Алан Дин Фостер. Джон Том Меривезер 1-3 Чародей с гитарой Час ворот День диссонанса OCR, spellechecking by Wesha the Leopard (Spellsinger) Ричарду Корбену, Вон Боуд, Джими Хендриксу и Китти-киске Пролог Взволновались звезды, и явлены были в небесах знамения. В день четвертый Элурии, следующий за Пиршеством Единокровия,
огромная комета осветила ночное небо. С востока на запад проследовала
она над Древом и видна была всю седмицу. А когда исчезла, черный шрам
остался на плоти сущего, горячий и неизгладимый.

Алан Дин Фостер. В плену пертурбаций. Посвящается Алексу Берману и Сиду, которые верили в меня и много сделали
для выхода книги Глава 1 С миром все было вроде бы в порядке, пускай даже под миром разумелся тот,
в котором Джон-Том очутился не по своей воле. Юноша глубоко и удовлетворенно
вздохнул. Осеннее утро выдалось на редкость замечательным. С ясного неба
лился яркий солнечный свет, в воздухе разливалось благоухание; вдобавок ко
всему прочему Джон-Том чувствовал, что ему можно не опасаться каких-либо
неприятностей с желудком. Итак, с миром все было в порядке. То же самое
юноша мог сказать и о себе. Тревожиться совершенно не о чем: в занятиях он
преуспел настолько, что сам волшебник Клотагорб вынужден был с неохотой
признать - прогресс очевиден. Если так пойдет и дальше, со временем Джон-Том
окажется достойным прозвища чаропевца. Н-да, в последние дни волшебник
пребывал в исключительно благодушном настроении - отчасти из-за того, что
его ученик, филин Сорбл, дал зарок не брать в рот ни капли спиртного, едва
выйдя перед этим из трехдневного запоя. Собутыльники жестоко подшутили над
Сорблом: воспользовавшись тем, что тот потерял сознание - рухнул на пол
таверны и начисто перестал воспринимать действительность, - они выдернули у
филина почти все хвостовые перья. В результате сего прискорбного
происшествия Сорбл выразил искреннее желание вернуться в давно позабытое
состояние, именуемое трезвостью. Да что там Сорбл! Джон-Тому вдруг
вспомнилось, что Клотагорб резко прекратил жаловаться на свой кишечник. Что
ж, остается только поблагодарить судьбу, ибо нет зрелища более жалкого,
нежели черепаха, которая страдает поносом.

Алан Дин Фостер. Время перехода. Ричарду, Карен, Мишель и Доун Хиршхорн посвящаю я это небольшое
странствие по проселкам жизни. Кузен А.Д.Ф. Глава 1 - Джон-Том, в дереве кто-то есть! - А? Чего? - откликнулся он, выплывая из бездны забытья. В плечо тут же впилась женская рука. - Я сказала, что в дереве кто-то есть! - настойчиво повторил знакомый,
мелодичный, как всегда, голос.

Наверх