Алан Дин Фостер. Джон Том Меривезер 1-3 Чародей с гитарой Час ворот День диссонанса OCR, spellechecking by Wesha the Leopard (Spellsinger) Ричарду Корбену, Вон Боуд, Джими Хендриксу и Китти-киске Пролог Взволновались звезды, и явлены были в небесах знамения. В день четвертый Элурии, следующий за Пиршеством Единокровия,
огромная комета осветила ночное небо. С востока на запад проследовала
она над Древом и видна была всю седмицу. А когда исчезла, черный шрам
остался на плоти сущего, горячий и неизгладимый.

Алан Дин Фостер. Время перехода. Ричарду, Карен, Мишель и Доун Хиршхорн посвящаю я это небольшое
странствие по проселкам жизни. Кузен А.Д.Ф. Глава 1 - Джон-Том, в дереве кто-то есть! - А? Чего? - откликнулся он, выплывая из бездны забытья. В плечо тут же впилась женская рука. - Я сказала, что в дереве кто-то есть! - настойчиво повторил знакомый,
мелодичный, как всегда, голос.

Алан Дин Фостер. В плену пертурбаций. Посвящается Алексу Берману и Сиду, которые верили в меня и много сделали
для выхода книги Глава 1 С миром все было вроде бы в порядке, пускай даже под миром разумелся тот,
в котором Джон-Том очутился не по своей воле. Юноша глубоко и удовлетворенно
вздохнул. Осеннее утро выдалось на редкость замечательным. С ясного неба
лился яркий солнечный свет, в воздухе разливалось благоухание; вдобавок ко
всему прочему Джон-Том чувствовал, что ему можно не опасаться каких-либо
неприятностей с желудком. Итак, с миром все было в порядке. То же самое
юноша мог сказать и о себе. Тревожиться совершенно не о чем: в занятиях он
преуспел настолько, что сам волшебник Клотагорб вынужден был с неохотой
признать - прогресс очевиден. Если так пойдет и дальше, со временем Джон-Том
окажется достойным прозвища чаропевца. Н-да, в последние дни волшебник
пребывал в исключительно благодушном настроении - отчасти из-за того, что
его ученик, филин Сорбл, дал зарок не брать в рот ни капли спиртного, едва
выйдя перед этим из трехдневного запоя. Собутыльники жестоко подшутили над
Сорблом: воспользовавшись тем, что тот потерял сознание - рухнул на пол
таверны и начисто перестал воспринимать действительность, - они выдернули у
филина почти все хвостовые перья. В результате сего прискорбного
происшествия Сорбл выразил искреннее желание вернуться в давно позабытое
состояние, именуемое трезвостью. Да что там Сорбл! Джон-Тому вдруг
вспомнилось, что Клотагорб резко прекратил жаловаться на свой кишечник. Что
ж, остается только поблагодарить судьбу, ибо нет зрелища более жалкого,
нежели черепаха, которая страдает поносом.

Наверх