из номера (может, ему тоже что-нибудь привиделось?), ты загипнотизировал Наташу, и она открыла тебе дверь, ты и способ убийства выбрал такой, чтобы приплести сюда нечто потустороннее, ты...

- Сергей Павлович!

Кто-то положил ему руку на плечо. Он резко обернулся, осознав вдруг, что еще сжимает в руке пистолет. Сзади стоял следователь прокуратуры Ляхов и смотрел на него, словно на обиженного ребенка.

Туровский сбросил руку (не нуждаюсь я ни в чьем сочувствии!) и зло посмотрел в бледное как мел лицо Игоря.

- Если исключить сговор, - почти спокойно произнес он, - между Козаковым и Кларовой, а я в него не верю вот ни на столько, то ты, друг детства, единственный, у кого нет алиби на время убийства. Подумай об этом... На досуге!

***

...Она завернулась в тончайшую белую ткань, где золотыми нитками был вышит сложный эзотерический узор. Служанки склонились, она, не обращая на них внимания, прошла в открывшуюся дверь.

Лама Юнгтун Шераб стоял на пороге, чуть наклонив крупную голову набок, и рассматривал женщину, будто видел впервые. И от этого взгляда, источавшего спокойствие и силу, у нее вдруг перехватило дыхание. Она попыталась придать лицу гордое, даже надменное выражение (чуть приподнять левую бровь, смотреть вскользь, без интереса; голову чуть откинуть назад...), но поняла по его насмешливым глазам, что получилось плохо. Эти глаза над высокими бронзовыми скулами сжигали ее, точно щепку в пламени. Какой-то частью сознания она подозревала, что именно его равнодушие - с оттенком насмешки, и было то, что притягивало ее сильнее всего. Запрет. Обладать им. - желание не только запретное, но и страшное. Сильное его тело, абсолютно лишенное растительности, гладкое, с прекрасными рельефными мышцами (она это знала!) - таким сохранил его не Бог (Богу такое, возможно, и под силу, но он любит равновесие в мире: молодость и красота должны уйти, на смену придут мудрость и опыт), но - мрачные демоны, слуги темных сил. Сколько ему лет, Фасинг не знала. Может, сорок. Или восемьдесят. Или двести. То, что подвластно Черному магу...

Он только что закончил свои упражнения. Деревянные фигурки людей, стоявшие полукругом вдоль стен комнаты, были в щепку иссечены страшным (страшнее меча в умелых руках) оружием - гибким тонким прутом из зеленоватого металла, который Юнгтун Шераб прятал в маленькой костяной рукоятке.

Фасинг тихонько подошла к манекену, который изображал воина в доспехах, с копьем и круглым щитом в руках. Сейчас копье вместе с правой рукой отсутствовали - лежали на полу. Щит был рассечен пополам страшным ударом. Лицо воина превратилось в сплошную труху. Фасинг осторожно, словно боясь причинить боль, дотронулась до фигуры и подумала: она хранит его тепло - тепло его оружия... Она чувствовала.

И робко спросила:

- Вы можете испепелить взглядом, мой господин. Зачем вы истязаете себя военными упражнениями?

Он хмыкнул в ответ:

- А зачем, по-твоему, король Лангдарма, имея целое войско, каждое утро на рассвете упражняется с мечом и алебардой?

Маг сделал тягучее движение и оказался рядом с женщиной, так близко, что она ощутила терпкий запах пота, исходящий от его тела.

- Не жалей его. - Он кивнул на манекен. - Он был хорошим воином и умер достойно. Его душа теперь скачет по небу на огромном белом коне в свите короля Гесера.

- Разве у него есть душа?

- Душа есть у всех. И у животных, и у камней, и у деревьев. Когда-нибудь я верну жизнь этому воину. И тогда...

Фасинг посмотрела на мага, ожидая продолжения, но он вдруг сказал совсем другое:

- Я чувствовал в доме чужого. Кто это был?

- Не знаю, мой господин, - шепотом произнесла она. - Мне показалось, что я задремала, и он пришел ко мне во сне...

- Ты видела его раньше, наяву?

- Никогда...

Она осторожно попыталась заглянуть в глаза собеседнику, страшась его гнева.

- Может быть, это был демон?

- Демоны подвластны мне, - возразил он. - А от этого существа исходила опасность. И сила.

- Боже мой! - Фасинг закрыла лицо руками.

"Ударь меня, - немо просила она. - Я больше •всего на свете жажду твоего прикосновения. Больше, чем власть, чем даже трон Тибета. Я бы ушла с тобой в пещеру, в самую бедную хижину... Ты бил бы меня до полусмерти каждый день, а я любила бы тебя с каждым днем все сильнее... Хотя, кажется, сильнее уж некуда". Он не ударил, хотя она чувствовала его гнев. Молча прошел в глубь помещения, где на низком столике прекрасной ручной работы лежал большой светящийся Шар. Еще недавно Шара не было, Фасинг бы его заметила. Ей вдруг показалось, что Шар на краткий миг отразил лицо Кахбуна-Везунчика. Это было так неожиданно, что слезы навернулись ей на глаза.

- Дядя, - прошептала она и заплакала.

Юнгтун Шераб внимательно смотрел в глубь Шара, и его черные густые брови сошлись над переносицей.

- Ты видела тело?

Она лишь покачала головой.

- Тело засыпало лавиной. Его невозможно было найти. Никого нельзя было найти, только я спаслась каким-то чудом...

- Тело ты видела? - повысил он голос.

- Нет, - так же шепотом произнесла она. - Мне очень страшно, мой господин.

- Кого ты боишься?

- Того человека, который приходил ко мне во сне...

"О Боже, я ведь все ему рассказала!"

Глава 11 САНАТОРИЙ (продолжение)

Серые скалы нависали прямо над головой. Желто-красные кустики и деревца лепились и росли там, где вроде и расти было невозможно: на крошечных выступах, в расщелинах, куда ветер заносил клочки земли. Большего для жизни они и не требовали. С Волги тянуло совсем no-осеннему, еще ласково, но уже заставляя подумать о теплой куртке поверх привычной летней рубашки. На прогулочном теплоходе, на верхней палубе, гуляли так, что было слышно с берега:

Поручик Голицын,

А может, вернемся ?

Туровский отвернулся от реки и задрал голову кверху. Ему вдруг вспомнилась девушка-скалолазка с огненно-рыжими волосами, которая пыталась пройти по сложному маршруту, да так и не сумела... Или все же сумела? Он этого так и не узнает. И свое ощущение он помнил: волшебная легкость, почти нереальная, с которой она скользила вверх...

" - Левее иди! Там проще.

- Я не хочу проще! Я нависание еще не проходила.

- И не пройдешь, там даже я не прохожу.

- А я пройду!

- А вот посмотрим".

Колесников догнал друга детства и молча встал рядом, стараясь унять одышку. "Как дите малое, - без злости подумал Туровский. - Стоит и сопит, ждет, когда я заговорю первым".

- Ты... - Игорь Иванович запнулся и покраснел. - Ты в самом деле думаешь, что я...

- Я думаю, что ты ведешь себя как последний дурак, - устало проговорил Туровский. - Мне по опыту известно: бывают люди, которые чем меньше виноваты, тем подозрительнее выглядят. Но ты, надо сказать, перекрываешь все рекорды. Ты прямо-таки нарываешься на неприятности! Нет, убийца так себя вести не станет.

- Тогда кто? - беспомощно спросил Колесников.

- Не знаю. Козаков. Нина Васильевна, "чудо-женщина". Вахтер Андрей Яковлевич. Выбирай, кого хочешь. Кому Наташа могла так запросто открыть дверь?

- Хорошему знакомому.

- И Кларову, и Козакова проверяли. Они нигде не могли пересечься с Наташей.

- "Пересечься"... Это значит "встретиться", да?

- Точнее, "иметь возможность встречи". Но самое главное, я уверен, даже знакомому Наташа не стала бы открывать. Она была профессиональным телохранителем, училась на специальных курсах.

Он помолчал.

- Она даже оперативникам, которые ее охраняли и еду носили, открывала дверь только после условной фразы.

- Убийца мог подслушать условную фразу.

Сергей Павлович посмотрел на Колесникова и хмыкнул.

- Быстро ты соображаешь... Для книжного червя! Фразу должен был произнести знакомый голос: Борис или Слава Комиссаров.

- Или ты, - еле слышно произнес Игорь Иванович.

- Что это значит?

Колесников робко пожал плечами.

- Ну, если бы ты сказал, что положено, постучался... Она бы открыла?

Туровский развернулся и молча пошел к причалу. "Мой голос. Наташа открыла дверь на мой голос. Нет, друг детства, ты меня с ума не сведешь, не удастся".

- Меня все эти дни не было в санатории. Убийца мой голос слышать не мог, значит, не мог и подделать.

"Плевать, пусть я уже свихнулся. Пусть я пациент психиатрической лечебницы... Но Борису Анченко Наташа открыла дверь, держа пистолет в руке. А когда я вошел и увидел трупы на полу, пистолет был спрятан под книжку..."

- Как ты это делаешь? - неожиданно спросил Сергей Павлович.

- Что?

- Ну, все это. Лицо в окне. Монах с леопардом.

- С барсом.

- Пусть с барсом. Так как? Открой секрет.

Игорь Иванович сиял очки, не спеша протер их специальной тряпочкой и водрузил на место. Вот в этом он весь, подумал Туровский. Игорек-колобок. У них во дворе не один он, конечно, носил очки. Девочка с третьего этажа, в которую Серега был влюблен, тоже носила - тоненькие, изящные, в нежно-розовой оправе. Они очень шли ей, делая ее лицо милее и в то же время как-то значительнее, взрослее. ("Как же ее звали? Все помню в мельчайших деталях: легкие шаги по асфальту, загорелые ножки с тонкими лодыжками, оранжевую майку без рукавов, роскошную тяжелую темно-русую косу..." Однажды он не утерпел, дернул. Она оглянулась, удивленно подняла брови, Сережка взглянул, нет, заглянул в прозрачно-карие глаза и погиб на месте. Да как же ее звали все-таки?)

Носили очки многие. Очкариком звали только Игорька. Только он свои очки холил, берег и лелеял, и фланелевая тряпочка для протирки оных была только у него.

- Никак я это не делаю, - вздохнул он. - Я вообще, можно сказать, лицо пассивное.

- Откуда же видения?

- Не знаю. Я был уверен, что причина - в самом манускрипте. Ему около тысячи лет, мало ли какие энергетические поля он мог в себя вобрать... Сам материал, из которого он сделан, мог вызывать галлюцинации.

- Но теперь ты так не думаешь?

Колесников робко улыбнулся.

- Я почти не работал с собственно ксилограммой. Только с фотографиями, ксерокопиями... А жаль. У меня пропало чувство сопричастности, понимаешь? Это очень важно.

- Поясни.

Они сами не заметили, как подошли к причалу. Было тихо, только вода лениво стучалась в черные доски. При известной доле воображения можно было представить, будто лишь они вдвоем остались на целой планете... Они да еще этот древний причал, к которому уж не подойдет ни один корабль.

- Когда я держал в руках документ, - задумчиво проговорил Игорь Иванович, - я ощущал его просто... как предмет. Я не понимал, что написано в нем, да и понимать поначалу не хотел. Мне просто было приятно обладать им - свидетелем тех времен. Ты будешь смеяться, но они мне, пожалуй, ближе, чем все это, - он обвел рукой окрестности.

- Когда же у тебя начались галлюцинации?

- Точно не помню... Постепенно, незаметно. Понимаешь, не было резкой границы между видениями и реальностью, как между сном и явью... Ты когда-нибудь мог четко определить момент, когда явь кончается и ты засыпаешь?

- Но я-то текст не читал, - буркнул Туровский. - И манускрипта в глаза не видел.

- Не знаю, - нервно сказал Колесников. - Но если ты действительно подозреваешь меня... Если то, что ты недавно говорил, - не со зла, то ты просто дурак. И убийцу никогда не найдешь.

- Найду, - ответил Сергей Павлович. - У меня выхода другого нет.

А сам подумал: "Видения были? Были. Барс, распластанный в прыжке. Монах со спокойным мужественным лицом, даже бритая наголо голова не портит, а лишь усиливает впечатление. И, наконец, женщина, отраженная в оконном стекле на фоне желтеющих к осени берез во дворе... Друг детства назвал имя: Фасинг. И был изумлен не меньше моего. Какой из этого следует вывод? Либо он великий актер (снимаю шляпу!), либо..."

- Скажи, - спросил Туровский, - мог эти галлюцинации навести кто-то другой?

- Нина Васильевна? - удивился Колесников.

- А ты против? Или питаешь к ней особое пристрастие?

Игорь Иванович задумался.

- Вообще есть в ней что-то такое...

- Потустороннее? - ехидно подсказал Туровский.

- Нет, нет, не так. Просто такие женщины, как она, предрасположены к э... Подобного рода вещам. Может быть, и неосознанно, но она вполне могла навести какое-то поле... Если угодно, назовем его информационным. Мы с тобой его восприняли.

"Неосознанно, - билось в голове у Туровского. - Если можно неосознанно, то уж осознанно - раз плюнуть. И тогда все объясняется: скрип двери, который слышала Света, Наташин пистолет под развернутой книгой (следователь Ляхов: "Похоже, она о нем и не вспомнила. Почему?"), опытные оперативники, под носом у которых спокойно убили двух женщин. Все объяснимо, и ничто не имеет реального веса (свидетельские показания - в последнюю очередь), если убийца благодаря своим паранормальным способностям контролирует их и даже составляет по собственному желанию и сметает движением руки, как карточный домик".

- Зря я отпустил Светлану, - сказал Туровский вслух, обращаясь к самому себе.

- Кто это? - рассеянно спросил Игорь Иванович.

- Свидетель. Единственный и реальный. Будь убийца хоть трижды экстрасенсом, хоть Джуной, хоть Кашпировским, он должен был выйти из своего номера (дверь заскрипела), постучаться к женщинам, выпустить две отравленные стрелы из духовой трубки. Вернуться к себе. Он всем задурил головы, уж не знаю как, Загипнотизировал, навел свои долбаные поля, заколдовал, называй как хочешь. Его никто не видел и не слышал, кроме девочки. Ее он в расчет не взял.

- Козаков рыжий, - зачем-то сказал Колесников. - То есть он почти лысый, но брови рыжие и глаза васильковые. У таких людей почти не бывает способностей к гипнозу.

- Значит, Кларова, - тихо подтвердил Туровский. - "Черны твои смоляные волосы, черны глаза твои, черна душа, будто ночь, сквозь которую мчится наш мотоцикл..."

- Что это за стихи?

- "Битлз".

Он подошел к самой кромке воды, и теперь она плескалась внизу, у его ботинок, словно большое ласковое животное. В воде плавали окурки, обертки от жвачки, какие-то щепки и обрывки бумаги. И среди них он разглядел странный продолговатый предмет, который загораживал от него его собственное отражение. И как-то отрешенно, будто о совсем незначительном, Туровский подумал: "А я ведь был не прав. Я решил, что убийца не взял девочку в расчет. А он очень даже взял. Как раз ее-то и взял..."

Туровский нагнулся и поднял предмет из воды. Знакомый предмет, не успевший даже как следует намокнуть.

Флейта.

"Черны глаза твои, черна душа, будто ночь..."

Солнце было маленьким и ослепительным. Оно отражалось в белоснежных склонах, точно во множестве расставленных повсюду причудливо искривленных зеркалах. На острых каменных выступах блестели сосульки, и капли воды, отрываясь от них, переливаясь всеми цветами радуги, падали вниз и с мелодичным звоном разбивались на тысячи мельчайших, не различимых глазом брызг. Противоположные, не освещенные солнцем склоны были темно-синие, мрачные, с резко очерченными пиками, похожими на зубы исполинского дракона, заснувшего здесь на долгие тысячелетия. Много тысяч лет спит дракон, дыхание его стало тихим, незаметным, и громадное тело вросло в глыбы голубого льда, наслаждаясь вечным покоем и тишиной.

Придет время, и дракон проснется. Вздохнет глубоко-глубоко, и обрушатся горы вниз, рассыпаясь в прах, точно капли воды с висящих сосулек. Вылетит из зева дракона огонь и расплавит вечные льды и снега, превратит их в многоводные бушующие реки, устремленные вниз. Домчатся потоки до стен монастыря Шаругон, что стоит на берегу реки Чу-На-Кха с основания времен, поднимут на могучих спинах огромную каменную ступу, украшенную сверху рогами горного яка, и понесут надо всей Землей...

Эта ступа выкрашена в три ярких цвета - желтый, красный и синий, - что символизирует три сферы Вселенной. Желтый цвет - обитель богов Стан-Лха. Там мать Земли Кунту Бзанг ткет свое полотно. Выберет белые нитки - и будет полотно белым, наступит день, осветят лучи солнца холодные скалы. Потом увидит мать Земли, что белые нитки иссякли, возьмет черные - и опустится на горы ночь. Оттуда, из обители богов, Небесный Отец Самантабхара смотрит на людей, и брови его сурово хмурятся, когда он замечает, что его недостаточно чтут. Там скачет на могучем коне Легендарный король Гесер в окружении своей свиты и пускает вниз огненные стрелы...

Красный цвет изображает среднюю обитель - Бар-Цзанг, где живут смертные, все, кто имеет душу: люди, звери, деревья, травы и камни. Только стремительная переменчивая вода не имеет души, потому и не принадлежит средней обители. Когда-то, в незапамятные времена, у матери Земли был сын Дре-Кханг, который, обуянный гордыней, задумал один править Вселенной. Он дождался, пока Небесный Отец уснет, и напал на него, надеясь убить. Однако Самантабхару разбудил священный голубь, севший ему на плечо, и он выхватил свой огненный меч: Много веков продолжался поединок. Лился с неба огонь, выжигая все живое и неживое, вспенивались и закипали реки, рушились и обращались в пыль горы... Наконец Самантабхара выбил оружие из рук сына и уже собрался было заколоть непутевое чадо, но Кунту Бзанг взмолилась о прощении, упав перед ним на колени. Тогда могучий Небесный Отец схватил Дре-Кханга и бросил вниз, в темную подземную пещеру, где обитали злые силы. И мать Земли залилась слезами о своем сыне-предателе, и ее слезы напоили сухие русла рек и морей. И получилась вода.

Давно это было. Разрушится монастырь Шаругон, полетит над Землей трехцветная ступа и рассыплется в прах. Смешаются воедино, три цвета, три обители, и не станет мира.

Но это будет еще не скоро.

- Далеко еще?

- Не очень. Ты устал?

- Я больше ездил на повозке и верхом, чем ходил на собственных ногах.

Чонг хмыкнул в ответ. Их путь пролегал едва заметной тропкой среди нагромождения заснеженных валунов, а иногда совсем терялся, и тогда приходилось полагаться только на свою память и чутье. Рана в плече от разбойничьей стрелы давала о себе знать, и Чонг время от времени останавливался, закрывал глаза и сосредоточивался, извлекая боль наружу, сужая ее до размеров булавочной иголки и удерживая так, чтобы дать телу отдохнуть. Совсем избавиться от боли было невозможно. Он знал: стоит пойти вперед, и она опять проникнет внутрь, и тогда нужно будет просто терпеть и шагать. Что ж, видимо, Всемилостивый Будда вновь посылает ему испытание...

Пал-Сенг, тот юноша, которого он спас от разбойников, шел рядом. Рана на голове быстро затягивалась - не прошло и нескольких дней, проведенных ими в обители монахов, поклоняющихся Пяти Сестрам Дакиням.

- Ты что, умеешь врачевать? - спросил Чонг.

Парнишка осторожно потрогал макушку.

- Немного. Знаешь, всякое бывает в дороге: то лошадь укусит, то ногу поранишь о камень... Да на мне, как на собаке: заживает быстро.

Чонг-по невольно улыбнулся. Едва ли не самый молодой среди общины, он почувствовал себя старшим, ответственным за жизнь другого. Будто у него появился младший братик, любознательный, требующий внимания и заботы. И трудно, и одновременно радостно и светло, словно сам Будда прикоснулся к твоей груди, вселяя в душу тепло своего сердца. Пал-Сенг был зачарован красотой снежного королевства. Они забрались так высоко, что облака, редкие в это время, плавали внизу, у ног, и казались живыми, теплыми и пушистыми. Но это, конечно, был обман. Здесь не могло быть ничего пушистого и теплого. Даже солнце, ослепляющее своими лучами, не грело, так как греть было некого. Снежные Гималаи лежали перед ними во всем холодном и сказочном великолепии.

- Никогда не видел ничего подобного, - еле проговорил Пал-Сенг.

- Но ведь ты много путешествовал.

- Э, - махнул он рукой. - Это совсем другое. Вот чего я вдоволь насмотрелся - так это городов, базарных площадей, торговцев, сундуков с сокровищами... Я путешествовал только с караванами.

- И тебе не приходилось видеть горы?

- Почему? - смутился он. - Приходилось, конечно. Только снизу, из долины, или с перевалов. А тебе хотелось бы побывать в других странах? В тех, например, что лежат далеко на западе? Чонг пожал плечами.

- Я служитель Будды, - туманно сказал он.

Вскоре дорога пошла вниз. Пал-Сенг, уже начавший выдыхаться от лазания по кручам и от разреженности воздуха, немного повеселел. До долины было еще далеко, но путники туда и не собирались. Их путь лежал южнее перевала Сангма, к берегам великого озера Тенгри, где стоял храм Вуда Майтрейи. Там же располагалась монашеская община, к которой принадлежал Чонг.

На горы спускались сумерки. Солнце склонялось все дальше к Западу, увеличиваясь в размерах и из раскаленно-белого превращаясь в желтое, затем оранжевое... А когда небо над вершинами вспыхнуло, орошая снежные шапки бледно-розовым пламенем, перед путниками наконец раскинулась гладь озера Тенгри, одного из трех великих озер, напоенных в стародавние времена чистейшей слезой матери Земли Кунту Бзанг.

- Замёрз? - спросил Чонг.

- Н-ничег-го, - заикаясь, ответил Пал-Сенг. Однако зубы его выбивали барабанную дробь. Меховая накидка с широким поясом потерялась, когда на караван сошла лавина, но солнце и быстрая ходьба целый день согревали и без того. Теперь же парнишка отчаянно мерз в тонком дорожном платье и с завистью глядел на Чонга, которому холод, казалось, был нипочем. Тот отдыхал, растянувшись на плоском камне, сбросив с плеч котомку и задумчиво глядя в предзакатное небо. Пал-Сенг посмотрел на его почерневшие на горном солнце руки, обвитые жгутами крепких мышц, и уважительно сказал:

- Ты сильный.

- Ты тоже не из слабых.

- Ну, - смутился Пал-Сенг, - я еле успевал за тобой всю дорогу.

- Но ведь успевал же. Я выглядел, пожалуй, гораздо хуже, когда учитель впервые взял меня с собой в горы.

- А кто твой учитель?

- Его зовут гуру Таши-Галла. Он настоятель храма, что на том берегу. Скажи, а у тебя есть родители?

Пал-Сенг вдруг замолчал, глядя куда-то вдаль, мимо собеседника.

- Я уже стал их забывать, - тихо признался он. - Помню только отца... Большого, сильного. Вот как ты.

Он доверчиво посмотрел в глаза Чонгу, и тот покраснел и буркнул:

- Скажешь тоже!

- Правда. Он никому не давал меня в обиду. - - Где же он сейчас?

- Он умер. И мать, и сестренка - все умерли в тот год, когда случилась большая засуха. А я, оставшись один, стал наниматься в торговые караваны.

Длинная узкая лодка с загнутым носом скользила в прозрачной воде. Впереди сидел Пал-Сенг, опасливо поглядывая на громадного барса, лежавшего у его ног. Впрочем, зверь не проявлял никаких признаков беспокойства. Он дремал, точь-в-точь как большая собака, положив голову на передние лапы. Чонг с широким веслом устроился на корме. Он не вынимал весло из воды, а поворачивал его влево-вправо плавными сильными движениями, и лодка шла вперед, разрезая ровной линией прозрачную гладь озера.

- Ленивый ты стал, Спарша, - проговорил он. - Ленивый и толстый. Скоро ты так разжиреешь, что сможешь охотиться только на лягушек в низинных болотах. Мог бы пробежаться по берегу, так нет же, полез в лодку, а она и без того тяжелая.

Спарша фыркнул в усы, совсем по-человечьи, и прикрыл мудрые желтые глаза. Говори, мол, говори. Я-то знаю, ты меня все равно любишь.

Вскоре лодка ткнулась носом в ровную каменную площадку посреди небольшого грота. На зеленоватых стенах колыхалось отражение воды, и тяжелые капли со звоном срывались с уступов вниз. А дальше по берегу уже неслось протяжное "бом-м-м...". Колокол храма созывал на вечернюю молитву.

Пал-Сенга приняли радушно. Жизнь в горной общине была тяжелой и суровой, как и все вокруг. Камни, снег, кое-где трава да чахлые деревца, прилепившиеся в расщелинах, куда разбойник-ветер когда-то занес их семена. Здесь не могло найтись места вражде - иначе не выжить и не сохранить священный храм, обиталище духа Майтрейи. И монахи были под стать природе - сильные, спокойные, немногословные, с бритыми головами и кожей, продубленной горным солнцем и постоянными ветрами. Жизнь их проходила за заботой о храме, молитвами служения Будде, изучением тайн медицины и искусства боя Тхайя, "Облачной ладони", пришедшего из Индии около двух веков назад. Собственно, эти науки и не разделялись, они всегда составляли одно целое: не бывает мастера врачевания и магии, не способного защитить себя в бою, как не может воин называть себя воином, если он не умеет лечить болезни и заживлять раны.

- У нас редко бывают миряне, - сказал Таши-Галла, с улыбкой глядя на Пал-Сенга.

- Здесь нет тех удобств, к которым они привыкли. Ты не будешь жалеть, что остался?

- Что вы, дедушка, - простодушно отозвался тот.

Монахи, те, кто помоложе, еле сдержали смех. Настоятеля редко называли дедушкой.

- Ты будешь жить с Чонгом. Для вас найдется свободная келья.

- А Джелгун? - осторожно спросил Чонг, не веря в удачу.

- Джелгун живет теперь один. Он стал кхувараки, старшим учеником.

У Чонга отлегло от сердца. Настал конец его мучениям. Конец тем временам, когда он со страхом подходил к своей келье: что-то еще учинит злой сосед?

Переселиться он решил не откладывая. На небе одна за другой уже зажглись звезды, воздух был прозрачен и холоден, будто вода в горном ручье. В келье горел масляный светильник. Джелгун успел обустроиться, свалив нехитрые пожитки соседа кучкой в дальний угол. Чонг вошел, молча поклонился Джелгуну, как это положено (теперь он всегда будет кланяться при встрече). Тот даже не повернул головы, только процедил сквозь зубы:

- А, это ты, подборщик падали. Что за щенка ты приволок с собой? Вы теперь вроде будете вместе жить?

Чонг, не отвечая, складывал пожитки в котомку. Котомка, правда, была маленькая, но вещей - и того меньше: свитки со священными текстами, сотканное из лоскутов одеяло, теплая накидка, несколько сухих лепешек, два кувшинчика: побольше - для воды, поменьше, - для масла, и глиняная миска.

- Я, кажется, спросил: что за шелудивый щенок прибежал за тобой?

Сборы продолжались недолго. Чонг легко поднял котомку и шагнул к выходу. Сильная рука с крепкими пальцами вдруг впилась ему в плечо и развернула кругом.

- Ты, змееныш, - прошипел Джелгун. - Не думай, что от меня так легко отделаться. То, что ты любимчик настоятеля...

- Уррр...

Джелгун раскрыл рот и отпрянул к стене. Откуда-то сбоку, из тьмы, на него смотрели светящиеся желтые глаза. Барс оскалился, продемонстрировав клыки размером с лезвие меча, и коротко рыкнул в усы.

- Пойдем, Спарша, - сказал Чонг.

Барс хлопнул себя по боку длинным хвостом, вразвалочку подошел к замершему на месте Джелгуну и обнюхал его, будто запоминая. Тот стоял ни жив ни мертв, руки по швам, со странной, будто приклеенной к лицу улыбкой. Обнюхав его и не найдя ничего притягательного (сыт уже, только недавно поймал у ручья маленькую, но удивительно нежную горную лань), Спарша развернулся и потрусил рядом с Чонгом. При этом он забавно заносил задние лапы немного в сторону, что усиливало его сходство с большой послушной

Собакой.

Медленно-медленно, будто пробуждаясь от дурного сна, дождавшись, пока они отойдут на безопасное расстояние, Джелгун поднял руку и отер с лица холодный пот.

- Да ты демон, - проговорил он. - Конечно, демон. Ты продал душу черным силам, и они взамен подарили тебе власть над хищным зверем.

Чонг резко развернулся, словно его ударили в спину, и сказал:

- Когда этот барс был совсем маленьким, его придавило камнем. Мы с учителем спасли его, и с тех пор Спарша стал моим другом. Может быть, ты теперь скажешь, что учитель. - тоже демон? Он тоже продал душу?

И ушел, не дожидаясь, когда Джелгун найдет достойный ответ.

***

Он проснулся среди ночи, будто его что-то толкнуло. Ему приснился странный сон. Он, незримый, шел по улице большого города, удивительного, непонятного и пугающего. Ему уже приходилось бывать здесь - не наяву, это он знал точно, а когда? Может быть, он вспоминал одно из своих предыдущих воплощений? Учитель говорил, что человеку обычно не дано помнить прошлые жизни. Каждое воплощение - это пустота, ничто, которое нужно заполнить делами и опытом, и от того, каким будет этот опыт, зависит, кем ты возродишься в дальнейшем, какая из трех обителей примет тебя, как пустой сосуд, куда можно налить любую воду: живую так живую, мертвую так мертвую.

Но для некоторых людей, а их очень-очень мало, Будда делает исключение, на некоторое время будто возвращая их в предыдущие реальности, и тогда они видят своими глазами то, что уже успели забыть... Зачем? Этого никому знать не дано. Над этим размышляют лишь древние ламы, медитирующие среди высокогорья Гималаев, на заснеженных кручах. Очень уж тонка та нить, которую они протягивают между собой и Богом... Или надеются протянуть.

Там был вечер. Вдоль шумной дороги, словно облитой непонятным затвердевшим веществом, горели факелы, но свет от них было ровный, не чадящий, а по дороге двигались большие блестящие звери.

Впереди Чонга шел человек. Вид у него был задумчивый и какой-то потерянный. Он не замечал никого вокруг, но Чонг вдруг ясно ощутил надвигавшуюся опасность.

Страх. Да, именно страх... Все вокруг было тихо и спокойно, но страх не проходил. Чонг ускорил шаг. Остальные прохожие его не волновали, он словно проходил сквозь них, никем не замеченный и не осязаемый. Только один человек приковывал его внимание: тот, впереди... Вот он оглянулся и, кажется, что-то заметил. Секундное удивление промелькнуло на круглом добром лице и исчезло. Он увидел Чонга. Он все-таки почувствовал его присутствие, но размышлять об этом было некогда. Он уже ступил на мостовую.

И тут из-за поворота, из тьмы, вылетел громадный черный зверь. Хищник. А внутри этого хищника было лицо. Чонг успел разглядеть его: вполне спокойное, даже добродушное. Улыбающееся. И это было страшнее всего. Зверь с легким шелестом летел вперед, и расстояние между ним и человеком на дороге стремительно сокращалось. Тот еще успел оглянуться (лицо в лицо своей смерти), а вот удивиться времени уже не осталось. И у Чонга тоже не оставалось ни мгновения, вот сейчас - ослепительный свет, будто сразу два ярких солнца в глаза, и удар, и рвущаяся нить меж двух миров...

- Спарша! - в отчаянии закричал он. - Спа-а-арша-а!!!

- Уррр...

Длинное серебристое тело мелькнуло в воздухе прямо перед носом черного зверя. Дикий, нечеловеческий визг резанул уши, и последнее, что Чонг успел заметить, это смертельно побледневшее лицо там, внутри зверя, а сам зверь в грохоте и пламени взлетает вверх и кувыркается, кувыркается по черной мостовой...

Пал-Сенг сидел возле входа в келью и смотрел на горы. Над самой высокой вершиной - священной горой Кайлас - светила одинокая яркая звездочка; Матерь Мира. Покровительница тех, кто в пути.

- Я тебя разбудил?

Пал-Сенг отрицательно покачал головой.

- Я давно не сплю. Не могу заснуть. Чуть прикрою глаза - и снова лавина. Целая гора снега, и кровь, кровь... А я - маленький, словно муравей, слабый, ничтожный. Страшно.

- Все уже позади.

- Да. Знаешь, по дороге сюда я совсем об этом не думал. А сейчас будто навалилось. Скажи, господин Кахбун погиб? Чонг помедлил.

- Он был дорог тебе?

- Не знаю... Мне просто его жаль.

- Я помолился за его душу, там, на перевале. Может быть, Всемилостивый Будда услышал меня.

- Если бы он внял твоим словам, - вздохнул Пал-Сенг. - Ведь ты предупреждал!

- Я виноват, - резко сказал Чонг.

- В чем?

- В гордыне. Кахбун обидел меня, и я ушел, не стал настаивать.

- Прекрати!

- Нет. Я мог догнать его, уговорить не ходить через перевал, подождать сутки или двое. Откуда он знал, что у духа перевала дурной нрав?

И Чонг вдруг понял, что до конца дней вместе с ним, бок о бок, будет неотступно следовать ощущение вины перед теми людьми. Пусть они были незнакомы ему, пусть даже с ним дурно обошлись. Что с того?

Глава 12 ПРОБА СИЛ

- Слишком быстро. Нужно плавнее. - Тренер взял Алёнку за руку и сам потянул вперед, показывая движение.

- А по-моему, чем быстрее, тем лучше.

- Быстрота рождается из медленного. Ты слишком надеешься на свою силу. Ещё раз, и не торопись.

Алёнка попробовала.

- Нет. Это резко. Еще.

- Никак!

- Постарайся сделать тягуче. Чувственнее. Ты же женщина.

- Пардон?

Тренер смутился.

- Ну, будущая женщина. Так и будь женственнее.

- А в карате все по-другому.

- Ты занималась карате?

- Нет, гимнастикой. Теперь бросила.

- Почему?

Она пожала плечами.

- Не сошлись характерами кое с кем.

- А откуда знаешь про карате?

- У Валерки смотрела по видику. Здорово! Красиво - все в белых кимоно, рукой - раз, ногой выше головы - два! А зачем они кричат?

- Ну, это сразу не объяснишь. Сама поймешь когда-нибудь.

Когда-нибудь. Значит, пока не доросла.

Впрочем, Алёнка весьма трезво относилась к себе самой и видела, что, несмотря на разряд по гимнастике, движения у нее получались довольно корявые. Руки-крюки и ноги-крюки не желали работать так, как от нее требовали. И она потихоньку злилась, совершенно не понимая, почему тренер доволен ею, пожалуй, больше, чем остальными.

А потом и думать об этом перестала. Все ее существо постепенно, незаметно для сознания, погружалось в какой-то сложный, кажущийся на первый взгляд хаотичным, ритм (ничего общего с каратистским "ичь, ни, сан!") Скорее это было похоже на некую сложную программу.

И она увидела Шар...

Шар был живой и неживой одновременно. Он переливался всеми цветами радуги, а внутри, под полупрозрачной оболочкой, двигалось и дышало что-то живое.

Она сама. Маленькая девочка посреди зала, погруженного в полумрак, только несколько свечей роняют тусклые отсветы пламени на стены, покрытые темным бархатом. Неподвижные, будто деревянные статуи, ученики, сидящие полукругом на скрещенных ногах, вокруг низкого подиума. Голос гуру, духовного наставника:

- Тьма и свет, инь и ян - не есть, как думают многие, две стороны медали. Это две соседние ступени огромной лестницы. Стоит сделать шаг - и ты пересечешь эту границу, не заметив...

Более тысячи лет назад великий тибетский йог Миларепа Джецюн, имя которого означает "Человек в хлопковой одежде", спросил своего учителя, Черного ламу Тхэпанга Янга: может ли добродетель существовать без порока? И тот ответил: может, если всю жизнь удастся простоять на одной ступени, не двигаясь ни вперед, ни назад. Если же между движением и неподвижностью выбрать первое, то придется забыть, что есть на свете порок и Добродетель - только две ступени великой лестницы...

Внутри Шара было неуютно. Огромные тени мелькали по поверхности вперемежку с отблесками пламени. Потом сквозь них проступили очертания исполинской ладони.

- Ты видела тело?

"Чье тело? - испугалась Алёнка. - Мое, что ли? Я вроде не умерла".

- Тело засыпало лавиной, - ответил незнакомый женский голос. Низкий, преисполненный глубокой печали. - Я одна спаслась каким-то чудом... Мне страшно, господин.

"Мне самой страшно, - подумала Алёнка. - Я боюсь этой лестницы: тьма-свет, тьма-свет. И боюсь, и хочу пройти по ней до конца: вдруг и правда..."

Потом женщина исчезла. Алёнка не видела, куда та ушла и ушла ли вообще. Просто перестала ощущать ее присутствие. Ладонь, охватившая Шар, уплыла вверх.

- Он жив, - сказал кто-то. - Главное, он жив.

Воздух колыхался в неровном пламени свечей. Лилась тихая тягучая музыка - непонятно откуда, казалось, отовсюду сразу (динамики были установлены хитро и с большим умом).

- Ты чувствуешь ауру?

- Я пытаюсь почувствовать, Жрец.

Мужчина с седыми волосами кивнул, будто в подтверждение своим мыслям. Он не отрываясь наблюдал за теми, кто находился в зале, через маленькую щель в портьере.

- Только пытаешься... Поэтому ты и здесь, со мной, а не среди них.

- Не нужно меня дразнить, - хмуро сказал его собеседник. - Вы знаете, я мало чего пожалел бы, чтобы оказаться там.

- Для этого нужно совсем немного: ты должен обладать даром...

- То есть экстрасенсорными способностями? - Он горько усмехнулся. - Лучше скажите, зачем вам именно она. С огнем играете.

- Для меня это единственный выход. Другой человек не сможет подойти к Туровскому... А может статься - и к Воронову. Ее будут искать... Ну а кто кого найдет быстрее - это еще вопрос.

Они помолчали. Жрец опять приник глазами к щели в портьере.

- Какая аура у девочки? - тихо спросил второй.

- Чистая, - ответил Жрец. - Чистая и сильная. Как у ее отца. Ты видел ее в додзе? .

- Видел. Данные неплохие, опять же бывшая гимнастка... Правда, материал сыроват, но...

- Справитесь. Сырую глину легче лепить.

Алёнка не замечала проведенного здесь времени. Она будто окуналась в иной временной пласт, где секунды растягивались в часы, как в замедленном просмотре кинопленки, и где часы прессовались в краткий миг - хватило бы только прикрыть глаза и вновь открыть их. Тренировки в додзе - зале для боевых искусств - перемежались с беседами по восточной философии и религии, релаксационными гимнастиками, языками и многим другим. Она и не думала уставать. Только однажды, уже ближе к лету, у нее неожиданно возник повод для огорчения.

Марина.

Девочка, приблизительно Аленкиного возраста, спокойная, немного застенчивая, не пропускавшая ни одного занятия... Было уже поздно, что-то около десяти вечера. Алёнка, раскрасневшаяся, с растрепанными волосами, с трудом привела себя в порядок в раздевалке, подхватила на плечо спортивную сумку и двинулась к выходу.

Было гулко и пусто. Она хотела выключить свет, но вдруг остановилась. Посреди зала, выглядевшего сейчас нелепо громадным, будто покинутый всеми вокзал, стояла Марина. Тоненькая, словно тростинка, она казалась крошечной и беззащитной - одна во всем мире, во всей Вселенной. Она подошла к низкой лавочке, стоявшей вдоль стены, присела на нее, тут же встала, зачем-то коснулась рукой гимнастического каната, свисавшего с потолка, как громадный удав. Алёнка не выдержала и, поколебавшись немного, подошла.

- Ты почему здесь?

Марина подняла голову. Глаза ее были большими, серыми и печальными.

- Я уезжаю, - тихо сказала она.

- Куда?

Марина не отреагировала. Медленно, будто в зачарованном сне, она подошла к стенке, туда, где на перекладине висел тяжелый кожаный мешок в виде человека-уродца: массивное круглое туловище, ручки-обрубки, а ног вообще нет. Ткнула его ладонью, вроде бы несильно, без замаха, но мешок, будто снаряд из пушки, отлетел к стене и закачался на цепи.

- Жалко, что все закончилось,

- Тебя родители увозят, да? Вы переезжаете?

Марина покачала головой.

- У меня нет родителей. Я из детдома.

- Из детдома, - повторила Алёнка. - Я и не знала.

Ей стало грустно. Она представила себе: коридор, серые стены, мрачные комнаты с установленными в нескончаемый ряд железными кроватями. Воспитанники - в чем-то одинаковом, безликом и бесполом, сразу не отличишь, мальчик или девочка. Лица у всех печальны и непроницаемы. По свистку - отбой, по свистку - подъем... Впрочем, это, кажется, сцена из какого-то фильма про войну. На самом деле, возможно, все не так уж плохо, но все равно...

- Почему ты раньше не сказала? Можно, я тебя провожу?

- Нет, не надо.

- Мы же подруги!

- Не надо, - повторила она. - Ты и знать про это не должна, Я твердо решила ничего не говорить... А вот вырвалось. Не расспрашивай меня, ладно? Просто посидим вместе.

Они сели рядышком на узкую и низкую лавочку. Сидеть было неудобно (жестко и коленки торчат вверх), но они этого не замечали. Алёнке жутко хотелось узнать подробности: как это? куда? зачем? Было очень непохоже, чтобы подруга уезжала на неделю или на месяц. Нет, Маринка совершенно точно знала: они больше не увидятся.

Она прощалась навсегда.

Алёнка много раз вспоминала свою подругу. Даже лицом осунулась (правда, ненадолго: цветущей юности длительная меланхолия не свойственна). Что-то было в ней... Что-то, из-за чего сразу выделяешь человека в толпе - не по внешнему признаку, а повинуясь необъснимым магнитным потокам... Говорят, таким магнетизмом обладали многие из великих: талант талантом, но чтобы тебя узнавали - по походке, по неуловимому жесту, по повороту головы, - нужно уметь покорять людей (не в смысле подавлять!) силой своей личности.

В тихом скверике, через который пролегал обычный путь домой (домой сегодня никак не хотелось: грусть светла, на душе покой, а предки неизвестно в каком настроении, предполагать надо всегда худшее), встретился Валерка, верный рыцарь (Рыцарь Печального Образа - с тех пор, как Артур в красивом прыжке снес башку тому "новоруссу" и его "шестерке").

- Привет.

- Привет, - равнодушно отозвалась она.

- С тренировки?

- С нее.

Некоторое время они шли молча.

- Что грустишь так, восходящая звезда мировой гимнастики?

- Не звезда уже. Бросила.

- О! И давно? Минут десять?

- Больше.

Валерка покрутил головой.

- Новости, блин. А Алла Федоровна в курсе?

- Нет еще.

- Рано или поздно придется сказать. Она-то, бедная, спит и видит тебя на пьедестале... А сейчас чем занялась?

- Да тоже, в общем, гимнастикой. Восточной.

- Ага, - развеселился Валерка. - Дамское кунг-фу.. Знаем, проходили.

Он весьма забавно попытался изобразить боковой удар ногой, но чуть не упал. Ну улыбнись, взмолился он про себя. Скажи что-нибудь, хоть подзатыльник дай! В былые времена он подобной вольности не допустил бы, разозлился... Несерьезно, конечно, разозлился, а так, для виду, будто играя свою роль в древ-. ней как мир игре. Сейчас бы и для виду не стал.

Испокон веков (то есть три года с небольшим) у них был обычай: вечером Валерка встречает ее с тренировки, и они идут в "Белый медведь" есть мороженое. В зависимости от времени года мороженое заменялось на кофе с бутербродами. Алёнка решительно плевала на диету, предписанную гимнасткам, что на фигуру не оказывало ровно никакого воздействия ("не в кобылу корм" - выражение Аллы Федоровны).

Теперь гимнастика плавала где-то за бортом, а обычай сохранился, и они, не сговариваясь, по привычке повернули к "стекляшке". На первом этаже гудел ресторан, переливаясь разноцветными всполохами, точно новогодняя елка, засунутая в аквариум. Валера с Алёнкой поднялись выше, в бар, и уселись на высокие кожаные табуреты. Валерка (взрослый уже, как же!) заказал себе пиво в высокой узкой жестянке и пачку "Уинс-тона". Алёнка остановила выбор на большой чашке кофе и бутерброде с ветчиной. Раньше она тоже непременно глотала пиво, хотя не любила горький вкус, и с вызовом поглядывала на Верного Рыцаря, а тот, изображая сурового папахена с пуританскими взглядами, хмурил брови: "Рано тебе еще". - "Да ну! В самый раз". - "А я говорю, рано. Сначала пиво, потом коктейль, потом водка, и оглянуться не успеешь, а ты уже законченная алкоголичка". - "Водка? Нет, что ты. Мне только месяц как "торпеду" вшили в одно место". - "Это в какое?" - "А сейчас покажу..." Обычный милый треп, импровизация на ходу.

Алёнка сидела молча, меланхолично помешивая на дне чашки кофейную гущу. Умела бы гадать - погадала бы на Артура...

- И английский забросила. Зря я тебя учил?

- Не ты, а твоя мама.

- И я тоже!

- Ты практиковался.

Инглиш она и не думала бросать. В клубе английский и немецкий входили в программу обучения; И преподавались, надо сказать, не в пример обычной школе, где и родной русский вызывает отвращение. Так что, пожалуй, болтает она теперь получше Валеркиной мамы. Но не хвастать же этим.

Валерка шумно вздохнул, щелкнул зажигалкой, закурил (чуть не закашлялся, бедолага).

- Муха, что с тобой происходит?

- Ничего.

- С предками не поцапалась?

- Я больше с ними не цапаюсь. Повзрослела. У папки скоро отпуск, уезжает в санаторий. Хочет там поработать как следует.

- В санатории - работать? - удивился Валерка.

Алёнка пожала плечами.

- Такой уж он... Весь. Нам с тобой не понять.

- Ты с ним?

- Нет, я еду в спортивный лагерь.

- А со мной не надо было посоветоваться? - возмутился он.

- А ты мог бы мне запретить?

- Нет, конечно. Просто...

Алёнка отключилась. На ум опять пришел Артур. Она чувствовала то, что чувствуют все - рано или поздно, с радостью и тревогой: что-то будет? Почему один человек - один-единственный - дороже тебе, чем друзья, родители, сама жизнь... Если бы он вдруг не разрешил ей ехать - она бы тут же отказалась, хотя и хотела до умопомрачения.

Она украдкой взглянула на Валеру. Да, да. Росли вместе... Английским занимались. Может быть, как раз из-за этого она и не чувствовала к нему ничего - ничего такого... Мальчик с непокорными вихрами, в джинсовой курточке. А хотелось каменную стену за спиной.

- А где твой лагерь?

- На Кавказе. Недалеко от Тырнауза.

- Вот здорово! - неожиданно обрадовался он. - Я туда же еду со стройотрядом. Навестить тебя?

"А почему бы и нет, - подумала Алёнка. - Как ни крути, а друг детства. Нечто вроде братишки..."

- Ты куда? - спросил он, увидев, что она встала с табурета.

- Прическу поправить.

На самом деле Алёнка почувствовала на себе взгляд. Впечатление было мимолетным, словно кто-то за стеклянной дверью с витражом посмотрел мельком, без особого интереса (клевая, мол, девочка, но не в моем вкусе). Однако она тут же поняла, кому этот взгляд принадлежал...

Глава 13 АДСКОЕ ПЛАМЯ

Остаток дня он помнил плохо. Так вспоминают и не могут вспомнить тяжелый ночной кошмар - что-то липкое, черное, словно трясина, слышатся голоса, перемежающиеся со странными резкими звуками, будто громадный оркестр настраивает инструменты, да никак не может настроить...

Кажется, он пытался зачем-то вызвать "Скорую" с того берега, порывался делать искусственное дыхание, хотя тело успело совершенно остыть и разбухнуть. Лицо Светланы было спокойным, печальным и - самое сильное впечатление - уставшим, как после тяжелой работы. Уголки рта были опущены, глаза закрыты, тяжелая мокрая коса кольцом обвилась вокруг шеи. И Сергей Павлович вдруг испугался, что на всю жизнь в памяти останется не живой образ, а вот этот: капельки воды на ледяной коже, печальные серые губы, короткая линейка на земле сбоку от тела (положил фотограф, да так и оставил, забыл).

Врач, тот самый, что осматривал трупы в номере жилого корпуса, долго разглядывал рану на затылке, причмокивал, будто пил чай с лимоном, наконец выпрямился и, не глядя в глаза Туровскому, произнес:

- Тупой предмет. Кастет, камень... Молоток - вряд ли, края раны получились бы иные. В воду сбросили уже мертвую.

- Сколько пробыла в воде?

- Часа три-четыре. Не больше.

- Удар могла нанести женщина?

- Вполне. Если ее кто-то специально тренировал.

- Поясните, - сухо сказал Туровский. - У меня нет настроения разгадывать ребусы.

Доктор опять присел рядом с телом.

- Очень специфический угол... Ударили совсем несильно, но точно в область "родничка" - смерть наступила мгновенно. Такой удар нужно ставить, обычный человек бьет по-другому.

- Еще что-нибудь, - взмолился Туровский.

Доктор задумался.

- Ну, разве что... Видите ли, убийца очень хорошо рассчитал силу. Если бы удар был хоть чуточку слабее, девочка, возможно, выжила бы.

- И какие выводы?

- Не знаю. Выводы - это уже ваша компетенция. Я бы подумал... э-э... что девочку убивать не хотели, только оглушить. Вы понимаете меня?

- Кажется, да, - мрачно сказал Сергей Павлович.

В обиходе некоторых спецподразделений такие удары назывались "ласкающими". Именно так, практически у него на глазах, был убит Бим, в миру - старлей Данилин, его зам по охране аэродрома в Кандагаре.

***

(Небо было голубое и мирное, и пейзаж вовсе не казался зловещим, не хватало только березок (березового ситца) вместо рыжих сухих скал на горизонте, чтобы представить себя дома за тысячу километров отсюда, от этого "благословенного" места. Бим шел спокойно, чуть вразвалочку, Туровский видел его удалявшуюся спину, и эта картина навеки врезалась ему в память; колыхание горячего воздуха над бетоном, большой транспортный самолет, два "Ми-8" чуть поодаль и две фигуры - Бима и рядом с ним летчика в шлемофоне и сером комбезе. Шли два боевых товарища через летное поле, каждый по своим делам. Вот летчик дружески хлопнул Бима по плечу (удачи, мол!) и сделал шаг в сторону, а ладонь его, будто бы нечаянно, по инерции, мазнула товарища по затылку. Туровский, кабы не приглядывался специально (что-то, видимо, зацепило его внимание, какая-то деталь, маленькое несоответствие), это движение не заметил бы ни за что... А старший лейтенант вдруг начал падать - как шел, вперед, и уткнулся лбом в бетон...

- Стоять! - заорал Туровский, выхватывая пистолет из кобуры. - Стоять, сука!

Летчик огромными скачками пересек летное поле и прыгнул в кабину "вертушки". Несколько секунд - и "вертушка" задрожала, несущий винт стал медленно раскручиваться, и вот уже не винт, а сплошной свистящий серый диск стоял перед глазами...

Взлететь угонщику не дали. Два грузовика с автоматчиками вылетели на поле, словно тараканы из спичечной коробки, и лихо развернулись, солдаты тут же посыпались из кузова и залегли цепью, ощетинившись оружием. С БТРа забил пулемет, и пули, каждая величиной со средний огурец, мигом распотрошили летчика, словно плюшевого мишку. На стекло брызнуло что-то густое, красно-рыжее, "вертушка" неуверенно подпрыгнула и встала, окутавшись дымом.

Туровский всего этого не видел. Бима укладывали на носилки, а уложив, зачем-то накрыли лицо серой простыней. "Ласкающий" удар. Кровоизлияние в мозг, мгновенная смерть...

А он все шел за носилками и просил хмурых санитаров:

- Осторожно! Не трясите, видите, ему плохо...)

***

Он заставил себя посмотреть в мертвое лицо девочки и сказал:

- Ее убили где-то в людном месте. Скорее всего на "ракете".

Ему не хотелось верить, что он проиграл. Его обуревала жажда действия, хоть какого-то, хоть совсем уж бестолкового... И он сдерживался с трудом, тaк как понимал: киллер ушел. Растворился в недрах миллионного города - не достанешь. Ни примет, ни словесного портрета, ни отпечатков пальцев... Ничего.

И тихо сходил с ума.

- Я отвозил ее на пристань. Я головой готов поклясться: на судно она заходила одна. Больше из санатория я там никого не видел.

- Значит, наша основная версия неверна, - откликнулся Ляхов. - Версия неверна, и убийца - человек посторонний, просто мы его просмотрели, все, кроме девочки. Она видела его в коридоре, потом встретила на "ракете" и догадалась...

- Вспомнила про телевизор, про скрип двери, а человека видела, но не придала значения и не сказала мне? - недоверчиво сказал Туровский.

Он ожесточенно, с силой провел ладонью по лицу. Возник и исчез какой-то проблеск, отголосок правильной мысли... Был - и нет, А ведь был рядом, только протяни руку.

"Наташа даже оперативникам, которые ее охраняли, открывала дверь только на условную фразу". - "А убийца мог ее подслушать?" - "Быстро ты соображаешь... Для книжного червя! Фразу мог произнести только знакомый голос. Слава или Борис". - "Или ты..."

"Я спрашивал Светлану: может быть, ты встретила в коридоре горничную? Медсестру? Вахтера? Кого-то очень привычного, на кого не обратишь внимания? Нет. Беседовал с вахтером, верным стражем покоев отдыхающих (мать вашу, приехали отдыхать, так отдыхайте!):. "Андрей Яковлевич, посторонний - это не обязательно тип в темных очках и с поднятым воротником". - "Нет, ну что вы, я же понимаю..."

Кто-то свой. Кто прошел невидимкой мимо вахтера, кому безгранично доверяла Светлана, кому безропотно открыла дверь Наташа, профессиональная тело хранительница...

"Я сам ?!"

Туровский с трудом подавил в себе истерический смешок.

"Прав был друг детства, чтоб ему жить на одну зарплату: "Или ты". Единственная версия, расставляющая все по своим местам. Я, загипнотизированный каким-то дьявольским образом, приехал в санаторий, постучался к Наташе с Тамарой (они открыли, естественно), всадил Б них две стрелы из духовой трубки (надо будет выяснить, почему не воспользовался пистолетом, но это уже потом, когда определят в палату для буйных и зафиксируют в кровати). Не могла же Света на вопрос, кого она видела в коридоре, ответить "вас".

Глупости, фантастика? Он вспомнил ядовито-голубое небо над Кандагаром. Рыжие скалы. Рыжие мозги пилота-угонщика на лобовом стекле вертолета. Это - реальность? Но не менее реальным был и тот древний монах с тяжелой палкой, и барс с желтыми мудрыми глазами. И лицо женщины в окне... Ну хорошо. Пусть это наведенные кем-то галлюцинации. Но вот вопрос: где граница этих галлюцинаций? Где начинаются они и кончается реальность? И, наконец, это не снимает главной проблемы.

Кто?

- В санатории все на месте?

- Все, - тихо ответил Борис Анчеико. - Сидят, как мышки.

- Никто не выходил?

- Только Колесников. Но он ведь, кажется, был вместе с вами.

"Он меня догнал по дороге, - вспомнил Сергей Павлович. - А где он шлялся до этого момента - неясно".

- Мне надо поговорить с теми ребятами, - сказал Туровский, кивнув в сторону копошившихся с веревками скалолазов.

В их лагере кипела организованная работа. Кто-то убирал на ночь снаряжение, кто-то возился с примусом. Три девушки готовили ужин. Туровский потянул носом: каша с тушенкой. Жизнь продолжается. Его заметили, пригласили "на огонек". Одна из них, красивая и разбитная с виду, стрельнула глазищами из-под челки:

- А я вас видела, вы утром вместе с нами приплыли на "ракете".

- Я помню, вы пели под гитару. У вас замечательный голос.

- Ой, ладно вам.

Он видел: девушка была крайне польщена.

- Вы всех тут знаете?

- Конечно.

- Двое: мужчина, около тридцати, худощавый, нос с горбинкой. Девушка: лет восемнадцати, длинные каштановые волосы, бело-оранжевая ветровка.

Она подумала и медленно покачала головой.

- Нет, это не наши. Валентина!

- Ау?

- У тебя есть бело-оранжевая ветровка?

- Смеешься? Откуда?

- Я серьезно. Тут спрашивают...

- А вы кто, собственно? - строго спросил какой-то парень, подойдя к Туровскому. Тот пожал плечами и вынул удостоверение. Смысла прятаться он не видел.

- Вон оно что. А какие к нам претензии?

- Никаких. Я ищу двух человек - мужчину и девушку.

- А в чем их обвиняют?

- Господи, - вздохнул Туровский. - Да ни в чем. Просто нужно с ними поговорить.

У парня наверняка были проблемы с органами, мелькнуло в голове. Иначе откуда беспричинная агрессия?

- Гена, не ерепенься, - проворковала Валентина и обратилась к Сергею Павловичу:

- Где они стояли, ваши знакомые?

- Вон там, - показал он. - Кажется, у них была круглая палатка из синего капрона.

- Точно не наши. Mы люди скромные, куда нам капроновые палатки.

Ляхов в нетерпении переминался с ноги на ногу. Туровский подошел к нему и хмуро произнес:

- Странно. Именно те, кто был нужен, - и как в воду канули.

- Нет уж, - суеверно отозвался Ляхов. - В воду - хватит. Едем обратно в санаторий? Или будем ждать "ракету"?

- В санаторий, - выдохнул Туровский.

"Я оттягиваю страшный момент... Я знаю, он должен наступить - рано или поздно. И я все сделаю сам, перепоручить не хватит совести..."

Он вдруг почувствовал, как в каждую клеточку тела вливается холод, будто входишь в ледяную воду, медленно, без всплеска, замирая всем существом... "Советская, 10, квартира 5. Маму зовут Надежда Васильевна, папу - Альфред Карлович. Я позвоню в дверь, представлюсь и скажу... Как скажу? Повернется ли язык?"

(Он помнил, как приехал в город Нововятск и прямо с вокзала (особой поклажи не было, налегке) взял такси и отправился домой к Биму. Он очень боялся, что ему выпадет судьба первым принести в дом страшную весть. Но мать, сухонькая, маленькая, совершенно седая, лишь посмотрела воспаленными глазами и прошептала:

- Живой. Что же ты живой, а сына моего нет?

И ударила его в грудь крошечным кулачком, со всей своей немощной яростью...)

- Подождите!

Он вздрогнул и обернулся. Ага, та, глазастенькая, что готовила ужин у примуса.

- Постойте, я вспомнила!

- Что?

- Да тех, о которых вы спрашивали. Я не сразу сообразила, потому что вы говорили о двоих, а их было трое.

- Трое?

- Мужчина, молодая женщина (я подумала, жена) и девочка.

"Так", - спокойно, приказал он себе и спросил:

- Как вас зовут?

- Варвара. Можно на "ты".

- Варвара, опиши мне девочку. Медленно, подробно.

Она наморщила лоб, вспоминая.

- Симпатичная. Но не яркая, понимаете, о чем я... Лет тринадцати, рост обычный, коса темная, а может, темно-русая. Кофточка, юбочка... Вообще-то я видела их мельком, издалека.

- У нее было что-нибудь в руках?

- Да. Мешочек из серой ткани. Узкий, продолговатый.

Туровский вынул из кармана выловленную в воде флейту.

- Похоже?

Она взяла ее в руки, поднесла к губам (он отнесся к этому спокойно: какие там отпечатки пальцев, все давно смыла вода).

- Похоже. Но не звучит почему-то.

- Может быть, ты не так держишь? Нужно параллельно губам, а ты торцом...

- Нет, это же блок-флейта. Видите, продольный сквозной канал. А отверстия наверху прикрываются пальцами. Я когда-то в детстве играла. Потом бросила, дура.

- Ты долго училась?

- Три класса окончила. Потом уперлась, и ни в какую.

Света играла не так. Он постарался сосредоточиться. Вот она подносит к губам инструмент... Вот он следит, как флейта мягко, неуловимо скользит в пальцах... Потом перестает следить - сознание проваливается куда-то, будто в черную дыру. Душа наполняется мелодией - грустной, протяжной, словно плач...

У большеглазой скалолазочки Варвары так не получалось. Собственно, у нее не получалось совсем. Флейта издавала лишь жалобное шипение.

- Отверстия наверху чем-то залеплены, - сердито сказала она:

- Илом, что ли?

- Почему ты так решила?

- Не знаю. Но мне кажется, ее испортил кто-то...

- Нарочно испортил!

- Нина Васильевна, мне нужно поговорить с Дашей.

Кларова поморщилась.

- Опять вы. Я думала, все уже закончилось.

- Я недолго.

На диване, открыв широкий беззубый рот, лежал чемодан. Юная Дарья деловито складывала туда свои наряды. Вещи Кларовой-старшей огромным тюком покоились рядом, накрытые яркой шалью.

- Съезжаете? - светски поинтересовался Сергей Павлович.

- Хорошего помаленьку. Прав был муж, в следующий отпуск поедем в Ялту, к морю. Надеюсь, хоть там не впутаюсь в уголовщину.

- Насчет уголовщины - это вы зря. Дело гораздо серьёзнее... Даша!

- Ну, - буркнула та, не прерывая своего занятия.

- Скажи мне еще раз, в котором часу вы со Светой пришли с прогулки.

- Я говорила, пятнадцать минут десятого.

- Дядя Слава пришел до вас?

- Они с мамой сидели на диване...

- Прекратите! - взорвалась Нина Васильевна. - Как вам не стыдно! Она еще ребенок.

- Когда ушла Света?

Даша задумалась,

- Сразу. Почти сразу...

- Через пять минут? Через десять?

- Может, и меньше. Я не засекала.

- Что было потом?

- Я пошла вниз, к дяде Андрею.

- К вахтеру Андрею Яковлевичу? - уточнил Туровский. - Тебя мама отослала?

- Нет, я сама.

Кларова-старшая вцепилась ему в рукав, словно разъяренная кошка.

- Не смейте! - Лицо ее стало красным. Волосы растрепались, глаза метали молнии. - Не смейте! Ваши действия насквозь противозаконны!

- А как насчет ваших действий? - хищно улыбнулся Туровский. - Вы отправили девочку к незнакомому человеку...

- Не лезьте в мою жизнь.

- Я не лезу. Меня интересует совсем другое. Света, выйдя от вас, прошла мимо пустого холла... Наш оперативник в этот момент был в номере у убитых, относил им завтрак. Это было ровно в 9.30. Получается, Света находилась у вас целых пятнадцать минут. А Даша утверждает, что она ушла сразу... Так кто из вас врет? Вы или Козаков?

Запал ее кончился. Она безвольно опустила руки и отвернулась к стене.

- Вы пугаете меня.

- А вы заставляете меня предположить, что вы действовали в сговоре с Козаковым. Хотя я и уверен, что это не так. Он просто использовал вас для создания себе алиби.

Она вдруг заплакала - по-детски беспомощно, не вытирай слез.

- Это сон... Стасик - убийца... Не верю. Поймите, это так нереально!

- Смерть Светланы - это очень реально. Она слышала скрип двери за спиной... Когда Козаков ушел от вас?

- Быстро. Он как-то сразу смутился... Раньше за ним такого не водилось, он легко относится к разным условностям. Это и понятно, он одинок...

- От кого он узнал, где поселили женщин?

- От Даши.

Глава 14 ХРАМ

- Вот она.

- Где?

- Да вон, в бело-синей олимпийке. Спортсменка-комсомолка, бля. По лестнице спускается.

Тщедушный мальчик-портье опасливо взглянул на приятеля, бритоголового качка в фирменной кожаной куртке.

- Мишка...

- Ну?

- Если что, меня босс с потрохами сожрет. В прошлый раз, когда ты тут "гулял", он от ментов еле отмазался. И тебя отмазал, между прочим.

- Не ссы. За ней должок. Надо бы получить.

Мишка сплюнул сквозь золотые зубы.

- Мы ее культурно хотели покатать на машине, так она, в натуре, начала целку корчить. А потом дядя этот встрял, каратист долбаный. Ну, я тебе рассказывал.

- Это тот дядя, который тебе пластырь на лоб приклеил? - хмыкнул портье, но тут же отскочил на шаг, увидев выражение на лице приятеля. - Шутка. Может, вам номер на двоих организовать? Сделаем в лучшем виде.

Не, мы уж так, по-рабоче-крестьянски.

Алёнка Колесникова тем временем, помахивая сумочкой, подошла к большому зеркалу и критически взглянула на свое лицо.

Не красавица. Симпатичненькая - это да. Глаза папины. Нос и губы мамины. Вот если бы нос чуть потоньше, а губы - потолще... И лицо чтоб не такое круглое. Лицо-тарелка с глазами-сливами. Меньше жареной картошки надо кушать, подруга. Она поставила сумочку на стул, прижала ладонями щеки. Лицо стало овальным. Так гораздо лучше. И с прической надо что-то делать, а то торчат патлы в разные стороны (она с удивлением подумала: а Валерка на такую каракатицу смотрит с немым обожанием...). "Как-нибудь покрашусь в блондинку, как мама".

- Слушай, - зашептал портье на ухо Мишке. - А вдруг она опять с тем типом? Еще как выскочит!

- Не, я проверил. В баре наверху сидит ее пацан. Не тот. Короче. Как мы с ней зайдем в сортир, повесь табличку, типа там ремонт. Понял?

- Ох, Мишка, доиграешься...

- Да не ссы, я сказал. Она еще и довольна останется.

Алёнка подняла глаза и увидела качка в зеркале позади себя. Тот возвышался над ней, как Эльбрус, и золотозубо улыбался.

- Ну, привет.

- Привет, - отозвалась она.

- Признала?

- А как же. Ты тот дебил из "Мерседеса".

- Поговори еще. Должок отдавать собираешься?

- Разве я должна?

Он улыбнулся еше шире.

- Еще как. Ну что, сама пойдешь или на руках донести?

Она вздохнула.

- Куда идти-то?

Если Михаил и был слегка удивлен покладистостью девочки, то виду не подал, лишь мигнул портье: не забудь, мол, о своих обязанностях ("Боров драный, свернет малолетке шею, это уже серьезно, не отмажешься ни за какие бабки...").

Будто старые знакомые, они, чуть ли не обнявшись, толкнули дверь с буквой "М" (ниже от руки: "МММ. Нас знают все!") и скрылись за ней.

- Прямо тут? - спросила Алёнка, брезгливо дотрагиваясь до стены.

- Прямо тут, - радостно подтвердил Мишка. - Вообще-то нам предлагали отдельный нумер, но, знаешь ли...

- Знаю, знаю, ты извращенец.

- Поговори мне.

Его уже охватило возбуждение. Он припер ее к стене огромной ладонью, другой одновременно расстегивая ширинку на брюках, и прохрипел прямо в лицо:

- Давай, девочка, трудись. Защитничка твоего рядом нет, так что...

"Это он о Валерке, что ли? - подумала она. - Защитничек... Сидит в баре, дует пиво и воображает себя ковбоем... Артур, - произнесла она про себя, и на душе стало светло и спокойно. Ее Артур. "Ты в порядке?" - "Коленка...". - "Ну, это пройдет. Ты ведь гимнастка".

- Нет, я одна сегодня. Не повезло тебе.

- Это чегой-то? - удивился качок.

- Ну, он ведь тебя пожалел в прошлый раз. Приложил пару раз о капот и отпустил. Я этим вряд ли ограничусь.

Портье с истовым облегчением перекрестился, когда девочка, смущенно улыбаясь, выскользнула из-за двери. Без мокрухи обошлось, слава тебе, Господи.

Она мельком взглянула в зеркало, поправила прическу и, покачивая бедрами, пошла наверх. Вскоре она почти бегом вернулась, таща за руку недоумевающего спутника, и они скрылись за входной дверью. Мишка появляться и не думал. Из туалета доносился невнятный шум воды {"подмывается, гад чистоплотный").

Пять минут портье терпел, потом, матерясь, вылез из-за конторки.

Мишкины брюки аккуратной горкой лежали в грязной раковине, и на них сверху из крана текла вода. Хозяин брюк сидел, провалившись голым задом в унитаз, так что голова торчала на уровне мясистых коленок. Руки за спиной были связаны брючным ремнем. Глаза горели бешеной злобой.

- Мишка, - в ужасе прошептал портье. - Бля буду, сюда никто не входил. Только ты с девкой. Кто же это тебя так? Твой этот... дядя - он что, ниндзя какой-нибудь? Он сквозь стены может проходить?

- Козел, - прохрипел Мишка. - Что стоишь, руки развяжи! Ну, поймаю суку...

- Да как он сюда вошел?

- Кто? - заорал он. - Кто вошел? Не было никого! Это она, девка эта... Ее кто-то готовил специально. Она же убийца! Ну, поймаю...

- Нет. - Портье чувствовал, что его тело сотрясала крупная дрожь. - Нет, ты уж лучше ее не лови.

***

Валерка покорно добежал с Алёнкой до остановки, прыгнул в подошедший автобус и только тогда возмутился:

- Муха, что за скачки? Я у бармена даже сдачу не забрал.

Автобус наконец тронулся. Алёнка вдруг погрустнела и съежилась, будто ей стало холодно. Остро захотелось спрятаться куда-нибудь, стать маленькой, словно Дюймовочка из сказки.

Народу в салоне почти не было. Она забилась на заднее сиденье, к окошку, в узкое пространство, и пожалела, что сейчас не час пик. Она чувствовала бы себя защишеннее... Так, наверно, наши далекие предки ощущали себя на открытом пространстве, среди бескрайней древней степи: возникни опасность - и не скроешься, не заберешься на дерево, и нет рядом товарища, способного прикрыть спину...

- Так объяснишь дураку или нет?

- Напоролась на одних знакомых, - нехотя ответила она, глядя в окно. - Помнишь, я рассказывала тебе. Они меня пытались посадить в "Мерседес".

- Эх, - огорчился Валерка. - Жаль, меня рядом не было. Я бы им показал!

Она постаралась не фыркнуть.

"Я в тебе не ошибся".

Алёнка вздрогнула к посмотрела на спутника.

- Что ты сказал?

- Я? Я молчу.

"Ты почувствовала вкус. Таких людей, как ты, очень мало на Земле".

- Какой вкус?

Валерки рядом не было. Салон был абсолютно пуст и ярко освещен неоновыми лампами, будто операционная. За окнами чернела ночь - ни огонька: ни светящихся окон в домах, ни фонарей, ни разноцветных реклам.

"Вкус смерти".

- Я не понимаю!

Ее охватил страх. Автобус мчался сквозь тьму без остановок и без поворотов, по одной бесконечной прямой.

Неведомый голос был настойчив.

"Во время медитации ты видела Шар. Это дано далеко не каждому, Шар разговаривает только с теми, кого выбирает сам. Многие пытались наладить контакт... И пытаются до сих пор. Их манит могущество, они верят, что могут приобщиться к Учению, стать Избранными... Глупцы! Ты боишься?"

- Боюсь. Зачем ты меня пугаешь?

"Это цена, которую ты платишь. Человек, тонко чувствующий страх, ощущающий его вкус, излучает особый вид энергии, которая питает Шар - как углекислый газ питает растение. Взамен Шар дает могущество и силу. Ты помнишь, что произошло в кафе?"

Она попыталась сосредоточиться и с удивлением поняла, что ничего не помнит. В памяти образовался провал, черное пятно.

"Ты едешь с отцом в санаторий?" - "Нет, в спортивный лагерь. Мне недавно предложили, я согласилась". - "И не посоветовалась со мной!" - "А ты мог бы мне запретить?"

Это было последнее. Наверняка произошло что-то еще, в тот промежуток между этим диалогом с Валеркой и голосом в автобусе... Страх... Страх - перед чем?

"Ты не помнишь, - констатировал голос. - Ты забыла все, как человек, попавший в экстремальную ситуацию. Одних опутывает ужас, они теряют способность к сопротивлению. Другие обретают сверхспособности, время для них останавливается..."

Вот он - страх! Перед временем, которое вдруг изменило свою структуру и вычеркнуло из памяти целый кусок... "А вдруг я кого-то убила?! Или, наоборот, убили меня, и это все иллюзия, бред, пограничное состояние перед уходом..."

- Остановите! - завизжала Алёнка. - Я хочу выйти!

Она почти плакала. Голос же, наоборот, развеселился.

"Выходи. Автобус остановится, ты окажешься дома... И забудешь все, как страшный сон. Ну?"

И ей послышался смех.

"Нет. Когда Шар выбирает человека, он не ошибается. И в тебе он не ошибся. Ты вкусила того, чего другим не дано. Ты Избранная. Ты должна пройти этот путь. Ну так что, идем?".

ИДЕМ?

- Не-е-ет! - закричала Алёнка изо всех сил.

Валерка испуганно отшатнулся.

- Ты что?

- Ничего. Наверно, просто задремала. Сон был страшный.

Она и правда вся дрожала. Он вздохнул и решительно притянул ее к себе.

- Все хорошо. Я с тобой. Никто тебя не тронет. Пусть попробуют...

- Правда? - доверчиво прошептала она, прижимаясь к нему, и Валерка почувствовал такой прилив нежности, что слезы выступили на глазах.

- Правда.

***

Приближался Ченгкор-Дуйчин, праздник Нового года. Пушистый снег спешил укрыть перевалы, спрятать под собой караванные тропы, надеясь, что это остановит людей в их стремлении к путешествиям. Но - люди упрямые существа. В такие дни количество торговых и иных караванов, шедших в столицу, увеличивалось многократно: не успевал снегопад занести следы от копыт и колеи от огромных деревянных колес, как другой купец уже гнал лошадей и горных яков по проторенной предшественником дороге.

Святые, чьи изваяния хранились в молельнях у торговых путей, могли быть довольны обильными подношениями: никакой путник, даже самый бедный, не пройдет в эти дни мимо. Каждый оставит у подножия статуи хоть лепешку, хоть кувшинчик с маслом или белую гирлянду из тонкой рисовой бумаги.

Когда-то, в незапамятные времена, недалеко от Ньянама, расположенного на границе Непала и Тибета, жил в горной пещере отшельник. Пещера носила название Кьянна-Гья-Пхуппа, то есть "Жилище в форме желудка". Отшельник медитировал, сидя на плоском камне, одетый, несмотря на мороз гималайского высокогорья, лишь в накидку из хлопковой ткани. Он давно уже не страдал от холода благодаря жизненному теплу, которое вырабатывается с помощью правильного дыхания и произнесения сложных мантр, и не нуждался в теплой одежде. И имя ему было Миларепа, что означало "Человек, носящий накидку из хлопка".

И вот, во второй зимний месяц года Мыши медитация Миларепы была прервана ужасным грохотом и завыванием. Он вышел из пещеры и увидел на гребне скалы великого мага Наро-Бончуна, проповедника Черной веры. Тот изрыгал проклятия в адрес Учения Будды, а потом, когда слова иссякли, вызвал Миларепу на поединок в горы. Тот согласился, хотя и без большой охоты. Ему не было нужды демонстрировать свое превосходство. У подножия Джомолунгмы Миларепа погрузился в медитацию. Увидев это, Наро-Бончун расхохотался и воспарил к вершине. Но разве могла победить Черная вера? Внезапно над вершиной пика появился сияющий трон, на котором потрясенный колдун увидел Миларепу в длинном белом одеянии. Трон был украшен гирляндами из неизвестного материала чистейшего белого цвета, что означало чистоту помыслов Великого Святого.

В ярости Наро-Бончун закричал и ударил себя по лицу, осознав бессилие Зла перед Добром, и ринулся вниз, в бездну... И образовалась в горе гигантская расщелина - след падения побежденного Черного мага.

И всегда, во все времена, белая гирлянда, символизирующая цепь отшельника, считается приносящей удачу...

В храме Пяти Хрустальных Колонн, расположенном в долине Лан-Тен, Таши-Галла и Чонг-по, сопровождаемые местным настоятелем, украсили гирляндами, сделанными собственноручно (а иначе те потеряют свою силу), шею и руки статуи Великого Святого Падмы Самбхавы. Древний мастер, более древний, чем этот храм, изобразил Самбхаву в бронзе, в традиционной для йогов позе со скрещенными ногами и поднятой к уху правой рукой, в знак того, что Самбхава поет гимн.

- Я видел, что возлюбленные братья прибыли сюда верхом на лошадях, - проговорил настоятель Пал-Джорже. - Значит, ваш путь весьма далек.

- Мы направляемся в Лхассу, - ответил Таши-Галла. - Посетить дворец императора и принять участие в празднествах.

Настоятель задумчиво посмотрел на собеседника. Казалось, он хотел что-то сказать, но не мог решиться. И тут Чонг вдруг ясно увидел, как стар был Пал-Джорже. Долгие годы суровых воздержаний иссушили его тело, похожее теперь на обтянутый кожей скелет. Белое одеяние, отделанное по воротнику скромной вы-шивкой, болталось на нем, как на палке. Большая бритая голова чудом держалась на тонкой шее и покачивалась при ходьбе из стороны в сторону.

- Боюсь, вы выбрали не совсем удачное время, братья.

- Что может быть удачнее, чем канун Нового года? - удивился Таши-Галла. - Все люди становятся добрее... К тому же мы получили приглашение самого Лангдармы.

Настоятель пожевал бескровными губами.

- В столице сейчас неспокойно. Вы ведете уединенную жизнь, а мне в Лхассе приходится бывать довольно часто... Правда, я не имел счастья видеться с императором. И нельзя сказать, что я очень жалею об этом. Чем выше взбираешься, тем больнее потом падать... М-да... Конечно, внешне перемены заметить трудно. Люди на улицах выглядят так же. Так же они прославляют своего правителя. Правитель по-прежнему является приверженцем Будды. И все же...

- Вас что-то беспокоит?

- Что беспокоит... Солдаты на улицах. Конные патрули. Участившиеся убийства монахов.

- На вас нападают разбойники? Пал-Джорже помолчал. Потом сделал знак своей костлявой рукой.

- Идемте, братья.

По холодным каменным плитам, которыми был выложен коридор, они прошли в другой зал храма, посвященный, как понял Чонг, Бодхисаттвам, которым проповедовал Майтрейя. Помещение венчалось высоким куполом, окрашенным в нежно-голубой цвет. У дверей, по бокам, в нишах, стояли традиционные флаги Чжал-Цены. Таши-Галла и Чонг церемонно поклонились у входа и вслед за настоятелем прошли в. глубь зала, к большому алтарю, расположенному перед фигурами святых.

И тут Чонг невольно вскрикнул.

Он увидел бы это и раньше, но широкие окна храма, построенного в китайском стиле, были закрыты тяжелыми ставнями, и свет лишь робко пытался доползти до алтаря с изображением Колеса Жизни. Резные фигуры были яростно искромсаны. У одной, той, что находилась дальше всех от алтаря, была отрублена голова... Чонг увидел голову в углу, перед единственным открытым окошком. Она лежала на грубом деревянном столе, и молодой монах с грустным лицом колдовал с тонкими резцами, кистями и мисочками с краской, пытаясь вернуть скульптуре жизнь.

Задние двери были выбиты, и Чонг увидел нескольких монахов, трудившихся в галерее над поруганными священными текстами, которые когда-то покоились на деревянных полках вдоль стен, теперь же валялись как попало на полу.

- Как это случилось? - дрогнувшим голосом спросил Таши-Галла.

Настоятель отрешенно смотрел на изуродованные статуи. Для него они были живыми. И он физически ощущал боль во всем теле, как будто оружие в злых руках наносило раны ему, а не мертвому равнодушному дереву.

- Они нагрянули позавчера, незадолго до рассвета... С факелами, на лошадях. Их было около трех десятков. Те из братьев, кто был призван защищать Храм, вышли наружу. Они пытались остановить бандитов, но те были хорошо вооружены, и их было больше...

Он замолчал, будто ком в горле мешал ему говорить.

- Многие братья умерли с честью. Бандиты ворвались в галерею, потом - сюда, в зал Бодхисаттв. Я встал перед алтарем и попросил их убить и меня... - Настоятель горестно взмахнул рукой. - Но меня не убили! Один из них расхохотался и сказал, что от меня мертвого им будет мало пользы. Лучше пусть я останусь жить и расскажу всем, кто поклоняется великому Будде, какая участь их ожидает.

Семерых монахов, павших в бою, погребли перед самым закатом. Таши-Галла попросил разрешения остаться вместе с Чонгом на некоторое время в храме.

- Оставайтесь, - радушно ответил Пал-Джорже. - Мы будем рады. Собственно, я был бы рад еще больше, откажись вы вовсе от поездки в столицу.

- Вы связываете то, что случилось здесь, с обстановкой в Лхассе?

Он хмуро указал на стену за алтарем.

- Мы успели отремонтировать ее. Пришлось красить заново (видите, цвет немного отличается? Это потому, что краска еще не высохла). Бандиты намалевали на ней свой знак. Вот такой. - И настоятель начертил на земле прутиком. - Вам это говорит о чем-нибудь?

Рисунок больше всего походил на паука. Чонгу он не был знаком, зато его учитель, кажется, понял все прекрасно. Лицо его стало таким мрачным, что Чонг поостерегся приставать с расспросами. Только на рассвете следующего дня, когда храм Пяти Хрустальных Колонн остался позади, любопытство наконец пересилило.

Низкорослые мохнатые лошади темной масти, пофыркивая, шли шагом, осторожно ставя копыта на утоптанный снег. Недавно здесь прошел караван. Таши-Галла безучастно покачивался в седле. Несмотря на пронизывающий холод, он был одет легко, только мохнатая теплая шапка наползала на самые брови.

- Это был знак Солнца, - вдруг проговорил он. - Знак Бон. Маги используют его для вызова духа Небесного Огня. Это очень сильное колдовство.

- Значит, на храм напали не разбойники?

- Зачем разбойники стали бы тратить время и громить статуи святых? Они сразу бросились бы грабить сокровищницу. Нет, у них были другие мотивы. Ненависть... Я уже жалею, что взял тебя с собой.

- Но вы же едете...

- Я не вправе отказаться от приглашения императора. Но я не хотел подвергать опасности еще и тебя.

- Ну, - беспечно отозвался Чонг. - Настоятель ведь сказал, что в столице пока все по-прежнему. Пусть на улицах солдаты, зато никто не решится напасть от крыто.

Таши-Галла тяжело вздохнул.

- Ты молод и глуп. Там, в императорском дворце, зреет гнойник. Он сидит еще глубоко... Но те бандиты, что напали на храм, - это уже ростки. Они чувствуют свою силу и безнаказанность. Нет, все-таки я должен был ехать один.

- Я уже взрослый, учитель. И могу за себя постоять.

Таши-Галла внимательно посмотрел на своего ученика, и его губы тронула улыбка.

- Конечно, ты взрослый. Помнишь тот день, когда ты откатил камень и спас жизнь детенышу барса?

- Если бы не вы...

- Нет. Спарша обязан жизнью только тебе. Ты совершил настоящее чудо - своей любовью и терпением. Он помолчал.

- У него был раздроблен крестцовый отдел позвоночника. Барсенок был обречен. Честно говоря, я про сто не знал способа вернуть его к жизни.

По лицу Чонга скользнула тень.

- А я был так зол на вас... Вы отказались рассказать мне рецепт приготовления снадобья, и я подумал... Подумал, что вы не хотите, чтобы зверь выжил.

Некоторое время они ехали молча, бок о бок. Изредка Чонг незаметно поглядывал на учителя, гадая, сердится тот или нет.

"Разве я говорил тебе, что владею каким-то особым секретом?" - "Ага, теперь вы отказываетесь!" - "Пойми, его невозможно спасти". - "Тогда зачем я откатывал камень? Зачем я дал ему надежду? Пусть бы он умер быстро и легко..." - и на глазах у него закипели слезы. Ему хотелось заткнуть себе уши, оглохнуть вовсе, только бы не слышать, как маленький пушистый комочек дышит, надрываясь, пуская розовые пузыри - все медленнее, медленнее...

- Ты никогда не замечал, мой мальчик, что зло выглядит привлекательнее, чем добро? Оно шире, разнообразнее... И иногда кажется более могущественным. Твоего барсенка можно было воскресить с помощью обряда Тантры. Мне знаком этот обряд. Бывает, что родственники умершего приходят к Черному магу с одной-единственной просьбой: вернуть к жизни любимого человека... И не хотят понять (любящее сердце часто лишено способности слушать доводы разума), что маг не в силах это сделать. Он может лишь заставить ожить мертвое тело - душа же ему не принадлежит. Его обычно не слушают. Только просят...

Я смог бы проделать то же самое и со Спаршей, Но я знал последствия. И когда на следующее утро я увидел, что барсенок жив и что это была не просто бездушная мертвая оболочка... Я понял, что нашел своего преемника.

- Значит, рецепта не существовало, - пробормотал Чонг.

- Ты нашел его сам.

Произнеся эту фразу, Таши-Галла чуть развернулся к своему ученику. И это спасло ему жизнь. Стрела с черным оперением на ладонь разминулась с его спиной и со звонким щелчком ударилась о камень.

Вторую стрелу, нацеленную в грудь Чонга, учитель поймал на лету, будто вынув ее из воздуха.

- Канун Нового года, - пробормотал он сквозь зубы. - Все кругом радуются и становятся добрее, прости меня, Господи...

Десятка два всадников, одетых вполне по-разбойничьи, с гортанными криками взяли их в кольцо. Однако если это и была обычная шайка, грабящая на дорогах, то удача сопутствовала им во всем. Чонг успел отметить дорогое оружие, сработанное кузнецами Базго, и богато украшенную монгольскую сбрую на лошадях.

Прокаленные на горном солнце черные лица скалились в волчьих усмешках. Скрюченные пальцы подрагивали на рукоятках мечей. Мигни вожак - и вся свора туг же кинется на жертву и растерзает ее в мгновение ока...

Однако вожак не спешил. А куда спешить? Он ощущал небывалую ранее силу и уверенность. Это была его земля. Ни один правительственный отряд не сунется сюда - это гарантировал знак, который вожак носил с собой.

Не слезая с коня, он отвесил шутовской поклон.

- Великий отшельник решил совершить паломничество? И какие же дары вы везете Амиде Будде?

Всадники загоготали.

- Мы готовы отдать вам все, что имеем, - сказал Таши-Галла, незаметно сдвигаясь и прикрывая своим телом Чонга. - Ибо Будда учит, что рука дающая не оскудеет. Однако не вы ли недавно учинили разбой в храме Хрустальных Колонн? - И взгляд его скользнул по фигуре бандита вниз, к поясу.

Вожак непроизвольно опустил руку к поясу, стараясь прикрыть ладонью грубо сделанный талисман из зеленоватой бронзы. Знак Солнца, мелькнуло в голове у Чонга. Бон, Черная религия.

Таши-Галла улыбнулся, будто вел светский разговор о погоде.

- По-моему, ваши сердца не смягчить даже самыми богатыми дарами, - произнес он.

- Убить их, - коротко приказал вожак, и свора кинулась...

Глава 15 ЖРЕЦ

Артур еще некоторое время сидел неподвижно, закрыв глаза, и считал про себя в медленном темпе, концентрируясь на каждой цифре. Он словно заставлял их вспыхивать перед внутренним взором, наподобие светящихся сегментов электронных часов. Десять, девять, восемь...

Он выходил из глубокого транса.

- Что ты видел?

Жрец стоял у него за спиной. Артур видел его отражение в большом овальном зеркале на стене.

- Она отказалась.

Жрец рассмеялся. Его смех был совсем не зловещим, даже не саркастическим, а почти веселым, как у хорошего доброго человека.

- Я сам слышал, - упрямо сказал Артур.

- Ничего ты не слышал. Девочка - сильнейший экстрасенс, она могла легко остановить автобус и выйти... Тут я был с ней честен. Но она осталась. В ней боролись два чувства: страх и...

- И любопытство, - ехидно подсказал Артур. - Как у человека, который увидел паука.

Собеседник пропустил выпад мимо ушей.

- И сопричастность. Она успела узнать ощущение силы. А темная сила или светлая - для нее сейчас не важно. Важна только ее величина! Чем она значительнее, тем труднее от нее отказаться.

- Как от наркотика?

- Можно сказать и так. Можно иначе: представь, что у тебя разом отняли все органы чувств. Зрение, слух, обоняние... То же самое испытывает человек, вкусивший могущества и вмиг лишившийся его.

- Но почему она все-таки отказалась?

- Да потому, что она глупа! Потому, что ее всю жизнь воспитывали насмерть перепуганные люди, у которых страх перед неизведанным всосан с молоком матери. И так - из поколения в поколение, на протяжении всей истории человечества. В основе страха всегда лежит нечто ирреальное, невидимое... И воспринимается оно как Дьявол, не иначе.

- А разве не так?

- Так. Да только Божественное и Дьявольское - это не означает Добро и Зло. Это даже не две стороны одной медали.

- Удобная философия.

- Она единственно правильная, - убежденно сказал Жрец. - Протон и электрон служат одной цели: созданию атома. И никто не отождествляет электрон со злом потому, что он имеет отрицательный заряд.

- Зачем вы показали ей Шар? - хмуро спросил Артур.

Собеседник хмыкнул.

- Я показал! Она прекрасно обошлась и без меня.

- То есть?

- Девочка сама вошла с ним в контакт. Или он вошел в контакт с ней.

Что-то кольнуло Артура. Какое-то неясное беспокойство. Он удивился, когда понял, что испытывает чувство вины и жалости. "Ты всю жизнь шел к одной цели, - напомнил он себе. - И не только свою жизнь, ты лишь продолжил начатое твоими предками за много тысяч лет... Тебя ежедневно, ежечасно приучали к той простой мысли, что твоя цель оправдывает все - любые жертвы, а иначе и быть не может". Так и было всегда, до тех пор, пока Жрецу, человеку (человеку ли?), чье отражение маячило в зеркале, не понадобилась девочка. И, самое странное, пока он, Артур, собственноручно не доставил ее по назначению. Раньше он не чувствовал ничего подобного. Все его ощущения были притуплены и загнаны глубоко в подсознание. Оставался только мозг-компьютер, который вычислял, составлял планы, рушил их, создавал новые. Как, когда, где войти в контакт - так, чтобы девочка ничего не заподозрила...

***

Он помнил все так ясно, во множестве деталей, будто видел это собственными глазами. Конечно же, это было не так, всему виной развитая генная память: весь огромный конгломерат знаний и опыта, накопленный предками за множество поколений, был записан в глубине мозга, не умевшего забывать. В этом было его отличие от людей - не главное, лишь одно из многих.

Он помнил Небесный Огонь, спустившийся на Землю, хотя сам никогда не видел этого. Помнил слепое отчаяние, охватившее всех, ибо от огня не существовало спасения. Помнил последний в их истории Совет Посвященных - отгороженных ото всего прочего непроницаемым куполом. Там, за пределами защитного поля, умирали в ужасных муках их соотечественники. Небо, ставшее вдруг жидким, словно расплавленный металл, рухнуло вниз и поменялось местами с Землей. Они называли эту планету по-другому... Но какая разница?

Рушились в атомных всполохах города - мало похожие на те, что строят люди, но это были города! Были - и не стало их. Мрак и холод опустились на планету, превратившуюся в одночасье в голый обломок скалы, лениво плывущей по сдвинутой орбите.

А они, попрощавшись в последний раз, выходили по одному из-под защитного купола, чтобы разделить участь тех, кого они не сумели спасти, хотя и мнили себя мудрыми и всезнающими. Кроме совсем уж немногих - кому было суждено пережить гибель своей цивилизации...

Далекий предок Артура был среди этих избранных. Он просил, умолял, чтобы ему позволили умереть, как умерли его близкие. Ему было отказано. Жизнь должна возродиться на планете вновь.

Впервые они вошли в контакт с людьми в Египте, где строились громадные пирамиды и где жрецы знали те тайны Вселенной, что сокрыты для прочих людей по сей день. Глубоко под храмом бога Солнца Ра они хранили один из Шаров, оставленных Древними. Вряд ли жрецы, даже самые посвященные, знали истинное его назначение, но, обладая сверхтонким восприятием и колоссальной интуицией, они почувствовали способность Шара связывать их с некими Высшими силами.

Другой Шар многие сотни тысяч лет был похоронен в вечных снегах Гималаев. Поколения за поколениями наблюдателей охраняли покой доверенного им сокровища и ждали...

Он помнил это так ясно, будто все происходило с ним самим. И особенно отчетливо в его мозгу было выжжено, словно каленым железом или лазерным лучом, одно имя.

Юнгтун Шераб.

Черный маг, чьи кости сгнили в земле тысячу лет назад, и который продолжал влиять на события и сейчас, по сей день. Подумав об этом, Артур вдруг осознал, что в основе искусства Черной магии лежит глубокое понимание человеческой психологии, причинно-следственных связей в поведении индивидуума... А уж в последнюю очередь - антураж: талисманы, колдовство, древние руны, амулеты, дарующие жизнь или смерть... А Юнгтун Шераб никак не с помощью потусторонних сил, а лишь благодаря звериному чутью и хитрости сумел выстроить дьявольскую комбинацию, благодаря которой надеялся стать властителем Тибета. Взлететь, как никто никогда не взлетал раньше, - или упасть. И уж тогда вовек не подняться назад...

- Тебе жаль девочку.

Артур вздрогнул от неожиданности. Собеседник прочитал его мысли.

- Если бы не я, вы бы ее не получили, - глухо проговорил он.

- И все равно тебе ее жаль.

Жрец вздохнул, будто сокрушаясь.

- Ты бы мог пожертвовать и большим, ведь так? Я очень хорошо тебя понимаю... Потому что сам в свое время - не так уж давно, лет двадцать назад - был близок к тому, чтобы перейти черту...

- Вы врете, - отчаянно сказал Артур. - Шар тут ни при чем. Вы сами давно были готовы к этому. Всю жизнь! Вам нужен был лишь толчок. Импульс.

- Само собой. Да, мне нужен был импульс.

Жрец вдруг забормотал, будто в горячке.

- Этот старик Тхыйонг... Он всегда был добр комне. Я даже испытал нечто вроде укола совести - потом, когда все кончилось... Когда я стоял на коленях возле его тела. Оно было таким маленьким и старым! Шея у него была страшно худая, будто цыплячья, с выпирающим кадыком и морщинистая. Я сломал ее двумя пальцами...

Старик спас мне жизнь, когда я попал под лавину на перевале Митхонг-Ха, в Восточном Тибете. Я пролежал под снегом трое суток. Моя душа была уже на пути в Нирвану... Только представь себе: серое низкое небо - будто предвестник смерти. Серый смерзшийся снег в сумерках, целые глыбы снега! С тех пор я его ненавижу. Зимой всегда старался уехать куда-нибудь подальше на юг, лишь бы не видеть занесенные улицы, дороги, крыши домов... Фобия своего рода. Тебе смешно?

Артур покачал головой. Ему не было смешно, ему было страшно.

- Мое тело вмерзло в глыбу льда. Мы с ней были одним целым, по крайней мере, мне так казалось. И я совершенно не ощущал холода, было тепло и уютно, как в детстве: мама накрывает тебя пушистым большим одеялом, и ты проваливаешься в сон... Потом, где-то на грани чувствительности, как отголосок чего-то потустороннего, показалась розовая полоса - оттуда, из-за туч... Это заходило солнце, а мне казалось, что сам Небесный Отец спускается вниз, на Землю.

Артур смотрел на собеседника. Тот вдруг обессиленно опустился в кресло. Глаза его потухли, седая голова поникла на грудь. Вот он, момент... Перед глазами - близко, в нескольких сантиметрах, благородной формы затылок, длинная гибкая (совсем не старческая) шея, виден один чуть выпирающий позвонок. Артур завороженно смотрел и думал: вот сейчас... Одно движение - слева направо, с приседом. Или удар напряженными пальцами в пульсирующую синюю жилку. И все. Нет Жреца. Нет человека, которого он ненавидел всю свою жизнь так, что позволил ненависти заслонить собой все остальное - совесть, сострадание, человечность... Он принес девочку на этот алтарь, без раздумий, сразу, по первому требованию - лишь бы увидеть близко затылок врага с такими незащищенными шейными позвонками... Одно движение!

- Говорят, человек перед смертью вспоминает всю свою жизнь, от первого мгновения. Не знаю. Я ничего не вспоминал. Мне просто было хорошо и радостно... И вдруг я почувствовал движение. Это было странно - ощутить движение в полной неподвижности... И понял, что меня откапывают. Я увидел лицо старика, я просил его, чтобы он оставил меня в покое, но тот все копал и копал... Он был очень терпелив! И наконец он вытащил меня изо льда. Я посмотрел ему в глаза и испугался. Глаза были такими добрыми...

- Почему же вы испугались? - спросил Артур.

- Потому что я уже тогда знал, что старик умрет... Не сейчас, не сразу. Пройдут годы, мы подружимся с ним, и он назовет меня своим сыном, сделает преемником. А потом я убью его - двумя пальцами. Сломав шею, как цыпленку. И ничего, ничего нельзя изменить. Все было предрешено.

***

Вокзал всегда вызывал в Алёнке целую бурю чувств. Взрослые обычно серели лицом и вздыхали: для них вокзал был связан с тяжелыми баулами, мокрыми, отвратительно пахнущими простынями, злыми на весь мир проводницами. ("Чаю? Еще чего! Я вам не нанималась титан растапливать по десять раз на дню!") Ничего положительного. Дорога у них ассоциировалась с неудобствами и досадой.

Для Алёнки дорога была просто Дорогой. Сердце щемило от одного вида трогательной зеленой морды тепловоза, и железного голоса справочной, и от гула, стоявшего в зале ожидания. И даже от бестолковой суеты на перроне.

Алла Федоровна очень нервничала. Родная дочь! Уезжает! Невесть куда, невесть зачем. ("Мам, я же тебе сто раз объясняла: в спортивный лагерь. Ну вспомни, я уже была в таком, когда занималась гимнастикой". - "Тогда ты была не одна, а с Дмитрием Степановичем". "Ой, не вспоминай про него". - "А кто за ним бегал? Исстрадалась вся, одни глазищи..." - "Дурой была. Вообще, они нас все не стоят. Пусть сами страдают". - "Ох, смотри мне".)

Поезд все никак не хотел отходить. Игорь Иванович топтался поодаль и время от времени с грустью поглядывал на большие вокзальные часы. Сначала Алёнка с некоторым раздражением подумала, что отец просто ждет, когда же поезд наконец тронется и затянувшееся прощание завершится. А потом вдруг поняла, что он, наоборот, изо всех сил оттягивает этот момент... Она поймала его взгляд.

"Я буду по тебе скучать", - сказала она одними губами.

"Я тоже. Я очень люблю тебя".

"И я тебя люблю".

- ...жареного ешь поменьше. Ты знаешь, тебе это вредно.

- Я помню, мам.

- У открытого окна не сиди, простудишься. Попроси нижнюю полку. И, как приедешь, сразу дай телеграмму, чтобы я тут не тряслась.

Цепкий взгляд Аллы Федоровны прошелся по дочери, как рентгеновский луч на таможне. Она в двадцатый раз одернула на Алёнке легкую "адидасовскую" курточку, поморщилась от вида висевшей на плече объемистой брезентовой сумки ("Ну абсолютно не в тон. Говорила ей, дуре: возьми ярко-голубую, ту, что Георгий привез из Ирана. Нет, уперлась. Пойми поди современных детей".).

Алёнку пригласили в спортивный лагерь как одну из лучших учениц школы. Она уже многое умела. Могла несколько часов просидеть неподвижно, в самой неудобной позе, затаив, загнав внутрь себя дыхание. Могла свободно и неслышно пройти на большой высоте по узкой доске или перебраться по ней, повисая на руках (такими хитрыми макетами был оборудован зал для занятий). Ее учили метать ножи, ножницы, вязальные спицы - все то острое, что могло оказаться под рукой. Учили надежно и незаметно со стороны выводить противника из строя, используя для этой цели практически любой предмет - от электролампочки до авторучки и подстаканника.

Однажды она увидела в кино китайского мастера, который виртуозно обращался с изогнутым мечом. Вооруженные копьями враги, напавшие на деревню, отлетали от мастера, как горох от стенки, десятками. Дедушка вытворял настоящие чудеса акробатики, оставаясь невредимым, хотя на него, бедного, нападали со всех сторон одновременно. (Алёнка втайне подозревала, что артист был молодой, просто его искусственно состарили с помощью грима и седого парика.)

Фильм так потряс ее, что на следующей тренировке она спросила, почему ее не научат фехтовать на мечах. Тренер со странным именем Владлен лишь пожал плечами (на самом деле имя не было странным - это было сокращенное "Владимир Ленин". Когда-то было модным "награждать" детей подобным образом.).

- Думаешь, тебе это когда-нибудь пригодится?

- А Юрка Лепестков из нашего класса тоже занимается у-шу. Но они там учатся владеть и мечом, и даже алебардой.

- У них другие цели.

- Какие?

- Восстановление старинных методов ведения боя. Следование традициям. - Владлен помолчал. - Они своего рода ученые-историки. Как твой отец.

- Значит, польза от этого все-таки есть?

- Конечно. Тебе ведь нравится, как поет русский народный хор?

Алёнка кивнула. Не так давно они с Артуром ходили на концерт "Вензелей". Артисты привели ее в восторг.

- "Белая кобра" принадлежит к даосским школам. Даосы считают, что внешний мир и человек, его "я", составляют единое целое. Мудрец в их понимании - это человек, который собственного "я" не имеет.

Она удивилась.

- Вы хотите сказать, что мудрец не имеет своего внутреннего мира? Как же скучно ему должно быть...

- Ты не поняла. Его внутренний мир просто ни чем не отделен от внешнего. Он воспринимает их как нечто единое.

- А мое "я", значит, отделено от внешнего?

- Ну, это уж ты сама должна решить. Раз ты чувствуешь перегородку между ними - ее нужно будет сломать. Но это очень сложно...

- А зачем ее нужно сломать? Какой смысл?

- Ты должна воспринимать окружающий мир целиком, не раскладывая его. по полочкам. Если на тебя нападают - неожиданно, из-за угла, у тебя не будет времени анализировать - только действовать. Действовать правильно, не анализируя и не думая, прислушиваясь только к самой себе, - это и есть "сломать перегородку".

Алёнка подперла кулачком голову и задумалась.

- Юрка Лепестков говорит, что изучает комплексы с оружием, чтобы через форму прийти к интуиции. Мы приходим к интуиции через отказ от формы. Где же разница?

Владлен улыбнулся.

- Нет тут никакой разницы. Цель одна, разные только пути достижения. Музыка. Ката. Икебана. Чайная церемония - выбирай любой.

- А какой путь у нас?

- Выживание, - ответил Владлен. - Любой ценой, любыми средствами. И выполнение задачи.

Что это за "задача", он уточнять не стал. А она не стала спрашивать. В конце концов, ей было четырнадцать, возраст Джульетты (правда, уже через месяц пятнадцать). Лето в буйстве зелени наполняло сердце неизъяснимым восторгом - восторгом свободы ("Свобода есть осознанная необходимость, поэтому вот вам задание на лето: отчет об экскурсии в литературный музей..." "Ну-у-у!" - недовольный общеклассный гул. "Никаких "ну"! В сентябре проверю каждого".).

Она будет ждать приезда в лагерь. Артура. Алена представила себе его открытую белозубую улыбку на загорелом лице, уверенный взгляд... Сердце забилось быстрее. Она украдкой дотронулась до своих грудей и подумала с огорчением: маловаты еще. Не сформировались. Ну да огорчаться не стоит. Если принять во внимание наследственность (на Аллу Федоровну не налезал ни один отечественный лифчик).

Она вдруг подумала о Марине, и на секунду ей стало грустно. Как было бы хорошо встретить ее в поезде! "В лагерь?" - "В лагерь". "Вот здорово! Значит, вместе?" - "Конечно. Я думала, тебя родители не отпустят". - "Ну да. Я уже совершеннолетняя". Но Марина исчезла - сразу, в один миг, необъяснимо. "Ты и знать-то была не должна..."

- Внимание, - провозгласила через динамик железная тетка. - Со второго пути отправляется поезд номер 621...

И перрон тут же пришел в движение, будто включили задремавший было кинопроектор.

- Ну, беги в вагон, - забеспокоилась мама. - Господи, я ничего не забыла? Сырую воду не пей. Деньги храни в разных местах, чтобы все сразу не украли. И трать поэкономнее, меньше шляйся по дискотекам...

Алёнка молча прошла мимо, к отцу, поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

- Я ведь только на месяц, - тихо сказала она. - Когда едешь в санаторий?

- Скоро. Через неделю.

- Вот видишь. Домой вернемся вместе.

Она долго махала из окна вагона. До тех пор, пока перрон не скрылся из виду Алла Федоровна, ласково взяв мужа под руку, помахала в ответ вышитым платочком и зло прошипела:

- Делаешь для них, делаешь, ночей не спишь, а благодарности никакой. Даже не поцеловала на прощание.

Игорь Иванович улыбнулся. Но вслух ничего не сказал, как обычно.

***

Гоги цвел. Загар, заработанный за полевой сезон, въедался так, что не сходил круглый год, до следующего лета. Черные буйные волосы были на сей раз безукоризненно уложены (знакомая парикмахерша расстаралась и получила огромный букет белых роз). Сшитый на заказ костюм в незаметную серую полоску сидел как влитой на худощавой фигуре - длинные эластич ные мышцы на руках не выпирали, как у катков, но очень элегантно обозначались). Рубашка была выбрана не белоснежная, а кремового оттенка, что должно было подчеркивать неофициальность обстановки: просто встреча нескольких старых друзей по случаю юбилея одного из них.

Гостей было немного, и стол от яств отнюдь не ломился: балык, дорогие фрукты в вазочке, дальневосточная икра, марочный коньяк в плоской красивой бутылке, шампанское - спартански просто, интеллигентно и по-современному. Только отец юбиляра, благообразный старичок, глуховатый и согбенный годами, но с орлиным молодым взором, посокрушался:

- Совсем сын от корней отбился. Разве у себя дома мы бы за таким столом сидели? Вино бы рекой лилось. Шашлык из молодого барашка, виноград, сациви... Сто человек гостей - столы бы пришлось на улицу выносить, под старые вязы.

Георгий рассмеялся.

- Несовременный ты, отец. Тут тебе не Кавказ, тут почти Европа.

И, увидев, что старик вот-вот обидится, обнял его за плечи.

- Подожди, поедем мы еще домой. И гостей позовем, и столы накроем, как положено. Дядя Сандро барашка зарежет... Он ведь жив-здоров?

- Баран?

- Да ну. Дядя Сандро.

- Что ему сделается, старому кобелю. В восемьдесят пять ни одной юбки не пропускает.

Колесниковы чуть опоздали - они позвонили в дверь, когда Януш Гжельский, друг Георгия по многим экспедициям, с сожалением прекратив поглаживать бедро соседки по столу, супруги проректора по науке, потянулся к бокалу для произнесения тоста. Гоги сделал знак гостям продолжать, а сам пошел открывать дверь.

Алла была сногсшибательна. Сиреневый брючный костюм из струящегося креп-сатина ласково облегал ее высокую грудь и упругие бедра. Чуть тронутые темной помадой губы улыбались дерзко и вызывающе. Гоги на секунду остолбенел (ох, а взгляд! Его и ее глаза встретились, будто отточенные клинки), затем подавил рвущийся наружу стон кавказского темперамента и галантно припал к ручке.

- Гоги! - прокричали из гостиной, - Не томи, коньяк стынет!

Он лишь досадливо отмахнулся.

- С днем рождения, - еле слышно произнесла она, протягивая розу на длинном влажном стебле. - Это еще не все... Но - потом.

- Обещаешь? - улыбнулся он пересохшими губами.

- Обещаю.

- Ты великолепна. Как эта роза... Нет, ты красивее! О, здравствуй, Игорь.

Смущенный Игорь Иванович вынырнул из-за спины супруги, пожал руку другу дома и вручил ему пухлую папку.

- Расти большой.

Гоги опешил.

- Это что... Наш манускрипт?

- Самая полная версия. Почти дословный перевод.

- Царский подарок. Гм, здесь ведь можно накопать на диссертацию, а?

- Копай, - махнул рукой Колесников. - Дарю.

- А сам что же?

- Да ленив я, Господи.

Гоги широким шагом прошел к столу и поднял над головой подарок.

- Януш...

Поляк оторвался от запотевшего бокала.

- Холера ясна... Неужели?

- Да. Перевод нашей находки.

Несколько секунд за столом стояла тишина. Затем все разом, как по команде, возбужденно заговорили. Кто-то даже вскочил, чтобы обнять пунцового от смущения Колесникова и похлопать по плечу.

- Все-таки ты, Игорек, мозга, - вальяжно проговорил проректор Гранин. - Мозга, не отказывайся. Жалко, глуп - по-житейски, я имею в виду. Ты на нашем курсе каждому мог сто очков вперед дать. Аллочка, вы прекрасны! Знаете, я ведь лично списывал у вашего супруга контрольные... И однажды меня за этим занятием вульгарно застукали!

Он расхохотался, а Игорь Иванович скосил глаза и поймал взгляд Аллочки. Взгляд ясно говорил: "Не просто глуп, а клинически глуп. Гранин списывал у него контрольные! Ему можно об этом снисходительно вспоминать: он проректор! Служебная машина с личным шофером, двухэтажная дача за городом, оклад... А ты - просто неудачник. И раз талантливый, значит, неудачник вдвойне".

"Ну и пусть", - подумал он. (Звякали вилки о тарелки, застольный многоголосый разговор тек неторопливо, прерываемый тостами за здоровье.)

- Вы действительно удивительный человек, Игорь Иванович, - проговорил сосед по столу (Колесников напрягся, вспоминая: ах да, Гогин папа, Бади Сергиевич).

- Почему же? - равнодушно спросил он, ковыряя вилкой салат из крабовых палочек.

- Потому что сын мой, оболтус, прав: материала, собранного вами, вполне хватит на диссертацию... Вы ведь, кажется, так и не защитились в свое время?

- Так вы в курсе?

- Да ну, - Он смутился. - Что я, старый пень, в этом смыслю?

Старик посмотрел на сына и вздохнул.

- Все ему не сидится на месте. Бредит Тибетом... Знаете, я боюсь его отпускать.

Игорь Иванович улыбнулся, представив себе, как суровый папаша каменно стоит в дверях, а Гоги неуклюже пытается улизнуть в узкое пространство между косяком и телом родителя.

- Мы для вас навсегда останемся детьми, верно?

- В-верно, - неожиданно поддержал его Януш заплетающимся языком. - Холера ясна, за родителей!

- Ура! - грянули за столом. - За родителей!

Магнитофон заиграл из двух колонок, хитро спрятанных по углам гостиной. Вкус у юбиляра был что надо: никакого рока, металла, харда, но и никакого надоевшего старья, чтобы гости не чувствовали себя доисторическими ископаемыми. Теплые мелодий стилизации, целомудренно и небесталанно переложенные на электронику.

- За моего друга Игоря! - провозгласил Гоги. - За прекрасного ученого, до которого, если разобраться, нам всем еще расти и расти!

- Да бросьте вы, - со смехом махнул тот рукой. - Можно подумать, что день рождения у меня. К чему такие почести?

- Э, нет, - встрял проректор по науке. (Богатырь поляк уже уволок его раскрасневшуюся супругу на кухню, подальше от заинтересованных глаз, но ученый муж, кажется, этого не заметил.) - Нет, Игорек. Ты, может, и не юбиляр, но уж точно - один из виновников сегодняшнего торжества. Подвиг в науке... Это, знаешь ли, величайший подвиг! Гоги меня поймет - как потомственный археолог...

- Урраааа! - закричали гости (частью за столом, частью рассосавшиеся по свободным пространствам и подергивающиеся в такт музыке).

И, поглядев на Георгия, танцующего с Аллой (будто и не было стольких лет: всплыл как наяву студенческий вечер, королева бала в бирюзовом атласе среди романтических свечей времен князя Андрея... Нет, это уже фантазии. На самом деле - современность, всполохи разноцветных прожекторов, как перед концом света, дергающиеся худосочные фигуры в майках и с длинными волосами - не сразу разберешь, какого полу твой сосед...), Игорь равнодушно подумал, что пройдет энное количество времени, материал для диссертации превратится в диссертацию, и тот же проректор Гранин посреди банкетного зала будет слезливо-пьяно целовать Георгия Начкебию, норовя попасть в губы: "Подвиг в науке... Ик... Это самый величайший подвиг! За тебя, Гоги!" А его, Игоря, и не пригласят. Скажут, Колобок застолья всегда терпеть не мог.

- А почему вы опасаетесь за Георгия? - переключился он.

- А?

- Я спрашиваю: почему вы боитесь за Гоги? Это как-то связано с тибетской экспедицией?

Бади Сергиевич помолчал, размышляя.

- Гоги встретил там какого-то старика, из местных... Я мало что сумел понять, Гоги очень взволнованно говорил, перескакивал с пятого на десятое.

- Так, может, расспросить его сейчас?

- Не нужно. У него сегодня праздник. Пусть веселится! Вах, поглядите только, как он танцует... Правда, я никогда не понимал современных танцев. Кто эта красивая женщина рядом с ним?

- Гм... Это, видите ли, моя жена.

- Да? - удивился Начкебия-старший и поцокал языком. - Надо же.

- Ну а все-таки, - заторопился Колесников, уходя от скользкой темы. - Что это был за старик? И почему Георгия нельзя о нем спрашивать?

Бади Сергиевич осуждающе посмотрел на собеседника.

- Гоги встретил его там, на Тибете, во время раскопок. Наверное, это был предсказатель или колдун. Кто их разберет. Возможно, что он был и не совсем шарлатан...

- Что он сказал Георгию?

Потускневшие отцовские глаза бессмысленно глядели на свет сквозь пустой бокал чешского стекла. И рука с синими жилками чуть заметно дрожала - то ли от выпитого, то ли...

- Он предрек моему сыну скорую смерть.

- Да ну, - возмущенно сказал Колесников:

- Не хотите же вы сказать, что поверили этим бредням.

- Я? - испугался Бади Сергиевич. - Я - нет, конечно, нет. Но вот Георгий... Он, кажется, поверил.

Медленный танец... Не вальс, не танго, а что-то, неподдающееся ритму, - томное, восточное, утопающее в сладкой неге. Пары перестали кружиться и как бы застыли, точно глубоководные губки, лишь чуть заметно покачиваясь, словно поддразнивая друг друга. Алла тесно прижалась к Георгию и положила голову ему на плечо - благо танец позволял.

- Что-то он не выглядит слишком удрученным, - раздраженно сказал Игорь Иванович.

- Э, надо знать моего сына. В нем огонь, азарт... Вызов. Тот старик ведь предсказал Гоги не просто скорую смерть - а насильственную смерть. Вот он и взбунтовался.

- Господи, да за что же? - вырвалось у Колесникова.

- За грехи наши, - туманно отозвался Начкебия-старший.

- Я обещала подарок, - прошептала Алла.

- Ты пришла... Чего мне еще желать?

Руки Гоги скользнули вниз по ее спине, к упругим ягодицам, обтянутым ласковым сиреневым крепом.

- Ты меня заводишь.

- Это плохо? - улыбнулся он.

- Хорошо. Хорошо, Господи! Только не здесь...

И тут как раз медленный танец закончился. Магнитофон выдал какой-то совершенно убойный ритм, пары рассыпались, организовав мини-толпу, и запрыгали вразнобой. Даже Гранин вскочил, дабы продемонстрировать свою неплохо сохранившуюся форму (теннис два раза в неделю на бывших обкомовских кортах, сауна, бассейн). Гоги под общий разноголосый шум увлек Аллу в прихожую.

Там было темно и тесно. Она приподнялась на носки и жадно приникла к горячим губам Георгия, так, что он чуть не потерял равновесие.

- Однако, - прошептал он, полузадохнувшийся от поцелуя.

- Сам виноват, - хрипло рассмеялась она. - Я сто лет не ощущала себя женщиной.

- А не страшно?

- Страх возбуждает.

Ее глаза светились в темноте, будто кошачьи. Она тряхнула головой, и прическа рассыпалась, длинные волосы цвета платины заструились по плечам (дико дорогая краска, но того стоит: вполне натурально, держится уже третий месяц). Гоги нежно поцеловал ее в шею, зарывшись лицом в ее волосы и вдохнув французский аромат (тоже нехилые деньги). Алла тихонько застонала и еще выше поднялась на носочки, потянувшись сильным телом. Ее нога согнулась, бедро потерлось о колено Гоги с внутренней стороны. Длинные холеные пальцы уже настойчиво искали "молнию" на брюках...

Чпок! Вспыхнул светильник в коридоре.

- Зинаида, ты? - спросил проректор, покачиваясь из стороны в сторону, как метроном. - О, пардон. Аллочка, вы прекрасны! Не видали мою дражайшую?

Откуда-то из недр коридора возник вдруг Януш Гжельский со следами помады на щеке.

- Славик, не нарушай тет-а-тет. Пойдем.

- Куда ты дел мою Зинку?

- Никуда, она давно в гостиной.

- Да? Ну ладно. Гоги, твое здоровье!

На тумбочке в прихожей вдруг нежно пропиликал телефон. Гранин, выцарапавшись из мощных объятий поляка, снял трубку.

- Да!

- Адрес установили, - тихо сказал голос на том конце.

- Какой адрес?

- Санаторий "Волжанка", номер двадцать два. - И последовали частые гудки.

Проректор недоуменно повертел трубку в руках.

- Чокнутый какой-то.

Наконец они убрались (Гоги с Аллой облегченно вздохнули). Она вдруг поймала его левую руку.

- Что это?

- Часы. Царапает?

Она забавно наморщила носик.

- Профессор... А носишь нашу совдеповскую "Электронику".

- Привык как-то.

Алла загадочно улыбнулась и положила ему на ладонь маленькую изящную коробочку.

- Привыкать надо к хорошему. Носи, дорогой.

Он приоткрыл футляр и присвистнул.

- "Ролекс". Ты королева, и подарок твой королевский.

- Нравится?

- Еще бы!

- Тогда выключи свет. Глазам больно.

- Игорь тебя искать не станет?

- Не думаю... Надеюсь, что нет.

***

Олег Германович Воронов зачарованно смотрел на Шар. Шар казался живым - внутри, под прозрачной матовой поверхностью, переливалась и пульсировала некая субстанция.

- Поклонись ему, - сказал голос с повелительной ноткой.

Воронов покорно преклонил колени. Он и сам ощущал исходившую от Шара громадную ирреальную силу - божественную (это вряд ли, скорее уж дьявольскую).

- Который раз прихожу сюда, - прошептал он, - и все не могу поверить. Слушай, Жрец, может быть, я сплю? Ты не накачал меня какой-нибудь восточной дрянью?

Тот, кого он назвал Жрецом, не ответил. (В первую их встречу Олег Германович, начальственно потрепав собеседника по плечу, снисходительно спросил: "А почему же именно Жрец?" - "Это моя обязанность. Функция, если хотите". - "Про тебя сказали, что ты хозяин этого Шара". - "У Шара не может быть хозяина". - "Тогда - слуга?" - "Нет. Можно сказать, мы питаем друг друга". - "Как это?" - "Вам не понять".)

- Почему он говорит с тобой, а со мной - нет?

- Он не может говорить. - Собеседник, похоже, понял эти слова буквально. - Шар не умеет различать людей. Он вообще не различает живое и неживое. Для него все в мире делится только на две категории - то, что питает, и то, что не способно питать.

- Ты питаешь его... И что получаешь взамен?

- Знание, - ответил Жрец. - Могущество.

- Вроде как продать душу дьяволу?

- Нет. Дьяволу душу может продать каждый. Шар выбирает сам. Он открывает мне глаза на то, что другие не могут видеть.

Воронов глубоко вздохнул. Наваждение спало. Древний храм, куда он вошел по гулким ступеням полчаса назад, исчез, словно растаял в утренней дымке, съежился до размеров обычной современной квартиры. Собеседник как-то странно трансформировался - из обритого наголо сурового аскета в ниспадающих черных одеждах превратился в неопределенного возраста мужчину, одетого по-домашнему: тренировочные брюки и мягкую вельветовую рубашку свободного покроя.

- Я не совсем понимаю, почему вы обратились ко мне. У такой организации, как ваша, должна быть собственная разведка и контрразведка. Свои финансовые структуры. Своя армия. Установите, как подойти к женщине, найдите хорошего исполнителя из ваших, из

Чеченов.

- Чечены могут только палить из автоматов, - раздраженно сказал Воронов. - А разведка моя, как я убедился, полное дерьмо. Конечно, можно организовать операцию... Громкую, на всю округу. Но любой след, самый ничтожный, тут же приведет в мою сторону.

- Ну и что?

- Меня это не устраивает,

- Почему? Вы мафия...

- Перестань крутить, черт тебя подери!

Воронов вскочил и забегал по комнате из угла в угол, точно тигр в клетке. "Нет, не тигр, - подумал Жрец. - В нем нет ярости и холодного расчета бойца, он не ищет выхода. Появилась опасность - реальная опасность! И он приполз ко мне на брюхе".

- Где у тебя бар?

- У меня нет бара.

- Что, и выпить нечего?

- Черный чай, зеленый чай, красный чай по рецепту Амдо...

- Когда-нибудь я тебя убью, Жрец.

- Нет, - спокойно отозвался тот.

- Что "нет"? Полагаешь, ты бессмертен?

- Мое физическое тело смертно, как и любое другое. Я заглянул в Шар... Вернее, он позволил мне заглянуть внутрь. - Он помолчал. - Моя смерть действительно будет насильственной... Но меня убьете не вы - другой человек.

- Ты можешь видеть будущее?

Жрец вздохнул.

- Видеть будущее легко. Убежать от него невозможно.

- Даже с помощью магии?

Он вдруг рассмеялся сухим трескучим смехом, уловив волнение в голосе собеседника.

- Будущее, - сказал он, - это то, что нас окружает. Если бы каждый из нас жил один, в глухой изоляции, питаясь своей пищей и дыша своим воздухом, будущее было бы сокрыто, и ничто бы не помогло, никакая магия. Вы пришли ко мне... Вам очень не хотелось приходить, потому что вам страшно и вы привыкли повелевать, а не подчиняться. И все же вы наступили на горло собственной гордости. Сказать почему?

Жрец встал и, будто издеваясь над собеседником, извлек из воздуха прозрачную фарфоровую пиалу.

- Потому что источник вашего страха вполне определенный - нет ничего мистического и потустороннего. Вы не боитесь ни милиции, ни прокуратуры. Вам страшно слететь с поезда...

Венчик из расщепленного бамбука красиво вертелся в пальцах, взбивая воздушную пену по краям чашки с горьковатым терпким чаем, густым, будто деготь. "А может, не с чаем, - зло подумал Воронов. - Может, с коньяком. Поди проверь".

- То, что вы пришли ко мне, и называется Черной магией. Не наговоры, не сглаз, не порча... Бабушкины сказки! Настоящая магия - это изменение равновесия сил - не отдельного индивидуума, это мелко, а целого сообщества. Чтобы мгла всколыхнулась и пришла в движение...

Он склонил голову набок.

- А нужно для этого... В сущности, совсем мало. Кстати, вы знаете, что мои услуги обходятся дорого? Пожалуй, даже по вашим деньгам?

- Мне нужны гарантии, - буркнул Олег Германович.

- Я все же Черный маг, - с милой улыбкой сказал собеседник. - И я клятв не даю.

"Умный, - подумал Воронов. - Все понял, все разложил по полочкам. Как? Как ему в голову могло прийти, что у меня есть партнер за кордоном? Инвестор, без которого отлаженная машина вмиг перестала бы крутиться? Логика: я действительно не боюсь ни милиции, ни прокуратуры. Тогда кого? А может, все-таки магия?"

Он натянуто усмехнулся и подошел к Шару, висевшему посреди комнаты вопреки всемирному закону тяготения. Ох уж мне эти плумбо-юмбо, блин. Наверняка есть какие-то крепления. Ниточки, подпорки. Он провел рукой сверху, снизу, с боков... Ничего.

Воздух в комнате чуть заметно колыхнулся, запахло озоном, будто после грозы. Он нервно оглянулся и увидел Жреца - аскетическое худое лицо, глубоко прорезанное морщинами, бритый череп благородной формы и длинный черный балахон, украшенный сложным орнаментом из древних солярных знаков (Воронов поежился: слишком явная была ассоциация).

- Как ты это делаешь, хотел бы я знать, - проговорил он сквозь зубы, и его рука непроизвольно коснулась Шара...

Тьма, окутавшая его, была полной и непроницаемой, будто на глаза надели глухую черную повязку. Он вскрикнул от ужаса, решив, что ослеп... ноги подкосились, и он с громким стуком упал на землю, покрытую твердой ледяной коркой.

А потом, через несколько долгих минут, к нему вернулся слух, и первыми звуками, которые он осознал, было злобное ржание лошадей. И топот копыт.

Глава 16 БЛИЗОСТЬ УСТРЕМЛЕНИЙ

Рассвет на исходе лета - зыбкий и тихий, словно присмиревший ребенок. Полшестого утра, самый сон - для всех людей с чистой совестью (или без таковой вообще...). Из обитателей санатория в эту ночь не ложился ни один. Одних будоражила нераскрытая тайна, усугубленная древним страхом темноты. А ночь была еще та! Природа словно взбесилась от такого святотатства - убийство девочки, ребенка, никому не успевшего сделать зла... Ливень обрушивался сверху, гремя по железной крыше, как по барабану в театре абсурда, мокрые ветви хлестали по окнам... Жутко! Другие были тоже объяты холодком ужаса, но - земного, безо всякой мистики: следователь меня подозревает... Алиби нет, кабы знал, заготовил бы заранее. Конечно, я не убийца, но начнут копать - такое выкопают... У каждого в шкафу хранится свой взвод скелетов.

Туровский не выдержал, вышел в коридор, ярко освещенный среди ночи. Слава КПСС мерил шагами ковровую дорожку, словно фамильное замковое привидение, позвякивая веригами (металлическими пряжками на модных кроссовках). Борис Анченко, нахохлившись, сидел в глубоком кресле перед неработавшим телевизором и вертел в руках какую-то вещицу... Наташин медальон с крошечной фотографией внутри. Чужая и давняя трагедия на миг всколыхнула душу, представилась ясная картина, та, которую застала Наташа, прибежав домой десять лет назад: маленький мальчик с пушистыми светлыми волосами на манер головки одуванчика, кажется: дунешь - и разлетится... возле самой двери, умирающий от шока, задыхающийся, личико уже посинело... Страшный отец, пьяный, ломающий руки в угаре: "Это я его убил! Я! Я-ааа!" Убил - надо думать, в смысле напугал: на теле мальчика не было обнаружено ни одного повреждения. Чем напугал?

"Не отвлекаться!", - приказал себе Туровский. "Не отвлекаться..." Он с неприязнью взглянул на Колесникова, который смущенно топтался за спиной.

- Шел бы ты спать, Игорь, - устало сказал он.

- О чем ты, Господи...

- О сне. Выпей таблетку и ложись, не действуй на нервы.

- Зря ты от меня отмахиваешься.

- Ну вот что, - раздельно произнес Сергей Павлович. - Ты просил, чтобы я тебя выслушал. Я выслушал. В блуждающих духов я не верю, уж прости.

- Но ведь ты сам видел!

- Кого? Монаха, который умер тысячу лет назад?

- И женщину... Это неспроста, я чувствую: все здесь как-то связано. И временные рамки роли не играют, тут другая связь, глубокая, подспудная...

- Изящная словесность, - перебил Туровский. - А вот факты: Козаков утверждает, что пришел к Кларовой в девять. Даша показала, что Светлана ушла от них быстро (засмущалась), и было это в половине десятого. Что получается, она сидела и глазела на влюбленную пару целых полчаса?

- Нестыковка, - пробормотал Колесников, - Но она объясняется, я уверен... Мне только надо подумать. Чуточку!

И - исчез, будто растаял в воздухе.

Козаков, само собой, не спал. Лежал на разобранной постели, закинув ноги в ботинках на спинку кровати. Жорж Сименон "карманного" формата в мягкой обложке совершенно терялся в мощных ладоням. Игорь Иванович вошел в номер, подошел к кровати и тихонько тронул соседа за плечо. Тот подпрыгнул от неожиданности.

- Тьфу на тебя!

- Чего пугаешься?

- А, - Козаков махнул рукой. - Атмосфера, будь она неладна.

- Комиссар Мегрэ?

- Да ну. Действительность похлеще.

- Мне нужно кое-что спросить.

- И ты туда же, - обреченно вздохнул Козаков. - Быстро вы спелись с другом детства! Он меня уже допрашивал. Если интересно, попроси протокольчик.

- Я хочу узнать о другом. Даша рассказывала, как она познакомилась с убитыми?

- Ну, допустим.

- Когда это было?

- В то утро, когда они поселились. Те две женщины, я имею в виду.

- Что именно она рассказала?

- Ничего особенного. Встретила, мол, у конторки двух "теток" (ее выражение). Поговорили, познакомились.

- Номер комнаты не назывался?

- Нет, сказала, второй этаж.

Игорь Иванович в волнении присел на кровать.

- А Даша их как-нибудь описывала?

- Многого от меня хотите, господин комиссар, - Козаков нахмурился. - Одну она не разглядела, а вторая - красивая, молодая, моложе мамы, добрая, глаза печальные... Да пусть твой следователь у Даши спросит. Или сам спроси.

- Спрошу, - пообещал Колесников. - Скажи, а ты действительно пришел к Кларовой в девять? Не позже?

- Минут разве что пять десятого. Она пасьянс раскладывала...

- Ты и это запомнил?

- А то как же. - Козаков мечтательно улыбнул.ся. - Представь: утро... медовое, теплое, береза в открытом окне...

- Да ты поэт. А окно, значит, было открыто?

- Вроде... А возле окна - стол, покрытый скатертью (они с собой привезли), на скатерти - веером - карты. Ниночка в сарафане, на плечах - яркая шаль... Цыганка, одним словом. Роковая женщина.

- Карты веером? Ты же сказал, она пасьянс раскладывала?

- Это потом, когда я пришел. - Да, - протянул Игорь Иванович. - А убийца-то уже был в санатории.

- Я-то здесь при чем, мать твою?

- И что она тебе нагадала?

- Что обычно говорят в таких случаях? Любовь, дама, король (муж дамы, надо полагать), казенный дом, дальняя дорога... Ах, пардон, казенного дома не было. Ни в этот раз. ни в следующий.

- Она два раза раскладывала?

- Ну да.

- И все без казенного дома. Повезло тебе.

- А следователь-то меня подозревает, - хмыкнул Козаков.

Игорь Иванович вдруг рассмеялся.

- Кабы ты знал, из-за чего именно попал под подозрение!

- Из-за чего?

- Из-за казенного дома, который тебе не выпал.

- Шутишь?

- Нет, серьезно. Если бы не пасьянс и не наша с тобой партия в шахматы, ты уехал бы отсюда в наручниках.

- Составили словесный портрет мужчины.

Следователь прокуратуры Ляхов положил на стол карандашный набросок.

- Его запомнили капитан и двое пассажиров на "ракете".

- Почему капитан?

- Ему нужно было на берег. Столкнулись на сходнях.

Туровский внимательно посмотрел на набросок и отметил несомненные способности неизвестного художника. Да, это был тот мужчина, которого он видел вчера на скалах. Нос с горбинкой, глубоко посаженные глаза, худая жилистая шея, челка закрывает покатый лоб. Кое-какие детали, конечно, расходились, но в общем и целом...

- Нужно объявить розыск... А девушку, которая была с ним, установили?

Ляхов покачал головой.

- Ее никто не запомнил. Каштановые волосы, бело-оранжевая ветровка... Этого мало.

- Ну да, - согласился Сергей Павлович. - Ветровку долой, волосы заколоть повыше - никто не узнает. Но почему я не видел этого мужчину рядом со Светой - понять не могу.

- Видимо, они вошли на "ракету" поврозь. Сначала Светлана... А убийца следил за ней, хотел покончить с девочкой на берегу, но заметил вас. Вы ведь сразу уехали, не стали ждать, пока "ракета" отойдет?

Туровский покачал головой.

- Торопился, старый дурень... Во что он был одет? Рюкзак при нем был? Палатка, снаряжение - это же надо куда-то спрятать.

- Рюкзака не было. Одет был в темные брюки. Пиджак более светлый, неновый. Серая рубашка без галстука. Где сошел - никто не видел.

Светлана, будто живая, стояла перед глазами. И Тамара, и Наташа Чистякова. И еще будут теперь каждую ночь сниться родители девочки, которых он сегодня (уже сегодня!) повезет в морг на опознание. "Посмотрите внимательно. Это ваша дочь?" Глухой удар об пол... "Нашатырь! Скорее!" А потом - снова пытка в гестапо: "Ваша дочь? Ваша? ВАША?"

"Да... Но вы, Сергей Павлович, вы-то - живы... Девочек нет. Бима нет. А вы-то почему есть?"

И - не ответишь.

Ляхов осторожно, будто желая успокоить, дотронулся до локтя.

- Я думаю, процентов на девяносто убийцу установили. Дело за розыском.

- Хрен мы установили, - зло ответил Туровский. - Он убил Свету - согласен, точнее, допускаю. Но в санатории поработал кто-то другой.

- Девушка?

- И не девушка. Мимо вахтера они не прошли бы незамеченными. А Андрей Яковлевич знает тут всех.

- Ну уж всех? - с сомнением спросил Ляхов.

- Всех, всех. Старик глазастый и памятливый. Не "Золотые пески", говорит. Народу мало, каждый год одни и те же.

- Одни и те же, - эхом повторил Ляхов, и в глазах его мелькнуло что-то такое...

Туровский внимательно посмотрел на него и произнес:

- Что, думаете, женщин пострелял этот божий одуванчик? А потом просигналил той "сладкой парочке" у скалы?

***

Артур вышел из троллейбуса через три остановки после речного вокзала. Он не рискнул воспользоваться своей машиной, хотя времени было в обрез: случись непредвиденная заминка (пробка на дороге, обесточка, да мало ли), и план рухнул бы. Билет на самолет лежал в одном кармане, в другом - билет на вечерний поезд, которым он ехать не собирался. На какую то секунду он засомневался: пассажира самолета в случае чего отследить намного легче... Но он надеялся, что этот случай не наступит. Его самого и того, кого он шел убивать, ничто не могло связать воедино. По крайней мере, в лице официальных органов.

Жрец - вот единственный человек (человек ли?), кто мог его заподозрить. Но отказаться от задуманного Артур был не в состоянии. Долг.

Он был одет продуманно просто, что служило своего рода камуфляжем в любой обстановке. Черные брюки из мягкой матовой ткани, не отражающей свет, черные кроссовки на толстой подошве, серый поношенный пиджак и серая рубашка с накладными карманами. Темно-зеленая спортивная сумка на плече была достаточно большой, чтобы вместить все необходимое, но цвет и покрой скрадывали объем, делая саму сумку незаметнее и меньше.

Квартира располагалась на третьем этаже. Это в какой-то степени усложняло задачу: он вынужден был ждать темноты. Артур сразу отмел идею проникнуть в квартиру через дверь: его вычислили бы мгновенно. Вместо этого он вывернул пиджак наизнанку и застегнул верхнюю пуговицу, превратив его в черную свободную куртку с глухим воротником. Он перешёл узкую улочку и затаился среди мусорных баков. Тьма поглотила его, сделав человеком-невидимкой. Он сделал несколько дыхательных упражнений и взглянул на часы. В его распоряжении оставалось еще сорок минут. Точно по графику...

Он подбежал к дому, прилепился к серому фасаду, точно паук, и быстро пополз вверх по стене.

***

Чонг поймал себя на мысли, что никогда до этого не видел своего учителя в настоящем бою. А увидев, понял, что, обучая его, Таши-Галла относился к нему бережно, точно к любимому цветку. Только что мастер был спокоен и неподвижен - и вдруг взорвался целым вихрем движений. Тем, кто попал в этот смерч, повезло меньше других. Толпа разлетелась, как горох, оставив троих на земле под утренним солнцем: двое, скрючившись, постанывали, еще один, налетевший первым, лежал молча, вытянув руки по швам и глядя в небо стеклянными глазами.

Теперь они стали осторожнее. Выставив перед собой клинки и выстроившись полукругом, бандиты подступали мелкими шажками, мягко ставя ногу на носок, с тем, чтобы при случае мгновенно отскочить назад. Вперед уже никто не лез, каждый сознавал: первый взмахнувший мечом первым и ляжет. Мастер не собирался играть в игры. Он был настроен убивать.

Чонг прижался спиной к спине учителя и старался дышать ровнее, скользя взглядом по застывшим фигурам, подмечая даже не движение - намек на движение: спружиненные ноги, наклонённые вперед туловища, слыша свист воздуха, прорывающегося сквозь стиснутые зубы вместе с облачками пара. Вожак, облаченный в грубую одежду из шкуры волка (голова зверя с мертвыми пустыми глазницами и верхней зубастой челюстью служила своего рода шапкой), остался сидеть на лошади, раздраженно следя за действиями своих подопечных. У тех, казалось, стояла дыбом шерсть на загривках. Они дошли до границы невидимого круга и остановились. Напряжение повисло в воздухе, готовое вот-вот разразиться молнией. Все ждали: кто же бросится первым. Он не выживет, не сумеет отвести удар мастера, но первым быть кто-то должен. Сейчас он прыгнет. Сейчас... Еще мгновение...

- Назад, - процедил вожак.

Свора послушалась. Многие вроде бы вздохнули с облегчением.

- Я знаю тебя, старик, - хрипло сказал главарь.

- Ты мне тоже знаком, - отозвался Таши-Галла. - Правда, тогда ты еще не напоминал хищника. Так, щеночек. Не думал, что встречу тебя когда-нибудь.

Конь загарцевал под всадником. И тот и другой были отменно сложены: мускулистые, худощавые и стремительные, они как никто другой были словно созданы для боя. Пожалуй, только этот всадник и мог бы противостоять учителю, подумал Чонг. Только он...

- А ты постарел. Зубы уже не те. И руки стали медлительнее. В былые времена ты бы успел положить шестерых как минимум. И меня заодно. А теперь... Теперь я, пожалуй, смог бы тебя убить - один на один.

- Так убей.

- Ну нет, - хмыкнул вожак. - Это было бы слишком просто. Слишком почетно - для предателя!

И он со злостью хлестнул коня.

Пусто стало на дороге, ведущей в столицу. Несколько пятен крови на утоптанном сером снегу - лишь, они напоминали о недавней стычке. Воздух был морозным и звонким, будто горный ручей, и эхо от удалявшегося топота копыт еще долго гуляло, еле различимое для ушей. Чонг рассеянно обошел вокруг трупа разбойника. На шее у мертвого висел тот же знак, что был и у вожака. Чонг повертел его в руках, пожал плечами и оставил на прежнем месте. Амулет бережет лишь того, кто сам по поводу и без повода не сует голову в петлю.

- А почему он назвал вас предателем? - спросил Чонг.

И увидел вдруг глаза учителя. Они были черны и глубоки, и на дне их плескалась боль - целое море боли, будто стрела пробила грудь и засела глубоко в плоти зазубренным наконечником.

***

- Именно тогда ты его и заподозрил?

- Не знаю... Нет. Наверное, раньше. Он ведь сказал, что мог бы оживить барса, используя обряд Тантры. Я слышал о нем. Это обряд Черной магии, один из самых сильных и тайных. Его может выполнить только посвященный.

- И я укрепил твои подозрения, - пробормотал Колесников. - Вольно... Или невольно.

Сюда, в глубокий каменный мешок, луч дневного света едва проникал сквозь решетку на потолке лишь тогда, когда солнце на миг останавливалось на вершине небесного свода. Сейчас же, судя по всему, была глубокая ночь: слышалось, как перекликается стража где-то в городе, за стеной.

- Но разве можно быть одновременно служителем Будды и колдуном Бон-по?

Чонг покачал головой (бронзовые цепи на ногах и руках чуть слышно звякнули).

- Нельзя... Но если бы я мог допустить, что буддистский храм - это всего лишь прикрытие... Нет! Все равно я бы не заговорил!

- Почему? - спросил Игорь Иванович и вдруг ясно увидел, что перёд ним - совсем ещё молодой парень, почти юноша... И израненная душа его жаждала успокоения - того сильного плеча, к которому можно прильнуть.

- Надо же кому-то верить, - еле слышно проговорил тот.

Он замолчал. Колесников сидел неподвижно, хотя мышцы одеревенели и затекли... Но он боялся, что малейшее движение может прервать контакт - на неделю, на год, навсегда - кто знает? Сможет ли он жить без этого, как всякий человек с нормальной чувствительностью, для кого окно в иную Вселенную закрыто и вся жизнь течет в одной комнате: тепло, сухо, спокойно... И куда ни глянешь - глухая стена.

- Я любил учителя. Он всегда был для меня единственным родным человеком на Земле - как отец и мать. А может, и больше. Если бы я узнал про отца что-то... Ну, что-то очень плохое... Разве я стал бы любить его меньше?

Игорь Иванович не ответил. Факты роились в голове - и те, что он почерпнул из древнего документа (десять высших лам не колеблясь вынесли приговор), и те, что сообщил монах, умерший по этому приговору тысячу лет назад (имя опозорено и стало нарицательным). Ступа, охранявшая вход в бонский монастырь Шаругон, в воздух не поднялась в соответствии с пророчеством, но мгла снизошла на благодатную землю, когда король, полный замыслов и надежд, упал с отравленной стрелой в горле.

- Почему Таши-Галла не сделал тебя старшим учеником?

- Старшим учеником был Джелгун.

- Разве он был лучше тебя?

Чонг пожал плечами.

- Не знаю. Я не думал об этом. Хотя сейчас мне кажется, учитель был прав. Я чувствовал, что он относится ко мне как к сыну. Или почти так... Он не хотел, чтобы это было слишком заметно.

- Таши-Галла любил тебя как сына, - задумчиво сказал Колесников, - И все-таки позволил тебе умереть. И даже не сделал попытки тебя защитить.

- Как? - выкрикнул Чонг.

- Как? Как угодно! Хотя бы взял вину на себя!

Монах в ужасе отшатнулся, как от привидения.

- Нет, что вы... Взять на себя убийство!

- Ты-то взял.

- И теперь скитаюсь в низших мирах, - прошептал Чонг. - Но я... Я - другое дело. Я много грешил и в прошлой, и в этой жизни. Может быть, мне разрешено искупить эти грехи только сейчас. А как же учитель? Почему его душа не успокоена? Неужели...

Шепот совсем затих. Игорь Иванович наклонился вперед, чтобы расслышать, и вдруг почувствовал, что воздух будто стал другим. Запах озона - как после грозы... Так уже случалось, когда было пора возвращаться в другой (свой) мир.

- Неужели... - пробормотал Чонг с ужасом. - Неужели все-таки он?

***

Две мохнатые лошадки черной масти шли рядом, пофыркивая и пуская пар из ноздрей. Всадники ехали молча: один был глубоко погружен в свои думы, судя по выражению лица, не слишком-то радостные, и это было странно: во всем году нет праздника радостнее, чем Ченгкор-Дуйчин. Другой, совсем молодой монах, изредка поглядывал на спутника, словно ожидая, когда тот заговорит, но сам с расспросами не лез, хотя очень хотелось.

- Его зовут Кьюнг-Ца, - сказал вдруг Таши-Галла, обращаясь к ближайшему валуну. - Он из рода Потомков Орла, если мне не изменяет память. Мы вместе были учениками дамы Юнгтуна Шераба. Черного мага.

Чонг весь обратился в слух.

- Он тогда был молод - моложе, чем ты сейчас. Он даже не был учеником, просто выполнял кое-какую работу по дому. Ухаживал за лошадьми, копался в саду... Знаешь, лошади уже тогда слушались его лучше, чем старшего конюха. Не любили, они всегда начинали дрожать при его появлении, а именно слушались, будто он их чем-то завораживал. А ведь в то время он не только не имел права присутствовать на занятиях, но ни один из учеников его даже близко к себе не подпускал. Это считалось недостойным. Но в нем была какая-то... - Таши-Галла замолчал, подыскивая нужное слово, - какая-то одержимость. Она буквально пожирала его изнутри. Кьюнг-Ца еще тогда, когда переступил порог дома учителя и ему дали в руки лопату и грабли, поклялся, что со временем станет лучшим и победит всех учеников, одного за другим. А потом - самого учителя. Его, по-моему, он ненавидел больше всего...

Он наконец добился своего: его приняли в ученики. Он ходил за ламой, словно собачонка, ловя каждое слово. За садом и конюшнями смотрели другие; он занял подобающее место в школе... Но настоящим магом так и не стал. Даже старшим учеником, как мечталось.

- Почему?

Таши-Галла вдруг рассмеялся.

- Есть пословица: бодливой корове Бог рог не дает. Магия ведь не принадлежит магу, как какой-нибудь инструмент, вроде меча. Наоборот, он становится ее служителем, жрецом... Он может превратиться в раба, если не имеет достаточно ума и воли. А Кьюнг-Ца... Он не хотел служить. Его снедало одно стремление: повелевать. Получать, ничего не отдавая взамен. Он был обречен. Шар отторг его.

- Шар? - удивился Чонг.

Таши-Галла выглядел смущенным. Он проговорился.

***

(Ощущение было странным. Таши-Галла - двадцатипятилетний ученик, приближенный к Великому магу, даже не догадывался о той особенности дома, где жил вот уже двенадцатую весну. И сколько здесь хранится еще загадок и тайн - не счесть.

Он спускался по каменным ступеням мрачной винтовой лестницы все глубже и глубже и удивлялся про себя: оказывается, подземная часть дома во много раз превосходила по размерам наружную, словно ледяной айсберг. Лестница была погружена в темноту - ни единого факела не торчало из стен, но Таши-Галла видел и так: за годы тренировок у него выработалось внутреннее зрение. Он мог различать предметы даже сквозь стены, правда с трудом, но здешние, он это почувствовал, были покрыты каким-то составом, делавшим их непроницаемыми. Впереди шел лама Юнгтун Шераб, одетый в длинный черный балахон.

Вскоре Таши-Галла сообразил, что вокруг стало светлее. Свет проникал непонятно откуда: ни в стенах, ни в потолке не было видно, ни единой щели. Впереди показалась дверь, обитая медным листом. Маг не успел коснуться ее, как она бесшумно отворилась, и они прошли через странную комнату с высоким потолком. Вдоль стен полукругом стояли деревянные, искусно выполненные фигуры людей в полный рост. Таши-Галла невольно задержал на них взгляд. Сначала Он принял их было за богов свастики, но тут же понял, что ошибся. Фигуры изображали воинов в полном боевом облачении. Бронзовые шлемы покрывали головы, деревянные неподвижные руки сжимали вполне настоящие копья, мечи, алебарды...

Таши-Галла остановился у одного из них. Деревянная статуя была диким, непонятным образом обезображена. Лицо невозможно было разобрать: оно было превращено в труху. Правая рука, некогда воздетая над головой и сжимавшая оружие, отсутствовала, отсечен

Ная по локоть. Круглый щит, скрепленный толстыми медными пластинами, был расколот надвое страшным ударом. Ученику было достаточно взгляда, чтобы понять: этот удар был нанесен не мечом и не алебардой.

- Идем, - услышал он голос.

Юнгтун Шераб подошел к стене, прошептал несколько слов на чанг-коре, древнем северном наречии, и монолитная с виду стена легко отъехала в сторону... Таши-Галла невольно заслонил глаза ладонью. Свет, яркий, будто солнце спустилось на землю, брызнул во все стороны, и посреди следующей комнаты, круглой и совершенно пустой, Таши-Галла увидел Шар.

Юнгтун Шераб смотрел на странный предмет благоговейно, точно на снизошедшее божество.

- Много лет назад мой прадед нашел его высоко в горах, - Медленно проговорил маг. - Его оставили могущественные боги, которые когда-то там обитали.

Таши-Галла обошел Шар вокруг. Ему почему-то очень захотелось дотронуться до него, но он поборол искушение.

- А я думал, что довольно хорошо изучил бонский Канджур, - сказал он. - Но я и не подозревал...

- Что ты не подозревал?

- Гм... Я просто не встречал упоминания об этом Шаре. А ведь в Священной Книге сказано о всех богах.

- Не о всех. Только о тех, кто имеет отношение к Бон-по. А этот Шар - что-то совершенно другое.

- Но вы поклоняетесь ему.

- Да. Потому что я тоже не имею отношения к Бон-по. Как и мы все. И ты в том числе.

Юнгтун Шераб, не отрываясь и не мигая, смотрел внутрь Шара, и тот, казалось, отвечал ему незримым током мыслей.

- Мой прадед был одним из Десяти Верховных Лам. Ему не было равных в Черном учении. Но Шар... Он перевернул всю его жизнь. Они сразу потянулись друг к другу. Видишь, как Шар пульсирует, будто дышит? Он делает так, когда ощущает рядом того, кого может принять. Прадеда он принял в одно мгновение - и подарил ему могущество... Ему открылась вдруг истина: служить надо подлинной силе - той, которой обладает Темная сторона. И единственный источник ее на Земле - не боги свастики, не Небесный Отец и король Гесер... Это все лишь средство для управления сумасшедшей толпой.

- Значит, вы обманывали меня, учитель, - тихо проговорил Таши-Галла. - Вы не Бон-по. Вообще-то я давно это подозревал.

- Да? - с интересом спросил маг. - И что тебя натолкнуло на эту мысль?

- Не знаю. Ничего конкретно, но... Я не чувствовал в вас настоящей веры. Вы не верили - и в то же время были подвержены какой-то очень сильной страсти. Однако я не мог определить ее источник.

- Ну что ж, - спокойно сказал Маг. - Это еще раз доказывает, что я не ошибался в тебе.)

- И вы стали служить Шару? - робко спросил Чонг.

Таши-Галла вздохнул.

- Я говорил тебе, мальчик. Зло очень притягательно. Оно гораздо ярче и разнообразнее, чем Добро. Иначе оно просто не могло бы существовать. Иногда оно принимает самые неожиданные формы.

- А Шар - он был порождением Зла?

Учитель с сомнением покачал головой.

- Не думаю. Мне кажется, он был лишь инструментом. А уж несет ли он в себе. Зло или Добро, зависит от рук, в которые он попадает. А что касается Юнгтуна Шераба... Я давно подозревал, что его собственная сила была ограниченна. Он обладал гениальным умом, хитростью и огромным честолюбием. И все же он был слаб... И мучительно искал источник, откуда мог бы черпать силы. Но это только мои догадки. На ставник был скрытным человеком. Даже решив сделать меня своим преемником, от все равно не открыл мне всей правды.

- Но ведь вы ушли от него.

- Ушел, - подтвердил Таши-Галла. - Хотя и не сразу. Я пробыл в его доме еще два года. Но чем больше я там находился и чем больше общался с Шаром, тем крепче становилась моя уверенность, что путь выбран не правильно. Шар засасывал меня. Еще чуть-чуть, и я перестал бы владеть собой. Мне отдавали бы приказы - и я бы выполнял их, не задумываясь.

Иногда Юнгтун Шераб меня восхищал. Как бы это тебе объяснить... Восхищал своей чистотой. Он был порождением Черных сил, плоть от плоти их, и отдавал им себя без остатка. В нем не было полутонов. В любом человеке существует рядом темное и светлое - инь и ян. В моем наставнике светлое начало было искоренено. Наверное, поэтому он и не стал Бон-по.

- Как это? - удивился Чонг, для которого Черная религия была воплощением зла.

- Я думаю, он втайне презирал Бон - за уход от постулатов Черной веры. Некоторые школы буддизма, например Са-скья, имеют много общего с реформированной Бон... Это Юнгтуна Шераба не устраивало. Он хотел идти дальше. Туда, где нет ничего, кроме мрака/ Чонг поежился, будто от холода.

- Страшно, Ничего, кроме мрака... Даже думать об этом не хочется!

Под вечер на землю стал медленно опускаться снег. Большие белые хлопья мягко стелились под копыта лошади, падали ей на морду, и тогда она потешно мотала головой и возмущенно фыркала. Лошадь была белой масти, что считалось на Тибете добрым знаком, лохматая, длинногривая и низкорослая. Такие животные, не в пример длинноногим арабским скакунам, очень ценны были в дальней дороге: они неприхотливы и выносливы, а маленький рост и широкие копыта позволяют не скользить и не падать на ледяном насте.

Всадник сидел, нахохлившись, спрятав голову под капюшон серого дорожного плаща, отороченного лисьим мехом. Руки его едва касались поводий: лошадь будто сама знала дорогу. Целые шапки снега выросли у него на плечах и в складках одежды, но всадник этого

Не замечал.

Он встрепенулся только тогда, когда впереди, на вершине пологого холма, показались очертания храма Пяти Хрустальных Колонн. Храм был Построен в китайском стиле. Резные колонны (правда деревянные, а не хрустальные) поддерживали широкие створы ворот, к которым вели пологие каменные ступени. Лошадь легко преодолела подъем. Седок, не слезая с нее, потянул за массивное бронзовое кольцо и дважды ударил в ворота. Некоторое время все было тихо. Потом послышался приближающийся хруст снега под ногами, и ворота открылись.

- Да пребудет с нами Всемилостивый Будда, - поклонился путник. - Непогода застала меня в дороге. Могу ли я найти здесь приют на ночь?

- Мы рады помочь любому, кто постучится в ворота нашей обители, - ответил монах. - Только хочу предупредить, что условия, которыми мы располагаем, весьма скромны...

- Ничего, я неприхотлив.

Всадник каким-то странным образом спрыгнул с седла. Монаху показалось, что он просто перетек на землю, как густое молоко из опрокинутого кувшина. И передвигался незнакомец весьма странно, так, будто под дорожным плащом крался громадный грациозный хищник - тигр или барс. "Уж не зря ли я его впустил?" - мелькнуло в голове у монаха, но он тут же устыдился своих мыслей. Впрочем, он вскоре забыл об этом - как только лошадь незнакомца была отведена в стойло и накормлена, а ее хозяин получил в распоряжение келью в надворных постройках и еду - не ту, скромную, что употребляли монахи, а обычную для живущих в миру, специально припасенную для таких случаев.

Монаха звали Кунь-Джи. Он был мастером-резчиком по дереву, и в зале Бодхисаттв лежала на рабочем верстаке незаконченная фигура святого, разрушенная при нападении на храм бандитов. У Кунь-Джи просто руки чесались закончить реставрацию.

- Я слышал о несчастье, постигшем вашу обитель, - негромко сказал пришелец. - Разрешите выразить вам свою скорбь, - и на ладонь монаху упали несколько серебряных монет.

- Ох, - Монах чуть не задохнулся от радости, которую по молодости лет не сумел скрыть. - Благодарю вас, господин... Да будут продлены ваши дни!

- Скажите, не проезжали ли здесь двое путников - старик и юноша на лошадях черной масти? Мы втроем направлялись в Лхассу, чтобы принять участие в празднике. Но случилось так, что я отстал.

- Ну конечно! - расплылся Кунь-Джи в улыбке. - Наш настоятель принял их как дорогих гостей. Несколько дней они делили с нами кров и пишу, а также заботы по восстановлению разрушенного.

И, беспрестанно кланяясь, Кунъ-Джи попятился к выходу и затворил за собой дверь. Душа его пела. На вырученные деньги в Ликиме можно было купить новые резцы и кисти, необходимые для работы над статуей:

Вскоре храм заснул. Кунь-Джи зажег масляный светильник, уселся за верстак, на котором лежал любимый Бодхисаттва, и взялся за инструменты. Никто не мешал, и монах с удовольствием подумал, что днем, когда множество посторонних вещей отвлекают от работы, невозможно достичь той степени сосредоточения и отрешенности, которая необходима для восстановления шедевра великого древнего мастера. Ведь для этого мало просто повторить его творение. Нужно вдохнуть в него новую жизнь, увидеть то, что видел он много лет назад, ощутить в себе свет, озаривший его и вдохновивший руку, державшую инструмент. Стать - хоть на эту ночь, хоть на несколько часов - им самим.

Резец двигался легко и свободно. Лицо Бодхисаттвы, печальное, отрешенное и очень доброе, постепенно возникало из небытия, из бесплотного замысла. И Кунь-Джи улыбался, думая, что Будда воистину милостив к ним, в течение нескольких дней подарив встречу с тремя хорошими людьми (много ли их сыщется, хороших?).

Вот только странно... (Деревянный лик под резцом будто оживал. Очень трудно передать внутреннее состояние святого - его. полуулыбку, лишь едва заметно тронувшую губы.) Эти двое: старик учитель и его ученик ни словом не обмолвились, что их спутник отстал в дороге... Почему же они не стали его дожидаться в храме? Но, возможно, они торопились, до начала торжеств им нужно было достичь столицы...

Кунь-Джи не сразу понял, что именно его вдруг насторожило. Потом разум, возвратившись из заоблачного полета, осознал: стук маленькой калитки, проделанной в массивных воротах. Масло в бронзовой плошке закончилось. Светильник почти не давал света, лишь чадил, и монах, повинуясь внезапному порыву, дунул на него. Тьма окутала зал Бодхисаттв. Стены и потолок исчезли, и тогда, выглянув в открытое окошко, Кунь-Джи увидел у калитки недавнего пришельца. И даже расслышал обрывки разговора.

Кьюнг-Ца из рода Потомков Орла, ученик Черного мага, оставил коня в сотне шагов от храма, на который он совсем недавно напал. До открытой калитки он дошел пешком, поскользнувшись несколько раз на заснеженных ступеньках, что хорошего настроения ему не прибавило.

Он нервно поискал глазами того, с кем должен был встретиться. Нервничать было отчего: ему приказано было прийти тайно и одному, обнаружь его здесь служители храма, и они забыли бы на время, что Будда считает месть и насилие большим грехом... Внутренний двор храма был пуст. Кьюнг-Ца еще раз оглянулся, не увидев ничего, кроме заснеженных ворот, и сделал шаг назад, к калитке. И тут же подскочил от неожиданности, когда его осторожно тронули за плечо.

Скрежеща зубами от ярости и унижения, Кьюнг-Ца заставил себя поклониться.

- Почему вы не разрешили убить их, мой господин?

Человек, закутанный с ног до головы в серый дорожный плащ, чуть заметно улыбнулся (Кьюнг-Ца эту улыбочку, конечно, не заметил, иначе разъярился бы еще сильнее).

- Тебе они знакомы?

- Щенка я раньше не встречал, но вот его наставник... Много лет назад он был старшим учеником у Юнгтуна Щераба. Еще немного, и он бы вошел в круг посвященных. Стал бы жрецом...

- Ты ненавидишь его так, словно он перешел тебе дорогу.

Вожак бандитской стаи чуть было не потянулся к Клинку, висевшему на поясе. Намек на его неспособность к магическому учению был слишком очевиден. Собеседник заметил рефлекторное движение руки, но даже не пошевелился. Возникни необходимость - он мог бы убить бандита, искушенного в вооруженных стычках, не сходя с места, одним движением пальца, И тот это мигом почувствовал.

- Он предатель. Он не имел права уходить от того, кто его выпестовал. ***

(Таши-Галла покинул дом Черного мага на рассвете, когда солнце, еще не показав свой лик над хребтом Аллу, робко брызнуло розовой краской на серый снег на центральном, самом высоком пике, издалека похожем на очертания гигантской фигуры в монашеской хламиде. Там, у подножия горы, находился буддистский монастырь, куда он держал путь. И несмотря на то что конечная цель его с каждым шагом приближалась, Таши-Галла ясно сознавал, что идет в неизвестность. Еще не было случая, чтобы в монашескую обитель Святой Дхармы принимали ученика Черного мага, адепта Бон-по...

Не поздно ли, в который раз спрашивал он себя, и ему представлялись висящие в пространстве весы с двумя полукруглыми чащами, вроде тех, на которых сам не одну сотню раз взвешивал различные субстанции для приготовления магических эликсиров. Черная чаша - белая чаша. Весы кармы. Белая чаша была легка и пуста, черная же опасно тяжелая, гирей тянула вниз, в Третью обитель... И он всерьез боялся, как бы его ноги неожиданно не провалились туда, в темноту, еще до того, как он постучится в ворота монастыря...

И все же он продолжал идти вперед, стараясь ступать спокойно и уверенно. Вскоре низина кончилась, дорога стала взбираться вверх по склону, поросшему тиком. Таши-Галла не раз приходил сюда для медитации. Этот уголок был словно специально создан для самосозерцания и размышлений. С высоких выступов, спрятанных в мрачноватой зелени, открывался божественный вид на холмистую долину, пересекавшуюся рекой, стремительной и узкой в верховьях, и становившейся широкой и полноводной при впадении в Нангу-Тшо, одно из трех великих озер.

Таши-Галла почувствовал чужое присутствие за два десятка шагов от того места, где жесткий кустарник разросся особенно густо, образовав идеальное укрытие для того, кто до поры до времени не спешит показываться на глаза. Он подошел почти вплотную и остановился, осознавая, что стоит практически на открытом месте, являясь отличной мишенью для стрелы. Пусть. Одно дело убить ничего не подозревающего человека, беспечно подставившего спину, и совсем другое - увидеть близко его лицо - без тени страха и неуверенности, с ожиданием в глазах: давай, покажи, на что ты способен!

Таши-Галла не стал пускать в ход магию, не стал даже отклоняться в сторону. Стрела с черным оперением свистнула где-то далеко над головой и, описав широкую дугу, ушла в землю. В кустах завозились, послышалась ругань, и злой, как пещерный дух, Кьюнг-Ца вылез наконец на открытое место, отбросив лук и вытащив из ножен длинный тонкий меч.

- Что тебе нужно? - устало спросил Таши-Галла.

- Разделаться с тобой, - проговорил Кьюнг-Ца. - Раз и навсегда.

Таши-Галла почувствовал волну удушающей ненависти, исходившую от противника, и окончательно успокоился. Клокочущая ярость, которую источает человек, делает видимыми все его помыслы и намерения, будто те отражаются в большом чистом зеркале.

- Учитель всегда отдавал тебе предпочтение. Да за это... За десятую долю этого я готов был отдать пол жизни!

Кьюнг-Ца почти плакал. Таши-Галла видел его напряженный живот, белые, сведенные судорогой пальцы... Сейчас он сделает обманное движение вправо и нанесет косой удар - вот сюда, в незашищенный левый бок...

- Разве я сделал учителю что-то плохое? Я лишь сказал ему, что путь Черной магии - не для меня...

- Предатель! - выдохнул Кьюнг-Ца и бросился вперед.

Именно так, начав с обманного движения. Таши-Галла спокойно шагнул навстречу - медленно и плавно, будто нехотя, оказавшись вдруг лицом к лицу с противником, где его длинный меч стал неожиданно бесполезным, и несильно ткнул его собранными в щепоть пальцами в точку чуть выше ключицы.

Обойдя бесчувственное тело кругом, он поднял с земли меч и осмотрел сверкающий клинок, грустно подумав о том, как несправедливо было позволять прекрасному оружию попасть в недостойные руки.

- Убей меня, - прохрипел Кьюнг-Ца, порываясь встать.

Таши-Галла покачал головой.

- Я отправляюсь в монастырь Син-Кьен, чтобы приобщиться к светлому учению Будды. Хотя и не знаю, буду ли я принят... Слишком много черных дел я успел совершить. Так неужели ты думаешь, что я стану отягощать свою карму еще и убийством?

Он сосредоточил взгляд на лезвии меча. Несколько мгновений - и Кьюнг-Ца с изумлением увидел, как клинок, сработанный лучшими мастерами в кузницах Ньяка, вдруг закурился легким белым дымком и со звонким щелчком сломался пополам.

- Это Мое последнее колдовство, - сказал Таши-Галла и с презрением зашвырнул обломки в кусты. - Я больше не маг. Я не стою у тебя на дороге - не стой и ты на моей.

И, развернувшись спиной, пошел прочь. Кьюнг-Ца посмотрел ему вслед, потянулся к валявшемуся на земле луку и вложил в него стрелу. И тут же понял, что выстрелить не сможет. А если и найдет в себе силы натянуть тетиву, стрела все равно не найдет цель, до которой было всего-то несколько шагов. Как и в первый раз.

Сидя у себя дома в одной из комнат на низкой кушетке, сделанной лучшими индийскими резчиками, лама Юнгтун Шераб видел все, что произошло, правда в несколько другом измерении. Его бывший ученик представлялся ему ярким и чистым голубым пятном, будто человеческая фигура была закутана в саван. Видел он и черный вихрь боли, охвативший Кьюнг-Ца, - не боли от удара в ключицу, а другой, более сильной, от сознания того, что никто никогда не перебегал ему дорогу...

Один из учеников, Рота-Лхаг, принадлежавший кругу посвященных, бесшумно возник за спиной.

- Вы отпустили его, учитель? - тихо спросил он.

- Дети Шара могут находиться где угодно, - проговорил Юнгтун Шераб. не открывая глаз. - В любой из трех обителей. Они могут забыть, кому они принадлежат. Но однажды Шар призовет их - и они придут.

Таши-Галла ощутил свободу... Что ж, тем больнее будет возвращаться в клетку.)

Сейчас вожак бандитской своры тоже источал ярость. Желанная добыча опять ускользнула из рук.

- Вы защищаете предателя, мой господин.

- Мне нет дела, до твоего мнения. Ты обязан только повиноваться.

- Простите...

- Ты сопроводишь их до Лхассы - и учителя, и ученика. Проследишь, чтобы в дороге не случилось неожиданностей. И самое главное: если они вдруг пожелают сменить или продать лошадей - этого нельзя допустить ни в коем случае. - Он помолчал. - Ты еще успеешь поквитаться с обоими. Скоро.

Кунь-Джи, выглядывающий из-за двери зала Бодхисаттв, непроизвольно охнул. Двое у калитки разом повернули головы, но монаха не заметили (по крайней мере, он очень надеялся на это).

Он мигом забыл о деревянной фигуре, лежавшей на верстаке. Серебряные монеты, которым он недавно так радовался, жгли ладонь, и он отбросил их, словно гремучую змею.

Храм спал. В келье наверху, куда вела узкая каменная лестница, почивал настоятель, лама Пал-Джорже. А может быть, и не почивал, а молился при свете масляного ночника... Кунь-Джи засомневался: можно ли прерывать полуночную молитву? Еще ни разу настоятеля не беспокоили в такой час...

Подобрав полы своей хламиды, Кунь-Джи взбежал вверх по ступеням и робко постучал в дверь с низким сводом. Из кельи настоятеля не доносилось ни звука, но монах надеялся, что его услышат. Всемилостивый. Будда говорил своим ученикам: стучите, и врата откроются перед вами. И сами поспешите отворить, если услышите просящий голос...

И вдруг он отпрянул. Что-то случилось с дверью. Еще мгновение назад она состояла из тяжелых деревянных брусьев - и неожиданно заколыхалась, будто поплыла... И монах разглядел; что это не брусья, а отрубленные человеческие конечности - голые синеватые ноги, из которых сочилась кровь, руки со сведенными судорогой пальцами... Он в ужасе попятился и наткнулся спиной на взгляд. И обернулся.

Человек, которому он недавно открыл ворота, спокойно протягивал ему серебряные монеты.

- Возьми, - сказал он. - Ты обронил их.

- Нет, - прошептал Кунь-Джи. - Нет, не надо!

Ему показалось, что монеты раскалены докрасна.

- Как знаешь.

Одна из монет, та, что лежала сверху, вдруг сорвалась со своего места, свистнула в воздухе и чиркнула отточенным краем по горлу монаха.

Было совсем не больно. Он поднес руку к ране и с удивлением увидел липкую кровь на ладони. Лицо незнакомца стало раздуваться, словно капюшон у кобры, потом потеряло резкие очертания и пропало, и Кунь-Джи увидел каменную ступеньку близко, прямо у левой щеки.

Он скатывался по лестнице, уже не ощущая собственного тела. Все кувыркалось перед глазами, постепенно погружаясь в мягкую черную пустоту. А потом он увидел любимого Бодхисаттву - деревянную фигуру, которую он так и не успел завершить. Бодхисаттва улыбался - уголки губ чуть загнулись вверх, и добрые лучистые глаза смотрели на него. Кунь-Джи знал, что теперь эти глаза будут сопровождать его в путешествии на Колесе Истории, пока не наступит срок его следующего воплощения... Когда? Еще нескоро, может быть, через тысячу лет...

...И сами спешите отворить, если услышите просящий голос...

***

Подпольный торговец оружием Олег Германович Воронов лежал навзничь на толстом бежевом ковре и медленно приходил а себя. Судя по землистому цвету лица, его жестоко тошнило, и Жрец с неудовольствием подумал, что клиент, пожалуй, вполне способен облевать ковер, стоящий больших денег.

Мир - реальность возвращался . с трудом. Зрение пребывало еще где-то в пограничном состоянии, между светом и тьмой, где плавали разноцветные пятна причудливой формы, точно чернила в луже воды, а слух уже уловил далекий голос.

- Ничего, это бывает. Сожалею, мне следовало предупредить вас, чтобы вы не касались Шара. Чревато, знаете ли.

В голосе не было ни капли сожаления, зато было полно издевки. Сожалеет он!

Воронов неуверенно привстал, ровно настолько, насколько позволял мечтавший вывернуться наизнанку желудок. Лицо его собеседника постепенно формировалось из пятен, плавающих перед глазами.

- Что это было? - хрипло спросил Олег Германович. - Чем ты меня напоил?

- Вы же отказались от напитков. Я предлагал вам чай.

- Не юли. Я здоровый человек, у меня никогда не было галлюцинаций...

- Это не галлюцинации, - перебил собеседник. - Вы видели то, что происходило на самом деле.

- Происходило? Где?

- На Западном Тибете, в районе Нангу-Тшо, в конце IX- века. Вы действительно были там - только что.

- Ты совсем спятил.

Жрец неожиданно наклонился вперёд и посмотрел прямо в глаза Воронову.

- Взгляните туда... Видите Шар? Вы верите в его существование?

- Хочешь сказать, это нечто вроде машины времени?

- Нет. Машина времени предназначена для темпоральных перемещений физического тела (по крайней мере, так утверждают фантасты). А Шар - это проводник между человеческим мозгом и Космическим Информаторием... Как он действует и кто его сделал - я не знаю, могу только догадываться. Вы коснулись его рукой, и произошло замыкание... Ваше тонкое тело соединилось с чьим-то астралом. Астралом давно умершего человека. И ваше счастье, что это произошло буквально за полчаса до его гибели. А иначе, вполне возможно, вы не смогли бы вернуться назад.

Воронов непроизвольно икнул и спросил:

- И что, я остался бы там навсегда?

Жрец ласково улыбнулся, словно успокаивая испуганного ребенка.

- Может быть, обсудим более насущные проблемы? Например, финансирование нашего договора.

- Мы еще ничего не заключали...

- Ну, это вопрос ближайшего времени.

- Та цифра, которую ты назвал... Это - сумасшествие. Я-то полагал, Черный маг относится к деньгам более... э-э... индифферентно. Если уж в твоем распоряжении... Как ты его назвал? Космический Информаторий... Попросил бы у него пару миллионов баксов.

Жрец вдруг выбросил руку вперед и вцепился железными пальцами в плечо собеседника, так что тот взвыл от боли.

- Космический Информаторий, созданный Высшими Силами, мне не принадлежит. Скорее уж я принадлежу ему. Иногда, только иногда, Шар позволяет мне заглянуть сквозь завесу... И каждый раз я расплачиваюсь годами собственной жизни. С помощью особых знаний - магии - я могу решить некоторые ваши проблемы. Я могу направить чьи-то помыслы по нужному пути. Но нажимать курок, чтобы убрать вашу свидетельницу, будет вполне конкретный человек. Убийца. Ниндзя. Я не раз предупреждал: контракт со мной стоит очень дорого. Откажетесь - я не отвечаю за последствия.

Олег Германович провел ладонью по правой стороне горла, где ощущался свежий порез - туда попала серебряная монета с острым ребром.

- Ты страшный человек, Жрец, - нервно произнес он. - Ты будто злой джинн, выпущенный из бутылки. И иногда меня обуревает желание затолкать тебя обратно и заткнуть пробкой. А потом зашвырнуть подальше в море.

- Не знал, что вы поэт, - безмятежно отозвался собеседник. - Не боитесь, что власти вас возьмут?

- Ради такого я пошел бы и на это.

- И что? Дали бы показания против себя?

- Дал бы, - хмуро ответил Воронов.

Жрец рассмеялся.

- "Гражданин следователь, я хочу признаться, что продавал оружие чеченским боевикам, а также в том, что отдал приказ убить свою бывшую любовницу". - "Кому вы отдали такой приказ, гражданин Воронов?" - "Я нанял убийцу". "Можете сообщить его приметы, место жительства, фамилию?" - "Конечно. Его зовут Жрец, он живет в квартире, которая на самом деле не квартира, а древний храм. А еще я видел у него Шар, однажды я прикоснулся к нему и оказался на Тибете, в конце IX века. Вообще-то там не так уж плохо, если бы только не та падла, которая резанула меня отточенной монетой по горлу. Видите царапину?"

Где-то в недрах "храма" неуверенно звякнул телефон. Жрец, превращаясь по ходу дела из бритоголового аскета в нормального человека, подошел и взял трубку. Несколько секунд он молча слушал, потом кивнул, будто собеседник мог его видеть, и сказал:

- Хорошо. Быстро уходи из квартиры. Куда ехать, ты знаешь.

И услышал короткие гудки.

Воронов искоса взглянул на вернувшегося в комнату Жреца и отметил его довольную улыбку.

- У меня есть еще одна проблема.

- Да? - продолжая улыбаться чему-то, спросил Жрец.

- Каюм Сахов.

- Ваш партнер по бизнесу?

- Ты и это знаешь?

- А как же. Я обязан все знать... Если уж отваживаюсь брать такие гонорары. Но признайтесь как на духу, Олег Германович, я их стою?

- Стоишь, - сквозь зубы процедил Воронов. - Только предупреждаю, это тебе не девку в санатории шлепнуть. Тут сложнее...

Глава 17 САНАТОРИЙ (продолжение)

Пожилой вахтер Андрей Яковлевич, как оказалось, курил трубку с длинным черным мундштуком. Туровский бездумно наблюдал, как осторожно, со знанием дела, старик раскуривает ее, будто священнодействует. Он уже знал, что его подозрения - все до одного - беспочвенны. Иначе пришлось бы допустить, что в сговоре участвовали все, весь персонал санатория. Все было не так, сказал он себе наконец (измученное сознание улетело куда-то в запредельный мир, словно подхваченное ветром: скоро двое суток, как он на ногах).

- Когда Нина Васильевна приезжала сюда в первый раз, где она останавливалась?

- Все там же, в девятнадцатом. Номер хороший, никто не беспокоит, опять же вид из окна...

- Она была с дочкой?

- С ней, с Дашуткой. Той, правда, поначалу не понравилось. Канючила: "Мам, чего мы притащились в эту деревню? Папа же предлагал на море!" Потом - ничего, даже уезжать не хотела.

- И тогда впервые Даша пришла ночевать к вам, да?

Андрей Яковлевич долго не отвечал. Дым из трубки поднимался к потолку тонкой струйкой и таял, успевая напоследок свернуться колечком. Глаза старика слезились - то ли от дыма, то ли от чего-то другого...

- Нина Васильевна приводила к себе Козакова?

- Кто я такой, чтобы их осуждать? - тихо сказал вахтер. - Сам-то уж двадцать пять лет как вдовствую. Дети упорхнули, даже по телефону не всякий год звонят. А тут - вроде как внучка. Я ей на диване стелил, а сам на раскладушке, за ширмой. Здесь телевизор смотрели, чаи гоняли...

- Ей у вас нравилось?

- Оттаивала девчонка. Вы же разговаривали с ней, видали ее гонор... Так это все напускное. Не обращай те внимания.

- Вчера Даша тоже ночевала здесь?

- И вчера, и позавчера.

- И вы рассказали ей о двух женщинах?

- Нет, что вы. Они уж к тому времени познакомились.

- Кто? - не понял Туровский.

- Даша и та, что их оформляла. Которая повыше.

Наташа Чистякова, подумал Сергей Павлович. Ком подступил к горлу.

- О чем они говорили? Вспомните подробно.

Андрей Яковлевич нахмурил густые брови.

- О чем говорили... Всего не упомнишь. У нее на груди была вещица. Вроде раковинки, с фотографией внутри.

- У женщины? - уточнил Туровский. - У Наташи?

- Да, на такой тонкой цепочке. Она еще наклонилась к Даше, чтобы та получше рассмотрела. Девчонки - их ведь хлебом не корми, дай поглазеть на побрякушки...

***

(Они обе стояли у конторки - две красивые стройные женщины. Даша сначала приняла их за сестер. Одна расписывалась в большой толстой книге, где Андрей Яковлевич ткнул узловатым пальцем. Голову она при этом чуть склонила набок, и темно-русые волосы, перехваченные бирюзовой ленточкой, скользнули по щеке, открывая длинную загорелую шею. Женщина выглядела очень озабоченной. Нетерпеливым движением она попыталась закинуть "хвост" назад за плечи, но он потихоньку-потихоньку сполз на прежнее место. Это показалось Даше забавным, и она, не удержавшись, фыркнула. Женщина чуть удивленно положила ручку и оглянулась. Ее лицо Даше тоже понравилось. Широко расставленные большие серые глаза смотрели совсем не зло, только немножко тревожно. Рот был чуть-чуть, самую малость великоват, тонкий прямой нос кое-где облупился на солнце... Но все равно лицо было очень красивое.

Другую женщину Даша не разглядела. Та все время стояла спиной, запомнился только чудный аромат, исходивший от ее роскошных (иначе не скажешь) тяжелых каштановых волос, распущенных по плечам, и белое короткое платье, похожее на древнегреческую тунику, Даша видела такие в учебнике истории.

Вещей у прибывших было на удивление мало: полиэтиленовый пакет с изображением Майкла Джексона и две небольшие сумочки. Двое сопровождавших мужчин тут же подхватили их и ушли наверх, даже не оглянувшись..

- Здравствуй, - сказала женщина. - Ты здесь отдыхаешь?

- Здравствуйте. А нос надо закрывать, когда загораете, а то совсем облезет.

- Учту. Как тебя зовут?

- Дарья... Можно Даша.

- А я Наташа. Даша - Наташа. Звучит?

- Еще как! А что же вы опоздали? Заезд-то позавчера был.

- Так уж получилось.

Все-таки не тревогу, но какую-то затаенную печаль Даша почувствовала - в глазах, в интонации, скупом жесте - Наташа чуть не протянула руку, чтобы погладить ее по голове, но в последний момент передумала: мало ли как девочка отреагирует.

На секунду они обе неловко замешкались, не зная, что сказать. Дарья первой нашла выход, указав пальцем на белую в прожилках маленькую раковинку, висевшую на груди женщины.

- Ой, как красиво! А что это?

- Это? Гм... Ну, считай, что талисман. Оберег.

- У Веньки Катышева из нашего класса тоже есть талисман. Лягушачья лапка, спер из кабинета биологии. Гадость ужасная! Говорит, чтобы не вызывали к доске, когда урок не выучит.

- Помогает?

- Ну да! Он сроду в руки книжку не брал. Что ж теперь, и к доске никогда не вызывать? А там внутри... Там что-то есть?

По тому, как женщина вдруг смутилась, Даша поняла: есть, и причем что-то очень личное, что далеко не всякому откроешь.

- Да нет, вы не подумайте, - заторопилась она. - Я просто так... Нельзя - значит нельзя.

Наташа молча наклонилась, чтобы девочка получше разглядела, и нажала какую-то кнопочку на раковине. Послышался тихий мелодичный звон, раковина открылась, и Дарья увидела крошечную фотографию мальчика. Мальчику было лет пять, не больше.

- Ваш сын?

Наташа покачала головой.

- Младший братик... Моложе меня на пять лет.

Даша округлила глаза.

- На пять лет? Вы же взрослая.

- Он тоже сейчас... был бы взрослым.

- Он умер? - тихо спросила Даша.

- Умер. Уже давно. С тех пор я ношу с собой фотографию. Наверное, она меня хранит.

- От чего?

Женщина грустно улыбнулась.

- Чтобы к доске не вызвали. Когда урок не выучу.

***

Казалось, они пробыли в санатории целую вечность. На самом деле прошло только двое суток. И березы во дворе нисколько не изменились, зелень соседствовала с золотом подступающей осени, и даже погода не успела испортиться: ночная гроза с шумом, ветром, молниями уже забылась, небо было бирюзовым, чистым и высоким, будто перевернутая чаша. И каждая минута, проведенная здесь, приближала их к развязке...

Вахтер Андрей Яковлевич грел пузатый электрический самовар и был всецело поглощен этим занятием. Туровский и Игорь Иванович сидели рядом на стареньком диване и упорно не смотрели друг на друга.

- Я же говорил тебе, Сергей, - тихо сказал Колесников. - История - это большая спираль. Все повторяется. Иногда в точности, иногда...

- Но почему? Почему именно здесь, сейчас... Ведь почти тысячу лет прошло. Вечность...

- Вечность, да... А душа монаха все это время была неуспокоенной. Обвинение-то страшное... И участь - даже не смерть сама по себе, а то, что за ней последовало.

- Если бы не ты, я бы это дело не распутал.

- Ну. - Колесников смутился и сразу бросился протирать очки фланелевой тряпочкой. - Оно ведь до конца и не распутано. Ты установил убийцу. Что дальше? Кто-то же его направил. И Шар не исчез, что ему тысяча лет... Просто сменил хозяина.

"И слуг", - захотелось сказать Туровскому. Сменил один человеческий материал на другой. Для него все в мире делится на две категории: годное в пищу - не годное в пишу...

***

- Борис, скажи, это ты подарил Наташе медальон?

Несколько секунд тот смотрел на Туровского непонимающе. До него доходил смысл вопроса.

- Я. Позапрошлой зимой, на день рождения.

- И она вложила туда фотографию брата...

- Ну да. Раньше у нее была другая фотография, побольше. Она носила ее в бумажнике. Но ей это всегда казалось... кощунственным, что ли.

- Почему?

- Плохо - вместе с деньгами. От денег грязь. А потом я увидел в магазине медальон. Вещь оригинальная, открываешь - музыка. "Будто крошечные ангелочки поют", - так Наташа выразилась.

- А что за история там вышла? Почему мальчик умер?

Борис отвел глаза.

- Зачем вам это?

- Надо, - сказал Туровский. - Поверь, надо. Не из любопытства.

Боря вздохнул.

- Дикая история. Их мама лежала в больнице с воспалением легких. Они остались втроем: Наташа, ей в ту пору как раз исполнилось двенадцать, шестилетний Андрейка и их отец. Мать, Ольга Дмитриевна, Наташу много раз предупреждала, чтобы не оставляла братика вдвоем с отцом; Николай Иванович пил крепко, до белой горячки. Во хмелю бывал буйный, за ружье хватался, был когда-то охотником, пока руки не стали дрожать.

- Дальше, - хрипло сказал Туровский, с трудом справившись с собственным голосом: вот она, страшная разгадка!

- Наташиной подружке родители подарили щенка. Ну, Наташа и не удержалась, вечером побежала смотреть. Отец был выпивши, как всегда, но вел себя тихо, вскоре улегся спать... Андрейка остался дома. Она там, у подружки, и была-то всего полчаса. Говорила, сердце болело, будто чувствовало. А Николай Иванович проснулся, ему спьяну, видно, что-то почудилось, он схватил ружье и начал палить... Комната вся сизой была от дыма. Окно разбито, потолок в пробоинах... А Андрейка умер от испуга, сердце не выдержало.

Он горестно помолчал. Давняя рана снова открылась, когда о ней, кажется, и забыли уже.

- Наташа очень любила детей. Был у нее такой пунктик... Был бы я понастойчивее... - Борис махнул рукой.

- Очень любила детей, - эхом повторил Сергей Павлович. - Любила детей... И ненавидела оружие, так?

- Не то чтобы ненавидела. Ей ведь приходилось носить пистолет. Просто всегда старалась подальше спрятать, чтобы случайно никого не испугать.

Борис невесело усмехнулся.

- Боялась испугать. Нелепо звучит, да?

"Почему же нелепо", - подумал Туровский. - "Напротив, все очень просто и логично."

- Кабы ты раньше мне это рассказал, - прошептал он! - Что же ты молчал, дурень?

***

Они уже деловито тащили вниз чемоданы - мать и дочь, обе сердитые и сосредоточенные. Завидев в тесном вестибюле Туровского, они остановились. Нина Васильевна воинственно поставила поклажу на пол и уперла руки в бока, готовясь к битве.

- К нам есть претензии? - спросила она. - Или, может, мы уже арестованы?

- Помилуйте. Просто хотелось задать вам еще один-два вопроса.

- Ну уж увольте! Мы на автобус опаздываем.

Сергей Павлович поднял брови.

- Автобус ушел десять минут назад. А следующий будет только в четыре.

Нина Васильевна нервно взглянула на дочь.

- Даша, сколько сейчас времени?

- Без десяти два.

Туровский наклонился к ней и тихо попросил:

- Покажи свои часики, пожалуйста.

Даша пожала плечами и протянула запястье, блеснувшее золотым огоньком. Малюсенькие изящные стрелки приближались - минутная к десяти, часовая - к двум.

- Они у тебя отстают, Даша. На двадцать минут.

Она немедленно надула губки.

- Не может быть. Я по Светкиным ставила, а она свои каждое утро по радио проверяла...

- Чтобы не опаздывать в музыкалку, - кивнул Туровский. - Все правильно... А когда ты их ставила, не помнишь?

Позавчера, когда мы с улицы пришли.

- А твоя мама что делала в это время?

Они с дядей Славой...

- А ну, отойдите от моей дочери! - взвизгнула Кларова. - Вы не имеете права! Дарья, не отвечай больше на вопросы. Надо будет, пусть вызывают повесткой.

- Вы с Козаковым раскладывали пасьянс?

- Ну и что?

- Сколько раз?

- Вам-то какое дело? Допустим, два. Меня за это расстреляют?

- А когда вошли Даша со Светой, вы уже сидели рядышком на диване... Или лежали... Куда же вы?

Кларова подхватила чемодан и, упрямо выпятив подбородок, направилась к выходу.

До автобуса еще два часа.

- Ничего, - бросила она с яростью. - На остановке посижу.

Даша замешкалась в дверях, последний раз взглянув на Туровского.

- Дядя Сережа... А вы не ошиблись? Ну правда, Светка свои часы все время проверяла. Не могла она...

Девочка шмыгнула носом. Наверное, она хотела заплакать, но сдержалась. Взрослая уже. При определенных обстоятельствах взрослыми становятся быстро.

- Она ведь не могла...

Он подошел к ней, присел на корточки и погладил ее по щеке, ощутив все же одинокую слезинку.

- Все будет хорошо, Дашенька. Ты приедешь домой и скоро все забудешь.

Она медленно покачала головой.

- Нет. Ну, может быть, потом когда-нибудь... Но не скоро.

И все повторилось. Будто взяли старую, заезженную до дыр кинопленку, вставили в проектор задом наперед, и экран засветился. Те же люди, те же события и картины, только все непонятно и оттого смешно и одновременно жутковато, словно смотришь на уродца.

Туровскому показалось, что и "ракета" была та же, - на которой он приехал сюда два дня назад. Но нет, тогда вон там, на стене возле иллюминатора, была прикноплена фотография из журнала, и через толстое стекло тянулась трещина, заклеенная изолентой. И сиденья были чуточку другими, и загорелые к концу лета два матроса, убиравшие сходни.

Не было уже и бродяг-туристов с их гитарами и песней, ни слова из которой Сергей Павлович не запомнил: мысли были заняты другим - яростью. Множество раз виделась воочию картина: он с убийцей - один на один, как в древние времена, когда вопросы чести решались проще - на арене: два меча, два человека в тесном круге, из которого уйдет только один. Кто - решают там, на небесах.

А когда до желанной цели осталось всего ничего {полчаса на "ракете" до речного вокзала, две остановки на автобусе), оказалось вдруг, что арена пуста - ни зрителей, ни противника.

Следователь Ляхов, еле уместившись в кресле из-за большого роста, с ноткой осуждения смотрел на Туровского печальными глазами, глядя в которые, хотелось крикнуть: "Я-то здесь при чем?"

- Не казните себя, Сергей Павлович, - проговорил Ляхов, и Туровский удивился: "Я казню? Наоборот, я изо всех сил стараюсь оправдать себя самого, ведь это мой просчет привел к смерти женщин, а потом - слепота, воистину слепота - к гибели девочки".

- Мы с самого начала противоречили сами себе, - бесцветным голосом сказал он без тени торжества. - Убийство раскрыто, но слишком поздно! И разгадка настолько ужасна, что лучше бы ее не знать вовсе, может, и жить было бы спокойнее. - Мы справедливо решили, что убийство - заказное, исполнитель при был со стороны... И тут же бросились искать того, у кого не было алиби, то есть было, но фальшивое на проверку. Мы подумали, что преступник выстроил некую хитрую комбинацию, дабы бросить тень на кого-то другого... Но разве профессиональный киллер действует так? Стал бы он дальше оставаться в санатории? Нет, ему было необходимо лишь ненадолго отвлечь наше внимание, чтобы беспрепятственно уйти. И он ушел... Благополучно и тихо, а мы продолжали искать черную кошку...

- Какую кошку? - не понял Ляхов.

- Ту самую, которой нет в темной комнате. Ваш эксперт сказал: "Зачем ему было входить? Пострелял с порога и ушел..." В этих словах была разгадка, а я ее не заметил, был слишком зол на вас.

- Я почувствовал...

- "А она о пистолете и не вспомнила, сразу бросилась открывать дверь. Почему?" так вы, кажется, выразились? Мне захотелось защитить Наташу - ото всех и от вас в первую очередь. Мертвые сраму не имут. Наташа ошиблась - и заплатила страшную цену.

- Простите. Я был дико нетактичен.

- А на самом-то деле я просто почувствовал, что вы не правы. Если бы она не вспомнила об оружии, оно и лежало бы на своем месте, в тумбочке под зеркалом. А оно было сверху, под раскрытой книгой, будто Наташа, услышав стук в дверь, достала его, но тут же постаралась спрятать - быстро, инстинктивно, когда в распоряжении всего дара секунд! Вновь открывать трюмо долго. Зато сверху лежит книга, которой можно накрыть...

Козакова мы Подозревали только потому, что он вел себя подозрительно. В девять утра явился к Кларовой с ранним визитом... Может быть, как-то успокоить: Нина Васильевна чувствовала вину - Даше накануне пришлось провести ночь в каморке вахтера. Козаков пробыл недолго: вскоре прибежали девочки-подружки. Света быстро ушла: засмущалась, почувствовала себя лишней и электронную игрушку напрокат не получила (Даша пожадничала-таки). Я спросил у Дарьи: в котором часу это было? Она ответила: в 9.20- 9.25. Но почему тогда Света не встретила в холле Бориса Анченко?

- Он мог зайти к женщинам не в половине десятого, а раньше.

- Я тоже склонялся к такой мысли. Я подозревал Бориса и видел, какая сила грызла его... Только он мог войти к Наташе с Тамарой, не вызвав подозрения... Но тогда Наташа не стала бы прятать пистолет. Разгадку мне подсказала Нина Васильевна. Она с Козаковым

Раскладывала пасьянс...

- При чем здесь это? - удивился Ляхов.

- Сразу видно, вы не картежник. Я бы тоже прошел мимо, спасибо, друг детства просветил...

"И что же она тебе нагадала?" - "А что обычно говорят в таких случаях. Дама - любовь, король - муж дамы, надо полагать. Казенный дом, дальняя дорога... Хотя, пардон, казенного дома не выпало - ни в первый раз, ни во второй". - "Вы раскладывали карты два раза? И все время без казенного дома? Повезло тебе". - "А следователь-то меня подозревает..."

Я тоже попросил Нину Васильевну разложить пасьянс. Заметил по часам: ушло пятнадцать минут. Два раза по пятнадцать - это полчаса. Значит, Козаков ошибся, девочки пришли позже, около половины десятого, а часы у Даши отставали, поэтому они с мамой и опоздали на автобус до пристани.

- А у Светланы - тоже отставали? - недоверчиво спросил Ляхов.

- Нет. Светлана перевела их специально...

***

(- Почему ты не позволила Свете взять игрушку?

- Мама рассердилась.

- Света обиделась, как по-твоему?

- Не знаю. - Даша насупилась. - Я хотела ее догнать.

- Зачем?

- Так просто... Прощения попросить.

- И что?

- Выглянула в коридор... Она посмотрела на меня, улыбнулась, помахала рукой - вот так, ладошкой от себя.

- Тебе виден был холл?

- Нет, стена загораживала. Но там кто-то сидел.

- Почему ты так думаешь?

- Бумага зашуршала. Будто книгу листали или газету.)

***

- Что именно услышала Наташа из-за двери - теперь уже никто никогда не узнает. Ясно одно: это был детский голосок. Может быть, ей померещился давно умерший брат? Ведь она не расставалась с фотографией - столько дет ее терзало ощущение вины за его гибель, как же, оставила одного с пьяным отцом, хотя мать и предупреждала...

В руке был пистолет (оружие: кошмар возвращался!). Она не глядя сунула его под книгу на трюмо, чтобы не дай Бог не испугать ребенка. Открыла дверь - и получила стрелу.

Где-то у серо-коричневых скал горел костер. Туровский уже знал, что скалолазы и альпинисты предпочитают готовить на примусах - меньше возни и не нужно искать дрова. Видимо, решил он, костер развели в честь какого-то особого случая: день рождения, недавняя свадьба... Или просто - кончились выходные, подходит к завершению сезон. Лето отпылало, впереди возвращение в город-джунгли. А вершины опустеют, сиротливо и гордо оставаясь стоять где-то и ждать. Недолго - до следующего лета...

- Вам не кажется, что мы с вами выбрали не ту Профессию? - отстраненно спросил Ляхов.

***

(Маленькая раковинка-кулон зацепилась за ручку двери, позолоченная цепочка оборвалась, а Тамара, не в силах пошевелиться, смотрела на лежавшую на полу Наташу и видела ее потемневшие зрачки. Яд на конце стрелы уже начал действовать, язык во рту распух, Наташа еще пыталась что-то сказать, предостеречь... А убийца стоял в дверном проеме, не обращая внимания на тело у ног, глаза спокойно, без капли эмоций, остановились на следующей жертве, и Тамара поняла: она - не враг. Даже не живое существо, - просто объект задания... Инстинкт самосохранения все же взял верх, она умоляюще прошептала, сползая на пол:

- Пожалуйста... Ну пожалуйста! Скажите Олегу, я не буду выступать на суде! Я буду молчать, обещаю! Только не убивайте...

Но убийца уже поднес к губам флейту - ту, которую Сергей Павлович выловил из воды у старого причала.)

***

- У Светланы было две одинаковых флейты: одна - настоящая, другая - без отверстий на плоскости, которая использовалась в качестве духовой трубки. Из нее она убила Наташу и Тамару. Двое скалолазов - мужчина с девушкой - ждали ее за пределами санатория, потом последовали за ней на пристань, якобы для ее же безопасности. На самом деле Света, конечно, была обречена.

Ляхов с силой провел ладонью по лицу.

- Но как... - проговорил он с мукой в голосе. - Ведь девочка, ребенок... Как же так? Почему?

Мужчина, черноволосый, небольшого роста, сам едва не падая, все же поддерживал за руки женщину, лицо которой совершенно опухло от слез - горе, настоящее, не дающее мыслям ни малейшей передышки, никого не красит. Женщина едва переставляла ноги, и тяжелые шаркающие шаги становились все медленнее и неувереннее: они приближались к металлическому столику на колесах, стоявшему посреди ярко освещенного подземного коридора.

Санитар с могучими руками и в грязной маске на лице стоял спокойно и непроницаемо: палач поневоле. На столе лежало нечто продолговатое, докрытое белой

Простыней. Женщина попятилась - ее пришлось взять за руки и чуть подтолкнуть вперед.

Туровский прокашлялся.

- Надежда Васильевна, Альфред Карлович. Я понимаю, как вам тяжело. Но это необходимая процедура. Посмотрите: это ваша дочь? Это Светлана?

Обратно, до низкой скамейки, ее несли на руках. Одна туфля слетела с ноги, и муж нес ее следом - осторожно, словно величайшую ценность.

Придя в себя, женщина расплакалась, и они с мужем долго сидели обнявшись, не говоря ни слова. Потом Надежда Васильевна подняла голову и улыбнулась сквозь слезы:

- Это не она. Не Светочка.

- А кто? - тупо спросил Туровский.

- Не знаем. Мы никогда ее не видели.

***

Света отдыхала в лагере (бывшем пионерском: вывеску сменили, на все остальное махнули рукой. Стояли, как и прежде, гипсовые барабанщики и горнисты на своих пьедесталах - маленькие, беззащитные и гордые...).

Света настоящая долго разглядывала фотографию и хмурила брови - видно, что-то почувствовала, какие-то детали выдали, и спросила:

- Она что, умерла?

- Умерла, - кивнул Туровский. - Утонула.

- Жалко. Хорошо, хоть папа с мамой плакать не будут.

- Почему?

- А она то ли интернатовская, то ли детдомовская... Была то есть.

- Как ее звали?

- Марина. Фамилию не знаю.

- А как вы познакомились?

- Да обыкновенно, на улице. Мы сидели на лавочке в сквере. Там наше место. Санька принес магнитофон, кассеты. Ну, сидим, балдеем. Вдруг подходит какая-то девчонка. Тоже встала, слушает... Санька ее прогнать хотел, но я заступилась. А чего он в самом деле? Его сквер, что ли?

- Сколько вас там было?

- Гм... В тот день - пятеро, пожалуй. Если я никого не забыла.

- А Марина заговорила только с тобой?

- Ну да. Это же я заступилась за нее перед Санькой.

- А почему он ее хотел прогнать?

- Не знаю. Они с первого взгляда друг друга невзлюбили. Он к ней постоянно придирался. Даже тогда, на пляже.

- Вы вместе ходили на пляж?

Света фыркнула.

- А что такого? Ну, ходили. Купались, загорали. То есть Марина сначала в воду не лазила, мы думали, она плавать не умеет. Санька над ней начал издеваться, представляете? Ни за что ни про что. Я ей однажды сказала: чего ты терпишь? Хочешь, я ему в морду заеду? Нельзя же с человеком так только потому, что он плавать не научился. Санька услышал, загоготал, дурак эдакий,

- А Марина?

Света улыбнулась.

- А она подошла к нему и говорит: видишь баржу у того берега? Давай до нее и обратно наперегонки, без перерыва. Мы думали, она сдурела. Туда из взрослых-то редко кто плавал, уж больно далеко, да и вода была тогда холодная. Санька и половины не проплыл, повернул назад. А Марина - спокойно, даже вроде и не устала. Ой!

Света вдруг испуганно прижала ладони к щекам.

- А ведь вы говорили, она утонула... Она же плавала как рыба.

На ее глазах закипели слезы.

- Значит, она не сама, да? Ее кто-то утопил?

И она заплакала, тихо, без всхлипов, еще понятия не имея, что совеем недавно, всего пару часов назад, ее поседевшие вмиг родители вот так же плакали в объятиях друг друга - сначала от страха перед блестящей металлической каталкой и маленьким телом под простыней, а потом от облегчения: да, трагедия, ребенок... Но не наша дочь! Смерть промахнулась.

И - унесла с собой единственный кончик нити, оставив повисшие в воздухе вопросы: как? почему? кто сумел так дьявольски воздействовать на сознание девочки (или вовсе его отключить)? кто ее подготовил? кто тренировал? и, наконец, кто убил?

Жрец, вдруг всплыло откуда-то слово. Имя, кличка? Он поднапряг память, включив свою "внутреннюю" картотеку, потолстевшую за пятнадцать лет работы. Так и ехал всю дорогу в душном автобусе на заднем сиденье, прикрыв глаза и перебирая в уме длинные списки. Жрец. Жрец...

И вдруг (он чуть не подпрыгнул от неожиданности) окружающая обстановка - грязный салон, полный разноголосых краснолицых дачников, поля с лесозащитными полосами за окном, голубое небо с редкими облачками (август расщедрился напоследок) - исчезла, и в яркой вспышке возникло искаженное страхом лицо - глаза, вылезшие из орбит, рот, раскрытый в беззвучном крике. Фоторобот. Туровский сам недавно составлял описание этого мужчины. Только тогда тот был одет иначе - в брезентовую штормовку, а его рыжеволосая спутница - в бело-оранжевую ветровку из тонкого капрона. Сейчас на мужчине был серый пиджак и рубашка без галстука. Туровский близко, в полуметре от себя, увидел жилистую шею с выпирающим кадыком, увидел даже руку, наносящую смертельный удар пальцами, собранными в щепоть ("клюв орла"). Но лицо того, кому эта рука принадлежала, осталось в тени... Ну же, взмолился Сергей Павлович, выйди, покажись! Раскрой наконец тайну!

Нет. Только угол какой-то комнаты в мертвенном свете люминесцентной лампы, перевернутый стул, и медленно падающее тело со сломанным кадыком, и раскинутые руки, словно крылья большой птицы...

Он приехал в отдел уже в сумерках: Чувствуя, что голова, гудевшая подобно церковному колоколу, вот-вот расколется, он зашел к себе в кабинет, кинул в рот две таблетки, запил водой из графина. Вот на том жестком стуле сидела Тамара - ногу на ногу, в расслабленной непринужденной позе, будто за столиком модного кафе, а не в кабинете у следователя. "Вы меня в чем-то подозреваете, Сергей Павлович?" А он лишь пытался ее защитить, ведь чувствовал кожей, как сгущались тучи...

- Сергей Павлович!

Туровский поднял голову. Перед ним стоял Борис Анченко - строгий, даже торжественный.

- Сергей Павлович, нашли того человека, который уехал со Светланой... То есть с Мариной Свирской на "ракете".

- Где? - равнодушно спросил он.

- Жуковского, тридцать пять. Группа уже там, вас ждут.

Туровский сидел не шевелясь, только пальцы скатывали в аккуратный шарик пустую упаковку из-под двух проглоченных таблеток. Борис нерешительно переминался с ноги на ногу.

- Устал я что-то, - проговорил Туровский. - Сердце жмет.

- Может, врача кликнуть?

- Не надо. Где машина?

- У подъезда.

Он тяжело поднялся из-за стола, чувствуя мелкую дрожь в коленях. Ехать никак не хотелось. Он уже знал, какую картину застанет: видел тогда, в автобусе.

- Ему перебили горло?

Борис посмотрел удивленно.

- Откуда вы знаете?

Туровский не ответил. Ощущение некой замкнутости не хотело покидать. Ему казалось, что события повторяются одно за другим: езда по старенькиму асфальту, фырчащий мотор - будто дорожка стадиона, на конце которой вместо финиша - новый ненавистный виток, и сколько таких витков впереди...

Глава 18 ДЕНЬ ПРИМИРЕНИЯ

В Пятый Женский Год Дерева и Дракона (около 610 г. нашей эры) по пыльной ликимской дороге шел великий мудрец из Непала Сам-Бхота, неся с собой на землю Тибета первые ростки учения Будды.

Идеи этого учения были просты и понятны каждому, но правители тех областей, где он пытался проповедовать, прогоняли его, опасаясь за свою власть и авторитет. И чем больше мудрец странствовал, тем больнее становилось у него на душе, ибо зачастую он видел то, что остальные привыкли не замечать, равнодушно проходя мимо.

Однажды, забравшись далеко на север Тибета, среди суровых каменных круч, покрытых никогда не тающим снегом, он нашел дорогу, в конце которой, в самом сердце Азии, лежала прекрасная страна, окруженная восемью великими горами, будто лепестками священного цветка лотоса. Одни называли эту страну Агарти, "Божественное цветение", другие - так, как стало принято позже в мифологии Махаяны, - Шамбала, "Центр мира", держава царя-жреца Сучандры. Просвященнейший из всех живущих, Сучандра понял, что гуру, прибывший к ним, достоин того, чтобы войти в его страну, туда, где хранятся великие тайны, полученные людьми от богов...

Многие путешественники в разные времена пытались достичь этого края, который, как они считали, был раем на Земле. Одни гибли, не выдержав тягот дороги, другие поворачивали назад, третьи бродили вокруг, в нескольких шагах, но не могли увидеть того, что было у них перед глазами.

На вопрос, что заставило его пуститься в столь долгое путешествие, Сам-Бхота ответил, что решил собрать книги, посвященные буддизму, выполняя поручение непальской принцессы Бхрикутти. По пути он пытался проповедовать новое учение, но был изгнан правящей церковью Бон, которая усматривала в религии Будды угрозу своему могуществу. Услышав такое признание, правитель Шамбалы разрешил Сам-Бхоте работать в своей библиотеке, расположенной в огромном, размером со средний город, хранилище.

Работа с богатейшим в мире собранием книг поглотила ученого. Он не замечал времени, которое, казалось, остановило свой бег... Ведь у него в распоряжении была только короткая человеческая жизнь, а сделать хотелось столько!

Днем исполинские залы библиотеки заливали солнечные лучи, проходящие в широкие окна, и счастливый Сам-Бхота, ненадолго отрываясь от занятий, любовался величественным зрелищем - панорамой столицы будущего. По ночам хранилище освещалось другим солнцем, рукотворным, секрет которого мудрецы Шамбалы узнали от Древних - тех, кто еще раньше, до появления человеческой цивилизации, населял Землю.

Здесь Сам-Бхота сформировал свое учение и нашел подтверждение идей о перевоплощении после смерти, которое содержалось в труде Калачакры, Колеса Времени. Буддисты верят, что душа человека возрождается, и не только на Земле, но и в других мирах, "локах", что на санскрите означает "планета".

Здесь Сам-Бхота впервые составил тибетский алфавит, основанный на северном наречии чанг-коре и санскрите, пришедшем из Восточной Индии,.и написал первую грамматику тибетского языка.

Однажды правитель Сучандра пришел в зад, где работал непальский ученый. Тот был совершенно погружен в свои труды, и понадобилось некоторое время, чтобы Сам-Бхота вернулся в мир реальный - как-никак сам царь стоял перед ним и наблюдал со спокойной и чуть снисходительной улыбкой.

- Ох, простите недостойного, ваше величество, - наконец спохватился ученый. - Я был так невежлив!

- Пустяки. Я хотел спросить, довольны ли вы? Все ли у вас есть необходимое?

- Я... Я...

Тот не мог в надлежащей мере выразить свое восхищение. Сам-Бхота испытывал ни с чем не сравнимое счастье - счастье исследователя.

- Я просто поражен, ваше величество. Неужели Древние; о которых я прочел в этих книгах, могли так же, как и вы, свободно общаться с богами?

Правитель задумался:

- Видите ли, мой друг, мы все-таки очень мало знаем о Древних. Они погибли много тысячелетий на зад, оставив нам крайне скудные сведения. И почти ничего о. себе - как они жили, во что верили, каким богам поклонялись... Так, отдельные легенды и сказания. Но они сумели передать нам многие секреты, которыми они владели. Мы знаем, что Древние могли общаться друг с другом на любом расстоянии, не прибегая к помощи языка. Могли летать по воздуху и дотрагиваться руками до звезд (кстати, они утверждали, что каждая звезда - это целый мир, гораздо больше и сложнее, чем наш)! Могли говорить с богами на равных... Ну, или почти на равных.

Сучандра помолчал, и его ярко-синие глаза будто заволокло дымкой.

- Думаю, это и погубило Древних. Они передали нам лишь сотую, тысячную долю того, что знали сами, - и, возможно, они не открыли нам всех тайн преднамеренно... Они боялись.

- Боялись? - удивился Сам-Бхота.

- Боялись - за нас, как бы мы не повторили их участи. У них были страшные войны, которые могли всю Землю превратить в пыль... И тогда боги решили уничтожить Древних.

- Но неужели их нельзя было образумить?

Правитель пожал плечами.

- Возможно... Наверняка боги пытались это сделать. Но Древние ответили: "Кто вы такие, чтобы учить нас? Есть вещи поважнее вселенской любви. Нам нет до вас никакого дела".

Сам-Бхота слушал затаив дыхание. Потом осторожно спросил:

- Как же Древние сумели передать вам все это? А библиотека, где мы находимся, - это тоже их наследие?

- Нет. Все книги, которые вы видите, написаны людьми - в разных странах, в разные времена. А что касается Древних... Что ж, я полагаю, вы заслужили мое доверие. Идемте.

Они долго шли по бесконечным коридорам, освещенным непонятным образом - сияние исходило отовсюду одновременно, была видна каждая деталь, и Сам-Бхота не уставал удивляться: стены коридора были мягкими и теплыми на ощупь - не камень, не дерево, а какой-то неизвестный материал...

Иногда навстречу попадались люди в длинных ниспадающих одеждах. Они кланялись правителю, тот отвечал легким кивком и шел дальше. Но Сам-Бхота не заметил никого, хоть отдаленно напоминающего охранников. Сучандра был уверен в своей безопасности.

А потом они вдруг оказались в обширном помещении с круглыми стенами. Собственно, вначале Сам-Бхоте показалось, что они вышли под открытое небо: вверху, в бездонной черноте, светили звезды, огромная Луна висела совсем низко - протяни руку, и достанешь... Стены, пол - все было прозрачным. Звезды мигали повсюду, даже внизу, далеко под ногами. Ученый боялся ступить, ему чудилось: стоит сделать шаг - и он полетит в пространство, не найдя опоры. Ему стало жутко... Поле из темного стекла - насколько хватало глаз - действовало угнетающе.

Посреди зала над полом висел Шар. Он был прозрачным, как и все остальное. Лишь подойдя поближе, ученый различил едва заметные блики на гладкой поверхности.

- Вот оно, - благоговейно произнес Сучандра. - Хранилище Древних. На всей Земле таких Шаров осталось совсем мало. Где они - точно не известно. Мы предполагаем, что один из них находится далеко на западе, в стране пирамид, где люди поклоняются богу

Солнца Ра. Другой еще дальше - на востоке, за океаном. Народ, живущий там, считает его благословением Тары, богини сострадания...

Сам-Бхота обошел вокруг Шара и неожиданно почувствовал, что перед ним - живое существо. Шар вдруг изменил формы, вытянувшись в длину, и ученый ощутил множество невидимых лучей, протянувшихся к нему.

- Он вас принял, - сказал Сучандра. - Это добрый знак. Благословение, если хотите.

- Так просто, - пробормотал Сам-Бхота. - И так величественно... Вся мудрость Древних - неужели она заключена здесь, под этой оболочкой? Ведь если бы я захотел, то смог бы унести ее с собой. И стать могущественным... Почему вы не охраняете ее?

Сучандра улыбнулся.

- На ваш счет я могу быть спокоен. Шар - в нем все дело. Он чувствует ваши намерения... Видите, он прозрачен. Значит - вы не держите в мыслях ничего дурного. Вы просто не способны на это, мой друг. И я очень рад, что такие люди, как вы, сохранились там, во внешнем мире, неспособные творить зло - даже в воображении. Дай Бог, чтобы когда-нибудь, через много тысяч лет, все человечество стало бы таким... И этот Шар можно будет не прятать. Хотя....

- Что? - жадно спросил Сам-Бхота.

- Все может оказаться и по-другому. И человечество погибнет, как погибли Древние. Но даже в этом случае кто-то спасется. И они будут жить среди других народов, которые придут после нас. И, возможно, даже сумеют их предостеречь.

Сам-Бхота внимательно посмотрел на правителя.

- Вы чего-то недоговариваете, ваше величество. Или чего-то боитесь.

Сучандра помолчал.

- Видите ли, наши мудрецы, исследовав Шар, высказали мысль, что это - не совсем хранилище... А скорее, дверь в него. Хранилище расположено где-то еще, очень далеко, среди звезд. Оно не принадлежало Древним, те могли лишь пользоваться им время от времени, черпать знания... А знание - инструмент обоюдоострый. В дверь может войти каждый, кто имеет ключ. И этот ключ - не добро или зло, а что-то еще, более сложное, подспудное... Какое-то невидимое сияние, испускаемое некоторыми из людей.

- Вы боитесь, что кто-нибудь с плохими намерениями, обладающий таким излучением, может однажды войти в хранилище?

Сам-Бхота вдруг увидел, как стар правитель Шамбалы. Кожа его сохранила гладкую упругость, глаза светились молодостью и душевным здоровьем, но проскользнуло нечто незаметное, необъяснимое... "Сколько же ему лет? - подумал Сам-Бхота. - Двести? Пятьсот? Или он обречен на вечную жизнь, старение, пытку безо всякой надежды на избавление?"

- Недавно мне было видение, - шепотом проговорил Сучандра. - Другой Шар, в других руках. Внутри него была тьма. По нему метались тени и сгустки тумана. От него веяло холодом... Вы понимаете, что это означает?

- Думаю, да, ваше величество. А вам известно, где находится тот, другой Шар? Хотя бы приблизительно...

- Трудно сказать. У меня ощущение, тот Шар близко... Не у нас, это было бы уже слишком, я бы такого не пережил. Где-то во внешнем мире... Но - рядом...

Сам-Бхота остался в удивительной стране еще на три года. Он работал усердно и самозабвенно, сделав множество великих открытий и собрав прекрасную библиотеку по буддизму. Он вернулся в Непал во второй весенний месяц, когда в долинах пышно цвели сады, а в горах освобождались от снега караванные тропы. Он шел и удивлялся всему, что видел вокруг, и не мог поверить, что его. родина так сильно изменилась за пять лет, что он провел в странствиях.

Ночь застала его в дороге. Сам-Бхота постучался в двери небольшого дома, надеясь получить приют. Ему отворили молчаливые служанки (Сам-Бхота подумал даже, что они немые). Хозяин дома принял его радушно. Это был немного странный человек: невозможно было определить, сколько ему лет. Гладкая и упругая кожа на теле сочеталась с глубокими морщинами, прорезавшими низкий лоб. В плавных движениях танцора угадывалась скрытая мощь хищника, а глаза... Их трудно было описать. Они настораживали и притягивали, как некоторых людей, боящихся высоты, притягивает пропасть.

Сам-Бхота и не заметил, как за обильной трапезой (великий Будда, до чего же он был голоден!) поведал хозяину дома обо всех своих приключениях, не упуская даже самых мелких деталей. Тот слушал завороженно, наклонившись вперед, так что локти опирались на высокие шелковые подушки. Расторопные слуги уже трижды меняли блюда на низком столике, не забывая подливать гостю вина из дорогих ньякских кувшинов с узкими длинными горлышками. Сам-Бхота был воистину покорен тем вниманием, которого удостоился здесь, и рассказывал, рассказывал, забывая о времени и о своей усталости.

- Куда же вы теперь держите путь? - осведомился хозяин.

Сам-Бхота взял в руку изящный бокал на высокой инкрустированной ножке. Искристое пенистое вино заставляло прилагать усилия, чтобы язык во рту продолжал ворочаться, и это его веселило.

- Путь мой скоро закончится - как только я достигну дворца принцессы... Пять лет назад она дала мне поручение: собрать библиотеку, посвященную учению Будды... Вы случайно не буддист?

Взгляд хозяина скользнул по богато оформленному бонскому Канджуру, собранию из двадцати семи томов, покоившихся на полке у стены.

- Нет, но я с интересом отношусь ко всем новым учениям. Во всяком случае, я уверен, что в каждом из них есть рациональное зерно... Так вы говорили о принцессе...

- О солнцеподобной Бхрикутти, конечно. Надеюсь, наша правительница в добром здравии?

Хозяин глотнул вина и закашлялся. Дабы скрыть свою неловкость, он встал и в волнении прошелся по толстому ковру, покрывавшему всю комнату. В глубине его черных глаз что-то промелькнуло, и Сам-Бхота, уловив это, обиженно спросил:

- Вы мне не верите?

- Что вы? Ни одно ваше слово не вызывает сомнений. Тем более что собранная вами библиотека служит прекрасным доказательством. И все же... Трудно даже представить себе... Величайшая страна! Здесь о ней рассказывают множество легенд, но я никогда не думал, что судьба сведет меня с человеком, который там побывал. Удивительно, удивительно! А тот волшебный Шар - вы что же, видели его собственными глазами?

- Не только видел. Мне посчастливилось сквозь него войти в хранилище Древних... Правитель Сучандра утверждал, что подобной чести удостоились в разное время всего несколько человек из внешнего мира. - Сам-Бхота вздохнул. - Честно говоря, я уже и сам перестаю верить, что это действительно было. Прекрасные времена! Сказка, которую никогда и ни за что не возвратить...

- Ну почему же...

- Э, я за все золото мира не смог бы снова найти туда дорогу. Знаете, я иногда подозреваю, что меня опоили чем-то... или заколдовали, чтобы я не нашел пути. А почему вы меня спросили об этом? Хотите попытать счастья?.

- Сохрани меня Бог! - рассмеялся собеседник. - Я большой домосед... Мой идеал - это прожить остаток дней, не удаляясь от порога больше чем на полет стрелы. Но вы рассказываете такие удивительные вещи... А что вы чувствовали, соприкасаясь с Шаром? Как вы смогли войти во врата хранилища?

Сам-Бхота задумался.

- Ну, это трудно описать словами.

Он помнил свои ощущения очень ясно и отчетливо, но рассказать о них было действительно невозможно. Если бы Сам-Бхота в юности, будучи в монастыре, не дал обет безбрачия, он, возможно, ответил бы, что это было похоже на момент близости с женщиной...

Это была вспышка боли и восторга. Тело его не существовало, он словно растворился вдруг в глубинах космоса. Он почувствовал волну страха и тут же ощутил, что Шар будто вобрал его в себя, как вкусную пищу, раздулся, запульсировал и - толкнул разум Сам-Бхота навстречу другому разуму, в миллионы раз более могущественному... Его как бы поставили на перепутье. Перед глазами возник четкий образ некоего перекрестка; дорога, освещенная яркими солнечными лучами, и там, в конце ее, - божественное сияние и другая дорога, погруженная во тьму... А какой-то голос внутри шептал: хочешь истинного могущества? Оно там, во мраке, в Третьей обители... Дорога света - это отказ от желаний, тьма - это исполнение всех желаний, самых сокровенных... Это власть, богатство и бессмертие - обладая ими, зачем заботиться о том, что будет с твоей душой? Не войдет она в светлое царствие - а так ли оно необходимо тебе? Идем со мной! Идем!

Он не повернул, даже не замедлил шага-полета: Голос еще что-то шептал, теперь уже со злобой. Он старался не обращать внимания.

Сам-Бхота остался в гостеприимном доме еще на несколько дней. Он отдыхал телом и душой после дальней дороги. Хозяин был прекрасным и благодарным собеседником. Ученому стала казаться грустной мысль, что очень скоро им придется расстаться, но до конечной цели путешествия - дворца непальской принцессы - было еще пять дней пути.

И теплые слова прощания, и благодарность за приют и отдых - все было позади. Купец, проезжавший мимо, за небольшую плату согласился взять Сам-Бхоту с собой до столицы Непала. Тот был счастлив. На душе у него было радостно и светло, он выполнил поручение своей повелительницы.

Проводив гостя, хозяин дома крепко запер дверь и по длинной винтовой лестнице спустился в подземную кладовую... Собственно, там был целый зал, размером многократно превосходивший надземные постройки... Сюда не было доступа никому из слуг. Здесь распоряжался только он сам.

Несколько раз за прошедший день его посещало сомнение: стоило ли оставлять в живых гостя. Не безопаснее ли было убить его здесь, выкачав предварительно все нужное? Он был в доме, он свидетель, который знает слишком много. Он опасен... Опасен? Хозяин дома чуть усмехнулся. Чем может быть опасен городской сумасшедший? А именно так его и воспримут в столице, когда он станет искать встречи с принцессой. Еще один сумасшедший с его нелепыми россказнями... Принцесса Бхрикутти (позже - царица Непальекая) умерла в возрасте 85 лет, так и не дождавшись мудреца, которому поручила собрать библиотеку по буддизму. Давно сгнили в земле те, кто ей служил, и их дети, и внуки, и правнуки... Кто поверит, что есть волшебная страна, в которой сошедший с ума ученый провел, как ему показалось, пять лет, а во внешнем мире за это Время пролетело без малого шесть с половиной веков...

Хозяин дома прошел в центр зала. Прямо перед ним, в воздухе между полом и потолком висел Шар. Шар был мутным внутри, будто волны болотных испарений вихрями носились наперегонки...

Человек торжествующе улыбнулся и протянул вперед руку, дотронувшись до гладкой оболочки. - Ну, здравствуй...

***

Король Лангдарма, облаченный в золотые одежды, стоял на открытой террасе дворца и смотрел на храм Майтрейи, расположенный на каменистом плато горы Самшит. Пятиметровая статуя святого венчала крышу храма, построенного в монгольском стиле - с пологой четырехскатной крышей из ярко-красной черепицы. Созерцание статуи и напомнило вдруг Лангдарме историю о великом мудреце, создавшем когда-то со своими учениками школу Каргьютна - это было начало буддизма на Тибете. Он чувствовал беспокойство. Звезды не предсказывали ничего хорошего {придворный астролог долго прятал глаза, не решаясь начать говорить). Лавгдарма не рассердился на гадателя, тот был ни при чем. Он и сам ощущал беду, и только упрямство гнало его вперед.

Приближенные толпились у дверей, ожидая его появления в тронном зале. Там он возьмет в руки дорджу - скипетр в виде большого жезла с двумя шарами, знак высшей духовной власти, которой обладают лишь два человека: Далай-Лама Цзосан-Кьянни и он сам, правитель Тибета. Там ему на плечи наденут длинную серебристую мантию из горностая, и он снова выйдет на эту террасу, открывающуюся на площадь перед дворцом. А внизу, на площади, его будет славить собравшийся народ. Будет праздник Ченгкор-Дуйчин, самый радостный и долгожданный в. году, А значит, дурные мысли от себя надо гнать.

И Чонг в этот момент тоже с восторгом смотрел на статую Майтрейи (только снизу, с улицы), и она казалась ему настолько огромной и величественной, что перехватывало дух. К храму нескончаемым потоком тянулись верующие. Многие из них плакали, некоторые становились на колени и касались лбом каменных ступеней, ведущих к открытым настежь воротам. Сорок девять ступеней составляли подъем на плато, и сорок девять раз паломники опускались на колени и кланялись, вымаливая покровительства святого.

А ниже, на улицах, было настоящее столпотворение. Потоки людей перемешивались, образуя настоящие водовороты, и приходилось крепко держаться за руку учителя, чтобы не потеряться. Торговцы вынесли свои товары прямо на улицы, стараясь держаться ближе к этим потокам, но так, чтобы не засосало самих... Рыбные, овощные, гончарные ряды соседствовали с ювелирными, ковровыми, невольничьими и лошадиными. Всюду сновали калеки, нищие и знахари: Охранники в тяжелых панцирях и высоких шлемах с флажками пробивали себе путь сквозь толпу... Иногда кому-то и попадало, но что ж, сам себя и вини, не убрался, значит, вовремя с дороги. Богато украшенные паланкины на могучих руках носильщиков замедляли ход, а то и вовсе останавливались, и тогда какой-нибудь рассерженный вельможа, ругаясь, вылезал наружу, чтобы навести порядок, но тут же его подхватывало, как щепку, и несло куда-то людское море.

Чонг совершенно опешил от открывшегося перед ним зрелища. Воистину после суровой, размеренной жизни в горной общине у него возникло стойкое чувство, будто он попал в громадный гудящий улей. От множества хитро, невообразимо переплетенных ароматов у него закружилась голова.

- Не отставай, - напомнил о себе учитель. - Мы должны до сумерек быть во дворце.

- И вы знаете, куда нам идти? - недоверчиво спросил Чонг. - Бедный наш правитель, как же он живет в таком месте!

Таши-Галла не ответил. И Чонг, взглянув на него, вдруг понял, что учителю было явно не по себе. Он будто чувствовал что-то, упорно витавшее в воздухе, насыщенном запахами со всех частей света. То, что делало атмосферу густой и вязкой, как вода в болоте, - так бывает в горах перед сильной грозой: еще нет никаких видимых признаков и небо остается голубым, чистым и высоким, но непонятная тяжесть давит на затылок и крошечные искорки мелькают перед глазами, иногда чуть заметно касаясь лица...

***

- Так вы не успели на аудиенцию к королю?

Монах покачал головой.

- К нам вышел вельможа с длинным списком в руках. Все просили о встрече - целая толпа столичной знати.

- И вас не пустили?

- До нас просто не дошла очередь.

Игорю Ивановичу временами казалось, что он просто висит в пространстве, не касаясь пола, не ощущая сырого холода от стен каменного мешка. Он мог двигаться, видел в темноте собственные ноги и руки, но тела не чувствовал. Оно осталось там, за столом в городской квартире, в сидячем положении, и кто знает, вполне возможно, разговаривало, отвечало, вздыхая, на язвительные реплики, если Алла опять, заскучав, устроила склоку... Он не знал, что происходило с ним в той реальности, пока сознание переносилось за многие сотни лет и километров. Никогда не мог предугадать, когда с ним это начнется, и начнется ли вообще... И от этого возникала неудовлетворенность своей пассивной ролью. Его вызывают - он идет. Не спрашивая, не возражая. Знать, не дано,

Он взглянул на монаха, закованного в кандалы. Тот сидел на куче соломы, подняв лицо кверху, и смотрел сквозь решетку на далекие, мигающие в вышине звезды... И сам в едва сочившемся мертвенном свете казался неземным существом - большой лоб. благородной формы, тонкий прямой нос и широко раскрытые глаза с затаенной мольбой, глядя в которые хотелось плакать.

- Ты сказал на допросе, что Таши-Галла в молодости спас Лангдарме жизнь во время охоты?

- Нет, - тихо ответил Чонг.

- Почему?

- Я узнал позже... уже здесь, в тюрьме. Он приходил.

- Кто?

- Учитель. Его дух хотел, чтобы несправедливость была устранена... Наверно, это он призвал вас.

- Почему ты так думаешь?

- Ну неужели вы не понимаете? - в отчаянии прошептал Чонг. - Он ведь рассказывал мне... Дом Черного мага, Шар... Многие хотели служить Шару, мечтали получить могущество, но он всегда выбирает только сам... И тогда сопротивляться невозможно, где бы ты ни был. Какой смысл магу удерживать своего ученика? Тот и так был прикован... Крепче, чем я сейчас.

- Но Таши-Галла мог во всем признаться. А он подставил под удар тебя.

- Ну и пусть.

Чонг помолчал.

- Он сделал то, что было предначертано. А может быть, у него не хватило сил ослушаться приказа... Поймите, его нельзя осуждать. Учитель и так выбрал себе страшную участь. Он не имел права умереть, не отомстив за всех - за меня, за короля Лангдарму... За тех, кто погиб в горной общине.

- Разве месть и вера в Будду совместимы?

- Учитель был монахом-воином. Он должен был отплатить. Это карма.

- Значит, ты думаешь, он подставил тебя, чтобы выиграть время и вернуться в горный храм?

- Да, - твердо ответил Чонг. - Вернуться в храм. Убить тех, кто осквернил его, они не заслуживали прощения. И умереть самому, чтобы его дух мог прийти ко мне. - На глазах у него сверкнули слезы. - Он все-таки выиграл. Вы - здесь, а значит, учитель выиграл...

***

- Солнцеподобный больше не будет принимать посетителей, - объявил царедворец. - Те, кто был приглашен официально, смогут занять места на дворцовой площади, где будут происходить празднества.

Чонг заметно погрустнел. Он очень надеялся услышать, о чем будет говорить король со старым учителем.

- Не волнуйся, - утешил его Таши-Галла. - Всему свое время. А сегодня правителю и в самом деле не до нас.

И Чонг, едва увидев буйство красок и заслышав надрывное звучание труб, забыл о своих огорчениях.

Площадь перед дворцом Потала была заполнена народом. Люди стояли плотной толпой - трудно было даже переступить с ноги на ногу.

Каждый, особенно из стоявших в задних рядах, изо всех сил вытягивал шею - не пропустить бы чего. До начала главного действия оставалось совсем немного, уже и солдаты в серебристых парадных доспехах и алых накидках оттеснили народ в две стороны, образовав коридор - от начала площади, где в нее вливалась центральная улица города, до самого дворца короля Лангдармы, перед которым на помосте, покрытом золотистым шелком, стоял высокий трон из слоновой кости. Пока трон был пуст, только стража в золотой броне, с бронзовыми щитами в человеческий рост, стояла по бокам. Священные знамена Чжал-Цены, привезенные из храмов со всех уголков Тибета, развевались и хлопали на ветру.

Колесников стоял среди людей, ощущая запахи, исходившие от них, чувствовал их движения и нетерпеливые притоптывания, но стеснения толпой не было. Он казался себе свободным - бесплотным, тем более что его вроде и не замечали. Только немое удивление мелькало в глазах некоторых, когда они наталкивались на невидимое препятствие.

Им овладел вдруг какой-то мальчишеский восторг, ему тоже захотелось вытянуть шею (нужды в этом не было: все лежало перед ним как на ладони), потолкаться локтями, пытаясь пробиться в передний ряд... Хотелось почувствовать людей, стоявших бок о бок, и себя как часть этого мира (возвращаться в свой ни малейшего желания не было... Только вот Алёнка... Ее глаза и руки там, на вокзале, перед отходом поезда. "Я буду скучать по тебе". - "Я тоже. Я очень люблю тебя...". - "И я тебя люблю. Когда едешь в санаторий?" - "Через две недели". - "Вот видишь. Домой вернемся вместе..."). Когда это было? Давно, еще в той жизни, где Серега. Туровский вспоминался только вихрастым мальчишкой с серьезными глазами... Где он понятия не имел о человеке, заставившем маленькую девочку, ребенка, хладнокровно и изобретательно совершить убийство. И надо было еще жить как-то с этим новым знанием - удар не хватил, сердце не разорвалось. Что же это за орган, спокойно перенесший такое! И сейчас он испытывал восторг вместо ужаса. Дворец Потала в самом центре Лхассы лежал перед ним во всем великолепии, почти такой же, как на зарисовках Николая Рериха и его спутников, первых европейцев, побывавших в столице Тибета. Он своими глазами видел громадных каменных львов, охранявших ворота, и высокие резные колонны, поддерживающие массивную крышу над входом. Широкие лестницы поднимались с террасы на террасу, все выше и выше, к центральной башне с площадкой наверху, откуда открывалась величественная панорама хребта Кхорда-Ле...

Он на минуту забыл о событиях, которые вот-вот должны были произойти. Он знал о них, читал в расшифрованном манускрипте. Знал - и не мог повлиять на них... Броситься, расталкивая людей, ко дворцу? Задержать его не смогут, бесплотный дух не ведает, что такое преграда, и он доберется до короля Лангдармы и предупредит его... И Лангдарма не выйдет на площадь, Под прицел убийцы... или все-таки выйдет? Игорь Иванович видел Чонга в нескольких метрах от себя. Тот в некоторой растерянности крутил головой, пытаясь отыскать в толпе учителя. Их разъединили незадолго до начала праздника - вот она, роковая случайность! А он - он не может ее предотвратить. Его участь - молча наблюдать.

И как знать, в какую сторону повернулись бы события, если бы он, Игорь Колесников, смог вмешаться...

На площади вдруг разом стихли все звуки. Лишь хлопали на ветру знамена да пофыркивали лошади конной стражи, стоявшей у Львиных ворот. Замолкли разговоры, люди замерли в ожидании... Это длилось несколько мгновений. Потом далеко, у дверей храма Майтрейи, вдруг тонко зазвучали трубы.

Их пение шло по нарастающей: вначале слышались только две или три трубы, их тонкие голоса вплетались в тишину осторожно, ласково, будто алые ленты в девичью косу. Но скоро к ним стали добавляться трубы побольше и пониже голосом - как мужчины-басы к женскому хору, а дальше пришва очередь визгливых цимбал и огромных, в человеческий рост, гулких барабанов.

Толпа снова пришла в волнение: Всем хотелось пробиться в передние ряды, а те, кто уже был там, попадали ниц, касаясь лбом земли. Через площадь, от храма к Львиным воротам двигались ламы - представители высшего духовенства - в длинных пурпурных мантиях, богато расшитых сложным золотым узором, и оранжевых островерхих шапках. Целый оркестр из трубдунченов, цимбал и барабанов сопровождал процессию, и казалось, ламы не идут, а плывут над землей, подхваченные мелодией. Чонг никогда не видел ничего подобного. Зрелище целиком захватило его, и о том, что Таши-Галла куда-то исчез, он забыл начисто, Перед ним, торжественно улыбаясь, шли не люди - почти боги, достигшие святости в этом воплощении, исполнившие Десять заповедей Благородного Пути и ставшие Просветленными. Сегодня их не несли в богатых паланкинах - они шли посередине живого коридора, дабы явить себя людям.

Чуть позади двигались седовласые геше - священники буддистских храмов, облаченные в желто-оранжевые одежды. Их окружали воины-послушники, вооруженные алебардами. Чонг засмотрелся на них. Несмотря на молодость, каждый из послушников был зрелым мастером боевых искусств. Тяжелые алебарды, отливающие малиновым отблеском в предзакатном солнце, казались продолжением их сильных тренированных тел. Здесь они, конечно, были не столько для охраны, сколько для того, чтобы придать процессии более зрелищный и внушительный вид. Праздник есть праздник.

- Чтоб ему провалиться, - тихо, чтобы вокруг не услышали, пробормотал Кон-Гьял. Великан в золотой броне. Начальник дворцовой стражи и в особенных случаях - личный телохранитель короля Лангдармы.

Лангдарма не услышал крамольных слов. Но все отлично понял.

- За что я люблю тебя, так это за то, что все мысли и чувства написаны у тебя на лбу, - усмехнулся он. - Не нужно гадать, как с остальными.

- Прошу простить, ваше величество.

- Пустое. Почему ты всегда предполагаешь худшее?

- Это моя обязанность.

Король последний раз взглянул в окно. Дворцовая площадь лежала как на ладони. Ярким пятном выделялись высшие ламы - пурпурные одеяния на фоне серых плит, которыми была вымощена площадь. Празднично одетые зрители со счастливыми лицами. Звуки цимбал и барабанов...

А рядом с ним - родной брат Ти-Сонг, в высоком роскошном головном уборе, богато расшитом золотыми нитями церемониальном платье и темно-коричневой мантии, отороченной мехом белого барса. Оставив свиту, он подошел к Лапгдарме, сделал поклон и коснулся его локтя.

- Ченгкор-Дуйчин - праздник примирения, - сказал Ти-Сонг Децен и улыбнулся. - Не будем сегодня держать зла друг на друга.

Лангдарма отвернулся от окна и посмотрел на брата. А может, и правда, подумалось ему с надеждой. Праздник, когда с улыбками обнимают друг друга даже самые заклятые враги, когда боги смотрят с небес на людей и радуются за них...

- Хорошо, что ты это сказал, - проговорил Лангдарма. - Я хотел попросить тебя встать у моего трона по правую руку. Ты ведь мне не откажешь?

- А как же твой телохранитель? - удивился Ти-Сонг.

Лангдарма рассмеялся и махнул рукой.

- Кон-Гьял - прекрасный и преданный человек... Но уж больно постное у него лицо сегодня. Пусть стоит позади трона. Это ему урок на будущее, чтобы не портил мне настроение в такой день.

Глава 19 ДЕНЬ ПРИМИРЕНИЯ (продолжение)

В манускрипте было сказано, что вы оставили своих лошадей на постоялом дворе. Это правда? Чонг безучастно кивнул.

- Ты запомнил хозяина?

- Смутно. Кажется, его звали Зык-Олла... Он взял с нас плату за два дня вперед. Но зачем это вам?

- Еще толком не знаю, - признался Колесников. - Я просто чувствую: ваши лошади - это ключевой момент.

- Не понимаю.

- Послушай. Во всей этой кутерьме, что поднялась сразу после убийства, городской страже было дано описание человека... Это единственное, чем они располагали. Лица никто не разглядел, оно было под маской. Что же осталось? Темный плащ, расшитый

Звездами. Островерхая шапка - типичное одеяние фокусника. И - лошадь черной масти, на которой он ускользнул.

- На мне была серая накидка...

- Неважно. Плащ нашли в канаве, недалеко от того самого постоялого двора. Ты мог его скинуть.

- Я? - Глаза монаха изумленно расширились.

- Ты или кто-то другой. Я просто пытаюсь рассуждать, как рассуждали столичные судьи, вынося приговор.

- Думаете, они рассуждали? - горько усмехнулся Чонг. - Им и так все было ясно.

- Игорь Иванович хмуро молчал.

Им было ясно... Черная лошадь, скинутый в канаву плащ. А что еще? Этого же явно недостаточно.

- Что? - спросил Чонг.

- Недостаточно, - повторил Колесников. - Мало ли народу на черных лошадях выезжают из города.

- Да никто и не выезжал. Стражники сразу же перекрыли все дороги.

- Не сразу, в этом-то все и дело. Пока был отдан приказ, пока допрашивали хозяина постоялого двора... Потом гонцы должны были доскакать до всех городских ворот... Нет, времени прошло достаточно. По крайней мере, Таши-Галла успел уйти. А вот ты, - Игорь

Иванович посмотрел в глаза монаха, - ты бросился следом - и тебя схватили. Понимаешь? Приметы, лошадь - это полбеды. Главное - ты бежал. Все вы глядело так, будто тебе хотелось скрыться.

- Я просто пытался догнать учителя. Я потерял его там, на дворцовой площади...

- И решил, что он обязательно придет на постоялый двор?

- Ну не мог же он уехать без лошади и без вещей.

- Даже если бы он убил короля Лангдарму?

***

...Он был еще жив. И еще уверен в том, что в такой день никто не посмеет нанести подлый удар. А может быть...

Может быть, наоборот, он чувствовал, что обречен. Он не хотел далеко отпускать от себя брата - чтобы все время видеть его глаза и, возможно, вовремя прочитать в них...

- Не делайте этого, ваше величество, - прошен-тал Кон-Гьял. - Вспомните, я ведь служил еще вашему отцу. Прошу вас!

- Ты предлагаешь мне спрятаться в этих стенах? И чтобы до конца жизни видеть мир только из окна?

Лангдарма хмыкнул.

- Это не спасет. Четыре раза покушения срывались - ты думаешь, это продлится бесконечно? У меня лишь один выход: пойти навстречу.

- Вы рискуете...

- А на что у меня ты? Ты должен поймать их за руку - моего брата и того, кого он нанял. Ти-Сонг будет рядом со мной, у трона. Представляешь, как это символично? - Король чуть прикрыл глаза, его усмешка стала жесткой. - Он стоит по правую руку, он касается пальцами трона - вот она, мечта всей его жизни. Он смотрит вниз, на толпу, и среди радостных лиц наталкивается на убийцу... Встречается с ним глазами! Это будет один короткий миг, Кон-Гьял. Я знаю, ты великий воин... Во всей стране не найдется тебе равных. Поэтому запомни: ты не должен упустить это мгновение. Если тебе только дорога жизнь твоего господина... Ну, и твоя собственная, конечно.

Прекрасный белый конь чистейших кровей встал как вкопанный, когда король вставил ногу в золоченое стремя и сел в роскошное пурпурное седло. Вновь запели трубы, и знамена взметнулись еще выше, к самым небесам. Поводья чуть колыхнулись - и послушный конь ступил на дворцовую площадь.

Люди кричали от восторга. Их правитель, будто легендарный герой Гесер, в окружении свиты проехал через всю площадь, и каждому казалось, что король улыбается именно ему, и ему машет рукой, и уж теперь-то, в новом году, все будет иначе... Тучнее стада, трава на пастбищах зеленее и сочнее, меньше налоги, прочнее внешние границы...

***

- И ты совсем не помнишь, где был в это время учитель?

Чонг покачал головой.

- Я смотрел на короля. Он был так прекрасен... И счастлив.

- А его брат Ти-Сонг действительно стоял возле трона, где обычно было место телохранители?

- Не знаю. Я не запомнил. Верховный лама Цзосан-КьянИи говорил приветственную речь. Потом послы иностранных держав преподносили дары. Все было очень торжественно. Меня то и дело толкала в бок какая-то старая женщина. Видимо, непременно хотела пробраться поближе к помосту. В конце концов я уступил ей место, а сам оказался чуть сзади.

- Но ты хорошо видел со своего места?

- Да, да, конечно. Уже стемнело, но всюду горели факелы... И ламы танцевали магический танец. Очень красиво!

***

Акробаты и жонглеры, а также глотатели огня убежали под восторженные выкрики зрителей. На площади, как по волшебству, оказались ламы, одетые в длинные черные халаты с рукавами, расшитыми зеленым шелком. Несколько секунд они стояли неподвижно, словно изваяния, в полной тишине. Потом вдруг слабо, чуть слышно, зазвучала одинокая флейта. Один танцор, что стоял впереди, медленно поднял голову, будто прислушиваясь.

Но вот к флейте добавили барабан. И в такт глухим ударам лама начал притоптывать, дергаясь всем телом. Его движения становились сильнее и быстрее с каждым так-том, и, подчиняясь назойливому ритму, в танец стали включаться другие ламы, словно очнувшись от глубокого сна. Резко звучал стук рудженов - костяных браслетов на руках и ногах танцоров. Широкие черные рукава, как крылья больших птиц, поднимались и опускались в едином вихре. Танец лам завораживал. Он исполнялся строго раз в году, в определенный час, при определенном положении небесных светил. И, хотя движения фигур в черных халатах выглядели, пожалуй, чуть зловеще (они ассоциировались со стаей воронья, слетевшегося на площадь как предвестник скорой беды), оторвать глаз от них не мог ни один из зрителей.

Ти-Сонг Децен, касаясь побелевшими пальцами спинки трона, напряженно следил за представлением. И в холодном ужасе мелькала мысль: "А не обманула ли Фасинг? Нет. Не могла обмануть. Где-то в толпе, среди зрителей, - убийца. А если он промахнется? - подумал Ти-Сонг. - А если эта холодная стерва ведет свою игру и убийце отдан приказ лишить жизни обо-. их - и меня, и Лангдарму?. И на трон сядет тот... Тот, кто стоит за спиной Фасинг? Как она тогда вырази-лась: "Не совсем человек..."

"Уж не сам ли Царь Тьмы? - усмехнулся он... А по спине поползли мурашки. - Не знаю. Но часто мне кажется, что его действительно породила тьма... Тьма... И такой человек захочет отдать мне власть над Тибетом? Ради чего? Нет, - высветилось вдруг Ти-Сонгу. - Я должен умереть здесь, на площади, так и не достигнув цели. Династия прервалась - все утоплено в крови и хаосе. Люди, охваченные паникой, мечутся, затаптывая упавших. И тогда они услышат голос. Он будет спокойный и властный. Он скажет, что знает путь к спасению. И народ, подняв его на руки, понесет - туда, куда ему будет угодно. Я в этой игре лишний. - И он почувствовал, что его тело ползет куда-то вниз и назад, за высокую спинку трона, на котором сидел Лангдарма. Глаза продолжали лихорадочно искать в толпе холодную усмешку убийцы. Но вдруг он не будет стрелять? Вдруг он ударит кинжалом? Тогда... Тогда он не среди зрителей, а среди артистов. Один из двенадцати танцующих лам? Бред. Бред... И все же..."

Рука Кон-Гьяла потянулась к мечу на поясе. Он увидел ужас на лице Ти-Сонга и сделал незаметный шаг ближе к трону.

- Ваше величество...

- Ну, что еще? - недовольно спросил Лангдарма, не отрываясь от танца.

- Прикажите убрать их с площади. Немедленно!

- С ума сошел? Это священный ритуал.

- А ваша жизнь не священна?

Король лишь отмахнулся. Но Кон-Гьял заметил, как напряглись его мышцы. И вздохнул с облегчением, когда барабан глухо ударил в последний раз. Танец закончился. На площадь опять выскочили акробаты и фокусники. Девушки в широких шароварах и тюрбанах, украшенных длинными перьями, кружились в замысловатом танце с разноцветными шелковыми лентами. Гимнасты крутили свои сальто, зажав в зубах горящие факелы. Фокусник маленького роста (возможно, переодетая женщина) в смешном, длинном не по росту плаще, расшитом звездами, доставал из рукавов яркие шары и палочки, и они быстро мелькали в искусных руках. Островерхий колпак то и дело наползал ему на нос, и фокусник потешно пытался его поправить, а предметы, которыми он жонглировал вдруг волшебным образом послушно зависали в воздухе. Несколько раз он спотыкался, запутавшись в длинных полах своей одежды, но было ясно, что неуклюжестью тут и не пахло: все движения были виртуозно отточены, просто артист смешит зрителей.

"А может быть, убийца давно схвачен, - вяло подумал Ти-Сонг, - и сейчас выдает меня... Лангдарма жив, праздник подходит к концу. И меня арестуют - прямо здесь, у трона... Или как только я войду во дворец. А через три дня на этой же площади сделают помост, на котором будет стоять здоровенный детина-палач с кривым мечом... И ужас, тот самый, из сна, повторится в действительности".

Фокусник взмахнул руками - широкие рукава плаща словно раскрылись, и большие невесомые шары разлетелись в стороны над толпой. Кто-то попытался поймать их, но они с треском лопались в руках, вызывая взрывы смеха. А над головой артиста уже взлетали и падали совсем маленькие шарики, платки, крошечные палочки... Фокусник поймал одну из них, сдернул с головы колпак, и на короткое мгновение палочка исчезла из поля зрения... И вдруг превратилась в белого голубя. Взмах рукава - и голубь взмыл вверх, пролетел над толпой и приземлился на могучем плече Кон-Гьяла. Заметив испуг на лице телохранителя, король рассмеялся.

- Не падай в обморок, это всего лишь безобидная птица. Ну, - он хлопнул в ладоши, - лети к хозяину. Прими мои поздравления, артист, твое искусство воистину великолепно!

Фокусник поклонился.

***

Они все будут удивлены.

Подумав об этом, маг развеселился. Внешне это выразилось в том, что уголки его губ чуть дернулись вверх, придав лицу сходство с оскаленной волчьей мордой. Бархатная подушка удобно лежала под спиной. Маг смотрел представление - уже, наверно, в двадцатый раз... А может, и больше, он не считал. Он был единственным зрителем. А фокусник, потевший на сцене перед ним, - единственным артистом.

Фокусник поднял руку - белогрудый голубь порхнул через всю комнату, охваченный желанием сесть на плечо, как на насеет... И вдруг словно взорвался на полпути, обернувшись клубами разноцветного дыма, внутри которого, скрывшего от глаз и самого фокусника, что-то блеснуло.

- Плохо, - спокойно сказал Юнгтун Шераб и поймал двумя пальцами маленькую стрелу, летевшую ему в лицо. - Медленно.

А сам подумал: а ученичок хорош. Талантлив. И фокус с голубем - настоящая находка.

- Все сначала.

Маленький артист не выразил досады или недовольства. Вообще ничего не выразил. Лишь поклонился и с упорством заводной игрушки начал повторять номер. Он глотал огонь и вынимал изо рта разноцветные треугольные флажки. У его ног образовалась уже целая горка - это наводило на мысль о лоскутах, валяющихся на земле после парада. Маг знал: скоро они исчезнут. И наступит черед больших шаров, а за ними вылетит белый голубь - вон из той обыкновенной с виду палочки.

- Знаешь, - задумчиво сказал он, - пожалуй, надо покрасить стрелу - так, чтобы она перестала блестеть.

- Как вам это удается? - тихо спросила Фасинг, проводя пальцами по гладкой щеке мага. - Он ведь послушен, как... как...

- Как овечка? - Юнгтун Шераб усмехнулся. - Ну нет. Он смел и инициативен. А для моих замыслов другие и не нужны. Я указываю только конечную цель. Путь к ней он прокладывает сам - в этом-то вся и сложность. А сейчас уходи. Он не должен тебя видеть.

"Это я не должна его видеть - вблизи", - сообразила женщина. А издалека, из-за потайной двери, где она пряталась во время представления, она могла разглядеть только фигуру в черном балахоне. Лицо же артиста было скрыто под маской.

***

Черная борода. Игорь Иванович испуганно зажмурил глаза и снова открыл их. Секунду назад он видел короля со свитой: золотые и пурпурные одежды в отблесках факелов, и громаду дворца на фоне черных зубцов хребта КхордаЛе... И все исчезло. Он решил было, что контакт прервался, ждал уже знакомого ощущения тьмы и невесомости, а за ними - родной до омерзения городской квартиры в "хрущевке". Но вместо этого перед взором вдруг предстал незнакомый бородач с орлиным кавказским носом и глазами навыкате (наркоман, пронеслось в голове. Ну, может, не законченный, но употребляет ЛСД или героин... Пожалуй, скорее ЛСД). Мелькнули какие-то дома с дырами вместо окон - как в фильмах про войну. Бородач был затянут в камуфляж. Армейские джамп-бутсы мягко ступали по разбитому асфальту - человек в окружении трех автоматчиков-телохранителей подошел к бежевому "Мерседесу", обернулся и что-то гортанно сказал спутникам.

Позади "мерса" стоял пятнистый БТР. Автоматчики попрыгали туда, кто-то из них махнул рукой. Сюрреалистическая сцена из военного настоящего. Колесников не просто смотрел на незнакомого чеченца - тот был виден в белом круге, в перекрестье трех тонких линий с маленькими делениями, как у мензурки. Игорь Иванович смотрел сквозь оптический прицел снайперской винтовки...

***

Фокусник закончил представление и поклонился. Юнгтун Шераб с раздражением поглядел на танцующие клубы красно-желтого дыма, в котором исчез голубь.

Скольких же птиц ты извел? - недовольно спросил он.

- Ни одной, мой господин. Голубь один и тот же.

- Что, он не погибает?

- Нет. Это только фокус.

Маг с сомнением взглянул на артиста.

- Зачем тебе такой огромный колпак? И халат явно не по росту... Ты будешь вызывать смех.

Он спросил это тоном строгого учителя, экзаменующего ученика:

- Это хорошо, мой господин, - последовал уверенный спокойный ответ. - Никто не будет воспринимать меня всерьез, и никто не прочтет моих намерений. Вы сами научили меня этому.

- Почему ты не стрелял в этот раз?

- Я стрелял.

- Я ничего не заметил. Где же стрелы?

- Чуть справа от вашего виска, мой господин.

Юнгтун Шераб стремительно обернулся. Миниатюрное темно-коричневое древко торчало из стены со всем рядом с его головой.

Близко. В каких-то двух пальцах.

***

Король Лангдарма не сразу и понял, что произошло. Его что-то кольнуло в шею, будто ужалило большое насекомое... Но насекомых не могло быть в третий зимний месяц (в этом году Ченгкор-Дуйчин пришелся как раз на вторую его половину). Он хотел дотронуться до места укуса, но рука вдруг отказалась повиноваться. И девушка, исполнявшая танец с лентами, стала непонятным образом расплываться в воздухе, погружаясь в темноту, как в толщу воды, - все глубже, глубже...

Лангдарма еще сумел кое-как повернуть голову и заметать напряженное лицо Ти-Сонга, всматривающегося в толпу. "Он не знает, что меня убили, - сообразил король. - Он ждет..."

- Хватай его! - громовым голосом закричал Лангдарма.

И вскочил сам, извлекая из ножен любимый кинжал... Удивление на лице брата-предателя сменилось ужасом, он отшатнулся, съежился, уменьшаясь в размерах. А сам Лангдарма вдруг стал большим - выше дворца, выше горных хребтов, легче пушистых облаков, ночующих в темных влажных расщелинах... Ибо это уже был не он, но его дух, мощно взлетевший в Золотую обитель, чтобы вечно скакать на огромном коне в свите короля Гесера.

А его тело оставалось на троне - его удерживала отравленная стрела, пробившая шею и застрявшая в высокой спинке. Уже и танцовщицы ушли под аплодисменты, и зажглись огни на огромной карусели, символизирующей Колесо Жизни, и прекрасный белый конь ждал своего господина, чтобы еще раз торжественной поступью пройти по площади...

- Ваше величество! - в ужасе закричал Кон-Гьял.

Придворные из свиты оглянулись, глаза их расширились...

- Ваше величество! Ваше величество!

- Ты возьмешь трубку или нет?

***

Звонок выплывал откуда-то из глубины, как батискаф. Колесников с трудом поднялся из-за стола - сознание находилось еще на "нейтральной полосе" между двух миров, в переходе. Он на ощупь нашел трубку.

- Алло.

- Игорь Иванович, это вы?

- Я. С кем имею честь?

- Я Валера. Друг Алёнки.

- А, Валера... Алены нет дома, она уехала в лагерь.

Трубка помолчала.

- Я как раз насчет этого и звоню... Только вы не пугайтесь.

- Хорошенькое начало. Что случилось-то?

- Гм... По телефону неудобно. Надо бы встретиться. Только Алле Федоровне пока ничего не говорите.

- Что, настолько серьезно?

- Боюсь, что да. Она исчезла.

- Алла? - удивился Колесников.

- Алена.

И трубку повесили.

Глава 20 А ВОТ ОНИ, УСЛОВИЯ...

Бег.

Бег - это особое состояние. Отключено всё - все мысли, нужные и ненужные, праздные и злободневные (например, сколько еще бежать?). Если бы такой вопрос вдруг возник, он пробудил бы память и она услужливо подсказала бы о дикой усталости и о нехватке кислорода, о боли в икроножных мышцах и горящих огнем стопах, о сухом хриплом дыхании - твоем и тех повизгивающих собак, что идут по твоему следу вот уже... Нет, о времени тоже вспоминать не следует. Она лишь раз остановилась и присела - перед тем, как пересечь вброд широкий горный ручей. Ноги в отечественных кроссовках следовало обернуть полиэтиленом.

"Запомните, - учил инструктор, - фирменная обувь впитывает пот, а значит, ваш запах, как губка. Для любой следовой собаки это подарок... А для вас - смерть. И потом, наши кроссовки прочнее - в полтора раза, чем "Адидас", и в два с половиной - чем "Рибок". Так что уж потерпите, леди..."

Терпеть. Гнать, держать, смотреть, видеть...

"И когда бежите, ни о чем не думайте. Мысли - это тоже смерть. Выучите любую считалку и повторяйте. Без конца одно и то же. Она - ваше спасение".

Дышать, слышать, ненавидеть...

А вокруг было красиво! В другое время она бы остановилась полюбоваться - живописная каменная осыпь с островками ярко-зеленой травы, низкое раскидистое дерево, чудом прилепившееся на склоне, скала с двумя плоскими зубцами на другой стороне ущелья - будто рыцарский замок. Сейчас над главной башней взметнется флаг, опустится мост через ров, появится юный рыцарь на белом коне...

"Здравствуй, красавица. Как долго я искал тебя!" - "Разве мы знакомы?" - "Нет. Но я увидел тебя во сне и полюбил..."

Краем глаза она вдруг уловила движение - листья на дереве чуть шевельнулись, хотя ветра не было.

Черная фигура бесшумно, как паук прыгнула сверху. Сверкнула в воздухе метательная пластина, но Алёнка была готова к этому. Нырнув вниз, к самой земле, она моментально провела подсечку ("Змея среди камней"). Противник сделал кульбит, пытаясь уйти от атаки. Алёнка догнала его, как пантера, одним прыжком. И медленно выпрямилась, обводя глазами пространство вокруг. Второй. Должен быть второй. Мест для укрытия было навалом - рельеф словно специально был создан для того, чтобы устраивать засады. Девочка попыталась освободить сознание, активизировать свое внутреннее зрение, "ва", нащупывая противника... Этому ее тоже учили, впрочем, как и тому, что опытный мастер свое "ва" может прятать, будто закрывая непроницаемым колпаком, и в ментальном контакте оно не проявится. Сзади Алёнки была широкая каменистая дорога, круто спускавшаяся в низину, зеленую и круглую, как тарелка. Там нельзя было спрятаться. Другое дело - нагромождение больших валунов справа и спереди - идеальное укрытие для целой группы захвата... Или для одинокого снайпера. Снаружи все выглядело вполне мирно. Ни одного звука, ни одного движения.

Какая бы квалифицированная группа ни подобралась, она себя бы выдала - скопление человеческих организмов на малой площади излучает, как мощный передатчик. Ничего такого Алёнка не чувствовала. Значит, стрелок...

Нет, ерунда. До ближайшего валуна метров пятнадцать - выстрел почти в упор, промахнуться может только слепой. А стрелок молчит. И того, первого, на дерево сажать не было смысла. Тогда... Она сообразила все правильно, но мышцы опоздали. На нее напали сзади, со стороны дороги (где же он прятался?!). Горло сдавило железным захватом, колено моментально уперлось в поясницу. Алёнка почувствовала, что ее заваливают назад - жестко, профессионально, безжалостно. Она с трудом поборола желание сопротивляться...

Однажды ее так же схватил Жрец. Алёнка выполняла какую-то работу по. дому. Странно, но это ей нравилось. И сам дом нравился - выложенный серым необработанным камнем, под выгоревшей на солнце черепичной, крышей, суровый и красивый, как все горцы. От резной калитки в высоком заборе в глубину сада бежала извилистая дорожка, посыпанная красным песком. Сад выглядел совершенно запущенным, будто уголок дикой природы, но, присмотревшись, Алёнка поняла, что эта запущенность тщательно продумана и выстроена умелыми руками. Каждое деревце, каждый камешек знали свое место.

Пожилой садовник рыхлил землю возле раскидистой яблони. Алёнка уже была с ним знакома - тот всегда при встрече чуть приподнимал широкополую соломенную шляпу и бормотал что-то, не отрываясь от работы. Она весело поздоровалась и, громыхая пустым ведром, вприпрыжку подбежала к колодцу. Утро было замечательное: свежее и звонкое в середине лета, цвела буйная зелень, и до первых следов увядания было еще далеко. И жизнь где-то там, в пыльном шумном городе, в тесной квартире казалась странной и глупой, как игра в песочнице. Тут-то ее и схватили сзади за горло, как раз в тот момент, когда она ставила ведерко на край колодца...

Она судорожно забилась, пытаясь вырваться. В глазах потемнело, разум кричал от ужаса, она ждала: "Вот сейчас я умру. Меня бросят за ноги в этот самый колодец с ледяной водой, и даже если я сразу не задохнусь; холод меня скрутит, и я пойду на дно - сроду не найдут". Она еще попробовала ударить своего противника ногой и достать локтем. Оба удара достигли цели, но Алёнке показалось, что она бьет каменную стену. Тело ее напряглось в последний раз - и тут ее отпустили. Алёнка села на землю и с трудом произнесла:

- Вы не садовник.

Жрец улыбнулся и снял шляпу.

- У садовника сегодня выходной.

- Зачем вы меня так напугали?

- Лучше уж я, чем кто-то еще.

Он скрестил ноги по-турецки и присел рядом с ней.

- Вообще-то в школе с тобой неплохо поработали. Удар резкий, концентрированный... Для спорта - очень даже прилично. Только ведь жизнь - не спорт. Это война. Здесь все твое дрыгоножество гроша не стоит.

- А как же? - хмуро спросила она.

- Как же... Так сразу не объяснишь. Мужчина по своей природе крепок и тверд, как железо или дерево. А женщина... Как по-твоему, какова природа женщины?

Алёнка немного поразмышляла.

- Не знаю. Наверное, наоборот, мягкая и уступчивая. Как вода!

Жрец покачал головой.

- Женщина изменчива. Она разная - может быть твердой, может быть мягкой, горячей Я холодной, злой и доброй. Но нигде, ни в чем в отличие от мужчины она не достигает предела. В этом и состоит ее гармония.

Он легко, одним движением, встал и протянул ей руку.

- Тебе нужно научиться этому - быть разной. Твердой ты уже была, я тебя победил. Теперь попробуй обмякнуть, как старое полотенце...

***

Где же все-таки он прятался?

Алёнка безвольно поникла в руках, будто увядший цветок. Тот, сзади (она про себя обозвала его по номеру: Второй), на МИГ потерял опору, и она, ощутив это, внезапно оттолкнулась ногами от земли, опрокидываясь назад. Прием был опасный, но в данном случае сработал безотказно. Второй шлепнулся на спину, как таракан, и Алёнка в падении вонзила локоть ему в пах.

Отдышаться бы теперь, хоть одну минутку.

Нет. Натасканные овчарки повизгивали уже гораздо ближе - охота неотвратимо шла по пятам. Она и так потеряла много времени.

Алёнка не чувствовала ни голода, ни усталости, хотя начала свой путь на рассвете, а сейчас день близился к вечеру. Погода по-прежнему стояла ясная, что ее никак не устраивало. Она прошла больше половины пути, скоро - вон там, за горкой, похожей на маковку церкви, начнется сосновый лес, и вместе с ним - вторая, главная часть представления. Говоря казенным языком - обнаружение объекта и проникновение на него. Как он конкретно выглядит, она не знала. Хижина, землянка, двухэтажный особняк на манер дачи для партийного бонзы - Жрец не собирался облегчать ей задачу. Как и те, что шли в погоне (по крайней мере, собачки были натуральные, она сама видела: с громадными клыками и незлыми глазами профессиональных убийц), и те, из засады у дерева. Возможно, если бы она могла рассуждать, то спросила бы себя: а что будет, допусти она прокол? Вдруг она не справилась бы с засадой? Или объект будет спрятан слишком уж хитро... Нет, этого не могло быть. Ее учили "всему - в том числе и таким вещам, которые нормальному человеку в жизни вряд ли потребуются. Здесь были первоклассные инструкторы (из разговоров она поняла, что ожидается приезд Артура и Владлена, но те немного запаздывали), спецы по разным боевым единоборствам, выживанию, экстренному вождению, стрельбе... Ее и других учеников натаскивали регулярно и упорно - по 12-15 часов в сутки.

Ну а все-таки, что будет?

Но Алёнка об этом не думала... В данный момент она была лишена такой способности, потому что она уже не была человеком в полном смысле слова. Она все больше превращалась в машину...

- Ты ничего не чувствуешь? - спросил Жрец.

Они были одни в комнате, обставленной на манер японской - почти без мебели, стены обтянуты тонкой белой бумагой и прочерчены крест-накрест рейками из мореного дуба. Черный потолок с толстыми балками терялся наверху, в темноте. Посреди комнаты на низкой подставке горела одинокая свечка, и Алёнка, сидя на коврике, не отрываясь, завороженно смотрела на язычок пламени.

- Что я должна чувствовать?

- Перемены в себе самой.

- Честно? Чувствую, И боюсь.

Она с трудом оторвалась от свечи и повернулась к Жрецу.

- Я как будто ухожу... Не знаю куда, в другой мир. Там все не так.

Бритая голова собеседника чуть качнулась.

- А как? Попробуй объяснить.

- Ну, не то чтобы совсем не так. Все на своих местах... То есть мне не чудятся какие-нибудь замки с драконами. Но мне кажется, что я играю в игру - очень важную игру!

Она немного задумалась.

- Это как в компьютере: у тебя есть задание, и нужно набрать побольше очков. Можно здорово увлечься - все кругом исчезает, только ты и экран. Я-то думала, наркотики действуют по-другому... Что, вы удивились? .

Жрец спокойно выдержал ее взгляд.

- Я знаю, вы мне подсыпаете что-то в еду. Разве нет? Только не врите.

- Я разве врал тебе когда-нибудь?

- Нет, но...

- Это не наркотик. И не гормон, и не витамин.

Он помолчал, перебирая в руках деревянные четки.

- Наркоман - это, видишь ли, совершенно неуправляемый человек... А с другой стороны - самый послушный. Послушнее овечки. Прикажи ему выпрыгнуть из окна, он выпрыгнет, Наркотик дает забвение. Гормон - иллюзию необычайной силы, но за нее потом приходится расплачиваться. А я позволяю тебе открыть в себе самой собственное могущество - не обман, заметь, не иллюзию, а то, что скрыто в человеке на самом деле.

- Тогда почему мне страшно?

- Потому что это вообще в человеческой природе: бояться всего необычного. Ты еще не привыкла к тому, что у тебя в руках...

Голос звучал мягко и успокаивающе. "Может, и правда, нет тут ничего ужасного, - думала Алёнка, слушая его (баю-баю, журчал ручеек, и хотелось прикрыть глаза и замурлыкать...). - Я-то вообразила себе, что превращаюсь в этакого монстра. А тот дебил с золотыми зубами, который затащил меня в туалет? Его я, пожалуй, убила бы, элегантно и чисто - мальчишка-портье помешал. Свидетель".

Она тряхнула головой. Да ну. Самооборона есть самооборона... И потом, не убила же. Роща приняла ее как свою, как плоть от плоти, позволив совершенно раствориться в зарослях. К тому времени солнце уже наполовину скрылось за дальними верхушками, окрасив их в мягкие оранжевые тона. На секунду Алёнка позавидовала спецназовцам (видела недавно в кино), которые прятались в джунглях и становились невидимыми благодаря камуфляжам-"лохмашкам". Ей такой роскоши никто не собирался предоставлять, инструктор только хмыкнул: обходись, мол, подручным (подножным) материалом.

Легкая курточка была двусторонняя: с "лица" - бежевая, с надписью "Пума" и маленьким изображением распластанной в прыжке кошки, а с изнанки - матово-черная, почти полностью поглощающая свет. Не "лохмашка", конечно, тем более не "хамелеон" (продукт деятельности спятивших на милитаризме разработчиков для "Альфы"), но и то хлеб. Вообще-то хоть ее и учили пользоваться всеми новомодными штучками из арсеналов секретных подразделений, но особого внимания не заостряли. "Ты должна выглядеть совершенно обычно, - говорил ей Жрец. - Причем не только с первого взгляда, но и со второго, и с третьего. Никаких кинжалов в волосах, арбалетов в рукаве, стреляющих ручек и тому подобного. Только то, что всегда под рукой. Запомни: тебя могут обыскать с ног до головы, раздеть донага, ощупать каждый шов в одежде и обуви... И ни одна ниточка, ни одна крошка в кармане не должны привлечь внимания".

Алёнка присела под маленькой, чуть выше ее роста, елкой и вытащила косметичку. Глядя в зеркальце, нарисовала черным карандашом широкие полосы от переносицы к ушам, вывернула куртку черной стороной вверх. Надела капюшон; И ее сознание вмиг будто перевернулось. Она ступила на вражескую территорию...

"Дорогие папа и мама! Привет!

Я уже по вам соскучилась, хотя мне здесь нравится. Отдыхать хорошо, природа тут просто обалдеть! Ягоды - вот такие, с кулак. И виноград, и яблоки, и молоко... Я теперь, наверно, на молоко из нашего гастронома даже издалека не посмотрю. Здесь оно - как сметана, из кружки выливаться не хочет. Дождь был всего один раз, нас воспитатели тут же разогнали по палаткам, но он полчаса прокапал и прошел, и мы побежали загорать. Приеду - вы меня не узнаете, я стала черная, как Женуария из "Рабыни Изауры". И такая же толстая, по-моему. Джинсы уже не ношу, на пузе не сходятся...

Кормят нормально, три раза в день, и еще полдник. Я все съедаю, от чего прихожу в ужас. Но ничего, приеду домой и сразу сяду на диету, а то Валерка больше и не взглянет.

Как там папке отдыхается в санатории? Надеюсь, хорошо. Ну, вот и все, зовут на ужин. С коммунистическим салютом!

Ваша дочь Алена.

Р, S. Большой привет дяде Георгию".

- Ты погоди, погоди... Давай спокойно, с самого начала.

"Хотя что я говорю? - подумал Игорь Иванович и вытер со лба капли пота. - Как тут можно остаться спокойным..." Валерка, кажется, все же попытался взять себя в руки. По крайней мере, его голос теперь дрожал немного меньше.

- Алена мне оставила адрес... Ну, где она будет отдыхать. Специально, чтобы я её навестил, когда приеду и устроюсь.

"Устраивался" он дольше, чем ожидал. Рабочие руки требовались, и их стройотряд встречали вроде бы приветливо, но потом оказывалось, что денег нет, платить нечем, договор не составлен и не утвержден, условий для проживания ни малейших. А вскоре объявлялись вдруг откуда-то, как из-под земли, местные носатые "старатели" в больших кепках, для которых моментально находилось абсолютно все, или другие, без кепи, небритые, с потухшими глазами бездомной собаки, что были готовы работать чуть ли не за просто так, за краюшку хлеба и брезентовый полог над головой. В конце концов студенты все же сумели найти работу и пристанище без малейшего следа удобств. Денег, которых им предлагали, едва хватило бы, чтобы возместить затраты на дорогу, и командир весь день просидел за столом переговоров, представляющим из себя длинный узкий ящик из-под апельсинов в грязном строительном вагончике на колесах. Поначалу Валера изъявил желание участвовать в конференции. Командир хмыкнул и обреченно пожал плечами. Участвуй, мол, дуракам закон не писан.

В тесном вагончике было накурено так, что в сизом дыму терялись и стол-ящик, и лампочка под потолком, и топчаны с засаленными телогрейками вдоль фанерных стенок.

Переговоры явно зашли в тупик с самого начала.

Хозяева успели изрядно "принять на грудь", претензии потенциального наемного труда выслушивали с вежливым равнодушием, даже командир (комиссар по-старорежимному), собаку съевший за годы комсомольской деятельности, вскоре опустил руки. Он еще пытался что-то доказывать упавшим голосом, когда Валерка встал и вышел на открытый воздух - с таким чувством, будто впервые за много месяцев открыл люк подводной лодки.

Какой-то работяга, по виду из русских, сидел прямо на голой земле, привалившись к колесу вагончика, и держал двумя пальцами догоревшую до фильтра сигарету. Странно, но работяга был относительно трезв, хотя и изрядно потрепан.

- Кто ж вас звал в такую даль-то? - спросил он, обращаясь к ближайшей бочке с соляром.

- Гаркави, - буркнул Валера. - Реваз Ревазович. Был у нас в институте этой весной. Обещал заработок на сезон.

- В долларах небось?

- В "зайчиках".

- Ну-ну.

Работяга длинно сплюнул сквозь отсутствующий передний зуб.

- Катились бы, пионеры, по домам. Сублимация - сам видишь, ни туда, ни в Красную армию. С зимы сидим без копейки и еще сидеть будем... Хорошо, заварка осталась. А курево - только у бригадира... У тебя нет случаем?

Валера протянул пачку "Космоса". Работяга взял две штуки - осторожно, как величайшую ценность. Одну сунул в рот, другую спрятал за ухо.

- Чего ж не шумите?

Рабочий вздохнул.

- Толку-то. Бригадир - звание общественное. А так - тот же чифирь жрет, что и мы... Вместо водки.

- Ну а Гаркави? - возмутился Валерка. - Он-то куда смотрит?

- Слинял твой Гаркави. С неделю назад. Бабки, все, которые были, из ящика выгреб и слинял. Так-то, братан. Мой тебе совет: бери своих товарищей по партии и дуй... Если бомжами заделаться не хотите.

На следующее утро Валера вышел на дорогу, поймал попутку и покатил в гости к Алёнке. Планов у него особых не было. Не хотелось их строить, не хотелось вообще заглядывать в будущее. В конце концов, стояло лето, дорога вилась серой лентой по склону горы, в низине. Игрушечные выбеленные домики утопали в садах, а там где-то, в двух часах езды, ждала девушка, лучше которой нет на всей Земле. Характер, правда, еще тот... Все равно.

- Приехали, - окликнул шофер. - Вон асфальтовая дорога, по ней метров сто - и упрешься прямо в ворота.

- А это точно здесь? - вдруг засомневался Валерка. - Непохоже что-то на спортивный лагерь.

- Согласно адресу.

Он открыл дверцу грузовика и прислушался.

- Тихо как-то.

- А может, у них тихий час, - хохотнул водитель. - Как раз к кроватке и поспеешь.

В конторке, сразу за массивными воротами, сидела молоденькая медсестра в коротком белом халатике и, подперев голову кулачком, читала книгу. Увидев ее, Валерка еще больше смутился. Все вокруг напоминало скорее заштатную больницу для убогих, нежели базу отдыха спортсменов.

- Здравствуйте, - хмуро сказал он.

Сестричка подняла темную головку и с интересом оглядела запыленного чумазого пришельца с ног до головы.

- Привет. Ты к кому?

- К Колесниковой, - ответил он, раздельно и метко выговаривая слова. - Елена Игоревна Колесникова.

- Да не кричи, я слышу. Она давно у нас?

- Гм... Недели две.

- Неда-авно, - протянула она, листая журнал. - Жалко, я думала, ты ко мне... Скучно одной, знаешь: ли. А тут - приятный молодой человек... Родственник?

- Да нет, собственно...

- Ро-одственник, - певуче сказала сестричка. - Я таких навидалась. Сначала сдают, а потом совесть вдруг просыпается. У кого она есть, конечно.

- Куда сдают? - растерялся он.

- К нам, куда же еще... Что-то не найду. Сколько ей лет?

- Четырнадцать.

- Как? - удивилась она.

- Через три дня будет пятнадцать. День рождения...

Сестричка смотрела на него серьезно и с едва уловимым сожалением.

- А вы не ошиблись? Какой вам дали адрес?

Он назвал.

- Странно. Адрес наш... Но вашей родственницы здесь быть не может.

- Алена мне сказала, что будет в спортивном лагере... Она гимнастка.

Тут не спортивный лагерь.

- А что же это? - спросил он упавшим голосом.

- Дом престарелых.

Глава 21 КОШМАР, СТАВШИЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ

Ты перепутал адрес, - утвердительно сказал Колесников.

- Я и сам на это надеялся. Но я объездил всю округу... Есть альплагерь, только для иностранцев - тех, кто за валюту... Охраняют их, как ядерную базу, меня за сто метров остановили. Документы проверили... Нет, там Алёнки быть не может, это точно. Ближе к Терскому - две турбазы и лыжный курорт. Курорт закрыт, не сезон, а турбазы я обшарил вдоль и поперек.

- А писем она тебе не писала?

Валерка вздохнул и покачал головой. Игорь Иванович вытащил из кармана сложенный пополам конверт и протянул собеседнику. Парень не ошибся. Если верить адресу и штемпелю на конверте (почерк Аленкин: буквы сильно, будто деревья под порывом ветра, склонились вправо, петельки у "д" и "у" размашистые, но не лишенные чисто женского кокетства... Такие вещи не подделаешь, для родительского глаза они неповторимы, как отпечатки пальцев), то дочь отправила письмо именно из богадельни.

- Только Алле пока ничего нельзя говорить, - прошептал Игорь Иванович, как заклинание. - Она этого не перенесет...

"Что же, друг детства, - подумалось ему. - Видно, судьба связала нас надолго. Пора бы отдать долги".

***

Первое, что пришло ему на ум, когда он переступил порог тесного кабинета, было тягостное впечатление болезни и уныния. Туровского никак нельзя было назвать цветущим. Мельком посмотрев на Колесникова большими воспаленными глазами, он отвернулся к зарешеченному окну и так и остался стоять у подоконника с засохшим цветком - худой, сутулый, измученный, будто застывший с того момента, когда Олег Германович Воронов, бизнесмен и преступник, с доброй улыбкой на открытом лице взял подписанный следователем пропуск.

- Вот и закончилась наша эпопея, Сергей Павлович, - проговорил он, и сколько. Туровский ни старался, так и не сумел уловить в его голосе злорадства, только некоторую грусть, будто расстаются старые друзья. - Вообще-то я так уходить не собирался. Правда-правда.

Воронов мягко улыбнулся.

- Знаете, все это время, сидя в камере, я представлял себе эту процедуру... Меня отпускают... Я требую бумаги, пишу жалобу прокурору... Думаете, сумели бы отбрехаться, а? Только честно! - Он обвиняюще вытянул указательный палец. - Вы бы и не подумали! Как же, вы ведь выше этого. Вы бы страдали молча, встав в позу... Какую позу вы предпочитаете? Сверху, снизу?

- Подпишите протокол...

- Где? Ах да, вижу. Где птичка...

Воронов поставил витиеватую роспись и откинулся на спинку стула.

- А потом я поразмыслил и вдруг понял, что жаловаться на вас не буду. Как бы это объяснить... Ну, если бы меня покусала собака - кому я побежал бы бить морду? Не собаке же. Хозяину!

Он помолчал.

- А вами, Сергей Павлович, я всегда восхищался. Нет, я без иронии, на полном серьезе. У вас все есть хватка, профессионализм, хорошая злость, великолепная реакция... Вы ведь там, в санатории, убийцу вычислили за двое суток - с нуля, на голом месте! Почему я вас не купил? Ей-Богу, не пожалел бы никаких денег. Чего молчите?

- Банальности говорить не хочется.

Туровский протянул через стол подписанный пропуск.

- Вы свободны, гражданин Воронов.

Тот усмехнулся, подумав, что ежели проигравший в схватке не хочет говорить банальностей типа клятв о кровной мести и фраз "не все в этом мире продается", значит, он умеет проигрывать и тем более достоин уважения.

- Жалко Тамару, - сказал Воронов. - Я ведь бизнесмен, Сергей Павлович, а не убийца. Лишать человека жизни - это пошло... Непрофессионально. Я совершил ошибку - не в том, что ликвидировал ее, а в том, что допустил необходимость этого... Вас-то вина не гложет? Кабы не вы...

Туровский вздохнул.

- А сейчас вас потянуло на банальности. Берите пропуск, Олег Германович, и до свидания. У меня работы чертова уйма.

Воронов пожал плечами и с независимым видом направился к выходу. Но так и не дошел, остановился в дверях, будто что-то кольнуло.

- "До свидания"? Или вы хотели сказать "прощайте"?

- Не зарекайтесь.

Туровский встал из-за стола, подошел к Воронову и оказался с ним лицом к лицу.

- Знаете, вы были правы насчет собаки. Ее можно не кормить (раз уж хозяин кретин), можно бить смертным боем... Можно заставить сбежать. Одного только нельзя: перевербовать ее, чтобы она была на стороне волков и лисиц. Собака этого просто не умеет, И поэтому, коли мой хозяин не желает на вас охотиться - что ж, я буду делать это сам.

С сегодняшнего дня, с того момента, как вы выйдете отсюда, перед всеми вашими партнерами (особенно зарубежными, наши стоят мало, хоть они и не очень щепетильны) полным ходом начнется ваша компрометация. Любыми доступными мне способами.

- Что вы имеете в виду?

- Вы заметная фигура - с одной стороны, а с другой - важный винтик в отлаженной машине. У вас наверняка есть какой-то "жучок" - в руководстве Вооруженных сил и МВД... Вряд ли это крупный человек, слишком опасно, скорее, некая серая мышка, имеющая влияние на определенное лицо... Так ведь? Кто-то ворует оружие с военных баз - и не только пистолеты с автоматами... Без прикрытия, на голом энтузиазме... Не верю. Боевики в Чечне получают это оружие. Кто финансирует такие сделки? Нашим инвесторам это не по зубам - не тот размах. Значит, западные.

- Доказательства? - хрипло спросил Воронов.

- Опять вы за свое. Я же говорю, что действую сам, на свой страх и риск. Мне доказательства ни к чему. И вашим иностранцам они тоже до фени... И не смотрите так на меня, я вовсе не наивный. Конечно, они знают, куда вкладывают деньги - и откуда их получают... Акулы долбаные. Но ведь они тоже не делают дела в одиночку, а поэтому перед внешним миром они просто обязаны остаться чистыми... Ни один банк, ни одна фирма-инвестор не связаны с вами напрямую, только через десятые руки... Им всем - всей цепочке,

Достаточно будет даже слуха, что они практически финансируют торговлю оружием в России. Это вам не наш базарный капитализм. И пойдет волна, Олег Германович. Крупные финансисты тут же открестятся. Мелкие останутся, им терять нечего... Но ведь на то они и мелкие! А война в Чечне идет, мы там увязли по уши. Каюм Сахов будет требовать оружия. И, если вы остановите вашу деятельность, быстренько найдет другой канал. А вас элементарно уберет. Возможно, не сразу, сначала мягко предупредит. Пошлет, так сказать, "черную метку". Вы, сидя на нарах, Стивенсоном не увлекались? Зря, батенька. Архизанимательная история.

Воронов облизнул пересохшие губы и взглянул на потолок. Туровский понял этот взгляд.

- Микрофонов нет, никто не пишет.

- Уверены?

- А смысл? Я же вас отпустил, вон и пропуск у вас в руке.

- Откуда вы знаете по Каюма?

- "Наружка" сняла на аэродроме. Тамаре предъявили фото, она опознала.

- Как же ты, сука, сумел ее вербануть? - прошептал Воронов. - Не пойму. Не верю.

- Да ну? - хмыкнул Сергей Павлович. - А как я перевербовал вас, Штирлиц? За пять минут и безо всяких фокусов.

Дежа вю. Перед Вороновым вдруг всплыло лицо Жреца - кроткое, улыбающееся, с внимательными добрыми глазами, И их разговор, почти дословно повторивший нынешний. Они и мыслят одинаково, с раздражением подумал Олег Германович. И бьют одинаково - точно и безжалостно, как боксеры-профессионалы... Значит, Каюм. Теперь он - главная опасность, его за спиной просто так не оставишь. Нужно идти к Жрецу. А Жрец выдвинет свои условия...

- Чего ты хочешь? - тяжело спросил Воронов.

***

- Я должен ехать туда, - упрямо проговорил Колесников, глядя в пол.

Туровский перечитывал Аленкино письмо - наверное, в пятый раз.

- Ты ничего странного здесь не заметил? Например, какой-нибудь нехарактерной фразы? Может быть, есть отличия в стиле?

- Нет, ничего такого. Нормальное письмо.

- А почерк?

- И почерк похож.

- Надо отдать графологам. Но если окажется, что письмо настоящее, не подделка... Ты понимаешь, что это значит?

- Что?

- Это может означать два варианта. Первый: Алену чем-то опоили, запугали, и так далее... Короче, заставили написать то, что нужно. Второй - она тебя сознательно обманула. Сама. Тебе ясно?

- Да ты что? - выкрикнул Игорь Иванович. - Как тебе в голову могло такое прийти?

- А ну цыц, - без церемоний рявкнул Туровский. - А то я не знаю, как вы цапаетесь с Аллой.

Следить нужно было за дочерью, а не выяснять отношения.

Игорь Иванович сник, и Туровскому стало вдруг стыдно. Он понял: эти слова его друг говорил самому себе десятки раз, перечитывая тайком (Алла ничего не должна знать, ни под каким видом! У нее сердце!) письмо, написанное Алёнкой (или не Алёнкой? Живо предстала перед глазами мертвая девочка, выловленная из реки. Застряла где-то в глубине мозга глупая мысль, Не дававшая покоя: а не нашли ли ей замену? И если действительно так, то по какому критерию искали? Рост, вес, спортивные успехи?). Он механически двинул к себе блокнот и нацарапал: "Проверить, занималась ли Марина спортом. Предположительно - плавание, стрельба, боевые единоборства".

- На Кавказ я тебе ехать запрещаю, - отрезал он. - Тамошних розыскников я озадачу. Они профессионалы, ты будешь только мешать.

- Она моя дочь. Тебе не понять.

- Узнаю, что ты собрался туда, засажу на 72 часа. Под любым предлогом.

- Да почему? - заорал Колесников, сдергивая с носа очки.

- По кочану, - устало ответил Сергей Павлович. - Если то самое, что я подозреваю, то Алёнки на Кавказе давно нет.

- Я сам провожал ее на поезд...

- Ей позволили, чтобы ты ее проводил. Позволили дать адрес, то есть снабдили легендой. И единственный смысл, который я в этом усматриваю, состоит в том, чтобы дать нам с тобой ложный след. Единственно, чего они не учли, это тебя, - Сергей Павлович взглянул на притихшего Валерку. - Если бы не ты, Аленкины родители спокойно получали бы от нее письма по сей день.

Медленно-медленно с круглого лица Игоря Ивановича сходила краска - в бледности кожи, покрытой синеватыми жилками, в резких морщинах на лбу, в глазах, где мелькнул и застыл самый настоящий черный ужас, обозначилось понимание

- Ты считаешь...

- Не знаю, - нехотя сказал Сергей Павлович, - Может, я дую на воду. А Алёнка спокойно развлекается с хахалем на море... В Пицунде где-нибудь.

- Дай-то Бог, - прошептал Колесников.

Валерка зыркнул на него (ему эта версия явно не понравилась), но тотчас же опустил глаза. Правда: пусть все, что угодно. Только не то самое.

***

Директор школы-интерната для сирот больше всего походил не на директора интерната, а на пожилого художника (никакой строгости ни в облике, ни во взгляде, ни в голосе - мысль о богеме наводилась длинными седыми волосами, зачесанными назад, свободного покроя вельветовой рубашкой салатного цвета и громадной капитанской трубкой).

- Простите, - улыбнулся он. - Я, наверно, не соответствую по внешности своему месту, да? Вы ожидали увидеть этакого солдафона в галифе и френче...

- Я за последнее время разных повидал, - честно признался Сергей Павлович. - Вы шестой по счету.

- Так чем обязан?

- Скажите, - Туровский осторожно подбирал слова. - Не было ли у вас случаев пропажи воспитанников? Например, за последние года два?

- Ну знаете, - хмыкнул тот. - Кабы были такие случаи, мы бы с вами так вольготно не беседовали. Я все-таки двенадцать лет в своем кресле.

- А легальным путем... Удочерение, родственники нашлись?

- Редко. На моей памяти такое было четыре раза. Из детдомов берут чаще, а тут, понимаете ли, контингент особый. Дети, я бы сказал, в весьма сложном возрасте. А кто конкретно вас интересует?

Несколько секунд Туровский колебался. Потом, остановив дыхание, будто собирался прыгать с вышки в холодную воду, - положил на стол фотографию. Света настоящая в лагере труда и отдыха. Как-то просекли, что на фото - мертвая, хотя изображение сильно подретушировали, интернатовский директор же спокойно прошел мимо, только слегка удивился:

- Да, это наша... Мариночка Свирская, я ее хорошо помню. Как раз тот счастливый случай: нашлись родственники. Оформили документы, увезли, если не ошибаюсь, на Урал.

- Что за родственники? - хрипло спросил Туровский.

- Можно найти данные, если вас интересует. Но я вас уверяю, люди вполне приличные, не бомжи, не пьяницы.

- На чем увезли девочку?

- На машине...

- Марка, цвет? - нажал Туровский, чувствуя металлический привкус во рту: след! Уже потерянный, без надежды, что всплывет где-нибудь знакомый запах.

- Ей-Богу, не помню, год с небольшим прошел. Но что-то темное, неприметное. Думаю, ехали издалека, машину так и не успели помыть. А как раз была ранняя весна, начало апреля. Снег только сошел, дороги в грязи.

- Кто они были по документам?

Директор вздохнул, поднимаясь из-за стола.

- Пойдемте, посмотрим записи.

Коридоры были гулки и пусты - шли уроки. Обычные уроки, как в обычной школе. И дети обычные (он заглянул в один из классов: русская литература. Некрасов, "Кому на Руси жить хорошо?" Никому). Кто слушает учительницу, кто шалит втихомолку, на задней парте с яростью режутся в морской бой... И все равно, на каждом - словно некий отпечаток, даже для самого непонимающего ясно видный. Интернат для сирот (читай: отказников. Хотя бати у всех, само собой, посмертные герои - кто же станет разубеждать?). - Помещение архива, где хранились личные дела воспитанников, было пыльным и маленьким, как подсобка дворника. Директор поморщился, дабы показать гостю, что такое запустение - вовсе не в порядке вещей.

- Оленька, - сказал он какой-то неприметной женщине. - Вы помните, где у нас документы на Марину Свирскую?

- Мариночку? Это ту, которую от нас забрали? Сей момент, поищу.

Она действительно нашла нужную папку "сей момент" и положила ее перед Туровским, преданно глядя на своего обожаемого шефа.

Марина была, судя по записям, абсолютно нормальным ребенком, с естественными для ее возраста часто меняющимися интересами и запросами. Отметки по всем предметам получала не кругом отличные, но на уровне, и даже физкультуру, как вначале ошибочно предполагал Сергей Павлович, девочка особо не жаловала: пятерки за бег, плавание, игры иногда прореживались редкими красными "неудами" (надо полагать, за несанкционированные пропуски).

Родственники отыскались полтора года назад, в конце марта. Туровский пролистал записи: паспортные данные, номера, серии... Свирская Елена Владимировна, 49 лет, родная сестра Марины, программист филиала банка "Пермьстройкредит", средний заработок... Справка о том, что в силу материального положения может взять на иждивение сестру в возрасте 13,5 лет... Своих детей не имеет... Муж - Азаров Александр Казимирович. Служба безопасности вышеозначенного банка... Средний заработок... Ого! Справка с места работы... В силу материального положения... Справка врачей...

Туровский откинулся на спинку жесткого стула.

- В силу материального положения, - повторил он вслух. - А что они вообще за люди, как вам показались? Как они отнеслись к Марине?

Директор только пожал плечами, а Оленька-мышонок воодушевленно отозвалась:

- Очень приличная пара! Мужчина видный из себя, хотя, по-моему, в нем было что-то нерусское...

- Акцент?

- Нет, говорил чисто, как мы с вами. Я имею в виду внешность. Нос этакий орлиный, знаете, с горбинкой. Но сам он вряд ли с Кавказа, скорее уж его дед или прадед.

- Женщина?

Оленька чуть скривила губу.

- Маленькая, невзрачная...

- Ну уж! - вырвалось у директора.

- Волосы рыжие, по-моему, крашеные. Одета неброско, но дорого, не ширпотреб. Банковские, одно слово. Себя не обидят. А тут сидишь на ста двадцати...

- Марина была рада, что нашлись родственники? - деликатно перебил Туровский, отвлекая женщину от ее насущных проблем.

- Само собой! - удивился директор. - Как же иначе! Столько лет сирота, и вдруг...

- Вообще-то она всегда была немного скрытной, - вставила Ольга. - Старалась своих чувств не показывать. И к родственникам отнеслась спокойно. Сестричка родная. - Она хмыкнула. - Где ж она раньше была? Что-то не торопилась.

- И они больше не появлялись, не звонили?

Оба - и женщина-архивариус, и директор - покачали головами.

- Даже странно. Убыли - как исчезли, сразу. Другие до сих пор не забывают...

Сергей Павлович поднял воспаленные глаза.

- Вам нужно будет проехать со мной. Это ненадолго, не беспокойтесь. Просто посмотрите несколько - фотографий...

...Они оба моментально, без колебаний, выбрали одну и ту же карточку. Собственно говоря, Туровский предполагал такой поворот - требовалось лишь подтверждение.

- Так они что... аферисты? - обреченно спросил директор. - Не родственники?

Туровский универсально пожал плечами.

- Но мы же не знали... Они предъявили документы, справки с места работы. У нас даже тени подозрения не возникло!

Азаров Александр Казимирович, равно как и Свирская Елена Владимировна, никогда не работали в банке "Пермьстройкредит", хотя бы потому, что банка с таким названием в Перми не существовало. Пришедшие новости от уральских коллег Туровского не удивили: он понимал, что для изъятия девочки вполне достаточно было убедительно выглядевших документов, пусть даже не выдерживающих проверки - проверять никто не будет. И винить руководство интерната тоже не имело смысла, тем более инкриминировать служебную халатность. Туровский видел: директора колотила крупная дрожь (не за судьбу девочки, подумалось со злостью, с глаз долой - из сердца вон...). Оленька-архивариус казалась настроенной более решительно... Только надо ли? Марина мертва, "Азаров" - убийца девочки, уехавший с ней на "ракете" и обнаруженный в квартире, где никто не был прописан, мертв (перебитое горло, падающее тело: видение в пригородном автобусе). Исчезнувшая рыжеволосая девушка - либо убита, а тело спрятано, либо убийца своего "мужа", растворившаяся в родных просторах. Материальные улики казались еще более эфемерными: квартира без единого отпечатка пальцев, с девственно чистой пепельницей на столе, купленная через двадцатые руки (цепочку сейчас отслеживают, но - напрасная трата времени), мелькнувшая полтора года назад машина темного цвета, заляпанная грязью. Ни номера, ни марки.

- Скажите, Марина посещала какой-нибудь кружок?

- У нас почти все дети охвачены...

- Все меня не интересуют. Я спрашиваю: чем увлекалась Марина? Музыка, спорт, живопись? Они переглянулись.

- Трудно сразу вспомнить. Вроде ходила в секцию какой-то восточной гимнастики. Знаете, сейчас это модно... Как в наше время фигурное катание.

- Где она научилась играть на флейте?

Удивленно поднятые брови.

- На флейте? Впервые слышим.

***

Флейта звучала далеко-далеко, где-то в горах, среди холодной прозрачной синевы. Он ни за что не услышал бы ее днем - разноголосый шум столичного города несовместим с тонкими нежнейшими переливами.

Те картины - кошмар, вдруг ставший реальностью, - все ещё стояли перед глазами, но постепенно теряли яркость, мозг не справлялся с нахлынувшими испытаниями и все настойчивее тянул в темную пустоту - мягкую; ватную, успокаивающую...

Чонг вдруг подумал, что его тюрьма самым гармоничным образом отражает его внутреннее состояние. Его признали виновным. Его тут же опознал хозяин постоялого двора, где они с учителем оставили лошадей. Его задержала стража на выезде из Лхассы...

Он смутно помнил то, что произошло. Казалось, минуло уже много лет, и много лет глаза, привыкшие к вечному полумраку, созерцали серые влажные стены и ничего более - кусочек зарешеченного неба светился сверху, как слабое напоминание о внешнем мире... Плевать на внешний мир. Так хорошо... Так спокойно.

- Вы опять здесь?

- Колесников молча кивнул. И того и другого их общение перестало удивлять - раз такое чудо происходит, значит, это кому-нибудь нужно.

- Меня приговорили к смерти, - сказал Чонг.

- Тебе страшно?

Он немного подумал.

- Страшно. Конечно, я знаю, что не должен бояться... Но все равно.

Игорь Иванович увидел вдруг слезы в глазах монаха. Чонг сидел неподвижно, и слезы прозрачной струйкой катились вниз по щеке, и щека была гладкая, юношеская, с еще нежной кожей, и ни солнце, ни ветры, гуляющие в горах, не смогли ничего сделать с ней.

- Я хотел говорить с Буддой, - прошептал Чонг. - Он видит всё... Все, что творится вокруг и в наших душах. Может быть, он сказал бы мне почему... А вы? Зачем вы здесь? Я вас не звал.

- Не знаю, - пробормотал тот. - Если не ты - значит, кто-то другой...

Он подошел к Чонгу и схватил его за плечо, увидев, как рука со скрюченными пальцами прошла сквозь плечо ("Ну да, какая же это плоть? Все сгнило, стало тленом мироздания, меня кто-то упорно заставляет оправдывать призрак...").

- Послушай, - умоляюще сказал он. - Ну пусть не ты переносишь меня сюда... Но мне некого больше просить... Отпусти меня! Очень прошу, заклинаю! У меня дочь попала в беду. Я должен быть там.

- Дочь?

Что-то в лице монаха промелькнуло, будто судорога прошла.

- Сколько лет вашей дочери?

- Скоро пятнадцать.

- Пятнадцать, - эхом отозвался он. - Мне кажется, я видел ее недавно, во сне... или это был не сон. У нее большие серые глаза и длинные светлые волосы, заплетенные в косу. Наши женщины заплетают множество тонких косичек, чем их больше, тем красивее. Но у вашей дочери только одна коса? И прекрасные глаза, а на них какие-то блестящие стекла, вроде украшений...

- Что она делала? - спросил Игорь Иванович.

- Она играла на флейте. Он покачал годовой.

- Это не Алена. Ты видел во сне другую девочку.

- Кто она?

- Убийца,

Глаза Чонга расширились.

- Убийца, - повторил Колесников. - Кто-то приказал ей, и она застрелила двух женщин.

- Из лука?

- Из духовой трубки.

- Как короля Лангдарму, - тихо сказал Чонг. - Великий Будда, как же ты допустил такое?

Клубы черного едкого дыма зависли над Лхассой - жгли буддистские храмы. Трупы монахов валялись на опустошенных улицах - да и вряд ли там были одни лишь монахи и приверженцы Будды. Убивали всех, кто попадался под руку. Конные отряды солдат в черной броне и знаком Солнца носились, как смерчи, и многим виделись не всадники, а стаи громадных черных птиц с разинутыми клювами - предвестников войны...

Это и была война - внешние границы государства еще пребывали в спокойствии и незыблемости, и вожди кочевых племен держались с должным почтением... Но в столице и ее окрестностях ожесточенно дрались и умирали непримиримые враги: сосед шел против соседа, брат против брата. В самом центре, напротив священной горы Самшит, бой кипел еще несколько дней и ночей: остатки гарнизона, преданного королю Лангдарме, удерживал дворец и площадь перед ним, устроив завалы на улицах. Иногда отзвуки этой битвы долетали и до окраины, где Чонг, сидя в каменном колодце-тюрьме, ожидал казни. Возможно, там, у дворца Потала, дрались и сейчас, ночью, в яростных факельных всполохах, но Чонг слышал только одинокую флейту, плачущую где-то в горах.

"Отпусти меня, - мысленно просил Колесников, незримо шагая по смердящим улицам, мимо изуродованных трупов, черных пожарищ на месте великолепных храмов, пустых разграбленных торговых лавок. Он не знал, кого просить, - просто молился кому-то неведомому, кто держал его здесь, в чужом времени. - Отпусти, отпусти, отпусти!" Его не отпускали.

Постоялый двор, на котором Чонг и его учитель оставили лошадей, находился ближе к восточной окраине, рядом с кварталом гончаров и чеканщиков. Конечно, он был разграблен дочиста в угаре уличных боев, но основные постройки остались целы: руки не дошли спалить.

Было тихо и пусто. Остатки выбитых и разнесенных в щепки ворот валялись на земле вперемешку с глиняными черепками, обрывками ткани и сломанной хозяйственной утварью. Какое-то темное пятно красовалось на глинобитной стене, на уровне груди. Неслышно ступая, Игорь Иванович подошел поближе и слегка коснулся рукой неровной поверхности.

Нян-Сума, полужаба-полуженщина, одно из основных божеств Бон-по. Грубо намалеванная охрой, она противно разевала беззубый рот с раздвоенным языком, а под толстым брюхом, меж коротких перепончатых лап, красовался большой солярный знак.

Сначала он решил, что ему почудилось. Потом понял, что слышит тихий-тихий плач - будто стон, без всхлипов, на одной ноте. Ему стало жутко. Вой очень смахивал на волчий, так матерая самка плачет над убитым охотниками избранником. Он не боялся того, что на него могут напасть, кто мог причинить ему вред здесь - все уже умерли и истлели, и убитые, и живые. Ему страшно было увидеть... Неважно что. Довольно большое захламленное помещение делилось тонкими перегородками на маленькие комнатки для жильцов. Игорь Иванович заглянул в ближайшую. Пусто. Во второй и третьей - аналогично. В четвертой прямо на грязном полу под ворохом тряпья лежал мужчина. Он был очень худой, тельце едва угадывалось под лоскутами того, что когда-то было одеждой. Желтовато-коричневое лицо казалось застывшей трагической маской, и сидевшая рядом на корточках женщина гладила его со всей нежностью, на которую была способна. И плакала.

Игорь Иванович подошел поближе и тихо сказал:

- Он умер.

Женщина подняла голову. Она нисколько не удивилась появлению незнакомца.

- Я знаю.

- Пойдем со мной, - мягко предложил Колесников.

- Куда?

- Нужно найти чего-нибудь поесть. Когда ты последний раз завтракала? '

- Не помню. Несколько дней назад. Муж ещё был . жив.

- Это Зык-Олла, хозяин постоялого двора? Она безучастно кивнула.

- У тебя есть родственники в столице? - Зачем это вам?

Игорь Иванович смутился.

- Ну, не оставлять же тебя здесь одну. А родственники, если они есть, могли бы помочь...

Сработал инстинкт. В комнате было темно, но на полу перед единственным оконцем светился зыбкий кружочек - отсвет луны... Колесников увидел блик на широком лезвии и непроизвольно отклонился вбок, сделав вращательное движение рукой. Женщина вложила в удар всю свою ярость и упала без сил, выпустив оружие. Колесников загнул ей руку за спину и зажал рот, чтобы она не закричала. Она еще билась в его руках, и глаза горели злобой, но это был последний всплеск.

- Тише, не кричи, - прошептал Игорь Иванович. - Глупая, разве я тебе сделал хоть что-то плохое? Женщина дернулась и укусила его за ладонь.

- Вот же дура!

Он несильно вмазал ей пощечину. Женщина пискнула и затихла.

- Ну что, будешь еще кусаться? Она замотала головой.

- И орать не будешь?

Снова отрицательное движение.

- Ладно, поверю. Но заорешь - смотри у меня.

- Убьете?

- Я никого не убиваю, - сказал Игорь Иванович. - Вот они - могут услышать и прийти.

- Ну и пусть, - тихо ответила женщина. - Может, оно и к лучшему... Вам больно? У вас кровь... Давайте перевяжу. Где-то у меня была чистая тряпица...

Игорь Иванович опустил глаза и с удивлением обнаружил у себя на запястье свежий саднящий порез. Он осмотрел отобранный нож. Блестящее заточенное лезвие было выпачкано кровью. Его кровью. Он больше не был призраком.

Глава 22 ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ЛАГЕРЬ

Аленка едва не наступила на этот прямоугольник, - но вовремя сработал некий древний инстинкт, "верхнее" чутье на опасность. Ловушка была выполнена очень искусно, в расчете именно на ее подготовку: не. только дерн в этом месте нисколько не отличался от окружающего, но и сама атмосфера была чьим-то усилием абсолютно обезличена - чистая аура без намека на враждебность. Что именно приводила в действие спрятанная ступенька, Алена не стала выяснять. Это могла быть яма с кольями внизу, падающее сверху лезвие с петлей, заряженный арбалет в кустах... Не хотелось терять время, да и, обезвреживая эту ловушку, был риск привести в действие другую...

Она просто разбежалась, перемахнула в длинном кувырке препятствие и на несколько секунд застыла, пригнувшись к земле и настороженно обводя глазами все вокруг. Потом двинулась дальше, бесшумно и незаметно скользя между деревьев. Вскоре Аленка обнаружила вторую ловушку - замаскированную мхом петлю. Стоило наступить туда - и петля, захлестнув ногу, утащила бы ее наверх и оставила висеть на дереве вниз. головой - крайне опасном и нелепом положении. Она не стала трогать хитрое сооружение, обошла дальней дорогой.

Карты у нее не было. Все подробности местности она держала в памяти, и сейчас, двигаясь через чащу и ощущая затылком заходящее солнце, она ждала: вот-вот ее путь пересечется с колеей - неширокой, приблизительно для "УАЗа". Колея должна была вывести к нескольким брошенным строительным вагончикам, стоявшим на поляне возле наполовину вырытого котлована уже черт знает сколько времени. Перед тем как осмотреть их - так, без малейшей надежды, просто для очистки совести, - Аленка все же привела себя в надлежащий вид: смыла с лица черные полосы, вывернула курточку бежевой стороной вверх, поправила прическу. Потом, оглядевшись еще раз, подошла к первому вагончику (обода совершенно заросли травой, здесь точно не ступала ничья нога уже лет пять), с трудом протиснулась сквозь ржавую дверь и влезла внутрь. Грязно, пусто и уныло. Даже мышей и крыс тут не было, все объедки, которые остались, а также остатки хлеба, крупы и сахара давно уже были съедены. Рассохшийся шкафчик для одежды, с тремя целыми ножками из четырех и даже осколком зеркала, вставленного в дверцу (вот чудо-то!), казался чем-то совершенно роскошным и нездешним. Здоровенная гадюка с красивым черным узором на. спине спала, свернувшись кольцом, на ящике, заменявшем табуретку. Аленка мазнула по ней равнодушным взглядом и выбралась наружу, тут же обругав себя последними словами. Это было непростительно - не распознать чужого присутствия.

Милицейский "Урал" с синей полосой стоял у дальней сосны, на краю поляны, и оттуда, прямо к ней навстречу, медленно шагали двое, переговариваясь о чем-то с деревенской неспешностью. Один был по виду работяга - в грязных сапогах, телогрейке и кепке, с недельной щетиной на подбородке. Второй, участковый, с толстым красным лицом пьющего комбайнера, шел рядом и что-то пытался доказать первому, судя по отчаянным жестам.

Прятаться было поздно, ее заметили.

- Ты откуда, прелестное дитя? - удивился участковый.

- Здравствуйте, - чуть смущенно улыбнулась Аленка. - Вообще-то я из Москвы. А тут живу в Кхецвали, в райцентре. У меня там дедушка.

- На каникулы, значит? Документов, конечно, нет с собой?

- Только свидетельство о рождении. Дедушка говорит, всегда надо с собой иметь. Мало ли что. А паспорта мне еще не положено.

Участковый просмотрел свидетельство и вернул его девочке.

- Не боишься одна гулять? Скоро стемнеет.

- Да я давно бы уж дома была, кабы Машка не убежала.

- Коза, что ли?

- Да ну. Дедова лайка. Здоровущая такая, черная, а грудь белая. Одичавшего кота увидела и ломанулась за ним, дрянь такая. Я все горло надорвала, пока кричала. Вы не видели?

- Нет, - серьезно сказал работяга. - Лайка-то хоть обученная?

- Конечно.

- Тогда сама вернется, не переживай. Собака - она хозяина знает. Может, домой подвезти?

- Я еще Машку покличу. Дедушка голову оторвет.

- Ты в вагончике, кстати, никого не видела?

- Нет, а что?

- Бомжи ошиваются, - равнодушно сказал участковый. - Давно пора эту рухлядь увезти отсюда.

- Ты мне соляра хоть полбочки достань, - буркнул работяга. - Я тебе что хочешь увезу.

Милиционер взглянул на .Аленку и улыбнулся. Улыбка у него была хорошая - белозубая и открытая.

- Ну что ж, подруга, бывай. Не задерживайся надолго, ищи свою Машку и пулей домой. А то правда можно подвезти...

- Спасибо, я сама.

- Как знаешь.

И он махнул рукой, будто прощаясь.

Дура. Дура, дура, дура. Чужого присутствия не распознала - ладно, но мотоцикл-то должна была услышать! А он не тарахтел, значит, приволокли сюда на руках, значит... Она не успела защититься. Участковый отвлек ее движением руки, а сам сделал подсечку. Второй, в телогрейке, навалился сзади, заламывая руку за спину. Она узнала "девятизвенный" захват - техника богини Кудзи - и обмякла, стараясь сберечь силы.

Ее грубо впихнули в вагончик, из которого она недавно вышла. Она не удержалась и упала, ударившись головой так, что цветные круги поплыли перед глазами. Тут же ее перевернули на живот, лицом вниз, и на запястьях щелкнули наручники.

- Отдохни, - спокойно сказал участковый. - А то набегалась, поди, за день. Машку она искала.

Рабочий вытянул из-за пазухи крошечный японский микрофончик на тонком шнуре.

- Пастух на связи. Пастух на связи, ответьте... Что передавать-то? - спросил он участкового.

- Как что? Взяли тепленькую, пусть приезжают и забирают... А способная девчонка, почти добралась. Еще бы часок...

Аленка скосила глаза и увидела гадюку. Та по-прежнему лежала на ящике, но уже проснувшаяся и злобно обводившая вертикальными зрачками людей в вагончике. Рабочий в телогрейке склонился к микрофону своей рации, на секунду выпустив девочку из поля зрения.

Пора.

Змея было дернулась, но Алена оказалась быстрее. Схватив ее двумя пальцами поперек головы, она метнула гадюку, как снаряд, в лицо участковому. Тот дико заорал, держась за шеку (видимо, змея успела-таки укусить. "Ну, извини, парень, я тебя в эти игры не звала".). Алена добавила ему носком в пах. одновременно в прыжке доставая второго кончиками пальцев под кадык.

Работяга выронил микрофон, покачнулся, но устоял, удивленно разглядывая пустые наручники, лежавшие на полу. Алена в пируэте ударила его ногой в висок. И еще, и еще, кружась, будто балерина в знаменитом фуэте...

Еще бы часок. Еще бы часок... Способная девчонка... Голова еще побаливала, видимо, ударилась все же сильно, и в глазах была резь.

Мотоцикл она бросила, когда колея перешла в плохонькую проселочную дорогу. Дальше путь ее снова лежал через чащу, прочь от населенных мест. Она устала, Но звериное чутье гнало ее вперед. Она уже чувствовала цель.

"Солнце тут яркое и горячее, я, как раньше, уже не загораю, боюсь. Недавно был конкурс художественной самодеятельности, меня попросили выступить. Я сначала отнекивалась, неохота было, а потом подумала: а чего? Зря, что ли, в гимнастике столько пахала? Ну и согласилась. Мне так здорово хлопали! Помните номер с лентой? Папка, ты всегда от него был в восторге... Прокрутила все чистенько от начала до конца, даже сама удивилась.

Ну, пока! Привет дяде Георгию".

Шар уже не светился - он, казалось, источал ледяной мрак. Тени, метавшиеся внутри, стали гуще и темнее, отчего раскраска поверхности походила на камуфляж. Где-то там, в недрах, противно булькало и посвистывало, точно в большом ведьмином котле. ; Жрец в черном одеянии стоял, обхватив его ладо'нями, закрыв глаза, смертельно побледнев лицом. Он был не здесь - его тонкое тело плыло по бесконечным дорогам другого мира, расцвеченного совсем уж фантастическими красками.

- Что ты хочешь узнать?

Вопрос сформировался в мозгу непонятным образом... Впрочем, Жрец к этому успел привыкнуть.

- Меня интересует карма одного человека... Его имя...

- Я знаю. Могу ответить: его путь пересекается с твоим. Это происходит на протяжении всей жизни, в разные моменты.

- Он способен мне помешать?

- Да.

- Как его остановить?

- Это невозможно.

- Черт возьми, - взъярился Жрец. - Неужели так трудно дать совет? Кто бы ты ни был, ты ведь сам открыл мне, что произошло миллионы лет назад. Древних больше нет... Они ошиблись, полагая, что люди в новой цивилизации будут обладать теми же способностями, что и они сами. Они могли поддерживать

Шары-ворота в Информаторий своей энергией. Среди нас это могут лишь единицы. Я нашел их, собрал вместе, научил... Без меня Шар перестал бы существовать.

Голос молчал. С ним бесполезно дискутировать, вдруг подумал Жрец. Ему бесполезно доказывать. Это всего лишь компьютер с огромным (страшно подумать каким) банком данных.

- Во Вселенной существует равновесие сил, - наконец возникло в голове (Жрец вздрогнул от неожиданности). - Масштаб здесь неважен - равновесие повторяется в большом и малом. Ты сам и тот человек, с которым ты говоришь, - это одно и то же, повторенное в разных плоскостях. Темное и светлое начала. Вы не сможете жить друг без друга.

- Но ведь ты сказал, что я умру... Смерть моя будет насильственной. А как же он?

Но ответа не было - контакт прервался, как всегда неожиданно, на полуслове. Он был в своем мире, в небольшой комнате, и в раскрытом окне благоухал сад. Девочка стояла к нему спиной. Ее плечи были напряжены и неподвижны, как каменные. Жрец невольно залюбовался его - как скульптор своим гениальным творением.

Он не сделал ни одного движения, но девочка ощутила чужое присутствие и резко обернулась.

- Прекрасно, - тихо проговорил он. - Я ставил защиту на свое поле... А ты все-таки меня распознала.

- А может, я просто увидела ваше отражение.

- Так окно открыто.

Аленка почувствовала злость. Ее подловили. Она с вызовом посмотрела на учителя, улыбающегося доброй открытой улыбкой, и протянула ему вскрытый конверт.

"Дорогие папа и мама..."

Почерк был ее, и не только почерк... Она сама именно так бы и написала, будь она в настоящем спортивном лагере, все, до последней запятой и кляксы в конце ("Как ты умудряешься ставить кляксы обычной шариковой ручкой?" - "Мама, я тебя умоляю...").

- Откуда это?

Жрец продолжал улыбаться, словно был доволен успехами ученицы.

- Вы меня обманывали!

- В чем?

- Не притворяйтесь! - выкрикнула она, - Я этих писем не писала!

Он невозмутимо открыл конверт и оглядел исписанные странички.

- А по-моему, очень похоже. Одно письмо твои родители уже получили...

- Вы и их обманули!

- Их - да. Но не тебя.

Глаза Жреца вдруг сверкнули (Аленка попятилась, почувствовав ужас).

- Тебе было все известно заранее - с того момента, как ты переступила порог школы. Ты прекрасно поняла, что это был не просто зачуханный балетный кружок при макаронной фабрике... Это - секта. Общество избранных, наделенных могуществом - таким, которое и не снилось простому смертному. Ты занимаешься в школе чуть больше года. И за это время, заметь, стала не просто первоклассным бойцом... Ты стала мастером. Боевой машиной. Ты знаешь теперь три языка, профессионально водишь автомобиль и мотоцикл, стреляешь из любого оружия... И ты полагаешь, все это ради развлечения? С друзьями в компании поприкалываться? Нет, дорогая моя.

("Какой у него злой взгляд! Как же я раньше-то не замечала, а? Где уж было замечать...")

- Ты стала очень важным человеком. Я вложил в. тебя массу средств... Я тебя вылепил из обычного куска дерьма, придал форму и сделал так, чтобы ты не пахла. И тебе этого хотелось, не спорь со мной.

Голос его изменился - был резким и грубым и вдруг стал мягким, почти отеческим.

- И если я буду время от времени требовать от тебя определенной услуги... Не кривись так, я вовсе не имею в виду секс... Разве ты сможешь мне отказать?

- Услуги? - пробормотала Аленка с ужасом. - Это что, убить кого-нибудь?

- Убить, - просто подтвердил Жрец. - Убрать, ликвидировать... Называй как хочешь. Ты ведь к этому готовилась. И не только, так сказать, физически. Вся система занятий была направлена на то, чтобы приучить тебя к этой мысли.

- Вы меня что... - Аленка запнулась, - гипнотизировали?

- Нет. Загипнотизированный человек - это человек с подавленной волей. Кукла. Его можно поставить напротив жертвы, вложить в руку пистолет и дать команду нажать на курок. А ты - другое дело. Я вылепил из тебя профессионального убийцу. Ниндзя. Ты способна решать тактические задачи любой сложности... Разве роботу такое под силу?

- И как же вам это удалось? - мрачно спросила Аленка.

- С помощью Шара, - ответил Жрец. - Видишь ли, Шар должен питаться особым видом энергии. Древние - те, кто когда-то создал его, - обладали способностью аккумулировать и передавать эту энергию. А мы - нет. Шар был обречен... И тогда мне открылось, что некоторые из людей излучают нечто похожее в минуты, когда испуганы чем-то... Страх - это очень сильные эманации, человек начинает прямо-таки пульсировать. Шар это чувствует. А мне - мне осталось только найти таких людей, собрать их вместе... И, самое главное, определить причину сидящего в них страха, неважно, какую он имеет природу - иррациональную (необъяснимую) или вполне конкретную.

А ты... Когда я впервые увидел тебя, я просто не поверил. Это была удача. Подарок судьбы.

- Я вроде никогда не была трусихой...

- Ты боялась быть трусихой. Это один из самых сильных человеческих страхов. Остальных кандидатов еще нужно было как-то готовить. Тебя готовить почти не пришлось. Ты жаждала силы - ты ее получила. Разве не так?

Аленка отчаянно замотала головой. Голос Жреца журчал, будто ручей, и сознание почти поддалось ("Не гипноз? А по-моему, самый натуральный. Не робот, не кукла... но и не человек".). Письмо ей помогло - тот конверт с идеально сфабрикованным ее почерком. Оно будто жгло руку.

- Плевать мне на ваше могущество и на вашу секту, - глухо сказала она. - Я уезжаю домой, сегодня же.

- Боюсь, что не выйдет, - с милой, чуть виноватой улыбкой ответил Жрец.

- Да-а? - Глаза ее озорно блеснули. Тело само подобралась в мгновение ока - знакомое приятное ощущение собственной исключительности (прав ведь был, гад). - И что же вы сделаете? Позовете своих волкодавов? Или сами попробуете?

Письмо. Она ощутила ярость - мозг еще додумывал что-то, а мышцы уже, подстегнутые, сами пришли в движение. Говоришь, ниндзя? Проверим. Она взвилась с места, подобно мощной пружине, в заученном броске. Пяткой в переносицу... Сдвоенный удар "Лапой леопарда" по болевым точкам... Завершающий тычок напряженными пальцами в солнечное сплетение, а там - открытое окно, сад... Свобода!

Жрец плавно взмахнул рукой, и мир вдруг перевернулся. Аленка больно ударилась плечом и локтем (голову как-то успела сберечь, выучка сказалась), попробовала вскочить на ноги, да так и осталась лежать - раздавленная, беспомощная... И злая до ужаса.

- Все равно вы меня не убьете, - выплюнула она. - Побоитесь. Я же такая дорогая игрушка, вы в меня столько вложили...

- Помилуй, - спокойно удивился он. - Разве я о чем-нибудь подобном говорил? Я просто отправлю тебя в одно путешествие... На машине времени, в прошлое. Никогда не каталась? Могу устроить. Я маг все-таки.

- В древний мир? - угрюмо спросила она. - Чтобы меня там сожрала какая-нибудь горилла?

- Да ну, - отмахнулся Жрец. - Всего лишь на полтора года назад. И ты сможешь забыть, как страшный сон, и меня, и поездку сюда, и "Белую кобру"...

Она стояла на тротуаре. Мощенная булыжником улица спускалась вниз, к реке, к старому причалу. Было пусто. Неяркое солнышко приятно щекотало загорелые плечи и стройные ножки в изящных греческих сандалиях. Дорогу перегораживал золотозубый качок с гипертрофированными мышцами. В сером "мерсе" сидел парень в малиновом модном пиджаке и с противной наглой ухмылкой.

- Ну, и куда же мы без мамочки?

Аленка зажмурилась изо всех сил. Она не хотела верить, но. факт оставался фактом... И рука золотозубого была вполне настоящая - с толстыми пальцами, похожими на сосиски. Кажется, она должна была закричать... Или нет?

И улица, самое главное - улица была пуста, никто в клетчатой рубашке не маячил вдалеке, у дома с синей калиткой...

- Давай ее в машину. Развлечемся маленько. На лицах у обоих был азарт и бешенство. Желанная добыча! И - полная безнаказанность, она была беззащитна перед этими слюнявыми рожами... Перед потными руками, лихорадочно срывающими с нее одежду... Беззащитность. Тело, мгновенно ставшее чужим, а выучка, позволившая бы разделаться с уродами, придет позже, через полтора года... И придет ли? Нет Артура, а ее просто затолкают на заднее сиденье иномарки, отвезут в ближайший лесочек...

- Не-е-ет!

- Кричал кто-то?

Женщина посмотрела на Колесникова уже совсем без зло бы и недоверия.

- Показалось. Хотя, может быть, и нет. Теперь тут лихие люди сплошь и рядом. Страшно.

Он все-таки заставил ее немного поесть - крошечную плошку риса, лепешку, кусочек вяленой рыбы, то, что нашел в разгромленной лавке неподалеку. В ее глазах промелькнуло что-то вроде благодарности. Она поплотнее закуталась в рваное одеяло и подсела ближе к жаровне с красными потрескивающими угольками.

- Они убили его, - тихо сказала женщина.

- Твоего мужа? Нет, - мягко возразил Игорь Иванович. - Он умер сам. По-моему, у него было слабое сердце.

- Все равно. Сначала его обвинили в сговоре с убийцей. Обещали четвертовать на площади как изменника. Он пытался доказать, что это не так... Не виноваты же мы, в самом деле, что этот человек оставил свою лошадь именно в нашей конюшне!

- Ты имеешь в виду молодого монаха?

- Ну конечно. Он показался мне таким... безобидным. Мой сын был бы сейчас, наверно, похожим на него.

- У тебя был сын?

- Она кивнула.

- Он умер совсем маленьким. Не было дня, чтобы я его не вспоминала, не молилась Всемилостивому за его душу... А в тот вечер, когда убили нашего правителя, мне вдруг показалось, что Кьятти опять пришел ко мне. Я расплакалась, а муж за это накричал на меня...

- Твоего сына звали Кьятти?

- Кьят-Лун, Легкий Ветерок. Кьятти я звала его, когда он был совсем маленький. Я подумала: неужели тот монах мог совершить такое злодейство? Он же еще мальчик... И его старый учитель показался мне достойным человеком...

***

Чонг был в сильнейшей растерянности. Он был один, в громадном чужом городе, а вокруг метались обезумевшие люди. Лотки с товарами, которые вынесли торговцы, оказались в мгновение ока перевернутыми, и пыльные улицы усеялись обрывками дорогих тканей, разбитой под ногами посудой, люди скользили и падали, наступая на разлетевшиеся фрукты, на размазанные в кашу сладости, рыбу, масло... Всюду стоял крик ужаса. Кто-то пытался укрыться по домам, кто-то - спасти оставшийся товар, матери, обезумев, звали детей...

И над всей этой массой возвышались черные всадники - словно вестники смерти, с факелами и клинками наголо. Лошади топтали людей копытами, били грудью, расчищая себе дорогу. Из уст в уста пересказывалось: убит император... убит император... Войска подняли мятеж... На трон сел младший брат Лангдармы Ти-Сонг Децен... Он заявил, что короля убили буддистские монахи... Религия Будды объявлена вне закона...

Невозможно было отыскать учителя в таком хаосе. Чонг бросился на постоялый двор, где они оставили лошадей.

Зык-Олла встретил его в воротах. Одежда его была в полнейшем беспорядке, нижняя челюсть отвисла до самой шеи и мелко тряслась от страха.

- Что случилось?

- Лангдарма убит, - еле выговорил Чонг. - Скажите, мой наставник Таши-Галла был здесь?

- О, он недавно уехал. Взял свою лошадь, сказал, что больше не вернется,

Чонг опрометью бросился в свою комнату. Тщедушный Зык-Олла еле успевал за ним.

- Пожилой господин очень торопился. Он не стал даже брать свои вещи, сразу прошел в конюшню, за лошадью... Вань-Ньят, Вань-Ньят! Ты слышала, что произошло?

Женщина спустилась по лестнице и тревожно посмотрела в глаза монаха.

- На улицах опасно, - тихо сказала она. - Тебе лучше спрятаться у нас.

- Почему я должен прятаться? - удивился Чонг. - Разве я преступник?

Женщина продолжала смотреть ему в глаза.

- Ты буддист. Если тебя схватят, то не станут разбираться.

Она почти загипнотизировала Чонга. Ему ужасно захотелось остаться - спрятаться под надежной защитой, в уютной каморке, в темноте... Страсти улягутся, и можно будет выйти на свет. В конце концов, не написано же у него на лице, что он - буддистский монах...

- Я не могу остаться, - твердо сказал он. - Спасибо вам, добрые люди, за все, что вы сделали. . Женщина шагнула к нему, в глазах у нее читалась мольба, но Зык-Олла вдруг грубо дернул ее за руку и заслонил спиной.

- Иди, монах, - торопливо проговорил он. - Иди, лошадь твоя вычищена и накормлена, а твой спутник наверняка ждет не дождется у Западных ворот. Так что торопись.

Чонг молча поклонился и вышел во двор. Хозяин упорно не смотрел на него, отворачиваясь и вжимая голову в плечи. "Bсe равно парень обречен, - твердил он себе, стараясь заглушить совесть. - И у нас в доме его бы быстро нашли - как только начнутся повальные обыски. А так... Он еще может ускользнуть. Хоть маленький, а все же шанс".

***

Видимо, последнюю фразу Зык-Олла произнес вслух, потому что женщина вдруг резко повернулась к нему, и в ее глазах полыхнул гнев.

- Ты же знаешь, что стража давно перекрыла все выезды из города, - сказала она. Он угрюмо промолчал.

- Его схватят...

- Да, - с яростью отозвался он. - Глупая курица, а ты подумала, что будет с нами, если его схватят не на улице, не у Западных ворот, а в нашем доме? Обо мне, своем муже, ты подумала? Если что-нибудь случится со мной, кто тебя, дуру, будет кормить?

- Он почти ребенок...

- Да что ты, - издевательски проговорил Зык-Олла. И шепотом добавил:

- А вдруг это и вправду он убил нашего короля? Или не он - так его наставник...

- Попридержи язык, - испуганно сказала женщина.

Стук в калитку заставил их замолчать. Они застыли, не в силах сделать ни шага, скованные ледяным страхом. Стук повторился, и Зык-Олла, как завороженный, шевельнул подбородком: иди, мол, открывай. Она еще не верила - сознание слабо цеплялось за надежду: вдруг пронесет, - но тут постучали в третий раз, громче и настойчивее.

- Ну, что стоишь, - прошипел муж. Не глядя на него, она подошла к двери и помертвевшими пальцами отворила засов. На пороге показалась девочка в коротенькой рубашонке, войлочных башмаках и чумазая. Ей было лет десять. Не больше. Ее ум не мог еще осознать случившееся, и столпотворение на улицах казалось ей забавной игрой, затеянной взрослыми.

- Что тебе, Тагпа? - спросила женщина с облегчением.

Девчушка озадаченно пососала указательный палец и выпалила:

- Сестра лежит больная. Просила две горсточки риса... Нам раньше давал сосед, у которого лавка. Но его убили сегодня утром. Я сама видела: лежит весь в крови, на лбу вот такая рана (она со сладострастием раздвинула руки. Получалось, что орудие убийства во много раз превосходило размером голову.}. И не дышит. Сестра заплакала и запретила мне ходить туда, велела постирать рубаху, у нас за домом ручей, ну вы знаете...

- Что ж ты не постирала?

- Да постирала. Видите, еще мокрая.

- Замерзла небось?

- Не-ет; я бегом... Только вода в ручье стала какая-то грязная. Не отстиралась моя рубашка...

- На, держи свой рис... Да поменьше бегай одна!

- Ох, спасибо вам.

- Пронесло, кажется, - одними губами прошептал Зык-Олла, когда девочка убежала прочь. - А про монаха в случае чего и думать забудь. Не было здесь никого, вот и все.

- А солдаты и не думали стучаться, - горько сказала женщина. - Вышибли ворота, налетели... По дому прошлись, будто страшный вихрь... Может, и прав был муж: кабы этот монах остался у нас, его непременно бы схватили...

Она говорила тихо и монотонно, без всякого выражения. Перегруженное страхами сознание включило некий защитный механизм, и чувства отступили и сгинули.

- Двое распластали меня прямо на полу, задрали рубаху... А их главный схватил мужа за волосы... Муж. кричал, что ничего не знает, но ему не поверили. Я думаю, донес кто-то из соседей.

- Но Зык-Олла все-таки признался?

- А что оставалось делать... Мы не какие-нибудь герои - просто мирные люди. Всегда чтили Божьи заповеди, никому не причиняли вреда.

- Скажи, а Почему твой муж решил, будто настоятель отправился к Западным воротам? Ликим ведь расположен к северу от Лхассы. А горный храм как раз недалеко от Ликима...

- Не знаю, - равнодушно ответила женщина. - Только старик поскакал туда. - Она махнула рукой в западном направлении. - И он был очень встревожен. Прямо как ужаленный...

- Может быть, он гнался за кем-то?

Он задал этот вопрос самому себе, словно размышляя и не надеясь на ответ... Но женщина вдруг прошептала, глядя на огонь:

- Да... Здесь был призрак.

- Кто? - не понял Игорь Иванович.

- Призрак, - повторила она. - Он промелькнул во дворе, рядом с конюшней. Быстро, словно тень... И скрылся.

- Когда это было? Она нахмурилась.

- В первый раз - когда те двое монахов остановились у нас на постой. За день до убийства нашего императора.

"Главное - их лошади", - вспомнилось Колесникову. У храма Пяти Хрустальных Колонн убитый монах-реставратор слышал разговор... "Если они захотят поменять лошадей - этого нельзя допустить ни в коем случае..." И тот "призрак" крутился как раз возле конюшни. Случайно? Нет, ему важны были именно их лошади - надо думать, как особая примета.

- Твой муж видел его?

- Нет... Я хотела рассказать ему, но он не стал слушать. Велел, чтобы я не болтала глупостей. А я всю ночь не могла заснуть:

- Ты говорила об этом на суде?

- Ой, что вы... Меня и не спрашивали. А когда мне задали вопрос, знаком ли мне молодой монах, тот, кого обвиняли в убийстве, я долго не смела рта раскрыть, боялась... А он все смотрел на меня. Так грустно... Но что Я могла сделать? Все равно его бы приговорили.

- А после того, как появился призрак, ты подходила к лошадям?

- Да, почти сразу же. Правда, я испугалась. Но по том подумала: а вдруг с лошадьми что-то случилось? Знаете, мы ведь очень дорожим своей репутацией...

- И что ты обнаружила? Она пожала плечами.

- Ничего, они вели себя спокойно.

- И на них не появилось ни новых подков, ни клейма? - Женщина улыбнулась.

- Сразу видно, в лошадях вы ничего не смыслите. Если бы на них поставили клеймо, они целый день не подпускали бы к себе человека... Нет, призрак их не тронул. Только посмотрел - и скрылся. А почему вы меня об этом спрашиваете?

Несколько секунд она, не отрываясь, всматривалась в глаза Колесникова. Потом решительно произнесла:

- Вы ведь тоже не верите, будто молодой монах убил Лангдарму... Вы его спасете? - В ее голосе теплилась надежда. - Ведь спасете?

Игорь Иванович покачал головой.

- Его казнят завтра в полдень.

Женщина вскочила на ноги. В ее глазах сверкнул огонь.

- Тогда к чему эти расспросы? Зачем вы вообще явились сюда, раз ничего не можете сделать?

- Затем, что у человека должно быть имя, - тихо сказал Колесников. - Доброе имя, не запятнанное страшным грехом. Для кого-то это даже важнее, чем собственная жизнь.

Они одновременно обернулись. В узком дверном проеме, перекатываясь с пятки на носок, стоял человек в медном шлеме с черным флажком и в черном нагрудном панцире. В руке он сжимал длинный меч с зазубренным, порыжевшим от крови лезвием.

- Что я вижу, - проговорил он, скалясь в волчьей усмешке. - Ты, сучка, уже завела нового любовника? Муженек не успел остыть...

Женщина попятилась к стене, инстинктивно закрываясь рукой. Ее кошмар снова вернулся, будто разом открылись и начали кровоточить все раны на теле. Она хотела закричать, но горло сдавил спазм.

- Узна-ала, - протянул человек, вкладывая клинок в ножны. Отсвет пламени сверкнул на медном круглом амулете, висевшем на поясе, и Колесников наконец понял, кто перед ним. Кьюнг-Ца из рода Орла. Неудавшийся Черный маг, в которого лама Юнгтун Шераб так и не сумел впихнуть даже малую толику волшебной премудрости: неспособны-с. - Узнала, мразь. Вижу, вся трепещешь. Тебе ведь понравилось в прошлый раз? Понравилось, не отпирайся. Ты, - он ткнул пальцем в грудь Колесникова, - будешь стоять смирно и наблюдать. Ее это возбуждает. - Женщина продолжала пятиться, пока не уперлась спиной в стену. Игорь Иванович попытался преградить дорогу бандиту. ("Колобок, Колобок! Я тебя съем".) Тот отбросил его, не глядя, ткнув кулаком в грудь и походя добавив коленом. Колесников отлетел в противоположный угол и там затих. Он не особенно и ушибся, но страх парализовал - ноги подкосились, и тело сделалось будто чужим, непослушным... Женщина стояла неподвижно, опустив руки и без всякого выражения глядя перед собой. Она уже не пыталась спастись или защититься. Она просто ждала. На краткий миг Игорь Иванович встретился с ней глазами... И что-то произошло. Будто включилась некая электрическая цепь. Воздух загустел. Краски вокруг приобрели потрясающую яркость и четкость. Кьюнг-Ца, уже протянувший руку к женщине (та буквально замерла от ужаса), вдруг недоуменно обернулся, медленно, будто в толще воды, и Колесников увидел его желтое лицо с разинутым ртом - не в страхе, а скорее, в удивлении... А в следующий миг он ощутил, как его тело взвилось вверх, словно мощная пружина, и