Автор :
Жанр : фэнтази

Мэгги ФЬЮРИ

ЛИГА ТЕНЕЙ I

СЕРДЦЕ МИРИАЛЯ

Перевод с английского Т.Н. Кухта

Анонс

Новая книга Мэгги Фьюри - автора полюбившейся читателям саги "Ориэлла"! Это - Мириаль. Странный и прекрасный мир, созданный некогда мудрыми демиургами. Мир, в коем обитают не только люди, но и разные - ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ - волшебные расы. Хрупкие сильфы, дети воздуха, - и могучие кентавры, дети земли. Мудрые левиафаны - и прекрасные ангелы. Быстрокрылые драконы - и огнедышащие змеи-дракены. Однако с первых же дней сотворения Мириаля стоят меж землями разных рас магические Завесы. Завесы, преодолеть кои под силу лишь чародеям из Тайного Совета мира Мириаль. Это - Мириаль. Мир, которому грозит гибель. Ибо ослабевают, истончаются магические Завесы, что смерти подобно для обитателей разных земель. И кто спасет Мириаль? Кто отправится испрашивать помощи у Тайного Совета чародеев?

Глава 1 БЕЗ ЧУДЕС

Самая худшая одежда в дождь - кожаная. В ней тесно, она дурно пахнет и так и норовит заплесневеть. Сохнет она целую вечность, а ее липкие ледяные прикосновения смахивают на объятия мертвеца. Вельдан содрогнулась, представив себе эту омерзительную картину. У нее всегда было слишком пылкое воображение. Чародейка тряхнула головой, отгоняя гнусные видения. Это все горы, подумалось ей, я поддалась их тоскливой серости, а тут еще и погода, будь она неладна... Дождь, бесконечный дождь - все то время, пока они, таясь, пересекали Каллисиору, он не затихал ни на миг.

С кожаной одеждой, делать нечего, придется смириться - все вещи в дорожном мешке промокли насквозь, - но теперь Вельдан могла хотя бы снять маску. В этом безлюдье никто ее не увидит. Она нащупала на затылке, под короткими черными волосами серебряные застежки. Черный шелк маски сполз со щек, словно вторая кожа. Когда прохладный воздух коснулся ее лица, Вельдан облегченно вздохнула.

- Давно пора, - проворчал ее спутник. - Погоди - вот забудешь ты эту свою штуку там, где я смогу до нее добраться, - тут же ею закушу!

Изогнув длинную мускулистую шею, Казарл поглядел на свою всадницу. Вельдан заметила, что в глубине его огненно-опаловых глаз тлеют злые алые искры.

- Отстань, Каз, - со вздохом попросила Вельдан. - Ты не человек, тебе не понять. Люди не хотят видеть моего изуродованного лица, а я не хочу, чтобы они его видели. Не нужны мне ни их отвращение, ни их жалость.

- Х-ха-а-а! - пыхнул дымом дракен. - Пусть только кто попробует пожалеть тебя - я его сожру! Хозяйка, тебе совсем ни к чему эта глупая штука. Шрам твой и так заживает - вернее сказать, заживал бы, если б ты не прятала его от свежего воздуха. Выглядишь ты, кстати, совсем неплохо. К тому же всякий раз, когда я вижу эту треклятую маску, меня мучит совесть - а ты знаешь, что нужно, чтобы у дракена проснулась совесть?! Окажись я тогда рядом - ничего бы не случилось.

- Хватит, Каз! - поспешно перебила Вельдан. Они и так слишком часто обсуждали эту болезненную тему. - Мы, чародеи, всегда сознательно идем на риск, и мне некого винить, кроме самой себя. Будь я в тот день попроворней - меня бы не ранили. Так или иначе, все это уже в прошлом. Надо думать об этой миссии, а не о том злосчастном деле.

- Я бы с радостью, - проворчал Каз, - только эта миссия выходит ненамного удачней.

- Ты прав, - тяжело вздохнула Вельдан. - От нашего невезенья избавиться труднее, чем от портовых блох. - Около месяца назад Вельдан, Каз и Этон, драконий провидец, прошли через Завесу - магический барьер, разделявший разные края и страны, - и с тех самых пор все шли по залитой дождями Каллисиоре. - Я уж и не знаю, доберемся ли мы когда-нибудь домой.

- Уж лучше бы добрались! - фыркнул Каз. - Я и минуты лишней не задержусь в этой жалкой пародии на цивилизованное государство. Мне до смерти обрыдло прятаться от горстки невежественных дикарей, которые считают Завесы концом населенного мира, а наш Мириаль умудрились объявить каким-то там всемогущим богом! Половина этих тупиц не поверит в мое существование, даже если увидит своими собственными глазами. Одни сочтут меня плодом воображения, а другие - просто кровожадным чудовищем.

- Но ты ведь и есть кровожадное чудовище, - сухо заметила чародейка.

- Теперь - да, - мрачно согласился дракен. - Когда вокруг то ливень, то потоп, попробуй добудь что-нибудь путное на обед!

При этих словах Вельдан искоса глянула на второго своего спутника, драконьего провидца, которого она поклялась охранять, беречь и защищать. Сейчас ей все чаще казалось, что он вряд ли выживет в этом путешествии.

Вид у Этона был ужасный. Он едва плелся по крутой каменистой тропе, с трудом передвигая ноги. Как же тяжко, должно быть, дракону управляться с таким громадным телом! Его чешуя, некогда блиставшая золотым отливом, как то кольцо, которое Вельдан носила на цепочке на шее, теперь потускнела, выцвела, точно увядшая трава.

Сердце чародейки мучительно сжималось при одной мысли о том, что дракон может умереть, - и не только потому, что тогда она провалила бы чрезвычайно важную миссию. За этот долгий, трудный поход Этон стал ей очень дорог. Вельдан не ожидала, что драконий провидец окажется существом почтенным и важным - а точнее, помпезным, церемонным, надутым. Этон же оказался совсем юным, по драконьим меркам - почти мальчишкой. Несмотря на тяжкое бремя своего призвания, он был прекрасным спутником, и его веселость, ум, готовность радоваться жизни не раз скрашивали долгие мили тяжкого пути. Однако на землях Каллисиоры, залитых бесконечными дождями, путников встретил промозглый, мучительный холод. Из-за того, что им приходилось избегать людей, выбирая самые глухие тропы, поход превратился в настоящую пытку. С каждым днем Этон таял на глазах, а чародейка могла лишь с болью в сердце следить за этим медленным увяданием. И вот теперь провидец совсем обессилел. За весь день он не произнес ни слова - ни в той телепатической манере, которую использовали чародеи, ни на драконьем языке, представлявшем собой сложнейшее и изысканное сплетение живого яркого цвета и звука. Вельдан знала: Этон бережет силы, чтобы идти дальше.

- Не слишком бодрый у него вид, а, Хозяйка ? Сдается мне, он долго не протянет.

- Тише ты! - шикнула Вельдан, хотя они обменивались мыслями по личному лучу и Этон никак не мог их "подслушать".

- Зачем? Бедолага так измочален, что ничего не почувствует, даже если огреть его по уху огненным шаром... - В сумрачно-алых глазах дракена заиграли злорадные огоньки. - Слушай, а ведь это идея...

- И даже лучшая, чем ты думаешь. - Вельдан с удовольствием полюбовалась тем, как у дракена отвисла челюсть. Как всегда, он собирался ее шокировать - и надо признать, частенько ему это удавалось. - Бедняга Этон, как ты знаешь, питается солнечной энергией, - продолжала чародейка. - Огреть его по уху огненным шаром, может, и не очень приятно, но если ты выдохнешь огонь где-нибудь рядом, его это может подбодрить. Хотя, - добавила она с упреком, - я ожидала, что ты проявишь к нему больше сочувствия.

- Только потому, что мы с ним происходим с одной ветви древа эволюции, - протянул Каз, всей своей длинной точеной мордой изображая нескрываемую насмешку. - Х-х-ха-а! - с отвращением фыркнул он, исторгнув из себя струю пара. - Драконы решили, что они слишком цивилизованны и высокоразвиты, чтобы есть мясо, а потому избрали другой путь развития - и теперь имеют наглость смотреть свысока на нас, "недоразвитых дикарей". Ну и погляди теперь, до чего их довело этакое высокомерие!

Вельдан проглотила вертевшийся на языке строгий выговор. Казу ее упреки все равно нипочем. К тому же они напарники вот уже десять лет и она отлично понимает, почему он так завидует Этону. Зависть эта совсем не была связана со способностью дракона бродить разумом по туманному бездорожью времен, вылавливая там искусительные проблески будущего - порою смутные, порой пугающе ясные. Каз понимал, что подобная тесная связь с временем - скорее проклятие, чем благословение. Этон не был властен над своими видениями. Иногда мгла, что скрывала будущее, развеивалась и открывала ему то, что нужно; чаше же видения бывали бессвязны либо слишком странны и не поддавались толкованию. К тому же дар дракона отдалял его от других. Кому захочется сближаться с созданием, которое может узнать все о твоем будущем - равно хорошее и дурное, не говоря уж о том, как и когда ты умрешь! Этон отвечал тем же: он тщательно избегал близкой дружбы. Точное, но тайное знание срока, отпущенного близкому существу, было слишком тяжким бременем. Воистину Провидец дорого платил за свой дар. За все время странствий чародейке ни разу не встречалось создание настолько одинокое, как этот дракон.

Хотя дракен не имел ни малейшего желания обладать подобным даром, да и низменной ревностью не грешил, Вельдан знала, что именно так задевает его: за время совместного путешествия она сблизилась с Этоном, как никто другой. Понимала она и то, что Каз не может не завидовать величественной внешности дракона. Во-первых, Этон был втрое длиннее Казарла, который был всего восемнадцати футов от носа до хвоста. Во-вторых, дракон - во всяком случае, в лучшие свои времена - источал великолепное золотое сияние, тогда как чешуя Каза отливала неясным металлическим блеском и могла по желанию владельца применяться к любому цвету окрестного пейзажа. По правде говоря, Вельдан считала, что неброский, изменчивый окрас ее друга куда красивее золотого драконьего великолепия, но убедить в этом Каза у нее было не больше надежды, чем у того - уговорить ее избавиться от маски.

Главное же, чему люто завидовал Каз, были драконьи крылья, эти гигантские прозрачно-золотистые паруса, ребристые, как у нетопыря, пронизанные под темной блестящей кожей тончайшей серебряной паутиной сосудов. Печальней всего, что именно крылья дракона наверняка и станут причиной его смерти. Без солнечного света, в котором нуждались эти золотистые упругие полотнища, Этон медленно умирал от голода. Из-за катастрофических изменений климата, которые проявились за последние несколько месяцев, та же участь грозила всем его соплеменникам. Провидец шел в Гендиваль, резиденцию чародеев, дабы посоветоваться с Кергорном, архимагом Тайного Совета. Делом Вельдан было довести его туда целым и невредимым.

Прошлой ночью они, воспользовавшись темнотой, незамеченными проскользнули мимо Тиаронда - столицы Каллисиоры. Вельдан рада была, что на сей раз не увидит город. Она сомневалась, что отвратительная погода пошла на пользу городу и горожанам. Вельдан предпочитала вспоминать его таким, каким видела его в последний раз: ослепительно прекрасным, наклонные улицы змеятся среди высеченных в горном склоне террас, дома, башни, даже городские стены - все возведено со тщанием и любовью, все сложено из теплого золотистого камня, который добывают в этих местах.

Вельдан вздохнула. Удача вроде бы так близка - и все же недостижима. Им бы только перейти Змеиный Перевал, а там всего-то и останется еще день и ночь пути - и они дома. Этон сможет посоветоваться со старшими чародеями - не зря же он проделал весь этот путь! И может быть, погода в Гендивале будет лучше...

- Вельдан, нельзя ли нам немного отдохнуть"? - Мысленная речь дракона была едва различима.

Проклятье! Тучи плотно обложили небо, понять, который час, нелегко, но Вельдан знала - с полудня прошел лишь час или два. Они должны подняться на перевал и добраться до укрытия на другой его стороне прежде, чем опустится ночь. Отвечая, Вельдан старалась смягчить страшную правду: если позволить Этону остановиться сейчас, больше он не сделает ни шагу.

- Прости, Этон. Потерпи еще чуть-чуть. Мы уже так много прошли - осталась всего какая-то пара миль. Вот доберемся до седловины - и отдохнем, обещаю.

- Хорошо, я попробую дойти. Полагаюсь на твой опыт. - Дракон сопроводил мысль усталым вздохом, и сердце Вельдан болезненно сжалось.

Они почти уже дошли до кромки леса и приближались к пухлой перине туч, что покрывала горные пики. Вельдан снова пробрал озноб. Змеиный Перевал никогда не был особо приятным местом, теперь же он выглядел попросту зловеще Громадные, изъеденные временем скалы подымались по обе стороны от него, и дорога, ставшая еще опасней прежнего, сузилась до едва заметной тропки между темных неприступных склонов. Тропа поднималась в гору, и Вельдан спрыгнула со спины Каза и пешком пошла впереди; за ней плелся Провидец, а дракен замыкал шествие, потому что Этону могла понадобиться его помощь: в самых узких местах крупный дракон навряд ли сумел бы протиснуться сам.

Ледяной вихрь пронесся по ущелью, принеся с собой струи дождя, хлесткие, будто плети, - словно воду и воздух сплели друг с другом гигантские руки. Ветер выл и стонал, и жуткие причитания метались в высоте между скал - рыдания всех затерянных душ, тех, кто некогда лишился жизни в этом суровом и опасном крае.

- Нетопырь тебя сожри! - Вельдан вздрогнула, услышав резкий мысленный окрик Каза. - Забудь о затерянных душах. Хозяйка, - не то как бы свою не потерять. Подумай лучше о воде - там, впереди. Слышишь?..

Лишь теперь чародейка поняла, что не все звуки порождены неутомимым ветром. Пронзительным воплям бури вторил низкий глухой рев. Вельдан вполголоса выругалась. Где-то впереди грохочет мутный бешеный поток. Вот-вот обезумевшая вода хлынет им навстречу, накроет, смоет прочь...

- Х-х-ха-а-а! - фыркнул Каз так оглушительно, что она едва не выпрыгнула из собственной кожи. - Ох уж это твое воображение!.. Мозги у тебя под дождем заржавели. Никого никуда не унесет, лапушка. Если потоп доберется сюда, наш большой друг заткнет ущелье, как пробка. Ты промокнешь да отделаешься парой синяков, а я.., я-то вряд ли ноги промочу.

Дракен зловредно захихикал, и Вельдан вздохнула: жаль, что их разделяет дракон и Казу нельзя отвесить хорошего пинка! Впрочем, из горького опыта, по ссаженным костяшкам пальцев и разбитым пяткам она давно убедилась, что ее тычки и пинки так же мало воздействуют на чешуйчатую шкуру дракена, как ее угрозы и протесты - на его ядовитый язык. Хотя Каз частенько называл ее Хозяйкой, их партнерство с самого начала опиралось на равенство и взаимное уважение. Каз пользовался этим словечком как ласковым прозвищем, чтобы подбодрить ее в часы уныния. Он был, конечно, невыносим - но Вельдан все равно нежно любила его.

Они добрались до той части перевала, где правая стена ущелья была чуть более пологой. Высоко над тропой последние сосенки отчаянно цеплялись за изломы отвесных скал. Иные торчали из камня под совсем немыслимыми углами - нескончаемый дождь медленно, но верно вымывал остатки почвы из-под их корней. Вельдан пробрала дрожь. Это место - смертельная ловушка. Долго ли дожидаться оползней? Долго ли ?

За следующим поворотом они увидели источник оглушительного рева. У Вельдан от испуга захватило дух. Даже Каз прикусил язвительный язык. Слева, за резким поворотом тропы, обрыв вел к узкой промоине, что сбегала по крутизне прямиком к подножию хребта. Да уж, мрачно подумала Вельдан, давненько ей так не везло. Поток, низвергаясь с горы, нашел себе самый прямой путь - он превратил тропу в новую реку, и теперь ущелье заполнилось бурой и бурной водой. Вельдан попятилась и сглотнула слюну, чтобы прочистить уши. Вблизи этот рев просто оглушал.

- Хорошая новость: нас не смоет, - коротко подытожил Каз. - Новость плохая: нам теперь шагать через это вброд.

- Чума разрази все! Неужто злосчастье никогда от нас не отвяжется?! - К своему ужасу, Вельдан обнаружила, что затопленная тропа скрылась от ее взгляда за пеленой слез - слез злого отчаяния. Что хуже всего, она понимала, что ее старая сущность - то, чем она была до схватки со смертью, - отнеслась бы к этим трудностям в походе как к чему-то совершенно обыденному. "Возможно, Кергорн был прав, - подумала она, - и я действительно еще не готова. Я не должна была принимать на себя эту миссию". Она твердила, что ей надо как можно быстрее снова приниматься за дело, иначе она потеряет кураж - но теперь эти объяснения выглядели совершенно неубедительными.

- Ничего, ничего, лапушка. - Голос Каза был на удивление мягок, и Вельдан - с уколом раскаянья - осознала, что дракен тревожился за нее, тревожился, наверное, с того самого момента, как она вызвалась выполнять вместе с ним это поручение - так скоро после последнего убийственного похода. Слова Каза, как всегда, подбодрили ее.

- Мы, чародеи, всегда плевали на злосчастье, - напомнил он. - Удача не может вечно от нас уворачиваться. Вот возьмем да и не позволим всем этим напастям нас одолеть - она нам, глядишь, тогда и улыбнется.

Милый Каз! Что бы она без него делала?.. Вельдан запрятала эту мысль поглубже. Их дружба была давней и крепкой и не нуждалась в столь явных и сентиментальных подтверждениях.

- Да ты философствуешь! - сказала она вместо этого. - Значит, мы действительно в беде.

Каз неспешно облизнулся длинным раздвоенным языком - по-своему ухмыльнулся.

- Командуй, Хозяйка, - попробуем мы перейти это или спускаемся назад?

Вельдан пожала плечами.

- Попробуем. - Правду сказать, выбора у них не было. Другого пути через горы нет, и если они отступят сейчас, то неминуемо погибнут. В этих неприютных, варварских землях Провидцу грозит голодная смерть. А так оставалась еще малая толика надежды, что дракон и дракен сумеют устоять в стремнине и перевалить седловину прежде, чем силы Этона иссякнут окончательно.

Соберись, Вельдан. Нам все удастся. Чародейка смахнула с ресниц капли дождя и осмотрелась. Ярдах в двадцати впереди стены опять сходились, и тропа снова сужалась. Скованный стенами поток рвался сквозь это узилище с бешеной силой, и Вельдан понимала, что Этой может и не совладать с ледяной разгулявшейся стихией. Однако там, где она стоит, места еще довольно...

- Каз - обойди как-нибудь Этона и становись первым. Примешь удар на себя.

- Без проблем. - Дракен уже протискивался мимо Провидца. - Я и тебя приму на спину, Хозяйка, - и не создавай мне трудностей. Можешь сколько угодно делать красивую мину, но я-то знаю, каково тебе на самом деле. С этой водичкой ты способна бороться не больше, чем Этан.

Вельдан - по привычке - хотела возразить, но не стала. К чему? Он прав. Она повернулась к дракону:

- Этон?.. Этон! Ты слышишь меня? Если он уже теряет сознание...

- Я... Я слышу, Вельдан... - Мысль была едва слышной, не голос - шепот. - Не бойся. Я.., пойду...

- Уже недалеко. Следуй за Казом - и дай мне знать, если что-то пойдет не так.

Каз был уже на месте. Длинное, гибкое, приземистое тело дракена подобралось у края воды, там, где поток, перехлестывая угол тропы, врывался в ущелье. Морда Каза не выражала ничего, но раздраженный свист хвоста выдавал дракена: ему было весьма беспокойно. Хоть он и выглядел как ящер, но был теплокровным созданием и холод чувствовал не хуже, чем его напарница. Он обернулся к Вельдан, изогнув шею, - человек в такой ситуации пожал бы плечами.

- Ну что ж, лапушка, пора намочить лапы. Живо на борт!

Вельдан поставила ногу на изгиб передней лапы, ухватилась за шею и взлетела на плечи Каза - и в этот миг ее левую руку и плечо пронзила острая белая вспышка боли. Неужто эти раны никогда не излечатся? Оружие ак'загаров было отравлено, и хотя внешне шрамы выглядели уже нормально, действие яда ощущалось и по сей день.

- Готова, Хозяйка? - Опять эта темная тень тревоги в мыслях Каза! Вельдан знала, что он чувствует ее боль, но знала также, что лучше этого не замечать.

- Плывем! - Раскачиваясь, дракен шагнул вперед, чародейка потеснее прижалась к его шее - и последняя, самая опасная часть пути началась. Входя в ледяную бурлящую воду, Каз зашипел, а потом все звуки потонули в низком грозном реве, что шел, казалось, от самих скал.

Осматриваться времени не было. Краешком глаза Вельдан заметила внезапно нависший выступ скалы, потом в огромной волне мимо пронеслись комья и камни, а потом стена грязи, воды и деревьев обрушилась на них. Каз рванулся вперед, чародейка крепче сжала его шею.., и тут тяжкий толчок едва не вышиб из нее дух. Она ощутила, как ее отрывает от товарища, и безуспешно пыталась вздохнуть сквозь забитые липкой грязью нос и рот. Ревущая тьма уносила Вельдан прочь, крутя и сминая ее, как тряпичную куклу. Она только старалась свернуться плотней, чтобы ничего не сломать, и пыталась, хоть и безнадежно, прикрыть руками голову. Больше ей ничего не оставалось - кроме последней, отчаянной попытки.

Сквозь ужас и боль Вельдан послала мощный, направленный мысленный зов домой - в Гендиваль, Долину Двух Озер, самое сердце Тайного Совета. Этот зов был последним, что успела сделать чародейка, - потом пришло беспамятство, и это было блаженством.

В Тиаронде, что лежал милей ниже по тропе к Змеиному Перевалу, вызванный оползнем небольшой толчок едва ли заметили вообще. У тамошнего люда хватало забот, чтобы еще обращать внимание на капризы природы за городской стеной.

Тиаронд уютно устроился в петле реки, меж двух отрогов горы Халкар, или Тронной, как ее звали в народе. Город приник к горе, образовав неровный треугольник, - его стены следовали форме естественного распадка между отрогами. Высоко вверху, там, где отроги сходились, был узкий проход - Казарл, встань он поперек, смог бы запечатать его. Ход вел в тайную, запретную долину, огражденную отвесными скалами. Этот похожий на сердце каньон скрывал душу Тиаронда - Храм Мириаля и Священный Град Божий.

Тени заполняли величественный, возвышенный Храм Мириаля, клубясь меж озерец света, что играл на золоте и мерцающих камнях, добытых из самого сердца гор. Заваль крался по долгому, полному колонн нефу, впервые в жизни ощущая себя ничтожной вошью перед величавым великолепием Храма, бывшего по праву его домом. Никогда в жизни не боялся он своего Бога. Да и чего мог бояться он? Он был рожден иерархом, королем-жрецом Каллисиоры, и облекся могуществом и властью тогда же, когда был завернут в первые пеленки. Он был воплощением Мириаля на земле, самым могущественным из своих подданных, но сейчас, приближаясь к сердцу Храма, к Святая Святых, он ощутил вдруг, что трепещет, что у него, как у последнего и наиглупейшего из крестьян, дрожат коленки, - и приостановился на миг перед плетеной серебристой завесой, что скрывала Святилище Ока.

Сквозь кружевную сеть Заваль видел затененный вход в Святая Святых, где великое Око Мириаля открывало веления Бога Его иерарху. Некогда, глядя в него, король-жрец видел всю свою землю. Теперь же оно было темно и мертво и не отвечало ему - еще одна тайна, которую он с чувством вины хранил в своем сердце. Одному лишь иерарху дозволено было предстоять пред божественным взглядом Ока - так что покуда никто больше не знал, что оно более не отзывается его касанию. Но сколько еще сможет он скрывать свое падение?..

Заваль оказался в тупике, им овладел страх. Более полугода солнце не могло пробить тяжкую завесу темных туч, что клубились над умирающим городом - и над всей страной. Долгие месяцы шел беспрерывный дождь. Реки размывали берега, и низинные области Каллисиоры давно поглотило наводнение, смывшее посевы, дома, людей - все.

В Тиаронде еда и вещи гнили, здания покрывала плесень внутри и мерзкая грязь - снаружи. Урожай остался неубранным, и никто не засеял болото, которым стали некогда плодородные поля в долине. Скот - равно взрослый и молодой - тонул либо погибал от голода и болезней, так же как и большинство горожан. Мор распространялся как пожар. Дикость и ужас, как хищники и жертвы, наводнили улицы, а скорбь и тягости накрыли город, подобные нависшим над ним тучам. По всему Тиаронду - по всей Каллисиоре - страждущий люд ждал от Заваля помощи. Это ему надлежало заступиться за них перед Господом - но он не мог. Конечно же, Мириаль прогневался на своего слугу. "Этот кошмар - моя вина, - мрачно думал Заваль. - В чем-то - сам не зная в чем - я согрешил".

Неужто и сегодня его ждет неудача? Иерарх наклонился снять обувь и, выпрямясь, снял со лба тонкий обруч с единственным алым камнем - знаком его сана. Босой, с обнаженной головой, он глубоко вздохнул, отдернул серебряную кружевную завесу и шагнул сквозь темный запретный портал.

Даже спустя тридцать лет огромный черный свод, больший, чем сам Храм, возникал неожиданно. В первый раз, когда Заваля заставили пройти в дверь, ему было всего пять лет. Он помнил ужас от того, что должен идти один - иерарх всегда один - в это страшное, таинственное место, запретное для всех, кроме него, чтобы встать лицом к лицу с Богом. Уже в те лета он был слишком горд, чтобы плакать, но трясло его так, что он едва держался на ногах. Священники - кто суровый и резкий, как старый Малахт, что наставлял его, кто спокойный и доброжелательный - раздвинули серебряную завесу и втолкнули его внутрь. Исполненный благоговения перед огромным, полным эха нефом Храма, он ожидал, что Святая Святых будет местом тайным и небольшим. Потрясение и трепет, охватившие его при первом шаге в лишенное света святилище Мириаля, остались с ним по сей день.

Ноги безошибочно вели его нахоженным за долгие годы путем. Тишина была такой, что у иерарха звенело в ушах, словно он слышал бег крови в собственных венах или дальний шум морского прибоя. Даже негромкий шорох его шагов истаял, поглощенный огромностью пустоты. Осторожно переставляя ноги, иерарх медленно шел вперед. Тьма или не тьма - он знал, что переходит мост, узкую хрупкую арку без бортиков и перил, что простерлась над бездной, постичь глубины которой непосильно разуму человека.

Заваль полз вперед, испуганный, крохотный, как то дитя столь много лет назад. В этой абсолютной тьме могущество и гордыня короля-жреца становились ничем. И это было правильно, ибо что значит простой человек, как бы высоко он ни стоял, пред властью Того, Кто есть Мир и Создатель Мира?

Весь путь иерарх тщательно считал шаги, стараясь сохранить хоть какое-то представление, как далеко он зашел, все время осознавая, какое бесконечное, смертельное падение ждет его в каких-нибудь нескольких дюймах по обе стороны невидимых ступней. Он устал от расстояния, напряжения и неизвестности, когда вдруг ощутил - не то по изменению тропы под ногами, не то просто инстинктивно, - что путь наконец закончен.

Уверенно, без колебаний Заваль вытянул во тьму руку и коснулся низкой стены из гладкого неведомого материала, не обжигавшего и не холодящего кожу. Пробежав пальцами по скошенной вершине, Заваль отыскал глубокий овал и плотно прижал ладонь к гладкой поверхности. С громким щелчком вошел в углубление камень пастырского перстня иерарха - рубин под пару большему камню его диадемы, - который он традиционно носил обращенным вовнутрь ладони. Камень подошел к ямке точно, как ключ к замку.

Тьму наполнил тихий дрожащий звук, словно прерывисто вздохнул великан. И вместе со звуком возникло мягкое, едва видимое сияние, глубокий алый свет, что озарил огромный, поставленный на ребро круг, верхний край которого таял во тьме высоко над головой прелата. Центр круга, обрамленный неярким мерцанием, оставался темным - провал в вечность, зеница Ока.

Глубокий, ревущий звук наполнил палату - будто все ветры мира вздохнули одновременно. Тусклое кольцо дымно-красного света изменило оттенок, налилось алым, бронзовым, золотым.., а потом ослепительно, яростно побелело. И звук изменился, став медленным, завораживающим ритмом, биением великанского сердца. И с каждым ударом кольцо света пульсировало и мерцало, словно живое. Заваль, полуослепленный этим сиянием, чувствовал себя перед яростным взором Бога как наколотый на булавку жук.

Когда раздраженное сверкание померкло, огненный круг заискрился, рассыпая, будто бриллиант, радужные сполохи. Упала тишина, выжидающее молчание. Заваль затаил дыхание, надеясь, молясь...

То был миг, когда тьма в зрачке Ока должна рассеяться и явить ему чудеса: образы настоящего и будущего, то, как идут дела в его государстве, и повседневную жизнь его подданных. Повелительный Глас Мириаля должен обратиться к своему слуге: ответить мольбам, дать совет, разъяснения или приказ, сообщить иерарху Свою волю.

- О Мириаль, - дрожащим голосом молил своего Бога Заваль, - внемли мольбе Твоего слуги!

О Мириаль, помоги мне в сей час.

Заваль ждал, столь напряженный, что все его тело дрожало, как натянутая тетива. Сердце его упало, когда окружающий Око круг света судорожно замерцал, кое-где становясь болезненно-желтым, кое-где погасая совсем. Несмотря на исступленную, отчаянную мольбу, зрачок Ока оставался пустым, темным - мертвым. Глас Мириаля стал недовольным жужжанием, потом взвился пронзительным воплем, заставив Заваля зажать ладонями уши.

Едва иерарх оторвал руку от стены, звук и свет исчезли. Тьма бездны вновь сомкнулась вокруг него, как удушающий плащ. Совершенно больной от разочарования и отчаяния, трясясь в лихорадке после перенесенного напряжения, с телом, каждая клеточка которого болела и вопила об отдыхе, Заваль поплелся назад по опасному мосту, как древний-древний старик.

Вернувшись в Храм, он прикрыл глаза: блеск каменьев и золота, их сияющее великолепие казались такими мишурными и пустыми перед неземным блеском Ока Мириаля. Заваль надел башмаки, взял диадему.., и замер. Рука его отказывалась возложить обруч на голову. "Какое право я имею носить его, - думал иерарх. - Ведь теперь совершенно ясно, что Мириаль отвернулся от меня. Где-то я оступился, и теперь вся Каллисиора платит за мои ошибки. Впрочем, ей недолго осталось платить..."

Трясущимися руками Заваль надел диадему. Через два дня наступают осенники - один из четырех поворотных пунктов каллисиорского года, отмечающий начало зимы. А вместе с осенниками придет и Ночь Мертвых. В варварском прошлом королевства в канун каждой Ночи приносилась жертва - к Мириалю отправлялся посол оповестить Бога о делах смертных, дабы Он мог защищать народ и приглядывать за ним всю долгую, жестокую зиму.

Могильный холод пронзил иерарха, ледяные пальцы коснулись его. В этом году кровь прольется снова, надо же спасать землю от гибели. Если Завалю не удастся за три кратких дня добиться от Мириаля ответа - в канун Ночи Мертвых иерарх станет посланцем, Жертвой и Спасителем, чтобы жизнь земли возродилась...

- А, иерарх, вот где ты прячешься. - Сухой голос за спиной заставил Заваля вздрогнуть. - Как, Бог по-прежнему глух к твоим мольбам?

- Ты воин, лорд Блейд, - отозвался Заваль, холодно глядя на подошедшего, чей высокий рост, военная выправка, побитые сединой волосы и блестящий значок выдавали командира Священной гвардии Мириаля - Мечей Божьих. - Ты, возможно, считаешь себя ученым, но позволь посоветовать тебе оставить дела Бога тем, кто лучше разбирается в них.

Губы Блейда насмешливо дрогнули.

- Принимаю совет, иерарх. И предоставляю разбираться с Богом тебе - ты ведь немало преуспел в этом за последние месяцы.

Заваль стиснул зубы. Ответить ему было нечего - и Блейд знал это. Хотя он ни разу не видел, чтобы обветренное, жесткое лицо воина озаряла улыбка, иерарх заметил победный блеск в глубине льдисто-серых глаз. Блейд не дурак. Ум его хваток, точно стальной капкан. Он уже сообразил, что Завалю недолго осталось жить. Его следующие слова лишь подтвердили это.

- Прости, иерарх, я не отниму больше ни одного из столь драгоценных для тебя мгновений.

С этими словами он круто повернулся и вышел из Храма, а эхо его шагов долго еще билось под высокими сводами.

Заваль смотрел ему вслед, в бессильном гневе моля, чтобы Мириаль поразил ублюдка смертью. Молитва эта, однако, привела к тому же, к чему приводили все его молитвы в последние пару месяцев. То есть ни к чему. А время бежало слишком быстро. Еще два дня. Это все, что ему осталось. Если не случится чуда, иерарх мог считать себя мертвецом.

На пороге Храма лорд Блейд остановился и бросил взгляд назад - на Заваля. Иерарх стоял в тени, недвижим, плечи устало сгорблены. Бедный надутый дурень, подумал командир Мечей Божьих. И что самое неприятное - ты никогда не узнаешь, почему твой мир развалился. Блейд вытащил из кармана золотой перстень с крупным алым камнем, горящим и искрящимся даже в тусклом полусвете дождливого дня, - по виду точную копию перстня иерарха. Однако тот, кто подумал бы так, ошибся бы. Подделка сияла сейчас на пальце Заваля. Тебе, дружочек, не получить ответа от Бога без этого, думал Блейд. Если ты действительно хочешь знать, почему Мириаль лишил тебя милости, посмотри сюда. Он спрятал перстень - отмычку для Ока Мириаля - поглубже и, улыбаясь про себя, продолжал путь.

Глава 2 ГЕЦДИБАЛЬ

Нижние отроги Долины Двух Озер раскинулись в тишине и покое, купаясь в ясных лучах утреннего солнышка. Рядом с горсткой домов из серого камня и высоким округлым шпилем Приливной башни, которая вонзалась в небо, словно указующий перст, мерцало Нижнее озеро, девственно чистое и ясное, словно душа новорожденного мира. В воде играла форель, и по сияющей глади разбегалась мелкая рябь, легко колыша перистые заросли камыша. Огромные стрекозы, блистая слюдяными крылышками, резвились в теплом дыхании ветерка, что шелестел кронами древних дубов и буков на склонах гор, с двух сторон окаймлявших озеро. Обитатели приозерной деревни - выстроенной невесть в какие времена ради нужд Тайного Совета - с рассвета трудолюбиво принялись за свои бесчисленные дела: ставили сети, ловили рыбу, стирали белье - словом, вовсю пользовались редким в это время погожим деньком. Их веселые голоса, оклики, дружное пение реяли над озером, мешаясь с переливами птичьих трелей.

Никто из них не заметил, как далеко от берега вспорол озерную гладь пенистый бурун. Из водоворота вынырнула узкая тупорылая голова на длинной и гибкой шее. Массивное темное тулово едва угадывалось под поверхностью воды, и далеко позади хлестал водяную гладь длинный и гладкий хвост. Чудище стремительно и бесшумно плыло к берегу, и за ним по утренней воде разбегался в обе стороны пенный серебристый след. Направлялось оно прямиком туда, где на краю озера стайка беззащитных селянок стирала белье.

Волна, поднявшаяся от движений чудища, захлестнула мелководье и низкий берег, окатив прачек до колена. Одна из селянок, которая явно верховодила своими товарками - ладная, плечистая и крепко сложенная, - вскинула загорелую руку и погрозила чудищу могучим загорелым кулаком:

- Чтоб тебе лопнуть, растреклятый афанк! Прочь отсюда, тварь неуклюжая, - надо же, как грязь расплескал! Все утро трудились рук не покладая, и все насмарку - опять надо перестирывать белье, а кто этим займется, хотела бы я знать? Уж верно, не ты, тупая образина!

Видя такой неласковый прием, чудище разочарованно ухнуло и затормозило, всколыхнув высокие волны, отчего крепкотелые прачки разразились новыми воплями. Явно опешив, озерная тварь сунула голову под воду и поспешно, уже не с такой вальяжностью, заскользила прочь от скандалисток, вдоль озерного берега. Там, вдали от шума и гама, таилась бухточка, где у самого каменистого берега было уже довольно глубоко. Там, на пологой лужайке уже собралась довольно диковинная компания. Подобные встречи частенько устраивались не в огромном зале Совета, а здесь, на берегу озера, - потому что неуклюжий афанк, верховный чародей всех водных обитателей, не мог выбраться на сушу из своего озерного жилища.

Архимаг Кергорн, глава Тайного Совета, улыбался, наблюдая издалека за стычкой селянки и чудища, и особливо - за поспешным отступлением последнего. Впрочем, когда афанк, сокрушенно мотая головой, подплыл ближе, Кергорн старательно стер с лица усмешку и серьезно кивнул, приветствуя озерного великана:

- Добро пожаловать, чародей Бастиар! Теперь, когда ты прибыл, наш Совет собрался в полном составе.

Афанк вытянул черную, с зеленоватым отливом шею и пристально вгляделся в своих сотоварищей по Тайному Совету. Те, как один, шарахнулись от зловония, которое исходило из его пасти.

- Помилосердствуй! - воскликнул Кергорн. - Держись, будь добр, подальше! От тебя несет болотной гнилью.

- А как же мне тогда разглядеть вас всех? - жалобно вопросило чудище. Его телепатический "голос" был на удивление высок и тонок для такой громадины. - Ты же знаешь, Кергорн, я плохо вижу.

Склонив голову набок, Бастиар снова оглядел собравшихся на берегу чародеев. Кергорн подумал, что все они представляют собой куда как диковинную компанию.., тем более что и сам он - кентавр с могучим, серым в яблоках телом боевого коня, которое венчает человеческий торс.

Слева от Кергорна, нависая над ним, стояла Скрива, представительница альвов - разумных насекомых, которые правили страной Фель-Каривит. Блистающие прозрачные крылья Скривы шуршащим плащом окутывали ее серебристое, закованное в хитиновую броню тело. На треугольной головке альвы красовалась пара огромных фасеточных глаз, блестящих, словно искусно ограненные бриллианты, - и таких же, как бриллианты, нечеловечески холодных и бездушных. Длинные суставчатые руки и ноги были снабжены кривыми, острыми точно бритва, когтями, а если прибавить к этому мощные смертоносные жвала и бесстрастный, точно маска, хитиновый лик - можно было назвать альву-чародейку совершенным и безжалостным убийцей. Правда, по сравнению с георном, который суетливо переминался по правую руку от кентавра, Скрива казалась слабой и беззащитной, точно новорожденный ягненок.

Георн по имени Маскулу выглядел как порождение наихудшего кошмара, какой только может наслать ночь. Георны - подземные жители, и хотя Кергорн понимал, что красота понятие относительное и зыбкое, и всегда стремился к объективности своих суждений, втайне он тихо радовался, что такие отвратные твари не слишком часто оскверняют своим присутствием дневной свет. Гибкое, прильнувшее к самой земле тулово георна тянулось на добрых шесть ярдов и завершалось зловещего вида раздвоенным хвостом. Все черное, разделенное на сегменты тело было усажено множеством коротеньких ножек - причем каждая нога снабжена парой зазубренных и чрезвычайно ядовитых когтей. Один сегмент от другого отделяли пучки длинной жесткой шерсти. Черная чешуя лоснилась и слегка переливалась на солнце, но живительное золото лучей при этом вырождалось в тошнотворное гнилостное свечение. Крохотные, багрово блестящие глазки георма пылали голодным злобным огнем, причудливые перистые усики дрожали над плоским "лицом" с шипастыми смертоносными жвалами. Какое счастье, мельком подумал Кергорн, что люди с их предприимчивостью и алчностью даже не подозревают о существовании георнов - ведь эти грозные челюсти на самом деле алмазные. Конечно, даже одну такую тварь прикончить нелегко, но среди людей достаточно жадных тупиц, которые непременно решили бы, что игра стоит свеч.

Челюсти и георнов, и альвов были совершенно не приспособлены для воспроизведения человеческой речи. Георны, впрочем, могли производить звуки, похожие на скрежет осыпающихся камней, но общались они с помощью отрывистых щелчков и строго отмеренных пауз, которые вместе составляли головоломный код. В своих подземных жилищах георны издавали эти звуки, щелкая по камням мощными жвалами. Такое послание в толще скал разносилось далеко и улавливалось чуткими щетинками на боках подгорных жителей.

Альвы общались друг с другом, шурша крыльями либо потирая суставчатые конечности. Кергорн понимал язык и тех, и других, а также мог довольно бегло "говорить" на наречии георнов, но сейчас в этом не было нужды. И Скрива, и Маскулу были чародеями, а стало быть, обладали телепатическим даром.

- Ну что, теперь все собрались? - сварливо вопросил Маскулу. - Я так понял, что здесь должен бы присутствовать дракон. Почему его нет? Что с ним случилось? Неужели Вельдан провалила и это дело? - В мысленном голосе георна прозвучали обвинительные нотки. - Похоже, что наш почтенный архимаг ошибся в своем суждении. Я же говорил, что губительно поручать такое сложное дело человеку - да еще тому, что совсем недавно и так постыдно опростоволосился.

Георн извивался все сильнее, а это было плохим признаком. Подземные жители славились своей раздражительностью, и терпение их иссякало быстрей, чем жалованье в кармане пьяного матроса. Раздражать их было куда как опасно - алмазные челюсти, насквозь прогрызавшие камень, могли одним махом откусить голову человеку.., или кентавру. Тем не менее архимагом, главой Совета был не Маскулу, а Кергорн.., и время от времени ему приходилось кое-кому об этом напоминать. В такие трудные времена Совету недоставало только открытого мятежа. Минуло уже двадцать с лишним лет с тех пор, как среди чародеев в последний раз объявлялся истинный мятежник, но до сих пор чародеи Гендиваля не могли забыть об этой злосчастной истории. Архимаг отнюдь не жаждал, чтобы она повторилась.., и сейчас его мысленный голос прозвучал холодно и непреклонно:

- Решение принимал я, Маскулу, я, а не ты. Не забудь, что ты пока всего лишь рядовой чародей. Если ты когда-нибудь станешь архимагом - сам будешь решать и отвечать за свои решения.., но только тогда, а не теперь.

Георн взвился, разъяренно шипя и скаля грозные челюсти. Его красные глазки пылали мятежным огнем, но Кергорн не дрогнул, все так же холодно и твердо глядя в жуткий лик подземного жителя. Одни только их скрещенные взгляды и говорили о том, в каком жестоком единоборстве схватились сейчас их сознания. Архимаг, намного превосходивший мысленной силой противника, обрушил на георна всю мощь своего разума. И ледяной молот трезвомыслия сокрушил в прах пылающие угли бездумной злобы.

Угрожающий оскал алмазных челюстей Маскулу обмяк, и воинственный георн склонился перед мудрым кентавром.

- Прошу прошения, архимаг. Мы, георны, чрезвычайно вспыльчивы, и порой я могу забыться...

- Не за тем ты был избран в Совет, чтобы забываться. - Кергорн обвел собравшихся намеренно жестким взглядом. - Это, кстати, касается и всех вас. Миру грозит катастрофа, и мы - единственные, кто в силах предотвратить ее. Начни мы грызться друг с другом - и все потеряно.

Ощутив, что собеседники признали правоту его слов, Кергорн протянул руки и мысленно заключил их всех в теплое дружеское объятие. К какой бы расе каждый из них ни принадлежал, Тайный Совет - их истинная семья.., и время от времени не худо напомнить об этом.

Самой природой своего дара чародеи были обречены на одинокое существование. Все они жили на свой лад, а порой и по своим законам. Их набирали в Совет изо всех краев мира, а зачастую и из вечно враждующих рас, но здесь, в мирном Гендивале, они волей-неволей принуждены были жить дружно и трудиться бок о бок с теми, кого в иное время охотнее разорвали бы в клочья. Искушенные в своем мастерстве, испытанные многими бедами, чародеи Совета несли на своих плечах непомерно тяжкую ответственность. На подобных встречах Кергорн неизменно позволял им вначале выпустить пар - лишь за тем, чтобы потом было проще их угомонить.

Ясный, невесомый, звенящий смех разорвал напряженную тишину. Пятый участник встречи, который до сих пор молча наблюдал за происходящим, решил теперь очень кстати развеять тень недавней стычки. Кергорн улыбнулся. Многие считали фей, духов ветра, своенравными и безмозглыми существами. Что же, своенравия у фей и вправду хоть отбавляй. Непосвященным казалось, что они попросту не способны проявить хоть толику здравомыслия - но вот с этим кентавр никак не мог согласиться. Его народ издавна обитал бок о бок с этими детьми воздуха - на блаженном золотом острове Ишера, далеко в теплом Южном океане.

Феи были великими мастерами по части иллюзии. Для человеческого взгляда они оставались практически невидимы - выдавал их лишь серебристый, невесомый трепет воздуха, легкий песчаный вихрик, шорох падающих листьев либо незваный сквозняк, который так дерзко играет занавеской и пламенем свечей. Немногие, воистину немногие люди знали, как могущественны эти эфирные создания. Могущественны - и опасны. Можно ли недооценивать смертоносную ярость смерча, бешеную мощь урагана? С корнем вырванные деревья, разрушенные дома, наводнения, штормы, корабли, бесславно гибнущие в бесновании бурь... О да, размышлял Кергорн, духи ветра воистину опасны, коварны, лживы.., и все же он любит их всем сердцем. А в особенности - фею Тиришри, верховную чародейку всех обитателей воздуха.

Почти незримое мерцанье, отмечавшее легкие ее шаги, стремительно пробежало по озерной глади, и вслед ему зажурчала, едва заметно вспенившись, вода. Тиришри на лету подхватила пригоршню влажной пены и одним изящным взмахом плеснула ею в собравшихся на берегу чародеев. И снова над водой разнесся серебристый смех феи - когда альва, боясь промочить крылья, чересчур поспешно отпрянула от радужных брызг и скрипуче ругнулась на своем родном наречии.

- Не стоит горячиться, друзья. Успокойтесь, остыньте.

Мысленный "голос" феи прозвучал словно ясный выдох летнего ветерка.., и чародеи, стоявшие на берегу, отозвались на этот призыв одобрительным бормотаньем. Невесомая искорка полыхнула в воздухе и мягко опустилась на землю - фея вновь заняла свое место в полукруге чародеев.

- Ив самом деле, - подхватил Кергорн, - довольно досужих разговоров. Нам и так слишком многое предстоит обсудить. Вы уже заметили, что многих сегодня среди нас недостает. Кое-кто заранее предупредил о своем отсутствии, но я понятия не имею, что могло задержать остальных - например, Этона, Каза и Вельдан. Без Этона среди нас нет ни одного представителя драконов, и одно это ясно говорит о том, как плохи наши дела. Судя по всему, устоявшийся порядок вещей рушится теперь уже повсюду.

- И до меня давно уже не доходили добрые вести от обитателей воздуха, - вставила Тиришри. - В северных краях почти все они изничтожены ак'загарами. Мы давно уже не слыхали ничего об ангелах... - В тоне ее прозвучала едва заметная обвинительная нотка.

Георн так и взвился, даже ощетинившись от злости.

- Мы тут ни при чем! - оскорблено выплюнул он. - У нас и так хлопот полно, чтобы еще затевать войну - пусть даже со своими извечными врагами! С тех пор как Завесы, ограждавшие наш край, истончились, владения наши, подобно Каллисиоре, тонут в непрекращающихся ливнях. Вода затопила наши туннели, и многие уже пали жертвами этого паводка. Хотя охотимся мы на поверхности, наша дичь изрядно поредела - кто утонул, кто пал от голода и болезней, - и того и гляди со дня на день мы сами начнем голодать. Если Тайный Совет не отыщет - и чем скорее, чем лучше - средства от напасти, которая поразила весь мир.., что ж, тогда, боюсь, мы все погибнем.

- Несладко приходится и нам в Фель-Каривит, - вставила альва. - С недавних пор сильно истончились Завесы на наших восточных границах - по большей части там, где к нашим землям примыкают края драконов. Жаркий воздух драконьих пустынь и наша извечная сырость, до тех пор разделенные Завесами, теперь смешались, и последствия того поистине плачевны. Драконы голодают, ибо их небеса и земли заволок туман, а наша драгоценная влага неотвратимо утекает в пустынное пекло. Из-за сухой жары дома наши рушатся, и дирканы не могут больше растить для нас урожай. - Дирканы были полуразумные насекомые-рабы, которых разводили, точно скот, могучие и высокоразвитые альвы. - Уже и сейчас ходят слухи, будто кое-кто из моих соплеменников втихомолку пожирает своих дирканов. Нашему народу грозит низвергнуться во тьму варварства - кто знает, к чему мы придем, если станем попустительствовать каннибалам?

- Завесы истончаются неотвратимо, - вступил в мысленный разговор афанк. - Глубоко в море они уже прорваны. Вчера только из низовий приплыла Кирре-добарк с невеселыми вестями от дельфинов и левиафанов...

- Что?! - стремительно обернулся Кергорн. - Почему мне сразу же не сообщили об этом? Я давно уже ждал возвращения Кирре, так почему же она не явилась прямо ко мне? - Добарки, похожие на гигантских выдр, были проворными и неутомимыми путешественниками, а потому ценными и надежными гонцами. - Где она теперь, Бастиар? Почему не с нами ?

Афанк невесело покачал головой:

- Это моя вина, архимаг. Я обнаружил Кирре прошлой ночью, у самого озерного берега - обессилевшую и едва живую. Она вся изранена, Кергорн, и если бы не толстая шкура - умерла бы от ожогов. Измученная болью, она только и сумела, что наскоро сообщить мне самое главное. Я доставил ее к Целителям. Нынче утром они решили, что Кирре лучше отдохнуть и набраться сил, прежде чем явиться к себе. Боюсь, на ее долю выпали немыслимые муки.

Кергорн только стиснул зубы, твердя себе, что у афанка, живущего на свете уже несколько столетий, запас терпения куда больше, чем у кентавра.., и прочих недолговечных созданий.

- Можешь ли ты вкратце передать, что именно сообщила тебе Кирре ?

Бастиар согласно наклонил голову.

- Кое-где, сказала она, уже пробуждается от извечного сна сама земля. В Антийском море родился новый вулкан, и на много миль окрест него погибло все живое.

Озерное чудище испустило шумный вздох.

- Подводная часть Завес и прежде была несовершенна - ведь им приходилось свободно пропускать морские течения, но преграждать дорогу живым существам. Теперь же Завесы и вовсе вышли из строя. Обитатели моря, прежде жившие раздельно, перемешались, и итог этого поистине плачевен. Акулы и прочие хищники потоком хлынули в новые края, жители которых не в силах противостоять им. Сами добарки ныне окружены врагом, и множество их погибло, а уцелевшие оказались заперты в небольшом озере и очень скоро умрут там голодной смертью. Везде множатся ядовитые медузы, а морские звезды и моллюски нещадно пожирают коралловые рифы. Несчастные наши моря! Что же нам делать?

Кергорн только вздохнул:

- Хотел бы я, Бастиар, знать ответ на этот вопрос! Хотя Тайный Совет был много веков назад создан Искандером именно для того, чтобы сохранить мудрость Древних, - сделано это было чересчур поздно. Слишком много знаний, касавшихся происхождения и создания нашего мира, пропало безвозвратно, и все наши записи и устные легенды не смогли нам помочь - Кентавр сумрачно оглядел собратьев-чародеев. - Хотя все мы появились в Мириале - этом прекрасном и единственном в своем роде мире - более или менее одновременно, я больше всего обращался к самым древним и высокоразвитым расам - драконам и левиафанам. Я умолял их перебрать по словечку все легенды и предания, саги и мифы. Последняя наша - и весьма хрупкая - надежда в том и состоит, что под слоем старинных предрассудков и полузабытых сказок отыщется, быть может, ключ к давно потерянным знаниям.

- Потерянным?! - щелкнул челюстями георн. - Украденным - так будет вернее! Когда Древние - кем бы они ни были - запихнули нас всех в этот мир, они, похоже, менее всего желали чтобы мы когда-нибудь узнали правду о себе.

- Куда важнее, думается мне, было бы узнать правду о самих Древних, - заметила фея воздуха. - Мы уже знаем, что их могущество было велико, так велико, что мы и постичь не в силах. Нам известно, что они создали этот мир как прибежище для народов и рас, которым в их собственных мирах грозило истребление. Мы знаем, что для каждой расы они создали свое местообитание с привычным климатом, флорой и фауной - а затем сотворили Завесы, дабы все это разнообразие не смешивалось, приводя к губительным результатам.., тем самым, которые мы наблюдаем ныне.

- И дабы самые хищные и воинственные расы не могли отравлять существование более мирным и цивилизованным, - прибавил афанк, выразительно покосившись на георна и альву.

- Весьма благоприятное обстоятельство для кучки жалких слабаков! - презрительно хмыкнул георн.

- Вкусных слабаков, - вполголоса пробормотала Скрива и, глянув на травоядного афанка, выразительно шевельнула жвалами - все равно что облизнулась.

Кергорн обреченно возвел глаза к небесам. Воистину порой эта почтенная компания ведет себя не лучше упрямых и невоспитанных детишек!

- Довольно! - рявкнул он. - Теперь вернемся к нашей нынешней проблеме.., если только вы способны не цапаться друг с другом хотя бы пять минут подряд!

- Мы знаем, что Древние доставили в этот мир наших предков, - заговорила Тиришри, вечный миротворец, - но это, увы, более или менее все, что известно нам о них самих и об их необыкновенных возможностях.

- Нам было бы куда проще, знай мы, что представляли собой сами Древние, - согласно вставила Скрива. - Древние.., да ведь мы даже понятия не имеем, как они выглядели! Они создали этот мир, а потом бросили нас здесь - и исчезли бесследно. Столетиями изучали мы легенды, предания, летописи всех рас Мириаля, добывая порой крупицы знаний буквально из-под земли - и все равно смогли узнать о Древних только это. Почему они покинули Мириаль, отчего не оставили нам ни единого ключа к своей тайне?

- Нам известно, что именно Древние создали Завесы, дабы разделить наши племена и земли, - вступил в разговор георн, - но что проку от этого знания, если нам неведомо, как были созданы Завесы?

- Ты прав, Маскулу. - Ответная реплика феи прозвучала словно перестук дождя по осенним листьям. - Если мы понятия не имеем, как были сотворены Завесы, откуда нам понять, почему они теперь рушатся? И - что куда важнее - как их восстановить?

- И почему Завесы разрушаются именно сейчас, в наше время, хотя до того продержались в целости и сохранности много тысячелетий? - В мысленном голосе афанка отчетливо прозвучала злость - словно озерный житель почитал разрушение Завес личным для себя оскорблением.

Кергорн хотел было ответить ему.., но тут его мысли прорезал отчаянный крик о помощи. Жгучая боль хлестнула плетью сознание архимага - это мысленный узор, выплетаемый беседой чародеев, смялся, скомкался, изорвался в клочья, вырождаясь в невнятный жалобный вопль горя, ужаса, предостережения... Чародеи зашатались, ошеломленные мощью чужого зова.

Первым опомнился Кергорн.

- След! - прорычал он вслух и - одновременно - в мыслях. - Берите след! Кто это и где он - быстро!

Мелькнуло смутное ощущение - запад. Стилизованное зрелище заката. Силуэты гор, каменные осыпи, прихотливый извив тропы. Испуг. Боль. Отчаяние. Миг спустя видение бесследно исчезло.

- Проклятье! - проворчал Кергорн. - Чума, тюрьма и преисподняя... Ладно, - прибавил он уже мысленно. - Давайте-ка разберемся, что сумел уловить каждый из нас.

Всего лишь полмили камышовых зарослей отделяли Верхнее озеро от лужайки, на которой собрались чародеи, и все же казалось, что оно принадлежит уже другому миру. Поговаривали, что место это проклято, и здешний пейзаж словно задался целью подтвердить давнее предание. Здесь царила угрюмая глушь, и над тускло-свинцовыми водами озера тесно смыкали ряды сумрачные сосны и нагие клыкастые утесы. Даже когда над ясными водами Нижнего озера ярко сияло солнце, здесь, в недоброй сени скалистых берегов, укрывала озеро завеса непроницаемого тумана - словно бы оно облачилось в траур. Ни единый зверь не рыскал у этих сумрачных вод, ни единая птица не нарушала задорными трелями унылую тишину. Безжизненный этот пейзаж оживляла только одинокая фигура - темноволосый, с короткой бородкой юноша, который сидел ссутулясь на замшелом валуне почти у самой воды.

Угрюмое безмолвие Верхнего озера как нельзя лучше отвечало настроению Элиона. Невидящие глаза его смотрели в никуда, а разум вновь и вновь погружался во мрак невозвратимого прошлого, находя там лишь одно - Мельнит, бывшую совсем недавно напарницей Элиона. Мельнит безраздельно царила во всех его воспоминаниях: вот она весело хохочет, и рыжие волосы плещутся на, ветру, точно знамя; вот она в безымянной портовой таверне прекращает пьяную драку, швырнув (к вящему ужасу трактирщика) дюжину бутылок с драгоценным старым вином прямо в гущу драчунов. Вот она вскинула лук, сосредоточилась, лицо словно окаменело - и едва различимый вдали всадник рухнул оземь со скачущего во весь опор коня; вот сражается, охваченная боевым пылом, и не важно, меч ли сверкает в ее руках, мелькает ли увесистый посох - все едино враги вокруг нее валятся замертво, точно скошенная трава...

Мельнит, старшая в паре, на десять с небольшим лет старше Элиона, его наставник, опекун, проводник и друг. Отблески полночного костра пляшут на ее смуглом лице, осунувшемся от усталости, а она сидит, крепко обхватив руками колени, и волосы ее пылают ярче пламени, а в глазах затаенная, чуть виноватая печаль. Так она частенько смотрит на Элиона, и взгляд этот словно говорит: я помню о твоей безнадежной страсти, но, увы, не в силах ответить на нее...

Мельнит перед самой своей гибелью - бьется не на жизнь, а на смерть в мрачном и зловонном лабиринте, цитадели ак'загаров. Вот она уже истекает кровью от множества ран, и зловещие крылатые силуэты все тесней окружают ее, алчно вопя и ухая при виде текущей крови, но уворачиваясь - пока - от смертоносной пляски меча Мельнит, который вот-вот выпадет из ослабевшей руки. Вот уже твари набросились на нее и рвут, еще живую, в клочья, и последним усилием воли она кричит Элиону: беги, спасайся, донеси до Гендиваля тайну, которую мы должны были раскрыть здесь - и раскрыли...

Мельнит погибла, чтобы он, Элион, выжил и оплакал ее. Еще четыре месяца назад она была жива. И с той самой минуты, когда жизнь ее оборвалась, мир Элиона превратился в неизбывную черную бездну - боль...

Элион со стоном закрыл лицо руками. Напрасно он пришел сюда. Боль его и так невыносима, а уж в этом месте, где каждый камень, каждая пядь земли дышат воспоминаниями... Нестерпимое горе привело его на распутье, и теперь ему предстоит сделать выбор. Он может покинуть Гендиваль и Тайный Совет, попросить кого-нибудь из целителей изъять из его памяти воспоминания о тех днях, когда он был чародеем, и заменить их искусственно сотворенным прошлым. Беда только, что тогда он лишится и воспоминаний о Мельнит - и это после того, как уже потерял ее въяве. Как ни мучит его прошлое, воспоминания - это все, что осталось ему от Мельнит.

Другой выход - небытие. Озеро здесь глубоко, и если Элион бросится в воду как есть - в тяжелых сапогах и одежде, при мече, - он очень скоро воссоединится с Мельнит, а если (как подозревал Элион) жизни после смерти не существует, он по крайней мере избавится от нестерпимой боли...

- Элион! Элион!

Молодой чародей вздрогнул, осознав, чья рука легла на его плечо. Судя по раздраженному тону, Кергорн уже давным-давно зовет его и не может дозваться. Густо покраснев, Элион виновато вскочил. Оставалось лишь надеяться, что его мрачные раздумья скрыл мысленный щит - первое, чему учится каждый начинающий телепат.

- Господин... - пробормотал он, сознавая, что деваться некуда. Кергорн застиг его именно там, куда строжайше отсоветовал ходить.

Архимаг поглядел на молодого чародея и покачал головой.

- Опять ты здесь, Элион? - вздохнул он. - Как бы я ни сострадал твоей утрате, скажу прямо: ты только вредишь себе, в одиночестве предаваясь мрачным мыслям. Никто не требует, чтобы ты позабыл Мельнит - мы все любили ее, - но такие назойливые страдания не польстят ее памяти, а тебе не принесут добра.

Элион враждебно насупился.

- Мельнит была моей напарницей, и я вправе оплакивать ее смерть.

- Никто и не оспаривает твоего права! Но ты, Элион, не погиб вместе с ней, хотя и считаешь, что именно так должен был поступить. Ты остался жив - а потому обязан, ради своей же пользы, смириться с ее смертью. - Кергорн окинул юношу мудрым, испытующим взглядом. - Мельнит всей душой любила жизнь. Наверняка она бы опечалилась, увидев, как ты готов заживо лечь в ее могилу.

При этих словах Элион вышел из себя.

- Проклятье! - закричал он. - Да как ты смеешь?! У Мельнит даже нет могилы! Ее плоть стала пищей для треклятых ак'загаров!

- В самом деле? Что ж, бывает и такое.

Жестокие слова архимага так потрясли Элйона, что он не разглядел сочувственного блеска в глазах Кергорна.

Жизнь чародея трудна, жестока и опасна - как зачастую и его смерть. Ты и сам это знал, когда добровольно избрал эту участь. Знаешь, скольких напарников потерял я с тех пор, как стал чародеем? А скольких еще потеряешь ты - если, конечно, сам останешься жив? Уж лучше, мальчик мой, свыкнись с этой мыслью сейчас.., или же убирайся из Гендиваля и до конца своих дней расти картофель!

- Может, я так и сделаю! - огрызнулся Элион. - Все лучше, чем превратиться в бесчувственное чудовище...

Кергорн сурово поджал губы, и молодой чародей понял, что зашел слишком далеко. Он поспешно захлопнул рот и попятился.

- Помнишь то время, когда ты был ничтожным сопляком-деревенщиной? - негромко спросил архимаг. - От тебя тогда спасу не было - все ходил за мной по пятам и ныл, упрашивал, чтобы я сделал тебя членом Тайного Совета. Помнишь, что я тогда тебе ответил?

Элион кивнул, слегка поежившись при мысли о том, каким он был несносным надоедой:

- Ты сказал, что не в твоей власти сделать меня членом Совета. Что это право я должен заслужить.

Архимаг кивнул:

- Совершенно верно. И ты действительно заслужил право стать членом Совета. А вместе с тем - как бы ты сам должен был понять, если бы все эти годы внимательно меня слушал, - право на все тяготы и муки чародеев. Рано или поздно все мы теряем своих друзей, подруг, напарников. И учимся жить дальше, жить без них. Мы скорбим по ушедшим, мы чтим их память, мы всегда их помним - но никогда не позволяем мертвым править нашей жизнью. Мы не можем, не смеем допустить такого, Элион, иначе скатимся в безумие. Нет, мы учимся жить без них, продолжать их труд, дабы знать, что они погибли не напрасно.

Он помолчал, не сводя с Элйона испытующего взгляда.

- Именно поэтому, мальчик мой, я решил поручить тебе новое дело. Сегодня же. Сейчас. Как скоро ты можешь отправиться в путь?

Элион похолодел.

- Но.., как ты можешь?! Я был ранен и еще не вполне оправился! Я потерял напарника, и ты.., ты не смеешь посылать меня одного!

Словно пытаясь защититься, он стиснул в кулак правую руку - переломанные пальцы на ней только-только срослись. Все это время Элион неосознанно пятился, как будто хотел отгородиться от нежеланного приказа.., и вдруг под ногами его сухо посыпалась земля. Сам того не сознавая, он оказался на самом краю обрыва.

Смуглая мускулистая рука кентавра стремительно ухватила его за плечо и рывком выдернула из пропасти. И снова Элион оказался лицом к лицу с неумолимым архимагом.

- А теперь слушай, - холодно и резко проговорил Кергорн. - В иное время я бы не стал отправлять тебя никуда, особенно по такому сложному делу; но сейчас мир катится в бездну и прочие люди-чародеи заняты по горло. Элион, это дело не терпит отлагательств. Казарлу, Вельдан и дракону-провидцу грозит смертельная опасность.

У Элиона кровь застыла в жилах.

- Нет, Кергорн! Только не это! Я не смогу работать с ними! После того, что произошло в логове ак'загаров...

Взмахом руки архимаг безжалостно отмел его протест.

- Прости, Элион, но больше мне послать некого. Кроме того, пора уже раз и навсегда покончить с этой нелепой враждой между тобой и Вельдан. Довольно уже я дозволял вам обоим творить глупости! А теперь возрадуйся - ты отправишься в путь не один.

В тьме отчаяния, охватившего Элиона, забрезжила слабая искорка надежды.

- Хвала провидению! Но кто же...

- Считай, что тебе выпала величайшая честь. - Впервые за все время разговора кентавр улыбнулся. - Идти с тобой вызвался не просто чародей, а старший чародей. Точнее сказать, чародейка. По правде говоря, - добавил он уже невесело, - я так и не сумел отговорить ее - а уж, поверь, старался на славу! Мне, конечно, будет недоставать моей напарницы, но она, похоже, считает, что за вами, людьми, нужен глаз да глаз.

- Что?! - охнул Элион. - Ты хочешь сказать - Тиришри?.. Но, господин...

Кергорн предостерегающе вскинул руку.

- Что бы ты ни хотел сейчас сказать - скажешь это не мне, а ей. Не думай только, что из этого выйдет толк. Я пытаюсь переспорить ее вот уже добрую сотню лет - и до сих пор не преуспел. - Он похлопал Элиона по плечу. - Мальчик мой, вы с Вельдан обязаны друг другу куда больше, чем можете представить и понять. Пришла тебе пора помочь ей. Просто сделай все, что в твоих силах.., и будем, вопреки всему, надеяться, что мы еще не опоздали.

Глава 3 Путники

- Храни нас Мириаль! Ты только посмотри на это! Канелла взобралась на высокое сиденье фургона, напряженно вглядываясь в густую серую завесу дождя и тумана. На дальней стороне горного перевала каменистая тропа проходила по дну ущелья, зажатого между отвесных скал. Месяцы непрерывных дождей превратили ее в бурный поток.

Тормон окинул взглядом грузные, тонущие в тучах отроги гор, кривые сосны, которые из последних сил цеплялись корнями за почти отвесные склоны, и невесело покачал головой:

- Местечко в самый раз для оползней. Если впереди дорога не завалена камнями, я готов слопать уздечку Руски.

И торговец рассеянно похлопал по влажной могучей шее крупного вороного жеребца, между тем ломая голову, как быть дальше. Все они - и люди, и животные - измотаны до крайности. Долгие часы они медленно, шажок за шажком, карабкались на юго-восточный кряж по извилистой неверной тропе, которая справедливо звалась Змеиным Перевалом. Карабкались - и, как всегда, предвкушали тот сладкий миг, когда доберутся наконец до вершины кряжа и устроят передышку, прежде чем начать более легкий спуск в долину, в обжитые людьми земли. И вот теперь все эти сладкие мечты развеялись как дым. Они и так уже не успеют добраться до Тиаронда прежде, чем городские ворота закроются на ночь. Как же быть? Повернуть назад и лишиться всей годовой прибыли - или же рискнуть фургоном, товаром и собственными жизнями на смертельно опасной дороге? Правда, нынешний год и так выдался на редкость тяжелым, треклятые ливни расстроили все их планы, и теперь они уже почти на месяц выбились из расписания. Если не добраться до столицы в ближайшие дни, и речи не будет о том, чтобы там зазимовать.

Тормон задумчиво покачал головой. Нелегкие настали времена для вольных торговцев - таких, как он сам, его подруга Канелла и их пятилетняя дочь Аннас. Проливные дожди превратили их скитальческую жизнь в сущий кошмар. Ярко раскрашенный фургон всегда был для них не только средством к существованию, но и домом, и в лучшие времена они целый год разъезжали по землям Каллисиоры, лишь суровую зиму проводя в Тиаронде, горной столице края.

Близкая зима означала для вольных торговцев конец года, весна - его начало. С таянием снегов они покидали горы и отправлялись на плодородные равнины юго-запада, везя с собой из города дорогие безделушки, а также инструмент и оружие, выкованные из металла, который добывают в северных копях. Все это с охотой покупали земледельцы, трудившиеся на богатых урожаем равнинах. Там, на юго-западе, торговцы обыкновенно проводили два-три месяца, подрабатывая помимо торговли тем, что помогали при севе, а потом и на сборе раннего урожая. Запасшись новыми товарами, они отправлялись на юг и там отменно проводили лето, путешествуя по теплому холмистому побережью океана. Здесь они продавали то, что привезли с равнин - муку, зерно, овощи, кожи, - а взамен наполняли фургоны местными товарами: одеждой из тонкого полотна, изящной керамической посудой, копченой рыбой, оливками, виноградом и фигами, чесноком и пряными травами. Закупали они и свежий сыр, благо его в изобилии поставляли стада овец и коз, пасшиеся на приморских зеленых холмах.

С приближением осени вольные торговцы вновь направлялись в Тиаронд, на сей раз восточным трактом, по пути принимая участие в сборе урожая яблок. В северные горы везли они иной груз: оливковое масло, вино, специи, жемчуг и тому подобные товары с юга, дорогие и не слишком обременительные. Были в фургонах и фрукты, свежий сидр и руно неприхотливых овечек, которые пасутся на угрюмых болотистых пустошах, окаймляющих горный хребет с северо-востока.

По большей части жизнь вольных торговцев была приятна и щедра на развлечения. В пути своем они на каждой остановке встречали старых и новых друзей. Не обходилось, конечно, и без трудностей. Кое-где в глухих местах водились разбойники, да и непогода могла не только испортить настроение, но и серьезно осложнить жизнь. Как сейчас, например, - вот уже несколько месяцев беспрерывно лили такие дожди, каких не помнили и легенды.

- Подержи-ка лошадей, лапушка, - сказала Канелла, вручая вожжи своей крохотной дочке. Аннас сразу же выпрямилась на сиденье фургона, крепко зажав в потных кулачках грубые ременные вожжи. Глаза ее, темные, как у отца, засияли от гордости, но круглое личико, обрамленное темными прямыми волосами, оставалось не по-детски серьезно.

Канелла спрятала улыбку. Рослые кони, каждый из которых мог бы, фыркнув, сбить девочку с ног, отнюдь не нуждались в том, чтобы их держали - они были приучены повиноваться словам. Впрочем, маленьким девочкам полезно поручать важные дела, а для Аннас очень много значило то, что мать доверяет ей бесценных коней. Хотя девочке едва сравнялось пять, она весьма серьезно относилась к своим обязанностям.

С невозмутимым видом поблагодарив дочь, Канелла спустилась с козел фургона и, шлепая по жидкой грязи, подошла к своему спутнику. Ее подстриженные до плеч, медово-золотистые волосы сейчас кое-где потемнели от влаги - ветер дул так сильно, что и капюшон не всегда спасал от дождя. Сощурившись, она долго разглядывала тонущую в дожде и тумане тропу, затем обеспокоено поглядела на небо.

- Ну, что ты решишь? - обратилась она к Тормону. - Часа через два, того и гляди, совсем стемнеет. Хочешь заночевать здесь и утром попытать счастья, или же рискнем и двинемся дальше? За ночь-то дорога может стать еще хуже.

Канелла была годами вдвое младше вольного торговца и макушкой едва доставала ему до подбородка. Тормон обнял подругу за плечи, и она, подняв голову, заглянула ему в глаза.

Ее веснушчатое, с острым подбородком личико посерьезнело, золотисто-карие глаза потемнели от тревоги.

Оттого что Канелла была так по-детски миниатюрна, Тормон вечно мучился бессмысленным желанием лелеять и защищать ее - бессмысленным потому, что хрупкая с виду женщина обладала стальными мускулами и непревзойденной выносливостью, а ее ум, вопреки хорошенькому лукавому личику, был не по годам острым и проницательным. Тормон и Канелла были идеальными напарниками, привыкшими уважать и в полной мере использовать качества друг друга. Торговая сметка и дорожный опыт Тормона, отточенные почти сорока годами скитаний, отлично дополнялись умом и прозорливостью Канеллы - и это уж не говоря о ее особом умении обращаться с лошадьми.

Сейчас Тормон крепко обнял подругу, теснее прижал к себе.

- Собственно, я о том же собирался спросить тебя. Стоит ли нам вообще рисковать? Как полагаешь, кони смогут пройти по этой тропе? Фургон мы так и так бросить не можем, но я бы не хотел рисковать твоими детками.

Обернувшись, Канелла окинула задумчивым взглядом "деток" - пару крупных и мускулистых вороных, каждый высотой больше восемнадцати пядей в холке. Отец Канеллы славился тем, что разводил "лунных сефрийцев", называвшихся так из-за серебристого отлива гладкой вороной шкуры. В приданое он дал дочери жеребца Руску и мерина Аврио, а также вороную кобылицу, которая сейчас носила жеребенка Руски и дожидалась хозяев дома, на ферме.

- Ну, не знаю... - с сомнением проговорила Канелла. - Дорогу они скорее всего выдержат, но если один из них упадет - в такую непогоду нам ни за что не поднять его на ноги.

- Я бы мог пройти пешком до первого поворота и проверить, какова там дорога, - предложил Тормон.

Канелла покачала головой:

- Ручей такой бурный, что назад, против течения тебе никак не пройти. Погоди-ка...

Она сосредоточенно насупилась. Тормону была хорошо знакома эта гримаса - Канелла размышляла над сложной задачей, перебирая в уме все возможные решения. Чуть заметно улыбнувшись, он ждал результата.

- Нашла! - Лицо Канеллы прояснилось. - Возьми с собой Эсмеральду. Она крепко держится на ногах, и сил у нее достанет, чтобы втащить тебя вверх по склону.

Тормон, как ни был озабочен, от души рассмеялся:

- Опять нас выручает эта малявка!

Канелла с притворной злостью ткнула его кулачком в плечо:

- Не смей называть Эсмеральду малявкой! Пусть она невелика, зато честно отрабатывает свое пропитание.

Она скрылась за фургоном и через минуту появилась, ведя в поводу низкорослую, промокшую до костей и не слишком довольную жизнью ослицу - бурую с белыми пятнами.

При всем своем небольшом росте Эсмеральда была настоящей труженицей. Летом торговцы, навьючив на нее товар, брали ее с собой на вылазки в самые труднодоступные места южных гор, куда не мог проехать фургон. На привалах Эсмеральда таскала на себе дрова и воду, а в конце ежегодного путешествия, когда фургон ломился от товаров, ослицу запрягали в легкую двухколесную повозку, чтобы хоть немного облегчить ношу коней на нелегком и долгом подъеме в горы.

Эсмеральда была для вольных торговцев почти что членом семьи. Тормон и Канелла отыскали ее во время первого своего совместного путешествия, когда только-только решили соединить свои судьбы. Во время летнего путешествия они наткнулись на крестьянина, жестоко избивавшего изнуренную ослицу, которая и так едва не падала под тяжестью непосильного груза. При виде этого с губ Канеллы сорвалось крепкое словцо, изрядно удивившее Тормона. С яростным воплем она спрыгнула с козел фургона, вырвала у потрясенного мучителя палку и с ее помощью принялась втолковывать ему, как нехорошо он поступает. В гневе Канелла забыла о том, как она мала ростом, и дело могло обернуться совсем худо, если бы Тормон, тоже обозленный жестокостью крестьянина, не поспешил ей на помощь. Негодяй удрал прочь, ругаясь на бегу, а Канелла опустилась на колени рядом с избитой ослицей. Гневные и горестные слезы текли по лицу женщины - жизнь бедняжки уже ничто не могло спасти. И лишь когда Канелла выпрямилась, она обнаружила, что за бездыханным материнским телом прячется перепуганный до полусмерти осленок.

Жалкая худышка, "шкурка да кости", как отозвался о ней Тормон, осталась под опекой Канеллы, и вольный торговец с изумлением и растущим уважением наблюдал, как его подруга раскрывается перед ним с совершенно неожиданной стороны. Она нянчилась с малышкой день и ночь, не желая отступать, хотя жизнь в тощем тельце осленка едва теплилась; и наконец (как рассказывал позднее Тормон) маленькая Эсмеральда признала свое поражение и решила, что, пожалуй, еще поживет на белом свете. С тех пор она вовсю наслаждалась жизнью и держалась так, словно в этом сборище людей и коней она - самая главная.

Сейчас Канелла отпрягла повозку, но снимать с Эсмеральды упряжь не стала. Тормон достал из фургона кусок веревки, обвязал один конец вокруг своей талии, а другой крепко-накрепко привязал к прочным ремням упряжи. В груди у него ныло от недоброго предчувствия. Добром это, быть может, и не кончится - но что же еще делать-то?

Гладкий высокий лоб Канеллы прорезала обеспокоенная морщинка.

- Будь осторожен, - сказала она Тормону. - Если увидишь, что дорога совсем непроходима, не рискуй понапрасну. В крайнем случае повернем назад и зазимуем в Бризеле. Я скорее соглашусь лишиться прибыли за весь год, чем поставить на кон ваши жизни.

- Не тревожься, солнышко, - ответил Тормон. - Я поберегусь.

Он стоял в начале тропы, у поворота, где из расселины в западном склоне скалы низвергался с шумом и грохотом поток мутной воды - он-то и превратил горную тропу в опасно бурлящий ручей. Эсмеральда, прижав длинные бурые уши, из-под косматой челки искоса глянула на хозяина и так закатила глаза, что стали видны белки. Тормон понял, что если он не стронет ослицу с места прежде, чем она сообразит, к чему дело клонится, - Эсмеральда крепко упрется в землю всеми четырьмя ножками, и тогда уж с ней никакими силами не справиться.

- Ну, пошла! - Он легонько хлестнул ослицу по заду концом поводьев, и та с недовольным видом двинулась по затопленной тропе.

Вслед за нею Тормон шагнул в поток и невольно содрогнулся, когда за отвороты сапог потекли струйки ледяной воды. Вначале путь оказался не так уж труден, как он ожидал. В теснине между скал поток грохотал оглушительно и грозно, однако выше по тропе вода едва доходила до колен. Хотя бурное течение едва не сбивало Тормона с ног, с помощью Эсмеральды он все же успешно удерживал равновесие. Повезло еще и в том, что напор воды смыл с тропы всегдашний слой грязи и глины, и теперь под ногами Тормона был славный гладкий камень. Если действовать осторожно, они с Канеллой сумеют без особого труда провести здесь фургон и лошадей...

Тормон до того увлекся размышлениями о том, как проще и безопасней провести вниз по тропе коней и громоздкий фургон, что не сразу заметил, как бурлящий ручей становится все глубже и глубже. Он размышлял, высчитывал, прикидывал так и эдак - покуда не шагнул за очередной поворот тропы. И, мгновенно опомнившись, похолодел.

Оползень, которого они так опасались, уже произошел. Бормоча ругательства, вольный торговец с бессильной яростью взирал на бесформенную груду глины и вывороченных с корнями деревьев, которая перегородила тропу. Наконец он смолк и направил все свои мысли на решение новой проблемы.

При более пристальном изучении завал на тропе показался Тормону не таким уж безнадежным. По счастью, оползень сошел на самом широком отрезке тропы, где от нее отходил в сторону глубокий каменистый овраг. Вниз обрушилась сравнительно небольшая часть склона, да и то в основном перевалила через тропу и ухнула в овраг. Саму тропу сейчас перекрывали только переломанные стволы да сучья сосен - бурлящий поток уже размыл и унес с собой почти всю глину. Пару часов потрудиться здесь топором и лопатой, размышлял Тормон, и тропа будет свободна, тем более что у них имеется тягловая сила - кони и ослица. Единственная опасность - и нешуточная - в том, что могут сойти новые оползни, но в конце концов склон горы, нависшей в этом месте над тропой, уже обнажился до самого камня. Что ж, если им хоть чуточку повезет - до наступления ночи они будут уже в Тиаронде и там перезимуют, благополучно, а быть может, и прибыльно!

Тормон похлопал по шее ослицу, которая нетерпеливо топталась рядом с ним.

- Пойдем-ка, девочка моя. Помоги мне подняться наверх за топором, и тогда уж мы примемся за работу!

Нелегко было свести вниз по затопленной тропе массивных коней и громоздкий фургон, да вдобавок еще и тележку Эсмеральды, так что Канелла потрудилась до седьмого пота. Едва добравшись до того места, где тропу перегородил оползень, женщина схватилась за топор и кирку, чтобы помочь Тормону расчистить путь. Она готова была взяться за любое дело, только бы это помогло им поскорее выбраться из этих безлюдных и опасных мест. В своем рвении Канелла позабыла об одном: как она ни была вынослива, а все же не могла равняться силой с Тормоном. Взявшись за работу чересчур рьяно, она и глазом моргнуть не успела, как совершенно выбилась из сил.

Как ни упрямилась Канелла, а в конце концов усталость вынудила ее остановиться и дать отдых изнемогшему телу. Поднявшись наверх, женщина распахнула низенькую дверцу в передней части фургона и заглянула внутрь - проверить, как там Аннас. К немалой досаде девочки, ей строго-настрого запретили выбираться наружу: в окрестностях, где случился оползень, ребенку бродить небезопасно. В жизни вольных торговцев разные опасности встречались чаще, чем хотелось бы, а потому Аннас с младых ногтей научилась слушаться родительских приказаний и даже не смела спорить с ними. Притом же непрерывный проливной дождь лишал пешую прогулку всякого удовольствия.

Канелла заглянула в фургон, теша себя знакомым, таким уютным зрелищем. Теплый, домашний свет лампы заливал груды ящиков, мешков и бочонков, занимавших почти все свободное место в фургоне. Острый, грубоватый запах руна смешивался с летним ароматом трав, пряный дух гвоздики пропитался сладостью спелых плодов. Фургон был битком набит товаром. Вдоль одной его стены на полках стояли рядами глиняные кувшины, запечатанные воском, причем вдоль полок были прибиты планки, дабы ценный груз не посыпался на пол при внезапном толчке. Дорожный стол был устроен так хитроумно, что при ненадобности попросту откидывался к стене; такими же была и пара деревянных стульев. Гамаки, скатанные и туго перевязанные, висели на прочных крюках, вбитых в потолок, - так удалось освободить жилой угол, располагавшийся в задней части фургона. Большинство товаров, которые сумели втиснуть в этот закуток, сейчас были выгружены в тележку Эсмеральды, а в глубине его, где царил приятный аромат пряностей, на кипе руна, свернувшись калачиком, крепко спала Аннас. Книжка с картинками - поистине бесценное сокровище - лежала раскрытая рядом с ней.

Боясь ненароком разбудить дочку, Канелла осторожно прикрыла дверь и спустилась наружу. Укрывшись от ветра за стеной фургона, она отчаянно жалела, что не может заснуть так же крепко. И где-нибудь подальше от этого места - предпочтительней всего на другом краю света. Тормон, конечно, с типичной для мужчины самоуверенностью твердил, что склон горы уже обнажился до самого камня, а стало быть, им не грозят новые оползни.., но при одной мысли, что они застрянут здесь на всю ночь и на головы им (что бы там ни говорил Тормон) рухнет полгоры, - при одной этой мысли кровь Канеллы застывала в жилах. Дабы отвлечься от своих страхов, а вдобавок и не замерзнуть, стоя на одном месте, женщина решила обследовать забитый грязью овраг, который тянулся справа от тропы.

- Будь осторожна! - крикнул вслед подруге Тормон. - Не забредай слишком далеко. Здесь-то уже вполне безопасно, но вон тот утес, сдается мне, еще может обрушить на твою голову недурной обвал.

Канелла затаенно улыбнулась. Она и так не стала бы забираться в глубь оврага, разве что совсем лишилась бы разума. Притом, чтобы забрести слишком далеко, ей пришлось бы пробираться по скользким грудам сырой глины и опасно острым обломкам деревьев. Тем не менее, окажись Тормон на ее месте, она сказала бы ему то же самое. Забота друг о друге у них в крови, и никуда от этого не денешься.

Затем улыбка на губах женщины исчезла - она окинула взглядом забитый грязью овраг и только сейчас оценила по достоинству размеры оползня. Вот так мог бы, наверно, выглядеть конец света: изморось, серость и сырость, развороченная нелюдской яростью обвала земля... Единственным светлым пятном в этой угрюмой картине был слабый отблеск золота, мелькнувший на краю огромной груды грязи и переломанных деревьев.

Золото?! Канелла сдвинула брови. Что бы это могло быть? Любопытство вконец одолело ее, и она решила подобраться поближе.

Шажок за шажком, с превеликой осторожностью Канелла медленно пробиралась к загадочной груде. Путь оказался нелегкий и опасный. Перед каждым новым шагом ей приходилось вначале ощупывать ногой землю, и все равно то и дело слышался зловещий треск обломанного сука либо из-под ног катились камни, и тогда Канелла взмахивала руками, пытаясь удержать равновесие, либо хваталась за первую подходящую опору. Наконец ей все же удалось добраться туда, где в сумеречном сером свете трепетал едва различимый клочок золотого сияния. Опустившись на колени, женщина ощупала свою находку. С виду она была похожа на краешек треугольного паруса, какой ставят на своих утлых лодчонках рыбаки Юга, либо же - на крыло летучей мыши. Вот только ни паруса, ни тем более крылья летучих мышей не могут быть сделаны из золотистой, ясно мерцающей в сумерках кожи...

Канелла озадаченно нахмурилась. Что ж, она добралась до загадочного предмета - только ни на миг не стала ближе к разгадке. Рассеянным движением она потерла в пальцах странную, холодную на ощупь кожу.., и вдруг в ее сознании ясно вспыхнула картина, словно целиком взятая из нарядной книжки Аннас. Золотой, крылатый, дышащий огнем силуэт...

Канелла порывисто вскочила.

- Тормон! - что есть силы закричала она. - Сюда! Скорее!

***

Стерев с лица дождевые капли, Тормон выпрямился, оперся на заступ и с трудом перевел дыхание. Как он ни старался, откопать диковинную находку Канеллы оказалось нелегко - намного труднее, чем расчистить тропу, что он и закончил прежде всего. При этом Канелла торчала у него за спиной и буквально кипела, изнывая от желания поскорей вернуться к своей находке.., но Тормон был неумолим: безопасность прежде всего. Теперь он был только рад, что настоял на своем: дело ясное, что до ночи это загадочное существо им никак не откопать. До сих пор они очистили от грязи только край крыла да часть пугающе огромной ноги. Почти при каждом ударе заступ натыкался на мешанину камней и сучьев, изрядно замедлявших работу, а ведь Тормон должен был торопиться. Скоро совсем стемнеет, а им еще нужно как можно дальше уйти от опасного места.

- Скорее, Тормон, скорее! - Канелла, упав на колени, голыми руками разрывала камни и грязь. - Оно замерзает! Если мы не поспешим, оно погибнет!

- Если только уже не погибло. Не представляю, кто мог бы выжить, попав под этакий оползень. - Тормон почти ненавидел себя за то, что говорит подруге такие безжалостные слова.., но ведь должен хоть кто-то из них проявить здравомыслие!

- Послушай, любовь моя, - твердо продолжал он, - мы не можем дольше здесь оставаться. Это попросту небезопасно. Знаю, твое доброе сердечко страдает по всем тварям живым - но как же Аннас? Хочешь рисковать тем, что следующий оползень накроет ее? А ведь именно это может случиться, если мы задержимся здесь. К тому же, - он обнял женщину за плечи, - даже если мы отроем этого беднягу целиком и он окажется жив - что из того? Судя по всему, это настоящий исполин! Не сможем же мы погрузить его в фургон и увезти с собой, верно?

Канелла сильно прикусила губу и медленно кивнула, с неохотой признавая здравость рассуждений Тормона.

- Но ведь что-то же мы можем для него сделать? - с отчаянием спросила она. - Что, если оно все-таки живо? Это же такое удивительное существо, да что там - самое настоящее чудо! Нет, я не могу так просто бросить его на произвол судьбы!

Забросив на плечо заступ, Тормон взял подругу за руку и решительно повел ее прочь от попавшего в ловушку исполина.

- Лучшее, что мы можем для него сделать, - спуститься ниже по тропе и найти для лагеря место, безопасное для Аннас. Потом с утра пораньше мы двинемся в Тиаронд и направимся прямиком в храм. Наша обязанность - сообщить об этой находке самому иерарху.

- Тормон! Да смеем ли мы?..

- Ну конечно. - Свободной рукой он обнял женщину за плечи, притянул к себе. - Во-первых, он сумеет собрать побольше народу, чтобы откопать этого бедолагу, а во-вторых... - Тормон лукаво ухмыльнулся, - чудеса - это все-таки его профессия, а не наша.

Он привязал облепленный глиной заступ к наружной стене фургона. Канелла взобралась на козлы и взяла в руки вожжи - к вящему удовольствию усталых, промокших и злых лошадей. Тормон тайно вздохнул с облегчением - наконец-то они тронулись в путь! Его практический ум уже задвинул подальше все мысли о чудесах и сказочных чудовищах. Теперь он размышлял только о том, где лучше устроить стоянку и скоро ли они доберутся до подходящего места. Ему и в голову не пришло, что они с Канеллой даже не потрудились поискать другие жертвы оползня.

Глава 4 ОБРЕТЕНИЕ НАДЕЖДЫ

В начале не было ничего. Он ничего не видел, не слышал, не чувствовал. Как будто плоть его исчезла бесследно и осталась лишь смятенная, смутная, слабая искорка духа. Где он? Неужели это и есть - смерть? Безмерная усталость овладела всем его существом. Внутреннее пламя, присущее его роду, так ослабело, что почти превратилось в угли. Все его тело пронизывал липкий, леденящий холод... Тело? "Проклятье, - подумал он, - я не чувствую собственного тела! Быть может, я и вправду мертв?"

Ему стоило огромного труда сосредоточиться, вспомнить... "Что случилось? Где я? Неужели меня уже похоронили? С чего бы еще иначе я вдруг оказался в полной темноте, заваленный стылой глиной?.."

Глиной?! Да нет же - грязью! Ну да, это была грязь. Ревущая, грохочущая, неумолимая волна удушливой тьмы. Удар, падение - и вот он уже задыхается, бессильно цепляясь когтями за пустоту, страшась только одного - потерять...

- Вельдан! Казарл испустил такой оглушительный вопль, что подсохшая глина, облеплявшая его, растрескалась, а с окрестных скал осыпались струйки камней. Порыв, порожденный страхом и болью, оказался так силен, что дракен одним прыжком вырвался из грязи, едва не ставшей его могилой. И тут же поплатился за такую неоправданную трату сил. Все его тело пронзила острая, слепящая боль.., но по крайней мере он был свободен.

Каз помотал головой, безуспешно пытаясь разогнать пелену мути и боли, зашатался, но все же кое-как сумел выпрямиться. Лапы под ним подгибались, мягкое местечко на голове, между рогов ныло от нестерпимой боли. Досталось ему, похоже, всерьез: стоило мотнуть головой, и в глазах темнело, а мир вокруг начинал вращаться, точно бешеная карусель. Судя по всему, Каз провалялся без сознания добрых полдня, и счастье еще, что он вовсе остался в живых. Дракены покрыты прочнейшей чешуей, у них острые клыки и когти, а могучий шипастый хвост одним взмахом может пришибить быка, но одно уязвимое место у них все-таки есть - на макушке, между рогов. Вот почему череп дракена снабжен не одной, а двумя парами рогов: костяными наростами над глазами, что придает морде дракена такой угрожающий вид, и длинными, витыми, запрокинутыми назад рогами, которые изящным изгибом прикрывают череп.

Собрав остатки сил, Каз попытался сосредоточиться. Сколько же времени он провалялся здесь, бросив без помощи свою напарницу? Сейчас уже ночь, и под небом, затянутым тучами, царит темнота чернее, чем сердце вампира. Хотя дракен обладал хорошо развитым ночным зрением, он мало что мог разглядеть в глубоком овраге. Слуха его достигали лишь немногие звуки: журчание текущей воды, собственное хриплое дыхание, лязг и скрип когтей по камням да негромкий, шепчущий шорох бесконечного дождя.

Где же Вельдан? Глубоко ли ее завалило? Вдобавок к ночному зрению дракен владел иными способностями, которые помогут ему в поисках. Он мог учуять тепло живого существа и мысленно увидеть его как яркое белое свечение - даже если источник тепла был невидим для его глаз. К тому же у него было неимоверно острое чутье. Жива Вельдан или мертва - Каз сумеет отыскать ее по одному только запаху. Пошатываясь, дракен неверным шагом принялся обходить заваленный грязью и мусором овраг в поисках своей напарницы.

Найти Вельдан оказалось нелегко. Из грязи тут и там торчали стволы сломанных оползнем деревьев, а их сучья сплетались так тесно, что порой одолеть эту преграду было почти невозможно. Силой оползня Каза протащило вниз по узкому ущелью, и теперь он вынужден был с превеликой осторожностью карабкаться вверх по склону, буквально ощупывая каждую его пядь. Всякий треснувший под его лапой сук приходилось исследовать со всем тщанием, и притом в полной темноте - чтобы нечаянно не вызвать новый обвал, который может навеки похоронить под собой Вельдан.

Казалось, поиски тянутся бесконечно, и в конце концов Каз уже едва удерживался от искушения задрать голову в дождливое небо и завыть от горя и бессилия. В конце концов, обшарив почти весь овраг, у самой тропы он обнаружил Вельдан. Что удивительно - дракен дважды миновал это место, но так и не сумел ее учуять. Груда изломанных сучьев завалила Вельдан с головой, да к тому же она так замерзла, что Каз совершенно не чуял тепло ее тела.

Пустив в ход когти и зубы, дракен яростно набросился на преграду, отделявшую его от напарницы. Пробившись наконец к Вельдан, он с радостью обнаружил, что сердце ее покуда бьется, только слабо и еле слышно. Впрочем, надо радоваться и тому, что Вельдан вообще жива. Ее укрыли от ударов упругие верхние ветви сломанной сосны, и это же укрытие сохранило для нее в грязи толику воздуха - иначе Вельдан бы попросту задохнулась.

Итак, напарница нашлась, но это лишь полдела. Каз понимал, что им необходима помощь. Он должен отыскать людей - и поскорее, не то Вельдан умрет. Только сейчас дракен вспомнил об Этоне.., и поежился от запоздалого чувства вины. Что стряслось с драконьим провидцем? Жив он или погиб?

Казарл резко мотнул головой - и дернулся от жгучей боли, ужалившей виски. Плохо дело: обоих спасти он не сможет. Покуда он будет искать Этона, Вельдан наверняка умрет. К тому же дракон скорее всего не перенес катастрофы - он и прежде был едва жив от холода и голода.

"Ох, Вельдан, - горестно подумал Каз, - вот и это дело мы с тобой, похоже, провалили". Дракен обреченно опустил голову. В довершение худшего он даже не способен, в силу своей природы, разговаривать на языке людей - как же он сможет убедить их помочь Вельдан? Те, кто служит Тайному Совету, могут оказаться и телепатами - это один из основных критериев отбора, - но среди обычных, примитивных человеческих существ эта способность встречается крайне редко.

Каз пробрался к потоку, который все еще с шумом катился вниз по извилистой тропе. Вначале он жадно и с наслаждением напился, выполаскивая из горла остатки грязи, а затем целиком погрузил голову в ледяные струи. Каз надеялся, что таким образом сумеет хоть ненадолго утишить нестерпимую головную боль и прояснить мысли. Хотя бы ровно настолько, чтоб успеть сделать все, что нужно.

Ужасней всего было, когда он пытался пристроить Вельдан у себя на спине. Каз ухватил зубами ее рубашку - осторожненько, чтобы не порвалась ткань, - и бережно поднял напарницу. Вельдан обвисла, точно сломанная кукла, и дракен, не выдержав, глухо застонал - мучительно было видеть ее такой беспомощной и несчастной. Напрягая длинную гибкую шею, он медленно повернул голову и осторожно опустил бесчувственную девушку к себе на спину. Каз хорошо понимал, что если у Вельдан переломаны кости или повреждены внутренние органы, его действия причинят ей боль - а то и убьют. Но что же делать? Бросить ее здесь умирать в грязи и холоде? Дракен сделал пару шагов, стараясь ступать как можно легче, чтобы не уронить свою бесценную ношу. Вельдан не свалилась, и ему оставалось лишь надеяться, что она не свалится впредь.

Дракен развернулся и, пошатываясь, упрямо двинулся в обратный путь. Когда он одолевал эту тропу - вчера? Позавчера? Или целую вечность назад? Поиски Вельдан изрядно истощили его силы, глаза вновь заволакивала пелена мутной боли, он едва не падал от голода и дрожал от промозглой сырости горного воздуха. И думать он мог только об одном. Помочь Вельдан. Любой ценой спасти ей жизнь. Одно плохо - сунуться в город он просто не посмеет, а как отыскать спасителя здесь, в этом неприветливом и угрюмом безлюдье?

Что там сомневаться - в этих стылых горах да при вечном дожде старые кости будут ныть и в могиле.., и в такие дни Тулак определенно нуждалась в капельке чего-нибудь бодрящего.

- Тпру, паренек!

Она отпустила узду Мазаля, и крупный мышастый конь тотчас остановился. Цепи, на которых волочилось бревно, ослабли. Конь принялся тыкаться носом в карманы хозяйкиной куртки, и Тулак понимающе хихикнула. Мазаль, как и она, был хитрым старым воякой и охотно хватался за любой повод отвертеться от работы - особенно под вечер. Сдернув перчатку, Тулак извлекла из кармана вялую морковку и сунула ее коню, а затем вновь запустила руку в карман, и на свет появилась плоская фляжка. Тулак быстро, украдкой огляделась по сторонам и, убедившись, что ее никто не увидит, поднесла фляжку к губам и торопливо глотнула. Хмельное тепло тотчас растеклось по телу. Шумно вздохнув, Тулак сунула фляжку в карман, надела перчатку и снова ухватилась за узду.

- Вперед, приятель!

Мазаль фыркнул - подозрительно похоже на хозяйкин вздох - и двинулся дальше. Вновь натянулись цепи и повлекли тяжелое бревно, точнее, ствол вывороченного с корнями дерева по вязкой сырой земле, вверх по склону холма - туда, где у реки стояла лесопилка. Хорошо еще, подумала Тулак, что сюда свалилось только одно дерево. Могло быть гораздо хуже. Рев далекого оползня она услышала еще несколько часов назад, и последние его содрогания выворотили из земли дерево, которое сейчас волок на цепях Мазаль. Оставалось только гадать, каких бед натворил этот оползень высоко в горах.

День выдался угрюмый, пасмурный, набрякшие дождем тучи опустились совсем низко, и сейчас на горных вершинах лежала сырая туманная мгла. Для Тулак наступающие сумерки были полны призраков, но в этом как раз не было ничего удивительного. Она прожила на свете почти шесть десятков лет, и почти все, кто был ей дорог, давным-давно покинули этот мир. Соратники, друзья, возлюбленные, даже храбрые и достойные уважения враги - все они сегодня бледными тенями толпились вокруг Тулак, воскрешенные на время ее памятью. Люди, города, дороги, проигранные и выигранные битвы, дружеские попойки, реки пива и хмельная радость оттого, что ты уцелел и еще поживешь немного на этом свете, - все это когда-то Тулак делила с друзьями. А потом они один за другим ушли в небытие, и она осталась одна - слишком старая, чтобы цепляться за ремесло солдата, и слишком упрямая, чтобы раньше времени влиться в бессчетное войско Смерти. Бурные волны жизни выплеснули Тулак на отмель - доживать свой век в этом малолюдном и неприветливом краю.

Странное дело, размышляла Тулак, до чего же упорно все возвращается на круги своя. Ведь она родилась на свет на той самой лесопилке, в дальних окрестностях Тиаронда, но прежде никогда и не помышляла, что закончит свои дни в этой медвежьей глуши. Отец, так и не дождавшийся сына, воспитывал дочь как мальчика, и она с детства мечтала стать солдатом. Свою военную карьеру Тулак начала среди Божьих Мечей, храмовых гвардейцев, которые сражались во имя Мириаля, и очень скоро выяснилось, что, помимо обычных воинских талантов, она обладает редкостным даром укрощать и объезжать коней. Вследствие этого Тулак частенько поручали самых строптивых или совсем необъезженных скакунов, и скоро гвардейское начальство убедилось, что эта девчонка попросту незаменима.

Одно повышение в чине следовало за другим, но все оборвалось, когда вышел в отставку прежний командир гвардейцев. Его преемник лорд Блейд - наглый юнец, выскочка, явившийся невесть откуда и взлетевший к вершинам власти с убийственной точностью летящей стрелы, - лорд Блейд полагал женщин-солдат нелепым и неуместным явлением, а потому удалил их из гвардии всех до единой. С тех пор Тулак служила наемницей в охране купеческих караванов либо в небольших отрядах, нанятых вечно враждующими кланами северо-восточных гор, где никогда не прекращались стычки.

- В тех горах нам с тобой и стоило бы остаться навечно. Правда, дружок? - Тулак нежно потрепала по шее коня-ветерана. - Уж лучше бы мы погибли в расцвете сил, чем докатились до дряхлости, ревматизма и тягостной работенки ради хлеба насущного.

Не успела Тулак подойти к лесопилке, как из дверей опрометью выскочил Робаль и услужливо согнулся, помогая ей снять цепи, - рослый, довольно плотного сложения юнец со светлыми кудряшками и круглым безбородым лицом.

- Это последнее, госпожа Тулак? - спросил он.

- Ну разве только еще какое-нибудь дерево вывернет с корнем. Сплавщики не начнут сплавлять бревна, покуда не спадет вода.

Сегодня Тулак объясняла это Робалю уже раз сто, не меньше, а до того тысячу раз говорила, чтобы он не называл ее "госпожой". Опять все то же самое! Тулак стиснула зубы, стараясь не выдать голосом своего раздражения. Робаль, в конце концов, не виноват, что она не в ладах со всем светом, да и с собственной тупостью он тоже, ничего не может поделать. "Сила есть - ума не надо" - говорят о таких в северных горах, и эта поговорка как нельзя лучше подходит к ее помощнику. Впрочем, без его силы Тулак на лесопилке пришлось бы тяжко, так что другие недостатки ему можно и простить.

Все, кроме одного.

- Госпожа Тулак, опять вы пили! - возмущенно воскликнул Робаль. - Даже отсюда я чую, как несет от вас порочным зельем!

Робаль принадлежал к наиболее ревностным почитателям Мириаля. К несчастью для Тулак, истолкованием воли Божьей ведал в Каллисиоре один-единственный человек - непогрешимый иерарх, духовный и светский правитель страны. Несчастьем вдвойне, с точки зрения старой наемницы, было то, что, по мысли нынешнего иерарха, Мириаль предает проклятию все, чем смертный может потешить душеньку. Тулак помнила еще предыдущего иерарха, женщину по имени Истелла, бабушку Гиларры, занимавшей ныне пост суффрагана - второй по значимости после иерарха. Истелла!.. У Тулак вырвался ностальгический вздох. Уж эта женщина понимала толк в удовольствиях! Да и внучка немало унаследовала от нее. Если б только первой появилась на свет она, а не этот набожный индюк...

- Госпожа, зачем вы предаетесь этому гнусному пороку? Неудивительно, что мы страдаем от бесконечных дождей! Мириаль наказывает нас за грехи таких, как вы...

- Проклятие! - взорвалась Тулак.

Унылая серость пасмурного дня, тоска однообразной жизни, собственное гнусное настроение - все это разом обрушилось на нее, и последней соломинкой оказалось набожное вяканье этого святоши с куриными мозгами. Сорвав с бревна последнюю цепь, Тулак с силой отшвырнула ее прочь.

- Робаль, ты уволен, - бросила она и, порывшись в кармане, где лежала фляжка, выудила горсть серебряных и медных монет. - Вот, возьми - пересчитывать не стану. Бери все и убирайся с глаз моих.

На лице силача отразился такой ужас, что Тулак почти пожалела о своем поступке. Мириаль свидетель, таким, как Робаль, в Тиаронде отыскать работу куда как нелегко. И все же она отбросила жалость. Если лесопилка понемногу загоняла ее в гроб, то Робаль усердно заколачивал в этот гроб гвозди. Неужели она позабыла главный закон выживания? Тулак, старушка, сказала себе наемница, смотри на это так: либо он, либо ты. Вот и выбирай. С этой мыслью она повернулась к бывшему помощнику. Он так и стоял под дождем, разинув рот, и струйки воды обильно текли по его лицу.

- Убирайся, - повторила Тулак. - Ну, чего ждешь? Лесопилка закрыта - отныне и навсегда. Я только что ушла на покой.

Повернувшись спиной к Робалю, она взяла застоявшегося коня под уздцы и повела прочь.

- Пойдем, дружок, - бормотала она, - пойдем и напьемся всласть.

Дом Тулак, выстроенный еще ее дедом, стоял неподалеку от лесопилки, на насыпном холме, который не заливало даже в самое сильное половодье. Прочная постройка из тесаного камня заменила бревенчатый дом, служивший пристанищем предыдущим поколениям, и ставилась она с расчетом на большую и дружную семью. Теперь изо всего семейства осталась в живых только Тулак, и большинство комнат прозябали пустыми и необжитыми. Единственное исключение составляла просторная кухня. В детских воспоминаниях Тулак эта кухня всегда была главным местом в доме, местом, откуда для всех членов семьи начинался день и куда они сходились по вечерам - поесть, поболтать, отдохнуть от трудов праведных. Здесь было на редкость уютно. Большую часть кухни занимал огромный очаг, к которому с одной стороны была пристроена печка для хлеба, а с другой - медный котел для горячей воды.

Когда еще была жива Эльсе, мать Тулак, этот дом был ее империей, а она - тиранствующей императрицей. Все мужчины прежде, чем войти, должны были снять шляпу и вытереть ноги - иначе горе им!.. Во владениях Эльсе, блиставших безукоризненной чистотой, ото всех требовали самого приличного поведения, а крепкие напитки и соленое словцо и вовсе были под строжайшим запретом. Теперь, воскресни Эльсе, она не узнала бы собственного дома: на окнах потеки грязи, пол засален до черноты, по всем углам паутина. На кухонном столе громоздились горы немытой посуды вперемешку с хлебными крошками и липкими следами жира. Над очагом, на веревке, протянутой через всю кухню, сушилось застиранное до дыр белье. Тулак едва не расхохоталась, осознав, что во всем этом бедламе сиял чистотой только стоявший у каминной полки меч.

Мать, должно быть, так и вертится в гробу, видя все это безобразие, размышляла Тулак, ведя за собой в жарко натопленную кухню мокрого и грязного коня. Она захихикала, увидев, как Мазаль одобрительно оглядывает незнакомое, но весьма приятное местечко, с шумом втягивая ноздрями ароматы яблок, зерна и прочих лошадиных лакомств. Уж конечно, здесь куда уютней, чем в пустынной и темной конюшне!

Тулак захлопнула дверь и выразительно пожала плечами. Хорошо еще, что ее сейчас не могут увидеть городские сплетники. Конь, стоящий посреди кухни, раз и навсегда убедил бы их, что старая стерва с лесопилки окончательно впала в маразм. Что до нее самой - Мазаль был при ней еще тонконогим жеребенком, и она сама его вырастила и выучила. Сегодня, когда на душе у Тулак было так черно, общество коня казалось ей вполне подходящим. В конце концов, он последний, кто остался в живых из прежних ее сотоварищей - так какого лешего ему трястись от холода в промозглом стойле? Притом, быть может, соседство Мазаля поможет Тулак изгнать неотвязных призраков...

Она зажгла фонарь, стоявший на столе, и сумерки за окном тотчас превратились в непроглядную тьму. Затем Тулак разворошила седые угли - все, что осталось от разведенного утром огня, - и подбросила в очаг немного хвороста. Вот так и мы все, размышляла она, глядя, как разгораются робкие язычки пламени. Огню, как и человеку, нужно немного - воздух, пища да чуточку дружеского внимания. Тулак с отвращением поморщилась, сообразив, что снова начинает жалеть себя. Этот неверный путь ведет прямиком к желанию свести счеты с жизнью - уж это-то она знала наверняка. До сих пор ей еще удавалось вовремя остановиться, но.., кто знает? Когда-нибудь, если только она не побережется, жалость к себе приведет ее к неизбежному концу.

Тулак подскочила так поспешно, словно обожглась. Уж лучше чем-то занять себя, чем предаваться невеселым раздумьям! Она подбросила дров, и в очаге запылало высокое ровное пламя. Наконец согревшись, Тулак стянула с себя куртку, хорошенько обтерла усталого коня и устроила его в углу, поставив перед ним глубокую миску с зерном и мелко нарезанной морковкой - любимым лакомством Мазаля. Для себя она, не мудрствуя лукаво, отрезала ломоть холодного жареного мяса (хотя в селах уже погибло немало скота, мясо еще можно было достать - были бы нужные связи) и съела его с хлебом. Тулак никогда не любила готовить и старалась без особой нужды не браться за стряпню.

Внутренний голос предостерег Тулак, что нынче вечером ей не стоит напиваться допьяна. Она и так уже близка к тому, чтобы плакаться над своей одинокой участью, так что незачем подливать масла в огонь. Тем не менее Тулак направилась к кувшину с водкой, налила в кружку привычную порцию - и строго сказала себе, что на сегодня этого с нее хватит. Устроившись в качалке у огня, она положила на колени меч и принялась начищать и без того блистающий клинок - просто для того, чтобы занять руки, пока она будет размышлять о будущем.

Неужели она не шутила, объявив этому набожному болвану, что лесопилка закрыта? Проклятье, да она с ума сошла! Старая ты дура, распекал голос здравомыслия безрассудную авантюристку, которая жила в душе Тулак многие годы, да так ни на день и не помолодела. О чем, во имя Мириаля, ты только думала? Взгляни на дело трезво, Тулак: пускай лесопилка тебе и обрыдла, но ведь без нее мы умрем с голоду. Кому нужен дряхлый солдат, охранник или наемник? И все же, хотя Тулак признавала правоту этого брюзжащего голоса, что-то в ней упрямо отказывалось тратить остаток жизни на бессмысленный и тягостный труд ради куска хлеба. Что же делать? Как быть? Куда податься? Вопросы эти эхом звенели и звенели в ее голове, словно наизусть затверженная молитва. Должен же быть хоть какой-нибудь выход! Должен!

Под тяжестью Тулак качалка негромко поскрипывала, в очаге, похрустывая хворостом, весело гудел огонь. Из угла, где стоял Мазаль, доносилось размеренное хрупанье. Время от времени эти мирные домашние звуки заглушала воинственная дробь - это порыв ветра швырял в ставни пригоршню дождя. Впрочем.., слух Тулак, натренированный и обостренный многими годами службы, мог уловить в привычном этом шуме малейший чужеродный оттенок. В краткий миг затишья между порывами неутомимого ветра она явственно услышала глухой топот и тяжелое шлепанье грязи. Старая наемница со стуком отставила кружку на край очага и резко выпрямилась в кресле. Снаружи кто-то двигался - и, судя по звукам, это был настоящий исполин!

По кухне разнесся звон и грохот - Мазаль забился в панике и ударом задних ног опрокинул на пол ветхий шкафчик с посудой. Сокрушая в пыль осколки могучими копытами, конь занял в углу оборонительную позицию, прижал уши, воинственно оскалил зубы. Глаза его стали круглыми от ужаса. Тулак никогда прежде не видела, чтобы Мазаль так испугался, но только успокаивать его было некогда. Крепко ухватив рукоять меча, она беззвучно поднялась на ноги и на цыпочках направилась к окну. Если выглянуть в щель между ставнями, быть может, она увидит, с кем ей предстоит сразиться...

Тулак не успела дойти до окна - застыла на полдороге, услышав оглушительный треск дерева. Ночной гость, кто бы он ни был, налетел в темноте на прочный резной столб крыльца.., и переломил его, точно хворостинку. Сердце Тулак бешено заколотилось в груди. Что же это, во имя семи адских бездн, бродит там, снаружи? Быть может, Мириаль и вправду существует и теперь он направил неведомую тварь, чтобы та помогла Тулак покончить счеты с постылой жизнью? То-то была бы славная шутка!.. Женщина вздрогнула, услышав громкий явственный хруст - чьи-то могучие когти крушили прочнейшие доски крыльца. Тулак шумно втянула воздух. Вот оно как! Непрошеный гость, стало быть, времени не теряет. Если она хочет прожить на свете еще хоть пять минут - прятаться и трусить нет смысла.

В этот миг, впервые за много месяцев старой наемнице показалось, что жизнь прекрасна. Метнувшись к очагу, Тулак выхватила из ящика с дровами длинную ветку и, сунув ее в огонь, превратила в ярко пылающий факел. С мечом в одной руке и горящей веткой в другой она двинулась к порогу кухни, ожидая, что дверь вот-вот полетит с петель, брызнув щепками. И не дождалась. Вместо этого снаружи донесся глухой тяжелый стук - словно неведомый исполин, стараясь удержать свою немереную силушку, пытался всего лишь вежливо - вежливо! - постучать в дверь!

Тулак судорожно сглотнула, чтобы смягчить слюной изрядно пересохшее горло.

- Кто б ты ни был - я ночью не открою дверь! Убирайся отсюда! Прочь!

Чувствовала она себя при этом до крайности глупо, но этот крик странно подбодрил ее.

Воцарилась долгая тишина. Мазаль в своем углу дрожал, потея от безумного страха. И не он один - рука Тулак, сжимавшая рукоять меча, стала скользкой.

Что-то с яростной силой ударилось о дверь. Громко хрустнув, сорвался засов, затрещало дерево. Тулак едва успела отпрыгнуть - дверь распахнулась, оглушительно ударившись о стену.

Этого Мазаль уже не мог вынести. Прежде чем старая наемница успела перехватить его, он стремительно рванулся в проем и в один миг исчез в темноте. Бешеный перестук копыт затих вдали, и до Тулак донеслось пронзительное ржание.

- Нет! - отчаянно закричала она. Дверной проем был темен и пуст - неведомое чудище, похоже, бросилось вдогонку за беднягой... Глаза Тулак наполнились слезами. Она яростно смахнула их кулаком, но тут же подступили новые слезы. - Сентиментальная старая дура! - пробормотала она. - Этот болван спас тебе жизнь - так не мешкай же...

И Тулак поспешно бросилась к разбитой двери, втайне надеясь, что ее удастся вновь укрепить. На пороге темнело неровное блестящее пятно. Кровь? Вот странно! И тут женщина замерла, сдавленно выругавшись. Неяркий свет фонаря над дверью заливал просторное крыльцо. На ступенях распростерлось человеческое тело, а рядом с ним - еще одно пятно крови. Женщина, подумала Тулак, вся в грязи, крови и еще невесть в чем. То ли мертва, то ли без сознания - не разберешь. Крыльцо перед ней исцарапано - словно кто-то кромсал доски кривым кинжалом. Это могли быть и следы когтей.., вот только складывались они в большие корявые буквы: ПОМОГИ.

- Чтоб мне лопнуть, - пробормотала Тулак, нагибаясь ниже, чтобы рассмотреть надпись, но тут же вскинулась, услышав негромкий странный звук - то ли фырканье, то ли стон. На земле перед крыльцом вежливо восседало кошмарное чудище, подобного которому Тулак не видела даже в самых страшных своих снах, - гигантский чешуйчатый ящер с ослепительно сверкающими глазами. Тулак разобрал неудержимый хохот. Жуткая тварь могла быть самой Смертью во плоти - если б только не пыталась огромной когтистой лапой утереть кровь, текущую из разбитого носа.

Глава 5 НА КРАЮ ПРОПАСТИ

Бессонница посреди долгой ночи - нелегкое испытание, в особенности для предводителя, у которого забот полон рот. Кентавр не может метаться и ворочаться в постели, подобно человеку, - не позволит строение тела, однако Кергорн всю ночь беспокойно ерзал на своей двухъярусной кровати. Широкий нижний ярус, выстланный упругим пахучим папоротником, на котором всегда так уютно располагалось лошадиное тело кентавра, сегодня казался неудобным и жестким, а верхний ярус, где покоился обычно человеческий торс Кергорна, не могли умягчить даже груды подушек и мягких шкур.

Хотя архимаг изо всех старался лежать тихо, как видно, его старания не увенчались успехом. Кергорн беззвучно выругался сквозь зубы. Его подруга, спавшая рядом, шумно вздохнула и пошевелилась. Потом протерла сонные глаза, при этом едва не заехав Кергорну локтем в глаз.

- Ну, что еще стряслось? - с явным неудовольствием осведомилась Сивильда. В темноте Кергорн услышал, как она зевнула во весь рот - протяжно, с надрывом. - Сегодня ты так и мечешься по всей постели, точно очумелый мартовский заяц.

- Извини, Сивильда, - смущенно отозвался Кергорн. - Я совсем не хотел разбудить тебя.

- Ха! Ты только думаешь, что не хотел. Я же знаю тебя, Кергорн, как облупленного - и неудивительно, после стольких-то лет совместной жизни. Когда ты начинаешь вот так ерзать в постели, это значит лишь одно: ты желаешь поделиться со мной теми проблемами, которые лишили тебя сна.., а заодно нагонят бессонницу и на меня. - Сивильда пошарила по столику у кровати и зажгла масляную лампу. В спальне она предпочитала держать именно масляные лампы - ей нравился их неяркий, уютный свет.

Хотя голос Сивильды в темноте звучал ворчливо и раздраженно, при свете лампы Кергорн сразу увидел, что подруга не так уж сердита на то, что ее разбудили. Вид у нее был сонный, но искорки в темных проницательных глазах яснее слов говорили, что она понимает Кергорна и сочувствует ему. Она готова просидеть всю ночь, только бы Кергорн выговорился и облегчил душу.

Как же она хороша, подумал кентавр. Вороная шкура лошадиного крупа Сивильды, сбрызнутая кое-где ослепительно белыми пятнышками отливала здоровым, ухоженным блеском, серебристые волосы, всегда так аккуратно причесанные, спутались от долгого сна. Неяркий свет хрустальной лампы сгладил на ее лице морщинки, отмечавшие возраст, и одарил его девической гладкостью, которая исчезнет с наступлением дня. Впрочем, и без этих лестных уловок Сивильда была по-настоящему прекрасна. Ее высокие, четко очерченные скулы, изящная шея, высокий, скульптурно вылепленный лоб никогда не станут добычей безжалостных лет. Кергорн влюбился в это лицо сотню с лишним лет назад - твердо знал, что эта любовь не угаснет до конца его дней.

В эту минуту подруга чувствительно ткнула его в ребра.

- Ну? - с иронией спросила она. - Ты же разбудил меня, чтобы выговориться, а сам только пялишься на меня и молчишь как сыч. Если только окажется, что я просыпалась понапрасну... - Она не договорила и с шутливой угрозой показала ему кулак.

Кергорн развел руки в смятении, которое только наполовину было притворным.

- С чего же мне начать? В нашем распоряжении только половина ночи.

Сивильда укоризненно покачала головой:

- Не преувеличивай, Кер. У тебя сейчас и так достаточно проблем - не стоит создавать новые. О том, что Завесы рушатся, я и без тебя знаю - эти неприятности нас преследуют больше года. Нет, мой дорогой, тебя мучит и лишает сна нечто другое. Так в чем же дело? Ты беспокоишься о своей напарнице? Тебе ее, должно быть, очень не хватает.

- Что верно, то верно, - признал Кергорн, благословляя в душе благородный и понимающий нрав своей подруги. Хотя Сивильда тоже принадлежала к Тайному Совету, она была не чародеем, а искусным и почитаемым мастером - одним из тех, кто исследовал и изучал невероятные орудия и изобретения Древних. Найденные к этому времени таинственные предметы, оставшиеся от Древних, были по большей части настолько сложны, что менее просвещенным жителям Мириаля показались бы творениями чистой магии. Сивильда была знатоком в использовании различных кристаллов - если только кто-то с чистой совестью мог объявить себя подлинным знатоком того, что создали Древние. Это был предмет постоянных страданий Кергорна, не говоря уж о других членах Тайного Совета.

- Если ты намерен ударяться в мечты всякий раз, как я помяну эту проказливую феечку, тогда благодарение небесам, что она бесплотна, а я не ревнива! - вполголоса заметила Сивильда.

- По правде говоря, я задумался о Древних. - Кергорн обнял подругу за плечи. - Никак не могу понять, отчего они оставили нас в таком удручающем невежестве. Ведь почти все крохи знаний, которыми обладаем мы, чародеи, обретены не благодаря Древним, а вопреки их воле. Долгие годы тяжкого труда, опасные путешествия, бесконечные опыты, которые лишь подтверждают, как мало мы еще знаем, - и в итоге всего лишь крупицы из бездонной сокровищницы знаний!

- Дорогой мой Кер, и о чем ты только думаешь? - Сивильда выразительно вскинула брови. - Неужели тебе не довольно иных забот, чтобы снова и снова возвращаться к этой заезженной жалобе? Тайный Совет сетует на свое невежество с того дня, когда был создан, и эти сетования, без сомнений, будут продолжаться до тех пор, пока не рухнет мир - чего, судя по всему, ждать уже недолго! Если хочешь знать мое мнение - чем скорее вернется Шри, тем лучше. Вдвоем мы тебя живо утихомирим!

- Хорошо бы! - от всего сердца согласился Кергорн. Без Тиришри ему уже было одиноко. Пускай у него есть семья, которая всегда утешит и поддержит в трудную минуту, - напарницы ему отчаянно недоставало. Между чародеями-напарниками неизбежно возникала глубинная, абсолютная связь, особая близость, закаленная в совместных трудах, тяготах и опасностях.

- Знаешь, - продолжал он, - отсутствие Шри оказалось для меня своевременным уроком. Быть может, я все-таки чересчур сурово обошелся с Элионом.

- Это вряд ли, - задумчиво отозвалась Сивильда. - Он слишком глубоко погрузился в свое горе - того и гляди, воспоминания о Мельнит свели бы его с ума. Полагаю, что ты вмешался как раз вовремя: сейчас Элион будет слишком занят, чтобы постоянно вспоминать свою погибшую напарницу. Тем не менее я уверена, что он еще долго будет скорбеть о Мельнит, и это нам тоже надо иметь в виду. Эта скорбь непременно повлияет на его отношения с другими чародеями, особенно с Казарлом и Вельдан.

- Ты совершенно права. Боюсь, им всем придется нелегко.

Кергорн понимал, что пошел на отчаянный риск, соединив для одной миссии тех, кто вырвался живыми из подземной твердыни ак'загаров.., но сейчас, когда рушатся Завесы, миру грозит настоящая беда, и выбора у него не было. Лежа рядом со своей мудрой подругой, кентавр перебирал в памяти достоинства и недостатки всех троих.

Из Вельдан могла бы выйти превосходная чародейка. В ней есть отвага и упрямство, железная решимость, которая поможет ей пройти через любые испытания. Вельдан умна и вдобавок отменный боец - в ее обманчиво хрупком теле сокрыты сила, гибкость, выносливость. К несчастью, она была ранена отравленным оружием ак'загаров и с тех пор, увы, еще не успела оправиться.

- Ты знаешь, - задумчиво проговорил он вслух, - изначальной моей ошибкой было то, что я отправил Вельдан сопровождать драконьего провидца.

Сивильда мрачно кивнула:

- Ты прав. Это новое поручение последовало слишком быстро. Впрочем, Вельдан сама настаивала на том, чтобы поскорее взяться за дело и загладить свою неудачу. Это был ее выбор, Кер. Ты не можешь винить себя за чужие промахи.

- А кого же мне еще винить? - воскликнул он. - Я доверился суждению Вельдан - зеленой девчонки, пережившей жестокое потрясение. Какой же я после этого предводитель Совета?

- Ну хорошо, - уступила Сивильда, - ты ошибся. Надеюсь, в следующий раз ты поступишь иначе, но теперь-то уже ничего не исправишь. Главным недостатком Вельдан всегда была неуверенность в собственных силах.

- Увы, это правда, но до того злосчастного похода к ак'загарам ей как-то удавалось справляться с этим недостатком. Теперь же, вдобавок к телесным ранам, пережитое жестоко уязвило ее уверенность в себе. Проблема Казарла, вне сомнений, в другом - слишком сильной привязанности к своей напарнице. - Архимаг покачал головой. - Боюсь, что Каз, не задумываясь, прикончит Элиона, если тот начнет обвинять Вельдан в смерти Мельнит. Что до самого Элиона - он прекрасный юноша, но дьявольски горд и упрям как осел. Уж если что-то втемяшилось ему в голову - пиши пропало. К тому же он из тех людей, кто будет помнить нанесенную обиду до конца времен и отомстит за нее любой ценой, если только сочтет себя правым.

Сивильда вновь кивнула:

- Спору нет, Кергорн, - сведя вместе этих троих, ты создал весьма опасную ситуацию. Какое счастье, что там будет Тиришри - уж она-то за ними присмотрит. Ты принял очень мудрое решение.

- Ты хочешь сказать - она приняла очень мудрое решение, - покаянно уточнил Кергорн. - Я-то не додумался даже до этого.

- Проклятие! Отправляя Вельдан за драконьим провидцем, я в душе надеялся, что это будет легкая прогулка, которая поможет ей восстановить уверенность в себе. Еще тогда мне следовало бы сообразить, что в таких непредсказуемых условиях легкая прогулка запросто может обернуться опасным путешествием.

- Что же, - строго сказала Сивильда, - наилучшая сталь закаляется в самом жарком огне. Эти трое, Кергорн, либо сломаются, либо закалятся - и, быть может, именно в этом они и нуждаются. Я не вижу иного способа прекратить эту нелепую вражду. В этом деле все они либо исцелятся, либо погибнут, и третьего не дано. - Она широко зевнула. - Извини.

- Знаешь что, - сказал Кергорн, - давай-ка погасим лампу, и ты поспишь еще часок-другой. У тебя ведь тоже выдался долгий и трудный день, и с моей стороны было просто нечестно тебя будить. Нет смысла сейчас разглагольствовать о судьбе Элиона, Каза и Вельдан; раньше нужно было беспокоиться, а теперь - что будет, то будет. В крайнем случае им поможет Тиришри.

Сивильда замялась:

- Послушай, Кер.., я не хотела говорить с тобой об этом - к чему прибавлять новые тревоги к тем, которые тебя уже терзают? - но раз уж сегодня случилась ночь откровений, думаю, я должна это сказать. Есть кое-что, что тебе следует знать.

Лицо ее при этих словах стало так мрачно, что душа Кергорна ухнула в пятки. Сивильда всегда безошибочно чуяла беду, и этот дар в прошлом не раз оказывался для него бесценным. Вот только на сей раз новая беда была бы для него уже чересчур. Ох, только не это, подумал он. Что там еще стряслось?

Подруга уловила его мысли с легкостью, порожденной долгими годами совместной жизни.

- Среди мастеров началось брожение, - сказала она. - Некоторые из них, особенно георны и добарки, чьи соплеменники сильней всего страдают сейчас от климатических неурядиц, требуют - и весьма настойчиво, - чтобы Тайный Совет перестал быть тайным и начал обучать народы знаниям и умениям Древних.

- Что?! - Кергорн вскочил прежде, чем успел сообразить, что он делает. - Опять растреклятая ересь Аморна?! Когда только эти глупцы поймут, что такой шаг перечеркнет все, ради чего мы существуем? Большинство рас, которые живут здесь, когда-то уничтожили свои собственные миры - либо оружием, либо неразумным использованием тех же сил, которые применили Древние, чтобы создать этот мир! Тайный Совет для того и был создан, чтобы охранять подобные знания, уберегать их от глупцов и невежд.., ради их же безопасности!

- Пока что это всего лишь досужие разговоры, - торопливо заверила его Сивильда. - Горстка горячих голов сотрясает воздух - только и всего. С Аморном было совсем иначе. Он был необычайно умен, умел привлекать к себе сердца, жаждал власти и славы - да еще, сверх того, был мечтателем. Он ведь и вправду верил, что единственный путь развития для всех рас Мириаля - смешаться и сосуществовать друг с другом. И, Кергорн, по правде говоря, мы не вправе отмахнуться от этой проблемы. - Сивильда вновь замялась, стараясь не смотреть в глаза кентавра. - Ты же понимаешь, этот мир не только наш с тобой. Он принадлежит всем обитателям всех его областей. Разве это честно - держать их в неведении и невежестве? Конечно, совсем ни к чему открывать им всю правду, но ведь могли бы мы дать им что-то небольшое и полезное? Например, оборудование для горных работ могло бы спасти буквально тысячи жизней, когда у георнов затопило туннель.

Кергорн одарил ее гневным взглядом:

- Оборудование для горных работ? Ты имеешь в виду взрывчатку, верно? И куда бы это нас привело? Стоит только хоть одному умнику узнать, что такое существует, - и его уже будет не остановить! Можешь ты вообразить, что такое взрывчатка в распоряжении такой воинственной расы, как георны?

Сивильда скорчила гримасу:

- Надеюсь, что до этого не дойдет. И все же эта проблема куда важнее, чем может показаться на первый взгляд. Уж если меня посреди ночи одолевают сомнения, представь себе чувства мастеров и чародеев, которые каждый день теряют десятки своих соплеменников. Будь начеку, Кергорн, рано или поздно этот вопрос перед тобой поставят.

Архимаг бросил хмурый взгляд на свою подругу, не в силах поверить, что она именно в этом деле не до конца с ним согласна.

- Вопрос, может, и поставят, - холодно проговорил он, - да только ответ на него будет один: нет! И так будет впредь, что бы ни случилось. Став архимагом, я поклялся хранить запретные знания в тайне и клятве этой не изменю, покуда я - архимаг Тайного Совета!

Покуда я - архимаг Тайного Совета... В тот самый миг, когда Кергорн произнес эти дерзкие слова, его охватила дрожь - как будто он осмелился бросить вызов самому Року. Стиснув зубы, он велел себе не глупить. Впрочем, Сивильду не так-то легко было смутить отказом.

- Кергорн, ты делаешь большую ошибку, пытаясь избежать этой темы. В будущем это приведет только к худшим бедам.

Она вздохнула и победоносно улыбнулась Кергорну. За долгие годы, проведенные вместе, кентавр успел хорошо узнать, что означает эта улыбка. Сивильда намерена так или иначе его переубедить.

- Может быть, тебе все же лучше поспать? - предложила она. - Возможно, позднее мы с тобой отыщем решение, которое удовлетворит всех, и подберем какие-нибудь безобидные орудия, которые помогут народам Мириаля в беде. Подумай хорошенько, дорогой мой, а после поговорим.

С этими словами Сивильда отвернулась и уткнулась носом в подушки, ясно давая понять, что намерена уснуть.

К архимагу, однако, сон все не шел, и в этом не было ничего удивительного. Почти двадцать лет Кергорн существовал в блаженной уверенности, что уничтожил ересь, распространенную ренегатом Аморном, красноречивым чужаком, который пришел в Гендиваль и примкнул к Тайному Совету с одной лишь целью - низвергнуть те самые принципы, что служили основой деятельности Совета. Когда Аморн бежал из Гендиваля, Кергорн наивно решил, что вместе с ним покинули край и его безумные идеи. Если б только мерзавца тогда успели казнить! Если б только он не скрылся в ночь перед казнью!.. Впрочем, если рассуждать здраво - разве можно винить Аморна в нынешних бедах? Вот уже почти двадцать лет о нем ни слуху ни духу, словно он и вовсе исчез с лица земли. Красноречивый чужак с серо-стальными глазами, непомерным честолюбием и соблазнительными идеями стал для молодых чародеев всего лишь поучительным преданием, а для чародеев постарше - тускнеющим в памяти воспоминанием. Кто бы стал бояться его сейчас? Только я, подумал Кергорн, ибо я - единственный во всем Гендивале знаю, кто такой Аморн и откуда явился. Только я понимаю, какой хаос воцарился бы в мире, если бы Аморну позволили осуществить его безумные замыслы.

В конце концов Кергорн понял, что все равно не уснет, и выбрался из постели - с превеликой осторожностью, чтобы не разбудить ненароком свою подругу. Бесшумно ступая, он вышел из дому. Гендиваль еще тонул в предрассветной мгле, иссиня-черные сумерки затопили долину. Покойные воды озера источали тусклый свинцовый свет. По левую руку от Кергорна темнели силуэты зданий - жилища и мастерские членов Тайного Совета. Одни дома теснились на самом дне долины, другие рассыпались по пологим, поросшим лесами склонам. Здания, по большей части низкие и длинные, были сложены из местного серого камня, чтобы не нарушать дикую красоту долины. Хотя в предрассветных сумерках невозможно было различить подробности, Кергорн знал, что там есть дома всех форм и размеров, и не только потому, что они использовались для самых различных целей, но и потому, что давали приют представителям почти всех рас Мириаля. Один лишь острый парящий шпиль Приливной башни, стоявшей на самом берегу озера, возвышался над всеми прочими строениями, точно одинокий перст, указующий в небеса.

Эта высокая башня, поставленная отдельно от всех других зданий, была населена в основном группой чародеев, именовавшихся Слушателями и избранных за необычайно мощный телепатический дар. Их особо обучали работать вместе, усиливая мощь друг друга, и занимались они тем, что постоянно, днем и ночью принимали мысленные сообщения от ушедших в путь посланцев Совета - даже самые дальние и едва различимые. Вид безмолвной, вечно ожидающей вестей башни снова пробудил у Кергорна тревожные мысли об Элионе. Послания Тиришри ожидать еще рановато - они с Элионом и в Каллисиоре-то будут только завтра, и кто знает, что там приключится с ними? Архимаг надеялся только, что молодой чародей его не подведет.

***

Элион озирался, разглядывая огромную пещеру, возникшую в самом сердце горы от дыхания огромного вулкана. Здесь было темно, как у демона в брюхе, и царила удушливая жара. Единственным источником света было тусклое ржавое свечение озера лавы, жарко дышавшего далеко внизу Едкие испарения подымались из пылающих недр, и от них у Элиона саднило в горле и слезились глаза.

Троица чародеев - Вельдан, Мельнит и сам Элион - пробиралась по уступу вдоль стены пещеры. Уступ был так узок, что они могли двигаться вперед только гуськом, а Казарла пришлось оставить снаружи, у входа в пещеру - прикрывать для них путь к отступлению. Дракен отчаянно не желал отпускать свою напарницу одну, и приглушенный рокот его недовольных размышлений до сих пор отдавался эхом в сознании Элиона, что ничуть не улучшало настроения в и без того опасной ситуации.

Мельнит шла впереди. Как самый опытный боец, она настояла на том, чтобы рисковать больше других. Вслед за ней шел Элион, а замыкала шествие Вельдан. Элион слышал за спиной ее неровное, частое дыхание и понимал, какой уязвимой должна чувствовать себя юная чародейка - сейчас, когда рядом с ней нет напарника.

Все произошло так внезапно, что никто и моргнуть не успел. Только что чародеи были на уступе одни - и вдруг из сумрака, клубившегося под незримым сводом пещеры, бесшумно вынырнули, расправив кожистые крылья, трое ак'загаров. Они стремительно пронеслись над бездной, подхваченные током горячего воздуха, которым дышала лава. Прежде чем Элион успел вскинуть лук, одна из крылатых тварей проворно развернулась и исчезла в глубине пещеры - умчалась поднимать тревогу. Единственный их шанс на удачу - тайно пробраться в твердыню ак'загаров - лопнул точно мыльный пузырь. "Отступаем! - крикнула Мельнит. - Все пропало!"

Алчно сверкая дымно-алыми глазами, с шипением выдыхая воздух сквозь острые зубы, ак'загары ринулись на чародеев. На один краткий миг мелькнули перед глазами Элиона их лица - узкие, костистые, обтянутые серой морщинистой кожей. Элион уже наложил стрелу на тетиву, но тут свистнул боло - пара увесистых круглых камней, связанных длинной ременной веревкой, - и захлестнул лук, вырвал его из рук Элиона и швырнул в пылающую бездну. Элион метнулся перехватить лук, и один из камней ударил его по пальцам. Он услышал треск ломающихся костей - и миг спустя нестерпимая боль пронзила руку и все тело. Бессильно корчась, Элион согнулся в три погибели над краем пропасти.

Стрела Вельдан пролетела мимо цели - юная чародейка отшвырнула лук, чтобы поддержать Элиона. Пронзительный вопль ак'загара возвестил, что по крайней мере Мельнит не промахнулась. Один из крылатых вампиров камнем рухнул в огненную бездну. Мельнит инстинктивно пригнулась, и вовремя - другой боло просвистел над самой ее головой, ударился о стену и со стуком упал наземь. Вслед за боло уже мчался вампир, который метнул его, - сейчас он сжимал длинный, черный, зазубренный меч. Снова выстрелить из лука времени не было. Чародейка выхватила свой собственный меч, отразила удар вампира и заняла оборонительную позицию.

К этому времени Элион уже справился с болью, но сражаться он не мог. Хуже того - на узком уступе Вельдан не могла обойти его, чтобы прийти на помощь Мельнит. Впрочем, напарница Элиона уже уверенно вела бой, фехтуя в своем неповторимом стиле. Вампир, напавший на нее, уже бессильно колыхался в воздухе, истекая кровью. Мельнит на долю секунды замерла, используя краткую передышку, покуда ее противник приходил в себя.

- Бегите! - крикнула она. - Выбирайтесь отсюда! Я вас прикрою!

Вначале Элиону показалось, что это разумный выход. Они обнаружены, и теперь главная их забота - уйти живыми. Мельнит способна прикончить вампира и без посторонней помощи, но все они гораздо быстрей выберутся из пещеры, если сейчас он и Вельдан уйдут с ее дороги. И лишь когда на самом краю уступа Элион оглянулся посмотреть, идет ли за ними Мельнит, он увидел то, что гораздо раньше разглядела она. Из глубины пещеры, прямо на его беззащитную напарницу мчалась целая орда ак'загаров.

- Нет! - пронзительно закричал Элион и бросился было назад.., но тут Вельдан с неженской силой вцепилась в его руку. По лицу ее текли слезы, и Элион вдруг с холодной ясностью понял: Вельдан тоже видела орду вампиров.., и воспользовалась шансом на спасение, хладнокровно бросив Мельнит на произвол судьбы.

- Ах ты, сука! - взревел он, оттолкнув ее.

Стиснув зубы, Вельдан вновь схватила его за руку.

- Вернись! - крикнула она. - Мельнит задержит их, чтобы спасти нас! Она так решила, и ты ничем не можешь ей помочь. Не мешай ей!

Элион рванулся к уступу, волоча Вельдан за собой.

- Я люблю ее! Я не могу бросить ее одну!

Вельдан со всей силы уперлась ногами в пол пещеры, пытаясь остановить его.

- Болван, она тоже любила тебя! - Она уже говорила о Мельнит в прошедшем времени - как о мертвой. - Потому и решила так поступить! Если ты дашь себя прикончить, то нарушишь ее последнюю волю!

Все это происходило слишком быстро - в считанные секунды. Вампиры уже окружили Мельчит. В бессмысленной жажде крови они, как всегда, набросились на самую доступную жертву. Пока они будут терзать Мельнит, Элион и Вельдан запросто успеют убежать.., вот только он никак не может бросить Мельнит.

Он опять рванулся вперед - и увидел, как Мельнит рухнула и исчезла в толчее крылатых тварей. И тут Элион окончательно лишился разума. Одна мысль, одно желание владело им - месть. С душераздирающим криком он бросился к убийцам, волоча за собой Вельдан, которая так и не отпустила его руку. Горе и отчаяние придали Элиону сил, а Вельдан оказалась чересчур упряма, чтобы отпустить его навстречу смерти. Позади, у входа в пещеру бесновался Каз, царапая и скребя камни, чтобы пробиться на помощь к своей напарнице.

Поздно. Крик Элиона привлек внимание ак'загаров. Твари разом повернули к нему свои костистые головы и дружно сорвались с уступа, бросив Мельнит - точней, ее скорченный, истерзанный труп. Убитый горем, молодой чародей опомнился слишком поздно. Вельдан уже почти оттащила его назад, к относительно безопасному входу в пещеру.., и тут вампиры обрушились на них.

У самого входа уступ расширялся так, что по нему уже можно было пройти вдвоем. Внезапно Вельдан толкнула Элиона, и тот, ударившись о каменный пол, подкатился к самому входу. Краем глаза он успел заметить, как летевший впереди вампир набросился на Вельдан, занося в смертоносном замахе свой черный клинок. Меч Вельдан мелькнул так стремительно, что Элион едва сумел разглядеть его тусклый блеск. Из последних сил она смогла защитить клинком голову, но удар противника был так силен, что черный меч на излете задел щеку, плечо и руку Вельдан. Девушка закричала от боли, когда иззубренное лезвие вспахало ее плоть. Истекая кровью, она рухнула наземь, а вампир изготовился для второй, смертельной атаки.

И тут по пещере раскатился оглушительный грохот камней. Из пролома вывалился Казарл. Он пробежал прямо над Элионом, едва не задев чародея своими могучими когтями. Заслонив своим огромным телом упавшую напарницу, дракен широко разинул пасть. Ударила струя огня, и в ноздри Элиона хлестнула вонь паленой плоти. Горящие заживо ак'загары один за другим сыпались в бездонную пропасть...

Элион резко сел, трясясь как в лихорадке. Медленно, очень медленно он осознавал, где находится. Он остановился на отдых в последнем из гендивальских убежищ - небольшой пещере, которую в незапамятные времена выгрыз в толще скалы неведомый георн. Пускай гигантские подгорные твари с их чудовищными алмазными жвалами с точки зрения человека были просто омерзительны - в работе с камнем они знали толк, как никто.

Внутри убежище было устроено довольно просто: в каменных стенах выгрызены ложа разной формы и размера, чтобы на них мог уснуть чародей любой расы. Из расселины в стене стекала в каменную чашу неумолчная струйка воды; дым из очага выводился через дымоход, искусно укрытый в скале. Справа от входа, в просторной нише могли помещаться два коня, хотя сейчас там стоял только один - Элионов. У стены напротив стояли два больших железных ларя. Там был запас еды и фуража, оружие, сбруя, одеяла - то есть всякое необходимое в пути снаряжение. Наружу вел довольно узкий и извилистый ход, так что сама пещера была надежно защищена от непогоды. Дверь из кованого чугуна была искусно пригнана к размерам входа, а в случае опасности ее можно было запереть изнутри.

Словом, в убежище было уютно, только чересчур темно. Огонь в очаге догорел, и лишь раскаленные угли светились багряно-алым, точно пригоршня рубинов. Недавний кошмар был все еще свеж в памяти Элиона, и потому багряное свечение углей вновь напомнило ему пещеры ак'загаров. Молодой чародей потряс головой и энергично протер глаза, пытаясь разогнать остатки кошмара. Понемногу им снова овладевало отчаяние. Неужели память о том ужасном дне никогда его не покинет? Что ни ночь, он снова и снова переживает гибель Мельнит, и так, видно, будет до тех пор, пока он не сойдет с ума.

- Все потому, что ты не желаешь оставить в покое свое прошлое.

В пещере чуть посветлело - это фея воздуха невесомо опустилась на угли и раздула сильнее их багряное мерцание.

Элион скорчил гримасу. Должно быть, его кошмарный сон был чересчур ярок, если Тиришри - или Шри, как она сразу потребовала себя называть, - сумела разглядеть, что именно ему снится.

- Что-то мне в последнее время нет отбою от непрошеных советчиков, - хмуро проворчал он.

Тиришри вздохнула - точно далекий ветер шевельнул уснувшей листвой.

- Возможно. Задумайся, однако: чтобы сразиться с врагом, ты должен стать с ним лицом к лицу - ведь так?

- Нет, не так - если у меня будут лук и стрелы, - нарочито грубо огрызнулся Элион. Он вовсе не желал выслушивать очередную проповедь - от кого бы то ни было. И так уже все чародеи Гендиваля словно задались целью поучить его уму-разуму.

Впрочем, фею не так-то легко было смутить.

- Но ведь ты все равно должен подобраться поближе к врагу, не важно, чем ты хочешь сразить его - стрелой или мечом. Но что случится, если ты не станешь сражаться, а просто повернешься к врагу спиной и уйдешь прочь?

- Вероятно, он погонится за мной и ударит в спину. Почему бы тебе просто не оставить меня в покое?

На сей раз Шри дунула в лицо Элиону горячим пеплом из очага. Чародей выругался, протирая заслезившиеся глаза. Он отлично знал, что фея сделала это нарочно.

- Выслушай меня, Элион. Ты никогда не освободишься от своих кошмаров, если не сумеешь смириться с тем, что произошло. Смириться с тем, что все вы в тот день натворили ошибок. Если бы Мельнит не решила изобразить героиню и отступила вместе с вами, если б ты не задержал Вельдан настолько, что на нее напали вампиры, если бы она не помешала тебе погибнуть вместе с твоей напарницей, к чему ты, несомненно, стремился всей душой...

- Что?! - взревел Элион и мысленно и вслух. - Что ты, собственно, хочешь этим сказать?

- Только одно: ты считаешь себя виноватым в смерти Мельнит, потому что она умерла, а ты остался жив. Ты воюешь с самим собой, Элион, и ненавидишь самого себя.

Слова Тиришри хлестнули чародея наотмашь, словно пощечина, но он не успел опомниться от потрясения и дать ей достойный ответ. Легкий ветерок взъерошил его волосы.

- Выберусь-ка я наружу, посмотрю, что там творится. Пора нам двигаться в путь.

С этими словами Шри исчезла из пещеры. И очень кстати, мрачно подумал Элион. Он уже сыт по горло ее наставлениями и советами. Разумеется, он ненавидит самого себя - ведь он не сумел спасти свою напарницу. Разве сможет он когда-нибудь простить себе такое? Только ведь не он один во всем виноват. Это Вельдан вынудила его бросить Мельнит на произвол судьбы - и ее он ненавидит гораздо больше, чем себя.

Когда Элион наконец выбрался наружу, он с облегчением увидел, что уже утро. В полумраке пещеры легко было потерять чувство времени. Чародей расправил плечи и глубоко вдохнул холодный бодрящий воздух, радуясь тому, что покинул темноту убежища, а с ней и неотвязные ночные кошмары. День выдался славный - прохладный, ясный, ветреный, словом, один из тех дней, когда солнце и ветер играют в салочки с облаками. Холмистые пейзажи - лучший бальзам для измученной души. Перед бесконечными грядами холмов людские беды кажутся мелкими и ничтожными, и воздух здесь чистый, пронизывающий - словно остро наточенный нож. Звенящий пересвист ветра лишь сильнее подчеркивал глубокое, неколебимое молчание холмов.

Затем в голос ветра вплелась новая нота - словно запела флейта, - и чародей понял, что Тиришри вернулась.

- Ты готов? - осведомилась она. Элион вздохнул. Итак, пора проходить через Завесу. Дольше откладывать нельзя.., а ему, по правде говоря, так не хочется покидать безопасные пределы Гендиваля, да и страшит его то неведомое, что ждет их впереди.

- Пойдем же, - настойчиво продолжала фея. - Чем раньше примемся за дело, тем скорее с ним управимся.

Элион зло сверкнул глазами. На кой только Шри нужно все время притворяться этакой бодрячкой?

- Какая разница? - проворчал он вслух.

Горсть песка, подхваченная порывом ветра, несильно шлепнула его по затылку.

- Если тебе уж так хочется уничтожить меня взглядом, то я здесь! - серебристо рассмеялась Тиришри.

Элион беззвучно выругался. Нечего сказать, подходящую напарницу навязал ему архимаг, и что хуже всего - он даже не может, если припечет, отвесить ей пару затрещин! Не улучшили его настроение и выходки коня - злобного и своенравного гнедого жеребца с глазами навыкате и крупными острыми зубами. Кергорн уверял его, что это самый быстрый скакун в конюшнях Гендиваля. Прежняя лошадь Элиона, смирная коренастая кобылка, терпеливо сносившая недостаток умения и сноровки у своего всадника, погибла на обратном пути из злосчастного похода в логово ак'загаров. Элиону ее здорово недоставало, хотя к лошадям он был равнодушен - для него они были всего лишь небесполезным видом транспорта. В отличие от гнедого зловреды покойная кобылка всегда была смирной и послушной. Она никогда не лягалась, не каталась по земле, пытаясь придавить всадника, не норовила проскочить под нижними ветвями дерева, чтобы вышибить Элиона из седла. Она-то никогда не выворачивала шею, чтобы ухватить зубами ляжку всадника всякий раз, когда он хотел сесть в седло! К тому времени, когда Элион затягивал подпругу и кое-как вскарабкивался на норовистого жеребца, он чувствовал себя таким измотанным, точно целый день таскал тяжеленные камни. И вдобавок всякий раз лишь тихо дивился тому, что оказался в седле, не получив ни единого укуса.

Дорога - а точнее говоря, едва заметная овечья тропа - начиналась прямо у последнего убежища и огибала зеленый отрог высокого холма, а затем полого ниспадала в глубокую травянистую долину, что тянулась, прямая как стрела, между двух холмов - и бесследно исчезала в Завесе.

Хотя Элион был чародеем уже добрый десяток лет, он так и не привык к безмерному величию Завес. Один вид исполинской магической преграды, которая рассекала на части весь мир, надежно разделяя земли разных рас, неизменно вызывал в нем суеверный трепет, смешанный отчасти со страхом. Завеса тянулась из бесконечности в бесконечность, заслоняя перед путниками весь мир. Она была похожа на гигантский водопад света, текущий снизу вверх - он струился прямо из земли и исчезал высоко в небе. Сегодня этот свет был не таким, как всегда: его обманчивая прозрачность сменилась молочно-мутным отливом, в котором кое-где мелькали полосы других цветов - темно-синего, изумрудного, янтарного, багряно-алого. Звук, который обычно исходил от Завесы, тоже смахивал на увеличенный тысячекратно рев водопада, но сегодня в этот гул вплетались потрескивание и пронзительный, порой почти скулящий визг.

Элион нахмурился:

- Цвета Завесы сегодня совсем не такие, как всегда. Куда подевалась ее прозрачность? Я никогда прежде не видел этого отвратительного мутно-молочного оттенка.

- Со звуком тоже неладно, - подхватила невидимая фея. - Прислушайся только к этому треску и визгу! Дело плохо, Элион, - куда хуже, чем мы предполагали. Похоже, что Завеса начинает рушиться даже здесь, на границах Гендиваля.

Когда путники приблизились к Завесе, все тело Элиона неприятно засвербело, словно под одеждой забегали сотни крохотных кусачих насекомых. Волосы у него на голове стали дыбом, и даже короткая бородка встопорщилась. Стараясь не обращать внимания на эти неудобства, молодой чародей сосредоточился и потянулся мыслью к могучей исполинской сущности, которая располагалась в самом сердце Мириаля. Нужна была лишь малая доля секунды, чтобы отдать приказ, открывающий Завесу, но в этот краткий миг человек по имени Элион исчез бесследно, а была лишь исполинская сущность, являвшая собой весь мир. Чистый, нечеловеческий разум летел сквозь бесконечность и вечность.., и долю секунды спустя снова стал Элионом, дрожащим, слабым, но благополучно вернувшимся в обычный мир.

Могучий гул Завесы поднялся до невыносимо высоких нот. Магическая преграда разошлась надвое, точно занавес, и чародеи, зная, что времени у них немного, поспешили вперед, по ту сторону Завесы.

Едва гигантский мерцающий водопад сомкнулся у них за спиной, в лицо Элиону хлестнули струи ледяного дождя. Долина продолжалась и по эту сторону Завесы, только теперь под ногами хлюпала болотистая грязь. На краю долины холмы смыкались, и хотя туман заволок всю округу, чародей знал, что дальше гряда холмов постепенно переходит в огромный горный хребет, уходящий вершинами в пелену черных грозовых туч. Элион сощурился, пытаясь и простым, и мысленным зрением проникнуть через туманную муть. Живы ли там, в горах, Каз и Вельдан, или же они, вместе с драконьим провидцем, нашли свою смерть на опасных горных тропах?

Элион зябко поежился - ледяная струйка дождя потекла по затылку - и запоздало натянул на голову капюшон.

- Поехали, - бросил он Шри. - Поднимемся в горы и поскорей узнаем, что там стряслось.

Ответа не было. - Шри! Где ты?

- Прямо над тобой, Элион, только очень высоко. Изучаю облака и направление ветра. Тебе лучше не мешкать, чародей Похоже, далеко на севере образовался прорыв в Завесе и сюда на приличной скорости мчится холодный воздух. Если через пару часов, до того, как пойдет снег, ты не минуешь перевал - до весны тебе в Тиаронд не добраться.

Глава 6 СЛУГА МИРИАЛЯ

Так больше продолжаться не может! Леди Серима, глава могущественного Консорциума шахтовладельцев и - одновременно - Торговой Ассамблеи, богатейшая коммерсантка Каллисиоры, утвердила кулаки на бедрах и вперила взгляд в иерарха.

- Что ты собираешься предпринять?

Благодарю Тебя, Мириаль, устало подумал Заваль. Это именно то, что мне нужно, - к тому же до завтрака. Он продолжал сидеть, сложив руки, сохраняя на лице выражение вежливого внимания - и потихоньку закипая. Спасибо по крайней мере хотя бы за то, что злючка не в меру болтлива и у него есть время обдумать ответ.

- Ты представляешь Мириаля! На ком еще лежит ответственность, как не на тебе? - Серима мерила покой подпрыгивающими шагами, одновременно сверля иерарха ледяным взглядом блеклых глаз. Ей очень повезло, что она унаследовала богатство и влияние, неприязненно подумал Заваль. Они хоть как-то возмещают убогость ее внешности. Боже, ну и пресная же баба! Не заедай она его так, он мог бы даже посочувствовать ей - старой деве в двадцать девять лет, с волосами как соломенные сосульки, плоским широкоскулым лицом и глазами словно плошки грязной талой воды. И вдобавок к этому - коренастая бесформенная фигура, плоская грудь и по-мужски прямые бедра без малейшего намека на талию.

Заваль скрипнул зубами: сварливый скрипучий голос нарушил-таки его мысли.

- Когда наконец нас перестанет заливать? Консорциум требует ответа! Мы и так уже на краю гибели. Если этот проклятый ливень не прекратится, вся торговая сеть Калиссиоры попросту рухнет!

И погребет под собой тебя.., шлюха. Заваль наконец поднялся.

- Леди Серима, мне лестна твоя вера в меня... - Он выдержал паузу, достаточно долгую, чтобы сарказм достиг цели, - но должен напомнить: я - всего лишь иерарх, не сам Великий Мириаль, а у Него, без сомнения, имеются причины, чтобы насылать на свой народ сей ливень... Кто мы такие, чтобы обсуждать Того, кто превыше нас? Если Он испытывает наши терпение и веру...

Лицо Серимы от гнева пошло пятнами.

- Это ты испытываешь мои терпение и веру! - огрызнулась она.

- Ты забываешься, миледи! - Терпение Заваля окончательно лопнуло. - Умерь свой пыл, не то я призову гвардейцев и его остудят в темнице! Ты забыла, что говоришь с правителем Каллисиоры...

- А ты забыл, что и ты, и твои драгоценные гвардейцы держатся у власти лишь благодаря сокровищам, которые добываем мы! - с ядовитой усмешкой парировала Серима. Впившись взглядом в Заваля, она подошла к нему вплотную и выразительно ткнула в него пальцем. - Консорциум вынес решение. Мы ожидаем, что ты положишь конец нынешней невыносимой ситуации. Поскольку все другие средства оказались исчерпаны, мы ожидаем, что ты исполнишь свой долг перед подданными и в канун Дня Мертвых, дабы умилостивить Бога, принесешь Великую Жертву.

Заваль похолодел. Хотя он ожидал чего-то подобного, жестокие слова Серимы хлестнули его словно плеть.

- А если я откажусь? - очень тихо спросил он.

- Сперва мы, пользуясь нашими связями, распространим слух, что иерарх Заваль - сопливый трус, надувающий свой народ. Тогда весь люд Каллисиоры явится сюда, в Священные Пределы. Не забудь - место это неприступно, но ты-то уязвим. Сомневаюсь, чтобы Мечи Божьи стали в подобном случае защищать тебя. Но если и так - мы просто уморим тебя голодом. А потом вытащим из Базилики, точно слизняка из ракушки, и отдадим твою жизнь Богу.

- Не успел он слова сказать, а ее уже не было - удалилась, столкнувшись по пути с неудачливым слугой, который принес иерарху завтрак и вежливо ожидал снаружи - и, разумеется, подслушал все до последнего словечка.

- На улице, за стенами Храма тягостная ночная изморозь превратилась в рассветный дождь. Захваченный в плен высокими стенами каньона, в котором таился Священный Город, ветер кружил и ярился, вздувая и сдирая с плеч Блейда плащ. Этим утром Базилика, Скрипторий и другие дома в Священных Пределах выглядели заброшенными и темными, и на Цитадели Мечей Божьих, казармах священной гвардии Мириаля, лежала та же печать запустения. Все к лучшему, подумал Блейд, проскальзывая в тени под сырой аркой ворот, - в такое утро вряд ли многие станут бродить вокруг и проявлять любопытство к его делам. Всей грудью вдыхая знобкий воздух, словно он для того только и вышел - подышать и взглянуть на небо, командир Мечей Божьих не спускал глаз с величественных врат Храма.

Леди Серима вышла из Базилики - на грубом лице разочарование, губы презрительно, недовольно сжаты. Блейд усмехнулся про себя. Половину работы иерарх уже сделал за него. Он вышел из тени и зашагал через двор, чтобы перехватить ее у первых ступеней.

- Леди, какое счастье встретить тебя... - Он взял ее руку и склонился над ней в поцелуе, исподтишка наблюдая за лицом коммерсантки.

- Лорд Блейд, - отозвалась Серима спокойно, но слабый румянец смущения окрасил ее щеки.

Блейд выпустил руку и с улыбкой выпрямился.

- Ты ранняя пташка, леди, и это похвально. Навещала иерарха? - Ее губы скривились от неприязни, и Блейд поспешил продолжить прежде, чем она посоветует ему не совать нос не в свое дело:

- Впрочем, что это я спрашиваю? Лишь один человек в Священных Пределах достоин такого выражения твоего лица.

Она рассмеялась, и он понял, что выиграл. Блейд позволил себе улыбнуться - такой его улыбки иерарх не видел и не увидит.

- Могу ли предложить тебе небольшое воздаяние за труды, миледи? Мне повезло отыскать редкий чай - у него нежный и тонкий вкус и аромат цветов юга. - Снова рассчитанная очаровательная улыбка. - Что скажешь, леди Серима? В такой сырой дождливый денек приятно вспомнить о летнем солнце.

Хмурое лицо женщины разгладилось.

- Отчего же, лорд Блейд, спасибо. Чашка чая и правда не повредит.

Вежливо поддерживая даму под локоток, Блейд повел самую могущественную женщину Каллисиоры в Цитадель - в свое логово. Все, думал он, ты моя. Всем святым клянусь, очаровать тебя было трудно, возможно, потому, что до меня на это никто не отваживался - или не понимал, что, помимо могущества и денег, сулят ему тяжкие труды.

Все годы репутация Серимы гордо шагала впереди нее, и резкая, недоверчивая, вечно хмурая девственница превратилась в глазах обычных мужчин в добычу, не стоящую хлопот. Но Блейд не был обычным. Он добивался доверия Серимы, действуя осторожно и изощренно, ибо она была слишком умна и проницательна, чтобы поддаться на простое ухаживание, - но в конце концов одержал победу. Сегодня она в первый раз согласилась посетить его в Цитадели. Идя с ней по мокрой площади, он развлекал Сериму вежливыми пустяками, прекрасно зная, что в следующие полчаса вытянет из нее все о встрече с иерархом - всю беседу до мельчайших подробностей, хотя и понимал, что о Великом Жертвоприношении она Завалю не могла не сказать. Блейд очень на это надеялся, особенно учитывая, каких трудов ему стоило вложить эту мысль ей в голову.

- Пшел вон, - как всегда, грубо отпустил слугу Заваль. Человек шарахнулся и заторопился к выходу, слишком откровенно радуясь, что может убраться подальше от своего всевластного господина. Заваль оставил еду стынуть на блюде, а сам снова оборотился к окну.

Он глядел поверх крыш Священных Пределов, чувствуя себя совсем крохотным перед громадами окружающих затененный каньон высот. Скальные стены лишь казались такой прекрасной защитой. Впервые с раннего детства Заваль познал страх. Бог, ради служения которому он жил, отвернулся от него, страна, которой он правил, распадалась.., а теперь вот, кажется, должен умереть и он - но откуда ему взять мужества? Он отчетливо сознавал, что если сам не приговорит себя к Великому Жертвоприношению, его народ сделает это за него.

Боже великий, за что ты оставил меня?

Заваль пытался молиться, но слов не находилось. Как может он говорить с Мириалем, если Бог остается глух к его мольбам? Опершись на подоконник, иерарх всматривался в даль сквозь полог дождевых струй. За высокими стенами каньона город, которым он правил, обращался в руины и грязь. Непрерывная дробь капель - час за часом, день за днем - била ему по нервам и отнимала мужество. Как можно молиться, постоянно слыша вот это?! Как можно что-то решать - или хотя бы просто думать?..

- Боже великий, за что ты нас проклял? Скоро не останется никого, кто почитал бы тебя... И мне самому не так уж много осталось времени, ведь тиарондцы перестали уважать никчемного слугу Мириаля... Они винят иерарха в уничтожении своего мира - и в отместку уничтожат меня.

Не только шахтовладельцы сейчас бурлят недовольством. Серима, мрачно подумал Заваль, просто единственная, у кого хватило гонора явиться к нему и высказать то, о чем другие молчат. В городе давно витают мерзкие настроения, какая-то напряженность, разочарованность. Покуда грабежи и убийства не превышают допустимых границ, но стражей в патрулях стало больше - и ходят они теперь чаще. Отчаянье и гнев голодных, потерянных тиарондцев росли с каждым часом, и вот терпению их пришел конец. Уважение к традициям и власти тает с каждым днем. В канун Дня Мертвых эти преграды падут окончательно, и то, к чему стремится Серима, свершится. Гнев всего народа изольется на одного человека. Заваль, иерарх, должен пасть.

Внезапным движением руки Заваль смел со стола тарелки. Еда, мешаясь с осколками фарфора, брызнула на пол. Иерарх недоверчиво уставился на мешанину, с тревогой и отвращением думая об этом внезапном приступе ярости. Это у него-то, который всегда так крепко держал свои чувства в узде!

Что это со мной ? Я схожу с ума ?

Заваль мысленно отшатнулся от такого кошмара. С самых первых дней своего призвания Заваль, всегда отстраненный и сдержанный, как во второе одеяние иерарха, был облачен в одиночество, но никогда за все тридцать пять лет своей жизни не чувствовал он себя таким одиноким, отрезанным ото всех - таким уязвимым. Стены строго обставленного покоя тюрьмой смыкались вокруг него - непроницаемая каменная ограда, отделяющая его ото всех людей, от жизни края, которым он правит. Заваль почти утратил власть над собой. Еще немного - и он сорвется.

Во всем виноват он.

Один лишь раз, темной ночью три года назад, воля Заваля, обычно столь крепкая, дрогнула и предала его, уступив соблазну. И вот результат. За его слабость Мириаль карает всю Каллисиору. Как может человек нести бремя такой вины - и остаться жить?

Он - иерарх, король-жрец, правящий именем Мириаля. Что, если гнев Мириаля вызвал не весь народ, а он один? Этого Заваль страшился больше всего. Быть живым представителем бога ох как непросто, и Заваль обманул чаяния своего народа. Даже еда на столе подчеркивала его вину. Как иерарха, его всегда снабжали лучшим - как бы скудны ни были городские закрома и как бы ни голодал простой люд.

Губы Заваля презрительно скривились - он, что много лет назад поклялся превращать вожделения своего тела в чистую, незамутненную любовь к своему Богу, проклинал себя за слабость. Несмотря на все зароки, он сдался, уступил желаниям своего тела. Лишь единожды утолил он плотскую жажду - но и одного раза оказалось довольно.

Тревожные мысли звали действовать. Заваль проскочил в двери, отбросив с пути тяжелые портьеры, и взлетел по нескольким ступеням в спальню. Стены коридора не прикрывали шпалеры, и от холода, что шел от голого камня, у иерарха захватило дух. В спальне царило блаженное тепло; Заваль обрадовался, увидев, что слуги разожгли огонь. К счастью, горы, богатствами которых богател и город, давали ему не только сокровища, но и отличный уголь - так что сейчас, когда дождь лил не прекращаясь, камины в покоях иерарха могли гореть постоянно. Мощная Базилика - одновременно Храм Мириаля и жилище иерарха - была искусно вырублена прямо в толще Священной скалы. Жизнь внутри горы, как давным-давно обнаружил Заваль, была достаточно неудобна.

Заваль прошел мимо камина, не ответив на его призыв постоять и понежиться в жаркой пляске огненных языков. Отперев полированный деревянный кабинет, что стоял в углу у стены, он достал маску мягкой черной кожи, совершенно скрывшую верхнюю половину его лица. Иерарх посмотрелся в зеркало. Лишь волосы его - прямые, по плечи, с прядями, цвет которых менялся от темно-каштанового до светлого, - остались прежними. Резкие, аскетические черты его лица исчезли, угловатость смягчилась, сглаженная маской. Глаза, темные, настороженные и безразличные, как всегда, наблюдали за ним сквозь прорези в маске с обычным холодным любопытством. Только рот выдавал таящуюся в самых глубинах его души чувственность.

При взгляде на таинственную фигуру по ту сторону стекла Заваль, как и раньше, ощутил дрожь полувины, полувосторга. Иерарх Каллисиоры исчез, став таинственным незнакомцем, не ведомым никому чужаком, которому были доступны такие дела, похождения и наслаждения, о каких иерарх и помыслить себе позволить не мог. Надвинув маску, он словно бы заслонился от долга, что проклятием висел над ним всю жизнь, преследуя его с раздражающей настойчивостью хнычущего ребенка. Заваль-иерарх стал человеком Завалем...

Губы Заваля скривились от презрения - к себе. Именно в этой маске однажды он нарушил свои зароки и предал Бога. В этом обличье он спускался в Нижний Город провести ночь беспутств и разгула среди кабацкого отребья и шлюх. Он знал, что со временем должен будет заплатить за падение, - и вот наконец час расплаты пришел. Завтра его привяжут к столбу и будут поджаривать на костре, покуда крики его не стихнут, плоть не обуглится на костях, а душа не воспарит среди огня и дыма к престолу Мириаля - посоветоваться с Ним и спасти всех этих проклятых девок и им подобных. Заваль так сжал кулаки, что ногти вонзились в ладони - у него тряслись руки. О Боже, Боже мой, мне страшно, я не хочу умирать...

Звук шагов на ступенях башни и громкий, резкий стук в дверь вывели его из задумчивости. Заваль вздрогнул и, сорвав маску, словно она обжигала его, поспешно запихал ее в карман. Страх и вина обратились в гнев. Эти покои принадлежали только ему, в них он мог хоть на время освобождаться от своей роли. Ни один слуга, если только его не вызывали специально, не смел тревожить его здесь; а значит, незваной гостьей могла быть только она - суффраган Гиларра, его заместитель и помощница.

- Заваль! Ты здесь? - Низкий грудной голос Гиларры после долгого подъема слегка дрожал.

Иерарх Заваль снова взял верх, Заваль-человек отступил. Он выпрямился, разгладил смятые полы долгих черных одежд. Усилием воли вернул чертам бесстрастие маски, скрыв за ним сомнения и страх - и вину, что вечно терзала его, точно дым погребального костра. Быстро, словно, торопясь, мог бежать от угрызений совести, он прошел холодным коридором назад, в главный покой, и с такой силой распахнул дверь, что она ударилась о стену.

- Надеюсь, твои вести стоят того, чтобы вторгаться сюда! - вместо приветствия рявкнул он.

Гиларра, маленькая, кругленькая и просто одетая - ее единственным украшением были густые, темные, сбрызнутые сединой волосы, что струящимся плащом ниспадали ей на спину, - с выражением мученицы возвела глаза к потолку.

- Должны стоить, если заставили меня взойти по этим проклятым ступеням, - выдохнула она. - Почему ты не мог устроиться на нижних этажах, как все?

- Потому, что я - иерарх.

Любого другого сталь в его голосе заставила бы замолчать, но Гиларра, как всегда, не унялась.

- По мне - так ты заноза в заднице, Заваль. Ты забыл, что твой ранг получен тобой лишь благодаря случайности. Родись ты десятком мгновений позже...

- И иерархом была бы ты, - закончил Заваль. - И ты никогда, ни на единый миг не забываешь об этом, так ведь?

Взгляд, которым одарила его Гиларра, полыхал яростью.

- Наверняка все пошло бы иначе...

- Ты намекаешь, что во всем, что творится там, - Заваль с издевкой ткнул пальцем в окно, - виноват я? Я сознаю это! Ты ведь именно этого всегда и хотела - чтобы я стал Великой Жертвой? Ну вот, твое желание скоро сбудется... А когда ты избавишься от меня - станешь иерархом хотя бы по сану, до тех пор, по крайности, покуда мой преемник не вырастет и не наберется сил, чтобы править...

Гиларра вздохнула и утомленным движением отбросила с лица волосы.

- Во имя Мириаля, не будь большим тупицей, чем ты есть! У нас и без того довольно бед - нечего умножать их. Ты что, всерьез думаешь, что я хочу унаследовать весь этот бардак? Я, знаешь ли, еще в своем уме... - Тут глаза ее расширились: до нее дошел весь смысл сказанного. - Великая Жертва? Заваль, нет! Ты не это имел в виду!

Она возмущалась, но Завалю слабо верилось в ее искренность. Гиларра с удовольствием убрала бы его с дороги, хотя никому - даже самой себе - никогда в жизни не призналась бы в этом. Заваль одарил ее долгим тяжелым взглядом.

Если до Дня Мертвых ничего не изменится, иного выхода не будет. Ты это знаешь, Гиларра, так почему бы нам не перестать притворяться? Если даже мы не решимся - твои любезные подданные решат за нас. Я имел уже беседу по этому вопросу с леди Серимой из Консорциума шахтовладельцев - и какой ущерб нанесут бунты, что последуют затем, сколько жизней они унесут?.. - Он сокрушенно покачал головой. - Не лги мне, даже во спасение. Ты не единственная пришла к выводу, что Мириалю нужен новый иерарх. Никто, ни в этом свете, ни в ином, не желает, чтобы правление мое продолжалось. Все решили, что мертвым я принесу больше пользы.

- Не понимаю, как ты можешь быть так спокоен, - прошептала Гиларра.

Заваль пожал плечами.

- А что мне остается? - легкомысленно поинтересовался он, но глазами встретиться с ней не решился: чего доброго, выдаст себя. Отвернувшись от Гиларры, он смотрел в окно. - Я хочу, чтобы ты сейчас же занялась приготовлениями к церемонии - канун Дня Мертвых завтра, так что времени у нас немного. - Собственный страх сделал его жестоким. - Боюсь, проводить Жертвоприношение придется тебе. Но подумай, какая власть будет у тебя, когда меня не станет. Это стоит парочки неприятных воспоминаний.

Их разделило молчание, и Заваль понял, как глубоко он потряс ее. Гиларра всегда была слишком мягкосердечна. И все же он не рискнул повернуться к ней лицом. Как может он позволить кому-нибудь увидеть свои сомнения, свои страхи - свою трусость? Заваль осознавал свой долг. Любой иерарх, достойный своего сана, бестрепетно должен был бы направиться навстречу своей судьбе - а не сжиматься в душе от ужаса, как Заваль. Стоит ли удивляться, что Мириаль отвергнул его! Он гордился тем, что никто не смог бы догадаться, насколько он уязвим, - даже Гиларра, знавшая его лучше всех. Хотя родились они почти одновременно - их разделяло едва ли десять вздохов - и были принесены в Священные Пределы вместе и вместе росли, как брат и сестра, Заваль знал, что она жаждала стать иерархом и не отказалась бы поменяться с ним местами.

Традиция избрания королей-жрецов уходила в прошлое Каллисиоры настолько далеко, что о времени ее возникновения не поминали даже летописи. Когда умирал иерарх, ему наследовало первое дитя, рожденное в храмовых пределах, будь то ребенок жреца, писца или простого прислужника. Если дитя было мальчиком, первая рожденная после него девочка становилась суффраганом. Если перворожденной оказывалась девочка, то иерархом становилась она, и на время ее правления главной становилась женская ипостась божества, а к Мириалю обращались как к "ней". Если, как сейчас, иерархом становился мужчина, почести воздавались мужской ипостаси Бога.

- Заваль! Ты слушаешь?

Иерарх, снова взяв себя в руки, обернулся к хмурой от тревоги Гиларре.

- Слушай, ты же не можешь вот так просто взять и сдаться, - настойчиво проговорила она. - Ты совершенно себя загнал. - Она неприязненно глянула на месиво из еды и осколков тарелок на полу. - Сколько времени ты не ешь и не спишь? Тебе надо отдохнуть - может, тогда сообразишь, как из этого выкрутиться.

Иерарх покачал головой:

- Я не могу спать. Проклятый дождь шумит и в моих снах.

- Ты слишком долго оставался один, дурачок. Для иерарха целибат не обязателен и даже не нужен, и я не понимаю, почему ты считаешь его необходимым. Будь у тебя кто-нибудь - любовница, спутница жизни, - тебе было бы легче справляться с трудностями.

- Как тебе, да? - ядовито осведомился Заваль. - Самая знатная и почитаемая дама Каллисиоры живет в лачуге ремесленника и хлопочет по хозяйству, как простолюдинка.

Гиларра шагнула вперед, глаза ее вспыхнули. На какой-то миг Завалю показалось, что она ударит его. Но она сдержалась, только глубоко вдохнула и с шипением выпустила воздух сквозь зубы.

- Ты и правда дурак, Заваль, - хладнокровный, невыносимый дурак. Беврон - мой избранник, и малыш Аукиль появился потому, что мы желали его. Он - выражение нашей любви друг к другу, а этот бездушный холодный каменный гроб, может, и подходит для вас с Мириалем, но для зачатия детей не годится.

При этих ее словах иерарх ощутил укол зависти, но легко справился с ней. Что за чушь, сказал он себе. Гиларра тебе сестра. Разумеется, мы разыгрываем Великое Соитие каждое зимнее солнцестояние, дабы Мириаль не оставлял Каллисиору своими дарами, но это всего лишь ритуал, когда говорится и делается то, что должно. Не больше. "Мне не нужен никто, - думал он. - Святой, всемогущий Мириаль - единственная духовная привязанность любого иерарха. Но почему же, когда я принес такую жертву, Мириаль отвернулся от меня?"

Заваль с усилием вырвался из темной бездны своих дум. Он вовсе не хотел ссориться с Гиларрой, но был совершенно не согласен с ее желанием жить вне храма. Надо было менять тему.

- Так что у тебя за новости? - поинтересовался он.

- Что? Мои новости? Какое это имеет значение - после того, что ты мне сказал?

- Рассказывай, - потребовал Заваль. - Я пока еще иерарх - по крайней мере до завтра.

- Как пожелаешь. - Гиларра пожала плечами. - Знаешь, чем сейчас забиты головы черни? - Пожав плечами, она выразила свое отношение к невеждам, что живут за пределами ее мира - города. - От врат Пределов только что доставили весть. Какие-то суеверные дурни - торговцы или что-то вроде того - нашли на Змеином Перевале неведомую тварь. Бог знает, что это, - она улыбнулась Завалю, - но они решили, что это дракон. Дракон, представляешь? Как бы там ни было, они сочли, что разбираться с этой мифической животиной должны мы, и прислали нам сию радостную весть. Что ты собираешься делать? Хочешь, я дам им золота или еще чего-нибудь и ушлю прочь?

У Завали перехватило дыхание. Дракон? Неужто Мириаль в конце концов послал ему чудо? Волшебный зверь, прямиком из легенд, будет достойной жертвой разгневанному Богу, куда лучшей, чем падший иерарх. Заваль постарался, чтобы голос его звучал решительно, хотя и понимал в глубине души, что хватается за соломинку.

- Едем, Гиларра. Надо разобраться в этом деле.

- Что?! - Суффраган была потрясена до глубины души. - Ты всерьез намерен тащиться до Змеиного Перевала по одному только слову каких-то суеверных болванов, нашедших скорее всего древесный ствол? Заваль, ты что - свихнулся?

- Разве надежда запретна? - тихо проговорил Заваль. Повернувшись, чтобы выйти из башни, он чувствовал, как Гиларра в смятении качает головой. Но в конце концов она последовала за ним.

Глава 7 БЕЗДОМНЫЕ И БЕСПРАВНЫЕ

- То есть как это - убираться вон? - воскликнула Виора. - Это наш дом! Вы не имеете права выгонять нас!

- А ты подумай хорошенько, хозяюшка. - Один из громил, огромный, как медведь, угрожающе перешагнул порог, для убедительности постукивая по ладони увесистой дубинкой. - Этот дом принадлежит леди Серимее - как, впрочем, и все окрестные дома. Все вы, ничтожная шваль, почти год как не платите арендной платы, вот леди Серима и хочет, чтобы вы убрались вон.

- Но послушайте... - Виора понимала, что просить бесполезно, однако пыталась оттянуть неизбежное. - На самом деле этот дом не наш - мы с мужем только поселились здесь на время у нашей дочери и ее мужа. Вы бы подождали, пока дочкин муж вернется - ведь по правде-то хозяин здесь он...

Второй громила - с выбитыми зубами и бесформенной, покрытой шрамами физиономией заядлого кулачного бойца - вполголоса выругался.

- Никакого соображения у этих окраинных голодранцев! Настоящая хозяйка здесь - леди Серима, и она желает, чтоб вы, вонючие недоумки, убрались отсюда к чертовой матери!

- Да что же с нами станется? - взмолилась Виора. - Не виноваты же мы, что в городе голод! Людям и есть-то нечего, не то что платить за жилье! Да ведь половина народу, что живет на этом подворье, уже мается легочной лихорадкой от вечного голода и холода! Ежели вы их выгоните на улицу, под дождь, они и до утра не доживут!

И зачем только я трачу слова попусту, с отчаянием подумала она. Виора отлично знала, что никакие мольбы не смягчат наемников Серимы, которых все жильцы ее доходных домов называли попросту "Серимины громилы". В эти дни все купцы

Каллисиоры - то есть все те, кто мог себе это позволить, - обзаводились такими вот наемными шайками, чтобы защищать свои интересы за счет беззащитных и бесправных бедняков.

И все же Виора не могла покорно, без единого слова подчиниться жестокому приказу этих ублюдков, хотя хорошо понимала, что умолять их выйдет куда безопасней, чем проклинать. Снаружи, на улице уже царила суматоха - это другие громилы врывались в жалкие домишки окраинного Козьего Подворья. Виора вспомнила своих соседей - пожилых вдов Лею и Кеду, которые жили в одном доме и делали свечи, чтобы хоть как-то прокормиться; Леваля-золотаря, его жену Таллу и целый выводок их детишек, мал мала меньше; лудильщика Собела, который исправно содержал злонравную и раздражительную мать своей покойной жены - веселой и хорошенькой глупышки, умершей родами два месяца назад...

Только этого нам и не хватало, горестно подумала Виора. Как будто мало других несчастий! Она уже слышала, как из соседних домов доносятся мольбы и крик, ругань и звуки ударов. Женщина вытянула шею, чтобы глянуть, что творится на улице, - но пара верзил, торчавших на пороге, совершенно заслонили дверной проем, да и самой Виоре достаточно было сейчас своей беды, чтобы тратить время на сочувствие соседям.

- Что с вами станется - это уж ваша забота, - проворчал громила с дубинкой. - А у нас пока одна забота - ты, да только это ненадолго!

Он шагнул к Виоре, угрожающе замахнувшись дубинкой, и женщина с испуганным криком отшатнулась. И ударилась локтем о стену - да так сильно, что из глаз брызнули слезы. К ее изумлению, второй громила - тот, с уродливой физиономией кулачного бойца - шагнул вперед и перехватил руку напарника.

- Не нужно этого, Гуртус. Она и так не причинит нам хлопот. - Он ободряюще кивнул Виоре. - Вот что, хозяюшка, если ты и твое семейство уберетесь отсюда подобру-поздорову, я уж позабочусь, чтобы вам не сделали худа. Будешь умницей, так я дам вам время собрать вещички - сколько сможете на себе унести.

Спорить и сопротивляться толку не было. По крайней мере этот человек старался обойтись с ними по-доброму - насколько мог, конечно. Виора понимала, что большего участия от него не дождешься - да и на том спасибо.

- Что вам тут нужно? Проклятье, а ну-ка пропустите меня! Из соседнего дома появилась Фелисса, дочь Виоры, - она помогала соседям ухаживать за больным ребенком. Громилы посторонились, пропустив ее, но Виора на миг содрогнулась от страха, увидев, как жадно их взгляды обшарили ладную фигуру молодой женщины. Она поспешно втащила Фелиссу в тесную кухоньку. Объяснять, что происходит, было незачем - Фелисса наверняка уже видела, что творится в Козьем Подворье.

- Где Ивар и твой отец? - резко спросила Виора. - Поторапливайся, времени у нас мало. - Говоря это, она уже шарила в кухонных шкафчиках, выставляя на стол самую необходимую утварь.

Фелисса ошеломленно смотрела, как ее мать лихорадочно мечется по кухне.

- Они пошли в Верхний Город, порыться на помойках у богатых домов. Скоро должны вернуться.

И как обычно, с пустыми руками, горько подумала Виора. В эти трудные времена даже богачи не могли себе позволить выбрасывать что-то на помойку.

- Да не стой ты разиня рот! Помоги мне!

Она сунула дочери старый мешок из-под муки. Фелисса наконец-то пришла в себя и принялась проворно сгребать в мешок все, что было расставлено на столе: миски, ложки, ножи, две кастрюли, вставленные одна в другую, несколько луковиц, сморщенные картофелины и остатки залежалого бекона. Виора вручила дочери мешочек с мукой и кусок жира, тщательно завернутый в промасленную бумагу. Полупустой жбан с медом, мешочек с чаем и драгоценная шкатулка с целебными травами, которыми пользовалась Виора для лечения домашних, тоже отправились в мешок Фелиссы вместе со связкой свечей. Подумав, Виора сунула туда же длинный и острый нож для мяса - в случае нужды он мог пригодиться и как оружие.

В кисет у пояса она сунула огниво и трут, и дочь последовала ее примеру. Затем женщины взбежали вверх по скрипучей лестнице. Сердце Виоры колотилось так, что казалось, вот-вот разорвется. По пути они миновали громилу со шрамами - тот по-прежнему стоял на страже у входной двери.

- Пошевеливайтесь! - крикнул он им вслед. - Я вас долго ждать не намерен!

Наверху, где располагались две изрядно захламленные спальни, женщины принялись лихорадочно увязывать в громоздкие тюки одеяла и теплую одежду. И все это время Виору не покидало чувство, что она видит ужасный сон. Как могло такое случиться? Как могла ее семья оказаться в один миг на краю пропасти? Они всегда жили честно, трудились не покладая рук, соседи и знакомые их уважали. Что же пошло наперекосяк, если их вышвыривают из дому, точно ветхое, ненужное тряпье? Хорошо хоть Сколль в безопасности, мельком подумала Виора. Единственное утешение. Сын Виоры вот уже полгода как был определен в ученики к ее сестре Агелле, которая была кузнецом в Священных Пределах.

Из своей спальни неверным шагом вышла Фелисса, с трудом волоча увесистую звякающую суму, где хранились инструменты ее мужа - длинные ножи для разделки туш, мясницкий молот, которым забивали скот либо кололи кости, чтобы добыть из них мозг. У Фелиссы не хватало сил, чтобы хоть на минутку приподнять тяжелую суму, но Виора не сказала ей ни слова упрека - она хорошо понимала дочь. Инструменты были для мужчин символом их ремесла и источником самоуважения - даже в те времена, когда для них не было работы. По той же причине сама Виора уложила кожаный чемоданчик, принадлежавший ее мужу Улиасу. В чемоданчике, как и прежде, лежали его бесценные иглы, наперстки, нитки и ножницы - хотя умелые руки старого портного вот уже несколько лет немилосердно терзал артрит, превратив их в распухшие уродливые клешни, а портняжная лавка, столько лет приносившая немалый доход, давно закрылась, оставив Улиаса и Виору на содержание Фелиссы и ее мужа. А теперь и они вот-вот лишатся крыши над головой... Не иначе как нас прокляли, с горечью подумала Виора. Чем же еще могли мы заслужить этакие беды?

Она едва начала спускаться по лестнице, когда снаружи послышался шум. Фелисса судорожно стиснула руку матери, карие глаза ее округлились от испуга.

- Мама! Это.., это отец и Ивар!

Виора мысленно взмолилась - без особой, впрочем, уверенности, - чтобы у мужчин хватило ума не ввязаться в драку с громилами. Только вряд ли Ивар захочет смириться с тем, что у него отнимают дом... Виора поспешно, пинком столкнула вниз по лестнице тюки и с силой, которой сама за собой не подозревала, швырнула следом увесистую суму с мясницким инструментом Ивара. Затем обе женщины опрометью сбежали вниз.

Громилы уже не маячили у входной двери - для них нашлось другое занятие. Выбежав во двор, Виора и Фелисса увидели, что Ивар, скорчившись от боли, валяется на земле, а наемники Серимы по очереди пинают его коваными сапогами. Как видно, он совершил промашку, попытавшись возражать против выселения. Улиас, упав на колени, привалился плечом к стене и безуспешно пытался вытереть кровь из глубокой раны на голове. Одежда его была в пыли, несчастные, скрюченные артритом руки исцарапаны до крови. Виора ясно представляла себе, что случилось: Улиас бросился на помощь молодому зятю, и его без малейших усилий отшвырнули прочь, словно трехлетнее дитя. Быть может, плоть Улиаса и не слишком от этого пострадала, но его гордость была уязвлена безмерно. Виора бросилась было к мужу - но застыла, услышав страшный, дикий крик. Это Фелисса мчалась к обидчикам мужа, размахивая длинным и блестящим мясницким ножом.

- Фелисса, не надо! - пронзительно вскрикнула Виора. Услышав ее слова, громилы обернулись и увидели молодую женщину, которая бежала к ним, сжимая в неопытной руке длинный нож. Тот из наемников, что был выше ростом - сущий великан, - громко расхохотался. Оставив своего напарника измываться над Иваром, он так стремительно метнулся к Фелиссе, что Виора успела разглядеть лишь смутный промельк.., а громила между тем уже стиснул мясистыми пальцами запястье Фелиссы и с силой вывернул ей руку.

Фелисса закричала от боли, и нож со звоном упал наземь. По-прежнему крепко сжав ее запястье, громила свободной рукой принялся размеренно бить молодую женщину по лицу, да так, что голова ее от увесистых пощечин моталась то вправо, то влево. Внезапно он разжал пальцы и сильно толкнул Фелиссу в грудь. Женщина упала, но не успела удариться о землю, как наемник уже навалился на нее. Фелисса всем телом извивалась под его тяжестью, но вдруг замерла: наемник подобрал с земли нож Ивара и поднес блестящее острое лезвие к ее лицу. Угроза была ясной и без слов. Ивар, который под градом ударов своего мучителя отчаянно пытался встать на колени, застыл, словно в один миг превратился в камень.

Фелисса тоненько всхлипнула, когда громила разрезал ножом ее платье сверху донизу. Его напарник, тот, кого Виора чуть было не сочла приличным человеком, жадно следил за этой сценой и, облизывая губы, ждал своей очереди.

- Не мешкай, Гуртус, - хихикая, посоветовал он. - И смотри не умори ее прежде, чем настанет мой черед.

Лишившись одежды, Фелисса задрожала всем телом, но ее окровавленное, избитое лицо словно окаменело. Сердце Виоры сжалось от боли, когда она увидела, как ее дочь закрыла глаза, чтобы не видеть неминуемого ужаса и позора. Не в силах сдержать себя, Виора хотела броситься на колени, просить, умолять, хоть как-то помочь дочери.., но тут Улиас своими искривленными пальцами крепко сжал ее запястье. Глаза их встретились, и Виора увидела, что по лицу мужа текут слезы.

- Беги! - прошептал он. - Скорее, пока они не видят. Беги!

- Я не могу! Фелисса... - с трудом выдавила Виора сквозь стиснутые зубы.

- Хочешь, чтобы после нее они принялись за тебя? Проклятье! Беги! Спасайся! Фелиссе мы ничем не поможем!

Виора хорошо понимала, как это признание собственного бессилия разрывает сердце Улиаса. Быть может, он и прав, быть может, если она убежит, то найдет кого-нибудь, кто сможет им помочь.., но в глубине души Виора знала: поздно. Тем не менее она согласно кивнула, и пальцы мужа, сжимавшие ее запястье, разжались. Виора не помнила, как вскочила на ноги, - но вдруг осознала, что бежит, бежит со всех ног по улочке, которая вела прочь из Подворья. На бегу она услышала пронзительный крик дочери.

Всхлипывая, задыхаясь, почти ослепнув от слез, Виора пробежала по улочке и оказалась в Трущобах. Она не знала, что станет делать дальше, - разум, измученный болью, отказывался ей служить. Никто из прохожих не мог ей помочь. Все в округе знали, что в Козьем Подворье бесчинствуют наемники Серимы, а один только взгляд на Виору говорил обо всем остальном. Женщина, бежавшая со всех ног по людной улице, словно превратилась в невидимку: никто не замечал ее, но все стремительно расступались, чтобы с ней не столкнуться. Жители Нижнего Города не могли, да и не хотели ввязываться в такую опасную переделку.

И тут Виоре наконец повезло. Завернув за угол боен, которые находились в самом конце улицы, она с разбегу налетела на рослого светловолосого юношу в черном плаще. На нем была кольчуга, а потому он гораздо меньше пострадал от столкновения и успел поддержать Виору - та от удара зашаталась и едва не упала.

- Это еще что такое? - Из-под ярко начищенного шлема глянули на Виору глаза юноши - синие, очень серьезные и обеспокоенные. - Что случилось, хозяюшка? Отчего вы так бежите и что за беда с вами стряслась?

От облегчения Виора едва не лишилась чувств. Да ведь она наткнулась прямиком на патруль церковных гвардейцев! Потом она так и не сумела вспомнить, что и как говорила, но едва выпалила первый десяток слов, как лицо молодого офицера потемнело. Он резко вскинул руку, разом оборвав поток ее слов и слез.

- Покажи мне, где твой дом, - угрюмо проговорил он.

Что есть духу пробежав назад по той же самой улочке, ведущей в Козье Подворье, Виора мельком заметила, что кое-где из окон убогих домишек курится дым. Какой-то человек с пылающим факелом в руках перебегал от одного дома к другому, а за ним неспешно занимались все новые пожары. На бегу Виора услышала крик Фелиссы - пронзительный, страшный, непрерывный, точно кричал зверек, бьющийся в смертельном захвате стального капкана. Вихрем ворвавшись во двор своего дома, Виора увидела, что ее дочь извивается под тяжестью второго громилы. Первый стоял поодаль и глазел на них, попутно застегивая штаны. Слишком поздно Виора осознала, что Ивар больше не лежит, скорчась, на земле. Медленно, но верно он полз к порогу дома, где валялась его сума с мясницкими ножами. С уверенностью, которой так не хватало бедной Фелиссе, он извлек из сумы длинный острый нож и, поднявшись за спиной праздно наблюдавшего наемника, одним взмахом лезвия перерезал ему горло от уха до уха.

Струя жаркой крови хлынула на второго громилу, и тот вскочил, страшно ругаясь и нашаривая меч. Ивару пришлось бы худо, если бы Виора не привела подмогу. Бегущие гвардейцы бурей промчались мимо нее, и к тому времени, когда она подбежала ближе, уцелевший громила уже был полностью обезоружен - правда, после того, как бросился на офицера Мечей Божьих

Изрыгая хулу и проклятия. Этот шум привлек внимание еще четверых наемников, которые между тем громили и жгли соседние дома - дабы выселенные должники Серимы не смогли в них вернуться. Гвардейцы, как один, окружили громилу и его жертв, и дюжина мечей, блистая, с убийственным свистом вылетела из ножен.

Бегущие наемники разом остановились, и уверенности у них внезапно поубавилось. На миг и те и другие замерли в безмолвном, враждебном противостоянии, затем один из громил - по всей видимости, вожак шайки - выступил вперед.

- Какого черта вы сюда заявились? - грубо крикнул он. - Убирайтесь-ка подобру-поздорову! Мы тут выполняем приказ леди Серимы, и нечего вам, чистюли, сосунки Божьи, совать свои сопливые носы куда не следует!

Бесстрастное лицо молодого офицера даже не дрогнуло. Без единого слова он подал знак одному из своих людей, и тот отдал свой плащ Фелиссе, уже рыдавшей в объятиях мужа. Волосы ее были всклокочены, лицо и грудь забрызганы кровью убитого наемника. Сам Ивар - лицо его от побоев чудовищно распухло - глянул на солдата и коротко, благодарно кивнул, но тут же сгорбился, точно от непосильной тяжести. Церковные гвардейцы застигли его на месте преступления - все равно что сам подписал себе смертный приговор.

Между тем в долгой, зловещей тишине сухо щелкнул арбалетный болт, недрогнувшей рукой досланный в гнездо. Сержант Мечей Божьих вскинул арбалет и прицелился в вожака наемников. Наглец тут же побледнел и принялся беспокойно ерзать и переминаться на месте. Тогда только молодой командир патруля счел возможным ответить громиле, в голосе его прозвучало неподдельное, ледяное презрение.

- Мне известно, что леди Серима желает снести с лица города эти жалкие окраинные трущобы. Мне известно также, что лишившимся из-за этого крыши над головой она предоставила временное пристанище в своих пакгаузах, что ниже по реке. Что - дословно - она приказала вам?

Наемник осторожно попятился на шаг.

- Э-э... - начал он, - ну, нам велено очистить эти хибары от народа, чтобы их можно было снести.., э-э.., сударь. Словом, выставить всю эту шваль и проследить, чтобы они не причиняли хлопот, а еще - чтобы не могли больше сюда вернуться.

Офицер в упор глянул на него:

- Понимаю. Поправь меня, если я ошибся, но в этом приказе нет ни слова насчет избиения и насилия.

Наемник на миг смешался, сообразив, что попал впросак, но тут же воспрял духом.

- А это как же? - завопил он, тыкая пальцем в своего мертвого сотоварища. - Это же самое что ни на есть убийство! И я требую, чтобы вы арестовали мерзавца! А ежели мы что натворили - так это была самозащита!

Офицер гвардейцев ткнул носком сапога обескровленное тело.

- Разве это убийство? - осведомился он самым небрежным тоном. - Сдается мне, тут произошел несчастный случай. Этот парень, должно быть, нечаянно упал на нож. Что скажете, сержант Эвальд?

Кряжистый лысоватый гвардеец с арбалетом на долю секунды отвлекся от своей цели.

- Определенно, ваша милость, - подтвердил он. - Как вы и сказали, ваша милость, бедняга случайно напоролся на нож. Чертовски опасное лезвие, доложу я вам. Зря он был так неосторожен.

- Вот видишь, - любезным тоном продолжал офицер, - это не убийство, а несчастный случай. И чтобы предотвратить дальнейшие несчастья, я предлагаю тебе увести отсюда своих людей - да побыстрее.

У громилы отвисла челюсть.

- Но мы.., леди Серима приказала...

- Если у леди Серимы возникнут претензии, она может высказать их лично мне - лейтенанту Гальверону, заместителю лорда Блейда. Она всегда сможет отыскать меня в Цитадели.

Офицер говорил ровно, внешне спокойно, но под его ледяным взглядом наемники невольно сдвинулись теснее.

- Э-э.., ваша правда, ваша милость, - промямлил, запинаясь, их вожак. - Мы, пожалуй, пойдем.

- На вашем месте я бы прежде потушил пожар, - вкрадчиво заметил офицер. - Да, кстати - вот еще что. Когда вернетесь к своей госпоже, передайте ей, что я не потерплю избиений и насилия. Если такое случится впредь, я сочту ее лично ответственной за это. Поняли?

Наемник судорожно сглотнул.

- И вы хотите, чтобы я ей такое сказал?! Арбалет в руках сержанта угрожающе приподнялся.

- Слушаюсь, ваша милость! - завопил громила. - Я все ей скажу, ваша милость! Можете на меня рассчитывать, ваша милость!

Собрав своих сотоварищей, он опрометью помчался к горящим домам - впрочем, дерево так прогнило и пропиталось влагой, что дыма там было больше, чем огня. И все же, подумала Виора, жить в этих домах теперь невозможно. Наемники Серимы потрудились на славу.

Второй, оставшийся в живых обидчик Фелиссы крадучись, бочком направился было за остальными - но Гальверон преградил ему путь своим клинком:

- Не спеши. То, что ты сотворил сегодня, в этом городе преследуется законом.

Виора тяжело вздохнула. Закон - хорошая вещь, подумала она, да только что в нем проку? Даже если иерарх и вправду привлечет негодяя к суду, разве посмеем мы свидетельствовать против него? А если и решимся - его дружки нам отомстят.

Лейтенант Гальверон жестом указал на улочку, по которой не так давно, задыхаясь от слез, бежала Виора.

- Беги, - бросил он наемнику. Громила жадным взглядом окинул путь к желанной свободе, но тут же оглянулся на сержанта, так и стоявшего с арбалетом наготове. Судорожно сглотнув, насильник облизал пересохшие губы.

- Никуда я не побегу! - проскулил он. - Вы меня застрелите в спину! Уж лучше я пойду на суд!

- Как пожелаешь, - пожал плечами офицер Божьих Мечей. - Надобно тебе знать, что дела подобного рода иерарх обычно передает на рассмотрение суффрагану Гиларре. Она как-то говорила мне, что, по ее мнению, всех насильников следует кастрировать. - Лейтенант обернулся к своим людям. - Уведите его, ребята.

Почти что с разочарованием Виора глядела, как солдаты в черных плащах тесно окружили пленника и повели прочь. Во дворе остались только Гальверон и сержант. Виора и сама не знала, чего хочет - душу ее раздирали одновременно боль и гнев, - но ей казалось несправедливым, что этот негодяй уходит, пускай и под стражей, но живым и невредимым, так и не заплатив сполна за свое злодеяние. Лейтенант Гальверон перехватил ее взгляд.

- Подожди, - сказал он негромко.

Чего ждать, удивилась Виора, но тут же получила ответ. Когда гвардейцы приблизились к улочке, в гуще черных плащей возникло замешательство, послышался крик и глухой звук удара. Солдаты расступились, и все увидели пленника - он бежал прочь со всех ног. Сержант неторопливо прицелился. С ноющим жужжанием сорвался арбалетный болт - и миг спустя вонзился в затылок беглеца.

- Отличный выстрел, сержант Эвальд. Подадите обычный рапорт - застрелен при попытке к бегству. - Гальверон повернулся к Виоре. На губах молодого лейтенанта играла неприятная улыбка. - Стоит только помянуть кастрацию, и арестованный непременно попытается сбежать. Сожалею, что мы не смогли обеспечить ему более медленную и мучительную смерть, но наш сержант чересчур хороший стрелок.

Гальверон протянул руку, чтобы помочь Улиасу встать, но муж Виоры уже с трудом поднялся на ноги.

- Ваша милость, - обратился он к молодому офицеру, - мое семейство у вас в огромном долгу.

Я только исполнял свой долг, почтенный господин, - ответил тот, почтительно наклонив голову. Виора едва не расцеловала лейтенанта, увидев, как польстил самоуважению Улиаса этот незначительный жест. Нахмурив брови, Гальверон взглянул на их бывший дом. Огня видно не было, но из окон и дверного проема все еще тянулись струйки дыма.

Мне очень жаль, - сказал офицер, - но остальные наемники по-прежнему где-то рядом, и я бы не советовал вам здесь задерживаться - особенно после того, как этот парень так лихо разобрался с их приятелем. - Он поглядел на громилу с перерезанным горлом, затем на Ивара и выразительно поднял большой палец. - Кстати, сударь, неофициально примите мое восхищение. Вы только что сделали этот мир намного чище. Однако же ваш дом больше не пригоден для жилья, и оставаться здесь вам всем совершенно незачем. Может ли кто-нибудь вас приютить? Мои люди могли бы проводить вас в безопасное место.

Ивар стоял, крепко обнимая Фелиссу, а она уткнулась лицом ему в грудь, словно хотела так укрыться от всего мира. Услышав вопрос офицера, он покачал головой:

- Всей моей родни давно уже нет в живых. Все наши соседи стали бездомными, как и мы сами. Нам некуда идти.

Виора заколебалась.

- В Священных Пределах живет моя сестра, - неохотно призналась она. - Кузнец Агелла.

***

Сестры так сильно отличались друг от друга, что почти никогда не сходились во мнении, а потому виделись крайне редко. Несколько месяцев назад Виора смирила свою гордость ради своего сына Сколля и умолила сестру взять бесполезного мечтателя в ученики. Даже сейчас, в эту трудную минуту, Виора меньше всего хотела вновь оказаться обязанной сестре.

- Так вы сестра госпожи Агеллы? - удивленно воскликнул Гальверон. - Я ее хорошо знаю. Боюсь только, что ей не будет позволено приютить вас. Посторонним не разрешается жить в Пределах - это одно из строжайших наших правил. Понимаю, вам это может показаться жестоко, и мне вас жаль - но исключений быть не может.

С упавшим сердцем Виора отвернулась. Она, конечно же, и сама знала об этом правиле - просто надеялась, что при таких обстоятельствах молодой офицер согласится его обойти.., но у него, как видно, чересчур добродетельный нрав. Что ж, быть может, стража у Туннельных Врат окажется более сговорчива. Если только она сможет передать весточку сестре, Агелла непременно найдет способ провести их внутрь.

Видя, в каком жалком состоянии находится ее дочь, Виора решила рискнуть. Вначале, конечно, придется обмануть Гальверона. Если только он догадается о ее планах, он приложит все усилия, чтобы Виора и ее родные ни на шаг не приблизились к Священным Пределам. С другой стороны, если офицер решит, что семейство Виоры покидает город, он очень скоро оставит их в покое. И женщина повернулась к молодому лейтенанту, стыдясь в душе наскоро состряпанной лжи.

- Вы уже так много помогали нам, ваша милость, и мне неловко обращаться к вам с новой просьбой, но не знаете ли вы, где мы могли бы найти приют?

Гальверон вздохнул:

- Увы, хозяюшка. Денег у вас явно нет, так что гостиница отпадает. У всех прочих в эти дни полно и собственных забот. Похоже, в Тиаронде сейчас нет места для бездомных, кроме как в пакгаузах леди Серимы. Вам бы стоило отправиться туда. Строения, в которых она хранит свои товары, куда крепче, чем ваш бывший дом, и там в конце концов вы найдете кров над головой, тепло и защиту от дождя.

Ивар крепче прижал к себе дрожащую всем телом жену. Голос его прозвучал как звериный рык:

- Родители Фелиссы могут пойти и туда, ежели захотят, но ни я, ни моя жена в жизни больше не будем иметь дела с этой жестокосердой дрянью. После того, что случилось нынче, мы не примем от нее ни тепла, ни крова, даже если нам суждено этой же ночью умереть на улице.

- Я отлично понимаю твои чувства, - хмуря брови, отозвался молодой офицер, - но погода меняется, идет буря, и нынешней ночью в Тиаронде ожидают снег. Хорошенько подумай об этом, дружище. Ты, быть может, и выдержишь все передряги, но твоя жена не в том состоянии, чтобы скитаться в снегопад под открытым небом.., да и ее родители тоже вряд смогут пережить ночную бурю.

Ивар проворчал что-то неразборчивое - и снова всем показалось, что рыкнул дикий зверь. Виору пробрала дрожь. Лейтенант Гальверон мельком глянул на нее - его лицо тоже омрачилось тревогой - и вновь обратился к Ивару:

- Знаешь, на твоем месте я бы вообще покинул город и прежде, чем зима войдет в полную силу, отправился бы на юг, в долины. Там, конечно, из-за наводнений жизнь тоже нелегкая, но земли куда плодородней, да и погода помягче. Я знаю множество людей, которые уже так поступили, а впрочем - тебе решать.

- Что бы ни случилось, Ивар, мы будем держаться вместе. Как говорит господин офицер - тебе решать. - Улиас глянул на Ивара, ожидая его решения. Бывший мясник был главой разоренного дома, а кроме того, убил обидчика своей жены - бесспорно, решение должен был принять именно он. Виора тайно вздохнула с облегчением. Сейчас Фелиссе потребуется все тепло и участие родных, любящих людей, а один Ивар явно не в состоянии позаботиться о ней.

Помедлив, мясник кивнул.

- Пусть будет так, - решительно сказал он. - Нам больше нечего делать в этом проклятом городе. Я хочу увезти Фелиссу отсюда и найти убежище, где она сможет исцелиться и когда-нибудь - если сможет - позабыть этот страшный день.

- Я собрала вещи, - поспешно вмешалась Виора. - Если только они не сгорели...

Не договорив, она опрометью бросилась в дом. Теперь это было безопасно - наемники потушили пожар и удрали, стараясь не привлекать внимание гвардейцев. Виора скоро вернулась, волоча за собой драгоценные тюки. Они были покрыты копотью и кое-где прожжены - но вещи, похоже, уцелели.

- Что ж, желаю вам всем удачи, - негромко проговорил Гальверон. - Я провожу вас к городским воротам. Советую вам найти за стенами города надежное местечко для ночлега, а с первыми лучами солнца отправляться в путь. - Лейтенант тяжело вздохнул. - Да сохранит вас всех Мириаль.

Виора отыскала в одном из тюков одежду для Фелиссы и потеплее закутала дочь. Несчастная женщина не говорила ни слова и двигалась, как во сне, покорно позволяя матери одевать ее. Глаза Фелиссы невидяще глядели в пустоту, в непроглядно-темную бездну непереносимого страха. С помощью Ивара она кое-как могла идти - ощупью, шатаясь и спотыкаясь на каждом шагу, как слепая. Гальверон раздал жалкие пожитки бездомного семейства своим солдатам, чтобы помогли нести их хотя бы до ворот. Очень скоро они тронулись в путь. В последний раз Виора оглянулась на дымящиеся развалины Козьего Подворья, где они столько лет жили счастливо. Пускай здешние обитатели были небогаты, но жили дружно и весело и жалкие трущобы знали вдоволь и любви, и смеха. Теперь все это в прошлом, с горечью подумала Виора. После того, что случилось сегодня, она только рада, что никогда больше не увидит Козьего Подворья.

Проводив злосчастное семейство до самых городских ворот, лейтенант Гальверон возвращался в Цитадель и все еще кипел от гнева, вспоминая увиденные бесчинства. Сержант Эвальд шагал рядом с ним.

- Ох и влетит тебе, если леди Серима вздумает пожаловаться лорду Блейду! Ты замечал, как он спускает этой бабе то, что не потерпел бы ни от кого другого? Лично мне сдается, что он на нее нацелился - или же на ее денежки, что куда вероятнее.

- Куда вероятнее, - равнодушно подтвердил Гальверон. - Ну да мне плевать. Пускай себе жалуется сколько влезет. Я хоть сейчас готов подать в отставку, особенно после того, что видел сегодня.

- Понятное дело. Если ты и впрямь хочешь так поступить, я тебя осуждать не стану. - Сержант прицельно сплюнул в сточную канаву. - И все-таки, - прибавил он задумчиво, - вряд ли ты сумел бы чем-нибудь помочь этим бедолагам, если б был не лейтенантом Мечей Божьих, а простым мясником.

- Мясником? - удивился Гальверон. - Ты это к чему?

- Да к тому, что муж этой бедной женщины - мясник. - Эвальд искоса глянул на своего командира. - Разве ты не разглядел эти ножи? Да и тому негодяю он взрезал глотку чисто - прямо мастерски. - Покрытое шрамами лицо сержанта вдруг расплылось в недоброй ухмылке. - И то правда, мастер работал. Как видно, паренек в свое время прирезал немало свиней. Одним хряком больше - только и всего

- Стало быть, он мясник, - хмурясь, проговорил Гальверон. - А знаешь, я почти жалею, что мы не отобрали у него эти ножи.

- Да зачем же? Без ножей он не сможет заработать на кусок хлеба.

- Вот потому я и сомневался, Эвальд. А потом решил истолковать сомнение в его пользу. Всякий, в конце концов, может поддаться гневу, особенно после того, что там случилось. И все же есть в этом парне нечто, от чего меня бросает в дрожь. - Гальверон покачал головой. - Знаешь что, Эвальд? Пошли-ка одного из наших назад. Пускай без лишнего шума убедится, что это семейство покинуло город. Я бы не беспокоился, если б был уверен, что в будущем наш приятель-мясник удовольствуется только свинками.., но если после сегодняшних событий он и вправду свихнулся - даже вообразить страшно, чем может закончиться его мщение.

Глава 8 ПЛАНЫ И ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Заметая ступени краем плотного темного плаща, Заваль стремительно спускался по винтовой лестнице, которая вела из апартаментов иерарха, располагавшихся наверху, в прихожую на задах гигантской Базилики. Здесь его уединение охраняли массивные дубовые двери, обитые бронзой. Разведя руки, иерарх раздвинул тяжелые засовы - и вошел в Священный Чертог Почитания.

Приглушенное эхо мягких, шлепающих шагов Заваля, равно как и громкий перестук высоких каблуков, которые носила Гиларра в тщетной попытке выглядеть хоть немного выше ростом, - все это словно растворялось в сумеречной громаде Чертога и обманчиво казалось лишь отдаленным хлопаньем невидимых крыльев. Заваль быстро обогнал Гиларру и, первым выйдя из массивного портала Базилики, с наслаждением вдохнул ледяной, влажный от дождя воздух. После таинственного, извечного сумрака Чертога Почитания даже непогожий день казался ослепительно ясным. Обернувшись, иерарх окинул взглядом фасад Базилики - высокие колонны, переплетение ажурных арок, головокружительные галереи. Все это было высечено прямо в скале - ошеломительное зрелище, поистине чудо из чудес.., вот только Завалю всегда нелегко было поверить, что эта нечеловеческая красота - его дом.

Торопливо миновав стылую тень гигантских стен Цитадели Мечей Божьих, которая была подобно Базилике высечена в скале, Заваль стремительно зашагал по мощеной дороге. По правую руку от него размещались низкие уютные жилища жрецов и жриц, по левую - библиотека со школой и скрипторий, за которым высился Чертог Исцеления. Наконец иерарх миновал сады и вышел к высокой, изогнутой дугой стене, к золотой филиграни Внутренних Ворот. При виде его на каменно-бесстрастных лицах гвардейцев, стоявших на посту, мелькнуло изумление, и они запоздало отсалютовали иерарху, когда он уже проходил мимо. Много дней миновало уже с тех пор, как Заваль покидал священный сумрак Базилики.., но кто посмеет ломать голову над поступками самого иерарха?

Высокая стена Внутреннего Святилища проходила поперек ущелья, отсекая само Святилище и Храм. Во внешней части ущелья, между Внутренними Воротами и наружным туннелем рассыпались чистенькие, симпатичного вида домики - жилища и мастерские огромной армии слуг и работников, трудившихся на благо Базилики, Цитадели и Священных Пределов. Далее стены ущелья смыкались и в конце концов вливались в узкий отвесный утес - в его основании был высечен сводчатый туннель, который вел прямиком в Нижний Город, привольно раскинувшийся по склону горы.

К стенам внутренней части ущелья жались хозяйственные постройки, возведенные для нужд обитателей Священных Пределов - конюшни с выпасами, прачечная, пекарня и мастерские, где блистали своим ремеслом самые разные мастера - от златокузнецов до вышивальщиц. Здесь, во внешнем круге Пределов, было уже поменьше священного трепета и побольше домашнего уюта - этакая славная, зажиточная деревня, посреди которой располагалась просторная, заросшая травой площадь. Эта площадь служила здешним обитателям местом для собраний, рынком и площадкой для детских игр - для детей тех ремесленников, которым посчастливилось поселиться в Священных Пределах. Сегодня у ребятни явно выдался удачный денек. Иерарх насупился, увидев на площади внушительную толпу, которой и дождь был нипочем. Люди тесно сгрудились вокруг высокого, ярко раскрашенного фургона, что стоял прямо посередине площади.

Заваль презрительно поджал губы при виде этой жалкой таратайки и нагруженной доверху тележки, в которую был впряжен ослик. Единственными, кто заслуживал одобрения в этом сборище чужеземных голодранцев, были двое превосходных вороных коней. Заваль мог только гадать, где и как парочка нищенских голодранцев обзавелась этакими великолепными скакунами. Все это сильно смахивало на то, что в Священных Пределах объявился бродячий цирк, и такое впечатление только усиливала любопытная толпа, в которой, с раздражением отметил иерарх, взрослых было ничуть не меньше, чем детей, - младшие жрецы, писцы, слуги. Толпа возбужденно колыхалась, люди переминались с ноги на ногу, не осмеливаясь, однако, слишком близко подходить к четверым облаченным в доспехи гвардейцам, которые сторожили незваных гостей.

Если только в фургоне не пряталась еще дюжина оборванцев - "гостей" было трое. Рядом с конями стоял рослый, темноволосый и темноглазый мужчина, а на козлах сидела женщина, как видно, его жена - крохотное созданьице, явно намного младше мужа, но с виду серенькая и жалкая, точно воробей. Взгляд ее огромных глаз, круглых от волнения и страха, так и впился в лицо Заваля, и тот ощутил беспокойство и раздражение под этим упорным, почти гипнотическим взглядом. Женщина держала на руках маленькую девочку, которая смотрела на иерарха с открытым, ясным любопытством - приятное разнообразие после тяжелого взгляда ее матери. Заваль с некоторым облегчением отвернулся от женщины и девочки и подошел к самому торговцу. Наверняка от мужчины он сумеет получить более внятные и здравые разъяснения. В душе Заваль понимал, что сейчас он, даже будучи иерархом, ведет себя немыслимо грубо. Строго говоря, в Священных Пределах эти люди считались гостями, и обычай предписывал пригласить их в дом, а не держать на стылом, промозглом дворе. Впрочем, Завалю было наплевать на все обычаи. Ему осталось жить всего один день - какое уж тут гостеприимство!

Торговец прямо взглянул в глаза иерарху - спокойный, благожелательный взгляд без тени угодничества или страха. Заваль ответил ему таким же прямым взглядом.

- Будь добр, - сказал он негромко, - расскажи мне об этом драконе.

И когда этот простой, честный с виду человек начал свой рассказ, в сердце Заваля затеплился крохотный огонек почти безумной надежды...

***

- Во имя Мириаля, что здесь происходит?

Заваль даже подпрыгнул и тут же выругал себя за это - резкий голос прозвучал над самым его ухом. Покуда его внимание целиком было поглощено рассказом торговца, на сцене бесшумно появился лорд Блейд.

Иерарх быстро оправился от смятения.

- Лорд Блейд! - ядовито проговорил он. - Неужели твои часовые ничего не сообщили? Печальные настали времена, если командир Мечей Божьих не может полагаться на своих подчиненных.

- Мои часовые сообщили мне гору чепухи, в которую не поверит ни один разумный человек. - В стальном голосе Блейда отчетливо звякнула неприязнь. - Я не желал бы обсуждать эту тему перед сворой суеверной черни. - Недобро прищурясь, он искоса глянул на Заваля. - Кроме того, - продолжал он ядовито-вежливым тоном, - к чему бы тебе, иерарху, торчать здесь под дождем, выслушивая всю эту несусветную чушь. Наверняка уж, если бы в Каллисиоре и вправду появился дракон, Мириаль первым делом известил бы об этом чуде первейшего своего слугу. Прежде ты безо всякого труда узнавал обо всем, что творится в стране. - Блейд повелительным взмахом руки велел толпе разойтись и раздраженно бросил часовым:

- А вы что стоите, бездельники? Немедленно разгоните этих зевак!

Он еще не успел договорить, а люди, толпившиеся вокруг фургона, живо вспомнили, что у них есть другие, неотложные дела.

Дерзкие намеки лорда Блейда вызвали у иерарха вспышку гнева, которая, впрочем, тут же сменилась приливом ледяного страха. Что известно Блейду? О многом ли он догадывается ? Не может же он знать, что с некоторых пор Око Мириаля не отвечает на молитвы Заваля! Или.., может?

- Мириаль посылает нам вести когда и как пожелает сам, - уклончиво ответил он вслух. - И если Он избрал Своим гонцом этого скромного торговца - кто мы такие, чтобы оспаривать Его решение?

И прежде, чем командир Мечей Божьих успел что-то сказать, Заваль торопливо добавил:

- Однако же, лорд Блейд, ты прибыл как раз вовремя. Мне понадобится отряд охраны, дабы отправиться на Змеиный Перевал и самолично проверить эти слухи.

Заваль еще не договорил, когда его вдруг осенило. Если там и вправду дракон, можно будет позднее объявить подданным, что Мириаль сообщил иерарху об этом явлении. Такая новость живо рассеет подозрение, что Заваль лишился милости Божьей. Лорд Блейд не посмеет вызвать беспорядки, публично обвинив его во лжи, молчание гвардейцев из охраны обеспечено.., остаются только эти торговцы. Если они станут настаивать на том, что сами, первыми обнаружили дракона - все погибло... И Заваль проворно повернулся к лорду Блейду прежде, чем тот успел уйти.

- Еще одно: я желал бы, чтобы на время нашего отсутствия жена и дочь этого торговца побыли твоими гостями.., в Цитадели.

От таких слов опешил даже всегда хладнокровный Блейд. Он отвел иерарха подальше, чтобы их разговора не услышал торговец, и вполголоса спросил:

- Ты хочешь, чтобы я посадил их под арест? За что? В городских законах нет запрета на вранье о сказочных существах.

Заваль насупился.

- Я не хочу, чтобы ты арестовывал их официально! Просто желаю, чтобы они пока побыли в моем распоряжении, а Цитадель - самое подходящее место, чтобы подержать там женщину и девчонку, пока этот человек не покажет мне, что он там нашел. Время покажет, солгали они или нет, но мне нужно их порасспросить, и покуда я не доберусь до сути дела - будь то обман или подлинное чудо, - эти люди должны быть в пределах досягаемости. Притом же я не желаю, чтобы они сеяли в городе слухи о своей находке.

- То есть чтобы они не вздумали рассказывать правду, пока ты не расскажешь свою?

- Я - иерарх! - Заваль почти выплюнул эти слова в лицо собеседнику. Только я в Каллисиоре решаю, что такое правда! Он облился холодным потом, осознав, что едва не произнес эти слова вслух, и, с неимоверным трудом взяв себя в руки, прибавил:

- Мне и решать.

- Пока, - уточнил Блейд тихим, ровным голосом; лицо его оставалось бесстрастно. - Ты глупец, Заваль. Что бы там ни было, сейчас ты совершаешь ошибку. Если ты и вправду хочешь, чтобы эти люди не проболтались, их следует убить.

- Вот ты и займись этим, - холодно ответил Заваль. Блейд смерил его долгим твердым взглядом.., и пожал плечами.

- Как прикажет мой иерарх, - сказал он и четким шагом пошел прочь.

По спине Заваля пробежал холодок. Кажется, он только что совершил серьезную ошибку. Ну и что? Он - иерарх, и чем же Блейд может ему повредить? Притом же он не допустит, чтобы последнее слово осталось за этим треклятым рубакой.

- Лорд Блейд! - громко окликнул Заваль. Командир Мечей Божьих резко обернулся, в кои-то веки выдав свою злость на то, что с ним обходятся так бесцеремонно. Заваль усмехнулся.

- И вот что еще, - вполголоса сказал он. - Убери с моего двора этот бродячий цирк и пошли за главным конюхом. Вели ему, чтобы как следует обиходил этих коней. Еще до заката солнца они будут принадлежать мне.

Нет, Заваль. Еще до заката солнца они будут принадлежать мне.

Гиларра вздрогнула - так близко и неожиданно прозвучал этот голос - и, стремительно обернувшись, увидела лорда Блейда. Командир гвардейцев стоял в двух шагах от нее и не сводил алчного взгляда с пары великолепных вороных коней, которые принадлежали семье вольных торговцев. Впервые Гиларра видела, чтобы его лицо выражало хоть какое-то чувство.

- Что-что? - переспросила она. - Ты, кажется, что-то сказал?

Лорд Блейд окинул ее быстрым, пронзительным взглядом и покачал головой:

- Нет, леди. Я просто размышлял вслух. С твоего разрешения...

Не договорив, он поспешно удалился. Гиларра недоуменно пожала плечами и вновь перевела взгляд на Заваля, который наблюдал за приготовлениями к поездке. Тревога ее усиливалась с каждой минутой. Вынужденная задержка явно действовала иерарху на нервы - с нарастающим нетерпением он ждал, когда соберется отряд гвардейцев, выделенный ему Блейдом в качестве охраны, и когда слуги управятся с имуществом вольных торговцев. По приказу Блейда фургон откатили во внутренний двор Цитадели, а коней и ослицу увели в дальний конец Священных Пределов, где у входа в туннель располагались конюшни и псарни. Гиларра видела, что с минуты на минуту иерарх становится все раздраженней. Не в силах оставаться на месте, он нервно расхаживал по двору, рыча, как цепной пес, на всех, кто попадался ему на пути. Взгляд его был устремлен в никуда, напряженное лицо побледнело.

Бедный Заваль, подумала Гиларра. Сейчас он на волосок от смерти. Лучше бы я не рассказывала ему эти бредни о драконе. Пробудить в нем надежду - что могло быть более жестоко? Будь я ему другом, я бы скорее помогла ему вспомнить о долге перед подданными и покорно принять свою участь. От судьбы все равно не уйдешь. Завалю предназначено взойти на жертвенный костер. Как бы он ни цеплялся за ложный призрак надежды, а случится то, чему суждено случиться.

Такова уж оборотная сторона власти иерарха, его могущества. Хотя до сих пор жертвовать своей жизнью доводилось разве что одному неудачливому иерарху из сотни - никто и никаким образом не смог бы в этом случае избежать своей участи. По спине Гиларры пробежал холодок. Впервые в своей жизни она оказалась так близко к трону иерарха.., и почти сожалела об этом. Она всегда завидовала Завалю, но сегодня не поменялась бы с ним и за все сокровища окрестных гор. Как бы она чувствовала себя сейчас, если б оказалась на месте Заваля, если б это ей завтра предстояло умереть?

Нет, подумала Гиларра, я больше не могу смотреть, как он мечется. Она отвернулась, решив возвратиться в храм и помолиться за страдающую душу Заваля, но тут снова появился лорд Блейд и преградил ей путь.

- Леди, госпожа суффраган, - негромко проговорил он, вежливо и почтительно склонив голову. - Я пришел спросить, готова ли ты принять титул иерарха.

В последнее время события неуклонно шли именно к такому финалу.., и все же сейчас слова Блейда, простые и жестокие, поразили Гиларру в самое сердце. Всю мою жизнь я готовилась к этой минуте. Мне казалось, что я готова... Гиларра с немалым трудом взяла себя в руки.

- Так значит, ты, как и я, считаешь, что эти россказни о драконе - досужий вымысел?

Блейд пожал плечами.

- Есть дракон или его нет, живой он или мертвый - даже этого недостаточно, чтобы умиротворить жителей Тиаронда. Они ждут, что завтрашней ночью иерарх будет принесен в жертву - точнее говоря, они убеждены, что его смерть - залог их жизни. - Он сумрачно усмехнулся. - И мы с тобой, суффраган, обязаны сделать все, чтобы оправдать их ожидания.

Внутренний голос предостерег Гиларру, что проявить перед этим человеком хотя бы тень слабости - смертельная ошибка. Заваль уже убедился в этом на собственном горьком опыте. Женщина сделала глубокий вдох.

- Что ж, хорошо, - проговорила она. - Что, собственно, ты предлагаешь, лорд Блейд? Намерен ли ты помешать иерарху отправиться в этот безумный поход за драконом?

Командир Мечей Божьих пожал плечами:

- Нет. Пускай себе отправляется. Он не найдет на Змеином Перевале живого дракона - уж в этом-то я уверен. Это и будет последним доказательством того, что Мириаль оставил его, и тогда уж он волей-неволей смирится со своей участью. Я возьму его под стражу - с твоего дозволения, конечно, - и доставлю в город. Можешь сегодня же объявить народу, что завтра состоится жертвоприношение - и судьба Заваля будет решена окончательно и бесповоротно.

Канелла была потрясена до глубины души. Всю жизнь самой главной ее опорой была глубокая, нерассуждающая вера в Мириаля. И вот теперь она вдруг оказалась в самих Священных Пределах Храма, лицом к лицу с могущественнейшим и святейшим человеком во всей Каллисиоре! Канелла простила ему кислый вид и грубость: у иерарха наверняка на уме сотни важнейших дел. Будь она одна, она не смогла бы и двух мыслей связать от священного трепета; счастье еще, что разговор с иерархом вел Тормон, человек практического склада, привыкший судить людей по их делам, а не по рангам и титулам. С нее же было довольно и того, что она присутствовала при этом. Словом, Канелла с радостью осталась в тени и предоставила говорить Тормону - в отличие от Аннас, которой запретили строго-настрого слезать с фургона, и теперь она вертелась и ерзала на сиденье, отчаянно скучая от бессмысленной болтовни взрослых.

Канеллу дернули за руку, и, обернувшись, она встретилась взглядом с дочерью.

- Мама, почему этот дядечка такой ворчун? - спросила Аннас тем особенным детским шепотом, который слышен всем на сто шагов вокруг. Канелла так и обмерла.

- Тс-с! - яростно шикнула она, испугавшись, что иерарх расслышит этакое оскорбление. Впрочем, Заваль ничем не показал, что услышал вопрос Аннас, и по-прежнему увлеченно беседовал с Тормоном.

- Ты уверен? - услышала Канелла его вопрос. - Это было действительно живое существо? Ты не мог ошибиться?

- Нет, мой господин, - покачал головой Тормон. - Громадная зверюга, сущий исполин, уж это точно - никогда таких не видел, но вот жив бедолага или нет, понятия не имею. Вряд ли он протянул до сих пор, а впрочем - кто знает?

- И ты можешь провести меня туда? Если все окажется так, как ты сказал, - получишь награду.

- Я проведу вас к нему, мой господин.

- Славный парень!

Иерарх - сам иерарх! - обнял за плечи мужа Канеллы. Женщина едва не задохнулась от гордости.

- Что же, в путь, - между тем продолжал Заваль. - Не стоит тащить с собой в горы твое семейство - пускай отдохнут здесь в тепле и уюте и дождутся нашего возвращения.

При этих словах Канелле стало не по себе. Она поглядела за спину иерарха, на сумрачных, закованных в доспехи солдат и их сурового, бесстрастного командира. Единственным человеком, который не вызывал у Канеллы страх, была невысокая пухленькая женщина с черными, чуть сбрызнутыми сединой волосами, да и та хмурилась, явно кипя от невысказанного гнева. Канелла вдруг осознала, что ей отчаянно не хочется здесь оставаться. Угрюмое, с отвесными склонами ущелье с единственным выходом показалось ей самой настоящей ловушкой. Не будь дурой, строго сказала себе Канелла. Уж если не доверять слуге Мириаля - то кому вообще доверять?

В считанные минуты все было устроено. Канелла робко, вполголоса высказала беспокойство о своих конях, но ей ответили, что для них отыщется местечко в здешних конюшнях. И верно - покуда в город послали гонцов за повозками и могучими, выносливыми волами, пару вороных на глазах у Канеллы удобно разместили в конюшне. И все это время она спиной ощущала сверлящий взгляд иерарха, который едва сдерживал нетерпение.

Наконец все было готово. Лорд Блейд, бесстрастный командир Мечей Божьих, который должен был сопровождать иерарха и приданную ему охрану, одолжил Тормону свежего коня. Теперь можно было отправляться в путь. Тормон крепко обнял жену и дочь.

- Это ненадолго, любовь моя, - заверил он. - Скорее всего мы вернемся к ночи или же, в крайнем случае, завтра утром - смотря сколько времени займет вытащить того бедолагу из-под завала. Вот покончим с этим делом - и тогда уж подумаем, как устроиться на зиму.

Канелла судорожно сглотнула и вновь сурово велела себе не глупить.

- Поторопись, - прошептала она. - И еще, Тормон.., будь осторожен, ладно?

Вольный торговец ухмыльнулся:

- Не волнуйся, любовь моя, я не собираюсь там надрываться. Всю черную работенку сделают эти здоровенные вояки.

В последний раз обняв жену, он взобрался на своего коня. Отряд двинулся к туннелю, пронизавшему скалы насквозь и выводившему прямо в город, и Канелла поспешно отвернулась, не в силах смотреть им вслед. Зияющий мрак туннеля чудился ей разинутой пастью чудовища, которое вот-вот проглотит неосторожную жертву.

- Пойдем, дорогая моя.

Кто-то взял Канеллу за руку, и та, стремительно обернувшись, оказалась лицом к лицу с той самой невысокой седеющей женщиной - Канелла уже знала, что это суффраган Гиларра, вторая после иерарха в глазах Мириаля.

- Моя госпожа... - пролепетала она, пытаясь поклониться, но женщина с добродушным смешком остановила ее:

- Оставь ты эти поклоны... Канелла, верно? Жизнь и так чересчур коротка. Пойдем со мной, дорогая, ты и малышка отдохнете в моем доме. У меня сынишка примерно ее лет.

Гиларра повела Канеллу и Аннас к чистеньким белым домам, где жили ремесленники, но вдруг дорогу им преградил гвардеец.

- Прошу прощенья, леди, - сказал он, - но мой командир и иерарх Заваль приказали, чтобы эти двое до их возвращения оставались в Цитадели Мечей Божьих.

Гиларра не изменилась в лице, хотя Канелла заметила в ее глазах сердитый огонек.

- Что ж, я только что изменила этот приказ. Гвардеец вежливо, но неуступчиво покачал головой:

- Мне очень жаль, леди, но лорд Блейд и иерарх весьма ясно выразили свое желание, а я не смею им противоречить. Быть может, ты сама поговоришь с ними об этом, когда они вернутся?

- Уж будь уверен, поговорю. - В голосе Гиларры прозвенел гнев, но, когда она обернулась к Канелле, на губах ее вновь играла улыбка. - Ох уж эти мужчины! Искренне желая дать вам приют, они даже не подумали, что в моем доме тебе было бы куда уютнее, чем в этих ледяных казармах! - Гиларра пожала плечами - чересчур небрежно, подумалось Канелле. - Ну да не важно, дорогая моя, не станем причинять хлопоты вашему провожатому. Ступайте с ним, пусть устроит вас на отдых, а уж я к вам попозже загляну.

Она одарила невезучего гвардейца долгим ледяным взглядом:

- Смотри позаботься о том, чтобы они устроились как следует. Слышишь?

И ушла - прежде чем Канелла успела вставить хотя бы слово.

У этого гвардейца был не такой уж грозный и зловещий вид. Канелла успокоилась немного, когда у него нашлись доброе слово и веселая улыбка для Аннас. Он провел жену и дочь вольного торговца через поселение ремесленников, а затем все трое вошли в золотые ворота, за которыми располагалось само Внутреннее Святилище. Канелла изумилась не на шутку, увидев по правую руку фруктовый сад, а слева большой цветник и огород - цветы и овощи, правда, изрядно пострадали от дождя. Она и сама не знала, что ожидала здесь увидеть - видимо, нечто более возвышенное... За садом виднелись еще дома, более высокие и внушительные с виду, чем жилища ремесленников. Все здания были из того же золотистого камня, что и окрестные скалы.

Миновав и эти дома, гвардеец и его подопечные вошли в обширный внутренний двор перед самим Храмом Мириаля.

Канелла благоговейно ахнула при виде этого великолепия, искусно вырезанного прямо в скале, - даже не верилось, что руки смертных способны сотворить такое чудо. Наверняка в создании Храма принял участие сам Бог. Если лорд иерарх будет доволен их находкой, быть может, он позволит ей заглянуть в Храм...

- Мамочка, я вся промокла!

- Пойдем, хозяюшка, пойдем. Нечего попусту торчать под дождем.

Канелла и не сознавала, что застыла на месте - покуда грубоватый голос гвардейца не пробудил ее от грез. Аннас нетерпеливо дергала мать за руку.

- Ох, извините, - пробормотала Канелла. Вслед за гвардейцем она повернула влево - и снова замерла, но уже по иной причине. Цитадель - а это, судя по всему, была именно она, - как и Храм, была высечена прямо в камне, но ей не хватало благоговейного старания мастеров, любовно высекавших малейшие детали фасада Храма. Цитадель была создана для войны - и ни для чего более. Угрюмая громада возвышалась над Канеллой так грозно, будто желала раздавить ее, как червяка. Узкие окна-бойницы походили на недобро прищуренные глаза.

- Здорово, верно? - с гордостью сказал гвардеец, явно приняв ужас Канеллы за благоговейный трепет.

Аннас опять дернула мать за руку:

- Мама, мамочка, мне здесь совсем не нравится! Канелла бросила узелок с одеждой в руки гвардейцу - тот едва не уронил ношу - и подхватила дочь на руки.

- И мне тоже, родная моя, - искренне призналась она, - но ведь мы, в пути ночевали и в худших местах, верно? Здесь нам хоть будет сухо и тепло.., ну, хотя бы сухо. Все будет хорошо, солнышко. Вот дождемся твоего папу - и уедем отсюда.

Они направились к угрюмой арке входа между двух массивных колонн, и девочка безрадостным взглядом окинула свое новое временное жилище.

- Хорошо бы он поторопился, - неуверенно пробормотала она.

Глава 9 ЦЕНА МОЛЧАНИЯ

В крепких стенах твердыни, что именовалась Цитаделью Мечей Божьих, даже офицерские квартиры не отличались особым уютом - не говоря уж об излишней роскоши. Гальверон размышлял об этом, стремительно шагая по унылому, продутому сквозняками коридору. Ритмичный перестук его сапог эхом отлетал от каменного пола и стен. Хотя Цитадель навечно, казалось, пропиталась мужскими, воинственными запахами железа и масла, кожи и пота, даже эта крепкая смесь не могла перебить застарелого, затхлого, сырого запаха камня, который царил во всей крепости.

Нечего сказать, подходящее жилье подыскали для маленькой девочки! А уж посадить ее с матерью под арест.., как только до такого можно было додуматься? При одной мысли об этом в Гальвероне закипало отвращение. Как только осмелился иерарх заключить в тюрьму мать и дочь, которые, насколько знал Гальверон, не совершили ничего дурного, не нарушили ни единого закона?! А что это за нелепые бредни насчет дракона? Ни на Заваля, ни тем более на лорда Блейда совершенно непохоже сломя голову гоняться за призраками. Неужели в Священных Пределах сегодня все поголовно спятили?

Лейтенант Мечей Божьих Гальверон и до того, как услыхал последние новости, был, мягко говоря, не в духе. Нескончаемый дождь причинил уже немалый ущерб беднейшим обитателям Тиаронда. Этим утром, проходя патрулем по Нижнему Городу, Гальверон своими глазами видел, во что превратились жалкие жилища бедняков: кровли протекали, кирпич крошился, точно хлеб, двери и оконные рамы попросту прогнили насквозь. Тесные дворики были завалены неубранным мусором и нечистотами, а поскольку окраинные улицы располагались совсем близко от опасно вздувшейся реки, содержимое сточных канав всплывало и щедро заливало улицы. Местные обитатели, измученные голодом, нищетой и болезнями, собирались у ворот, провожая безнадежными ненавидящими взглядами патруль гвардейцев - сытых, тепло одетых, укрытых от дождя плотными черными плащами.

Гальверон со злостью помотал головой. Эти жалкие приречные трущобы вкупе со многим и многим имуществом принадлежали леди Серимее, без преувеличения самой богатой женщине во всей Каллисиоре. Вот уже пять с лишним лет, минувшие со дня смерти ее отца, она выжимала из своих арендаторов последний медяк - и при этом, с горечью думал Гальверон, явно предпочитала не тратить и ломаного гроша на ремонт жилищ. Он же, Гальверон, даже не мог принудить ее к этому, поскольку был всего лишь лейтенантом Мечей Божьих, пусть даже и заместителем лорда Блейда. Вмешаться в дела леди Серимы имели право разве что иерарх или лорд Блейд.., а они были слишком заняты плетением собственных интриг, чтобы заниматься судьбой каких-то там трущобных отщепенцев.

Сегодня, однако, Серима зашла слишком далеко. Сердце Гальверона обливалось кровью при мысли о бедняках, которые столько претерпели от наемников этой богачки. Лейтенант давно уже приметил, что в последнее время Серима выселяет своих арендаторов, дабы освободить участки дорогостоящей городской земли. Участки эти обычно были расположены либо близ реки, либо у городских ворот, из чего Гальверон заключил, что планы Серимы как-то связаны с коммерцией. Либо она хотела припасти земли под постройку складов - в преддверии более прибыльного для торговцев будущего, - либо задумала устроить новый рынок, дабы после содрать с прочих купцов семь шкур за аренду дорогостоящей земли. Так или иначе, Гальверон не был в восторге от ее замыслов. К несчастью, он ничем не мог помешать массовым выселениям. Земля, на которой стояли трущобы, принадлежала Серимее, и она могла распоряжаться своей собственностью, как пожелает. Гальверон, однако, не собирался спускать ее наемникам насилия, избиения и убийства, а уж их милый обычай поджигать выселенные дома, дабы прежние жильцы не могли в них возвратиться, и вовсе следовало немедля запретить. До сих пор только благодаря треклятому нескончаемому дождю Нижний Город, выстроенный по большей части из дерева, не сгорел дотла от первой же искры.

В такие дни Гальверон мрачно гадал, зачем вступил в ряды Мечей Божьих - и тем более почему до сих пор оттуда не выбыл. Еще в детстве он полюбил старинные предания и легенды, которые слушал часами, сидя на коленях у бабушки. Отец его был доблестным воином и погиб, когда Гальверон был совсем еще мальчишкой. Нисколько не устрашенный отцовской смертью, вдохновленный легендарными героями из бабушкиных рассказов, он решил примкнуть к силам добра - избранному войску Мириаля - и восстановить в родном краю поруганную справедливость. Сейчас Гальверон только ежился, вспоминая, каким он был безмозглым и восторженным сопляком.

Мечи Божьи оказались отнюдь не братством богоподобных героев, как ожидал юный Гальверон, но сборищем обычных, изрядно испорченных смертных людей, не брезгавших ни взяточничеством, ни игрой в кости. В стенах Цитадели вовсю процветала жестокая конкуренция, и всякий гвардеец завидовал до судорог тем, кто стоял хоть чуточку выше его. Брать взятки считалось делом обычным, а наушничать на своих товарищей - чуть ли не воинской обязанностью. В иных случаях даже пресловутый "нож в спину" оказывался не только фигурой речи.

Гальверон осуждающе покачал светловолосой головой. Не только его собратья по оружию, но и сам он всегда дивился тому, что не только выжил в этом гадючнике, но и сделал такую стремительную карьеру, что к двадцати пяти годам стал заместителем командира гвардии. Гальверон так разительно отличался от безжалостного и хладнокровного лорда Блейда, что порой не мог отделаться от подозрения, что Блейд попросту намерен рано или поздно использовать его в одной из своих честолюбивых интриг. Стой самой минуты, когда Гальверон получил свой нынешний чин, он каждый день ожидал удара - но покуда так и не дождался. Как видно, Блейду нравилось иметь в своем окружении хоть одного честного и совестливого человека.., пускай даже для того, чтобы поручать ему самую нудную и грязную работу.

Кстати, о грязной работе... На перекрестке Гальверон повернул налево и стремительно зашагал по длинному коридору, который вел к тюремным камерам. Сразу после своего возвращения из Нижнего Города он успел поговорить с суффраганом Гиларрой, и уши его до сих пор пылали от выбранных ею выражений. Можно было только радоваться, что гнев Гиларры обращен не на него. Впрочем, даже и так Гальверон оказался в весьма щекотливом положении. "Что ты намерен предпринять?" - настойчиво допытывалась суффраган - а что он мог предпринять? Разве может он не подчиниться прямому приказу иерарха, а если и сможет - чем это для него закончится? И все же Гальверон не смог бы жить в ладах со своей совестью, если бы допустил убийство женщины и невинного ребенка.

Решение Заваля поместить жену и дочь торговца под арест вызвало у лейтенанта нешуточную тревогу. Хотя он понятия не имел, что творится в смятенном разуме иерарха, одно Гальверон знал наверняка. Найдут сегодня дракона или нет, а бедным торговцам осталось жить считанные часы. Когда в Цитадель приводили посторонних, назад они уже, как правило, не выходили. Вдобавок почти никто из гвардейцев, стоящих на постах, понятия не имел о том, что женщину и девочку поместили в Цитадель, те же, кто при этом присутствовал, явно изо всех сил старались забыть об этом незначительном факте - так хорошо старались, что Гальверон с немалым трудом смог вытянуть из них хоть какие-то подробности. Никто не смел открыто сказать, что иерарх велел убить двоих невинных людей, но само их умолчание, а также то, что мать и дочь поместили в самой безлюдной части Цитадели, - все это лишь укрепило подозрения Гальверона.

Как он сможет, зная все это, взглянуть в глаза этой бедной женщине?

Наконец Гальверон подошел к камере, где поместили жену и дочь торговца. Уже потянувшись к дверной ручке, он понял, что опоздал. Страшный, нечеловеческий крик донесся из-за двери - и тут же оборвался. И лишь детский голосок пронзительно скулил:

- Нет, нет, нет...

Гальверон ворвался в камеру в тот самый миг, когда женщина выскользнула из рук гвардейца. Глаза ее мертво остекленели, лицо посинело и распухло от удушья. Плач девочки оборвался, когда тело ее матери тяжело стукнулось об пол, все еще подергиваясь в смертных судорогах. В широко раскрытых глазах девочки стыло безумие, маленький рот приоткрылся в беззвучном крике. Гвардеец, рассеянно крутя в пальцах шелковую веревку, поднял голову - и недовольно скривился, увидав замершего на пороге лейтенанта.

Опомнясь от потрясения, Гальверон наконец обрел дар речи.

- Барсиль! Во имя Мириаля, что ты натворил?! - Лейтенант даже не сознавал, что кричит во все горло. - Почему ты не дождался моего возвращения? Клянусь Мириалем, ведь это же была всего лишь беззащитная женщина, жена торговца!

Гвардеец нарочито округлил глаза:

- В самом деле? А лорд Блейд вроде как говорил, что они шпионы. Ну да все равно, ваша милость. Приказ иерарха. Он велел заткнуть рты женщине и девчонке, да ненадежней, а что может быть надежней, чем...

Он не договорил - отчаянно топоча крохотными ножками, девочка опрометью метнулась к приоткрытой двери.

Гальверон, застигнутый врасплох, попытался схватить беглянку, но безуспешно - девочка ловко проскользнула мимо него и очертя голову помчалась по коридору.

- Проклятие! - ругнулся Гальверон, увидев, как крохотная фигурка исчезает за поворотом. Он бросился в погоню, а за ним по пятам, топоча, бежал Барсиль.

Тулак разбудил топот копыт - по тракту, проходившему недалеко от лесопилки, скакали всадники. Отдернув занавеску, старая наемница выглянула из окна - и решила, что все это ей снится. Неужели это сам иерарх? Эту кислую, вечно недовольную рожу Тулак узнала бы из тысячи. А рядом с ним - во имя всего святого! - не кто иной, как бездушный ублюдок лорд Блейд! Когда отряд благополучно проехал мимо, Тулак шумно выдохнула, лишь сейчас сообразив, что задержала дыхание, и облегченно вздохнула.

- Клянусь семью безднами ада! - пробормотала она. - С чего это они намылились в горы, да еще со всеми этими солдатами? Не иначе как прищучить какого-нибудь бедолагу...

И Тулак содрогнулась, только сейчас вспомнив о странной ночной гостье и еще более странном создании, которое нашло приют в ее амбаре. Говорят, иерарху ведомо все, что творится в его владениях...

- Суеверная дура! - прикрикнула на себя Тулак. - Кабы иерарх все знал, разве он проехал бы мимо твоего дома?

И все же она не могла отделаться от чувства, что два этих события каким-то образом связаны. Ведь не может это быть простое совпадение?

Тулак налегла на рукоять насоса, качая воду в каменную чашу и благодаря провидение за то, что мать когда-то вытребовала у отца любым способом провести воду в дом. Отец едва спину не надорвал, копая колодец в твердом земляном полу погреба, зато избавил домашних от множества хлопот. Сейчас Тулак жадно напилась, затем обеими ладонями зачерпнула чистую ледяную влагу и ополоснула лицо. Сейчас ей, как никогда, нужна была ясная голова. Хотя утром она подремала часок-другой в кресле, бессонная ночь все еще путала и замедляла ее мысли, и к тому же она беспокоилась о странной женщине и ее не менее странном спутнике, которых судьба привела на порог ее дома.

Еще одним поводом для беспокойства была участь бедолаги Мазаля. Старый конь с пронзительным ржанием удрал в ночь, обезумев от ужаса - и Тулак его отлично понимала - при виде чудовищного гигантского ящера. Теперь старая наемница сходила с ума от тревоги по своему верному товарищу, хотя гигантский ящер уже никак не мог сожрать коня - он мирно дрых в амбаре, перед тем изничтожив большую часть мясных запасов Тулак. В горах, однако, довольно и других хищников - медведи, пумы и тому подобное. Тулак изнывала от желания отправиться на поиски Мазаля, но не решалась надолго покинуть свою беспомощную гостью.

Всю ночь она просидела у ложа нежданной гостьи, и до сих пор у нее от усталости ломило кости. Ковыляя, Тулак подошла к очагу, подбросила дров в затухающий огонь и решила состряпать себе еще кружку крепкого черного чая, который продавала в Тиаронде одна старая знахарка. Готовила она чайную смесь по особому рецепту, который якобы передавался в ее семье по наследству из поколения в поколение. Сочетание трав, ягод и коры взбадривало, точно добрый пинок, и Тулак всегда пользовалась этим чаем во время долгой ночной стражи или предрассветным маршем. Куда бы ее ни забрасывала судьба, везде при ней был запас этого снадобья.

Пока заваривался чай, Тулак рылась в кладовой, гадая, отыщется ли там хоть что-то, пригодное в пищу, тем более - для больной. Клянусь необъятным задом Мириаля, мрачно думала она, до чего же я запустила дом! В тот самый миг, когда она добралась до самых дальних полок, сердце ее вдруг подпрыгнуло, как испуганный заяц, - со двора донеслось тоненькое ржание.

- Мазаль!

Тулак резко выпрямилась - и ударилась головой о верхнюю полку.

- Проклятие!

Потирая ушибленное место, наемница бросилась открывать входную дверь.

Небо заволокли тучи, а потому трудно было определить, который час, но полдень, похоже, миновал. Тулак мрачно воззрилась на новый день - такой же дождливый и серый, как предыдущие. Единственным утешением взгляду был Мазаль, который поджидал ее у крыльца. Выглядел он ужасно: грязный, исцарапанный, со спутанной мокрой гривой и обвисшим хвостом. И тем не менее, с радостью отметила Тулак, конь был цел и невредим. Прижав уши и округлив глаза, он настороженно нюхал воздух - как видно, чуял гигантского ящера, хотя тот, благополучно убравшись из виду, спал в амбаре.

- Да пойдем же, старый ты дуралей! - Тулак поводила коня вперед-назад, чтобы убедиться, что он не охромел, а затем - не без труда - уговорила его войти в дом. После такой передряги она не хотела оставлять Мазаля в дощатой, продуваемой ветром конюшне на задах дома, а уж в амбар он наверняка и сам идти не пожелает! Заведя наконец упрямого коня в дом и устроив его на прежнем месте, в углу кухни, Тулак намешала для него теплое пойло из отрубей и хорошенько протерла коня, подсушив и очистив от грязи его шкуру. Оставив Мазаля утолять голод, она налила себе кружку крепкого чая и пошла в спальню, чтобы глянуть на спящую незнакомку.

Когда Тулак вошла в комнату, женщина застонала и пошевелилась во сне, но так и не проснулась. Старая наемница приоткрыла ставни, чтобы при дневном свете получше разглядеть свою гостью. И печально покачала головой при виде шрама, который на бледной коже незнакомки пылал точно свежее клеймо. Зигзагообразный шрам походил на удар молнии, которая походя вспорола щеку женщины и, двинувшись дальше, распахала плечо и руку. Сама Тулак не видела в шрамах ничего особенно страшного - Мириаль свидетель, она и сама за долгие годы заработала их предостаточно, - и все же жалко, что у бедной девочки так страшно изуродовано лицо. Пристально вглядевшись в спящую, Тулак обнаружила, что это лицо обладает диковинной, утонченной красотой.., но тем страшнее выглядело на нем уродливое клеймо шрама.

Как, во имя Мириаля, получила эта женщина такую страшную отметину? Тулак в жизни не видела ничего подобного, а уж она навидалась всякого. Вот беда-то, подумала наемница. На миг она отвлеклась, представив незнакомку в совсем ином облике: короткие, неровно остриженные волосы стали густыми и блестящими, тощее тело (именно тощее, а не стройное, сущий мешок с костями!) женственно округлилось, и нарядное платье лишь подчеркивает эту женственность... Затем Тулак заметила морщины в углах рта и на лбу, отметины трудов и тягот, которых не разгладил даже сон; на грубую, но весьма удобную в пути куртку из грязной кожи, которая сейчас висела на спинке стула, а еще недавно плотно облегала тощую фигуру хозяйки; на мозоли и шрамы на руках - отметины воинского ремесла. Нет, загадочная гостья отнюдь не горожанка, избалованная и слабая. Она же воин, с прихлынувшей радостью подумала Тулак. Воин, как и я!

Протянув руку, она пальцами нащупала на горле женщины пульс - теперь он бился чуточку посильнее, а может, ей только так чудится? Тулак от души надеялась, что ночная гостья выживет. За годы воинской службы она повидала немало ран и раненых и, как всякий опытный солдат, кое-что в этом смыслила. Насколько она могла судить, у этой женщины треснули - а может, и только ушиблены - пара ребер, но вот переломов, как это ни удивительно, нет. С первого взгляда видно, что незнакомка в последнее время недоедала, и это вряд ли поспособствует выздоровлению, но ежели она уже смогла выдержать такие передряги - шанс у нее есть. Качая головой, Тулак невесомо коснулась пальцами уродливого шрама. Бедной девочке уже выпадали испытания и похуже этого - и ничего, выжила.

Вернувшись в кухню, она обнаружила, что Мазаль, весь дрожавший усталости, вовсе даже не прочь прилечь. Старая наемница тяжело вздохнула. Ничего не поделаешь: придется устраивать ему ложе прямо здесь, в кухне, и плевать она хотела на беспорядок! Одно хорошо, подумала Тулак, озирая грязную захламленную кухню, - чистая, густо настеленная солома надежно укроет липкий от грязи пол, а так - хуже, чем есть, эта кухня уже не станет.

Она натянула сапоги и, оскальзываясь на раскисшей земле, направилась в амбар. Дождь поливал вовсю, но Тулак все равно никак не могла заставить себя поторопиться. Может быть, потому, что слегка нервничала при мысли о новой встрече с гигантским ящером, хотя и понимала, что бояться глупо. В конце концов, диковинное существо явилось к ней затем, чтобы просить о помощи! Такой поступок волей-неволей говорит о наличии разума и здравого смысла.

- Тулак, старушка, - вполголоса вразумляла себя наемница, - это чудище явно не горит желанием немедля тобой подзакусить! Вот если б еще это не была такая громадина...

Долгое время она просто стояла на пороге амбара, разглядывая эту живую диковину. С той минуты, как она появилась, ящер даже ни разу не шевельнулся - он спал глубоким, тяжелым сном, какой порождает смертельная усталость. А все же, размышляла наемница, это существо явно доверяет ей - вон как крепко заснул под чужим кровом! Тулак отчего-то тронуло такое доверие.

Сейчас, при свете дня она могла подробней рассмотреть своего диковинного гостя. Ничего не скажешь, чудная тварь. Но в отточенных линиях могучего тела, в том, как ящер клубочком, по-кошачьи свернулся на соломе, была даже некая безыскусная красота. В тусклом свете, сочившемся из приоткрытой двери, его шкура отливала матовой зеленью, чешуя, сливавшаяся в прихотливый узор, отчасти напоминала змеиную. Впрочем, это сходство было обманчиво: прошлым вечером Тулак прикасалась к боку ящера и убедилась, что на ощупь он теплый и мягкий - совсем непохоже на змей.

Ох, как же она хотела, чтобы этот удивительный, непостижимый гость проснулся! Впрочем, наемница тут же с неудовольствием сообразила, что проснется он наверняка голодным. По счастью, она растила двух упитанных свинок - одну себе в пищу, другую на продажу. То есть так рассчитывала Тулак до ночного визита необыкновенной парочки. Прошлой ночью, не найдя, чем накормить исполинского гостя, она отдала ему одну из свинок - и та исчезла в зубастой пасти с прямо-таки пугающей скоростью. Сегодня подобная участь постигнет, вероятно, и ее сестрицу - и конец мечтам о свининке. А, ладно! Тулак пожала плечами. Все равно кормить этих прожорливых толстушек было одно наказание, так что теперь у нее одной заботой меньше. Но вот что будет после этого есть гигантский ящер? Чем он обычно питается?

Старая наемница испытующе оглядела спящего исполина. Во имя всех адских огней, кто же он такой? Громадина, да и вида жуткого, но ведь явно разумен, более того - Тулак в своей долгой и богатой событиями жизни видала здоровенных мужиков с литыми мускулами, которые умишком и равняться не могли с этим красавцем. Откуда он вообще явился? Что связывает его со странной, хрупкой, едва живой женщиной, которую он принес к самому порогу Тулак?

Сирая наемница отнюдь не была глупа. За годы своей бродячей жизни она много раз видела Завесы и знала, что они окружают всю Каллисиору. Пускай себе жрецы твердят, что это, мол, пределы мира, - Тулак с ее воинским опытом не верила им ни на грош. Она слышала все байки, что рассказываются у костра в долгие часы ночной стражи - о диковинных, часто ужасных пришельцах, которые словно свалились в Каллисиору.., откуда? Что интересно, в эти дни подобные россказни повторяются все чаще и становятся все страшнее. Совпадение? Тулак думала иначе.

Почти всю жизнь она изнывала от желания узнать, что же лежит за этими пугающими водопадами силы и света. И сейчас, стоя посреди стылого и затхлого амбара и глядя на неведомое создание, она ощутила, как просыпается в крови все тот же нетерпеливый зуд - зуд, который, чудилось прежде, угас навечно. Ощутила, как черный, невыносимо тяжкий покров старости, отчаяния, собственной ненужности, который так долго пригибал ее к земле, ныне соскользнул с ее плеч и растаял бесследно. Быть может, это и есть ее последний великий шанс? Вожделенная возможность закончить жизнь в гуще самого восхитительного приключения? Уйти в мир иной в бою, как положено воину? Ох, если бы так!

- Что бы здесь ни происходило, - вслух поклялась Тулак, - я желаю в этом участвовать - даже если это окажется моим последним желанием.

И в этот миг позади нее прозвучал негромкий, слабый голос:

- Помоги мне, пожалуйста...

Загадочная женщина проснулась и решилась выйти из дома. И в этот миг исполинский ящер открыл глаза.

Глава 10 СУДЬБА ЧУЖАКА

Барсиль скучал во внутреннем дворе Цитадели, возле завернутого в холст тела жены торговца. Он ожидал, когда из дальнего конца Пределов, где размещались конюшни, пригонят повозку - тогда он увезет труп и захоронит на кладбище за городскими стенами. Ругаясь вполголоса, гвардеец натянул пониже капюшон, чтобы хоть как-то спастись от ледяного дождя. Эх, не везет ему сегодня! Вся грязная работенка свалилась на его плечи. Это же, в конце концов, несправедливо!

Во-первых, ему поручили избавиться от женушки торговца и ее отродья. Убийство как таковое Барсиля ничуть не смущало, не волновало его и то, что будущие жертвы - хрупкая женщина и крохотная девчонка. У Барсиля хватало ума предпочитать такую легкую работенку драке, например, с плечистым разбойничком, да еще вооруженным боевым топором. В одном ему только не повезло - в самый неподходящий момент явился святоша Гальверон и изгадил все дело. По счастью, Барсиль успел прикончить женщину, но ведь этот мягкосердечный болван упустил девчонку, и она точно растворилась в воздухе.., хотя у Барсиля на этот счет имелось свое мнение. Вроде бы вместе с лейтенантом он обшарил всю Цитадель от башен до казематов, так что паршивка просто не могла уйти.., разве что с помощью самого Гальверона. Да только кто окажется во всем виноватым, если иерарх узнает правду? Да уж конечно, не этот сопливый офицеришка!

И в довершение всего - как будто Барсилю и так не выдался нелегкий денек - треклятый лейтенант приказал ему устроить убитой женщине достойное погребение. Барсиля так и подмывало возразить: почему, мол, я? Я ведь ее убил, верно? Вот пускай кто-нибудь другой ее и хоронит.

Он бы выпалил это вслух, да угрюмый огонек в синих глазах Гальверона недвусмысленно намекал Барсилю, что разумней будет держать рот на замке и браться за дело. В другое время, конечно, едва Гальверон скрылся бы из виду, Барсиль подкупом, шантажом или угрозой вынудил бы кого-нибудь взяться за неприглядную работенку, но сегодня, как на грех, Цитадель почти обезлюдела. Одни гвардейцы отправились в горы вместе с лордом Блейдом и иерархом, другие ушли патрулировать город или же только что вернулись с патруля и поедали в трапезной скудный дневной рацион - впрочем, куда менее скудный, чем могли добыть себе обитатели Нижнего Города. Отвлекать солдата от трапезы нельзя - а уж тем более в эти дни, - так что Барсиль хорошо понимал, что отвертеться ему не удастся. Придется ему справляться с этим гнусным делом одному.

И вдруг Барсиля осенило, что он и в самом деле один. Гвардеец украдкой оглянулся по сторонам. Узкий внутренний двор, зажатый между внешней стеной Цитадели и могучим боком донжона, даже в ясные дни неизменно бывал наполнен унылым сумеречным полумраком, а уж сейчас, из-за плотной пелены туч, которые заволокли все небо над городом, здесь, во дворе, стоял густой, почти непроглядный туман. Барсиль глядел на мертвую женщину, и в голове его складывался как будто недурной замысел. Отчего бы ему не воспользоваться случаем? Вся награда за это тухлое дельце - головная боль, ну так он сам себя наградит! Проворно наклонясь, Барсиль развязал веревки, которыми был перетянут длинный холщовый сверток.

В лицо ему пахнуло смертью, едва начавшимся, но уже ощутимым разложением, но гвардеец даже глазом не моргнул. "Ну-ну, - думал он, - посмотрим, посмотрим... В жизни не видывал бедного торговца - все они вечно прячут кое-что в мошне..." Барсиль долго рылся в карманах кожаного жилета, но нашел только пригоршню зерна, горсть вялой, мелко нарезанной моркови да полный карман засохших медовых пряников. Гвардеец злобно выругался. Лошадиные лакомства, надо же! Вот сучка! Он занялся кошелем, привешенным к поясу мертвой, но там обнаружилась только горстка медных и серебряных монеток. Что же, лучше что-то, чем ничего. В ушах у покойницы болтались золотые колечки, на шее висела тонкая золотая цепочка - их Барсиль снял и бросил в кошель, к монетам. По крайней мере этого хватит, чтобы оплатить на всю ночь услуги какой-нибудь окраинной шлюхи.

Больше Барсиль ничего не нашел. Сапоги из добротной крепкой кожи оказались ему малы, но, может быть, с жилетом повезет больше... Ворча и кряхтя, гвардеец перевернул труп и с немалым трудом содрал жилет с холодного, уже закоченевшего тела. Прежде чем примерить добычу, он опять завернул мертвую в холст. Того и гляди во дворе кто-нибудь появится, а Барсилю совсем не хотелось отвечать на ненужные вопросы.

Он снова быстро огляделся - не видит ли кто, расстегнул свой черный плащ, свернул его и аккуратно уложил поверх трупа - чтобы не запачкать в грязи. Потом сунул руки в жилет и...

- У, святая задница! - прорычал Барсиль. Треклятый жилет тоже оказался ему мал. Бормоча проклятия, гвардеец швырнул его наземь, рядом с уже отвергнутыми сапогами, и хотел уже от души пнуть покойницу.., но замер с занесенной ногой, услыхав чьи-то торопливые шаги.

Взмахнув руками, чтобы удержать равновесие, гвардеец стремительно обернулся. К немалому его облегчению, это был всего лишь мальчишка по имени Сколль, ученик Агеллы, старшего кузнеца Священных Пределов, которая ковала превосходнейшее оружие для святого воинства Мириаля, а также лично подковывала быстроногих скакунов для гонцов иерарха и могучих боевых коней гвардии. Всем известно, что обидеть кузнеца значит спугнуть удачу, и ни один человек в Цитадели не посмел бы отнестись к Агелле без должного почтения. Это, само собой, не касалось ее ученика, костлявого мечтательного молокососа, который бегом возвращался из Цитадели - мотался, видно, по какому-то поручению.

При виде сопляка Барсиля вновь осенило. Может быть, в конце концов даже тухлое дельце выйдет для него прибыльным...

- Эй! - свистящим шепотом позвал он. - Эй, ты! Ученичок!

Мальчишка подпрыгнул, точно блоха на нищем.

- Я, что ли?

Гвардеец выразительно вздохнул:

- Ты, кто же еще? Иди-ка сюда, быстро!

Сколль, насупившись и волоча ноги, с явной неохотой пошел на зов. Лицо его слегка прояснилось, когда он увидел, что зовет его не какой-нибудь важный чин, а всего лишь Барсиль.

- Чего ты хочешь? Госпожа Агелла приказала, чтоб я не мешкал. Ох она и разозлится...

- Да наплюй ты на нее! - Барсиль ухватил юнца за руку. - У меня тут для тебя кое-что есть, - прибавил он таинственным шепотом и протянул ученику Агеллы кожаный жилет. - Что скажешь, а? Словно на тебя сшит!

Рука Сколля осторожно потянулась к жилету - ученик никогда не смог бы себе позволить покупку такой добротной вещи.., но вдруг, к вящему раздражению Барсиля, Сколль отдернул руку.

- Ну, что еще? - сердито спросил гвардеец. Мальчик нахмурился:

- Этот жилет краденый! Я видел его сегодня утром на жене того вольного торговца!

- А, святое дерьмо! - беззвучно выругался Барсиль, лихорадочно соображая. - А.., э.., конечно же, это жилет той женщины. Она мне его просто продала. - Гвардеец постарался ухмыльнуться как можно беззаботней. - Ты же знаешь этих торговцев - хлебом не корми, только дай что-нибудь продать...

Говоря это, Барсиль осторожно, бочком отступал подальше от длинного холщового свертка.

- А это она тебе тоже продала? - Сколль указал пальцем на валявшиеся на земле сапоги. - Это даже для торговца странно - продавать обувку с ноги. Барсиль размахнулся и врезал мальчишке по уху - несильно, потому что все еще надеялся заключить сделку.

- Не наглей, слышишь, ученичок? И не огрызайся. Ну что, хочешь получить этот славный жилетик - тебе же такого до седых волос не купить - или нет?

- Я же только спросил! - прохныкал Сколль, выпятив губу и прикрыв ладонью распухшее ухо. - Ты права не имеешь меня бить! - В этот миг его взгляд упал на сверток с покойницей. - А это что такое?

- Э-э.., ничего, - поспешно ответил Барсиль. Глаза Сколля полезли на лоб.

- Это же она, правда? Она мертвая! - Голос его сорвался на испуганный писк. - Ты хочешь продать мне одежду с мертвой!

- Заткнись! - Барсиль снова от души врезал сопляку по уху. - Не ори так, болван! - Он перевел дух и убедительно развел руками. - Ну хорошо, эта женщина мертва. Значит, и жилет ей больше не нужен, верно? А ведь он пошит отменно, да и кожа крепкая. Не каждый день встречается такая добротная вещь. Да ведь это же преступление - оставить такой превосходный жилет гнить в могиле! Будь жива эта бедняжка, она, бьюсь об заклад, сказала бы тебе то же самое.

Мальчишка все еще хватал ртом воздух, точно вытащенная на берег рыба.

- А.., как она... - сиплым шепотом начал он, но Барсиль одарил его таким бешеным взглядом, что сопляк живо заткнулся.

- Слушай-ка, сынок, - если хочешь подольше продержаться здесь, в Пределах, научись не задавать таких вопросов.., и соображать, когда следует держать рот на замке. Понятно? Ей не повезло, вот и все. Такой печальный случай. Ну что, тебе нужен этот чертов жилет, или я предложу его кому-нибудь другому?

Сколль помолчал, борясь с искушением.

- Что ты за это хочешь? - наконец спросил он. Барсиль ухмыльнулся:

- А, так-то лучше! Наконец-то ты научился соображать! Он наклонился ниже к Сколлю.

- Послушай, я же знаю, что ты всего лишь ученик и что у тебя нет ни гроша. Я просто хочу попросить тебя об одной услуге - просто так, по доброте душевной. Мне нужен новый меч, но у кузнеца полно работы, и даже если я ее упрошу, руки у нее до моего заказа дойдут через полгода. Ты наверняка знаешь, где она хранит свой список заказов. Найди его, впиши мое имя первым - и я дам тебе отличный жилет просто так, за здорово живешь. Ну, что скажешь?

Ученик заколебался.

- Агелла очень строго следит за очередью на заказы. Она говорит, что ее репутация зависит, во-первых, от качества работы, а во-вторых, от честного обращения с заказчиками. Мол, первый заказал - первый получил, если только ты не лорд Блейд или иерарх. Если она поймает меня на горячем - выставит пинком под зад.

- Да ладно тебе, - настаивал Барсиль, - справишься. Ты же у нас такой смышленый парнишка! Сделай все как надо, и Агелла в жизни ничего не пронюхает. А ты... - он выразительно покачал жилетом перед самым носом мальчишки, - ты станешь гордым владельцем этого превосходного жилета. - Он подмигнул Сколлю. - Как думаешь, девицам такая обновка понравится? Например, той хорошенькой ученице пивовара, на которую ты все время пялишься?

- Согласен, - поспешно сказал Сколль. - А что, если я впишу твое имя вторым в списке? Тогда Агелла наверняка не заметит неладное.

- Идет! - Барсиль хлопнул ученика по плечу и вручил ему жилет. - Только помни: я жду, что ты выполнишь свою часть нашей сделки. Не заставляй меня долго ждать.

- Не беспокойся, все сделаю, да поскорее.

И ученик опрометью помчался прочь. Как раз вовремя - ему пришлось посторониться, чтобы пропустить повозку, которая уже въезжала, оглушительно грохоча колесами, в огромные сводчатые врата Цитадели.

Барсиль покачал головой. Неужели он и сам когда-то был так молод и наивен? Да нет, вряд ли. И уж точно никогда он не был таким дураком.

- Помоги мне, пожалуйста... Меня сейчас стошнит!

Именно это пыталась сказать Вельдан, но далось ей это с трудом. Шатаясь, Вельдан шагнула с крыльца, упала со всего размаху на четвереньки - и ее действительно стошнило прямо в грязь. Голова у нее шла кругом, мысли спутались, недавние события казались смутными обрывками воспоминаний. Нагота ее была прикрыта лишь тонким одеялом, и оттого Вельдан тряслась от холода. Все ее тело терзала боль, голова раскалывалась так, точно вот-вот лопнет, а приступы рвоты отзывались в ребрах слепящими вспышками нестерпимой боли.

В этот отвратительный миг единственным, что радовало Вельдан, был Каз, который опрометью ринулся к ней, расплескивая во все стороны жидкую грязь и восторженно вопя: "Вельдан, Вельдан, ты проснулась, ты жива/". За его могучей спиной чародейка мельком увидела ветхий амбар и незнакомую женщину - та сидела прямо на земле, явно сбитая с ног стремительным рывком дракена.

Каз лихо затормозил между незнакомкой и Вельдан, плакавшей от радости, подставил шею, чтобы чародейка могла обвить ее руками, и одним движением легко поднял ее на ноги.

- Каз, ох, Каз, я уж думала, что никогда тебя не увижу! - твердила Вельдан, утыкаясь лицом в его гибкую сильную шею. Эта мысленная речь, пусть даже произнесенная почти шепотом, отозвалась в ее голове новым приступом боли, перед глазами заплясали яркие пятна. Снова накатила волна тошноты, но, по счастью, рвоты не последовало.

Повернув голову, Каз поглядел на напарницу:

- Проклятие, лапушка моя, ну и вид у тебя - краше в гроб кладут. Не вздумай больше так меня пугать! Я уж решил, что на сей раз ты точно не вывернешься.

- Я была уверена, что мы оба не вывернемся, - призналась Вельдан, содрогаясь при одном воспоминании о недавних событиях. И вдруг замерла, все так же крепко обвив руками шею дракена. - Каз! Провидец! Что случилось с Этаном?

- Прости, Хозяйка. - В мысленном голосе Каза отчетливо прозвучали горечь и сокрушение. - Я бы мог побиться об заклад, что, когда я уходил, он был уже мертв, а если и нет - то сейчас уже умер. Ты пролежала под завалом почти весь день. Я не мог спасти Этона, но мог помочь тебе, так что мне пришлось бросить его на произвол судьбы: У меня просто не было выбора.

Вельдан с трудом сглотнула.

- Значит, мы опять потерпели поражение, - прошептала она.

- Не смей! - яростно воскликнул Каз. - Даже Кергорн не сумел бы предотвратить оползень! Я...

- Слушай, девочка, должно быть, там, откуда ты родом, умеют закаливать детишек. И все-таки лучше надень на себя что-нибудь, не то, чего доброго, простудишься и таки помрешь.

Голос у незнакомой женщины оказался низкий и грубый, точно медвежий рык.

Вельдан стремительно обернулась - так стремительно, что голову и ребра пронзила новая вспышка боли. Только сейчас она осознала, что одеяло с нее свалилось и она стоит, совершенно голая, под проливным дождем. Вельдан поглядела на незнакомку - перед ней была коренастая, среднего роста пожилая женщина с умными блекло-голубыми глазами и прямыми седыми волосами, остриженными так же коротко, как у самой Вельдан. Морщины на ее лице, точно письмена, запечатлели все радости и горести долгой и бурной жизни. На ней было надето сразу несколько рубашек и жилетов, прочные штаны и распахнутая на груди, изрядно потертая куртка из вывороченной овечьей шкуры. Сейчас женщина была занята тем, что безуспешно пыталась отряхнуться от грязи, в которую свалил ее бурный порыв Каза.

Вельдан потянулась было за упавшим одеялом - и в глазах у нее потемнело от боли, к горлу снова подкатила тошнота. Девушка одной рукой ухватилась за шею Каза, судорожно сглотнула застрявший в горле комок. Кровь тяжело и жарко стучала в ее висках.

- Я ничего не вижу, - прошептала она.

- Дай-ка я тебе помогу. - В грубом голосе пожилой женщины была неподдельная доброта. Вельдан ощутила, как ее руку бережно, но властно снимают с шеи дракена, как надевают на нее ветхую, но мягкую изнутри куртку. Чародейка слабо затрепыхалась, ощупью пытаясь отыскать Каза, который, как ни странно, ничуть не возражал против такого фамильярного с ней обращения.

- Она хорошая, Хозяйка, - убедительно заверил мысленный голос дракена. - Она вчера дала мне целую свинью.

Взяв Вельдан за руку, пожилая женщина бережно усадила ее на ступеньку крыльца.

- А теперь слушай меня, - строго сказала она. - Я понимаю, что ты не хочешь разлучаться со своим другом, но дурить ты брось, ясно? Погляди только на себя - ведь ты же выглядишь не лучше кучи перегретого дерьма!

Именно такое сравнение мог бы сделать Каз, и отчего-то грубоватая речь незнакомый женщины показалась Вельдан необыкновенно ободряющей. Рядом с ней послышался короткий смешок дракена.

- Святая задница! - пробормотала себе под нос женщина. - Этот свиноед и вправду меня понимает!

Зрение постепенно возвращалось к Вельдан. Женщина сидела рядом с ней на крыльце и явно ничуточки не боялась огромного дракена, который из сидячего положения казался еще больше. Впрочем, Каз, положивший морду на колени своей напарницы, и не выглядел особо устрашающе.

- Похоже, ты и твой друг уже не чаяли свидеться в этой жизни. - Голубые глаза женщины блеснули. - Правду говоря, я и сама прошлой ночью не больно-то верила, что ты доживешь до утра. Ну и крепкая же ты, девочка! Люблю таких женщин - верно, за то, что они похожи на меня. - Она хихикнула и протянула руку. - Меня зовут Тулак.

- Вельдан. - Чародейка пожала протянутую руку. Несмотря на холод и сырость, их крепкое рукопожатие оказалось на редкость теплым. - А это - Казарл, Каз, мой... - На миг Вельдан замялась, не зная, как объяснить свою связь с дракеном, не нарушая при этом тайн Совета. Впрочем, эта женщина почему-то с первого взгляда внушила ей доверие... А, да ну их всех в преисподнюю! Хуже, чем есть, уже не будет.

- Каз - мой напарник, - твердо сказала она. - Мы разговариваем, обмениваясь мыслями.

Тулак широко раскрыла глаза.

- Чтоб мне захлебнуться в собачьем дерьме! На таком умении можно было бы недурно подзаработать! Вы двое никогда не пробовали играть в карты?

Вельдан и Каз обменялись невеселыми взглядами.

- Мы все время играем, - сухо ответила чародейка. - В основном на собственные жизни.

- Это заметно - с чего бы иначе вам вздумалось поиграть в кошки-мышки с оползнем? - Тулак одной рукой обняла девушку за плечи. - Пойдем, детка, в таком состоянии тебе лучше побыть в тепле. Того и гляди начнется снегопад, а ты так дрожишь, что зуб на зуб не попадает. Притом же после такого удара по голове тебе лучше полежать. От такой передряги за ночь не очухаешься.

Вельдан тяжело вздохнула.

- Хорошо, - неохотно согласилась она. - И, Тулак.., спасибо тебе за то, что с ходу не забросала меня вопросами.

Пожилая женщина захихикала.

- Смотри, накаркаешь, - проворчала она. - Все вопросы я сберегаю до тех пор, пока тебе не станет полегче.

Хотя Вельдан понимала, что ей лучше поскорее уйти в дом, она медлила, нежно поглаживая голову дракена. После того как они едва не потеряли друг друга, ей отчаянно не хотелось разлучаться с напарником, и даже без мысленной речи было понятно, что он чувствует то же самое. Теперь она гораздо лучше понимала, что пришлось испытать Элиону.

- Ты уж извини, - сказала Тулак, - но твой друг слишком уж громадный, чтобы протиснуться в дом. Он не может даже с порога просунуть голову в кухню - во-первых, я не хочу, чтобы его в таком положении увидел с тракта какой-нибудь любопытный стервец, а во-вторых, он до смерти перепугает коня...

- У тебя в кухне конь?! - перебила Вельдан.

- Ну да, и что с того? - сразу ощетинилась та.

Чародейка расхохоталась - и тут же со стоном схватилась за грудь.

- Ты не представляешь, как я рада это слышать! - выдавила она.

Тулак, которая явно готовилась огрызаться и дальше, от таких слов опешила:

- Рада? Клянусь Мириалем, почему?

- Я видела его, когда проходила через кухню, - пояснила Вельдан. - Мне просто не хотелось об этом говорить - я-то решила, что после удара по голове мне просто мерещится!

- И ты не считаешь, что это.., гм.., странно? - все еще с подозрением осведомилась Тулак.

Вельдан неосторожно пожала плечами и сразу сморщилась от боли.

- Да нет, почему же? Это твой конь и твоя кухня.., да и погода премерзкая. На твоем месте я бы, наверно, сделала то же самое.

Тулак недоверчиво уставилась на нее - и обе женщины разразились хохотом. И в это мгновение их крепко-накрепко связала дружба, неподвластная даже времени, а только самой смерти.

Блейд проехал мимо лесопилки, не удостоив ее ни единым взглядом. Мысли его были заняты совсем другим. Нужно побыстрей управиться с этим делом, размышлял он, управиться - и не мешкая возвращаться в Тиаронд. Весь день он явственно чуял близкую перемену погоды. Зима в этом году наступит куда раньше обычного. Блейд обеспокоено глянул на небо - иссиня-лиловое, точно свежий синяк, оно с каждой минутой стремительно темнело. Близилась снежная буря, а в такую погоду гора Халкар - убийственное местечко. Быть может, думал Блейд, мне стоило остаться в Тиаронде, и пусть бы себе Заваль рисковал своей жизнью в неистовстве бурана. Впрочем, иерарх, погибший под снежной лавиной в горах, куда меньше годился бы для тайных целей Блейда, чем иерарх, принявший свою смерть на жертвенном костре.

На самом-то деле командир Мечей Божьих отлично знал, что не смог бы остаться в Тиаронде ни при каких обстоятельствах, - знал с той минуты, когда бродячие торговцы явились в Священные Пределы со своим рассказом о драконе. По тому, как Тормон описал свою находку, Блейд мгновенно понял, что торговец не лжет, однако же счел необходимым самолично обшарить то место, где сошел оползень. Дракон явно направлялся в Гендиваль, и если он рискнул так далеко забраться в эти холодные негостеприимные горы, можно прозакладывать свою голову, что у него были спутники. Присутствие в Тиаронде чародеев, да еще именно сейчас, изрядно повредило бы делам Блейда. Посланцев Тайного Совета следовало немедля отыскать - и обезвредить.

Хотя появление дракона в окрестностях Тиаронда доставило Блейду немало хлопот, ему было почти жаль несчастных соплеменников этого великолепного существа. Уж если драконы решились послать одного из них так далеко в сырые и стылые земли Севера, стало быть, им и вправду приходится туго. Блейд невесело размышлял о многих тысячах тех, кто гибнет сейчас по всему миру - и только потому, что одному человеку хватило дерзости (или безумия) нарушить магические преграды, которые столько веков охраняли их спокойное житье-бытье.

На мгновение Блейда охватил страх. Руки, надежно укрытые в кожаных перчатках, стали липкими от пота. Почуяв смятение всадника, конь и сам беспокойно замотал головой. Сделав над собой усилие, Блейд взял себя в руки. Уймись, сказал он сам себе, не делай вид, что у тебя вдруг появились угрызения совести. Начав разрушать Завесы, ты отлично знал, что из-за этого неизбежно погибнут очень и очень многие - от воинственных, устрашающих георнов до прекрасных и мудрых драконов. Все эти смерти необходимы. И неизбежны. Пускай обитатели этого мира надежно укрыты от опасностей в своих огражденных магией землях, но ведь они остановились в развитии, забыли, что такое прогресс. Им необходима перемена - и они ее получат. Отступать уже слишком поздно. Разрушая Завесы, ты пустил в ход силы, которых уже не остановить. Выживут самые сильные. Сильные, стойкие - и мудрые. Выживут и обретут наконец свободу развиваться, как пожелают.

Давай, давай, ехидно нашептывал Блейду внутренний голос, продолжай думать так и дальше. Повторяй себе, что все это ты делаешь ради их же пользы. Быть может, если ты будешь твердить это без устали, в конце концов и сам поверишь, что это правда.

Насквозь промокший плащ неприятно липнул к плечам и спине иерарха, но сердце его пело от радости, когда он смотрел, как солдаты откапывают дракона. Спасен, наконец-то спасен! Заваль с трудом верил в такую удачу. Завтра ему уже не придется взойти на жертвенный костер и отдать свою жизнь ради вящей славы Мириаля. Бог наконец-то смилостивился над ним, и теперь его место на костре займет это невероятное существо!

Над головой Заваля зловеще темнело небо. Чтобы лучше видеть, где копать, людям пришлось повтыкать в землю вокруг дракона ярко горящие масляные факелы. Солдатам уже удалось отрыть больше половины чудовищно огромного тела.

Даже мертвый (или умирающий) дракон поражал воображение необыкновенной красотой. Изящная узкая голова, бессильно свесившаяся набок, казалась выточенной из чистого золота. Завалю очень хотелось увидеть глаза дракона, но солдаты, как ни старались, не сумели поднять тяжелые веки. Судя по той части тела, которую им уже удалось отрыть, сам дракон был невероятно огромен. Одно это должно убедить самых настырных ворчунов Тиаронда, что иерарх Заваль по-прежнему в милости у своего бога!

Теперь Заваль видел уже достаточно - более чем достаточно, - чтобы убедиться в правдивости торговца. Настала пора избавиться от него. Заваль искоса глянул на торговца - тот торчал поодаль, кутаясь в плащ и натянув пониже капюшон, чтобы спастись от дождя и пронизывающего ветра. Как ни в чем не бывало он наблюдал за работой солдат, держась на почтительном расстоянии от вышестоящих. Иерарх заметил, что поблизости от торговца, чуть позади него напряженно замер лорд Блейд. Зоркий взгляд его ледяных серых глаз был устремлен в спину простолюдина. Заваль перехватил взгляд Блейда и почти незаметно кивнул. И в тот же миг гвардейцы Блейда пришли в движение.

Торговец бросился наутек, на какую-то долю секунды опередив солдат, и они сорвались в погоню. Заваль даже не глянул в ту сторону. Заткнуть рот торговцу - не его дело, а Блейда. Сам иерарх уже стремительно шагал к полукругу горящих факелов. Ему не терпелось поближе рассмотреть дракона.

Торион давно уже горько сожалел о том, что ему пришло в голову рассказать о своей находке иерарху. Чем выше отряд поднимался в горы, тем тяжелей становилось у него на душе. Хотя Тормон всегда с гордостью твердил, что ему плевать на высокие чины и титулы, его принижало холодное, грубое обращение командира Мечей Божьих и самого иерарха. Солдаты, сопровождавшие их, были ничуть не лучше. Они ехали в полной тишине - лишь изредка скрипнет кожа или звякнет металл о металл - и смотрели сквозь Тормона, словно он и не существовал вовсе.

И лишь когда Тормон привел своих высокородных спутников к тому самому оврагу, что тянулся вдоль заваленной тропы, и показал иерарху дракона, суровое непреклонное лицо Заваля заметно смягчилось. Напряжение, царившее в отряде, немного ослабло, но не настолько, чтобы Тормон мог вздохнуть с облегчением.. В глазах иерарха все еще стыло отчуждение, и в голосе, которым он благодарил торговца за ценную находку, не было ни грана тепла. Лорд Блейд, стоявший рядом с ним, оставался все таким же настороженным, холодным и зловещим - точь-в-точь медвежий капкан, готовый сомкнуть стальные челюсти на неосторожной жертве.

Теперь, когда работы шли полным ходом и диковинное существо было отрыто уже больше чем наполовину, Тормон изо всех сил старался уследить за всеми сразу. Он стоял лицом к раскопкам, притворяясь, что с большим интересом следит за их ходом, но все это время украдкой, пядь за пядью отступал прочь, незаметно увеличивая расстояние между собой и остальными. Взгляд его, надежно укрытый в тени капюшона, все время метался из стороны в сторону, не упуская из виду ни иерарха, ни Блейда, ни телохранителей Заваля, которые не были заняты на раскопках. И в то же время Тормон отчаянно шарил взглядом по отвесным, скользким от травы и дождя склонам оврага, безуспешно стараясь найти лазейку для бегства. Если дела пойдут так, как он подозревает, ему эта лазейка ох как понадобится!

Время тянулось бесконечно, день клонился к вечеру, и Тормону уже казалось, что о нем все забыли. Помимо воли он весь дрожал от страха и напряжения и все же ни на миг не позволял себе расслабиться, решить, что он преувеличил опасность. Он оставался настороже, каждое мгновение готовый обратиться в бегство.

В тот миг, когда Заваль подал свой почти неприметный знак, торговец сорвался с места и метнулся влево, увернувшись от занесенных мечей. Оскальзываясь на мокрой глине, он бросился бежать по заваленному дну оврага - вдоль него, а не наверх, к тропе, где были привязаны кони. Нападавшие явно ждали, что он бросится к коням, а Тормон вместо этого помчался прямиком к раскопкам. Растолкав изумленных солдат с заступами, он обогнул полузасыпанное тело дракона и помчался дальше, стараясь увеличить разрыв, покуда погоня не пришла в себя.

Горы камней и стволы вырванных с корнем деревьев изрядно замедляли бегство Тормона, но они же и служили ему пускай и ненадежным, но укрытием. В воздухе уже зловеще и алчно свистели стрелы, звонко ударялись о камни, чмокали, втыкаясь в дерево и землю - всякий раз так близко, что Тормон холодел от ужаса. И с каждой минутой солдаты Блейда стреляли все прицельней. Шум погони приближался - скрежетали, осыпаясь под ногами, камни, с хрустом ломались ветки, пыхтели, сопели, сыпали проклятиями на бегу люди. Тормон взмолился так, как не молился никогда в жизни: пускай падет туман и укроет его от вражеских глаз, пускай у самых его ног откроется некий тайный, спасительный ход.., яви чудо, о Мириаль, яви чудо!..

С омерзительным сочным чмоканьем стрела вонзилась в человеческую плоть, и тут же воздух разорвал страшный, воющий, нестерпимый крик. "Это же не я кричу, - тупо подумал Тормон, валясь наземь, - это не я..." Потом слепящая вспышка боли разом погасила все его мысли и чувства. Тьма сомкнулась над ним, и мир исчез.

Этон, как и все его соплеменники, был связан со стихией Огня, а потому пламя факелов не могло обжечь его. Напротив - истощенное тело так жадно поглощало их тепло, что дракон начал "приходить в себя, подыматься из черной, всепоглощающей бездны забытья. Вскоре он уже мог осознать, что его окружает, - сырость, липкая грязь и промозглый холод. Казарла и Вельдан рядом не ощущалось, а сам он, слабый, едва живой, не мог позвать их мысленно, разве что шепотом. Все же Этон сделал такую попытку - и ничуть не удивился, не уловив ответа. Скорее всего чародеи погибли под оползнем, а сам он попал в руки людей из Каллисиоры - Вельдан описывала их невежественными, грубыми, суеверными дикарями.

Наконец Этон осознал весь ужас своего положения. Хотя огонь факелов пробудил его разум, его было явно недостаточно, чтобы возродить безнадежно ослабшее тело - такое чудо могла бы свершить только чистая, жаркая, яростная сила солнца. Никакое иное пламя ему не поможет.

На смену ужасу пришло отчаяние. Приговор окончательный и неотвратимый - здесь, на стылой чужбине, Этон, провидец драконьего племени, обречен умереть.

Прояснившийся разум дракона лихорадочно заметался. Почему, отправляясь в путь, он не смог провидеть собственного конца? Нет, конечно, он чуял, что случится что-то недоброе, - но если не считать Змеиного Перевала, все прочие видения были смазаны и расплывчаты, словно он смотрел на мир совсем иными глазами. Но смерть?! Нет, это невозможно! Дракон постарался собраться с силами прежде, чем его окончательно охватит паника. Если он умрет сейчас, погибнет не только его уникальный дар, но все его познания, вся драконья мудрость, передаваемая из поколения в поколение, - мудрость, которая, быть может, сумеет исцелить этот несчастный мир.

Ужасно будет умереть вот так - одному, на чужбине, в окружении невежественных дикарей. В смертный час дракон никогда не бывает один. Прежде чем его разум покинет мир, умирающий дракон отдает все свои знания, весь опыт своей долгой жизни своему наследнику - прямиком из сознания в сознание. Таким образом не терялось ничто когда-либо известное драконам, а это очень важно для расы, у которой ничтожно низкая рождаемость, а стало быть, и численность самой расы все время грозит сократиться. Этон был единственным провидцем среди драконов. Потеря его дара обернется катастрофой для всей расы. Притом же, если отвлечься от чисто практических рассуждений, Этону было бы приятно знать, что хотя бы часть его разума - его редкостный дар - навеки сохранится в памяти последующих поколений.

И вдруг Этона осенило: быть может - быть может - все-таки есть способ уберечь его память от полного забвения. Он - чародей, а потому его телепатический дар куда мощнее, чем у большинства драконов. Если он сумеет переправить не только память, но и все свое сознание в другое тело - в сильное, крепкое человеческое тело, - в нем он сможет добраться до родных краев и там, передав, по традиции, свой дар наследнику, окончательно уйдет из мира.

Прежде никто такого не пробовал. Этон не знал, выйдет ли у него. И все же он попытается. Это его единственный шанс. Безмолвный, неподвижный, он выжидал, покуда кто-нибудь из людей не подойдет поближе, мечтал, чтобы это наконец случилось. И тут в небольшой группе людей, стоявших на дне оврага, возникло какое-то замешательство. Один из них побежал, другие погнались за ним... Этон мысленно выругался. Куда они все побежали? Вернутся ли? Нельзя, чтобы все они исчезли отсюда - ведь это его последний, единственный шанс!.. Но нет, все в порядке. Один человек все-таки не побежал за остальными. Он подходит все ближе, ближе...

Когда человек протянул руку и коснулся дракона, тот нанес удар. Нет, тело его даже не дрогнуло, он собрал весь свой разум, все сознание в подобие гигантского копья - и со всей силы метнул его в разум ни о чем не подозревающего человека. В этом последнем усилии Этон уловил присутствие другого чародея.., но было уже поздно. Приговор свершился. И когда густой белый снег повалил с небес, точно саваном накрывая землю, умирающее драконье тело содрогнулось в предсмертных конвульсиях. В новом своем сосуде разум Этона испустил безмолвный торжествующий крик. И громко, очень громко закричал иерарх.

Глава 11 ЖИЗНЬ ЗА ЖИЗНЬ

Суффраган Гиларра, в величии своем уступавшая только самому иерарху, наслаждалась столь дорогим и необходимым для нее домашним уютом, проводя послеобеденное время в своем неброском и уютном доме, что стоял в ремесленном квартале Пределов. Двум своим слугам она дала выходной, чтобы побыть наедине с родными и хотя бы так успокоить смятенную душу. У этого смятения были две причины: во-первых, планы лорда Блейда по устранению иерарха, а во-вторых, судьба жены и маленькой дочери вольного торговца, которые сгинули в недрах Цитадели - словно и не существовали вовсе. Трижды Гиларра отправлялась навестить их, и всякий раз ее отсылали прочь: гости моются, говорили ей, или едят, или крепко спят. Всякий раз одно и то же - притворная почтительность, не слишком скрывающая намек на то, что суффраган сует нос не в свои дела. Всякий раз упоминание приказа иерарха либо лорда Блейда, приказа, который она не имеет власти оспаривать. И всякий раз вооруженная стража, которая, ничем открыто не угрожая, все же как-то ухитрялась дать Гиларре от ворот поворот.

Наконец ей удалось перехватить молодого лейтенанта, заместителя лорда Блейда, и в открытую сообщить ему о своих опасениях. Гальверон славный мальчик, уговаривала себя Гиларра. Он не допустит, чтобы с Канеллой и ее малышкой случилось худое. Может быть, все обойдется. Может быть, опасность существует только в ее воображении. Даруй Мириаль, чтобы это было так! Заваль не станет причинять зло беззащитной матери и невинному дитяти, ведь правда же не станет? Он, конечно, упрям, заносчив, фанатичен, но он никогда не творит зла, никогда не бывает несправедлив - разве что к самому себе.

Муж Гиларры, Беврон-златокузнец, который по такому случаю сегодня тоже отдыхал от работы, растянулся сейчас на коврике перед очагом и играл с их маленьким сыном Аукилем. Гиларра вышивала рубашку, но подняла глаза от вышивания, когда Беврон заговорил:

- Поразительно, как все меняется в Пределах в отсутствие Заваля. Как будто все мы дружно испускаем вздох облегчения и позволяем себе расслабиться.

Гиларра отчаянно не желала нарушать послеобеденный покой, а потому до сих пор ухитрялась как-то избегать разговора о грядущей участи Заваля. На сей раз, однако, она не могла промолчать, не подставив под угрозу доверие, которое всегда связывало ее с мужем. Женщина принялась лихорадочно соображать, как бы помягче обрушить на голову Беврона последние новости, но тут же поняла, что это напрасный труд. Как бы она ни старалась, а Беврон ее речам все равно не обрадуется. Уж лучше покончить с этим сразу и навсегда.

Если Блейд исполнит то, что задумал, то после завтрашнего дня у тебя будет много возможностей расслабиться, - сухо сообщила она. - Что до завтрашней ночи - ты будешь спать с новым иерархом.

- Что?! - Беврон так и подскочил. Деревянные фигурки животных брызнули во все стороны, и маленький Аукиль издал возмущенный вопль.

- Так ты хочешь принести Заваля в жертву? Нет, Гиларра, только не это! Не может быть!

Гиларра отшвырнула шитье и тоже вскочила, схватив мужа за руки.

- Это не я придумала, любимый.., но, кажется, мы с тобой - единственные во всем городе, кому еще не приходила в голову эта идея. Как убеждены жители Тиаронда и, похоже, всей Каллисиоры, наш иерарх крепко подвел своих подданных. Если Мириаль отвернулся от Заваля - а ты должен признать, что, судя по последним событиям, так оно и есть, - нынешний иерарх стал не нужен людям, которых он представляет перед Богом. Разве что в качестве жертвы.

Беврон так крепко сжал ее руку, что у нее заныли пальцы.

- А если Заваль умрет, заменить его должна будешь ты.

- Любимый, ведь мы с тобой всегда знали, что такое может случиться. Всю мою жизнь я помнила о такой возможности.., и ты смирился с ней, когда стал моим мужем.

Только потому, что в душе никогда не верил, что это произойдет! - проворчал Беврон. - Треклятый Заваль! Как можно было допустить такое? Если б только он не был таким набожным, самовлюбленным болваном!..

- Перестань! - одернула мужа Гиларра. - Бедняга Заваль! Не хотела бы я жить на свете с таким характером, как у него. Никогда в жизни я не видела такого одинокого человека. Порой мне его ужасно жаль, а порой так и тянет его отколотить: ведь главный виновник почти всех своих бед - он сам. Еще в детские годы он все воспринимал слишком всерьез.

- Пап, давай еще поиграем! - Аукиль, сердито выпятив нижнюю губку, дергал край отцовской рубахи. Тяжело вздохнув, златокузнец выпустил руки жены.

- Нет, солнышко, не ставь своих коровок на желтый квадрат. Это же кукурузное поле, забыл? - На сей раз Беврон обращался к своему сыну, который давно уже обнаружил, что коврик перед очагом, весь в ярких разноцветных квадратах, превосходно подходит для игры в хутор.

Аукиль еще сильнее выпятил нижнюю губу. Русоволосый крепыш, он был точной копией отца.

- А вот и поставлю! Это мой хутор. - Мальчик дерзко, с вызовом глянул на отца и снова передвинул деревянные фигурки коров на желтый квадрат коврика. - Они любят кукурузу.

Беврон пожал плечами:

- Дело твое, приятель, однако будущей зимой твой крестьянин будет голодать.

Он снова повернулся к Гиларре и продолжил разговор - как с улыбкой отметила она, с того же места, на котором их прервали. С тех пор как на свет появился Аукиль, его родители в совершенстве изучили искусство вести два разных разговора одновременно.

- Как думаешь, почему Заваль стал таким, каков он есть? - спросил Беврон. - Я хочу сказать - вы же вместе росли в Базилике и Пределах. Почему же тогда вы - хвала Мириалю! - получились такие разные?

- Что ж, по справедливости говоря, жизнь Заваля в детстве сильно отличалась от моей. - Гиларра подняла шитье и на миг умолкла - прикусив от усердия кончик языка, она вдевала нитку в иголку. Управившись с этим делом, она продолжала:

- Не забудь, его растили как будущего иерарха. На моих плечах никогда не лежала такая тяжкая ответственность. Что до старого Малахта, жреца, который был воспитателем Заваля... - Гиларра задумалась, вспоминая, и невольно содрогнулась. - Вот это был самый настоящий фанатик! Казалось, у него и плоти-то нет - сплошная сталь, камень и купорос. Мне-то повезло - я росла в Доме Жриц, но Заваль был в полной власти этого жестокого, бессердечного деспота. - Женщина отвела взгляд, нахмурилась - будто снова перед ней встали картины прошлого. - Если б с этим ублюдком не произошел несчастный случай, который скорее можно назвать счастливым, кто знает, каким мог бы вырасти Заваль...

- Какой еще случай? - перебил Беврон. Гиларра удивленно глянула на него:

- Ах да, я и забыла, что ты вырос в ремесленном квартале, а потому не можешь знать этой истории. Малахт свалился с лестницы в храме, той, которую зовут лестницей иерарха, - она ведет от его личных покоев до самого подножия храма.

Беврон негромко присвистнул:

- Вот это, я вам доложу, падение!

Гиларра пожала плечами.

- Он переломал себе все кости, покуда добрался до последней ступеньки. И знаешь, что я тебе скажу? Никто в Священных Пределах не пожалел о его смерти. Никто!

Лицо женщины исказила такая яростная гримаса, что Беврон невольно попятился. Раздался громкий хруст, сопровождаемый сердитым воплем маленького Аукиля.

- Ой-ей-ей! - Беврон наклонился и поднял с пола двух деревянных бычков, являвших собой весьма жалкое зрелище. - Извини, сынок, - сокрушенно прибавил он, взъерошив вихры мальчика.

- Ты убил их! - горько всхлипнул Аукиль.

- Да нет же, солнышко, у них только переломаны ножки и хвосты, - ласково сказала Гиларра. - Папа склеит их, и они будут как новенькие.

- Конечно же, склею. Пойди принеси горшок с клеем, и я их сразу же починю.

Мальчик умчался прочь, а Беврон, подкинув на ладони деревянные фигурки, задумчиво пробормотал:

- Точь-в-точь как старый Малахт... Гиларра покачала головой.

- Хвала Мириалю, его ты не сможешь склеить. Как бы то ни было, после смерти Малахта Завалю стало куда как полегче, но такое детство не может пройти бесследно. Я не знаю, наверно, и половины тех издевательств, которые ему пришлось вынести, так что у меня не хватает духу винить его за все нынешние промахи. Понимаешь, Малахт так и не смог простить Завалю, что тот был сыном служанки, а не жрицы, как я. Ты же знаешь, каков закон: Гласом Мириаля становится первый ребенок, родившийся в Священных Пределах после смерти прежнего иерарха, а кто его мать - не имеет значения. И все же я подозреваю, что, если б не свидетели, Малахт удушил бы бедняжку Заваля его же собственной пуповиной и подождал бы более подходящего кандидата.

- То есть тебя, - негромко уточнил Беврон. Гиларра вновь пожала плечами.

- Что ж, признаюсь, когда я была молода и честолюбива, долгими ночами я часто размышляла о том, как могло бы повернуться колесо судьбы. И надо же было так случиться, что я стану иерархом именно сейчас, когда мне это совсем не нужно, да еще придется распутывать все то, что успел напутать Заваль. Да и в чистоте помыслов Блейда я тоже не совсем уверена, хотя... Что это? Стучат? Да кто бы это мог быть?

Хотя Гиларра сразу отругала себя за глупость, торопливый негромкий стук показался ей почти зловещим. Опять она вспомнила, как жена торговца и ее крохотную дочку уводили прямо в алчную пасть Цитадели - и недоброе предчувствие вспыхнуло в ней с новой силой.

- Я открою, - сказала Гиларра, знаком попросив мужа вернуться на коврик у очага. Она бросила шитье в корзинку и торопливо пошла к двери.

На пороге стоял юный лейтенант Гальверон, заместитель лорда Блейда. Гиларра только глянула на его лицо - и сразу все поняла. Пошатнувшись, она отступила на шаг и тяжело привалилась к дверному косяку. И все же Гиларра недаром столько лет возилась с разнообразными человеческими бедами, которые сваливал на нее неудачливый иерарх. Привычка взяла верх, и женщина быстро пришла в себя. Лишь тогда она заметила, что молодой офицер прячет под просторным черным плащом гвардейца какую-то ношу. Гальверон перехватил ее взгляд и кивнул.

- Входи, быстро! - шепотом приказала она и, втолкнув Гальверона в узкий коридор, поспешно захлопнула дверь и заперла ее на засов.

Гальверон заглянул в дверной проем уютной комнаты, где Беврон увлеченно играл с сыном. Лицо его на миг исказилось, он круто развернулся и, не говоря ни слова, пошел в кухню. Усевшись на стул у длинного, выскобленного до блеска стола, он наконец распахнул плащ. На руках у него была крохотная растрепанная девочка с грязным, залитым слезами личиком. Дочка торговца. Она сосала большой палец, и темные глаза, еще недавно такие живые и веселые, тупо смотрели в пустоту.

- Сохрани нас Мириаль! - Гиларра пробежала через кухню и опустилась на колени рядом с девочкой. - Аннас! Аннас!..

Протянув руку, она нежно коснулась измазанной щечки. Девочка с силой зажмурилась, отпрянула, но не издала ни звука, даже не захныкала.

- Она держится так с тех пор, как я нашел ее. - Голос Гальверона был хриплый, сорванный. - Ее мать.., в общем, я опоздал. Ее убили по приказу иерарха. Малышка все видела. Она убежала, спряталась. Мы перевернули вверх дном всю крепость. Если бы ее нашел не я, а кто-то другой... - Он покачал головой. Дыхание его срывалось, точно после долгого бега. Гиларра заглянула в его глаза - и поняла, что юный офицер вне себя, только не от горя, как она заподозрила вначале. Гальверон, в конце концов, воин и уже многое повидал, несмотря на то, что его синие глаза сияют почти детской чистотой. Нет, его голос срывается от ярости - чистой, беспримесной, слепящей ярости, - и Гальверон с немалым трудом подавляет ее, чтобы еще больше не напугать Аннас и не потревожить малыша Гиларры, играющего в соседней комнате.

- В конце концов я нашел ее во внутреннем дворе. - Гальверон справился с собой, и теперь его голос звучал почти ровно. - Одному Мириалю ведомо, как она сумела пробраться туда незамеченной. Она пряталась в этом их нелепом фургончике.

Гиларра заметила, что он крепко прижимает к себе девочку - так крепко, что Аннас, должно быть, едва могла дышать, но она по-прежнему молчала и не шевелилась.

- Дай-ка мне ее, - сказала Гиларра, и Гальверон поспешно, почти с облегчением вручил ей свою драгоценную ношу - как будто, избавляясь от нее, он заодно мог избавиться от страшных воспоминаний.

Нежно напевая, Гиларра укачивала малышку на руках и старалась не думать о том, кто приказал убить ее. "Не сейчас, не сейчас, - мысленно напевала она себе в такт укачиванию. - Вначале займемся самыми неотложными делами..." Но даже загоняя чудовищную мысль в самую глубь своего сознания, Гиларра знала: рано или поздно та подымется на поверхность, и тогда ей придется думать о том, что Заваль, которого она знала всю жизнь и любила как брата, - этот Заваль обернулся вдруг омерзительным чужаком...

- Будь ты проклят, Заваль, за такое злодейство! Гиларра стиснула зубы, чувствуя, как нарастает в ней ненависть. Быть может, ты и вправду заслуживаешь смерти.

- Гальверон, - сказала она вслух, - принеси мне тазик горячей воды. Котелок вон там, сбоку от очага. - Гиларру тоже начинало трясти - как будто лейтенант, вручив ей девочку, передал вместе с ней и свою ярость. Ох, Заваль, Заваль, как ты мог сотворить такое?

В кухню заглянул Беврон, глянул на девочку, на лицо Гиларры - и быстро попятился назад, в комнату, чтобы не отвлекать от игры Аукиля. Меж бровей его пролегла едва заметная морщинка, и Гиларра хорошо понимала, что позже ей придется ответить на добрую сотню нелегких вопросов. Тем не менее она знала, что всегда может рассчитывать на его понимание. Сейчас она терпеливо раздела девочку и бережно вымыла. Мытье длилось долго, потому что Аннас никак нельзя было уговорить хоть на минуту вынуть большой палец изо рта. Обтерев девочку мягким полотенцем, Гиларра обрядила ее в одну из ночных рубашек Аукиля, но переодевание тут же пришлось повторить: Гиларра попыталась напоить Аннас теплым молоком, в которое было подмешано снотворное, но питье струйкой вытекло из безвольно приоткрытых губ девочки и, конечно же, намочило сорочку.

Тогда Гиларра отступила, надеясь в душе, что Аннас все же успела проглотить хоть немного молока и сумеет уснуть. Уложив девочку в большую супружескую кровать, Гиларра вернулась к Гальверону. Офицер стремительно расхаживал по кухне, точно посаженный в клетку волк, и глаза его горели ледяным огнем ярости.

- Почему? - спросила Гиларра. - Почему иерарх приказал совершить такое жестокое деяние? Хладнокровно убить женщину и ребенка...

Юный лейтенант с открытым приятным лицом поднял на нее глаза, которые никак нельзя было назвать юными.

- Ты его лучше знаешь, суффраган. Я надеялся, что услышу объяснение от тебя.

Гиларра наполнила кружку крепким чаем из котелка, что кипел на краю очага, и, заставив Гальверона сесть, сунула ему кружку.

- Ты подверг себя огромному риску, - негромко проговорила она. - Что ты станешь делать, когда Блейд и Заваль вернутся и не обнаружат трупа девочки?

Лейтенант пожал плечами.

- Наверное, сбегу, - устало ответил он. - Иначе - плети либо тюрьма, а то и виселица - если учесть, в каком сейчас настроении иерарх. - Он с мольбой, почти виновато взглянул на Гиларру. - Но я должен был спасти малышку, суффраган! Я не мог допустить, чтобы ее убили - такую кроху!

Гиларра, которая и прежде винила себя во всем, сейчас только с большим усердием предалась самоистязанию. "Это все моя вина, - размышляла она с горечью. - Я же знала, чувствовала неладное! Мне следовало тогда настоять, чтобы Аннас и ее мать пошли со мной. Если б я не отступила, сейчас Канелла была бы жива. Из-за меня жизнь этого чудесного юноши висит на волоске, его будущее загублено безвозвратно. Притом же иерарх, решившись на такое, не может оставить живого свидетеля своего преступления. Не обнаружив трупа девочки, он перевернет вверх дном всю Каллисиору, но найдет ее..."

Вот только Заваль скоро не будет иерархом.

С души Гиларры свалился огромный камень. Пожалуй, в конце концов есть свои преимущества в том, чтобы принять сан иерарха. Женщина похлопала Гальверона по руке:

- Не тревожься, дорогой мой. Когда вернется лорд Блейд, я лично позабочусь о том, чтобы этот случай нисколько тебе не повредил. Даю тебе в том слово чести.

Молодой офицер сдавленно ахнул:

- Ты хочешь низложить иерарха?

Во имя Мириаля, до чего же он сообразителен!

- Помалкивай пока об этом, слышишь? Скоро эту новость узнает весь город. - Гиларра затаенно улыбнулась - ее осенила идея. Когда она поднимется на вершину власти, у нее будет много возможностей защитить себя от интриг Блейда. - Послушай, Гальверон, если я стану иерархом, я намерена кое-что переменить. Не согласишься ли ты стать личным телохранителем?

Впервые за все время лейтенант улыбнулся.

- С радостью, миледи, - сказал он. - С радостью. Когда Гальверон ушел, Гиларра отправилась посмотреть на девочку. Аннас крепко спала, упрямо засунув в рот большой палец. Глядя на девочку - теперь уже наверняка полную сироту, ведь если Заваль так дешево оценил жизни матери и дочери, он не задумываясь прикончит отца, - встревоженная женщина пыталась собраться с мыслями. Пока что сделать ничего нельзя - только ждать и надеяться, что Гальверон попадет в Цитадель до возвращения иерарха.

Гиларра заломила руки. Как сможет она посмотреть в глаза Завалю - теперь, когда знает эту его страшную тайну? Что сталось с тем умным, слабым, меланхоличным, уязвимым юношей, которого она знала, ее собратом по детским играм, возлюбленным, с которым они раз в год совершали обряд солнцестояния? "Я тебя больше не знаю, Заваль, - с горечью подумала Гиларра. - Да и знала ли? Неужели все эти годы я ошибалась?"

Молитвенно сложив руки, Гиларра опустилась на колени рядом с кроватью и крепко спящей девочкой. Сейчас ей оставалось только одно - молиться. Молиться Мириалю за жизнь этой малышки и за спасение души Заваля.

***

Беда с этими людьми - они передвигаются так медленно! Шри, которой не терпелось поскорее исполнить поручение Совета, намного обогнала Элиона, который все еще карабкался по узкой тропе, ведущей к Змеиному Перевалу и Тиаронду, располагавшемуся у отвесного склона по другую сторону горы.

Необходимость не упускать из виду своего напарника волей-неволей раздражала и без того взвинченную фею. Насколько сумели определить старшие чародеи Гендиваля, та сторона Змеиного Перевала, что спускалась к Тиаронду, была именно тем местом, откуда Вельдан послала свой отчаянный крик о помощи. С тех пор как чародеи Тайного Совета услышали этот мысленный крик, уже миновали день и ночь, а теперь и второй день клонился к вечеру. Судя по тому, что за мысленным зовом Вельдан последовало глухое молчание, никто из троих не уцелел.., но если все-таки случилось чудо и кто-то жив? Проворная фея поняла, что больше не в силах терпеть человеческую медлительность. Предоставив Элиону и его коню в одиночку штурмовать крутой склон, Тиришри стрелой помчалась вперед, чтобы обследовать перевал по другую, тиарондскую сторону горы.

Зрение феи разительно отличалось от человеческого. Воздух был ее стихией, как земля - стихия георнов, а вода - левиафанов и афанков. Для Тиришри, невидимой людскому глазу и с точки зрения людей бестелесной, родная стихия была прибежищем, источником пищи и даже средством передвижения - поскольку она запросто могла оседлать восходящий поток или ветер. Воздух также мог быть ее оружием. Шри могла сознательно изменять форму и незримыми своими щупальцами так нахлестывала неподвижный прозрачный воздух, что он по ее желанию превращался в смерч, бурю или шторм. Могла она также сжимать воздух в невидимый прочнейший барьер, правда, требовало это немало трудов и сил, и потом нужно было долго отдыхать. И еще фея могла вылепить из воздуха все, что угодно. Насыщая его волей и памятью, желанием и воображением, она творила иллюзии, которые невозможно было отличить от реальности - покуда до них не дотронешься.

Тиришри видела каждое движение воздуха, как человек видит движение воды - волны, течения, мелкую рябь. Видела она также, где воздух был потревожен, к примеру - вытеснен движением живого существа (человека) или неживой силы (оползня). Следы, оставляемые живым существом, держатся в воздухе по несколько часов, а в безветренный день и дольше, так что фея могла как бы заглядывать в прошлое, наблюдая то, что совсем недавно произошло в каком-то месте. Такое же катастрофическое событие, как оползень, создает в воздухе возмущение, которое держится и по несколько дней.

И едва Тиришри перелетела через последнюю вершину горного хребта, как уже поняла, что же здесь произошло, ей даже не нужно было видеть на склоне горы длинную черную полосу обнажившейся земли. Картина оползня, ясная и четкая, парила в воздухе, словно дожидаясь того, кому дано природой разглядеть ее. События последних двух дней наглядно, как письмена, предстали перед Шри, парящей над перевалом, - оставалось только прочесть их, распутать хитросплетения множества следов. Перебрав и отбросив посторонние видения, фея отыскала призрачных двойников Казарла, Вельдан и дракона и увидела, как их накрыло оползнем.

- Я нашла это место, - сообщила она Элиону, даже не стараясь скрыть свой ужас. - Их завалило оползнем, как мы и предполагали.

Когда человек открыл свой разум для ответа, его чувства на миг перехлестнули через край, и прежде, чем он восстановил мысленные щиты, Тиришри кое-что успела уловить. Там были жалость, страх, тревога - все как положено, но гораздо меньше порадовало фею другое. Вспышка бешеного восторга, самодовольный оттенок мести.., а под ними, еще глубже таилась мрачная, гнилостная тварь - омерзительная зависть к Вельдан, которая все-таки умерла.

Тиришри постаралась укрыть нешуточную тревогу - она не желала предавать огласке то, что нечаянно открыл ей Элион.

- Быть может, они и уцелели, - продолжала она. - Следы в этом месте сильно перепутаны, но иные из них ведут вниз, с горы. Мне нужно подобраться поближе, чтобы верно истолковать... Погоди-ка! Что это такое?

Описывая круги, Шри опустилась ниже и увидела коней, привязанных под козырьком скалистого карниза, и разглядела наконец узкий и глубокий овраг, который отходил в сторону от тропы.

- Элион! - закричала она. - Здесь дракон! И люди - они все гонятся за одним человеком!

Безоружного беглеца гнали, стреляя на бегу, человек десять с оружием - явно опытные, прошедшие огонь и воду солдаты. Судя по всему, здесь устроили что-то вроде засады. Даже на расстоянии Тиришри чуяла смертный страх, который источал беглец, - страх и жгучий гнев на тех, кто не праведно покушался на его жизнь. Стрелки между тем целились все точнее, и арбалетные стрелы вот-вот должны были настигнуть добычу.

Шри оказалась перед нелегким выбором. С одной стороны, она должна была первым делом позаботиться о драконьем провидце - но Этон уже никуда не денется, если он вообще жив. С другой стороны, всякий чародей - и не только по обязанности, но и по велению сердца - непременно вмешался бы в такую погоню.., но при этом Шри не должна была обнаружить себя перед суеверными дикарями и не могла причинить вред стрелкам, не выдав своего присутствия. В конце концов, кто знает - этот человек может оказаться и беглым убийцей. И все же Тиришри не могла допустить убийство невиновного, а чутье подсказывало ей, что беглец и вправду ни в чем не виновен.

Оставалось только одно. Шри нырнула между охотниками и добычей и прильнула к спине беглеца. Напрягая все силы, она сжала воздух позади него в упругий невидимый щит - такой, что способен был задержать летящую стрелу.

И вовремя. Арбалетная стрела ударила беглеца в спину, точно между лопаток. Удар был такой силы, что человек ничком рухнул наземь и потерял сознание. Хотя Шри помешала стреле вонзиться в человеческую плоть, она не в силах была смягчить силу удара. Во влажном воздухе его звук был особенно громким и четким. Вот и славно, подумала фея. Бедняга еще долго будет залечивать синяки, но удар стрелы и падение помогут обмануть его врагов.

Теперь нужно как-то укрыть беглеца, а погоню сбить со следа. Что ж, так или иначе скоро начнется снегопад, а потому... Тиришри дотянулась до набрякших снегом туч, дернула - и прямо в овраг рухнула завеса крутящейся снежной пыли, надежно спрятав беглеца от чужих глаз. Фея слышала ошеломленные крики солдат, слышала, как они сыплют проклятиями, налетая друг на друга в кромешной снежной мгле. Она приспособила свое зрение к тому, чтобы видеть сквозь густую пелену снегопада, и с мрачным удовольствием понаблюдала, как солдаты бродят, спотыкаясь, по кругу, не в силах разглядеть даже своих сотоварищей, не то что беглеца. Для верности Шри растормошила небольшой смерчик и охапкой бурелома присыпала лежащего в беспамятстве человека. Он лишился чувств из-за падения и удара стрелы, но вряд ли бессознательное состояние продлится долго. Шри надеялась только, что у него достанет ума не шевелиться, пока его преследователи не уберутся подальше.

И тут зазывание ветра перекрыл пронзительный крик. Ругнувшись, Тиришри метнулась к содрогавшемуся в агонии телу Этона-провидца - и раскат грома взорвался в воздухе, когда она потрясенно вскрикнула. Во имя Эолиса, праотца всех фей воздуха, - что же такое сделал дракон? Человек упал на колени, обеими руками схватившись за голову, но продолжал душераздирающе вопить:

- Мириаль! Сохрани меня Мириаль - он у меня в голове! Перенос сознания? Неужели провидец, оказавшись на краю гибели, сумел совершить невозможное? Шри лихорадочно воззвала:

- Этон! Этон! Ты меня слышишь ?

Молчание. В сложном мысленном узоре не было и следа присутствия дракона.

Нет, подумала Тиришри. Мне, должно быть, почудилось. Сама эта мысль - безумие. Она решила разузнать побольше.., но тут вопящий человек исчез в толчее солдат, которые сбежались, привлеченные шумом. Душераздирающие вопли разом оборвались - это вожак солдат ударил несчастного по голове рукоятью своего меча.

- Довольно! - сказал он. - Как видно, иерарх не выдержал напряжения последних месяцев. Хуже того - его надежда, что Мириаль ниспослал это существо для принесения жертвы, не оправдалась. Зверь не только мертв, но - и вы сами видели это - испустил дух в то самое мгновение, когда Заваль возложил на него руку. Разве можно ждать более ясного знака? Мириаль отвернулся от иерарха, а стало быть, и от его подданных. Завтра Заваль послужит своему народу в последний раз - единственно доступным для него теперь способом. Он должен принести себя в жертву, дабы Мириаль снова стал милостив к нам.

С этими словами он презрительно отвернулся от лежавшего на земле бесчувственного тела.

- Свяжите его. Привяжите к седлу его коня, и уедем отсюда, пока буран не разыгрался в полную силу. Если мы сейчас не спустимся с горы, то останемся здесь навсегда.

Тиришри, охваченная безмерным отчаянием, не обращала внимания на людей. Обследование дракона подтвердило ее худшие страхи - он мертв. Шри парила над его телом, невидимая в снежной заверти, и тут ее настиг мысленный оклик Элиона:

- Шри! Все в порядке ?

- Нет, Элион, не в порядке - и даже хуже. Где ты?

- Совсем близко к началу перевала. Добираясь сюда, я почти что выбился из сил, да и конь, хотя я вел его в поводу, едва стоит на ногах. Мне пришлось все время волочить за собой эту чертову клячу, да вдобавок еще нам на головы свалился такой буран, какого не видали с начала времен. Здесь, наверху буря свирепствует немилосердно - мне еще повезёт, если успею спуститься вниз до того, как перевал окончательно засыплет снегом, и одному провидению ведомо, как мы доберемся домой до весны. Словом, я постараюсь поскорее нагнать тебя. Что там так грохотало, клянусь семью адскими безднами?

- Да так, ничего особенного. Послушай, Элион.., я нашла Этона.

- Что?! Он жив? А остальные?

- Здесь их нет. Я нашла вчерашние следы, которые ведут вниз с горы. Некоторые из них принадлежат людям, но точно ничего сказать не могу, покуда не разузнаю побольше. Одно безусловно: где бы мы ни нашли Каза, там же будет и Вель...

В этот миг внимание феи отвлек от разговора поспешный отъезд вооруженных людей - те связали своего бесчувственного собрата и перекинули поперек седла.

- Шевелитесь! - услышала Шри повелительный рык предводителя. - Треклятый перевал того и гляди совсем занесет!

- Шри! - нетерпеливо окликнул Элион. - Что там происходит? Дракон мертв?

Фея опустилась ниже и коснулась дракона. Исполинское тело на ощупь было холодным, окоченевшим, и внутренним зрением она не смогла уловить ни малейших следов драконьей ауры.

- Да, Элион, - печально отозвалась она, - дракон-провидец более не дышит.

Последовало долгое молчание, и наконец чародей отозвался.

- Дерьмо собачье! - прорычал он.

Если бы не сгинувшие невесть куда Каз и Вельдан, Тиришри прямо сейчас отправила бы своего напарника назад, и тогда они оба успели бы вернуться на зиму в Гендиваль. Долг ее, однако, состоял в том, чтобы найти пропавшую парочку и убедиться, что им ничто не угрожает.., а потому ей и Элиону вряд ли удастся вернуться домой до весны. И впрямь дерьмо собачье! Сама Шри не смогла бы выразиться лучше.

Глава 12 УЧЕНИК КУЗНЕЦА

Агелла оторвала взгляд от клинка, по которому она размеренно била молотом.

- КАЧАЙ! - рявкнула она - и краем глаза увидела, как дернулся ученик, очнувшись от грез наяву. Мехи заухали в прежнем темпе, и жар горна снова стал нестерпимым. С превеликой осторожностью женщина-кузнец вернула клинок в огонь и наблюдала, как металл раскаляется, наливаясь слепящим светом. Эту краткую передышку Агелла использовала для того, чтобы сделать выговор ученику - хотя, Мириаль свидетель, толку от того мало. - Сколько раз я говорила тебе, Сколль, что кузнечное ремесло требует особого внимания. Точный расчет времени в нашем деле - все. Как только железо раскалится добела, надо действовать быстро и точно...

В этот миг железо и впрямь раскалилось добела, и Агелла, которая всегда держала в поле зрения пылающий горн, ловко ухватила клещами будущий меч, вернула его на наковальню и сильными загорелыми руками вновь ухватила молот. Сущее наказание этот мальчишка! Учи его хоть сто лет - все равно из него не выйдет кузнец. Не будь этот бездельник сыном ее сестры, давно бы вылетел из кузни вверх тормашками, да так быстро, что и не разобрал бы, кто его пнул.

Краем глаза она заметила, что Сколль принялся за дело с удвоенным усердием - и, увы, совершенно ненужной спешкой.

- Не сбивайся с ритма! - снова рявкнула она. - Держи ритм, болван!

И вновь пыхтение мехов замедлилось - это Сколль закашлялся, безуспешно пряча сдавленный стыдливый смешок. Агелла могла бы поклясться, что если б мальчишка уже не раскраснелся от огня и жара, он бы наверняка залился стыдливым румянцем. Женщина-кузнец возвела глаза к закопченному потолку кузни. Что ж, сама виновата, упрекнула она себя. Забыла уже, какой сама была в его годы? Память тут же услужливо подсунула ей образ крепенькой, веснушчатой, рыжеволосой девчонки, которая вместе с подружками хихикала над всяким неосторожным словцом либо нескромным намеком. Надо же, тридцать лет прошло с тех пор, а кажется, будто все это было только вчера...

- Мириаль всемогущий, из-за этого мальчишки и я принялась грезить наяву! С отвращением выругавшись, Агелла швырнула остывающий клинок в корыто с водой. Железо яростно зашипело и окуталось паром. Обрывком прожженного насквозь полотенца Агелла вытерла потное лицо, повернулась и увидела, что ученик попятился, сжимаясь от страха. Всякий раз он отлично знал, что набедокурил, но это не мешало ему потом совершать тот же промах.

- Да прекрати ты ежиться! - рыкнула Агелла. - Чего доброго, люди решат, что я тебя поколачиваю, - а на самом деле и следовало бы, увалень ты неуклюжий!

Сколль прикусил губу, упорно глядя в пол.

- Извини, мастер Агелла, - промямлил он. Женщина-кузнец только головой покачала.

- Что же нам с тобой делать-то? - вопросила она добродушно, но и с некоторым раздражением. По правде говоря, Агелла весьма тепло относилась к своему бестолковому и мечтательному племяннику.., и все же пора им обоим наконец посмотреть в лицо правде. Проку от такого ученичка - шиш, а у Агеллы, которая выполняла заказы со всех Священных Пределов, включая Базилику и Цитадель Мечей Божьих, работы, как всегда, невпроворот. Ей нужен ученик, который хотя бы способен учиться, помощник, который не будет бестолково путаться под ногами.

Сколль жалостно уставился на тетку своими карими глазищами - точно щенок, выклянчивающий подачку. Он боялся вымолвить хоть слово, но Агелла хорошо знала: мысленно мальчишка молит ее не выгонять его. Что ж, понять его можно. Если Агелла выставит Сколля из кузни, дела его будут совсем плохи. Когда полгода назад он впервые появился в Священных Пределах, все вызывало в нем неописуемый трепет - конюшни иерарха, псарни, соколятни. Сколлю тогда едва сравнялось тринадцать - стеснительный, тощий, угрюмый юнец, равно злой и на мать, которая запихнула его в ученики, и на тетку, которая предоставила ей такую возможность. Ни один мастер, каким бы ремеслом он ни зарабатывал себе на хлеб, почему-то не спешил зазывать Сколля в ученики, и тогда Агелла, старший кузнец Пределов, скрепя сердце объявила сестре, что берет сопливого мечтателя к себе на обучение. Хотя сестры никогда не ладили друг с другом, теперь мать Сколля приняла это предложение с благодарной радостью и почти неприличной поспешностью. Муж Виоры Улиас был когда-то первоклассным портным, но потом его поразил артрит, который превратил искусные руки в неуклюжие клешни, и больше он не мог содержать семью. Умный, ловкий и трудолюбивый сын стал бы только опорой для несчастных родителей, но этот мечтатель-неумеха оказался лишь ненужным нахлебником. Когда Сколля - хвала Мириалю! - вроде бы удалось пристроить к делу, да еще с кормежкой, одеждой и крышей над головой, Виора и Улиас смогли поселиться в Нижнем Городе, в доме своей дочери Фелиссы и ее мужа Ивара. Увы, для Сколля в этом доме не нашлось бы места. Там и так было тесновато, притом же его деверь не стал бы возиться с таким бесполезным дармоедом. Если сейчас Агелла, которая приходится Сколлю и теткой, и мастером, вышвырнет его за порог, вернуться к семье он вряд ли сможет. Тогда ему прямая дорога на улицу, а в нынешние тяжкие времена Сколль и пару дней не проживет под открытым небом.

Агелла с неподдельной жалостью оглядела своего тощего ученичка.

- Поди-ка ты к пивовару, парень, и принеси мне пива - да заодно и для себя прихвати.

- Я пива не люблю, госпожа Агелла, - промямлил Сколль, по-прежнему не подымая глаз.

- Ну так пора тебе научиться его любить! Ох, да не будь ты таким теленком! Принеси нам по паре пива каждому - посидим себе да с глазу на глаз побеседуем о твоем будущем.

На сей раз он все-таки поднял глаза, и в них промелькнул неподдельный ужас.

- Да не бойся ты, - мягко сказала Агелла. - Я тебя не брошу на произвол судьбы, да и обвинять ни в чем не стану. Просто из тебя никогда не выйдет кузнец, и чем раньше мы оба с этим смиримся, тем лучше. Да не кисни ты! - Она добродушно хлопнула племянника по плечу, да так, что у него от родственной ласки подогнулись колени. - Беги за пивом, а потом уж мы вместе поразмыслим - может, и найдем тебе ремесло, к которому ты склонен от природы.

Сколль был уже около двери, когда внимание Агеллы зацепила какая-то мелочь. Что-то в облике мальчишки переменилось...

- Сколль! - окликнула она. - Этот кожаный жилет слишком хорош, чтобы надевать его в кузне - того и гляди дырку прожжешь. Откуда ты его взял?

Племянник обернулся и, к удивлению Агеллы, покраснел до корней волос.

- А.., а мне, госпожа, дал его один гвардеец. Сказал, что жилет ему маловат.

Агелла сурово нахмурила брови:

- Только не вздумай мне лгать!

Сколль поглядел на нее невинно округлившимися глазами.

- Так я и не лгу, госпожа. Это правда, до последнего слова - правда.

Отчего-то Агелле вдруг расхотелось его расспрашивать. Она махнула рукой:

- Ладно уж, беги за пивом. И смотри не задерживайся.

Сколль выскочил из кухни и бегом помчался в нижнюю часть Пределов, где с западной стороны располагались дома ремесленников, а с восточной - мастерские и площадь для собраний. Сегодня здесь царили непривычная тишина и запустение. Площадь, прежде такая нарядная, вся в цветах и зелени деревьев, ныне совершенно обезлюдела. Никто не посиживал на скамейках у фонтана, яркие цветы увяли и сгнили под дождем, а нагие зимние деревья только прибавляли уныния.

Едва выскочив на открытое место, Сколль осознал, в чем его первая ошибка: он забыл накинуть куртку или плащ. После опаляющего жара кузни ледяное дыхание пасмурного дня мгновенно прохватило его до костей. Вторая ошибка - он решил пробежать по площади наискось, через травянистую лужайку, чтобы поскорей добраться до пивоварни.

- Эй, ты! А ну пошел вон оттуда, оборванец! И так дерна осталось - кот наплакал!

Сколль затормозил и уставился на свои покрытые грязью башмаки, затем оглянулся через плечо на цепочку следов, которые протянулись по раскисшей от дождя земле, и наконец покосился на рассерженного садовника. Ему даже стало жарко от стыда.

- Прошу прощенья, - запинаясь, пробормотал он. - Я.., я не подумал...

Даже для самого Сколля эти извинения прозвучали жалким лепетом.

- В том-то и беда, что никто здесь не думает! А особенно вы, треклятые ученички! Шасть туда, шлеп сюда, по сеянцам ли, по травке - все едино! А уж мы, бедные работяги, трудись от рассвета до заката, чтобы привести все в порядок, пока иерарх не увидал этакую пачкотню! - Садовник ткнул пальцем в Сколля, едва не выбив тому глаз. - Ты ведь ученик госпожи Агеллы, верно? Уж я с нею переговорю, уж я...

И он потопал прочь, гневно ворча себе под нос.

Сколль судорожно сглотнул, борясь с подступающими слезами. Ну почему, почему он вечно делает все не так, как надо? Ведь он вовсе не глуп. Ушедшая на покой жрица, которая жила неподалеку от портняжной лавки его отца, даже научила Сколля читать по буквам и всегда повторяла, что он - весьма смышленый парень. Отчего же тогда в этом суровом мире, где каждый должен трудом зарабатывать себе на хлеб, он, Сколль, не в силах обучиться ничему? И чем больше он старается, тем больше делает ошибок. Вот и сейчас то же самое, уныло осознал Сколль. Поспешил - и наскочил на сердитого садовника, едва не разревелся - и теперь непременно запоздает с пивом для госпожи Агеллы, а стало быть, получит новый нагоняй... Сколль шумно вздохнул. Должно быть, сегодня очень уж неудачный день - за что ни возьмись, все идет наперекосяк. Он решительно протер тыльной стороной ладони глаза и двинулся дальше нарочито легкомысленной походкой, покуда не добрался до края площади. И лишь тогда бегом припустился к пивоварне.

В глазах Сколля пивоварня походила на лабораторию алхимика - тот же налет волшебной таинственности, да и пивовары, трудившиеся у чанов и бочек, словно исполняли загадочный алхимический ритуал. Как всегда, здесь царила безукоризненная чистота: когда бы Сколль ни пришел, ученики Карельд и Марилл все время что-то мыли, оттирали, скребли, а теплый воздух был обильно напоен ароматами ячменя, хмеля и фруктов. В этом году, правда, урожая не собирали, а потому старший пивовар Дживарн вынужден был использовать прошлогодние, сушеные припасы, что дурно сказывалось на вкусе вина и пива, не говоря уж о настроении самого пивовара.

- Вытри ноги, болван! - заорал кто-то, едва Сколль переступил порог. И снова лицо юноши залилось позорным румянцем. И почему только он вечно забывает делать то, что другие считают таким важным? Хорошо еще, что мастера Джи-варна не было поблизости. Марилл принесла Сколлю два прочно закупоренных кувшина с любимым пивом Агеллы, а затем внесла очередную запись на счет женщины-кузнеца. Ремесленники Священных Пределов давно уже разработали сложнейшую систему натурального обмена "услуга за услугу". Агелла, например, должна была при необходимости делать для пивоваров новые чаны и трубы, а также регулярно проверять и чинить старые.

Приняв у девушки кувшины с пивом, Сколль покраснел еще сильнее. Марилл была старше его примерно на год - длинноногая, рыжеволосая, с хорошеньким веснушчатым личиком. Сколлю она часто снилась ночами, и воспоминание об этих снах лишало его дара речи наяву. Сейчас он пролепетал какое-то жалкое подобие благодарности, Марилл улыбнулась - и Сколль опрометью вылетел из пивоварни, гадая, что "означала эта улыбка: то ли девушка к нему неравнодушна, то ли - о ужас - смеялась над ним.

Погруженный в мысли о Марилл, Сколль почти не обращал внимания на окружающее - и не чаял дурного, пока у самых дверей кузни не столкнулся с гвардейцем Барсилем. Точнее будет сказать - Сколль с такой силой ударился о Барсиля, что у него перехватило дух. Зашатавшись, он с размаху сел на землю, но все же крепко прижимал к груди бесценные кувшины, чтобы их, упаси Мириаль, не разбить. Зря старался - от сотрясения из одного кувшина вылетела пробка, и пенная струя пива брызнула наружу, заливая жилет и штаны Сколля и лужами растекаясь по земле.

Агелла шагнула на порог.

- Что это здесь творится, чума забери вас обоих? - осведомилась она, увидев Сколля, потом глянула внимательней на Барсиля - и удивилась не на шутку. Барсиля она знала даже слишком хорошо, и то, что этот ленивый, похожий на хорька гвардеец не шел, как обычно, а бежал, само по себе говорило, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Барсиль привалился к дверному косяку, тяжело и прерывисто дыша.

- Скорее, кузнец! - прохрипел он. - Там, в конюшне,

Взбесился конь - не конь, а демон! Он прикончил Рупера!

Агелла выругалась. Рупер был сыном одного из конюхов - ровесник Сколля, но рослый, крепко сбитый парнишка. Если ее ученик вечно отвлекался от дела на пустые мечтания, то бедняга Рупер был попросту слабоумен - в свои четырнадцать он оставался пяти-шестилетним ребенком. Он исполнял в конюшнях самую простую работу - убирал навоз и мыл коней, но все равно за ним всегда кто-нибудь присматривал. Как, во имя всего святого, могло случиться такое ужасное несчастье? Не раздумывая, женщина-кузнец рывком подняла с земли Сколля, но при этом не сводила глаз с Барсиля.

- Что еще за бешеный конь? - резко спросила она. - У нас в Пределах нет коней-убийц!

- Это.., э-э.., новый конь. Он в конюшне. - Гвардеец беспокойно отвел глаза. Никто и никогда не смел солгать кузнецу, но Агелла нутром чуяла, что Барсиль не смеет и сказать ей всей правды.

- Да знаю я, что он в конюшне! Ты же сам мне об этом уже сказал, тупица!

Агелла протиснулась мимо растерянного гвардейца, цепко ухватила его за руку и бегом бросилась к конюшням, безжалостно волоча Барсиля за собой.

- Оставайся здесь! - рявкнула она через плечо Сколлю, который так и стоял разинув рот и прижав к груди кувшины - весь мокрый и пахнущий пивом. Агелла могла лишь надеяться, что безмозглый юнец не разлил оба кувшина. Судя по всему, ей очень скоро понадобится добрая выпивка.

На бегу женщина гадала, что могло так разъярить неведомого коня. Уж верно не сама конюшня! Очень многие тиарондцы с великой радостью поменялись бы местами с домашней живностью Священных Пределов - ведь ей жилось куда теплее, сытней и приятней, чем большинству горожан. В конюшнях, псарнях, голубятнях и соколятнях иерарха было уютно, просторно и сухо. Даже в эти трудные времена животных кормили куда лучше, чем многих тиарондцев. Случись животному пораниться или захворать, к его услугам были несколько целителей из храмового Чертога Исцеления, поднаторевшие в подобных делах. При таком уходе и заботе какой конь мог бы до того взбеситься, чтобы пришибить человека? И какая беда могла бы подтолкнуть коня к такому изуверству?

Агелла издалека услышала неистовое ржание разъяренного сверх меры коня. У дверей конюшни теснилась целая толпа - конюхи, псари, сокольничие и даже десяток гвардейцев в кольчугах и черных туниках. Зеваки живо расступились перед Агеллой, и она побежала дальше - по широкому центральному проходу, между стойл, в которых содержались едва ли не все представители конского племени. Благодаря своему ремеслу женщина-кузнец знала их всех. Тут были статные и спокойные скаковые кони, ценимые за ровный ход и выносливость; были исполины-тяжеловозы, способные стронуть с места средних размеров гору; косматые вьючные пони, мастера на всякие проказы, но незаменимые на крутых горных тропах; стройные длинноногие скакуны, славившиеся своим проворством и носившие, как правило, гонцов иерарха; злобные и неукротимые боевые кони Мечей Божьих - они-то, по мнению Агеллы, вполне могли при случае пришибить человека.

Балованные обитатели конюшен иерарха обычно вели себя мирно и были довольны жизнью, но сегодня они все, как один, беспокойно метались по своим стойлам, округлив глаза от страха и оглушительно молотя копытами в стены. Шкуры их потемнели от пота, ноздри раздувались, чуя кровь и смерть. Агелла быстро поняла, что напрасно винила в смертоубийстве одного из боевых коней. Добежав до дальнего конца конюшни и закрытых стойл, в которых обычно помещали новых коней, она увидала, что два стойла заняты и возле них - на почтительном расстоянии - теснится с десяток гвардейцев. Новые кони? И никто ей о них не шепнул ни слова?! Обычно Агеллу одну из первых приглашали осмотреть новичков. Женщина-кузнец обозлилась не на шутку, но тут же вздрогнула: один из гвардейцев навел на коня арбалет.

- А ну, пропустите меня!

Агелла произнесла эти слова, даже не повысив голоса - ей это было и ни к чему. Вояки тотчас расступились и дали ей пройти. Все они хорошо знали, что спорить с кузнецом - значит накликать себе неудачу. Она взглянула на коней - и все прочие мысли точно вымело из ее головы. В соседних стойлах сверкали глазами и били копытами два вороных, соразмерно и изящно сложенных исполина. У женщины разом перехватило дыхание - так восхитила ее эта яростная стать. Она заметила, что один из вороных - жеребец. Агелла остановилась перед его стойлом - так, чтобы вороной красавец не исхитрился укусить ее.

- Мириаль всесущий! - потрясение пробормотала она. - Сефрийцы! Откуда они здесь взялись, ад меня побери?

От двери стойла, в котором ярился жеребец, тянулась широкая кровавая полоса - здесь проволокли тело злосчастного Рупера. Сейчас конь неистово терзал дверь зубами и копытами, явно вознамерившись разнести в щепки эту единственную преграду на пути к свободе. Фергист, старший конюх, бессильно наблюдал за этим буйством - тощий, долговязый, весь напрягшийся, как струна, на лбу под седеющими прядями прорезалась озабоченная морщинка. За грохотом копыт, гневным ржанием коня и треском дерева Агелла едва уловила обрывки речи Фергиста - он поспешно, вполголоса растолковывал, что и как.

- Привели их только сегодня... Рупер понес им воду.., споткнулся, верно... Отец бросился туда... Мы его вытащили.., дверь захлопнули вовремя, не то носился бы сейчас по всем Пределам... Я не решился их пристрелить. Ты же знаешь, какие они редкие. Иерарх и лорд Блейд - оба приказали особо заботиться о них... Ради Мириаля, сделай хоть что-нибудь!

Агелла покачала головой.

- Быть может, у тебя и не останется другого выхода, как только их прикончить. Этот жеребец того и гляди разнесет дверь в щепки - и что тогда?

- Насчет двери можешь не беспокоиться, - высокомерно отвечал старший конюх. - Эти стойла сработаны с особой прочностью - я сам наблюдал за работой мастеров. Не родился еще на свет тот конь, что сможет вышибить дверь в моей конюшне!

Женщина-кузнец снова перевела взгляд на вороного мятежника - и лишь сейчас отметила, что он закатил глаза так, что белеют белки, а могучая шея тускло отливает потом. За всей этой неистовой мощью таился самый обыкновенный страх. Коня увели от привычного окружения и бросили одного в незнакомом месте, где полно чужих людей и коней. Потом пришел бедняга Рупер и... Агелла отвела взгляд от оскаленных зубов жеребца и громадных передних копыт, которыми тот размеренно молотил по двери стойла, - и вдруг глаза ее сузились. На брюхе и задних ляжках вороного ясно виднелись свежие следы от кнута. Женщина резко развернулась к старшему конюху:

- Кто бил его кнутом?

- Далвис. Отец мальчика. - Фергист сокрушенно покачал головой. - Вначале-то конь вел себя вполне прилично. Дичился, конечно, нервничал, да ведь так поначалу со всеми бывает. Но вот что странно - с Рупером он был смирен, как котенок, словно привык уже иметь дело с детьми. Вот почему мы позволили мальчику войти в стойло. Потом Рупер споткнулся и упал прямо под копыта - вот тогда его отец перепугался и накинулся на коня с кнутом. - Старший конюх вновь покачал головой. - Жеребец бросился прямиком на Далвиса - и кончено.

- Погоди-ка! - воскликнула Агелла. - Я так поняла, что погиб мальчик!

- Нет-нет, Рупера нам удалось вытащить, покуда жеребец молотил копытами Далвиса. Парнишка просто ударился, когда падал, и потерял сознание. Сейчас он у целителей. - Фергист придвинулся ближе к собеседнице. - Знаешь, что занятно? Все время, покуда конь вколачивал беднягу Далвиса в пол - а ведь Рупер валялся там же, прямо посреди стойла, - этот зверюга ни разу не наступил на мальчика. Как будто он...

Дверь стойла словно лопнула, с треском разлетевшись на куски. Живая, неистово ржущая лавина отшвырнула Агеллу прочь, вмяла в стену с такой силой, что женщина расшибла локоть и больно ударилась затылком. Проворно вскочив, она бросилась вдогонку за удирающим жеребцом, перепрыгнув по пути через головы гвардейцев, которые тщетно пытались выбраться из сточного желоба. Что-то хрустнуло под ногой - сломанный арбалет, который явно побывал под могучим копытом беглеца.

- Заприте двери! - рявкнула Агелла, но было уже поздно. Почти одновременно женщина-кузнец и старший конюх выскочили во двор конюшни и увидели, как вороной демон несется прямо на беззащитного Сколля.

Агелла только охнула, бессильно глядя на эту ужасающую сцену. Сколль даже не шевельнулся, только побледнел как мел. От страха у Агеллы сердце ушло в пятки. Вот дерьмо! Окаменел он, что ли? Однако за миг до неизбежной гибели мальчишка вдруг ловко отскочил с пути вороного исполина и долго, пронзительно свистнул. Разъяренный конь остановился мгновенно как вкопанный - так что подковы высекли искру, а на булыжниках остались длинные белые царапины. Круто развернувшись, конь опять направился к мальчишке, но на сей раз уже мирной, неспешной трусцой. Сколль протянул руку, и вороной гигант уткнулся носом в раскрытую ладонь, а затем принялся облизывать промокший от пива рукав.

- Всесвятой Мириаль! - Голос старшего конюха задребезжал. - Твой ученик, Агелла, скорее должен был бы стать моим. В жизни не видал ничего подобного!

Женщина-кузнец шумно выдохнула, лишь сейчас сообразив, что на время перестала дышать.

- Я тоже, Фергис. Я тоже. И от души надеюсь, что больше не увижу.

Когда они приблизились к мальчишке - держась на почтительном расстоянии от коня, - Сколль уже гладил вороного по могучей шее, и на лице его было написано безмерное удивление.

- Госпожа Агелла, - выдохнул он, - глядите, я ему понравился!

- Сколль, - негромко и ласково проговорила женщина-кузнец, - откуда ты знал, как нужно свистеть этому коню?

Ученик зарумянился, как девчонка.

- Я нынче утром видел этих коней с вольными торговцами, - пояснил он. - Жена торговца все время им свистела, а кони, наверное, без нее скучают. Вот я и подумал, что знакомый звук...

- Отличная работа, дружок! - Агелла занесла было руку, чтобы вознаградить ученика увесистым тычком в спину, потом поглядела на коня - и передумала.

- И вправду отличная, - согласился старший конюх. - Ты быстро сообразил, что делать, но, сдается мне, у тебя редкостный дар в обращении с конями. Нам с тобой нужно будет о многом потолковать.., но прежде, может, попробуешь вернуть этого паршивца в стойло?

Сколль в последний раз похлопал жеребца по крупу, и тот с наслаждением принялся за содержимое кормушки.

- Думаю, теперь с ним все будет в порядке, - сообщил Сколль старшему конюху и Агелле. И проворно выскользнул из нового стойла, располагавшегося рядом со стойлом сефрийца-мерина, - конюхи еще раньше обнаружили, что этих двоих лучше не разлучать. К этому времени весть о коне-убийце пронеслась по всем Священным Пределам, и в проходе конюшни сгрудились люди, с почтительного расстояния наблюдая, как негодящий ученик кузнеца легко, точно ягненка, завел вороного демона в стойло и накормил.

- А ну-ка убирайтесь отсюда! - прикрикнул на зевак старший конюх. - Глядеть больше не на что, а мои кони и так сегодня не в себе. Дел у вас других нет, что ли?

- А ты разве не собираешься прикончить эту тварь? - крикнул кто-то из толпы. - Мириаль блаженный, да ведь он же убил человека! Покуда он здесь, никто в Пределах и глаз не сомкнет!

Остальные поддержали его слова дружным ропотом.

Фергист одарил болтунов долгим взглядом - таким холодным и убийственным, точно его выковала своим молотом Агелла, - и подождал, покуда ропот стихнет.

- Не мне это решать - и уж тем более не вам, - проговорил он. - Эти кони - редкой и ценной породы, и принадлежат они иерарху. Он и должен принять решение, а мы - дождаться, пока он вернется. Или вы хотите поспорить об этом с лордом Блейдом? Перед тем как отправляться в горы, он велел мне хорошенько заботиться об этих конях.

Упоминание лорда Блейда, судя по всему, охладило воинственный пыл толпы. Зеваки тотчас разошлись, недовольно ворча себе под нос.

Сколль проводил их неприязненным взглядом. Он, конечно, знал, что вороной - убийца, но этот конь сам пошел к нему, доверился ему, и юноша с первого взгляда влюбился в этого великолепного жеребца. Он своими глазами видел на задних ляжках вороного следы от жестоких ударов кнутом. Неужели никто не желает взять в расчет, что коня, быть может, довели до приступа ярости? И все же.., в нескольких шагах от нового стойла, в дальнем конце конюшни какой-то ученик старательно орудовал мокрой тряпкой, оттирая с пола кровавый след. Здесь проволокли окровавленное тело человека, который еще час назад был жив. Сколль поспешно отвел глаза и обратился к старшему конюху:

- Сударь, ведь этот конь и вправду убил Далвиса. Что же теперь с ним будет?

Фергист принял суровый вид.

- Как я уже сказал, парень, это решать иерарху.

- Да, но вы-то что ему скажете? - не унимался Сколль. - Он ведь к вашим словам прислушается.

- Сколль, - решительно вмешалась Агелла, - мы со старшим конюхом сейчас вернемся в кузню и кое о чем потолкуем. - Лицо ее, всегда такое румяное от кузнечного жара, сейчас было необычно бледным. - А ты ступай-ка да принеси нам еще пива.

- Но я только...

- Немедленно, Сколль. И можешь не торопиться.

Секунду юноша в упор смотрел на Агеллу, затем со вздохом развернулся и покорно направился к пивоварне. Итак, все опять встало на свои места. Недолго, совсем недолго он был героем - но на самом-то деле ничего не изменилось. А кроме того, мысленно прибавил Сколль, никто из них не знает, почему жеребец так охотно мне подчинился. На мне жилет той женщины, а жилет все еще пахнет ею. Неудивительно, что конь направился прямиком ко мне! Вот только как я могу им всем это объяснить? Я ведь скорей умру, чем признаюсь Агелле, что взял жилет убитой женщины взамен на наглое обещание подделать запись в драгоценном списке заказов своего мастера!

Торопясь в пивоварню, Сколль даже не заметил, что по пути машинально обошел раскисшую от дождей траву на площади, а при входе как ни в чем не бывало вытер ноги. Зато он заметил, что Марилл вдруг проявила к нему неподдельный интерес. Принеся пиво, она не распрощалась со Сколлем сразу, а принялась расспрашивать в подробностях о том, как он укротил коня-убийцу. Сколль так упивался ее вниманием, что и впрямь не торопился уйти. Не скоро он сообразил, что застывшими, ноющими от тяжести руками прижимает к груди кувшины с заказанным Агеллой пивом - пивом, которое давно уже следовало отнести по назначению.

- Извини, Марилл! - пробормотал он. - Мне ужасно жаль, но я должен идти, правда!

И, выскочив из пивоварни, бегом направился к кузне. На бегу он услышал, как рыжеволосая ученица пивовара кричит ему вслед, чтобы непременно зашел попозже. Сколль затаенно ухмыльнулся. Что ж, похоже, кое-что все же переменилось к лучшему!

Перемены и впрямь назревали, да такие, что Сколль и представить себе не мог. Когда он вбежал в кузню, Агелла и старший конюх сидели на табуретах у ярко пылающего очага.

- Послушай, Фергист, - говорила Агелла, - сейчас эти горлопаны разбежались, едва ты упомянул лорда Блейда, но теперь они не угомонятся, и одному Мириалю известно, что стукнет им в голову, если иерарх задержится в горах.

- Беда в том, что я и сам не уверен, так ли уж они не правы... - Тут Фергист увидел вошедшего Сколля и поспешно смолк.

- Согласна. - Агелла забрала у Сколля кувшины с пивом, не обратив ни малейшего внимания на его мятежно нахмуренные брови и возмущенное бормотание. На сей раз она даже не предложила ему пива. Совершенно приниженный, юноша взял свой табурет и угрюмо уселся в углу - подальше, но так, чтобы слышать, о чем говорят у очага.

Агелла вручила кувшин с пивом старшему конюху. Тот раскупорил кувшин, отпил изрядный глоток и продолжил разговор, прерванный появлением Сколля:

- Конечно, иерарх Заваль и лорд Блейд горят желанием оставить себе этих вороных, лично мне совсем неохота держать в конюшнях этаких бестий - притом же нам и так едва хватает фуража для наших коней. Если эта твоя приятельница, которая так хорошо умеет обращаться с лошадьми, сможет дать приют сефрийцам, пока не улягутся толки, если на нее и вправду можно положиться - ведь случись что неладное, и первым делом полетит моя голова, - если вдобавок она сумеет их укротить, - что же, лучшего выхода и не найти.

Агелла усмехнулась:

- Даю тебе слово - уж Тулак-то с ними управится. Пускай она и не помолодела с годами, но в лошадях разбирается, как нам с тобой и не снилось.

- Давно ты ее знаешь?

- С тех пор, как была одних лет со Сколлем. - Женщина-кузнец помолчала, задумчиво глядя в огонь. - Моя семья родом с востока, и наш клан был разбит и уничтожен вождем Властором. Понимаешь ли, мой отец убил его сына, вот он и поклялся, что не успокоится, пока не прольет последнюю каплю нашей крови.

- Агелла опять умолкла.

- Резня была ужасная, - сказала она наконец. - Мы с младшей сестрой прятались в амбаре, и там нас обнаружила Тулак - она тогда служила наемницей в войске Властора. Она выдала нас за мальчишек и пристроила в войско водоносами - тогда-то я и начала учиться ремеслу у Власторова кузнеца. В конце концов Тулак привезла нас в Тиаронд и пристроила в учение - Виору к вышивальщицам, а меня к мастеру Эхарлу, который был тогда кузнецом у Мечей Божьих.

У Сколля захватило дух. Он и не подозревал, что у матери и тетки было такое бурное прошлое!

Агелла подняла глаза на старшего конюха:

- Теперь понимаешь, почему я так доверяю Тулак? Я обязана ей всем - своим ремеслом, богатством - да и жизнью, наконец.

- Да, похоже, она выдающаяся женщина, - согласился Фергист. - И ты вправду считаешь, что она хорошо обучит мальчишку?

- Уверена, что да, хотя для его матери у нее никогда не находилось времени. Помимо всего прочего - хотя Тулак слишком горда, чтобы признаваться в этом, - ей там, в горах, одиноко, да и помощник не помешал бы. Собственно, это главная причина, почему я хочу послать к ней Сколля. Пускай он неважный ученик, но я не такая уж бездушная тварь, чтобы избавляться от него любым способом. Я беспокоюсь о Тулак - ведь она живет там, в горах, одна-одинешенька. Лесопилка почти не приносит дохода, так что Тулак едва-едва зарабатывает на хлеб, но она так дьявольски независима, что нипочем не примет от меня помощи. Зато если Сколль отправится туда, у меня будет веская причина прислать с ним съестные припасы, одежду и теплые одеяла - словом, то, что пока доступно нам, в Пределах, но из-за проклятых дождей уже стало редкостью в Тиаронде и его окрестностях. Как видишь, Фергист, эта сделка выгодна для всех. Ты избавишься от вороных бестий, Сколль станет учеником лучшего в мире знатока коней - и если он когда-нибудь вернется сюда, то будет тебе весьма полезен. Фергист кивнул:

- Ты права - сделка превосходная.

У Сколля отвисла челюсть. Надо же - и глазом не моргнув эти двое определили все его будущее! Агелла повернулась к нему.

- Сколль, - сказала она как ни в чем не бывало, - у нас есть для тебя работа. Мы хотим, чтобы ты вывел вороных из города и доставил их к госпоже Тулак, хозяйке лесопилки, что близ Змеиного Перевала. Еще мы хотим, чтобы ты, если получится, остался у нее и выучился всему, чему она пожелает тебя научить. Она мастерски обращается с лошадьми, так что тебе, считай, повезло. Что скажешь?

На самом деле ее вовсе не интересовало мнение Сколля - и он это очень даже хорошо понимал. Все сладкие надежды на роман с Марилл растаяли, точно снег весной. "Чтоб ты провалилась, - ожесточенно подумал Сколль. - Не хочу я проторчать всю жизнь в горах с какой-то чокнутой старухой!" Он, конечно, не высказал эти мысли вслух, но само его молчание было уже достаточно красноречиво.

- Притом же так ты сумеешь сохранить жизнь этим вороным бестиям, - добавил старший конюх.

Сколль тяжело вздохнул. Он хотел спросить, почему его мать терпеть не могла эту самую госпожу Тулак - но поостерегся. Уж лучше сдаться сразу, и дело с концом. По крайней мере избавит себя от лишних неприятностей. Агелла терпеть не может непослушания, а ведь всем известно: кто ссорится с кузнецом, тот накликает себе неудачу. Жаль только, что это правило не распространяется на учеников кузнеца! Притом же разве у него есть выбор? Он своими руками уготовил себе западню. Нельзя же сказать Агелле правду - что он, Сколль, ни черта не смыслит в лошадях, а вороные покорились ему, потому что на нем был жилет их прежней хозяйки! Ничего не поделаешь - видно, ему так суждено.

- Ладно, - со вздохом сказал Сколль. - Поеду.

Глава 13 ОГОНЬ

- У, волчье мясо... - пробормотал Элион. - Волчья шкура, волчьи жилы, волчьи кости... Волчья сыть, одним словом.

Конь покосился на него со всегдашней высокомерной злобой, оскалил крупные желтые зубы и попытался цапнуть Элиона. Тот, ругнувшись, проворно отдернул руку, и зубы гнедого с сокрушительным щелчком сомкнулись на пустоте. С самого Гендиваля этот четвероногий скот доставлял Элиону одни неприятности, а уж особенно донимал его тем, что так и норовил укусить за местечко помягче.

Скрежетнув зубами, молодой чародей крепче ухватил узду и потянул со всей силы. С тем же успехом он мог попытаться сдвинуть с места всю эту треклятую гору. Под ногами у него уже образовалась тонкая наледь, и он все время скользил, не в силах понадежней упереться для рывка. Элион вновь от души выругался. Да это же, в конце концов, несправедливо! Ему пришлось волоком волочь эту мерзкую тварь вверх по крутой и ненадежной тропе, все время остро сознавая, что времени нет, что надо спешить. Теперь они наконец-то одолели перевал, и ноги у Элиона горят от усталости, и весь он дрожит от холода - а этот наглый, злобный, ненавистный мешок с костями не желает, видите ли, брести по потоку ледяной воды, которая течет по тропе! Элион завязывал ему глаза - не помогло. Колотил - бесполезно. Похоже, они оказались в совершенно безвыходном положении.

- Элион! Во имя всего сущего, что ты там застрял? - В мысленном голосе Шри звучало досадливое нетерпение. - Эти люди давно убрались, человек, которого я спасла, уже начинает шевелиться - что, если он придет в себя? Нельзя же допустить, чтобы он затерялся в буране прежде, чем мы успеем поговорить с ним!

- Я стараюсь вовсю! - огрызнулся Элион. - Послушай, Шри, мне нужна твоя помощь. Этот безмозглый мешок с костями не желает спускаться по тропе.

Из пустоты до него донесся тяжелый вздох феи.

- Ладно. Я сейчас.

И в самом деле, миновали считанные секунды - и лицо Элиона тронуло теплое дыхание ветерка.

- А вот и я.

К изумлению чародея, на него вдруг снизошел безмерный, блаженный покой. Так бывало в детстве - стоило ему упасть, сломать любимую игрушку или запутаться в трудном задании, как тут же появлялась мать и, крепко обняв его, прогоняла прочь все напасти. Ее умелые руки могли починить все, кроме разбитого сердца, а мудрые советы помогали справиться почти с любыми трудностями...

Элион сердито мотнул головой, отгоняя непрошеные мысли. Его мать уже много лет, как умерла. Он давно уже взрослый и сам способен справиться с любыми трудностями.., вот только сейчас застрял на тропе с упрямым конем и вынужден просить помощи у насмешливой невидимки.

- Можешь ты заставить сдвинуться с места эту паршивую клячу? - раздраженно осведомился он.

- Надеюсь, что смогу. Не знаю только, что думает по этому поводу сама кляча! - В воздухе серебристыми колокольцами рассыпался легкий смех Шри.

- Оч-чень забавно! - Элион в который раз стиснул зубы. Еще немного - и он сотрет их до самых десен. - Когда закончишь...

- Уже закончила, дорогой мой чародей. - В мысленном голосе Шри все еще звенел смех. - Теперь ступай по ту сторону потока и жди там своего коня.

Гадая, что такое задумала фея, Элион побрел вперед по бурлящей ледяной воде. Как же она собирается сдвинуть с места эту упрямую скотину? Скорее всего сотворит иллюзию - медведя либо льва, - чтобы страхом погнать коня вперед. Элион забеспокоился не на шутку. Что может знать о лошадях это творение воздуха? Тропа, покрытая водой, на редкость скользкая, перепуганный конь может запросто споткнуться и сломать ногу. Этого еще не хватало! Гнедой кусака ему уже осточертел, но путешествовать на своих двоих...

Элион дошел до того места, где залитая водой тропа расширялась, и тут услышал перестук копыт. Поразительно, но конь, похоже, двигался вперед осторожным, размеренным шагом. Мгновение - и вот уже он возник в снежном круговороте. Элион заморгал: из-за поворота тропы появились две лошади - его гнедое наказание и - впереди - малорослая, ничем не примечательная рыжая кобылка. Злобный демон в конском обличье шел за ней покорно, как ягненок, и глаза его радостно блестели.

Разинув рот, Элион смотрел на это чудо - и тут рыжая кобылка бесследно исчезла. Гнедой жалобно заржал, озадаченно озираясь по сторонам. Чародей подошел к нему, взял под уздцы - и конь тут же пришел в себя, прижал уши и злобно щелкнул зубами. Как ни злился Элион на фею, но ее мастерству надо было отдать должное.

- Шри, это поразительно! Никогда прежде не видел ничего подобного. Как ты ухитрилась укротить эту злющую клячу?

Снежную завесу на миг пронизало радужное сияние - Тиришри прямо-таки засветилась от удовольствия.

- Да так, пустяки. Образ для иллюзии я взяла из сознания твоего коня. Эта рыжая кобылка - его мать.

И фея победно хихикнула, уловив досаду Элиона.

Проклиная всех на свете фей, лошадей и - не всерьез, конечно, - матерей, Элион подошел вплотную к Этону-провидцу. Дракон был безусловно мертв - холодная плоть уже начала коченеть, золотой отлив шкуры сменился пепельно-серым. Сердце у Элиона сжалось от горя. Отвернувшись, молодой чародей осмотрел множество следов, путаными цепочками тянувшихся в грязи и снегу. Прошли ли здесь Каз и Вельдан, разобрать было невозможно. Тропу, заваленную оползнем, отчасти разгребли солдаты, когда откапывали дракона, и теперь груды камней и грязи громоздились вдоль склонов оврага, уходившего в сторону от тропы. Вода теперь стекала в овраг, проточив себе дорогу в грязи, покрывавшей стволы поваленных деревьев и скатившиеся с горы валуны.

Элион спустился в овраг, чтобы отыскать беглеца, которого спасла Шри. Фея мчалась перед ним, отдувая прочь густую завесу снега. Если б не она, чародей в жизни не нашел бы беглеца. Он ожидал услышать хотя бы сдавленный крик о помощи или, быть может, отчаянную ругань, но чужак либо был тяжело ранен, либо предпочитал страдать молча. С каждым шагом Элион тревожился все сильнее. Почему этот бедняга не издаст ни единого звука? Быть может, он пострадал сильнее, чем уверяет Шри?

- Возьми чуточку левее, - подсказала фея. - Он примерно в десяти шагах от тебя.

Чародей осторожно двинулся влево - и наконец разглядел человека, лежащего ничком в грязи. Бедолага ерзал, пытаясь сбросить с себя груду увесистых сучьев.

- Шри! - с упреком воскликнул Элион.

- А что, по-твоему, я должна была сделать? Ты застрял на перевале, а я боялась, что он убежит и после мы его не отыщем.

- Нет, в самом деле, Шри, тебе должно быть стыдно! Разве такой поступок достоин старшего чародея? Ты не подумала, каково было бедняге очнуться под этой грудой?

- Зато он никуда не делся, - отпарировала фея, ничуть не смущенная упреками Элиона. Покачав головой, чародей поспешил к отчаянно извивающемуся беглецу. Он опустился на колени рядом с пленником и поразился тому, каким гневом и отчаянием искажено лицо незнакомца.

- Все в порядке, - торопливо сказал он. - Меня зовут Элион, я пришел помочь тебе. Теперь все будет хорошо.

Беглец отчаянно замотал головой.

- Моя жена! - простонал он. - Канелла.., малышка Аннас...

Глаза его наполнились слезами.

Элион отвел взгляд, не в силах видеть это безмерное страдание, которое лишь растравляло его свежую рану.

- Ладно, ладно, - пробормотал он, неуклюже похлопав незнакомца по плечу. - Ты лучше пока помолчи. Прежде всего... - Он на миг умолк, прокашлялся. - Давай-ка вызволим тебя из этой западни.

Тормон, все еще потрясенный своим чудесным спасением от смертельной, казалось, стрелы, даже не сумел изумиться появлению этого черноволосого юноши с сумрачными глазами. Он почти не замечал, как неведомый благодетель принялся оттаскивать прочь увесистые сучья, которые вдавили его в грязь. В мыслях Тормона царил собственный сумрак - ужасные видения, повторявшиеся снова и снова. Убитая Канелла. Аннас, ясноглазое дитя, - мертвая, в черных недрах Цитадели, этого средоточия зла, рукотворного памятника жестокости, войне и разрушению. И над всей этой жутью, над убийством, ужасом, кровью маячило непроницаемое лицо иерарха, надменное и себялюбивое, - лицо человека, который подчинил свою человечность службе неким высшим силам и, совершив это, пренебрег своим долгом перед простыми людьми, подчиненными его власти. Убийство невинных? Обман и предательство? Вините в том Мириаля, а не Заваля. Все, что он ни сделает, - по Божьей воле и к вящей славе Божьей.

Тормон понимал, что надеяться бессмысленно. Сейчас уже поздно, слишком поздно. Здесь, в этом стылом и снежном безлюдье, лежа под непомерной тяжестью сучьев, он с ужасом осознал, что ловушку для него иерарх заготовил с самого начала. По какой-то неведомой причине он решил присвоить себе всю честь и славу чудесной находки, а потому устроил все так, чтобы Тормон никогда не смог проговориться. Такой бесчестный и безжалостный обман мог означать только одно: жена и дочь вольного торговца, беззащитные пленницы в крепости Мечей Божьих, были приговорены к такой же участи. Аннас и Канелла уже мертвы.

Мысли Тормона вернулись к иерарху - и внезапно все его существо охватило слепящее пламя ледяного гнева. Ни разу в своей жизни вольный торговец не совершил намеренного убийства.., но очень скоро он отступит от своих правил.

- Ну, девочка моя, похоже на то, что я вовремя загнала тебя в постель, - проговорила Тулак едва слышно, чтобы не разбудить Вельдан, и плотнее подоткнула теплое одеяло вокруг спящей женщины. Затем старая наемница выпрямилась, оглядела свою гостью - и вздохнула. "Жаль, что ты заснула так скоро, - подумала она. - Я еще о многом хотела тебя спросить, а сейчас, пока ты еще слаба и не вполне оправилась, глядишь, и выболтала бы побольше интересного. Так-то, моя девочка-загадка. Проснешься ты окрепшей и освеженной - и будешь, увы, начеку".

Тулак была сильно разочарована - хотя и нисколько не удивлена, - когда ей пришлось чуть ли не нести Вельдан до постели на руках. Вздумалось же молодой глупышке так скоро встать на ноги! Впрочем, Тулак вполне сочувствовала желанию Вельдан отыскать своего друга и убедиться, что с ним все в порядке. После этого подвига девчонка едва успела съесть ломтик хлеба, размоченного в сладком чае, - и тут же впала в сонное забытье, предоставив старой наемнице сгорать от досады и любопытства.

- Ладно, - пробормотала Тулак себе под нос, - проку нет стоять тут и таращиться на нее, - будто этим самым чтением мыслей, о котором она толковала, можно заразиться, как ветрянкой.

Она надеялась вытянуть хоть что-нибудь из гигантского ящера (как там его назвала Вельдан - дракен?), но и тут ее ждало разочарование. Дракен, безусловно, был разумным существом, куда разумней любого зверя. Если у него хватило ума нацарапать на крыльце дома Тулак слово "помоги" - значит, наверняка можно найти способ с ним общаться... Ну да все это были досужие размышления, потому что дракен, как она недавно обнаружила, заглянув в амбар, тоже крепко спал.

Хуже всего, что сама Тулак вполне понимала причины такой повальной спячки. Столько раз в своем боевом прошлом она собирала все силы, чтобы двигаться дальше - в бой, в непогоду, по непроходимым местам. Когда все вокруг плыло от усталости и казалось, что уже невозможно нанести еще один удар или сделать еще один шаг, что нужно лечь в глубокий мягкий снег и заснуть навеки - всякий раз находилась еще одна, последняя частица мужества, силы, надежды, которая спасала ее на краю гибели. И всякий раз, выйдя живой из очередного испытания, Тулак поступала так же, как ее гости, - спала и спала, покуда не восстановятся силы. А проснувшись, ела и ела - почти с ужасом припомнила Тулак. Мириаль всемогущий, чем же я буду их кормить?

Итак, прежде всего нужно отыскать в своей нищей кладовой пищу, подходящую для больной. Увы, усердные поиски дали немного: пара луковиц, несколько грязных картофелин, сушеные груши и горсть ячменя на донышке глиняного кувшина. Да еще от холодной говядины осталась кость, пахнущая мясом. Тулак сунула эту кость в самый большой горшок, мелко нарезала все остальное, побросала туда же, налила воды, поставила горшок на огонь и, помолясь Богу, окрестила эту бурду супом. Интересно, как назовет этот суп бедняжка Вельдан, когда его попробует? Впрочем, Тулак никогда не могла похвалиться умением стряпать.

Она выпрямилась, вытирая ладони о штаны, и тут увидела оружие Вельдан - меч в ножнах, пара метательных ножей и весьма удобный кинжал располагались у очага, рядом с собственным мечом Тулак. Пребывание в грязи, камнях и воде изрядно попортило пояс и ножны, да и сами клинки отчаянно нуждались в чистке. Взгляд старой наемницы упал на кожаный доспех Вельдан, брошенный на спинку стула. Тулак подняла его - так и есть, просох, но недурно бы починить после того, как на хозяйку свалилось полгоры. Ловкие пальцы Тулак уже нащупали пару солидных прорех и несколько мест, где кожа протерлась почти насквозь. Что ж, это зачинить нетрудно. Вообще-то Тулак терпеть не могла шить, но кожаный доспех сумела бы починить и во сне. В прошлом она так часто приводила в порядок собственное снаряжение, что на это ушел, вероятно, добрый месяц ее жизни.

Пошарив по пыльным полкам, старая наемница отыскала масло, чистую ветошь и ветхую седельную сумку, где хранились иглы, вощеная нить и комок особого клея - его порой использовали для заплат. Клей она бросила в самый дрянной горшок, потом этот горшок поставила в котелок с кипящей водой, чтобы клей размягчился. Старая кожаная туника, вытертая до дыр, отлично послужит для заплат. Ну-ка, ну-ка... Начнем, пожалуй, с меча, решила Тулак. Меч оказался отменной работы, великолепно сбалансирован - одно удовольствие держать его в руке. Счастливо улыбаясь, Тулак уселась в любимое кресло перед очагом и принялась за работу, напевая вполголоса непристойную солдатскую песенку. Эх, как в старые добрые времена!..

День клонился к вечеру, а старая наемница все трудилась - проворно и искусно, как и положено человеку опытному. Очень скоро она привела в порядок оружие и принялась за доспех. В одном из карманов куртки она нащупала что-то твердое. Движимая любопытством, Тулак извлекла наружу загадочную вещицу - шар размером примерно с куриное яйцо, точь-в-точь поместившийся на ее ладони. Смахивает на дымчатое стекло, и ровнехонько посередине - неглубокая бороздка, словно в этом месте шар можно открыть. Старую наемницу так и подмывало повернуть половинки шара в разных направлениях и посмотреть, что из этого выйдет.., но она вовремя одернула себя. Таким-то образом человек и накликает на свою голову самые неприятные сюрпризы. Уже одно то, что в ее амбаре дрыхнет самый настоящий дракен, говорит о том, что гости ее - существа не совсем обычные. Кто знает, какие опасные штучки таскает в своих карманах Вельдан? Опасные, нет ли - но она наверняка не обрадуется, узнав, что Тулак рылась в ее карманах. Что, если шар сломается? Словом, нечего совать нос не в свои дела.

Она хотела сунуть шар на место, но тот почему-то застрял. Тулак снова сунула руку в карман и вынула какой-то мягкий черный комок. Удивившись, она встряхнула комок и... Это еще что такое?! Мозолистыми пальцами Тулак разгладила черный шелк, увидела прорези для глаз - и сердце ее сжалось от сострадания. Бедная глупая девчонка так страдает из-за своего шрама, что решилась прятать лицо под этой гнусной маской! Наемница смахнула непрошеную слезу и строго велела себе не раскисать.

- В конце-то концов, кто она тебе, эта Вельдан? - пробормотала она. - Другой бы решил, что ты сокрушаешься над родной дочкой!

Ну да не важно - пускай Вельдан ей и чужая, а маску носить ей негоже. Не допустит Тулак, чтобы несчастная девчонка весь остаток жизни шарахалась от собственного лица. Сунув на место дымчатый шар, наемница отложила куртку и решительно поднялась с кресла. Почти со злостью она швырнула маску в огонь, да еще кочергой засунула ее поглубже на угли.

- Вот так-то, - мстительно пробормотала она, глядя, как черный шелк съежился и вспыхнул. - И нечего дурью маяться.

Тулак от души надеялась, что Вельдан ее простит.

Размахивая тючком со своими скудными пожитками, Сколль выбежал из ученической спальни и даже не оглянулся назад. Провожать его было некому - все ученики в это время работали, да и непогода разогнала любопытных по домам. Подул северный ветер, и дождь уже понемногу превращался в мокрый снег. На бегу Сколль оглянулся - на чистенькие, крытые черепицей дома ремесленников, конюшни и мастерские. На безлюдной площади горестно раскачивались вместе с ветром нагие безлистые деревья. Сколль никак не мог поверить, что навсегда покидает Пределы - все произошло слишком быстро. Завтра у него будет новый дом, новый мастер и новое ремесло. Не хочу. - мятежно подумал он, да только ведь его никто и не спрашивал.

В кузне дожидалась его Агелла.

- А, наконец-то! Поторапливайся, Сколль. Фергист уже приготовил коней, и мешкать ни к чему. Дни стали короче, а ты ведь хочешь добраться на место до темноты, верно?

Сколлю блеснул скудный лучик надежды.

- А.., нельзя отложить все это до завтра? Агелла покачала головой - и лучик погас.

- Нет. Судя по всему, вот-вот начнется самый настоящий снегопад, и завтра ты к перевалу попросту не проберешься. Твой единственный шанс - отправляться немедля да не терять времени в дороге.

- Но, госпожа Агелла...

Сколль отлично знал, что его бывший мастер не выносит нытья, но ему во что бы то ни стало нужно было ее уговорить. Эх, если б он мог рассказать Агелле правду.., но одна только мысль, что он по сию пору разгуливает в жилете, снятом с убитой женщины, вызывала у Сколля нестерпимый стыд. Нет, об этом никто не должен знать. Он просто не сможет жить с таким пятном на репутации. Вместо этого Сколль решил попробовать другое средство - полуправду.

- Как же я буду учиться объезжать коней, если сам едва держусь в седле? Вспомните - вы же меня и учили ездить верхом, да и то я все время падал!

Глаза Агеллы вспыхнули.

- Бог мой, мальчик, да никто и не думает, что ты поедешь верхом на сефрийце! По-твоему, я тебе смерти желаю? Да и не пошлю я тебя одного через весь город с такими ценными конями. Получишь в сопровождение кого-нибудь из гвардейцев. На, держи! - Она бросила Сколлю увесистый тюк из плотного промасленного холста. - Здесь провизия - не посылать же тебя к госпоже Тулак с пустыми руками! И еще я написала ей письмо - вот, возьми и не потеряй - и все про тебя объяснила. - Агелла неловко улыбнулась. - Тулак мой старый друг и славная женщина. Вы с ней пригодитесь друг другу, так что не горюй. Она, может, грубовата и тяжела на руку, но сердце у нее золотое.

"Да знаю я, какая она, эта Тулак", - мрачно подумал Сколль. Все знают старую чокнутую ведьму, что живет на горе у перевала. Неизвестно только, за что так ее ненавидит его мать - но уж об этом Сколль спрашивать не стал, неизвестно еще, что нового узнаешь о собственной матери. Подумав о предстоящей зиме, он мысленно содрогнулся. Как только выпадет снег, он окажется в западне, в когтях у старой ведьмы, и что бы она с ним ни вытворяла - никуда не сможет деться до самой весны.

- Ну, пошли же! - резко бросила Агелла. - Что замечтался?

И тут же, вопреки собственным словам, замешкалась, положила руку ему на плечо.

- Сколль, - проговорила она уже мягче, - ты славный парнишка. Кузнец из тебя, конечно, вышел бы никакой, но ты старался вовсю. Понимаю, что ты мне не веришь, но все же поверь: тебе выпала величайшая удача. Честное слово.

"Ты права, - мрачно подумал Сколль, когда она отвернулась. - Я тебе и вправду не верю".

Выйдя из кузни, Агелла едва не столкнулась с Барсилем. Гвардеец походя отсалютовал ей и небрежной походкой двинулся дальше - словно так, случайно проходил мимо. Агелла нахмурилась. Она отлично знала, что Барсиль подслушивал - этот стервец прямо-таки обожал совать нос в чужие дела. Агелла и раньше недолюбливала Барсиля, но сейчас вдруг поняла, что терпеть его не может.

- Тебе что, сегодня больше нечем заняться, кроме как шататься по Священным Пределам? - резко осведомилась она.

- Нечем, госпожа. У меня нынче свободный день. Не моя вина, что мне и вправду нечем заняться. - С этими словами Барсиль попытался ускользнуть, но женщина-кузнец преградила ему дорогу.

- Рада слышать, что ты сегодня ничем не занят, - вкрадчиво сказала она. - У нас со старшим конюхом Фергистом имеется для тебя поручение. Я хочу, чтобы ты сопроводил моего ученика и двух новых коней на лесопилку госпожи Тулак.

Барсиль зло сузил глаза, но тут же принял добродушный вид.

- Само собой, госпожа. Ты же знаешь, тебе я всегда рад помочь. Э-э.., я только сбегаю надену другой плащ...

- Не суетись, - жестко сказала Агелла. - Сойдет и этот.

Она отлично знала, что стоит Барсилю отойти хоть на шаг - и больше он сегодня ей на глаза не попадется. А завтра, благополучно отвертевшись от неприятного поручения, явится к ней с виноватым видом и сочинит какую-нибудь правдоподобную причину своего отсутствия.

- Иди со мной, - бросила она. - Вы должны отправиться в путь немедленно - нельзя тратить время попусту, если, конечно, ты, Барсиль, хочешь нынче же вечером вернуться в Пределы. Пошевеливайся, Сколль. Ты взял оба тюка? Отлично. А теперь в путь.

Барсиль ничего не мог поделать. Он уже признал, что свободен от службы, а старший конюх и старший кузнец намного выше по положению, чем простой солдат, будь он даже Меч Божий. Решение Агеллы явно не доставило радости ни гвардейцу, ни ее бывшему ученику. Стремительно шагая вперед, она и не оглядываясь знала, что эта парочка плетется за ней с такими кислыми физиономиями, словно оба объелись незрелых слив. Ничего, подумала Агелла. Может, хоть это научит стервеца Барсиля в будущем не совать носа в чужие дела. Бедняге Сколлю, конечно, такой спутничек не в радость - но что поделать? Почти все гвардейцы, на которых можно положиться, сегодня либо патрулируют городские улицы, либо отправились в горы с иерархом.

Сколль поверить не мог в такое невезение. Всякий раз, когда он решал, что хуже быть уже не может, на него валилось новое бедствие! Он враждебно оглянулся на Барсиля и обнаружил, что гвардеец сверлит его злым пронзительным взглядом. Сколль понял значение этого взгляда: его предостерегали ни в коем случае не проболтаться насчет жилета. "Ну, погоди у меня! - было ясно написано на лице у Барсиля. - Уж ты мне за все поплатишься!" Юноша содрогнулся. Даже если он сумеет за всю дорогу ни разу не свалиться со своего коня - наверняка прибудет на лесопилку с парой свежих синяков.

Когда Агелла и ее племянник в сопровождении надувшегося от злости гвардейца вошли во двор конюшни, пара сефрийцев уже дожидалась их. Кони были привязаны к прочному кольцу, намертво вколоченному в высокую стену, окружавшую двор. Сколль заметил, что все конюхи старательно держатся на почтительном расстоянии от вороных исполинов. Хотя чужой жилет и принес уже Сколлю немало неприятностей, сейчас юноша был ему даже рад. Не в силах удержаться от искушения, он зашагал к вороным, посвистывая точь-в-точь как жена торговца. Кони тотчас насторожили уши и так рванулись к нему, что веревки натянулись, точно струны. Сколль достал из кармана горсть зерна и сушеные яблоки, которые прихватил в пивоварне, покуда прощался с Марилл. Сефрийцы окружили его, выражая свою радость тоненьким ржанием и обнюхивая Сколля, точно исполинские щенки.

- Будь осторожен, - негромко проговорила Агелла. Она предусмотрительно стояла поодаль, так, чтобы воронью не дотянулись до нее. Сколль изрядно взбодрился, прочтя на ее лице изумление и - блаженно надеялся он - восторг.

В эту минуту из конюшни, хромая, вышел Фергист.

- А, вот и вы! - бодро воскликнул он.

Агелла притворилась, что не замечает его хромоты.

- Все готово? - спросила она.

- Само собой - и я буду только рад, если никогда больше не увижу этих вороных бестий. - Старший конюх одарил своих обидчиков неприязненным взглядом. - Когда я выводил их во двор, треклятый жеребец лягнул меня - да так, что чуть не оскопил - а мерин едва не откусил руку.

Губы Агеллы подозрительно дрогнули.

- Какую лошадь ты дашь под седло Сколлю? - спросила она.

- Вот с этим у нас трудности, - промямлил Фергист, почему-то стараясь не смотреть в глаза юноше. - Понимаешь ли, кони в эти трудные времена изрядно поднялись в цене, и я просто не рискну отдать мальчишке лошадь из Пределов. Притом же у меня сейчас и нет свободных лошадей.

- И что же, по-твоему, бедолаге делать? - резко осведомилась женщина-кузнец. - Ты что, хочешь, чтобы новичок в верховой езде ехал верхом на бестии, которую не можешь укротить даже ты? Или он, по-твоему, должен добираться до лесопилки пешком?

- Нет-нет! - поспешно возразил Фергист. - Не кипятись ты так - мальчик пешим не останется.

Он скрылся в конюшне, но скоро вышел, ведя в поводу низкорослую, бурую с белым ослицу весьма злонравного вида.

- Это животное было вместе с сефрийцами, - кисло сообщил старший конюх, - и, должен признаться, причинило нам ничуть не меньше хлопот.

У Сколля отвисла челюсть. За спиной у него оглушительно захохотал Барсиль. Ученик был вне себя от злости. Ведь не может же он проехать через весь город на этом длинноухом недоразумении! Он же попросту сгорит живьем от стыда!

- Не могу же я ехать в горы на ослице! - возмутился он вслух. - Мириаль всемогущий, да вы поглядите только, какая она малявка! Она меня просто не вынесет!

- Вот об этом можешь не беспокоиться, - бодро заверил его Фергист. - Ослы постоянно таскают на спине грузы - и немаленькие. Тебя эта красотка подымет, как перышко. Ты ведь у нас не больно-то упитан.

Подойдя поближе, ослица из-под косматой бурой челки искоса оглядела Сколля, потом вдруг по-змеиному вытянула шею и ловко ухватила его зубами за руку. Юноша с воплем отскочил и принялся потирать набухающий на руке кровоподтек. Не сразу он опомнился от такого коварного нападения.

- Я не сяду на эту.., эту уродину! - твердо заявил он. - И это - мое последнее слово!

Вскоре после того Сколль уже покидал Пределы через туннель, трясясь на тощей и костлявой спине своенравной ослицы и мрачно гадая, как он все-таки здесь очутился и за что ему уготована такая злая судьба.

Никогда в жизни Сколль не переживал такого кошмара, как эта поездка по улицам города. Вороные исполины, непривычные к городской тесноте, многолюдью и шуму, то и дело шарахались, норовя разорвать веревки. С минуты на минуту Сколль ожидал, что его вот-вот выдернут из седла, точно гнилой зуб, но и это было еще не самое худшее. Если бы Сколль и сам не знал, как нелепо он выглядит верхом на ослице, с волочащимися по земле ногами, горластый сброд, населяющий Нижний Город, быстро осведомил его об этом. Где бы ни ехал Сколль, везде его сопровождали свист, вопли и улюлюканье, и если б рядом с ним не скакал мрачный, как смерть, Барсиль с заряженным арбалетом наготове, злосчастного ученика непременно забросали бы комками грязи и иным мусором куда как сомнительного происхождения. Впрочем, общество гвардейца так обрыдло Сколлю, что он скорее бы предпочел с ног до головы извозиться в навозе, чем выслушивать насмешки Барсиля. Тот изощрялся в основном насчет никчемности Сколля, которому до сих пор не обойтись без няньки, и не раз повторил, что маленькая ослица куда смышленей, симпатичней, да и полезней, чем ее жалкий ездок.

Затем Сколль и его спутник проехали через Верхний Город с его просторными улицами, на которых стояли рядами особняки самых богатых и влиятельных купцов; миновали торговый квартал - лавки, магазины, рынки, конторы и великое множество гостиниц, которые в лучшие дни бывали каждое лето битком набиты паломниками со всех краев Каллисиоры. На площади Встреч, где чернели заколоченными окнами закрытые трактиры, Барсиль свернул направо, к западным городским воротам.

- Недолго уже осталось, сынок, - ядовито утешил он. - Скоро вы благополучно выберетесь из этого громадного, нехорошего города - ты и твоя длинноухая подружка.

Сколль стиснул кулаки. Он понятия не имел, как долго еще сможет терпеть общество этого омерзительного ублюдка. Впрочем, скоро этот вопрос разрешился сам собой. Когда они подъехали к западным воротам, в сторожке вовсю шла игра в кости. Алчным взором Барсиль мгновенно окинул игроков, горку медных монет посреди стола - и обернулся к Сколлю.

- Вот что, сынок, - сказал он, - езжай-ка ты дальше один. Мне тут надо обстряпать одно важное дельце.

И Барсиль одарил юношу своей лживой щербатой ухмылкой.

- Что?! - воскликнул Сколль. Конечно, он мечтал избавиться от этого хорька, по ошибке зовущегося гвардейцем.., но теперь, когда мечта сбылась, ему вдруг стало страшно ехать дальше в одиночку.

- Да не дергайся ты, сосунок! Я ведь сопроводил тебя через весь город, а там-то и было по-настоящему опасно. Когда выедешь из ворот, поверни направо и поезжай себе по тракту - вот и все. На такой дороге даже последний сопляк не сумеет заблудиться, да и бояться тебе некого. Что за нормальный человек высунет нос из дому в такую непогоду?

- Но.., но ты же должен был проводить меня до самой лесопилки! - запинаясь, возразил Сколль. - Так сказала госпожа Агелла.

- "Так сказала госпожа Агелла!" - пискляво передразнил Барсиль. Затем вдруг помрачнел - и у Сколля перехватило дыхание. - А теперь слушай, кусок дерьма. Вот как мы поступим: я останусь здесь, у этого славного, жаркого огонька и поиграю в кости.., а ты можешь отвязаться от меня и плестись себе дальше куда пожелаешь. И вот что... - В руке Барсиля вдруг ниоткуда возник кинжал. - Если ты когда-нибудь проболтаешься об этом Агелле - или еще кому-то, я тебя найду, ясно? И уж тогда ты точно пожалеешь, что родился на свет.

У Сколля так пересохло во рту, что он сумел лишь согласно кивнуть. Не в силах дольше выносить угрожающий взгляд Барсиля и смешки стражников, юноша ударил пятками по бокам ослицы и выехал из ворот. За ним, громко стуча подковами, проследовала пара вороных исполинов. Когда Сколль выехал на тракт, в ушах у него еще перекатывался издевательский гогот.

Глава 14 НАСЛЕДНИЦА

Серима ниже склонилась над столбиком цифр. Не желая отвлекаться от дела, она все медлила встать и зажечь лампу - и вот теперь, когда в комнате неотвратимо темнело, все сильнее щурилась, стараясь разглядеть цепочки цифр. Сейчас зажгу, мысленно пообещала она себе - уже в который раз - и принялась просматривать очередной счет.

Магия цифр всегда неодолимо влекла Сериму - особенно когда эти цифры касались ее коммерческих предприятий. Еще ребенком она любила приходить в контору к отцу, коммерсанту Стемонду, который возглавлял могущественную Торговую Ассамблею. Серима могла часами восседать на высоком табурете, с необычайным для ребенка терпением любуясь тем, как отцовское перо скользит по длинным рядам цифр.

Порой отец, точно угощая особым лакомством, показывал Серимее свои карты - подробные до мельчайших деталей и искусно разрисованные - и рассказывал ей о золоте и драгоценных камнях, блистающем серебре и красно-рыжей меди, которые добывались в недрах принадлежащих ему северных гор; об изобильных равнинах, где растят упитанный скот и щедрые урожаи злаков; об изысканных пряностях и редких винах с дальних холмов диковинного юга, где марево жары шелковой завесой ложится на серебристые кроны оливковых рощ. Осторожно водя пальчиком по карте, Серима прокладывала пути своих воображаемых караванов, а ее отец, в те годы все еще уверенно ждавший появления на свет сына и наследника его торговой империи, смотрел на дочь со снисходительной улыбкой, которая с годами превратилась в недовольную гримасу - ибо постепенно он осознал, что других детей, кроме Серимы, у него не будет.

Стать отцовской наследницей оказалось для Серимы куда как непросто, хотя большинство тиарондцев было свято уверено, что некрасивой девчонке остается лишь дождаться того благословенного часа, когда богатое наследство само свалится ей в руки, точно переспелая груша, а потом уж без зазрения совести пользоваться денежками до конца жизни. На самом деле, конечно, все было совсем не так. Семнадцати лет от роду Серимее пришлось руками и ногами отбиваться от настойчивых требований отца, чтобы она выбрала себе в мужья какого-нибудь смышленого молодого купца, дабы после смерти Стемонда этот человек взял бы в свои руки его дело, а в грядущем, если будет на то воля Мириаля, благополучно передал его своему сыну и внуку Стемонда. Серима воспротивилась отцу, и между ними началась затяжная домашняя война, навсегда разрушившая прежнюю близость отца и дочери; даже смерть матери Серимы, измученной, как шептались в городе, этой бесконечной враждой, не смогла ничего поправить. Стемонд так и не смог простить дочери того, что считал эгоистическим нежеланием продлить его род и обеспечить будущее его торговой империи; Серима же затаила гнев на отца, не верившего в ее силы, слепо и безрассудно оттолкнувшего ее только потому, что она - женщина. В конце концов Серима победила - как побеждала всегда. Когда Стемонд умер, у его процветающих предприятий был только один наследник - его мятежная дочка.

И тут же, без промедления, Серима принялась доказывать всему миру, что она не только может стать вровень со своим отцом, но и превосходит его (и любого купца в Тиаронде) в умении прибыльно вести дела. И если для этого нужно было стать упорней, тверже, бессердечней, чем другие, что ж, Серима быстро научилась безжалостности, и прочие коммерсанты, которые после смерти Стемонда накинулись было на нее, точно стая голодных акул, осознали свою ошибку очень скоро.., и, как правило, дорогой ценой. И если после всего этого Серима оказалась совершенно одна, без друзей и близких, у нее было одно утешение: те, кто ее терпеть не мог, по крайней мере ее уважали, а кто не хотел проявить уважения, очень скоро выучились ее бояться. За короткий срок Серима смогла пробить себе путь на самую вершину, улучшив даже отцовские достижения и возглавив не только Торговую Ассамблею, но и Консорциум шахтовладельцев, и свое место на вершине она не собиралась уступать никому, как бы сильно ни били по ее карману треклятые бесконечные дожди.

От боли заслезились глаза, и лишь тогда Серима осознала, что, сражаясь с неутешительными отчетами приказчиков, списками товаров на пустеющих складах и зловещими итогами товарооборота, она не заметила, как в комнате воцарилась темнота. Торопливый стук в дверь вынудил ее с раздраженным вздохом оторваться от густо исписанных бумаг. В комнату вошел Пресвел, ближайший помощник Серимы. В одной руке он нес чашку с чаем, в другой - зажженную лампу. Резкие тени плясали на его круглом, вечно бодром лице, невольно маскируя залысины, уже наметившиеся в темных курчавых волосах. Хотя обе руки у Пресвела были заняты и двигался он осторожно, чтобы не расплескать чай, он все же ухитрился войти в комнату, как всегда, с деловитой поспешностью.

- Госпожа, да что же это такое? - с порога упрекнул он. - Опять все то же самое! Знаю, ты велела тебя не беспокоить, но ведь сама ты вечно забываешь зажечь свечи и безжалостно губишь глаза в темноте!

Серима, хотя и была раздражена тем, что ее прервали, терпеливо выслушала этот фамильярный выговор. Она никогда не ругала подчиненных, если они были правы. Кроме того, пускай она и никогда не призналась бы в этом вслух, чрезмерная заботливость Пресвела была одной из немногих радостей в ее тусклой, одинокой жизни.

- Вот, я принес тебе чашечку славного горячего чаю. - Пресвел поставил лампу на свободный уголок стола и небрежно сгреб в сторону груду бумаг. Серима спрятала усмешку. Она-то знала, что на самом деле этот небрежный жест хорошо рассчитан. Помощник ни за что на свете не стал бы путать ее бумаги. Когда она опять вернется к работе, все эти документы будут лежать в том же порядке.

- Пей, госпожа, покуда чай горячий, хотя удивительно, как он до сих пор не остыл на этих-то сквозняках! - Пресвел с торжественным видом поставил чашку на освободившееся место. - Бьюсь об заклад, что у тебя сейчас голова раскалывается от адской боли, - и так тебе и надо, нечего работать днями напролет, не щадя себя. Я же тебе тысячу раз говорил, что иногда нужно и отдыхать...

Приговаривая, Пресвел расхаживал по комнате, зажигал масляные лампы и свечи в бронзовых подсвечниках - и все это время ворчал не переставая. Серима не прерывала этот бесконечный поток слов: голос Пресвела разгонял затхлую тишину ее кабинета так же весело и беспощадно, как золотистое пламя свеч разгоняло вечерний сумрак.

Вскоре помощник ушел - как раз тогда, когда явилась раздуть пламя в угасающем очаге Марута, старая экономка Серимы. Едва шагнув на порог, старуха открыла было рот, чтобы сделать выговор Серимее, но Пресвел одним взглядом заставил ее замолчать.

- Все в порядке, Марута, - сказал он, - можешь не трудиться. Мы с госпожой уже подробно обсудили и работу на износ, и порчу глаз.

Марута метнула ему в спину ненавидящий взгляд и присела на корточки у очага, ворча себе под нос что-то о заносчивых умниках. Серима с наслаждением отхлебнула горячего чаю - и впрямь горячий, что бы там Пресвел ни бурчал о сквозняках! - и притворилась, что не слышит старухиной воркотни. Потом с хрустом потянулась, заведя руки за голову и оттопырив локти, чтобы размять затекшие до боли плечи и шею. Болели глаза, натруженные долгим чтением в сумерках, и Серима в который раз призналась себе, что Пресвел прав. И так уже далекие предметы расплываются перед глазами - если так пойдет и дальше, она совершенно испортит себе зрение. Надо расслабиться и хоть немного отдохнуть - позабыть хоть на время о своих заботах...

Отдых, само собой, оказался недолгим. Старая экономка давно уже изнывала от желания высказаться. Повозившись с очагом, она подняла голову и обратилась к Серимее раздражающе фамильярным тоном старинной служанки, которая знает свою хозяйку с пеленок:

- Да не выходи ты так из себя из-за этих дурацких дождей! Злостью все одно делу не поможешь.

- Надо же, какая проницательная! - ядовито огрызнулась Серима. - Может, дашь мне практический совет, как сохранить душевное спокойствие?

Лишившись вначале матери, а затем и отца, Серима в своем одиночестве поначалу воспринимала воркотню старой экономки так же снисходительно, как излишнюю заботливость Пресвела. Однако с тех пор, как она стала главой Торговой Ассамблеи и приступила к своим новым обязанностям, постоянная фамильярность Маруты начала ее раздражать.

Толстая седовласая старуха, кряхтя, поднялась на ноги.

- И нечего на меня огрызаться! - отдуваясь, заметила она. - Не я же испортила тебе настроение!

- Во всяком случае, ты его и не улучшаешь! - отрезала Серима. - Ради всего святого, Марута, убирайся вон и займись чем-нибудь полезным!

- Ох-ох, прошу прощения, леди Серима! - фыркнула экономка. Когда она с оскорбленным видом удалилась, все еще ворча что-то себе под нос, Серима пересела в удобное кресло у очага и закрыла лицо руками, вновь предавшись размышлениям о своих заботах. Как бы тщательно и часто ни проверяла она счета и отчеты, результат неизменно выходил один. Торговля приходит в упадок, и если только какое-нибудь чудо вскоре не прекратит убийственные дожди, вся коммерческая система Каллисиоры, которая создавалась и сохранялась столетиями, рухнет окончательно.

- А когда прекратится движение товаров по стране, в дело двинутся армии, - вполголоса пробормотала Серима. По спине пробежал ледяной ручеек страха. Ее ждет не только разорение - распад и гибель всей Каллисиоры.

Марута постучала в дверь кабинета - нарочито громко, словно давая понять, что намерена дуться до утра, а то и до конца недели.

- Вас, леди, хочет видеть какая-то женщина. Кто такая, не говорит, и вся закутана в черный плащ, так что и лица не видно. Разговор у нее, правда, не простецкий, и она говорит, что это-де вопрос жизни и смерти. Мне привести ее или пускай Пресвел вытолкает ее взашей? Ежели хотите знать мое мнение...

- Твоего мнения никто не спрашивает!

К ужасу своему, Серима поняла, что визжит, как базарная торговка. "Нет, право, - подумала она, - Маруте давно пора удалиться от дел. Тогда я могла бы нанять новую экономку, которая будет относиться ко мне более почтительно". Серима сделала глубокий вдох, стараясь сосредоточиться на деле. Посетитель в такой поздний час вряд ли придет из-за пустяка.

В ней проснулось любопытство.

- Я приму эту женщину, Марута. Куда ты ее проводила - в гостиную? Очень хорошо, но все же кликни Пресвела, и пускай на всякий случай постоит за дверью. Если что не так, я позову.

Притворившись, что не заметила неприязненного взгляда экономки, Серима застегнула ворот коричневого бархатного платья - она расстегнула ворот, увлекшись работой, - и проворно зашагала к лестнице.

Почему-то ей казалось, что загадочная гостья должна быть выше ростом. Серима шагнула в гостиную - и остановилась в дверном проеме, опираясь рукой о косяк. Отчего-то ее охватила оторопь при виде коренастой фигурки, закутанной, к вящему удивлению Серимы, в чересчур просторный и длинный солдатский плащ.

- Да закрой ты эту проклятую дверь! - Голос гостьи был низкий, охрипший, но, несомненно, женский и странно знакомый. Ошеломленная, Серима подчинилась. Она вошла, и массивная дверь гулко захлопнулась за ее спиной. Лязг вошедшего в паз засова прозвучал так резко, словно этот звук разом отсекал все ее прошлое и Серима, со всеми ее мыслями, планами и тревогами, шла навстречу неведомому будущему.

- Ну не стой же ты, как полоумная! - резко бросила женщина. - Помоги мне избавиться от этого чертова плаща. Ну же, Серима, пошевеливайся, ради всего святого, одна я не управлюсь. У меня заняты руки, и я не могу торчать здесь всю ночь.

И тут Серима узнала этот голос.

- Гиларра? Это ты? Во имя Мириаля, что ты затеяла? Она метнулась к гостье, проворно расстегнула нехитрую бронзовую застежку плаща - и ахнула, увидев, что суффраган, растрепанная и красная от натуги, держит на руках спящую девочку.

- Она не проснется, - негромко проговорила Гиларра. - Мне пришлось напоить бедняжку снотворным.

Она уложила темноволосую девочку на покрытую вышитым покрывалом кушетку и выпрямилась, шумно и облегченно вздохнув.

- И почему это дети всегда тяжелее, чем кажутся с виду? Серима, потерявшая дар речи, остолбенело смотрела на ночную гостью. Суффраган вскинула онемевшие руки над головой, помахала ими, энергично растерла. Все это время девочка даже не шевельнулась - не разбудил ее и резкий, громкий стук в двери.

- Я принесла горяченького чаю, леди, - фальшиво сладким голоском пропела Марута, - для вас и вашей гостьи.

Гиларра беззвучно ахнула, глаза ее округлились от ужаса.

- Прогони ее! Нельзя допустить, чтобы меня узнали!

Мириаль милосердный, подумала Серима, что же это творится нынешней ночью в Тиаронде? И ответила вслух таким же приторным тоном:

- Оставь поднос с чаем за дверью, Марута. Я его потом заберу.

- Ну-ну! - недовольно проворчала экономка. - Все когда-нибудь происходит в первый раз...

Из-за двери донеслось слабое звяканье фарфора - поднос поставили, причем без особых церемоний, на столик в коридоре. Затем наступила долгая тишина:.

- Довольно, Марута, - жестко бросила Серима. - Ступай.

- Ха! - фыркнули за дверью, и экономка, нарочито громко топая, удалилась.

- Как видно, даже быть главой Торговой Ассамблеи и Консорциума шахтовладельцев недостаточно, чтобы укротить своих слуг, - заметила Гиларра, заметно расслабившись. Отойдя от спящей девочки, она остановилась у очага и протянула к жаркому огню закоченевшие от холода пальцы. - Может, ты и впрямь принесешь чаю, душенька? Я, признаться, совсем выбилась из сил.

- Как пожелаешь. - Серима, уже вконец обозленная самонадеянностью Гиларры, тем не менее сдерживала свою злость, хотя всегда ненавидела тайны. Способность сохранять хотя бы внешнее спокойствие не раз сослужила ей службу в нелегких стычках с хитрыми и умными противниками. Притом же любопытство в ней уже начало брать верх над раздражением. С какой это стати Гиларра, после стольких-то лет, решила вдруг заявиться в ее дом? Когда-то, учась в школе в Пределах, они были подругами. По причине, которой Серима так и не смогла постичь, Гиларра, будучи на несколько лет старше, взяла под свою защиту одинокую и застенчивую дочку торговца. Впрочем, шесть лет разницы все же дали о себе знать, и когда Гиларра, с рождения призванная стать суффраганом, окончательно приняла на себя все блага и обязанности своего чина, она понемногу отстранилась от младшей подруги. Серима, изнывавшая от тоски и гнева, всегда подозревала, что виной всему был не кто иной, как Заваль.

Открыв дверь гостиной, чтобы забрать поднос с чаем, Серима заметила, что в тени у подножия лестницы переминается Пресвел. Строгим жестом она велела помощнику удалиться, и тот, помедлив, с явной неохотой подчинился. По его недовольной физиономии Серима заключила, что Марута велела ему, стоя на страже, подслушивать то, что происходит в гостиной.

Вернувшись, Серима налила чаю себе и Гиларре и уселась напротив суффрагана.

- Итак, - сказала она твердо, - я жду твоих объяснений. Гиларра глянула на нее, затем на спящую девочку.

- Серима, - сказала она, - я хочу оказать тебе услугу. И, пользуясь ошеломленным молчанием Серимы, торопливо продолжила:

- У тебя нет времени на мужчин - не только в прямом смысле, потому что ты трудишься и днем и ночью, но и в переносном смысле, потому что не желаешь, дабы невежа супруг совал нос в твои торговые дела. Однако же, душенька, при этом ты забываешь о своем будущем - поразительная близорукость для такой умницы!

С этими словами Гиларра, подавшись вперед, взяла Сериму за руку. Та невольно дернулась и торопливо отстранилась. Она не привыкла к чужим прикосновениям и оттого их недолюбливала.

Гиларра, не сказав ни слова, убрала свою руку и продолжала как ни в чем не бывало:

- Скажи, Серима, что будет, когда ты умрешь? Кто воспользуется плодами твоего упорного труда, самоотверженности, самоотречения? Куда денется все твое богатство?

Слова суффрагана потрясли Сериму до глубины души. И в самом деле, как могла она оказаться настолько близорука? Все эти трудные годы после смерти отца она как одержимая укрепляла и расширяла свою торговую империю - и при этом ни разу не задумалась о будущем. Злясь и досадуя на себя, Серима порывисто повернулась к Гиларре:

- А тебе-то какое до этого дело? С каких это пор тебя беспокоит мое будущее? О да, когда-то в школе мы были друзьями, но с тех пор, как ты начала исполнять с ним свои обязанности суффрагана, ты ни разу ко мне и близко не подошла! И сегодня не пришла бы, если б не усмотрела в том какую-то выгоду для себя!

- Не для себя, а для нее. - Гиларра кивком указала на спящую девочку. - И, надеюсь, для тебя. Серима, я принесла тебе твою наследницу.

На миг Серима потеряла дар речи, ухнув с головой в водоворот самых разнообразных чувств. Она смутно гадала, зачем Гиларра это делает и кто настоящие родители девочки, но к любопытству примешивалась злость на такое бесцеремонное вмешательство в ее жизнь. Была тут и тень жалости к несуразной бледненькой пигалице, которая даже во сне держала во рту большой палец. Сильнее всего, однако, оказалось одно чувство - страх, даже ужас. Впервые в жизни Серима оказалась не способна справиться с ситуацией.

Как я должна о ней заботиться? С него мне начать? Что, если она заболеет - или уже заболела ? Выглядит она так ужасно! Где ее настоящие родители ? И что я скажу этому ребенку, которого попросту сунули мне в руки, точно отдали в дар вышедшее из моды платье?

- Нет! - выпалила Серима прежде, чем даже приняла решение. - Извини, Гиларра, но об этом не может быть и речи.

- Что ж, очень жаль, - негромко проговорила Гиларра. - Она, видишь ли, сирота и осиротела внезапно, в один день. Ее отец и мать были убиты. По приказу иерарха.

- Ну, уж в этом-то я никак не могу... Что?! Иерарха? Но, Мириаль милосердный, почему?

- Послушай меня, Серима. Пожалуйста, хоть минуту послушай. Я принесла девочку к тебе, поскольку ты одна можешь дать ей наилучшую заботу и защиту. Я не могу рассказать тебе всего... - Гиларра оборвала себя, многозначительно глянув на собеседницу.

Чтоб ты провалилась, подумала Серима, уже сгорая от любопытства. Как же ты хорошо меня знаешь!

- Продолжай, - обреченно вздохнула она.

- Родители девочки обладали сведениями, которые Заваль ни за что на свете не хотел сделать достоянием гласности. Ее отец.., скажем так, с ним произошел несчастный случай. Мать... - Гиларра замялась. - Серима, ради нашей давней и незаслуженно забытой службы я доверяю тебе тайну, которая может стоить нам обеим жизни. Мать девочки была убита гвардейцами.

- Что?.

- Как я уже сказала - по приказу иерарха. - Гиларра прямо поглядела в глаза бывшей подруге. - Думаю, мы обе уже хорошо знаем, что Заваль не сможет больше совершить подобное злодейство. Однако же если эта история станет широко известна, она может поколебать доверие к новому иерарху. Я полагаю также, что лорд Блейд пожелает уничтожить всех, кто осведомлен о причастности к этому убийству Мечей Божьих, - и в этом-то главная проблема. Понимаешь, Серима, малышка видела, как убили ее мать.

Серима побледнела как смерть и поглядела на девочку с ужасом и жалостью.

- Кое-кто в Цитадели, - вполголоса, хрипло продолжала суффраган, - хотел избавиться от единственного свидетеля, но один храбрый молодой воин спас ее. Вдвоем с ним мы сумели скрыть бегство девочки. Теперь она нуждается в убежище, где могла бы расти в уюте и безопасности, так, чтобы никто не знал ее настоящего имени.

Сериму охватил ледяной, смертоносный гнев.

- Чья она дочь?

- Ты же знаешь, что этого я не могу тебе сказать. Ради ее безопасности - и твоей тоже.

- К чертям мою безопасность! - Серима вдруг вскочила. - Как смеешь ты являться в мой дом и слагать к моим ногам свои проблемы - точь-в-точь кошка, что притаскивает хозяйке полусъеденную мышь?! Тебе плевать, что ты перевернешь мою жизнь вверх дном, накликаешь на мою голову все мыслимые беды, всучив мне эту грязную полудохлую от заразы нищенку и...

- Она дочь вольного торговца Тормона.

На миг Серима так и застыла, не в силах ни шевельнуться, ни вымолвить слова. Затем она медленно опустилась в кресло, намертво вцепилась одной рукой в подлокотник, а другую выставила перед собой, словно так надеялась отгородиться от слов суффрагана.

- Аннас - дочь вольных торговцев Тормона и Капеллы. - Гиларра роняла слова нарочито медленно, и они словно камни падали в обманчивую гладь безмолвия Серимы.

Та закрыла глаза, не в силах смириться с тем, что иерарх осмелился совершить такое злодеяние с ее собратом по ремеслу. Само собой, дерзкие и независимые простолюдины наподобие Тормона и его жены находились вне юрисдикции и защиты Торговой Ассамблеи. Правдой было и то, что этот молчаливый смуглый человек с его смешным раскрашенным фургончиком много лет досаждал Серимее, как гвоздь в башмаке, - несмотря на то, что (а может быть, именно поэтому) был самым честным, трудолюбивым и удачливым среди независимых торговцев. На самом деле Серимее был по нраву этот человек. Когда бы ни пересекались их пути, он держался с Серимой на равных, как с собратом по ремеслу, - не более. Никогда Тормон не пытался опекать или принижать ее лишь потому, что она - женщина, занявшаяся мужским делом, никогда не выказывал к ней вражды, зависти или злобы только потому, что она обладает богатством и властью. Тормон обращался с Серимой точно так же, как с другими торговцами, - то есть вежливо, уважительно, но не забывая о честной конкуренции. До этой минуты Серима даже не представляла, как сильно он ей нравится. Она сделала глубокий вдох.

- Хорошо. Я возьму эту девочку. Как, ты сказала, ее зовут?

Каз проснулся с наступлением сумерек. К немалому его изумлению, в его неуклюжие, сонные пока мысли постучался вдруг иной разум.

- Старший чародей Тиришри! Это ты! Поверить не могу!

- Это я. До чего приятно слышать тебя, Казарл! Когда мы увидели оползень, мы уж не чаяли с вами свидеться. Ты здоров? Где ты? И как здоровье Вельдан? Судя по твоим мыслям, она жива.

- Вельдан выздоравливает. Ты же знаешь, как хрупки эти люди. Ее изрядно потрепало в оползне, да еще она получила изрядный удар по голове. Вначале я беспокоился, но теперь уверен, что она оправится - вот только отдохнет и наберется сил. Мы нашли приют у бывшей наемницы, в доме у самого подножия перевала. Старая вояка, да и характерец тот еще - в общем, они с Вельдан уже лучшие друзья. А кстати, ты-то здесь откуда взялась? Если ты помянула оползень, стало быть, бродишь по соседству. И еще - ты сказала "вы". Кто еще с тобой? Ведь не Кергорн же?

- Мы сейчас на том месте, где сошел оползень. Мы прибыли в ответ на зов Вельдан о помощи, но, похоже, опоздали. Драконий провидец мертв, и теперь нам остается лишь благополучно доставить домой тебя и Вельдан - если, конечно, не помешает снегопад. Скоро мы присоединимся к вам. Что до моего напарника в этом деле... - Каз почуял в мысленном голосе феи едва заметную тень колебания. - К сожалению, Каз, мой спутник - Элион.

- Что?! - взревел Каз. - Это ходячее злосчастье?! Этот неблагодарный, вечно ноющий болван? Да как ты посмела?! Гха-а-а! Да если только этот вонючий гаденыш хоть на милю приблизится к моей Вельдан, я откушу ему руки-ноги и забью их в его собственную глотку! Я его разорву в кровавые клочья! Я...

- Не смей! - Даже на таком расстоянии мысленный окрик Тиришри оказался так увесист, что дракена просто пригвоздило к земляному полу амбара. - Ты чародей, Казарл, и член Тайного Совета. Как тебя учили, ради своего долга ты забудешь все личные обиды и счеты.

- Да неужели? - зловеще пророкотал Каз. - Ну так слушай меня, старший чародей Тиришри, ибо я не хочу, чтобы у тебя осталась хоть тень сомнений на этот счет. Если эта вонючая кучка затхлого крысиного дерьма еще хоть раз, словом или делом, причинит боль моей Вельдан - я его сожру. Пускай меня пинком вышибут из Тайного Совета - лишь бы насладиться тем, как захрустят его косточки! Запомни, Тиришри, у этого ублюдка дохлой ящерицы есть только один, маленький шанс выжить. Уж лучше ты предупреди его об этом. Стоит ему совершить хоть малюсенький промах - и он очень горько об этом пожалеет. Если успеет, конечно.

- Хозяйка! Хозяйка!!!

Рев Каза, сопровождаемый грохотом и треском дерева, ворвался в неспокойный сон Вельдан. Открыв глаза, она увидела, что дракен пытается протиснуть свою голову в узкое окно. Обугленные обломки ставен красовались на его рогах, щедро усыпали одеяло, которым была укрыта Вельдан, и пол у ее кровати. На дворе, оказывается, уже стемнело. В комнату задувал ледяной пронизывающий ветер, а в зазор между головой Каза и оконной рамой было видно, что снаружи густо валит снег.

- Да ладно тебе, - сонно пробормотала Вельдан, - уймись. Что случилось-то?

Борясь с дремотой, она попыталась сесть, собраться с мыслями, приготовиться к встрече с новой опасностью... Проклятый удар по голове! Впрочем, на сей раз Вельдан чувствовала себя намного лучше, чем после первого пробуждения.

- Что случилось? - повторила она, сознавая, что дракен смолк только ради того, чтобы не растревожить ее еще больше. Вельдан хорошо слышала, как он в раздражении молотит хвостом по грязи - точь-в-точь рассерженный кот. Это означало, что дракен в бешенстве.

- Не беспокойся, Хозяйка, - я его предостерег. Он не доставит тебе хлопот, если не захочет, чтобы ему выпустили кишки... - Мысленный голос Каза завершился низким гортанным рыком, вырвавшимся из оскаленной пасти.

Нет, только не это! Насколько знала Вельдан, лишь один человек на свете мог привести Каза в такую ярость. Сердце чародейки болезненно сжалось.

- Элион? Сюда идет Элион? - Вельдан внутренне похолодела. Да, они провалились, не исполнили поручение Совета - но неужели Кергорн не мог выдумать худшего наказания, как только послать к ним Элиона, дабы тот сполна насладился ее поражением?..

- Клянусь всем святым, что здесь творится?!

Вельдан стремительно обернулась к двери - голова тотчас отозвалась вспышкой ноющей боли - и увидела, что на пороге спальни стоит Тулак, мрачная, как сама смерть.

- Эй, ты! - рявкнула старая наемница, обращаясь к дракену. - С чего это ты решил разнести в щепки мой дом? А ну пошел вон отсюда, скудоумный увалень, не то я сдеру кожу с твоей задницы и сделаю из нее новую ставню! Ну! Пошел отсюда! Убирайся!

Привыкшая всегда защищать напарника, Вельдан едва не вспылила от такой бесцеремонности. Она уже хотела броситься на его защиту.., но тут припомнила, скольким она и Каз обязаны грубой на язык наемнице, которая без малейших расспросов и колебаний дала им кров и пищу.

- Извини, Тулак, что так вышло с твоими ставнями, - поспешно проговорила она вслух, стараясь отвлечь на себя внимание разъяренной наемницы. - Каз не привык к обычным людским домам, и к тому же он так разволновался...

- Разволновался? - возмущенно проревел в ее сознании дракен. - Разволновался?! Вот как ты это называешь? Это когда я узнал, что ты жива, я разволновался. - Мысленный голос дракена сочился ядовитым сарказмом. - А теперь, когда здесь вот-вот появится этот жалкий слизняк - я взбешен, поняла? Взбешен!

- Все в порядке, - торопливо заверила чародейку Тулак. Старая наемница была отнюдь не дура. Разглядев, что глаза дракена пылают яростным огнем, она благоразумно отступила к порогу, туда, где Каз не мог до нее дотянуться.

- Сюда направляется один человек, мой соплеменник, - попыталась объяснить Вельдан. - Сейчас он как раз спускается с перевала. Я и он.., в общем, у нас с ним старые счеты.

Когда Элион поблизости, Каз просто бесится, потому что привык беспокоиться за меня.

Суровое лицо Тулак слегка смягчилось.

- Старые счеты? Что ж, это я могу понять. Между солдатами такое случается сплошь и рядом. Почти всю жизнь мы проводим на волосок от смерти, а это не слишком-то смягчает сердца. Ладно, девочка, не тревожься попусту. Пес с ними, со ставнями, ведь ты и этот здоровенный обормот - мои друзья, и если только ваш Элион попытается затеять свару, он вылетит отсюда быстрее собственного визга. Что до тебя, красавец... - Тулак повернулась к Казу, и ее глаза опасно блеснули. - Если свару затеешь ты - будешь иметь дело со мной. Я не желаю, чтобы мой дом превращали в развалины.

- Да кем она себя считает, эта глупая старуха ? - осведомился дракен с низким раздраженным рыком. - Она что, не видит, с кем имеет дело? Да я могу ее поджарить одним дыхом, не сходя с места!

- Знаю, знаю, - успокоила его Вельдан, - но не забудь, Каз, - это ее дом и она к нам очень добра. Пусть себе помечтает, дорогой мой. Вспомни, она ведь никогда в жизни не видела дракена и не знает, на что ты способен.

- Она тебе нравится, верно? - резко спросил Каз.

- Очень. И что с того ?

- Мне тоже.

С этими словами дракен подмигнул ей, выдернул голову из окна и исчез, оставив наедине бывшую наемницу и потрясенную до глубины души чародейку.

Тулак окинула Вельдан проницательным взглядом.

- Полагаю, ты не собираешься рассказать мне, что произошло между тобой и этим Элионом?

Девушка тяжело вздохнула.

- На подробный рассказ нет времени, да и, честно говоря, вспоминать об этом мне до сих пор тяжело. В нескольких словах, Элион ненавидит меня, потому что его напарница погибла, а я помешала ему прийти ей на помощь. Дело было безнадежное, его тоже убили бы. Потом он едва не погубил меня - вот почему Каз так яростно ненавидит его, да и я ненавижу Элиона, поскольку именно из-за него получила вот это.

Вельдан коснулась пальцами шрама - и вдруг опомнилась, с безмерным изумлением осознав, что в обществе Тулак, впервые с тех пор, как ее ранили, почему-то забыла напрочь о своем уродстве. Более того, старая наемница не проявила при виде шрама ни любопытства, ни жалости, ни отвращения. Словно его и не существовало вовсе.

Элион, однако, совсем другое дело. Маска! Где маска?

- Спасибо, Тулак, что одолжила мне рубашку. - Вельдан изо всех сил постаралась не выдать голосом свое нетерпение. - Как думаешь, моя одежда уже высохла?

- Конечно. Я даже ее кое-где зачинила. Попасть под оползень - нелегкое испытание даже для дубленой кожи. - Тулак улыбнулась, но в глазах ее сохранялось странное напряжение. - Вот уж не думала, что снова настанет день, когда я буду ставить заплаты на кожаный доспех.

Она вышла и скоро вернулась, неся в руках деревянную миску, а на плече - одежду Вельдан.

- Поешь-ка супу, - предложила она. - Ты уже наверняка проголодалась.

Вельдан подчинилась ей с благодарностью - она и впрямь умирала с голоду. Как выяснилось, это было и к лучшему - стряпня Тулак вряд ли заслуживала благородное прозвание "суп". Наемница, зорко наблюдавшая за тем, как жадно ест Вельдан, внезапно разразилась смехом.

- Надо же, какая ты вежливая - ни слова не сказала о моей стряпне! Ничего, ничего - я-то знаю, какая из меня стряпуха. Ничего не поделаешь - в этом доме, конечно, бывает горячая пища, но вряд ли ее назовешь съедобной.

- Для меня это вполне съедобно, - заверила чародейка, быстро опустошив миску. - Я и не подозревала, что так проголодалась.

Отставив пустую миску, она взяла с кровати свою одежду и принялась рыться в карманах - вначале с деланной небрежностью, затем лихорадочно и под конец уже с нескрываемым ужасом. Куда делась маска? Неужели потерялась в оползне?

- Ты ее не отыщешь, - хладнокровно сказала Тулак. Вельдан стремительно обернулась к ней, не обратив внимания на боль, полыхнувшую с новой силой.

- Где она? Что ты с ней сделала?

- Сожгла.

На миг все мысли Вельдан затерялись в неистовой смеси ужаса, ярости и отчаяния. Она пришла в себя, услышав оглушительный хохот Каза:

- Охо-хо-хо! Молодец Тулак! За такую выходку я готов простить ей что угодно! - Затем, почуяв огорчение напарницы, дракен уже тише добавил:

- Все будет хорошо, душенька моя, вот увидишь. Не сердись на Тулак, она поступила правильно. Эта маска уже едва не приросла к твоему лицу. Проноси ты ее чуть побольше - и уже не рассталась бы с ней до конца своих дней. Быть может, Хозяйка, вначале тебе будет трудно, но я буду с тобой и всегда тебя поддержу. На это можешь рассчитывать.

Пока дракен говорил это, седая наемница села на кровать рядом с Вельдан и обняла девушку за плечи.

- Я не стану извиняться, - твердо сказала она. - Даже если это будет последнее, что мне удастся в жизни, я излечу тебя от этой дури. Можешь злиться на меня, сколько пожелаешь, маску этим все равно не вернешь, так к чему понапрасну тратить силы? Это же преступление - прятать такую красоту.

- Красоту?! - взвилась Вельдан, оттолкнув ее руку. - Красоту? Как ты смеешь издеваться надо мной, старая сука? Я не красавица - я уродина, уродина!

Взгляд Тулак отвердел.

- Не будь ты так сильно расстроена, девочка моя, за такие речи я бы тебя выдрала. А теперь заткнись и слушай меня.

К вящему своему изумлению, Вельдан послушно смолкла и обратилась в слух. Должно быть, в прежние времена Тулак наводила немалый ужас на своих подчиненных.

- Я не стану тебе лгать, - твердо продолжала старая наемница. - Твой шрам не слишком-то приятен с виду, но... - она предостерегающе подняла палец, когда Вельдан открыла рот, чтобы огрызнуться, - но выглядит он не настолько ужасно, как ты думаешь, а когда окончательно заживет, на него и вовсе можно будет не обращать внимания. Никто не отвернется от тебя с отвращением - разве что круглый дурак, и не думай, что люди при виде тебя станут разбегаться, вопя от страха!

- Я не хочу, чтобы меня жалели... - промямлила Вельдан.

- Что? Жалеть тебя? - Тулак оглушительно расхохоталась. - Детка, да ты только глянь на себя! Ты умница, ты настоящий воин, ты способна сама о себе позаботиться. Ты умеешь разговаривать мыслями, а твой друг - великолепное и ужасное сказочное существо. И, что бы ты там ни думала - ты красива. Согласна, твое лицо уже никогда не будет таким безупречным, как раньше, но поверь, большинство знакомых мне женщин с радостью согласились бы заполучить подобный шрам - вместе с таким лицом, как у тебя. Словом, Вельдан, тебе, конечно, будут сочувствовать - и это только справедливо, - но никто никогда не станет тебя жалеть.., потому что будет безумно завидовать. Уж ты мне поверь.

Вельдан поглядела на нее и судорожно сглотнула.

- Ну, ладно, - сказала она чуть слышно. - Постараюсь обойтись без маски - выбора-то у меня нет. Я справлюсь, Тулак, старая ты проныра! Как-нибудь справлюсь.

Наемница ухмыльнулась и с силой хлопнула ее по плечу.

- Ты прекрасно справишься!

Неуклюже поднявшись на ноги, она направилась к двери.

- Побыстрей-ка одевайся, детка. Разве ты забыла, что у нас скоро будут гости?

Глава 15 НЕЗВАННЫЕ ГОСТИ

В отсутствие Сколля кузня странно опустела. Поразительно, думала Агелла, как она, оказывается, за эти полгода привыкла к компании этого недотепы. Сколль частенько раздражал и злил ее, но все же он был сыном ее сестры - почти что сыном, которым Агелла так и не обзавелась, - и она искренне привязалась к мальчишке. Усевшись у затухающего очага, женщина-кузнец обхватила руками голову.

- Мириаль благословенный, - со вздохом проговорила она, - от души надеюсь, что я поступила правильно.

Теперь, по зрелом размышлении Агелле казалось невероятным, что она действовала так импульсивно, почти не думая о последствиях. Впрочем, напомнила себе женщина, на то были свои причины. Она давно уже беспокоилась о будущем Сколля - очевидно было, что кузнец из него не выйдет. Сейчас Агелла припоминала, что мальчик и впрямь очень ловко и терпеливо обращался с животными, которые порой забредали в кузню, но тогда она не обращала на это внимания, и лишь история с конем-убийцей доказала ей, что это не может быть простым совпадением. То, как легко мальчик укротил обезумевшего коня, напомнило Агелле ее старинную подругу Тулак.

Женщина-кузнец давно уже беспокоилась о Тулак - старая женщина, одиноко живущая на горе, вряд ли могла как следует позаботиться о себе, но, помня гордый и независимый нрав старой наемницы, не видела способа ей помочь. Когда Сколль приручил коня-убийцу, Агелле почудилось, будто Мириаль самолично ниспослал ей благополучное разрешение обеих ее проблем.

Впрочем, на решение Агеллы повлияло не только беспокойство о Тулак. В последнее время в Священных Пределах творилось что-то неладное - какое-то недоброе предчувствие, неощутимое напряжение, нависшее в воздухе, точно грозовая туча. Среди обитателей Пределов давно уже не было секретом, что иерарх не в силах больше сносить свои неудачные попытки воззвать к Мириалю и прекратить бесконечные дожди. Притом же Заваль не только лишился милости Божьей, но и стал крайне непопулярен среди своих подданных. Судя по тому, что говорилось в Нижнем Городе, никогда еще ни к одному иерарху простые люди не относились с такой антипатией. Что-то явно замышлял и лорд Блейд - а уж этому человеку Агелла не доверяла и на ломаный грош. Ее терзало дурное предчувствие, что события идут к не слишком приятному финалу - а ведь завтра канун Дня Мертвых.

- Вот уж когда начнутся настоящие неприятности, помяни мои слова, - пробормотала Агелла, обращаясь к себе самой. Собственно, еще и по этой причине она ухватилась за первую же возможность отправить Сколля подальше от Священных Пределов.

И все же она не на шутку беспокоилась о мальчишке. Быть может, ей самой следовало отправиться с ним. Ведь это же надо было додуматься - отправить Сколля одного с этими вороными исполинами! Мириаль всесущий, ведь один из них совсем недавно убил человека! А она-то, Агелла, не нашла ничего лучше, как дать в провожатые Сколлю этого сукина сына Барсиля. Случись беда - от него-то какой прок? Если б только был способ узнать, благополучно ли Сколль добрался до места назначения! За окном неумолимо сгущались сумерки, и хуже того - сыпал снег, крутясь на ветру и с каждой минутой становясь все гуще.

Когда в дверь кузни постучали, Агелла подпрыгнула так, точно сиденье табурета проросло вдруг терновыми шипами.

- Кто там? Что случилось?

Женщина-кузнец рывком распахнула дверь - и увидела гвардейца, который стоял на посту у входа в туннель, когда Агелла провожала своего бывшего ученика.

- В чем дело? - почти крикнула она. - Что со Сколлем? Гвардеец глядел на нее так, словно у нее вдруг выросла вторая голова.

- Я, госпожа, никакого Сколля не знаю, - отвечал он, пожав плечами. - Там, у ворот туннеля, спрашивает тебя какая-то женщина. Говорит - твоя сестра, а впрочем, кто ее знает. С нею, мол, стряслось ужасное несчастье и ей нужна твоя помощь.

Виора? Что там у нее за несчастье? И как она, Агелла, скажет сестре, что сегодня отослала ее сына из города, навстречу неведомому будущему? Женщина-кузнец с силой хлопнула себя ладонью по лбу:

- Чума, тюрьма и преисподняя! Этого мне только не хватало!

Сегодня дорога через туннель показалась Агелле длинней обычного. С каждым шагом она все сильней тревожилась за сестру. Что такое стряслось с Виорой и ее семейством? Избили? Ограбили? Кто-то заболел? Козье Подворье - не самое лучшее место для жилья, а в эти суровые времена окраины Тиаронда и вовсе не безопасны. Земля, на которой они расположены - сущий рассадник всяческих хворей, и судя по тому, что рассказывал, погостив у родни, Сколль, в редком доме по соседству не сыщется жилец, который не кашлял бы кровью. Воровство и грабежи тоже были на окраинах делом обычным, хотя у здешних обитателей, как правило, красть было и нечего. А может быть, Виора повздорила с Иваром и он выгнал ее из дома? Хотя молодой мясник обожал жену и готов был с нее пылинки сдувать - со всеми остальными он мог обойтись куда как круто. Хотя.., ведь не станет же он огорчать Фелиссу, прогнав из дома ее родителей? Нет, тут что-то не так.

Агелла втайне порадовалась, увидев, что среди ее родных, тесно сбившихся у ворот туннеля, нет Ивара, но ужаснулась, когда, подойдя поближе, поняла, в каком они состоянии. Кое-как увязанные тюки, которые валялись на земле, яснее слов говорили, что перед ней бездомные изгнанники, но это было еще не самое худшее. Улиас безнадежно ссутулился, придавленный незримой тяжестью, растрепанная Виора плакала, распухшее лицо Фелиссы было покрыто синяками, грязная одежда изорвана и запачкана кровью...

На миг Агелла перенеслась мыслями в детство, в тот страшный день, когда враги захватили форт ее отца. Воинов и мальчиков они сразу предали мечу, но всех женщин - от старух до совсем юных девчонок - безжалостно изнасиловали и лишь затем перерезали им горло. Сейчас, увидев безумные и пустые глаза Фелиссы, Агелла невольно подумала, что солдаты Властора поступили, пожалуй, милосердно, лишив жизни свои злосчастные жертвы... Не смей так думать, одернула она себя. Фелисса разумная девочка. С помощью родных она справится с этой бедой.

При виде Агеллы Виора зарыдала с новой силой.

- Дом, наш дом... - всхлипывала она. - Все, все погибло! Солдаты... - Тут Виора опасливо покосилась на гвардейцев, стоящих на посту, и смолкла.

Агелла бросилась к сестре и крепко ее обняла:

- Виора! Дорогая моя, пойдем! Не нужно сейчас ничего говорить. Давай вначале я отведу вас к себе домой, а потом расскажешь мне, что случилось.

Она повела было несчастное семейство в туннель, но тут часовые заступили ей дорогу.

- Погодите-ка, госпожа Агелла, - почтительно, но твердо сказал один из них. - Вы же знаете, нам запрещено пускать в Пределы посторонних без особого на то разрешения. Если только в Храме нет службы, в Пределы могут входить только те, кто там живет, их супруги и дети, а также те, кто пришел по делу.

Виора тоненько захныкала. Женщина-кузнец сделала глубокий вдох. Спорить и ругаться с солдатом незачем - он, в конце концов, всего лишь выполняет свой долг, и к тому же он совершенно прав. Тем не менее Агелла заметила, что гвардейцам, преградившим ей дорогу, явно не по себе. Хвала Мириалю за всеобщее суеверие: перечить кузнецу - значит накликать неудачу. Женщина сладко улыбнулась солдатам. Ей же богу, для такого ответственного поста они еще слишком молоды.

- Вы, конечно, правы, - сказала она вслух. - Таков закон, и я не вправе его нарушать. Однако же задумайтесь: у меня нет ни мужа, ни детей, и эти вот бедняги - моя единственная близкая родня, а ведь места им нужно не больше, чем мужу и детям. Неужто я обречена жить в одиночестве? Сдается мне, что меня ставят в худшее положение, чем, например, суффрагана Гиларру, - и все только потому, что я не замужем. Притом же, парни, посмотрите только на их жалкий вид. Что бы ты, к примеру, сделал, если б у ворот рыдала твоя мать и на земле валялись бы все ее скудные пожитки? А ты как бы поступил, если б эта бедная девочка была твоей возлюбленной?

Агелла никогда не умела умильно улыбаться, но на сей раз она постаралась, как могла.

- Ну прошу вас, парни! Клянусь, это ненадолго - всего лишь на день-два, покуда я не придумаю что-нибудь получше. И притом же я не останусь в долгу. - Склонив голову к плечу, она многозначительно подмигнула гвардейцам. - Как бы вам понравилось получить мечи вдвое лучше того, которым владеет лорд Блейд? Обещаю вам, что ваши имена будут первыми в моем списке, а уж я для вас потружусь так, как вам и не снилось. Ну, что скажете?

Часовые переглянулись - и дружно заулыбались.

- Так я, собственно говоря, никого и не видел, - заявил тот, что первым заступил дорогу Агелле. - А ты, Армод?

Второй гвардеец решительно помотал головой:

- Разве только людей, которые пришли по делу, Бреннек. Он ухмыльнулся еще шире и, уставясь куда-то в пустоту поверх головы Агеллы, жестом велел ей поторапливаться.

- Спасибо, мальчики, - сказала женщина-кузнец. - Я у вас в долгу - и уж будьте уверены, мешкать не стану. Как только ваши мечи будут готовы, вы их получите.

Дома ремесленников в Священных Пределах стояли по три фасадами друг к другу, так что у каждого дома было два общих садика - один с фасада, другой на задах. Между домами тянулись мощеные дорожки, сплетаясь в паутину, которая мало походила на прямые улицы города. Нужен был немалый опыт, чтобы быстро и без ошибки находить дорогу к нужному дому. Чужаки с непривычки могли здесь и заблудиться - впрочем, чужаки в Пределах появлялись редко.

В сумерках дорога к дому кузнеца казалась еще запутанней, чем при свете дня. Ведя родню по лабиринту мощеных дорожек, Агелла явственно ощущала смятение, исходившее от Виоры и ее мужа. Что до Фелиссы, она безразлично брела за ними, погруженная в свои мучительные переживания, и вряд ли даже сознавала, где и почему находится. Глядя на нее, Агелла хмурилась. После того, что пережила Фелисса, для нее было только естественно отгородиться от окружающего - замкнувшись в себе, она словно защищалась от перенесенных страданий. Это даже и к лучшему - если только бедняжка не пробудет в таком состоянии слишком долго. Рано или поздно такая замкнутость станет для нее опасна.

Хотя Фелисса явно совсем выбилась из сил, она волокла за собой увесистую холщовую суму, в которой при каждом шаге что-то брякало. Сколько ни пыталась Агелла отобрать у нее эту ношу, Фелисса лишь крепче держалась за суму и начинала хныкать.

- Оставь ее в покое, - шепнула наконец Виора, предостерегающе покачав головой. - Это мясницкий инструмент Ивара. Не знаю, откуда у нее берутся силы тащить этакую тяжесть, но она нипочем не хочет с ней расставаться. Я ведь тоже пыталась отнять у нее суму - и все без толку.

Агелла помрачнела еще сильнее:

- А где же Ивар?

Виора поджала губы, и лицо ее окаменело.

- Убит ?! - выдохнула Агелла. Сестра покачала головой.

- Потом! - шепнула она, выразительно покосившись на дочь. Пришлось Агелле отложить все расспросы до той минуты, когда она привела родню к себе домой.

В очаге уже лежала растопка, а дом блистал безукоризненной чистотой, хотя в этом не было ни малейшей заслуги самой Агеллы - ведь она целыми днями, а то и по ночам, не покладая рук трудилась в кузне, куда уж ей было еще наводить чистоту дома! Вместо этого Агелла, воспользовавшись обычаем "услуга за услугу", наняла младшую дочку псаря Сетулию, славную шестнадцатилетнюю девочку. Сетулия приходила ежедневно, прибиралась в доме и складывала в очаге растопку, чтобы можно было сразу разжечь огонь, когда уставшая и голодная Агелла вернется вечером из кузни.

Дом кузнеца был невелик и обставлен просто, хотя уютно. Небольшое крылечко вело в просторную комнату с большим очагом - кухню, которая одновременно служила гостиной. Перед очагом стояла деревянная скамья с высокой спинкой, выложенная нарядными подушками, а сбоку от очага, так, чтоб легко было дотянуться до корзины с углем, располагалось удобное кресло. С центральной балки низкого потолка свисала на крюке лампа, а выскобленный до блеска дощатый пол украшали разноцветные плетеные коврики. Вдоль стен тянулись полки с начищенной утварью, а к стене напротив очага был придвинут массивный стол с парой стульев. Несколько дверей вели из кухни в кладовую, спальню и крохотную, но изрядно захламленную комнатку для гостей.

Женщина-кузнец зажгла лампу. Огонь в очаге занялся мгновенно. Сетулия, славная девочка, заранее наполнила водой медный котел, висевший на краю очага, так что горячей воды скоро будет вдоволь. В такую дождливую и слякотную погоду Агелла постоянно оставляла на крюке с краю очага котелок с похлебкой. В похлебку так часто добавлялись все новые ингредиенты, что ее изначальный состав был прочно забыт. Женщина-кузнец передвинула крюк с котелком на середину очага, где пламя пожарче, а с краю, над углями, пристроила чайник.

Виора между тем устроила дочь на удобной скамье перед очагом. Прилечь Фелисса отказалась наотрез - так и сидела выпрямившись, готовая вскочить при малейшем признаке угрозы. Агелла посматривала на нее с жалостью. Вид у бедняжки был такой, словно она вот-вот обратится в бегство - правда, одной рукой она по-прежнему придерживала увесистую суму с инструментом Ивара, с которой так и не пожелала расстаться.

Улиас, уныло скрючившись в любимом кресле Агеллы, у самого огня, все время хрипло и сорвано пришептывал:

- Я не смог их остановить, не смог их остановить, не смог...

У Агеллы рука так и чесалась отвесить ему пару отрезвляющих пощечин. Хмурясь, она снова перевела взгляд на Фелиссу. Та целиком погрузилась в свои страдания, совершенно не замечая окружающего, - но вот в этом-то Агелла сомневалась. Мириаль милосердный, да ведь девочка сейчас нуждается в любви и поддержке своих родных, а не в таком вот бесхребетном, эгоистическом нытье! Нет, она не осуждает Улиаса за эти причитания. Нельзя винить человека в том, что он страдает, - но лучше бы он сейчас взял себя в руки и забыл о собственных горестях, чтобы не усугублять мучений дочери! Свою никчемность можно оплакать и потом, не прилюдно, в крайнем случае - с глазу на глаз с женой.

Слабак, осуждающе подумала Агелла. Я всегда подозревала, что Улиас - слабак и ничтожество. Но тут же она одернула себя: не смей так думать о нем! Он славный человек, а в свое время был и отменным мастером. Тогда его семья жила, не зная забот. Артрит, как видно, искалечил не только его руки, но и душу, и нельзя даже намеком показать Виоре, что я осуждаю Улиаса. Как она когда-то взвивалась, стоило мне сказать о нем хоть одно дурное слово! У нее всегда был крутой раздражительный нрав, хотя говорят, что более склонны к раздражительности рыжие, а рыжая как раз я. Помнится, она даже обвиняла меня в зависти - ведь я, мол, выбрала такое неженское ремесло, что ни один мужчина на меня не польстится.

Погруженная в мрачные размышления, Агелла мимолетно усмехнулась, припомнив старшего конюха Фергиста - вдовца, с которым она частенько делила ложе; необременительная связь, приятная для обоих. Вот так-то, дорогая Виора, торжествующе подумала она - и спохватилась, со стыдом поняв, что отвлеклась. Проклятье, да она ничем не лучше Улиаса! Ей так больно думать о катастрофе, постигшей семью сестры, что она с радостью хватается за любую постороннюю мысль. А впрочем, она не одинока. Виора, ее муж и дочь, потрясенные, оцепеневшие, казалось, истратили остаток сил на то, чтобы добраться до безопасного места. Теперь, когда им ничто не угрожает, силы окончательно покинули их, а боль и ужас случившегося вернулись с новой силой. Проклятье, мысленно повторила Агелла, а я-то торчу рядом, точно парализованная, и даже не пытаюсь им помочь - а ведь они пришли ко мне за помощью. Что ж, пора действовать! Вот только чем поможешь людям, которые потеряли все? Женщина-кузнец горестно покачала головой. Я привыкла управляться с огнем и железом, подумала она. Как же мне управиться с этим! Агелла стремительно повернулась к сестре.

- Виора... - Она положила руку на плечо рыдающей женщины и, пошарив другой рукой в кармане, извлекла на свет внушительных размеров лоскут, который сегодня в кузне использовала для многих целей - в том числе и как носовой платок. Агелла сунула грязный лоскут сестре. - Ничего страшного, - беспомощно пробормотала она, - всего лишь чуточка сажи.

Она хотела еще добавить, что все будет хорошо, но мельком глянула на Фелиссу - и прикусила язык.

- Я позабочусь о вас, - сказала она вместо этого. - Здесь вы в безопасности.

Виора шумно высморкалась и глубоко вдохнула, начиная приходить в себя, а Агелла между тем скрылась в тесной кладовой. Она отыскала в шкафчике флягу вина - слабое, кислое, но все же вино, лучшее, что мог сделать Дживарн в этот неурожайный год. Поставив на поднос флягу и четыре кружки, Агелла вдруг припомнила, что среди ее родных не хватает одного человека. Куда, во имя всех демонов, подевался Ивар? Виора вроде бы намекала, что он жив - но в таком случае, неодобрительно подумала Агелла, ему следовало быть здесь, со своей женой. Качая головой, женщина вернулась в кухню и щедро плеснула вина во все кружки. Потом поставила стул поближе к огню и усадила Виору.

- А теперь, - сказала она мягко, протянув сестре кружку, - расскажи мне, что случилось. Виора жадно глотнула терпкого вина.

- Наемники Серимы... - В ее голосе звенела лютая ненависть. - По ее приказу они выгнали нас из дома. Нас, и наших соседей, и все Козье Подворье. А потом подожгли дома, чтобы мы не смогли вернуться. - Кружка задрожала в руке Виоры, голос сорвался на визг. - Я почти что с ними поладила! Мы ушли бы оттуда, целые и невредимые, но тут вернулся Ивар и сразу затеял драку...

Оцепенев от ужаса, Агелла выслушала рассказ о том, что произошло во дворе дома, и потом, как все семейство несколько часов скиталось по городу, чтобы скрыться от солдата, которого послал следить за ними Гальверон. Закончить рассказ Виора не успела - ее дочь вдруг пронзительно завыла:

- Нет-нет-нет-нет-не-е-ет!

Агелла тотчас вскочила, бросилась к ней, чтобы доброй оплеухой прекратить истерику, но сдержалась, сочувственно глянув на распухшее от побоев лицо Фелиссы. Вместо этого она вынула из рук молодой женщины кружку с вином, к которому та и не притронулась, а затем крепко схватила Фелиссу за плечи и как следует встряхнула.

- Прекрати! - повелительно рявкнула она. Фелисса, точно и не слыша ничего, принялась с воем раскачиваться из стороны в сторону, и движения ее становились все резче и лихорадочней. Тогда Агелла в отчаянии перешла на рык, которым она привыкла перекрывать рев пылающего горна:

- ФЕЛИССА! ПРЕКРАТИ!

На миг воцарилась тишина, в затем девушка принялась тихо скулить, но, с облегчением отметила Агелла, вой и безумное раскачивание прекратились.

- Оставь ее в покое! - завопила Виора с яростью, изумившей ее сестру. - Как ты смеешь.., после всего, что она пережила!

Агеллу ужаснула дикая гримаса на лице сестры.

- После всего, что она пережила, ей нужна наша помощь. - Она говорила намеренно спокойно, но в душе так и вскипела. Мириаль всеблагой, и она смеет так говорить со мной после того, как я их приютила! Я рискнула своим положением в Пределах, подольстилась к этим треклятым гвардейцам - и вот она, благодарность! Агелла решительно отогнала прочь эти гневные мысли. Какой от них прок? Не обращая внимания на сестру, она опустилась на колени перед Фелиссой.

- Солнышко мое, после всех этих передряг тебе просто необходимо хлебнуть как следует винца. - Агелла сунула Фелиссе кружку, затем помогла поднести вино ко рту. - Ну же, давай! - уговаривала она. - Всего один глоточек... Вот хорошая девочка! Теперь еще один...

Фелисса скривилась, когда кислое вино коснулось ее распухших, разбитых губ. Вот и славно, подумала Агелла. Все, что угодно, только бы вывести ее из ступора.

- Ну вот, - продолжала она вслух все тем же бодрым тоном, - а теперь тебе не повредит славная горячая ванна.

Оставив Фелиссу допивать вино, Агелла подозвала Виору - ей будет только на пользу наконец заняться делом.

- Я сама обычно, если не хожу в местные бани, купаюсь прямо здесь, перед очагом, но Фелиссе, мне кажется, будет спокойней в моей спальне. После купания мы уложим ее в постель, а потом я сбегаю в Дом Исцеления. У меня там есть подруга, она лекарь и...

- С какой стати моя дочь должна открывать свой позор чужачке? - перебила ее Виора.

- Чушь собачья! - Агелла почувствовала, что сейчас потеряет терпение. Сестра не имеет права так себя вести! - Не вздумай даже произносить при бедняжке это слово - "позор"! Фелисса вовсе не опозорена. Все это случилось не по ее вине. А Эвелинден - не чужачка, а лекарь, и именно Фелисса нуждается в ее услугах. Я понимаю, что тебе довелось много пережить, но все-таки постарайся думать головой - хотя бы ради дочери и мужа.

Виора открыла рот, чтобы огрызнуться, но сестра успокаивающе положила руку ей на плечо.

- Знаю, знаю, что тебе нелегко, но постарайся все же продержаться еще немного, хотя бы до того, как мы уложим в постель твою бедную дочку. После этого можешь орать на меня, сколько пожелаешь. Стало быть, так - ванна стоит в кладовой. Принеси ее, а я разожгу в спальне камин и...

- У тебя камин в спальне?! - воскликнула Виора. Агеллу неприятно поразил ее враждебный тон.., но потом она вспомнила тесные, вечно сырые и неуютные домишки Козьего Подворья.

- У нас в Пределах солнце - редкий гость, - устало пояснила она. - Его заслоняют от нас скалы. Круглый год, кроме разве что самой середины лета, по ночам здесь стоит собачий холод. Поэтому все дома здесь, включая и Храм, битком набиты всяческими очагами, каминами, жаровнями.., и, поверь, мы этому только рады. Теперь иди и поскорее принеси ванну. Фелиссу надо уложить в постель.

- Да ладно, ладно, - проворчала Виора. - Сейчас принесу эту треклятую ванну. Я только... - Она вдруг застыла на полдороге к двери и резко обернулась к сестре:

- Где Сколль?

Вот те на! Агелла, конечно, понимала, что рано или поздно придется сказать сестре правду, но предпочла бы, чтобы это случилось попозже. Она помолчала, лихорадочно подыскивая нужную ложь - лишь бы только отсрочить неприятный разговор.

- Сколль со мной не живет, Виора, - наконец уклончиво ответила она. - Учеников селят в отдельном доме. Ты должна это знать, если, конечно, слушала, что рассказывал тебе сын.

Виора и глазом не моргнула.

- Где бы ни был Сколль, я хочу его видеть! - упрямо объявила она. - Как только мы уложим Фелиссу, я хочу увидеться с сыном.

Агелла испустила тяжкий вздох. Что ж, чему быть, того не миновать. Виора ненавидела Тулак лютой ненавистью, потому что старая наемница напоминала ей о юности, проведенной в клане, среди грубых и невежественных горцев, - а это время Виора предпочла бы забыть навсегда. Сказать ей, что ли, что из-за снегопада ученикам велели сидеть дома и Сколль наверняка уже спит? Но тогда завтрашняя сцена будет еще хуже. Нет уж, лучше покончить с этим сейчас. Агелла знаком отозвала сестру в соседнюю комнату, чтобы их не услышала Фелисса.

- Извини, Виора, но увидеться со Сколлем ты сейчас не можешь, - твердо сказала она. - Я отправила его с поручением на лесопилку к госпоже Тулак.

У Виоры отвисла челюсть.

- Что-о?! - возопила она. - Ты отправила мальчика к этой грубой, грязной, чокнутой старухе? Одного? В дорогу, где с ним может случиться все, что угодно?!

- Нет-нет, - поспешно заверила Агелла. - Я послала с ним одного из гвардейцев. Подумай сама - разве может быть охрана надежней Меча Божьего?

Она припомнила продувную физиономию Барсиля и внутренне содрогнулась. Хорошо еще, что Виора не видела этого "надежного" спутника!

- Тогда почему ты не послала с поручением одного гвардейца? - злобно осведомилась Виора. - Зачем погнала в дорогу бедненького Сколля? Ты же знаешь, я не желаю, чтобы он якшался со всякими грубыми вояками! - Глаза Виоры яростно сверкнули. - Ты послала моего сына в горы с каким-то дурацким поручением, да еще в такую жуткую непогоду - а сама еще имеешь наглость учить меня, как мне заботиться о собственной дочери?! Если хочешь знать, сестрица, - хвала Мириалю, что у тебя нет своих детей!

С этими словами Виора удалилась в кладовую, и скоро оттуда донесся такой стук и лязг, словно она не вытаскивала ванну из-под скамьи, а переворачивала мир вверх дном.

Агелла стиснула кулаки, медленно досчитала до десяти, но тут же поняла, что эта уловка не поможет, считай она хоть до тысячи. Обреченно вздохнув, женщина-кузнец вернулась в спальню и принялась разводить огонь в камине. Да, этот вечер дастся ей нелегко - куда труднее, чем она думала. И куда, в конце-то концов, подевался треклятый Ивар?

Глава 16 ГДЕ УКРЫТЬСЯ В БУРЮ

Тулак оставила гостью одеваться и отправилась подогреть чайник. Вернувшись в кухню, она с изумлением услышала, что с дороги доносится стук копыт. Неужели это загадочные соплеменники Вельдан? Если так, то вниз с горы они, должно быть, слетели на крыльях!

- Клянусь всем жаром преисподней! - пробормотала Тулак. - Кто бы это мог быть?

И подошла к окну, чтобы глянуть на пришельцев.

- Святая задница! - ахнула она, ошеломленно глазея сквозь пелену снега на конный отряд, направлявшийся прямиком к ее дому. - Да ведь это же опять иерарх! И с ним шлюхин сын Блейд! Чума, тюрьма и преисподняя, да что же это им здесь понадобилось?

Ниже дома Тулак дорога шла по крутому отрогу горы, затем выпрямлялась и почти отвесно падала вниз, на плато, откуда уже был виден город. В буран по такой дороге спускаться ох как небезопасно, и путники волей-неволей вынуждены были искать себе пристанище на ночь...

- Проклятье! - мрачно пробормотала Тулак. - Этого мне только и не хватало!

Всадники между тем уже нестройной толпой подъехали к дверям дома. Тулак отпрянула, укрывшись за занавеской. И, не колеблясь ни минуты, схватила в охапку свой меч, оружие Вельдан и бегом бросилась в спальню.

Молодая чародейка поспешно завершала одевание.

- Вооруженные люди, - кратко бросила она. - Каз сообщил. Он решил спрятаться в амбаре, так что не давай им сунуть туда нос.

Тулак согласно кивнула:

- Это иерарх и Блейд, чтоб его черви съели. Надень мою одежду - она вот здесь, в сундуке, - и ложись в постель. Скажу им, что ты больна... - Ее последние слова потонули в оглушительном грохоте - стучали в дверь.

- Спрячь это. - Тулак бросила Вельдан оружие. - И носа не высовывай из спальни.

Вельдан коротко кивнула:

- Предупрежу Элиона, чтобы держался отсюда подальше. Надеюсь только, что он найдет где укрыться.

- Уж лучше пусть его присыплет снежком, чем Блейд примется задавать ему ненужные вопросы.

И Тулак, мысленно радуясь тому, что ее гостья умеет подчиняться приказам, поспешила к двери.

- Иду, иду! Ох, мои старые косточки... Ой, ваши милости! - Почтительно склонив голову (будь она проклята, если станет кланяться этим сукиным отродьям!), наемница отступила в сторону, пропуская незваных гостей. - Входите, ваши милости, входите и располагайтесь, - лопотала она, указывая на жарко пылающий огонь в очаге. - Какая честь для меня - принимать таких важных гостей!

Мазаль стоял в своем углу, яростно хлеща себя хвостом по бокам и зловеще вытянув шею - пускай, мол, только кто-нибудь подойдет поближе!.. При виде коня Блейд так и застыл на пороге, брезгливо скривив губы.

- Старуха, - холодно процедил он, - я не привык ночевать под одним кровом со скотом.

А Мазаль не привык ночевать под одним кровом с такой швалью, как ты, бессердечная гадюка! Впрочем, Блейд не узнал ее, а это самое главное. Тулак сделала глубокий вдох и разжала стиснутые зубы.

- Прошу прощенья, ваша милость, - жалобно пролепетала она, - мне ужасно жаль, что так вышло, только этот конек - самое ценное, что у меня есть, а в амбаре его оставить ну никак нельзя. Ветхий он, амбар, дунет ветер - того и гляди крыша провалится...

- Значит, там нельзя разместить наших коней?

- Никак нельзя, ваша милость. - Особенно если дружок Вельдан проголодается!

Блейд смерил старую наемницу таким презрительным взглядом, что у нее кровь закипела в жилах.

- Где же мне тогда устроить моих людей, глупая ты старуха? - резко осведомился он. - Там, во дворе, мерзнут на ветру два десятка солдат!

Где устроить твоих людей? Да засунь ты их себе - знаешь куда?..

- Ой, ваша милость, да пускай заночуют на лесопилке. Там тепло, сухо и полно растопки, есть очаг и все такое прочее. Места там в достатке и для людей, и для лошадок.

- Прекрасно. - Блейд вышел во двор, и Тулак услышала, как он вполголоса говорит что-то командиру своих солдат. Через минуту он вернулся.

- Со мной иерарх, но на вершине горы он захворал, и ему нужен должный уход. Я останусь ночевать здесь, в доме, а со мной - лорд Заваль и двое гвардейцев, которые будут за ним ухаживать. Остальные устроятся на лесопилке. А теперь будь добра, убери из кухни этот мешок с костями, и пусть себе торчит в своем амбаре. Если нас здесь занесет снегом, он нам еще пригодится.

Ужас ледяным клинком пронзил грудь Тулак. Съесть Мазаля? Да скорее ты сам сдохнешь, сукин сын! Я собственными руками вырву у тебя сердце...

Блейд смотрел на Тулак хорошо ей знакомым, холодным и злым взглядом и нетерпеливо притопывал ногой.

- Есть тут кто-нибудь еще, кроме тебя?

Если ты не прекратишь топать на меня своей чертовой ногой, я подрежу ее начиная с головы.

- Есть, ваша милость, моя внучка, только она сильно хворает, кровью кашляет и жар. Ну да вы не беспокойтесь, ваша милость, она в своей комнате и из нее не выходит. Ваши милости от нее заразу не подцепят. Рядом с ней есть свободная спальня, а еще славная уютная комнатка на чердаке, с большой и мягкой кроватью.

- Я буду спать на чердаке, - твердо объявил Блейд. - Иерарх может разместиться в спальне внизу.

Правильно, жалкий ты трусишка - пускай этот бедолага ночует по соседству с заразой.

- Как пожелает ваша милость. Сейчас подыщу для вашей милости чистое белье.

- Нет, старуха, вначале ты уберешь отсюда эту растреклятую клячу!

- Для вашей милости - что угодно. - Да чтоб у тебя вся мужская гордость напрочь отсохла!

Тулак поспешно накинула куртку и вывела недовольного Мазаля из кухни, в душе горячо молясь, чтобы своенравный конь мимоходом не лягнул Блейда, - но все же почти пожалела, что этого не случилось. Когда она направилась к выходу, навстречу ей двое кряжистых солдат наполовину ввели, наполовину втащили в дом иерарха. Чем же это он так захворал, бедолага? Иерарх бессильно обвис в руках своих спутников, глаза его закатились, голова с дурацкой ухмылкой моталась из стороны в сторону.

Тулак похолодела, тотчас узнав эти приметы. Ей и прежде доводилось видеть людей в таком состоянии - оцепеневших в разгар боя, парализованных страхом, или же когда с ними случалось потрясение такой силы, что разум отказывался признавать случившееся. В последний раз Тулак видела таким Властора, вождя восточных горцев, который нанял ее вместе с другими наемниками для участия в клановой войне - явлении для тех мест обычном, как восход солнца. Выиграв битву, вождь торжествующе ворвался в крепость врага - и увидел над воротами насаженную на кол голову своего любимого сына и наследника. Что же такое случилось в горах, если иерарх Заваль превратился в слюнявого идиота? Старушка, твердо сказала себе Тулак, придержи-ка ты свое любопытство. Не суй носа в дела иерарха и Блейда, не то дорого за это заплатишь. У нас и без того достаточно хлопот.

Она похлопала по шее старого коня:

- Ну, дружок, куда же нам тебя девать-то?

Близилась ночь, и с ее приходом становилось все холоднее. Ветер уже намел вдоль стены дома внушительных размеров сугробы. Прикинув, что ночь впереди длинная и наверняка морозная, старая наемница поймала за рукав одного из солдат, которые уже направлялись к лесопилке.

- Эй, сынок! Вон там, за домом, поленница. Натаскайте-ка в дом побольше дров, да пошевеливайтесь, иначе будете иметь дело с лордом Блейдом!

Гвардейцы неохотно привязали коней к перилам крыльца и пошли за дом, что-то неразборчиво ворча себе под нос. Тулак и рада была, что не смогла различить из этой воркотни ни слова - иначе ей пришлось бы поучить молокососов вежливости, а для этого сейчас время было самое неподходящее. Она поспешно дернула Мазаля за повод, помешав ему как следует цапнуть за ляжку одного из солдатских коней. Что ж, дело ясное - на лесопилке, вместе с другими лошадьми Мазаля разместить никак нельзя. Жеребец чересчур ревниво относится к чужакам. Нельзя и просто привязать его около крыльца - ночь будет слишком холодная. Тулак с сомнением поглядела на амбар и с еще большим сомнением - на Мазаля. И все же решилась. Довод у нее был один - другого-то выхода все равно нет. Кроме того, если Блейд и впрямь проголодается, лучшей защиты для коня и не придумаешь...

- Слушай-ка, дружок, - обратилась она к Мазалю. - Бояться тебе нечего, понял? Ты ведь у нас большой и смелый боевой конь, верно? Смотри не опозорь меня!

В амбаре было так темно, что Тулак поначалу ничего не могла разглядеть. Куда же подевался приятель Вельдан?

- Каз! - шепотом позвала она. - Клянусь огнями преисподней, ты куда подевался?

В дальнем углу амбара что-то зашевелилось. Темная бесформенная груда, которая миг назад показалась Тулак всего лишь кучей сухого навоза, соломы и прочего мусора, теперь тяжко всколыхнулась - и превратилась в изящный и грозный силуэт дракена.

- Святая задница! - потрясение ахнула Тулак. - Как тебе это удалось?

Дракен с загадочным видом склонил голову набок, и глаза его при виде коня загорелись предвкушением.

- Даже и не мечтай! - поспешно предупредила Тулак. - Мазаль последний из моих старых соратников, и он мне очень дорог. Я хочу, чтобы ты присматривал за ним и охранял его от этой прожорливой своры. Посмей мне только сожрать беднягу!..

Каз уронил голову к самой земле и шумно, душераздирающе вздохнул.

- Да ладно, ладно, я понимаю, что ты ужасно голоден, - но Мазаля трогать не смей! Когда уйдут солдаты, я придумаю, чем тебя накормить. Честное.., уф!., слово! - Тулак повисла на узде неистово лягавшегося коня, который изо всех сил рвался очутиться подальше от внушительного дружка Вельдан.

Впрочем, старая наемница подозревала, что на самом деле Мазаль уже не так сходит с ума от страха, как было при первой встрече с Казом. Мазаль все-таки был умница - во всяком случае, для коня - и обладал отлично развитым чутьем на опасность, что в былые годы не раз спасало от неприятностей и хозяйку, и его самого. Дракен пробыл в окрестностях дома почти весь день и ничего ужасного не сотворил, а его запах, которым уже пропитался весь амбар, смешивался со знакомыми и привычными запахами Тулак и самого Мазаля.

- Ну иди же, не будь ослом! - С этими словами Тулак твердой рукой завела упирающегося коня в стойло, которое располагалось в дальнем углу амбара. Укрыв Мазаля одеялом, она привязала его так тщательно, как не привязывала никогда в своей долгой и полной предосторожностей жизни. Устроив коня, Тулак в нескольких словах описала Казу, что происходит в доме.

- Вот такие дела, - закончила она рассказ, обращаясь к дракену. - По-моему, Мазаль уже немного привык к тебе. Держись от него подальше, не делай резких движений - и все будет в порядке. - Набравшись смелости, она погладила Каза по носу. - Спасибо за помощь, приятель, большое спасибо. Этот глупый старый коняга очень много для меня значит.

И Тулак торопливо пошла к выходу, чтобы вернуться в дом прежде, чем незваные гости вздумают ее искать.

- Да ладно, пустяки. Но не забудь - ты у меня в долгу. Слова эти словно ниоткуда возникли в голове Тулак - уже на пороге амбара. У старой наемницы отвисла челюсть. Она стремительно обернулась к дракену - но тот, словно и не замечая ее, с преувеличенным интересом следил за Мазалем.

- Ну и ну! - пробормотала Тулак, выходя из амбара с чувством, что ко всем ее проблемам прибавилась еще одна. - Не так уж я стара, чтобы слышать воображаемые голоса... Ну и ну! - повторила она, с трудом удержавшись от искушения вернуться в амбар. - Чтоб меня утопили в собачьем дерьме!

Едва Элион выбрался из оврага, как порыв ветра чуть не сбил его с ног. Ледяной холод запросто проникал через облепленный снегом плащ и несколько слоев одежды. Даже гнедой так дрожал от холода, что и не пытался куснуть молодого чародея - брел по тропе, понуро опустив голову, словно его седок, спасенный Тиришри торговец, весил вдесятеро больше обычного человека. Шагов через десять Элион начал всерьез сомневаться, что они уйдут отсюда живыми. Он хорошо знал, что такое снежная буря в горах, а сейчас убийственно ледяной ветер был для них даже опасней, чем густой снег. Быть может, лучше им вернуться под защиту крутых склонов оврага и переждать в снегу непогоду? Провизии у Элиона хватит дня на два, а к тому времени буря наверняка утихнет.

В этот самый миг Элион ощутил мысленный зов Вельдан, пробившийся наконец через его невеселые размышления.

- Элион! Элион, ответь! Почему ты не отвечаешь?

- Что тебе нужно? - Ему не удалось скрыть свою враждебность.

- Сможешь ты найти укрытие на перевале? У нас в доме расположился вооруженный отряд - должно быть, те самые негодяи, которых вы видели на вершине. Думаю, тебе было бы лучше...

- Замерзнуть до смерти в буране, пака ты будешь нежиться под крышей, в теплой постельке? Это, по-твоему, "лучше"? Кого ты пытаешься обмануть, Вельдан? Ты же делаешь это просто со зла, верно? Не желаешь, чтобы я любовался на то, как лихо ты провалила дело. Может, мне вообще убраться отсюда подобру-поздорову ?

- Я бы предпочла больше никогда не видеть тебя, безмозглый ублюдок! Смерти я тебе не желаю - живи, пожалуйста, но только подальше от меня. Так что доставь себе удовольствие - приходи сюда. Правда, последнее, что ты услышишь, подыхая со стрелой в брюхе, - это мои слова: "Я же тебе говорила!"

- Насколько, по-твоему, велика эта опасность, Вельдан? - Трезвый голос Шри остудил спорщиков, точно ведро ледяной воды. - Пойми, я доверяю твоему суждению, но учти при этом, что здесь, наверху, вовсю бушует буря. В крайнем случае мы сможем провести здесь ночь, но людям придется нелегко.

- Тулак - бывшая наемница, которая нас приютила, - говорит, что Элиону будет куда безопасней мерзнуть на перевале, чем столкнуться лицом к лицу с лордом Блейдом. Она до тонкостей знает все местные дела, и я уверена, что нам лучше прислушаться к ее совету. - Вельдан на миг заколебалась. - Судя по тому, какого мнения Тулак о наших незваных гостях, мне бы тоже стоило присоединиться к вам, но только вряд ли я смогу сейчас выбраться из дома незамеченной. Кроме того, - прибавила она искренне, - эта старая женщина мне по душе, и я у нее в долгу. Я не хотела бы бросать ее одну с целой шайкой вооруженных мерзавцев.

- Такая преданность делает тебе честь, Вельдан, но все же помни, что прежде всего ты чародейка и первый твой долг перед собратьями по Тайному Совету. Я требую, чтобы при первых же признаках опасности для тебя или Каза вы оба немедленно убрались оттуда и сразу же дали мне об этом знать. Надеюсь, я смогу помочь вам благополучно скрыться. Мы сейчас намерены укрыться от бури в овраге, где тебя отыскал после оползня твой напарник. Да, знаю, ты была без сознания, но Казарл наверняка помнит, как найти это место. До встречи, Вельдан, и береги себя!

Мысленное касание Вельдан исчезло из разума Элиона, предоставив ему сорвать свою злость на фее воздуха.

- Ну, спасибо, Шри, - проворчал он, - огромное спасибо! Ночевка в снегу на вершине горы - это все, чего мне не хватало для успешного завершения столь замечательного дня!

Резкий порыв ветра швырнул ему в лицо пригоршню колючего снега.

- Всегда к твоим услугам, дорогой мой чародей! - И тут же мысленный голос феи посерьезнел. - Впрочем, для нас это в любом случае был бы наилучший выход. Вельдан и без нас подвергается большой опасности, а вам, хрупким человечкам, нужно бы поскорее отыскать надежное укрытие. Пойдем же, Элион, нечего дуться, словно дитя малое! Будешь мешкать - погибнешь. Разворачивайся, и двинемся назад, в овраг.

Элион не мог не признать - хотя бы в душе - правоту Тиришри. Уязвленный в самое сердце обвинением в ребячливости, он стиснул зубы и развернулся лицом к ледяному ветру, волоча за собой упирающегося коня.

И сразу же узнал, какова по-настоящему убийственная сила бури. Ветер хлестал в лицо, слепя глаза горстями жесткого, как крупа, снега, мороз яростно щипал уши, прохватывал зубы до ноющей, нестерпимой боли. Элион шатался, скользил, не в силах разглядеть дорогу в буйстве снежной заверти, и порывы ветра точно гигантским кулаком молотили его в грудь. Молодой чародей слишком долго медлил, прежде чем повернуть назад, - и сейчас задыхался, точно выброшенная на песок рыба, слепо хватая ртом ледяной ветер.

И вдруг все стихло. Элион от неожиданности шатнулся вперед, едва не потеряв равновесие. Сейчас, когда промозглый холод не высасывал из его измученной плоти остатки тепла, ему стало почти что жарко. Наслаждаясь этим призрачным чувством, Элион жадно глотнул ледяного воздуха, затем еще и еще; протер слезящиеся глаза, смахнув налипший на ресницы иней. В ушах у него звенело - как будто где-то совсем рядом все еще выла буря...

- Да не мешкай же, болван! Я же здесь одна-одинешенька против разбушевавшейся стихии! Как ты думаешь, долго ли я продержусь? - Даже мысленный, голос Шри прозвучал хрипло и сорвано.

Чародей изумленно моргнул и огляделся. И справа, и слева от него все так же густо валил снег, крутясь водоворотами на воющем ветру, - и только впереди был узкий клин ясного безветрия. Точно так же, как фея создала из воздуха невидимый щит, чтобы уберечь Тормона от стрел, сейчас она прикрывала своего напарника от беснующейся бури.

- Треклятый человечишка, да сойдешь ли ты, наконец, с места? Не торчать же нам здесь всю ночь!

- Извини! - Элион резко дернул повод многострадального коня и поволок его назад по тропе. Даже с помощью Шри обратная дорога оказалась сущей мукой. Элион совсем выбился из сил, руки и ноги закоченели от холода. Хотя снег, заваливший тропу, смутно белел в темноте между голых черных склонов горы, вокруг стояла такая непроглядная тьма, что молодой чародей шел почти вслепую. В седельных сумках у него хранился надежный источник яркого света, но его Элион приберегал на крайний случай - свет понадобится им позже, когда нужно будет отрыть убежище. Ветер больше не наметал вдоль склонов сугробы, но смерзшийся снег покрыл тропу нетронутым толстым слоем, и Элион, едва волочивший ноги, продвигался по ней медленно и с немалым трудом. Он уже и сосчитать не мог, сколько раз падал, да и коню приходилось немногим лучше, хотя до сих пор он как-то ухитрялся сохранять равновесие - должно быть, оттого, что ног у него не две, а четыре. Это же нечестно, с завистью подумал Элион и хотел даже обернуться, чтобы высказать это гнедому вслух, но вовремя сообразил, что от холода и усталости у него просто помутилось в голове.

В этот самый миг за спиной у чародея что-то брякнуло, заскребли по мерзлому снегу копыта, и темноту прорезало перепуганное ржание - гнедой ублюдок наконец-то потерял равновесие и упал. Что-то неимоверно тяжелое ударило Элиона в спину, и он рухнул ничком на тропу, как поваленное дерево, а нечто увесистое намертво вдавило его в снег.

На мгновение Элион, охваченный паникой, решил, что на него сверху свалился конь и теперь ему суждено здесь же и замерзнуть до смерти. Потом неведомая тяжесть зашевелилась и - о счастье! - разразилась ругательствами. С запоздалым смущением чародей сообразил, что гнедой, оступившись, упал на колени, а его седок, спасенный торговец, полетел вверх тормашками через голову коня и свалился прямиком на Элиона. Он подал голос впервые с тех пор, как они тронулись в путь, а было это почти час назад, хотя Элиону казалось, что целую вечность. Все это время торговец ни разу не шевельнулся, не заговорил - так и сидел мешком в седле, оцепеневший в своем безмолвном горе. Наконец-то тебя хоть что-то проняло, подумал Элион и тут же содрогнулся тому, с каким злорадством прозвучал его мысленный голос. Молодой чародей напомнил себе, в каком потрясении пребывал он сам после смерти Мельнит. Онемевший, согнувшийся под нестерпимой тяжестью своей потери, он был тогда примерно в том же состоянии, что сейчас Тормон. Если бы не Казарл, ни Элион, ни тяжело раненная Вельдан не ушли бы из владений ак'загаров живыми.

Мгновенно в сердце Элиона вспыхнула жалость. С немалым трудом он выбрался из-под торговца, и они, помогая друг другу, кое-как поднялись на ноги. В темноте, в снежной заверти глаза их на миг встретились - и Элион ощутил, что их обоих объединило братскими узами страдание.., но тут яростный порыв ветра сбил обоих мужчин с ног, и буран, бешено завывая, обрушился на них с новой силой.

- Извини, я больше не могу удерживать щит. - Мысленный голос Шри был от усталости едва различим. - Но вы уже почти пришли, Элион. Еще несколько шагов...

Эти шаги показались Элиону последним путешествием в его жизни. Если б он не опирался на крепкое плечо Тормона, то наверняка не дошел бы до цели.., впрочем, ни один из них не сумел бы выстоять без помощи другого. Вдвоем им удалось поднять гнедого, но когда Тормон опытной рукой провел по его ногам, на ладони оказалась кровь. Стало быть, конь расшиб в кровь колени. Элион от души надеялся, что с ним не стряслось худшей беды. Несчастное животное кое-как ковыляло за ними, уныло свесив голову. Его жесткая грива сосульками прилипла к шее.

- Давай же, Элион! Налево! - крикнула Шри. Чародею не верилось, что они все же добрались до оврага. Он крепко взял за руку торговца, и жалкая процессия кое-как спустилась вниз, под прикрытие крутых склонов.

Напор ветра разом ослаб, и измученному Элиону почудилось, что в овраге почти тепло. Сейчас он бы охотней всего рухнул прямо на снег и проспал до весны.., но чародей понимал, что расслабляться еще рано. Вернуться в овраг и укрыться от ледяного ветра - только первый шаг. Здесь ведь тоже можно умереть, разве что не так скоро, как наверху. Хотя отвесные склоны оврага и укрывали путников от ветра, снег здесь валил так же густо, и следы разрушительного оползня уже были им надежно скрыты. Если Элиону и чудилось, что здесь тепло, то лишь потому, что не дул ветер.

Чтобы смастерить укрытие, им понадобится свет. Элион принялся шарить в седельной сумке. Онемевшие от холода пальцы плохо повиновались ему. Чтобы расстегнуть ремешок сумки, ему пришлось снять перчатку, и стылый металл застежки обжег руку, точно раскаленный уголек. Чародей рылся в сумке, мимоходом примечая другие вещи, которые могут пригодиться им в эту морозную ночь. Ох, только бы то, что ищет, не оказалось на самом дне сумки!

По счастью, Элион всегда укладывал вещи в дорогу аккуратно и тщательно. Вот и теперь светилки оказались засунуты сбоку, где их легко можно было достать. Чародей извлек из сумки прочную стеклянную трубку примерно в локоть длиной, запаянную с обеих сторон. На самом деле это были две трубки, хитро соединенные посередине искусным стеклодувом. Элион никогда бы не осмелился разобрать светилку, чтобы посмотреть, как она устроена - он, в конце концов, чародей, а не мастер, - однако же частенько возносил мысленную благодарность неведомым умельцам, которые сотворили это маленькое чудо. Взявшись обеими руками за концы трубки, он резко крутнул - и стеклянная перепонка посередине с сухим треском лопнула. Содержимое двух половинок светилки мгновенно смешалось. Стеклянная трубка брызнула ярким серебристо-зеленым светом. Густо падавшие снежинки в его лучах заиграли мерцающими зелеными искрами, а по снегу вдоль склонов оврага протянулись длинные тени.

Тормон между тем уже обеими руками разрывал снег, пытаясь разобрать укрытую под ним груду сучьев. Когда вспыхнул свет, торговец резко обернулся, разинул рот в изумлении - но тут же в нем возобладал здравый смысл.

- Спасибо, это кстати! - крикнул он и вернулся к своему важному занятию. Элион поспешил присоединиться к нему, воткнув стеклянную трубку в снег, чтобы продолжать работу при ее свете. Они растащили более крупные сучья, мечом и кинжалом прорубили себе дорогу в мешанине мелких ветвей - и наконец сумели расчистить под этой грудой более или менее просторную нору.

Нелегкое это было дело для двоих ослабевших от холода людей, тем более что им еще нужно было поместить в укрытии коня. Фея воздуха ничем не могла им помочь - она так устала от сражения с бурей, что под конец могла лишь отчасти ограждать своих спутников от обильного снегопада. Элион и Тормон чудом держались на ногах, но трудились не покладая рук, словно состязались, кто из них не выдержит первым.

Время слилось для Элиона в сплошную мутную полосу голода, холода и ноющей боли во всем теле. Он держался лишь тем, что сознательно ввел себя в транс, и теперь мысли его блуждали в счастливых днях прошлого, в то время как тело продолжало упорно трудиться. В таком состоянии он едва не упустил тот момент, когда укрытие было закончено. Мутным от усталости взглядом Элион окинул плод их труда, почти не веря, что все это было сделано вдвоем. На краю оврага, под защитой отвесных склонов Тормон и чародей буквально вгрызлись в гигантскую груду сучьев и прорубили в ней подобие пещеры, где вполне могли уместиться они сами и гнедой. Пол пещеры был щедро выстлан упругими сосновыми ветками, по бокам и над головой прочно сплетались крепкие сучья, и сверху все это было укрыто толстым слоем снега - словом, убежище со всех сторон было надежно защищено от холода и сырости. Мужчины обменялись долгим взглядом, а затем пожали друг другу руки, справедливо гордясь своим творением.

К изумлению Элиона, гнедой строптивец ничуть не возражал против того, чтобы его ввели в укрытие, - напротив, он так туда рвался, что едва не затоптал чародея. Правда, в самой пещере коню пришлось низко опустить голову: сучья, из которых был сплетен ее свод, царапали его спину. Люди - даже не слишком рослый Элион - тоже вынуждены были сутулиться. Едва войдя в пещеру, Элион обессилено рухнул на колени, дрожа от холода и безмерной усталости, и кое-как стряхнул с бороды иней, намерзший от его дыхания. Когда он начал растирать руки, чтобы восстановить обычный ток крови, окоченевшие пальцы пронзила жгучая боль.

Отправляясь в горы, Элион, как было принято у всех чародеев, неизменно прихватывал с собой фляжку с целительным снадобьем. Вода, мед и немного бренди - незаменимое средство для того, кто продрог до мозга костей. Немного отогрев пальцы, чародей запустил руку во внутренний карман кожаной куртки, где хранил заветную фляжку. Не сразу ему удалось вытащить пробку - пришлось в конце концов поработать зубами, - зато после нескольких глотков в голове немного прояснилось. Тогда Элион передал фляжку Тормону - тот, как ни удивительно, держался на ногах, хотя и вынужден был опираться на круп дрожащего от изнеможения гнедого.

Торговец послушно глотнул - и взгляд его прояснился.

- Помогло, - чихнув, заметил он. Потом налил немного снадобья на ладонь и протянул ее коню - тот с благодарностью слизал живительную влагу.

- Надо бы состряпать побольше этой благодати. - С каждым словом голос Тормона заметно креп. - У тебя есть все, что нужно?

- Да, в седельных сумках - если только вода в большой фляге не замерзла. - Элион неловко поднялся, стараясь не задеть головой низкий потолок пещеры, и потянулся к фляге, что так и висела, притороченная к седлу.

- Не должна бы, - отозвался Тормон. - Я всю дорогу прикрывал ее ногой. Ну-ка, дай я этим займусь.

Элион неуклюжими пальцами возился со сбруей гнедого. Торговец легонько отодвинул его плечом, мигом снял с гнедого все вьюки и отдал их чародею. Затем он расстегнул подпругу, с ворчанием снял седло и сунул его в угол пещеры. Элион смотрел на спутника, неподобающе разинув рот. Он-то помнил, как размышлял на тропе, что Тормон, целиком погруженный в горе, станет для них лишь обузой - а торговец между тем, несмотря на свои страдания, не потерял головы и позаботился о том, чтобы вода во фляге не замерзла. Чародей не знал даже, возмущаться ему или восхищаться таким несгибаемым здравомыслием.

Тормон между тем погладил влажную от растаявшего снега шею гнедого.

- Славная лошадка, - сказал он, - такая маленькая. Повезло нам. Кабы здесь были вороные Канеллы...

Он осекся и поспешно отвернулся, чтобы Элион не увидел его лица.

Сердце молодого чародея сжалось от сострадания. Он слишком хорошо понимал, каково это - потерять самого близкого человека. Чтобы дать Тормону время прийти в себя, он принялся с нарочитой неспешностью обустраивать их временное жилище. Светилку он воткнул меж двух ветвей, повыше, чтобы осветить всю пещеру. Теперь, когда сюда завели еще и коня, в убежище оказалось на редкость тесно. Элион протиснулся мимо Тормона, зорко следя за тем, чтобы гнедой не лягнул его - хотя тому сейчас явно было не до обычных своих фокусов, - и заткнул охапкой хвороста вход, чтобы в пещеру не задувал ветер и снег.

Тормон оглянулся. Лицо его было бледно, но, судя по всему, он уже вполне овладел собой.

- Не забудь про шест.

Элион кивнул и поднял с пола шест, который торговец вырезал, покуда они мастерили убежище. Это был длинный и тонкий ствол молодого деревца, с которого Тормон срезал все ветки. Вдвоем мужчины подняли шест и протолкнули в сплетение ветвей и сучьев на потолке пещеры - теперь он торчал высоко над снегом.

- Хорошая мысль, - заметил Элион. - Если нас засыплет снегом, проще будет нас найти и откопать.

Он совсем упустил из виду, что торговец понятия не имеет ни о существовании Тиришри, ни о телепатической связи, ни о том, что совсем неподалеку, в доме у подножия перевала, укрылись другие чародеи.

Торговец отчужденно глянул на него.

- Уж лучше сдохнуть под снегом, чем принять помощь из этого проклятого города, - угрюмо сказал он. - Куда важнее, что шест сохранит нам отверстие для воздуха, сколько бы снега ни нападало за ночь.

Смешавшись, Элион принялся разбирать свои вещи и первым делом снял непромокаемый холст, в который были завернуты одеяла. Сейчас ему хотелось только одного - хорошенько выспаться в тепле и сухости.

- У тебя есть сухая тряпка? - отрывисто спросил Тормон.

Радуясь тому, что торговец, похоже, все-таки решил позаботиться о себе - по правде говоря, этот немногословный мастер на все руки уже начинал раздражать Элиона, - чародей порылся в сумке и вынул солидных размеров фланелевый лоскут. Тормон взял его, благодарно кивнул и как ни в чем не бывало принялся протирать фланелью гнедого.

- Эй! - возмущенно воскликнул Элион. - У меня другой тряпки нет.

Тормон глянул на него непонимающе - словно пытался и не мог постичь глубину чужого эгоизма.

- Другой лошади у тебя тоже нет, - рассудительно заметил он. - Она промокла и продрогла - хочешь, чтобы она пала?

Элион представил себе пешее возвращение в Гендиваль и покачал головой:

- Ладно, оботрусь одеялом.

Тормон едва заметно сощурился - казалось, вот-вот улыбнется; однако он промолчал и снова принялся обихаживать коня. Лицо его от усталости было пепельно-серым, но он, точно позабыв о собственных муках, старательно и ловко растирал гнедого, особое внимание уделяя ногам, да при этом еще и негромко ворковал, словно мать над плачущим младенцем:

- Ах ты, моя красавица, храбрая, точно львица, и проворная, как ветер... Скоро, милая моя, совсем просохнешь, согреешься, расцветешь, как фиалка...

Конь, едва державшийся на ногах, понемногу приходил в себя и почти перестал дрожать. Блестя глазами, бодро наставив уши, он с явным удовольствием принимал то, что с точки зрения Элиона было чистой воды баловством. Ничего себе "милая", возмущался чародей - он-то до сих пор и не замечал, что его гнедой мучитель на самом деле мучительница. Погоди, погоди, мысленно говорил он торговцу, пускай только эта людоедка очухается - и посмотрим тогда, захочется ли тебе ее баловать! Элион был совершенно уверен, что так и выйдет. Очень скоро, со злорадством отметил он, гнедая оживилась и, изогнув шею, потянулась к торговцу, который растирал ее переднюю ногу. Так я и знал, ухмыльнулся чародей. Сейчас эта тварь за все труды его как цапнет!..

Кобылка негромко, удовлетворенно заржала и принялась обнюхивать карманы торговца, почти нежно тыкаясь в его куртку своей длинной костистой мордой. У Элиона отвисла челюсть. В его сознании прозвучал мысленный смешок феи, парившей где-то под низким потолком пещеры.

- Заткнись! - яростно прорычал Элион, но Тиришри рассмеялась еще звонче.

- Ты, кажется, хотел намешать еще воды с медом, - негромко напомнил Тормон.

- Да, извини... - Слегка пристыженный, чародей порылся в седельных сумках и извлек наружу фляжку с бренди и глиняный горшочек с медом. По правде говоря, он только рад был заняться полезным делом, которое никак не было связано с растреклятыми лошадьми.., да и отвлечься ему не помешало бы. Меньше всего на свете ему хотелось сейчас размышлять о зловредном нраве гнедой кобылки.

Вскоре мужчины уже сидели, завернувшись в одеяла, и ели сушеное мясо, твердые, как камень, дорожные галеты и липкие лепешки из орехов, сушеных фруктов, зерна и меда. Увы, развести огонь они никак не могли - от жара снег, укутавший их убежище, тотчас растаял бы, но в тесной пещере уже становилось теплее от их тел, и хотя до желанного уюта было куда как далеко, Элион уже проникся уверенностью, что они выживут.

После того как Тормон позаботился о лошади, сам наелся и согрелся, в нем проснулся интерес к окружающему.

- Что это за штука? - спросил он, указывая на источник зеленого света, который уже заметно потускнел. Элион знал, что скоро ему придется доставать новую светилку. Что ж, безнадежно сказал он себе, твой новый спутник - отнюдь не дурак. Ты ведь отлично понимал, что очень скоро он начнет задавать неуместные вопросы.

- Это глим, - ответил он вслух. - Делают его, кажется, из вытяжки из светлячков и каких-то растений - понятия не имею как.

Тормон открыл было рот, но тут же его захлопнул. Ты ведь не из Каллисиоры, верно? Чутьем телепата Элион уловил, что именно хотел спросить торговец Он не знал, почему Тормон передумал, но рад был этой отсрочке. Ему очень не хотелось лгать.

Чтобы рассеять неловкость, торговец повернулся к гнедой кобыле, которая вдоволь наелась кукурузных зерен из торбочки, что хранилась в мешке Элиона, и теперь лежала на мягком ложе из сосновых веток, которое устроил для нее Тормон. Торговец нежно погладил ее гнедой бок.

- До чего же славная детка, - ласково проговорил он. - Чистенькая, словно кошка, и к тому же смелая. Вспомни, как отважно она пробивалась с нами через пургу - ни разу не заартачилась.

Тормон то ли спятил, то ли имел в виду совсем другую лошадь, но прежде, чем Элион успел возразить, его спутник снова заговорил:

- Вот такую лошадку хотел я купить для Аннас, когда подрастет. Знаешь, ей всего-то сравнялось пять, а уж как она сидела в седле! Канелла начала учить ее верховой езде еще прежде, чем малышка научилась ходить...

И он пустился в воспоминания о погибшей жене и дочери. Глаза его влажно блестели от нежности и непролитых слез.

Не выдержав, Элион скоро присоединился к нему.

- Знаешь, я никогда прежде этого не замечал, но у этой кобылки шкура почти того же цвета, что волосы Мельнит. Вот это была наездница!..

Стояла глубокая ночь, снаружи ярился буран, а двое мужчин делились своим горем, погружаясь в светлые воспоминания о своих любимых. И если порой один из них словно не слышал другого - что из того?

Глава 17 НОЧНЫЕ СОБЫТИЯ

Бельдан изнывала от тревоги и бессильной ярости. Прятаться в постели под одеялами, точно пугливый кролик, покуда по дому рыщут незваные гости, было для нее просто невыносимо. Всякий раз, когда из-за двери доносились шаги или голоса, девушка напрягалась, затаив дыхание, и гадала, что произошло. Тулак ли грозит беда, обнаружен ли Каз, или сейчас дверь в ее комнату распахнется настежь.., и что тогда? Наконец Вельдан поняла, что дала слишком большую волю своему неуемному воображению. В конце концов, она не так уж и беззащитна. Чтобы набраться уверенности, она под одеялом провела рукой по ножнам, в которых укрылись замечательно острые и длинные мечи - ее собственный и Тулак. Потом крепче стиснула рукоять кинжала и, вполне уверенная в себе, зловеще улыбнулась. "Что бы ни случилось, - сказала она себе, - ты с этим справишься".

Вельдан еще раньше переоделась в вещи, которые дала ей Тулак, обрядившись, по местному обычаю, в штаны из прочного холста, рубашку и жилет. Все это она надела поверх собственной одежды, но постаралась не напялить на себя чересчур много. Случись драться, неповоротливость сослужит ей плохую службу, да и под одеялами было невыносимо жарко, хотя ветер, дувший из выбитого Казом окна, изрядно выстудил комнату. Впрочем, у нее и без такого пустяка есть о чем беспокоиться.

Напряженно прислушиваясь к любым звукам, доносящимся из-за двери, Вельдан мысленно окликнула прятавшегося в амбаре дракена:

- Все в порядке, Каз?

- О каком порядке ты говоришь? - тотчас ядовито откликнулся напарник. - Твоя подружка, эта старая перечница, поставила здесь, в амбаре, своего злосчастного конягу - да еще и велела, чтоб я его охранял! У меня, понимаете ли, от голода живот прилип к позвоночнику, а она оставляет под самым моим носом этот ходячий кусок мяса - специально, чтобы меня помучить, не иначе! Вельдан, я больше не могу! Сколько еще мы должны здесь торчать? Я скоро захлебнусь собственной слюной!

С кровати, на которой лежала Вельдан, видно было, как в темноте густо валит снег, неистово крутясь в порывах ветра. Она передала дракену эту картину.

- Похоже, душа моя, придется тебе стиснуть зубы и терпеть. Нынче ночью подыматься в горы - чистое безумие.

- Безумие - оставаться здесь, - проворчал Каз. - Зловредные людишки так и шныряют повсюду, вынюхивают и высматривают. С другой стороны...

- Что? - резко перебила Вельдан. Ей совсем не понравился этот задумчивый тон. Всякий раз, когда дракен что-то замышлял, кому-нибудь непременно приходилось солоно.

- Да так, ничего, - легкомысленным тоном отозвался Каз. - Правда пустяки.

Ой-ей-ей, подумала Вельдан. Вот теперь нам точно несдобровать.

- Я немножко замечтался, вот и все, - продолжал напарник. - Полагаю, таков первый признак медленной голодной смерти.

- Каз, пожалуйста, подумай о Тулак. Ей здесь жить и после нашего ухода. Не затевай ничего, что только ухудшит дело.

В ответ Вельдан получила только зловещее хихиканье дракена и под одеялом стиснула кулаки. Ну погоди, я еще до тебя доберусь!

Ох уж этот Казарл! Невозможно предвидеть, что он придумает в следующий раз. Непредсказуемый Каз, единственный в своем роде, - и это не игра слов. Насколько было известно Тайному Совету, в мире не было других дракенов - а впрочем, Совету были доступны далеко не все уголки мира. Даже для чародеев существовали места, где проникнуть через Завесы оказывалось невозможно, и все тайны этих мест так и оставались тайнами. Правда, одна чародейка - мать Вельдан - сумела, как видно, проникнуть в такое потаенное место, но поскольку она умерла, никто так и не узнал, как ей это удалось. Быть может, подумала Вельдан, моя мать - единственная, кто смог это сделать. Но.., каким образом? И почему?

Никто из живущих в Гендивале не хотел - да и не мог - рассказать Вельдан всю правду о ее родителях. Даже приемные отец и мать (оба чародеи), которые вырастили ее. Они твердили только, что отец ее никому не известен - какой-то чужак, случайный любовник, с которым мать Вельдан повстречалась в одном из своих путешествий и с которым рассталась, не пролив и слезинки. Чутье телепата подсказывало Вельдан, что они лгут - особенно когда она сравнивала эту историю с рассказом об участи своей родной матери.

Когда Вельдан была еще грудным младенцем, что-то заставило ее мать покинуть родной дом и крохотную дочку - и исчезнуть бесследно. Через два года ее нашли на границе Гендиваля. Никто не знал, откуда она возвращалась, а раны ее были так серьезны, что она угасла прежде, чем успела получить помощь целителей. В заплечном мешке ее был только сверток, столь тщательно укутанный мягкими одеялами, что стало ясно: в нем находится нечто хрупкое и ценное. Так оно и было. В свертке обнаружилось одно-единственное яйцо величиной чуть больше человеческой головы, абсолютно черное, но отливавшее изменчивым радужным, сиянием. Единственное, что мать оставила в наследство своей дочери, - дракен Казарл.

Девочка-сирота и одинокий птенец выросли вместе, не разлучаясь ни на минуту: вместе ели, вместе спали, вместе учились и устраивали всяческие проказы - в особенности дракен, неистощимый на выдумки. Лишь когда Вельдан выросла и сама стала чародейкой, поняла она, как взбудоражила жителей Гендиваля ее тесная дружба с дракеном. Все члены Тайного Совета, начиная с архимага Кергорна, дивились тому, как стремительно растет это уникальное существо, дивились его недюжинному разуму и телепатическому дару: с детских лет Каз и Вельдан установили между собой нехитрую мысленную связь, которая с годами стала лишь сильней и замысловатей. Неудивительно, что мастера-ученые мечтали забрать Каза для углубленных исследований, но Сивильда, подруга Кергорна, вынудила архимага строжайше запретить подобный шаг. Сивильда заявила, что девочка уже потеряла отца и мать, а потому негоже лишать ее единственного близкого существа. Вельдан тогда была ей крайне благодарна за это вмешательство. Архимаг и не подозревал, что одна из его будущих чародеек душой и телом предана его же подруге.

Размышляя о прошлом, Вельдан сумела отвлечься от бесплодных тревог настоящего, однако же все это время она напрягала слух, стараясь уловить хоть какие-то звуки, которые помогут ей понять, что же происходит в доме. Наконец, после долгой тишины, она все же кое-что услышала - и тут же пожалела об этом. К двери ее комнаты приближались тяжелые топающие шаги. Вельдан оцепенела, и снова в ее сознании промелькнул образ кролика, который, дрожа, прячется от врагов. Чародейка безжалостно отогнала прочь эту недостойную картину и крепче сжала рукоять ножа. Пускай себе кролики прячутся от врагов - чародеи народ не пугливый. Справившись со страхом, Вельдан стала напряженно прислушиваться к тому, что происходит за дверью. Чем больше вызнает она сейчас, тем верней удастся ей при случае спасти свою жизнь.

Судя по звукам, в коридоре было несколько людей - трое, а может быть, и четверо. Они задержались на миг около ее двери, затем прошли дальше. Вельдан услышала, как лязгнул засов и со скрипом отворилась дверь соседней комнаты. Люди переговаривались вполголоса - и тут раздался звук, от которого у нее кровь застыла в жилах. Чуть слышный, пронзительный вой, в котором смешались ужас, тоска, одиночество.

Нечеловеческий этот звук пробудил в Вельдан самые разные чувства. Прежде всего, конечно, испуг и жалость, но за ними таилось нестерпимое любопытство - извечная черта всех чародеев, которая рано или поздно приводила многих из них к гибели.

- Прекрати. - Холодный голос прозвучал повелительно и на редкость бесстрастно. Оглушительный хлопок пощечины - и вой резко оборвался. Тот же холодный голос продолжал:

- Вам двоим незачем торчать здесь и слушать его бред.

- Но, с позволения вашей милости... - с запинкой отозвался другой, чуть дрожащий голос. - Может, надо все-таки присмотреть за ним? Вид у него прежалкий, и потом.., э-э.., он все-таки иерарх.

- Был иерархом. - Все тот же бесстрастный тон. - Теперь это всего лишь безмозглое подобие человека. Наш долг - сохранить ему жизнь и доставить его в Тиаронд до завтрашнего заката. Он в последний раз исполнит роль иерарха, когда будет принесен в жертву Мириалю.

У Вельдан отвисла челюсть. Что за грязную игру затеяли эти суеверные дикари? Принести в жертву своего предводителя? "Ну, - подумала она, - теперь я слышала довольно. Что-то здесь не так..." Мысль эта оборвалась, не успев развиться, - в коридоре вновь прозвучали шаги. Сухо лязгнул засов - дверь соседней комнаты заперта.

- Итак, - произнес холодный властный голос., - вы двое останетесь на страже у этой двери. Помните: что бы вам ни говорили, не пропускайте в комнату никого, кроме меня. Если с Завалем, судя по голосу, начнет твориться что-то неладное - один из вас должен сообщить об этом мне. Быть может, вам проще будет исполнять свои обязанности, если вы запомните, что завтра на закате жители Тиаронда должны увидеть жертвоприношение - любой ценой. Если с иерархом что-то случится, я буду вынужден подыскать ему замену. Поняли?

- Ваша милость!..

Стремительные, уверенные шаги удалились прочь по коридору. К немалому облегчению Вельдан, обладатель холодного голоса миновал ее дверь, не задержавшись ни на секунду. Чародейка беззвучно присвистнула. Да, подумала она, этот человек исключительно опасен. Опыт говорил ей, что хладнокровный, сдержанный, бесстрастный противник верней и охотней всего пойдет на убийство.

Кто сейчас верней и охотней всего пошел бы на убийство, так это Казарл. Такого он при своем нетерпеливом нраве не мог снести. Валяться в холодном, продутом сквозняками амбаре, маскируясь - силы небесные! - под кучу навоза, зная, что всего в ста шагах отсюда, в доме, занятом врагами, застряла его напарница! В довершение худшего Каз изнывал от нестерпимого голода, и страдания его лишь усиливались от того, что совсем рядом, под самым носом торчит живой ужин - который, увы, дракен сам себе запретил есть. Каз тяжело вздохнул. Ничего не поделаешь - подобно Вельдан, он проникся искренним уважением к несгибаемой и резкой на язык старушке Тулак. Дела должны пойти совсем худо, чтобы он решился поужинать ее старым сотоварищем. "Если я съем коня, - с мрачным юмором подумал Каз, - мне придется сожрать и Тулак - иначе она, пожалуй, сожрет меня!"

Словом, дракену ничего не оставалось, как лежать в амбаре, изображая кучу навоза, и ждать, когда хоть что-нибудь произойдет. Он все твердил себе, что, покуда все спокойно, Вельдан ничего не угрожает - а это сейчас самое главное. Тем не менее Каз не стал бы убиваться с горя, если б ему пришлось с кем-нибудь от души подраться.

Пара солдат, обходивших дозором усадьбу Тулак, показалась ему даром благожелательной судьбы. Едва услышав снаружи, за стеной амбара голоса, дракен стремительно вскинул голову. Прислушиваясь, он понял, что эти двое неспешно идут вдоль стены и разговаривают, напрягая голос, чтобы перекричать пронзительный вой ветра. Подобно всем солдатам в мире, они горько сетовали на дурную погоду, скудный кров и безвкусную солдатскую пищу. Эти жалобы, само собой, сменились красочным обсуждением ублюдочных предков, сомнительных наклонностей и бессердечной жестокости деспота командира, который выслал их в дозор в самый разгар бурана.

Подобные речи Каз и прежде слышал тысячу раз, не меньше. С тех пор как он стал чародеем, он сделал одно любопытное открытие. У всех рас, от людей до подводных жителей, от зловещих альвов до вспыльчивых и жутких на вид георнов, была одна общая, никогда не менявшаяся черта. Жалобы на жизнь рядовых солдат у любой расы были всегда одни и те же.

Дракен вполуха прислушивался к разговору, отсеивая все знакомые и неинтересные подробности, но все же оставаясь наготове - вдруг в этой болтовне промелькнет что-то стоящее? Ждать ему пришлось довольно долго - к этому времени солдаты уже обогнули амбар и шли вдоль него с другой стороны, но когда Каз услышал эти слова, то мгновенно вскочил.

- Хорошо хоть сержант сказал, что мы, когда пройдемся дозором по всей усадьбе, можем посидеть в амбаре и развести огонь.

- Да уж, сержант, если на то пошло, не такая уж скотина. Не то что этот бессердечный ублюдок Блейд! Выгнал нас в дозор в этакую-то собачью ночь, а сам небось греет свою самодовольную рожу перед чужим очагом!

Голоса постепенно стихли: солдаты двинулись дальше, обходя усадьбу Тулак. Очевидно было, что сколько бы они ни проклинали "бессердечного ублюдка" Блейда, сколько бы ни хаяли его украдкой - они так боялись этого человека, что и подумать не могли нарушить его приказ, даже в такую мерзкую погоду. Что ж, и эта мелочь, глядишь, пригодится.., но вот другая деталь была куда важнее - и интересней - лично для дракена.

- Итак, - беззвучно хохотнул Каз, - людишки собрались постоять на посту в нашем амбаре? Ну уж этого мы никак не можем позволить, верно? В конце концов, я же обещал Тулак охранять ее коня...

Дракен бесшумно, крадучись пересек амбар, как можно дальше обойдя старого коня, чтобы ненароком его не перепугать. Когда он добрался до двери, его шкура, до того грязно-бурая, начала стремительно бледнеть и скоро достигла синевато-белого оттенка - словно снег в сумерках. Внутренним зрением Каз принялся искать тепловые следы злосчастных солдат. Ага, вот они! Превосходно видны даже в этакую бурю. Сейчас солдаты находились именно там, где нужно было Казу, - то есть на самом опасном отрезке пути, дальше всего от дома и ближе к опушке леса.

Хе-хе, злорадно подумал дракен. Большая промашка, дорогие мои солдатики! На вашем месте я бы туда не забредал, ой не забредал... У Каза потекли слюнки, и он поспешно облизнулся. А затем одним стремительным движением сорвался с места и исчез, растворился в снежной заверти. Удар его был молниеносен и безжалостен. Оба солдата погибли мгновенно, не успев издать ни звука. Один за другим они исчезли в сумрачной заснеженной чаще. Гибкий длинный хвост дракена хлестнул напоследок снежную пелену - и тоже скрылся в лесу. Обильный снег, крутясь, засыпал следы двоих дозорных, дугой тянувшиеся вдоль опушки, и другой, чужой след, прямой как стрела, с которым они Так незадачливо пересеклись. Скоро все свидетельства происшедшего накрыло пуховой периной снега, и не осталось ни единого признака того, что здесь вообще кто-то был.

- Каз! Каз! Ты здесь?

Вельдан беззвучно выругалась. Дракен не откликался чересчур давно. Так она и знала - он что-то затевает!

- Казарл! Проклятие, да ответь же мне! Что там у тебя происходит?

- Ничего такого, радость моя, чем бы стоило забивать твою прелестную головку. - Мысленный голос дракена так и лучился самодовольством.

Вельдан в отчаянии зажмурилась. О, этот тон ей был даже слишком хорошо знаком!..

- Что ты еще натворил? - сурово осведомилась она.

- Да так, кой о чем позаботился. - Дракен захихикал. - Нет, в самом деле, дорогуша, - все хорошо, все про-осто замечательно. Присматривай лучше за собой. А если тебе понадобится моя помощь, я в один миг буду в доме. Конечно, после этого от жилища Тулак мало что останется, но ведь все мы, в конце концов, должны чем-то жертвовать...

У дракена явно улучшилось настроение. И на голод больше не жалуется...

- Казарл! Ты.., ты не съел коня Тулак?

- Вельдан! - оскорблено воскликнул Каз. - По-твоему, я такое уме беспринципное чудовище? Это животное очень дорого Тулак. После того как мы нашли у нее кров и дружбу, было бы черной неблагодарностью сожрать ее коня. Вообразить только - моя же напарница, которая должна бы знать меня как облупленного, смеет подумать, что я...

- Ну ладно, ладно, извини. Я больше не буду совать нос в твои дела. Занимайся чем угодно - только не втяни нас в новые неприятности.

- Я оскорблен и обижен до глубины души.

С этими словами дракен - воплощение оскорбленной невинности - умолк.

Оставшись одна, Вельдан глубоко задумалась. Ни один чародей долго не проживет, если он в подобном положении не заготовит заранее план и не станет твердо его придерживаться. Это, собственно, и было причиной неудачи в подземельях ак'загаров. Единственный план отступления был в том случае прост: если тебя обнаружили, беги и спасайся. Если бы только Элион придерживался этого плана, мрачно подумала Вельдан, я не заработала бы вот это. Она привычно провела пальцем по бугристому рубцу на лице, неприязненно ощутив, как немеет рассеченная черным клинком кожа. Эта рана и еще одна - на плече - болели в сырость и непогоду. Болели они и сейчас. Если б только Мельнит придерживалась плана, с горечью подумала чародейка, все мы были бы сейчас живы. Наверняка вся эта история закончилась бы по-другому.

О да, конечно. Если б Мельнит не задержала вампиров, все мы были бы сейчас мертвы. Вельдан, дурочка, не ступай ты опять и опять на эту скользкую тропу! Это же бессмысленно. Что сделано, то сделано. Не в первый и не в сотый раз чародейка вынудила себя вернуться мыслями к делам, непреклонно захлопнув врата в страну бесплодных рассуждений "что было бы, если бы?..". И все-таки опять же, как всегда, одна-единственная мысль ускользнула и осталась торчать в ее сознании словно отравленный шип. Если б только Элион не... Шрамы на лице и плече заныли с новой силой.

На сей раз по крайней мере Вельдан нужно было заботиться только о себе самой, Казе и - безусловно - Тулак. Какой бы план она сейчас ни придумала, он неизменно должен включать в себя и спасение неукротимой наемницы, хотя Кергорн и не одобрял у посланцев Тайного Совета подобный альтруизм. "Вы, чародеи, - говаривал он, - редкие и особенные существа: опытные, обученные, мастера на все руки, да к тому же и телепаты - словом, незаменимые. В мире полным-полно простаков, неумех и невежд, погибнет один - найдутся десять других. Помогайте им, спасайте их, заботьтесь о них, как сумеете, - но только не ценой собственной жизни".

А, да ну его в преисподнюю, этого Кергорна!

План Вельдан был на редкость прост - и обдумывать-то долго не пришлось. Возможностей, как всегда, было две: либо драться, либо бежать. При нынешних обстоятельствах единственно подходящим выходом было бегство - разве что Вельдан и Тулак воспылали бы желанием сразиться разом с почти тремя десятками хорошо вооруженных солдат: пугающая перспектива, даже если им поможет Каз. Нет, только бежать - и побыстрее. Тут им как раз и пригодится дракен. На своей спине он унесет обеих женщин так далеко, что солдаты попросту не сумеют их догнать - особенно в этакую ночь. Буран надежно скроет следы беглецов - но он же, с другой стороны, станет для них самой грозной опасностью. Что проку ускользнуть от врага только лишь за тем, чтобы до смерти замерзнуть в горах?

Напряженно вслушиваясь в тишину, Вельдан беззвучно выскользнула из постели и присела на корточки под окном, чтобы снова порыться в дощатом сундуке Тулак. Торопясь, она лихорадочно повыдергивала из сундука все, что могло пригодиться в качестве запасной одежды, завернула свою добычу в одеяла и перетянула сверток парой кожаных ремней, которые обнаружились на самом дне сундука.

Ненужные вещи Вельдан засунула назад в сундук и прикрыла крышку. Не распрямляясь - вдруг какой-нибудь из дозорных случайно глянет на ярко освещенное окно? - проползла к ночному столику у кровати и задула единственную лампу. Когда глаза чародейки привыкли к темноте, она забралась на сундук и высунулась из окна. Открывать его не было нужды - дракен своей могучей башкой напрочь снес все ставни. Стараясь не задеть слой снега, лежавший на подоконнике, Вельдан бросила сверток вниз, и он мгновенно исчез в высоком сугробе у самой стены.

На сей раз шагов в коридоре не было. Вельдан вообще ничего не слышала до тех пор, покуда голос Тулак - фальшивый дрожащий голос дряхлой старушонки - вдруг не пропел:

- Это я, дорогуша, твоя бабушка. Я тебе ужинать принесла. Беззвучно охнув, чародейка прямо с сундука нырнула в кровать и с такой силой плюхнулась прямиком на мечи, что, не будь они в ножнах, ей пришлось бы солоно. Торопливо натянув на себя одеяла, она затаилась и ждала, чувствуя, как неистово бьется сердце. Как оказалось, тревожилась она напрасно. У засова повозились, ругнулись вполголоса, и Вельдан снова услышала голос старой наемницы:

- Ой, нет, сыночек, спасибо, я сама управлюсь...

И дверь распахнулась настежь под увесистым пинком.

- У, треклятый засов! - проворчала Тулак. - Я все собиралась починить его - да так и не собралась, а когда руки заняты, с ним и вовсе не управишься. - И тут же громко добавила дрожащим старушечьим голоском:

- Ой, дорогуша моя, да неужто эта мерзкая лампа погасла? Сейчас бабушка Тулак тебе ее быстренько зажжет...

- Переигрываешь, бабуля! - прошипела Вельдан, когда старая наемница подошла ближе к кровати.

В темноте послышался тихий смешок.

- Чем это ты здесь занималась? - прошептала она. - Здесь темней, чем у Блейда в мыслях. Можно зажечь лампу?

- Теперь можно. Я спрятала снаружи кое-какую теплую одежду - на случай если нам придется удирать и прятаться на горе. Не знаю, что именно происходит между Блейдом и иерархом, но то, что я успела подслушать, меня очень тревожит.

- Ну так расскажи мне, что услышала, только из кровати не вылезай. Запереться здесь невозможно, так что не забудь, что ты хвораешь - на случай, если кто-нибудь войдет. Впрочем, это вряд ли. Его вонючая милость Блейд уже удалился на свое чердачное ложе, однако говори потише - у соседней комнаты торчат часовые. Еще четверых солдат я устроила в кухне и всучила им здоровенный кувшин с крепким сидром, который приберегала на дождливый день. - Тулак ухмыльнулась в темноте. - Думаю, они еще очень долго будут довольны жизнью.

Она зажгла лампу и присела на край кровати, а Вельдан между тем быстро пересказала все, что услышала.

- Я не слишком хорошо знаю местную расстановку сил, - завершила она, - но Блейд явно вознамерился захватить власть. Покуда иерарх в таком состоянии, замыслам Блейда ничто не помешает, но если к Завалю вдруг вернется разум, его наверняка убьют, не дожидаясь жертвоприношения. Блейд сейчас не станет рисковать всем из-за такого пустяка - и уж верно не захочет оставлять свидетелей своих злодеяний.

- Э, детка, погоди-ка! - Тулак предостерегающе вскинула руку. - Я слышу слишком много "если". Излагаешь ты гладко, и я с тобой в общем-то согласна - кроме одной мелочи. Я видела, как привели в дом Заваля, и мне сдается, что он совершенно чокнулся. С чего ты взяла, что к нему вдруг, ни с того ни с сего вернется разум?

Вельдан прикусила губу.

- Потому что мне кажется, что он просто потрясен до глубины души. Сильное, страшное, лишающее разума потрясение. Видишь ли, я знаю, что увидел Заваль на Змеином Перевале. Если он всем сердцем верит в то, о чем проповедует, существо, которое он отрыл из-под оползня, одним своим видом разбило вдребезги все его представления о мире.

Тулак подалась вперед, впилась в Вельдан заблестевшими от волнения глазами.

- Это существо, - прошептала она, - такое же, как ты и Каз? Пришедшее из-за Завесы?

Вельдан лишь кивнула, отчего-то совсем не удивляясь, что старая наемница так скоро добралась до истины. Она знала, что нарушает все запреты Тайного Совета, но...

- Вельдан! - вмешался Каз в то самое мгновение, когда она уже собралась заговорить. - Клянусь всеми безднами ада, ты хоть думаешь, что творишь? Мне тоже по душе старушка Тулак, но ведь ты нарушаешь закон/

- Мне наплевать, Каз. Тулак мой друг. Она спасла мне жизнь. Ей можно доверить все наши секреты. Она умна, здравомысляща и к тому же опытнейший воин. Она знает местную ситуацию куда лучше нас. Она дала нам убежище и кров, и лгать ей - недостойно. Кроме того, она уже видела тебя. Думаю, она давно уже догадалась, что мы нездешние! Нам же лучше, если она будет с нами. Должны же чем-то отплатить ей за добро!

Дракен шумно вздохнул:

- И ты еще твердила, чтобы я не ввязывался в неприятности! Ладно. Делай как знаешь, но попомни мои слова: добром все это не кончится...

- Заткнись. - Вельдан повернулась к наемнице, напряженно ждавшей ответа. - Ты права, Тулак. Сейчас я не могу рассказать тебе всего, но знай: кроме Каллисиоры, есть и другие края и страны, где живут самые разные и диковинные существа. Иные из них таковы, что рядом с ними Каз покажется самым обыкновенным.

Крепкие узловатые пальцы Тулак вдруг так сильно стиснули запястье Вельдан, что чародейка невольно вскрикнула.

- Ты возьмешь меня туда, Вельдан? Возьмешь? Кергорн меня за это прикончит! И все же никогда в жизни Вельдан не было так легко принимать решение.

- Да, Тулак, - твердо сказала она. - Я и Каз возьмем тебя с собой. Хотя прежде всего нам нужно еще пережить эту ночь..

Ее оборвал на полуслове дикий, пронзительный крик из соседней комнаты.

Снег падал на Священные Пределы, укрывая дома и дорожки мягким белым саваном. Когда Фелиссу наконец уложили в постель, Агелла набросила свой самый теплый плащ и побрела по глубокому снегу к высоким золоченым воротам во Внутренние Пределы. Жадно глотая ледяной бодрящий воздух, она ощущала, как постепенно отходят, расслабляются онемевшие от напряжения шея и плечи. Какое облегчение - хоть ненадолго вырваться из дома! Гнетущее облако горя, отчаяния, бессильной ярости было уже почти невыносимо, особенно для того, кто привык жить один. Виора с каждой минутой становилась все сварливей и раздражительней, и Агелле все трудней было сдерживать свой нрав и не огрызаться на ее ядовитые упреки. Понятное дело, мрачно размышляла женщина-кузнец, Виора не может выместить свой гнев на тех, кто стал причиной ее злосчастий, потому и отыгрывается на том, кто попадется под руку, - но, Мириаль пресветлый, почему ей все время попадаюсь только я?

Понемногу, впрочем, досада на сестру сменилась у Агеллы нешуточной тревогой совсем по другому поводу. Она ужаснулась, увидев, что творится снаружи. Густо валил снег, крутясь на промозглом ветру, и сапоги кузнеца уже по щиколотку утопали в снежном покрове. Бедный Сколль, подумала Агелла, лишь сейчас со стыдом осознав, что с нежданным появлением родных мальчика она совершенно позабыла о нем самом. Возлюбленный Мириаль, мысленно взмолилась женщина, сделай так, чтобы мальчик сейчас благополучно спал в доме Тулак!

У ворот, ведущих во Внутренние Пределы, не было видно, вопреки распорядку, ни единого часового. Дело ясное: кто-то из солдат выглянул наружу, увидел снегопад и решил, что в такую погоду начальство не вздумает проверять посты. Вот так всегда, подумала Агелла. Стоит иерарху и лорду Блейду уехать по делам, как от солдатской дисциплины остается одно воспоминание! Часовой, должно быть, твердо уверен, что сегодня они уже не возвратятся. Ох, не хотела бы Агелла оказаться на его месте, если вдруг нынче Блейд объявится в Пределах! А все же интересно - каково там, на горе, отряду иерарха? Сегодня утром Агелла видела, как выводили их коней, а позднее Фергист рассказал ей, что они по неизвестной причине отправились на Змеиный Перевал. Женщину пробрала дрожь. Уж если иерарх и Блейд с двумя десятками гвардейцев застряли в буран на горе, дела и вправду плохи. На Блейда и Заваля ей наплевать - правду говоря, она о них не слишком высокого мнения, - но вот бедолага Сколль... Остается лишь надеяться, что он успел найти укрытие прежде, чем буря разыгралась не на шутку!

Жилища лекарей стояли отдельно, позади Дома Исцеления - в тихом садике, где росли целебные травы и между аккуратных клумбочек тянулись поросшие мхом дорожки. К сожалению - и на горе всему Тиаронду, - в этом году большинство бесценных трав так и сгнило под проливным дождем, сколько ни пытались сами лекари и садовники их спасти. А сегодня, в довершение худшего, многострадальный садик еще и завалило снегом! Агелла старалась идти по дорожкам и не забрести ненароком на клумбу - еще раздавишь сапогом какую-нибудь травку, а бедным растениям и так уже досталось.

Низкий белый домик Эвелинден был куда просторней жилища Агеллы. В нем была вторая, отнюдь не тесная спальня, небольшая лаборатория с собственным источником воды и плитой для приготовления отваров, а также кабинет, битком набитый книгами и свитками. Эвелинден жила здесь вместе со своей подругой, тоже лекарем и ровесницей Агеллы - то есть чуть помладше самой Эвелинден. Эту стройную энергичную женщину с умными блестящими глазами и буйной копной черных кудрей звали Кайта, и именно она открыла Агелле дверь.

- О, да это Агелла! Какой чудесный сюрприз! Заходи же скорей и согрейся!

Обитательницы дома как раз заканчивали ужин, и когда женщина-кузнец вошла в кухню, Эвелинден проворно вскочила из-за стола. То была хрупкая женщина, крохотная и шустрая, как воробышек, но вместе с тем серьезная, волевая и фанатично преданная своему делу. Открытая улыбка необычайно красила ее простенькое лицо. Главная ее гордость - густая грива каштановых, с обильной проседью волос сейчас окутывала плащом ее плечи, хотя днем Эвелинден обычно заплетала тугие косы и подкалывала их повыше, чтобы не мешали работать. Раскрыв объятия, она стремительно шагнула к Агелле - и озабоченно нахмурилась:

- Дорогая моя, я никогда прежде не видела тебя такой бледной и измученной! Ты, часом, не больна ли?

Женщина-кузнец покачала головой:

- Нет, Эви, я здорова, только устала немного. Меня лечить не надо, но мне очень нужна твоя помощь...

- Это срочно? - вмешалась Кайта. - Если ты посидишь с нами пять минут, кто-нибудь умрет?

- Да нет, это не настолько... - Агелла не успела договорить, как уже обнаружила, что сидит с подругами за столом и жадно поедает из большой миски горячую похлебку, обильно приправленную специями и незнакомыми травами. Проглотив первую ложку, она невольно потянулась за кувшином с водой, а затем принялась за еду с поразительной прожорливостью - только успевай ложку ко рту подносить. День выдался нелегкий. Агелла даже не помнила, когда ела в последний раз, и лишь сейчас осознала, насколько она вымоталась. События этого дня отняли у нее почти все силы, но с каждым глотком похлебки по жилам все сильней растекались тепло и бодрость.

- Потрясающе! - промычала она с полным ртом.

Кайта просияла:

- Я так рада, что тебе нравится! Я испробовала самые разные сочетания специй и трав - искала укрепляющее средство, чтобы восстанавливать силы и помочь организму справиться с болезнями. Кажется, я наконец-то нашла нужную формулу - и сегодня вечером мне вдруг ужасно захотелось применить мое открытие в кухонной стряпне.

- Очередная бредовая идея, - вставила, улыбаясь, Эвелинден. - И, как большинство ее идей, отлично сработала. Уж и не знаю, кто эта женщина - сумасшедшая или гений.

- Что ж, мне это снадобье определенно помогло. - Агелла выскребла ложкой последние капли похлебки. - Правду говоря, это настоящее чудо. Спасибо, Кайта. Я и вправду очень нуждалась в таком средстве.

Эвелинден улыбнулась ей:

- Да, знаю. Поэтому-то мы с Кайтой и настояли, чтобы ты вначале поела. Когда ты вошла в дом, ты больше смахивала на привидение. - Она потянулась через стол и взяла Агеллу за руку. - А теперь, дорогая моя, скажи, что мы можем для тебя сделать? Я ведь знаю, что ты не вышла бы из дому в этакий снегопад только ради удовольствия повидаться с нами. Сейчас Кайта нальет тебе чаю, и ты нам все расскажешь.

Когда Агелла завершила свой рассказ, лица ее слушательниц посуровели.

- Можете ничего не говорить, - вздохнула женщина-кузнец. - Я сама знаю, что не должна была приводить их сюда, что у меня могут быть неприятности, но с другой стороны - как еще я могла поступить?

- Только так, - согласилась Кайта. - Особенно в такую ночь.

- И все равно они не могут остаться здесь надолго, - напомнила им осторожная Эвелинден, - иначе тебе, Агелла, и впрямь не миновать неприятностей. Ты же не хочешь лишиться своей работы в Пределах - тем более теперь, когда бедствует вся Каллисиора.

- Дело не только в этом, - нахмурясь, проговорила Кайта. - Я знаю, Агелла, что ты желаешь добра своим родным, - но они ни в коем случае не должны прознать о запасах провизии, которые собраны в Пределах. Если слух об этом достигнет Нижнего Города, сюда во мгновение ока сбежится воющая от голода толпа.

Женщины переглянулись - и дружно отвели глаза. Кто же еще, как не порывистая, прямолинейная Кайта, мог затронуть тему, настолько неприятную для всех троих! Первой нарушила неловкое молчание Эвелинден:

- Конечно, всем нам не по душе думать, что, покуда мы живем в сытости, другие голодают, и мне, лекарю, вероятно, следовало бы стыдиться, что...

- А вот мне ни капельки не стыдно! - запальчиво перебила Кайта. - Я, между прочим, сполна отработала свое место в Доме Исцеления! Вы же знаете - хотя всех нас обучают в Пределах, но берут сюда на постоянную работу только самых лучших.

Чтобы достичь своего нынешнего положения, я трудилась до изнеможения в заштатной приморской дыре на южном побережье. Я училась, работала, изнуряла себя - и все ради местных жителей. Я просиживала всю ночь подле их стариков и детей, я делилась с ними одеждой и пищей. Я не получила все блага и власть при рождении, как наш иерарх, а потому не желаю стыдиться того, что получаю чуть больше еды, чем другие. Если б мы раздали все свои запасы провизии голодным жителям Тиаронда, не говоря уж обо всей Каллисиоре, ее едва хватило бы на один день...

- Знаю, дорогая, знаю, - мягко прервала подругу Эвелинден. - В конце концов, таково решение иерарха, а мы все поклялись хранить тайну. Если мы откажемся от своей доли провизии, это никого не спасет.

- Боюсь, что горожане с тобой вряд ли согласятся, - угрюмо заметила Агелла. - И кто бы стал их в этом винить? Ты права, Кайта, - нельзя допустить, чтобы мои родные узнали.., и к несчастью, Виора уже начинает кое о чем догадываться.

- В таком случае остается только одно. - Эвелинден решительно поднялась из-за стола. - Нужно поскорее привести твоих родных в чувство и подыскать им жилье в городе - хорошо бы уже завтра. Пойдем, Агелла, я с тобой.

Когда женщина-кузнец вернулась домой с лекарем, Виора набросилась на сестру, едва Эвелинден отошла снять свой белый плащ.

- Почему ты так долго? - прошипела она. Слух у лекаря был, как видно, острый.

- Это я ее задержала, добрая жешцина. Мне нужно было обсудить со старшим кузнецом Агеллой кое-какие личные дела.

Виора сверкнула глазами, но не осмелилась вслух оскорбить лекаря. Агелла спрятала улыбку, видя, какое сокрушительное поражение потерпела ее сестрица. Впрочем, она еще отыграется - и даже известно на ком.

Эвелинден объявила, что должна поговорить с Фелиссой наедине. Как ни кипятилась Виора, все ее возражения ни к чему не привели - лекарь настояла на своем.

- Твоей дочери нужно поговорить о том, что произошло сегодня - иначе она никогда не сможет с этим смириться, а тогда лечение и начать-то невозможно. Я ей чужая, и она спокойно сможет рассказать мне все, зная, что меня это не касается. Мы увидимся с ней раза два, а потом я навсегда исчезну из ее жизни. Ей не придется видеть меня каждый день и сознавать, что мне известны все подробности ее трагедии.

На миг воинственный пыл Виоры испарился.

- А ей это поможет? - жалобно спросила она. Агелла вдруг поняла, что сварливость сестры во многом проистекала из ее тревоги за дочь, и устыдилась того, что так злилась на нее.

Эвелинден похлопала Виору по руке:

- Поможет, не волнуйся. А потом я дам ей сонное снадобье, чтобы она спокойно проспала до завтрашнего дня. Хороший отдых ей не повредит - как и вам обеим, кстати, так что отправляйтесь спать.

Глава 18 ВНУТРЕННИЙ ВРАГ

Чердачная комната, устроенная под покатой крышей дома, когда-то, возможно, и была уютной, но за долгие годы небрежения деревянная кровля потрескалась, а кое-где провисла и даже зияла прорехами. Морозный ветер свистел вовсю, задувая в дыры мельчайшую снежную пыль. По комнате привольно гуляли сквозняки, и оттого пламя лампы прыгало и корчилось. По стенам плясали причудливые тени - от кресла и кровати, от сундуков, мешков и прочей негодной рухляди, которой был забит чердак. Из-за этой пляски казалось, что в комнате все непрестанно движется, и в самом деле - одна тень, длинная и черная, металась, точно маятник, вдоль стены, и к безумному хороводу теней прибавлялся стремительный силуэт человека, который мерно расхаживал по комнате. Блейд и в лучшие времена почти не нуждался в сне. Поскольку он был не из тех, кто упускает хоть малейшее преимущество, то за долгие годы приучился, постепенно сокращая время сна, довольствоваться одним-двумя часами краткого отдыха. Блейд давно уже обнаружил, что ночная тишина, когда большинство людей неразумно погружается в скотское забытье, - самое подходящее время для составления и обдумывания планов, при этом деятельное и шумное время дня можно использовать исключительно для претворения в жизнь своих замыслов.

Этой ночью Блейду было о чем подумать. Не задержи его буран в этой развалюхе, сидел бы он сейчас в Тиаронде, обсуждая с суффраганом Гиларрой детали завтрашней церемонии, которая окончательно отправит набожного и жалкого болвана Заваля к его драгоценному богу. Кроме того, на уме у Блейда были один-два плана, которые следовало применить для того, чтобы обеспечить полную покорность Гиларры. Планы, о которых она не узнает до тех пор, покуда не решит заартачиться

Впрочем, Блейд не собирался попусту тратить время, тревожась о том, чего все равно не изменишь. Хотя снежная буря и держит его здесь, в то время как он должен быть в Тиаронде, снег не станет опасной помехой его планам. Такой буран в самом начале зимы, как правило, к утру выдыхается сам собой. При нем две дюжины крепких воинов, которые без труда расчистят дорогу к Тиаронду.

Блейд давно уже задумал избавить Каллисиору от нелепой религии, мертвой хваткой вцепившейся в горло страны. Только уничтожив дарованную богом власть иерарха - залог суеверного преклонения подданных, - он мог сам стать во главе страны. А когда Каллисиора будет в его руках, за нею последует Гендиваль. Этот край - превосходная опора для следующего шага: низвергнуть глупца Кергорна и самому возглавить Тайный Совет.

Не спеши делить шкуру неубитого медведя, сурово приказал себе Блейд. До Гендиваля пока еще очень и очень далеко. Сейчас его главной заботой должна быть Каллисиора - и до сих пор все здесь шло согласно его замыслу. Хитроумная интрига, которую Блейд задумал и начал претворять в жизнь еще много лет назад, наконец-то заработала - и результаты оказались даже лучше, чем он ожидал. Он намеревался сломать Заваля, подорвать его уверенность в себе, лишить его веры и почитания подданных. Единственное, что не учел при этом Блейд, - безудержную ненависть Серимы к иерарху. Ее слова о Великом Жертвоприношении, варварском древнем обычае, который город унаследовал от дикого и мрачного прошлого, - слова эти прозвучали как нельзя кстати. И вот теперь Заваль, натворив в последние дни немало истерических глупостей, все равно что сам себя возвел на жертвенный костер. Все идет согласно плану, сказал себе Блейд, - все, кроме одной непредвиденной и жизненно важной детали. Дракон.

С какой стати вдруг он объявился в Каллисиоре? Ответ мог быть только один. Дракон направлялся в Гендиваль, дабы обсудить с Кергорном разрушение Завес, и если пустынный житель отважился на такой риск - тогда, похоже, архимаг все-таки решил действовать.

Что ж, на этот раз Кергорн опоздает.., но все же Блейд понимал: чтобы наверняка добиться успеха, он должен как можно дольше хранить в тайне свои действия. К несчастью, появление дракона могло означать лишь одно: он никогда не отправился бы в такой опасный путь в одиночку. Если только его спутник или спутники не погибли в оползне - а солдаты Блейда, скрупулезно обыскав окрестности, никого больше не нашли, - значит, где-то поблизости бродит на воле по меньшей мере один неизвестный чародей.

Блейд резко остановился. Узнали его или нет - что, в общем, маловероятно, потому что большинство нынешних полевых агентов слишком молоды, чтобы его помнить, - все же остается крохотный шанс, что он будет раскрыт прежде, чем сумеет во второй раз открыто выступить против Совета. За годы своего изгнания Блейд потратил немало усилий, чтобы скрыть свою истинную сущность, - еще и по этой причине он медлил так долго, прежде чем начать действовать. В Каллисиоре, как и в других краях, тут и там жили тайные соглядатаи Совета. Набранные из местных жителей, они жили обычной, повседневной жизнью, пряча истинное свое лицо даже от родных и близких. Это с их помощью Кергорн узнавал все, что творилось в мире, и именно они были самой грозной опасностью для Блейда, когда он впервые появился в Каллисиоре, - опасностью, которую он со временем терпеливо и тщательно устранил.

Далеко не все в Гендивале были согласны с Кергорном. У Блейда было много сторонников, которые, увидев, какая участь постигла их предводителя, сочли за благо покориться решению Совета. И все же многие из них все эти годы оставались верны его идеям. Постепенно и крайне осторожно Блейд сумел направить послания нужным адресатам, и когда прежние соглядатаи Совета в Каллисиоре расстались с жизнью - а кое-кто и не без посторонней помощи, - Блейд понемногу заменял их своими сторонниками. Так продолжалось до тех пор, пока вся Каллисиора не оказалась у него под контролем, и он уже полагал, что может без помех приступить к исполнению своего плана. И вот...

Да зачем же я беспокоюсь ? Пускай буран сделает свое дело. По губам Блейда вдруг пробежала улыбка. Ну конечно же! Если даже этот неведомый чародей не погиб в оползне, вряд ли ему, чужаку, удастся пережить в горах чудовищную снежную бурю. Еще не все потеряно - пока.

Его размышления прервал внезапно пронзительный вопль, доносившийся снизу. Похоже, Заваль все никак не угомонится. И так, вероятно, будет продолжаться до тех пор, пока его не поглотит жертвенное пламя. Блейд уже хотел спуститься вниз по шаткой и ветхой лестнице, но передумал. Его давно уже занимало странное преображение иерарха, случившееся на Змеином Перевале, но лишь сейчас его осенила занятная идея...

Поглядим-ка, подумал Блейд, как он ведет себя, когда считает, что за ним никто не наблюдает? Взяв с собой одеяло и лампу, он перебрался в дальний конец чердака и пристроился как раз над комнатой, в которую поместили Заваля. Опустившись на колени, Блейд внимательно обследовал пол и обнаружил-таки зазор между досками. Увы, в комнате внизу было слишком темно, чтобы ясно видеть, что там происходит, но если Заваль вновь начнет бесноваться, вдруг да услышишь что-нибудь интересное? Блейд положил на пол рядом со щелью сложенное одеяло, задул лампу и, устроившись поудобнее, приготовился ждать.

***

Нет, нет, нет! Оно здесь, у меня в голове! Уберите это, уберите, УБЕРИТЕ!

Внутри Заваля было чудовище. Всем своим сознанием он чуял его пугающе чуждое присутствие, затмевавшее, словно тень, все его мысли и поступки. Там, на вершине горы, мир обрушился на Заваля с беспощадной, убийственной мощью оползня, который поглотил дракона. Мириаль покинул своего слугу, и он сделался беззащитен перед силами ада. Им овладело некое неназываемое зло, переместившееся в него прямиком из мертвого дракона - там, на горе. Заваль ощущал, как присутствие чужака распирает его голову, и так уже готовую лопнуть от обилия мыслей - и своих, и совсем непонятных, непостижимых. Они то возникали в его сознании, то исчезали снова, словно чудовищные рыбы, резвящиеся во мрачных глубинах смятения и страха. Голова нестерпимо болела от обилия мыслей, образов, воспоминаний, насильно втиснутых в хрупкий сосуд его мозга - все равно что втиснуться в сапоги лилипута.

Во мраке своей временной темницы иерарх снова и снова пытался избавиться от стянувших тело веревок, хотя, по правде говоря, он и сам не знал, зачем это делает. Сопротивляться нет смысла - теперь он уже должен был бы это понять. Всякий раз, когда он пытался побороть судьбу, дело оборачивалось новым его поражением. К чему же тогда мучиться? Воистину он проклят Мириалем и на сей раз ему не избежать уготованного конца. Завтра вечером все будет кончено - и это, быть может, к лучшему. Как он смог бы жить дальше, если в голове у него сидит демон?

Заваля пробрала дрожь. Будучи иерархом, он всегда отрицал существование демонов, утверждая, что это лишь глупые сказки и суеверные бредни простонародья. И вот он опять ошибся - уже в который раз. Опять бурный поток событий подточил скалу его веры. Многое из того, в чем Заваль был непреклонно уверен, уже сточила и бесследно унесла прочь эта беспощадная река.

И что хуже всего - никто в этом не виноват, кроме самого Заваля. Это он подошел к неведомой, чужестранной твари так же легкомысленно, как трехлетний ребенок подходит к дворовой собаке. Как мог он быть настолько глуп? Неужели тяжкие испытания последних дней лишили его всегдашней осторожности? Ведь он иерарх и не его дело рисковать собой перед ликом неведомого. С чего бы еще он взял с собой Блейда и отряд его вооруженных скотов? Но нет же - ему так не терпелось осмотреть проклятую тварь, он был так слепо уверен, что она мертва, - и напрочь позабыл о благоразумии! В тот миг Заваль был ослеплен отчаянием. Он ведь так рассчитывал на то, что дракон окажется жив! От этого зависела его собственная жизнь. Притом же его манило и обыкновенное человеческое любопытство - даже мертвый, облепленный грязью, дракон представлял собой невероятное, восхитительное зрелище.

Заваль подошел - и тут нечто прыгнуло из мертвого чудовища прямо в него. Мир вокруг поблек, затмился слепящей вспышкой.., и в этот миг чужая, враждебная сущность взорвалась в его мозгу фонтаном боли. Удар, пускай и бесплотный, был так силен, что Заваль рухнул на колени.

Как найду я силы перенести это ? Пойман, заперт в темнице чужого тела - до самой смерти этого существа...

Что это было? Заваль оцепенел, от страха у него перехватило дыхание. Это не его мысль! О Мириаль благой, что же с ним происходит? Демон овладевает его мыслями!

Лучше бы я умер!

Чья это была мысль - его или чужака? Заваль вдруг осознал, что это не важно. Откуда бы ни пришла эта мысль, она была совершенно, абсолютно истинна. Иерарх отлично помнил тот миг, когда он подошел к дракону и им завладело зло. Как же быстро воспользовался Блейд его несчастьем! Как если бы только и ждал подобной возможности. Заваль тогда был слишком охвачен ужасом, чтобы вслушиваться в предательские речи командира Мечей Божьих, - но сейчас, в миг страданий и беспомощности, они прозвучали в его мыслях как наяву.

Иерарх не выдержал напряжения последних месяцев... Зверь испустил дух в то самое мгновение, когда Заваль возложил на него руку... Мириаль отвернулся от иерарха... Заваль должен принести себя в жертву, дабы Мириаль снова стал милостив к нам...

К горлу Заваля волной прихлынула горечь. Блейд! Хитрый, коварный, ненавистный предатель! Он давно уже приговорил меня к смерти, и не случись тот кошмар на горе - нашел бы иной способ бросить меня в жертвенный огонь. Как бы ни пытался я избежать своей судьбы - гибель моя уже предрешена.

Что ж, пусть будет так. С чувством, весьма похожим на облегчение, Заваль смирился с неизбежным. По крайней мере его смерть покончит и с чудовищем, которое затаилось в его голове. Если Мириаль и его подданные желают, чтобы Заваль пожертвовал своей жизнью - что ж, он сделает это без уверток и без сожалений. Почти без сожалений. Жалеет он лишь об одном - ох как жалеет! - что не сможет прихватить с собой Блейда.

Человеческое зрение оказалось досадно плоским и ограниченным. Человеческое тело было хрупким, слабым, неуравновешенным творением плоти, жалким и уязвимым. А уж человеческий разум!.. Путаный, недоразвитый, явно малоиспользуемый - мутный водоворот мыслей и эмоций без малейших признаков какой-либо системы...

Неудивительно, что Этон захлебывался в этом водовороте.

Знай он, что ему предстоит, уж верно предпочел бы умереть, чем перенестись в этот чудовищно чуждый разум. Его гигантский интеллект и громадная, накопленная всей расой память попросту не умещались в этом примитивном, ограниченном сознании, которое от перегрузки так и трещало по швам. Боль была необычайной и непереносимой

Все равно что втиснуться в сапоги лилипута.

Как могло проникнуть в его разум это чуждое сравнение? Этон закричал от ужаса, но ночную тишину разорвал лишь пронзительный человеческий вопль Неужели это - взаимопроникновение? Неужели мысли человека смешиваются с его мыслями? Этон внезапно застыл, потрясенный до глубины души Как только мог он решить, что его идея окажется успешной? Разве могут сознания двоих столь разных существ ужиться в одном мозгу?

Призвав всю свою решимость, дракон преодолел жгучую боль и попытался оценить свое в высшей степени необычное положение. Мучительно осваиваясь в хаосе чужого разума, он совершенно выпустил из виду окружающий, телесный мир, а потому прежде всего следовало изучить, что его окружает. Новое тело Этона было куда слабей и уязвимей драконьего, и физические опасности представляли для него нешуточную угрозу.

К удивлению Этона, он больше не был под открытым небом, на горном перевале. Его человеческое тело, ноющее и онемевшее, лежало на чем-то мягком, комковатом, пахнущем пылью и сыростью. Он попытался подняться - и не смог: руки и ноги были крепко связаны. Тьма окружала его - итак, он слеп и беспомощен!

И вновь Этона едва не накрыла с головой волна всепоглощающего страха. Для драконов темноты не существовало. Их зрение обладало широчайшим спектром, в том числе и тепловым, и было необычайно острым. Их блестящие выпуклые глаза были так широко расставлены, что им был доступен самый полный обзор - кроме небольшого слепого пятна за затылком.

И все же самое ужасное заключалось отнюдь не в этих ограничениях. Затаившись в чужом сознании, Этон незаметно обследовал пределы его возможностей. Порой мир физический и духовный различаются не так уж сильно. Точно так же, как Этой сразу понял бы, что его драконьему телу недостает крыла или лапы, сейчас он легко обнаружил, что разум, приютивший его, не обладает ни малейшими телепатическими способностями - а стало быть, то же относится и к нему, Этону. Он теперь глух и нем - и останется таким до конца своих дней. Где найдет он силы перенести такое испытание? Пойман, заперт в темнице чужого тела - до самой смерти этого существа...

Лучше бы я умер!..

И снова дракон был вынужден сражаться с паническим ужасом - и одолел его. Помни, грозно велел он себе. Помни о своем долге перед соплеменниками, о всех обширных знаниях, которые хранятся в твоей памяти. Если б ты мог выбирать легкий путь, ты бы тихо умер там же, на перевале. Ну же, провидец, успокойся! Изучи свою ситуацию бесстрастным разумом, иначе все жертвы будут напрасны. Темнота, отсутствие ветра и снега, затхлый пыльный воздух - все говорило о том, что он находится в неком замкнутом пространстве, то есть человеческом жилище. Его доставили сюда, покуда он, ни о чем не подозревая, тонул в беспамятстве сразу после перемещения. Эта мысль породила в нем искру нового страха. Что, если он опять впадет в забытье? В другой раз такое состояние может погубить его.

Внезапно Этон осознал, что его новое тело извивается и корчится, пытаясь без его ведома перекатиться с боку на бок. С замешательством он вспомнил об истинном владельце этого сосуда плоти - тот, как видно, проснулся и пытается предъявить свои права. До сих пор Этон почти не задумывался о человеке, чье тело он захватил, и хотя ему было немного стыдно, он не решался подробно исследовать своего нежданного соседа по разуму. Слишком уж его страшила сама мысль о взаимопроникновении - то есть необратимом смешении сознаний.

Однако же что-то надлежит предпринять. Чем сильней тревожился и ужасался истинный владелец тела, тем сильней метался и корчился человек, и его физическое здоровье явно ухудшалось. Боясь повредить эту хрупкую плоть, Этон без проволочек принял решение. Он вынудил себя расслабиться, затаиться и прекратить всякие попытки установить контроль над новым телом. Наверняка это был наилучший выход. В конце концов, из них двоих только человек имеет хоть малейшее понятие о том, что с ними происходит. Остается лишь надеяться, что его действия помогут выжить им обоим.., но, Свет вездесущий, как же тяжко дается такая беспомощность!

Этон сразу понял, что принял правильное решение. Когда человеческое тело перевернулось, он увидел на полу тончайшую полоску золотистого света лампы. Светящиеся линии четырехугольника очертили плотно закрытую дверь. Хотя при таком слабом свете невозможно было разглядеть окружающее, сама возможность что-то видеть уже была для дракона большим облегчением. Полоска света отчасти рассеяла его страхи, и Этон, не сводя с нее глаз, сосредоточился на иных своих чувствах. Впрочем, ничего особенного он при этом не обнаружил: лишь сырой и затхлый сумрак комнаты, пересохшее от жажды горло, желудок, ноющий от голода, боль в голове и в затекших, связанных членах. Откуда-то поблизости доносились едва слышные голоса, но, как он ни напрягался, ничего не смог разобрать. Будь проклята человеческая ограниченность!

Пока провидец смотрел на полоску света, в его сознании, словно молния в ночи, вспыхнуло воспоминание. Склон горы.

Ужас первого взгляда на мир глазами чужака. Вооруженные люди, которые окружили его, кричащего и корчащегося на земле. Кольцо солдат размыкается, и на сцене появляется еще одна фигура. Солдаты почтительно склоняются перед ним, но и этого не нужно, чтобы понять: человек этот наделен властью - и немалой. От него исходят сила и мощь, властность и абсолютная уверенность в себе. Рядом с ним другие люди кажутся бледными тенями...

И вдруг дракона окатила волна ненависти, отвращения и леденящего, убийственного страха - явно те чувства, которые испытывал к этому человеку тот, кто стал приютом Этона. Дракон этому нисколько не удивился. В нем самом родилось смутное чувство узнавания, зыбкое воспоминание, которое из темных глубин памяти понемногу всплывало к свету сознания. Вначале дракон встревожился, убежденный, что в его разум вновь проникают человеческие чувства. Разве может он кого-то знать в этом жестоком, чужом, враждебном краю?

И все же чувство узнавания становилось все сильнее.

Человек, явившийся ему в воспоминаниях, шагнул вперед, нависая над ним, точно зловещая скала. Рука поднялась для удара - и тут, в последний миг перед тем, как воспоминание кануло в бездну небытия, Этон узнал его:

- Аморн! ТЫ!

Ночное эхо вторило слитному крику человека и дракона.

Теперь, решила Тиришри, когда Элион и его новый приятель благополучно устроены на ночь, ей вовсе нет смысла шнырять вокруг убежища. Люди поужинали скромной дорожной пищей из припасов Элиона и теперь дружно клевали носом - фея же, как и все ее соотечественники, не нуждалась в сне. Уж лучше она сделает что-нибудь полезное, например, поможет Тормону. Когда вольный торговец рассказывал Элиону о том, что с ним приключилось, Шри незримо витала в пещере, и ее, как часто случалось и раньше, поразило то, как легко прибегают люди к предательству и жестокости. Тронутая горем Тормона, фея поклялась себе, что немедля отправится в Тиаронд и постарается разузнать, какая участь постигла его жену и дочь. Ничего страшного не случится, если она ускользнет на часок-другой - наверняка для Элиона и его спутника эта ночь пройдет спокойно.

- Элион. - Шри отвесила молодому чародею увесистый телепатический тычок, чтобы он не успел погрузиться в то жутковатое, похожее на смерть забытье, в котором отчего-то так нуждаются люди (хотя Тиришри считала, что проводить столько времени в бессознательном состоянии совершенно бессмысленно).

- Что? - Элион с усилием разлепил глаза. -

Что-то случилось ?

- Нет - по крайней мере мне об этом ничего не известно. И поскольку у нас уже долго не было новостей от Вельдан и Казарла - полагаю, что и у них все благополучно. Сейчас они, вероятно, уже спят, и мне бы не хотелось их будить.

- Как же, спят, - проворчал Элион. - К этому трижды клятому дракену неприятности слетаются, как мухи на падаль.

- Элион! Вовсе ни к чему так злобствовать! - строго выговорила ему Шри. - По мне, так все, что ты сказал о бедном драконе, можно с тем же успехом отнести и к вам, людям! Здесь как будто все тихо, - продолжала она, - так что я хочу пролететь вдоль перевала к Тиаронду и пошарить в Священных Пределах. Быть может, мне удастся разузнать, что случилось с женой и дочерью Тормона. Если вдруг понадоблюсь - позовешь.

Она ощутила, что Элион собирается с мыслями, дабы ей возразить, а потому, не дожидаясь его ответа, выскользнула из пещеры и приспособила свое зрение к темной и бурной ночи. Теперь, когда передвижение Шри не замедляли люди, ей ни к чему было спускаться вниз по перевалу, который широкой петлей огибал подножие горы. Куда быстрей будет пролететь прямо над хребтом. Ухватившись за пригоршню снежинок, Шри отдалась на волю ветра, и он понес ее прямо к городу.

На улицах города было тихо и безлюдно, когда Пресвел вышел из дому, закутавшись в теплый, подбитый мехом плащ.

Безымянной тенью в снежной ночи направлялся он от дома Серимы, располагавшегося в квартале богачей, к тесно застроенным террасам и узким извилистым улочкам настоящего Нижнего Города. Какие разные значения люди могут придавать одному и тому же слову, размышлял Пресвел, с трудом бредя по глубокому снегу. В Священных Пределах Нижним Городом именуют весь Тиаронд - и от души его презирают. Мы, жители богатых особняков на Эспланаде, зовем Нижним Городом весь прочий Тиаронд и свысока взираем (пускай не все, но очень многие) на честных работяг, которые вынуждены жить в тесных и захламленных домишках. Да, я вырос в таком вот домишке и хорошо знаю, что их жители не заслужили такого презрения - но это дела не меняет. Просто удивительно, как люди нуждаются в том, чтобы на кого-то смотреть свысока. Честные трудяги зовут Нижним Городом окраины и припортовые закоулки - и держатся подальше от тамошних бедолаг, влачащих жалкое существование в сырых и трухлявых хижинах.

Пресвел невольно улыбнулся. Вот что значит иметь аналитический ум! Невозможно взять да и отключить его, даже когда он совсем не нужен. Сегодня Пресвел шел на встречу со своей возлюбленной. Какое там "шел" - ему следовало бы "лететь на крыльях любви, сгорая от страсти", как писалось в дешевых романах, которые украдкой читала леди Серима, не подозревая, что Пресвелу известна ее тайна, - романах, которые она запирала в шкафчике в своей спальне и читала по ночам, жуя украденные с кухни кексы.

Беда в том, с горечью подумал Пресвел, что при всей глупой вычурности языка чувства, которые описывались в романах, были именно такими. Эта девушка и впрямь порождала в нем сладостное безумие, подобного которому Пресвел никогда прежде не испытывал. Он был готов ради нее на все, готов был дать ей все, чего она ни пожелает, рискнуть ради нее жизнью - а вместе с тем она была всего лишь обыкновенная шлюшка из Нижнего Города, и Пресвел щедро оплачивал ее услуги.

Не правда, гневно сказал он себе, ты же сам знаешь, что это не правда! Она вовсе не обыкновенная шлюшка! Однако в глубине души Пресвел отлично сознавал, что вряд ли может с полным правом судить об этом. Сегодня вечером они встречались всего лишь в третий раз. И все же - хоть это и звучало как цитата из любимого романа Серимы - Пресвелу казалось, что он знает эту девушку всю свою жизнь. Во всяком случае, он точно знал, что она трудится не покладая рук. Пресвел видел ее руки: хотя девушка казалась слишком юной для своего занятия, руки ее могли бы принадлежать старухе. Ногти сломаны, пальцы истрескались и шелушатся, ладони покрыты старыми шрамами от ожогов, костяшки сбиты от постоянной возни со стиральной доской. Пресвел сразу узнал эти отметины. Точно такие же руки были у его матери, а она умерла еще нестарой, надорвавшись от непосильного труда. Когда он вслух заговорил об этом, девушка сверкнула глазами, точно разъяренная кошка.

- А ты думал, я способна заработать только этим?! - вспыхнула она, но тут же стихла, испугавшись, что оскорбит и потеряет клиента. Пресвелу пришлось долго ее улещивать, но в конце концов она рассказала ему, чем именно ей приходится заниматься в течение дня. Узнав, сколько она вынуждена работать, Пресвел похолодел. Она ведь еще так молода, так нежна и хрупка! Она казалась слабой и беззащитной, как первая фиалка, а на самом деле была крепче и искушенней его самого, взрослого мужчины почти в два раза ее старше.

Пресвел понимал, что, верно, спятил. В конце концов, посещения окраинных шлюх были для него делом обычным. Он приходил сюда много лет подряд, в редкие свои свободные вечера - потому что не мог встречаться с женщинами своего круга из-за ревности леди Серимы. Хотя в их отношениях никогда не было и намека на интимность, Пресвел знал свою хозяйку даже слишком хорошо. С годами он сделался незаменим для нее, усердно изучив все тонкости ее нелегкого нрава, и запросто предугадывал ее малейшие прихоти, а потому знал одну из самых ее важных прихотей: быть единственной женщиной в его жизни. Пресвел должен был целиком и полностью посвятить себя леди Серимее, почти как если б был ее супругом или любовником. Ни за что на свете она не потерпела бы его связи с другой женщиной, и Пресвел опасался даже, что подобное известие пробудит в ней такой гнев, что он либо его новоявленная подруга вряд ли останутся в живых после такой стычки.

До недавних пор Пресвел считал, что все преимущества его положения вполне стоят этой маленькой жертвы. Если не считать одной досадной мелочи, Серима была идеальной хозяйкой для тактичного и работящего слуги. Конечно, Пресвел одевался просто и неброско, но его одежда была высшего качества и сшита лучшим портным в городе. Он привольно и роскошно жил в одном из самых изысканных особняков Тиаронда. Не считая отношений с женщинами, он мог добиться от Серимы чего угодно, и вдобавок убедить ее, что эта идея - ее собственная.

До недавних пор он считал, что такие блага стоят маленькой жертвы.

До недавних пор он хранил свои походы втайне и со всякой женщиной встречался лишь однажды, а к тому же каждый раз отправлялся на поиски в разные кварталы города. Эта девушка очаровала его с первой встречи. Пресвел виделся с ней уже дважды - и мечтал, как мальчишка, о новой встрече.

Пресвел повернул за угол - и увидел впереди освещенные окна трактира и разрисованную красками вывеску: охотника с луком и стрелами, хорошо видного в свете лампы, которая висела над дверью. Здесь они договорились встретиться, но вначале Пресвел не увидел знакомой фигурки - и сердце у него ушло в пятки. Быть может, она нашла клиента получше? Щедрого богача? Впервые в жизни Пресвел познал, что такое истинная, жгучая, неистовая ревность, и мысленно проклял коварство двуличной шлюхи. Он хотел уже повернуться и уйти, но тут она выступила из тени переулка за углом трактира - бледная, дрожащая от холода в вытертом и заплатанном плаще. Ее чудесные золотистые кудри, мягко мерцавшие в свете лампы, осыпал искрящийся снег. Пресвел вновь воспрял духом и теперь уже разозлился на себя самого - ведь он заставил бедную девочку ждать его в такую стужу!

Он бросился к ней, громко зовя ее по имени. Впервые в жизни Пресвел пожелал узнать имя женщины, с которой проводил ночь. Ее звали Рохалла - и ничего в мире Пресвел так не желал, как избавить ее от мерзостей нынешней жизни и подарить ей покой и уют, которых она никогда не знала.

К своему изумлению, Рохалла поняла, что рада видеть этого клиента, хотя мысль об этом и не доставила ей особой радости. Мужчины были для нее только средством зарабатывать на жизнь. Она не могла давать волю своим чувствам, не смела доверить себя заботам другого. Рохалла привыкла полагаться только на саму себя, а до того, как настала черная пора нескончаемых дождей, от ее стойкости зависело еще и благополучие всех ее родных. Отец ее, рудокоп, погиб во время обвала два года назад, мать, раздавленная горем, ненамного пережила его, оставив тринадцатилетнюю Рохаллу заботиться о пятерых младших братьях и сестрах. Самая младшая сестренка была еще грудной.

Помочь Рохалле было некому, и чтобы прокормить малышей, девушка трудилась до полного изнеможения. Каждый день она вставала до рассвета и работала в храмовой прачечной Священных Пределов, стирая белье и наряды жрецов и жриц. Позднее, когда ее руки еще были сморщены от горячей мыльной воды, она устало брела через весь город в "Грифон", солидный трактир у самых городских ворот, и там из прачки превращалась в кухонную служанку. Работа была нелегкая, зато весьма выгодная для маленьких подопечных Рохаллы. Аруза, старшая кухарка, обладала миролюбием разъяренного осиного роя, но за ее вспыльчивым нравом таилось золотое сердце, и она всегда заботилась о том, чтобы девушка набрала побольше объедков для своих голодных братиков и сестричек.

Закончив работу в "Грифоне", Рохалла возвращалась в тесный ветхий домишко, затерявшийся в лабиринте кривых улочек старейшей части города. Она кормила малышей, а когда все они благополучно укладывались в постель, надевала потрепанное шелковое платье - забытое в трактире каким-то рассеянным постояльцем - и выходила на темные улицы, дабы приступить к иной, тайной своей работе. До сих пор одна мысль о том, чтобы торговать своим телом, повергала девушку в ужас и отвращение, но ведь она обещала матери позаботиться о малышах... Стиснув зубы, она терпела и старалась думать о чем-нибудь другом, пока очередной пьяный клиент насыщал свою грубую похоть.

И вот теперь оказалось, что все это было напрасно. Подъем до зари, адский труд в прачечной, побои и ругань в трактирной кухне, зимние ночи, когда она дрожала от холода на темных улицах, смрадный запах мужского пота и пива, липкие руки и слюнявые рты грубых пьяниц.., все ее жертвы были впустую. В считанные дни лихорадка унесла одного за другим всех ее сестричек и братиков.

Минувшей ночью Рохалле отчаянно не хотелось покидать последнюю, метавшуюся в жару сестренку - но она знала, что если не заработает хоть пару медяков, то не сумеет купить спасительное лекарство. Сегодня днем, покинув прачечную, девушка забежала к травнице и отдала весь скудный заработок ночи за какое-то новое безымянное снадобье. Беспокоясь за сестренку, она прямиком побежала домой - и обнаружила, что на пороге сидит Брида, старуха соседка, которая в отсутствие Рохаллы присматривала за малышами. По морщинистым щекам соседки текли слезы. Дерли умерла.

Все было напрасно. Рохалла любила малышей, поклялась беречь и защищать их. Ради них она трудилась до седьмого пота, продавала на улицах свое тело, сносила боль, презрение, унижения. Ради них она переступила через свою гордость, пожертвовала своей юностью и похоронила все надежды на счастливое и достойное будущее. И все напрасно. Они мертвы. Рохалла осталась одна.

Этой ночью она ушла из дому, как в тумане, онемев и оглохнув от горя, тупо повинуясь привычному уже расписанию. Старая Брида ужасалась тому, что Рохалла отправилась на улицы, когда в доме лежит, мертвая, ее сестренка, но девушка знала, что делает. Она видела, как дымятся на равнине за западной стеной города гигантские погребальные костры. На кладбищах уже не осталось места, и жители Тиаронда почти привыкли к вони горелого мяса - из-за сырости костры немилосердно чадили. Дерла не закончит свой земной путь в таком костре, покуда жива ее старшая сестра! Она ведь была такая маленькая, совсем крошка... Быть может, могильщик согласится отыскать для нее на кладбище совсем немного места - если его, конечно, попросить как следует. Этой ночью Рохалла отправилась к самому щедрому своему клиенту, чтобы заработать деньги на взятку. Но это, сказала она себе, в последний раз. Больше - никогда.

И тем не менее при виде этого таинственного богача Рохалла с изумлением ощутила безмерный покой и.., радость. Опасные чувства для дешевой шлюшки! Девушка замерла в тени проулка, ошеломленная таким открытием. Не будь дурой, жестко сказала она себе. Потерпи сегодняшнюю ночь - а дальше этому конец. И - испугалась, почувствовав что-то вроде сожаления. В отличие от других мужчин - неотесанных, вонючих, грубых и почти всегда пьяных - этот человек неизменно был с ней нежен и добр, обращался с ней вежливо и достойно, как с человеком, а не как с безымянным телом для грубых услад.

Смущенная этими мыслями, Рохалла наконец строго одернула себя. Этот человек для нее - ничто. И все мужчины - ничто. Средство заработать - и все тут. И кстати, если она сегодня ночью собирается хоть что-то заработать, нужно не торчать в темноте, как дурочка, а бежать бегом к клиенту. Еще минута - и он, устав от ожидания, повернется и уйдет. Рохалла нацепила на лицо привычную, зазывно-дерзкую улыбку. Уверенная, что теперь-то сумеет держать себя в руках, она вышла из проулка - и миг спустя с ужасом осознала, что рыдает навзрыд, припав к груди своего клиента.

Глава 19 ЗАГЛЯДЫВАЯ В ОКНА

Тиаронд изменился. За свою долгую жизнь Тиришри бывала здесь не раз и потому, едва пролетев над высоким хребтом горы, сразу увидала эти перемены к худшему. В прежние времена в городе даже после темноты кипела жизнь, но сейчас на пустынных улицах царила тишина, порожденная не ночью и не глубоким снегом. Острое зрение феи тотчас различило, что золотистый отлив местного камня, из которого были сложены все дома в городе, от избыточной сырости обрел болезненную тусклую желтизну, отчего в эту бурную ночь город выглядел особенно мрачно и уныло. Все в нем источало мрачную ауру гниения и распада, болезни, уныния и отчаяния.

Фея воздуха была глубоко встревожена. И впрямь в последнее время непогода разыгралась не на шутку, но суровый климат высокогорья, как видно, лишь усугубил для Тиаронда эти трудности. И если дела обстоят так худо в Каллисиоре, что творится в иных краях, где и повседневный-то климат куда как суров? Что сталось с обитателями этих мест? Как всегда, когда Шри одолевали эти невеселые мысли, она вспоминала Гендиваль и Кергорна - напарника, которого ей так недоставало. Тиришри надеялась, что он не слишком тоскует без нее и достойно управляется со своими бесчисленными делами.

Священные Пределы, сердце Тиаронда, располагались высоко на склоне горы, куда сходилась паутина почти отвесно ползущих наверх улочек и улиц. Сменяя дальнее зрение на ближнее и прибавив к нему тепловидение, которое позволяло различить незримые следы обитателей города, Тиришри пристально вгляделась в лабиринт ночных улиц. Насколько она могла разобрать, там не было ни малейшего движения. Жители Тиаронда, подумала фея воздуха, чересчур оголодали и пали духом под бременем невзгод, чтобы по ночам выходить из дому. Что ж, она поспешит к Священным Пределам и поглядит, что творится там. Быть может, ей удастся отыскать след жены и дочери Тормона. В нескольких словах сообщив Элиону о своих намерениях, Шри нырнула в водоворот горячего воздуха, порожденный множеством дымящих труб, и вместе с ним легко взмыла над скопищем темных крыш.

Когда она поднялась выше над широким, уступами ниспадавшим вниз склоном горы, весь Тиаронд предстал перед ней как на ладони. По форме он напоминал гигантский наконечник стрелы, вонзившийся в бок горы и сжатый с двух сторон гигантскими отрогами, которые от вершины горы спускались на плато, постепенно расширяясь. Нижняя часть города, где располагались беднейшие кварталы, растеклась по самому плато, и там город ограждала огромная стена, протянувшаяся между отрогами. Двое ворот, южные и восточные, располагались поблизости от речных переправ. Над западной рекой выгнулся во всем своем великолепии арочный мост, восточную пересекал канат парома.

В нижней части города дома были совсем старые, так тесно сбившиеся на узких улочках, словно их строители задались целью втиснуть как можно больше зданий в сужающийся зазор между двумя отрогами. Повсюду, где возможно, к потрескавшемуся камню старых домов были пристроены веранды, балкончики, сложенные из бревен верхние этажи - словом, все, что увеличивало столь ценное в этом городе место для жилья. Кое-где эти пристройки торчали над улицей под самыми диковинными углами, отчего весь город походил на гигантскую крольчатню.

А перенаселенность, должно быть, чудовищная, подумала Тиришри, вдохнув - вернее, попробовав на вкус отвратительную вонь, которую разносил ветер. Конечно, у каждой расы - свой обычай, но все же она никогда не поймет, как это люди могут так жить. Неудивительно, что, по словам Тормона, в городе так много больных. И тут же фея отметила, что кто-то в Тиаронде, как видно, тоже не одобрял скученности: в нескольких кварталах посреди месива тесно сбитых развалюх зияли пустыри - там, где были снесены старые дома. Тут и там на пустырях возводились новые здания, более просторные и чистые.

Куда же, однако, девались прежние обитатели развалюх? Городские стены долго не удержат такую прорву бездомных. Скоро они наверняка выплеснутся на равнину, настроят себе множество жалких хибар, настолько непригодных для жилья, что многие люди попросту умрут. Что поделать: если с перенаселенностью борются, снося старые дома, нужно же их обитателям куда-то деваться...

- О глупцы! - воскликнула про себя фея воздуха. - Неужели они никогда не поймут, как опасно такое вот бездумное размножение ?

У нее даже мелькнула еретическая мыслишка: быть может, нынешние климатические неурядицы всего лишь попытка самой планеты подсократить количество избыточного населения, и тогда в этих самых неурядицах нет ничего плохого...

Что ж, по крайней мере верхняя часть города отвлекла Тиришри от этих неприятных размышлений. Высокие, просторные, нарядные дома, широкие улицы и ухоженные, приятные глазу парки - все это, как ни глянь, выгодно отличалось от грязи и скученности Нижнего Города. Немногочисленные обитатели этих кварталов жили в чистоте, роскоши и сытости.

Ох уж эти люди, подумала Шри. Никогда мне их не понять! Отчего им для нормальной жизни необходимо такое вопиющее неравенство? Неудивительно, что они такой воинственный народ!

И вот наконец фея воздуха оказалась над сердцем города, где сливались два гигантских горных отрога и золотистые скалы укрывали и хранили Священные Пределы. Тиришри увидела черный зев туннеля, пронизавшего скалы, и с презрением подумала об этом крысином ходе, пригодном лишь для людей.

Подхватив ветер, она взмыла выше и, точно искорка фейерверка, взлетела в восходящем потоке воздуха, который, крутясь, подымался над громадой скал. С вершины скалы фея воздуха увидела зрелище, доступное лишь очень немногим людям. Перед ней, как на ладони, лежали две стороны Тиаронда - священная и мирская.

Скала была высотой в сотню ярдов, а то и поболее, и склон ее полого ниспадал к ущелью, в котором располагались Священные Пределы. Вершина скалы была источена дождем и ветром, и эти глубокие отметины походили на таинственные руны. С этой высоты Шри видела ущелье тем, чем оно было многие тысячелетия назад, - огромным и глубоким озером, вправленным в склон горы, точно драгоценный бриллиант.

Мысленному взору феи воздуха открывалось покойное мерцание вод, лениво омывавших подножие этой самой скалы, широкие впадины с другой стороны ущелья, над Храмом Мириаля, бывшие когда-то заливами и бухтами. Шри воображала себе сумрачное, устланное водорослями дно озера в сотню саженей глубиной там, где теперь высилась на утесе громада Цитадели Мечей Божьих, прежде явно бывшая островом, где располагались скрипторий и библиотека, Дом Исцеления и прочие, более мирские здания Священного Города. Ледяной страх всколыхнулся в Шри, когда она взглянула на черный зловещий зев входа в туннель - искусственно расширенную когда-то расселину в горе - и представила себе тот давний день, когда содрогание земли породило эту расселину и в нее хлынули, стекая по склону горы, накопленные веками воды озера.

С холодком внезапного прозрения Тиришри осознала, что это ущелье, надежно огражденное скалами, и поныне копит в себе нечто - но на сей раз не чистую озерную воду, а человеческие страсти. В горной чаше Священных Пределов кипели застарелое соперничество и неутоленные обиды, закаленные завистью и алчностью, горечью и гневом. С ужасающей ясностью Шри поняла, что явление драконьего провидца оказалось таким же катастрофическим событием, как давнее землетрясение, выпустившее на волю воды озера, и скоро - очень скоро - кипящая лава недобрых чувств обрушится, хлынет на беззащитный город.

Описывая круги, фея опустилась ко Внутреннему Святилищу и низко пролетела над входом в Цитадель. Она так надеялась, что сумеет помочь несчастному Тормону. Поскольку чародейка спасла ему жизнь, теперь она чувствовала себя ответственной за него. Люди так уязвимы - и физически, и духовно. Шри взглянула на зловещую громаду Цитадели. Торговец никогда не сможет проникнуть туда, чтобы отыскать свою жену и дочь. А я проникну, размышляла фея, и узнаю то, что нужно Тормону, и передам ему все через Элиона. Если каким-то чудом его жена и дочь еще живы, быть может, мы придумаем, как их спасти.

Приняв решение, Шри проскользнула в сумрачный портал Цитадели, пересекла внутренний двор и наконец оказалась в самой крепости. Передвигаться внутри оказалось трудней обычного. Воздух в крепости был сырой, затхлый, неподвижный, словно его столетиями так и держали взаперти в этой каменной темнице. Казалось, сами стены источают эхо древнего предательства, убийств, насилия - словно на замшелом камне проступала кровь невинных жертв. Вот и еще одна темная сторона человеческого нрава, подумала Шри, с содроганием ощущая миазмы давних и недавних злодейств. Как только, люди могут так жить? Она едва удержалась от искушения закрутить смерчем застарелый, затхлый воздух Цитадели и погнать этот смерч перед собой по извилистым коридорам, чтобы раз и навсегда вымести отсюда зло.

По счастью, ей довольно скоро удалось отыскать тепловой след женщины. Все, что нужно было знать Шри о жене торговца, она позаимствовала прямиком из его воспоминаний. Призрачный след Канеллы был еще ощутим довольно ясно.., и резко обрывался в комнате, где бедная женщина встретила свою смерть. Сознание Тиришри омрачилось печалью. Хотя такой исход был самым вероятным, она искренне огорчилась оттого, что придется подтвердить наихудшие страхи Тормона. Да, но что же случилось с его дочкой? А, это уже интересно... Судя по всему, малышка сбежала-таки из этой комнаты! Вдохновленная надеждой, Шри помчалась на поиски девочки.

Она обшарила Цитадель сверху донизу, обследовала учебные комнаты и кабинеты, бесчисленные казармы с неизменными койками и шкафчиками, облетела просторную и безлюдную гимнастическую залу с ее канатами, настенными лестницами и обнесенной веревками, посыпанной песком площадкой для фехтования. В своих поисках она обнаружила по меньшей мере две трапезные - одна значительно неприглядней другой - и нечто вроде залы отдыха, где рядовые гвардейцы попивали жидкий эль и тешились игрой в карты, кости и рулетку - развлечения, к которым больше всего склонны люди. О девочке нигде не было ни слуху ни духу.

Как могло случиться, что Тиришри совершенно сбилась со следа? Что же такое стряслось с бедной малюткой? Озадаченная и не на шутку обеспокоенная, она покинула крепость и уже почти без надежды на успех принялась обшаривать внутренний двор, окруженный высокими крепкими стенами. В углу двора стоял высокий, ярко раскрашенный фургон, который Шри распознала по воспоминаниям Тормона, и - как раз рядом с фургоном след появился снова. Фея тотчас воспрянула духом. Ясно было, что некто все же обнаружил укрытие девчушки, однако смертных завихрений воздуха, всегда возникающих на месте убийства, здесь не было. Вместо этого след девочки слился с другим следом. Да это же нелепо, возмутилась Шри. Что же здесь все-таки произошло? Она вгляделась пристальнее - так и есть, сюда приходил взрослый человек и ушел вместе с девочкой. Сосредоточившись, чтобы не сбиться с нужного следа в бестолковой путанице чужих, фея пересекла двор, покинула Цитадель и помчалась над Священными Пределами.

Двойной след привел ее к дому в квартале ремесленников, с виду ничем не отличавшемуся от других. Шри облетела строение в поисках хотя бы щелки, чтобы проскользнуть внутрь, однако из-за бури все окна и двери были крепко заперты. Фея решила, что проще всего в таком случае использовать дымовую трубу, и, сражаясь с восходящим потоком горячего воздуха, который шел от огня, пробралась в черное жерло дымохода. Наконец она очутилась в уютной комнате, озаренной светом лампы и жарким пламенем, пляшущим в очаге. Перед очагом лежал яркий разноцветный коврик. В кресле у огня сидел мужчина и вырезал из дерева корову - маленькую, но совсем как настоящую. Женщина, стоявшая у окна, глядела в щель между занавесками.

С появлением Шри в комнату выпорхнуло облачко дыма, а из дымохода осыпалась в очаг пригоршня золы. Мужчина негромко ругнулся, встал и смел жирную черную золу с камней очага.

- Сквозняк, наверное, - сказал он. - Вот что значит жить на горе.

Не получив ответа, он подошел к женщине и обнял ее за плечи.

- Не волнуйся, любовь моя. Они наверняка нашли где-нибудь укрытие. Никакая снежная буря не прикончит Заваля и Блейда.

- Да, но что, если их засыпало снегом и они не смогут выбраться? Что будет завтра вечером, если мы не совершим жертвоприношение?

Женщина обернулась, и Шри с изумлением узнала суффрагана Гиларру. С тех пор как фея видела ее, прошло немало лет, но женщина почти не изменилась - разве что в волосах появились седые пряди да на лице прибавилось морщинок.

- Вот завтра и будем об этом беспокоиться - но они объявятся, вот увидишь. - Мужчина (как полагала Шри, муж Гиларры) говорил ласково, успокаивающе. - Любовь моя, тебе вовсе незачем так изводиться. Пойди-ка присядь у огня, а я приготовлю тебе чаю.

- Ладно, Беврон. Постараюсь успокоиться.

Гиларра позволила мужу подвести ее к креслу, из которого он только что встал, и с наслаждением опустилась на мягкие подушки.., но тут же с воплем вскочила:

- Ой! Мириаль милосердный, что это за...

Она пошарила рукой на сиденье и расхохоталась от души. В руке у нее была вырезанная наполовину деревянная корова. Гиларра вручила ее мужу:

- Кажется, это твое.

- Извини, - смущенно пробормотал Беврон.

На сей раз Гиларра внимательно обследовала подушки и лишь затем села.

- Это все рога виноваты, - ворчливо заметила она. - Надеюсь только, что нашему сыну по душе придется это маленькое чудовище. - Гиларра подняла взгляд на мужа. - Может быть, когда закончишь вырезать эту корову, смастеришь какие-нибудь игрушки для маленькой Аннас? Бедное дитя нуждается сейчас в любом утешении.

Беврон пожал плечами:

- Смастерю, конечно, но что скажет на это леди Серима? Наверняка ведь богатейшая женщина Каллисиоры может купить ребенку игрушки и получше.

Гиларра вздохнула:

- Ох, не знаю... Я могу только надеяться, что поступила правильно, оставив Аннас в ее доме. Мне казалось, что это самое безопасное место, - Серима с ее богатством и влиянием сумеет защитить Аннас.., но ведь она такая холодная и бессердечная! Боюсь, что малышке будет с ней не слишком весело...

Дальше Тиришри слушать не стала. Нырнув обратно в дымоход, она с облаком искр и сажи вылетела из трубы и помчалась прочь из Пределов, на поиски самого великолепного особняка во всем городе.

Дом леди Серимы стоял на углу большой площади, у дальнего конца туннеля. Шри с трудом могла припомнить эту женщину - тогда еще хмурую кислолицую девочку, которая вечно пряталась за широкую спину отца. Ну да к чему ей Серима, если она ищет девочку! Фея облетела верхний этаж дома, вглядываясь в щели между ставнями. В спальне такой малышки наверняка оставили на ночь горящую лампу...

Заглянув в четвертое по счету окно, Шри наконец нашла предмет своих поисков - в горе мягких подушек утопала черноволосая лохматая головка. Засов на ставне слегка отошел, и створка тихонько брякнула, когда фея проскользнула в комнату, чтобы присмотреться к девочке. Аннас шевельнулась во сне и повернулась на бок. Что же, дышит она ровно и, насколько могла судить Шри, цела и невредима. Поскорей бы доставить эту новость Тормону! То-то он обрадуется! Ставня брякнула вновь, когда фея воздуха вынырнула из спальни и взмыла в сумрачное небо. Пролетая над городом, она решила возвращаться назад вдоль перевала. В такую непогоду вряд ли кто сунется на гору, но все же проверить не мешает. Мчась вперед, Тиришри решила, что сообщит Элиону свою добрую весть, лишь когда вернется в пещеру. Она от души сожалела, что не может сама рассказать обо всем Тормону, но с этим справится за нее Элион, а она зато сможет вдоволь налюбоваться лицом торговца, когда он услышит новости!

- Святая задница! - пробормотала Тулак. - Это еще что такое? Убивают его там, что ли?

Вельдан была сыта по горло бездействием. Она долго боролась с губительным любопытством чародеев - и наконец оно победило.

- Я не знаю, - отозвалась она, - но, по-моему, пора узнать!

Безумец, который бесновался в соседней комнате, был рядом, когда откапывали дракона. Вдруг между этим и его безумием кроется какая-то связь? Так или иначе, а она должна это выяснить. Этон мертв - наверняка мертв, - и все же Вельдан хотела поговорить с человеком, который видел его последним. Увернувшись от Тулак, которая хотела ее удержать, девушка бесшумно выскользнула из постели.

***

- Приоткрой дверь и посматривай, не идет ли кто. Если что, предупреди меня. - Последние слова Вельдан договаривала уже на полпути к окну.

- Да вернись же, кретинка! Ведь жизнью рискуешь - и чего ради? Делишки этой вонючей знати нас не касаются! Если Блейд и впрямь убивает Заваля - кому до этого дело?

- Мне. Происходит что-то странное - и я намерена выяснить, что именно.

Вельдан лихо перемахнула через подоконник - и едва не вскрикнула, по пояс угодив в сугроб. Ну да, раздраженно одернула она себя, все верно - адский холод. А ты чего ожидала? Держась вплотную к стене - где снег, увы, был глубже всего, зато и ее заметить затруднительно, - Вельдан брела вперед и крепко стискивала зубы, чтобы не выбить ими барабанную дробь. Наконец она подобралась к соседнему окну. Засов на ставне сломан - это Вельдан знала даже очень хорошо, потому что вот уже два с лишним часа только и слушала, лежа в постели, надоедливое хлопанье створки на ветру. Распахнув окно, она подтянулась на руках и не без труда - уж очень ныло сломанное ребро - перевалилась через подоконник. Осторожно пошарив ногой в темноте, она обнаружила, что у самого окна стоит точно такой же сундук, как у нее в комнате. Вельдан поставила на него ноги и бесшумно, словно кошка, соскользнула в комнату.

Стоя у окна, она могла различить лишь тонкую полоску света, очертившую дверь, да скорченную в три погибели фигуру на кровати. Поскольку безумец никак не отозвался на ее присутствие, девушка заключила, что он лежит к ней спиной и за пронзительным воем ветра не расслышал, как она забралась в комнату. Бесшумно ступая, она подошла к лежащему, крепко взяла его за плечо и одновременно зажала ладонью рот.

- Тихо! - свистящим шепотом предостерегла она.

Облегчение, радость, безумный восторг - буря чувств охватила Этона, когда он узнал голос Вельдан. Он было совсем уже приуныл, но теперь воспрял духом. Чудесно спасшаяся Вельдан принесла с собой надежду на то, что еще не все потеряно. Он хотел повернуться, поглядеть на нее - и в этот миг осознал, что человеческое тело пытается оттолкнуть его руку, лягаясь и извиваясь, насколько позволяли путы.

- Прекрати, болван! - прошипела Вельдан. - Поранишь себя! Уймись и дай мне помочь тебе!

- Это я, Этан - хотел крикнуть провидец. - Я заточен в этом теле!

Хотел - и не мог. С новым ужасом дракон осознал, насколько он теперь беспомощен. Ему выпал, быть может, единственный шанс рассказат