Сирил КОРНБЛАТ ДВЕ СУДЬБЫ Стоял май, до начала лета еще было три недели, однако в крытых
гофрированным железом бараках исследовательской лаборатории "Проект
Манхэттен" в Лос-Аламосе послеполуденный зной с каждым днем становился все
более невыносимым. За девять месяцев пребывания в пустыне совсем еще
молодой доктор Эдвард Ройланд похудел не менее, чем на семь килограммов,
хотя до этого вовсе не был полным. Изо дня в день, когда в без четверти
шесть вечера столбик термометра поднимался к своей наивысшей точке, он
задавал себе один и тот же вопрос: а не совершил ли он ошибку, о которой
будет раскаиваться всю оставшуюся жизнь, согласившись работать в этой
лаборатории вместо того, чтобы предоставить свое тело в распоряжение
начальников из окружного призывного пункта - и пусть они делают с ним все,
что им заблагорассудится. Его сокурсники из чикагского Университета пока
что во всю добывали себе орденские ленты и ранения по всему миру от
Сайпана до Брюсселя. А один из них, первоклассный математик по фамилии
Хэтфилд, больше уже никогда не будет заниматься высшей математикой.
Бомбардировщик, на котором он летал, рухнул, объятый пламенем, нарвавшись
на сплошной заградительный огонь где-то на севере Франции.

Наверх