Автор :
Жанр : фэнтази

Гордон ДИКСОН

МАССА ПРИЧЕРА

ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru

"На исходе третьего дня пути, на самом закате, когда мы пробирались сквозь стадо гиппопотамов, в голове моей неожиданно мелькнула фраза: "Преклонение перед Жизнью"...И мне вдруг открылся путь к идее о том, что жизнь и этика существуют бок о бок; теперь я знал, что единство идеалов цивилизации и нравственное принятие мира и жизни, содержащееся в этой концепции, имеют под собой основание..."

Альберт Швейцер

"Из моей жизни и размышлений"

Глава 1

Чаз Сант выудил эту фразу Швейцера из самого отдаленного уголка памяти. Она должна была помочь подавить незатихавшее внутреннее раздражение, вызванное очередным провалом на экзамене. Положительный результат теста на паранормальные способности являлся обязательным условием для работы на Массе Причера. Если Чаз во что-то и верил, так именно в эту трезвую и ясную мысль, заключавшуюся в лаконичных словах древнего гуманиста; однако не так-то просто оказалось справиться с раздражением, которое всегда с такой легкостью захлестывало его. Чаз был совершенно уверен, что способностей для прохождения теста у него более чем достаточно, но каждый раз во время испытаний ему словно кто-то преднамеренно мешал...

От этих мрачных размышлений его оторвал пронзительный скрежет тормозных колодок и последовавший за этим резкий толчок. Чаз поднял голову и удивленно осмотрелся. Пассажиры ошеломленно вертели головами, пытаясь понять, что происходит. Тормоза все скрежетали, скорость стремительно падала, ремни безопасности с силой вжимались в вертикально подвешенные тела пассажиров.

Резко дернувшись, вагон остановился, на мгновение воцарилась звенящая тишина. Потом со стороны головы поезда один за другим донеслись взрывы - довольно слабые, поскольку их приглушил защитный слой, который обеспечивал стерильность экспресса, совершавшего рейс из Чикаго в Висконсин-Деллс.

Через несколько секунд тревожная тишина взорвалась гулом голосов. Это был самый обычный, битком набитый вечерний рейс, и все двести сорок упакованных в ремни безопасности пассажиров, казалось, заговорили разом, делясь предположениями о случившемся. Место Чаза находилось у длинного окна с правой стороны вагона, однако за толстым двойным стеклом он не увидел ничего необычного. Лишь полумрак да бурый осенний пейзаж зараженной долины, поросшей сорняками, - некогда ухоженные поля теперь заросли молодым осинником и редкими кустами ягод Иова с золотистыми смертоносными плодами.

Чаз вытянул шею, стараясь рассмотреть, что происходит впереди. Но поезд остановился именно там, где рельсы поворачивали налево, ныряя в сосновый лес, поэтому он увидел лишь темные силуэты деревьев да выпуклое окно головного вагона.

- Диверсия! - прошептала женщина, покоившаяся в коконе из ремней безопасности слева от Чаза. Он взглянул на соседку. Худое, бледное лицо, если не считать небольших пятен румянца на высоких скулах, нервный, натянутый тон. - И как всегда, на вечернем рейсе. Наверняка пути впереди взорваны. Если защитный слой вагона нарушится, то нас не пустят обратно в Деллс...

Женщина закрыла глаза, ее губы беззвучно зашевелились в молитве или каком-то заклинании. На вид ей было около тридцати, но время не пощадило привлекательного лица. В вагоне по-прежнему стоял галдеж, но через минуту поезд дернулся и, медленно набирая скорость, двинулся вперед. Когда вагон, преодолев изгиб, выбрался из лесополосы, Чаз разглядел, что явилось причиной остановки поезда. Справа от рельс, у подножия насыпи, темнел покореженный предмет.

Диверсантом оказался необыкновенно худой человек лет пятидесяти, одетый в комбинезон с обрезанным верхом и толстый вязаный свитер красного цвета. Похоже, в одном из музеев, что в избытке имелись на зараженной территории, бродяга откопал настоящий антиквариат - старинную железнодорожную дрезину. Небольшая платформа с мотором; рядом валялись коричневые картонные ящики, видимо со взрывчаткой. Этим сооружением диверсант и пытался протаранить головной вагон состава.

Донесшиеся до пассажиров звуки, вероятно, были ракетными залпами, произведенными из 75-миллиметровой установки Писа с компьютерной наводкой. Установкой Писа был снабжен головной вагон. Первый выстрел прошел мимо цели, и в нескольких футах правее дрезины зияла свежая воронка. Второй снес колеса с одной стороны платформы и сбросил дрезину вниз вместе с водителем и грузом. Если в ящиках и находилась взрывчатка, то она по какой-то причине не взорвалась - может, попросту оказалась непригодной. Наверное, диверсанта убило взрывной волной - на его теле не было видно никаких повреждений. Он лежал на спине, разбросав руки; широко раскрытые глаза невидяще уставились на багровые сполохи заката в затянутом плотным туманом небе.

Его смуглое тело было истощено до крайности; горло покрывали язвы - несомненно, гниль Иова <Иов - ветхозаветный праведник, веру которого Бог подвергал различным испытаниям, в том числе гниению заживо> в последней стадии...

Соседка Чаза судорожно вздохнула. Взглянув на женщину, он увидел, как побелело от страха ее лицо. Она как завороженная смотрела на мертвеца.

- Я просто уверена, что он подложил взрывчатку где-то еще впереди... - прошептала она.

Чазу стало не по себе, и он поспешно отвел взгляд. Он не мог осуждать людей за страх перед гнилью. Ведь достаточно, чтобы одна-единственная спора проникла сквозь микроскопическую трещину в защитном слое; попав вместе с воздухом в легкие, гниль Иова пустит там корни, будет расти и развиваться, пока человек не умрет от удушья. Но Чаз не выносил этого патологического страха перед гнилью; всякий раз, сталкиваясь с ним, он чувствовал глубокое отвращение.

Страх являлся своего рода эмоциональным самоистязанием, которым упивались его тетка и кузины, исповедовавшие неопуританство. Чаза тошнило от их почти животного ужаса перед гнилью, но в то же время он ненавидел заразу, превратившую людей в рабов. Столь же противоречивые чувства он испытывал и ко всем, с кем ему приходилось делить этот зараженный и наглухо закупоренный мир; постоянный душевный разлад превратил его в одиночку. Друзей у Чаза не было, а потому он жил в изоляции от общества - насколько это возможно в условиях, когда люди большую часть времени находятся в скученном состоянии, как в этом поезде.

Экспресс набрал обычную скорость - триста километров в час, - и Чаз расслабился в коконе безопасности, наблюдая, как исчезает в сгущающихся сумерках щебеночная насыпь. На мгновение в темноте сверкнули глаза какого-то зверя. Животные оказались невосприимчивы к гнили, за сорок лет ученые так и не смогли объяснить, в чем тут причина. За окном окончательно стемнело, и Чаз теперь видел лишь освещенное нутро вагона, отражавшееся в стекле; подобно призраку, отражение следовало за поездом. Он видел также и себя - невысокого человека в комбинезоне, с копной черных, прямых волос и сердитым выражением лица, не покидавшим его даже тогда, когда он и не думал сердиться...

По рядам пассажиров передавались подробности происшедшего.

- Еще до того, как они увидели диверсанта, инфракрасный радар засек его за поворотом, прямо сквозь деревья, - рассказывал человек, висевший в коконе рядом с соседкой Чаза. Он обращался к пассажирам ближних рядов. - Правда, на экране этот предмет своими размерами соответствовал дорожному ремонтному агрегату. Поэтому они сбавили скорость и на всякий случай включили компьютер ракетной установки. И как только компьютер получил четкое изображение и идентифицировал диверсанта, установка дала залп и сбила дрезину с полотна.

Человек повернул голову, чтобы взглянуть на ряд, в котором находился Чаз.

- Тут поступило предложение провести небольшое молитвенное собрание и покаяться вместо диверсанта, - сообщил он. - Кто-нибудь желает присоединиться?

- Я! - быстро откликнулась женщина. Так, и эта из неопуританок, неприязненно подумал Чаз. Он отрицательно покачал головой, и мужчина отвернулся. Немного погодя показался стюард. Протискиваясь между плотными шеренгами пассажиров, он разматывал высокий - от потолка до пола - рулон тонкой серебристой пленки, которой отделял вертикально пристегнутые тела тех, кто изъявил желание присоединиться к молитвенному собранию.

- Вы оба будете молиться? - Он вопросительно глянул на женщину, потом перевел взгляд на Чаза.

- Я - нет, - сухо ответил тот.

Оградив женщину серебристой пленкой с одной стороны, стюард прошел в задние ряды и немного погодя вернулся, протягивая пленку с другой стороны. Теперь женщина и Чаз оказались как бы в разных купе битком набитого вагона.

Чаз откинулся в коконе и, позволив своим мыслям лениво плыть по течению, уставился в темное окно. До него доносились приглушенные звукоизолирующей пленкой голоса. Собрание выбрало оратора, и тот уже начал свою проповедь.

- ..Вспомните слова преподобного Майкла Брауна, произнесенные им двадцать три года назад. "Все вы - поколение Иова - погрязли в грехах и заслужили страдание за содеянное. И если кара, миновав вас, постигла вашего ближнего, не стоит думать, что он совершил более тяжкий грех, и возмездие обойдет вас стороной. Ваша доля страданий неминуема, и вы лишь получили отсрочку". Все собравшиеся здесь должны помнить слова преподобного Брауна и сознавать свою вину перед страдающей и зараженной планетой. Помните, вы ничем не лучше того несчастного, больного человека, что пытался превратить нас в себе подобных. В знак покаяния начнем с гимна Иова. Все вместе...

В пламени ада пылает планета,

Сожрет ее гниль до основы.

И стала земля прокаженная эта

Обителью ягоды Иова.

Мы Господа молим бессчетные годы,

Мы молим деревья и камни -

Спасти от гниения заблудшую землю...

И всякий, кто верует, - с нами.

В стерильной глухой комнатенке и в келье,

На улицах города молим...

...Чаз заставил себя отвлечься от нескладных слов гимна. И дело не в том, что он в меньшей степени, чем другие, сознавал свою ответственность за судьбу планеты. В его крохотной, почти кубической - шесть на восемь и на семь футов - квартирке в Аппер-Деллс имелся уголок для медитации; там стоял лоток с черной, стерилизованной землей, которую он каждое утро тщательно перебирал. На подносе стояла колба с питательным раствором, в которой рос кристалл ферроцианида калия. Каждый день, утром и вечером, Чаз по полчаса сидел перед кристаллом, погрузившись в медитацию. Однако все его усилия были направлены отнюдь не на искупление грехов человечества и не на то, чтобы избежать случайного заражения гнилью. Тем не менее он весь покрывался потом, затрачивая на медитацию не меньше энергии, чем если бы рыл глубокую траншею.

Чаз концентрировался на развитии дара Гейзенбергова <Гейзенберг Вернер (1901 - 1976) - немецкий физик-теоретик, один из создателей квантовой теории, автор трудов по философии естествознания. Лауреат Нобелевской премии 1932 г.> цепного восприятия, чтобы пройти тест для работы на Массе Причера. Тогда бы наконец у него появилась реальная возможность хоть как-то противостоять той напасти, что терзала сбившихся в стадо соплеменников. А покаяние и смиренное принятие своей доли грехов никогда не привлекали Чаза. Он был рожден для того, чтобы бороться, - даже если схватка представлялась совершенно безнадежной.

Проблему дара цепного восприятия Чаз решил уже давно - он сам взрастил его в себе. И теперь Чаз окончательно убедился, что обладает необходимыми способностями для работы на Массе Причера, но по непонятной причине не может проявить их при испытании. Несмотря на то, что сегодняшний тест не отличался сложностью, он снова провалился, уже в шестой раз. Экзаменатор рассыпал на столе сотню рисовых зерен, окрашенных в пять различных цветов, и дал Чазу ахроматические очки.

Сквозь эти очки все зерна выглядели одинаково серыми - как, впрочем, и стол, кабинет и сам экзаменатор, мистер Алекс Вака. Вака на несколько секунд прикрыл зерна листом картона и перемешал. Затем убрал картонку и предложил Чазу отобрать все зерна какого-нибудь одного цвета.

Чаз выстроил отобранные зерна в одну линию. Но когда снял очки, то обнаружил, что верно отобраны лишь семнадцать из двадцати зерен, которые он счел красными. Из последних трех первые два зерна оказались синего, а последнее - желтого цвета. Безусловно, этот результат свидетельствовал о наличии у него паранормальных способностей, но не являлся бесспорным доказательством.

- Вот дьявол! - не удержался Чаз. Он, как никогда, был близок к срыву. - Я просто чувствовал, как что-то мешает мне при отборе последних трех зерен.

Вака кивнул.

- Охотно верю. Не сомневаюсь, что именно так все и было, - сказал он, смахивая цветные зерна в коробку. Это был пухлый, круглолицый коротышка, одетый в темно-коричневый комбинезон; на его низкий лоб спадала длинная, нелепая челка. - Все потенциальные претенденты нисколько не сомневаются в своих способностях. Но нам требуется наглядная демонстрация этих способностей, а не их декларация. А как раз это вам и не удалось.

- Мистер Вака, а как вы относитесь к катализатору? - прямо спросил Чаз. Вака пожал плечами.

- Насколько мне известно, это просто шарлатанство. От катализатора не больше проку, чем от заклинаний или талисмана на счастье. Он может служить психологической поддержкой, но никак не стимулятором паранормальных способностей. - Вака окинул Чаза проницательным взглядом. - А почему вы считаете, что вам это поможет?

- Есть одна теория, - помедлив, ответил Чаз. - Вы слышали о концепции родового разума?

- Вы имеете в виду некую идею о единстве - неосознанном или подсознательном - человеческого рода? - Вака нахмурился. - Но ведь это нечто культовое?

- Может быть, - ответил Чаз. - Но скажите, вам приходилось выращивать кристалл в питательном растворе?

Вака отрицательно покачал головой.

- Начинать нужно с монокристалла, - принялся объяснять Чаз. - Он растет за счет заимствования молекул из насыщенного раствора, в который погружен. Разумеется, необходимо поддерживать насыщенность раствора, в результате кристалл увеличивается в несколько раз.

- И что? - недоуменно спросил Вака.

- Предположим, что существует так называемое неосознанное единство - или, как я считаю, неосознанная коллективная взаимоотдача, - продолжал Чаз. - Теперь допустим, у меня есть катализатор, и я способен убедить себя в том, что он действует по отношению к моим паранормальным способностям, как монокристалл. Они начинают концентрироваться вокруг него, и происходит заимствование необходимых элементов из питательной среды коллективного разума. Вы не находите, что такое возможно? Вака покачал головой.

- Вы должны поверить в то, что способны проявить ваш дар, - ответил он. - Если катализатор, талисман или что-то еще поможет вам поверить в собственные силы, то это только усилит ваши способности. Вот только... - Он посмотрел на Чаза. - Насколько мне известно, катализатор можно найти лишь снаружи, а потому он заведомо нестерилен. А это означает, что его использование противозаконно.

Чаз пожал плечами. Из осторожности он ничего не ответил. На самом деле никакого катализатора у него пока не было; он даже не имел понятия, где его раздобыть. Но ему хотелось проверить реакцию Ваки на идею использования чего-то недозволенного, за что Чаза могли бы изгнать из стерильных районов. А это, по сути дела, означало смертный приговор: человек, оказавшийся снаружи, умирал от гнили в течение нескольких месяцев.

- Вот что я вам скажу, - немного помолчав, заговорил Вака изменившимся голосом. - Я верю в единственный путь спасения человечества. И он лежит через Массу Причера, которая однажды поможет нам переправить чистые и незараженные зародыши человеческого общества в какой-нибудь новый, девственный мир, где наша раса, свободная от гнили, как в духовном, так и физическом смысле, сможет начать все сначала.

Вака опять замолчал. На мгновение он как бы расстался со своей неуклюжей оболочкой круглого коротышки с нелепой челкой; все это затмило вдохновение истового фанатизма.

- А это значит, - продолжил он, возвращаясь к своей обычной манере, - что, когда дело касается моей компетенции, долг по отношению к Массе превышает все остальное, включая и местные законы. И я не стану докладывать, что экзаменуемый использует в качестве катализатора нестерильный предмет. Я ясно выразился?

- Вполне, - ответил Чаз.

Его мнение об этом человеке несколько возросло. Но он все еще не, доверял экзаменатору.

- Ну ладно, - поднимаясь из-за стола, сказал Вака. - На этом пока и остановимся. Если вдруг почувствуете, что способны продемонстрировать необходимый уровень способностей, звоните. В любое время, днем или ночью. Только прошу вас, не забывайте, что у меня хватает возни и с другими претендентами, которые, как и вы, горят нетерпением очутиться за пределами орбиты Плутона. До свидания... Да пребудет с вами прощение Господнее.

- До свидания, - попрощался Чаз. Вот так-то, думал он, покачиваясь в коконе безопасности в такт движению вагона. Подвернись случай, он ни за что не упустил бы своего катализатора. А что касается намеков Ваки, будто он встанет на его сторону, то над этим следует хорошенько поразмыслить...

Внезапно пространство вокруг него опрокинулось. Чудовищный толчок сбросил вагон с пассажирами под откос. У Чаза перехватило дыхание, в следующий миг он потерял сознание.

Придя в себя, он ощутил, как в правый бок впивается какой-то предмет, левый локоть упирался в жесткую, неровную поверхность. Чаз шевельнулся, пытаясь освободиться от колющего предмета, вверху раздался треск, и в следующую секунду Чаз плашмя рухнул на жесткую поверхность.

Спустя минуту в голове слегка прояснилось, он сообразил, что лежит на чем-то вроде щебенки, а над ним нависает какая-то темная масса. В лицо дул насыщенный запахами холодный свежий ветер. Справа слышны были голоса, кое-где мелькал свет.

Из темноты над головой доносились звуки - в основном причитания и стоны. Приподняв голову, Чаз разглядел вокруг себя неясные силуэты людей.

- Теперь нас ни за что не пустят в Деллс, - произнес над самым ухом безжизненный голос. - Никогда...

Эти слова, вернувшие Чаза к реальности, эхом отозвались в его памяти. Приподнявшись на руках, он посмотрел налево. В густой тени громады кто-то сидел, скрестив ноги, словно перед алтарем; судя по голосу, это была его соседка по вагону.

Он повернул голову в другую сторону и тут же забыл о женщине. Мир вокруг обрел знакомые очертания. Нависавшая темная масса оказалась вагоном - завалившимся набок и разломившимся пополам; Чаз и еще несколько пассажиров выпали наружу.

Он выполз из-под вагона и сел. Его грудь обвивали остатки ремней безопасности. Отстегнув ремни, он отбросил их в сторону. Голова пылала. Щебень железнодорожной насыпи холодил левую ладонь. Он поднял камень и приложил ко лбу. Это принесло небольшое облегчение, Чаз почувствовал, что возвращается к действительности.

Вокруг царил непроглядный мрак. Они оказались выброшенными в зараженный мир. Судя по всему, диверсант устроил еще одну ловушку. И если это проделал тот бродяга, которого четверть часа назад сбросили с насыпи, то его лобовой таран являлся лишь обманным маневром, призванным усыпить бдительность машиниста. Впрочем, не имеет значения, по какой причине поезд сошел с рельсов. Важно лишь то, что разломился именно вагон Чаза, а сам он очутился снаружи.

Теперь Чаз был беззащитен перед гнилью и потенциальной возможностью заражения. Согласно закону, ни он, ни кто другой из этого вагона не может быть допущен обратно в стерильную зону.

Ну нет, он вернется! Он обязательно вернется.

В душе Чаза яростно вспыхнул протест против подобной участи. Он был рожден, чтобы работать на Массе Причера, а не скитаться в опустевшем мире, медленно умирая от голода или удушья, вызванного белыми спорами гнили. И теперь, когда жертвой оказался он сам, нельзя допустить, чтобы произошло неизбежное.

Чаз отнял камень ото лба и уже занес руку, собираясь отшвырнуть в сторону, как внезапно его что-то остановило. В отсвете пламени, охватившего машинное отделение первого вагона, он посмотрел на камень, и в голове отчетливо прозвучало одно-единственное слово: "Катализатор".

Это и есть тот самый, долгожданный, шанс. Если верить косвенным описаниям, катализатор Гейзенберга должен быть именно таким - ничем не примечательным камнем или деревяшкой. Использование катализатора считалось противозаконным лишь потому, что его следовало извлечь из нестерильной - такой как эта - среды. Однако лишь нестерильный катализатор был по-настоящему эффективен.

И не особый ли дар подсказал Чазу, что в руках у него тот самый катализатор, который так необходим для демонстрации дара цепного восприятия?

Пальцы Чаза с силой сжали камень. Полуприкрыв глаза и глядя на бушевавшие в сорока футах языки пламени, он постарался сконцентрироваться.

Цепное восприятие - это связанные между собой серии последовательных выборов, ведущих к желаемому результату. Сейчас перед Чазом стояла задача проникнуть в вагон с уцелевшим защитным слоем, не вызвав при этом подозрения, что он побывал снаружи и подвергся опасности заражения гнилью. Стиснув в ладони камень, он напряженно искал тот единственный механизм, который способен вернуть ему ощущение безопасности.

Он пристально всматривался в пламя. Над местом крушения, неподалеку от опрокинувшегося головного вагона, кружил тяжелый спасательный вертолет. Фигуры в неуклюжих защитных скафандрах возились с огромными трубами - секциями стерильного аварийного тоннеля, который должен был соединить вертолет и шлюз головного вагона. Из-за того, что вагон завалился набок, доступен был лишь один шлюз - на крыше вагона. Каждую секцию волокли двое спасателей. Пока Чаз наблюдал за ними, возле последнего вагона опустился второй вертолет. Из него также начали выгружать трубы аварийного тоннеля. Значит, герметичность нарушена лишь у среднего вагона, и только пассажиры из этого вагона обречены на смерть от голода или гнили.

Чаз чувствовал впившиеся в ладонь острые края камня; его пальцы дрожали мелкой дрожью. "Держись, заставь свой дар действовать", - приказал он себе. Держаться... Он протянул свободную руку влево, и его пальцы наткнулись на что-то мягкое - кажется, ткань. Странно, но ткань оказалась теплой. Он опустил глаза. Это же рукав его соседки по вагону...

Чаза словно пронзило током. Он вспомнил, какой ужас испытывала эта женщина перед гнилью. Разумеется, она напугана, очень напугана. Все идет к тому, что ей, Чазу и остальным пассажирам вагона придется несколько дней провести под открытым небом, прежде чем в их легкие попадут споры гнили. Но она вряд ли попытается воспользоваться этой последней зацепкой. Судя по тому, что Чаз знал о таких людях, она будет просто сидеть и покорно ждать смерти.

И снова в нем пробудились противоречивые чувства - в его душе мешались жалость и отвращение, однако на этот раз сострадание взяло верх. Он не мог бросить эту несчастную на произвол судьбы. Если катализатор и цепное восприятие помогут ему, не вызывая подозрений, вернуться в стерильную среду, то почему бы не захватить ее с собой...

Чаз принял решение, и тотчас его захлестнуло странное ощущение - с точки зрения логики цепного восприятия этот шаг выглядел абсолютно верным. По неведомой причине именно двойка - искомое число. Чаз покрепче ухватил женщину за рукав и осторожно потянул.

Ее бормотание прекратилось. Она на мгновение замерла, потом неуверенно придвинулась к Чазу. Повинуясь лишь инстинкту и интуиции, он выбрался из-под вагона, затем встал на ноги и вытащил женщину.

Она двигалась как в трансе. Окутанные ночной темнотой, они стояли у разбитого вагона, из которого неслись причитания и стоны отчаявшихся людей.

Сжимая в одной руке камень, другой вцепившись в рукав незнакомки, Чаз остановился и взглянул на фигуры в защитных скафандрах, копошившиеся на фоне пожарища у головного вагона. Спасатели продолжали таскать секции аварийного тоннеля - два человека на одну трубу. Он оглянулся на спасателей у последнего вагона. Та же самая картина.

Ну конечно! Двое! Так вот почему серии выборов, стремительно проносившиеся через его сознание, внезапно словно увязли в зыбучем песке. Оказывается, для выполнения цепочки необходимых действий требовался еще один человек.

Чаз распрямился, ощутив прилив уверенности. Теперь он четко видел серию альтернатив, связанных в единую цепь действий, которые должны были вернуть их в безопасную среду. Альтернативы, словно развернутая колода карт, стояли перед его глазами - оптимальные выборы из множества вероятностей; Цепочка, ведущая к принятию единственно правильного решения.

- Пошли, - сказал он женщине и двинулся вперед, потянув ее за собой. Она последовала за ним, как растерянный и смертельно напуганный ребенок.

Глава 2

Чаз продвигался в сторону пылающего машинного отделения головного вагона. Теперь, когда он представлял последовательность своих действий, ему пришла в голову мысль, что, быть может, стоило попытаться проникнуть в последний вагон, не освещенный отблесками пожара. Однако его восприятию было видней. Пребывая в своего рода эмоциональной эйфории, Чаз предельно отчетливо ощущал, что следует идти именно к первому, а не к последнему вагону.

Под покровом сгущающейся темноты они почти вплотную подобрались к двум фигурам, колдовавшим над секцией тоннеля. Восприятие привело Чаза именно к этой паре, и немного погодя он получил подтверждение правильности выбора: спасатели, присоединявшие очередную секцию, приблизились вплотную друг к другу в тот самый момент, когда другая пара, закончив со своей секцией, направилась к вертолету.

Оставив женщину, Чаз осторожно подкрался к спасателям. Мгновение он колебался - ведь это были человеческие существа, ничем не отличающиеся от него самого, к тому же они спасали людей. Но в следующую секунду он вспомнил, что они, не задумываясь, пристрелят его, стоит им заподозрить, что он побывал в нестерильной среде; именно для этих целей к скафандрам было пристегнуто оружие. Но логика преступника давалась с трудом. Впрочем, теперь он самый настоящий преступник, ничуть не лучше того бедняги, что устроил крушение поезда.

Чаз со всего размаху опустил камень на голову одного спасателя и тут же, без паузы, ударил второго. Обмякшие тела рухнули на землю. Чаз ощутил внутри какую-то странную пустоту. Он оттащил спасателей подальше от трубы и зарева пожара - туда, где осталась женщина.

Она шевельнулась, приходя в себя. В темноте Чаз не мог разглядеть ее лицо, он видел лишь неясное серое пятно. Женщина заговорила первой.

- Что это?.. Зачем...

Склонившись над телом одного из спасателей, Чаз принялся торопливо и неумело расстегивать скафандр.

- Займитесь другим! - приказал он. Женщина замешкалась. - Да шевелитесь же! Вы хотите вернуться в Деллс или нет?

Последние слова оказали магическое действие. Она наклонилась над вторым телом, и Чаз услышал негромкий треск расстегиваемой "молнии".

На время он позабыл о ней, занявшись одеянием спасателя, распростертого у его ног. Вытряхнув обмякшее тело, он с трудом влез в скафандр, не забыв сунуть заветный камень в карман комбинезона. К счастью, оказалось, что размер скафандра можно подогнать, изменяя длину рукавов и штанин. Чаз оделся, застегнул "молнию" и оглянулся на женщину; та неловко втискивалась в свой скафандр.

Он нетерпеливо ждал, пока она закончит возиться. Потом они вдвоем перетащили неподвижные тела обратно к трубе. Тоннель был уже готов, один из спасателей занял место у шлюза, проверяя остальных, выстроившихся цепочкой у входа. Чаз взял женщину за руку и потянул в темноту, они обошли освещенное место и присоединились к медленно движущейся очереди. Минуту спустя они нырнули в шлюз тоннеля. Стоявший за ними спасатель - тот, что проверял других, - вошел внутрь последним и загерметизировал люк.

Фигуры в скафандрах двигались по тоннелю в сторону головного вагона. Подтолкнув женщину вперед, Чаз последовал за остальными. Вокруг раздавалось шипение нагнетаемого газа, который должен был не только обеззаразить внутренность тоннеля, но и уничтожить возможные споры гнили на поверхности скафандров. Еще до того, как Чаз вместе с женщиной догнали спасателей, шипение прекратилось.

Фигуры столпились вокруг шлюза на крыше вагона. Немного погодя послышался отдаленный гул насосов, откачивавших газ. Неоновые лампы под потолком тоннеля мигнули, и двое спасателей занялись шлюзом; послышался скрип давно не смазывавшихся петель, и шлюз поддался.

С внутренним люком пришлось повозиться подольше. Наконец он распахнулся, и фигуры спасателей, одна за другой, исчезли в темноте вагона.

Погруженный во мрак вагон походил на горизонтальную шахту, из которой доносились всхлипывания и стоны. Спасатели зажгли фонари на своих шлемах.

- Рефлекторы! - внезапно рявкнул чей-то голос. Чаз едва не присел от неожиданности, не сразу сообразив, что голос доносится из наушников. На мгновение повисла тишина, но темнота так и не рассеялась. Голос в наушниках проревел:

- Дьявол вас побери! Неужто никто не додумался прихватить рефлекторы? Пусть первая бригада принесет несколько штук и развесит их по стенам. Что тут делать без света?! Пассажиры, способные передвигаться, пусть выбираются сами, а вы займитесь теми, кто запутался в ремнях, ранен или не в состоянии двигаться.

Увидев, что все вокруг зажгли надшлемные фонари, женщина машинально включила и свой. Пошарив рукой в Толстой перчатке по шлему, Чаз нащупал тумблер. Он повернул его, и луч света выхватил из темноты людей, запутавшихся в ремнях безопасности. Он протянул руку и, ухватив женщину за перчатку, потащил в дальний конец вагона.

Они пробирались все дальше и дальше, пока Чаз не убедился, что ряды пассажиров надежно закрывают их от спасателей. Он медленно обвел лучом фонаря обезумевших от страха людей.

- Спокойно! Спокойно! Давайте выводите их! - снова рявкнул голос в наушниках.

Какой-то - явно целый и невредимый - коротышка, которому удалось высвободиться из кокона безопасности, попытался прошмыгнуть к открытому шлюзу, но Чаз преградил ему путь.

- Не торопитесь! - приказал он, не сразу сообразив, что даже если его голос и проходит через микрофон скафандра, то коротышка вряд ли что услышит из-за оглушительного гама.

Чаз двинулся к обмякшему в коконе человеку и, обойдя его сзади, подхватил под руки. Затем жестом велел женщине взять человека за ноги, но та не двинулась с места, тупо глядя на Чаза; ее фигура в скафандре выглядела до смешного неуклюжей. Разозлившись, Чаз еще раз взмахнул рукой. До женщины наконец дошло, она нагнулась и вцепилась в ноги пассажира. Вдвоем они неуклюже поволокли его к тоннелю.

Поначалу человек пытался сопротивляться, но потом затих и, тяжело обвис у них на руках. С трудом пробравшись сквозь толпу, они протиснулись в тоннель. К удивлению Чаза, он оказался пуст - раненые у шлюза блокировали путь тем, кто мог передвигаться самостоятельно.

Сделав еще несколько шагов вместе с ношей, они поравнялись со шлюзом, через который попали в тоннель, и остановились. Чаз велел женщине опустить ноги мужчины на пол.

Она опять не сразу сообразила, чего от нее хотят. Потом повиновалась. Придав пассажиру вертикальное положение, Чаз подтолкнул его в конец тоннеля, к вертолету. Тот также не сразу понял, что ему нужно делать, несколько секунд он бессмысленно таращился на Чаза, потом заковылял в указанном направлении.

Если не считать старика, выбравшегося из вагона и теперь ковылявшего в направлении вертолета, тоннель был совершенно пуст. Старик не обратил на них никакого внимания. Подождав, пока он пройдет, Чаз открыл внутренний люк шлюза и нырнул в него. Затем втащил за собой женщину и захлопнул люк.

Уже взявшись за "молнию" скафандра, он неожиданно заколебался. Чаз вдруг понял, что не может бросить погибать от гнили оглушенных спасателей - ведь он и сам мог оказаться на их месте. Но на этот раз им руководило не восприятие, которое помогло ему проникнуть в стерильный вагон, а нравственный протест против подобного поступка.

Отпустив застежку, он махнул женщине и открыл внешний люк шлюза. Они без труда отыскали тела спасателей. Один уже сидел, явно ничего не соображая, другой все еще находился без сознания.

Чаз помог очнувшемуся подняться на ноги, потом провел его через шлюз и направил по тоннелю в сторону вертолета. Спотыкаясь и пошатываясь, тот, как зомби, побрел прочь. Чаз снова выбрался наружу и волоком затащил в шлюз второго спасателя. Улучив момент, когда в тоннеле никого не было, они внесли его внутрь. Чаз запер люк и принялся стаскивать скафандр.

Женщина машинально повторяла его движения. Освободившись от скафандра, Чаз слегка приоткрыл люк и выглянул в тоннель. Оглушенный спасатель, которого они оставили на полу тоннеля, уже исчез.

Фигур в скафандрах не было видно, тоннель заполнился бредущими пассажирами. Никто не обратил внимания на Чаза и его спутницу, выскользнувших из люка. Чаз подтолкнул женщину прямо в толпу и быстро запер шлюз. Вместе со всеми они проследовали к вертолету. Стюарды отводили тех, кто не был ранен, в обычный, как в аэробусе, отсек с сиденьями-- по четыре ряда с каждой стороны, там пассажиров усаживали и пристегивали ремнями.

Чаз отодвинулся от женщины, та, словно приклеенная, последовала за ним, он оттолкнул ее.

- Забудьте, что вы меня когда-либо видели! - сердито шепнул он и смешался с толпой.

Когда Чаза пристегивали к креслу, он заметил, как женщину провели к одному из сидений с противоположной стороны прохода, через три ряда от него.

Несколько минут спустя к нему подошел стюард в белой униформе, с блокнотом в руке. Чаз сунул руку в карман и покрепче сжал камень.

- Ваше имя? - наклонился над ним стюард. У Чаза пересохло горло, он откашлялся.

- Чарльз Руми Сант.

- Ваш адрес?

- Висконсин-Деллс, Аппер-Деллс 4-Джей - 537, владение Бейфорс, 131, квартира 1909.

- Отлично. Вы ехали не один? Чаз отрицательно покачал головой.

- Запомнили ли вы кого-нибудь из пассажиров? Сердце Чаза гулко - хотя и ровно - билось в груди. Сжимая в кармане камень, он пару секунд колебался. Молчание не приведет ни к чему хорошему, но отрицательный ответ навредит еще больше - спасенных пассажиров могли потом еще раз тщательно опросить.

- Кажется... - Чаз качнул головой в сторону женщины. - Кажется, вон та леди, во втором от прохода кресле. Через три ряда, слева.

- Хорошо. - Стюард пометил в своем блокноте и двинулся дальше.

Немного погодя Чаз увидел, как он разговаривает с женщиной. Полуобернувшись, та взглядом указала на Чаза. Стюард проследил ее взгляд, потом заглянул в свой блокнот, что-то сказал и отошел.

Чаз с облегчением откинулся в кресле. Слава Богу, у нее хватило ума назвать Чаза соседом по вагону, тем самым подтвердив его слова. Он потер камень. Если повезет, то никаких проверок больше не будет, и их имена окажутся в списке пассажиров головного вагона. Но если все же проверки не избежать, то у стюарда имеется запись о том, что Чаза видели в первом вагоне. К тому же простой пересчет спасенных людей не сможет выявить лишних пассажиров, особенно если учесть, что вагон был переполнен, а погибших, как правило, оставляли на месте.

- Хотите горячего шоколада, сэр?

Стюарды сновали по проходу, предлагая горячие напитки. Чаз, последовав примеру остальных пассажиров, взял себе чашку. Напиток оказался необыкновенно вкусным - видимо, его приготовили из настоящего шоколада. Он прихлебывал шоколад, и вместе с теплом по телу разливалось чувство облегчения. Камень оттягивал карман, в душе Чаза тлел огонек триумфа. Вряд ли женщина осмелится заговорить, а их лиц никто из спасателей не видел. Наконец вертолет оторвался от земли, и Чаз неожиданно для самого себя заснул.

Вздрогнув, он очнулся и обнаружил, что они уже приземлились в Центральном аэровокзале Висконсин-Деллс. Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы сообразить, как он оказался в вертолете. И тут же Чаза захлестнула паника. В шоколад, должно быть, подмешали снотворное. А если во время сна его обыскали... Чаз поспешно схватился за карман комбинезона и, нащупав камень, успокоился. Он осмотрелся, выглядывая женщину, но не нашел ее. Многие пассажиры уже поднялись с кресел и нетерпеливо топтались в проходе.

Чаз примкнул к ним и вскоре выбрался из вертолета. Спустившись на два этажа, он оказался на стоянке скоростных такси. Для потерпевших крушение отгородили специальное пространство, поэтому им не пришлось ждать свободных такси. Чаз сел в один из автомобилей и ввел в компьютер свой адрес.

Спустя пять минут он уже стоял в холле высотного здания, рассчитывая незаметно проскользнуть в свою квартиру на девятнадцатом этаже. Несмотря на недавний сон в вертолете, Чаз чувствовал себя так, словно двое суток не смыкал глаз. Однако ему не повезло, и он наткнулся на соседку, спустившуюся, чтобы проверить свой почтовый ящик. Это была миссис Альма Доксейл, суровая, внушительных размеров дама, главная организаторша разного рода вечеринок для жильцов дома.

- Мистер Сант! - с энтузиазмом воскликнула она. - Мы слышали в новостях о крушении экспресса. Вы не...

Чаз кивнул и прошмыгнул в кабину лифта. Через секунду миссис Доксейл осталась внизу, до него донесся ее скрипучий голос:

- Покайтесь, мистер Сант. Покай... Лифт остановился на девятнадцатом этаже, и Чаз с невыразимым облегчением обнаружил, что в узком коридоре, устланном серебристым ковром, нет ни души. Он торопливо прошел к своей двери и приложил большой палец к замку. Компьютер открыл дверь, и Чаз вошел внутрь. Он сделал пару шагов, за спиной тихо щелкнул дверной замок. Внезапно Чаз понял, что в комнате кто-то есть. Он вгляделся в полумрак. В уголке для медитации в позе лотоса сидела девушка в твидовом комбинезоне цвета хаки. Ее лицо было обращено к кристаллу, услышав шаги, девушка резко обернулась. Чаз увидел осунувшееся лицо и покрасневшие глаза.

Он не сразу сообразил, кто перед ним. С некоторым усилием Чаз припомнил, что это его соседка с шестнадцатого этажа. Он познакомился с ней несколько месяцев назад на одной из вечеринок миссис Доксейл. Это был нескончаемый вечер, оставивший в памяти лишь туманный сумбур. Если верить путаным воспоминаниям, то эта девица весь вечер оставалась совершенно трезвой и даже прочла ему нотацию об омерзительности пьянства.

Однако этот факт нисколько не объяснял, каким образом она очутилась в запертой квартире. Сбитый с толку, Чаз молча смотрел на нее. Наконец до него дошло.

- Значит, той ночью я настроил замок на твой отпечаток пальца?

Девушка с трудом встала и повернулась к Чазу. Она была высокой - теперь он вспомнил и это, - с длинными каштановыми волосами, серыми глазами и нежным, мягко очерченным овалом лица. Девушку нельзя было назвать красивой или хорошенькой - эти определения совершенно не годились, - но она обладала какой-то завораживающей привлекательностью.

- Да, - ответила девушка. - Ты упирался, отказывался возвращаться домой. А мне хотелось лишь одного - чтобы ты угомонился и поскорее лег спать.

- А ты... - Чаз замялся. - Ты осталась?

- Нет. - Она отрицательно качнула головой. Чаз смотрел на гостью, размышляя, как бы поделикатней сформулировать интересовавший его вопрос. Но девушка решила эту проблему за него.

- Мне кажется, ты хочешь узнать, что я тут делаю? - спросила она. - После той ночи я не бывала в твоей квартире.

- Да, именно это я и хотел узнать, - признался Чаз.

- По телевидению передали о крушении поезда, - ответила девушка. - Многие знали, что ты ехал этим рейсом. И я подумала, что, быть может, сумею помочь тебе, если помедитирую в твоем уголке. - Она отбросила волосы назад. - Только и всего.

- Понятно. - Чаз кивнул.

Он машинально сунул руку в карман и вытащил камень. Обогнув девушку, он положил камень на поднос со стерилизованной землей, рядом с кристаллом. Потом повернулся к гостье, и только тогда до него дошло, как глупо должны выглядеть со стороны его действия.

- Я вез его домой... - неопределенно пробормотал он. Потом в упор взглянул на девушку. - Однако все это довольно странно... Ты была здесь и медитировала...

- Но ведь ты цел и невредим. - Она вздохнула. - Ты думаешь, что медитация здесь ни при чем?

- Не в этом дело, - помедлив, ответил Чаз. - Я пытаюсь проследить взаимосвязь и постичь логическую последовательность событий.

- Вот как? - В ее голосе одновременно прозвучали и облегчение, и некоторая досада. Чем они вызваны, Чаз не понимал. Девушка помолчала, потом язвительно продолжила:

- Разумеется! Все дело в способности к Гейзенбергову восприятию, с которым ты так носишься! Ты ведь надеешься с его помощью попасть на Массу Причера. И именно из-за этого чертова восприятия ты потихоньку спиваешься.

- И вовсе я не спиваюсь, - огрызнулся Чаз. Он и сам не понимал, почему ее слова вызвали в нем такую волну раздражения. - Придет время, и я создам.., впрочем, ты все равно ничего не поймешь. Бесполезно даже пытаться объяснить.

- Ну конечно, где уж мне... - Ее голос звучал все так же едко. - Только я не понимаю, почему бы тебе все же не объяснить. Ты ведь...

Девушка осеклась и прикусила губу. Чаз с любопытством взглянул на нее.

- Не понимаю... - начал было он, но мелодичный звонок не дал ему договорить. - Прости...

Он открыл дверь. На пороге стояла его недавняя попутчица.

Чаз оторопело уставился на нее.

Женщина уже успела избавиться от своего комбинезона. Хотя ничего странного тут не было - она вполне могла заскочить в ближайший магазин и купить одежду. Ее новое одеяние было выдержано в серовато-розовых тонах - почти вызывающих на фоне общепринятых коричневых, серых и черных цветов. Но мало того - она явно нанесла макияж.

Женщина улыбнулась Чазу.

- Нам нужно поговорить. Дело в том, что я видела у вас камень. Ведь он и сейчас у вас?

Она решительно прошла мимо Чаза.

- Так оно и есть. Вот он, в уголке для медитации. Теперь мы с вами...

Заметив девушку, она осеклась. Лицо ее застыло, румяна внезапно приобрели какой-то неестественно яркий оттенок.

Чаз поспешно захлопнул дверь и повернулся к женщине.

- Вы что, с ума сошли? - яростно прошептал он. - Нас не должны видеть вместе! Неужели вы не понимаете?

Не сводя с девушки глаз, женщина ответила:

- Насколько я понимаю, вы прихватили с места катастрофы нестерильный предмет. Ваше имя я узнала у стюарда. Но вы ничего не знаете обо мне - кто я, чем занимаюсь.., словом, ничего. Так что в любой момент я могу донести на вас.

- Но тем самым вы донесете и на себя.

- У меня нет ничего нестерильного, - парировала женщина. - А вам хватит и анонимного звонка. Даже если вы прямо сейчас избавитесь от камня, полиция все равно обнаружит, что он находился у вас.

- Неужели? - мрачно спросил Чаз. - А может, и нет. Да и какое вам до этого дело? Я спас вам жизнь - разве этого не достаточно?

- Нет! - Женщина вызывающе взглянула на Чаза. - Моя жизнь все равно теперь ничего не стоит. Думаю, я уже заразилась гнилью.

- Не сходите с ума! - разозлился Чаз. Он вдруг вспомнил поведение попутчицы до катастрофы, ее животный страх перед внешним миром. - Мы пробыли в нестерильной среде всего несколько минут. Шансов заразиться не больше, чем один из миллиона.

- Однако этот шанс все же существует, - возразила женщина. - Именно поэтому побывавших снаружи не пускают назад. А если принять во внимание мою невезучесть, то готова поспорить, что я подхватила инфекцию. И не исключено, что вы тоже. - Она снова посмотрела на девушку. - Думаю, вы успели заразить и ее.

- Вы соображаете, что несете? - взорвался Чаз. - Что вам от меня надо?

Женщина перевела взгляд на него.

- Мой муж умер, когда нам было по двадцать два года, - медленно заговорила она. - Я одна осталась с тремя детьми. Близнецы и новорожденный малыш. Учитывая, что на семерых мужчин приходится десять женщин, вдове с тремя детьми рассчитывать было не на что. Я даже не смогла приобрести специальность. Мне пришлось сидеть дома и растить детей на пособие. Теперь мои дети повзрослели, и им нет до меня никакого дела. Так что если через несколько недель мне суждено умереть от гнили, то оставшееся время я бы хотела пожить в свое удовольствие.

Женщина в упор взглянула на Чаза.

- У вас есть работа, и денег более чем достаточно. Я хочу получить все, что вы можете мне предоставить. - Она в последний раз взглянула на девушку. - Я собиралась предложить вам нечто вроде партнерства, но теперь вижу, что из этого ничего не выйдет.

Повернувшись, она направилась к двери.

- Я вам позвоню, - бросила она напоследок. - И если не застану вас дома, то потрудитесь позвонить мне сами. Мне терять нечего.

Женщина открыла дверь и вышла. Щелкнул замок. Краем глаза Чаз заметил, что девушка тоже направилась к двери.

- Подожди! - в отчаянии прошептал он и попытался удержать ее. - Постой! Не уходи...

Внезапно в глазах у него потемнело, и Чаз потерял сознание.

Глава 3

Чазу снился странный сон. Ему снилось, что Масса Причера находится не за Плутоном, а прямо здесь, на Земле, и он работает на ней, вовсю используя свой катализатор. Окружающие поражены его необыкновенными способностями. Он уже вошел в контакт с обитаемым миром в системе звезды Джи-Оу, удаленным на сто тридцать световых лет от Земли и пригодным для жизни людей. Проектируя отображение своего сознания с Массы в этот мир, он мысленно перенесся в город чужаков, который со своими башенками и причудливо извивающимися дорожками походил на декорации мультфильма. По дорожкам, покрытым тонкой пленкой воды, неспешно скользили гигантские улитки. Чаз беседовал с существом, чрезвычайно похожим на семифутового богомола.

- ..Вы уполномочены дать мне ответ, - говорил Чаз.

- Возможно, - ответил Богомол. - Но должен заметить, что вы чертовски упрямы и агрессивны.

- Если бы вам в детстве каждые три-четыре месяца приходилось менять школу, - разозлился Чаз (именно в этом грехе его постоянно уличали кузины), - вы бы тоже стали агрессивным. Знаете, как трудно завоевывать место под солнцем? Мой отец был инженером-конструктором, и его постоянно переводили с места на место...

- Но дело не только в этом, - возразил Богомол. - Куда вы намерены направиться дальше? Подумайте, прежде чем ответить.

- Я знаю только одно, - ответил Чаз. - Пределов не существует.

- Пределы есть всегда...

...К Чазу вернулось сознание. Открыв глаза, он обнаружил, что находится в собственной квартире. Голова постепенно прояснилась, но слабость и апатия не проходили. Несколько минут он силился понять, почему комната выглядит так странно, пока не сообразил, что лежит на полу, а голова его покоится на коленях темноволосой девушки. Она склонилась над ним, ее длинные волосы окружали его шелковой завесой. Девушка гладила Чаза по голове и почти неслышно напевала незатейливую песенку:

Ты приедешь в Чикаго, мой милый?

Арфа, карп, вино и вода.

Будешь здесь - мое имя ты вспомни,

И полюбишь меня навсегда.

Прикажи - я сплету колыбельку.

Арфа, карп, вино и вода...

И музыка и слова показались Чазу смутно знакомыми, хотя раньше он слышал эту мелодию с другими словами.

- Ну конечно, - прошептал он вслух. - "Чародейка из Скарборо". Песенка-заклинание.

Девушка резко замолчала и пристально взглянула на Чаза. Он почувствовал, что сказал что-то не то.

- В самом деле? - странным голосом спросила девушка. - А по-моему, это просто старинная песенка, в детстве мне пела ее мама. Ты так неожиданно упал... И я.., я просто не знала, что делать.

- Это заклинание, - повторил Чаз. - В средние века им пользовались колдуньи. Они напевали эту песенку, чтобы запомнить состав любовного приворота. Петрушка, полынь, розмарин... Постой-ка. - Он удивленно взглянул на девушку. - Но ведь ты пела о чем-то другом...

- Это самая обычная песенка, - недоуменно ответила девушка. - Я понятия не имела, что она что-то означает. Сама не знаю, почему я ее вдруг вспомнила. Ты не ушибся?

В ее словах прозвучала искренняя тревога, девушка смущенно отвела взгляд. Чазу не хотелось двигаться, он с огромным удовольствием послал бы сейчас к черту все - и благополучные стерильные районы, и зараженные зоны, и даже саму Массу Причера. Но, к сожалению, он не мог себе этого позволить.

С некоторым усилием Чаз сел.

- Ушибся? - переспросил он. - Нет.

Он поднялся на ноги. Девушка тоже встала.

- Знаешь... - начал он. - Извини.., но я, похоже, не могу вспомнить твое имя.

- Эйлин. - Девушка слабо улыбнулась. - Эйлин Мортвейн. У тебя неприятности?

Чаз хотел было возразить, но тут же вспомнил, что Эйлин оказалась невольной свидетельницей его разговора со странной попутчицей.

- Похоже на то, - согласился он.

- И ты на самом деле побывал.., снаружи? Во время крушения? Он кивнул.

- Эта особа, возможно, права - я мог заразить и тебя.

- Нет, - быстро сказала Эйлин. - Нет. Но она способна поднять шум.

- Вполне, - мрачно согласился Чаз. Эйлин молча смотрела на него, словно чего-то ожидая. Чаз с любопытством взглянул на девушку и тут вспомнил о катализаторе. Он подошел к помосту для медитации и взял в руки камень. Сжав его в левой ладони, он вдруг ощутил прилив уверенности. Его голова заработала яснее.

- Наверное, мне лучше всего поскорее убраться отсюда.

- Я помогу тебе.

Чаз взглянул на девушку.

- Но почему?

Эйлин пожала плечами, но Чаз почувствовал, - возможно, благодаря катализатору, - что вопрос все же смутил ее.

- Ты представляешь слишком большую ценность, чтобы из-за какой-то идиотки все пошло прахом, - ответила Эйлин. - Ведь ты намереваешься совершить на Массе Причера нечто такое, что может спасти человечество.

- Откуда тебе это известно?

- Ты разве не помнишь? Ты сам мне рассказывал о своих планах почти три часа подряд - на той самой вечеринке. Да еще около часа здесь, перед дверью, пока мне не удалось завести тебя в квартиру и уложить в постель.

Где-то на задворках памяти Чаза шевельнулось неясное воспоминание.

- Точно, - сказал он, нахмурившись. - Мы сидели с тобой в самом углу, у бассейна. И ты мне все время подливала...

- Ты сам себе беспрерывно подливал, - возразила Эйлин. - Ты мне рассказывал о том, что собираешься делать на Массе Причера. Поэтому я и пришла сюда помолиться за тебя. После того как я узнала о твоих грандиозных планах, мне не хотелось, чтобы ты столь бессмысленно погиб.

- О моих планах? - переспросил Чаз. - Я всего лишь пытаюсь попасть на Массу Причера, потому что именно там творят настоящие дела - не то что здесь, на Земле.

Эйлин внимательно взглянула на него, но ничего не сказала. Решив, что тема исчерпана, Чаз повернулся к встроенному шкафу, выдвинул ящики и принялся рассовывать по карманам комбинезона необходимые мелочи. С одеждой и туалетными принадлежностями дело обстояло проще - их можно по мере необходимости приобретать в супермаркетах.

- Если эта дама наведается сюда еще пару раз и обнаружит, что я исчез, то, возможно, она отвяжется от меня. Во всяком случае, стоит попробовать.

Чаз открыл дверь квартиры.

- Пошли, - сказал он, пропустил Эйлин вперед и запер дверь. Потом повернулся к девушке. - Ну что ж.., прощай, - пробормотал он, чувствуя некоторую неловкость. - И спасибо за заботу.

- Никаких "прощай", - возразила Эйлин. - Я помогу тебе. Куда ты собрался?

- Возьму такси, а там будет видно.

- А вдруг эта особа уже побывала в полиции? Они легко проследят тебя по твоей кредитной карточке. Ты же знаешь, что любая оплата по кредитной карте регистрируется.

- Что ж, тогда можно взять машину напрокат... - Чаз запнулся.

- Но тебе все равно придется воспользоваться кредитной карточкой. Без нее тебе не нанять машину, - возразила Эйлин. - Нет, выбраться из Деллс обычным путем невозможно - Центральный Компьютер зафиксирует каждый твой шаг. Но я знаю один способ.

Чаз не сводил с нее глаз.

- Ну хорошо, - согласился он после минутного раздумья. - И что это за способ?

- Сам увидишь, - ответила Эйлин. - Но нам понадобится помощь, так что сначала зайдем ко мне.

Они спустились на шестнадцатый этаж. Эйлин подошла к своей двери и прижала большой палец правой руки к сенсорному устройству. Замок щелкнул, и дверь отворилась. Заглянув внутрь, Чаз увидел точно такую же, как у него - и у всех остальных обитателей этого района Деллс, - квартиру. Его внимание привлек жалобный, похожий на детский плач, вой, доносившийся из-за стоявшего в углу дивана. Когда дверь открылась, из-за дивана показалось странное существо.

Зверь отдаленно напоминал лохматую черную собаку. У него был длинный пушистый хвост, острая мордочка и темные глаза, светившиеся умом. Эйлин закрыла дверь и заговорила с животным на странном, напоминавшем клекот, языке. Зверь ответил плачущим подвыванием, в котором отчетливо угадывались человеческие интонации.

- Мой любимец, - пояснила девушка. - Это самец росомахи. Его зовут Тилликум.

- Тилликум? - изумленно переспросил Чаз. Он был искренне поражен - росомаха здесь, в стерильной квартире, а не в зоопарке... - Тилликум?

- Да, а что? - Эйлин испытующе посмотрела на Чаза.

- Да так. - Он пожал плечами. - Просто на диалекте индейцев Северного побережья это имя означает "друг". Но я не слышал, чтобы росомахи отличались особой дружелюбностью.

- Так ты понимаешь индейские наречия? - спросила Эйлин.

- Нет. Видишь ли, моя голова набита всевозможной информацией, как старый чердак хламом. Вроде той песенки, которую ты пела на мотив "Чародейки из Скарборо"... - Он вдруг осекся. - Хотя это не имеет значения. Когда ты сказала, что нам понадобится помощь, то имела в виду Тилликума?

- Да, - ответила девушка. Она достала из встроенного шкафа небольшой рефлектор и что-то еще. - Идем.

Эйлин повернулась и первой вышла из квартиры. Чаз последовал за ней, от него ни на шаг не отставал Тилликум.

- И куда мы направляемся? - спросил Чаз, когда они миновали лифтовую кабину и начали спускаться по аварийной лестнице.

- В подвал, - коротко ответила Эйлин.

Чазу не оставалось ничего другого, как последовать за ней вниз по выкрашенным зеленой краской бетонным ступеням. Эхо разносило звук их шагов, Тилликум ступал совершенно бесшумно.

Лестница оказалась длиннее, чем он ожидал. Чаз попытался вспомнить, когда он в последний раз спускался без помощи лифта, и с некоторым удивлением обнаружил, что это случилось лишь однажды, да и то в раннем детстве. Наконец перед ними предстала тяжелая дверь пожарного выхода, запертая на мощный засов. Эйлин навалилась на засов всем телом, и дверь распахнулась.

Они оказались в небольшом помещении с голыми бетонными стенами, выкрашенными в тот же зеленый цвет. Справа в стене находилась еще одна дверь; чуть левее, в шести футах от пола, имелась вентиляционная решетка, сквозь которую бесшумно поступал теплый воздух.

На двери, над серебристым прямоугольником замка, висела табличка: "Посторонним вход воспрещен! Только для обслуживающего персонала!" Не обращая на нее внимания, Эйлин подошла к вентиляционной шахте и достала из кармана небольшую прямоугольную коробочку. Она поочередно прижала коробочку к каждому из углов решетки, и та отвалилась, открыв небольшой квадратный вход в вентиляционный коллектор.

- Если у тебя есть ключ полночастотной вибрации, то почему бы не открыть саму дверь? - полюбопытствовал Чаз.

- Потому что Центральный Компьютер каждую неделю меняет частоту замка, - не оборачиваясь, ответила Эйлин. - А у решетки стандартное крепление. Центральному Компьютеру до нее нет дела - отверстие так мало, что в него может пролезть лишь ребенок. Внутри же имеются тяжеленные люки - ребенку их не поднять.

- Тогда нам не повезло, - заметил Чаз. - С нами нет детей, а если бы и были, то у них не хватило бы сил.

- Это сделает Тилликум, - спокойно сказала Эйлин.

Она взглянула на росомаху. С неожиданной легкостью Тилликум подпрыгнул на несколько футов и исчез в вентиляционной шахте. Эйлин повернулась к Чазу.

- Это займет всего несколько минут.

- Тилликум-то пролез, - сказал Чаз, - а как быть с нами?

- Он откроет дверь. С обратной стороны она не заперта.

- Ты хочешь сказать, что эта зверюга справится с дверным засовом?

- Конечно.

Чаз недоверчиво замолчал. Немного погодя дверь распахнулась, и на пороге возник Тилликум; его верхняя губа была чуть вздернута, словно зверь улыбался.

- Идем, - сказала Эйлин.

Они вошли внутрь и, миновав коридор, оказались перед еще одной дверью, на этот раз - открытой. Между дверью и косяком стояла большая картонная коробка. Чаз задумчиво взглянул на росомаху.

Миновав вторую дверь, они попали в просторный, ярко освещенный тоннель, вдоль которого медленно двигалась широкая лента транспортера. Транспортер заканчивался нагромождением механизмов. Одни механические уродцы сноровисто упаковывали в контейнеры мусор, поступающий из квартир; другие снимали с ленты транспортера коробки и рассылали по квартирам продукты, товары и всякую всячину. Чаз с любопытством разглядывал всю эту технику. Как и всем горожанам, ему было известно о существовании системы доставки, но никогда не доводилось видеть в действии.

- Значит, так, - заговорил он. - Я добираюсь до Центрального сортировочного узла, проскальзываю наверх, в Транспортный центр, а там залезаю в ночной товарняк, следующий до Чикаго. Там я смогу надежно спрятаться, пока не получу допуск на Массу Причера.

- А ты уверен, что получишь его? - спросила Эйлин.

Чаз удивленно посмотрел на нее.

- Мне показалось, ты веришь в мои способности. Но раз ты спрашиваешь, то - да, уверен... - Чаз похлопал по карману и убедился, что катализатор на месте. - Уверен.

- Отлично! - Девушка улыбнулась. - Но тебе не добраться до Чикаго одному. Хотя бы потому, что конвейер постоянно проверяется контролерами. - Она повернулась к росомахе. - Тилликум!

Зверь вспрыгнул на установку, заполнявшую картонные коробки бытовыми отходами. Вытянув лапу, Тилликум неожиданно сильным ударом сбросил большую картонную коробку на пол и спрыгнул следом.

Эйлин уже достала небольшой автоматический резак. Его вибрирующее лезвие с легким жужжанием разрезало картон по вертикали. Потом девушка сделала два горизонтальных надреза - вверху и внизу - и с помощью Тилликума открыла вырезанную дверцу. Получилось нечто вроде старинного дорожного кофра.

- Ну вот. - Она заглянула внутрь. - Места вполне достаточно. Тилликум!

Зверь, словно читая мысли Эйлин, закрыл дверцу и принялся толкать коробку к ленте транспортера. Потом, обхватив коробку передними лапами, Тилликум резко швырнул ее на транспортер; движения росомахи удивительно походили на движения человека Коробка поехала по транспортеру.

Тилликум запрыгнул на движущуюся ленту, вцепился когтями в картон и перевернул коробку.

- Давай же! Быстрее! - крикнула Эйлин, вскакивая на транспортер.

Мгновение Чаз не двигался, потом последовал за ней. Девушка зашагала по ленте, не сводя взгляда с коробки и сидевшего рядом Тилликума. Когда Чаз нагнал их, она уже забралась внутрь.

- Давай же!

Чаз невольно нахмурился, но забрался в коробку. Тилликум не заставил себя ждать. Вонзив когти в картон, он потянул на себя крышку. Всем троим пришлось потесниться, однако коробка закрылась, и они оказались почти в полной темноте, если не считать узких полосок света, пробивавшихся сквозь щели. Внезапно раздался тихий щелчок, и внутренность коробки озарилась лучами рефлектора, который Эйлин пристроила на картонной стенке.

Чаз обнаружил, что они с Эйлин сидят лицом друг к другу, почти касаясь коленями. Свернувшийся в клубок Тилликум примостился у них под ногами.

- Почему ты решила отправиться вместе со мной? - спросил он.

- Я же говорила, тебе самому не выбраться отсюда, - спокойно ответила Эйлин. - Я доставлю тебя в безопасное место, где ты сможешь переждать, пока я подготовлю твой побег.

- Но ведь ты тоже рискуешь, - напомнил Чаз. - Не забывай, что я побывал снаружи. А в такой тесноте заражения не избежать.

- Мне ничего не угрожает! - быстро возразила Эйлин. - Забудь... Чему ты смеешься? Чаз только сейчас сообразил, что улыбается.

- Так, ничего особенного. Просто вспомнил твое имя.., но что ты имеешь в виду?

- Нам пришлось залезть в эту тесную коробку, чтобы спрятаться от контролеров. Давай лучше подумаем, как замести следы. Если ты исчезнешь, тебя станут искать?

- Если завтра я не появлюсь на работе, то мне обязательно позвонят, - ответил Чаз. - Я допущен к работе в архивно-исследовательский отдел государственного центра Иллинойса.

- Я знаю. Ты мне рассказывал. Прекрасная работа, особенно если учесть, что на каждую вакансию претендует не меньше десятка безработных. Подобная статистика очень стимулирует против безделья.

- Это как раз такая работа, где от моей памяти, до отказа набитой всяким хламом, временами бывает польза, - усмехнулся Чаз. - Однако не думаю, что они станут убиваться, если не застанут меня дома. Как ты справедливо заметила, от желающих занять мое место нет отбоя.

- Хорошо. - Эйлин кивнула. - А родственники?

- Разве я тебе не рассказывал? - Голос Чаза прозвучал довольно сухо.

- Ах да, верно. Твои кузины и тетушка. Ты упоминал о них. Но, кажется, ты с ними не ладишь?

- Совершенно верно, - подтвердил Чаз. - Они взяли меня к себе на воспитание после смерти отца; к тому времени прошло уже три года, как я остался без матери. Мой дядя был очень добр ко мне, но он умер. А тетка и ее дочурки оказались на редкость противными.

- Значит, они не станут разыскивать тебя, если ты вдруг исчезнешь?

- Нет, не станут. - Чаз сунул руку в карман и крепко сжал шершавый камень. - А теперь, когда я удовлетворил твое любопытство, не пора ли и тебе поступить таким же образом? Куда и к кому ты меня везешь?

Глава 4

Эйлин ответила не сразу. Некоторое время она молча разглядывала Чаза. И хотя сквозь щели поступал свежий воздух, в коробке было довольно душно. Чаз уловил легкий запах псины, исходивший от росомахи.

- О чем это ты? - наконец отозвалась Эйлин.

- Это всего лишь предположение, - ответил Чаз, все еще сжимая в руке камень. У него вдруг мелькнула мысль, что если росомахе вздумается напасть на него, то этим камнем можно будет заткнуть ее зубастую пасть. - Однако не думаю, что оно так уж беспочвенно. Я же говорил тебе, что моя башка до отказа набита всевозможной информацией. А если к ней добавить еще и мой талант цепного восприятия, то, как ни крути, слишком многое сходится.

- Например? - Лицо Эйлин застыло, голос звучал хрипло. Чаз не ответил, и она продолжила:

- И куда же, по-твоему, я тебя везу?

- Не знаю. Может, в Цитадель?

Девушка резко, со свистом, втянула воздух.

- Так ты подозреваешь, что я связана с криминальным подпольем? Какое ты имеешь право.., за кого ты меня принимаешь?

- Может, за сатанистку? - поинтересовался Чаз.

Эйлин снова издала свистящий звук, только на этот раз на выдохе - будто резким ударом из нее вышибли весь воздух. Она пристально смотрела на Чаза, ее глаза округлились от внезапного недоверия.

- Ты что, умеешь читать мысли? - едва слышно спросила она.

Чаз покачал головой.

- Нет, кроме цепного восприятия, я не претендую ни на какие другие паранормальные способности. К тому же тебе должно быть известно, что такого явления, как телепатия, на самом деле не существует.

- Но есть и другие способы, - все еще хмурясь, буркнула Эйлин. - С чего ты решил, что я сатанистка?

- Да так. Разные мелочи. Взять хотя бы твое имя.

- Мое имя?

- Да, Мортвейн, - подтвердил Чаз. - Если бы сейчас были средние века, а ты являлась французским рыцарем, и имя твое было бы начертано на щите, то я бы не сомневался, что своим существованием ты бросаешь вызов смерти.

- Смерти? - Эйлин недоверчиво покачала головой. - Бросаю вызов смерти?

- А разве нет? - спросил Чаз. - Несмотря на то, что я побывал в нестерильной зоне - о чем тебе хорошо известно, - ты по крайней мере дважды утверждала, что не боишься гнили. А ведь мы сидим в такой тесноте, что тебе не избежать заражения спорами - будь я действительно заражен.

- Но я имела в виду.., просто я не верю, что ты заразился. Слишком недолго ты пробыл снаружи.

- А откуда ты знаешь, сколько я там пробыл?

- Ну.., это не могло продлиться долго. И при чем тут мое имя?

- Мне кажется, ты сама знаешь ответ. - Чаз без улыбки взглянул на девушку. - Мортвейн. На старофранцузском "морт" означает смерть, а "эн вейн" - "богохульство". В вольном переводе твое имя что-то вроде "я бросаю вызов смерти" или "я поношу смерть".

- Чушь! - возмутилась Эйлин.

- Значит, ты отрицаешь свою причастность к сатанизму? - Чаз пристально смотрел на девушку.

- Разумеется... Почему я должна верить в этот бред? Естественно, я достаточно терпимо отношусь к чужим заблуждениям, - может, более терпимо, чем остальные, - но это не означает, что я имею какое-то отношение к сатанизму. И вообще, я не на суде и не обязана отвечать на твои вопросы.

- Конечно нет, - согласился Чаз. - Однако среди сатанистов есть люди, считающие себя колдунами. Вместо того чтобы медитировать, они произносят заклятия и молитвы; держат животных, над которыми имеют власть. Они уверены, что могут бросать вызов самой смерти, поскольку находятся под покровительством зла. Кроме того, эти люди связаны с организованной преступностью.

- Нет. - Эйлин устало прикрыла глаза.

- Что ты имеешь в виду? - спросил он. - Что ты не связана с организованной преступностью или что ты не колдунья?

Эйлин открыла глаза, на ее губах появилась слабая улыбка.

- Неужели тебе не надоело изводить беззащитную девушку? - пробормотала она. - Ты не оставляешь мне выбора.

Чаз невольно улыбнулся в ответ.

- Ладно. Я задам вопрос иначе. Давай напрямую - ты из тех, кто называет себя колдунами?

- А если и так? - отозвалась Эйлин. - Какая разница, раз я тебе помогаю.

- Мне или кому-то еще.

- Нет! - неожиданно сердито воскликнула девушка. - Я никогда не предам тебя. И никому не выдам! Я не преступница и не сатанистка! - Ярость Эйлин иссякла столь же внезапно. - Ну хорошо. В одном ты не ошибся: я колдунья. Только ты понятия не имеешь, что это означает.

- А мне казалось, что я пару минут доказал обратное.

- А еще говорят, что предрассудков больше не существует! - с горечью прошептала Эйлин. - Неужели тебе не известно, что колдунами всегда были люди, обладающие паранормальным даром? В прошлом таким людям некуда было податься, кроме как к сатанистам. Скажи, тебе бы понравилось, если бы я назвала тебя сатанистом только на том основании, что ты обладаешь даром Гейзенбергова цепного восприятия?

Чаз усмехнулся и покачал головой.

- Уж слишком вовремя ты оказалась рядом.

- Потому что я, как и ты, обладаю паранормальными способностями! - вспыхнула Эйлин. - Как ты думаешь, почему твоя судьба так беспокоит меня? Да потому, что мы оба не такие, как все. Мы стоим особняком от обычных людей, наблюдая за происходящим со стороны. Вот почему мне не безразлично, что происходит с тобой!

- Но я не считаю себя наблюдателем, - возразил Чаз, ощутив прилив раздражения.

- Неужели? - насмешливо спросила Эйлин. Потом, словно зачитывая выдержки из досье, продолжила:

- Чарльз Руми Сант. Постоянные конфликты в начальной и средней школах. Противник неопуританства. Претендовал на ученую степень во многих областях, пока наконец не защитил диссертацию в области системного моделирования.

- Тебе много известно, - мрачно заметил Чаз.

- После той вечеринки я не поленилась навести о тебе кое-какие справки, - пояснила Эйлин. - Самое неприятное в тебе, Чарльз Руми Сант, то, что ты считаешь настоящим только свой собственный дар, а мой - шарлатанством или даже мошенничеством.

- Да нет же... - начал было Чаз, но, ощутив укол совести, замолчал. Ему пришлось признать, что девушка права. - Сейчас двадцать первый век, - решил он сменить тему, - и даже детям известно, что не существует ни сверхъестественных явлений, ни сверхъестественных сил.

- Я сказала паранормальные, а не сверхъестественные! - с нажимом поправила Эйлин. - Как у нас с тобой. Об этом предубеждении я и говорила. А если кто-то, вроде меня, использует старое слово "колдунья", то его сразу же объявляют шарлатаном. Так вот, я не шарлатанка! Хочешь верь, хочешь нет, но это я спасла тебя при крушении поезда!

Чаз изумленно уставился на девушку:

- Ничего подобного! Я спасся сам! Я сделал все, чтобы спастись...

У ног Чаза тихо зарычала росомаха, но предупреждение было излишним. Как только у него вырвались эти слова, он почувствовал неловкость, словно волна собственного раздражения, отхлынув, ударила его.

- Хорошо, - примирительно сказал Чаз. - Но не обольщайся - я выбрался из катастрофы благодаря цепному восприятию; я помню все - каждый свой шаг. Я использовал... - Чаз оборвал себя, не желая упоминать о катализаторе. - Впрочем, не важно. Ты хотела рассказать мне о колдунах. Так что же они собой представляют? И как ты стала колдуньей?

- Я родилась колдуньей! Мои мать и бабка были колдуньями - во всяком случае, они считали себя таковыми. Но сейчас о подобных явлениях науке известно гораздо больше, и мне удалось отделить суеверия и фантазии от реальности. В детстве я очень любила сказки и искренне верила в чудеса. Но повзрослев, сумела во многом разобраться.

- Что ж. - Чаз вздохнул. Волнение девушки убеждало его сильнее, чем слова. - Согласен, большинство прежних представлений о колдунах - предрассудки. Но что же тогда правда?

- Сама суть, - ответила Эйлин. - Мы и в самом деле кое-что можем. Но прежде, чем пускать в ход паранормальные способности, необходимо поверить в успех того, что собираешься совершить. Это основное правило для всех, кто обладает такими способностями. Смог бы ты воспользоваться своим даром цепного восприятия, если бы усомнился в его наличии?

- Хм.., пожалуй, нет. - Чаз неожиданно вспомнил слова Ваки о том, что все желающие попасть на Массу Причера не сомневаются в своих способностях.

- Разумеется, нет, - продолжала Эйлин. - И так обстоит со всем, что выходит за рамки обычной жизни. Взять, например, гениального художника, вдохновение которого порой граничит с безумием.., или спортсменов, выдерживающих колоссальные перегрузки. Тут требуется непоколебимая вера в то, что ты способен совершить задуманное...

Эйлин продолжала говорить, но Чаз ее уже не слушал. Только сейчас он заметил, что вибрация транспортера заметно усилилась, а воздух, проникавший в коробку сквозь щели, посвежел. Он жестом прервал девушку и приблизил глаза к щели.

Назад стремительно уносилась бетонная стена.

Чаз понял, что скорость транспортера возросла в несколько раз. Любая попытка соскочить с ленты на узкую бетонную дорожку могла окончиться серьезной травмой, если не смертью. Обернувшись, он посмотрел на Эйлин.

- Где мы?

- Подъезжаем к Центральному сортировочному узлу, - спокойно ответила девушка. - Нам скоро сходить. - - Сходить?

- Скоро ты все увидишь.

Чазу показалось, что в глазах девушки мелькнул огонек злорадства - дескать, пусть поволнуется, теряясь в догадках, как можно спрыгнуть с ленты на такой скорости. Он стиснул зубы, несколько минут они просидели в полном молчании.

Внезапно Эйлин и Тилликум разом откинули створки коробки. Девушка приподнялась.

- Приготовься, - прошептала она. - Сейчас покажется резервный транспортер. Несколько секунд он будет двигаться параллельно; нам надо успеть спрыгнуть на него.

- На такой скорости? - удивленно спросил Чаз. Эйлин не ответила, и ему ничего не оставалось, как последовать ее примеру и высунуть голову из коробки. Вскоре впереди показался провал еще одного тоннеля. Дыра быстро увеличивалась в размерах; из нее тоже выбегала лента транспортера и, делая вираж, несколько метров двигалась параллельно конвейеру, по которому мчались беглецы. Вторая лента находилась чуть ниже.

- Приготовься... - скомандовала Эйлин. Они быстро приближались к тому участку, где транспортеры шли параллельно друг другу.

- Давай!

Чаз прыгнул сразу за Эйлин. Краем глаза он видел, как за ним грациозно взлетел Тилликум.

Чаз сгруппировался, ожидая удара, но приземление получилось мягким, словно он упал на тонкий водяной матрас. Никто из них не ушибся - опасения Чаза оказались напрасными.

Только через минуту до него дошло, что вторая лента мчится вперед почти с такой же скоростью, что и первая. "Ну конечно же! - разозлился Чаз на свою несообразительность. - Скорости транспортеров почти одинаковы, следовательно, инерция сведена на нет. Можно было даже встать в полный рост и спокойно перешагнуть на другой транспортер..."

Однако уже в следующее мгновение Чаз понял, что вставать все же не стоило, - пока он размышлял, вторая лента резко сбавила ход и, сделав еще один вираж, исчезла в тоннеле. Вскоре тоннель уступил место просторному помещению; повсюду громоздились массивные стеллажи, от которых в разные стороны разбегались транспортеры поменьше.

- Вспомогательный сортировочный узел, - пояснила Эйлин, заметив взгляд Чаза. - На тот случай, если основной транспортер окажется перегруженным.

Лента замедлила ход; Чаз заметил впереди щель, в которой исчезал транспортер. Через несколько минут они без особого труда соскочили на пол.

- Транспортер с переменной скоростью, - поднимаясь на ноги, восхищенно произнес Чаз. - Как они до такого додумались?

Он огляделся и понял, что никакого секрета нет - через каждые пять метров их попросту перемещало с одной ленты на другую, каждая из которых двигалась несколько медленней, чем предыдущая.

Он помог Эйлин встать.

- Осенью Центральный узел редко бывает перегруженным, - сказала девушка. - А этот задействуют только в те дни, когда толпы людей возвращаются из отпусков. Так что сейчас здесь совершенно безопасно.

- Ты предлагаешь спрятаться здесь? - осматриваясь, спросил Чаз.

- Нет. - Эйлин качнула головой.

Девушка двинулась вперед, Тилликум пристроился рядом с ней - мимо сортировочных стеллажей, в сторону двух дверей, на одной из которых красовалась надпись "для мужчин", а на другой - "для женщин". Кивнув Чазу, Эйлин распахнула "женскую" дверь, и беглецы очутились в уютной комнате. Вдоль одной из стен, тянулось длинное зеркало. Прикоснувшись указательным пальцем к нижнему углу зеркала, Эйлин отступила на шаг и хлопнула в ладоши. Зеркало повернулось вокруг центральной оси, за ним открылась еще одна комната - почти таких же размеров, что и первая. Девушка шагнула внутрь, Чаз последовал за ней.

- Отойди, - распорядилась она.

Чаз послушно отодвинулся. Эйлин еще раз дотронулась до зеркала, и оно встало на место.

Чаз осмотрелся. В одном конце комнаты возвышалось нечто вроде помоста, на котором стояло резное деревянное кресло с высокой спинкой. Чуть поодаль, на бетонном полу, были расставлены складные стулья.

- Кажется, ты уверяла, что не имеешь отношения к сатанистам? - спросил он. - Разве мы не в одном из тайных храмов?

- Нет, - возразила девушка. - Это убежище колдунов, хотя, как я понимаю, ты не видишь никакой разницы.

Чаз почувствовал угрызения совести.

- Извини, - сказал он. - Я и в самом деле очень благодарен тебе за помощь. Я вовсе не хотел тебя обидеть. У меня просто вырвалось...

- Я заметила... - резко сказала Эйлин, но тут же смягчилась. - Ладно. Все в порядке. Мы должны немного подождать.

- Кого? - спросил Чаз. - Или мне не следует спрашивать?

- , Да нет, почему же... Мы должны дождаться одного человека, колдуны называют его Серый.

- Очередной маг?

- Маг? - Девушка отрицательно качнула головой. - Нет, скорее колдун. Маг - это.., впрочем, какая разница. Древние термины теперь ничего не значат. Он один из нас - Серый обладает паранормальными способностями. Он осуществляет связь между общиной колдунов и организацией неколдунов.

Чаз нахмурился.

- Ты меня совсем запутала.

- Постараюсь объяснить. Серый связан с подпольем, с Цитаделью.., да-да, я сказала, что мы не имеем с ними ничего общего, - быстро добавила Эйлин. - Так все и обстоит, когда дело касается настоящих колдунов. Однако связь с Цитаделью существовала всегда, и иногда мы вынуждены обращаться к ним за помощью. Как, например, сейчас... Цитадель может спрятать тебя до тех пор, пока ты не получишь допуск на Массу Причера. Я не в силах обеспечить твою безопасность.

- А что, если Серый не захочет помочь? - спросил Чаз, коснувшись шероховатой поверхности камня-катализатора.

- Захочет. - Глаза Эйлин сверкнули недобрым огнем. - Любая из колдуний гораздо сильнее Серого, потому что он тратит часть своей силы на служение неколдунам. Я могу заставить его сделать все, что пожелаю!

- Неужели все? - раздался громовой голос. Казалось, он доносится отовсюду.

Несколько секунд Чаз озирался по сторонам, прежде чем заметил худую, широкоплечую фигуру человека, восседавшего в резном кресле на помосте. Человек с ног до головы был одет во все серое: плотно облегающий серый комбинезон, серые перчатки и серые сапоги. Его голову обтягивала такая же серая эластичная маска, сквозь узкие прорези смотрели умные, лишенные ресниц глаза. Застывшее лицо напоминало лицо манекена, из тех, что изредка еще встречаются в старомодных универмагах. В огромном кресле человек выглядел совсем крошечным. Чазу показалось, что фигуру на помосте окружает какое-то воздушное марево, не позволяющее слишком долго смотреть на незнакомца. Он моргнул и отвел взгляд.

- Все, что пожелаю! - раздраженно повторила Эйлин. - Или ты хочешь бросить мне вызов?

- Сестра.., дорогая сестра... - Губы манекена не шевелились, но голос эхом отражался со всех сторон. - Не будем ссориться. Конечно же я счастлив услужить любому из вашего племени. Что ты хочешь на этот раз?

- Я хочу, чтобы этого человека спрятали - до тех пор, пока он не получит допуск на Массу Причера. Ему требуется надежное убежище неподалеку от Чикаго.

- Только и всего? Неужели это все, сестра? - В гулком эхе отчетливо прозвучала ирония.

- Пока вполне достаточно, - жестко ответила Эйлин.

- Что ж, это можно устроить... - ответил Серый. - Я могу сделать все, что угодно.., и не будем больше об этом. Но почему я должен это делать? Ведь ты, не в пример другим, никогда не проявляла ко мне дружеских чувств, сестра.

- Ты отлично знаешь, что я не обязана этого Делать! - огрызнулась Эйлин. - Я не из тех старух, что вбили себе в голову, будто не могут обойтись без тебя. Между нами нет никакого уговора. Поэтому не пытайся темнить со мной. За наши услуги ты получаешь плату от Цитадели. Но наши требования ты должен выполнять беспрекословно, поскольку у тебя нет другого выбора.

- Нет выбора? Как это грустно!

- Хватит болтать! - разозлилась Эйлин. - Мне пора возвращаться домой. Так есть у тебя на примете какое-нибудь надежное место, где может укрыться мистер Сант, пока не пройдет испытание?

- О да! - усмехнулся Серый. - Я знаю одно чудное местечко. Мистеру Санту там наверняка понравится. Там очень темно и спокойно, но, думаю, мистер Сант не станет привередничать. Честно говоря, скоро ему станет все безразлично.

Эйлин смерила Серого тяжелым взглядом.

- Ты в своем уме? - враждебно спросила она. - Или ты и впрямь вздумал бросить мне вызов?

- Вызов? Конечно нет, сестра. - Человек на троне развел руками. - Но у меня нет другого выбора. Вовсе не я, а Цитадель хочет убрать мистера Санта; он оказался слишком беспокойным и не захотел оставаться снаружи, куда его выбросило из поезда... А поскольку, вернувшись в стерильную зону, он очутился вне закона, наша задача упростилась.

- Наша? Так ты ставишь себя вровень с преступниками? - возмутилась Эйлин. - Что Цитадель собирается сделать с ним?

- Вот этого они мне не сказали, сестра. Мне ведено доставить мистера Санта как можно быстрее, сразу же, как только ты передашь его мне. И я обязан подчиниться.

- Обязан? С меня довольно! - взорвалась Эйлин. - Пора тебе напомнить, с кем ты имеешь дело. Тилликум...

Росомаха подалась вперед, но тут же застыла на месте - это Эйлин, неожиданно вскинув руку, остановила животное. В руке Серого тускло блеснул крошечный лазерный пистолет. Он запрокинул голову и зашелся в хохоте. Смех раскатистым эхом обрушился на них со всех сторон.

- Сестра! Дорогая сестра! Неужто ты думаешь, я стал бы рисковать, если бы не знал, что ты бессильна? Остановись и припомни, удалось ли тебе хоть что-нибудь сделать за последнее время? Хоть маленький фокус из арсенала Великого Искусства?

- О чем ты?

- Сама знаешь! Сама знаешь! - как расшалившийся ребенок, весело воскликнул Серый. - Ты влюблена, дорогая моя сестренка! Ты совершила то, что не проходит безнаказанно ни одной колдунье. Ты влюбилась и утратила свою силу!

- Повторяю, я не из тех глупых старух! - гневно возразила Эйлин. - Мое могущество - это естественный паранормальный дар. Даже влюбившись, я не могу лишиться его, так же, как не могу лишиться по этой причине руки или ноги.

- Ну конечно, не можешь! Конечно! - совсем развеселился Серый. - Твой дар по-прежнему при тебе, но ты не можешь им воспользоваться. А все потому, что в детстве ты наслушалась старых сказок, и теперь примитивная часть твоего подсознания не в силах избавиться от них. Разве не так? Ты права, сестренка, - любовь не может лишить тебя твоего дара, но она создает психологический барьер. Не...

Эйлин отступила назад, скрестила у самого лица указательные и средние пальцы обеих рук и, посмотрев сквозь образовавшуюся решетку на Серого, быстро проговорила:

Свет проклинает тьму, и оба клянут серый цвет.

Деревья и камни, визгливая сойка

Услышат твой стон, лишь наступит рассвет.

Pater sonris maleorum... <Отец бед и несчастий (лат.).>

- Не получилось! Не получилось! - Серый затрясся в новом приступе хохота. - Слова! Вот что у тебя осталось - одни только слова! Ну а теперь я забираю этого человека.

Он ткнул указательным пальцем в Чаза. В следующий миг Чаз погрузился в безмолвную тишину.

Глава 5

В первое мгновение Чазу показалось, что его попросту переместили в другое место. Но через несколько секунд у него появилось неприятное ощущение, будто он довольно продолжительный отрезок времени находился без сознания.

Его словно погрузили в Ничто - темное, непроницаемое, лишенное каких-либо ориентиров бесконечное небытие. Ему казалось, что он увяз в некоей вязкой субстанции, как насекомое, угодившее в смолу. Кожа потеряла всякую чувствительность, он не чувствовал ни тепла, ни холода. Чаз даже не смог бы с уверенностью сказать, дышит ли он.

Вокруг царила абсолютная тишина - или все же нет? Он уловил медленный, очень медленный, регулярно повторяющийся звук. Мгновение он ничего не мог понять, потом узнал в нем биение собственного сердца. И тут впервые у Чаза зародилось подозрение. Он осторожно повернул голову сначала направо, потом налево, но так и не смог определить, удалось ли ему это. Однако усилие вызвало скрип, донесшийся откуда-то сзади. Чаз догадался, в каком положении он очутился, но от этого ему стало ничуть не легче.

Скрип был вызван трением шейных позвонков, когда он поворачивал голову. Но столь слабый звук, передававшийся по костям позвоночника и черепа, можно было уловить лишь находясь в полной изоляции - например, плавая в какой-нибудь жидкой среде или паря на невесомых растяжках. Камера полной изоляции была старинным изобретением, придуманным еще в двадцатом веке, но тем не менее отнюдь не безобидным. Достаточно на несколько часов отключить внешние раздражители, и человек потеряет память - его ум превратится в чистый лист бумаги, на котором можно запечатлеть все, что угодно.

Чаз напрягся, попытавшись вытянуть руки и до чего-нибудь дотронуться, но у него ничего не вышло. Он даже не знал, подчинялись ли ему собственные конечности - послышалось лишь слабое похрустывание мускулов. Он оставил тщетные попытки и расслабился. Проще всего было сохранять блаженную неподвижность...

Внезапно он понял, что засыпает. И тут же волна страха разогнала сонное марево, которое медленно окутывало сознание. Только не спать... Сон лишит его последних сил... Следует хорошенько обдумать ситуацию. Если бы он мог следить за временем, но для этого необходима хоть какая-то точка отсчета. Он вспомнил об ударах сердца и принялся считать. Один.., два.., три... Пульс в нормальном состоянии составляет около шестидесяти пяти ударов в минуту. Допустим, сейчас пульс замедлен - скажем, шестьдесят ударов. Шестьдесят, шестьдесят один...

Нет, бесполезно. Чазу казалось, что он уже не парит в воздухе, а скользит вниз, по гладкому, непроницаемому для света, бесконечному склону... Он скользил все быстрей и быстрей, уносился сквозь тьму, к пределам самой Вселенной...

Он находился в глубинах космоса; мимо проносились бесчисленные галактики, а ускорение, с которым он падал, все нарастало и нарастало. Его уносило непрерывным потоком стремительной реки Небытия, пробивавшейся сквозь неподвижное Ничто - поток бесконечности в состоянии покоя. Он был совершенно один.., нет, кажется, не совсем. Где-то далеко впереди, по обе стороны стремительной реки, мерцали едва различимые искорки. Огоньки начали приближаться, увеличиваться в размерах. Наконец они поравнялись с ним и двинулись рядом. Он вспомнил, что уже встречался с этими светящимися созданиями. С одной стороны скользила гигантская Улитка, которую он видел во сне, когда лежал без сознания у себя в квартире, а с другой - насекомообразный инопланетянин-Богомол, его собеседник из того же сна.

- Помоги мне, - воззвал он к Богомолу.

- Простите, - ответил тот, - но наша этика не позволяет нам этого.

Чаз перевел взгляд на Улитку.

- Помоги! - взмолился он. Однако Улитка никак не отреагировала на его просьбу, продолжая безмолвно скользить рядом.

- С ней бессмысленно разговаривать, - проскрипел Богомол. - Обращаясь ко мне, вы тем самым обращаетесь и к ней. А когда я говорю с вами, то высказываю и ее мнение.

- Почему вы не хотите помочь мне? - в отчаянии крикнул Чаз. - Я прошу лишь вытащить меня из этой реки. Помогите мне выбраться на берег, и я сам остановлюсь.

- Совершенно верно, - согласился Богомол. - Но среди прочих законов этики есть один, который запрещает нам вмешиваться. Вам следует добраться до члена союза, который отключил вас, и вас снова включат. А если это сделаем мы, то тем самым нарушим наш собственный контракт.

Богомол и Улитка начали удаляться в разные стороны, уменьшаясь в размерах и постепенно растворяясь во тьме.

- Подождите! - с отчаянием выкрикнул Чаз. - Что это за союз, до которого я должен добраться? Как он хоть называется?

- А такого и нет! - донесся едва различимый голос Богомола. - Его еще не создали.

И они скрылись, растаяли, как светлячки во тьме. Оставшись один, Чаз снова почувствовал, как его сознание медленно угасает. Оно исчезало - медленно и неотвратимо, как исчезли Улитка и Богомол; вот уже лишь крошечное пламя трепетало там, где прежде билась ясная и сильная мысль. Крохотный проблеск, готовый вот-вот погаснуть совсем.

"Если бы у меня был катализатор... Если бы я смог им воспользоваться, то, возможно, мне удалось бы выкарабкаться даже из такого безнадежного положения..."

Если бы у него была возможность выбирать.., но постой-ка. Пока он все же способен кое-что решать сам - поворачивать ему голову или нет, шевелить руками и ногами или нет, вытянуть правую руку или же левую...

Но от этого никакой пользы... Вот если бы сюда катализатор.., хотя бы на несколько секунд. Чаз попытался вызвать ощущение шероховатой поверхности камня в руке. "Представь, - твердил он. - Представь!"

Чаз сосредоточился. Он уже почти чувствовал камень в сжатом кулаке - не больше апельсина, шероховатый, маленький выступ удобно ложится между указательным и средним пальцами руки. А там, где находится мизинец, поверхность почти совсем гладкая. Неровности камня впились в ладонь. Чаз крепче сжал пальцы, ощутив знакомую тяжесть...

Он чувствовал камень...

Он чувствовал, как правая ладонь стискивает теплую поверхность - так же, как если бы в ней и в самом деле был камень.

...Стремительный поток бесконечности больше не увлекал его за собой, и Чаз снова вернулся в подвешенное состояние.

Его захлестнула горячая волна триумфа. Теперь у него есть катализатор. Он держал в руке камень, он чувствовал его. Почему бы теперь не взглянуть на него?

Чаз поднес правую руку к лицу, но ничего не увидел. Невозможно было определить - на самом ли деле он держит перед глазами камень или нет, однако с каждой минутой в нем крепла уверенность, что камень реально существует. А если так, то он должен его увидеть.

Чаз до боли в глазах вглядывался в темноту.

"Конечно, - уговаривал он себя, - его нельзя разглядеть сразу. Но, быть может, постепенно..." Не мигая, он таращился в темноту, постепенно ему стало казаться, что он видит крохотный светлячок - точно такой же, из какого возникли Богомол и Улитка. Чаз сконцентрировался на ; крохотной искорке. Медленно, очень медленно, мерцание становилось все ярче, огонек увеличивался в размерах, приближался...

И вот катализатор обрел очертания. Чаз держал камень перед глазами и отчетливо видел каждую неровность, различал каждый оттенок. Он смотрел на камень, и тот постепенно менял очертания.

Перед Чазом запестрел выбор альтернатив - как и тогда, во время крушения поезда, они предстали перед ним в виде слегка развернутой колоды карт. Теперь Чаз ясно видел, что выход есть. Ну конечно! Его поместили в камеру лишь на время. Тот, кто это сделал, хотел выждать, пока разум Чаза ослабнет. Но потом за ним придут. А пока он с помощью катализатора должен отыскать какое-то занятие, чтобы спасти свой разум... Ну конечно! Чаз едва не рассмеялся от радости. В этой бесконечной тьме он может построить свою собственную Массу Причера, здесь, на Земле, - точно так же, как в том сне...

И они с катализатором принялись за дело... Масса Причера начала обретать форму...

...Неожиданно по закрытым глазам словно ударили хлыстом - в лицо Чаза хлынул поток ослепительного света, и почти завершенную Массу Причера отбросило на задворки сознания. Чаз не открывал глаза; он поник, безвольно расслабив тело. Он чувствовал рядом с собой движение чьих-то рук, плеск жидкости и щелканье расстегиваемых пряжек. Потом его слегка потянули за руки и за ноги.

- Готово, - донесся откуда-то издалека мужской голос. - Поднимаем!

Чаз почувствовал, как его подхватили за плечи и за ноги и уложили на какую-то поверхность, показавшуюся нестерпимо жесткой после вязкого уюта Ничто. Он по-прежнему не открывал глаз. С его головы сняли некое подобие шлема и освободили тело от эластичного комбинезона.

Теплый воздух коснулся его кожи. После непроницаемой тишины камеры каждый звук грохотом отдавался в ушах. Дыхание людей, возившихся рядом, напоминало сопение слонов. Он услышал, как, оглушительно шаркая подошвами, они отошли в сторону; до него донесся плеск, потом неясное клацанье.

Чаз открыл глаза и повернул голову.

Он лежал в обычной больничной палате на покрытой белой простыней кушетке. Прозрачная передняя стена была задернута голубой занавеской. Два человека в белых халатах стояли к нему спиной и копошились в черном прямоугольном ящике, напоминавшем два поставленных друг на друга гроба. На мгновение Чаз ослеп, но быстро пришел в себя.

Спустив ноги с кровати, он встал и шагнул в сторону санитаров. Они продолжали возиться с таинственным ящиком.

Полагая, что сжимает в руке камень, Чаз со всего маху ударил одного из санитаров чуть ниже затылка и лишь потом сообразил, что в руке ничего нет. Но и без камня удар получился сокрушительным - слишком велика была ярость, переполнявшая Чаза. Человек рухнул на колени. Второй санитар обернулся, на его лице отразилось глубокое изумление. Не мешкая, Чаз сбил его с ног и вне себя от ярости принялся наносить удары.

Прошло несколько секунд, прежде чем он осознал, что и вторая жертва затихла. Чаз сделал над собой усилие и остановился. Он с трудом поднялся на ноги; гнев иссяк, оставив ощущение слабости и беспомощности. К горлу подступила дурнота. Ноги дрожали; чтобы не упасть, Чаз прислонился к стене.

Спустя минуту дрожь и тошнота отступили. Санитары не подавали признаков жизни. Чаз не мог заставить себя взглянуть в их лица. К счастью, первая жертва лежала уткнувшись лицом в пол. Чаз ухитрился, не переворачивая санитара, стянуть с него одежду. Он оделся и отдернул занавеску, за ней обнаружилась дверь.

Он осторожно выглянул наружу. Перед ним находилось обычное больничное отделение с расположенными по кругу палатами. В центре холла находилась регистрационная стойка, за которой, склонившись над какими-то бумагами, сидели две медсестры. Задержав дыхание, Чаз выскользнул из палаты и, прикрыв за собой дверь, небрежной походкой направился к выходу из отделения.

Ни одна из сестер не обратила на него внимания. Через несколько секунд он уже шагал по широкому коридору, по которому сновали больные и медперсонал. Минуты через три он впрыгнул в четырехместное такси; выехав из подземного гаража, машина устремилась к Центральному вокзалу. Для оплаты такси Чаз воспользовался кредитной карточкой одного из санитаров.

Пока машина неслась по тоннелям, он изучил список пунктов назначения и обнаружил, что находится в зоне Чикаго, где-то возле Эванстона. Город был слишком велик, чтобы его можно было загерметизировать как единую стерильную зону. Поэтому современный Чикаго представлял несколько связанных между собой куполов и подземных районов. Как и в любом мегаполисе, в нем царила обычная суматоха; и Чаз надеялся избежать ареста - по крайней мере до тех пор, пока не встретится с Вакой и не пройдет испытание. К тому же с чужой кредиткой в кармане его шансы несколько увеличивались.

Конечно, ее владелец может сообщить о краже в полицию. Однако если санитар и в самом деле является членом Цитадели, то он вряд ли захочет уточнять обстоятельства, при которых лишился кредитки. А если об утере все же станет известно, то Чазу только на руку, что Чикаго столь велик. К тому моменту, когда Центральный Компьютер нападет на след кредитки, он уже будет далеко. Разумеется, через двадцать четыре часа все автоматизированные кассовые аппараты будут заблокированы, но за это время Чаз успеет встретиться с Вакой, пройти тест и получить официальный вызов на Массу Причера. И если он будет принят, то полиция сможет разве что посадить его до отлета на Массу под домашний арест.

Пока судьба была на его стороне. Чаз расслабился и даже усмехнулся, вспомнив ошеломленное лицо санитара. Меньше всего на свете тот ожидал подобной прыти от бесчувственного пациента.

Но уже в следующую секунду Чаз помрачнел. Да, пока он свободен, но кроме полиции за ним охотится и Цитадель. Что им от него нужно? Чаз никогда не имел никаких дел с преступными элементами стерильного мира. Он мало что знал о криминальных структурах - не больше, чем все остальные, и то в основном из теленовостей и газет.

Чаз попытался систематизировать свои скудные познания в этой области. Следовало составить хотя бы отдаленное представление о противнике. Но среди залежей информации, осевших в его голове, фактов о преступности оказалось на удивление мало. В современном обществе, давно забывшем, что такое наличность, преступники использовали совсем иную тактику, чем в те времена, когда люди были вынуждены таскать с собой кипы бумажных денег. Теперь платежеспособность являлась чистой условностью. Единственное, что имело ценность, так это власть - власть, которую давали контроль над кредитной компьютерной сетью и контрабанда товаров, раздобытых на зараженных территориях.

Благодаря этой контрабанде в обществе сложилось стойкое убеждение, что Цитадель имеет связи вне стерильных зон. Хотя вопрос, как и с кем, оставался открытым. Ведь человек, попавший наружу, мог протянуть не больше нескольких месяцев - он медленно, но неотвратимо умирал от гнили, вызванной ягодой Иова. Чем можно расплатиться с умирающим за услуги? Удобствами? Наркотиками? Предметами роскоши?

Поскольку Чаз являлся убежденным противником неопуританства, он не верил в легенды о том, что в зараженных зонах уцелели небольшие группы людей, выстоявших перед гнилью. Совершеннейшая чушь! Гниль не являлась вирусом, она не подвергала человеческое тело химическому распаду, а имела чисто механическую природу. Разносимые по воздуху споры рано или поздно попадали в легкие, там они прорастали и развивались до тех пор, пока полностью не обволакивали дыхательные пути - в результате человек умирал от удушья. Иммунитет не имел к гнили ни малейшего отношения, впрочем, как и вера неопуритан в то, что гниль и ее источник - ягода Иова - ниспосланы Господом как наказание человечеству за грех загрязнения и истощения Земли.

Ни к чему углубляться в библейские тексты. Глобальное загрязнение планеты вызвало мутацию растительной среды, что в свою очередь привело к появлению ягоды Иова, способной погубить все человечество. Те, кто укрылся в стерильных районах, защищенных от внешнего мира, оказались бессильны перед гнилью. Не находя выхода, они пытались затянуть сражение, исход которого был давно предрешен. Они попросту старались выиграть время, чтобы на Массе Причера успели найти пригодный для обитания мир. В этом новом мире горстка избранных эмигрантов человеческой расы должна была начать все сначала и возродить человечество как биологический вид.

Чаз встряхнулся. Такси уже подъезжало к Центральному вокзалу. По указателям, расположенным на панели управления, он отыскал офис Ваки и направил машину по новому адресу. - На табло высветился маршрут.

Чаз откинулся на сиденье и задумался. Что случилось с Эйлин? Она выглядела такой уверенной в собственных силах, когда попыталась укротить Серого, но тот лишь посмеялся над ней. Что происходит с колдуньями, утратившими силу своих чар? Чаз порылся в памяти, но так ничего и не нашел. От одной мысли, что Эйлин может попасть в лапы Цитадели, его сердце сжала холодная рука страха.

Эйлин так много сделала для него и теперь, возможно, сама попала в беду. Ничего удивительного, что он беспокоится о ней. Однако их знакомство было слишком недолгим, чтобы он мог по-настоящему привязаться к ней. Чаз всегда считал себя одиночкой, сухим и циничным по отношению к ближним - и к мужчинам, и к женщинам. Он ни за что бы не поверил, что способен на сильные чувства к кому бы то ни было, особенно после столь непродолжительного знакомства. Если только.., если только тогда, на вечеринке, они не узнали друг друга значительно глубже. Чаз изо всех сил старался припомнить, что же на самом деле произошло в тот вечер. Жаль, у него сейчас нет времени. Стоит лишь немного напрячься, как следует покопаться в памяти, и все всплывет наружу.

Такси нырнуло в подземный гараж здания, в котором находился офис Ваки. Чаз неуклюже выбрался из машины - ему казалось, что кости скрипят, как рассохшееся дерево; он чувствовал себя намного слабее, чем ожидал. И неудивительно. Резкая вспышка активности - да еще после длительного пребывания в этом чертовом гробу - не могла отразиться на мышцах. Все тело онемело, словно весь предыдущий день он провел, ожесточенно гоняя мяч по футбольному полю.

Энергично вращая руками, Чаз прошелся по пустынной стоянке. Упражнение помогло - кровь веселее побежала по жилам. Направляясь к лифту, он вдруг вспомнил, что на нем белый халат. Он быстро стянул его и сунул в люк мусоропровода, оставшись лишь в брюках да белой рубашке с короткими рукавами. Это, конечно, не общепринятый комбинезон, но и не настолько бросается в глаза, чтобы привлечь к его персоне чрезмерное внимание.

Чаз вышел на этаже, где находился офис Ваки, но дверь оказалась запертой. Он направился к телефону-автомату. Сунув кредитку в щель аппарата, он вызвал Центральную службу поиска и попросил выяснить, можно ли связаться с Александром Вакой.

Ему пришлось немного подождать, пока компьютер занимался поисками. Через несколько минут переговорное устройство мелодично звякнуло и на экране возникло изображение Алекса Ваки.

- Я дома, - сообщил Вака. - У вас что-то срочное? Ах, это вы, мистер Сант.

- Да, очень срочное, - ответил Чаз. - Мне необходимо пройти тест. И как можно скорее.

- Как можно скорее? - с сомнением в голосе переспросил Вака. - Не думаю, что смогу это устроить.

- А разве в ваши обязанности не входит принимать кандидатов для работы на Массе в любое время дня и ночи? - резко спросил Чаз. - Извините, мистер Вака, но это действительно срочно. Настолько срочно, что я буду вынужден, если потребуется, обратиться с жалобой к властям. А такая жалоба может стоить вам лицензии.

Вака недобро усмехнулся.

- Наверное, вам будет интересно узнать, мистер Сант, - ответил он, - что по вашему поводу я уже беседовал с полицией. Вы уверены, что хотите обратиться к властям?

Несколько секунд Чаз в упор разглядывал Баку.

- А как же ваши обязательства перед Массой Причера, о которых вы так распинались в прошлый раз?

Вака нахмурился.

- Хорошо, - отрывисто произнес он. - Квартира номер 4646-Б, в этой же башне. Заходите.

Экран погас.

Чаз извлек из телефона кредитку и прислонился к стене. Он чувствовал глубокое облегчение. Теперь все позади. Все, кроме теста. А с тестом не должно возникнуть проблем. Правда, катализатора сейчас у него нет, однако там, в камере, достаточно было представить камень, и все тут же сработало.

Чаз прикрыл глаза и попытался снова почувствовать в руке камень. Размером с апельсин. Небольшой выступ удобно ложился между указательным и средним пальцами...

Чаз прилагал все усилия, стараясь представить себе камень. Однако в камере изоляции все оказалось значительно легче. В нем зрела уверенность - он не сможет убедить себя в том, что в руке действительно зажат катализатор. Глава 6

Еще добрых десять минут Чаз не двигался с места, напрягая воображение и пытаясь представить катализатор. Однако теперь он даже не мог заставить себя поверить, что ему это удалось, - хуже того, он не чувствовал той уверенности, которая переполняла его в камере или во время крушения поезда, когда он и в самом деле держал катализатор в руке.

Чаз еще несколько раз повторил попытку и сдался лишь тогда, когда проходившие по коридору люди начали обращать на него внимание.

Да и Вака не станет ждать до бесконечности. Чаз направился по коридору к лифтам, все еще пытаясь вызвать ощущение шероховатой поверхности в ладони. Он находился на двенадцатом этаже. Как правило, на нижних этажах размещались офисы, а на верхних - жилые квартиры, хотя сами здания редко превышали тридцать этажей. Но история Чикаго восходила к временам небоскребов, и Чаз, ступив на движущуюся вверх площадку лифта, понесся ввысь, к самым небесам.

Он вышел на сорок шестом этаже, прошел по узкому коридору и оказался перед отделанной под орех дверью, на табличке красовался номер "4646-Б". Не успел он постучать, как дверь распахнулась, словно Вака стоял по ту сторону, поджидая гостя.

Увидев Чаза, он что-то пробурчал и, выглянув в коридор, быстро осмотрелся по сторонам. В синем домашнем халате Вака казался совсем не таким, каким Чаз привык видеть его в официальной обстановке. Манеры экзаменатора стали проще и грубее, но в то же время в нем появилась какая-то настороженность. Втянув голову в квартиру, он резким движением втащил Чаза и захлопнул дверь.

Никогда еще Чаз не видел столь роскошного жилища. Рядом с входной дверью располагалась небольшая кухня, чуть дальше он увидел - редкую в эти дни роскошь - дверь, ведущую в отдельную спальню.

- Где вы застряли? - рявкнул Вака, явно вознамерившись устроить Чазу хорошую выволочку, но внезапно раздался резкий телефонный звонок. - Ждите здесь!

Он исчез в спальне, плотно прикрыв за собой дверь. Чаз слышал голос Ваки, но не мог разобрать ни слова.

Чаз огляделся; он стоял в центре гостиной. В этой просторной квартире с комфортом могла бы разместиться семья из трех-четырех человек. По непонятной причине мысли Чаза вдруг снова переключились на Эйлин. Он столь отчетливо представил девушку, что ему стоило немалого труда справиться с внезапно нахлынувшей тоской. Эйлин не заслужила тех страданий, которые он, возможно, навлек на нее. Чаз не сомневался, что Эйлин попала в беду и теперь находится в руках Цитадели или полиции.

Но хуже всего, что он ничем не мог ей помочь. По крайней мере до тех пор, пока не пройдет этот проклятый тест и не избавится от необходимости скрываться. А последнее напрямую зависело от результатов теста. И он еще раз напрягся, пытаясь представить катализатор.

И снова ничего не получилось. Чаз не на шутку разозлился. Он не мог понять, в чем дело. Ведь никаких объективных препятствий не существовало. А раз так, то он должен выдержать испытание и без катализатора. Дар - он или есть, или его нет, а Чаз был уверен, что обладает им. Он так просто не отступится. Если он потеряет уверенность в своих силах, то повторит нелепую ошибку Эйлин, которая поддалась детским суевериям и не смогла справиться с Серым. Что же сказал тот тип? Что случилось с Эйлин? Психологический блок? Так вот, его собственные трудности имеют ту же самую природу. Ведь катализатор - это всего лишь психологическая или, если хотите, эмоциональная поддержка.

Решив, что камень не так уж важен, Чаз почувствовал огромное облегчение, словно преодолел какой-то внутренний барьер. Но не успел он разобраться в своих ощущениях, как в гостиную вернулся Вака.

- Звонили из Центра связи. Говорят, что проводят обычную выборочную проверку, - бесстрастно сообщил он. - Вы ведь звонили мне по чужой кредитной карточке?

- Совершенно верно.

- Тогда избавьтесь от нее, пока вас не поймали с поличным. - Вака провел рукой по лбу, стирая невидимую испарину. - Вы понимаете, что ваш звонок зафиксировали? А если они свяжут украденную кредитку с вашей персоной, то сразу поймут, что мне звонили именно вы.

- А какое это имеет значение? - В упор глядя на экзаменатора, спросил Чаз. - Я ведь имею право попытаться получить допуск на Массу. И если я его получу, то власти не смогут ничего сделать - ни со мною, ни с вами.

- Вы ничего не понимаете, - отрывисто бросил Вака. Он пересек гостиную и сел за небольшой стол - самый настоящий стол, а не выдвигающуюся откуда-нибудь из пола или стены панель. Открыв ящичек, он извлек из него ахроматические очки и пенал с разноцветными рисовыми зернами. - Садитесь. Как только мы с этим покончим, я вам все расскажу.

Чаз сел напротив.

- Что еще вас беспокоит, кроме властей? - Он задумчиво смотрел на Ваку. - Вы, случайно, не связаны с Цитаделью?

- Наденьте очки, - велел Вака, пододвигая зерна к Чазу. - Какой цвет вы выбираете?

- Погодите. - Чаз даже не притронулся к очкам. - Я правильно угадал? Вас волнует Цитадель? Но если вы из этой братии, то почему допустили меня к тесту? Насколько мне известно, парни из Цитадели меньше всего хотят, чтобы я попал на Массу Причера. Так почему же вы решили дать мне шанс?

- Да потому что я безмозглый дурак! - взорвался Вака. - Хватит вопросов! Надевайте очки!

- Но сначала кое-что еще. - Чаз взял в руки очки. - Ответьте мне только на один вопрос, и мы сразу же примемся за тест. Знаете ли вы кого-нибудь, кто, будучи полностью уверенным в своих способностях, не смог пройти тест из-за психологического барьера?

- Да. Разумеется, знаю! Я же говорил вам, что тест способны пройти лишь те, кто абсолютно уверен в себе! А теперь, если вы сейчас же не приметесь за тест, я вообще не стану его проводить! Выбирайте цвет.

- Хорошо, - согласился Чаз.

Он отвечал машинально. С ним творилось что-то непонятное. Чазу казалось, что все его прежние знания внезапно перевернулись с ног на голову - словно восток оказался на западе, а север - на юге. Если верить Ваке и собственной интуиции, то катализатор не столь уж необходим. Интересно, как он вообще набрел на идею катализатора? И как ни странно, уверенность в том, что растущий в питательной среде кристалл жизненно необходим для его способностей, возросла еще больше. Чаз неожиданно успокоился; он в любом случае пройдет этот тест - с катализатором или без него. Чаз надел очки, и все вокруг стало серым.

- Выбирайте! - приказал Вака.

Чаз посмотрел на рассыпанные по столу зерна.

- Красный.

Все зерна казались одинаковыми, но глаза Чаза выделяли нужные, словно те сами притягивали его внимание. И хотя зерна оставались серыми, внутренний голос подсказывал: "Вот красное, и вон то..."

На этот раз Чаз не стал выстраивать зерна в линию. Он просто не мог ошибиться. Отодвигая в сторону ненужные, он сгребал остальные в кучку.

Сняв очки, Чаз обнаружил, что ни разу не ошибся - в кучке находились только красные зерна.

Глубоко вздохнув, Вака откинулся в кресле. Напряжение исчезло с его лица.

- Ну вот и все, - вздохнул он. - На этот раз все как надо.

Вака набрал номер. После секундного молчания из динамика раздался мелодичный голос:

- Центральный офис Массы Причера. Экзаменатор Вака, говорите. Ваш доклад записывается.

- Я только что принял тест у добровольца Чарльза Руми Санта и признал его пригодным для работы на Массе Причера. Его гражданский номер... - Вака вопросительно взглянул на Чаза.

- 418657991 Б, - подсказал тот.

- 418657991 Б, - повторил Вака. - Он хочет как можно быстрее отправиться на Массу. Ему может потребоваться защита от преследования местных властей.

Какое-то время телефон молчал, затем на другом конце линии послышался голос:

- Мы проверили Чарльза Руми Санта по вашим предыдущим донесениям. Он шесть раз безуспешно пытался пройти тест. Мы уже сообщили в Центральное управление полиции, что этот человек записался добровольцем на Массу Причера, поэтому любое вмешательство властей недопустимо. Чарльз Руми Сант попадает под непосредственную защиту нашего Центрального офиса в Чикаго. Он свободен в течение девяти часов - до двадцати ноль-ноль сегодняшнего вечера, когда ему надлежит доложить о своей готовности к отправке на Массу Причера. - Он выезжает немедленно...

- Нет! - наклонившись к телефонной трубке, вмешался Чаз. - Говорит Чарльз Руми Сант. Я буду на месте в двадцать ноль-ноль.

- С собой ничего не брать, - донеслось из трубки. - На Массу ничего не разрешается брать с Земли - даже из стерильных районов.

В динамике послышалось гудение.

- Вы рискуете, - положив трубку, произнес Вака.

- Я должен разыскать одного человека, - устало сказал Чаз.

- Вы его не найдете, - возразил Вака.

- Не найду? - Чаз перегнулся через стол. - Что вы об этом знаете?

Лицо Ваки исказила гримаса.

- Вполне достаточно. Разве вы не знаете, что, Попав на Массу Причера, вы никогда не вернетесь назад? Вам следует забыть о ней. И как можно скорее - так будет лучше для вас обоих.

Чаз схватил Ваку за отвороты халата и притянул к себе.

- Что вам известно об Эйлин? Что вы вообще об этом знаете?

Но Вака даже не шелохнулся.

- Вы просто любитель, - с легким презрением бросил он. - Думаете, я испугаюсь? Меня пугали профессионалы, не чета вам...

Чаз отпустил его.

- Ну ладно, - мрачно произнес он. - Я и сам способен разобраться в этой истории. Вы тоже связаны с Цитаделью. Вот откуда вам известно, что случилось со мной и Эйлин. И вы знаете, где она сейчас.

- Этого я как раз не знаю. Клянусь.

- Вы связаны с Цитаделью. Но ведь Цитадель против моего участия в работе на Массе, а вы только что дали мне допуск. Если вы пошли против парней из Цитадели, то почему бы вам не пойти еще дальше и не помочь мне отыскать Эйлин?

Вака поник в своем кресле.

- Я уже говорил вам, что я последний дурак, - обреченно прошептал он. - Но всякой глупости есть предел. А теперь выметайтесь отсюда.

- Ну уж нет... - задумчиво протянул Чаз. - Нет. Возможно, мне придется пробыть здесь все девять часов.

- Убирайтесь! - Вака вскочил на ноги. - Немедленно!

- Успокойтесь, - не двигаясь с места, сказал Чаз. - Я уйду, но только сначала вы ответите на мои вопросы. В противном случае - я остаюсь.

- Если вас здесь застанут, то нам обоим конец, - хрипло сказал Вака. - Неужели вы не понимаете?

- Я рискну, - упорствовал Чаз. - Ну так как? Удовлетворите мое любопытство? Вака тяжело рухнул на стул.

- Черт вас побери! - беспомощно выдохнул он. - Что мне еще остается? Что вы хотите узнать?

- Все.

- Ну ладно. - Вака пристально посмотрел на Чаза. - Я работаю и на Цитадель, и на Массу Причера. Когда вы пришли ко мне в первый раз, Я сообщил о вас в Цитадель. Проверив ваши данные через компьютер и наведя всевозможные справки, они пришли к выводу, что ваше пребывание на Массе для них нежелательно. Только не спрашивайте меня - почему. Это все, что мне известно.

- Нет не все. А Эйлин?

- Они говорили, что собираются приставить к , вам человека, - угрюмо буркнул Вака. - Очевидно, это была Эйлин.

- Приставить ко мне человека? Что это значит?

- Им нужен был кто-то... - Вака беспомощно взмахнул рукой, - ну.., кто смог бы разузнать о вас все и найти уязвимое место - что-нибудь такое, что позволило бы удержать вас на Земле. - Он по-прежнему угрюмо смотрел на Чаза. - Эйлин родилась колдуньей. Как-нибудь ночью она должна была разобрать вас на части, чтобы посмотреть, как вы устроены, а потом доложить об этом в Цитадель.

- Эйлин? - В сознании Чаза, как сквозь толщу воды, начали смутно вырисовываться события той вечеринки. - Но она уверяла, что не станет действовать против собственного желания.., и потом, она помогла мне бежать. Зачем ей это делать, если она работала на Цитадель?

- Неужто не догадались? - усмехнулся Вака. - Ведь она не только колдунья, но и женщина. Эйлин влюбилась в вас, только не спрашивайте - почему. Колдунье лучше знать.

- Что вы знаете о колдунах.., и об Эйлин? Вака несколько секунд пристально разглядывал Чаза, потом снова сгорбился в кресле.

- Я ведь и сам колдун, - застенчиво сообщил он. - А вы думали, кто я?

- Вы?

И тут в голове Чаза молнией промелькнула догадка. Шагнув к Ваке, он распахнул голубой халат.

Под ним оказалось что-то вроде надувного пояса, из-за которого Вака казался значительно объемистее, чем на самом деле.

- Так вы и есть Серый?! - воскликнул Чаз. - Отвечайте! Это так?

Вака запахнул халат, словно пытаясь под ним спрятаться.

- Оставьте меня в покое, - прохрипел он.

- Ну нет, - мрачно сказал Чаз. - Если вы Серый, то вам известно, где Эйлин. Вака с горечью рассмеялся.

- Известно? Вы, похоже, вообразили, что я большая шишка в Цитадели? Вы же видели, как ваша колдунья обращалась со мной. Я всего лишь посредник. Я передаю общине колдунов требования Цитадели, а те сообщают мне, на что они согласны. Я...

Неожиданно по щекам Ваки потекли слезы.

- Я раб! - прошептал он. - Как и вы, я обладаю паранормальными способностями. Но это не тот дар, который позволил бы мне противостоять другим. Цитадель распоряжается мной, как.., как вещью!

Вака обхватил голову руками и начал раскачиваться из стороны в сторону. Внезапно он замер и сглотнул, кадык его судорожно дернулся. Когда он заговорил снова, его голос звучал гораздо тверже. "

- Нет, это не так. Не совсем. Они владеют мной не до конца. Какая-то часть меня все же принадлежит Массе Причера - и эта часть свободна от них. Когда-нибудь Масса отыщет новый, девственный мир, и тогда туда переправят только самых одаренных людей, а всю серость оставят здесь. И Цитадели придет конец, потому что она не сможет властвовать над такими, как я!

Вака поднялся. Этот маленький человечек вновь был полон величия и достоинства.

- Ну а теперь, - спокойно произнес Вака, - если у вас есть хоть немного здравого смысла, уходите. Исчезните. Цитадель непременно отправит своего человека проверить меня. Им, разумеется, донесут, что мне звонили по той самой кредитной карточке. А раз карточкой воспользовались, то это означает только одно - она у вас. Так что отправляйтесь прямиком в Центральный офис Массы Причера в Чикаго. И в любом случае держитесь подальше от меня. Если они заявятся сюда, мне придется сказать, что вы разыскиваете Эйлин Мортвейн. И они поймут, где вас искать.

- Так вы уверены, что не знаете, где Эйлин? - настойчиво спросил Чаз. Вака покачал головой.

- Даже если бы и знал, то не сказал бы. Но я и в самом деле не знаю. Ее забрали сразу же после вас. Я не представляю, где они ее держат.

Чаз несколько секунд смотрел на Ваку, потом стремительно развернулся и вышел из квартиры. Как только за ним захлопнулась дверь, раздался телефонный звонок.

Нельзя было терять ни минуты, поскольку звонок мог быть из Цитадели. Через полчаса Чаз уже находился в поезде, следующем по маршруту Чикаго - Висконсин-Деллс, оплатив проезд все той же кредиткой.

Чаз прибыл в Деллс за семь с половиной часов до явки в Центральный офис Массы Причера. Взяв такси, он отправился к своему дому. К счастью, подземный гараж был пуст - любой человек, встреченный на стоянке, мог оказаться его соседом. Чаз поднялся на этаж, где жила Эйлин.

Он был в ее квартире всего лишь раз - когда они заходили за росомахой, - но запомнил номер. Приблизившись к двери, Чаз обнаружил, что она распахнута настежь. Так обычно поступали с пустующими квартирами. Всю мебель задвигали в стены, чтобы не мешать автоматическому уборщику поддерживать чистоту в пустой квартире, пока в ней не появится новый жилец.

С минуту Чаз разглядывал пустую квартиру, потом вышел в холл, где находились телефоны, и набрал номер правления дома.

- Вы можете сообщить адрес, по которому переехала мисс Эйлин Мортвейн, квартира номер 1433?

- Извините, - раздался из динамика компьютерный голос. - Эйлин Мортвейн не проживала в этом здании.

- Проверьте, пожалуйста, еще раз, - попросил Чаз. - Мне известно, что она занимала квартиру номер 1433 еще пару дней назад.

Наступила короткая пауза.

- Проверено. Никакой ошибки, сэр. В этом году Эйлин Мортвейн в этом здании не проживала. Последним жильцом квартиры 1433 был мужчина, он выехал восемнадцать дней назад.

Спорить с компьютером было бессмысленно.

- Спасибо, - поблагодарил Чаз и отключил телефон.

Немного подумав, он набрал еще один номер.

- Миссис Доксейл? - произнес он. - Это Чаз Сант.

- Ах это вы, Чаз! - Миссис Доксейл замолчала, потом бодро продолжила:

- Мы очень обеспокоены, не пострадали ли вы после крушения поезда. Вас никто не видел с...

- Нет, со мной все в порядке, - перебил ее Чаз. - Просто я был очень занят. Я хотел бы вас кое о чем спросить. Вы знаете Эйлин Мортвейн?

- Эйлин Мортвейн?

- Номер четырнадцать - тридцать три, - хрипло сказал Чаз. - Она присутствовала на одной из ваших вечеринок. Вы должны ее знать. Похоже, она выехала из своей квартиры, и я хотел спросить, не знаете ли вы - когда и куда она уехала?

На какую-то секунду повисла странная пауза, потом миссис Доксейл весело защебетала:

- О Господи! Ну конечно! Я должна извиниться, но Эйлин не хотела, чтобы кто-то знал, что она здесь. Я приютила ее у себя. А вот и она, услышала, что я разговариваю с вами, и тут как тут. Приходите скорей!

Чаз с облегчением вздохнул.

- Уже иду.

- Мы вас ждем... Только... Чаз, дорогой, - воскликнула миссис Доксейл, - если кого-нибудь встретите, не говорите, что направляетесь ко мне!

- Разумеется. - Чаз отключил связь. Он собрался было вызвать лифт, как вдруг услышал какие-то странные лающие звуки, отдаленно напоминавшие человеческую речь. Несколько секунд Чаз не мог понять, что это такое, потом лай сложился в слова.

- Ложь. Ложь. Чаз - не ходить.

Чаз обернулся. В сумраке холла он различил у стены темную тень. Чаз присмотрелся - перед ним была росомаха.

- Тилликум? - воскликнул он, все еще не веря своим глазам.

- Не ходить, - пролаяла росомаха. - Эйлин нет. Она лжет.

- Где она? Где Эйлин? - Чаз перешел на шепот - и очень вовремя, потому что дверь одной из квартир открылась и в холл вышел человек. К счастью, он сразу направился к лифтам, не обратив на Чаза внимания.

- Другое место. Послала меня... Присмотреть за Чазом. Чаз - не надо искать. Чаз должен на Массу. На Массу - Чаз.

Росомаха расплывалась перед глазами, Чаз моргнул.

- Почему я должен верить тебе? - прошептал он. - Я никому не верю.

- Спаси Эйлин, - прорычала росомаха. - Спаси Эйлин. Чаз должен на Массу. Нет другого пути. Прямо сейчас. Или все умрут - Эйлин, Чаз, Тилликум. Все.

- Нет, - мягко, но решительно возразил Чаз. - Нет, я этого не сделаю. Покажи, где она, и я отправлюсь на Массу.

- Не могу. - Казалось, Тилликум стал еще меньше. - Больше не говорить. Последнее послание. Помни заклинание.., будешь здесь, вспомни имя Эйлин. На Массе - вспомни имя Эйлин. Пора.., ухожу...

Невероятно, но Тилликум и в самом деле исчез. Отчаянно моргая, Чаз смотрел на то место, где только что сидела росомаха. На мгновение перед глазами у него все поплыло.

В памяти всплыл голос Эйлин, напевавший:

Ты приедешь в Чикаго, мой милый?

Арфа, карп, вино и вода.

Будешь здесь - мое имя ты вспомни,

И полюбишь меня навсегда...

А ведь он действительно вспоминал о ней в Чикаго, когда бежал из клиники; и теперь - наконец-то Чаз признался себе в этом - "полюбил ее навсегда". А может, он влюбился в Эйлин еще раньше, на той самой вечеринке, напрочь выскользнувшей из памяти. Во всяком случае, теперь судьба этой девушки волновала его больше всего на свете, и если приходится выбирать, кому верить, то он скорее поверит росомахе со странным именем Тилликум.

Чаз благополучно вернулся в Чикаго и направился в Центральный офис Массы Причера. Через десять с половиной часов реактивный шаттл переправил его на орбиту, где он пересел на межпланетный грузовой корабль, следовавший до Массы. Он пробыл в полете двадцать дней, в полной мере насладившись повышенной гравитацией. И вот наконец, когда они удалились от Земли на четыре миллиарда миль, его, голого, как пещерного человека, и еще не просохшего от обеззараживающего душа, доставили в тоннель, соединяющий корабль с гигантской металлической платформой. Эта платформа находилась за орбитой Плутона - именно на ней и создавалась Масса Причера. Высокий смуглый человек в обтягивающем синем комбинезоне встретил Чаза и проводил до огромной шлюзовой камеры, ведущей внутрь платформы. Сейчас шлюз был распахнут, за ним зияла темная громада Массы. Чаз уже занес ногу, собираясь шагнуть в темноту, когда сопровождающий тронул его за плечо.

- У тебя есть последний шанс. Остановись и подумай. Ты еще можешь сесть на корабль и вернуться домой, на Землю.

Чаз посмотрел на него.

- Я не стал бы возвращаться, даже если бы захотел, - ответил он и улыбнулся. Человек улыбнулся в ответ.

- Все говорят примерно одно и то же, - заметил он. - Тогда прими во внимание одно предупреждение... Ты помнишь строку, начертанную на вратах Ада Данте?

- "...Оставь надежду, всяк сюда входящий", - процитировал Чаз. - И что из этого?

- Мы ее перефразировали на свой лад, - ответил человек. - Это очень серьезное предупреждение. Прочти.

И он указал на выгравированные над шлюзом буквы. Чаз прочел:

"Оставь земное, всяк сюда входящий".

Глава 7

Чаз пристально всмотрелся в надпись, потом повернулся к сопровождающему.

- Ну и что это означает? - спросил он.

- Чтобы как следует понять, тебе потребуется несколько месяцев. А краткую версию ответа ты получишь уже через несколько минут. Пойдем.

И он провел его через шлюз. Люк захлопнулся с таким лязгом, что у Чаза по спине пробежал холодок. Зажегся свет, и его глазам предстала шлюзовая камера, в которой вполне могла бы уместиться вся квартира Ваки. Чаз с удивлением ощутил земную гравитацию, но потом вспомнил, что на Массе вполне достаточно свободного места, чтобы оборудовать зал с генератором постоянного гравитационного поля. Слева он увидел ряд скафандров для выхода в открытый космос. Справа висели голубые комбинезоны, а на дальней стене шлюза размещался внутренний люк. Крышка этого люка начала медленно открываться.

- Оденься. - Сопровождающий махнул рукой в сторону комбинезонов.

Чаз повиновался. Когда он оделся, мужчина протянул ему руку.

- Меня зовут Джай Лоссер. Я заместитель директора Массы Причера. Прошу прощения, что не представился раньше, но, согласно правилам, мы не называем наши имена за пределами шлюза.

Чаз пожал ему руку.

- А меня зовут Чарльз Руми Сант.

- Ну, это мне известно, - мягко рассмеялся Джай. Его худощавое лицо излучало добродушие.

- У нас на тебя имеется толстенное досье; Его доставил транспортный корабль, вместе с почтой. Сейчас я отведу тебя к нашему директору, Лебделлу Марти. Он введет тебя в курс дела. Ты знаешь, где мы сейчас находимся?

- Я немного знаком со схемами, - ответил Чаз. На самом деле он не раз рисовал схемы Массы в памяти во время полета. На них Масса изображалась единой конструкцией, имеющей трехуровневую структуру. Нижняя часть представляла собой гранитный монолит размером двадцать на восемь миль и походила на яйцевидный астероид с деформированным концом. Половину поверхности яйца занимала огромная стальная платформа высотой с четырнадцатиэтажный дом. Вся ее верхняя часть ощетинилась лесом разнокалиберных антенн - стальных мачт высотой от сотни метров до километра и выше. Между ними тянулись стальные тросы, а мощные лифты и фуникулеры позволяли людям подниматься на мачты и перемещаться от одной к другой.

А вокруг всего этого нагромождения, за мачтами и тросами, простиралась невидимая человеческому глазу и недоступная физическим приборам сама Масса Причера. На плане ее изображали в виде полупрозрачной туманности, очертаниями похожей на гигантский подъемный кран; хотя вряд ли кто мог представить подъемный кран, стрела которого уходила бы на несколько световых лет, достигая иных миров.

- Третий этаж. Западный сектор? - определил Чаз.

Понятие "запад" здесь было весьма относительно. Для удобства один из концов платформы условно считали "западом", а другой "востоком". Направление к внешней поверхности платформы именовалось "верхом".

- Совершенно верно, - согласился Джай. Голос у него был низкий. - Мы направляемся в Центральную зону, в офис директора.

Джай первым вышел из шлюза, и они оказались в помещении побольше, наполовину заполненном автопогрузчиками и прочей техникой, предназначенной для транспортировки грузов. Некоторые из агрегатов сновали между шлюзовыми люками.

- Чтобы выгрузить припасы и отправить транспортник обратно, потребуется не меньше тридцати часов, - пояснил Джай, когда они, миновав вращающиеся металлические двери, прошли в широкий коридор, по которому, на одном уровне с полом, тянулись движущиеся ленты-дорожки. Они ступили на одну из лент, и она понесла их вдоль ярко освещенного коридора с металлическими стенами.

- Это наша складская зона, - сказал Джай.

- Наверху, наверное, жилые и рабочие этажи? - поинтересовался Чаз, когда они миновали открытый вход, за которым виднелся склад, заставленный картонными ящиками на поддонах.

- С четвертого по шестой и с восьмого по четырнадцатый этажи находятся каюты и рабочие зоны, - ответил Джай. - Седьмой этаж - административный, там одни офисы. Первоначально каюты для административного персонала - тех, кто не обладает паранормальным даром, - также располагались на седьмом уровне. Но потом мы решили, что это психологически разобщает людей, поэтому сейчас административные работники живут вместе с нами.

- С нами? - Чаз покосился на Джая. - Мне кажется, ты сказал, что являешься заместителем директора?

- - Так оно и есть. Но кроме того, я работаю на Массе Причера. В администрации работники Массы представлены наравне с остальными. Леб, наш директор, не относится к работникам. - Джай улыбнулся. - Мы здесь предпочитаем делить людей на работников и неработников, а не на одаренных и неодаренных. Это в меньшей степени задевает тех, кто не может принимать участие в работах на Массе.

Пребывая в каком-то непонятном замешательстве, Чаз лишь молча кивнул. Он так много думал о работе на Массе, что и сам уверовал в то, что наверняка получит ее, но никак не ожидал, что от одного присутствия на ней почувствует столь сильное возбуждение. Тем не менее это было так. Но ему с трудом верилось; что захлестнувшие его эмоции вызваны только волнением.

- Я чувствую какое-то непонятное возбуждение, - повинуясь внезапному порыву, сказал Чаз. Он не привык распространяться о своих чувствах, но от Джая исходила такая дружелюбная, располагающая к доверию аура, что Чаз не удержался. - Смешно, но мне кажется, будто я нахожусь рядом с генератором статического заряда, от которого волосы становятся дыбом. Только это не волосы, а мои нервы - встали торчком и не желают успокаиваться.

Джай спокойно кивнул.

- Ты еще привыкнешь к этому, - сказал он. - Это один из признаков близости Массы - ведь ее невозможно увидеть, прикоснуться или измерить.

Подобное ощущение испытывают даже те, кто не работает на ней. И это несмотря на то, что они не обладают особой чувствительностью.

- Ты хочешь сказать, что те, у кого нет паранормального дара, тоже чувствуют Массу? - Чаз посмотрел вверх. - Выходит, все дело в условиях?

Джай пожал плечами.

- Пока этому эффекту не нашли объяснения, - ответил он. - Все, что мы здесь делаем, основано на слепой вере. Мы действуем наугад, на ощупь и тем не менее время от времени получаем кое-какие результаты. А тебе никогда не приходило в голову, что Масса может оказаться значительно более сложным феноменом, чем нам представляется? Отнюдь не предназначенным для тех целей, для которых мы ее используем?

- Ты хочешь сказать, что она может не заработать?

- Я хочу сказать, - пояснил Джай, - что интересующий нас результат может оказаться лишь побочным эффектом. Как если бы мы создавали самолет, который при взлете и посадке мог бы заодно вспахивать поле плутом, прицепленным к хвосту. Не забывай - никто пока не знает, что из себя представляет Масса на самом деле. По теории Джима Причера, Масса - лишь средство для исследования дальних миров, но сам Причер умер еще до начала работ по созданию Массы.

- Мне это известно, - недоверчиво глянув на Джая, отозвался Чаз.

Ему показалось странным, что заместитель директора обрушивает на новичка целый водопад сомнений. Впрочем, возможно, Джай решил застать Чаза врасплох и спровоцировать его на неожиданное откровение.

Достигнув конца коридора, они поднялись на лифте до седьмого этажа и направились по другому коридору на "восток". Через матовую дверь они вошли в небольшую приемную; за пультом связи сидела поразительно красивая темноволосая девушка, напоминавшая изящную мраморную статуэтку. Она вела переговоры с командиром транспортного корабля, доставившего груз.

- ..Три с половиной тысячи узлов К74941, - произнесла девушка, когда они вошли в комнату. Бросив на них быстрый взгляд, она махнула рукой и снова припала к телефонной трубке. - Отлично. В ангар М, бокс А-4.., проходите, Джай, он вас ждет.., тысяча девятьсот узлов J44, запасные. Ангар 3, боксы ј 3 и ј 4...

Джай провел Чаза через другую дверь в кабинет, который оказался немногим больше приемной. Пол был устлан коричневым ковром, почти все пространство комнаты занимал комплекс связи и компьютерный терминал. В центре стоял крупный мужчина средних лет; Чаз отметил нервные движения рук и нездоровый оттенок лица.

- А, Джай.., мистер Сант. Входите, садитесь.., возьмите стулья... - хрипло сказал Лебделл Марти. В его голосе улавливался легкий французский акцент. - Сейчас я освобожусь... Этрия?

Он склонился над интеркомом. Статуэтка, сидевшая в приемной, тотчас отозвалась:

- Слушаю.

- Постарайтесь, чтобы минут пятнадцать нам не мешали. Думаю, этого достаточно.

- Хорошо. Я свяжусь с вами через пятнадцать минут.

- Спасибо. - Лебделл Марти опустился в кресло, жалобно скрипнувшее под ним. Потом снова вскочил и протянул Чазу руку.

- Добро пожаловать.

Все сели; Марти покопался в бумагах и извлек толстую папку со слегка пожелтевшими страницами.

- Ваше досье, - пояснил он и, дав Чазу полюбоваться на папку, небрежно сунул ее в стопку других бумаг. - На мой взгляд - ничего необычного. Все наши работники закоренелые индивидуалисты, так что вы не исключение. Как вам у нас нравится?

- Нормально, - ответил Чаз. Марти кивнул.

- Другого ответа я и не ожидал, - сказал он и откинулся назад, кресло снова жалобно скрипнуло. - Джай показал вам предупреждение, которое красуется над внешним шлюзом? Отлично. Дело в том, что мы все тут крайне серьезно относимся к этой фразе. Пообвыкнув, вы сами разберетесь, что к чему. Но помните - работа с таким сложным психологическим объектом, как Масса, требует полной отдачи всех творческих способностей. Масса должна стать для каждого из нас всем. Абсолютно всем. А это значит, что любые обязательства перед Землей должны быть выброшены из головы. Ну а теперь.., что вы знаете о Массе?

- Я прочел о ней все, что нашлось в библиотеках Земли.

- Хорошо, - произнес Марти. - Тогда я дам лишь краткий стандартный обзор, предназначенный для новичков. Возможно, большая часть из того, что я скажу, вам уже известна, но нам хотелось бы, чтобы с самого начала отпало любое непонимание. Итак, что вам известно?

- Идея создания Массы принадлежит Джиму Причеру. Насколько я знаю, он лишь выдвинул теоретическую основу построения подобного объекта. Но Причер умер, не надеясь, что кто-нибудь всерьез возьмется за создание Массы.

Марти согласно кивнул.

- Продолжайте.

- Да вроде и все, - усмехнулся Чаз. - Причер был психологом, он занимался исследованиями в области паранормальных явлений и экстрасенсорики. Он утверждал, что паранормальные способности одной личности нельзя считать совершенными, но если объединить целую группу людей, обладающих подобным даром, то появится возможность создать некую духовную конструкцию. И подобный нематериальный объект может совершить то, что материальным конструкциям недоступно из-за физических ограничений, свойственных всем вещественным субстанциям. Основываясь на данной теории, мы предположительно можем создать нематериальную конструкцию, способную вести поиск на огромных расстояниях и входить в контакт с мирами, отстоящими на несколько световых лет от Солнечной системы. Именно для таких целей и создается Масса.

- Хотелось бы... - с сомнением в голосе пробормотал Джай.

Взглянув на него, Чаз вспомнил слова заместителя директора о том, что Масса Причера может работать на человечество лишь в качестве побочного эффекта.

- Совершенно верно - хотелось бы... - эхом отозвался со своего места Марти. - Все дело в том, Чарльз...

- Обычно меня зовут Чаз.

- ..Чаз.., когда дело доходит до этого пункта, то выясняется, что в действительности мы понятия не имеем, какую конструкцию строим. Масса Причера - это нематериальный объект, но в то же время она реальна. Это субъективная и зависимая реальность. Масса - как произведение искусства, музыкальная пьеса, картина или роман; способности созидателей Массы опираются не столько на сознание, сколько на подсознание. Возможно, нам только кажется, что мы строим именно то, на что замахнулся наш разум, - средство для поиска нового мира, способного принять человеческую расу. На самом деле Масса может оказаться чем-то совершенно противоположным или будет отвечать тем желаниям, которые таятся в глубине нашего подсознания.

- Значит, вы считаете, что Масса может не соответствовать своему предназначению?

- Вот именно, - согласился Марти. - Она может оказаться недееспособна. Или действовать не так, как надо. Мы знаем лишь одно - что-то мы все-таки создаем. Об этом свидетельствует своеобразная обратная связь - ощущение присутствия Массы. Вы уже почувствовали ее?

Чаз утвердительно кивнул.

- Таким образом, мы поступаем не лучше сообразительных туземцев, - продолжал Марти. - Соединяем отдельные части механизма, в котором ни черта не смыслим, действуя по принципу джигсо <Джигсо - игра, в которой разрезанная на замысловатые кусочки картинка должна сложиться в единое целое.>. Но конструкция может и не заработать. Или взорваться в наших руках. Конечно, за последние пятьдесят лет мы многому научились. Например, мы узнали, что некоторые люди обладают паранормальными или особыми психологическими способностями - называй их как хочешь. И эти способности невозможно измерить или полностью подчинить. Но за те же пятьдесят лет мы подобрались к самому краю пропасти. Взять хотя бы нашу родную планету, которую мы загадили до такой степени, что на ней теперь невозможно жить. А ведь нам было известно, к чему мы идем. Однако люди не прекратили поганить Землю - а ведь ее еще можно было спасти. Человечество продержится на родной планете еще пятьдесят - а может, и все пятьсот лет, - но оно все равно обречено на вымирание. И все благодаря недальновидности и легкомыслию наших прадедов. Словом, всем нам ясно, что человечество обречено. А раса, которой вынесен смертный приговор, может обладать самыми невероятными и непредсказуемыми стремлениями, притаившимися в подсознании отдельных индивидуумов. Даже среди тех, кто создает Массу Причера.

Марти замолчал и пристально посмотрел на Чаза. Тот не знал, что ответить, но поскольку остальные продолжали молчать, заговорил первым:

- Вы хотите знать, что я думаю по этому поводу?

- Да, - коротко ответил Марти.

- Ну хорошо... Даже если ваши слова являются правдой, мне не понятно, какое это имеет значение. Масса - это единственное, чего мы добились. Мы все равно будем ее строить. Так к чему же беспокоиться о деталях? Ведь у нас нет другого выбора. Так не лучше ли выкинуть из головы все сомнения?

- Ладно, - сказал Марти. - Но что, если какое-то, пусть самое незначительное, отклонение в подсознании хотя бы одного из работников испортит все дело? Что, если какой-то пустяк не позволит Массе стать такой, какой она должна стать? Или не даст конструкции заработать, когда завершится строительство?

- А что, разве есть повод для опасений? - спросил Чаз.

- Кое-что есть, - сухо ответил Марти. - Время от времени мы замечаем, как странно реагируют на Массу сами работники. Вы еще с этим столкнетесь. Может, даже через несколько минут, а может, через несколько месяцев, поэтому я не стану вдаваться в подробности. Но факт остается фактом - мы сами не знаем, что создаем. Вот это я и пытался вам объяснить. К тому же, в любом случае, у нас нет опыта подобного строительства. Остается лишь одно - продолжать начатое. И тут я с вами согласен. Но мы можем принять соответствующие меры предосторожности.

Чаз вопросительно поднял брови.

- Мы должны попытаться добиться максимальной концентрации наших работников на целенаправленном и сознательном строительстве Массы, - объяснил Марти. - Именно поэтому над входом в шлюз начертано предупреждение. Именно по этой причине я разговариваю с вами сейчас. Забудьте обо всем, что связано с Землей. Выкиньте из головы все земные проблемы, все земные привязанности. И если воспоминания в один прекрасный день все же дадут новые ростки, немедленно и без всякой жалости искорените их. Сконцентрируйтесь на Массе, на своих коллегах и на том мире, который мы надеемся отыскать. Забудьте Землю и всех, кто на ней остался. Считайте, что они для вас умерли. Вас могут и не взять в новый мир. Обстоятельства складываются таким образом, что вряд ли кто-нибудь из нас попадет туда. Но и на Землю вы не вернетесь. Если вы умрете, то мы не станем переправлять туда ваше тело. Помните об этом постоянно и медитируйте, чтобы сконцентрироваться на самом главном.

Медитируйте... "Будешь здесь - мое имя ты вспомни..." - прозвучало откуда-то из дальних уголков памяти... Эйлин...

Марти встал и протянул ему руку. Чаз поднялся следом и пожал руку директора.

- Что ж, - директор улыбнулся, - Джай введет вас в курс дела. Удачи!

- Спасибо, - поблагодарил Чаз.

Он последовал за Джаем в приемную, где Этрия продолжала бубнить в микрофон. Они вышли в коридор и поднялись вверх.

- Хочешь посмотреть свою каюту? - спросил Джай. - Или вначале взглянешь на Массу?

- Конечно, на Массу. - Чаз недоверчиво посмотрел на него. - Я что, могу вот так запросто взять и выйти на нее?

- Ну да, - улыбнулся Джай. - Если тебе не терпится, ты можешь прямо сейчас приступить к работе. Но я бы не советовал. Лучше сначала набраться опыта, почувствовать на себе, что значит - быть там, на самом верху. А уж потом браться за дело.

- Браться за дело? - переспросил Чаз, осознав, что Джай не шутит. - Но как? Я даже не знаю, чем буду заниматься. Не говоря уж о том - как.

- Тут тебе никто не сможет помочь, - ответил Джай. - Ты сам должен во всем разобраться. Понимаешь, для каждого подход к Массе строго индивидуален. У каждого человека свой собственный опыт, и каждый отдельный индивидуум должен отыскать свой метод работы. Как сказал Леб, этот процесс творческий, мы все здесь художники. Тебя никто этому не сможет научить.

- Но как же я тогда буду работать?

- Пробуй и экспериментируй, пока что-нибудь не получится, - пожал плечами Джай. - Возможно, тебя озарит в ту самую минуту, как ты ступишь на поверхность платформы. А может, лишь через несколько месяцев. Обычно месяца за три новички набираются кое-какого опыта.

- Но ведь кое о чем ты мог бы мне рассказать, - возразил Чаз. По мере приближения к поверхности Массы нервное возбуждение, которое он ощутил, как только ступил на платформу, нарастало.

Джай покачал головой.

- Как только ты найдешь собственный метод работы с Массой, то сам все поймешь, - сказал он. - Ты будешь знать, что и как нужно делать, но не сможешь объяснить это никому другому. Мой совет - не форсируй события. Не нужно напрягаться. Пусть все идет своим чередом. Ты ведь знаешь - бесполезно пытаться силой заставить себя что-либо понять. Нужно просто прислушиваться к своим ощущениям и эмоциям, пока инстинкт не подскажет, за что ухватиться.

Лифт остановился. Шахта над их головами уперлась в потолок. Джай провел Чаза в небольшое помещение, забитое монтажным оборудованием. Там они оба натянули космические скафандры, выбрав их из целого ряда висевших возле другого лифта.

И на этом же лифте, уходящем сквозь потолок, они поднялись в небольшую надстройку без окон, в которой находился шлюз.

- Ну теперь держись, - сказал Джай по переговорному устройству и первым вышел из шлюза.

Чаз не понял, что означают его слова, но, как вскоре выяснилось, это не имело никакого значения. Как бы он ни готовился к встрече с Массой Причера, любые усилия оказались бы совершенно бесполезными.

Чаз ступил на огромную металлическую равнину, окруженную сверкающим звездным куполом. Казалось, этот купол держится на поблескивающих в темноте стальных мачтах-антеннах. Все выглядело так, как он и читал, не было лишь призрачных очертаний гигантского подъемного крана, царящего над всем этим великолепием. Вместо этого в сознании Чаза вспыхнул образ монокристалла, подвешенного в питательном растворе на прозрачных нитях - клети лифтов, мачты и фуникулеры на стальных тросах словно сложились в единое целое. На мгновение он почти убедил себя, что в центре всего этого нагромождения видит Массу Причера, похожую на гигантский красный кристалл ферроцианида калия.

- Сюда, - позвал в наушниках голос Джая. Потянув Чаза за рукав скафандра, Джай повел его к основанию ближайшей мачты. Они вошли в клеть лифта, в которой с трудом могли поместиться два человека.

Джай дотронулся перчаткой до щитка с тумблерами, и клеть бесшумно взлетела вверх. По мере удаления от поверхности палубы, вместе с расстоянием росло и возбуждение Чаза. Они почти сразу потеряли из виду палубу и оказались наверху, среди мачт и звезд. Натянутые между антеннами серебристо-стальные тросы мягко поблескивали в темноте. И тут внезапно, без какого-либо предупреждающего сигнала, на Чаза со страшной силой обрушилась Масса.

Подобно приливной волне, она переполнила его до краев, накрыв с головой. Чазу почудилось, будто сама Вселенная нахлынула на него и, подхватив, закружила в бездонном омуте скорби. Масса Причера обрушилась на него оглушающей лавиной беззвучной музыки гигантского, непостижимого оркестра, и каждая нота заставляла вибрировать все клетки его тела.

Чаз едва не потерял сознание. Ноги у него подкосились, он почувствовал, как Джай подхватил его и, поддерживая одной рукой, дотянулся до щитка управления. Резко сменив направление, лифт, раскачиваясь, понесся вниз. Но беззвучный оркестр не замолкал, наполняя громовыми раскатами все вокруг. Мощное крещендо разрывало сердце Чаза.

Его переполнила невыносимая скорбь по всему человечеству. Боль за взлеты и падения, за яркий расцвет и глубокие заблуждения, за все те грехи и ошибки, которые поставили его расу на грань вымирания.

Великая скорбь раздирала Чаза на части - скорбь по Земле, по своему народу, по всему, что он знал и любил.

Эйлин... Эйлин Мортвейн...

...И гигантский оркестр подхватил имя, вписал его в свою мелодию и вернул вместе со словами, которые Чаз никогда не забывал:

Будешь здесь - мое имя ты вспомни - Эйлин, - еле слышно прошептал он. - Эйлин...

"Чаз?"

Сквозь оглушительную музыку, из недр Массы Причера, из немыслимой глубины Вселенной, из пучины скорби гибнущей Земли прорвался тихий голос:

"...Чаз? Где ты? Ты слышишь меня? Чаз..."

Глава 8

Открыв глаза, Чаз не сразу вспомнил, где находится. Потом он узнал белый потолок своей просторной каюты. И хотя с того момента, как он прибыл на Массу Причера, прошло уже пять дней, Чаз до сих пор не мог привыкнуть к тому, что один занимает целых три комнаты с высокими потолками В следующую секунду он почувствовал, что рядом кто-то есть. Здесь, на Массе, водяные матрасы считались непрактичными, а привыкнув к пружинному матрасу, человек начинал чувствовать малейшую деформацию своего ложа. Повернув голову, Чаз обнаружил, что на самом краешке кровати примостилась Этрия.

Девушка улыбнулась ему. Чазу и в голову не приходило запирать каюту, поэтому в появлении Этрии не было ничего загадочного Но вот зачем она здесь?

- Наконец-то ты проснулся.

- А что случилось?

- Я собираюсь выйти на Массу; сейчас моя смена, - объяснила девушка. - Леб подумал, что, может, ты захочешь пойти со мной. Иногда новичкам полезно провести смену с теми, кто уже научился работать с Массой.

- Угу, - отозвался Чаз.

Он лежал на спине, Этрия сидела совсем рядом, всего в нескольких дюймах от его правого бедра. С того самого момента, как Чаз услышал далекий голос Эйлин, ему больше не удавалось войти с ней в контакт, но он не переставал думать о ней. И вот теперь, очнувшись от глубокого сна, он обнаружил рядом с собой соблазнительную красавицу - словно кто-то нарочно подсунул ее в ответ на мысли об Эйлин.

Даже на столь близком расстоянии красота Этрии выглядела безупречной. Как и все обитатели Массы, она носила комбинезон - только белого цвета, - который ей очень шел. Плотный материал, там, где нужно, обтягивал тело, а кое-где топорщился, словно накрахмаленный. Воротник был расстегнут, и черные волосы оттеняли белизну мраморной кожи; лицо Этрии казалось прекрасной камеей. От девушки веяло легким ароматом свежести.

- Ты был женат? - спросила она.

Не отрывая глаз от Этрии, Чаз покачал головой.

- Неужели? А Джай говорил, что ты звал какую-то женщину. Там наверху, когда потерял сознание. Кто она?

Чаз окончательно проснулся, его мозг инстинктивно пришел в состояние боевой готовности, как это не раз бывало при общении с теткой или кузинами. Даже не попытавшись проанализировать происходящее, Чаз поспешил как можно убедительнее соврать:

- Это моя тетя. Она воспитала меня после смерти отца. Моя мать умерла еще раньше. Этрия пристально посмотрела на него.

- Вот как, - протянула она. - Тетя. В досье значится, что ты одинок. Но я не знала, что до такой степени.

Этрия соскользнула с кровати. По тому, как она это сделала, не оставалось сомнений, что она решила устранить себя, как источник соблазна. Однако Чаз мог еще дотянуться до нее, стоило только протянуть руку. Он почувствовал неудержимое желание погладить ее по спине, но инстинкт подсказал, что она только этого и ждет.

Не двигаясь, Чаз смотрел на девушку.

- А разве мое досье доступно для всех?

- Разумеется, нет. Только для Леба. Но я иногда работаю в его кабинете. Вот и решила заглянуть в твои бумаги. - С легкой улыбкой Этрия смотрела на Чаза сверху вниз. - Ну так как? Минут через двадцать встретимся в столовой и вместе выйдем на Массу?

- Хорошо. Спасибо за приглашение.

- Пустяки.

Девушка выскользнула из комнаты; ее движения были грациозны и легки.

Оставшись один, Чаз встал, принял холодный душ и натянул серый комбинезон. Спустившись на третий этаж, где находилась столовая, он подошел к Этрии, скучавшей за одним из столиков.

- Перед выходом наверх лучше подкрепиться, особенно если ты давно не ел, - посоветовала она.

- Тогда я позавтракаю, - согласился Чаз, усаживаясь рядом. - А ты?

- Я поела час назад, - ответила Этрия. Каждый на Массе ел, спал и выходил на палубу по индивидуальному расписанию. - Просто посижу с тобой за компанию.

Чаз принес поднос с едой и занялся завтраком. Этрия сидела напротив и оживленно болтала. Здесь, на людях, от девушки не исходило даже малейшего намека на сексуальный призыв. Она была приветлива и спокойна, что резко контрастировало с ее поведением в каюте Чаза, но это делало Этрию лишь еще более соблазнительной. Чаз постарался проявить в ответ не меньшее дружелюбие и интерес.

- Ты не сможешь работать с Массой, - говорила Этрия, - пока не почувствуешь, что она собой представляет. Дело в том, что Масса обладает определенной формой. Правда, никто не в состоянии точно описать ее, но это не важно. Она существует, и как только ты почувствуешь это, то сразу поймешь, что еще можно сделать для ее завершения. И как только ты убедишься в верности выбранного пути, то результат не замедлит сказаться, дополняя не только твое восприятие Массы, но и те восприятия, с которыми работают другие.

Чаз вспомнил, как Масса представилась ему в виде растущего в питательной среде огромного красного кристалла. Проглотив кусок омлета, он осторожно спросил:

- Значит, все субъективно?

- Еще как.

Продолжая жевать, Чаз обдумывал, стоит ли спрашивать об этом Этрию, но потом решил, что стоит.

- А какой ты видишь Массу?

- Она похожа на огромного медведя, - быстро ответила девушка. - Симпатичный, белый полярный мишка. Может, ты видел в зоопарке, как они сидят - спина прямая, задние лапы вытянуты вперед. Вот так и мой медведь - расселся среди звезд, а сам - в половину Вселенной. Он вытягивает переднюю лапу в том направлении, куда я ему укажу. А мне остается лишь добраться до нужного места по ту сторону бесконечности.

Чаз внимательно наблюдал за ней.

- И ты добралась?

- Однажды мне почти удалось. Некоторым уже посчастливилось мельком взглянуть на тот мир, что мы ищем. Вся беда в том, что мой медведь еще не настолько силен, чтобы удерживать лапу на весу, пока я ищу этот мир. Сейчас я занимаюсь именно этим.

- Медведь... - протянул Чаз. - Как странно. Мне казалось, что все представляют Массу в виде какого-нибудь механизма.

- Некоторые видят ее живым организмом. Преимущественно женщины. Хотя на Массе их не так уж много.

Чаз с любопытством посмотрел на Этрию.

- Твои слова звучат довольно старомодно, - заметил он. - Я думал, что борьба за "равенство полов" осталась далеко в прошлом.

- Оглянись вокруг. Нас здесь впятеро меньше, чем мужчин.

- А может, дар цепного восприятия распределяется именно по такому закону?

- Ерунда! Просто все осталось по-прежнему. В мире хватает женщин, способных работать на Массе Причера, - темные глаза Этрии сверкнули, - но они тяжелы на подъем. Поэтому они и торчат на Земле, предпочитая забавляться колдовством и прочими детскими играми.

Чаз осторожно поднял чашку и, не глядя на Этрию, отхлебнул кофе. Потом так же осторожно поставил чашку на место. Когда он снова взглянул на девушку, то увидел перед собой прекрасно-безмятежное лицо.

- Ну, в этом ты должна разбираться лучше меня, - равнодушно заметил он.

- Вот именно! - Этрия улыбнулась. - Ну как, ты готов к выходу на Массу?

Чаз кивнул. Они вышли из столовой, поднялись на верхний этаж и через десять минут, уже в скафандрах, шагали бок о бок по палубе, направляясь к клети лифта.

- Переключись на мою частоту, - прозвучал в наушниках голос Этрии. - Тогда мне будет слышно все, что ты говоришь. Когда у новичков начинаются галлюцинации, то это легко определить по тому, что они говорят.

- Галлюцинации? - эхом отозвался Чаз, они уже поднимались вверх по мачте. - Ты хочешь сказать, что в первый раз со мной произошло именно это?

- Конечно. А что же еще?

- Не знаю. Просто я как-то не воспринял это как галлюцинацию.

- Нет, это была именно галлюцинация. Такое случается сплошь и рядом, даже с теми, у кого есть опыт. Тебе еще повезло. А то бывает, что вся Вселенная скручивается в спираль и как сумасшедшая начинает вращаться вокруг тебя. Ты ведь знаешь, что в физическом смысле Массы не существует и все ее характеристики - лишь результат работы нашего мозга. Поэтому ее влияние абсолютно субъективно. Если окажется, что ты подвержен нездоровым галлюцинациям, то Леб будет вынужден отстранить тебя от работы.

- Понятно, - мрачно кивнул Чаз.

- Но волноваться рано. Как ты себя чувствуешь?

- Я вообще ничего не чувствую, - ответил Чаз. И это было правдой. После первой попытки он несколько раз выбирался на платформу, бродил между мачтами и катался на фуникулерах.

- Если вдруг что-то почувствуешь, дай мне знать, - предупредила Этрия. - Кроме того, что существует сама Масса, есть еще сила ее воздействия. Ты должен ощутить это на себе. Например, когда Масса начнет сгущаться вокруг тебя. Необходимо научиться уменьшать и контролировать эту силу, и тогда ей не застать тебя врасплох - как тогда, в первый раз.

Клеть остановилась на уровне одного из тросов, и они, пересев на фуникулер, заскользили в усеянную звездами пропасть.

- Интересно, что произойдет, если научиться управлять всей силой Массы? - спросил Чаз.

- Ты этого не выдержишь, - прозвучало в наушниках. - У нас были такие, кто так и не научился сдерживать влияние Массы. Всех их просто смело с пути. Если не контролировать силу воздействия Массы, то появляются галлюцинации.

С изрядной долей скептицизма Чаз закинул эту информацию подальше в память, решив, что разберется с этим потом.

- Надо просто, - голос Этрии в наушниках звучал немного натянуто, - воспринимать влияние Массы как можно спокойнее. Позволить ей как бы просачиваться через тебя. Ты как?

- Превосходно.

- Вот и отлично. - Этрия остановила фуникулер на середине троса. - Я готова к работе. Если почувствуешь мое влияние или влияние Массы - скажи. Может быть, я смогу тебе помочь.., а может, и нет. В любом случае дай знать.

- Ладно, - ответил Чаз.

Он откинулся на спинку сиденья. Наступила тишина. Этрия молчала. Интересно, движется ли она по медвежьей лапе? И сколько времени понадобится ей, чтобы - хотя бы мысленно - преодолеть расстояние в несколько световых лет - от плеча медведя до того места, куда указывает медвежья лапа?

Чаз попытался настроиться на мысли о Массе, но присутствие Этрии мешало ему даже через двойную оболочку их скафандров. И тут он снова вспомнил об Эйлин. Нет, тогда, в первый выход на Массу, ее голос не мог быть галлюцинацией. Конечно, что касается Массы, то тут ничего нельзя утверждать наверняка, но насчет голоса Эйлин у него не возникало сомнений. Чаз был уверен, что именно благодаря Массе ему удалось на несколько секунд войти в контакт с Эйлин; а то, что получилось однажды, можно повторить еще раз.

...Вот только бы наладить контакт с самой Массой. Чаза пробрал озноб. Его беспокоили не галлюцинации, а то, о чем говорил Джай. На поиски контактов, по его словам, может понадобиться месяца три - если не больше. Интересно, сколько времени они согласятся ждать? Хотя бы примерно... Чаз порылся в памяти. Он где-то читал о тех, кому не хватило даже шести месяцев. На Землю такие не возвращались. Как и те, кто не выдержал эмоциональный контакт с Массой. Этрия говорила, что их оставляют на административной должности, но никогда не пускают на палубу.

Неожиданно наушники ожили. Но вызывали не его, а Этрию. Поскольку Чаз настроился на частоту ее передатчика, то стал свидетелем разговора девушки с Лебделлом Марти.

- Этрия? - раздался голос Марти. - Ты на Массе?

- Да, - тут же откликнулась девушка, словно она ждала вызова, а вовсе не пыталась постичь бесконечность с помощью образа добродушного белого медведя. - В чем дело, Леб? Я с Чазом Сантом. Я подумала, что, быть может, ему пойдет на пользу, если он выберется вместе со мной на Массу.

С минуту Марти молчал.

- Понятно, - наконец произнес он. - Извини, что помешал, но часть оборудования, доставленного на прошлой неделе, куда-то подевалась - если, конечно, его вообще привезли. Ты не могла бы оторваться и помочь мне кое-что отыскать?

- Сейчас буду. - Раздался легкий щелчок, и Марти оборвал связь. Этрия повернулась к Чазу:

- Извини, Чаз. Мне нужно вернуться. Ты со мной?

Она нажала на кнопку, и фуникулер заскользил по изгибу серебристого троса, направляясь к ближайшей мачте.

- Нет, - ответил Чаз. - Раз уж я здесь, то еще немного побуду на Массе. Может, что-нибудь удастся нащупать.

- Как хочешь. - Доехав до мачты, фуникулер остановился, и Этрия выбралась наружу. - Держи связь на основной частоте. Если вдруг появятся галлюцинации, тебе понадобится помощь, чтобы спуститься вниз.

- Хорошо, - ответил Чаз, глядя, как она удаляется, Клеть лифта быстро достигла палубы; Чаз сверху наблюдал, как Этрия спешит к ближайшему шлюзу с лифтом.

Оставшись один, Чаз настроил переговорное устройство на основную частоту и услышал привычное гудение. Внезапно он почувствовал, как что-то коснулось его правой руки. Волна страха захлестнула сознание.

Чаз резко крутанул ручку настройки, уходя с основной частоты, но было уже поздно. В его сознание успело проникнуть нечто болезненное и неестественное, что никак не могло быть влиянием Массы. Он явственно ощутил угрозу.

"Помогите!" - пронеслось в мозгу, хотя Чазу показалось, что он выкрикнул это слово вслух. Он лихорадочно пытался найти защиту. Но ни залежи информации, осевшие в голове, ни его дар, ни даже близость Массы не в силах были справиться с таинственным нечто, надвигавшимся на него со всех сторон.

"Эйлин! Эйлин, помоги! Они..." Его голос наткнулся на глухую преграду; Чаз почувствовал, как сознание тонет в пучине хаоса.

"Чаз! Это ты? Где ты?"

"Эйлин, - отозвался он. - Меня накачали наркотиком. Я на Массе. Они..."

"Чаз, держись! Не прерывай контакт. Я не хочу снова потерять тебя..."

"Бесполезно, - подумал он, с трудом понимая происходящее. - Меня уносит.., мне нужна помощь.., мне нужна Масса..."

Эйлин продолжала говорить, но ее голос слышался все слабее, едва пробиваясь сквозь бушующий хаос.

Последним усилием воли подчинив слабеющий разум, Чаз с тоской вспомнил о той величественной симфонии, прозвучавшей в его мозгу, когда он впервые соприкоснулся с Массой. Ничто не смогло бы заглушить торжество этой беззвучной мелодии, но оркестр на этот раз молчал. Музыка означала спасение, но он не слышал ее...

Чаз метался в безмолвной тишине, отчаянно пытаясь зацепиться за обрывок мелодии.

И наконец ему удалось... Любовь к Эйлин помогла ему отыскать грандиозную симфонию Массы. Медленно, очень медленно тяжесть обрушившегося отчаяния отступила; откуда-то издалека, сквозь пелену безумия, подталкивавшего Чаза к бездонной пропасти, послышались первые аккорды величественной музыки. Оркестр звучал все громче и громче. И ничто на свете не в силах было устоять перед его мощью.

Глава 9

Музыка, как закованный в броню великан, надвигалась, сметая змеиные гнезда. Со скоростью вселенского урагана она мчалась, разрывая липкую паутину, в которой билась крошечная планета по имени Земля. Словно неумолимое колесо самой Вселенной, эта величественная симфония обрушилась на ядовитую оболочку, сотворенную руками человечества.

Как и в предыдущий раз, голос Массы, не ведающий преград, пронзил мозг и тело Чаза. Наркотический дурман, окутывавший сознание, рассеялся и исчез без следа. Подобно подхваченному ураганом листку, Чаза понесло в вихре музыки Массы, но теперь его разум был ясен.

Сначала он просто плыл по течению, но постепенно к нему вернулись воспоминания об Эйлин, а вместе с ними вернулось и желание вновь услышать ее голос. И тогда он попытался обуздать звуковое торнадо, только что выхватившее его из губительного хаоса.

Он чувствовал себя орлом, рожденным с могучими крыльями, но только сейчас научившимся парить в центре урагана. Здесь не могло быть никаких учителей - только инстинкт; никакого руководства - только дремавшие до сих пор рефлексы. Чаз впервые осознал, в чем предназначение его дара цепного восприятия - этот дар был необходим для максимально точного выбора, который бы отмел все бесполезные и ошибочные действия, связал бы воедино все верные ходы, выстроил их в логическую цепь.

Ему удалось обуздать мощь Массы - по крайней мере, он мог управлять ее силой. Она представлялась ему в виде темного, клубящегося конуса, вырывавшегося из другого гигантского конуса турбулентных воздушных потоков, который в свою очередь исходил из огромного кристалла, росшего в питательной среде Массы.

Держась на безопасном расстоянии от эпицентра, где он мог исчезнуть навсегда, превратиться в облачко ионизированных молекул, Чаз переходил с потока на поток, но до вершины гигантского конуса оставалось еще далеко. Но расстояние отныне не имело значения, ибо он находился в пути. Воспользовавшись усмиренной мощью Массы, он без труда мог дотянуться до Эйлин.

Оседлав стремительный поток, Чаз, словно лассо, метнул Эйлин всю силу своей любви.

"Эйлин?" - позвал он.

"Ты вернулся! Чаз, что с тобой?"

С ликованием наездника, обуздавшего дикого жеребца, Чаз рассмеялся.

"Теперь все в порядке! Мне удалось оседлать одну кобылку, которая поначалу чуть было не сбросила меня".

"Ты о чем? Я тебя не понимаю".

"Ты что, не читала старых вестернов? - ответил он. - Впрочем, не важно. Главное, мы снова слышим друг друга".

"Что случилось, Чаз? Что с тобою произошло?"

"Кто-то подстроил мне ловушку. Мне всадили дозу какого-то галлюциногена. Но Масса послужила противоядием. Теперь все в порядке. Где ты?"

"В Цитадели. Но со мной все хорошо. Они даже пообещали отпустить меня".

"В Цитадели? Это что - какое-то место? Мне казалось, это всего лишь название".

"И то, и другое. Главное, конечно, организация. Но и место тоже, даже если оно.., не стоит говорить об этом. Мне нужно кое-что сказать тебе, Чаз..."

"Подожди-ка. Что ты хотела сказать насчет места? Договаривай, раз начала".

"Я хотела сказать - даже если оно похоже на настоящую цитадель. Это место называется Эмбри-Тауэр. Снаружи оно похоже на обыкновенное высотное здание с квартирами и офисами, но внутри - все совершенно иначе. По-моему, оно находится где-то в Чикаго".

"А где Тилликум? Он с тобой? Тебя держат под замком?"

"Нет, Тилликума здесь нет. Я не захотела брать его с собой. Я на время поручила его колдунье из нашей общины. Но меня скоро выпустят. Я уже говорила тебе - они собираются отпустить меня. А теперь, Чаз, послушай меня. И не перебивай. Это очень важно".

"Самое важное - это ты. Остальное потом..."

"Нет. Я хочу, чтобы ты знал всю правду обо мне и Цитадели. Я действительно не состою в организации. Но все члены нашей общины так или иначе связаны с Цитаделью. Она помогает нам держаться в тени. Колдунам всегда приходилось с кем-нибудь сотрудничать. Но это не важно. Дело в том, что я выполняла задание Цитадели. Мне было поручено переселиться в твой дом, поближе познакомиться с тобой и попытаться блокировать твои способности. Словом, набросить на твой дар узду, чтобы не дать тебе пройти испытание для работы на Массе Причера".

"Так это ты..."

"Да.., и мне жаль... Очень жаль, но тогда я ничего о тебе не знала. Я поняла тебя, постигла твою веру, только когда познакомилась с тобой на той вечеринке... Ты и в самом деле не был пьян. Это я одурманила тебя - просто подсыпала в бокал наркотик. Я хотела, чтобы ты разговорился. Чем больше ты рассказывал о себе, тем проще мне было блокировать твой дар. Чаз, ты ничего не знал обо мне, но не стоило называть колдунье своего имени... Тем более рассказывать о своих стремлениях".

"Но ты не сделала ничего плохого, - возразил Чаз. - Я все-таки попал на Массу".

"Но ведь я собиралась причинить тебе вред. Я тогда ничем не отличалась от членов Цитадели и желала тебе не меньше зла, чем тот изгой, которого Цитадель направила взорвать твой поезд - когда мне не удалось остановить тебя. Но не это главное. Ты должен знать, что, даже очутившись на Массе, ты не избавился от Цитадели. Там тоже есть ее люди".

"После всего, что случилось со мной, - мрачно заметил Чаз, - тебе не стоило рассказывать мне об этом. Кто они? И что из себя представляет Цитадель? Я считал, что это всего лишь название".

"Так оно и есть. Это немногочисленная группа, обладающая властью и силой. Элита нашего общества. Разве имеет значение, кто они? Во все времена находились такие, кто для достижения собственных целей подчинял себе других. Серый - один из них, но он всего лишь пешка. Однако на Массе есть и другие".

"Что им нужно от нас? Чего они хотят от меня? Я никогда не вставал у них на пути".

"Если не считать твоего желания работать на Массе".

"Не я один рвался на Массу Причера. Что же особенного в моем случае? Я занял место, на которое они собирались посадить кого-нибудь из ,своих?"

"Нет. Просто ты не такой, как все. Ты для них слишком опасен. Я не могу внятно объяснить, но у Цитадели есть свои специалисты, обладающие паранормальным даром. Эти люди изучают исходные данные, обрабатывают их и выясняют с довольно большой точностью, какую угрозу может представлять для Цитадели тот или иной кандидат. Особенно когда он будет находиться в условиях пожизненного заключения на Массе. Они автоматически проверяют всех, кто пытается получить допуск на Массу Причера".

"Но зачем? Что для них Масса? Это же не рынок сбыта нелегальных товаров и услуг".

"Конечно нет. Просто Цитадель хочет подчинить себе Массу. А чего ты ожидал? Они хотят получить возможность эмигрировать в новый, чистый мир - если Массе удастся обнаружить его".

"Так они считают, что я могу помешать им? Чего они боятся? - Неожиданно у Чаза мелькнула догадка. - Эйлин, может быть, я обладаю каким-то особенным даром, о котором и не догадываюсь? Или у меня больше способностей, чем у других?"

"Чаз.., у тебя есть дар, но в нем нет ничего особенного. Не будь я сильнее тебя, разве мне удалось бы блокировать твои способности во время первых шести тестов? Цитадель опасается вовсе не твоего дара. Все дело в том, как выстраивается последовательность событий в твоей вероятностной цепи. Иными словами, что именно отыскивает твое цепное восприятие. Конкретный выбор предпочтительных альтернатив всегда ограничен из-за чьих-то представлений о Вселенной, то есть всегда зависит от субъективного отношения. По каким-то причинам твое восприятие отличается от других. Оно у тебя совершенно не правильное - или, наоборот, правильное - или какое-то еще. Но с точки зрения Цитадели, твое восприятие опасно, поэтому они не хотят рисковать".

"Тот, кого ты называешь Серым, был моим экзаменатором, - сообщил Чаз. - Его зовут Александр Вака. Он согласился провести еще один тест, дав мне тем самым возможность попасть на Массу Причера".

Эйлин помедлила с ответом.

"Чаз? Ты ничего не путаешь? Этого не может быть..."

"Тем не менее это факт, - мрачно заметил Чаз. - И как это вяжется с отсутствием у меня, как ты утверждаешь, особого дара?"

"Чаз! - Голос Эйлин на мгновение смолк. - Как мне убедить тебя? Я боюсь за тебя. Ты должен действовать предельно осторожно. Лучше взглянуть правде в глаза - никакого особого дара у тебя нет. Если бы я.., если бы я относилась к тебе как-то иначе, то не задумываясь подчинила бы себе".

"Премного благодарен", - огрызнулся Чаз.

"Но ты должен об этом знать! Твой дар здесь ни при чем. Чаз, я хочу, чтобы ты остался жив. Я уверена, того же хочет и Цитадель, но только если ты докажешь, что не станешь действовать им во вред. Вот почему они не трогают тебя. Ты еще можешь оказаться полезен для них. Обстоятельства складываются против тебя. Как ты этого не понимаешь?"

"Ну почему же, - ответил Чаз, ему вдруг вспомнилось детство: бесконечная вереница школ, теткин дом, который даже при жизни дяди был для него "домом тети". - Я вполне могу это понять.

Хорошо, если у меня нет особого дара, то ответь, что способно помочь мне?"

"Для меня ты самый необыкновенный из всех, кого я знала, но факты упрямая вещь. Ты одарен, но есть и более одаренные люди - особенно на Массе Причера. Ты умен, но есть и умнее тебя. То, чем обладаешь ты, в избытке имеется и у других. Но это только одна сторона проблемы. Есть и другая сторона - ты уникален. О, конечно, каждый из нас уникален и неповторим, но мало кто действует, исходя из своей уникальности. Никто не марширует на звук собственных тамтамов, готовый восстать против целой Вселенной, если той вдруг не понравятся твои действия".

"Кажется, я не совсем понимаю тебя".

"Ты считаешь себя частицей единого целого Вот этим ты и опасен для Цитадели, особенно когда дело касается Массы Причера. Ведь она субъективна, и любой, кто научится работать с ней, может использовать ее в своих целях. Но ты обладаешь особым взглядом на вещи. Кроме того, ты удивительно настойчив - ты стремишься во что бы то ни стало повернуть события в нужное тебе русло".

"Настойчив? С чего ты взяла?"

"Помнишь, тогда на вечеринке я целых четыре часа сидела и слушала тебя? И ты мне рассказывал обо всем, что тебя волнует..."

Голос Эйлин оборвался и затих. В шлеме Чаза зазвучал сигнал вызова основной волны. Он с досадой включил наушники - Сант? Чаз Сант? - прозвучал голос Лебделла Марти. - Вы слышите меня? Что с вами?

- Со мной все в порядке, - отозвался Чаз.

- Вам было сказано настроиться на основную волну, но вы не сделали этого. Этрия только что пыталась связаться с вами. Вы уверены, что хорошо себя чувствуете?

Чаз ухмыльнулся.

- В первый момент после ухода Этрии мне стало немного не по себе, - ответил он. - Но потом все прошло. У меня хорошие новости. Мне удалось войти в контакт с Массой, и я готов приступить к работе.

На том конце долго молчали. Наконец Марти заговорил:

- Лучше спускайтесь вниз. Да, так будет лучше. И не притрагивайтесь к Массе. Я вас жду.

- Как скажете, - ответил Чаз. Он отключил связь и позвал: "Эйлин?" Но ответа не последовало. Контакт был утерян. Однако теперь это не имело значения. Чаз был уверен, что в любой момент сможет восстановить его.

Он спустился в шлюз, снял скафандр и поспешил к Марти. В кабинете директора находились также Этрия и Джай. Марти явно пребывал в дурном настроении, он долго выпытывал у Чаза о его ощущениях после ухода Этрии. Чаз, привыкший к подобного рода допросам лет с десяти, спокойно повторял, что вначале почувствовал легкую дурноту, но потом все исчезло и он вошел в контакт с Массой. Он предельно точно описал свой образ восприятия Массы, но ни словом не обмолвился о разговоре с Эйлин.

Все шло как и положено при классическом ведении допроса. Не обнаружив в рассказе Чаза изъянов, Марти впал в мрачное молчание и долго сидел, постукивая пальцами по столу.

- Вообще-то, - промолвил он наконец, - относительно контакта с Массой мы можем полагаться лишь на ваше слово. И потом, это могло быть галлюцинацией - как в тот раз, когда вы впервые поднялись наверх с Джаем. Как вы считаете, Джай?

- Вполне возможно, - ответил тот. Чазу показалось, что заместитель директора чувствует себя не в своей тарелке.

- Если так, то у вас уже дважды возникали галлюцинации, и мы не вправе выпускать вас на Массу, - поскольку ваша жизнь подвергается опасности...

- Минуточку, - перебил его Чаз. Марти замолчал и уставился на него.

- Разумеется, здесь распоряжаетесь вы, - мрачно заговорил Чаз, - но разве у вас принято отстранять человека от работы только в связи с тем, что вы заподозрили, будто он подвержен галлюцинациям? Даже если сам человек убежден, что он вошел в контакт с Массой. Как вы поступаете в таких случаях? Верите ему на слово или же ставите клеймо? Может, мне поспрашивать у других, чтобы разобраться в этом вопросе - на тот случай, если вы вдруг забыли?

Лицо Марти потемнело от гнева. Но он не успел ответить, как Этрия легким жестом остановила его.

- Мы всего лишь пытаемся защитить тебя, Чаз, - сказала она. - Не так ли, Джай?

- Конечно, - ответил Джай. - Однако, кроме галлюцинаций, есть и другая причина для отстранения работников от выхода на Массу. Во имя общего дела, которым мы все здесь заняты, директор просто обязан иметь такие полномочия. С другой стороны... - Джай, словно ожидая поддержки, посмотрел на Марти.

Тот уже взял себя в руки.

- - Хорошо, - сухо сказал он. - Если вы настолько уверены в себе, Чаз, то можете еще раз выйти на Массу. Но если и на этот раз вас заподозрят в галлюцинациях, вы будете отстранены навсегда.

- Согласен. - Чаз встал, его переполняло ощущение только что одержанной победы. - Я готов выйти на Массу прямо сейчас.

- Ну уж нет, - твердо возразил Марти. - Нам нужно проверить вас и несколько дней подержать под медицинским наблюдением. Надеюсь, вы это понимаете. Лучше всего, если вы прямо сейчас обратитесь к врачам. - Он потянулся к телефону. - Я предупрежу, что вы направляетесь к ним.

До следующего выхода на Массу прошло целых восемь дней - таких, какими их отмеряли на платформе. Три дня Чаза тестировали и осматривали врачи, наконец они составили свое заключение, но Чазу его не показали.

- И все же я не вижу поводов для серьезного беспокойства, - заявил один из докторов.

Однако Марти не спешил разрешить Чазу подняться на Массу Причера. Еще два дня Чаз изнывал от безделья. На шестой день "карантина" он засел в приемной, однако без особого успеха. На седьмой день он отправился к Джаю.

- Я прибыл сюда работать, - напрямик заявил он долговязому заместителю директора. - И я пригоден для работы. Марти прекрасно знает это. Мне все равно, в какой форме ты сделаешь это, но передай ему, что со мной подобное обращение не пройдет. И если меня завтра же не выпустят наверх, я найду способ защитить свои права. И можешь поверить, если меня вынудить, я могу стать сущим дьяволом!

- Чаз, - вяло запротестовал Джай, - ты не прав. Леб обязан думать о благе Массы и обо всех работающих здесь, как... - Он запнулся и отвел глаза в сторону, не выдержав взгляда Чаза. - Ну хорошо, - вздохнул Джай. - Я поговорю с Лебом.

Он ушел, а на следующее утро сам заявился к Чазу.

- Леб говорит, есть только один способ доказать, что ты действительно вступил в контакт с Массой, - заговорил Джай с порога. - Тебе нужно воздействовать на Массу таким образом, чтобы результат твоей деятельности стал очевиден для остальных. Сделай это, и тебе поверят. Но Леб дает тебе только одну попытку. По его словам, ты можешь воспользоваться ею прямо сейчас, а можешь готовиться сколько тебе угодно.

- Другими словами, - сказал Чаз, - я могу просиживать задницу до тех пор, пока сомнения не подорвут мою веру в себя? Ну уж нет, благодарю покорно. Я отправляюсь наверх прямо сейчас. Может, составишь мне компанию? Я хочу, чтобы ты осмотрел мой скафандр и убедился, что с ним все в порядке.

Джай непонимающе смотрел на Чаза.

- А почему он должен быть не в порядке?

- Понятия не имею, - спокойно ответил Чаз. - Но почему бы не проверить - так, на всякий случай?

Джай помедлил еще несколько секунд, потом неожиданно энергично тряхнул головой.

- Ладно. Взгляну на твой наряд. И даже выйду с тобой на Массу - если ты, конечно, не возражаешь.

- Какие могут быть возражения? Пошли. Они поднялись наверх, и Джай очень тщательно осмотрел скафандр Чаза. Одевшись, они вышли на палубу, взлетели вдоль ближайшей мачты и пересели на фуникулер. Добравшись до середины троса, Чаз остановил кабину.

- Скажи, как ты относишься к тому, что меня допустили к работе на Массе?

- Как я отношусь?.. - Джай снова непонимающе уставился на Чаза.

Вопрос застал заместителя директора врасплох. На минуту повисло молчание. Чаз, воспользовавшись паузой, распахнул свой разум навстречу Массе Причера, расширив тем самым пределы собственного внутреннего времени.

И Масса ворвалась в него. Темный конус урагана закружил и понес Чаза; его внутреннее время замедлилось, если не остановилось совсем. Он даже усмехнулся про себя и, пошарив в памяти, извлек слова Пэка из "Сна в летнюю ночь".

...Весь шар земной готов я облететь за полчаса...

Но Чаз успел бы оседлать Массу и за те тридцать секунд, что прошли между его вопросом и ответом Джая. Вот только бы не ошибиться, оценивая силу Массы, которую он подчинил себе в прошлый раз. Стоит промахнуться, и вся ее мощь может обернуться против него самого. Это было очень рискованно, но Чаз любил рисковать.

Масса втянула в себя Чаза. Но теперь его не влекло, как беспомощную марионетку, улыбаясь, он парил в свободном полете. Насколько ему известно, работники Массы искали контакт с другим миром? Ну что ж, он знаком с таким миром. С ним можно войти в контакт, и этот мир станет для всех остальных потрясающим открытием.

Он послал Массе воспоминания о сказочном мире, словно явившемся из детского мультфильма, - причудливо наклоненные башенки; извилистые дорожки, покрытыми тонким слоем проточной воды; неторопливые гигантские Улитки.

Он уже бывал там и беседовал с Богомолом. Чаз направил Массу на поиски этого мира...

...И мир явился на его зов. Точно такой же, каким его помнил Чаз. Только теперь вода на дорожках превратилась в лед. Внезапно похолодало. Чаз поежился, но Улитки скользили по льду с такой же легкостью, как и по воде. Да и Богомол ничуть не изменился, холод ему был явно нипочем, он спокойно взирал на Чаза сверху вниз.

- Значит, вы и в самом деле так выглядите? - спросил Чаз. - И ваш мир действительно таков, каким он привиделся мне во сне?

- Нет. Он выглядит таким, каким представляешь его ты. Я говорю теми словами, что ты вложил в меня. Ты наш переводчик. Посредник.

- Неужели? Тогда рассказывай, а я переведу твой рассказ. Прямо сейчас.

- Не стоит, - остановил его Богомол.

- Не стоит?

- Похоже, ты веришь, что мы можем оказать вам какую-то помощь или, используя нас, вы сможете сами помочь себе. И то, и другое ошибочно.

- А что же тогда верно?

- Что мы существуем на самом деле, хотя и не в том виде, в каком ты нас воображаешь. А все остальное ты должен узнать сам.

- Понятно, - сказал Чаз и вдруг обнаружил, что действительно понял. - Ты хочешь сказать, что мы нежеланные гости? И двери вашего мира для нас закрыты?

- Для вас закрыты все двери, - ответил Богомол. - И я говорю с тобой лишь потому, что наш долг отвечать всем, кто обращается к нам с вопросами.

- Вот как? А кому еще на Массе ты говорил об этом?

- Кроме тебя - никому. Ты - единственный, кто искал нас и нашел.

- Но я обнаружил вас еще до того, как попал на Массу, - возразил Чаз. - Вы снились мне на Земле. Масса Причера тут ни при чем.

- Масса Причера находится на Земле, - ответил Богомол.

- Масса на?..

Чаз замолчал. Слова Богомола словно приоткрыли завесу возможных выборов. Он вгляделся в бездонные пропасти причинно-следственных связей и увидел решения столь непостижимые, что, несмотря на всю свою огромную значимость, они оставались выше его понимания. И неожиданно вся сила Массы, слившись в мощный гул людских голосов, ворвалась в сознание Чаза. И среди миллионов голосов выделялся один...

Оставив Богомола вместе с его игрушечным миром и скользящими по льду Улитками, Чаз устремился во тьму, по ту сторону которой находилась Земля.

"Эйлин? Эйлин, где ты?" - звал он.

"Чаз..."

"Эйлин? Эйлин, отзовись. Где ты? В Цитадели?"

"Нет. - Ответ дошел медленней, чем обычно. - "Уже нет. Меня отпустили".

"Замечательно! С тобой все в порядке? Ты вернулась в свою старую квартиру? Что ты делаешь сейчас?"

"Чаз, - отозвалась Эйлин. - Мне нужно с тобой поговорить..."

"Говори".

"Перед тем как отпустить на волю, мне кое-что рассказали. В основном это не столь важно, но одна новость имеет существенное значение. Тебе ведь известно, что путь на Массу - это билет в один конец? Ты никогда не сможешь вернуться..."

"Я знаю. Но ведь ты можешь получить допуск на Массу. Я уже думал об этом. Ты обладаешь особым даром, а я могу помочь тебе. И тогда здесь, вдвоем..."

"Нет, - перебила его Эйлин. - Ты ошибаешься. Я не могу получить допуск на Массу. А если б могла, то не стала бы этого делать. Я не говорила тебе, но для всех колдунов Земля - совершенно особенное место. Мы никогда ее не оставим. И все здесь умрем. Я не могу покинуть Землю, а ты никогда не сможешь вернуться обратно. В Цитадели мне лишь напомнили об этом, но я даже рада. Зачем изводить друг друга? Чем раньше я вернусь к своей прежней жизни, тем лучше. И чем скорее ты забудешь меня, тем будет лучше для нас обоих..."

Чаз всматривался в темноту, не желая верить услышанному.

"Эйлин? - позвал он. - Что они с тобой сделали? Что за бред ты несешь? Я никогда ничего не бросаю. Неужели ты думаешь, что я откажусь от тебя?"

"Чаз! Выслушай меня! У тебя есть шанс. Они проболтались. Это настоящий шанс. Если ты сумеешь стать полезным для Цитадели, то они включат тебя в число тех, кого возьмут в новый мир. Это не просто обещание - само по себе оно ничего не стоит. Но Цитадель считает, что при определенных условиях им не обойтись без тебя и в новом мире. И это правда. Только ты должен забыть меня - так же, как и я тебя..."

Чаз видел одну лишь тьму. По интонациям Эйлин он ничего не мог понять. Но зародившееся подозрение мало-помалу превращалось в уверенность.

"Эйлин! - позвал он. - Я знаю, ты плачешь. Почему? Почему ты плачешь? В чем дело? Где ты?"

Его ярость, усиленная мощью Массы, разорвала пелену тьмы, скрывавшую Эйлин. Мрак рассеялся, подобно туману, и Чаз увидел девушку. Она медленно брела среди холмов, по ее щекам катились слезы. Сизое, мертвое небо раскинулось над ее головой, ветер трепал волосы и складки комбинезона. Вокруг не было видно ни зданий, ни малейших признаков жизни. Не было даже Тилликума. Чазу показалось, что он чувствует запах пропитанного промозглым туманом воздуха. Нестерильная территория.

"Так ты снаружи! - рассердился он. - Почему ты молчала об этом? Вот, значит, как они отпустили тебя! Почему ты не сказала, что тебя выгнали из стерильной зоны и обрекли на верную смерть?"

Глава 10

Эйлин остановилась и, подняв голову, с недоверием осмотрелась.

"Чаз... Чаз, неужели ты здесь? Откуда ты знаешь, что я снаружи?"

"Я вижу тебя".

"Ты.., ты видишь меня?!"

Она снова осмотрелась. Лицо девушки пылало, глаза блестели каким-то нездоровым блеском. Она попыталась откинуть волосы, которые нещадно трепал ветер, но ей это не удалось. Вскинутая было рука безвольно упала.

"Да, - ответил Чаз. - Неужели ты думаешь, что, узнав правду, я позволю тебе умереть от гнили? Я возвращаюсь..."

"Оставь меня в покое! - взорвалась Эйлин. - Убирайся! Я не хочу, чтобы ты возвращался! Я не хочу тебя видеть! Забудь обо мне. Неужели я так многого прошу? Ты мне не нужен!"

"А как же гниль? - напомнил Чаз. - Ведь ты снаружи..."

"Я не боюсь гнили! - оборвала его Эйлин. - Я тебе уже говорила. Помнишь, как ты притащил тот нестерильный, камень? Так вот, колдуны обладают иммунитетом против гнили!"

"Чушь! Такого иммунитета не существует!"

"Ты ошибаешься. Колдуны не подвержены гнили. У меня тоже был иммунитет - пока я не полюбила тебя и не потеряла свой дар. Забудь меня! Если я разлюблю тебя, то снова смогу воспользоваться колдовским искусством. И тогда со мной будет все в порядке. Я хочу только этого. Убирайся. Оставь меня в покое!"

Ее гнев молнией полыхнул в сознании Чаза, заставив его на мгновение оцепенеть. Снова нахлынул мрак, Эйлин исчезла из виду; голос девушки стих. Чаз остался один, оглушенный и подавленный.

Словно очнувшись от глубокого сна, он вернулся к реальности, вспомнив, что по-прежнему находится на Массе, в клети фуникулера, а напротив сидит Джай. В отраженном свете звезд Чаз отчетливо видел его лицо за прозрачным забралом шлема. Джай хмурился, словно пытался принять какое-то решение. Очевидно, что инициированное Чазом ускорение времени все еще создавало разницу между их восприятиями действительности, но это вовсе не означало, что Джай не понимает происходящего. Чаз мрачно взглянул на него.

Эйлин оборвала связь, выставив глухую защиту. И снова, как это не раз случалось в его жизни, Чаз остался один.

Он мог бы еще раз попытаться войти с ней в контакт, воспользовавшись силой Массы Причера.

Но какой в этом смысл? Разве она не права? Из-за него она потеряла свой чудодейственный дар. Какая разница, хотел он того или нет. Потеря заключалась лишь в психологическом блоке, на самом деле Эйлин вовсе не лишилась своего дара, но на практике это означало одно и то же. Конечно же он виноват во всем, что случилось с Эйлин - включая изгнание из стерильных районов, равносильное гибели.

Если взглянуть правде в глаза, то Эйлин совершенно права. Оставаясь на Массе, он мог доказать Цитадели, что способен принести им пользу. Он мог бы внушить, что без него Цитадели не обойтись. Ну и черт с ним, с этим мультяшным миром Богомола и скользящих Улиток, закрытым для человечества. Если он окажется нужным Цитадели здесь, на Массе...

Очнувшись, Чаз одернул себя. Что за бред он несет? Неужели он уже забыл о своих словах? Никогда в жизни он не отступал от намеченной цели. И это не было хвастовством или пустой бравадой. Таким уж упрямцем он уродился, он не умеет бросать начатое дело. Неужели он смог бы отказаться от Эйлин? Она стала для него дороже всего на свете, ради нее он готов был умереть. Ведь именно любовь к Эйлин привела его на Массу Причера. Любовь и яростное желание избавиться от конфликта между отвращением и жалостью к умирающему человечеству.

Он просто не мог поступить иначе. Он всего лишь сделал то, для чего родился. И теперь он должен спасти Эйлин. Чаз встряхнулся и взглянул на Джая.

Из наушников доносилось монотонное гудение; губы Джая медленно шевелились. Инспирированное Чазом ускорение времени все еще действовало. Значит, у него пока есть время.

Он вернулся к Массе, оставив Джая далеко позади. Он размышлял о том, что должен же быть способ, который позволил бы с помощью энергии Массы Причера телепортироваться на Землю. Рассматривал же он возможность перемещения в мультяшный мир - еще до того, как Богомол заявил, что все двери в этот мир для них закрыты. Но раз подобный способ телепортации в другой мир предполагался с самого начала создания Массы, то задача перемещения физического тела Чаза Санта в его родной мир, к Эйлин, должна оказаться намного проще.

Он задумался. Необходимо построить логическую цепочку, которая привела бы к желаемому результату. Чаз принялся анализировать. Он находится над платформой. Эйлин - на Земле, а Масса... И тут его осенило.

Перемещение - это вовсе не то, что ему требуется. Думать о перемещении в пространстве - значит, мыслить в категориях физического восприятия Вселенной. Но ведь тот механизм, которым он собирался воспользоваться, никоим образом не принадлежит физическому миру. Более того, по своей сути этот способ находится в противоречии с физической реальностью и всеми физическими законами. Поэтому первым делом необходимо отбросить саму идею физического перемещения из одного места в другое.

В таком случае то, что он намеревается совершить, - это не столько транспортировка физического тела, сколько внутренняя убежденность в том, что он находится в нужном месте. И если удастся заставить себя поверить в то, что его тело сейчас на Земле, а вовсе не здесь, то с помощью Массы Причера это убеждение может перерасти в реальность; с физической точки зрения он станет субъектом собственной внутренней убежденности.

Итак, перемещение полностью отпадает. Следовательно, время и расстояние не в счет.

Координатами тоже можно пренебречь.

Как он не догадался раньше! Ведь существование Массы не зависит от ее положения в пространстве и времени. С одной стороны, она здесь, над платформой, однако, учитывая ее предназначение, она точно так же может существовать и в другом мире, на расстоянии нескольких световых лет отсюда - вроде того, мультяшного, мира. А раз Масса Причера может находиться в мире Богомола и Улиток, то почему бы ей не оказаться где угодно?

Ну конечно! Масса Причера - везде. Не об этом ли говорил ему Богомол? Она есть и на Земле. Конечно, инопланетянин мог намекать на нечто большее, но в любом случае Богомол совершенно определенно сказал, что Масса Причера находится на Земле. И если она там... Чаз искал, к чему бы привязать эту логическую цепочку, и наконец нашел.

Ведь когда он впервые вступил в контакт с Богомолом, Улиткой и их миром, то находился на Земле. Следовательно, Богомол прав - Масса Причера должна быть и там. Логическая цепочка приводила к бесспорному выводу - Масса Причера существует и на Земле. А поскольку никаких физических ограничений на ее положение во времени и пространстве не существовало, то и сам Чаз тоже находился на Земле. Единственное несоответствие крылось в его собственной убежденности в том, что вокруг находится платформа, а не бескрайние холмы и серое небо Земли. Нужно только заставить себя поверить...

Чаз напрягся. В первый момент он не почувствовал ровным счетом ничего. Вокруг царил непроглядный мрак. Но потом увидел холмы, но Эйлин нигде не было. Волна тревоги захлестнула его. И снова, как живительный сок, он впитал в себя силу Массы Причера...

И убежденность...

...стала...

...реальностью.

Он оказался там, куда стремился.

Чаз стоял среди холмов, чувствуя себя в скафандре как в стеклянном аквариуме. Он машинально начал стягивать его, но ледяной ветер тотчас пробрал до самых костей. Он покидал Землю поздней осенью, а теперь уже надвигалась зима - сквозь рваную завесу облаков сыпал редкий грязно-серый снег.

Пронизывающий ветер свирепо накинулся на одинокую фигуру человека, затерявшегося среди холмов. Под скафандром у Чаза был только легкий комбинезон, рассчитанный на теплую атмосферу платформы Массы. Чаз застегнул скафандр, но шлем надевать не стал, оставив его лежать на земле. Он почувствовал себя намного комфортнее. Скафандр был без подогрева, и его серая, похожая на резину ткань топорщилась складками при каждом движении, но зато хорошо защищала от ветра.

Чаз осмотрелся. Эйлин все еще была окружена глухим барьером, поэтому он не мог прибегнуть к паранормальным способностям, чтобы отыскать ее. Он пристально вглядывался в землю, стараясь отыскать хоть слабый след, но тщетно. Чаз родился и вырос в стерильных районах и не годился на роль следопыта, выслеживающего добычу среди бескрайних холмов. Чтобы отыскать Эйлин, у него имелся один-единственный способ - как следует пошевелить мозгами. Но и Эйлин никогда не покидала стерильных зон. Значит, она наверняка решила найти убежище от ветра. Слева, до самого горизонта, тянулись покатые холмы, кое-где покрытые скудной растительностью. Справа, вдоль гребня, шла полоса смешанного леса, становившегося по мере удаления все гуще и гуще. Там должно быть потише. И Чаз решительно зашагал к лесу, строго придерживаясь направления, в котором, как ему помнилось, двигалась Эйлин.

На открытом месте, несмотря на скафандр, его сразу же пробрало до самых костей. Но, как он и надеялся, в лесу ветер почти не чувствовался. Чаз постепенно согрелся. Он старался не выпускать из виду опушку, опасаясь пропустить признаки жилья.

Примерно через милю он наткнулся на остатки колючей проволоки, пересекавшей подлесок. По всей видимости, когда-то в этих местах находились фермы. Ограда могла означать лишь одно - где-то поблизости должно быть надежное убежище. Если, конечно, его не уничтожил пожар.

Чаз был уверен, что Эйлин двинулась вдоль изгороди. Но в какую сторону? Подумав, он решил, что, скорее всего, она не стала менять направление. Он зашагал вдоль проволоки, петлявшей среди деревьев, и вскоре оказался на большой поляне; изгородь, обогнув крошечное озерко, взбиралась на небольшой пригорок. За пригорком Чаз не обнаружил никаких признаков жилья, зато разглядел асфальтовую дорогу, скрытую высокой травой. Справа дорога исчезала за холмом. Чаз двинулся влево. За первым же поворотом он увидел скопление убогих построек. Это вполне могло оказаться крошечным городком. Не раздумывая, Чаз направился к постройкам.

Наконец он смог разглядеть заброшенную заправочную станцию; за станцией, вплотную друг к другу, примостились лавка, гараж и дом с сараем. Чаз старался ступать как можно тише - от обитателей нестерильных районов можно было ожидать чего угодно.

Повинуясь инстинкту, Чаз спрыгнул в глубокую придорожную канаву. Высохшая трава и кусты надежно прикрывали его со стороны дороги; для возможного наблюдателя, притаившегося в развалинах, он тоже был не доступен - если, конечно, наблюдатель специально не высматривал, что происходит в канаве. По обе стороны канавы тянулись заросли луговой травы вперемежку с осотом и клевером; там и тут попадались сухие стебли молочая, шелестевшие на ветру. Чем ближе Чаз подбирался к станции, тем осторожнее становились его движения. Он шагал пригнувшись и мог видеть лишь крыши построек.

В ста ярдах от проржавевших и давно неисправных бензоколонок Чаз остановился и сквозь сухую траву и стебли молочая принялся разглядывать заправочную станцию. Как действовать дальше? Если Эйлин укрылась в этих развалинах, следует как можно скорее добраться до нее. Но если она в плену у бродяг, то вряд ли стоит выскакивать на открытое пространство.

Чаз выполз из канавы в заросшее густой травой поле. Сделав крюк, он пополз к дому и примыкающей к нему лавке.

Ползти в скафандре было ужасно неудобно, к тому же у земли ветер почти не чувствовался, и Чаз вскоре взмок. И хотя скафандр защищал колени и локти, острые камни то и дело впивались в тело, а острые стебли сухой травы так и норовили попасть за шиворот.

Не обращая внимания на эти досадные мелочи, Чаз, стиснув зубы, продолжал ползти. Остановившись передохнуть, он выругался и неожиданно рассмеялся - до него вдруг дошло, что он почти наслаждается происходящим. Его положение было одновременно смешным и опасным, но, если не считать нескольких мгновений на Массе и эпизода с крушением поезда, никогда еще Чаз не ощущал такой полноты жизни.

Отдохнув, он продолжил путь, стараясь не отвлекаться на мелкие неудобства. Чаз старался действовать предельно осторожно, и не напрасно - через несколько метров его поджидала ловушка.

Если бы Чаз шагал, выпрямившись во весь рост, а не полз, уставившись в землю, то вряд ли заметил бы тонкую проволоку, скрытую высокой травой. Он едва не ткнулся носом в стальной шнур, тугой тетивой преградивший ему путь. В первое мгновение он принял его за длинный тонкий стебель, поваленный ветром, но, приглядевшись повнимательней, понял, что это отнюдь не безобидная тростинка, а тонкая, туго натянутая проволока.

Он не ожидал подобной ловушки и наверняка зацепился бы за проволоку и упал. Чаз задумался. Что бы это могло значить? И тут на помощь пришла память, услужливо предоставив обрывки бессмысленной, как ему всегда казалось, информации. Проволока должна была предупредить о незваных гостях. Она могла соединиться с сигнальным устройством или даже с миной, зарытой поблизости.

Чаз лежал и думал. Даже если эта проволока ни с чем не соединялась, она красноречиво свидетельствовала о том, что в развалинах кто-то прячется. Но тогда Эйлин - если она, конечно, там - наверняка находится на положении пленницы. В этом безлюдном и мрачном краю трудно было ожидать милосердия от зараженных и обреченных на смерть людей. И если в этих руинах окопались изгои, следует подобраться к ним как можно незаметнее.

Приподняв голову, Чаз прищурился и посмотрел на небо. Мрачное марево и плотные облака заслоняли солнце, но сгущающийся сумрак свидетельствовал - до захода осталось не больше двух часов. Темнело здесь очень быстро - вскоре опустится непроглядная ночь, низкие облака надежно закроют землю от призрачного света луны и звезд.

Внезапно Чаз замер. Словно дикий зверь, уловивший шум погони, он припал к земле, напряженно вслушиваясь в шелест травы. В стороне послышался голос - высокий и насмешливый. Чаз отчетливо разобрал слова:

Красный Скиталец - мимо иди,

Красный Скиталец - сюда не ходи...

Голос стих, и снова наступила тишина. Чаз немного подождал, но голос молчал. Он еще раз осмотрел проволоку и решил, что сможет проползти под ней - она была натянута достаточно высоко, над многочисленными холмиками и кочками. Чаз перекатился на спину и осторожно пополз.

Протиснувшись под проволокой, он снова перевернулся на живот и быстро пополз вперед, стараясь не делать резких движений - на тот случай, если за ним действительно наблюдают. Он решил, что до открытого пространства перед постройками осталось совсем немного; и в самом деле, вскоре впереди замаячили полусгнившие остатки деревянного забора. Миновав их, Чаз почувствовал, что земля стала менее каменистой, да и трава за забором была не такая густая.

До наступления темноты оставалось около получаса. При мысли, что за ним могут следить, Чаз ощутил, как по спине пробежал холодок. Он замер и пристально вгляделся сквозь жидкую завесу травы.

Ему была видна обветшавшая деревянная стена дома, почерневшая от непогоды. В правой части двора возвышались три холмика, Чаз разглядел два покосившихся креста. Могилы. Двухэтажный дом таращился на него темными провалами окон. Над развалившимся крыльцом покачивалась на ветру приоткрытая дверь. Ее расшатавшиеся вертикальные доски пересекала по диагонали новая планка - неопровержимый признак человеческого присутствия. Дверь была приотворена, словно предлагая ночлег и укрытие от непогоды.

Чаз все так же ползком подобрался к дому, пополз вдоль стены к крыльцу. Осторожно приподняв голову, он всмотрелся в темноту дверного проема.

Его глаза не сразу привыкли к царящему внутри полумраку. Наконец он разглядел небольшое пустое помещение; на противоположной стене находилась еще одна дверь, ведущая в другую комнату. По сравнению с первой, вторая комната была намного светлее - наверное, там имелось окно.

Немного поколебавшись, Чаз подавил тревогу и, одним махом перевалив через порог, оказался в доме. Он поднялся на ноги и прислушался. В доме стояла тишина. Его внимание привлек неприятный запах, он не сразу смог определить источник.

Осмотревшись, Чаз заметил тяжелый засов, прислоненный к стене. В дверной косяк были вбиты железные скобы. Чаз осторожно толкнул дверь - к его удивлению, она даже не скрипнула. Притворив ее, он задвинул засов и отправился исследовать дом.

Некогда это был довольно большой фермерский дом. Теперь его комнаты были пусты, если не считать паутины на стенах да пыли под ногами. Чаз обошел первый этаж и лишь тогда догадался, что неприятный запах исходит откуда-то сверху.

Он осторожно стал подниматься по широким расшатанным ступеням, на которые из разбитого окна верхней площадки падал свет. Чем выше он поднимался, тем сильнее чувствовался запах. На втором этаже Чаз и обнаружил то, что искал.

Он осторожно заглянул в комнату. Единственное высокое окно было прикрыто куском прозрачного пластика. В углу стояла небольшая чугунная печка с выведенной прямо через стену трубой. Вся комната была завалена мешками и какими-то коробками. Среди этого нагромождения Чаз разглядел кое-какие инструменты, два старых ружья, расшатанное кресло без обивки и широкую кровать. На кровати лежала Эйлин, а на полу, рядом с дверью, скорчилось то, что когда-то называлось человеком. Скорее всего, труп притащили и бросили здесь, хотя этот несчастный и сам мог приползти сюда, чтобы умереть. От трупа исходил нестерпимый смрад.

Задыхаясь от вони, Чаз ухватил мертвеца за воротник клеенчатой куртки и поволок из комнаты, потом вниз по лестнице и дальше - к входной двери. Открыв засов, Чаз спихнул труп на землю и снова запер дверь. Потом одним махом взлетел на второй этаж.

Девушка лежала на спине, разбросав в стороны руки; она была все в том же комбинезоне. Чтобы хоть немного проветрить комнату, Чаз несколько раз открыл и закрыл дверь. Потом приблизился к кровати. Ноги девушки были прикрыты старым, на удивление чистым одеялом. Чаз перевел взгляд на лицо Эйлин - она бредила; глаза прикрыты, на щеках пылает болезненный румянец; девушка то и дело облизывала пересохшие губы.

- ..В парк, - бормотала она. - Ты же обещала, мамочка. Он сегодня открыт...

- Эйлин, - позвал Чаз, осторожно коснувшись тыльной стороной ладони ее лба. - Эйлин, это я, Чаз.

Лоб был горячим; она отдернула голову.

- Ты обещала... - бормотала Эйлин, - давай пойдем в парк. Ты же обещала.

Чаз расстегнул ворот ее комбинезона. В скудном свете догорающего дня он увидел на тонкой шее красноватые отметины - пока еще не язвы, но уже воспалившиеся пятна. Вместе с сильнейшей лихорадкой они являлись неопровержимыми признаками поразившей организм гнили.

Судя по пятнам, Эйлин провела в зараженной зоне по крайней мере дней пять, причем заразилась сразу же, как только оказалась снаружи.

- ..Ты обещала... - твердила девушка, ее голова моталась из стороны в сторону. - Мамочка, ты же обещала...

Глава 11

Первым делом следовало раздобыть воды. Оглядевшись, Чаз разглядел в полумраке старинный бидон, стоявший около печки. Он открыл крышку, внутри тускло поблескивала какая-то жидкость. Он принюхался, жидкость ничем не пахла.

Чаз осторожно попробовал ее. Это была вода; насколько чистая, судить он не мог, но выбирать не приходилось. На гвозде, вбитом в стену, висел алюминиевый ковшик с погнутой ручкой. Чаз зачерпнул воды и, приподняв голову Эйлин, поднес ковшик к губам девушки. Она жадно выпила, но так и не пришла в себя.

Повесив пустой ковшик на место, Чаз принялся исследовать комнату. После того как он избавился от трупа и распахнул настежь дверь, воздух заметно посвежел; однако с каждой минутой становилось все холоднее, и до рассвета дом мог окончательно выстудиться.

Внезапно Чаз замер на месте, словно в бок ему уткнулся ствол пистолета. С улицы донесся слабый крик:

- Скиталец, Скиталец... Красный Скиталец... Слова были едва слышны, но - если слух не подводил Чаза - доносились они вовсе не с той стороны поля, что в первый раз. Через несколько секунд послышался крик с другого конца поля.

- Скиталец, Скиталец... Красный Скиталец...

Не успел крик затихнуть, как его подхватили еще два голоса - и тоже с разных сторон. Чаз метнулся к окну, но не увидел ничего особенного. Прищурившись, он всматривался в сторону поля, над которым нависли низкие темные облака; солнце почти скрылось за горизонтом. Он повернулся спиной к окну, подождал, пока глаза привыкнут к темноте, и огляделся. Если тот несчастный использовал дом в качестве убежища, то у него наверняка имелся какой-нибудь оптический прибор, позволявший следить за окрестностями.

Вскоре Чаз нашел то, что искал. Рядом с окном на гвозде висел тяжелый бинокль. Он сорвал бинокль с гвоздя и поднес к глазам.

Прибор оказался довольно мощным. Вначале Чазу никак не удавалось настроиться на резкость и как следует рассмотреть вершину холма, находившегося в нескольких сотнях метров от дома. Наконец он уперся локтем в оконный переплет и установил регулятор в нужное положение.

Чаз внимательно вгляделся в сгущающийся сумрак, но ничего примечательного не заметил. Он уже собрался было повесить бинокль на место, когда на вершине холма неожиданно появилась человеческая фигура. Ее было видно и без бинокля. Чаз поспешно поймал фигуру в фокус.

Это был мужчина, одетый в толстый красный свитер и штаны от комбинезона. Чазу показалось, что незнакомец совершил гигантский прыжок и очутился в каких-то десяти метрах. Он инстинктивно опустил бинокль, но тут же снова приставил к глазам. И тут Чаз узнал человека. Это был тот самый бродяга, что устроил крушение поезда.

Чаз не сводил с него глаз. Этот человек был жив и, более того, выглядел совершенно здоровым, несмотря на язвы на горле. Чаз разглядел язвы еще в прошлый раз, когда человек валялся среди обломков дрезины. Язвы и сейчас были на месте, но, похоже, они ничуть не досаждали незнакомцу. Бродяга сложил ладони рупором и, глядя на дом, прокричал:

Красный Скиталец - мимо иди,

Красный Скиталец - сюда не ходи.

Казалось, крик бродяги завис под темнеющим небом, среди красноватых облаков. В следующую секунду человек отступил назад и скрылся за склоном холма.

Его исчезновение словно послужило сигналом: красноватые отблески на облаках стали блекнуть, багровое марево рассеялось, и на землю стремительно начала опускаться темнота. Чаз вернулся к действительности.

Он поспешно повесил бинокль на место. Здесь должен иметься хоть какой-то светильник. Чаз осмотрел рухлядь, громоздившуюся на печи, но не обнаружил ничего подходящего. Он вгляделся в быстро сгущающийся мрак и уловил тусклый блеск в одном из углов комнаты. На обшарпанном столе среди нагромождения каких-то непонятных предметов примостилась старинная масляная лампа. Она напоминала нечто среднее между соусником и наспех сшитым неумехой-кустарем старым шлепанцем с загнутым острым носом.

Чаз взял лампу в руки. Это была лишь подделка под старинную вещицу, якобы прибывшую из Средиземноморья. Чазу не раз доводилось видеть подобные штуки - считалось, что они способны повысить эффективность медитаций. Встряхнув лампу, он обнаружил, что она почти наполовину заправлена. В загнутый кончик был вставлен фитиль из какого-то волокнистого пластика, а рядом на столе лежала вполне современная пьезокристаллическая зажигалка. Через пару секунд пламя осветило комнату.

Выругавшись про себя, Чаз повернулся к окну. Ведь свет мог послужить маяком, приманкой. Над окном была свернута штора, по всей видимости и предназначавшаяся для светомаскировки.

Чаз опустил ее. Штору изготовили из полосок темной ткани, наклеенных на серый непрозрачный пластик.

Поплотнее прикрыв окно, он принялся исследовать комнату. Медленно и методично разглядывая все, что попадалось на пути, он не переставал удивляться, как много полезных и нужных вещей было собрано в этих четырех стенах. Большую часть предметов приспособили для той или иной надобности - вроде того молочного бидона. Вещи свидетельствовали об изобретательности и искусности своего владельца. Однако вряд ли один человек был способен так обустроить жилище, особенно если принять во внимание, что на зараженной территории можно было протянуть не дольше четырех месяцев.

Чаз обнаружил запас продуктов, горючее, боеприпасы, одежду, мыло, несколько аптечек с полным набором лекарств: от аспирина до ампул с общей антивирусной вакциной; а в одном из углов комнаты он нашел даже ящик с домашним пивом. Покончив с осмотром, Чаз решил взяться за более неотложную задачу - растопить печь. Может, ему это только казалось, но температура быстро падала.

Он укрыл Эйлин всем, что подвернулось под " руку. Снова напоив девушку, Чаз занялся печкой, рядом с которой обнаружил бумагу, щепки и груду поленьев. Щелкнув зажигалкой, он развел огонь, и довольно скоро - гораздо быстрее, чем он ожидал, - в комнате стало тепло.

Подойдя к окну, Чаз осторожно отодвинул краешек шторы. На дворе наступила ночь, непроглядная тьма напомнила ему о том мраке, что окружал сознание Эйлин. Чаз ощутил прилив глухого раздражения. Что толку от его умения входить в контакт с Массой Причера, если он не в состоянии воспользоваться им? Может, Масса смогла бы помочь Эйлин?

Вот только как...

Этот вопрос завел его мысли в тупик, они словно наткнулись на кирпичную стену. Чаз опустил штору и взглянул на Эйлин. В голове, обгоняя друг друга, мелькали самые невероятные предположения. Быть может, с помощью Массы удастся телепортировать Эйлин туда, где она была еще здоровой, - или в то время, когда она еще находилась под защитой куполов и шлюзов стерильной зоны? А может, Масса способна изменить обстоятельства и избавить Эйлин от проклятой гнили?

Может...

Чаз почувствовал прилив воодушевления. А что, если с помощью Массы попытаться очистить легкие Эйлин от спор гнили? Если Масса Причера способна телепортировать физические объекты - как, например, самого Чаза - на Землю.., и тут его энтузиазм иссяк. Если хорошенько подумать, то и этот вариант полностью отпадает.

Однако почему бы все же не попробовать обратиться к Массе за поддержкой? Чаз попытался вспомнить ощущения, вызванные контактом с виртуально-психологической конструкцией, представить ее такой, какой она виделась ему с платформы.

Но ничего не выходило.

Та же самая непреодолимая тьма, помешавшая восстановить тогда контакт с Эйлин, заслоняла теперь Массу Причера. Чаз безуспешно пытался прорваться сквозь глухой барьер. Стена, воздвигнутая Эйлин, все еще защищала девушку и окружающее пространство от возможного влияния Массы.

Чаз сдался. Он подошел к Эйлин. Она беспокойно металась на кровати, однако ни сон, ни болезнь не ослабили бессознательную силу ее паранормального дара. Пока она не очнется и не узнает Чаза, нет никакой надежды объяснить ей, что все изменилось.

Чаз решил не тратить силы попусту. Эйлин судорожно облизала сухие губы. Он зачерпнул воды и, придерживая голову, помог ей напиться.

- Эйлин? - позвал он. - Это я, Чаз.

Однако глаза девушки невидяще смотрели мимо него. Чаз осторожно опустил голову Эйлин на подушку, но голова тут же скатилась набок, словно ей что-то мешало. Чаз принялся взбивать подушку и неожиданно наткнулся на что-то твердое.

Приподняв подушку, он увидел толстую записную книжку в черном переплете. Между обложкой и страницами находилось несколько сложенных листов большего формата, чем, сама записная книжка.

Чаз отнес находку на стол, поближе к свету, и пододвинул кресло. Устроившись поудобнее, он раскрыл книжку и развернул листки. Первый из них был озаглавлен:

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ И ЗАВЕЩАНИЕ ХАРВИ ОЛКИНА

Чаз пробежал глазами листок.

"Я, Харви Олкин, будучи в здравом уме и твердой памяти, несмотря на то, что умираю от гнили, завещаю это жилище со всем его содержимым тому, кто после моей смерти обнаружит его - точно так же, как я наследовал все это от человека, жившего здесь до меня. Единственная моя просьба к тому, кто займет мое место, похоронить меня во дворе, как я похоронил своего предшественника, а он - своего, и так далее. Думаю, что прошу не так уж много. Взамен мой наследник получит возможность умереть в комфорте, чего здесь, снаружи, нет ни у кого. Исполняя волю моих предшественников, я прошу, пока хватит сил, заботиться об имуществе и предать земле того, кто жил здесь до него - на этот раз меня.

Вся история нашей жизни изложена в дневнике, который необходимо продолжать вести, как вели его мы. И если мой наследник сделает все, как полагается, то когда наступит его час, явится следующий человек, который похоронит и его. Возможно, тот, кто читает эти строки, не желает даже думать о смерти, но поверьте - когда гниль поселится в легких, единственное облегчение станет приносить мысль о том, что тебя по всем правилам предадут земле - как и положено человеку в конце пути. Другие листы содержат необходимую информацию, как вести дела и держать бродяг и мародеров на расстоянии. Все остальное записано в дневнике. Вот и все, на что у меня хватило сил.

Харви Олкин".

И в самом деле, в конце завещания буквы становились все более неразборчивыми, а подпись походила на каракули. Чаз не смог бы ее разобрать, если бы Харви Олкин не написал свое имя в самом начале.

Чаз просмотрел остальные листы. Они содержали в себе схемы, описания и списки того, что имелось в доме. Очевидно, каждый новый владелец дома обустраивал жилище, стараясь сделать его как можно комфортнее. Чаз отложил листки в сторону и принялся за дневник. Его начал тот, кто первым устроил себе здесь убежище. Это был племянник хозяина, владевшего домом еще до появления гнили. Он преднамеренно выбрал это место, когда его изгнали из стерильной зоны за какое-то преступление, о котором он не удосужился упомянуть.

Чазу понадобилось два часа, чтобы дойти до последней исписанной страницы. Закончив читать, он долго сидел при мерцающем свете лампы, которую уже несколько раз пришлось заправлять. У него появилось странное чувство, будто эти четверо, жившие в этом доме, стали вдруг самыми близкими людьми - не считая, конечно, Эйлин. Было в их жизни нечто такое, что отвечало его собственному мировоззрению. То, как они провели последние дни в ожидании смерти, вызывало уважение. Чаз не желал примириться с тем, что человечество, закупорив себя в тесные, стерильные анклавы, пассивно ждет неминуемого конца. Он не мог понять, почему люди смирились и покорно дожидаются смерти. Его жизненный инстинкт бунтовал против подобной участи. Именно этот инстинкт гнал его на Массу Причера, не позволяя впадать в пессимизм и уныние. Если бы он мог найти хоть какие-то признаки бунтарства, неприятия идеи скорой и неизбежной смерти! Однако нашлись же эти четверо, не пожелавшие сидеть сложа руки в ожидании смерти.

Но тут ему пришло в голову, что даже с ними было что-то не так. И они боролись со смертью не столь самоотверженно, как могли бы.

Чаз задумчиво закусил нижнюю губу. Здесь непременно должна быть логическая цепь, связывающая все воедино - гниль, стерильные зоны, Массу Причера и этих четверых... Но эта связь, как он ни старался, ускользала. Возможно, чего-то не хватало. Какого-то звена...

Наконец он сдался. Завернувшись в одеяло и устроившись поудобней в кресле, Чаз заснул.

Проснулся он лишь утром. Эйлин по-прежнему бредила. Не выпуская из рук дневник, Чаз принялся исследовать их убежище, время от времени возвращаясь, чтобы напоить Эйлин или поправить одеяла. То, что он обнаружил, привело его в изумление.

Начать хотя бы с того, что все четыре строения - лавка, сарай, примыкающий к дому гараж, а также сам дом - были связаны между собой тоннелями. На крыше каждой постройки имелся наблюдательный пункт, с которого хорошо просматривались окрестности. В гараже Чаз нашел останки двух старинных автомобилей, а также превосходный набор слесарного и столярного инструмента. В подвале дома находился электронасос; правда, аккумуляторы давно вышли из строя, и к скважине была прилажена ручная помпа. В том же самом подвале хранились аккуратно сложенные запасы дров и целая гора консервных банок.

Чаз выяснил, что если отойти от черного хода метров на пять в глубь двора, то окажешься в месте, прикрытом со всех сторон постройками. Именно там находились могилы трех предшественников Харви Олкина. Чаз исполнил последний долг, предав земле тело Харви Олкина.

На всякий случай он прихватил с собой одну из винтовок. Ему никогда не доводилось стрелять, однако в инструкции, содержащейся на листках из записной книжки, довольно доходчиво все объяснялось. Покончив с похоронами, он вернулся в комнату, где лежала Эйлин. Чаз прислонил винтовку к стене и принялся осматривать окрестные поля, методично переходя от окна к окну.

Везде было пусто. Чаз хотел было повесить бинокль на место, когда его внимание привлекло неясное движение. Опустив бинокль, он схватил винтовку, прицелился и нажал на спусковой крючок - все эти действия он проделал машинально, почти не задумываясь.

В патроннике имелся патрон, но боек лишь вхолостую щелкнул по нему. Осечка. Инструкция предупреждала, что у боеприпасов просроченный срок годности.

Несколько обескураженный, Чаз опустил оружие. Если бы оно выстрелило, то пуля пробила бы пластик, заменявший оконное стекло. Ни к чему портить нужную вещь. Пока он перезаряжал винтовку, у него появилось время подумать. Торопиться не стоит. Самое главное - он заметил, как к дому кто-то пытается подобраться, так что у него есть преимущество.

Отставив винтовку, Чаз снова взялся за бинокль. Пришлось подождать, пока верхушки травы снова заколыхались, и он смог поймать в фокус фигуру человека в красном свитере. Теперь ему было хорошо видно, как бродяга ползет в сторону дома, волоча за собой какой-то длинный металлический предмет.

Не сводя с него глаз, Чаз опустил бинокль, осторожно отогнул край пластика и выставил в образовавшееся отверстие винтовку. Теперь, когда он знал, где скрывается пришелец, ничего не стоило попасть в него. Чаз совместил мушку с прорезью прицельной планки на красном свитере.., и обнаружил, что не может выстрелить.

Одно дело выстрелить в напавшего на вас противника, и совсем другое - послать пулю в человека, который просто ползет по полю. Чаз тщательно отвел винтовку чуть в сторону и нажал на спусковой крючок. И снова раздался лишь сухой щелчок. Еще одна осечка. Однако с третьего раза прогремел выстрел, и Чаз увидел, как в добрых пяти метрах от красного пятна взметнулась пыль.

Но того, что последовало за этим, Чаз никак не ожидал.

Над его головой раздался треск, запахло гарью. Глянув вверх, Чаз увидел в стене над окном дымящуюся дыру; еще одна дыра красовалась в потолке. Он поежился. Хотя Чаз плохо разбирался в оружии, но даже его скудных теоретических познаний хватало на то, чтобы сообразить - стреляли из лазерного ружья.

- Эй, ты! - донеслось со стороны поля. - Ну как, успокоился? Я ведь тоже могу порезвиться. Мне нужно поговорить с тобой. Эй, ты как? Согласен? Если ты выйдешь из дома, я подойду поближе!

Чаз с минуту обдумывал предложение.

- Ну как? - нетерпеливо крикнул бродяга.

- Заткнись, Красный Скиталец! - крикнул в ответ Чаз. - Дай мне подумать!

- Я войду во двор, без оружия. Ты выйдешь с черного хода - и тоже без оружия. Я хочу лишь поговорить.

И Чаз принял решение. Схватив винтовку и горсть патронов, он выскочил из комнаты, кубарем скатился в подвал и по тоннелю бегом бросился в гараж. Там была запасная дверь, ведущая во двор. Чаз осторожно распахнул ее и, прислонив к наружной стене гаража винтовку, рванулся обратно - по тоннелю, вверх по лестнице и в комнату, где лежала Эйлин.

- Ну что там? - снова позвал голос снаружи. - Я не собираюсь торчать здесь целый день.

Чаз прислонился к стене, стараясь выровнять дыхание. Наконец он смог ответить:

- Хорошо. Я сейчас спущусь. Остановись на краю двора, а я выйду к тебе. Устраивает?

- Устраивает, устраивает!

Чаз спустился по лестнице и направился к той самой двери, через которую вчера проник в дом. Он нарочно не спешил, давая дыханию время прийти в норму. Добравшись до двери, он осторожно прикрыл ее; за ней никого не было видно. Если пришелец ждал его там, где обещал, то, видимо, пока притаился в траве.

- Эй, ты здесь? - крикнул Чаз из-за двери.

- Здесь! - прозвучало в ответ из зарослей травы, примерно оттуда, откуда и ожидал Чаз.

- Я считаю до трех! - крикнул он. - На счет "три" я выхожу наружу, а ты встаешь? Идет?

- Черт бы тебя побрал! - выругался пришелец. - Говорят же тебе, что мне надо только поговорить. Если бы я хотел, то разнес бы эти развалины еще до заката.

- Только попробуй! - пригрозил Чаз. - Один.., два.., три!

Он вышел на крыльцо. На краю двора стоял человек в красном свитере. Тот самый, что устроил крушение поезда. Не дожидаясь, пока Чаз заговорит, бродяга спокойно двинулся вперед. В руках у него ничего не было, Чаз метнулся в сторону гаража. Несколько прыжков - и он оказался под защитой высокой стены. Чаз схватил винтовку и стремительно развернулся.

- Не горячись. - Бродяга вынырнул из-за угла. - Я же сказал, что хочу поговорить с тобой - только и всего...

Увидев в руках Чаза винтовку, он резко остановился, но особой тревоги не выказал. Чего-чего, а самообладания Красному Скитальцу было не занимать.

- Однако ты играешь нечестно, - заметил он. - Я же сказал, что приду без оружия. Как видишь, я сдержал свое слово.

- Но ты в любой момент можешь натравить на меня свою банду, - не опуская оружия, возразил Чаз. - Я ведь тебя совсем не знаю, поэтому принял меры. Я не собираюсь умирать.

- А с чего ты взял, что я хочу твоей смерти? - Красный Скиталец глянул в сторону могил и, заметив свежую, нахмурился. - Так девчонка умерла?

- Какая девчонка?

- Ты знаешь не хуже меня. О ней-то я и хотел поговорить. Если девушка умерла, то дело кончено.

- Не понимаю, о чем ты, - упорствовал Чаз.

- Перестань морочить мне голову. Пора бы уже понять, что я на твоей стороне. Черт побери, я целых два года не позволял бродягам напасть на этот дом. Неужто ты полагал, что это твоя заслуга?

Он вызывающе посмотрел на Чаза.

- Продолжай. - Тот повел винтовкой. - О чем ты собирался поговорить со мной?

- Да вроде я уже все сказал. Если девушка мертва, то все вопросы отпадают. А если нет, то я должен побыть рядом с ней, пока она не умрет. Мне необходимо знать наверняка, что она мертва. Если здесь похоронена она, - Скиталец кивнул в сторону свежего холмика, - то тебе придется раскопать могилу, чтобы я смог в этом убедиться.

Чаз уже собрался послать бродягу куда подальше, но осекся. Слова Скитальца звучали слишком загадочно. Если потянуть время, то, может, удастся узнать побольше.

- Нет, - быстро ответил он. Красный Скиталец снова нахмурился.

- Она твоя родственница? Девушка, похоже, знала, где находится это место. Ее выставили через шлюз в Гэри, в Индиане, и она направилась прямиком сюда. Оттуда примерно сорок три мили, если верить старой дорожной карте, но она шла напрямик. Мне очень жаль, однако, если ты хочешь, чтобы тебя оставили в покое, я должен убедиться в ее смерти.

Чаз решился. В конце концов, у него есть винтовка, а Красный Скиталец не вооружен.

- Она жива, - сказал он. - Сейчас сам увидишь. - Чаз махнул стволом в сторону черного хода. - Пошли.

Повернувшись, Скиталец направился к дому. Чаз последовал за ним, прикрыв правый бок опущенным ружьем - на тот случай, если кто-то следил за ними с поля. Они вошли в дом, поднялись по лестнице и оказались в комнате, где лежала Эйлин.

Красный Скиталец подошел к кровати, приподнял веко девушки, изучил глазное яблоко, потом внимательно осмотрел багровые пятна, обезобразившие шею и грудь девушки.

- Она умирает. - Он отошел от кровати. - Может протянуть месяца четыре, а может всего неделю. Но она, несомненно, заражена. К счастью, самое худшее - если не считать удушья в самом конце - уже позади. Она в любой момент может прийти в себя. Но думаю, ты знаешь это не хуже меня. Можно считать, что она уже мертва.

- Нет! - возразил Чаз. - Она не умрет! Его поразил собственный хриплый голос. Скиталец резко отшатнулся от Чаза.

- Что ты имеешь в виду? Что она не такая, как все? Или у вас это наследственное?

- Наследственное? Что ты имеешь в виду?

- О чем мы, по-твоему, толкуем? - разозлился Скиталец. - Это есть у нас обоих! Именно поэтому последние два года я удерживал мародеров подальше от твоего дома - хотя, как мне кажется, ты не испытываешь особой благодарности. Неужели ты не понимаешь, что обладающие иммунитетом должны держаться вместе? Глава 12

Чаз глубоко вздохнул.

- Так вот оно что, - протянул он. - У тебя иммунитет против гнили.

- Так же, как и у тебя... - Красный Скиталец осекся. - Постой-ка, приятель. Ведь это ты жил здесь последние два года?

Его лицо изменилось; Чаз машинально вскинул винтовку.

- Спокойнее. Я в порядке. У меня есть иммунитет. Как и у нее. Но последние два года здесь жил не я. Тебе еще многое предстоит узнать, Красный Скиталец. И мне тоже. Так что давай поговорим как разумные люди. Уверяю, мы с тобой сражаемся на одной стороне.

- Так ли? - Лицо Скитальца по-прежнему выражало недоверие. Он посмотрел на Эйлин. - Почему же она больна? Мне-то гниль нипочем. - Скиталец коснулся пятен на шее. - А это я нарисовал в целях маскировки.

Он в упор взглянул на Чаза.

- Она заболела только потому, что растеряла уверенность в собственных силах. Поверила в то, что лишилась иммунитета и должна заболеть.

- Должна?.. - Скиталец изумленно смотрел на Чаза. - Что за чушь?

- Это не чушь, а неизбежный результат, к которому приводит логическая цепь, - ответил Чаз. - Ты когда-нибудь слышал о Гейзенберговом цепном восприятии.., или о Массе Причера?

- Разумеется, слышал. - Скиталец пожал плечами, слегка успокоившись. - Я много чего слышал об этой дурацкой парапсихологии. Так ты хочешь сказать, что цепное восприятие имеет какое-то отношение к гнили?

- Вот именно. Почему бы и нет?

- Почему, почему, - пробурчал Скиталец. - Да потому, что это всего лишь очередное надувательство. Все они одинаковы - политиканы, власти, денежные мешки. Им надо любой ценой доказать, что они не зря находятся на самой верхушке. А для этого требуется выдумать какой-нибудь фокус, способный отвлечь внимание публики. И не важно, что это всего лишь ловкий трюк, за которым ничего нет. Главное, чтобы толпа поверила и вела себя смирно...

Чаз с изумлением уставился на Скитальца. Трудно было поверить, что этот бродяга искренен в своем невежестве. Но если он не притворяется... В голове Чаза мелькнула догадка. Если он не притворяется, то можно попробовать найти объяснение тому, что он выжил, а те четверо - нет.

- ..И ты еще пытаешься доказать мне, что вся эта чепуха имеет какой-то смысл? - тем временем продолжал Скиталец.

- Послушай, - перебил его Чаз. - Возьми-ка кресло, а я сяду на кровать; и давай начнем с самого начала.

Они уселись.

- Ну так вот, - начал Чаз. - Вернер Гейзенберг был физиком. Он утверждал, что всегда можно совершенно точно определить или координаты элементарной частицы, или ее скорость - но не то и другое одновременно.

- Это почему же?

- Я не физик, поэтому лучше нам не углубляться в дебри. Гейзенберг сформулировал принцип неопределенности. Чуть позже, в 60-х годах двадцатого века, было установлено, что вполне возможно существование альтернативных универсумов - так философы называют Вселенную, то есть весь мир в целом.

- Альтернативных чего?

- Допустим, я бросаю монетку. Выпадает решка, и я выигрываю у тебя пари. Дальнейшие события являются следствием этого выигрыша. Это один универсум, одно множество возможных результатов. Но что произойдет, если выпадет орел? Пари выигрываешь ты, и дальнейшее является следствием уже твоего выигрыша. И это будет совсем другое множество возможных результатов.

- Я не...

- Не важно, - снова перебил его Чаз. - Просто слушай. Теперь, если предположить, что каждый раз, когда мы бросаем монетку, существует два возможных результата, то будет логично предположить, что универсум вероятных результатов расщепляется надвое. В одном универсуме складывается своя цепочка событий, которая начинается с выпадения, ну, скажем, орла, а в другом - своя, в котором события развиваются с выпадения решки. Каждый из этих универсумов представляет цепь логических результатов, или, как ее называют, логическую цепочку. Ты понимаешь, о чем я?

- Нет, - честно признался Скиталец.

- Есть такой детский стишок. - Чаз улыбнулся и продекламировал:

Не было подковы -

Лошадь захромала.

Лошадь захромала -

Командир убит...

- Знаю, - ухмыльнулся Скиталец и подхватил:

Конница разбита -

Армия бежит.

Враг вступает в город,

Пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице

Не было гвоздя!

- Теперь понятно, - обрадованно сказал он. - В одном универсуме не было гвоздя, и, как результат, они потеряли город. А в другом гвоздь нашелся, и город был удержан. Так в этом и состоит логическая цепочка?

- Совершенно верно. А раз есть два варианта возможных выборов - как это всегда случается, - то тот, кто способен заглянуть вперед и предвидеть, куда, в зависимости от сделанного им выбора, приведет та или иная цепь, может выбирать соответствующие варианты, которые обеспечат необходимый ему результат. Понимаешь?

- Давай дальше.

- Ладно. Наш мир болен, и чем дальше, тем сильнее. Мы начали искать новый мир, способный приютить человечество, и традиционная наука столкнулась с проблемой преодоления пространственно-временного барьера. Но вполне возможно, что нефизические науки способны создать некий нематериальный по своей природе объект, который сумеет отыскать этот новый мир и доставить нас туда. Предположим, мы решили воспользоваться для создания подобной виртуально-психологической конструкции принципом цепного восприятия. Начнем с того, что нам необходим некий механизм, способный дотянуться до нового мира. Задавшись подобной целью, мы начинаем выбирать - сначала среди непосредственно близких вариантов, затем из тех, что вытекают из ближайших выборов, и так далее. Пятьдесят лет назад ученый Джим Причер выдвинул чисто теоретическое предположение, что если мы хотим отыскать подходящий мир и добраться до него, то нам нужно попытаться создать за орбитой Плутона соответствующую нематериальную конструкцию - некий механизм, имеющий исключительно психологическую природу.

Чаз перевел дух.

- И вот мы создали Массу Причера, состоящую из нематериальной субстанции. Строительство Массы близится к завершению. Я совсем недавно прибыл с Массы Причера и умею пользоваться цепным восприятием. Поэтому и утверждаю, что не заболею гнилью. А Эйлин страдает от воображаемого заражения.

Он замолчал, и в комнате воцарилась тишина. Красный Скиталец, не сводивший до этого глаз с Чаза, посмотрел на девушку, потом опять перевел взгляд на Чаза.

- Значит, ее зовут Эйлин? - пробормотал он. - Они никогда не называли мне ее имени.

- Кто это - они? - спросил Чаз.

- Парни из Цитадели. - Скиталец встал, и Чаз снова схватился за винтовку.

- Успокойся. Ты прав, нам действительно есть о чем поговорить. Но сейчас я должен идти, а то все четырнадцать моих бродяг заявятся спасать меня.

Он осмотрел комнату.

- У тебя есть какой-нибудь светильник? Чаз кивнул.

- Вот и хорошо. Я вернусь, как только стемнеет, и мы сможем поговорить. Я не хочу, чтобы они знали, что я торчу у тебя. Незадолго до заката открой дверь.

Скиталец вышел. Чаз слышал, как по лестнице стучат его башмаки. Шаги смолкли. Еще некоторое время он не двигался с места, размышляя. Эйлин обладала иммунитетом от гнили, потому что родилась колдуньей - точнее, потому что обладала паранормальным даром. Чаз мог бы поклясться: он не заразился лишь потому, что сумел доказать самому себе - у него есть такой же дар. Но как же тогда Скиталец? Ведь он не только не обладал паранормальными способностями, но и не верил в них, однако при этом обладал иммунитетом. Или они у него все-таки были? Интересно, так ли это на самом деле?

День близился к концу. Чаз провел все это время, рисуя на маленьких бумажных клочках найденным в гараже старинным карандашом крестики, нолики и квадраты. От этого занятия его оторвал тихий голос:

- Ча... Чаз...

Голос был очень слаб, но это был голос Эйлин. Он вскочил и подошел к кровати. Глаза девушки были устремлены на Чаза, не было никаких сомнений - она узнала его. Чаз положил руку ей на лоб - он был холодным и влажным.

- Что ты тут делаешь, Чаз? - Слова прозвучали тихим шелестом. Взгляд Эйлин переместился на грязный потолок. - Где мы?

- Снаружи, - ответил Чаз, усаживаясь на край кровати.

- Снаружи? Я.., мне показалось, что я снова очутилась в Цитадели, и тебя тоже доставили туда... Чаз! Когда ты вернулся с Массы?

- Вчера, - ответил он. - Но лучше оставим это.

- Но ты же сказал, что мы, снаружи! - Эйлин попыталась оторвать голову от подушки, но Чаз не позволил ей этого сделать. - Теперь я припоминаю.., они выставили меня. Я помню.., что подхватила гниль... Чаз! Теперь и ты заразишься.

- Успокойся. Ничем я не заражусь. А что касается тебя - ты тоже не больна.

- Но я же помню... Болезнь начинается с лихорадки...

- Любой может подхватить лихорадку, особенно если внушить себе, что этого не избежать. В прежние времена в больницах было полно пациентов, которые страдали от лихорадки необъяснимого происхождения. Потрогай свое горло.

Эйлин медленно подняла руку и провела пальцами по шее.

- Никаких язв, - изумленно произнесла она. - Но ведь у меня были пятна.., и довольно болезненные...

- Не просто болезненные, - произнес Чаз. - Они уже воспалялись. Однако тебе не удалось превратить их в язвы.

- Почему... - Голос Эйлин все еще был слаб, но в нем отчетливо прозвучало раздражение. - Почему ты так говоришь? Ты думаешь, я нарочно хотела заразиться?

- Нет, но ты верила, что, потеряв свой колдовской иммунитет, ты непременно заболеешь.

Эйлин посмотрела на Чаза. Казалось, ее глаза стали еще больше.

- А я не потеряла?

- Подумай сама. Полежи немного и подумай. Эйлин замерла. Несколько секунд спустя она протянула руку. Чаз ласково сжал ладонь девушки. Взглянув на Эйлин, он усмехнулся про себя. Какое-то время они молчали. Холодало. Поскольку Скиталец уже побывал здесь, то не было смысла прибегать к маскировке. Не опуская шторы, Чаз занялся печью. Теперь тишину нарушало только слабое потрескивание горящих поленьев. Неожиданно Эйлин заговорила:

- Значит, это был всего лишь психологический блок... Мне показалось, что я потеряла паранормальные способности, влюбившись в тебя и нарушив запрет, известный любой колдунье. Я знала, что это лишь блок, но мне казалось, я бессильна что-либо сделать. Однако потом, когда меня выставили из стерильной зоны, мой природный иммунитет все же спас меня от гнили несмотря на то, что дар был заблокирован. Получается какая-то бессмыслица.

- Ничего подобного, - возразил Чаз. - Недавно я выяснил, что многие абсолютно бессмысленные на первый взгляд вещи на самом деле вовсе не лишены здравого смысла. Инстинкт самосохранения уходит корнями в глубокую древность. Он зародился задолго до всех этих современных хитросплетений, связанных с сознанием и психологическими блоками. И когда ты очутилась снаружи, твой инстинкт самосохранения послал к чертям все эти тонкости. Он решил по-своему отреагировать на гниль и сохранить тебе жизнь. А теперь сама во всем разбирайся.

Помолчав, Эйлин спросила:

- У тебя найдется свеча? Нужно открытое пламя.

- Есть лампа, - ответил Чаз.

- Ты не мог бы ее зажечь? Можешь оставить там, где она стоит, только зажги.

Чаз поднялся и подошел к столу. На краю стола, там, где он работал - подальше от зоны прямого обстрела, - стояла лампа. Он зажег фитиль. Пламя разогнало унылые тени, залегшие по углам комнаты.

- Подойди ко мне, - попросила Эйлин. Чаз подошел и сел рядом с ней. - Возьми меня снова за руку.

Она вытянула тонкий палец в направлении пламени и тихо проговорила:

Слабое пламя лампы в ночи,

Делайся больше, гори и расти,

Живо картинки нам покажи

Чаз вместе с Эйлин следил за пламенем, с минуту ничего не происходило. Потом язычок пламени начал удлиняться и постепенно вытянулся до самого потолка. Завороженный, Чаз смотрел, как пламя растет и ширится, превращаясь из желтоватого в голубое.

Казалось, пламя не становится ярче; в углу комнаты происходило что-то странное и загадочное. Тени задвигались, перетекая друг в друга, меняя формы; знакомые очертания комнаты, несмотря на тусклый дневной свет, начали приобретать фантастическую окраску. Неожиданно вместо пыльного угла комнаты перед Чазом возник чудесный тропический пляж. По сверкающему белому песку, вдоль самой полосы прибоя, бежали двое. Чаз узнал себя и Эйлин.

- Чудеса! - ошеломленно пробормотал он.

- Все это правда, - облегченно вздохнула Эйлин. - Я не утратила свой дар. Ты видел сцену из будущего, дорогой. Значит, все будет хорошо.

И тут Чаз осознал, что барьер, отделявший его от Массы Причера, исчез. Он мысленно потянулся к ней и, впитав энергию Массы, распахнул свой разум для логических цепочек, способных привести в нарисованное Эйлин будущее. Однако ему так и не удалось отыскать увиденной картинки; возможно, она попросту затерялась среди невообразимого множества вариантов будущего. Но разве Эйлин не утверждала, что ее дар сильнее, чем у него? Она доказала это, блокировав все усилия Чаза, отгородив его от себя, а потом и от Массы.

Но ведь не исключено, что Эйлин вызвала не реальную картинку из будущего, а лишь свою мечту...

- Это первое заклинание, которому обучают колдуний в детстве, - сказала Эйлин. - Показывать огненные картинки.

- Да, - отозвался Чаз.

Хмурый день близился к концу, вскоре мрачный покров облаков на горизонте озарился кровавыми сполохами заката. Снизу неожиданно раздался голос:

- Это Красный Скиталец! Я поднимаюсь. Не вздумай стрелять!

На лестнице послышались шаги; через секунду в комнату вошел Скиталец и, не дожидаясь приглашения, рухнул в единственное кресло.

- Ну вот, - начал он, - я и...

Заметив Эйлин, привставшую на своем ложе, Скиталец осекся. Он вскочил на ноги, подошел к девушке, заглянул в глаза и пристально осмотрел ее шею.

- Что ж, ты оказался прав. - Он взглянул на Чаза. Потом снова посмотрел на Эйлин. - У тебя действительно иммунитет.

- И всегда был, - подтвердила она.

- Не слишком-то задавайся, - проворчал Красный Скиталец. - Снаружи хватает людей, моливших о пощаде, но так и не выживших среди гнили.

- А может, они смогли бы выжить, - возразил Чаз.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Сейчас объясню. Давай поближе к столу. - Чаз ткнул в угол комнаты, и Красный Скиталец послушно повиновался. - Я кое-что приготовил для тебя.

Скиталец взглянул на листки, на которых были нарисованы крестики, нолики и квадратики. Чаз принялся переворачивать бумажки.

- Что это? - удивился Скиталец.

- Я хочу, чтобы ты попробовал вытянуть все бумажки с одним знаком.

- А, ты снова про "орла" и "решку", - протянул Скиталец. - В тех местах, откуда я родом, частенько играли в подобные игры, но мне никогда не везло.

- Тогда тебе не грозило заразиться гнилью, - сказал Чаз. - А когда попадаешь в зараженную среду, выигрыш или проигрыш перестает быть просто игрой. Здесь на кон поставлена твоя жизнь. И все коренным образом меняется. Начинай.

Скиталец что-то недовольно пробормотал себе под нос, но потом склонился над бумажными клочками. Поворошив их с минуту пальцами, он отобрал двенадцать штук.

- А кстати, - он поднял глаза на Чаза, - сколько, ты сказал, было бумажек с каждым знаком?

- Я ничего не говорил, - возразил тот. - А это имеет какое-то значение?

Скиталец отрицательно покачал головой.

- Если я не ошибся, то нет. Посмотри, я должен был отобрать все нолики. Смешно...

Чаз перевернул отобранные бумажки. Все они были помечены кружком. Чаз перевернул остальные. Среди них не осталось ни одного нолика.

- Да, действительно смешно, - ошеломленно прошептал Красный Скиталец. - Мне никогда не везло в этих играх.., никогда.

- Потому что ты и не верил, что тебе повезет, - сказал Чаз. - Как и те четверо, что жили здесь до нас. Они ждали смерти от гнили - она их и настигла. Точно так же, как ты ожидал раньше, что проиграешь - и проигрывал.

- Но почему я не проиграл сейчас?

- Потому что твой инстинкт самосохранения обнаружил, что, если ты действительно этого захочешь, все может выйти по-твоему, - объяснил Чаз. - Когда тебя выставили наружу, ты, должно быть, горел желанием отомстить обидчикам и тебе было плевать на гниль. Ты не испытывал ни малейшего страха перед ней.

Скиталец задумчиво кивнул. На мгновение его лицо скривилось в жестокой гримасе, но тут же смягчилось.

- Да, - пробормотал он. - Примерно так и было. - Он посмотрел на Чаза. - Однако это не объясняет, как все это... - И он махнул в сторону бумажек.

- Просто твой разум нашел способ, как сохранить себе жизнь. Я уже говорил Эйлин, что инстинкт самосохранения - это очень древний и примитивный механизм защиты. Ему глубоко плевать на склад ума и на разные идеи; на самом деле ему наплевать на все, кроме сопротивления смерти. И когда твой разум отыскал способ выжить, инстинкт самосохранения заставил его воспользоваться им.

- И что это за способ?

- Ты должен был поверить, что обладаешь паранормальной силой, которая может противостоять гнили. Но вот что оставалось для меня загадкой - ведь гниль не похожа на микроб или вирус, у нее чисто механическая природа. Человеческие легкие служат для спор отличной средой развития; и они развиваются там, пока человек не умирает от удушья. А против удушья не существует естественной защиты. После того как человек вдохнул споры гнили, у него не остается ни малейшего шанса выжить - против этого не может быть иммунитета.

- И все же он существует. Чаз кивнул.

- Да, существует. У нас с тобой, у колдунов... Возможно, в стерильных зонах найдется немало таких, как мы. Оказавшись на зараженных территориях, обладатели иммунитета способны устоять перед гнилью, однако этого не происходит, поскольку они даже не подозревают о наличии у себя каких-то необычных способностей. Дело в том, что и мне, и колдунам известно о своем паранормальном даре. Те четверо, что похоронены во дворе, не обладали им - или не верили, что обладают. Но совершенно очевидно, что у тебя этот дар есть - не важно, знаешь ты о нем или нет. Должно быть, паранормальная сила способна уничтожать или обезвреживать споры гнили. Как я уже говорил, в первый год своего пребывания снаружи ты горел жаждой мести, и тебе было не до страха.

- Точно, - согласился Скиталец. Он глубоко вздохнул и опустился в кресло. - Ну а теперь, когда выяснилось, что у меня есть паранормальные способности, - что мы будем с ними делать?

- Дойдет черед и до этого, - усмехнулся Чаз. - Но прежде ты должен нам кое о чем рассказать. Почему ты пошел за Эйлин?

- Я выполнял задание Цитадели, - ответил Скиталец. - Я ведь не знал, что у нее есть иммунитет, иначе отказался бы от этого задания или хотя бы предупредил ее о слежке. Они наняли меня проследить, как она умрет, а потом доложить о ее смерти.

Он оглянулся на девушку.

- Прости... Эйлин. Но работа на Цитадель была для меня одним из способов выжить в этих условиях. Если бы ты знала, как...

- Я знаю, что значит работать на Цитадель, - отозвалась Эйлин, слабо улыбнувшись. - Так что не извиняйся.

- И все же, что именно помогло тебе выжить? - спросил Чаз. - И сколько времени ты провел здесь?

Красный Скиталец поведал им свою историю. В молодости он получил редкую специальность монтажника-высотника. Поэтому в тех редких случаях, когда производился ремонт или монтаж куполов в зоне Чикаго, его посылали на работу в зараженную зону. Однажды, когда он возвращался после очередной смены, проверка показала, что у него поврежден скафандр. Его даже не впустили во внутренний шлюз за вещами, а просто-напросто вытолкнули наружу.

Скиталец ненавидел тех, кто выгнал его из стерильной зоны. Первый год он жил одной лишь мыслью, как бы добраться до инспектора, приказавшего выставить его наружу. А когда год прошел, он неожиданно обнаружил, что не знает никого, кто смог бы протянуть в зараженной зоне более нескольких месяцев.

К тому времени уже вовсю обсуждали его феномен. Изгои, бродившие под открытым небом, знали, сколько времени провел здесь Красный Скиталец, впрочем, он и не скрывал этого. Ему передали, что по этому поводу кое-кто испытывает нездоровое любопытство. Среди обитателей зараженных территорий пошли слухи о том, что он шпионит в пользу стерильных зон. Начали поговаривать, будто за услуги с ним расплачиваются секретным лекарством от гнили. До Скитальца дошло, что кое-кто собирается подвергнуть его пытке, чтобы заставить раскрыть секрет и поделиться лекарством с остальными.

Тогда ему пришлось скрыться; целых три месяца он не показывался никому на глаза, выжидая, пока умрут все, кто его знал. Потом разрисовал себе шею язвами и смешался с вновь прибывшими изгнанниками, число которых не убывало.

Довольно долго никто не задавал Скитальцу вопросов, пока однажды он не наткнулся на целую шайку скитальцев - так называли себя бродячие группы изгнанников, объединившиеся в поисках крова и пропитания. Главарем этой шайки оказался один человек, которого Красный Скиталец знал еще год назад. Тот тоже узнал его. Когда они встретились с глазу на глаз, Красный Скиталец испугался, что их встреча может закончиться смертью одного из них. Но вскоре он понял, что хотя люди с иммунитетом встречаются крайне редко, они все же есть, однако, опасаясь разоблачения, они стараются держаться порознь. Так безопаснее, и кроме того, каждый из них является главарем шайки скитальцев.

Носители иммунитета поддерживали между собою связь, и именно через них Красный Скиталец узнал, что Цитадель нанимает желающих поработать, расплачиваясь продуктами и некоторыми удобствами, которые невозможно добыть в нестерильной зоне. Чаще всего работа сводилась к ограблению поездов и доставке нелегальных грузов из одной стерильной зоны в другую. Почти все, кто работал на Цитадель, обладали иммунитетом, но Цитадель об этом даже не догадывалась. Изгнанники ненавидели тех, кто жил в безопасности стерильных зон. Но больше всего они ненавидели представителей Цитадели, которые обращались с ними как с потенциальными мертвецами.

- Ну вот и все, - закончил Красный Скиталец. - Теперь ваша очередь.

И Чаз начал свой рассказ. На то, чтобы изложить всю историю, начиная с крушения поезда, потребовался почти час. В завершение Чаз показал Красному Скитальцу найденный дневник и вкратце изложил его содержание. Некоторое время Красный Скиталец сидел неподвижно. Наконец он протяжно присвистнул и встал.

- Вот, значит, как. Вместо одного с иммунитетом - четверо мертвецов. А я помогал им удерживать дом от мародеров, чтобы все это досталось тому, кто придет за ними. Ну что же, прощайте, друзья, - произнес Скиталец. - Удачи.

- Ты уходишь? - воскликнула Эйлин.

- Вот именно! - ответил Красный Скиталец. - У вас слишком опасные враги, ребята. И они мне не по зубам. Я хочу просто жить, я даже простил того негодяя, что приказал изгнать меня.

- Полагаешь, если ты просто уйдешь, то сможешь избавиться от всех проблем? - спросил Чаз.

- Хм, - фыркнул Скиталец. - Возможно, ты прав. Извини, дружище, но... - Он сунул руку под свитер и достал ручной лазер. - Если мне придется выбирать, то я предпочту вернуть Цитадели ваши тела.

По спине Чаза пробежал холодок, однако он не сдвинулся с места. Голос его был по-прежнему тверд.

- Не стоит отказываться от шанса, - сказал он. - Мы нужны тебе куда больше, чем ты нам. Только не говори, что ты доволен своей жизнью. Спорим, ты готов на все, лишь бы вернуться назад и снова стать членом общества.

Скиталец медлил, не опуская оружия.

- Ну ладно, - наконец произнес он. - Но как я могу вернуться? Не так-то все просто. Насколько я понимаю, вы оба рветесь в бой с Цитаделью, но никому еще не удавалось на равных бороться с этой силой.

- Ничего подобного, - возразил Чаз. - Масса Причера намного сильнее. Тот, кто научился управлять ею, справится и с остальным.

- Но ты сам говорил, что Цитадель уже наложила лапу на Массу Причера.

- Верно, - согласился Чаз. - И именно поэтому с Цитаделью нужно покончить.

- Покончить? Но ведь нет никого сильнее ее! - в ужасе воскликнул Скиталец.

- Ошибаешься, - возразил Чаз. - Та самая сила, что во все времена противостояла тиранам.

- Да ну? И что же это за сила? - с ехидной улыбкой поинтересовался Скиталец.

- Народ, - ответил Чаз. - Человечество. Ответь мне на один вопрос, Скиталец. Предположим, жителей Чикаго и всех прилегающих к нему стерильных зон поставили перед выбором - оказаться снаружи, один на один с гнилью и смертью, или изгнать Цитадель. Как ты думаешь, что они предпочтут?

Красный Скиталец сунул лазер за пазуху.

- Знаешь что, парень, - буркнул он, - ты задел меня за живое. Я сам не раз об этом думал. И если ты хочешь заставить всех этих лицемеров, с утра до вечера предающихся медитациям и молитвам, взглянуть в глаза тому ужасу, с которым я сталкивался изо дня в день последние пять лет, то можешь на меня рассчитывать. Я хочу увидеть, что произойдет, - и не важно, если для этого мне придется умереть.

Глава 13

Скиталец снова сел в кресло.

- Ну ладно. И как ты намерен поставить жителей стерильных зон перед этим выбором? Это не так-то просто. Если бы кто-нибудь из скитальцев знал, как это сделать, то давно бы попробовал поднять восстание.

- На них-то я и рассчитываю, - ответил Чаз. - Как ты думаешь, можно из ваших шаек собрать пару сотен человек, питающих к тем, кто внутри, такие же теплые чувства, как и ты?

- Все зависит от того, для чего они тебе нужны. К тому же не все главари группировок являются носителями иммунитета. Нас не так уж и много.

- Это не имеет значения. Достаточно, если они не струсят в нужный момент.

- Но с двумя сотнями человек тебе не удастся совершить набег на стерильную зону. Как ты собираешься убедить людей поддержать тебя и выступить против Цитадели? - Скиталец пожал плечами. - Даже если мы сможем справиться с полицией, кто нам поверит?

- Главное - пробраться внутрь зоны, а уж там мы справимся. Твои люди возьмут на себя наружную охрану - пока мы будем проводить операцию в стерильной зоне.

- Охрану? А где взять оружие?

- Раздобудем, - отмахнулся Чаз. - Какое угодно и сколько угодно.

- Неужели? Похоже, ты очень уверен в себе. Ну хорошо, скитальцы будут нести охрану, но как ты собираешься напугать тех, кто внутри?

- - Взрывчаткой. - Чаз протянул Скитальцу листок. - Я не художник, но вот приблизительная схема стерильных районов Чикаго. Мне кажется, если пробить взрывами восемь больших брешей в стенах и тоннелях, - там, где я отметил, - то половина города окажется под угрозой заражения.

- Вполне возможно, - отозвался Скиталец, изучая схему. - Но это должны быть очень большие дыры. Понадобится черт знает сколько взрывчатки. Тех нескольких динамитных шашек и взрывпакетов, которые можно найти здесь, не хватит и на одну такую дыру.

- Не беспокойся, - заверил его Чаз. - Мы получим взрывчатку из стерильной зоны. Сколько угодно, взрывчатку и оружие.

- И каким же образом? Чаз кивнул в сторону Эйлин:

- Нам помогут общины.

- Общины... - эхом отозвался Скиталец, удивленно глядя на Эйлин.

- Колдуны объединены в общины, - пояснила девушка. Ее лицо постепенно начало приобретать более здоровый цвет. - Вроде скитальцев, которые собираются в шайки. Я и сама колдунья.

- Колдунья? - переспросил Красный Скиталец. - Ты и в самом деле...

- Почему бы и нет? - с легким злорадством усмехнулась Эйлин. - Ты и сам в каком-то смысле колдун. Помнишь тот фокус с бумажками? Иначе у тебя не было бы иммунитета против гнили. Надеюсь, ты не питаешь предрассудков насчет колдунов?

- Ну.., в общем нет... Я просто подумал... Может, не стоит шокировать добропорядочных жителей стерильных зон? Может, просто пустить слух, будто кое-кто выступает против изгнания тех бедолаг, что надышались зараженным гнилью воздухом? - Скиталец оживился. - А как ты намерен все организовать?

Он снова повернулся к Чазу.

- Эйлин известно, что гнездо Цитадели находится в здании, носящем название Эмбри-Тауэр. В качестве предупреждения мы взорвем защитный слой одной из стерильных зон и одновременно нападем на Цитадель. Тем временем другая группа - скорее всего, колдуны - захватит узел связи. Сразу же после взрыва они предупредят жителей Чикаго, что если лидеры Цитадели не будут переданы в руки группы вторжения, то и все остальные районы города лишатся защитной оболочки. Потом они покажут репортаж о том, как мы при поддержке горожан штурмуем Цитадель.

- А что в это время будут делать власти и полиция? - поинтересовался Скиталец.

- Тебе бы следовало это знать, - отозвалась Эйлин. - Власти Чикаго принадлежат к руководству Цитадели. Губернатор Большого Чикаго, шеф полиции и почти все чиновники являются членами Цитадели.

Красный Скиталец охнул.

- Хочешь выйти из игры? - глядя на него в упор, спросил Чаз.

Скиталец покачал головой.

- Значит, ты хочешь, чтобы скитальцы охраняли места закладки взрывчатки? - спросил он.

- Совершенно верно, - ответил Чаз. - И взорвали их только по приказу - по твоему приказу, если его все же придется отдать. Мы не можем здесь больше никому доверять.

- Что верно, то верно. - Красный Скиталец встряхнул головой, будто вынырнул на поверхность воды. - Ну, и с чего мы начнем?

- В первую очередь следует встретиться с общинами. Сегодня днем Эйлин вступила в контакт с одним из представителей ее общины. Они проведут нас внутрь, и мы устроим совещание - сразу же, как только окажемся на месте. Где здесь ближайший шлюз?

- Примерно в пяти милях к востоку, - ответил Скиталец. - Это шлюз для отходов. До него можно добраться за пару часов. Если Эйлин сможет, то лучше идти ночью; у меня есть портативный рефлектор. Так будет спокойнее.

- Я смогу, - заверила Эйлин.

На самом деле прошло не два, а почти четыре часа, прежде чем они очутились в убежище одной из стерильных зон. Там собрались члены общины Эйлин, которых удалось собрать за столь короткий срок. Примечательно, что среди них не было Серого и еще нескольких не вызывающих доверия колдунов.

Представив собравшимся Красного Скитальца, Чаз еще раз изложил свой план.

- Вы сами знаете, - заговорил седовласый колдун, когда Чаз закончил, - что в драке от нас мало толку, да и, кроме того, мы обязаны позаботиться о наших братьях и сестрах. Однако мы можем добыть для ваших скитальцев все, что им потребуется. На самом деле это мы, а вовсе не Цитадель, контролируем транспортные тоннели. Возможно, среди нас найдутся такие, кто разбирается во взрывчатых веществах и умеет обращаться с ними.

- Но кроме взрывчатки нам нужны люди, которые смогут захватить каналы связи и передать репортаж о нашей акции, - сказал Чаз.

Седовласый помялся.

- Возможно, кое-кто помоложе захочет принять в этом участие, - наконец ответил он. - Мы дадим вам точный ответ после того, как свяжемся с другими общинами, но на это уйдет несколько дней. А теперь поговорим о плате за наше участие в деле.

- О плате! - так и подскочил Красный Скиталец. Он произнес это слово с таким негодованием, что оно прозвучало ругательством.

- Прошу прощения, - переводя взгляд со Скитальца на Чаза, произнес колдун, - но, как я уже говорил, мы должны позаботиться о собственной защите и о будущих поколениях колдунов. Только неукоснительно придерживаясь этого правила, мы смогли выжить на протяжении стольких веков.

- Черт бы тебя побрал! - выругался Скиталец. - Сейчас не средневековье! Во всех учебниках сказано, но вы обычные люди, только с особым складом ума, а вовсе не поборники дьявола.

- Прошу прощения, - повторил седой колдун. - Но мы не можем взять и просто так отменить древний закон, по которому жили столько лет. - Он не сводил глаз с Чаза. - Мы хотим, чтобы после того, как с влиянием Цитадели на Массу Причера будет покончено, контроль над ней перешел к колдунам. Нет, я имею в виду не полный контроль над Массой, а лишь над той ее частью, которая имеет непосредственное отношение к Земле: принятие решений, определение политики и тому подобное. Мы не можем рисковать - а вдруг Массу используют против нас?

- Ты уверен, что уполномочен говорить от имени всех своих друзей? - опередив Чаза, спросил Красный Скиталец.

- Разумеется. И кроме того, если вы обратитесь к ним за помощью, то ничего не добьетесь, пока не пообещаете исполнить мою просьбу. - Колдун проговорил это, в упор глядя на Чаза. - Ну так как?

- Что ж... - медленно ответил Чаз. - Я согласен, но при одном условии. Из сообщества колдунов, контролирующих земную часть Массы, не будет исключен ни один человек, обладающий паранормальным даром.

- Это вполне приемлемо, - согласился колдун. - Что ж, приступим к делу.

Они договорились о взрывчатке и прочих припасах для скитальцев, и на этом встреча закончилась. Чаза, Эйлин и Красного Скитальца вывели из стерильной зоны тем же путем, каким они попали туда, - через шлюз для выброса отходов. До рассвета еще оставалось несколько часов, а они уже шагали обратно.

- Почему после того, как заварушка закончится, мы должны отдать контроль над Массой кому-то еще? - напрямую спросил Красный Скиталец.

Чаз внимательно посмотрел на него в свете рефлектора.

- Ты веришь мне, - спросил он, - или нет?

- Разумеется, я тебе верю, - ухмыльнулся Скиталец. - Но если ты меня обманешь, то я достану тебя из-под земли и убью.

На подготовку операции ушло больше недели. Красный Скиталец наведался к шлюзу, через который он передавал сообщения Цитадели, и оставил там записку о смерти Эйлин. Через два дня, наблюдая из укрытия за шлюзом, Скиталец заметил кусок красной ткани, служивший сигналом вызова. Дождавшись темноты, он забрал ответное послание и, отойдя в безопасное место за холмами, прочел его. Красному Скитальцу предписывалось доставить тело Эйлин, а также сообщить о местонахождении человека, описание которого соответствовало приметам Чаза. Погасив рефлектор. Скиталец крадучись отнес записку обратно, прикрыл клочком красной ткани и поспешил убраться подальше от шлюза.

Тем временем общинам колдунов стало известно, что руководители Цитадели со всего мира, включая и Массу, собираются на встречу в Эмбри-Тауэр. Это известие доставил насмерть перепуганный колдун.

- Я ожидал этого, - спокойно сказал Чаз. - У них есть Масса Причера и, по словам Эйлин, люди с паранормальным даром и компьютеры. При помощи логической цепочки они вполне могли вывести, что я затеваю что-то серьезное. Естественно, они решили собраться, чтобы выработать стратегию.

- Но если им так много известно, - пробормотал колдун-посланник, - то они могут догадаться и о том, что мы задумали. И будут ждать нас.

- Они не догадаются, - успокоил его Чаз. - Без фактов невозможно знать обо всем наверняка. А фактов у них как раз и нет.

- Но чего они не знают?

- Ну, например, что среди скитальцев есть люди с иммунитетом; что иммунитет является следствием паранормальных способностей.

Колдун с удивлением посмотрел на Чаза.

- А что еще?

- Не так уж мало, - усмехнулся Чаз. - Вы можете выйти из дела. Но если мы проиграем, то Цитадели не составит особого труда проследить, откуда скитальцы получили взрывчатку и оружие.

А если мы победим, то вам не видать желанной власти над Массой Причера.

Колдун ушел. В оставшиеся до начала акции несколько дней не поступало никаких сообщений о том, что общины решили выйти из игры.

Нападение на Цитадель планировалось провести в воскресенье. В три часа пополудни Чаз, Эйлин и Красный Скиталец с десятком своих людей, половина которых была иммуноносителями, засели в тоннеле снабжения, ведущем в здание Цитадели. Чаз подсоединил к кабелю портативный видеотелефон, настроенный на южную стену здания. Камера, передававшая изображение, была установлена на крыше телефонной будки, которая находилась неподалеку от здания, обозначенного в городском справочнике как Эмбри-Тауэр. Это был один из восьмидесятиэтажных небоскребов Чикаго, возведенных в конце 90-х годов двадцатого столетия, незадолго до появления гнили. Башня пронзала защитный купол, возвышаясь над ним еще на тридцать этажей, как стебель осоки из пузырька болотного газа. В стеклянных панелях безжизненного серого оттенка отражались такие же серые облака. На площади перед зданием находилось всего несколько случайных пешеходов. За прозрачными стенами холла первого этажа слонялись охранники, старательно изображая праздных зевак.

- Наконец-то! - прошептал Чаз.

Все сгрудились возле экрана видеотелефона. К западу от городских крыш к облакам потянулся шлейф черного дыма. Секунду спустя тоннель слегка тряхнуло взрывной волной.

Неожиданно на экране возникла женщина средних лет с грубоватым лицом, в зеленой полицейской форме. Прозвучал резкий сигнал экстренного оповещения. Если бы видеотелефон Чаза в этот момент не работал, то сигнал тревоги автоматически включил бы его.

- Граждане зоны Лоуэр-Луп города Чикаго, прошу вашего внимания! - заговорила женщина на экране. - Объявляется тревога в связи-с сигналом о загрязнении внутренней среды. Прошу обратить особое внимание жителей Лоуэр-Луп. Это касается и жителей остальных девятнадцати стерильных зон Большого Чикаго. Взрыв, причины которого пока не известны, нарушил защитный слой западной оконечности Лоуэр-Луп. Из ближайших зон стянута вся необходимая техника. Пока идут работы по восстановлению защитного слоя, зараженная часть будет отсечена от остальной территории зоны химическим барьером.

Просим всех граждан, по мере возможности, оставаться на своих местах и проверить все местные системы защиты. Пожалуйста, те, у кого в районе взрыва остались друзья и родственники, не пытайтесь пробраться к ним! Заторы на подъездных путях только повысят опасность заражения всей зоны Лоуэр-Луп. Будут приняты все меры, чтобы те, кто не попал в пораженную часть, не остались за восстанавливаемым защитным слоем. Повторяю, не создавайте толчеи в пораженном районе. Будут приняты все необходимые меры...

Внезапно женщина в форме исчезла, а вместо нее на экране возникла фигура в обычном сером комбинезоне и респираторе. Невозможно было определить - мужчина это или женщина. Наряд, а также фильтр, искажавший голос, обеспечивали человеку полную анонимность. Чаз догадался, что это одна из колдуний, но кто именно, не смогла бы сказать даже Эйлин.

- Граждане всех стерильных зон Чикаго! Прошу вашего внимания. Объявленный только что взрыв не был случайным. Повторяю, взрыв не был случайным. Нарушение защитного слоя зоны Лоуэр-Луп - это преднамеренная акция. Цель этой акции - предупредить жителей Чикаго, что если собравшиеся в Эмбри-Тауэр члены преступной организации, именуемой Цитаделью, не будут в ближайшее время схвачены и интернированы за пределы стерильной зоны, то во всех остальных зонах Большого Чикаго защитный слой будет также разрушен.

Повторяю, все члены Цитадели должны быть схвачены и интернированы за пределы стерильной зоны. До захода солнца их следует доставить к месту пролома защитного слоя в Лоуэр-Луп, иначе остальные районы Большого Чикаго также лишатся стерильности. Комитет Спасения Чикаго призывает всех граждан содействовать избавлению нашего города от банды преступников.

Повторяю еще раз. Нарушение стерильного слоя Лоуэр-Луп не случайно. Если к концу дня засевшие в Эмбри-Тауэр члены Цитадели не будут схвачены и интернированы за пределы стерильной зоны, остальные районы Чикаго постигнет та же участь. Комитет Спасения Чикаго призывает всех граждан оказать содействие в поимке преступников...

- Пошли!

Чаз направился к пожарной двери, ведущей в подвал Эмбри-Тауэр. Он приложил к замку виброотмычку, дверь распахнулась. В небольшом помещении у подножия бетонной лестницы, развалившись в креслах, мирно дремали охранники.

Чаз улыбнулся Эйлин. В крови бушевал адреналин.

- Отличная работа, - сказал он. - Если бы я не видел это своими глазами, то ни за что не поверил бы - заклятие подействовало даже через бронированную дверь.

- Физические барьеры не представляют трудностей. Однако странно, что у этих троих нет защитного поля, как у охранников во дворе. У Цитадели хватает своих колдунов-предателей, вроде Серого... - Эйлин запнулась и посмотрела вверх, на пустую лестницу. - Чаз!

- Что случилось? - Он резко повернулся, но ничего не увидел.

- Какая-то сила, - встревоженно ответила Эйлин. - Наверху находится человек с необычайно мощным потенциалом. Неужели ты не чувствуешь?

Чаз напрягся, но ничего не ощутил. Он обратился за помощью к Массе Причера, но снова не получил результата. Он покачал головой.

- Ты хочешь сказать, что нас кто-то ждет?

- Нет.., вряд ли, - ответила Эйлин. - Но он обладает невероятной силой, ни с чем подобным я еще не встречалась.

- Он?

- Не знаю... Мне кажется, что это мужчина... Чаз снова покачал головой.

- Теперь мы уже не можем повернуть назад. Пошли, - бросил он через плечо остальным.

Он первым поднялся по лестнице. Красный Скиталец приказал своим людям заварить за собой пожарную дверь.

Несколько скитальцев с помощью ручных лазеров принялись приваривать края двери к массивной металлической раме. Чаз продолжал подниматься по лестнице.

На каждом этаже Красный Скиталец оставлял по человеку, чтобы заварить двери. Однако после четвертого этажа лестница, в нарушение всех правил противопожарной безопасности, вместо выхода уткнулась в глухую бетонную стену.

- К лифтам! - приказал Чаз.

Они прошли в холл четвертого этажа. Сквозь распахнутые настежь двери были видны пустые офисы. Здесь же находились шахты лифтов, но подъемники не работали.

- Думаешь, они все-таки ждали нас? - спросил Красный Скиталец.

- Возможно, - пожал плечами Чаз. - А может, лифты отключила аварийная система, которая сработала по сигналу экстренного оповещения. Или охрана обнаружила, что в здание пробрались посторонние.

В эту секунду снизу, со стороны лестницы, донесся треск. Это нижние охранники, разбуженные запахом раскаленного металла, пытались пробиться наверх. К счастью, заварить двери ручным лазером было значительно проще, чем потом разрезать их тем же инструментом.

- И что дальше? - спросил Скиталец.

- Я предвидел нечто подобное, - ответил Чаз. - Эйлин уже бывала в этом здании, она запомнила комнату, в которой ее держали. Если нам с ней удастся перенестись туда, то мы попытаемся включить лифты. Дай-ка мне рацию и рюкзак.

Скиталец снял с плеча портативную рацию и передал ее Чазу. Перекинув ремешок через правое плечо, Чаз забрал у него рюкзак и достал два скафандра.

- Зачем это? - поинтересовался Красный Скиталец.

Чаз протянул один из скафандров Эйлин. Натянув скафандр, он глянул на девушку сквозь прозрачное забрало шлема, потом повернулся к Скитальцу.

- Я попытаюсь взять Эйлин на Массу, а потом вернуться назад, - объяснил он. - Мы уже пробовали это однажды, и у нас получилось, но тогда мы оба знали, куда хотим вернуться. Если у нас ничего не выйдет, уводи своих людей. Смешайтесь с толпой на площади. Ждите нас не больше пяти минут. Переключи свой радиотелефон на мою частоту. Эти скафандры не оборудованы переговорными устройствами. Тебе все понятно?

- Да, - кивнул Красный Скиталец.

Чаз взял за руку Эйлин и подмигнул девушке.

Стены исчезли, во все стороны простиралась звездная бездна; справа показалась платформа Массы Причера. Еще через несколько мгновений они очутились в помещении, похожем на однокомнатную квартиру.

Чаз взглянул на Эйлин. Она с улыбкой кивнула ему и подняла руки, собираясь снять шлем. Чаз доследовал ее примеру.

Но стоило ему отстегнуть забрало, как он почувствовал, что теряет сознание. Чаз попытался предупредить Эйлин, но увидел, что она уже успела расстегнуть скафандр. Комната поплыла у него перед глазами...

Придя в себя, Чаз обнаружил, что скафандра на нем нет, а сам он сидит в кресле. Он огляделся.

В соседнем кресле сидела Эйлин. Они находились под куполом Эмбри-Тауэр. Перед ними стояло несколько сдвинутых столов, за которыми сидела группа людей. Чаз узнал Ваку, Этрию и Джая.

Эйлин издала еле слышный сдавленный звук. Чаз быстро взглянул на нее, девушка не отрываясь смотрела на Джая; в ее взгляде читалось смешанное с ужасом восхищение.

- Ты? - глухо спросила Эйлин. - Это тебя я почувствовала внизу?

- Совершенно верно, - ответил Джай. - Спасибо, сестра. Мне лестно, что ты меня сразу узнала. Похоже, у тебя действительно особенный дар.

Глава 14

Чаз постарался справиться тревогой. Как ни странно, это оказалось совсем нетрудно. Его вдруг охватило безразличие.

- Значит, ты тоже из Цитадели? - спокойно спросил он. - Может, ты у них даже главный?

- В Цитадели нет главного, - ответил Джай. - У нас здесь все как в обычной деловой организации. Если тебе так хочется, можешь считать меня кем-то вроде председателя совета директоров. А Этрия могла бы сойти за президента компании.

Голос Джая звучал как всегда мягко. Чаз покачал головой.

- И чем же эти подонки сумели подкупить такого одаренного человека, как ты? - спросил он. - Если верить Эйлин, у тебя экстраординарный дар.

- Свободой, - все также мягко ответил Джай. - Некоторые находят свободу в том, что держатся в стороне от остальных. Я же нахожу ее в том, чтобы командовать другими. - Он почти с грустью посмотрел на Чаза. - А твой недостаток, Чаз, заключается в том, что тебя никогда не тянуло управлять другими; но в то же время ты никому не позволял командовать собой. Вот почему в конце концов я проголосовал против тебя - несмотря на то, что вначале выступал за то, чтобы допустить тебя на Массу.

Джай посмотрел на сидевшего справа от него Ваку.

- Не все были со мной согласны, - добавил он. - Наш бедный старый Алекс колебался.

- Зачем было рисковать? - вмешалась Этрия. - Ты сознательно пошел на риск, назначив Ваку его экзаменатором. Нужно было прислушаться к моему совету и уничтожить Чаза, тогда бы он не доставил нам столько неприятностей.

- Теория инвестиций, - начал Джай, - допускает определенный риск ради получения максимальной прибыли. Чаз мог бы сторицей отплатить нам. К тому же мы по-прежнему контролируем ситуацию.

Джай взглянул на техников, которые возились с двумя трехметровыми антеннами. Антенны еще не подключили к источнику питания, и они возвышались в центре комнаты как два серебряных скипетра; но вот между ними появилось и ожило двухметровое изображение. Это была панорама площади перед южной стеной Эмбри-Тауэр. Камера была установлена очень высоко, но благодаря телескопическому объективу казалось, что она висит прямо над головами столпившихся на площади людей.

Тем временем люди, сидевшие за длинным столом, поменялись местами. Этрия уступила свое кресло рядом с Джаем какому-то немолодому плотному человеку с бульдожьей физиономией. Человек кого-то смутно напоминал Чазу. Напрягшись, он вспомнил, что физиономия принадлежит губернатору Большого Чикаго. Значит, Эйлин была права насчет связи Цитадели с правительственными чиновниками.

Чаз снова перевел взгляд на панораму площади. Думай, приказал он себе. Возбужденная и явно настроенная против Эмбри-Тауэр толпа заполонила площадь. Чаз узнал нескольких скитальцев, одетых в обычные серые комбинезоны. Они непрерывно передвигались с места на место, подзадоривая толпу. Но Красного Скитальца среди них не было. Странно, но его отсутствие вызвало лишь легкое удивление... Вспомнив об Эйлин, Чаз оглянулся на девушку.

Она сидела в таком же, как и он, кресле, метрах в трех от него. Когда их глаза встретились, девушка вымученно улыбнулась. Как и его. Эйлин не пристегнули к креслу, хотя в дальнем конце комнаты Чаз заметил худощавого юношу, который держал их под прицелом ручного лазера.

Он снова повернул голову в сторону стола.

- Джай.

Тот оторвался от разговора с губернатором и невысоким седовласым человеком. Седой отошел и сел чуть в стороне. Джай вопросительно посмотрел на Чаза. Тот помолчал.

- Эйлин... - наконец произнес Чаз. - Она тебе здесь не нужна. Джай покачал головой.

- По правде говоря, - сказал он, - я и сам предпочел бы обойтись без нее. В конце концов, я тоже колдун - по крайней мере был им когда-то. Я стараюсь не причинять людям вред - это очень плохо сказывается на даре. В сенсорных зонах появляются мертвые участки. Но в данном случае нам необходимо создать на твоем примере прецедент. И без Эйлин в этом не обойтись. А жаль... - Джай перевел взгляд на девушку. - У тебя действительно уникальный дар, сестра.

- Не смей называть меня сестрой, - еле слышно произнесла Эйлин. - Ты недостоин зваться колдуном... - Она замолчала и продолжила:

Пусть покроет тебя тьма,

Ослепит твои глаза;

Поглотит тебя могила,

Будь ты проклят навсегда!

- Мне очень жаль, - сказал Джай. - Я вполне понимаю твои чувства. Но неужели ты не понимаешь, что сейчас ты бессильна? За всю свою жизнь я не встречал никого, кто бы смог потягаться со мной в колдовском искусстве, не говоря уже о том, чтобы причинить мне вред...

И Джай снова погрузился в беседу с губернатором. Тем временем площадь на экране уже заполнилась до отказа. Люди все прибывали и прибывали. На западе черный дым пожарища все еще поднимался над крышами зданий и прозрачными куполами. Чаз догадался, что близится вечер - тусклый зимний день медленно отступал под натиском унылых сумерек. Пронзительная тоска сжала сердце Чаза, внутренний голос шептал ему, что битва проиграна. Проиграна и забыта...

Откуда-то из дальних уголков памяти всплыли строки из старинной баллады. Как же она называлась?.. Ах да... "La Belle Dame sans Merci" <"Не ведающая милосердия Прекрасная Дама" - баллада Д. Китса, перевод с англ. Л. Андрусона> Джона Китса...

"Зачем здесь, рыцарь, бродишь ты

Один, угрюм и бледнолиц?

Осока в озере мертва,

Не слышно птиц".

Чаз горько усмехнулся, припомнив ответ на этот вопрос:

"Страшись! La Belle Dame sans Merci

Владычица твоя!"

...Только сейчас это была не "La Belle Dame" - Прекрасная Дама, а "Le Beau Jai" - Красавчик Джай, истинный владыка мира.

Из динамиков донесся слабый гул. Чаз посмотрел на экран и увидел раскачивающуюся из стороны в сторону толпу. Очевидно, собравшиеся на площади скандировали какой-то лозунг, их рев доносился монотонным гулом. Слов Чаз разобрать не смог. Неожиданно гул и раскачивание прекратились, камера развернулась, и на экране возникло изображение нижних этажей здания. На стене вспыхнул гигантский экран - Чаз увидел длинный стол и людей, сидящих за ним. Затем крупным планом показали губернатора Большого Чикаго. Он заговорил. Кто-то добавил громкости, и динамик эхом разнес слова, которые Чаз и без того прекрасно слышал, поскольку оратор находился в двух шагах.

- ..И я, как губернатор Большого Чикаго, отдаю себе полный отчет, что, обращаясь к вам посредством канала экстренного оповещения, действую весьма неординарным образом. Однако на данный момент мы столкнулись с ситуацией, которая потребует от всех граждан максимального самообладания и организованности. Вам уже сообщили, что диверсантам из нестерильных территорий удалось пробить брешь в защитном слое Лоуэр-Луп. Как вы понимаете, мы не вправе осуждать этих несчастных людей с нарушенной психикой, которых для общего блага мы были вынуждены интернировать за пределы стерильных зон. И во имя того же общего блага мы должны принять некоторые защитные меры, призванные оградить от опасности граждан Большого Чикаго. Чтобы все жители осознали необходимость подобных мер, я считаю своим долгом проинформировать вас о заговоре, результатом которого уже стал один взрыв. Этот заговор может привести к последующим диверсиям, из-за которых мы все окажемся в смертельной опасности. Поэтому я считаю целесообразным познакомить вас с главными диверсантами, а также с теми последствиями, к которым могут привести их преступные деяния.

Губернатор выждал паузу, рассматривая толпу. Судя по реакции, большая часть людей внимательно слушала губернатора. Чаз с безразличием подумал, что сейчас эту речь слышит весь город.

- Преступники, - продолжал губернатор, - пытались шантажировать людей, угрожая разрушить защитные экраны и превратить наш город в зараженную территорию. Они задумали уничтожить научный проект, с которым связаны чаяния всего человечества; проект, который подарил надежду - пусть не нам, а нашим детям - отыскать новую Землю в чистом, девственном мире. В этом новом мире человеческая раса могла бы начать все сначала, сделав выводы из ошибок наших расточительных предков.

Но прежде чем продолжить, я хотел бы сообщить, что наша полиция, действуя на основании информации, полученной от граждан, которые незамедлительно передали властям обращение диверсантов, обнаружила остальные четыре заряда взрывчатки...

- Этого не может быть! - вырвалось у Чаза. - Никто в стерильных зонах не знал о количестве зарядов - тем более о месте их закладки. Не считая меня, об этом знал лишь один человек снаружи.

- ..А сейчас я переключаю вас на Центральное управление полиции, перед вами выступит шеф полиции, - поспешно закончил губернатор и, плюхнувшись в свое кресло, обернулся к Джаю. - Они его слышали?

Джай посмотрел куда-то мимо Чаза. Повернувшись, тот увидел рыжеволосого толстяка, сидевшего за небольшим столиком и колдовавшего над передатчиком. Покачав головой, толстяк подошел к столу.

- Исключено. Его кресло находится в мертвой зоне. Я могу показать его на экране в любой момент, как только прикажете. Тогда его будет и видно, и слышно, а пока для камеры он просто не существует.

- Сколько времени вы отводите шефу полиции? - взглянув на часы, спросил губернатор.

- - Четыре минуты, - ответил толстяк. - Потом снова ваша очередь, вы представите заместителя директора Массы Причера. - Он кивнул в сторону Джая. - Кстати, пока у вас есть немного времени, господин губернатор.., если вы слегка пододвинете свое кресло к мистеру Лоссеру, будет проще давать панорамный кадр. Когда мистер Лоссер заговорит, мы покажем ваше озабоченное лицо крупным планом.. Мистер Лоссер чуть-чуть приподнимет указательный палец, что послужит для нас сигналом. Постарайтесь изобразить соответствующий вид...

Чаз перестал прислушиваться к их беседе. Он взглянул на Эйлин и улыбнулся. Девушка вымученно улыбнулась в ответ. Худосочный юнец с лазером насторожился.

Чаз медленно, очень медленно попытался выстроить логическую цепочку возможностей, но обнаружил, что не в состоянии удержать в памяти ее звенья. Он никак не мог сконцентрироваться, его мозг сверлила неотступная мысль о поражении. Собственная участь для него не имела особого значения - его некому оплакивать после смерти. Она мало пугала Чаза. Всю свою жизнь он находился на положении загнанной в угол крысы и поэтому всегда был готов к тому, что однажды весь мир обрушится на него и раздавит. Он знал, что, когда придет время умирать, все его чувства выплеснутся в неистовую ярость, а это не самая худшая смерть. Ему наплевать на то, что с ним сделают. Но оставалась Эйлин. Джай не пощадит девушку, ее ждет та же участь. Однако вряд ли она настолько же безразлична к смерти, как Чаз, - особенно если смерть будет медленной и мучительной.

Чаз взглянул на долговязого с лазером и положил ладонь на край сиденья. Может, если запустить в него креслом, то это на какое-то время выведет стрелка из строя, и он сумеет захватить оружие. Ему хватит нескольких секунд, чтобы выстрелить в Эйлин. Разумеется, она не ждет от него подобной выходки, но это будет лишь акт милосердия. Она даже не успеет ничего понять...

- ..Ну а теперь, когда вы выслушали шефа полиции, - снова заговорил губернатор, - я хочу представить вам человека, которого вы, возможно, уже узнали - это Джай Лоссер, заместитель директора Массы Причера. Тем, кто удивлен присутствием мистера Лоссера на Земле, я должен открыть тщательно охраняемый секрет, к этому меня вынуждает серьезность ситуации. Здание Эмбри-Тауэр, которое диверсанты представили вам как убежище главарей Цитадели, на самом деле является засекреченной штаб-квартирой Проекта "Масса Причера". Заместитель директора проекта, мистер Лоссер, прибыл сюда только потому, что организатор диверсии, который находится здесь же, сам работал на Массе.., прошу вас, мистер Лоссер...

Губернатор Большого Чикаго опустился в кресло, и Джай, слегка улыбнувшись, подался вперед.

- Я польщен выпавшей мне честью выступать перед гражданами Большого Чикаго, - мягко начал он. - Хотя хотелось бы иметь для этого более приятный повод. Упомянутый выше организатор диверсии - это человек по имени Чарльз Руми Сант, который раньше работал в Чикаго. К моему сожалению, я когда-то испытывал искреннюю симпатию к нему, отдавая должное его незаурядным способностям.

Джай сделал жест в сторону Чаза. Чаз увидел, как на южной стене Эмбри-Тауэр показалось его увеличенное в несколько раз лицо. Изображение через минуту исчезло, сменившись крупным планом озабоченной физиономии губернатора. Потом на экране снова возник Джай.

- Даже сейчас, - продолжил он, - мне тяжело выступать в рол, его обвинителя, хотя тесты доказали его полную вменяемость, что означает ответственность за свои поступки. Мне трудно поверить, что человек в здравом рассудке мог подвергнуть смертельной опасности сотни тысяч ни в чем не повинных горожан только ради того, чтобы добиться высокого положения на Массе Причера и получить возможность эмигрировать в новый мир.

Джай снова указал на Чаза. И еще раз Чаз увидел свое лицо, мелькнувшее на стене небоскреба. Толпа зашумела. Изображение сменилось, и на экране опять появился Джай.

- Подробности его замысла имеют техническую подоплеку, - продолжал он. - Но если говорить вкратце, то Сант пытался укрепиться среди руководства Массы Причера, создав иллюзию, будто он не только вошел в контакт с пригодным для обитания миром, но и с разумными инопланетянами. Он продемонстрировал мне свою мистификацию, когда я вышел с ним на Массу и сам вступил в мысленный контакт с иллюзией. Поначалу я решил, что она вполне реальна, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что ничего нового и необычного в этом мире и его обитателях нет. С помощью художника я получил наглядные изображения так называемых инопланетян в том виде, в котором их представил мне Сант. Они у меня с собой, размером в натуральную величину, и вам их сейчас покажут. Обратите внимание, что один из так называемых "инопланетян" - всего лишь обычное земное насекомое, а второй - широко распространенный у нас моллюск.

Джай указал на левый край стола, и Чаз увидел два больших снимка. На одном был изображен Богомол, а на другом - Улитка из того самого мультяшного мира. Чаз перевел взгляд на Джая.

- Я не знал, что ты был со мной, - сказал он. - У тебя и вправду великий дар. Только зачем тебе понадобилось вытаскивать их на свет Божий... Ах да... Тебе нужно как-то оправдаться перед теми на Массе, кто не имеет отношения к Цитадели. Кроме того, ты почему-то хочешь оборвать контакт с миром, который я обнаружил.

Джай не ответил. Он выдержал паузу, чтобы дать зрителям рассмотреть изображения.

- Когда я объявил Санту, что раскрыл его обман, он во всем признался и принялся умолять оставить его на Массе Причера. Однако я вынужден был отказать. Тогда он вернулся на Землю. Оказавшись в нестерильной зоне в окрестностях Чикаго и собрав шайку диверсантов, Сант принялся за осуществление своего плана. Шантажируя город опасностью заражения, он попытался вынудить вас напасть на это здание. При помощи этой угрозы он надеялся заставить нас вернуть его на Массу Причера, да еще в качестве облаченного властными полномочиями лица.

Джай замолчал и доброжелательно улыбнулся. Чаз увидел, как на экране мелькнуло его собственное застывшее лицо.

- Однако мы, - продолжал Джай, - доверяя здравому смыслу граждан Чикаго, решили раскрыть вам его замысел. Как вам уже доложил шеф полиции, в результате успешных действий пресечены попытки произвести еще несколько диверсий, а сам главарь и его помощница арестованы.

И снова лицо Чаза крупным планом. Неприязненный гул толпы стал еще агрессивней.

- Сант и его помощница будут препровождены под полицейским эскортом в Центральное управление полиции. Можете не сомневаться, что правосудие восторжествует, и общественный порядок будет восстановлен. Поэтому прошу вас спокойно разойтись по домам, а тем, кто испытывает к Санту особую неприязнь, даю свое слово, что суд будет действовать в соответствии с законом. Не поддавайтесь искушению совершить самосуд...

Толпа внизу ревела, как гигантское обезумевшее животное.

- Я доверяю вам, - с грустной улыбкой произнес Джай, - так же, как и ваш губернатор и шеф полиции. И мы надеемся, что вы позволите офицерам полиции отконвоировать преступников в здание Центрального управления...

Чаз с усилием вскочил и швырнул кресло в юнца с лазером. Тот упал. Молнией метнувшись к стрелку - хотя ему казалось, что все происходит как при замедленной съемке, - Чаз вырвал у парня оружие. Но не успел он выпрямиться, как на него навалились сразу несколько человек; они сбили Чаза с ног и отобрали лазер. Потом его снова усадили в кресло. Чаз тяжело осел, ощущая полную неспособность двигаться.

- Только не Эйлин... - вяло пробормотал он. Толпа ревом отозвалась на его слова - видимо, Чаза показывали с того самого момента, как он схватил кресло, чтобы запустить им в стрелка.

Джай вышел из-за стола. Его красивое лицо склонилось над Чазом, а голос эхом вторил с экрана - Джай говорил не только с Чазом, но и со всей толпой.

- Боюсь, что этого не избежать, Сант, - грустно произнес он. - За то, что вы оба подвергали угрозе жизнь невинных людей, твоя сообщница должна в полной мере разделить твою участь.

Джай ласково улыбнулся. Чазу снова пришла на ум слегка измененная строчка из баллады Китса:

"Le Beau Jai sans Merci, теперь владыка твой..."

И вдруг словно вспышка молнии пронзила плотную пелену, до сих пор окутывавшую сознание Чаза...

Безумная ярость, переполнявшая его, наконец вырвалась на волю.

Глава 15

...Но ярость была вызвана не только положением, в котором они очутились. Причины были значительно глубже.

Страдание, копившееся в его душе с самого детства, внезапно взорвалось. Ханжество тетки и кузин; удушающая теснота накрытых куполами улиц и закупоренных домов; человечество, покорно ожидающее неминуемого конца... Все это вкупе с собственным одиночеством и страхом потерять единственное, чем он дорожил в жизни - Эйлин, - выплеснулось наружу яростной силой. Он не позволит бросить Эйлин на растерзание обезумевшей толпе.

Чаз попытался достичь Массы Причера на Земле - как в тот раз, над платформой за орбитой Плутона, когда он хотел вернуться к Эйлин. И это ему удалось - он впитал силу Массы и легко, словно досадную сонливость, отбросил безнадежность, которой окутал его Джай. А ведь мгновение назад он, словно покорный ягненок, был почти готов отдаться в руки толпы.

Чаз будто очнулся от тяжкого сна, и все сразу стало простым и понятным; он теперь знал, что надо делать. Не обращая внимания на тщедушного юнца с лазером, Чаз снова поднялся с кресла - и на этот раз не он, а все остальные стали персонажами замедленных съемок. Приблизившись к камере, Чаз без особого усилия отстранил толстяка и заговорил прямо в передатчик.

- Красный Скиталец! - позвал он. - Взрывай остальные заряды. Все до единого, и немедленно!

Он услышал, как эти слова повторило его собственное изображение на стене здания. Потом заметил приближающегося юнца с лазером, который целился ему прямо в лицо.

- Не валяй дурака! - рявкнул Чаз. - Я знаю, тебе ведено не стрелять. Им нужно, чтобы со мной покончила толпа.

Оттолкнув стрелка, он снова повернулся к камере.

- Я прошу у вас прощения, - обратился он к жителям Большого Чикаго, - но рано или поздно вам все равно пришлось бы столкнуться с гнилью. Число изгоев снаружи постоянно растет. Как вы думаете, сколько пройдет времени, прежде чем они примутся терроризировать стерильные зоны по собственной инициативе?

Чаз отошел от камеры. Сидевшие за столом не обращали на него ни малейшего внимания. Все одновременно говорили по телефонам, отдавая приказы загерметизировать дома, комнаты, квартиры; прислать машины на воздушной подушке, чтобы поскорее покинуть пределы Чикаго. Один лишь Джай, грустно и презрительно улыбаясь, молча наблюдал за происходящим. Улыбка сползла с его лица, когда он поймал взгляд Чаза.

- Зачем ты это сделал? - спросил Джай. - Какая тебе от этого польза? Если взорвут еще несколько куполов, то уже ничто не спасет тебя от гнева толпы.

- Обо мне не беспокойся, - ответил Чаз. - Неужели ты не понял, что все кончено? Отныне все будет иначе. Неужели тебе не ясно, что происходит? Даже если я проиграю. Цитадели все равно никогда не победить.

- Не понимаю, о чем ты...

- О Массе Причера, - пояснил Чаз. - Вне зависимости от того, что станет со мной, она не приведет вас к желаемой цели. И если ты действительно был со мной в том мультяшном мире, то должен помнить, что они ответили нам.

- Кто они?

Чаз указал на фигуры Богомола и Улитки.

- Ах, эти? - Джай отмахнулся от них. - Мы найдем другой мир.

- Вы найдете... - Чаз пристально посмотрел на Джая, и тут неожиданно до него дошло. - Черт меня подери! Да ты сам себе запудрил мозги! Несмотря на огромный дар и незаурядный ум, ты, как и все остальные, прячешь голову в песок!

Джай в упор смотрел на него.

- Я тебе сейчас кое-что покажу, - сказал Чаз. Он попытался дотянуться до Массы - той, что была за орбитой Плутона, но обнаружил, что Джай блокировал ее. - Ну ладно, проделаем это прямо отсюда.

Чаз снова обратился к Массе на Земле и с ее помощью добрался до мультипликационного мира Богомола и Улитки, ощущая присутствие Джая.

- Они отказываются верить, - сказал Чаз вслух Джаю и через его разум - Богомолу. - Не могли бы вы еще раз сказать всем, что дорога в другие миры закрыта? Что бежать нам некуда.

- Хорошо, - согласился Богомол. Над прозрачным куполом крыши Эмбри-Тауэр причудливо заклубилась Масса, и реальный мир над Чикаго неожиданно изменился. И не только для Чаза и Джая, но и для всех остальных. На первый взгляд перемена казалась почти незаметной, но на самом деле она была значительной; к окружающему физическому пространству добавилось еще одно измерение, и теперь в нем существовали не только длина, ширина и высота, но и некое четвертое измерение, связавшее Землю с далеким мультипликационным миром.

И в этом новом измерении над городом возникли Богомол и Улитка. С одной стороны, они казались обыкновенными, вырезанными из картона персонажами мультфильма, разве что внезапно ожившими. С другой, это были хорошо видимые во всех стерильных зонах Чикаго гигантские фигуры, зависшие между городскими крышами и плотным покровом облаков. Эти фигуры находились в ином мире, отстоявшем от Земли на сотни световых лет, и в то же время они были здесь, на Земле. Однако для землян все это сливалось в единое реальное изображение. Поскольку, с точки зрения топологии, в четвертом измерении все три проявления инопланетян являлись всего лишь различными аспектами единого целого - вроде трех, совершенно не похожих друг на друга и зависящих лишь от угла зрения проекций тора.

- Это правда, - сказал Богомол, обращаясь ко всем жителям Большого Чикаго. Улитка рядом с ним как бы застыла, на самом деле она по-прежнему продолжала свое бесконечное скольжение по тонкой пленке вечно текущей жидкости. - Существует много других миров, но они тоже закрыты для вашей расы; по крайней мере, пока вы не сможете доказать, что имеете на них право.

- Вы не можете остановить нас, - решительно заявил Джай. В четвертом измерении его дар сверкал, как маленькое солнце среди тусклых огоньков остальных людей. Однако даже это сияние выглядело жалким по сравнению с ослепительным блеском, исходившим от Богомола и Улитки.

- Мы не пытаемся остановить вас, - ответил Богомол. - Мы не будем мешать, но и не собираемся помогать вам. Вам предстоит все сделать самим. Задумайтесь на мгновение - кто вы. Подумайте о себе не как об отдельных индивидуумах, а как о едином живом существе по имени Человек, состоящем из миллиардов крохотных индивидуальных частичек. Этот Человек задался целью построить мост к звездам, но он обманывает самого себя. То творение, которое, как он надеялся, приведет его к другим мирам, на самом деле предназначено совсем для другого.

- И для чего же? - спросил Джай.

- Откуда нам знать? - ответил Богомол. - Это ты Человек, а не мы. Мы можем лишь сказать, что созданная вами конструкция предназначена не только для поиска новых миров. Придет время, и планета, в которой вы так нуждаетесь, несомненно будет найдена. Но и тогда мы поступим так же, как и сейчас, - не будем ни мешать, ни помогать вам. Мы и теперь не стали бы даже разговаривать с вами, если бы среди вас не нашлось той единственной крохотной частички, которая знает, чего хочет Человек. И эта частичка дотянулась до нашего мира с помощью вашего коллективного творения, возложив тем самым на нас моральный долг отвечать на ее вопросы.

Взглянув на Чаза, Богомол исчез. За ним пропала Улитка, а вместе с ними и четвертое измерение. Вырезанные плоские фигурки снова превратились в то, чем они были на самом деле.

Джай перевел взгляд на Чаза, и в то же мгновение из дальнего конца города донесся глухой отзвук взрыва, ударная волна слегка встряхнула пол.

- Это один из зарядов взрывчатки, - сказал Чаз. - Сколько на самом деле вам удалось их обнаружить?

- Четыре, - ответил Джай. - Но только что ты погубил миллионы людей. Я не умру, как и все остальные колдуны. Может быть, уцелеет еще несколько сот человек; мы подозревали, что среди изгнанных за пределы стерильных зон есть люди с иммунитетом. Но как быть с четырьмя миллионами жителей Большого Чикаго, у которых нет иммунитета? Цитадель давала им возможность жить.

- И ты называешь это жизнью? - возмутился Чаз. - Ты заблуждаешься. Никто не умрет, если только люди не побоятся дать бой гнили. Богомол был прав - Масса Причера никогда не предназначалась для нашей эмиграции на новую планету.

- Тогда для чего же?

Чаз покачал головой.

- Ты слепец, Джай. И виновник твоей слепоты не кто иной, как ты сам. Как можно жить в глухой изоляции, среди пластика, стекла и бетона, не заботясь том, что творится снаружи? "Ибо Господняя - Земля..." - писал апостол Павел коринфянам <Первое послание к коринфянам, гл. 10, с. 26.>. А в 1949 году Альберт Швейцер записал в своем дневнике: "На исходе третьего дня пути, на самом закате, когда мы пробирались сквозь стадо гиппопотамов, в голове моей неожиданно мелькнула фраза: "Преклонение перед Жизнью"... И мне вдруг открылся путь к идее о том, что жизнь и этика существуют бок о бок; теперь я знал, что единство идеалов цивилизации и нравственное принятие мира и жизни, содержащееся в этой концепции, имеют под собой основание..."

Тут до них донесся еще один отдаленный взрыв, и башню снова слегка встряхнуло. Нахмурившись, Джай посмотрел на Чаза.

- Не понимаю, - сказал он. - Ты что, проповедуешь всеобщую универсальную мораль? Похоже, ты и впрямь сошел с ума. Единой морали не существует.

- Нет, она существовала всегда, - возразил Чаз. - Универсальные нравственные нормы были присущи человечеству с самого начала - верили мы в них или нет. Некоторые рефлексы так же сильны и устойчивы, как и физиологические законы. Как ты думаешь, почему Богомол и Улитка откликнулись на мой зов? Да потому что они придерживаются законов этики в гораздо большей степени, чем мы; и законов этих у них гораздо больше. Но если мы хотим выжить, то должны подчиняться хотя бы тем законам, которые в состоянии постичь. А если мы будем и дальше плевать на них, то попросту вымрем. Самый простейший закон гласит - нельзя разорять собственное гнездо. Мы забыли о нем, и появилась гниль. Прозвучал третий взрыв.

- Мы могли бы избавиться от гнили, покинув Землю, - сказал Джай.

- Ничего подобного. Мы неизбежно наделаем новых ошибок и изобретем новые способы самоуничтожения, - возразил Чаз. - Земля - это нечто значительно большее, чем просто поверхность, по которой можно ходить. Когда-то давно, когда человек не знал ни жилища, ни огня, ни даже членораздельной речи. Земля давала ему пищу и кров. И самая древняя часть нашего сознания еще помнит об этом. Именно она заставляет человека рваться наружу из закупоренных жилищ, потому что только в этом истинный источник спасения.

- Не могу в это поверить, - еле слышно пробормотал Джай. - Мы создали Массу Причера... Мы нацелили ее на поиск новых миров...

- Вы создали? - воскликнул Чаз. - Ты и тебе подобные лишь координировали ее создание. Массу творили все живущие на Земле люди, повинуясь инстинктивной потребности создать оружие, способное уничтожить гниль, спасти Землю и их самих. Когда мы встретились с Богомолом и Улиткой, ты был рядом и слышал слова Богомола. Кроме того, ты видел, как я добрался до них. Масса Причера находится не за орбитой Плутона, а здесь, на Земле.

Джай недоверчиво уставился на него.

- Но этого не может быть.

- Почему же? Ты должен помнить, что сказал Богомол: Масса Причера здесь, на Земле. Что для нее координаты и расстояния? Она находится на Земле и всегда принадлежала ей и создавшим ее людям. - - Что за бред ты несешь о людях, создавших Массу на Земле? Паранормальный дар встречается всего у одного из трехсот тысяч - и то не всегда.

- Он есть у всех, - возразил Чаз. - У каждого человека, у каждого животного и растения. Еще пятьдесят лет назад было доказано, что растения особым образом реагируют перед тем, как их собираются срезать или сжечь. Как ты думаешь, почему гниль не коснулась ни животных, ни растений?

- Еще немного, - презрительно произнес Джай, - и ты станешь утверждать, что гниль появилась в результате неосознанного стремления всей флоры и фауны отомстить истреблявшему их виду.

- Вполне возможно, - сказал Чаз. - Однако сейчас речь не об этом. Дело в том, что паранормальные способности не являются чем-то необыкновенным и изощренным. Это нечто достаточно примитивное и универсальное для всех. Только люди забыли, что некогда обладали ими. Они пришли к заключению, что это было давно и не правда, а раз так, то и верить ни к чему. И только те, кто продолжал верить, - колдуны, а также изгнанники, обнаружившие у себя иммунитет, - прибегали к этим способностям, поскольку вера может как убивать, так и спасать жизнь.

- Даже если ты прав, - произнес Джай, - то те, кто не верил, не принимали участия в создании Массы.

- Ничего подобного! Примитивная часть сознания, вопреки неверию, была нацелена на выживание. Только эти люди не могут воспользоваться тем, что создали, пока не поверят в свои возможности.

- Ну, это всего лишь слова, - возразил Джай. - Но если ты ошибаешься, то, когда гниль хлынет сквозь дыры, твое заблуждение приведет их к смерти от медленного удушья.

- И все-таки я не ошибаюсь, - твердо сказал Чаз. - Все, что им нужно сделать, - это не бояться гнили и верить в свою победу над ней.

Он направился к столу с камерой. Толстяк попытался преградить ему путь.

- Пусть говорит, - велел Джай, и толстяк отступил в сторону.

Чаз подошел к передатчику.

- Но ты же сам не знаешь наверняка, - догнал его голос Джая.

- Я в это верю! - ответил Чаз. - И это единственное, что требуется от всех остальных. Он повернулся лицом к камере:

- Граждане Большого Чикаго! Другого пути у нас нет. Победим мы или проиграем - нам некуда отступать. Воспряньте же духом, поддержите меня, и мы покончим с гнилью!

Чаз снова обратился к Массе Причера. Но на этот раз он представил себя в виде крошечного монокристалла, погруженного в питательную среду дремлющего сознания четырех миллионов жителей Чикаго.

- Давайте же, черт вас возьми! - внезапно разозлившись, выкрикнул Чаз. - Присоединяйтесь ко мне или сидите и ждите, пока гниль доберется до вас. Теперь все зависит от вас. Вы создали Массу - так воспользуйтесь же ею Он ждал. Довольно долго казалось, что ничего и не произойдет, но потом медленно, очень медленно к Чазу начало подбираться ощущение, что он не один. Он чувствовал, как его разум увеличивается, становясь все сильнее и сильнее... Масса пробудила дремлющее сознание бесчисленного множества людей. Его разум, подобно монокристаллу, присоединял к себе кристаллики людского разума, разрастаясь в питательной среде подсознания и становясь все сильнее; их единство росло.., все быстрей.., и быстрей...

- Смотрите! - Чаз обратился к толпе, указывая сквозь прозрачный купол на мрачимо завесу облаков, озаренных на западе багровыми сполохами заката. - Смотрите, мы уже начинаем расправляться с гнилью!

Он обратился к силе Массы. Но на этот раз разум Чаза был намного сильнее, поскольку впитал в себя проснувшееся сознание всего народа. И сила Массы в ответ стала еще могущественней, чем когда-либо. Она откликнулась на его зов.

Масса приближалась; и теперь, как и раньше, ничто не могло устоять перед ней. Она напоминала огромного человека, который, выпрямившись во весь рост, шагает по своей планете. Масса наступала, как воля бессмертного человечества, сметая на пути капканы и ловушки, в которых оно запуталось. Она надвигалась, неудержимая, как ураган.

Бешеным смерчем она пронеслась по улицам города, по его куполам и зданиям, истребляя повсюду споры гнили. Масса набирала силу и ревела, как шторм. Затем, свернувшись спиралью, пружиной рванула к сгущающемуся облачному покрову и словно рогом пронзила серые облака, разметав их в клочья. И облака растаяли на глазах, превратившись в тонкие струйки пара.

Разорвав небо на части, Масса двинулась на запад, уничтожая по дороге облака и споры гнили. Над городом, в плотной завесе облаков, образовался длинный разрыв. Он увеличивался на глазах, а вокруг все гремело, словно на реках после затяжной зимы тронулся лед. И неожиданно в очистившемся небесном клочке ярко засияло солнце.

А под куполом Эмбри-Тауэр разум Чаза все больше и больше обволакивался кристалликами сознания миллионов людей, в которых постепенно просыпались древние инстинкты. Четырехмиллионный Чикаго с наслаждением вдыхал чистый предгрозовой воздух. Теперь не только Эйлин, колдуны и носители иммунитета, вроде Красного Скитальца, не только Джай и члены Цитадели, но и все остальные слились в единый могучий организм. Грозная сила наносила удар за ударом, и враг, загнавший людей в глухие и тесные склепы городов, дрогнул.

2014-06-07 13:01:35

Наверх