Автор :
Жанр : фэнтази

Генри КАТТНЕР и Кэтрин МУР

ЛЕДЯНОЙ ОГОНЬ

Вычитка - Sparhawk

Анонс

После смерти Г. Каттнера повесть "Ледяной огонь" была дописана Г. Фоксом (Gardner F. Fox). Первоначально эта повесть была подражанием Роберту Говарду, но Г. Фокс изменил многие реалии мира Котара. Позже Г. Фокс самостоятельно написал несколько повестей о Котаре.

Пролог

История эта - одна из бесчисленных легенд о Котаре, воине-варваре, и о его мече, носящем имя Ледяной Огонь, который достался Котару от мага Азгоркона - ожившего мертвеца. Языческое великолепие древнего мира, где обитал Котар, давно угасло, некогда пышные и могущественные королевства давно пришли в запустение.

Мир этот населяли маги, ведьмы, оборотни и просто безликая нечисть, которой противостояли лишь могучие воины с мечами из заговоренной синей стали. И от ледяных пустошей Туума до засушливых равнин Оазии гремело по всему миру имя Котара, иногда - искусного вора, иногда - искушенного любовника, но всегда - воина безрассудной отваги, вершащего волей случая судьбы стран и империй.

Но прежде всего Котар был искателем приключений.

Неизвестное манило его - будь то новый храм, быть может, таящий неведомые сокровища, или зовущие губы красавицы; неизведанные страны и нехоженые тропы, где порой ухмылялась смерть - а может, поджидало счастье. И, покоясь в ножнах, странствовал вместе с ним Ледяной Огонь. За свою долгую жизнь Котару было не суждено жить во дворцах и накопить много золота.

Прекрасная и смертоносная, висела под потолком зала во дворце королевы Эльфы в серебряной клетке ведьма Лори. Она поклялась отомстить Котару - ведь это он подвесил ее там на прочных стальных цепях; но куда больше томила колдунью страсть к этому великану. Злые зеленые глаза волшебницы следили за Котаром, куда бы он ни отправился. Иногда с помощью чар ей удавалось добраться до Котара и напомнить, что он всего лишь смертный, принадлежащий ей, ибо месть и страсть иссушили ее сердце. Случалось ей сопровождать воина-варвара в бесконечных странствиях - чаще бесплотным духом и лишь изредка вселившись в чье-нибудь тело.

Объявив Котара своей собственностью, Лори, рыжая ведьма, берегла его от всех напастей, боясь упустить драгоценную добычу, готовясь к сладостному часу - любви или мести... Чего именно, не знала даже она сама. Придет еще час, когда она столкнет варвара в самые глубины ада на растерзание тысячам демонов - ради того лишь, чтобы узнать, достоин ли он ее любви. Но пока ведьма выжидала и оберегала свою жертву от всех напастей.

Так, сражаясь с людьми и чудовищами, охотясь за сокровищами и постоянно оставаясь без гроша в кармане, надеясь лишь на удачу, силу да еще на Ледяной Огонь, странствовал Котар по бесконечным дорогам своего мира, словно бессмертный и неистребимый дух. Многие воины и колдуны искали его смерти, многие гордецы жаждали помериться с ним силой и искусством в бою, многие женщины мечтали о нем, золотоволосом гиганте, наделенном первобытной неутомимостью, искушенном в ласках...

Часть 1

Глава 1

Два человека плыли через холодное озеро Лотусин. Один из них, с темной кожей и курчавыми волосами настоящего южанина, плыл обнаженным, если не считать белой львиной шкуры, обмотанной вокруг талии. На поясе у него висел кривой нож. Он плыл без напряжения, словно водяная крыса. Руффлод часто хвастался своим умением плавать. Сейчас он плыл, чтобы украсть величайшее сокровище мира.

Человек, плывущий рядом с ним, был вдвое больше Руффлода. Огромные мускулы перекатывались под бронзовой от загара кожей. Светлая кожа, желтые волосы, голубые глаза выдавали в нем северянина. Его длинные волосы стелились по воде у него за спиной. Они то и дело прилипали к лицу воина, и ему постоянно приходилось отбрасывать их назад.

- Далеко еще, Руффлод? - прорычал гигант.

- Недалеко, недалеко, - мягко ответил его спутник.

- Клянусь Дваллоком! Если ты обманул меня, я твоим же кинжалом срежу тебе всю кожу с костей.

- Мы уже совсем рядом... посмотри!

Котар забарахтался на одном месте. Теперь и он увидел...

Словно золотая драгоценность, мерцал в темноте город Ромм. А неподалеку от берега стояло судно. Лучи света тянулись от него вверх, к звездам. Со странного корабля доносились звуки арф и пение флейт - император Курос пировал на своей золотой галере.

Котар никогда не видел Куроса, императора Авалонии. По слухам, этот полубезумный коротышка пробился через "крышу мира", затем долго путешествовал по Обжитым Районам в землях баронов. Там будущий император промышлял торговлей. Рассказы о богатствах правителя Авалонии - черных изумрудных кольцах, каждое из которых стоило целого королевства, и бледно-изумрудных очках, через которые император смотрел на мир, - соблазняли... а воин-варвар легко поддавался соблазнам.

"Я отправлюсь в Авалонию и посмотрю на императора Куроса, - сказал он сам себе, отдыхая у костра на границе Неведомых Земель. - Если у меня появится возможность украсть изумрудные очки или одно из колец, не премину ею воспользоваться. Тогда я смогу купить маленький замок и несколько акров земли неподалеку от Залива Грондел, у себя на родине".

Котар около трех недель назад побывал в великом городе Ромме, где находился двор императора Куроса. За прошедшие дни его кошелек сильно усох. Но варвар никогда не сорил деньгами, правда, ел, обжирался, словно северный тролль в пещере, пытающейся насытить свое тело, чтобы защититься от ударов северного ветра. Обычная его пища - окорок оленины и кубок холодного салернианского вина.

За такой трапезой и нашел его Руффлод. Южанин был хитрым, умным и выносливым. Но для ограбления, которое он задумал, нужны были мускулы, кто-то посильнее, чем он. Горячими темными глазами, спрятавшись за занавеской в трактире "Семь фурий" он высматривал кого-нибудь подходящего и заметил пирующего варвара. Руффлод сразу понял - вот тот, кто ему нужен.

Они быстро пришли к соглашению. Руффлод оказался убедительным оратором. Вынув несколько монет из кошелька, он сказал:

- Пойдем со мной в дом купца Некториуса. Он - богатый человек. У него полно серебра. Он скажет нам, что он хочет украсть у Куроса.

Котар потянул свой меч, Ледяной Огонь, так что тот оказался зажат между его мускулистыми ногами. Меч подарил ему мертвый колдун Азгоркон, когда окровавленный Котар пришел к нему, пошатываясь, с поля битвы, происходившей на Равнине Мертвых Деревьев. Варвар случайно провалился в гробницу, которая скрывала мертвого Азгоркона пятьдесят тысяч лет.

Меч - единственное оружие Котара (таково было одно из условий Азгоркона) - всегда висел на его бедре. Для Котара Ледяной Огонь был огромной ценностью: лишь время от времени он пользовался им, когда необходимо было добыть кусок золота, драгоценный камень и купить внимание девок...

- Что Некториус будет делать с сокровищами Куроса? - прорычал варвар.

- С-с-с-с! Не так громко. Некториус сказал Таладомису, магу, где тот может продать нечто императору... Но Таладомис не дал Некториусу комиссионных.

Котар обнажил в кривой усмешке белые зубы, тряхнул гривой желтых волос. Его синие глаза сверкнули, словно кобальтовые шары.

- Значит, Таладомис обманул его? Да, похоже на волшебников.

Руффлод ухмыльнулся. Он рассматривал этого большого человека в кольчужной рубашке и меховой тунике: широкие плечи и длинные руки, тяжелые мускулы. Рост и явная сила Котара заставили трепетать Руффлода, однако, когда он посмотрел в голубые глаза варвара, твердые, как северный лед, и холодные, как ветер, который называли Бореан, сердце вора смягчилось.

- Теперь Некториус просит помочь возвратить его собственность, хочет нанять нас, чтобы вернуть Спираль.

Варвар нахмурился.

- И что это за Спираль?

Руффлод пожал плечами.

- Я не знаю. Странная вещь, которая пугает меня, если Некториус нашептал мне правду. Однако, если хочешь, он расскажет тебе сам. Пойдем.

Они прошли по выложенным камнями улицам древ него Ромма, мимо винных лавок и таверн, где танцевали женщины, предлагая свои весьма сомнительные услуги, проскользнули мимо группы мужчин в тяжелых плащах, которые держались в тени, внимательно рассматривая каждого прохожего, оценивая благосостояние, степень опьянения, умение отразить нападение... все с одного взгляда. Тут не было места для слабых духом и телом.

Купец Некториус жил в конце огромного квартала, где располагались дома знати Ромма. Его городской дом стоял на улице, огороженной высокой стеной. В саду за стеной, среди растущих деревьев, играли на флейте. Руффлод постучал. Музыка оборвалась. Кто-то босыми ногами прошлепал к калитке.

- Кто там? Это Крилла, рабыня Некториуса.

- Пришел Руффлод... с другом. Мы хотим увидеть великого купца.

Щелкнул железный засов.

Хорошенькое личико девушки обрамляли каштановые волосы. Ее глаза напоминали бриллианты, а веки были густо покрыты зеленой краской, привезенной из далекой Сусуфеи. Ее красные губы манили Котара; варвару захотелось украсть девушку. Та нахмурилась при виде Руффлода, но расплылась в улыбке варвару, который возвышался позади негра.

- Хозяин ждет вас, проходите поскорее. - Она распахнула дверь так, чтобы они могли войти в сад. В воздухе плыл густой, сладкий запах, исходивший то ли от девушки, то ли от цветущих кустов и деревьев.

- Нелегко было отыскать такого, - Руффлод ткнул пальцем в Котара.

Девушка чуть кокетничала с варваром, опуская и поднимая веки и смущенно улыбаясь, в то время как ее смелый взгляд шарил по мускулистому телу воину.

- Он - большой. Все в порядке, - проговорила рабыня.

- Этот человек сможет помочь мне, - кивнул Руффлод.

Купец Некториус одобрительно рассматривал Котара, словно творец, радующийся богатой обстановке во дворе, которую сам же создал. Купец был высоким, тощим человеком с лицом сатира и мудрыми глазами, бесстрастно взирающими на мир. Одетый в широкие одежды, отороченные мехом, он стоял у длинного стола, на котором были расстелены пергаменты - карты Авалонии, Эйгиптона, Вандазии и Оазии, что лежит на юге, карты мало исследованных равнин Монгролии, карты Комморала, что лежит на севере. Далекие земли, туда ходили торговые караваны и охотничьи экспедиции. Скользя пальцем по карте, купец прослеживал движение каждого отряда, каждой лошади, каждого верблюда, каждого нанятого им торговца.

- Ты сделал хороший выбор, Руффлод. На вид это хороший боец, - и обратился к Котару: - Я предполагаю, ты умело сражаешься?

В ответ варвар лишь прочистил горло.

- Что мне предстоит делать... только рубить и резать?

Некториус коротко рассмеялся и повернулся к полке, которая была у него за спиной. Там стояли тома, переплетенные в грубую кожу.

- Вот, - пробормотал он и, выудив лежавший между томами кошель, бросил его Котару.

Кимберианец поймал кошель. Оттуда ему на ладонь высыпались несколько больших драгоценных камней, крошечные полоски чистого золота, несколько монет Ромма. Варвар заморгал. Дваллок возьми! Так недолго человека свести с ума! Действительно, богатства, оказавшиеся у него в руках, соблазнили его, но только на мгновение.

Чары, наложенные на Ледяной Огонь Азгорконом, заставили его оставить мысли о немедленной расправе над владельцем сокровищ. Так или иначе, его могучие руки беспокойно зашевелились. Дать Судьбе пойти своим путем. Он готов был ступить на дорогу, которую предлагали ему.

Я согласен, - кивнул он и положил драгоценности и маленькие кусочки золота назад в кожаный кошель. - Это богатство... если нужно отобрать у императора его изумрудные очки или принести вещь, которую вы называете Спиралью, я готов.

- Хвастун, - фыркнул Руффлод.

Но Некториус серьезно кивнул.

- Конечно. Я думаю, что ты сможешь... если это вообще возможно. Ты сказал "Спираль" так, словно ты думаешь, что это - ничто, игрушка, которую возжелал старик, такая же безделушка, как изумрудные очки или кольца, которые носит Курос. Хорошо, думай как знаешь, но принеси мне ее, и тогда я покажу тебе, что может Спираль, окажись она в руках мудрого человека, который знает, как ею пользоваться.

Котар бережно положил кошель на край стола, рядом с картами. Некториус вопросительно поднял бровь, тогда варвар пояснил:

- Я не хочу потерять свою награду во время схватки. Она будет в безопасности у вас. Когда мы принесем Спираль, я заберу ее.

Купец согласно кивнул.

- Это разумно...

***

Сейчас, когда Котар плыл к огромной золотистой галере императора, он думал о своей награде и удовольствиях, которые принесут ему сокровища. Он не думал о холодной воде. В детстве варвар купался в водах более холодных, чем воды этого южного озера. Котар чувствовал себя в воде как тюлень - огромный, резвый и бесстрашный. Он скорее скользил по воде, чем плыл, тогда как Руффлод, со всеми своими крысиными способностями, двигался не столь уж совершенно.

Наконец они обогнули мыс и увидели галеру, огромную, тяжелую. Корма и нос как бастионы из целых кусков золота. На носу вытянулась вперед великолепная голова лебедя. Полуоткрытый клюв словно готовился прокричать победный клич, призыв к битве. На корме красовалась голова поменьше, на тонкой шее, склонявшаяся, будто лебедь отходил ко сну. Из бортов торчали два ряда весел, к которым были прикованы рабы. Они сидели у самой ватерлинии. Весла, огромные, красные, позолоченные на концах, сейчас висели без движения. Император Ромма развлекался со своими приближенными на золоченых досках верхней палубы.

Котар не видел, что происходило на палубе. Его внимание сосредоточилось на корме корабля, которая нависла над водой. Золотистую галеру построили специально для плавания по озеру Лотусин. Она никогда не смогла бы плавать в Великом Соленом море, где бывали жестокие штормы. Для этого существовала королевская трирема, на ней император ходил по океану вдоль берега.

Варвар, пока он плыл, заметил бледный свет, исходивший от золотистой кормы. Там, где должна была бы находиться грудь лебедя, располагалась хорошо освещенная каюта. Руффлод говорил Котару, что император превратил ее в кладовую. Выступы, напоминавшие перья лебедя, были, видимо, достаточной опорой для рук, и по ним воры рассчитывали добраться до каюты.

- Это будет нелегко, - предупреждал Руффлод, когда они еще находились на суше, на городской набережной. - Стража Куроса охраняет Спираль лучше, чем самого императора.

Котар теперь понял, что вор прав. Вдоль перил корабля стояли солдаты в золотистых шлемах и кирасиры из Прокорианской Стражи, жестокие люди, взращенные для битв.

Котару стало ясно, что Некториус послал его как телохранителя Руффлода. Стражники выглядели очень опасными. Дротики сверкали в свете факелов. Да и короткие мечи в золотистых ножнах всегда были у них под рукой. Перекинутая через плечо перевязь с Ледяным Огнем, тяжелым, как якорь (хотя в руках хозяина огромный меч выглядел изящным прутиком), придавала уверенность варвару.

Руффлод подплыл поближе к Котару.

- Пошли! - выдохнул он.

Через мгновение Котар последовал за ним. Его влажная кожа сверкала в лунном свете. Перед тем как исчезнуть в мутной, темной воде, варвар встряхнул головой, далеко разбросав брызги. А потом под водой он скользнул за маленьким вором.

Вытянутой рукой Котар нащупал металлическую поверхность и бесшумно вынырнул. Он высунул голову из воды, как любопытная выдра. Его пальцы впились в золотые украшения.

Из темноты заговорил Руффлод:

- Сможешь залезть?

Варвар фыркнул.

- Тогда все в порядке. Я спросил на всякий случай. Мы должны оказаться за головой лебедя, где-то возле его клюва. Это единственное место где нас не могут заметить. Теперь... поднимайся первым...

Но он уже говорил в пустоту. Словно кот, скользнул кимберианец вверх. Пальцы и голые ноги, будто усеянные присосками щупальца моллюска, цеплялись за золотистые украшения. Он совершенно спокойно поднялся наверх. Еще мальчишкой Котар забирался на великие ледники Туума. Мускулы перекатывались на его могучей спине.

Руффлод усмехнулся и полез следом.

Голый, в мокрой набедренной' повязке, с мечом за спиной, Котар взобрался к основанию головы лебедя. Где-то ниже и чуть позади звенели арфы и дико завывали флейты. Легко повернувшись, Котар обнаружил, что отсюда отлично видно палубу. На маленьком железном троне, застеленном дюжиной леопардовых шкур, восседал Курос. Потягивая из золотого кубка, Курос наблюдал за обнаженной девушкой из храма Оазии, которая, покачивая темной прической и тонкими плечами, отбивала ритм голыми ногами по золотистой палубе, демонстрируя развратный танец, столь популярный на ее родине. Император, так же как другие мужчины и женщины на палубе, не отрывал взгляда от гибкого прекрасного тела маленькой танцовщицы.

Никто не думал о кладовой.

Руффлод появился рядом с Котаром.

- Я должен пробраться в каюту. Ты сможешь поддержать меня, пока я взгляну, что делается внутри?

- Могу ли я удержать куль с мукой?

Руффлод кивнул, довольный, опустил голову и скользнул над клювом, цепляясь пальцами за золотистые украшения. Котар схватил вора за ляжки и придержал. Варвар растянулся под головой лебедя, постепенно опуская Руффлода ниже и ниже, так что вор оказался висящим вниз головой у открытого окна каюты.

- Я вижу ее, - пробормотал Руффлод. - Боги... как удивительно!

Маленький человек оперся обо что-то и повис неподвижно. Его голос звучал спокойно, но чуть приглушенно, когда он прошептал:

- Отпусти меня. Отпусти!

Котар разжал пальцы.

Словно проворная обезьяна, маленький человечек опустился, перенеся свой вес на кончики пальцев, и бесшумно ударился ногами о золотистую корму. Потом, подтянувшись, он перелез через подоконник и исчез.

Котар лежал бесшумно, как тигр на охоте. Он прислушивался, но царило спокойствие: ни возбужденных голосов, ни звона сторожевых колокольчиков. Его варварские инстинкты подсказывали, что Руффлод должен подойти к окну и протянуть ему Спираль так, чтобы Котар мог взять ее и спрятать за перевязь меча.

"Клянусь Дваллоком! Где же он?"

Что-то случилось внизу, в каюте, освещенной бледным светом светильников. Но если бы там была стража, она бы подняла тревогу, он бы услышал звон мечей, выскользнувших из ножен.

Только сверхъестественная тишина и полумрак. По-змеиному бесшумно кимберианец скользнул вниз, чтобы заглянуть в окно, и в это время из каюты раздался крик. Мгновение крик висел в воздухе - крик, полный ужаса, полный страха, крик человеческого существа, перед которым разверзлись неведомые бездны времени и пространства.

Музыка на палубе прекратилась. Император вскинул голову, забыв и о девушке Оазии, и о кубке с вином. Он уставился на двери кладовой, где хранилась Спираль, и сделал быстрый жест рукой.

Котар услышал, как по палубе побежали стражники, следуя молчаливому приказу императора. Они бросились открывать двери каюты, чтобы заглянуть внутрь и узнать, кто кричал в таком страхе.

Он, Котар, тоже хотел увидеть, что происходит внутри каюты. Он быстро спустился вниз, цепляясь за золотистые украшения, чувствуя холод потустороннего всем своим телом. Его ноги зацепились за клюв лебедя, так что варвар смог свеситься. Его голова оказалась на уровне окна каюты.

Котар увидел, что каюта полна клубящегося белого дыма. Казалось, дым был живой. На эбонитовом треножнике в тумане возвышалась витая Спираль, тонкая и великолепная. Она поднималась с круглого синего металлического основания. Для Котара это была игрушка более трех футов высотой, больше ничего. Кроме Спирали, в комнате ничего не было.

Но где же Руффлод? Почему вор так кричал? Если его не схватили стражники, то что же тогда с ним случилось?

Котар почувствовал, как тело его покрывается холодным потом. Он не владел силами колдовства, но его нос учуял колдовство. Варварский инстинкт приказывал ему бежать - соскользнуть со своего насеста и исчезнуть в воде.

Но дикое желание одержать верх над Руффлодом, даже если тот мертв... и принести Спираль купцу Некториусу... Котар безрадостно улыбнулся. Он медленно изменил позу, перенес вес тела на свои могучие руки.

И в это время дверь каюты распахнулась.

Кимберианец увидел капитана Прокорианской Стражи в сверкающих доспехах. Его суровое коричневое лицо закрывал высокий золотистый шлем. Из-за его спины выглядывал император Курос.

- Посмотрите... окно! - завопил император. - Вор висит снаружи! Кто-нибудь, хватайте его.

Капитан Стражи исчез из поля зрения.

Котар напрягся, как тигр перед прыжком. Еще мгновение, и он обретет безопасность в холодной воде. И Дваллок возьми эту Спираль!

Кто-то схватил Котара за ноги. Варвар дернулся, однако то, что схватило его, не отпускало. Тогда Котар качнулся, словно туша мяса на мясницком крюке, пытаясь дотянуться до лодыжек руками. Кто-то громко засмеялся:

- Краб попался. Сейчас... один краб доберется до рыбок! Конечно... после того как император покончит с ним!

С палубы послышался писклявый голос Куроса:

- Опустите его. Принесите сюда! Я хочу посмотреть, что за человек решился ограбить правителя всего мира. Приведите его, я приказываю!

Проворные стражи протащили Котара мимо головы лебедя, выбирая арканы, захлестнувшие ноги северянина. Сыпя проклятиями, сопротивляясь, Котар дергался, изо всей силы цепляясь за резные завитки, пытаясь освободиться.

Наконец Котар слетел с головы лебедя. С зубодробильным стуком он рухнул на доски крыши каюты. Его рука зацепилась за стойки перил, но до того как пальцы варвара успели сжаться, его сдернули вниз по ступенькам, ведущим с кормы на главную палубу.

- Великан!

- Да, варвар с севера...

- А его меч... посмотрите на его меч...

Котар знал, что император, его придворные, окруженные гостями и стражниками, ждали, когда он, сосчитав ступеньки, скатится на главную палубу. Губы варвара разжались, обнажив сильные белые зубы. Зрители утратили самодовольство, когда он пнул кого-то наугад связанными ногами. Его правая рука метнулась к Ледяному Огню, который висел в ножнах у него за спиной. Огромный меч, освобожденный от ножен, засверкал в свете факелов.

Стражники бросились вперед.

Присев, Котар рубанул мечом, рассекая плоть и сухожилия. Стражник закричал и упал с подрубленными ногами.

Окровавленный меч разрубил веревки, освободив ноги варвара. Котар вскочил. Теперь уже все кричали от ужаса, кроме хорошо тренированных воинов. Толстый Курос вопил из-за спины капитана Стражи, приказывая немедленно схватить гигантского варвара.

Котар сдернул ножны со спины и хлестнул ими в другую сторону. Ледяной Огонь, по самую рукоять вымазанный в крови, синим пламенем светился в его правой руке.

Котар выглядел настоящим варваром - мускулистый, с широкой грудью и могучими плечами. Его длинные желтые волосы ниспадали на плечи, синие глаза сверкали, словно северный лед под лучами утреннего солнца. Жестокая улыбка появилась на его лице, когда он присел, выставив перед собой меч.

- Хочу, чтоб его взяли живым! - закричал Курос.

- Вперед! Поднимите щиты! - закричал капитан Стражи.

Котар не стал ждать нападения. Он бросился к двум стражникам, которые еще только поднимали свои прямоугольные щиты. Его клинок, подобно молнии, метнулся к ним. Кончиком меча он задел открытую шею, рванул меч в сторону в ткнул острием в лицо одного из воинов.

Попятившись, варвар прижался к стене каюты. Двое из Прокорианских Стражей лежали мертвыми или смертельно раненными у его ног.

Другие воины оказались более дисциплинированными. Они видели смерть своих товарищей и, подняв щиты, составили металлическую черепаху, выставили вперед короткие острые мечи.

Котар переменил тактику. Ему уже и прежде приходилось сражаться с солдатами, выстроившимися черепахой, но покачивающаяся палуба приводила его в замешательство. Он предпочел бы сражаться на земле.

Варвар побежал вперед. Прыгнул. Голые ноги ударили в щит, и Котар, словно кошка, приземлился на ноги. Потеряв равновесие, солдат, державший щит, упал. Ледяной Огонь метнулся вправо, потом влево, разя стражей с обеих сторон. Ворча, воины отступили.

Курос и его Стража стояли перед варваром. Император был так напуган, что только беззвучно открывал рот. Стражники предприняли попытку окружить Котара. Но большой варвар не стал их ждать.

Очутившись перед императором, Котар резко толкнул одного из воинов на капитана Стражи, потом, пригнувшись, схватил за руку человека, который правил Авалонией. Немного поколебавшись, Котар легко подхватил императора и помчался к перилам галеры.

- Держите его! Осторожно, не пораньте императора! - заревели все. - Уберите мечи! Уберите мечи!

Котар собрался перепрыгнуть через перила. Прихватив с собой Куроса, он мог на некоторое время обеспечить себе безопасность.

Он прыгнул.

Он был уже в воздухе, когда что-то тяжелое обрушилось на его голову. Удар оказался не сильным, но точным. Ноги варвара обмякли, и он полетел вперед, не в силах сохранить равновесие и предотвратить удар о перила.

Глава 2

Котар потряс головой. Он стоял, оглушенный двойным ударом по голове. Открывая и закрывая глаза, он пытался сфокусировать взгляд на том, что находилось прямо перед ним. Боги! Ледяной Огонь был так тяжел! Меч тянул варвара вниз, словно якорь.

Наконец взгляд прояснился, и Котар увидел усмехающегося императора, который сидел на троне. Короткие и толстые пальцы императора гладили рукоятку Ледяного Огня. Котар заморгал. Если Курос держит меч, то что же оттягивает вниз его руки?

Варвар опустил глаза и увидел мощную железную цепь. Его запястья были в кандалах. Цепи, толстые и тяжелые, висели на нем. Пока Котар был без сознания, Прокорианская Стража сковала его.

- Итак, - удовлетворенно произнес Курос, - мы пленили этого тигра.

Котар не мигая смотрел на императора.

- Что ты искал, глупый человечишко? Спираль?

Резкий смех заставил Котара поморщиться. Все собравшиеся на палубе вторили королевскому веселью. Варвар смотрел на них, чувствуя, как дряблые лица и мягкие тела дрожат под шелковыми одеждами, доставленными караванами с Сусуфианских холмов.

Глаза варвара засверкали, когда он перевел взгляд на женщин. Еще бы, женщины Авалонии были белокурыми, их кожа - гладкой, как атлас. Они не прятали свои тела под шелком, а гордо демонстрировали их, расхаживая полуголыми, едва прикрывая грудь тонкими полосками золотой или золотистой ткани. Их лица казались царственными, гордыми, груди твердыми, манящими. Желание горело в их глазах, желание увидеть, как унизят и убьют человека.

- Да. Я пришел за Спиралью, - яростно загромыхал Котар. - Я изменил бы свою Судьбу, если бы продал ее.

Он ни слова не сказал о Некториусе, испытывая безотчетную благодарность к купцу. Смех Куроса прозвучал лаем.

- Глупец! Если бы ты посмел войти в каюту... но это уже не важно. Ты посмел прикоснуться ко мне и должен умереть. И... я не знаю, какую смерть выбрать для тебя.

- Пытайте его! Пусть он умрет, получив тысячу ран!

- Нет... пытайте водой! Курос, пытайте его водой!

- Привяжите к мачте и забейте до смерти кнутом.

- Протащите его под килем, под водой!

Курос внимательно рассматривал могучего варвара. Потом он раздраженно потряс головой.

- Нет, нет. Ни один их этих способов мне не нравится. Я уже видел, как люди умирают от таких пыток. Я хочу... чего-нибудь новенького.

За спиной у императора стоял высокий тощий человек в одеждах из черного бархата, украшенных мистическими знаками и символами. Его черные волосы свободно развевались ветром, гулявшим над палубой. У него были суровый, злой взгляд, тонкие губы и глаза-щелочки. Котар понял, что это маг, великий некромант Таладомис, на чьи пророчества и предсказания так полагался император, тот самый маг, который обманул Некториуса.

Таладомис задвигался.

- Убейте его не пачкая рук, сир, - сухой голос некроманта резал ухо. - Или этот варвар станет вашим проклятием! Я клянусь вам. Тихие голоса звезд нашептали мне это.

- Я во всем полагаюсь на вас, Таладомис. Но не в этом случае. Нет! Мои подданные едва двигались. Эта танцовщица из Оазии загипнотизировала их своим глупым кривлянием. Куда она убежала, эта неряха? А? Приведите ее, кто-нибудь!

Таладомис мрачно потряс головой, но он больше не протестовал, лишь начертил в воздухе колдовской знак. Пристально посмотрев на колдуна, Котар увидел, что воздух вокруг мага покраснел.

Босые ноги прошлепали по доскам палубы, и танцовщица Оазии выскользнула вперед из-за спин Прокорианских Стражей. "Она очень одинока", - подумал Котар, вглядываясь в печальное лицо девушки. Густые черные волосы. Ротик с ярко накрашенными губами приоткрыт от страха. Чуть раскосые глаза с удивлением уставились на огромного варвара, когда она подошла и встала на колени перед императором.

- Великий повелитель... - только и прошептала она.

- Твои прелести больше не нужны Куросу. Повелителю мира ты должна показать что-то получше! - Курос наклонился вперед, его глаза засверкали. - Что? Откуда этот плащ, который закрывает тебя с ног до головы? Ты носила одежды, пока танцевала, а теперь ты и вовсе завернулась, как мумия Эйгиптона. Твой вид холодит кровь. Тебе не нравится ублажать мой взор и взоры моих приближенных?

- Мой повелитель... - еле выговорила она, низко опустив голову.

- Снимай плащ. Снимай, я говорю!

Дрожащими пальцами девушка стала расстегивать застежки. Кто-то из толпы вытянул руку и содрал плащ с ее тела. Она осталась стоять на коленях. Ее великолепные бедра были перетянуты лишь тонкой полоской шелка.

Котар прикрыл глаза. В таком наряде девушка выглядела более обнаженной, чем была на самом деле.

Курос сделал нетерпеливый жест.

- Оставьте, оставьте! Или я правлю мертвецами? Разденьте ее, неловкие неряхи!

Чья-то рука схватила девушку за густые черные волосы, подняла, поставила на ноги. Другие руки потянули за раскрашенные полоски шелка - единственную ее одежду. Мгновение, и девушка отпрянула голой, шагнув к Котару, словно прося у него помощи.

- Посмотри на ее красивые... груди! - засмеялся Курос.

Неожиданно он остановился и поднес огромный выпуклый изумруд к глазам. Через него Курос скосился на пару. Его толстые губы кривились в усмешке.

- У меня есть идея... У меня есть идея! Мы казним их вместе. Так? Разве я не гений! Двойная смерть, двойное удовольствие.

Зажурчали возбужденные голоса, восхваляя Куроса - правителя мира. Император откинулся на высокую спинку своего металлического трона. Радостная улыбка искривила его рот. Два солдата шагнули вперед, повинуясь его жесту.

- Схватите суку, привяжите ее к спине варвара.

Оцепеневшую танцовщицу приподняли и усадили на широкую спину кимберианца. Котар содрогнулся, когда соприкоснулся спиной с телом женщины, но не пошевелился. Он стоял, словно могучая скала. Принесли ремни. Запястья и предплечья женщины привязали к толстым запястьям и могучим предплечьям варвара.

Широкий ремень опоясал их тела чуть выше набедренной повязки, которую носил Котар. Маленькие ремешки прикрепили ее стройные ноги к его тяжелым мускулистым икрам.

Они остались стоять так, напоминая странного зверя. Прокорианская гвардия расступилась. Мужчины и женщины собрались вокруг, с интересом наблюдая за происходящим. Все они стремились увидеть новый каприз императора.

- Теперь ты должен защищать свою спину, варвар... Пусть Лаэлла получит то наказание, которое заслужила, пока ты будешь спасать свою и ее шкуру. Однако, если она пострадает, схватка будет остановлена, тебя свяжут и станут хлестать бичом... Приведите Горта!

Рев пронесся над зрителями, столпившимися у трона. Послышался скрип проржавевших колес, что-то загромыхало, а потом появилась клетка с серебряными прутьями.

Женщина на спине Котара зарыдала ему в ухо.

- Горт! Он убьет нас обоих! Он вопьется своими челюстями...

Котар хотел увидеть этого Горта. Но не было слышно никаких звуков, ни рычания, ни кашля, ничего, что могло бы подсказать варвару, какая тварь сидит за прутьями клетки - леопард или лев.

Неожиданно все расступились.

Теперь варвар увидел жуткое существо в клетке. Медведь! Огромный бурый медведь с гор, известных как "крыша мира". Котару доводилось встречаться с белыми медведями, но он никогда не видел бурых медведей, хотя знал, что они восьми футов длиной от кончиков когтей до кончиков шерстинок на ушах, когда встают на задние лапы.

Кожа варвара покрылась мурашками. Один, без ноши за спиной, он мог бы некоторое время противостоять такому противнику. Но цепи на руках и голая женщина, повисшая на спине!.. Сопротивляться было бесполезно.

Дикий рев вырвался из глотки Котара, когда глаза варвара встретились с взглядом гигантского медведя, поднявшегося за серебряными прутьями клетки. Зверь чувствовал, что его скоро освободят.

Медведь слегка зарычал, изучая гиганта, которого должен убить. Горт знал, что делать. Он часто боролся с врагами императора, развлекая двор. Горт подвигал челюстями. Он еще никогда не сражался на палубе корабля посреди озера Лотусин, печального и спокойного. Галера тихо покачивалась на волнах, и это беспокоило медведя.

Решетка клетки приподнялась, и Горт выбрался на палубу. Его огромная голова поворачивалась из стороны в сторону. Ноздри зверя раздулись, когда он почувствовал запах человека и женской парфюмерии. Глаза твари горели желанием убить.

Горт качнулся вперед. Восемь футов и несколько дюймов разъяренной плоти. Он изучал связанных мужчину и женщину. Рев ненависти родился в его горле. Они не выглядели опасными. Правда, мужчина стоял чуть пригнувшись. Соединенные руки подобрали тяжелую металлическую цепь, но в любом случае цепь - неудобное оружие. Однако это было единственное, что варвар мог противопоставить медведю.

Медведь встал на четыре лапы и медленно двинулся вперед. Котар спокойно ждал, чуть напрягшись. Все могло кончиться смертью его и Лаэллы, если он позволит...

- Хай! - закричал Котар, прыгнув вперед.

Черная цепь в его огромных руках метнулась, словно кожаный бич. Он обрушил ее на покрытую шерстью голову. Раздался хруст, словно что-то треснуло. Когда цепь отлетела назад, на ней остались клочки шерсти и кровь.

Горт поднялся на задние лапы и заревел.

- Первую кровь пролил варвар! - закричала одна из женщин.

Курос наклонился вперед. Глаза императора сверкали. Он взволновался. В душе он был очень азартен и смаковал поединок. Этот слабый трусливый человек любил наблюдать за более сильными и отважными.

Котар, словно кот, отскочил в сторону, чтобы повторить удар, пока лапы Горта не смогли достать его. Он крутанулся и заставил повернуться животное. Цепь уже была наготове. Она много весила, но у варвара были могучие мускулы.

Котар еще сохранял силы, но понимал, что скоро устанет. С Лаэллой на спине и закованный в цепи он не сможет долго сражаться.

Но все же у него оставался шанс. Если бы ему удалось заставить зверя обезуметь, отвлечь его от себя...

Котар напрягся, прыгнул снова. Его нога попала в небольшую лужу крови, крови из раны на голове Горта. Потеряв равновесие, Котар тяжело упал на бок.

Лаэлла закричала.

Горт качнулся вперед к своей жертве. Огромные челюсти хищно щелкнули.

Котар подтянул ноги. Его руки взлетели вверх, вцепившись в шкуру медведя. Горт нанес сильный удар когтистой лапой, но промахнулся, и Котару удалось встать на ноги. Медведь снова поднялся на задние лапы, нависая всей массой над человеком.

Котар действовал быстро. Он двигался словно молния. В молодости варвар сражался с огромными белыми медведями среди северных льдов, но тогда у него были копье и дубина. Котар знал повадки животных и их слабые места.

Стоя на задних лапах, медведь не мог защитить свою морду. Тяжелая цепь, просвистев в воздухе, обрушилась на маленькие красные глаза зверя и нанесла ему страшную рану.

Горт яростно взвыл от боли.

Котар отскочил, держа цепь наготове и ожидая, когда зверь снова нападет на него. Медведь сильно пострадал. Он тер лапами окровавленные глаза, стоны вырывались из его глотки. Зверь потихоньку начинал сходить с ума.

Медленно, шаг за шагом, отступал варвар. У него на спине стонала от страха Лаэлла. Ее длинные черные волосы разметались по плечам, прилипнув к потному телу варвара. Танцовщица дрожала. Она попыталась повернуть голову. Кимберианец услышал, как от страха она затаила дыхание.

- Что случилось? - спросила она.

- Я ослепил его... Я так думаю.

- Даже если ты убьешь его, что изменится?

Котар обнажил зубы в холодной усмешке.

- Ты умеешь плавать?

- Как рыба. Но этот путь... связанными вместе... я не уверена. Ты не сможешь мне помочь... а цепь... в воде...

- Тс-с-с-с-с!

Горт поднял окровавленную морду и заревел, широко открыв пасть. Медведь видел, но плохо, словно смотрел через кровавый туман. Его жгла боль... голова была будто раскаленный до краев горшок.

Он забыл о своих противниках. Все, что он хотел, - отплатить людям за эту невыносимую боль. Медведь принюхался. Вокруг стояли люди - мягкие, нежные и надушенные.

И Горт напал. Огромные челюсти медведя раскрылись и сомкнулись на человеке в ярких шелках - одном из придворных Куроса. Плоть и кости затрещали, когда зверь сомкнул челюсти.

Через мгновение, оторвав мужчине правую руку, зверь впился в женщину и стал терзать ее.

Курос вскочил на ноги, дрожа от ужаса.

- Убейте его, убейте зверя!

Дюжина Прокорианских Стражей одновременно двинулась вперед. Они выставили копья и закрылись щитами, надеясь противостоять зверю, который бушевал на палубе. Все остальные - мужчины и женщины - бросились врассыпную.

Никто не вспомнил о Котаре.

Варвар пятился, пока спина Лаэллы не коснулась металлического щита стражника. Почувствовав толчок, Котар крутанулся, схватился обеими руками за щит и, вырвав его, отшвырнул в сторону.

Теперь Котар оказался среди воинов. Прыгнув вперед, варвар вскочил на перила. Он знал, что рискует получить в спину удар копья, которое пронзит девушку и его. Но если бы он не попытался, смерть была бы неизбежна.

Котар вместе со своей ношей бросился в черную тьму.

Копье просвистело у него за спиной, а потом Котар нырнул в черную воду. Нырнул глубоко. Тяжелые цепи тащили на дно, но Котар и Лаэлла были хорошими пловцами. Перед тем как нырнуть, они глубоко вдохнули воздух. Они стали грести в унисон, словно составляли одно существо. Танцовщица, думая о могучем, мускулистом теле светловолосого варвара, представляла, что танцует с ним.

Медленно, медленно они стали подниматься вверх. Цепи оказались очень тяжелыми, а легкие беглецов не могли вместить воздух, чтобы уравновесить оковы, но им все-таки удалось подняться на поверхность. Их мокрые руки высунулись из воды в нескольких ярдах от галеры.

Беглецы услышали крики женщин, вопли мужчин на борту галеры и грозный рев Горта, кусающего, поражающего, убивающего своих врагов. Медведь хотел уничтожить всех этих существ, одно из которых посмело поранить его.

К удивлению Лаэллы, Котар поплыл назад к галере.

- Ты сошел с ума? - спросила она, двигая одновременно с ним руками и ногами.

Руки варвара поднялись и уцепились за весла. Переставляя руки, Котар стал продвигаться вдоль борта, зная, что рабы, прикованные к веслам, спят крепким сном, пока их хозяева развлекаются на верхней палубе.

- Мы должны разорвать ремни и освободиться друг от друга, - проворчал Котар.

Варвар добрался до последнего весла, поискал зацепку для рук среди украшений. Качнувшись, он зацепился за резьбу, его тело несло и кандалы, и танцовщицу. Постепенно Котар забрался на таран, который на фут скрывался под водой.

- Цепляйся! - приказал женщине варвар. Дыхание девушки прерывалось рыданиями, длинные волосы намокли и висели патлами. Танцовщица крепко зацепилась за карниз, и Котар неожиданно рванулся. Руки Котара освободились.

Девушка качнулась назад. Если бы она не была привязана к телу гиганта, она улетела бы в воду.

Девушка снова схватилась руками за украшение.

- Я принадлежу тебе, - прошептала она Котару, поцеловав его в плечо.

Котар усмехнулся:

- Ты принадлежишь самой себе.

- Ты спас меня от моего хозяина. Они замучили бы меня, или меня убил бы медведь. Курос всегда так поступает, требуя, чтобы торговцы рабами благодарили его за это. Император любит, когда рабы принимают ужасную смерть. Это забава для его двора. Он и купцов иногда приглашает, чтобы те слегка повеселились. Если он будет чересчур скуп, то они перестанут поставлять здоровых рабов и красивых танцовщиц в Ромм.

Котар чувствовал, как волнуется обнаженная грудь танцовщицы, как дрожат ее плечи.

- Убивать рабов нехорошо, а Курос любит убивать молоденьких рабынь. Вид предсмертных мучений веселит его душу. Я ненавижу Куроса!

Котар снова усмехнулся.

- Боже! Я сам презираю его. Вот почему я отправился за этой Спиралью!

Варвар почувствовал, как напряглось ее тело, когда он одним усилием разорвал ремень, скреплявший их талии.

- Забрать Спираль? Ты, должно быть, сошел с ума! Ты знаешь, что это такое? Ты знаешь, что такое Спираль? Я слышала, как маг Таладомис говорил о ней, мой повелитель.

Девушка затрепетала. Варвар подождал, а потом быстро забормотал:

- Да? Что же такое Спираль?

Тем временем руки варвара занимались ремнями, которые связывали их ноги. Девушка перевела дыхание.

- Это... это волшебная дверь в другой мир. Она излучает белый свет. Завернувшись в плащ, Курос входил в это свечение. Без плаща, оно уничтожило бы императора. Император исчезал. Он побывал в землях невообразимой красоты. В этом плаще он был защищен от опасностей другого мира, который Таладомис называл Нирваллой.

Последний ремень был разорван.

Котар обнял дрожащую танцовщицу и, приподняв, усадил ее на одно из украшений. Девушка с удивлением уставилась на варвара.

- Чего ты хочешь? Ты и в самом деле хочешь добыть Спираль?

- Тут ты пока в безопасности. Можешь уплыть отсюда.

- Я не оставлю тебя. Я принадлежу тебе.

Котар усмехнулся и обнял влажное тело танцовщицы одной рукой.

- Тогда жди меня тут, девочка. Я долго не задержусь. Если у Куроса есть какой-то плащ, мне надо отобрать его, прежде чем украсть Спираль.

С ловкостью большой кошки варвар полез по золотистому борту галеры. Цепляясь руками и ногами, он поднимался выше и выше, легко, словно пантера. Обнаженная женщина смотрела ему вслед.

Варвар осторожно заглянул в каюту, где хранилась Спираль. Котару не очень-то хотелось лезть туда, где столь таинственным образом пропал Руффлод.

Котар затаился, словно тигр в засаде, и вслушался в голоса, крики и ворчание зверя, который уже забрал множество человеческих жизней. Стражники короткими копьями пытались дотянуться до сердца чудовища.

Потом Котар услышал голос императора, с воплями отдающего приказы:

- Встаньте вокруг меня! Выстройтесь вокруг меня кольцом и проводите меня в каюту, - кричал Курос.

Раздался вопль очередной жертвы медведя. Потом размеренный топот стражи подсказал Котару, что императора подвели к двери каюты. Кимберианец перенес вес тела на ноги, подобрал цепь.

Мантия, удерживающаяся на заколке, отбрасывала на лицо императора бледный свет, отчего его кожа казалась белой. Мантия была украшена амулетами и расшита рунами. Курос ввалился в каюту в парах белого тумана.

Через окно Котар внимательно следил за императором, думая, что тот исчезнет, как Руффлод. Император подошел прямо к Спирали, плотно запахнувшись в одеяние. Балансируя на носках, изготовившись, Котар напряженно ожидал. Наконец Курос оказался рядом с ним. Один бросок - и цепь оглушит императора. Всего несколько шагов... и Курос окажется в пределах досягаемости.

Варвар приподнялся, метнул цепь. Одно неточное движение, и варвар, потеряв равновесие, полетел бы в холодную воду. Мускулы его ног напряглись. Качнувшись вперед, он цепями задел мантию.

Мантия смялась под ударом цепи и отлетела в сторону. Котар рванул мантию на себя, и та, словно по воздуху, полетела к варвару. Там, где должен был стоять Курос, никого не оказалось. Император Авалонии исчез. Котар судорожно сглотнул, подхватил мантию и вытащил ее через окно.

Он торопливо напялил мантию, накинул капюшон себе на голову, думая, что если Курос разделил судьбу Руффлода, то Ледяной Огонь навсегда потерян. Сейчас Котар хотел отправиться в мир, который называли Нирваллой.

Котар перекинул ноги через подоконник. Шагнул в каюту. Туман стал прозрачнее. Спираль засверкала золотистым светом. Так по крайней мере казалось варвару, когда он смотрел из-под нависшего капюшона.

Котар, широко расставив руки, шагнул вперед. Спираль сверкала, будто огромный бриллиант. Котар почувствовал, как пол разверзся у него под ногами. Мгновение он удерживал равновесие, повиснув над бездной.

А потом... Перед ним возникла...

- Красная Лори! - промычал Котар.

Злорадный смех. Широко раскрытые, веселые, насмешливые глаза. Длинные рыжие пряди волос. "Да, да, Котар, я твой заклятый враг! Ты тот, кого я ненавижу. Это я, Красная Лори, - колдунья. Не беспокойся... я по-прежнему заперта за серебряными прутьями в подземелье "королевы Эльфы", но мой дух может путешествовать... и сейчас, я знаю, только ты можешь видеть меня... Дурак! Ты думаешь, я говорю в пустоту, словно ветер среди теней? Слова много значат, Котар! Когда ты победил меня и загнал сюда, ты заслужил мою ненависть. Ты принадлежишь мне, варвар... в свое время ты будешь наказан. А теперь отправляйся в Нирваллу, но знай, что мой дух преследует тебя. Учти, все мои проклятия сбудутся!.."

Она снова рассмеялась. Ее красный рот разошелся, превратившись в широкий овал. Котар увидел длинный розовый язык. Чуть раскосые глаза сверкнули бешеной злобой... И она исчезла.

Котар почувствовал, как его ноги коснулись чего-то твердого.

Глава 3

Котар стоял на плоской вершине горы. Внизу до самого горизонта простиралась поросшая травой равнина. Вокруг беспорядочной грядой вздымались груды камней, казалось, огромные руки забавляющегося великана взгромоздили их друг на друга.

Теплый ветерок играл полами чудесной мантии. В его дуновении Котар услышал невнятный шепот множества голосов. Он не мог разобрать слов в этих сверхъестественных звуках, только улавливал общий смысл: голоса предостерегали его, советовали ему, предупреждали.

Тень двигалась над землей. Подняв голову, Котар увидел гигантского орла, парящего высоко в желтом небе на широко расставленных крыльях.

Котар вздрогнул.

Вдали возвышалась черная башня. К ней вела узкая дорожка, она огибала скалу, на которой стоял варвар. Котар спустился и пошел вдоль дороги, надеясь, что в башне кто-нибудь живет и ему удастся узнать, где он и как вернуться в каюту со Спиралью.

Он сделал всего несколько шагов, а башня уже предстала перед ним, скорее приземистая, чем высокая. Ее темные камни несли на себе отпечаток веков. Окон в башне не было, по крайней мере Котар их не обнаружил. Видимо, единственный путь к отступлению, в случае необходимости, лежал через огромную дубовую дверь, закрытую сейчас на железный засов. Котар горько усмехнулся, взялся за дверной молоток и громко постучал.

Дверь бесшумно отворилась. На пороге стояла женщина в узких черных одеждах. Лицо ее было белым, как мел, губы цвета крови. Глаза прятались за длинными черными прядями волос. Густые брови - жженый уголь. Она не удивилась, увидев Котара, но губы ее искривились в слабой усмешке.

- Что ты ищешь, чужеземец?

- Свой меч - Ледяной Огонь, который утащил император Авалонии, Курос.

Женщина приветливо кивнула и отступила, пропуская Котара.

- Тогда войди. Я - Леита из земли Нирвалла. Я знаю о Куросе и о золотистой галере, где он хранит Спираль.

Котар вошел в зал. Его голые ступни коснулись теплых, приятных камней. Пол был выложен каменными плитами, каждую их них отмечал магический знак. Стены украшала плотная шелковая ткань алого и черного цветов. На них были вышиты знаки Семи Сестер Салатуса. Факелы, укрепленные в специальных подставках, освещали зал удивительным голубоватым светом.

Женщина неслышно скользила с кошачьей грацией. Они вошли в большую комнату с длинным столом, уставленным кубками, вырезанными из цельных кристаллов, и глиняными тарелками.

- Поешь, чужеземец, - прошептала Леита. - Пока ты ешь, я расскажу тебе небольшую историю.

Подойдя к столу, она сняла крышку с горшка. Запах дымящегося мяса защекотал ноздри варвара. На блюде лежали хлеб и несколько кусков сыра. Женщина налила вина в кубок. Котар присел на скамью и потянулся за едой.

Черные глаза Леиты исподволь внимательно изучали варвара. Она одобрительно кивнула головой.

- Ты сам со всем справишься, - удовлетворенно сказала она. - Я давно жду, когда кто-нибудь, похожий на тебя, пройдет этой дорогой.

- Справлюсь с чем? - поинтересовался Котар, пережевывая пищу.

- Ты сумеешь разрушить чары Таладомиса.

Котар моргнул и с удивлением поднял голову.

- Мага императора? А какое он имеет отношение к Нирвалле?

Присев к столу, женщина взяла еще один кубок и налила в него вина. Ее глаза расширились, словно она мысленно вернулась назад в прошлое.

- Мир Нирваллы создал Фроналом. Он был величайшим волшебником. И только мифический Азгоркон считался лучше его. Фроналом жил в королевстве Алфазия, давным-давно, около сорока тысяч лет назад.

Варвар кивнул и тыльной стороной руки вытер губы.

- Я слышал об Алфазии и Фроналоме. В Вандазии о них рассказывают удивительные истории.

Леита продолжала рассказ:

- Алфазия в те времена была миром тиранов и завоевателей. Армии маршировали по континентам. Солдаты разрушали дома свободных граждан, заставляли женщин и детей исполнять все прихоти короля Дронгола. Его подданные существовали, только пока исполняли каждое желание его королевского величества.

Король наслаждался, укрепляя свои владения, где большая часть его доблестных воинов владела всеми богатствами и самыми прекрасными женщинами королевства. Дети... много детей прислуживало королю. Мальчики готовились стать воинами, девочки, повзрослев, должны были производить будущих воинов.

Фроналом жил в Алфазии, занимался магией и довольствовался своей женой Ауатой. В те времена Ауата слыла первой красавицей в мире. Ее возжелал король Дронгол. Он имел сотни наложниц, исполнявших любые его прихоти, но считал, что только Ауата достойна продолжить его род. Ведь она была столь же мудра, сколь и прекрасна.

С помощью духов Фроналом узнал об этих планах и решил расстроить их. Никто не мог превзойти его в эзотерических знамениях, некромантии и темной мудрости. Хотя король Дронгол окружил себя колдунами, Фроналом считался самым великим среди них.

В одну ненастную ночь, когда молнии разрывали небо желтыми вспышками и дождь лил как из ведра, Фроналом вызвал служивших ему духов-демонов. И одному из инкубусов он задал простой вопрос: как можно сорвать злые планы короля Дронгола? Демоны поведали ему о Спирали - двери в другой мир, который сам есть Спираль. Ее создали с помощью чар некромантии и черного колдовства. В этот мир - Нирваллу - Фроналом и Ауата пригласили всех, кто пожелал.

В волшебном убежище Фроналом исполнил обряды, которые придавали Спирали волшебную силу. Это заняло у колдуна семь часов, хотя ему помогали демоны Ебтор и Никсус. Фроналом заканчивал чтения заклятий, когда копья солдат короля Дронгола, явившихся за Ауатой, застучали в дверь. Волшебная Спираль загорелась сверхъестественным светом.

В Нирваллу - землю волшебных заклинаний - ушли Фроналом и его жена с множеством слуг и друзей. Это был бурный молодой мир. Ветры тут были сладкими, травы - сочными, деревья сгибались под тяжестью крон, а когда ветер играл, в траве звучала музыка, словно звенели тысячи арф. В этом волшебном мире текла сладкая вода и мясо животных оказалось вкусным.

Здесь поселился великий волшебник, недосягаемый для человеческой ненависти, жадности и похоти. Земли хватило всем, но если бы им стало тесно, Фроналом мог раздвинуть границы своего мира.

В Нирвалле не существует времени, - Леита улыбнулась, наполнила вином кубки и продолжала: - Около сорока тысяч лет мы прожили здесь как в раю. С помощью заклятий мы смогли создать все, в чем нуждались, прямо из воздуха, так как Нирвалла - страна колдовства. Тут даже воздух пропитан колдовством.

Котар залпом выпил вино и отодвинул пустую тарелку. Его рука привычно опустилась туда, где всегда находилась рукоять меча. И когда его пальцы ничего не нашли, варвар нахмурился.

- А при чем тут Курос? Как ему удалось добыть Спираль? - спросил Котар.

Леита печально усмехнулась.

- Таладомис - могущественный маг. Он родился в Вандацисе, в земле, известной как Алфазия. Он слышал о великом Фроналоме и посвятил молодость поискам древних пергаментов, которые помогли ему познать чудесное. В пыльных подвалах и забытых могилах собирал он реликты прошлых веков. Изучая свитки, Таладомис понял, что он может попытаться проникнуть в Нирваллу, а если удастся, то украсть Спираль. Однако, будучи магом, он знал, что Спираль охраняют ужасные заклинания, и сперва необходимо найти способ уничтожить их. Долго он искал, пока наконец в белой пыли, в которую превратился чей-то скелет много столетий назад, не обнаружил пергамент с заветными заклинаниями. Пергамент поведал ему, что все члены маленькой группы, которая отправилась с Фроналомом и Ауатой в Нирваллу, носили волшебные плащи, защищавшие их от смертоносного излучения Спирали. Сотворив такой плащ с помощью духов, ненавидевших демонов Ебтора и Никсуса, Таладомис отправился в Нирваллу, нашел Спираль и произнес слова, которые помогли ему забрать ее с собой. Со Спиралью Таладомис вернулся из Нирваллы в свой мир. Спираль была его. Ликование его, однако, продолжалось недолго. Таладомис мог войти или выйти из Нирваллы, ну и что? Он хотел наслаждаться жизнью, целовать женщин и наложниц, вкушать райскую пищу и великолепные вина, а Спираль ничего этого не давала. Нужно было найти человека, который заплатил бы ему за привилегию бывать в Нирвалле и наслаждаться вечной молодостью. Два года размышлял Таладомис, пока не решился обратиться за помощью к купцу Некториусу. Авалония была самым богатым королевством. А самым богатым человеком в нем был Курос. И Таладомис, по совету Некториуса, отправился со Спиралью к Куросу. Он разрешил Куросу взять плащ и отправиться в волшебную страну. Вернувшись, Курос возликовал. Он одарил Таладомиса золотом и драгоценностями, построил волшебнику дворец, изящнее и роскошнее, чем его собственный, отдал ему красивейших женщин своего двора.

Леита хрипло рассмеялась.

- Этот толстяк часто бывает здесь. Он совершенно безвредное существо. Фроналом не посмел разделаться с ним, так как боялся, что Таладомис в отместку уничтожит Спираль. А если это случится... Нирвалла погибнет!

Леита заглянула в свой пустой кубок и несколько раз провела пальцем по ободку.

- Ты думаешь, сорок тысяч лет - это много, чужестранец? Это не более чем миг для тех, в чьем распоряжении удовольствия Нирваллы.

Ее темные глаза пробежали по его большому мускулистому телу.

- Мы здесь имеем все, что захотим, кроме возраста. Если бы я захотела тебя, мне понадобилось бы...

Ее тонкие белые пальцы начертили несколько знаков в воздухе. Перед ней предстал юноша в коротком хитоне. У него были золотистые локоны и крепкие руки. Леита посмотрела на него теплым взглядом.

- Ватик, - улыбнулась волшебница. - Он любит меня, и любовные игры ему знакомы так же хорошо, как легендарному Отерону.

Она выгнула пальцы, и юноша исчез. Леита вздохнула. Котар усмехнулся:

- Я вижу, ты ценишь все прелести жизни, но меня это не привлекает. От безделья я ржавею. Найти Ледяной Огонь и вернуться в свой мир - вот что мне нужно, и тогда я буду счастлив.

Леита покачала головой и пристально посмотрела на него.

- Хорошо, но ты должен кое-что сделать, - наконец заговорила волшебница. - Когда Таладомис украл Спираль, большая часть волшебства оставила наш мир. Но, кроме того, когда создавалась Спираль, получилось, что Ауата оказалась с ней связана. Теперь, если Спираль не вернется в Нирваллу, Ауата погибнет.

Котар нахмурился.

- Так во имя великого Дваллока! Что я-то могу сделать? Чем я могу помочь?

Алый ноготь вычертил маленький значок на деревянном столе.

- Есть один путь, - прошептала Леита. - Нужен просто отважный человек, не безумец и не трус. Тогда все можно поправить. Чары вовлекли в эту историю демона Уаррла. Хитростью Таладомис запер Уаррла внутри огромного рубина и с помощью драгоценности контролирует местоположение Спирали, не важно, в Нирвалле она или нет, и играет жизнью Ауаты. Разбей рубин... и ты выпустишь демона и уничтожишь заклинания, которые препятствуют возвращению Спирали. Эти чары рано или поздно подарят смерть Ауате. Есть еще одна проблема... Никто не знает, где спрятан рубин, кроме Таладомиса.

Котар кивнул.

- Это легко понять... но сперва я должен найти Куроса.

Женщина нахмурилась.

- Почему Куроса? Он - ничто!

- Он унес Ледяной Огонь, - усмехнулся Котар, показав белые зубы. - Я хочу вернуть меч.

Леита мягко рассмеялась.

- Я могу предложить тебе дюжину мечей. Бери любой... пойдем!

Повернувшись, она поднялась. Гибкое тело изогнулось под черной, облегающей тело тканью. Прекрасная женщина, волшебная Леита. "В другой раз, - сказал сам себе Котар, - я покажу ей, как человек, не исчезающий от простого щелчка пальцев, может ублажать плоть. И надеюсь, это понравится ей намного больше, чем ласки Ватика".

Последовав за колдуньей, варвар вышел из комнаты и поднялся по деревянным ступеням на второй этаж башни, где Леита занималась колдовством. Он увидел множество пузырьков и пергаментов, расставленных в определенном порядке в шкафах. С потолка свешивались крысиные хвосты, кошачьи шкурки, используемые для колдовства. На нескольких подставках лежали открытые фолианты, хранившие мудрость тысяч волшебников.

На треножнике, покрытом бархатом, покоился огромный серебристый шар. Поверхность шара блестела так, что на него было больно смотреть. Леита подошла к шару, прикоснулась к нему пальцами. Котар увидел, как исчезла серебристая оболочка и шар превратился в кристалл, внутри которого кружились черные клубы дыма.

- Посмотри, чужеземец! - прошептала Леита.

В кристалле появилось крошечное изображение меча. Должно быть, большого двуручного меча со сверкающим клинком, который мерцал, когда на него попадали солнечные лучи.

- Иортос владел этим мечом. Иортос - герой Алвии, защищал им свою родину. Меч твой, только скажи.

Пальцы колдуньи задвигались снова, и на месте изображения двуручного меча появился изогнутый ятаган с красной бархатистой рукоятью, на которой сверкала синяя драгоценность.

- Саломор дрался этим мечом, когда уничтожал богов-демонов Оазии. Если он тебе нравится, кивни.

- Ледяной Огонь выковал Азгоркон, - громовым голосом произнес варвар. - Азгоркон дал его мне, когда я помогал королеве Эльфе. Без Ледяного Огня я чувствую себя голым. Мне нужен только Ледяной Огонь.

- А Курос унес твой меч? - спросила Леита.

Ее пальцы опустились на кристалл, и он снова стал шаром. Ее раскрашенные веки закрылись, черные крылья ресниц упали ей на щеки. Она словно перестала дышать, стала словно восковая фигура.

- Посмотри, - выдохнула она.

Теперь в кристалле Котар увидел Куроса, сидевшего на плоском камне у прозрачного бассейна, где весело играли обнаженные наяды. Две из них держали гроздья пурпурного винограда у губ Куроса, заставляя его глотать эти плоды Нирваллы.

- Этот виноград не дает стареть, - прошептала Леита. - Курос, как и Таладомис, бывал здесь не раз. Иначе они давным-давно умерли бы. У Куроса есть мечта привести сюда солдат и навсегда прибрать Нирваллу к рукам. Плохой, злой человек. Он разрушит наш мир, если его не остановить, - выдохнула Леита. - Да, может быть, так и будет, если ты отправишься восвояси и не поможешь нам. Иди и забери у Куроса свой Ледяной Огонь.

Тут Леита предостерегающе подняла палец:

- Но я должна тебе еще кое-что сказать. Ты не сможешь убить Куроса в Нирвалле. Он защищен нашими чарами, которые хранят молодость. В Нирвалле нет смерти. Человек, попытавшийся убить в Нирвалле, умрет сам.

Котар нахмурился.

- Клянусь Дваллоком! Ты испытываешь мое терпение, перечисляя ограничения, которые в твоем мире накладываются на человека. Очень хорошо. Я буду осторожен... но, надеюсь, я смогу придушить его немного.

Женщина засмеялась, откинув голову.

- Да, Котар... придуши его, но не убивай!

Ее правая рука опустилась. Это послужило сигналом. Котар почувствовал холод, словно попал в огромный ледник, похожий на ледники на вершинах Кимберии и Туума. Цепи, до сих пор висевшие у него на руках, исчезли.

Котар задохнулся...

...Курос находился в пяти футах от него. Император лакомился виноградом, который скармливали ему обнаженные наяды. Котар увидел пальцы, унизанные драгоценностями, шею с золотой цепью, украшенной огромным изумрудом. На коленях императора покоился Ледяной Огонь.

Волшебные ягоды возвратили Куросу молодость и силу. Котар напряг мускулы и прыгнул вперед.

Курос краем глаза заметил варвара. Он отскочил в сторону, толкнув на Котара одну из наяд, так что та оказалась между ним и варваром. Правая рука Куроса метнулась вниз к рукояти Ледяного Огня. Со свистом голубоватый клинок вылетел из ножен.

Наяда закричала, когда ударилась о колени Котара, сбив варвара с ног. Котар тяжело упал прямо под ноги молодому императору.

Огромный меч взлетел вверх, готовый ударить. Кимберианец лежал, хватая ртом воздух. Кончик меча уперся ему в горло.

- Подожди! - закричал Котар. - На этом мече лежит проклятие.

- В чем дело, варвар? Скажи мне, перед тем как я убью тебя... расскажи мне, как ты попал в эти тайные земли? Я хорошо заплатил Таладомису за привилегию бывать здесь! Если каждый вор Авалонии сможет переправляться в Нирваллу, я стану подозревать, что волшебник обманул меня.

Почувствовав, как острие меча впилось ему в шею, Котар забормотал:

- Я зацепил твою мантию цепью, когда ты исчез. Но это не важно. Важно то, что нет человека, кроме меня, который мог бы владеть Ледяным Огнем.

Император не по-доброму засмеялся.

- Лгун! Посмотри на мои драгоценности. Посмотри на изумруд, который висит у меня на шее. Люди умирают за такие вещи. Сами по себе они стоят целого королевства.

- Стекляшки, - усмехнулся Котар.

Курос, чуть испугавшись, поспешно бросил взгляд на свою левую руку, на которой он носил три кольца. Он поглубже вдавил острие меча в горло Котара, так что по бронзовой от загара коже варвара поползла струйка крови.

- Лгун, они...

В бешенстве Курос высоко поднял свою левую руку, так что желтый свет солнца Нирваллы заблестел на драгоценностях. Кровь прилила к лицу императора. Он выцарапал огромный изумруд из золотой оправы.

И тогда Котар рванулся. Ладонями он сжал клинок и отбросил его в сторону.

Перекатившись на бок, варвар навалился всем телом на ноги императора. Курос полетел на спину и сильно ударился о камни. До того как император сумел подняться, Котар прыгнул. Его могучие пальцы глубоко впились в жирное горло, когда он всем телом обрушился на императора. Пальцы сжались.

Курос попробовал закричать, но не смог. Глаза императора выпучились, его толстые щеки затряслись. Рот - огромный, искривленный круг посиневших губ. Слабые руки, которые ласкали обнаженных наяд, теперь бессильно дергались, пытаясь высвободиться из-под навалившегося тела.

Пальцы Котара глубже и глубже впивались в горло. Наконец он ослабил хватку.

Курос издал свистящий звук и стал ловить ртом воздух.

Варвар нахмурился.

- Ты хочешь умереть?

Курос бешено затряс головой.

- Нет, - прошептал он. - Нет, нет... имей жалость, варвар!

- У меня найдется немного жалости, Курос... если ты расскажешь мне о заклинаниях Таладомиса, которые позволяют владеть Спиралью Нирваллы.

Это был верный ход. Кимберианец великолепно понимал, что Курос, постоянно дрожал за свою драгоценную персону и не мог чувствовать себя в полной безопасности, даже в таком мире, как Нирвалла, не приняв дополнительные меры предосторожности. Перед тем как заплатить за Спираль, Курос получил всевозможные уверения в том, что будет в полной безопасности в волшебной стране.

Таладомис рассказал ему о чудесном рубине и о волшебстве, скрывавшемся в нем, волшебстве, которое могло вернуть Спираль в Нирваллу. Некромант хвастался своей хитростью. Ни одно заклинание не могло помочь найти камень. Но император выудил из колдуна его тайну. Понимание, появившееся в глазах Куроса, подсказывало Котару, что он прав.

- Я... Я не знаю, - бормотал Курос, морщась от боли.

Железные пальцы снова сжались на его горле. Курос бил по воздуху своими пухлыми надушенными руками, хватал воздух синими губами.

- По... подожди, - задыхался он. - Может, я вспомню.

Котар убрал руку. Курос лежал, задыхаясь. Большой пурпурный синяк расплылся на его шее.

Таладомис запер внутри рубина могущественного демона, - промямлил Курос. - А драгоценность спрятана... в животе Скруи - огромного орла Нирваллы.

- А орел? - прогромыхал Котар.

Курос закивал, улыбаясь злой улыбкой.

- Орла он сам создал, и ничто не сможет ему повредить. Скруи летает высоко, варвар... среди холода облаков, где нет людей и где стрела не может его настичь.

Словно в насмешку, где-то высоко, там, где за облаками скрыт свод неба, прокричал орел. Котар привстал и уселся верхом на императоре Авалонии. Конечно, варвар не смог бы поймать и убить этого орла.

Котар уставился на крошечную белую точку, которая парила там, высоко в небе, и вздохнул. Его путешествие оказалось бесполезным.

Глава 4

Леита засмеялась, когда варвар передал ей слова Куроса. Они снова сидели в зале. Котар ел мясо и большими глотками пил холодное красное вино. Черные глаза Леиты горели триумфом.

Теперь мы знаем, где рубин, - утешила варвара волшебница. - Нам надо придумать, как его добыть, поймать орла.

- А потом? - нахмурился варвар. - Ведь в Нирвалле никто не может умереть. Ты сама так говорила. Как я смогу достать рубин из тела Скруи, не свернув ему шеи... но ведь после этого птица не сможет жить... я не знаю, что делать...

Леита снова рассмеялась.

- Только те, кто пришел с Фроналомом, защищены его магией. Скруи - создание Таладомиса. Не существует заклятия, охраняющего его. Ты сможешь убить Скруи... если, конечно, сумеешь.

Женщина нахмурилась, внезапно задумавшись. Потом она снова заговорила, но уже медленнее:

- Если ты сумеешь... Да! Таладомис, должно быть, наложил на Скруи могущественные чары, чтобы уберечь его от таких, как ты.

- Но ведь и Курос - не тот, кто пришел в Нирваллу с Фроналомом. Почему же я смогу убить Скруи? - с недоумением спросил Котар.

- Курос - человек. Скруи - животное. Ими управляют разные силы, - слегка улыбнулась Леита. - Если бы в Нирвалле нельзя было убивать животных, то откуда бы мы брали мясо? Нет, нет, если ты сумеешь убить Скруи, ты его убьешь.

Волшебница задумалась, забыв о варваре, а потом вздохнула, покачала головой, так что ее эбеново-черные волосы заструились по плечам.

- Я не знаю, как это лучше сделать... - протянула она. Котар положил руку на украшенную драгоценностями рукоять Ледяного Огня, чуть вытянул клинок из ножен, так что стал виден кусочек полированной синей стали.

- Мой Ледяной Огонь найдет правильный путь. Его сделал Азгоркон. Это волшебная сталь... редкая и ужасная магия вложена в меч.

Он выпил еще вина, вылив часть на себя. Потом забормотал, держа кубок у губ:

- Все, что мне нужно, так это найти Скруи, опустить его на землю. Дваллок возьми - я не могу летать по воздуху!

Леита кивнула.

- Это последнее, чем я могу тебе помочь. Когда Таладомис оставил Скруи в Нирвалле, он был таким же орлом, как остальные. Но теперь он изменился, мы прикормили его молодыми ягнятами, так что иногда он спускается с недосягаемых высот. Он прилетает время от времени на одну из ферм в холмах, чувствуя, когда ему там приготовлена пища. Ты можешь отправиться туда, Котар, и. подождать Скруи. Варвар зевнул.

-Я попробую. Леита встала.

- Можешь ложиться спать в мою кровать, чужеземец. Я хочу проверить силу твоего тела...

Котар усмехнулся и вытер губы тыльной стороной руки.

- Я попробую, Леита. Но если я усну, я усну. Но я благодарю тебя за предложение.

Леита просто посмотрела на него. Тонкие брови приподнялись.

Ее кровать оказалась теплой, мягкой. Покрывала были легкими. Они скрывали могучее тело огромного варвара. Он уснул, но ему не снилось снов.

Среди ночи его разбудил красноватый свет. Котар сонно открыл глаза и увидел Леиту, снимающую с себя черные одежды. Она обнажила свое бледное тело, тяжелую грудь и гладкие бедра. Полудремлющему гиганту она показалась очень соблазнительной.

Через прикрытые ресницы он увидел, как она подошла к кровати. Ее руки откинули покрывало. Волшебница улыбалась, осматривая лежащего перед ней варвара. Она опустилась на колени на край кровати, прижалась губами в поцелуе, и варвар почувствовал, что ее мягкие уста полны огня.

- Как Азгоркон вложил немного колдовства в твой клинок, так я собираюсь вложить колдовство в твое тело, варвар, - прошептала она.

Ее рука рванулась к груди варвара...

Котара разбудил утренний свет. Он удивился: не приснилось ли ему, как Леита снимала одежды и ложилась с ним в постель. Но подушка рядом выглядела примятой, словно на ней совсем недавно покоилась чья-то голова. Длинный черный волос остался на подушке.

Хихикнув, Котар взял волос и вплел его в желтую гриву своих волос. "На удачу", - сказал он сам себе. Он почувствовал, что силы его удвоились. Может быть, правда то, что волшебница нашептала ему ночью, перед тем как уснуть, о волшебстве, которое войдет в его тело.

Леиты нигде не было, но на столе внизу стояла теплая еда, а у башни его ждала черная лошадь с посеребренным седлом и поводьями.

Накинув на плечи мантию Таладомиса, варвар пришпорил лошадь и пустил ее галопом. По узким сухим дорогам Нирваллы застучали подковы огромной боевой лошади. За холмами лежала маленькая ферма. Еще дальше на склоне холмов паслись животные. Лошадь скакала дальше и дальше.

Кривое, черное, высохшее дерево с перекрученными ветвями на фоне желтого неба подсказало Котару, что он близок к цели. Он натянул поводья, лошадь замедлила бег. Узкая дорожка вела мимо дерева к низким холмам, где располагался небольшой навес. Котар отпустил поводья, предоставив лошади самой выбирать дорогу.

Там, где каменная изгородь разделяла поля, паслись молодые ягнята. Кимберианец выскользнул из седла, зашел под навес. Здесь хранились инструменты и овечьи шкуры. Одна из них оказалась достаточно гибкой. Котар поправил мантию и поверх нее набросил руно.

На четвереньках он выполз из тени навеса и смешался с овцами. Его вид не испугал животных. Их обмануло руно, покоившееся на плечах варвара.

Никакого Скруи и близко не было. Прошел час. Котар не видел ничего, кроме большого, вытоптанного овцами круга. Наконец между облаками нырнул огромный орел, его крылья были широко раскрыты. Орел спланировал к земле, как дух.

Котар увидел его, холодно усмехнулся и пополз на четвереньках, низко нагибая голову, как овечка, щиплющая траву.

Скруи пролетел на высоте тридцати футов над отарой.

Огромный варвар вспотел. Выберет ли орел именно его? Или он внезапно бросится на какую-нибудь крошечную овечку? Варвар терпеливо ждал.

Скруи заклекотал и ринулся вниз.

Варвар присел, когда когти впились в маленькую, покрытую шерстью спину ягненка. Радостно усмехнувшись, Котар бросился вперед.

Его руки скользнули по перьям и схватились за золотистую лапу. Скруи закричал, рванулся, повернув голову, ударил клювом эту странно выглядевшую овцу. Котар стиснул зубы и произнес проклятие. Из раны сочилась кровь, но пальцы воина не утратили своей крепости. Котар встал на ноги, обеими руками ухватившись за лапы Скруи и одновременно вращая орла над головой.

Изловчившись, Котар швырнул его на большой серый камень, одиноко торчащий посреди плодородного луга. Птица увернулась, рванулась назад и что есть силы снова ударила клювом Котара в лоб.

Три раза Котар швырял птицу на камни. Не очень-то надежно, но магия Таладомиса и впрямь защищала птицу. Возможно, и меч не поможет совладать со Скруи. '

Но ведь у Котара был больше чем просто меч.

Ледяной Огонь!

Варвар стал подтягивать к себе орла. Птица рвалась вверх. Наконец Котару удалось выхватить свой клинок. Размахнувшись, он рубанул птицу, но та увернулась, и меч со свистом рассек воздух. И все же кончик меча задел орла, разрубил крыло и состриг перья. С пронзительным, ужасным криком птица забилась на земле. Котар бросился на нее, орудуя острием меча.

Когда Скруи затих, Котар ощупал тело мертвой птицы. Его пальцы натолкнулись на что-то округлое и твердое. Он вырезал находку и увидел, что это рубин. Спрятав драгоценность, Котар поехал назад к черной башне.

Леита промыла ему рану на лбу мыльной водой, протерла лицо мягкой тканью и смазала рану мазью. Рану потом жгло около часа. Губы колдуньи время от времени подергивались, когда она наталкивалась взглядом на черный волос, вплетенный в желтую гриву варвара. Ее прекрасное лицо выглядело удовлетворенным.

- Без этого волоса ты мог умереть, - сказала Котару волшебница и мягко рассмеялась, - или если бы я не спала с тобой прошлой ночью и не подарила тебе немного волшебства. Я счастлива, что ты оказался стойким. Теперь дай мне взглянуть на рубин.

Она взяла драгоценность, и та недобро замерцала кроваво-красным светом. Долго волшебница вглядывалась в красные глубины, покачивая и кивая головой, перед тем как заговорила снова.

- Да, демон сидит внутри! Он заключен в камень Таладомисом, - прошептала она, - и просит, чтоб его освободили. Его зовут Уаррл, и он мечтает отомстить волшебнику.

- А мы должны освободить его? - спросил Котар, пристально глядя на драгоценность.

- Мы должны освободить его, если надеемся вернуть Спираль назад в Нирваллу. Чары, с помощью которых Спираль находится в твоем мире, рухнут, когда Уаррл окажется на свободе. Но так как это заколдованный рубин, его нельзя будет расколоть, как обычный драгоценный камень. Мы должны подготовиться.

В комнате, уставленной шкафами, в свете углей Котар наблюдал за Леитой. Поверх углей лежала трава. От нее шел резковатый, но приятный запах. В одной из раскрытых книг Леита нашла магическую формулу, которая могла помочь ей освободить Уаррла.

В золотой ступке золотым пестиком она растолкала сушеную лягушку, глаза кашки, волчьи ягоды, маковые семечки и залила эту смесь черной водой из колдовского озера. Образовавшейся густой массой волшебница обмазала рубин.

- Принеси боевой молот, Котар.- приказала волшебница.

С одного из крюков, вбитых в стену над шкафчиком, на котором висели желчный пузырь собаки, печень борова, разные травы и специи (их Леита использовала для некромантии), варвар снял молот на длинной ручке. В серебряной ступке серебряным пестиком Леита растерла пурпурную наперстянку с куриным пометом, сухими красками и залила водой. Получилась пурпурная жидкость, в ней Котар, повинуясь приказу волшебницы, смочил кончик молота.

Леита положила рубин на плоскую плиту.

- Бей! - воскликнула она.

Котар поднял боевой молот и обрушил его на руби.

Драгоценность затрещала, словно зазвенели тысячи, колокольчиков, и из красноватых осколков, на которые разлетелся рубин, выскользнул черный дымок.

Леита сделала знак в воздухе.

- Мир между нами, Уаррл... и мир между тобой и этим воином!

Красные глаза замерцали в центре черного облака, послышался глубокий приятный голос:

- Мир между нами, Леита, и между нами, воин. Я во вражде с Таладомисом!

- Иди, Уаррл, мы освободили тебя.

- Я ухожу и благодарю вас обоих.

Черный дым заклубился и исчез.

Котар медленно перевел дыхание, чувствуя, как волосы на затылке стали дыбом, бронзовая от загара кожа покрылась мурашками. Он не любил ни демонов, ни колдунов, но они были неотъемлемой частью этого мира. Пусть дует холодный ветер среди ледяных пустынь, и белый медведь в заливе поджидает его копье, и Ледяной Огонь рубит материальных врагов... В сражениях Котар бывал счастлив. Что же до чародеев и их чар...

- Фауггхх! - выдохнул он, поведя плечами. Леита улыбнулась, положила бледную руку на его лоб.

- Это необходимо, Котар. Теперь ты можешь покинуть Нирваллу, но надень мантию. Черная магия покинет мир Спирали, но Спираль останется опасной для рук простого смертного. Я дарю тебе свое благословение и благословение Фроналома и Ауаты.

- А Курос?

- Он останется здесь. Он безвредное существо без своих солдат и Таладомиса, просто маленький, толстый человечек. Пусть наяды забавляются им, как игрушкой, если он нужен им. Он не может никому принести вреда.

- А Ауата? Разве ты не говорила, что она - рабыня? Что она спит в своей кровати, словно мертвая?

- Рубин разбит, Уаррл свободен. Ауата тоже освободилась. Она жива, и рядом с ней все время находится Фроналом.

Котар усмехнулся, кивнув. Его огромные руки сжали Ледяной Огонь. Он поплотнее запахнул мантию.

- Тогда я ухожу. Но... как мне вернуться назад?

Леита сказала:

- Произнеси: "кртнол аббатт соргик". А для того чтобы забрать Спираль с галеры, ты должен сказать простое слово: "гортидол".

Варвар кивнул. Внезапно, поддавшись порыву, он шагнул вперед, поймал Леиту за руку и, прижав к себе, поцеловал. Он почувствовал огонь, когда прикоснулся к ее мягкому телу, но эта женщина была не для него.

Котар отпустил ее. Она громко рассмеялась и прошептала слова, которые варвар повторил вслед за ней:

- Кртнол аббатт соргик!

Леита и ее комната исчезли.

Глава 5

Спираль мерцала на золотистой подставке.

Котар увидел пустую комнату, затянутую клубами дыма. Возможно, он причина появления дымного облака. Котар положил руки на сверкающую Спираль.

- Гортидол, - выдохнул варвар, и Спираль легко отделилась от подставки. Котар осторожно поднял ее и завернул в плащ.

Через окно он выбрался из каюты. Ночь уже была на исходе. Обнаженная, замерзшая и промокшая оазианская танцовщица ждала его. Увидев варвара, она тихонько и радостно вскрикнула.

- Я так боялась, - задохнулась она, потянувшись к Котару.

Когда он спустился к ней, она вцепилась руками в его большое тело.

- Из каюты доносились такие ужасные звуки, и еще эти крики на палубе.

- Все могло быть намного хуже, - пробормотал он. Девушка привстала и обняла его. Ее руки гладили его плечи, спину, а губы прижались к его губам. Котар усмехнулся. Айе! Колдунья Леита была очень горячей женщиной, но эта дочь южных земель тоже обладала всем, чем вызывает восхищение в мужчине. Не колдовство, а природа подарили ей красоту.

Котар страстно поцеловал ее, и она застонала, извиваясь в его объятиях.

- Они прикончили Горта, - рассказывала танцовщица варвару, - и столкнули тело медведя за борт.

- Нам пора смываться, - проворчал Котар. - Скоро за Таладомисом явится демон... и я не хочу быть поблизости, когда они встретятся. Дваллок! Я уже пресыщен колдовством.

Но случилось как раз наоборот.

Жуткий, сверхъестественный вой послышался с палубы. Котар посадил танцовщицу к себе на спину. Она крепко обвила тело варвара ногами и одной рукой, а в другой у нее была зажата Спираль, завернутая в волшебную мантию. Варвар полез наверх.

- Я только взгляну, - прошептал он.

Как обезьяна по ветвям в джунглях на юге Испахана, Котар вскарабкался на галеру. Его голова приподнялась над перилами.

Темный дым клубился над палубой. В стороне от него промелькнула женщина с темными волосами в крошечной набедренной повязке... Видимо, одна из тех, кто остался на палубе наблюдать, как убивали медведя. Ее глаза вылезли из орбит, руки тянулись к перекошенному гримасой страха рту, из которого вырывались звуки, напоминающие вой.

- Нет, нет... убирайся прочь! Все, что ты... убирайся!

Люди, сидевшие за столами, уставленными фруктами, мясом, чашами с великолепным салернианским вином, обернулись на ее крики. Двор пировал и веселился, пока отсутствовал император. Таладомис, сидевший в центре стола, обнимал совершенно голых женщин. Они забавляли колдуна и с рук кормили его фруктами. Внезапно они застыли, парализованные страхом.

- Нет! - закричал Таладомис. - Ты же заключен в...

Темное облако поднялось и приняло определенную форму. Оно напоминало крылатого человека, человека с тяжелыми, бугристыми мускулами и длинными мохнатыми ушами. Сверкающие красные глаза демона горели желанием убить. Его взгляд завораживал мужчин и женщин.

- Я пришел, Таладомис! За твоей высокомерной душой я пришел! Теперь ты посетишь меня, в моем зале для пиров... целую вечность ты пробудешь там. Когда демоны будут отдыхать после пыток, ты станешь молить меня... но разве внемлю я мольбе проклятой души?.. Ты будешь страдать вечно, а я буду наслаждаться твоими мучениями.

Таладомис закричал. Он единственный из всех пирующих понимал, что имеет в виду демон.

Волшебник не двигался. Казалось, он окаменел. Величайший страх объял его душу.

Уаррл, материализовавшись, опустился на палубу и шагнул к своему рабу, на которого он имел права. Его рука метнулась вперед и подняла Таладомиса в воздух. Держа тело колдуна за левую руку, Уаррл что есть силы крутанул правую руку волшебника. Таладомис закричал от боли.

- Остановись! Остановись! Ты оторвешь мне руку!

- Твоему духу она не понадобится.

Он оторвал руку. Таладомис постепенно слабел. Уаррл обратил внимание на другую руку, выдернув ее, пока она не затрещала, оторвал и отшвырнул в темные воды озера Лотусин.

Лаэлла за спиной Котара содрогнулась, прошептав:

- Я не могу смотреть! Ужасно. Он разрывает человека на части, но...

- Он думал, что навсегда запер Уаррла в рубине, - пробормотал Котар. - Демоны очень мстительны. Пути демонов расходятся с нашими путями. Мы можем простить, а демоны никогда!

Одна нога упала на палубу. Вторая улетела в ночь. Таладомис остался без рук и без ног.

Уаррл высоко поднял то, что осталось от колдуна, и ; потряс.

- Что? Ты еще не умер? Пойдем, Таладомис... уступи мне свою душу, убирайся из этих...

- Да, да! - закричал колдун. - Что угодно... Я не могу больше вынести эту боль!

Что-то прозрачное и серое забилось в темной, эбеновой руке, державшей безрукий и безногий торс. Пронзительный крик, и торс упал. Теперь Уаррл сжал что-то вытянутое, бесформенное...

Демон откинул голову и громко рассмеялся.

- Я выиграл, Таладомис! Ты - мой... навсегда!

Ветер пронесся над палубой.

Одна из женщин громко зарыдала.

Котар метнулся к перилам. Он прыгнул в холодную воду, унося с собой Спираль, завернутую в плащ. Рядом с ним была Лаэлла. Вдвоем они поплыли к берегу.

Танцовщица держалась хорошо. Она плыла за варваром, а потом вслед за ним вылезла на камни старой набережной, рядом с маленьким доком. За доком располагался старый склад, двери которого были еще закрыты. Занималась заря, скоро по вымощенным камнями улицам застучат колеса и первые всадники поскачут по своим делам.

Женщина была совершенно голой, но Котар не решился сорвать мантию со Спирали, чтобы дать её танцовщице. Он боялся, что Спираль сожжет их обоих, и сам остался лишь в одной набедренной повязке. Котар сдвинул ремень, на котором висел Ледяной Огонь, в сторону, так, чтобы легче было бежать.

- Побежим и согреемся, - сказал он девушке.

Рука в руке они быстро добрались до дома Некториуса.

Они подошли к ограде сада, в глубине которого возвышался дом купца. Из-за занавесок единственного окна пробивался золотистый свет. Варвар подозвал оазианскую танцовщицу поближе и громко постучал в калитку.

К его удивлению, калитка быстро открылась. Та же девушка-рабыня, что открывала им, когда Котар приходил с Руффлодом, стояла на пороге. Она удивленно посмотрела на обнаженную Лаэллу.

- Я принесу одежду, - сказала она и убежала. Через минуту танцовщица облачилась в шерстяной плед, в середине которого было прорезано отверстие для головы. На ноги танцовщице принесли простые сандалии. Одевшись, она тряхнула головой, отбросив назад густые черные волосы. Котар надел поверх набедренной повязки меховой килт, а на тело - тяжелую шерстяную рубашку.

- Некториус не спит, - сказала девушка. - Он ждет вас.

Она провела Котара и танцовщицу через сад в большой каменный дом. Вокруг еще царила ночная тишина. Шлепанье сандалий - единственный звук, который нарушал тишину.

Некториус ждал их в библиотеке. Высокий, похожий на сатира. Его темное лицо покраснело от напряжения. Когда он увидел Спираль, его глаза вылезли из орбит. Он сжал руки, потирая их друг о дружку.

- Ты принес ее! - воскликнул Некториус. - Я никогда бы не подумал, что ты сможешь сделать это, несмотря на заверения Руффлода. Где он?

- Мертв, - ответил Котар. - Спираль убила его... так же, как убьет вас, если вы схватите ее, не надев эту мантию. Держите мантию сухой, с ее помощью вы сможете попасть в иной, странный мир.

Потом варвар рассказал о своих приключениях. Некториус внимательно слушал.

Когда Котар закончил, купец заговорил:

- Выходит, я послал тебя на глупую смерть? Но что хорошего для меня в Спирали, если Фроналом может послать демона и забрать у меня Спираль?

Варвар пожал плечами.

- Я принес вам Спираль, а дальше... дальше ваше дело. Я только обещал, что принесу это сокровище. И вы обещали за это заплатить.

Некториус холодно улыбнулся.

- Я плачу за службу, варвар. Но почему я должен платить за то, чем не могу воспользоваться?

Котар протянул руки и схватил купца за отделанный мехом костюм. Варвар легко поднял его в воздух и легонечко встряхнул.

- Некториус, мне не нравятся твои окольные пути. Я быстро расправлюсь с тобой, если ты не прекратишь. Сейчас ты наложил лапу на то, что я заработал за эту ночь.

Купец правильно понял красноречивый взгляд кимберианца. Пот заливал его лицо.

- Отпусти меня, - приказал он, - или моя стража бросит тебя в имперскую темницу.

Котар усмехнулся.

- Если ты сделаешь что-то похожее, ты умрешь до того, как стража войдет в эту комнату.

Некториус кивнул и мрачно улыбнулся.

- Очень хорошо. Отпусти. Я дам тебе золота.

Варвар отпустил его. Через несколько секунд после того, как его освободили, купец подошел к шкафам, которыми был уставлен его кабинет. Его рука выудила откуда-то кожаный кошель. Протянув кошель варвару, он одновременно позвонил в колокольчик, который лежал на той же полке.

Через мгновение должна была появиться его стража. Триумф! Некториус в улыбке обнажил желтые кривые зубы.

Неожиданно в комнате стало холодно. Ледяная метель в пустынях Туума показалась бы весенней оттепелью по сравнению с этим холодом. Иней появился на шкафах, книгах, картинах. Сосульки свесились с потолка, как в арктических пещерах.

Глаза Некториуса округлились от ужаса.

В комнате появился демон, белый, словно сотканный из инея, с розовыми глазами, мерцавшими на ледяном лице. Он окинул взглядом Некториуса, варвара, танцовщицу и остановил его на Спирали, завернутой в сырой плащ.

Демон шагнул вперед, раздался хруст льда у него под ногами. Такой звук Котар слышал множество раз, стоя на краю великих ледников своей северной родины.

- Нет! - закричал купец и прыгнул вперед.

- Оставайся, где стоишь! - предупредил ледяной демон.

Некториус не обратил внимания на это предупреждение. Он схватил Спираль, завернутую в мантию.

- Она моя, - завопил он. - Я заплатил золотом за то, чтобы ее доставили. Она принадлежит мне!

- Она принадлежит Фроналому, а не тебе.

- Отойди, ты же не платил, - встрял Котар. - Ты не заплатил мне за то, что я принес Спираль... не заплатил, как вору. Я так же легко могу забрать ее.

Некториус переводил взгляд с человека на демона.

- Я заплачу. Я пошутил. Возьми кошелек... даже два...

Демон безжалостно шагнул к купцу, который, сжимая Спираль, завернутую в волшебную мантию, сделал один шаг назад, потом еще два и еще, пока увешенная гравюрами стена не остановила его. Ледяной демон подошел к нему, вытянул руки и коснулся Некториуса холодными пальцами.

Купец замер. Иней появился на его волосах, на теле. Сосульки выросли на его лице. Он был мертв, заморожен, подперт стеной.

Демон вынул Спираль и мантию из неподвижных пальцев купца. Мгновение он смотрел на свою жертву. А потом исчез.

Лаэлла вздрогнула и тряхнула головой.

- Боги Оазии... Я же замерзну! Котар, надо уходить отсюда!

Варвар посмотрел на негнущееся тело купца и кивнул.

- Да. Я не хотел смерти Некториуса.

Лаэлла подбежала к полке и схватила два кожаных мешочка с кусочками золота и драгоценными камнями.

- Я возьму это как плату за беспокойство. Мы оба заслужили награду, а купцу деньги больше не понадобятся.

Она направилась к двери. Котар последовал за ней и лишь на мгновение задержался, чтобы взглянуть на мертвого купца.

Странно. Если бы купец играл честно, подобного бы не случилось. Некториус остался бы жить. Жадность слишком сильно овладела его сердцем, и он был не способен потерять Спираль.

Лаэлла стояла у двери и ждала своего господина.

- Пойдем, Котар! Мы сможем отправиться на юг. На это путешествие уйдет совсем немного золота.

Котар пошел за девушкой, прикидывая, на сколько ему хватит золота и драгоценностей. Девушка - другое дело. Путешествие в Оазию - долгое путешествие. Бархатистый рассвет, теплая, податливая танцовщица и сокровища.

Котар усмехнулся и зашагал быстрее.

Часть II

Глава 1

Все три дня утомительной скачки через Гвин Каэр, от Ромма до самого Клон Мелла, Котар был вынужден лицезреть туманный, но навязчивый призрак Лори и выслушивать ее бесконечные угрозы.

Первый раз она появилась в красных угольях костра, едва Котар устроился на ночлег среди безлюдной пустоши, отделявшей богатые владения баронов от мглистых болот. Ветер нес соленый запах с умирающего моря, которое все больше теснили болота. Каждая впадина, еще хранящая воду, была затянута гниющей тиной. Иногда налетали порывы ветра, но вместо некогда вздымавшихся здесь волн они вызывали лишь ленивую рябь.

Лаэлла, спутница Котара в этом путешествии, отправилась собирать хворост, а сам варвар достал трут и кремень, чтобы подпалить охапку сухих водорослей.

Не успели еще красные язычки из несмелых искорок превратиться в настоящий огонь, как среди них возникло лицо Лори. Ведьма хохотала. Ее зеленые глаза мерцали ярче ночных звезд, а маленький острый язычок дразнил воина, то появляясь, то исчезая меж белоснежных зубов.

- Два дня, мой ненаглядный варвар! Два дня жизни осталось тебе!

"Как она прекрасна", - подумал Котар, молча глядя на призрак колдуньи. Жаль, что она ведьма - или по крайней мере была ведьмой до тех пор, пока Котар не подвесил ее в клетке во дворце в Коммореле. Ныне чары ее никого не пугали... Но, лишившись большей части магической силы, красоты Лори не потеряла. Длинные рыжие волосы плащом закрывали ее тело, спускаясь до самых щиколоток. Грудь была высокой и округлой, узкие бедра - соразмерны тонкой талии и сильным ногам. Нагой сидела она в своей серебряной тюрьме, нагой являлась издеваться над своим обидчиком.

Насмеявшись вдоволь, Лори исчезла - лишь острый ее язычок все еще мерещился Котару в каждом языке пламени.

Второй раз варвар увидел ведьму в пригоршне воды в собственной ладони. Конь его с жадностью пил из прозрачного горного родника, первого на этом перевале, - путники к тому времени уже пересекли границу Гвин Каэра, проходившую вдоль невысокой горной гряды. Котар нагнулся зачерпнуть из родника, чтобы напиться, - и снова увидел ведьму. Похоже, она следила за каждым его шагом, потому что и на этот раз явилась, лишь когда танцовщицы Лаэллы не было рядом. Девушка в это время переодевалась за камнями, где леденящий горный ветер был потише. А ведьма Лори тянула к Котару руки, глаза ее горели темным огнем.

- Один день, Котар! Остался только один день!

Выкрикнув это, она исчезла, и варвар выпил наконец воду, озабоченно цокнув языком. Он хорошо знал о той страшной клятве, которой рыжая колдунья поклялась отомстить ему, знал и о том, что, даже лишенная почти всей своей силы - ибо искусный маг Казазаэль наложил на нее неодолимое заклятие, - она могла общаться с демонами, не покидая серебряной клетки. Верные же ей демоны будут рады разделаться с воином, утолив ее жажду мести.

В третий раз Лори явилась уже в самом Клон Мелле, в трактире "Ключи и Крест", где ужинали Котар с Лаэллой. Волшебницу не остановил звон колоколов святых обителей и храмов, которыми славился этот город; не остановили песнопения вечерней службы, звучавшие в тот час повсюду. Голосок Лаэллы, сидящей напротив Котара, табачный дым, запах жаркого, пенистое пиво - все вдруг стало нереальным. Словно невидимая стена тишины и пустоты отгородила Котара от окружающего мира.

В большой, размером с хороший кувшин, кружке пива оставался ровно один глоток, и не успел варвар поднести кружку к губам, как увидел на ее дне Лори. Чародейка стояла, полупрозрачная, светящаяся, по колено в янтарном напитке, как цветочный эльф в чашечке медоносной орграты.

- Время истекло! - объявила она. - Этой ночью ты умрешь, Котар!

Воину заложило уши от пронзительного смеха ведьмы.

Он оглянулся на Лаэллу, удивляясь, что ее не привлек хохот, доносящийся из его пивной кружки, но спутница варвара с восторгом следила за маленькой танцовщицей, кружащейся на низком помосте в центре зала. Девочка-танцовщица была родом из Мирмидонии, на что указывали ее смуглая кожа и густые длинные волосы, иссиня-черным покрывалом укутавшие плечи. Сотни бубенцов гирляндами свисали с ее пояса, почти касаясь колен. В руках у танцовщицы была пара кастаньет. Их треск, переплетаясь со звоном бубенцов, создавал своеобразную ритмичную музыку. Ей вторили два бонга в руках музыканта, сидевшего рядом. Босые ноги танцовщицы мелькали, едва касаясь помоста. Разумеется, Лаэлла была слишком поглощена этим зрелищем, чтобы обратить внимание на что-либо еще. Она не умела делать нескольких дел одновременно.

Котар знал, что сама Лаэлла могла танцевать много лучше. Ее танец услаждал взоры царей и императоров, а не завсегдатаев кабака. Не так давно, будучи рабыней, она жила во дворце и слыла лучшей исполнительницей танца живота во всей Оазии. Чем пленила ее эта девчонка-танцовщица, варвар понять не мог. Он лишь пожал плечами и снова заглянул в свою кружку.

К немалому его изумлению, Лори по-прежнему была там.

- Умоляй меня, Котар! Моли меня о пощаде!

- В другой раз.

- Тогда ты умрешь!

Он усмехнулся. Озеро пива колыхалось вокруг рыжей ведьмы. Котар мог бы утопить Лори, просто встряхнув кружку.

- Придумай что-нибудь другое, если в самом деле хочешь меня напугать, - сказал он и залпом выпил пиво, почти уверенный, что почувствует вкус крови, откусив ведьме голову.

Но, поставив кружку на стол, он снова увидел ведьму на самом дне пивной кружки. Она заливалась хохотом.

- Ладно! Тогда я убью Лаэллу. Вернее, вас обоих!

- Ты боишься меня, если угрожаешь, - объявил Котар, и ведьма лишь зарычала в ответ. - А Лаэлла никак не входит в твои планы. Ты бы предпочла вовсе убрать ее с дороги, верно?

Лори сверкнула глазами, но промолчала.

Бросив быстрый взгляд на Лаэллу, Котар заметил, что теперь та следит за танцем смуглой девочки словно по принуждению, без интереса.

- Она не услышит нас, - заверила его рыжая ведьма. - Ей скучно смотреть, как ты уставился словно баран в свою пустую кружку. Но что еще можно ожидать от варвара вроде тебя? Так что мы с тобой тем временем можем поговорить без помехи.

Котар покачал головой.

- Я не брошу беззащитную девушку только для того, чтобы доставить тебе удовольствие. Мне нравится ее общество.

- Тогда умри сам! Я с радостью разделаюсь с тобой!

Выкрикнув это, ведьма исчезла, грозя Котару крошечным кулачком.

Котар вздохнул, обернулся и пощелкал пальцами, подзывая хозяина, чтобы тот снова наполнил его кружку. Опустошив ее, он кивнул Лаэлле и отправился по шаткой лестнице наверх, где путников ждала комната с мягкой постелью. Большое количество пива и первобытная мудрость приказали ему выкинуть из головы всех рыжеволосых призраков с их невнятными угрозами. Варвар завалился на постель с твердым намерением проспать до полудня.

Пусть рыжая ведьма попытается убить его - посмотрим, как ей это удастся!

Глава 2

Они пришли среди ночи, трое наемных убийц из Квартала Висельников. И у каждого из них был обоюдоострый кинжал. Они двигались бесшумнее собственных теней, и все же их выдала, зашуршав под ногами, тонкая циновка из сухого тростника, лежавшая на полу маленькой спальни.

Котара спасло звериное чутье варвара да еще то, что Лаэлла, обвившись вокруг него, сбросила на пол одеяло. Воин, приученный еще с детства к чуткому сну, едва услышав шорох, слишком тихий и осторожный для крысы, мгновенно открыл глаза. Бесшумно перекатившись на постели так, что Лаэлла оказалась у него за спиной, он зажал в пальцах край лежащего на полу одеяла и приготовился к прыжку, еще не зная, кто его враг.

Кошачьи глаза варвара прекрасно различали малейшее движение в темноте. Стоило незваным гостям двинуться вперед - и Котар увидел их, серыми тенями скользящих вдоль стены. Помня угрозы рыжей ведьмы, Котар не стал выяснять, зачем пожаловали ночные посетители, а одним быстрым движением набросил одеяло на головы всем троим разом.

Двое тут же запутались в складках, а третий убийца выпутался и бросился на Котара. Вернее, на смутную тень человека на кровати. Не дожидаясь, пока враг подойдет слишком близко, варвар лягнул убийцу в живот, заставив того согнуться пополам от боли.

Парочку, запутавшуюся в одеяле, Котар, схватив за шеи, крепко стукнул головами друг о друга. Звук раздался такой, будто, ударившись о мостовую, лопнула перезрелая дыня. Лаэлла проснулась и села в постели, недоуменно протирая глаза. Незадачливые убийцы бесформенными кулями осели на пол, третий же по-прежнему лежал на боку и тихо стонал. Котар расхохотался, оскалив ослепительно белые зубы. Потом он потянулся за мечом.

И успел как раз вовремя. Едва он отвернулся, чтобы вынуть из ножен Ледяной Огонь, лежавший на полу убийца вскочил на кровать и бросился на плечи Котару, как пума бросается на человека с верхушки дерева. Варвар резким движением стряхнул его, одновременно обнажив меч. Следующее движение воина было столь молниеносным, что Лаэлла не успела понять, что происходит, заметив лишь блеснувшую сталь и услышав свист клинка, рассекающего воздух.

Меч Котара окрасился кровью, а убийца замер, задохнувшись и выпучив глаза, едва сознавая, что его только что перерубили почти пополам. Кровь хлынула у него изо рта, он с хрипом рухнул на пол.

С наемниками было покончено. Котар перевел взгляд на девушку. Она по-прежнему сидела на кровати, обхватив руками голые плечи.

- Они могли убить тебя, - сказал Котар, сам не очень понимая, что имеет в виду.

Лаэлла улыбнулась.

- Но ведь не убили.

Варвар поднял одеяло, закрывавшее два трупа из трех, и тщательно вытер клинок. Лицо его при этом было озабоченным и мрачным. Он покачал головой.

- Если бы им удалось прикончить меня, они не оставили бы тебя в живых. Так не может продолжаться, Лаэлла. Путешествуя со мной, ты в большой опасности. Я отошлю тебя домой, к твоему народу.

Девушка стала бурно возражать, и они проспорили весь остаток ночи, но варвар был непреклонен.

- Нет и нет. Если бы я не проснулся, они убили бы тебя, а потом меня. В другом трактире может не оказаться циновки на полу.

- Но почему они хотели убить тебя?

Котар пожал плечами.

- Откуда я знаю? Может, их подослал дядя императора Кейроса - у меня с ним старые счеты.

Варвар никогда не рассказывал своей спутнице про рыжую ведьму, не хотел делать это и сейчас.

Ранним утром им уже вызванивали песню колокольчики, подвешенные на шеях верблюдов. Медленно пробираясь через толпу на гигантской рыночной площади, путники направились к глинобитной стене с большой коновязью, на самом краю базара, где Альтаззар, прозванный Скрягой, собирал караван в южные земли. Котар шел молча, с трудом сохраняя на лице выражение мрачной решительности, а на щеках у Лаэллы еще не просохли дорожки от недавних слез.

- Я хочу отослать ее к родным, - заявил Котар Альтаззару, причем раскаты его голоса заставили вздрогнуть караванщиков. - Эта девка не по мне. Она высосала из меня душу своими поцелуями.

"Что ж, - усмехнулась про себя Лаэлла, - такое объяснение ничем не хуже любого другого".

Важный купец кивал, оглаживая бороду, понимающе улыбался. Старый пройдоха знал достаточно и о девушках Оазии, и о варварах, чтобы усомниться в правдивости предлога, но держал язык за зубами, поглядывая на широкие плечи гиганта, Котар тем временем отсчитал золотые из кожаного кошеля.

Нельзя сказать, что его радовала предстоящая разлука. Он привязался к Лаэлле, выросшей во дворце и тем не менее готовой терпеть любые тяготы и лишения долгого пути, лишь бы они оставались вместе. Но Котар хорошо понимал, что Лори не упустит случая ужалить его покрепче, если он оставит танцовщицу при себе.

Ночевки в глуши у костра лучше самой прекрасной ночи на пуховых перинах в объятиях любимой - особенно если эта ночь кончится кинжалом меж лопаток.

Что и говорить, влюбленные приятно провели время. Но теперь пришла пора расстаться.

Котар обнял и поцеловал девушку на прощание. Она изогнулась, отстраняясь, сердито бормоча, что и сама бы ушла от него, пусть-ка он поскучает теперь. Варвар подсадил ее на верблюда - и Лаэлла слилась с караваном, который вел на юг хитрый бородатый купец.

Кивнув в последний раз Лаэлле, Котар развернулся и пошел не оглядываясь. Он шагал вдоль бесконечного коврового ряда, не замечая пестрого великолепия, царившего вокруг, не слыша призывных криков торговцев, расхваливающих свой товар. Он теперь поскучает. Уж точно поскучает, прах побери! Девчонка была превосходной спутницей...

Однако он отослал Лаэллу для ее же блага.

Но так ли это?

С удивлением Котар отметил, как к нему возвращается забытое чувство: впервые с тех пор, как он взял с собою прекрасную танцовщицу, он был совершенно свободен. Он мог теперь идти куда вздумается, не заботясь о постели на ночь и горячем ужине непременно за столом и под крышей, снова мог ночевать у костра, поев полусырого, запеченного на угольях мяса, щурясь от дыма, щиплющего глаза, подставляя лицо степному ветру.

Взвесив все это, Котар остановился, огляделся и уверенно зашагал через площадь к маленькой лавочке, хозяина которой звали Пэш Мах. Этот купец торговал редким в этих местах серебряным оружием, золотыми безделушками, восточными специями, юными девушками и драгоценными камнями. Он никогда не задавал лишних вопросов ни покупателям, ни тем, кто под покровом ночи приносил ему затейливую статуэтку или драгоценный камень, выковырянный из чьего-то перстня. Вся воровская братия города знала и почитала старого Пэш Маха.

Не то чтобы камни, лежавшие на дне кожаного кошеля Котара, были украдены - хотя Лаэлла и взяла их без разрешения. "Однако осторожность никогда не повредит", - рассудил варвар и свернул в узкую, кое-как мощенную улочку, оканчивающуюся тупиком, где и стояла лавочка Пэш Маха. Об этом возвещала деревянная вывеска, покачивающаяся на цепях над самой дверью.

Котар легонько толкнул дверь, но она не поддалась. Он попытался заглянуть в замызганное дверное окошко, но разглядел лишь несколько железных статуй, изображавших обнаженных женщин в бесстыдных позах, пару позолоченных подсвечников, какие-то вещицы из черного дерева, кубки и груду доспехов, в которых без труда можно было признать работу прославленных кузнецов Абатора, лучших мастеров своего времени.

Словом, лавочка представляла собой собрание самых невероятных и разнообразных товаров, объединяло которое только одно - баснословная цена.

При этом лавка была пуста.

Помня, что может нечаянно разнести ветхую дверь (воров хозяин не страшился, ни один вор в городе не поднял бы руки на его добро), Котар постучал, вернее - похлопал по двери раскрытой ладонью.

- Пэш Мах! - проревел варвар. - Пэш Ма-ах! Открывай!

В темных недрах лавки что-то зашевелилось. Котар смутно различил, что от полок, где огромные тома по чародейству, астрологии, черной и белой магии соседствовали с реликвиями языческих культов, лампадами и даже с церемониальными колокольцами и курильницами забытого Икрикона, - от полок со всей этой мишурой отделилась темная фигура.

Варвар помахал рукой, приветствуя хозяина. Человек, неразличимый в полутьме, заторопился к двери. Он пересек полосу уже гаснущего вечернего света, и Котар узнал его. Это был Ишраэль, помощник Пэш Маха. Подбежав к оконцу, он принялся размахивать руками и вертеть головой, показывая, что посетителю следует убираться прочь.

Котар ухмыльнулся и демонстративно встряхнул кошелем. Он даже высыпал пару камней на ладонь, и те заиграли, заискрились в солнечных лучах.

Смуглый Ишраэль шагнул ближе. Из-за двери раздался его тонкий встревоженный голос:

- Уходи! Старик очень болен.

- И что, некому заменить его? Вороны тебя побери, да старик не знал и дня хвори, пока его дела шли успешно. Ладно, Ишраэль, впусти меня - не то я разнесу дверь и сам найду какого-нибудь иноземного вора, чтобы он забрал из этой лавки столько, сколько сможет унести!

Ишраэль затряс головой, но все же Котар услышал звяканье и лязганье многочисленных замков. Открывая дверь, маленький помощник торговца продолжал ворчливо протестовать:

- У меня явно что-то с головой. Ведь знаю же, что он просто убьет меня за это. Зачем я это делаю?...

Варвар хохотнул и положил огромную ладонь на костлявое плечо Ишраэля.

- Твое помилование у меня вот здесь! - объявил он, встряхивая кошелем перед кислым лицом помощника купца. - Созерцание камней всегда вселяло радость в сердце твоего старика.

Ишраэль, бормоча проклятия, отправился в глубь дома. "А ведь он, наверное, даже старше Пэш Маха", - подумал Котар, идя за ним. В Клон Мелле поговаривали, что некогда Ишраэль был вором из воров, он влюбился в королеву Эйгиптона, которую держали под неусыпной охраной, и ухитрялся довольно часто навещать возлюбленную. Но в конце концов его застали в самый разгар любовных игр, и теперь, говорят, Ишраэль не был не только вором, но и мужчиной.

Может, все это и досужие вымыслы, но голос у помощника Пэш Маха и впрямь был тонок, как у кастрата, и, насколько было известно завсегдатаям лавки, никто никогда не видел его с женщиной. Ишраэль был лыс, носил жиденькую бородку и всегда выглядел больным. Зато его маленькие черные глазки сверкали, как у песчаной лисицы, и видели ничуть не хуже, чем в юности. Мужчина или не мужчина, но он был хитер, опасен и умен не менее, чем его хозяин. Находились сведущие люди, которые утверждали, будто он давно обставил Пэш Маха и вынудил его признать себя не слугой, а пайщиком.

Ишраэль покосился на кошель с камнями.

- Подожди здесь, я прежде поговорю со старой развалиной.

- Ерунда, он будет рад мне. - Не слушая дальнейшие речи Ишраэля, Котар оттолкнул его в сторону и шагнул за занавеску.

То, что он увидел, его поразило.

Он знал, конечно, что Пэш Мах стар. Но тот мешок с костями, что развалился на стуле, греясь у тлеющего очага, с тонкими, как пух, белыми волосами на веснушчатой голове, с тусклым взглядом и шамкающим ртом, стариком назвать было трудно. Купец выглядел настоящим воплощением дряхлости.

Варвар шагнул ближе.

Огонь осветил его с одного бока, тень его огромного тела накрыла согбенную фигурку Пэш Маха. Теперь Котар видел, что старика еще и трясет, как в ознобе.

- Что с тобою, приятель? - спросил варвар как мог мягче.

- Я проклят богами, - ответил старик, не поднимая головы.

- Что за ерунда! Проклятие богов выдумали глупые люди. Ну, говори, что такое с тобой приключилось?

- Моя дочь... Моя Малха...

- Малышка Малха с золотыми волосами? Что с ней? Она умерла?

- Нет, еще нет. Но она умрет нынче ночью!

Котар дотянулся до низкого треногого табурета, поставил его перед очагом и уселся. Он хорошо помнил Малху, хотя видел ее очень давно. Дочь купца была в том возрасте, когда девочку только начинают называть девушкой, ее милое забавное личико обещало стать по-настоящему красивым, а золотые локоны, ниспадавшие на плечи густой волной, вызывали зависть у всех окрестных невест.

- Ее собираются убить? Кто?

- Жрецы черного бога Пультхума. Этой ночью они справляют свои обряды в развалинах храма в Старом Городе, ты знаешь, за Восточными воротами. Там теперь никто не живет, даже городскую стену перенесли, чтобы развалины остались снаружи.

- Почему?

- Потому что в их храме, хоть его и разрушили до основания, все еще процветает черное колдовство. Жрецы и теперь каждый год собираются там на свои мерзкие праздники...

Из горла варвара вырвалось рычание.

- Я спасу ее, - пообещал он.

Старик только сильнее затряс седой головой, все так же бессмысленно глядя на угли в очаге.

- И не пытайся! Я посулил жрецам золотой священный кубок, который нашли для меня в руинах Аллакара. Они отказались! Им не нужен выкуп!

Внезапно торговец поднял голову и взглянул на варвара. Котар увидел, что глаза старика темны, как агаты, и лихорадочно блестят. Когда-то взгляда этих глаз никто не мог вынести долее минуты. Старик был высок и хорошо сложен, в нем еще дремали остатки былой силы, ведь когда-то он держал в страхе весь воровской квартал города... А потом Пэш Мах прослезился, плечи его поникли. Он был совершенно убит горем.

- Ты ничего не сможешь сделать, Котар, - сказал он очень тихо. - Я разгневал Пультхума и должен быть наказан. Так сказали жрецы. Они забрали Малху, потому что мое дитя дороже мне всех сокровищ. Они принесут ее в жертву нынче ночью.

- Но ночь еще не наступила.

- Я благодарен тебе и, поверь, ценю твое желание спасти мою девочку - но что ты сможешь сделать, выступив против бога, Котар? Я противился и должен быть наказан.

- Чему ты противился?

- Я же сказал. Я не отдал им кубок, их жертвенную чашу. Они не хотели платить. Когда они забрали Малху, я умолял их взять эту проклятую чашу, обещал им все сокровища, какие у меня есть, валялся у них в ногах, но они не сжалились. Они сказали, что так я лучше научусь ценить милость темного бога.

- С-собаки, - прошипел варвар. Мало того, что жрецы хотели ограбить старика, так они еще и разжились у него очередной жертвой для своих кровавых обрядов! Наверняка все было подстроено. Пультхуму нужны девственницы, а где их нынче добудешь...

Котар никогда не питал особой любви к жрецам темных богов. Это были хитрые, коварные люди. Как правило, сами они не верили в свое божество, но, грозя его именем и могуществом, утоляли свою страсть к богатству и власти.

Будучи человеком практичным, варвар сомневался, что жрецы и в самом деле убьют Малху. Скорее запрут где-нибудь и будут держать как рабыню или наложницу. Убить никогда не поздно. Как только она им надоест, они избавятся от нее - но не раньше.

- Пэш Мах, побереги это пока у себя. - Котар протянул старику свой кошель.

Старик оживился, кивнул и поспешно развязал тесемки. Камни выкатились ему на ладонь. Глаза торговца вспыхнули, он издал какой-то невнятный звук.

- Великолепные камни, - объявил он наконец. - Их подбирал знаток - все одинаковой величины и цвета. Я не спрашиваю у тебя, откуда они, с меня довольно, что они останутся здесь.

Ссыпав камни обратно в кожаный мешочек, он аккуратно и тщательно завязал его.

- Теперь скажи мне, что ты за это хочешь? Я мог бы и не спрашивать. Денег, разумеется. Все вы хотите одного и того же за совершенно разные вещи!

Котар ухмыльнулся.

- Я еще не знаю, что я за это хочу. Мы обсудим это позже, когда я вернусь с твоей дочерью.

Пэш Мах вытаращился на него, раскрыв рот.

- Ты осмелишься? Явиться в самый разгар церемонии, выскочить в черный круг колдунов, схватить девушку и убежать? Да в уме ли ты?!

- Если только таким способом можно привести тебя в чувство, чтобы ты не сидел, уткнувшись носом в золу, и не причитал, а вел дела, как и раньше, - что ж, придется рискнуть, - ответил ему варвар со смехом.

Он поднялся с табурета, возвышаясь над стариком, как колонна. "Почему бы и нет", - подумал Пэш, глядя на обтянутую кольчугой широкую грудь варвара. Кольчуга, надетая поверх короткой кожаной туники, оставляла открытыми руки и ноги Котара, так что каждый желающий мог лицезреть бугры могучих мышц, перекатывающихся под загорелой кожей.

- Ну, как мне найти этот храм?

Ответил ему Ишраэль - он все это время сидел в укромном углу и молча слушал:

- Пойдешь через Шелковый Ряд, спустишься с холма и пройдешь через пустошь. Не пропустишь - кроме этих развалин, на пустыре ничего нет.

С этими словами Ишраэль вышел, махнув Котару - следуй за мной. Варвар лишь на миг обернулся и увидел, что старый скупщик снова вытряхнул камни из кошеля и придирчиво их рассматривает. Котар хмыкнул про себя: ничего иного он и не ожидал.

Тем временем Ишраэль, повозившись, вытащил откуда-то и выложил на стол перед Котаром большой кожаный сверток. Заинтересованный варвар подошел ближе и развернул кожу. Под ней оказалась еще одна обертка - промасленный шелк.

- Что это? - спросил Котар, возясь с бечевкой, обвязывавшей сверток по всей длине. - Первый раз вижу, чтобы старый лис пеленал свои драгоценные статуи, как малых детей!

Наконец все покровы были сброшены. Перед восхищенным варваром, блестя темным полированным деревом, лежал прекрасный изогнутый лук футов пяти длиной. Рядом, завернутый отдельно, колчан, полный стрел. И лук, и колчан выглядели очень старыми, но были в прекрасном состоянии.

- Во имя Дваллока! Неудивительно, что он хранил их с такими предосторожностями! - воскликнул Котар, хватая лук и снимая с него излишки масла шелковой тканью. - Оружие, достойное царей! Ну-ка, дай я его натяну...

- Это лук Кенгора Абаторского, - скрипуче пояснил Ишраэль. - Кенгор жил двести лет назад и прославился как великий воин. Под конец жизни он ушел на юг и завоевал себе собственное королевство.

- А лук попал к тебе, несомненно, из ловких рук какого-нибудь вора, стащившего и то и другое из тайного и святого места, - расхохотался Котар. - Ладно! Я возьму его - в счет тех денег, которые мне причитаются за камни.

Ишраэль пожал плечами с хорошо разыгранным безразличием.

Взяв лук в левую руку и закинув колчан за плечо, Котар зашагал в сторону храма. Закат догорал, надо было спешить. Дверь лавки захлопнулась у него за спиной, и он снова услышал лязг замков.

День угасал, поднимался ветер. Вывеска над лавкой раскачивалась на цепях, звук этот разносился по всему переулку. Наконец Котар вновь свернул на площадь, от которой лучами расходились Ряды, тянущиеся по почти правильным радиусам через весь город. Ветер шевелил ему волосы, в воздухе уже чувствовалась прохлада ночи.

Не оборачиваясь на окрики торговцев, не глазея на тысячи диковин базара, Котар отправился на окраину города, пробираясь меж рядов с разноцветным шелестящим товаром, сворачивая на узкие боковые улочки и снова возвращаясь к Шелковому Ряду, как пробирается тигр меж сплетений лиан в желто-зеленых джунглях. От одной только мысли, что девушка уже может лежать, связанная, на алтаре, в горле Котара заклокотало, и, тихонько зарычав, он пошел еще быстрее.

Проходя неподалеку от трактира, где накануне он оставил Серебряного, своего боевого жеребца, и белую кобылу Лаэллы, варвар подумал, что было бы неплохо, вырываясь из лап озверевших от ярости жрецов, иметь наготове лошадей, спрятанных в укромном месте. Расплатившись с хозяином, он оседлал скакунов, сел на своего жеребца, взял за повод кобылу и, более нигде не задерживаясь, поскакал на восток, в сторону Старого Города.

На самом деле спасение девочки было не такой простой задачей, как полагал варвар. Жрецы темного бога считались фанатичными, полубезумными людьми. Им не составило бы особого труда убить сотни и сотни девушек, и вовсе не к обладанию рабынями они стремились, похищая девственниц...

Погремев для виду ключами, Ишраэль выскользнул наружу, прикрыв голову капюшоном от ночного ветра, и долго смотрел вслед уходящему варвару. При этом на лице его была такая ухмылка, что заметь ее Котар, он бы сильно призадумался. Наконец непрошеный спаситель исчез за поворотом, и Ишраэль, все так же мерзко улыбаясь, вернулся в дом.

Этот варвар будет уже мертв, когда начнется жертвоприношение Пультхуму.

Глава 3

Пустошь раскинулась под темнеющим небом, словно уголок легендарного Эйденна. В наливающемся чернотой небе загорались звезды, узкие цветы морона раскрывали лепестки, плотно сжатые днем, в воздухе уже чувствовалось их дурманящее благоухание. Ветер стонал и вздыхал, носясь в траве, словно приветствуя скорый приход темного бога.

Котар ехал осторожно, чутко вслушиваясь в ночные шорохи. Как ни мало знал он о Пультхуме, Повелителе Тьмы, он все же понимал, что такая ночь - самое подходящее для божества время, чтобы пробить границу между мирами и прибыть на посвященное ему празднество. Варвар ни на секунду не сомневался, что справится и с сотней жрецов из крови и плоти, но с темным богом ему связываться не хотелось. Котар вообще не любил драться с богами и демонами.

Насколько хватало глаз, унылое однообразие пустоши ничем не нарушалось. Башни и купола с высокими шпилями остались далеко позади, растворившись в сумеречной дымке. Не впервой было Котару оказаться одному среди ночи в степи, но еще ни разу при этом мерзкий холодок не пробегал то и дело у него по спине.

Ночь и одиночество тут были ни при чем.

Скорее это возмущались, противясь глупости, которую намеревался совершить Котар, звериные инстинкты варвара. Котар чувствовал опасность всей кожей, и волоски у него на спине стояли дыбом, как шерсть на загривке волка. Он ехал вперед, не торопясь, но и не медля. Что толку поминутно оглядываться назад... Если он услышит стук копыт нагоняющей его лошади, он успеет обернуться.

Опасность, которую он чуял, притаилась впереди, а не у него за спиной.

Из темноты вынырнули стоячие камни - в этих краях такие утесы называли "пальцы великана". Их было пять или шесть, и среди них могло укрыться не менее трех лучников.

Котар выругался и, не сводя глаз с камней, ощупью нашел среди своего снаряжения черный лук, взятый из лавки Пэш Маха. Тетива тихо запела, как луговой шмель, когда варвар подтянул ее, уперевшись нижним концом лука о носок своего мягкого кожаного сапога. Дерево грело руки, словно вливая в них силу, и Котар с довольным медвежьим ворчанием приладил стрелу поверх большого пальца левой руки. Колчан его был полон. Пусть-ка попробуют теперь застать его врасплох.

Котар был уверен, что в камнях его ждет засада. Совершенно не обязательно, что ждут именно его, - колдунам не раз пыталась помешать городская стража, и на всех подходах к святилищу наверняка выставлены часовые, чтобы не допустить появления солдат в самый разгар церемонии. Котар, осторожно подбирающийся к руинам - верхом, со стороны городских ворот, - был очень соблазнительной мишенью.

Варвар бесшумно соскользнул с седла.

Крадучись, заскользил он среди высокой травы, почти невидимый в своем темном плаще, с луком наготове. Его вела счастливая звезда: он подошел к камням с северной стороны и потому первым увидел врагов.

В сумерках легко ошибиться, и он чуть не пропустил темную фигуру, словно слившуюся с камнем. Только глаз варвара, с рождения привычный ловить малейшее движение, смог различить черный плащ, шевельнувшийся на сером фоне.

Котар пригнулся еще ниже, так что трава совсем скрыла его, и бесшумным шагом пантеры двинулся вперед. Ни звука не раздавалось в ночи, даже сверчки и те притихли.

Но человек в черном одеянии жреца Пультхума вдруг отделился от камня и вскинул руки. Неведомое создание, со свистом рассекая воздух, помчалось прямо на Котара. Что именно летело на варвара, разглядеть было невозможно, но Котар и не стремился познакомиться с тварью поближе.

Зазвенела тетива. Просвистела красноперая стрела.

Жрец в черном балахоне хрипло вскрикнул, схватился руками за горло и упал. Стрела попала ему под самый кадык.

Не долетев до варвара каких-то пяти футов, таинственное существо исчезло в ослепительной огненной вспышке. Котар изумленно помотал головой. Что убило эту тварь? Сам Котар не мог этого сделать. Может, колдун? Но кто же уничтожает оружие, когда оно почти поразило цель? Или тварь не могла существовать после смерти своего создателя?

Останки колдовского существа еще догорали, и Котар, не удержавшись, подошел посмотреть. Ничего колдовского не было в этой твари. Обычная веревка, связывающая два тяжелых круглых камня. Это было боло, и хотя раньше Котар никогда не видел его, он знал, что многие охотники на оленей из Гвин Каэра пользуются этим оружием Котару почудилось что-то в догорающем пламени, он склонился ниже...

- Это я остановила боло, Котар! Для тебя у меня припасена другая смерть!

Лицо рыжей ведьмы плясало в огне.

- Твои убийцы в трактире промахнулись, Лора.

- Они были посланы не убить, а напугать! Я хотела, чтобы ты избавился от девчонки - и получилось по-моему. Там, куда ты идешь, для тебя припасли вдоволь девушек!

От улыбки Лори пот выступил на спине варвара. Но вот ведьма исчезла.

Котар распрямился. Ветер распушил ему волосы, в лицо пахнуло холодом. Как бы там ни было, следовало проверить, не прячутся ли за камнями более осторожные друзья убитого жреца. Варвар пошел дальше, но уже почти не таясь. Если Лори хранит его так неотступно, вряд ли до него долетит другой колдовской снаряд, оживленный черным колдовством. Лори берегла Котара для себя, так что пока можно не беспокоиться.

Жрец лежал мертвый, как камни вокруг. Больше среди "пальцев великана" никого не оказалось.

Котар нагнулся, чтобы выдернуть стрелу - драгоценным оружием не следовало разбрасываться, - и вдруг замер, осененный прекрасной мыслью. Обтерев стрелу о свой плащ, он принялся стаскивать с мертвеца его одеяние, оказавшееся не сплошь черным, а черно-красным. Эти два цвета почти сливались в темноте, но зато хорошо были видны в свете костра и факелов.

Одевшись, воин поймал лошадей и, по-прежнему соблюдая осторожность, отправился к разрушенному храму.

Красный колдовской свет полыхал среди развалин. Ветер далеко разносил голоса хора. Жрецы темного бога начинали праздник. Когда красный свет сменился кромешной тьмой, Котар спешился и пробрался к одной из двух колонн, чудом уцелевших в храме. Когда-то их венчала арка, украшавшая вход, но теперь они вздымались гигантскими часовыми по обе стороны широкой лестницы.

Варвару пришлось пересечь широкий двор, некогда отделявший храм от хозяйственных построек. Залитые звездным светом плиты, хранившие следы множества ног, искрошились и почернели от времени, сквозь щели в них прорастала трава. Котар бесшумно пробежал по ним: тысяча первый паломник, а сколько их уже было...

Пробираясь вдоль стены, Котар заглянул в оконный проем, из которого лился свет - живой свет огня. Сотни факелов освещали пышное собрание поклонников Пультхума.

- Тсс!.. - послышалось в темноте. - Альдред! Сюда!

Котар обернулся на голос. Темная фигура в таком же плаще, как и у него, вышла на свет. Под большим капюшоном Котар разглядел землисто-смуглое лицо.

- Ну, убил ты вар... Эй! Ты не Альдред!..

Но не успел жрец закричать в полный голос или позвать на помощь, как стальные руки варвара сомкнулись на его тощей шее. Что-то хрустнуло, незнакомец обмяк и мешком свалился на каменные плиты, когда Котар отпустил его. Отбросив черный на красной подкладке капюшон, варвар присвистнул:

- Во имя всех богов! Ишраэль!

Невнятный хрип вырвался из горла торговца краденым. Котар поднял его в воздух и затряс, чтобы тот побыстрее пришел в себя. Все еще сжимая предателю горло, но так, чтобы случайно не придушить окончательно, Котар потребовал:

- Говори!

- Я-агх... - выдохнул Ишраэль, - я думал, ты уже мертв! Я обогнал тебя, скакал во весь опор... Надеюсь, темный бог приберет теперь вас обоих!..

Равнодушно глянув на эту крысу, Котар лишь чуть сильнее сжал пальцы - так что большой сошелся с указательным. Ишраэль что-то булькнул и затих. Язык вывалился из полуоткрытого рта помощника купца. Он был мертв.

Оттащив тело подальше от света, льющегося из окон, Котар продолжил обход храма. Ему было видно все действо как на ладони.

На большом плоском алтаре, некогда посвященном Мизрану Жизнеподателю, а теперь оскверненном черными таинствами, лежала девушка. Ее нагое тело обвивали тонкие золотые цепочки, охватывая драгоценными змейками лодыжки, запястья и шею. Они были непрочными, но зато их было много, и даже сильные руки варвара не смогли бы порвать разом их все. Перед алтарем, преклонив колени, стояли мужчины и женщины, не менее пятидесяти человек. Головы их были опущены, голоса звучали глухо и монотонно. Позади алтаря, одетый в такой же, как у Котара, черно-красный балахон, стоял жрец. На высоко поднятых ладонях его покоился серебряный кубок. Остро отточенная коса с золотой рукоятью, оплетенной белой веревкой, висела у него на поясе.

Котар вгляделся в тело, распростертое на алтаре. Неужели это Малха?

Два года назад он видел в доме Пэш Маха девочку-подростка, только начинающую взрослеть, немного угловатую и неловкую. Теперь же он видел женщину. Прекрасную женщину с тонкой талией, крепкими грудями и округлыми бедрами.

Похоже, ее одурманили каким-то зельем, потому что она лежала тихо, откинув назад голову и даже не пытаясь сопротивляться.

Широко открытыми глазами следила она за тем, как жрец наклоняет над ней чашу и черная вязкая жидкость капает ей на грудь - сначала на один розовый сосок, затем на второй. Но едва капли коснулись ее кожи, Малха закричала, выгибаясь всем телом, словно ее жгли раскаленным железом. Золотые цепочки натянулись, но держали крепко.

Молящиеся разом подняли головы. Пение их стало громче, яростнее, они словно подхватывали крики несчастной девушки.

- Твоею кровью мечу ее, - нараспев, прикрыв в трансе глаза, выговаривал жрец. - Твоею кровью предаю ее Тебе, Владыка Мрака!

- Тебе, великий Владыка! - подхватывал хор.

- Явись нам, прими посвященный Тебе дар! - сказал жрец, и еще одна капля упала на грудь девушки. Та корчилась, извивалась, напрягая все мышцы, и кричала так, что содрогались камни.

- Яви милость Твою молящим Тебя...

Поглощенные зрелищем медленной агонии, собравшиеся не заметили темной тени, скользнувшей в их ряды. Раскачиваясь вместе со всеми, Котар украдкой огляделся. Здесь не было ни одного воина, только толстые торговцы и зажиточные горожане. Зато женщины оказались как на подбор - молодые, с роскошными свежими телами, умащенными большим количеством благовоний. Похоже, дело кончится оргией, подумал Котар, глядя, как разгораются глаза, у мужчин - да и у женщин - при виде тела девушки, извивающейся на алтаре.

Еще одна капля. Новый душераздирающий вопль.

Послышался шорох ткани, и шерстяные бесформенные плащи полетели на пол, сброшенные нетерпеливыми руками. Котар напрягся. Этого он предвидеть не мог. Под грубой шерстью у адептов Пультхума не было ничего, только голые тела - и у мужчин, и у женщин.

Котар не любил иметь дело с демонами. Ни с ними, ни с теми, кого время от времени охватывает исступленное желание вытащить на свет древние силу, что обитают во тьме за пределами этого мира. Не жаловал он колдунов и всяческих магов, вызывающих силы, о которой сами они имели весьма смутное представление, и взывающих к преисподней, в то же время не веря в ее существование.

Варвар знал, что поклонники темных богов вкладывают в повальное совокупление всех взывающих к Повелителю Тьмы особое, мистическое значение. И Котар был готов спорить на что угодно, что не ради мистического ритуала явились сюда изнеженные торговцы. Тихий свет домашнего очага наскучил им, жены надоели, однообразие серых дней приелось. Не зря были с ними эти красотки, явно искушенные в искусстве любовных утех. С одной стороны, когда все эти распалившиеся горожане займутся любовью, мелькнуло в голове у Котара, мало кто обратит на него внимание. Но, с другой стороны, теперь-то ему не спрятаться, у него под плащом есть одежда.

Значит, надо было действовать без промедления.

Единственную угрозу представляли здесь жрец с золотой косой и два его помощника, безмолвными изваяниями застывшие за спиной жреца. Котар расправил плечи, сбросил плащ и шагнул вперед.

Почувствовав, что течение ритуала нарушено, высокий жрец опустил голову и открыл глаза.

Котар увидел, как в паническом ужасе расширяются его зрачки. Нагие участники церемонии вскочили на ноги, забыв об обуревавшем их желании. На фоне их обнаженных тел могучая фигура варвара, затянутая в стальную кольчугу, выглядела особенно внушительно.

- Святотатство! - вскричал жрец.

Он занес кубок над головой, собираясь швырнуть его в нарушителя священного действа.

Варвар прыгнул вперед. Концом лука он поддел чашу, выбив ее из рук ошеломленного жреца. Темная жидкость выплеснулась, потекла у того по лицу и груди. Черно-красное одеяние задымилось, жрец пронзительно завизжал, словно недорезанный поросенок на заднем дворе харчевни.

Двое младших жрецов кинулись к Котару, выхватывая из-за поясов свои косы. Изрыгнув страшное ругательство, варвар вскочил на алтарь, размахивая тяжелым луком. Одному жрецу он угодил по лицу, выбив зубы, другому - в живот.

Вопль благоговейного ужаса, вырвавшийся разом у пятидесяти людей, заставил его обернуться.

Позади алтаря разрасталось облако клубящейся тьмы.

Котар, похолодев, не спуская с него глаз, отшвырнул лук и потянулся за Ледяным Огнем.

Красные горящие глаза уставились прямо в лицо святотатцу, посмевшему прервать великое таинство жертвоприношения. Котар едва дышал, с трудом ощущая, как бешено колотится его сердце.

Гневный взгляд божества на какое-то мгновение сковал его по рукам и ногам.

Но темная дымка, не успев обрести форму, начала расползаться, горящие глаза угасли, а затем и вовсе пропали. Порыв ветра окончательно разметал черные клочья. Обряд был прерван в самом начале, и Пультхум не смог выйти в этот мир из своей первозданной тьмы.

Котар пришел в себя как раз вовремя, чтобы увидеть, что один из младших жрецов уже занес над ним свою косу. Опомнившись, варвар взмахнул мечом, целя острие в горло нападающему.

Хлынула кровь, колдун выпустил из рук косу и замертво повалился на каменный пол.

Варвар развернулся так резко, что капли крови с клинка полетели во все стороны. Толпа обнаженных тел в страхе отшатнулась. Даже если бы у них было при себе оружие, вряд ли они осмелились бы выступить против этого светловолосого гиганта, который с львиным рычанием размахивал над головой огромным двуручным мечом.

- Назад! - закричал Котар. - Не то все отправитесь вслед за жрецами к своему Пультхуму! Эта девчонка - моя!

Подхватив с пола плащи, перепуганные заклинатели демонов поспешили скрыться, то и дело оглядываясь на варвара с мечом и девушку на алтаре, которую он назвал своей. Котар мрачно следил за тем, как они расходятся. Вскоре, кроме него и Малхи, в храме не осталось никого. Мертвые были не в счет.

Пошарив на поясе старшего жреца, Котар нашел маленький золотой ключик. Им он отпер замки, крепящие цепи алтаря. Малха тихо стонала от любого прикосновения к ее стертым ногам и рукам.

- Бедная крошка, - сказал варвар, наклоняясь, чтобы взять девушку на руки.

И тогда красавица открыла глаза, чуть раскосые и зеленые, как у кошки.

Котар отпрянул от нее, как от змеи. Глаза девушки странно сверкали, отчего ее лицо показалось варвару вдруг злобным и хитрым. У Малхи был совсем другой взгляд!

Но все же... все же это была она.

- Приветствую тебя, варвар, - услышал он низкий грудной голос. - И благодарю за спасение.

- Кто ты? - растерянно прошептал он. Девушка пожала плечами, по-прежнему лежа на алтаре и не делая попыток подняться.

- Какая разница? Но если тебе нужно имя, зови меня Малхой.

- Но ты - не она!

Злой смех красавицы зазвенел, как серебряный колокольчик.

- Ты прав, не она. Перед тобой только ее плоть, а дух ее скитается где-то в унылых равнинах Ниффергейма. О, какой взгляд! Ты знаешь о Ниффергейме, не так ли?

Ниффергеймом северяне называли безрадостный край, где души, исторгнутые из своих тел, обречены вечно скитаться в ледяных пустынях. Если душе не удавалось быстро вернуться в тело, она оставалась в этом краю навсегда.

- Я вижу, знаешь, - усмехнулась девушка и протянула Котару изящную руку. - Помоги мне.

Почти не сознавая, что делает, Котар подал этому странному созданию свою загорелую руку, иссеченную белыми полосками многочисленных шрамов. Таинственное создание едва коснулось ладони воина маленькими белыми пальчиками. Варвар словно заново увидел знакомое - и в то же время чужое - лицо молодой женщины. Мягкие детские черты остались мягкими и детскими, но резче выделялись скулы, злее смотрели глаза и насмешливо изгибались чуть припухлые губы. У настоящей Малхи не могло быть такого выражения лица.

И тело!

Оно тоже изменилось, стоило красавице открыть глаза. Все, что еще оставалось в нем от угловатого подростка, исчезло. Теперь это было тело зрелой женщины, с длинными сильными ногами, полной грудью, со скульптурно вылепленными формами. В этом теле не было ничего от юной, немного наивной девственности, скорее наоборот. Малха нравилась Котару больше, чем эта ведьма, изящно усевшаяся на край алтаря.

- Кто ты? - повторил он, но на этот раз гораздо громче.

- Арима. То, что вы называете суккубом.

Котар озадаченно нахмурился, и девушка насмешливо улыбнулась.

- Ты гадаешь, что может делать суккуб на жертвоприношении Пультхуму? Меня попросили побыть здесь и даже обещали награду, если все пройдет так, как задумано.

- Какую награду?

- Тело маленькой Малхи.

- Кто попросил тебя? - Котар чувствовал, как растет в нем желание ударить ее прямо по ехидно улыбающемуся лицу.

Вместо ответа Арима грациозно спрыгнула с алтаря и закружилась по храму. Новое тело явно нравилось ей, она то и дело оглядывалась на своего спасителя, проверяя, какое производит впечатление. И, как ни был Котар зол, он не мог не признать, что этот демон в женском обличье был самим совершенством. Нагота Аримы притягивала взгляд, хотелось смотреть на нее еще и еще.

- Кто? - повторил он, стараясь, чтобы голос его звучал сурово.

- Лори, рыжая ведьма! - задорно воскликнула девушка, подбегая к варвару и обвивая гибкими руками его шею. Не успел Котар опомниться, как ее губы жадно впились в его, и, несмотря на завидное самообладание, варвар едва удержался, чтобы не ответить на поцелуй.

Он схватил девушку за руки, намереваясь оттолкнуть, но обнаружил вдруг, что гораздо больше ему хотелось прижать ее к себе еще крепче.

- Ну, что теперь надо этой рыжей? - грубо спросил он.

- Свободы, Котар! - Арима изогнулась в его руках, откинувшись назад. Глаза ее горели двумя изумрудами. - И ты - тот человек, который освободит ее.

- Я? - расхохотался он. - Вы обе напрасно тратите время.

- В самом деле? А как же маленькая Малха, прозябающая в Ниффергейме? Неужели ты допустишь, чтобы ее бедная душа навечно осталась в той серой долине?

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил он хрипло.

- Когда ты освободишь рыжую ведьму, я вернусь в свой призрачный край, а Малха получит обратно свое драгоценное тело. Это же так просто, варвар. А теперь, ради десяти глаз Бельтира, раздобудь мне какую-нибудь одежду. Здесь холодно!

Она еще теснее прижалась к груди варвара. Глаза ее смотрели лукаво и кокетливо.

- Обычно я не чувствую таких неудобных вещей, как жара или холод, но теперь я такая же, как ты. Когда я вселяюсь в живое тело, я чувствую все, что чувствует оно. - Она снова заглянула в глаза Котара и добавила: - Благодаря Лори.

Котар в ответ только что-то прорычал. Высвободившись из ее объятий, он шагнул к старшему жрецу и стащил с него черно-красную шелковую мантию, а потом бросил Ариме.

- Возьми. Думаю, этого тебе будет достаточно.

Запахнув шелковый балахон, она вытянула вперед босую ножку и, склонив голову набок, невинно проворковала:

- А как же мои бедные лапки?

Один из младших жрецов был совсем еще мальчиком, и его нога оказалась почти такой же маленькой, как у Аримы. Расшнуровав и сняв с него одну сандалию, Котар протянул ее женщине. Та не шелохнулась, глядя на варвара с улыбкой, которая ясно говорила: "Если я захочу, этот огромный варвар с волосами как жидкое золото станет моим рабом".

- Примерь, - приказал ей Котар.

Присев на алтарь, девушка надела сандалию. Обувь пришлась ей почти впору. Котар стал снимать с трупа вторую.

- Ты знаешь, - протянула Арима, - кажется, я начинаю завидовать рыжей ведьме. Ты забавен, когда злишься, - как же ты должен быть великолепен, когда .впадаешь в безумную ярость!

Котар обернулся. Суккуб затягивала шнуровку, изогнувшись так грациозно, что в варваре снова проснулось желание. Это разозлило его, и, стащив с юноши вторую сандалию, он почти запустил ею в насмешницу, заставив ее испуганно вздрогнуть.

- Я не собираюсь потакать дурацким женским капризам - ни твоим, ни Лори, ни чьим-либо другим! - прорычал он.

- Глупый мужчина, - нежно улыбнулось чудовище. - Ты еще научишься...

Стиснув зубы, смотрел на нее Котар, и только мысль, что он может случайно прибить ее насмерть, удержала его от удара. Какой силой обладал этот демон, скрывшийся под маской нежного женского тела? Она была прекрасна, и, что хуже всего, прекрасна именно теми чертами, которых не было в Малхе. Перед ним было совершенство зла. Ветер шевелил ее длинные золотые волосы, свет факелов отражался в злых зеленых глазах.

Котару пришлось собрать всю свою волю, чтобы не схватить Ариму и не зацеловать до смерти. Ты всего лишь глупый мужчина, сказал он себе, а она - не просто прекрасная женщина, но еще и исчадие ада.

- Вот видишь, - тихо сказала она, словно прочтя его мысли.

Встряхнувшись, Котар подобрал лук и молча направился к оставленным за развалинами стен лошадям. Девушка пошла за ним следом, так что тихий шорох ее шагов казался лишь эхом его почти бесшумной поступи.

Распутав стремена, он показал ей, как ставить ногу, и подсадил в седло белой кобылы. Котар вздрогнул, когда ее маленькая ручка скользнула по его плечу.

- Пока я с тобой, ты можешь не опасаться ловушек Лори, - тихо сказала Арима. - Я твоя защита. А теперь - в Комморел!

"Что мне еще остается", - сердито подумал Котар, вскакивая в седло.

Глава 4

Там, где зеленые холмы Гвин Каэра переходят в плоскогорья западного Комморела, тянется невысокая горная гряда, цепочка гранитных утесов, древних и поросших лесом. Перевал же расположен высоко над долинами. Там хозяйничают холодные ветры, иногда даже выпадает снег, и путешественники зябко кутаются в меховые плащи, перебираясь на ту сторону гор.

Был вечер, и солнце клонилось к западу, когда всадники поняли, что никакими угрозами уже не смогут сегодня заставить усталых лошадей скакать галопом. Котар бранился на всех пяти известных ему языках, но ничего не мог поделать. При всем его желании они не успевали перебраться через перевал до наступления темноты.

- Не можешь ли ты хоть немного задержать солнце, ведьма? - сердито проворчал он, оборачиваясь. Кобыла Аримы отставала от его скакуна всего на полкорпуса. Весь день Арима скакала наравне с варваром и, казалось, не чувствовала усталости. Котар приписывал это колдовству.

- Я приберегу свои чары до более подходящего момента, - промурлыкала она.

- Да? Пусть тогда твоя покровительница покажет свою силу.

- Она не сможет этого сделать против моей воли. Ты узнаешь почему - когда придет время. А сейчас перестань гнать своего несчастного жеребца и давай поищем место для ночлега, раз уж так получилось.

Несколько разочарованный - что толку в демонах в женском теле, если они не хотят использовать свое колдовство, чтобы облегчить путешествие, - Котар отвернулся, потеряв к своей спутнице всякий интерес. Но поискать ночлег и в самом деле следовало, поэтому варвар неспешно поехал вперед, высматривая подходящую боковую тропку. Если бы он не был так озабочен и раздражен, он заметил бы большую хищную тварь, осторожно следовавшую за всадниками по неровному каменному карнизу справа над тропой.

Не многие, когда-либо повстречавшиеся с Отвратительным, возвращались, чтобы рассказать о встрече, но в трактирах и гостиницах у восточных границ Комморела можно было нередко слышать рассказы о том, как пропадают путники, отважившиеся заночевать на перевале. В этих историях Отвратительный был могуч, ужасен и полон жажды убийства. Мужчин он разрывал на части огромными когтями, женщин утаскивал в свое логово, которое никто никогда не видел.

Сейчас же он бежал, легко перепрыгивая с камня на камень, следя за Котаром и Аримой от самого начала тропы. Его налитые кровью глаза горели, сердце билось сильно и часто, довольное ворчание клокотало в глотке. Этой ночью мужчина будет мертв, женщина окажется в его власти. Лошади станут недурным ужином.

Наконец, уже в сумерках, утесы впереди расступились, и перед путниками открылась небольшая долина, занесенная снегом. На девственной белой глади чернела маленькая хижина - домик пастухов, пригоняющих сюда летом свои стада. Хижина вполне могла приютить путников на ночь.

Котар махнул рукой Ариме, оставшейся на тропе, и, когда та подъехала, указал на хижину. Девушка оглядела ее и пожала плечами, словно ночлег был нужен только ему, а не им обоим. "Нахальная сука! - пробормотал варвар себе под нос. - На тебя посмотреть, так ты предпочитаешь замерзнуть насмерть!"

- Я разведу огонь, - сказал он вслух, - и мы по крайней мере будем защищены от снега и ветра. Ты сумеешь приготовить что-нибудь поесть?

В их седельных сумках было вдоволь еды и две большие фляги с красным мирмидонским вином. Котар уже предвкушал, как славно будет опустошить их, сидя в доме, у огня, да еще после сытного ужина! Ночевка обещала оказаться не из худших. Будь Арима обычной женщиной, а не суккубом, она была бы просто великолепна...

Воин погнал Серебряного вперед, выбирая сугробы поменьше. Позади хижины оказался навес, защищенный от ветра. Там варвар мог напоить и расседлать лошадей.

Котар спешился и обернулся к женщине. Она вынула ноги из стремян и выжидающе смотрела на него. Варвар подставил руки, чтобы она могла опереться, спрыгивая. Арима милостиво улыбнулась ему.

- Служи мне верно, Котар, и я, быть может, уговорю Лори сохранить тебе жизнь - чтобы ты и дальше служил мне, в моем царстве духов.

Котар только молча сплюнул. Красотка ушла в хижину, а он расседлал лошадей и подвесил на спину каждой торбу с зерном. Запас зерна был невелик, но коням должно его хватить на этот вечер, а завтра путники будут уже в плодородных долинах предгорий.

Войдя в хижину, он увидел Ариму, съежившуюся в грубом плетеном кресле.

- Почему бы тебе не сотворить огонь? - насмешливо поинтересовался Котар, глядя, как она дрожит от холода.

- Я уже сказала: поберегу силы для другого, - огрызнулась девушка, даже не обернувшись.

В центре хижины был сложен круглый очаг, согревавший пастухов в холодные ночи. В углу Котар нашел дрова и немного хвороста для растопки. В крыше виднелось отверстие для дыма, прикрытое ветхой кошмой, а над очагом на распорках лежал железный вертел.

Котар принес седельные сумки и бросил одну из них к ногам Аримы.

- Захочешь ужинать - приготовишь себе что-нибудь.

Она злобно взглянула на улыбающегося варвара.

- Ты мог бы приготовить и для двоих!

- Мог бы. Но не хочу, - ответил он. Порывшись в своей сумке, он извлек огромный кусок мяса и подвесил его над огнем. Затем взял котелок, вышел наружу и набил его снегом. Скоро в котелке закипела вода, и по маленькой хижине поплыл восхитительный аромат жаркого.

Арима вздохнула и потянулась к своей сумке.

- Подвинься, - сказала она ворчливо, подходя к огню со своим куском мяса. Варвар только ухмыльнулся.

Внезапно он поднял голову, ухмылка исчезла с его лица.

- Ты. слышала? - спросил он, вскакивая на ноги. Арима скорчила рожицу.

- Что ты мечешься, как пойманный тигр. Сядь. Что я, по-твоему, должна была услышать?

- Скрип снега. Кто-то ходит вокруг.

Только свист ветра доносился снаружи. Котар подался вперед, прислушиваясь к ночным звукам. Устраиваясь у огня, он снял перевязь с мечом. Ножны стояли у дверей, прислоненные к стене. Котар шагнул к ним...

Но до меча он дотянуться не успел. Ветхая стена хижины проломилась от могучего удара. Щепки и обломки досок полетели во все стороны. После второго удара путники увидели огромную руку, поросшую длинной белой шерстью. К треску дерева добавился ужасающий вой, и Отвратительный прыгнул через пролом - целя когтями в грудь Котара.

Его встретил удар кулака варвара, сокрушительный, как удар молота. Раздался хруст ломающихся костей, из-под кулака Котара, попавшего полузверю прямо в губы, хлынула кровь. Отвратительный взвыл, но вой его заглушил истошный визг Аримы. Нырнув под удар когтистой руки, Котар впечатал второй кулак прямо в живот чудовищу. Раздался крик боли и ярости, полузверь схватил варвара огромными мохнатыми лапищами и оторвал от пола.

Котар вырывался, как мог, но сильная тварь, подержав варвара в воздухе не более секунды, отшвырнула его к противоположной стене. Доски затрещали, но выдержали. Куча трухи и опилок облаком взвилась вокруг Котара. Полуоглушенный, он рухнул на пол.

Отвратительный с рычанием повернулся к верещащей Ариме.

- Проклятая тварь, - пробормотал Котар и прыгнул на врага.

Они покатились по полу беспорядочным клубком. Клочья белой шерсти полетели во все стороны. Наконец мельтешение рук и ног прекратилось, и Арима увидела Котара, сидящего на твари верхом. Колени варвара крепко удерживали распростертое на полу чудовище, бронзовые кулаки осыпали ударами его обезьянью голову.

Человек-зверь извивался и выл от боли и ярости.

Огромные когтистые пальцы скребли по кольчуге варвара, стараясь добраться до тела, выдирая куски кожи из туники воина. На руках и ногах Котара было уже много длинных кровавых следов от когтей чудовища, но кольчуга надежно защищала самые уязвимые части его тела. Не обращая внимания на раны, Котар дубасил тварь по морде.

Отвратительный уже не думал о легкой добыче, он ужом корчился в мертвой хватке ужасного человека, мечтая выбраться из хижины живым. Никогда еще не приходилось ему встречаться с людьми такой силы и ловкости. Изогнувшись, он умудрился вырвать у варвара клок волос. Котар, озверев, обрушил на него один за другим три особенно сильных удара, и несчастная тварь, хныча и скуля, извернулась последним отчаянным движением - и скинула задыхающегося варвара.

Вскочив на ноги, человек и получеловек на какое-то время замерли, сжимая кулаки и тяжело дыша. Арима, онемев от ужаса, заломив руки так, что побелели суставы, безумными глазами смотрела на противников.

Полузадушенный, ничего не соображающий, горный человек вдруг нагнулся и со всей силы ударил варвара головой в живот, рискуя сломать себе шею. Менее всего ожидавший этого Котар не устоял на ногах. Его отбросило назад, и он крепко ударился спиной и затылком о каменную кладку очага.

Все поплыло у него перед глазами, он затряс головой, пытаясь прийти в себя.

Не дожидаясь, когда варвар встанет и убьет его, Отвратительный хрюкнул и кинулся к женщине. Довольная ухмылка сделала его уродливое лицо еще более мерзким, кровь, текущая из разбитого носа, и пузыри кровавых слюней довершали картину. Арима закричала так, как не кричала ни одна женщина. Горная тварь снова хрюкнула, схватила красавицу когтистыми ручищами, взвалила на плечо и помчалась прочь из хижины.

Котар, с трудом встав на ноги, жадно глотал воздух. Спина и затылок варвара превратились в один огромный кровоподтек. Увидев, как тварь выпрыгивает в проделанную им дыру в стене, Котар решил, что все сложилось наилучшим образом. Пусть этот дикарь съест ведьму живьем, пусть присоединит ее к своему гарему - как угодно. Лишь бы избавиться от нее и...

Но это было тело не Аримы, а маленькой Малхи. Золотоволосой Малхи с чудной детской улыбкой, чья душа скиталась теперь в мрачных долинах Ниффергейма.

Завернув четырехколенное ругательство, Котар кинулся вслед за убегающим похитителем женщин.

В три прыжка нагнав Отвратительного, варвар вскочил на плечи чудовища и сжал ему горло железными пальцами. Полузверь вздрогнул и выронил добычу.

Даже изрядного веса Котара не хватило на то, чтобы опрокинуть Отвратительного, но высвободиться из рук варвара человек гор уже не мог. Он хрипел, терзая когтями кольчугу Котара, крутился на одном месте, пытаясь сбросить всадника, выл и шарахался из стороны в сторону. Голова его клонилась все ниже. Он был совершенно беспомощен.

Слепо тычась во все стороны, Отвратительный вдруг завыл и со всего размаху ринулся на стену хижины. Он мог разбить себе голову, но надеялся разбить при этом и голову безжалостного седока. За два шага от стены Котар догадался, чего хочет чудовище, и успел, схватив за длинную шерсть на затылке, подставить под удар круглую обезьянью голову чудовища.

Стены хижины зашатались, но выдержали. Выдержал и череп Отвратительного. Но, как показалось варвару, эта неудача окончательно лишила чудовище рассудка. Дико вращая красными глазами, оно попыталось взвыть - но из горла его вырвался лишь невнятный хрип.

Обезумев от боли и ярости, горный человек стал бегать из стороны в сторону, колотясь головой обо все, что попадалось на пути. Арима, уже пришедшая в себя, с восхищением следила за этой скачкой. Испробовав на себе чудовищную силу рук Отвратительного, она никак не могла поверить, что полузверя может убить безоружный человек - пусть даже такой великан, как Котар. И тем не менее варвар побеждал.

Согнувшись втрое, метался Отвратительный по хижине, а Котар восседал на нем, как насекомое-паразит, высасывающее соки из оседланной гусеницы. Внезапно мутный взгляд чудовища остановился на ней, женщине, с которой все началось. Вот с кем следовало бы разделаться! Отвратительный снова захрипел и ринулся к Ариме.

Одного удара его когтя было бы достаточно, чтобы вышибить из нее дух, но Котар, снова вцепившись в волосы чудовища, заставил его запрокинуть голову и крикнул:

- Уберись! Спрячься куда-нибудь!

Но Арима его не слышала. Она словно примерзла к месту. Человеческий страх сковал ее. Она еще не настолько освоилась с телесной оболочкой, чтобы справиться с оцепенением.

Котар зарычал и сильнее стиснул пальцы. Мышцы у него на руках вздулись чудовищными буграми, казалось, они вот-вот прорвут бронзовую кожу. Невнятный писк вырвался из горла несчастной твари. Ноги Отвратительного подкосились. Он еще успел потянуться когтистой рукой к Ариме - но рухнул замертво, даже не поцарапав ее.

Варвар резко выдохнул. Раздался громкий хруст - и еще дергавшееся чудовище замерло, ткнувшись лицом в теплую золу очага. У Отвратительного была сломана шея.

Не слезая с загривка уже мертвой твари, Котар подмигнул женщине:

- Вот теперь ты в безопасности.

Она еще не пришла в себя после пережитого потрясения. Дыхание Аримы с хрипом вырывалось из ее горла, грудь вздрагивала от бешеных ударов сердца. Девушка облизнула губы, пытаясь что-то сказать, но выдавила из себя только невнятное восклицание.

- Клянусь всеми богами Бандамарра! - выдохнула она наконец. - Варвар, ты мне нравишься!

Глаза Котара сверкнули.

- Настолько, что ты отказалась бы помогать Лори? Суккуб опустила голову и долго молчала, водя пальцем по закопченным камням очага.

- Да. - Арима подняла голову и взглянула в глаза варвару. - Да, но не теперь. Я связана словом и не могу нарушить обещание - даже если бы захотела. Но когда рыжая ведьма будет свободна... Да, тогда я смогу помочь тебе, Котар!

- А что ты захочешь за эту помощь?

Арима покачала головой. Быть может, Котару показалось, но глаза ее стали из зеленых светло-голубыми.

- Еще не знаю. Оказывается, быть человеком - это уже само по себе вознаграждение. Страх. Удовольствие - например, от зрелища настоящей битвы за твою персону. - Она повела рукой, словно подчеркивая этим жестом свою принадлежность миру людей. - Запах мяса, морозный воздух, прикосновение одежды к коже. Всего этого я не знала в своем мире, у нас все иначе.

Увидев, как Котар встает и сгребает за шкирку мертвое тело Отвратительного, девушка сразу сменила тон.

- Что ты собираешься с ним сделать?

Заткнуть им дыру в стене. Становится холодно, а под утро будет еще холоднее. Он нам пробил дыру в стене, пусть он ее и заделает.

Вернувшись, Котар заново разжег огонь, дожарил мясо и протянул один из кусков женщине.

- Ешь. Сытому холод не помеха.

Глядя, как Котар кусает белоснежными зубами сочное жаркое, Арима вздохнула и последовала его примеру. Мясо оказалось превосходным. Вино, разлитое по двум деревянным чашам, окончательно согрело и взбодрило девушку. Пережитый ужас остался где-то позади, ей было уютно и тепло.

Только когда Котар вытряхнул из седельных сумок два шерстяных одеяла, она сморщила носик и помотала головой.

- Не могу. Они насквозь провоняли лошадиным потом.

Варвар пожал плечами и, улегшись у огня, завернулся в оба одеяла. Снаружи завывал ветер, в дыру в крыше залетали снежинки. Арима сжалась в комочек и придвинулась поближе к очагу.

Спустя некоторое время Котар поднял голову и отогнул край одеяла.

- Иди сюда, гордячка. Ты покроешься льдом и обрастешь белым инеем, просидев так всю ночь. Иди, я тебя согрею.

Арима не заставила долго себя упрашивать. Скользнув к нему под одеяло, она свернулась калачиком и затихла, отогреваясь. Котар подоткнул края со всех сторон и замер. Очень скоро девушка почувствовала себя гораздо лучше и блаженно вытянулась во весь рост.

Уже засыпая, она обняла варвара, прижавшись к его теплому боку.

- Спи, Арима, - сонно пробормотал Котар. - Малха мне как младшая сестренка - не забывай, что ты все-таки в ее теле.

Суккуб лукаво улыбнулась, не открывая глаз.

- В другой раз, Котар, - хихикнула она.

Глава 5

Город Комморел спал. Полуденное солнце сверкало в зените, на улицах было полно народу, и Котар с недоумением вглядывался в окаменевшие лица мужчин и женщин, застывших, словно заснули на ходу. Они напоминали искусно сделанные и раскрашенные статуи, которые чудаковатый скульптор нарядил в яркие платья. Руки подняты в неоконченных жестах, губы приоткрыты в недосказанных фразах. Позы людей были самыми разными, одинаковым казалось лишь одно - широко раскрытые испуганные глаза, уставившиеся в одну точку. Котар, дивясь, пробирался меж этих живых изваяний, ведя под уздцы Серебряного и белую кобылу.

На шаг впереди него шла Арима.

Голубое сияющее облако все еще клубилось вокруг нее. Она спешилась сразу за городскими воротами, когда путники пробрались наконец сквозь столпотворение приезжих, фермерских повозок и фургонов, широким потоком вливавшихся в город.

- Вот теперь самое время пустить в ход мою демоническую сущность, - сказала Арима и сделала один-единственный жест.

Тотчас облако голубого света охватило ее маленькую фигурку. И наступила тишина. Всякое движение вокруг Аримы и Котара прекратилось. Звонко прогремел молот, опустившийся где-то на наковальню, и это был последний звук, который они услышали. Гомон толпы оборвался, все люди разом окаменели. Стражник, направившийся к ним от ворот, застыл в нелепой позе.

Город замер, оцепенев под воздействием небывалого колдовства. Арима спокойно направилась к воротам внутренней стены, и Котару не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ней.

Пройдя через весь город, они вышли к огромному зданию светлого камня. Дворец в Коммореле был одним из самых красивых дворцов, когда-либо виденных Котаром. Он любил бывать здесь время от времени. Но сейчас он предпочел бы быть за тысячу лиг от него.

На огромной террасе южного крыла дворца размещался Зал Приемов, где королева Эльфа вершила суд и принимала гостей. Подвешенные к резным деревянным балкам высокого потолка, покачивались в нем две клетки.

В золотой пребывал в вечном заточении низложенный король Маркот.

В серебряной бесновалась Лори, рыжая ведьма.

Котар ухмыльнулся, вспоминая, как он с помощью Казазаэля, мага королевы, сверг Маркота с престола, а после изловил Лори, как раз когда та читала заклинания, которые должны были погубить Казазаэля. Королева Эльфа распорядилась посадить обоих в приличествующие их былому могуществу клетки и повесить в Зале Приемов, где в дни суда они были видны даже с площади перед дворцом - в назидание всем претендентам на ее престол.

У огромных, от пола до потолка, двустворчатых дверей Зала Приемов Арима остановилась и обернулась к Котару.

Обычно двери открывали четверо слуг. Варвар ухватился за тяжелые медные кольца и рванул на себя. Обитые чеканной медью створки нехотя подались - и поехали в стороны под действием собственной тяжести. Котар вошел в Зал Приемов.

- Добро пожаловать, мой варвар! - услышал он ликующий вопль.

Он задрал голову и увидел Лори - во плоти, а не призраком, единственную, кого во всем городе не затронули чары суккуба. Рыжие волосы ведьмы струились вдоль обнаженного тела, тонкие пальцы вцепились в серебряные прутья. Долгие месяцы томилась она в своей роскошной тюрьме. Но час свободы теперь был близок, и ведьма не могла сдержать радостного смеха.

- А, вот и моя Арима, верный мой демон!

- Я выполнила все, что ты велела, Лори, - бесцветным голосом сказала Арима. - Я привела твоего мужчину. Весь город недвижим, так что Котар может делать то, за чем пришел.

Котар оглядел клетку. Достать ее с пола было невозможно.

- Мне нужна веревка и железный крюк, - мрачно объявил он.

- Вон за той дверью, мой варвар, ты найдешь и то и другое, - проворковала Лори. - С их помощью мне поднимают корзину с едой, так что, я думаю, тебе подойдет.

Он вышел, куда было сказано, и действительно нашел прочный крюк, в кольцо которого была продета сдвоенная длинная веревка. Зацепив крюк за клетку, тюремщики привязывали маленькую корзинку к специальному кольцу, укрепленному на веревке, и подтягивали еду к клетке, а Лори уже сама втаскивала корзинку сквозь прутья и швыряла вниз крюк, стараясь попасть им в кого-нибудь.

Смотав веревку, Котар вернулся в зал.

Раскрутив крюк, как пращу, он закинул его высоко вверх, но промахнулся. Со второй попытки ему удалось зацепить крюк за прутья клетки. Выровняв оба конца веревки, варвар ухватился за нее и начал взбираться наверх.

Как нетерпеливая обезьянка, подпрыгивала Лори в клетке, дожидаясь, когда варвар ухватится за серебряные прутья. Подтянувшись, Котар встал на дно клетки. Встала и Лори, глядя на своего врага сквозь прутья раскосыми зелеными глазами, в которых смешались насмешка и надежда:

Котар расставил ноги пошире и начал разгибать прутья.

Весь купол клетки был исписан магическими знаками, против которых рыжая ведьма была бессильна. Но на воздействие грубой физической силы эти заклинания не были рассчитаны. Обычный человек вряд ли смог бы справиться с толстыми прутьями, но под могучими руками варвара мягкое серебро гнулось - медленно, но верно.

В тихом смехе Лори зазвучали нотки триумфа.

- Только ты способен на такое, Котар!

Он раздвинул прутья настолько, чтобы в образовавшуюся дыру могло пройти ее гибкое тело. Лори, сияя, скользнула меж прутьев и прижалась к варвару.

- Теперь спусти меня вниз!

- Смотри, чтобы я тебя не выронил, - заявил Котар. - Но спустить тебя, конечно, придется - ведь с тех пор, как Казазаэль сделал тебя обычной женщиной, летать ты не умеешь, а, Лори?

Странное выражение мелькнуло на лице колдуньи: смесь гнева и страха.

- Если ты скинешь меня, Арима отомстит тебе!

- Не думаю, - ухмыльнулся Котар. - Она будет: только рада убрать тебя с дороги. Твоя смерть развяжет ей руки.

Этого Лори явно не ожидала.

- Вот даже ка-ак? - насмешливо протянула она. - Уж не наложил ли ты на нее свои мужские чары? Признайся, Котар, ты уже переспал с ней?

- Нет, - не менее насмешливо ответил ей варвар. - Это, к сожалению, невозможно, пока она в теле Малхи. А потом... кто знает?

- Ладно, спусти меня вниз!

Лори обхватила Котара за шею, и варвар, придерживал ее одной рукой, начал осторожно спускаться. Когда ноги его коснулись каменных плит, он отпустил Лори, и та спрыгнула на пол.

Одарив Котара величественным кивком в качестве благодарности, рыжая ведьма обернулась к Ариме.

- Прими мою признательность, Арима. Я твоя должница.

Золотая головка Малхи склонилась в медленном кивке.

- Теперь уйдем отсюда, - заявила ведьма. - Чары скоро рассеются, нам надо успеть удрать из города, прежде чем люди проснутся.

Выйдя из дворца, Лори направилась к ближайшей лавке с одеждой и выбрала там себе платье и плащ по вкусу. Арима, все еще окруженная золотисто-голубым облаком, держалась поодаль с того самого момента, как Лори получила свободу.

Оказавшись за городскими воротами, Арима вдруг остановилась. Облако таяло, и вместе с ним таяла одежда на ней. Она упала на колени, согнулась, пытаясь прикрыть свою наготу.

- Мизран всемогущий! - услышал Котар новый голос.

Варвар обернулся. Суккуб ушел в свой призрачный мир, вместо него тело заняла прежняя хозяйка, совсем иначе относившаяся к собственной наготе. Девушка едва не умерла от изумления и ужаса, очутившись вдруг без одежды посреди дороги на окраине совершенно незнакомого города.

Котар поспешно подошел и набросил плащ ей на плечи.

- Запахнись и не дрожи так, - проворчал он. Судорожно вцепившись в плащ, девушка испуганно оглянулась - на ворота Комморела, а потом на Лори, уже восседавшую на спине белой кобылы. Глаза Малхи наполнились слезами, она слабо всхлипнула.

- Ты узнаешь меня, дитя? - мягко спросил Котар, обнимая ее за плечи.

- Н-нет... То есть да! Ты - Котар!

- Верно. Твой отец послал меня забрать тебя у жрецов Пультхума. Они хотели принести тебя в жертву своему богу. Но ты, наверное, не знаешь об этом, ты к тому времени была уже в Ниффергейме. Твое тело захватил суккуб, но теперь ты вернулась в него.

- Это было ужасно, - прошептала девушка, снова всхлипывая.

Он кивнул и посадил ее на своего жеребца. Затем сам вскочил в седло.

- Держись крепче за мой пояс, детка. Нам предстоит долгий путь.

- В Мемфор, - холодно уточнила Лори.

- В Клон Мелл, - отрезал Котар. - Я должен вернуть Малху отцу. Кроме того, я у него кое-что оставил.

Лори надменно выпрямилась, явно собираясь спорить, но Котар пришпорил Серебряного и обронил через плечо:

- Город просыпается, ведьма. Можешь оставаться здесь и дождаться своих тюремщиков. Они не замедлят явиться.

Ведьма молча развернула кобылу и поехала за ним.

Весь этот день колдунья молча скакала бок о бок с Котаром и Малхой, и варвар время от времени украдкой бросал взгляд на ее злое, но прекрасное лицо. Она, несомненно, обдумывала, что же ей делать дальше. Но сейчас Котара гораздо больше интересовал рассказ Малхи о ее злоключениях.

- Это было совсем мертвое место, - объясняла она, сидя позади его на широкой спине боевого жеребца. - Одни серые камни и пыль. И небо такое же серое и совсем мертвое. Там некуда идти - везде одни и те же камни, и не с кем поговорить, и некому пожаловаться.

- Ты вернулась в мир живых, девочка. Возблагодари Мизрана и забудь о Ниффергейме.

- Как я забуду? Стоит мне закрыть глаза - и я снова там. Он теперь навсегда останется во мне, а я - в нем.

- Пройдет время, и ты будешь думать иначе.

В ответ она только крепче обхватила талию варвара. Котар почувствовал, как голова девушки прижалась к его спине.

- Может быть... - пробормотала Малха и заснула. Оберегая ее сон, Котар придержал коня, заставив его перейти на шаг. Лори, немедленно обогнавшая их, повернула назад и подлетела к воину, гневно сверкая глазами.

- Ты не можешь ехать быстрее? - выкрикнула она. - В городе уже наверняка знают о моем побеге. Обыскав все дома, Эльфа отрядит за нами погоню, а ты отлично знаешь, что она со мной сделает, если схватит! - Видя, что Котару все равно, ведьма вкрадчиво добавила: - Да и тебя схватят, между прочим!

- Пусти в ход свои колдовские штучки, - равнодушно посоветовал Котар.

- Ты же знаешь, что я не могу! - взъярилась Лори. - Всю мою колдовскую силу похитил Казазаэль! Ты сам сказал: я теперь просто женщина.

Котар оскалился, продемонстрировав свои великолепные крепкие зубы.

- Это здорово! Тогда я могу просто воткнуть тебе кинжал под ребра, когда ты начнешь мне слишком надоедать!

- Да-а? - зло расхохоталась Лори. - А кто тогда удержит Ариму от посягательств на тело Малхи? Второй раз она не захочет с ним расставаться! У нее, похоже, слабость к тебе, Котар.

"Звучит достаточно веско, чтобы заставить задуматься, - оценил варвар слова колдуньи. Ведьма может и обманывать, но риск слишком велик. Придется придумать другой способ отделаться от сумасшедшей. И кстати, неплохо было бы узнать, что понадобилось ведьме в Мемфоре".

Но все же он уступил и подхлестнул коня. Вскоре беглецы были уже в предгорьях, но вместо того чтобы снова отправиться через перевал, Котар свернул к югу, в обход горной гряды. Во-первых, у них с Малхой был теперь один меховой плащ на двоих, а во-вторых, погоня, если таковая и будет, вероятнее всего станет искать беглецов именно на перевале.

На рассвете третьего дня пути они въехали в Клон Мелл и, влившись в поток мастеровых и торговцев, спешивших открыть свои лавки. В этот ранний час от всех чайных тянулись запахи свежеиспеченного хлеба и жарящегося мяса: они готовились принять толпы приезжих, каждый день стекающихся в этот город, стоящий на пересечении всех торговых путей юго-востока. Сюда вели караваны купцы из Мирмидонии, южных провинций Вандазии и даже из далекого Абатора. Здесь торговали всем, чем были богаты пышные южные земли, - от тончайших ювелирных изделий и драгоценных камней величиной с куриное яйцо до глиняных горшков, от тонконогих лошадей с точеными шеями до темнокожих рабынь.

Лори, въехав в город, отстала, заявив Котару:

- Вези девчонку к отцу, а потом разыщи меня в Рукописном Ряду. Помнится, я как-то видала там кое-что полезное.

Котар удивленно поднял брови.

- У тебя есть деньги? В Клон Мелле принято расплачиваться золотом, а не любезной улыбкой.

- Ты заплатишь за меня, - мурлыкнула она, склонив набок прелестную головку. "Все-таки она невероятно красива", - подумал Котар. - Пэш Мах щедро вознаградит тебя за дочь. От тебя не убудет.

Варвар пожал плечами и повернул коня.

На этот раз дверь ему открыл сам Пэш Мах, вылетевший на стук так быстро, как позволяли ему годы. Отец и дочь, на мгновение забыв о Котаре, кинулись в объятия друг другу. Варвар долго переминался в сторонке с ноги на ногу, прежде чем Пэш поднял на него мокрые от слез глаза.

- Чем я могу вознаградить тебя за это, сын мой? - дрожащим голосом спросил старик.

- Уходя, я оставил у тебя камни. Заплати за них, и довольно.

- Ну, так просто ты не отделаешься, - решительно кивнул Пэш. - Чистое разорение, конечно, но герой должен получить свою награду. Так что...

- Так что рассчитайся со мною честно, а не как обычно! - расхохотался Котар. - Это будет достаточным разорением!

Старик понимающе улыбнулся в ответ.

- Чем ты хочешь получить плату?

- Серебром.

- Серебром?! - вытаращил глаза торговец. - Да тебе понадобится еще одна лошадь, чтобы увезти все это серебро!

- Ну так прибавь лошадь к мешку с монетами - глядишь, он станет полегче.

- Хорошо, раз ты так хочешь... У меня как раз есть запас фалькарского серебра - их монеты полновеснее, чем остальные, и "бегущий леопард" ценится дороже на всех базарах... Но тебе все равно нужна будет лошадь.

- Угу, и большая переметная сумка в придачу, - кивнул Котар.

Войдя вслед за стариком в лавку, Котар принялся разглядывать диковины Пэш Маха, пока тот рылся в сундуках, извлекая на свет обещанное серебро. Монгрольское оружие соседствовало здесь с золотыми гривнами из Эйгиптона, черные статуэтки жаркой Мирмидонии - с мехами Россы. Не случайно абаторский лук нашелся именно здесь. "Старик держит в своей маленькой лавке сокровища, собранные со всего мира", - подумал Котар и усмехнулся такой мысли.

- Я еду отсюда в Мемфор, - сказал Котар, глядя, как Пэш ловко пересчитывает столбики монет специальной дощечкой с делениями.

- Страна усыпальниц и тайн, этот Эйгиптон, - отозвался Пэш Мах, не отрываясь от счета. - Там кругом один песок. Зачем тебе туда?

- Хочу наняться в армию Фараха, да будет он жив и здоров, - усмехнулся Котар, передразнивая эйгиптонскую манеру речи. - Надоело скитаться по свету.

- Берегись, в их усыпальницах полно злых духов. - Пэш закончил подсчет, добавил лишнюю щедрую горсть серебра и кликнул мальчишку-помощника. Котар отстранил мальчика и сам держал сумку, пока старик ссыпал в нее звонкие монеты с "бегущим леопардом". Сумка и впрямь оказалась увесистой даже для широкоплечего варвара. Взвалив ее на плечо, Котар вышел из лавки и стал прилаживать сумку на луку седла Серебряного. Пэш вышел за ним следом - проводить.

- А где Ишраэль? - небрежно поинтересовался Котар. - Что-то я его не вижу.

- Ишраэля нашли мертвым в развалинах храма, - ответил Пэш, покачав головой. - Видно, это он сосватал мою дочь в невесты Пультхуму. Может, жрецы обещали за это снова сделать его мужчиной... Как ты думаешь?

Серебряный недовольно косил глазом на хозяина - переметная сумка весила чуть ли не в половину веса седока. Котар навьючил поверх нее одеяла, чтобы звон монет был потише, и вскочил в седло. Из дома выскочила Малха, и варвар, нагнувшись, расцеловал ее в обе щеки.

- Приезжай снова! - попросила она, и слезы стояли в ее синих глазах. - Я буду молиться за тебя каждый вечер всю свою жизнь. Ты и представить не можешь, от чего спас меня!

Старик не удержался и всунул Котару в руку еще мешочек, судя по тяжести, набитый монетами. Варвар покачал головой, но Пэш замахал на него руками:

- Купи себе еще одну лошадь, как собирался. Храни тебя Мизран, Котар.

Кивнув на прощание отцу и дочери, варвар не спеша направил коня в сторону Рукописного Ряда, как здесь называли улицу торговцев самыми разными манускриптами и книгами на языках живых, мертвых и языках, известных только живым мертвым. Там он очень скоро разыскал Лори - ее красный плащ, подбитый теплым мехом, был виден издалека. В руках у нее была плетеная сумка, набитая книгами.

- Двенадцать золотых монет, - объявила она.

- Всего-то? Ну, это еще куда ни шло, - отозвался Котар. - А что это за книги?

- Книги, которые помогут мне. Расплатись с торговцем!

Хмыкнув, Котар сделал, как просила ведьма. Серебра в его сумке несколько поубавилось, что заставило его вспомнить проклятие Азгоркона: пока с ним Ледяной Огонь, деньги не будут задерживаться в его руках. Может, старый колдун сказал правду. Не важно, Котар не променял бы свой меч на все сокровища мира. Видя, что деньги отданы, Лори вскочила в седло и, не медля ни секунды, направила лошадь в сторону городских ворот.

Котар последовал за ней, гадая, не идет ли он прямиком к своей смерти.

Выехав из Южных ворот, они поскакали через всю страну вдоль восточных отрогов гор, чье гордое имя звучало как "крыша мира" на всех языках. Здесь кончались возделанные земли, а за ними начинались дикие пустоши, так что ночные костры двух путников горели то в снегу, то на островке посреди обширных болот, то у корней гигантской ели.

На каждой стоянке Лори уходила от костра, выбирала себе удобное местечко и садилась, скрестив ноги, изучать купленные в Клон Мелле книги. Так, согнувшись, хмуря высокий лоб и шепча что-то про себя, сидела она до темноты. Заниматься костром, едой и лошадьми Лори предоставила Котару.

Толком не разглядывая книг, Котар все же краем глаза заметил, что в них имеются карты, которые ведьма изучала с особым интересом, словно заучивала наизусть. Помимо карт, в книги были вложены обрывки пергамента, явно более древние, чем сами книги. Их содержание Лори тоже старалась запомнить слово в слово.

Каждый раз, когда волшебница изучала свои книги, Котару приходилось звать ее есть дважды или трижды, и не потому, что Лори игнорировала варвара, а потому что не слышала его. Взгляд ведьмы был затуманен, движения рассеяны. В такие моменты она больше походила на пугливую, одинокую девочку, чем на ведьму. Варвар все больше утверждался в мысли, что Лори пытается вернуть себе что-то давно утерянное.

Но пока колдунья вела себя так, словно никогда не держала на Котара злости и не поклялась страшной клятвой отомстить ему, как ни одна женщина не мстила ни одному мужчине. День шел за днем, а она молча скакала рядом, делила с ним еду и ночлег, витая где-то в своих неведомых высях. Иногда, когда темнота уже не позволяла ей сидеть за книгами, обычно после поздней трапезы, она болтала с Котаром и смеялась, как самая обычная женщина, а то рассказывала ему забавные истории той поры, когда еще владела магией. Раньше Лори была могущественной колдуньей, и ей едва не удалось погубить самого Казазаэля. Если бы не вмешался Котар, она, несомненно, победила бы старого колдуна.

Но теперь, похоже, желание мстить варвару оставило ее.

Этого Котар понять не мог.

За огромными болотами начинались степи Монгролии, суровый край, где жили полудикие кочевники. Земля их была скудна, и они не занимались ничем, кроме разбойничьих набегов. Впрочем, некоторые племена разводили лошадей, но эти лошадки были хороши только для своих низкорослых хозяев. Котар когда-то уже познакомился с меткостью их стрел и предпочел бы ехать через горы, но Лори об этом и слышать не хотела.

- У меня нет времени делать такой огромный крюк, - заявила она. - Я спешу. Я сейчас беспомощнее котенка, а я не люблю быть беспомощной.

Они сидели у костра друг против друга. В зеленых глазах ведьмы горели золотые искры.

- Мне сейчас нужен телохранитель вроде тебя, как какой-нибудь избалованной принцессе. И не просто телохранитель, а человек, который выстоит даже против демона, если потребуется.

- Куда мы едем? - ворчливо спросил Котар, пропустив своеобразное признание его достоинств мимо ушей.

- В Мемфор.

- А почему именно в Мемфор?

- Потому что там есть нечто, что поможет мне вернуть прежние силы.

Котар лениво потянулся за еще одним куском мяса, жарившимся на угольях.

- М-м? А что будет с твоим верным телохранителем, когда ты снова станешь колдуньей?

- Я еще не решила, - хитро сощурилась Лори. Она сидела, обхватив руками колени, глядя на варвара из-под длинных ресниц. - Ты хорошо знаешь, что я тебя ненавижу. Я давно придумала, как тебе отомстить, только еще не знаю, с какого конца начать.

- Мне следовало давно придушить тебя, - заметил Котар так же лениво. - А еще лучше бросить в этих степях.

- Ты этого не сделаешь. Бедняжка Малха снова отправится в Ниффергейм, а у тебя слишком доброе сердце. Право, ты меня изумляешь. Такая гора железных мускулов - и нянчится с какой-то девчонкой, которая тебе даже не любовница... Нет, не понимаю...

Колдунья помотала головой и рассмеялась, на чем и закончился их странный ночной разговор. Лори устроилась поближе к костру и снова уткнулась в карты, а Котар, как всегда, занялся лошадьми и мытьем деревянной посуды.

На шестой день пути Котар увидел на горизонте облако пыли, сквозь которое проступали смутные контуры животных и людей. Это были первые люди, которые встретились им за все время пути. Котар привстал на стременах и пригляделся.

- Караван, - объявил он наконец. - Сначала я решил, что это кочевники, но они движутся толпой и гораздо быстрее. Присоединимся?

- Они едут на юго-запад, а Мемфор лежит как раз в той стороне. Они наверняка боятся кочевников и будут только рады еще одному воину. Пожалуй, присоединимся.

И путники пришпорили лошадей.

За час до заката они предстали перед бородатым купцом из Мирмидонии, который благосклонно выслушал истории двух мирных путников, сбившихся с дороги. Караванщик погладил бороду и, отсутствующе глядя на горизонт, изрек:

- Десять золотых с каждого.

- Десять золотых? - изумился Котар. - Да вы еще заплатите мне, когда кочевники...

- Когда кочевники нападут, ты и твоя женщина возблагодарите своих богов, что присоединились к нам, - оборвал его караванщик, наставительно тыча пальцем Котару в грудь. - У меня довольно наемников, чтобы защитить вас обоих. Так что или десять золотых, или ступайте своей дорогой.

И Котар заплатил, несмотря на ворчание Лори.

Они заняли в караване место, которое им указал купец: позади повозки, груженной шелком и льном из Адиноса. Давно у Лори не было такой роскошной - и дорогой - постели. Сам Котар предпочитал ночевать под повозкой, завернувшись в шерстяные одеяла. Трата серебра в размерах двадцати золотых казалась ему чрезмерной за такие удобства. Единственным изменением в лучшую сторону было только то, что теперь ему не надо было каждую ночь разыскивать в степи топливо для костра - что было делом нелегким. Этим занимались наемники купца, воины, облаченные в сверкающие шлемы и кольчуги. Что касается защиты, то Ледяному Огню Котар доверял больше, чем всем вместе взятым наемникам, но зато теперь он мог спать всю ночь, вставая только с рассветом.

Так, не заботясь почти ни о чем, ехали Котар и Лори три ночи и два дня. Наутро третьего появились кочевники.

Глава 6

Они вынырнули из утреннего тумана, в котором гаснут все звуки, словно призрачная охота Джагтана, потрясая прямыми короткими луками. Конские хвосты развевались у них на шлемах, золото, добытое в удачных походах, позвякивало на лошадиной сбруе.

Копыта их лошадей были обвязаны мягкими овечьими шкурами, всадники неслись, не издавая ни звука, и сонные стражи не заметили еле слышного гула их приближения.

Зато Котар услышал сквозь сон, как дрожит под копытами их коней земля, и немедленно проснулся.

Отшвырнув одеяла, он выкатился из-под повозки и вскочил на ноги. Ему уже не раз доводилось просыпаться от звука приближающихся лошадей, и потому он кинулся к оружию, ревя, как раненый бык:

- Кочевники! Эй, вставайте, кочевники идут!

Схватив лук и колчан со стрелами, Котар прыгнул к ближайшему солдату, который мирно дремал, прислонившись спиной к колесу повозки. Варвар схватил его за плечи и хорошенько встряхнул. Тот недоуменно и сонно заморгал глазами, ничего не понимая.

- Лори! - крикнул Котар. - Проснись!

Взъерошенная и растрепанная со сна, из-за полога высунулась голова Лори. Глаза у колдуньи округлились от страха.

- Что происходит?!

- На нас несется отряд всадников, наверняка монгролов! Ты не знаешь их. Это звери, а не люди. Они владеют луком лучше, чем сам Парфиан, бог охоты! Поднимайся, девочка! Живее!

Лори побледнела и стала быстро приводить себя в порядок, собирать одежду и вещи. Котар тем временем натянул тетиву на свой черный лук и проверил стрелы в колчане.

- Много их? - выдохнула Лори.

- Слишком много. Слышишь?

Даже она уже различала грозный гул, идущий по степи. Наконец, проснувшись, по лагерю заметались воины, на ходу проверяя оружие. Их предводитель, темнокожий мирмидонец, выкрикивал команды, которые никто не слушал. Раздались женские вопли, добавившие сумятицы в общую неразбериху. Кое-кто начал сдуру стрелять по качающейся на ветру траве.

Котар помог Лори выпрыгнуть из повозки.

- Живее, девочка, - повторил он. - Мы еще успеем удрать. Наши лошади хорошо отдохнули за эти два дня.

- Ты с ума сошел! Куда удрать? Караван - единственная наша защита, в степи нас просто нагонят и убьют! Можешь ехать, если хочешь, а я остаюсь!

Котар разозлился.

- Ты собираешься доверить свою жизнь этим вот росомахам? - зарычал он, махнув в сторону двух солдат, суетливо пробежавших мимо них. - Да это просто разжиревшие поросята! Вся сноровка, какая у них была, давно сгинула!

- Говори что угодно, а я остаюсь! - Лори вырвала свою руку из руки варвара. Глаза ее горели неукротимой злобой и упрямством.

Котар взглянул поверх ее головы.

- Время упущено, - криво улыбнулся он. - Незаметно улизнуть уже не удастся. Вон они. Скачут против солнца. - Он обреченно вздохнул и принялся выкладывать на землю одну за другой стрелы из колчана. - Что ж, я всегда знал, что умру в битве. Стань позади меня, девочка, и смотри, чтобы в тебя не попали... Пока я жив, тебе ничего не грозит, - добавил он с улыбкой, от которой у ведьмы похолодело сердце.

- Если бы ты не засунул меня в эту клетку! - выкрикнула она, с размаху шлепая его по той самой спине, что должна была защитить ее. - Я могла бы вызвать духов, превратить варваров в свиней или перенести нас обоих за Внешнее море! Да тебя убить мало, Котар!

- Тебе сегодня представится случай увидеть меня мертвого, - угрюмо заметил он, пересчитывая стрелы. Их было всего двадцать. - Скажи мне лучше вот что: если я вытащу из этой передряги нас обоих - забудешь ты про свою треклятую месть?

Колдунья отвернулась, не ответив. Прикрыв глаза ладонью, защищаясь от лучей встающего солнца, она смотрела на приближающихся всадников. Они были уже отчетливо видны на фоне белесого неба: в коротких, по пояс, кольчугах, в отороченных мехом куртках с широкими рукавами. Их низкорослые лошадки мчались, словно смерч.

Караван уже заметил приближение всадников, и таиться больше не было смысла. Оглушительный вой и лающие выкрики пронеслись над степью. Всадники стремительно приближались, и Лори видела их лица, плоские, с раскосыми глазами и приплюснутыми носами. Они натягивали на скаку луки - их единственное, кроме ножей, оружие. Наконец первый залп стрел обрушился на караван.

- Пока они не прорвались к повозкам, мы еще можем на что-то надеяться, - заметил Котар. - Береги себя, девочка, мне сейчас будет не до того.

Глядя на орду, несущуюся на караван, как снежная лавина, Лори инстинктивно прижалась к огромному варвару. Теперь он казался ей единственным спасением от всех бед.

- Если мы выживем, Котар, я обещаю, что наша вражда будет забыта! Сделай так, чтобы мы выжили!

- Твоя, а не наша, - невозмутимо поправил ее варвар. - Я постараюсь.

Основной удар кочевников пришелся на дальний край каравана, но Котар не спешил менять удобную позицию. Чем позже всадники доберутся до них с Лори, тем лучше.

Охрана, загородившись повозками, открыла беспорядочную стрельбу.

- Идиоты, - пробормотал Котар. - Они только напрасно тратят стрелы.

Действительно, более тяжелые, чем у кочевников, стрелы мирмидонцев праздно тыкались в траву, не долетая до врагов. Тем временем всадники дали второй залп. Раздались крики боли - и женские, и мужские. Но мужских было больше: кочевники предпочитали не убивать Женщин, а превращать их в наложниц или рабынь.

Котар выжидал, пока всадники не окажутся на расстоянии броска копья. Потом он не спеша натянул тетиву и выстрелил. Убедившись, что стрела попала в цель - один из нападавших слетел с лошади и кубарем покатился по земле, - Котар взялся за вторую стрелу.

Время тянулось нескончаемо долго. Варвар раз за разом отпускал тетиву с размеренностью кузнеца, обрушивающего молот на наковальню. Перед ним лежало еще пять стрел, когда почти все солдаты были уже перебиты кочевниками. Но Котар оставался удивительно спокойным на фоне царившей вокруг паники. Оставшиеся в живых караванщики слепо метались меж повозок, как крысы в захлопнувшейся крысоловке.

За повозками слышались удары клинков: немногие уцелевшие наемники вступили в рукопашный бой. Одна из повозок вспыхнула, облитая маслом и подожженная кочевниками. Черный дым повалил в небо.

Лори всхлипывала, скорчившись между колесом повозки и спиной Котара. Прямо к ним, хрипя в агонии, оставляя на траве кровавый след, полз воин со стрелой в левом боку. Какая-то женщина металась по лагерю с кричащим ребенком на руках. Рыжую ведьму трясло, она едва дышала, сжатая тисками ужаса. Варвар же оставался невозмутим и неподвижен.

С каждым его выстрелом кочевников становилось на одного меньше. Он подстреливал тех, кто, прорвав слабую оборону, появлялся среди повозок. Их трупы оставались лежать в траве, а лошади убегали.

Всадник вырос перед ними как из-под земли. Лори разглядела его до мельчайшей золотой бляшки, нашитой на ярко-алый кафтан. На плоском лице кочевника сияла широкая улыбка. Он еще улыбался, когда упал замертво, подстреленный Котаром. Варвар опустил лук и выругался: эта стрела была последней.

Закинув лук за спину и выхватив из ножен меч. Котар кинулся к лошади кочевника. Падая, всадник запутался в стременах и стреножил лошадь, она отчаянно брыкалась, стараясь высвободится, но прежде чем ей это удалось, Котар схватил ее за уздечку. Пинком отшвырнув мертвое тело, он вскочил в седло с высокими луками.

- Скорее, Лори! Или ты будешь упрямиться и дальше?

Не чуя под собой ног, девушка помчалась к варвару, он подхватил ее и забросил себе за спину. Лошадка пошатнулась под двойной тяжестью, но скоро выправила шаг. Лори судорожно вцепилась в пояс Котара. Он пришпорил лошадь, и та с места взяла в галоп.

Припав к спине Котара, Лори с ужасом смотрела на картину резни. Повозки горели. Спешившиеся кочевники добивали раненых, вытаскивали из-под повозок караванщиков, чтобы перерезать горло; женщины были согнаны в одну дрожащую стайку. Многие бились в истерике: кочевники зарезали всех детей, включая одного трехмесячного младенца. Котар смотрел на это равнодушно - жалкие женщины жалких воинов! Десяток его соплеменников расправились бы с нападением быстрее, чем кочевники успели бы добраться до каравана. Но и варвару становилось не по себе от мысли, что большинство этих несчастных умрет сегодня ночью от пыток - исключая, быть может, самых красивых и молодых. Кочевники любят позабавиться после набега.

Он направил лошадку прямо на юг, хотя туда ему хотелось ехать сейчас менее всего. Там лежали малоизведанные земли Вандазии и Абатора. Поговаривали, что эти страны заселены демонами, призраками и прочими чудищами. Но из этих двух зол неподтвержденные легенды казались меньшим, чем четыре десятка метких лучников, оставшихся за спиной. И Котар лишь крепче сжимал коленями бока взмыленной лошади.

- Мои книги! - опомнилась вдруг Лори. - Мои книги и карты!

- Стоят ли они твоей жизни? - крикнул ей через плечо Котар.

- Стоят! Назад, Котар, надо вернуться за ними!

Варвар коротко рассмеялся. Удирая, он время от времени оглядывался назад и видел, что за ними не поскакал ни один всадник. Быть может, их побега кочевники даже не заметили. Но, собрав лошадей и недосчитавшись одной, эти крысы не остановятся, пока не разыщут и не убьют их обоих.

Однако к тому времени Котар и Лори будут уже очень далеко. Уже теперь повозки были едва видны на горизонте, и только столб черного дыма четко указывал место резни.

Котар огляделся, подыскивая мало-мальски сносное укрытие, где можно было бы принять бой. Ничего подходящего не было видно - ни оврага, ни россыпи камней. И он скакал вперед, рискуя загнать несчастную лошадь до смерти.

- Котар! - вскрикнула Лори. - За нами погоня!

Пятнадцать или двадцать всадников с гиканьем и воем мчались по равнине. Они были еще далеко, но приближались с каждым шагом. Луки их были закинуты за спины, жажда крови горела в узких глазах. Они хотели схватить и разорвать на части двоих беглецов, а не стрелять в них издали.

Тут лошадь Котара споткнулась.

"Еще немного, и она падет", - подумал Котар. И страшно выругался.

Глава 7

Даже такое выносливое животное, как лошадь кочевника, не могло долго выдержать бешеной скачки с двумя всадниками на спине. Она все чаще спотыкалась, голова ее клонилась все ниже, с морды клочьями летела пена. Монгролы нагоняли беглецов, почти дышали им в спину. Раздался короткий свист - и стрела вонзилась в плечо варвара.

С рычанием раненого тигра Котар высвободил ноги из стремян и спрыгнул на землю.

- Скачи, девочка! - рявкнул он.

Размахивая мечом с немыслимой скоростью, Котар перерубил в полете вторую и третью стрелы. К этому времени кочевники уже почти окружили его, и меч варвара стал молнией метаться из стороны в сторону, отражая новые стрелы. Боль в плече была адская, но сейчас она только раззадоривала озверевшего варвара.

Мимо Котара в опасной близости пронесся всадник, и клинок Ледяного Огня окрасился кровью, разрубив тело сквозь кольчугу и одежду. Второй кочевник попытался обойти варвара слева - но тоже потерпел неудачу. Третьему острие меча вошло в горло в тот самый миг, когда он раскрыл рот, чтобы крикнуть.

Теперь Котар заботился лишь о спасении собственной шкуры, чтобы посмотреть, ушла ли от погони Лори. Силы были чудовищно неравными, но он выходил живым и не из таких поединков. Вся кровь бросилась ему в голову, варвар не чувствовал ни боли, ни усталости, круша кочевников направо и налево.

Шестеро уже лежали на земле, еще трое были ранены. Осыпая его проклятиями и бранью, всадники попытались достать варвара своими короткими ножами.

Котар смерчем пронесся в кольце выставленных вперед ножей. Сталь звенела громче, чем выли раненые, трава под ногами стала буро-черной от крови. Варвар разил без промаха, но врагов оказалось слишком много. Котар уже почти ничего не видел перед собой, взгляд застилала кровавая пелена, но он без устали размахивал своим мечом, и кольцо вокруг него сужалось все больше и больше...

Очнулся он уже к вечеру, погребенный под грудой мертвых тел. Долго лежал Котар, не в силах пошевельнуться.

Наконец, кое-как выбравшись из-под дюжины трупов, он переполз на не выпачканную кровью траву и лег, медленно приходя в себя. В небе с протяжным тоскливым криком парили черные птицы.

- Проклятые стервятники, - пробормотал Котар, имея в виду и птиц, и падаль.

По мере того как в голове прояснялось, боль сфокусировалась в двух точках - в левом плече и левой ноге. Со стоном сев, варвар осмотрел свои раны. Обломок стрелы торчал в икре, причиняя страшную боль при малейшем движении. Котар аккуратно потянул его на себя - и едва не взвыл. С третьей попытки ему все же удалось вытащить застрявший в мышце наконечник. Кость оказалась цела. Зачерпнув горсть земли, варвар прижал ее к ране. Земля, особенно влажная от росы, как сейчас, прекрасно останавливает кровь. Этому его научил один из гвардейцев королевы Эльфы.

Через какое-то время Котар мог уже стоять на ногах. Последний удар, сваливший его, он помнил смутно, но кровь, заливавшая лоб, подтверждала, что ему это не привиделось. По счастью, клинок ударил плашмя, так что голова осталась цела. Поболит и перестанет.

Самым серьезным ранением оказалась стрела в плече. Котар мог нащупать обломок, но вытащить его одной рукой было невозможно. Если же обломок останется в ране, может начаться нагноение, и тогда выживший в бою с дюжиной кочевников варвар умрет от заражения крови. Котар оглядел бескрайнюю степь, простиравшуюся во все стороны. Ему нужен камень. Камень, на который можно было бы лечь и, воя от боли, вытолкнуть обломок...

Разыскав в груде трупов Ледяной Огонь, варвар вычистил клинок о траву и вложил в ножны. Обыскав мертвых, он нашел две фляги с водой, одну с вином, мешочек вяленого мяса, мешочек черствых, но вполне съедобных лепешек и узел с какими-то неизвестными ему сушеными фруктами. В довершение ко всему он обнаружил на поясе одного из лучников увесистый кошель с деньгами. Лучше и быть не могло. Пусть мертвецы хоть раз спасут ему жизнь.

Пристроив разнообразную добычу на своем поясе и опустошив одну флягу, Котар отправился в путь пешком.

Два часа спустя ему пришлось признать, что дальше он идти не может. Потеря крови ослабила его настолько, что начала мерещиться всякая чушь.

Например, сидя в траве, он увидел гнедого абаторского скакуна с полным походным снаряжением, мирно пасущегося на расстоянии не более полета стрелы. Ветер шевелил черную гриву коня, слышно было даже, как позвякивает уздечка. Скакун изящно выгибал сильную шею и переступал тонкими ногами, выискивая себе траву посочнее.

Котар помотал головой, пребольно ущипнул себя за бок, но конь и не думал растворяться в воздухе. Тогда варвар решительно направился к нему. К его удивлению, конь не шарахнулся, даже сделал несколько шагов навстречу воину. Котар пошел быстрее - и конь перешел на легкую рысь.

Ухватившись за повод, варвар припал к боку коня, тяжело и часто дыша. Белый бархатный нос ткнулся ему в губы. Котар улыбнулся и погладил изящную шею.

- Клянусь Дваллоком, ты родной брат моего Серебряного!

Седло оказалось несколько непривычным, но удобным. Передняя лука его была выше, чем у обычных седел, потник широким полукругом охватывал всю спину. Нахмурясь, Котар припомнил, что видел такие седла на миниатюрах старых хроник.

Несмотря на сильную боль, Котар пришпорил жеребца. Чем скорее он найдет место, где можно извлечь из раны обломок, тем больше вероятность того, что он выживет. Во все стороны простиралась степь, и Котар предоставил коню самому выбирать, куда ехать.

Через час скачки впереди замаячили какие-то строения. Котар воспрянул духом. Если это жилье, то там он найдет и помощь, и еду.

Но, приближаясь к тому, что смутной тенью виднелось на горизонте, Котар все больше утверждался в мысли, что ни помощи, ни еды здесь ждать не придется. Перед ним встали развалины храма какого-то забытого бога. Гордые колонны, высеченные из черного мрамора, все еще подпирали небо, но арки провалились, а стены поросли мхом и травой.

И все же варвар подъехал ближе, остановившись у внешнего ряда гигантских колонн.

В глубине храма темнел прямоугольный алтарь. А позади алтаря в камне была вырублена ниша, при взгляде на которую у Котара почему-то пробежал холодок по спине.

Спешившись, варвар попытался пристроиться на упавшей колонне и вытащить обломок стрелы из плеча. Но едва он нагнулся, как чей-то голос прошептал:

- Не мучай себя, варвар.

Насторожившись, Котар огляделся в поисках сказавшего эти слова. Он никого не увидел, зато услышал тихий смех, когда схватился за рукоять меча.

- Брось свою сталь, варвар. Разве можешь ты убить бога?

Мгновенная догадка заставила Котара быстро обернуться. Темная ниша за алтарем была теперь не пуста - в ней клубилось бесформенное нечто. Оно росло, наливалось тьмой, красные сполохи пробегали по нему.

- Я - Торканнорр, варвар!

Котар ждал, не двигаясь.

Неужели так быстро летит время в вашем мире? Или люди забыли меня так скоро? Скажи, разве мое имя незнакомо тебе?

- Я слышу его первый раз в жизни, - честно ответил Котар.

- Первый раз. Я вижу, мир, который я знал, сильно переменился за это время. Нет ни города, ни холма, на котором высился мой храм. Только земля осталась та же. Земля, что теперь покрывает улицы и крыши у тебя под ногами. Жаль, это был прекрасный город, мне будет не хватать его.

Голос стих, и только ветер завывал между колоннами. Котар оглянулся на плоскую равнину у себя за спиной.

- Подойди ближе, смертный, - раздалось из тьмы. Котар послушно подошел и встал у самого алтаря.

Тогда тьма, прорезанная красными молниями, надвинулась и вобрала его в себя. Варвар почувствовал легкое покалывание во всем теле, особенно в плече, но почему-то не испугался. Во тьме раздался звук, очень похожий на тихое хихиканье.

- Монгролы ранили тебя и оставили умирать посреди степи. То же они сделали и с моим храмом, и со всеми сокровищами, сокрытыми здесь. Так что у нас с ними общие счеты!

Словно сквозь слюду или толщу воды увидел Котар равнины с черным песком и поля, где росли хрустальные деревья. В этом волшебном мире трава спорила своей белизной с чернотой земли. Огромный купол неба высился над равнинами, звонкий и прозрачный, как деревья. Странные создания сновали туда-сюда, возводя величественные здания.

- Это мой мир, смертный. Тот, в котором я так долго и безраздельно правил.

Видение пропало, тьма отступила, оставив ошеломленного варвара стоять у алтаря. При этом он чувствовал себя так, словно спал и ел четыре дня подряд, не делая больше ничего. Все его раны затянулись прямо у него на глазах, не оставив ни следа на бронзовой коже. Коснувшись лба, он не нашел сгустков запекшийся крови. У его ног лежал обломок стрелы, неведомо как извлеченный из плеча.

- Благодарю тебя, кто бы ты ни был, бог или демон, - в восхищении воскликнул Котар, когда обрел дар речи. - Мы и в самом деле задолжали кое-что этим кочевникам! Если ты не против, я пойду попробую им выплатить хотя бы часть нашего долга!

- Как? - улыбнулась тьма. - Скитаясь в напрасных поисках по всей степи?

- Но рано или поздно я найду их!

- Но к тому времени Лори может уже не быть в живых.

Сердце Котара едва не выпрыгнуло из груди.

- Так она жива!

- Конечно жива - ведь она так красива. Но она - не более чем добыча для монгролов. Они могут убить ее в любой момент. - Торканнорр помолчал, потом вкрадчиво спросил: - А почему ты так жаждешь сложить голову за эту женщину? Я знаю от других богов - или, если хочешь, демонов, все равно, - что она враг тебе.

Котар объяснил, почему он сопровождает рыжую ведьму, рассказав историю похищения тела Малхи. Бог черного храма слушал, не перебивая. Когда Котар замолчал, Торканнорр снова заговорил:

- Так видишь ты. А я ясно вижу, что в Книге Судеб обе ваши жизни сплетены в причудливый клубок. Ты следуешь за рыжей ведьмой потому, что так распорядилась Судьба. Если Лори сумеет очаровать колдовством, известным всем женщинам, ведьмы они или нет, какого-нибудь монгрола, она найдет способ снова возродить свои спящие колдовские силы - а этого не должно произойти! Во всяком случае не сейчас. Книга Судеб говорит, что только ты способен остановить ведьму. Но каким образом, я не знаю.

Котар улыбнулся. Ощущение собственной значимости было приятно, он бессознательным жестом сжал крепче рукоять Ледяного Огня.

- Что я должен сделать сейчас?

- Приведи ее сюда. И приведи за собой монгролов!

Тьма растаяла. В храме остались только ветер и золотоволосый варвар. Котар встряхнулся и вернулся к жеребцу. Конечно, в бою он предпочел бы Серебряного, но тот, вероятно, томился теперь в плену у кочевников.

Попятившись под весом варвара, конь быстро выправился, заржал и помчался на север, словно знал, куда везти своего нового хозяина. Котар, крепко сжимая бока жеребца коленями, отпустил повод, предоставляя животному самому выбирать дорогу. Он уже догадался, что конь - подарок Торканнорра и скорее всего непростое животное.

Конь без устали бежал ровным галопом. Котар не спешивался, ел и пил прямо в седле. После исцеления в храме он мог скакать хоть трое суток напролет, сидя на лошади как влитой. Так они и мчались, не уставая друг от друга, а ветер играл в желтых волосах Котара и черной гриве коня.

К исходу дня варвар почувствовал в воздухе запах костра и жаркого. Ничуть не смущенный темнотой, дивный жеребец нес его сквозь ночь тем же ровным галопом. Котар уже различал вдали костры стоянки. Сосчитав огни, он подобрал с луки седла повод и придержал коня. Тот фыркнул и пошел широким шагом. Котар, привстав на стременах, вглядывался в темноту.

Лагерь кочевников оказался разбит в большой ложбине. У самого просторного и пестрого шатра Котар увидел связанных женщин из их каравана. Сбившись в кучку, они молча ели руками что-то малопривлекательное из больших деревянных мисок. Над ними на огромной груде пестрых одеял восседал кочевник, одетый богато и причудливо. Под его расшитым золотом кафтаном мерцала кольчуга. Пышный конский хвост венчал остроконечный шлем. Котар догадался, что это, должно быть, вождь племени.

Соскользнув с седла, варвар размял затекшие ноги. Времени у него было вдоволь. Победная трапеза только началась, на всех кострах кипели котлы, от которых исходил запах мяса и приправ.

После еды начнется дележ добычи. Кочевники очень любят делить добычу и делают это долго, одновременно выпивая огромное количество перебродившего молока кобылиц. После того как они подерутся и напьются, можно будет пробраться в их лагерь и выкрасть Лори...

Взгляд Котара наткнулся на маленькие золотые ящички, доверху заполненные драгоценными камнями.

- Верно, варвар! - услышал он знакомый шепот. - Это и есть сокровища Торканнорра!

- Но как я заберу их оттуда?

- Это предоставь мне. Приведи к моему храму женщину и монгролов.

Котар ухмыльнулся. Сейчас он может - подхватив на полном скаку Лори - промчаться через лагерь и увести за собой всех монгролов до единого. Но с тем же успехом может при этом превратиться в старую мишень, куда уже не выстрелишь, столько в ней дыр. Следовало дождаться прихода ночи.

Наконец пир закончился, и кочевники стали делить женщин. Пленниц вывели на яркий свет и заставили демонстрировать перед воинами свои прелести. Женщина раздевалась и поворачивалась в свете костра, давая себя рассмотреть, пока из ряда кочевников не поднимался мужчина и не брал ее за руку. Тогда другой мужчина прыгал в круг света, и они начинали драться. Дрались либо до первой крови, либо до смерти в зависимости от того, насколько сильны были притязания соперников на одну и ту же женщину.

Таким образом сильнейшие из племени забрали уже трех пленниц, когда в круг света вытолкнули Лори. Она стояла, не шевелясь, гордо вздернув рыжую голову, и ни тени страха не было у нее на лице. Но Котар, который хорошо ее знал, видел, что Лори близка к обмороку, настолько сильно она напугана.

Ее схватил за руку сам вождь, соскочивший со своих одеял. Обернувшись к кочевникам, он выкрикнул что-то на их лающем языке.

- Иди, Котар! Вызови его на бой!

- Да меня же убьют на месте, - возразил было варвар, но тут его жеребец двинулся вперед, рука варвара сама потянулась за Ледяным Огнем, и Котар услышал собственный голос, прогремевший в ночи:

- Сразись со мной, Имкак Хан! Эта женщина - моя!

Сидевшие у костров воины повскакали с мест и потянулись за оружием. Степь была их домом, они и не подумали выставлять часовых, хорошо зная, что все караванщики перебиты, а до ближайшего города - четыре дня пути. Варвар на своем волшебном жеребце прокрался к ним, как лис в курятник.

Лори остолбенела, но не утратила величавости позы. Воин, державший ее за длинные волосы, вытаращился на Котара с самым глупым видом.

Котар вступил в круг света, и Имкак брезгливо обронил:

- Ты не монгрол. Только монгрол может сражаться с монгролом за женщину. Твой вызов - порыв ветра в степи.

Жутковато улыбнувшись, варвар шагнул к вождю.

- Ты отказываешься? Тогда я скажу, что ты трус, способный только портить женщин. Я не видел тебя вчера с теми, кто напал на караван. Ты просто трус, Имкак Хан.

Котар обвел безмятежными голубыми глазами круг жадно слушающих воинов.

- Не так давно вы пытались убить меня, но не убили. Я жив - и пришел за тем, что по праву мое. Что же, все монгролы такие трусы? Никто не отважится сразиться со мной? Или вы можете сражаться с настоящим воином только всем племенем?

Кочевники молчали, явно озадаченные.

- Может, вы просто не мужчины? Тогда на что вам женщины?

Лори уже вовсю хохотала, слушая эту перебранку, потом она решила подлить масла в огонь:

- Они просто бабы, а не войны, Котар! Трусливые овцы! А храбры они только с женщинами, да и то когда их дюжина, а женщина - одна!

Воин, державший Лори, дернул ее за волосы так, что колдунья едва не упала. Прежде чем кто-либо успел что-то сообразить, Котар, не выпуская из правой руки обнаженный меч, кулаком левой ударил в челюсть надменного вождя.

Имкак упал, опрокинувшись на спину.

Воины с воплями и бранью повскакали на ноги, но Котар, дернув Лори к себе, взмахнул Ледяным Огнем перед самыми их носами:

- Назад! Не то я перебью вас всех! Неужто ваш князь - бессильный младенец, что не может сам постоять за себя? Не пора ли вам в таком случае поменять его?

Но Хан уже вскочил на ноги и бросился на Котара, размахивая коротким мечом. Он был высок, широк в кости, прекрасно сложен. Скоро варвар убедился, что он к тому же - великолепный воин. Кочевник сражался, постоянно меняя позицию, перекидывая меч из руки в руку, припадая на колено, бранясь и божась. Глаза его горели огнем.

Котар, напротив, был холоден и спокоен, Ледяной Огонь сам наносил и отражал все удары. Сталь звенела о сталь, сыпались искры.

Хан теснил Котара все дальше, они почти вышли из круга света, к удовольствию наблюдавших за поединком кочевников. Варвар таким образом подбирался все ближе к загону, где уже разглядел среди низкорослых лошадок своего Серебряного. Потому он отступал все дальше, прислушиваясь к одобрительному вою монгролов со злой улыбкой.

Только когда его спины коснулась веревочная ограда загона и Лори тихо вскрикнула, Котар взялся за дело по-настоящему. Теперь уже он теснил кочевника, меч вращался в его руках с такой скоростью и силой, будто он всего секунду назад выхватил его из ножен. Имкак Хан, потративший слишком много сил на атаку, начал уставать и ошибаться.

Он отступил на шаг, попятился, еще раз отступил - и споткнулся.

Широкие ухмылки на лицах его людей, следивших за неожиданным поворотом схватки, сменились угрюмой злобой. В синих глазах варвара ясно читалась смерть. Это видели кочевники, это видел и сам Имкак Хан. Поэтому, не дожидаясь развязки, он перекатился по земле, вскочил на ноги и яростно выкрикнул:

- Не стойте, дети шакала! Убейте его!

Но в этот миг Ледяной Огонь, описав в воздухе сияющую дугу, всей тяжестью обрушился на его череп. Кровь и мозги брызнули во все стороны. Имкак Хан, уже мертвый, замер на миг, прежде чем рухнуть на землю, Котар отпрыгнул назад к загону.

Серебряный, почуяв хозяина, перескочил веревочную ограду, и Котар свободной рукой забросил Лори ему на спину. Следом за ней он сам вскочил в седло, одним взмахом меча перерубив веревки. Лошади кочевников, обезумев от ужаса и запаха крови, с диким ржанием понеслись через образовавшуюся в ограде брешь.

Варвар подгонял отставших неистовыми воплями. Пестрая лавина лошадей пронеслась по лагерю монгролов, сметая все на своем пути, кусаясь и лягаясь. Несколько кочевников были затоптаны.

Котар и Лори оказались в хвосте этого потока. На крик варвара примчался гнедой жеребец, бесстрашно вклинившийся в разбегающийся табун. Маленькие лошадки шарахались от него, как от зачумленного, - им не нравился запах колдовского скакуна.

На миг соскочив на землю, Котар взлетел в высокое седло гнедого. Лори осталась на Серебряном. Где-то в темноте тренькнула тетива лука. Промчавшись по лагерю кочевников, табун затоптал костры, и теперь по степи пополз запах паленой шерсти. Лучники, не видя цели, стреляли наугад на звук. Одна из стрел пролетела у самой головы Лори, заставив ведьму испуганно вскрикнуть.

- На юг! - крикнул варвар. - Скорее!

Серебряный был без седла, и Лори пришлось крепко ухватиться за его гриву. Криками и ударами босых пяток она заставила его скакать галопом вслед за гнедым демоном Котара. А волшебный конь летел как стрела, далеко опережая серебристую тень с Лори на спине.

Послышались команды предводителей кочевников, и не менее сотни лучников вскочили на спины расседланных лошадей. Вопли ярости перешли в вой и улюлюканье, земля задрожала от слаженного топота четырех сотен копыт.

Огромный темный жеребец, почти не различимый в ночи, несся по степи. Немного отставала от него серая стремительная тень, а позади значительно медленнее, но с неотвратимостью лавины скакала орда кочевников. В погоню ринулись все воины до единого, в лагере монгролов остались только женщины и дети.

Небо потемнело, одна за другой гасли звезды, наступал самый холодный предрассветный час. Демон в лошадиной шкуре замедлил бег и заржал, увидев вдали черные камни храма. Котар остановил его, спешился и помог слезть с коня подъехавшей Лори. Волшебница едва стояла на ногах, всей тяжестью опираясь на руку воина.

- Дай мне немного передохнуть, Котар. Я не так вынослива, как ты. Нет ли у тебя глотка воды?

Он дал ей остававшуюся у него последнюю флягу и заставил пить не залпом, как хотелось Лори, а маленькими глотками. Небо посерело. Скоро на востоке разгорится заря. Над степью зазвенели птичьи голоса, затрещали кузнечики. Звуков погони слышно не было. Солнце выкатило, расстелив за колоннами храма длинные голубые тени. Пока Лори пила и отдыхала, Котар рассказал ей о встрече с Торканнорром.

- Да, я слышала это имя, - пробормотала ведьма. - Еще в те времена, когда духи являлись ко мне по первому моему зову. Он очень могущественный бог.

- По мне, так лучше бы он был попроворнее, - пробормотал Котар, вглядываясь в степь.

Лори проследила его взгляд. Над линией горизонта засверкали, вспыхивая на солнце, остроконечные шлемы кочевников. "Не поднимется солнце и на ладонь выше, как монгролы будут возле храма", - подумала Лори, а вслух сказала:

- Он придет.

Котар оглянулся на нишу за алтарем. Она была мертва. С тихим шелестом вышел из ножен Ледяной Огонь.

- Не стоит доверять ни богам, ни демонам, - сквозь зубы проговорил варвар. - Едва сделаешь то, что они от тебя хотят, им уже нет до тебя дела. Схоронись куда-нибудь.

Кочевники приближались. Темное пятно росло на горизонте, облако желтой пыли поднималось высоко в небе у них над головами. Но Котар решил, что успеет уложить с десяток степных крыс, прежде чем они истыкают его стрелами.

Он стоял, держа меч обеими руками, прямо между двух черных колонн. Монгролы, ослепленные яростью, попытались подстрелить Котара издалека, но когда стрелы стали тыкаться не в траву, а зазвенели о каменные плиты ступеней, варвар отступил за колонну. Котар хотел подпустить кочевников поближе, когда они уже не смогут стрелять, боясь попасть по своим.

Вот копыта лошадей зацокали по камням, Котар выскочил навстречу всадникам, крепко сжимая меч, выкрикивая все имена Дваллока, бога войны.

Первый всадник вылетел из седла, разрубленный волшебным Ледяным Огнем, за ним последовал второй. Расправляясь с третьим, Котар так толкнул плечом лошадь четвертого всадника, подъезжающего справа, что та рухнула, подмяв кочевника под себя. Лошадь вскочила и умчалась, а воин степей остался лежать на плитах храма: у него была сломана шея.

- Довольно, варвар! Теперь они достаточно близко, и ни один не сможет ускользнуть! - раздался громовой голос. - Теперь они - мои!

Котар опустил меч. Это было похоже на чары Аримы, только выглядело гораздо страшнее. Вся толпа кочевников, ворвавшаяся в храм, застыла, примерзнув к спинам оцепеневших лошадей, все глаза уставились в одну точку - на нишу за плоским алтарем, где разрасталась тьма, прорезанная красными молниями. Она наливалась огнем, словно гневом, молнии хлестали по алтарю и колоннам вокруг. Даже Котар попятился от накатывающей на алтарь тучи.

Ужас читался на лицах монгролов. Кочевники знали о злобных духах, живущих в старых камнях, а этот был самый старый и страшный. Если бы не слепая ярость, с какой они гнались за беглецами, они никогда не зашли бы в эти развалины.

Задние ряды, едва разобравшись, что их заманили в ловушку, попытались спастись бегством и поспешно повернули лошадей. Но туча оказалась быстрее. В мгновение ока она накрыла храм, окружив всю орду огромной стеной клубящейся тьмы.

Котар осторожно отступил в сторону и наткнулся на Лори, сидевшую на обломке колонны с безмятежной улыбкой на лице.

- Смотри, Котар, и увидишь, сколь велика сила гнева Торканнорра! - выдохнула она с упоением жрицы.

Но варвар и так смотрел во все глаза. Кочевники очнулись от оцепенения и заметались по храму, надеясь вырваться из объятий тьмы, окружившей их. Туча расползалась из центра храма, она превратилась в тонкое, прозрачное дымовое кольцо, опоясав камни по огромной окружности. Воспрявшие духом кочевники пришпорили лошадей, полагая, что смогут перепрыгнуть этот призрачный барьер.

Первая лошадь, пересиливая инстинктивный страх, прыгнула через кольцо.

В пике ее прыжка всадник дико заверещал, выронив зажатые в пальцах лук и стрелы. Тьма метнулась вверх, на миг вобрав его в себя. Живая плоть съежилась, иссохла, рассыпалась в пыль. Обезумевшая от страха лошадь понеслась дальше по степи. В седле ее сидел человеческий скелет, через мгновение рассыпавшийся по траве грудой сухих костей.

- Клянусь двумя сердцами Дваллока!.. - выдохнул Котар.

Испуганный вой вырвался у кочевников, когда они увидели страшную смерть, ожидающую их всех. Позабыв про Котара и Лори, сидевших на самом видном месте, монгролы тыкались, как слепые котята, туда-сюда в поисках выхода. Ловушка захлопнулась, и кольцо тьмы Торканнорра начало сужаться.

- Вы осквернили мой храм! Вы украли мои сокровища! Воры! Убийцы! Насильники! Это ваш последний день! - гремел голос бога.

Кольцо сжималось. Оно миновало Котара и Лори, не причинив им ни малейшего вреда. Все новые и новые лошади кочевников прорывались наружу, но стоило тьме коснуться хотя бы руки кочевника, он превращался в прах, а освобожденная испуганная лошадь убегала в степь. Оставшиеся кочевники сбились в плотную кучу, кружа на одном месте. Тьма подбиралась к ним все ближе. От непрекращающихся истошных воплей монгролов у Котара разболелась голова.

Скоро все было кончено. Кольцо сомкнулось куполом у них над головами - и только лошади разбежались в разные стороны, спеша сбросить мерзкие кости. Плиты покрывал толстый слой старых костей, они ярко белели в лучах утреннего солнца. Лори поднялась со своего места и шагнула к алтарю, над которым висело облако тьмы. И тогда Торканнорр заговорил:

- Теперь иди, варвар, и уводи женщину. Вам не годится видеть то, что случится дальше. Я должен вернуть свои сокровища. Сейчас эти скелеты встанут, готовые подчиниться моей воле.

Тьма исчезла. Только кости лежали вокруг да ржали убежавшие в степь лошади.

- Пойдем, - приказал Котар, вставая.

Лори, не говоря ни слова, послушно последовала за ним.

Глава 8

Серебряный, идя широким шагом, которым так славятся абаторские скакуны, нес Котара к пустыням и оазисам Эйгиптона. За ним на степной мохнатой лошадке ехала Лори, рыжая ведьма. На длинной веревке, привязанной к луке седла Серебряного, шла вторая степная лошадь, нагруженная тяжелыми переметными сумками с серебром. Сойдя с каменных ступеней черного храма, Котар не увидел подле Серебряного гнедого волшебного жеребца. По-видимому, демон, сослужив Котару службу, был отпущен Торканнорром на свободу.

За серебром Пэш Маха им пришлось специально возвращаться в разоренный лагерь, но Котар в споре с Лори настоял на своем, заявив, что эти деньги достались ему слишком дорогой ценой, чтобы он так запросто с ними расстался.

На самом деле Котар понимал, что без изрядного запаса серебра он будет бессилен против Лори, как только та вновь обретет свою магическую силу. Варвару не хотелось рисковать.

Они ехали то по безлюдной степи, то по заброшенным караванным путям, а то и вовсе без всякой дороги, ориентируясь по солнцу и звездам. С каждым днем Эйгиптон становился все ближе, и притихшая было после приключений с кочевниками Лори становилась все надменнее и высокомерней.

- Я думаю сохранить тебе жизнь, Котар, - заявила она на одной из стоянок. - Помнится, именно ты расправился с моими стражами, когда я была занята чарами, готовя погибель Казазаэлю. Теперь тебе одному придется заменить их всех.

- Я служу только самому себе, - спокойно ответил варвар. После беседы с Торканнорром он мало обращал внимания на шпильки ведьмы, думая о цели их путешествия и о том, каким образом он сумеет не дать Лори снова обрести свою колдовскую силу.

- В самом деле? - усмехнулась Лори. - Так ты по собственной воле скачешь со мной в Мемфор? Или все дело в малышке Малхе?

- В малышке Малхе, конечно, - не моргнув глазом, соврал Котар.

- В таком случае у меня всегда будет оружие против тебя, варвар. Помни об этом. Будь благодарен мне за то, что я сохранила тебе жизнь, и служи мне верно.

Котар лишь удивленно наморщил лоб, а довольная Лори расхохоталась.

На закате этого дня они увидели верхушку первой пирамиды, четким треугольником темнеющую на фоне кровавого неба, - и поняли, что подошли к границе Эйгиптона. Мемфор лежал к западу, а прямо перед ними вставали развалины Кхкиторона, заброшенного города. Этому городу было несколько тысяч лет, он стоял тут всегда и уже превратился в руины, когда столетие назад двое путешественников, сбившись с дороги, случайно наткнулись на него. Легенды гласили, что город уничтожил огненный дождь, насланный разгневанным богом-чудовищем с птичьей головой.

Все было странным в этом заброшенном городе: и непривычные, какие-то перекрученные здания, и постройки из прозрачного вещества, не известного нынешним строителям, и огромные гробницы, высившиеся в самом центре города, вокруг гигантской площади.

Одну из гробниц попытался вскрыть предыдущий правитель Мемфора. Он послал рабочих и рудокопов, и те открыли гробницу. Никто не знает, что именно встретило их на пороге, но солдаты нашли лишь останки людей, разбросанные по всей площади, словно огромные руки разорвали их в клочья и в ярости расшвыряли вокруг. После этого отверстие было спешно завалено и запечатано лучшим придворным чародеем, и ни один человек, если он, конечно, не был самоубийцей, не ступал с тех пор на растрескавшиеся плиты улиц проклятого города.

- Есть все же способ открыть гробницу, не потревожив духа, - заявила в заключение Лори, рассказав варвару эту историю.

- Ты же утратила всю свою силу, - усмехнулся Котар. - У тебя может ничего не выйти.

- И ты бы, конечно, предпочел, чтобы не вышло, да? - огрызнулась ведьма. - Тебе больше понравился бы демон, вылезший и растерзавший меня прямо у дверей.

- Так, значит, такая опасность все-таки существует?

- Конечно, - расхохоталась Лори. - И не только для меня! Если уж демон вылезет, он не остановится на мне. Он и тебя разорвет на куски!

Путники ехали все дальше и дальше, и копыта лошадей звонко стучали по каменистой пустоши. Солнце скрылось за горизонтом, оставив только алый отблеск на облаках. Приближалась ночь.

- Надо подумать о ночлеге и ужине, - сказал Котар.

- Мы уже скоро будем в Кхкитороне, - отозвалась Лори.

Это Котару не понравилось. Менее всего он хотел оказаться ночью в заброшенном городе, по улицам которого разгуливают кровожадные демоны. Варвар вообще предпочитал быть подальше от всяческого колдовства, и не только ночью, но и днем.

Правая рука Котара привычным жестом легла на драгоценную рукоять Ледяного Огня. Волшебный меч хранили не только руны, тонкой вязью идущие вдоль клинка, но и прозрачные ясные камни, вделанные в навершие рукояти. Котар не раз убеждался, что в этом мече довольно магии, чтобы защитить своего хозяина. Похоже, ему понадобится вся магическая мощь меча, прежде чем он выберется из Кхкиторона. Если выберется...

В небе уже горели звезды, когда под копытами лошадей зазвенели каменные плиты улиц Кхкиторона. Котар вертел головой во все стороны, разглядывая странные дома и громады мавзолеев, маячившие в конце каждой улицы. Их зловещие тени не предвещали ничего хорошего. Котару не нравилось это место, и Серебряный был с ним согласен. Варвар спешился и, крепко сжимая в руке повод, зашагал рядом с боевым другом, время от времени поглаживая и успокаивая его.

Лори, казалось, совершенно забыла о их существовании. Горящими от нетерпения глазами она вглядывалась в ночной сумрак, переходя от одного уродливого темного склепа к другому, явно что-то выискивая. Наконец путники выехали на центральную площадь, сплошь окруженную мавзолеями, и Лори остановилась перед одним из них.

- Вот! - воскликнула она, указывая на спираль, венчавшую купол гробницы. - Это она! Это могила самого Каликадеса!

Вход в темный склеп закрывали массивные бронзовые двери. Лори стала водить пальцами по сложному рельефу, украшавшему их. Это было невообразимое месиво людей, зверей и птиц - плод фантазии безумного скульптора. "Впрочем, может, и не такого уж безумного", - подумал Котар, вспомнив рассказ Лори. Изображение человека с птичьей головой неоднократно повторялось на этих дверях.

Варвар привязал лошадей к какому-то каменному столбу, торчавшему у дверей, и стал собирать обломки дерева, которых в развалинах было более чем достаточно. Он сложил их прямо на камнях перед выбранной Лори гробницей. Ведьма обернулась к варвару с ехидной улыбкой.

- Собираешься поесть или погреться?

- И то и другое. Мне не нравится этот город.

- Котар неустрашимый! Котар отважный! Посмотрите на этого героя! Он боится темноты, как маленький ребенок!

Воин хитро сощурился.

- Считай, что боюсь. Но огонь и в самом деле может отпугнуть твоего демона.

- Когда я его вызову, его уже ничто не отпугнет. И с огнем в эти могилы лучше не соваться. Но я не возражаю, делай, что вздумается.

Несмотря на ее браваду, Котар отлично видел, что Лори дрожит всем телом. Он подбросил в огонь еще обломков каких-то странных не то кресел, не то стульев. Костер разгорался, пламя поднималось все выше. Лори, оторвавшись от своих исследований, присела у огня. "Она не уверена в своих силах", - подумал Котар. Ему стало жаль ее, и он, порывшись в груде хлама в одном из ближайших домов, разыскал складное кресло и приволок к костру. "Потом его можно будет поломать и бросить в огонь", - подумал он.

Лори уселась в кресло с видом королевы.

- Чего ты пытаешься добиться? - спросил Котар, подвешивая над костром котелок.

- Я хочу вызвать Дитру Каликадеса. Это был величайший из магов Кхкиторона. Он вернет мне мою силу.

- В обмен на что? Ни один колдун не сделает ничего бесплатно.

Рыжая ведьма содрогнулась, не ответив. Она молча смотрела в пламя, поднимающееся все выше. Котар тоже критически оглядел костер, решив, что через несколько часов от него останутся одни уголья и все надо будет начинать сначала.

- Когда ты собираешься это делать? Сейчас?

- Как только поем. Это займет много времени (если вообще удастся), поэтому лучше поесть сейчас.

Девушка снова содрогнулась, хотя костер был жарким, а ветер стих, как перед грозой. Наконец Лори встала, поведя плечами.

- Мне было бы легче, если бы эти кочевые крысы не сожгли мои книги! Там было рассказано, как правильно вызвать духа из могилы. Теперь приходится полагаться на память. Малейшая ошибка может все испортить.

- Тогда ты так и останешься обычной женщиной, - заметил Котар, подбрасывая в костер еще один обломок.

Зеленые глаза Лори неприятно сузились.

- А что, варвар, тебе бы хотелось именно этого?

- Так ты мне больше нравишься, - невозмутимо ответил он.

Поджав губы, Лори отвернулась и взглянула на небо. Обе луны уже взошли над горизонтом, и одна из них была почти полной. Стало гораздо светлее.

- Теперь не время демонстрировать то, что понравилось бы еще больше такому варвару, как ты, - проворчала Лори. - Близится Час Крысы, час открытых ворот. Вставай, Котар, ты пойдешь со мной.

- Лучше я останусь. Кто знает, какие твари тут бродят вокруг. Разбойники, мародеры...

Она расхохоталась.

- В городе мертвых? Пошли!

Он подошел вместе с нею к бронзовым дверям.

- Ломай! - велела Лори.

Котар со всей силы налег плечом на массивные створки. Мышцы вздулись у него на спине, пот заструился по лбу. Двери подались, но железный засов, удерживавший створки изнутри, не позволял открыть их.

Варвар выпрямился, тяжело дыша. Он отошел на шаг и снова ударил плечом. Двери дрогнули, но устояли.

- Здесь все уже очень старое, Котар, - тихо сказала Лори. - Попробуй еще раз.

Он ударил снова, и еще раз, и еще. На третьем толчке что-то хрустнуло, раздался скрежет и грохот, и Котар влетел в раскрывшиеся двери, кубарем покатившись по ступенькам и плитам пола.

Нос и рот Котару немедленно забила древняя пыль, он встал, отплевываясь.

- Тьфу, гадость какая!

Лори медленно вошла в открытый дверной проем. Звездный свет горел в ее рыжих волосах, распущенных по плечам. Плащ она оставила у костра, и теперь на ней была только длинная, до пят, монгрольская вышитая женская рубаха. Ее белые ноги сверкали в высоких разрезах.

Котар огляделся. Гробница была пуста.

- Стоило скакать сюда столько дней. Здесь ничего нет.

- Посмотри на пол, варвар! Возьмись-ка вон за то кольцо.

В полу, скрытый толстым слоем пыли, действительно оказался люк с круглой каменной крышкой и железным ржавым кольцом на ней. Котар ухватился покрепче за кольцо и попытался приподнять крышку. В конце концов ему это удалось. Из образовавшейся щели хлынул голубой свет. Котар резко выдохнул и откинул крышку в сторону. - Каликадес оставил свет, - воскликнула Лори. - Это магический свет, он никогда не иссякнет. К тому же он оберегает тело от тления.

Вниз вели узкие каменные ступени. Недолго думая, Лори подобрала подол и начала спускаться в склеп. Каждый звук громовым эхом отдавался в тишине, которая здесь царила тысячелетиями. Лори спускалась очень осторожно, останавливаясь после каждого шага.

Котар, напрягшись, следил за ней. Дыхание со свистом вырывалось из его горла, пальцы стиснули рукоять меча. Всю центральную часть склепа занимал каменный постамент. На нем в затканных золотом одеждах, испещренных множеством магических символов, лежал человек, умерший, быть может, час назад. В лице еще были живы краски, члены не закостенели. Котар отпрянул назад, наполовину вынув меч из ножен. Опять чары! Каким могуществом надо обладать, чтобы заклятия действовали и после смерти колдуна? Лори начала петь.

Свет на мгновение померк, затем стал разгораться еще ярче и, как показалось Котару, начал густеть, так что у варвара заболели глаза. Тело колдуна на постаменте почти исчезло, залитое этим светом, тонкую фигурку Лори заволокло волшебным туманом.

Рыжая ведьма пела все громче и протяжнее. Склеп изменился. Каменные стены его посветлели, по ним побежали разноцветные сполохи, свет изменился, по очереди перебрав все цвета радуги. Одна из стен словно отодвинулась, перед ней появилось подобие трона, сложенного то ли из каменных, то ли из металлических глыб. Во всяком случае сверкал он золотым светом.

Воздух над троном сгустился, начал обретать форму. Мгновения спустя на троне появился тот же самый человек, что лежал мертвым на постаменте, - с той только разницей, что сидящий был живым. "Живым ли?" - удивился Котар. И да, и нет. Веки его были подняты, но самих глаз не было, только сгустки мерцающего света. Пустые глазницы уставились на незваных гостей, мужчину и женщину, нарушивших покой колдуна.

- Кто разбудил Каликадеса? Кто осмелился войти в Царство Мертвых?

- Я, Лори, рыжая ведьма. Когда-то я действительно была ведьмой! Теперь у меня больше нет колдовской силы. И я хочу вернуть ее с твоей помощью!

- Ты знаешь правильные слова?

- Да. "Во имя мудрости Азерола, во имя могущества..."

- Остановись! С тобою здесь смертный, мужчина, в котором нет ни капли Искусства. Пусть он оставит мои пределы и ждет тебя снаружи, кем бы он для тебя ни был!

Голубая вспышка ослепила варвара, он зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, что вокруг него - не более чем каменный склеп, тело мага лежит на постаменте, а Лори и мрачного призрака нигде нет. Котар с удовольствием выругался и полез вверх по ступеням.

Выбравшись из склепа, Котар снова взялся за крышку люка и аккуратно положил ее на прежнее место. Потом выскочил из бронзовых дверей и прикрыл их за собой. Засов он сломал собственноручно, к тому же тот каким-то образом запирал двери изнутри, а сам Котар теперь был снаружи и не обладал магической силой.

Но все же он придумал, как запечатать гробницу.

Варвар швырнул в догорающий костер все оставшиеся обломки мебели. Разломал кресло и отправил его туда же. Пламя вспыхнуло с новой силой. Котар надеялся, что жары будет достаточно.

Сняв с кобылы переметную сумку, варвар приволок серебряные монеты к костру. У него было с собою три котелка, которые он прихватил на стоянке кочевников. И в каждом из них можно было сварить барашка.

Развесив котлы над костром, он рассыпал по ним все серебряные монеты из сумки. Когда это было сделано, Котар набросал в костер много дров. Теперь оставалось только ждать.

Серебро плавилось медленно. Только к рассвету комья слипшихся монет растеклись наконец в три сверкающих озерца. Тогда Котар, вооружившись кинжалом, принялся замазывать серебром щели в бронзовых дверях. На это ушло немало времени и сил, но он не останавливался, пока все три котла не опустели. Двери были замурованы, на них не осталось ни одной дырочки, не залитой серебром. Котар залил даже дверные петли.

Теперь Лори не сможет выбраться из гробницы. Из рассказов Казазаэля Котар знал, что черные колдуны не выносят серебра и не могут ни разрушить его, ни пройти сквозь него. Что-то в этом металле противостояло темной магии.

Или это удержит ведьму в гробнице, или Котар обречен.

2015-09-16 00:12:36

Наверх