Автор :
Жанр : фэнтази

Николай Полунин

Край, где кончается радуга

Он был родом из Эстремадуры, где живут в первобытной дикости, едят скудно, а об удобствах не имеют понятия, и сколько он себя помнил, ему всегда приходилось работать с утра до вечера.

Эрнест Хемингуэй. Рог быка

Какой я мельник?! Я - ворон, а не мельник!..

Из арии

Труд - дело хорошее, он даже полезен человеку - это говорят проповедники; и, видит Бог, я никогда не боялся труда. Но все хорошо в меру.

Джек Лондон. Мартин Иден

Нет, ребята, все не так, все не так, ребята!

Из песни

Джутовый квартал. Третья улица. Ткач - А еще надлежит тебе, Пятьдесят четвертый, не токмо следить, но и содействовать всецело. И в том ты обязан докладом. Ибо Усвоение есть главное и основное и должно ему быть скорым и полным. А что есть поведение? Поведение есть отражение Усвоения, а потому поведение должно быть благим. Исходя из этого, делаем вывод...

Ткач второй час стоял навытяжку и лупил глазами на дюжинного. Дюжинный был ему знаком, еще когда ходил старшиной в тройке, только индекса его Ткач не помнил, заковыристый у него индекс, не упомнишь ихних индексо"... вот. Из старшин тот дослуживался до лычки лет восемь, и теперь любимым его делом стало поразоряться перед безответным номером, поставив молокососов за спиной. Молокососы быстро уставали, им делалось томно, и старик разрешал им поразвлечься. Иногда это была "липучка", иногда попросту брали "в пятый угол". Ткач поежился. Сомнительно, конечно, чтоб и сейчас тоже, да кто его знает, дубину сиреневую, ему, может, и Уложение о Пятидесятых номерах не ведомо. А, ведомо иль нет, хрен старый? Похоже, что нет. Тогда - худо. Ткач увидел, как во второй шеренге задвигали челюстями - липучку готовили. Худо.

- А еще должен ты...

Ткач решил смотреть под ноги, на распростертое розовое тело. Свеженький совсем, мороки будет... Комок шлепнулся, не долетев. Старикан дюжинный повернулся к строю, ткнул туда кулаком, там взвыли. Ага, ведомо все-таки. Ткач приободрился и поглядел на лежащего с интересом. Что ж за птица?

- ...есть благо. Отсутствие повиновения есть неблаго, должно пресекаться своевременно и караться беспощадно,- он свирепо глянул через плечо.- Перейдем к вере. Что есть вера? Вера есть повиновение Идеалам. А Идеалы? Идеалы есть воплощение Перспективы. Дело высшего - давать Перспективу, дело низшего - следовать...

Затем лиловый развернул этот тезис и пошел склонять частные случаи повиновения Перспективе. Молодцам сделалось совсем томно. За головами передних высвечивал свежий фингал.

Гад, думал Ткач, глядя в расчесанную надвое сивую бороду. Сморкач вонючий. Когда ж он наконец выдохнется? Наизусть уж изучил, двадцать раз одно и тоже. А кстати, двадцать или больше? Или меньше? Ну-ка, ну-ка... точно, двадцать. Двадцатый. Юбилей, а, Наум? Но он шпарит! Видно, в честь круглого числа решил выдать. А сколько ему? Ему... ему... под девяносто ему, а стоит, будка, как вполовину меньше. Живут, гады. Управление стражи лелеет кадры, чтоб им...

Ткач спохватился, напрягся, мысли послушно улеглись, под черепом защекотала знакомая мягкая кисточка, и от него - Ткач знал - потянулись веянья преданности и покорности. Он снова вылупился на серебряную нашивку дюжинного и застыл.

Спустя полчаса они, наконец, ушли. Выглядело это так: в нагрудном кармане сиреневой шкуры старика запищало и закопошилось - это таймеры у них такие,- не закруглив очередной фразы, он завернулся для ухода, и все укутались в плащи (Ткач зажмурился, закрылся, ожидая, что на голову повалятся горящие балки), но то ли сиреневые стали ловчее, то ли что-то новенькое выдумали им научники,- ушли они сравнительно легко, без катаклизмов. Ткач открыл глаза. Стены слегка дымились, у порога были навалены голубые холмики. Он потянулся за веником - вымести песок и лишь тогда заметил оставшегося Стража. Молокосос щерился гнилым зубом, потирал вспухшую скулу. Ткач не успел выпрямиться, и ему со сладостным хаком врезали по загривку. Потом подняли и точно так же смазали в нос. Нос смялся, в нем хлюпнуло.

Очухался Ткач не скоро. Утеревшись - во рожа-то, вся в кровище,- посмотрел по сторонам. Похоже, нормально, чисто, да просто так все едино не понять, оставили чего, нет? А этот-то этот,- ух, злющий! Не побоялся ведь Экипажа, отстал, чтобы только по сусалам вложить, а Экипаж-то у них это тебе не "в пятый угол", ох, не "в пятый", Экипаж всем радостям радость, известно, что Пэкор там с ними делает, сколько оттуда возвращается, а сколько там, значит, и остается. Туда любой какой-никакой здоровый номер попадет, так через полминуты мешок тряпок останется, не про нашу честь Экипаж делан, Управление специально для своих расстаралось, вот поди и пойми их, Стражу. А этот-то, этот не побоялся, да, ну и ладно, ну и черт с ним, откуда знать, у него, может, рука там наверху... Ткач потряс головой, поймав себя, что опять думает чуть ли не вслух, встал с колен и начал выгребать после сиреневых, выносить за порог.

На улице был туман. До гудка оставалось с час, рассвет едва проглядывал сквозь слабо фосфоресцирующую пелену. Ткач, кряхтя и охая, носил к канаве совок за совком, изредка посматривая в конец улицы, куда по одной, по две уходили после ночи женщины. Они шли вдоль серых бетонных стен, и тела их казались серыми от неверного туманного света. Они были похожи до одинаковости и исчезали в белесой пробке, закупорившей улицу, идя одинаковой танцующей походкой, вертя задами и приподнимаясь на цыпочки, и теперь, утром, это казалось еще более нелепым, чем вечером, когда они появлялись с противоположной стороны. Они терялись из виду уже через полсотни шагов, и нельзя было рассмотреть, как они доходили до конца улицы,- оттуда поднимались клубы пара, и очень быстро не оставалось ничего, кроме тяжелого едучего запаха.

За спиной раздались гукающие утробные звуки, загремело, и звуки на секунду стали жалобными. Поворачиваясь, Ткач уже знал, кто это. Это был Дживви-Уборщик. Он, как всегда, улыбался.

- Чего тебе?

Дживви пробурчал что-то невнятное. Загукал и пустил слюни.

- Еще рано, потерпи, Дживви.

Дживви жалобно заблеял, теребя помочу.

- Нет у него ничего,- Ткач покачал головой так, что чуть не треснула шея.

- Аа-оо-ээ...- Дживви показывал на дверь.

- Ну пойдем, сам посмотришь.

Первым делом Дживви сунулся в буфет, но там действительно ничего не было. Время неурочное, для завтрака раннее, ленту еще не пустили. Дживви сел на пол и приготовился реветь. Когда Дживви ревел, это было непереносимо, и Ткач спешно полез на антресоль доставать из загашника миску. Дживви сразу расцвел и начал кушать. Когда Дживви кушал, смотреть тоже было неприятно, и Ткач решил доубраться.

Он поворачивался спиной, а потом и вовсе вышел, но слышно все равно было, и он думал, что, если бы пятнадцать лет назад его не разглядел сам Папашка, он бы сейчас так же пускал слюни над вчерашним варевом в миске и рыгал, высматривая еще, и отдирал присохшую корочку, а то - как все - досыпал бы последние минуты до первого гудка, перекатившись на нагретое после девки место, а то - что вероятнее - жил бы в Городе, жил бы по-нормальному, не так, может, как эти самые пятнадцать лет назад, там, на той стороне, не в Крае, но и не слишком плохо, да, и не было б этого вечного счета: вот и еще один год, и еще, и еще...

Папашка знал, что делал, когда вытаскивал из дерьма,- служи теперь верой и правдой. И буду. И я буду, и другие будут, как же иначе, если вынули из дерьма, оттуда_ только так, верой и правдой, или совсем уж придут и номера не спросят, а после сволокут к Чертовой Щели, вон дебил этот в коротких штанишках и постарается, и не дело чудаку, кого прибрал, свой ли чужой - одно. А я-то ему чужой, всем я чужой, как был чужим, так и остался. Усвоение ихнее - чешуя, а он знать не знает, стоеросовый, у кого миску лижет... и я чужой, и этот бедолага, что притащили,- тоже; ему, небось, сразу Пятидесятые светятся, на него, небось, сразу глаз положили, не Папашка, конечно, сгнил уже Папашка, да молодые там сильны. Кто там сейчас, Крот что ли? Да ляд с ним, мне за грехи мои до таких верхов отсюда не докричаться, мне б только в Город вынырнуть, вот новенького сделаю еще, поглядим, может, оценят, юбилей как-никак; а уж в Городе я куда хочешь и с кем хочешь, там тебе не Третья улица... сделаю, сделаю новенького, плевать на все, пусть хоть Уборщиком, хоть кем, мне с него жир не снимать, но ведь нет, не дадут мне такой простяк, я у них по сю пору в спецсейфе лежу, в папке моей, в желтой с черным кантом, все, значит, расписано, экий я есть спецфирмец; что я могу, чего умею... Тоже Папашка еще постарался, любил он меня - сын, говорил, а мне положить, кого я ему там напоминал, я в деньки те только зубами скрипел и на стенки от Усвоения лазил... и парню этому достанется, непохожий он какой-то, нетипичный, но я, наверное, не лучше был, не помню только... Ну что, сожрал, чудо? Сожрал, говорю? Ну и мотай отсюда, надоел, у-у, недоделанный, весь стол загадил, слюнями своими залил, теперь и тут убирать...

Сытый Дживви мычал, пытался благодарить. Выражать признательность он мог только одним способом: выполняя свою работу. Поэтому он взялся за ногу лежащего (на пути попался стол, но для Дживви, когда он сыт. это не проблема), стол полетел в угол, и Уборщик поволок стыдно и жалко раскорячившееся тело к выходу. Подвернувшимся дрыном Ткач огрел Дживви вдоль спины, тот завизжал от боли и обиды, выбежал он, а Ткач по вдруг сократившейся внутри неведомой мышце понял, что звучит гудок...

Он представил, как все сейчас, еще толком не очухавшись, ринулись к буфетам, схватили миски, а в мисках бурда строго по дозам - кому сколько положено; и они напихиваются бурдой, торопятся, прикусывают языки, а через пять минут второй гудок, и надо будет выползать из нор, заспанными, недовольными, почесывающимися, помаргивающими, опухшими гляделками, и выстоять у Чертовой Щели, переругиваясь сипло, и побрести в переулок, а там - в следующий, а там - через мост, к фабрике, к пыли, к грохоту...

Ткач закряхтел, подтаскивая Человека - это был Человек, несомненно,- к лежанке, поднатужившись, перевалил, сверху кинул тряпье. Точно, Человек. Не совсем похожий, странный, но безусловно. Значит, оттуда, значит, земляк. Ткач нагнулся к груди - сердце не билось.

Что такое? Он живой, нет? Пульс... вот пульс. А сердца не слышно, как нет его. Ткач еще приник ухом, по-прежнему ничего не различая, и только по редким толчкам в щеку понял, что биться-то сердце бьется, но оно... но оно... оно у него в правой стороне!

В правой стороне!!!

Ткач резко отстранился, сглотнул. Деваться было некуда. "Око жгучее, на огне настоянное, полыменем залитое",- вспомнил он. Еще вспомнил: И на кой предмет смотрели они,- полыменем занимался, а над ким длань свою поганую коготную простирали - обращался во прах зловонный..." Господи, подумал он. Господи преблагий всемогущий, оборони ты глану мою, пронеси, Господи, отведи... ммм... отведи... Черт, что ж я ихних молитв-то вечно не упомню. Черт, как же теперь. Сморкачи, ругнулся он на лиловых, сморкачи. Подсунули, понимаешь. Устроили юбилей, понимаешь...

С края лежанки свешивалась белая кисть. Он поискал гладами перепонку, но рука была как рука, пальцев пять, когти плоски, обычные, обкусанные и никаких перепонок. У Ткача чуть отлегло. Раз перепонок нет, еще ничего. Перепонка, я вам доложу, верный признак, вернее перепонки только глаза, а глаза у него... Ткач набрался смелости и приподнял веко... глаза у него нормальные, голубые у него глаза, а не полыменем залитые, тут уж без дураков... ф-фу! Напугался-то как. А? Людь! Нелюдь! Наплетут ереси. Вот сердце... ладно, разберемся мы еще с его сердцем, пусть его будет, где хочет. Это даже интересно - его сердце, интересно очень и, можно сказать, завлекательно. Но потом об этом, об этом потом, слышишь. Полусотенный, синяя твоя морда, а сейчас он, кажется, отходить начинает, он, вон, захрапел, задышал, глазками своими голубенькими заворочал, по всему - здоровенный парень: и часу ведь не прошло. Ну посмотрим, посмотрим, чем тебя на дорожку напичкали, чего ты, голубок, знаешь, а чего надобно тебе рассказать...

Джутовый Квартал. Третья улица. Вест - Ешь, - говорил Ткач, тыкая ему в руку миску. - Ешь, ешь, давай ешь, привыкай, чтоб в пять минут, по-быстрому, не рассусоливай...

Он не мог. Не единожды он пытался втолкнуть в себя синий комковатый студень, и всякий раз ничего не получалось. Ткач орал, что нечего, не дерьма ему положили, а нормальную еду-пищу, и что порция ему полагается одна, с ленты больше не получишь, а нежрамши откинешь копыта, и всю ему, Ткачу, какую-то малину опоганишь.

Он не мог. Он отставил миску на край стола, выбравшись, приподнял кусок войлока, закрывающий дверной проем, и стал смотреть наружу. Снаружи картина не менялась. Холм, про который Ткач сказал, что он - Чертова Щель, стоял так же справа, а поле, про которое Ткач сказал, что оно - Поле, показывало свой, стиснутый улицей, горизонт слева. На горизонте не наблюдалось ничего из ряда вон. Дымка, дымка и дымка.

- Ну, ты, попробуй давай, попробуй, она вкусная, чего ты...

Не оборачиваясь, он помотал головой. Еще рано, еще не время, еще не пришел настоящий голод. Вгляделся. С холма под названием Чертова Щель стекали пласты белого дыма, а может - пара, как от сжиженного газа. Такого он еще не видел. Надо спросить у Ткача, не опасно ли. Впрочем, вряд ли. Просто он слишком многого еще не видел, а ему уже страшно.

...Впервые ему стало страшно в заюзившем "бьюике", но лишь на какой-то миг, а когда "бьюик" слетел с серпантина и завис над трехсотфутовой пропастью, чувства отключились совершенно, и он только вдруг понял, что видит машину со стороны, как она падает и вспыхивает - без него. Мир перед глазами бешено завертелся, а он тогда не придал этому значения, решив, что именно так и умирают...

- Разносолов тебе! - взъелся Ткач.- Кулинариев!

- Ты лучше скажи, каким обрызом я тебя понимаю, и, главное, ты меня,- сказал он, все не оборачиваясь.- Я сейчас произнес три фразы, и все три на разных языках, а ты понял. Как ты понял, если у вас тут и языков-то этих нет? Или есть, Ткач?

- Языков тебе!..

...затем он сразу увидел Ткача. Без перехода. То есть он увидел существо, представившееся как Ткач. Оно помолчало и добавило со значением в голосе: "Пятьдесят четвертый". Существо было несомненно человекоподобным, с привычным набором конечностей, но цветом синее," сгорбленное, тонкие руки беспрестанно шевелили тонкими пальцами, сквозь прорехи в стеганной куртке просматривалась синяя грудь, и на груди это были... щупальца, решил он. Тонкие, такие же тонкие, как пальцы, и даже, кажется, с фалангами, подобранные и свернутые в клубки, и явно очень длинные...

Пятьдесят четвертый Ткач присел к нему рядышком и тихими понятными словами стал излагать. Начал он с имени, которое отныне будет носить новичок. Имя было доступное и краткое: Вест. Предписывалось оно, по-видимому, категорически, и спорить новоявленный Вест не стал, тем более, что считал он себя либо на том свете, либо еще в мотеле, где набрался до синеньких человечков, и ни "серпантина", ни полетевших тормозов не было в помине. Затем ему разъяснили, что перед ним труженик скромный, и номер его сиречь порядковый номер в общем строю скромных тружеников-Ткачей, но произносить и - бу-де придется - писать его следует с буквы заглавной, ибо любой труд почетен, и на толику уважения он, Пятьдесят четвертый, наработал. Далее Весту "справили одежду" - засаленную куртку, как на самом труженике, и неопределенного вида брюки. Вест облачился. Все сильно смахивало на бред, но бред не бывает таким продолжительным и логичным, и ему впервые стало не по себе.

- ...во дурак-то! Выходит зря я тебе вдалбливал, что это все и есть Усвоение. Все-о. Понимаешь? Общаемся вот свободно, веришь мне, так? Все Усвоение. Погоди, работать начнешь, у тебя и пин... пиг... пим-ментация...

- Пигментация.

- Вр-во! Пигментация изменится. Кожура, правда, полезет, но это не больно, ты не бойся.

- Ладно, - сказал Вест. - Верить я тебе действительно почему-то верю, но если ты думаешь, что мне от этого легче, то напрасно.

Особенно не по себе ему было в первый день, когда он наконец уверился в реальности происходящего и начал думать невесть что. Первым делом представилась некая зараженная зона, тем более, Ткач все время твердил про карантин. ("Ты есть где? Ты есть в карантине. На предмет чего? На предмет рецидивов. Большего тебе знать не положено"). Скажем, открылась внезапно область выпадения специфических осадков со специфическими свойствами, специфически воздействующими на человеческий организм. Как на физический, так и на психологический облик.

Он, уразмыслив себе так и отпихнув Ткача, уже занес через порог ногу, но три пули, одна за другой, расщепили брус притолоки, и Ткач мрачно пообещал шлепнуть, причем притом "ему самому за это ничего не будет". Пистолет у Ткача оказался весьма впечатляющим, калибром не меньше 45. Впрочем, смотреть с порога Весту разрешили, хотя далеко не в любое время. Попозже Ткач клятвенно заверил, что это надо "для твоей же пользы", что через пять-шесть дней все разъяснится само собой, "и за ради всего святого, не ходи ты".

- Где я хоть нахожусь, ты мне можешь ответить?

- А и не надо, - сказал Ткач с набитым ртом, - и не понимай. Тебе, значит, и не велено понимать. Было б ведено, понял бы, а нет так нет.

- Кем велено? - быстро спросил Вест. Ткач задумчиво облизывал синие пальцы.

- Ну так,- сказал Вест. - Или ты со мной разговариваешь по-человечески, или я тебя пристукну. И тогда уже точно уйду.

-: Тебя кто держит? Иди... иди, иди. Через десять минут мокрого места не останется. Пшик! - и готово. - Ткач отер руки об штаны. Сказал: - Не рыпайся, дурак.

Тоска, подумал Вест. Нехорошо, ай, как нехорошо, что я до сих пор ничего не понимаю...

Любые, в общем, версии критики не выдерживают. Но либо они, либо это проделки кошмарненьких Пришельцев, ворующих людей, по чисто гастрономическим побуждениям... "Лагерь это, - подумал Вест. - Лагерь для перемещенных лиц, а Ткач обрабатывает новичка. Плохо, кстати, обрабатывает, не прививает нравов и обычаев".

- Слушай, Ткач, - сказал Вест и замолчал. Ох, до чего же не хочется. Хочется выждать обещанные пять суток. Теперь - меньше.

- Слушай, Ткач,- повторил он,- я, пожалуй, пойду.

- Кто тебя держит? Иди. Иди. Иди. Через... эй, эй, постой, эй, куда? Я тебя счас!..

- Твоя очередь не рыпаться, Ткач. - Он показал пистолет. - Ты слишком крепко спишь, Ткач.

Здание фабрики было сложено из серого и розового кирпича вперемешку, и издали казалось пятнистым. Местами кладка выкрошилась, а повыбитые стеклоблоки, по всей вероятности, заменявшие окна, как пломбой, заделаны цементом. Под плоской крышей лепились птичьи гнезда, все до одного брошенные, но стены . и фундамент под ними еще белели старыми потеками. Кроме того здесь был грохот, ритмичный, слышимый издалека, и Вест еще перед полуразобранным мостом через сухое русло понял, что это он доносился, пока они с Ткачом шли до странности одинаковыми улицами.

- Это, значит, фабрика?

- Ага, фабрика.

Вест мельком глянул на Ткача. Тот насупился, время от времени сплевывая. Не нравилось ему.

- А вот там что?

- Где?

- А вон.

- Склады там.

Понятненько. Склады. Чего склады? Сырья, надо думать, или продукции. Продукции чего? Надо думать, фабрики. Фабрики какой? Джутовой, поскольку так называется весь квартал. Опять же, чего квартал? Надо думать, города... Паршивец Ткач, слова из него не вытянешь!

Ткач снова сплюнул - и слюна у него была синяя. Вест отвернулся, его замутило.

- Ну, не передумал? - спросил Ткач.- Пойдем лучше домой, а? Пойдем, чего ты как...

Он не только насупился, Ткач. Он стал тише, присмирел, уже не орал, и вздыхал, и канючил вернуть пистолет, он, де, казенный, стребуют потом. Вест не спрашивал, чей казенный, и кто стребует. Он изо всех сил искал и не находил знакомое, виденное раньше, к чему можно было бы примериться. Все было обыденным и все - невероятным. Дома, похожие на разбросанные спичечные коробки, горы - далеко, судя по солнцу, на севере. Не те горы. Огромные, на полпанорамы, тысяч десять-двенадцать - где такие есть? Пыль была желтая и теплая от желтого солнца на голубом небе, и редкие кустики по обочине что-то там напоминали, но горы-то, горы...

- Нет, Пятьдесят четвертый, или как тебя, я не передумал. И между прочим, тебя не звали, ты сам увязался. Так что не ной и веди к воротам. Где здесь ворота?

Еще вначале Вест поразился безлюдью и спросил Ткача. Ткач ответил непонятно: до гудка час, а то поболе. Разъяснил: все, мол, на фабрике. Хорошо, сказал Вест, веди на фабрику. Ткач опять заплевался и забожился, что погибель эта верная, и туда не можно. А куда можно? А никуда не-можно, ни-куда, понял, чучело ты лесное, слушай, когда тебе говорят, ежели сам тупой, а ты и есть тупой, ежели ничего не усвоил, а про "гадюк" тебе ведомо? - а, то-то,, что не ведомо, не можешь ты этого знать, а ежели не знаешь... Вест про гадюк знал, ^хотя, видимо, не про тех, и пришлось снова показать пистолет. Ткач скис и поплелся вперед.

В правой створине глухих железных ворот болталась на петлях крохотная калитка. Таким калиткам полагается скрипеть, и эта, наверное, не была исключением, но здесь грохотало много сильнее, и не слышно было даже собственного голоса. Внутри стало совершенно невыносимо, но не от грохота, а от того, что он увидел. Станки уходили вглубь четырьмя рядами, и за каждым нелепым пауком торчал Ткач. Их было много, сотни две или больше, руками и развернувшимися этими своими щупальцами они проворно, не по-человечески, шарили в нитях перед собой, дергали, запуская, рамки, меняли шпульки, все сплеталось и грохотало. Душно, плотно висела пыль, клубясь в мелко-мелко дрожащем свете длинных светильников, укрепленных на поперечных рейках вверху, Ткачи стояли, как вкопанные, - по крайне мере, каких он мог рассмотреть,- и от одного вида их позы делалось тяжело ногам и ныла спина.

- Хе-хе, - булькнул Ткач, когда Вест вылетел, чуть не своротив калитку, - поглядел?

Вест дышал.

- Гляди, гляди. Это тебе не .твои виллы-парки, это тебе Край, не думал, небось, что здесь - такое? Гляди, если уж полез, тут тебе жить, вкалывать, и станочек определят, место рабочее. Не креслице тебе у столика, у стеллажика, у книжечек, - тут будешь гнить, пылью перхать. Не статейки тебе о росте производства... Молчишь?

Вест всхлипнул, очень долго доставал пистолет, начал поднимать.

- Отдай, - Ткач, спокойно взявшись за дуло, вырвал. - Ты меня, - он постучал пистолетом себе в грудь, - теперь береги, понял? Я теперь тебе нужен.

- По-че-му?..

- А это я тебе после расскажу, не здесь.

- Ткач, где я?

- Пошли, пошли, сейчас смена кончится, нечего им глазеть, рано. Ну-ка, давай-ка вставай, одну вещь я тебе теперь покажу, все равно...

До самой Третьей улицы они молчали, и вокруг было то же, нелепое и чужое. Ткач не повернул в дом, довел его до Поля. Смотри, сказал Ткач, и Вест стал смотреть. Пыль обрывалась в шаге от него. Дальше начиналось то, что издали можно было принять за блеклую траву. На самом деле оно представляло собой ровный ежик щетины, густой, желто-зеленый. Внимательно, сказал Ткач, выскреб из кармана несколько обрывков и крошек, и бросил это все щепотью. Фыркнуло, взвился и растаял клубочек пара, пахнуло незнакомым, неприятным. Видал? - сказал Ткач. Что это? - сказал Вест. Поле, веско сказал Ткач. Чтобы вроде тебя в даль светлую не заглядывались, думаешь, не заметил? Он опустился на корточки, стал водить пальцем по пыли. Вот это весь Квартал, понял? Вот это поле. Понял теперь?

По рисунку, Квартал был сектором неровного круга. Поле охватывало его внешнюю сторону, заходя за радиальные и смыкаясь в точке центра. Центром была Чертова Щель. А там? - Вест ткнул в "молоко" за краем Поля. Ткач поднялся, отряхивая ладони друг об друга.

- Гудок, - сказал он. - Смена. - Он прищурился на Веста: - Ты и впрямь ничего не чувствуешь?

- Что я должен чувствовать? - и не дождавшись ответа, сказал: - Я поброжу.

- Он побродит! - в сердцах плюнул Ткач.- Ну поброди, поброди, сделай милость. Стараешься, стараешься...

- Ткач, ты человек?

- Дурак! - рявкнул Ткач. - Человек ты! А я Ткач, номер Полсотни четыре, вокер соизволением божьим! А из тебя идиота-Уборщика не получится... Парень, - продолжал он просительно, - послушайся ты меня. Ведь ежели ты не врешь, то с Усвоением у тебя туговато. Нет, я не обидеть хочу, по-всякому бывает, ты, может, вообще замедленный, ты мне сразу как-то показался. Ну так зачем себе все портить, бродить тут, смотреть тут? Ты ж неподготовленный, у тебя, небось, и заморозка не отошла, а? Потом труднее будет, потом такой комплекс разовьется, ого! Тебе же сейчас противно, я знаю.

Вест помотал головой. Голова гудела.

- Пистолет отдай, - сказал он.

- Эх, парень, не о том речь...

- Ладно,- сказал Вест, поворачиваясь.

Его так шатнуло, что он чуть было не оступился на жуткий покров Поля. Сейчас главное - не сойти с ума, подумал он. Ткач поддерживал его, некоторое время семенил рядом, потом отстал. Улица все еще оставалась пустынной.

Да, главное - не сойти с ума. Это очень трудно, но мы постараемся. Незабвенной памяти психоаналитики в таких случаях советуют следующее: вы ничего не понимаете, ну и пусть, попробуйте узнать как можно больше, не вдумываясь, после разберетесь. Представьте, что вам невероятно любопытен иллюзорный мир, окружающий вас... Что, значит, мы имеем? Имеем резервацию нелюдей, имеем невозможной высоты горы,- вон они, вполне явственные, - имеем, наконец, несомненное лето - и это сразу после октября... Впрочем, последнее ничего не доказывает, завезти могли куда угодно. Факт еще любопытнее: фабрика. Фабрика, годков которой уже немало, следовательно, живут здесь давно, живут налаженной жизнью. Мне на фабрике, говорят, предстоит работать... Но я же не ткач, я ничего этого не умею... Ничего, научат. Или заставят... Однако личные переживания лучше пока отбросить ввиду их полной бесполезности и бесплодности. Тем более, что заставить нас трудно, мы же все-таки человек, которого, кажется, тоже следует произносить здесь с большой буквы...

Смутный шум, но не от фабрики, там теперь стихло, а скорее гомон толпы приближался сбоку, и резонно было предположить, что это идет смена. "Нечего им на тебя глазеть, - вспомнил Вест Ткача, - рано". Это мудро, подумал он. Он побежал, достигнув холма, как раз когда Ткачи выплеснулись на улицу. У подножья росли огромные лопухи, и он спрятался в них, почти не пригибаясь. Справа чудом держались остатки заборчика, опутанные вьющимся растением с ядовито-зелеными цветками. Насколько можно было судить, заборчик отделял одни лопухи от других. Слева начиналась узенькая тропочка вверх. Вест добрался почти до середины, когда от вершины принеслись голоса. Он сразу свернул, присев возле кучи земли.

- ...ничего. Я сегодня с ним поругался. Дай, говорю, Шпиндель, а он - свои, говорит, надо держать в запасе, а у самого...

Голос был гнусавый, резкий, обиженный. Другой - глуше, отвечал неразборчиво, бубнил.

- Ага. Оба. Прямо оттуда, смазка не снятая, клейма, картинки разные. Пишут, я тебе скажу. ("Бу-бу-бу...") А упаковка? У рамочного впереди направляющие две, знаешь? Завернуты в чего-то такое беленькое, ворсистое, я и не понял сперва. ("Бу-бу-бу..."). А мне плевать, хоть кто, а не тобой положено, - не трожь! Как я работать на своем старье буду, как? Сегодня ушел, думаешь, ленту мне включат? Во-кося, считается неполный день. ("Бу-бу-бу...") Кура, проснись ты, разлегся! Ну, сколько ждать еще, когда он обещал?.. ("Бу-бу-бу...") Вест на всякий случай оглянулся на улицу, по которой пришел. Собственно, видна была не одна улица, а целых три, фигурки Ткачей двигались по ним, заходили в дома, выходили из домов, собирались группками, рассеивались. Сюда никто не направлялся. Фабрику загораживали крыши, но фермы моста были видны из-за них.

- ...сам слышал. Наум трепался, что он в леса ушел. Возрождение, мол, и Воздавание. Знает, знает Наум, он не простой, я тебе... ("Бу-бу-бу...") Да? А ты его в цеху видел? А-а, вот. Еще: Полсотенный он. Как не знаешь? Тю, балда, это всем известно, тоже секрет. ("Бу-бу-бу...") А чего, может, и есть. У него много чего может быть, мы с ребятами к нему давно подбираемся. Со Стражей дружбу водить - это не два пальца...

Наверху произошло движение, между стеблями покатились камешки. Вест воспользовался этим и прилег. У него кружилась голова.

- Сидите, сморчки? - весело гавкнул новый голос.

- Лак! Лак пришел! ("Бу-бу-бу...") Кура, проснись ты!

- Закисли, чай, ожидаючи? - У вновь прибывшего голос был с хрипотцой. Ухнуло - должно быть, он сел.- Вам тут, чтоб я сдох, не позавидуешь с этим делом.

- И не говори, Лакки, - гнусавый явно заискивал, - насмехательство одно, а не разговление. У них там все время ломается, брак и брак сплошняком. Мне в этот раз пришкандыбала. Местами какая-то. Там холодно, тут жжет. И дергается... На Лакки, думаю, вся надежда.

- Бу-бу-бу...

- Да ты не вяжись, Слепой, гундишь, гундишь, а толку чуть,- хриплый Лакки издал неясный звук. - Видал я вашего Большого Дэна - смерть стара машинка. Этих, в халатиках, чуть не роту запрягли ручки крутить. Плотность потока им не годится... По всему, жизнь ваша веселая вскорости кончается.

- Я и говорю, одна на тебя и надежда. Ты в эти вон, в самые закулисы вхожий... Лакушка, дружок, уж не томи, дай хоть глянуть, я ни разу и не видал вблизи...

Наверху примолкли, потом голос гнусавого восторженно протянул:

- Со-онник! - И опять: - Со-онник!

- Бу-бу-бу...

- Цыть, зараза! - гнусавый дошел до самых верхних нот. - Это что же тут... а-а, понятно, понятно... А набирать тут, да? Ой, чего-то кнопочки погнутые, Лакки, чего они погнутые-то?

- Э, синь бестолковая, то программы другие. Тебе-то другие программы на кой? Тебе одна требуется. - Хриплый хохотнул. - Да, синенький? Вот чтоб ты не баловался, умные дяди это дело маленько подсократили, понял, нет?

Сонник, подумал Вест. Сонник - это... "И Цзин", например, сонник. В другом смысле это - "шниффер", "щипач", "балаганщик". И - "сонник". Такое тоже верно. Но здесь, по-видимому, не то. Прибор, наверное, какой-то. Сны, может быть, показывать? Затем Вест рассердился на себя. Опять гадаю! К черту любые "по-видимому", "кажется", "вероятно". Надо просто слушать. Если нельзя увидеть, надо хотя бы услышать. Что они там?

- ...значит, как договорились.

- Ну, еще бы, спрашиваешь! Только зачем?

- Хамишь, синенький. Твоего ли умишка дело. Свое получил? Чем недоволен?

- Прости, прости, Дакки,- забормотал гнусавый,- прости, с дурня какой спрос?

- Пошли.

- Пошли, пошли, конечно, пошли, Куру вот заберем... вставай, Кура, слышь, развалился, ну, кому говорят.

- Бу-бу-бу...

Вест поспешно задвигался, уползая с тропинки, замер в гуще. Они прошли гуськом, головы и плечи были над лопухами. Первый, в высоких сапогах, шагал твердо, у второго горбушкой оттопыривалась куртка на животе, третий постоянно спотыкался, последний сильно косолапил. Руки первый держал наверху, будто входил в воду или одевался. Весту очень хотелось увидеть его руки, но он их так и не опустил. У остальных руки были синими. Где? - послышалось уже за поворотом. А вон, Третья улица...- и стихло.

Переждав, он все-таки решил посмотреть, что -там, наверху. Оттуда пришел хриплый Дакки и принес сонник, явную, чем бы он ни был, в Квартале редкость. И видел Дакки какого-то Большого Дэна, и вхож Дакки за какие-то кулисы и, продолжая ряд, в кулуары. Что и говорить, значительная личность Дакки, и впрямь на него одного надежда... Вест миновал пятачок сломанных, потоптанных лопухов (ну и лопухи здесь!), и вдруг, совершенно неожиданно, оказался на вершине. Плоская, неровная, вытянутая площадка - шагов сорок на двадцать - делилась наискость черной веретенообразной полосой. То есть это Вест сначала подумал о полосе, а потом понял, что это провал. Вид у провала был весьма странный и неестественный. У него, например, невозможно было разглядеть стенки... У него, казалось, отсутствовало третье измерение, словно на каменистую почву положили ровный непокоробленный лист черной бумаги, или во впадине до самого края скопилась тяжелая, как смола, жидкость. С опаской Вест придвинулся ближе. Вот она, Чертова Щель. Стала заметна глубину. Вест швырнул комочек слежавшейся глины. Комочек пропал из виду, едва пересек границу тьмы. Просто пропал, без дыма и запаха.

Хватит. Пусть его. Щель так щель. Чертова так Чертова. Первая тебе разгадка, что, как и почему. Тепло от нее легонько струится, да?.. Вест протянул ладонь над чернотой. Да, поднимается тоненькими такими струйками, как вода в душе. Может, полезное тепло, может, зловредное, но ведь не за этим ты сюда пришел, верно? Он обогнул Щель, переступил осторожно ее узкий левый конец, вышел на другую сторону.

И увидел город.

Город лежал в кольце холмов, в чаще, уровень которой был гораздо ниже уровня Джутового Квартала, и потому холмы представлялись настоящими горами. С этого расстояния улицы различались плохо, они темными черточками делили чуть более светлый фон. Вест никогда не видел этого города, более того, он никогда не видел такого города. На северо-западе курились желтым в красноту дымом четыре или пять тонких и сравнительно высоких труб. Он сделал еще несколько шагов, из-под ноги, больно задев пальцы, выворотился и покатился камень. Подскочив раз-другой, скрылся за обрывом. Тогда только Вест осознал, что эта сторона холма - сплошной обрыв, обрезанно нависающий по всей ширине верхнего края.

...Солнце садилось за холмы, слепя, высвечивая редкие облака розовым и золотым. Оно еще грело, но босиком на остывающей земле становилось зябко, ступни болели, исколотые и сбитые за день. Вест уселся по-турецки, чтобы меньше кружилась голова. Голод вполне можно было терпеть, но во рту после хождений и блужданий пересохло и не глоталось. (В халупе Ткача на лавке стояло всегда полное ведро; откуда бралась вода, он узнать так и не удосужился. Ткач бы и не сказал.) Пить хотелось ужасно, но нужно было дождаться Лакки. Как он пришел, неизвестно, но вернется он сюда обязательно, если только не умеет летать. Еще Весту пришла мысль о подземных ходах. Господи, подумал он, где же я, где? Он хотел помолиться, но не успел - так и заснул сидя.

Вскинулся от того, что по нему зашарили, "Я это, я, Ткач, я".- зашептали из темноты. Лежать было очень холодно, жестко, тут же начала бить дрожь. "Обыскался,- бормотал Ткач,- думал, случилось чего. Ты давай обопрись, вот сюда, вот, не упади смотри..." - "Ткач. - позвал он,- это ты, Ткач?" Он не мог стоять. "Ну а кто же еще-то, я. кто ж еще. кому быть-то, больше и не было никого, да? Не было никого, да? Ну-ну, не было, конечно, конечно, не видал ведь ты, да? А я уж думал, чего... А сейчас домой, вот пошли, осторожней, осторожней, дойти надо в целости. А дома-то, знаешь, углядел я ее, углядел! Ты как пошел, так я себе поголовный шмон учинил, да, а он ее, стервец..." Если бы не Ткач, он десять раз сломал бы себе шею. Наверняка. Спуск был неимоверно длинным, тропинке давно следовало кончиться, а они все шли, и это был путь вниз. Веста колотило уже поменьше, он немного привык, проснулся и теперь старательно смотрел под ноги. Под ногами было темно, и время от времени он смаху натыкался на неровности и камни. "Ты меня слушай,- жарко дышал в плечо Ткач,- я один тебе советчик верный, только меня слушай, больше никого не слушай. Мы с тобой ого-го чего натворим, мы с тобой такие дела завернем, мы с тобой до Побережья... мы не лесные, мы с головой... и с тобой..." Наконец Вест сообразил посмотреть на звезды, чтобы узнать хоть, в каком он полушарии, но звезд в небе было мало, а тех, что светились, не набиралось ни на одно порядочное созвездие.

Бесконечный спуск вдруг кончился. По левую руку остался темным пятном никчемушный завалившийся штакетник, они с Ткачом утонули в темном тумане Квартала и тоже очень-очень долго добирались по улице, и всю дорогу Вест думал о ведре " водой. Дома - он и вправду почувствовал себя почти дома - на столе лежало нечто растерзанное, бесформенное, блестящее долгими лоскутками, рассыпавшееся кристалликами, крупинками и частичками. Бона! - заревел Ткач,- вона она проклятущая, это через нее я с тобой пень пнем..." Но Вест ничего не слышал. Он упал на колени, сначала окунулся всем лицом, но подавился, закашлялся и стал пить с ободка, обхватив ведро ладонями и наклоняя. "Воду-то! Воду-то зря не лей! - воскликнул Ткач.- Э-эх..." Он махнул рукой и полез на полати. Студень успел слегка заветрить. Ткач поставил миску на край стола и сказал сердито:

- Ешь давай, ну.

Город. Перекресток пятой и шестнадцатой. Утро И это первый из рассказов о Маугли, подумал Вест.

Он лежал животом на широченном подоконнике, разглядывая четырехэтажное здание в конце Пятой улицы. Дом господствовал над суриковыми и серыми крышами суриковых и серых коттеджей и длинных бараков. Первые лучи играли на оцинкованном листе, одиноко новом на пирамидальной крыше, столь .же суриковой, как другие. Вест поворочался, высовываясь подальше, чтобы оглядеть, пока можно, улицу и дома, которые станут для него не улицей и домами, а сектором обстрела и ориентирами, и ему придется поливать очередями фигурки, и все это будет до вечера, или пока молодчики Гаты не подгонят танк, или пока не решит вмешаться Стража. Под локтями захрустело стекло. Осколки были, будто раздавили леденцового петушка, разноцветные и тоненькие, как первый ледок. Хорошо, что у них тут везде очень тонкое стекло, подумал Вест. И что комбинезон хорошо.

Раму высадил Ларик. Они ввалились сюда полчаса назад, запыхавшиеся, шатающиеся от усталости. Вест еще снизу заметил красивый витраж, и войдя первым, остановился завороженно в столбе цветного света. На лестнице шумно засопел Ален, и Дьюги застучал своей деревяшкой, и заклацали оружием остальные, а потом подошел белый, без обычной своей ухмылки, Ларик, бормотнул недовольно: "Ну, чо стоишь-то",- и ударил дважды прикладом пулемета по брызнувшим стеклышкам, выломал раму, грохнувшуюся на мостовую, и Вест подумал: как же так, ведь наверняка засекут, но спохватился, что теперь, наверное, все равно.

Вест еще раз посмотрел на дом. Да, местечко ничего себе. Так и зовет посадить туда троих-четырех с пулеметами или с этими, как их, чудными трехствольными ружьями (а вообще-то дьявольская игрушка, особенно третий ствол, реактивный...), а лучше поставить на верхнем этаже орудие, да только как его туда вкатишь по лестнице, узкой, крутой, мрачной, воняющей кошками. Не в том, конечно, дело, что мрачная и воняет, а в том, что крутая и узкая. И наверху там наверняка не просторный зал, а крохотные каморки, сообщающиеся стиснутыми - не разойтись - коридорчиками, окошки низехонько, по одному на каморку, и перила - выщербленные грубые бруски на расшатанных железках - качаются, скрипят и того гляди отвалятся совсем... И хотя домик, несмотря на все, привлекателен, лезть туда никому не следует, потому что рядом, двести метров всего, и рамку не поднимать, стоит домик другой, в три, правда, но высоких этажа, с прекрасными пологими пролетами и широкими дверьми, и местечко здесь уже занято - ребята выправляют станины, корябая голубые изразцы пола.

Красивый особняк. Растрескавшийся зеленелый мрамор и стершаяся позолота, и цветные полукруглые витражи, и высокие сводчатые потолки... Остатки, подумал Вест. Вот именно, остатки, а никакие не "памятники раннего зодчества Края", как толковал Крейн-самоучка. Ажурные полуобвалившиеся мостки над заболотившимися канальцами, сгнившие беседки, похожие на пагоды, мозаиковые фонтаны, облупленные, недействующие, овальные бассейны, бассейны которых забиты дрянью - уже засохшей и закаменевшей. Откуда они, каков был мир, погребенный под прямыми, как разрезы, рядами коттеджей, блокгаузов, форт-хаусов, бетонных, прищуренных, словно доты, словно они вцепились в землю, не свою, отнятую... И это было не медленное наступление, нет. Город появился сразу, скачком, он не подминал под себя прежнее, он просто не посчитался с ним. Вест вспомнил виденный на Двадцать девятой, кажется, улице павильончик из старых. Павильончик жалобно торчал ногами, изумительной резьбы балками из серой стены, вставшей именно так, а не иначе, согласно затерянному в веках глобальному плану общей застройки, непонятному, обескураживающему нелепой жестокостью и механичностью.

Подошел Наум.

- Ну, решился, Человек? - в острых глазах его подрагивало, трусил Наум.- Ты давай решайся, а то хана.

Трусил, трусил синенький, от него даже спиртным несло, где только приложиться успел.

- Ты, слышь, давай не молчи, ты говори, сделаешь их или как? Или нам снова одним отдуваться?

- Дома очищены? Люди ушли? - спросил Вест.

- Какие Люди? А, жители... Ушли, ушли, ты давай лучше...

- Все ушли?

- Тьфу ты! С тобой о деле... Почем я знаю, все или не все, предупредили всех, а кто там, что там, - это не мое дело. Нашел о чем думать.

Вест сдержался.

- Кто предупредил? - спросил он.

- Я! - заорал Наум.- Я предупреждал, доволен? - Комбинезон у него на груди вздулся, псевдии при возбуждении стремились распрямиться, и зрелище было не из приятных. - Всех! Всех твоих дорогих шлюх с их недоносками, всех трясучих юродивых, всех слюнявых...

- Заткнись, - велел Вест. - Сейчас же снаряди троих, чтоб обошли все дома.

- Да я! - начал Наум.

- Молчи. И поди-ка с ними тоже. Оставишь по одному на перекрестках, сам на площадь. Будете смотреть.

Наум постоял немного, покипел, потом шаркнул, кликнул Коротышку с Мятликом и того маленького Ткача, вечно оглаживавшего свою новенькую "зажигалку". Они ушли.

Да, ребята, подумал Вест. Темные вы у меня. Спасибо, если хоть Город собственный знаете, а то - один-два квартала, да дорогу на комбинат и обратно. И все. Темные... Наверняка, где Восточная Трасса, не знаете. Даже Наум не знает. Казалось бы, ясно - на востоке, но нет никаких трасс на востоке, Джутовый Квартал на востоке. Путаница с Трассой получается. Местное тут в названии нечто замешано, из преданий, из изустных историй, фольклорное нечто либо жаргонное. И сколько километров или сотен километров, или тысячи километров по Восточной Трассе до Океана, не знаете. И действительно ли к Океану по ней, а не по "хитрой" Седьмой, например, улице, которая уходит в скалы, и всегда перекрыта Стражей с разрядниками на цепях. Вы даже что непосредственно за Занавесным хребтом не знаете. И я вот из-за вас ничего не знаю. Эх, хорошо бы, действительно, затесаться в Стражу, но ведь там народ дошлый, там уйма всякой техники, это ведь куда деваться, это не военные даже дела, а мощь аппарата, фундамент. Нет, в Страже меня живо расколют, нечего мне там искать. И Большой Детектор, и психогеника, и Усвоение обветшалое - все тут. Нельзя мне в Стражу, я только колесников лопушистых гожусь дурить...

Город. Двадцать четвертая улица Дом был огромен. Причудливые башенки высвечивала блеклая луна, от которой шли такие же блеклые, неверные тени. Из-за них фасад легонько плыл перед глазами, а может, Вест просто вымотался. Он поднял голову, выискивая очертания Лунной Женщины, но там было бело, и пятна неправильной формы ни во что не складывались.

- Господин... Пожалуйте, господин.

...Старикашка Сто пятый появился на пороге Наумовой хижины минут через тридцать после того, как утомленный рассказом Наум захрапел. Вест не уснул. Он сидел, обхватив колени, и думал о мире, про который узнал сейчас некоторые из его тайн. Страшных тайн. Страшненьких. А сколько Наум не сказал, а сколько наврал, сколько не знал?.. Сто пятый вызвал Веста, отрекомендовался дрожащим шепотом и принялся делать знаки, могущие быть истолкованы как просьбу следовать за ним и, одновременно, готовность услужить во всем. Вест как должное воспринял и восхождение на Чертову Щель, и головокружительный спуск по тому самому обрыву, где вчера вечером видел своими глазами отвесную стену.

Ну, ладно, думал Вест, не заметил и ладно. И плевать. Да, Наум предупреждал, будут интересоваться. Уже, значит, заинтересовались? Куда же он меня... Черт, жалко, пистолет у Наума обратно не вынул. Ничего. Как это, независимая информация, ой, как нужна! А Наум - он Наум и есть. И черт с ним. Но. однако, как-то слишком мирно мы идем, я по-иному как-то представлял...

Вест снова вгляделся в Сто пятого. Ткач. Старенький, синенький. Идет, бормоча под нос, то ли злорадствуя, то ли причитая. Он и в Квартале все бебекал вокруг дома. Но Наум отмахнулся, сказал: Дживви-дурачок,- а кто такой Дживви?

В переулке взревело. Если бы всю дорогу не молчали будто вымершие дома, и не шмыгали одни в лунном свете поголовно серые кошки, Вест сказал бы, что это мотоцикл. Мощный. И не один. Старикашка Сто пятый моментально сжался, дернулся туда-сюда, метнулся к затопленной тьмою стене и замер там, едва слышно пискнув. Вест сообразил, что надо живее убираться, но успел лишь шагнуть - и они пролетели мимо.

Они были размазаны, как на кадре, их мотоциклы рявкнули, смрад запершил в горле. На шлеме ведущего светилась хвостатая звезда зеленого цвета, на шлемах двух других - белые. Зеленый проскочил в миллиметре. Веста развернуло, он едва не очутился под колесом белого, но твердым выступом - зеркалом, локтем? - ему садануло между лопаток, и он грохнулся лицом на булыжник. Стало очень больно и спину, и лицо, и Вест долго поднимался, а когда поднялся, за крышами раздался близкий грохот, и всплыл клуб огнистого дыма. Там был тупик, они со Сто пятым только что миновали его.

- Сюда! Господин, сюда, скорее!

Старикашка перебежал дорогу, затащил его в нишу на освещенной стороне. Стоять было неловко, плечо почти высовывалось из тени.

- Что ж ты меня бросил, гад?

- Ш-ш...

- А кто это?

- Тише, тише, господин, они вернутся, они вас видели...

- Давай на ту сторону тогда.

- Да тише! - простонал Сто пятый. - Вот они...

Мотоциклисты остановились недоезжая. Теперь их осталось двое, оба с белыми звездами. Головы повернуты к теневой стороне. Один что-то сказал, другой, кажется, засмеялся. Первый еще сказал, кажется, повторил. Тогда другой выдернул из-под руки блеснувшее, и в нешироком коридоре стен продолбила очередь. Пули крошили камень почти там, где до того прятался Сто пятый; некоторые рикошетили с гнусным мявом.

Вест замер. Сто пятого била дрожь. Вест притиснул его рукой. Первый мотоциклист терпеливо дождался, пока у стреляющего не кончится магазин, а затем хлестко врезал ему под звезду на шлеме. Кретин! - донеслось до Веста. Звонкий какой-то голос. Мотоциклы грохнули, рванули,- первый, за ним, чуть взвильнув, второй. Сто пятый начал кашлять. Он перхал и брызгал слюной. Вест не мешал ему. Ежась от боли, он трогал щеку и бровь. И нос. Потом сказал:

- Ну?

- Сейчас... сейчас,- просипел Сто пятый.- Сейчас идем, господин.

Они двинулись дальше.

- Кто это был?

- Да кто ж его знает, господин, всех их рази упомнишь, я и то половины не знаю.

- Вообще, кто это был.

- А щенки. Держать их надо на привязи на хорошей, а не мотоциклы им. С них, извиняюсь, по шесть шкур спустить мало, а они вон что. Как они на Северную Окраину-то пробираются, игрушки у них видали какие? Э-эх, Стража наша Стража, все куплены-перекуплены...

- Значит, здесь - Северная Окраина? - переспросил что-то вроде бы уразумевший Вест.

- Там Окраина. И Пустошь там, - старик махнул рукой куда-то. - Где они, думаете, автоматы понабрали? Ведь охраняться должна Пустошь-то, а! Извиняюсь, дубины сиреневые там только брюхо чешут да номеров друг дружке проигрывают.

- Как проигрывают?

- Кто как. На замазку, на нож, на кулак. На пулю редко играют, пуля - это им, по одному если, скучно, несолидно считается, да и по головке не погладят, палить-то без приказа... Они ж сменные, они в Квартале не реже раза в месяц ходют, там и расчет на месте. А вы что ж думали, в Городе, эва, еще у паучников скажите, куда хватили! Не-е, они в Квартал...

Вест открыл рот, чтобы сказать, что он в общем-то ничего не говорил, а, напротив бы, послушал, но Ткач Сто пятый остановился.

- Я извиняюсь, пришли мы, господин...

И вот дом.

- Господин... Пожалуйте, господин.

Дверь - тяжеленная, с массивным выщербленным кольцом,- нежно пропела что-то свое, растворяясь. За ней была лестница. поднимающаяся широким полукругом, и с нее навстречу скатился некий шарик в огромном блестящем одеянии, которое Вест, прищуриваясь от света, определил как исполинских размеров халат. На наспех натянутой вдоль перил лестницы матерчатой полосе было наляпано вкривь и вкось:

"Астафь надежду, всяк мима прахадящий! Абрахэм У. С. Фидлер" - Привел! - возликовал шарик из роскошных глубин.- Ай, старикашачка, ай. привел!

- Изволите видеть,- прокашлял Сто пятый.

- Пожалуйте, пожалуйте,- тоненько зарокотал шарик, хватая Веста за уцелевшую пуговицу. Сто пятому: - Иди, старик, иди, позже получишь... стой! Это чего? - Он ткнул Весту чуть не в самый глаз пухлым пальчиком. - Это ты чего?! Недоглядел?!

- Я извиняюсь,- гордо сказал Сто пятый.- Это не я, это они сами.

- Я тебе поизвиняюсь, сволочь! - завизжал шарик.- Я тебе поизвиняюсь! Год уже лишний коптишь. Пшел вон!

- Послушайте,- сказал Вест.

- Эйн момент, сюда, сюда прошу...

Шарик провел его по лестнице, приятно остудившей ступни, по короткому коридору к двери, за которой оказалась ванная; сам не вошел. Ванная была обычной, только сильно замусоренной и лет двадцать не обновлявшейся. Вест сел на краешек, его не держали ноги.

Все. Все кончилось, ужас прошел, кошмар отлетел, я проснулся. Все. Я отпарю грязь и вонь, а потом мне просунут в дверь новый костюм, мне больше ничего не надо, неважно, что там болтал Наум, что будет потом, важно сейчас отмыть грязь и переодеться, и не хочу я больше ни о чем думать... Потянулся к зеленелому медному крану, под шум содрал Наумову куртку. Вода чем-то таким попахивала. Специфическим. Чистилище, усмехнулся он. А может, санобработка. Но все равно.

Так, подумал Вест, "одежу" мне тут новую не справили.

- Слушай, так нельзя мне обувь какую-нибудь?

- Что вы. Ни в коем. Только так. Колорит, понимаете? Они должны... должны почувствовать...

Шарик тащил его по коридорам и анфиладам. С портьерами, гардинами, креслами, какими-то явно музейными столешницами, картинами, шкафами, каминами, стеллажами книг в тяжелом золотом тиснении, фарфором в горках и свечами в канделябрах. То неожиданно затемненным, то залитым нестерпимым светом от дребезжащих люминисцентных ламп, что лепились к потолку где придется и как придется, а голая проводка свисала дугами.

- Ничего у нас? - проговорил Шарик.- Маленько вот подработать... Мы его недавно захватили... Освещение вот уже провели...

Захватили. С боем?

- Ну, выбили недавно, - как бы угадав вопрос, пояснил тот, - разрешение получили. Сам ходил в Управление, кланялся, чего-то там они себе... Все законно, а вы как думали, дали бы нам, кабы самовольно въехали, раннее зодчество, что ты! Но мы, - он обернулся, подмигивая, - мы - сила. У нас скоро...

Значит, что мне говорил Наум? - думал Вест. Он мне говорил так: масса группировок, разрозненных и разъединенных, зачастую с противоположными интересами и потому питающих друг к другу неприязнь вплоть до открытых боевых действий. Ссылался на прецеденты, ничего конкретного не называя. Банды между собой и какая-то там Стража против всех. Чушь, феодализм. И всем нужен непременно я. Или такие, как я,- по недомолвкам Наума можно догадаться, что я не первый...

Шарик втолкнул его.

Ничего не было слышно: музыка (это, наверное, все-таки была музыка) воспринималась как накаты ровного гула. Ничего не было видно - Весту почудилось, что его посадили во взбесившийся калейдоскоп. "Пойдем, пойдем! - проорал Шарик на ухо.- Здесь не поговоришь!" Дальше было тише. После красной комнаты была синяя, потом сразу - столовая. Здесь ели. Стол вывернут по ходу коня, ослепительный свет, народу полсотни, гомон, при появлении Веста - дружное "Ах!" - Кого привел, Простачок? - крикнула пьяненькая женщина, на нее зашикали. Вест представил себя со стороны.

- Ну, Простачок,- заревел голос из головы стола, - ну, толстячок! Ну, порадовал гостем дорогим! Ну, удружил! Да ведите, ведите гостя, сажайте по руку правую, почетную, угощайте!..

- ОН, - заглавными буквами шепнул Шарик.- Прошу же. Прошу, прошу...

- Ах! - подлетела дама в голубом.

- Неужели! - подлетела дама в сером.

Куда он привел меня, подумал Вест, в бордель?

Он сделал лучшее, что мог,- перестал сопротивляться. Дамы, блестя глазами и камнями, подвели его к странной конструкции инвалидному креслу. Оно было совершенно закрытым и напоминало более всего золоченый саркофаг на колесах.

- Рад, - густо произнес динамик в верхней части саркофага. - Глубоко тронут. Польщен присутствием. Всем, - саркофаг развернулся к столу,- всем налить в честь дорогого гостя.- Все налили.- Всем пить! Виват!

- Виват! - грохнуло застолье. Вцепившись в Веста, дамы повлекли его к столу.

Та, что в сером, помоложе. В голубом - поинтересней. И обе увешаны драгоценностями. Вест не очень разбирался, но если все настоящее, трудно даже предположить, сколько это стоит.

- Нет, пожалуй, не бордель.

- Не поверите, но я в первый раз вижу...

- Мне стыдно признаться, но я тоже в первый раз вижу...

- Что? - спросил Вест.

- Ах, эта наша дыра!

- Ах, эти наши ужасные законы!

- Законы? - спросил Вест.

- Мы не представились. Илана. Мой муж, он работает на Седьмой - вы понимаете? - на Седьмой улице, говорит...

- Милочка, ваш муж здесь никого не интересует!.. Эсмеральдина. Для вас - Эсси.

- Очень приятно,- сказал Вест.

- Мы знаем...- прошептала, склонившись, Эсмеральдина в голубом.

- Знаем...- откликнулась Илана в сером.

- Да? - сказал Вест.

Эсмеральдина все теснее прижималась к нему. Она была мягкая. Все-таки бордель.

- Пожалуйста, умоляем вас, вам же нетрудно...

- Умоляем...

"Что?" - подумал Вест.

- Смотрите, гобелен! - пропищала Илана в сером. - Говорят, он очень старинный... Пусть он упадет! Нет, пусть он вспыхнет и упадет. Прямо на Абри Кудесника, то-то будет смеху!

- Илли, - строго сказала Эсмеральдина, отлепляясь от Веста. - Илли, вы переходите. Гобелен - это вообще не то. Сделайте... сделайте, чтобы разом погасли все светильники и загорелись свечи! Ну, пожалуйста! Вы же все равно потом будете, сделайте сейчас. Пусть все видят, что это мы вас упросили. Мы вас умоляем...

Вест сглотнул, чтобы пропал комок в горле.

- Илли, мы ужасные нахалки! Гость с дороги, а мы совершенно не ухаживаем... Но, право, нам так интересно... Угощайтесь же, угощайтесь! - Треща в оба уха восторженную бессмыслицу, они принялись его потчевать.

Еда.

То, что эти бабы наворотили ему в красивую квадратную тарелку, было очень похоже на копченую рыбу, очень похоже на окорок и очень похоже на салат из осьминогов с очень похожими на шинкованный лук дольками. Прибор был наистариннейшего серебра. Вест украдкой оглядел стол. Стол прогибался от изысканных закусок и пикантных блюд, но все было смешано в кучу, нежное - он попробовал - филе нарублено неряшливыми толстыми ломтями, пергаментные обертки от фаршированных дроздов валялись меж тарелок и в самих тарелках, сыр-пикан плавал в неприятного вида соусе, ополовиненные бутылки без этикеток, ополовиненные плошечки, соусницы, залитая и загаженная скатерть...

Вест перестал пробовать и начал есть. От соседок он постарался отключиться.

- Ерунда,- веско сказали напротив.

Вест посмотрел - пожилой розовый мужчина обращался к субъекту с лицом, как подошва.

- Ерунда, маслом вы вообще ничего не добьетесь, сударь. Посмотрите на меня, - он коснулся щек,- нежная кожа, никаких следов. А почему? Имею продукт знаменитейшей фирмы, я вам говорил...

- Ссудите, Мастер, - промолвил высушенный.

- ...я говорил,- не обращая внимания, разливался розовый, - не связывались бы вы, сударь, с Иохимом. Сам проходимец и подручными держит шваль. Ну вот вы, что вы у него берете, "Волну"?

- Д-да.

- Ну и? Результат, по-моему, налицо. То есть на лице, ха-ха, простите за каламбур...

- Мастер, ссудите...

- Перестаньте попрошайничать, Григ! На что вам мазь вы же из цеха не вылезаете, чего вы ждете, чуда? Самые лучшие препараты бессильны перед образом жизни. Вам нужно менять режим. Уходите вы оттуда, чего вы там забыли?

- Обещают... Все-таки льготы, год добавочный...

- Ну и что? Год! Через десять лет - еще год, чего, спрашивается, ради? На что вы станете похожи? У вас расстроилось с Иззи... бросьте, бросьте, это всем известно... думаете, почему? Иззи мать все уши прожужжала, что иметь мужа с ярковыраженными признаками, значит, бросать вызов обществу. Да, элементарная бабья дурь, но в конце концов, кто создает мнение? Нет-нет, так пренебрегать собой - безрассудство. Да еще с вашей наследственностью. Я не хочу вас обидеть, но это, как говорится, нельзя сбрасывать со счетов...

- Мастер, - взмолился высушенный,- я прошу у вас помощи, а вы читаете мне проповедь. Я и без вас знаю, что "Волна" помогает, как трупу горчичник, но мне просто не с кем связаться. Я не знаю имен, и меня не знают, прямо хоть говори с нашими скотами. Я кручусь в этом колесе...

- А ну-ка стоп! - прошипел пожилой, хватая высушенного за плечо и моментально бледнея.- Григ, вы не в своем цеху, не орите.

- А что я сказал? Я сказал только...

- Молчите! Прекратите орать. Я достану вам препарат, только не вопите на весь дом. Не хватало, чтоб вас услышал Кудесник.

- Да при таком фоне его "слухач" с пяти шагов не возьмет. Но что...

- Ничего. - Испуг пожилого проходил. Он промокнул лоб. - Ничего. Ешьте, пейте, мы не в том месте, чтобы заводить подобные беседы. Пейте. Пейте, на нас уже смотрят.

Высушенный мельком взглянул на Веста и уткнулся в свою тарелку. Вест занялся рыбой. Рыба была вкусной, кусок, исходящий жиром, на просвет отливал розовым золотом, пахло от него замечательно... Но где вы видели рыбу, у которой слои тканей образуют на срезе четкую клеточку, как в ученической тетради? Вест не рассуждал, он, похоже, окончательно утратил к этому способность. В подвернувшийся фужер налил прозрачной жидкости из бутылки без этикетки. Спирт протек в желудок, в ушах зашумело.

По-видимому, Простачок втолкнул его сюда в переломный момент. Тогда сидели все относительно, пристойно, а теперь, хотя не прошло и получаса, присутствующие явно перепились. Субъект напротив лежал подошвенным лицом в тарелке. Дамочки, оставив Веста, одна млела в обществе соседа с той стороны, другая обменивалась недвусмысленно страстными взглядами с появившейся из ниоткуда кукольной девицей. Вест давно обратил внимание - таких кукольных, между собой похожих, за столом было несколько, но все сидели с мужчинами. Пожилой розовый куда-то делся. В дальнем конце закричали, завизжали, кто-то вскочил, на него кинулись, усадили обратно.

- Па-прашу встать! - проревело со стороны саркофага.- Вста-ать!

Все зашевелились, кто мог поднялись, отчасти даже прямо. Вест тоже встал.

- Сегодня мы,- еще громче заревел динамик,- имеем честь ...приветствовать... находящегося среди нас, на нашем... скромном собрании... и просим высокопочетного гостя продемонстрировать (На Веста заглазели) всю мощь... вершин знания, достигнутых... где куются лучшие... разбив мифы и традиции... мы...

Веста сзади подергали за куртку. Пьяненькая женщина, которая спрашивала, кого привел Простачок, тихонько улыбалась и только прикладывала ладошку к губам. Личико у нее было хорошенькое. Она вообще была ничего, но ее сильно подпорчивали круги под глазами. А сами глаза были серыми. Женщина казалась не пьянее, чем когда он пришел.

- Пойдем, - проговорила она. - Он надолго завелся. Я тебе своими словами, если хочешь, потом перескажу.

Вот именно, подумал Вест. Чего мне не хватает, так это чтобы кто-нибудь пересказал мне своими словами.

Сначала была синяя комната, потом красная. Потом они куда-то повернули, и Вест потерял ориентировку. Ладонь в руке была теплая и чуть-чуть влажная, от женщины пахло водкой, и Весту стало уютно.

- А! Буза все это, просто Кудесник перед Фарфором выкаб-лучивается, себя хочет показать.

- Фарфор - это имя?

- Ну, ты Фарфора не знаешь, я молчу! Фарфор на Тридцатых всему хозяин, понятно?

- Понятно.

- Молодец. Еще от Попугайчика морды пришли - сама видела; от Гаты есть, говорят, да только, наверное, врут. Все из-за тебя Кудесник наприглашал, похваляется. А я тебя украла. Себе возьму. У-у, совсем съем! Ты не дрожи, не съем. Ни вот кусочка Шеллочка от тебя не откусит.

- Я и не дрожу.

- Зря, У нас, бывает, едят. От костянки, говорят, помогает. Дураки верят. А от костянки ничего, я тебе скажу, не помогает, никто не знает, что она такое есть, вот и врут.

Вест как-то сразу ей поверил - а что прикажете? - и попытался запомнить дорогу.

- 3-заходи! - скомандовала Шеллочка, когда они оказались перед маленькой дверью в укромной нише.- Моя каморка. Кудесник сдохнет - не найдет.

Будуар у Шеллочки был под стать, и в нем царил хаос. Наравне с хаосом в нем царила бескрайняя низкая кровать под то ли изъеденной молью, то ли прожженной во многих местах мохнатой тряпкой, с божкам по углам, с балдахином, на котором отсутствовала добрая половина кистей. Было множество разношерстных тумбочек, секретеров, канапе, козеток, пуфиков и банкеток. Все а-ля Людовик-Солнце, но не белое, а красное, и не красного дерева, а крашеное.

Вест сел в подвернувшееся креслице - оно взвизгнуло - рядом с ночным столиком, стал наблюдать за Шеллочкой. Та ходила по комнате.

- Между нами, он неплохой,- говорила Шеллочка.- Когда трезвый. - Хихикнула. - И когда вылазит из своей консервной банки. Ты думаешь, он что? Он здорового здоровее, это так, блезир... И ведь черт его знает, чего-то он, значит, задумал, если по суткам в железке сидит. А железку ему сработал один жестянщик с комбината, ну, Литейщик. Тьфу-тьфу-тьфу, рожа жесткая, а туда же - "киска", "девонька",- Шеллочка добыла откуда-то початую бутылку.- Давай выпей, а то что-то ты трезвый больно, не успел что ли... Во-от. А потом у него костянка началась, у жестянщика того, я как услышала, мне так жалко-жалко стало, а чего, спрашивается? - Она присела на край кровати, подперла подбородок ладонями и стала похожа на маленькую девочку.

- Все вы пропадаете,- сказала она.- Кто где. Ты тоже пропадешь. Понесет тебя куда-нибудь... На Пустршь не ходи, - приставила она палец к Вестову носу. - Куда хочешь ходи, а на Пустошь не лезь, запомнил? Э, что с тобой, ты ж еще теленок. Телок ты бессмысленный, ничего ты не понимаешь...

- Да, - сказал Вест, обрадованный таким поворотом дела, - я ничего не понимаю. Объясни. Мне никто не хочет объяснить. А я совсем ничего не понимаю. Совсем, правда. Я...

- Дурачок, - перебила она его. - Думаешь, я что-нибудь понимаю? Да здесь, если разбираться начнешь, облындишь в два счета, что ж я сама себе враг? Ты пей, пей лучше, бери пример с Шеллочки, она весь день просыху не знает, и ей хорошо. Тут у нас все пьют, - громко прошептала она, едва не касаясь губ Веста. Лоб у нее был потный, короткие прядки липли. - Я тебя еще увела, ты видел бы, что там... Думаешь, я люблю голая на столе игру каблуками давить? Думаешь, да? А... тебе! Это все Абри, он, поторох проклятый, он...

Шеллочка вдруг заругалась и заплевалась, тряся кулачками. Вест не знал, как быть. Он хотел встать, но у Шеллочки все прошло, как началось, быстро, и она продолжала лишь тихонько поскуливать, размазывая по щекам черные волосы и сморкаясь в край балдахина. Вест посмотрел на свою руку, все еще держащую бутылку без этикетки. Бутылка звякнула о металлический бок некрупного куба со множеством малюсеньких разноцветных блямбочек на стерженьках. Стерженьки торчали из пазов и были, наверное, подвижными. Потом Вест посмотрел на Шеллочку.

- Жизнь собачья,- сказала Шеллочка.- Сядь ко мне, а? Вест пересел на кровать. Плечи у женщины мелко вздрагивали.

- Я, ведь, знаешь тебя зачем утащила, я думала веселее будет. Наше бабье как помешалось - Человек! Человек! Живьем бы Кудесника в его железке испекли, не вели он Простачку тебя доставить... А мне что, мне здешних хватает, наших. Их пока всех перепробуешь, по второму разу захочется, - она опять хихикнула. - Ты поцелуй меня, а? - вдруг попросила она жалобно.

- Ну, пожалуйста...

Цепкие пальцы зашарили по нему, Шеллочка придвинулась.

- Подожди.- сказал Весь.- Подожди, слышишь.

- Ну. пожалуйста...

- Погоди, я тебе сказал! - Он оторвал от себя ее пальцы. Погоди.

Глаза раскрылись.

- Чего? Чего ждать!

- Ты мне не все еще рассказала.

- Что рассказала? - Она отодвинулась.- Что я тебе должна рассказывать?

- Насчет здешних и вообще...

- Что вообще? Что - вообще? - Она вновь бурно задышала, но уже от гнева.-Ты кто? Чего тебе от меня надо? Ты шпионить сюда явился? Ты... ты... - Ее снесло с кровати, она забегала по ковру - от стенки с гравюрами до стенки с кинжалами. Вест мысленно пожелал, чтобы ни то, ни другое не попало ей под руку. Кинжалы - это понятно, а гравюры были в тяжелых рамках.

- Ух-х, свяжешься с Кудесником, - злобно бормотала Шеллочка. - Сколько можно... Я ведь, - остановилась, постучала себя в грудь, - я ведь еще те времена помню, когда он не то что в жестянке своей, пешком ходить боялся, все швырял, как крыса... Кто ему все это сделал, все эти хоромы чертовы, кто?

- А я причем? - сказал Вест, от неловкости вертя в руках куб со стерженьками. С обратной стороны куба была воронка.

- Ты... ты из-за этого, да? Ты думал, я... да? - Она оказалась рядом, выхватила куб, швырнула обратно на столик.- Дурачок, вот дурачок какой. Это же еда, выпивка, шмотки по мелочи... И правда теленок. Оставь его. - Она быстро легла, раскинувшись в центре своего спального заповедника. - Иди ко мне, иди...

Вест решил хоть что-то прояснить.

- А сигареты?

- Как? - переспросила Шеллочка.

- Ты говоришь - еда, выпивка, мелочь всякая, - а сигареты?

- Повтори еще раз, пожалуйста.

- Сигареты. Си-га-ре-ты. Чтобы курить. - Он показал, как курят сигарету.

- Никогда не слыхала, - помотала она головой. - Перестань. Иди лучше, ну.

Так, подумал Вест, опять дебри. Может, напиться, а? И - к ней. А что?

- Пойду я, Шелла,- сказал он.- Не сердись.

- Ну и вали! Вали, чтоб ты...

Затворяя дверь, он увидел, что Шеллочка пьет, запрокинув белокурую головку, прямо из горлышка, и водка льется ей на грудь, растекаясь пятном по безрукавке.

Куда идти, он не знал и пошел влево, потому что там было тише. По обеим стенам до самого потолка висели картины. Их вообще было много в этом доме, но лишь теперь он мог приглядеться как следует. Вот это похоже на Дега, а вот то - почти идентичный Ван-Гог. А вот - рисунки в стиле Кокто. Но именно в стиле, не более. Подлец Ткач, ну ничего ведь не рассказал действительно стоящего. Конспиратор чертов. Но тогда у них тут все и впрямь на порохе. Не очень, правда согласуется с только что виденным, хотя... Может быть, пир во время чумы? Надо же, попал. Как хоть город называется, узнать. Постой! Они же... Они же здесь были с нормальной кожей!!! Вест остановился под очередным шедевром. Ну да, ну да. Шеллочка беленькая, тот пожилой, Мастер, он розовый, в углу, помню пьянь какая-то, тоже - нос сизый, физия буро-малиновая, затылок кровяной, апоплексический, все как полагается... Ткач, Ткач... Ну вот, еще одно, что я без тебя узнал.

Вест поковырял ногтем полотно, под которым остановился. Чешуечка легко отскочила. Старое. Ему пришло в голову, что это может быть подлинник. Ценность. Чей бы ни был, какого мира, но подлинник, но - ценность. А я ее ногтем. Кстати, в этом случае картина должна быть на подключении. Он осторожненько заглянул за холст. Там было много пыли, и болтались хвосты мочала, на котором шедевр висел. Вест отошел на шаг. вгляделся. М-да. Что ж это я живописи-то ни черта не понимаю. Отличить, скажем, Дюрера от Пикассо отличу, но чтобы понять... Ну, пейзажик и пейзажик, что он там хотел выразить, поди разберись. А если все они подлинники? Здесь-то она есть, эта сеточка, черт, как ее... Плевать, решил он. Впереди темнота сгущалась. Вдоль стены стали попадаться мягкие диванчики, а там, в конце, где было темнее всего, на диванчиках копошились. Подойдя ближе, он понял, что там делают, и поскорее свернул в первую попавшуюся боковую дверь.

В этой комнате, круглой, посредине стоял стол, тоже круглый, и тяжелые кожаные кресла обрамляли его. А вокруг были книги. Гораздо больше, чем он видел за последнюю неделю. Гораздо больше, чем он видел за всю жизнь. Он решил, что книги это самое то, что надо, и хорошо бы запереться здесь на пару суток и как следует почитать. Он опасался лишь, сумеет ли он их прочитать, все-таки разговор разговором, а чтение он мог не усвоить. Хотя безграмотный плакат на входе прочел, и можно надеяться... На дверцах шкафов поверх изящной фурнитуры были навешаны массивные замки. На всех. Вест погладил стекло, за которым стояли книги. Переплеты одинаковы, академические, безлично-незыблемые.

Весту расхотелось читать эти книги. Пройдя библиотеку насквозь, он долго искал выход, одновременно стараясь не приближаться к эпицентру жизни этого дома, путался и натыкался в темноте на предметы и пробегал освещенные места. Он не нашел ни выхода, ни лестницы на первый этаж, ни хоть какой-нибудь мелочи, нарушающей однообразие комнат, заваленных, завешенных и заставленных шедеврами и ценностями. Наконец он швырнул в викторианское, а может, елизаветинское, окно викторианским же. а может, елизаветинским, табуретом и спрыгнул в ночь.

Ему совсем некуда было идти.

Город. Перекресток Пятой и Шестнадцатой. Утро. (Продолжение) Ребята сидели кружком у казенника и резались в кости. Вест остался дежурить у окна. Чего у них не отнять, подумал он, так это хладнокровия. У меня все поджилки трясутся, а им хоть бы что. Они так же переругивались над ставками и бросками на явке у Мятлика, и когда ждали в засаде Гату на Двадцать восьмой, и в Квартале, еще до того, за войлоком Наумовой норы. Дьюги ощерился, покопавшись в кармане, и метнул через стол пару "заветных" - чего так-то сидеть, мужики... Собственно, они заполняют костями весь досуг. А ну-ка Ален? Гляди, сидит со всеми, куда только спесь подевалась, оглядывается слишком часто, все-таки нервничает, ну да его тоже понять можно, кому-кому, а ему живым попадаться совсем противопоказано. Да, Гату, нам не простят...

...Я пришел к Крейну на четвертые сутки. Единственное имя, которое мне дал Наум, и я спрашивал всех встречных-поперечных. Как правило, на меня действительно пялились, тут ты мне, Наум, не соврал. Крейн оказался милой, щуплой и лопоухой тварью с добрыми глазами и сохлой ногой - из таких и получаются первостатейные книжные черви. Напоил, накормил, простым, человеческим, кашей какой-то, больше все равно ничего не было, и первый вопрос: а что за книги я видел у Абрахэма? Вы понимаете, Вест, у него есть такое, что, что... я не знаю просто. И стоит! Вы понимаете, стоит! Ему не надо! Он изредка перед гостями бахвалится, если кто понимает, вам бы тоже показал, не сбеги вы. У него есть вещи, которые невозможно найти, которых нигде нет, которых вообще нет,- а у него есть! Ну, я понимаю, там, живопись, коллекционные сервизы, мебель, но книги-то, книги!.. Он просто негодяй, вы слышите, негодяй! Это нужно всем! Всем! А он набил шкафы и повесил замки, у него там, знаете ли, замки... ах, да, вы видели...

Короче, Крейн Кудесника знает, да его многие знают, личность темноватая, все махинирует, достиг на поприще меновой торговли монополии в Городе - на черном рынке, разумеется, - но погубит его тяга к роскоши либо друзья разорят, прихлебатели, это уж как пить дать. А он, Крейн, несколько раз, наскребая по крохам, выменивал у Кудесника редкие книги - одиночными операциями Кудесник, хоть и широкая душа, а никогда не брезговал.

Это была не область. Это была не страна. Это была планета. Чужой мир во Вселенной. Какая это была Вселенная, Вест выяснить не смог, скорее всего, тоже чужая. Параллельная, так сказать. Или, если вам нравится, по теории матрешек. Он не мог выяснить точно и как попал сюда, и зачем. Тогда он стал выяснять, как здесь живут, и выяснились вещи страшненькие.

Три столетия назад произошло разделение. Что было до, можно лишь предполагать с разной степенью вероятности. Разделение, и это очевидно, явилось плодом усилий, к нему направленных, и знаменовало новое качество в развитии того общества, которое эти усилия предпринимало. Жизнь этого мира болезненным и невероятным образом разделилась. В одном полушарии было сосредоточено материальное производство, другое (ибо на планете было всего два материка) сделалось прибежищем сил, что строят здание духа, - науки в смысле фундаментальных изысканий, искусств и прочих сокровищ мысли и души. Все были ничего (здесь, в Крае, та сторона так и зовется - "та сторона", обычно безо всяких заглавных, просто все сразу понимают, о чем речь), но Разделение было не только территориальным и духовным. Нет.

Население Края составляли вокеры.

При Разделении большей части жителей - всем занятым в производственной сфере - были внесены кардинальные изменения в генетический код и потомство, уже на стороне Края, родилось вокерами, а не Людьми. Вокеры - особи биологически, профессионально-ориентированные. И в анатомии своей, и в физиологии, и в психике. Как это было сделано, по чьему приказу, для чьей выгоды, был ли процесс "обращения" насильственным или недальновидно добровольным, какие сопутствовали события,- узнать не представляется возможным. На эту тему письменные источники отсутствуют напрочь. Зато масса книг по истории Края, где на все лады склоняются успехи и небывалый взлет в экономике, и вследствие его - создание новых памятников культуры "там, на той стороне"... Ни самих памятников, ни описания их Вест также не обнаружил среди восторженных фраз и деловитых, но отнюдь не менее восторженных цифр, которые ему, кстати, ничего не говорили.

На сем официальная история заканчивается. Начинается история неофициальная. Начинается с того, что Разделение произошло, по всем признакам, не триста лет назад, а гораздо позже. Может быть, даже менее ста лег назад. Слишком уж расхлябан этот мир, чтобы продержаться в исконном виде три века. Подтверждение тому сами вокеры. Если абстрагироваться от возмущения и сострадания, то есть говорить о них как о продукте, кто уж знает какого технологического процесса, то продукт получился из рук вон некачественный. Вокеры живут мало - не дольше пятидесяти-пятидесяти пяти лет, болеют неведомыми (не с точки зрения Веста, чужака, а с их собственной точки зрения) болезнями, имеют детей-уродов, совершенно уж ни на что не похожих. Причем, кажется, продолжительность их жизни как-то кем-то регулируема, что представляет собой одни из главных рычагов власти. Но опять же - кем? Власти - чьей? Официальные источники написаны в стиле одинаково возможном и при диктатуре, и при демократии. Еще: вокеры наделены различными качествами, которые они не в силах применить в чем-либо, а нередко и просто сами в себе распознать и понять. Исключением является пассивная телепатическая восприимчивость, используемая, в частности, для обучения, но не только. К тому же в Городе из промышленных предприятий присутствует один металлургический комбинат да фабрика в Квартале. На комбинате работают Литейщики, на фабрике - Ткачи. Но кроме них и кроме достаточного для воспроизведения числа женщин, в городе живет еще масса вокеров, которые хоть и не называют себя Людьми, с виду ничем не отличаются. Для естественно вероятных отклонений от генетической программы их слишком много.

Город. Подвал на Восемнадцатой улице Облизав ложку, Вест испытал прилив обязательной послеобеденной неловкости. Мешок с крупой, что хранился в ларе под лежанкой, уже ощутимо убавил в весе с того дня, как Вест поселился здесь.

- Послушайте, Крейн, мне очень неприятно вас объедать. Крейн деликатно прожевал и тоже отодвинул тарелку.

- Слышать не хочу,- сказал он.- В вашем лице я имею уникального собеседника. Только, - он улыбнулся,- вы даете очень сырую информацию.

- Ну, как могу, - сказал Вест.

Он отнес посуду в угол, свалил в чугунную обливную мойку, всю в размазах ржавчины, стал мыть. Взял квадратный стакан, напился. И вода была ржавая.

- Скажите,- спросил Вест,- искать недовольных - это очень глупо?

- А вы искали?

- Ну... Когда Сто пятый тащил меня по Городу, мне приходила мысль. Меня еще Наум в Квартале накачал, я вам говорил. И у Кудесника я сперва подумал, что... Потом, конечно, понял, что не то.

- Вот у Кудесника как раз очень много недовольных. Всем на свете недовольных.

- Вы прекрасно понимаете, о чем я.

Вест составил квадратные тарелки в неуклюжий буфет у стены. Стена была наружная и всегда мокла. От нее веяло холодом, влага бежала вниз длинными дорожками и впитывалась земляным полом. Стена напротив отделяла комнату, где жила женщина Мария, у которой было двое детей - мальчик Свен и девочка Рита. Мужа у женщины Марии не было, он три года как переселен в Джутовый Квартал, о чем забиравшими его Стражами оставлен соответствующий документ - серенькая, бережно хранимая бумажонка с линялыми печатями и грифами.

Женщина Мария была рыхлая, более всего любившая говорить о своих расширенных сосудах, об очередном сокращении и без того скудного ассортимента в продовольственном пункте; о том, что в соседнем доме - вот ужасти какие! - вчера сняли повешенного; что опять гоняли на мотоциклах и стреляли; что Свен изловил себе нового жука какого-то и никому не показывает, стервец, а вон у Лины из первого подъезда мальчишка недавно помер в корчах после того, как его укусила неизвестного вида муха, и насекомой этой разной твари плодится видимо-невидимо.

Если у Марии была дневная смена, она говорила об этом только час вечером. Если ночная, то к полудню отоспавшись и треснув по затылку за дармоедство случайно заскочившую в дом родной старшую, Мария расплывалась на табурете на весь день. Мария любила соседа за ученость, признаком которой почитала битком набитый книжный шкаф, где Крейн держал книжки и брошюры - прославляющие и обещающие. Сам он туда и не заглядывал. То, что он называл "настоящими вещами", складывалось в сундучок у изголовья. Сундучок был маленький.

Крейн покачал головой.

- Тогда зачем вы ушли из Квартала?

- Я не мог, - Вест потупился. - Мне трудно объяснить, но я не мог.

Лишь после долгих колебаний Вест выложил Крейну все начистоту. Удивительно, но тот не выказал ни тени недоверчивости, а попытался всесторонне оценить ситуацию. Но ни в его обширнейшей памяти, ни в книгах прецедентов не обнаруживалось. Вест, впрочем, уже научился не возлагать надежд на здешние книги. На вопрос о других средствах массовой информации Крейн сказал, что понимает, о чем речь, только потому, что сам много лет - Вест поперхнулся - размышлял на эту тему, но ничего такого здесь не имеется. Тогда Вест спросил: а откуда товары вообще берутся в Городе? Поступают из-за Занавесного хребта, ответил Крейн, прямо на промтоварные пункты. А за хребтом что? Не могу сказать, я никогда не покидал пределов Города. А кто покидал? Стража никого не выпустит, сказал Крейн, каждый Город в Крае обособлен и автономен, непреодолимый Пояс, ни отсюда, ни сюда, Стража бдит... впрочем насчет каждый... наш во всяком случае обособлен, и Стража как раз бдит... Н-да, сказал Вест, и некоторое время они молчали. Решив все-таки продолжать, Вест спросил: ну, а где вы продукты берете? На продпунктах, ответил Крейн, это синтетика, на продпунктах стоят синтезаторы. А-а, сказал Вест, надо же, у нас это пока не так широко. Тогда Крейн спросил: а у вас есть?.. И Вест снова отвечал, отвечал, отвечал. Он думал, что спрашивать будет он, но он только отвечал. Сперва он делал это с охотой, но очень скоро понял, что Крейна в общем-то ничего всерьез не интересует. Ему нужна была информация. Любая. Безразлично на какую тему, лишь бы новая. Мозговая жвачка. Он, казалось, впитывал ее всеми порами, горящие глаза уходили под череп, щеки вваливались, и Вест ловил себя на смешке, что добрый Крейн начинал сильно смахивать на Доктора Йозефа Геббельса, каким его изображают перед смертью...

- Как я вам уже говорил,- сказал Крейн, - практика изъятия отдельных Людей с той стороны существует. Иногда это ссыльные, здесь не играют роли. В нашем городе я знал двоих, но это было давно... э-э давно. Один стал паучником, .другой ушел в Стражу, и не на последнее место. Этакая свежая кровь в жилы. Вообще-то,- он почесал седенькую редкую бровку,- в универсальности мышления мы уступаем Людям. Но в частностях неоспоримо выше!

Даже так, подумал Вест. Гордится. Даже этот - гордится.

- То есть? - сказал он. Ему снова становилось не по себе.

- У кого как, - Крейн пожал плечами. Он мало возвышался над столом, потому что сидел на кушетке, а она была низкой. - У меня, например, скорость прохождения импульса по волокну выше, чем у среднего Человека, в восемьдесят четыре раза. У условного вокера - есть такое понятие - в девяносто девять раз. Максимально. Я ориентирован на быстродействие, - он виновато улыбнулся.- Так что с вами, понимаете ли, мне трудно удерживаться в нужном темпе.

Вест на секунду прикрыл глаза. Это, кажется, называют биологической цивилизацией, подумал он. Евгенической цивилизацией. Но ведь и технология у них есть, во имя технологии вся каша и заварена. Во имя джутовых мешков?

- Вам не страшно? - спросил он.

- Это мой мир, моя жизнь,- сказал Крейн.- А вот вы? Кем вы были там у себя, что вы умеете?

Вест вспомнил мсье Жоржа и его бумаги, которые надо было находить, красть, отбирать, покупать, потом мсье Жоржа с ними охранять, отвозить, беречь и так далее вплоть до конвертика с банкнотами. Я даже не знаю, что это было - промышленный шпионаж, частная слежка, политика или, может быть, какая-нибудь пошлость вроде

ерналивамвашасупруганашеагентство-поможетвамвыяснитьэтотайнагарантируется".

- Стрелять умею,- сказал он.

- Это у нас умеют даже дети.

Вест разозлился.

- А вы не находите, что это очень плохо, когда дети умеют стрелять?

- Мы вернулись к тому, с чего начинали, - сказал Крейн. - Давайте-ка отбросим эмоции.

- Хорошо, хорошо, давайте. - Вест отошел к крану, попил ржавой воды. - Да! Если хотите, я могу говорить быстрее.

- Ничего, я привык. Я должен был быть Расчетчиком и Памятником.

- Это, - Вест помялся, ища слово, - с рожденья?

- Да,- Крейн кивнул.- От Литейщика родится Литейщик, от Расчетчика - Расчетчик. Просто мои показатели чуть не вдвое выше заданных.

Вест заставил себя не закрывать глаза в тщетной надежде, что подвал со стариком в драной стеганке пропадет, как кошмар.

- Счастливая мутация? - выдавил он.

- Мы не мутируем, мы стабильны. Случай. Тринадцать на двух фишках.

- Тогда, насколько я понял, у вас это должно тем более приветствоваться и цениться.

- Наверное. По той же, видимо, причине всех безномерных стерилизуют.

- К-как?

- Мера предосторожности. Обычное дело, - Крейн вздохнул. - Есть Уложения. Не нами писанные. У паучников самый строгий отбор, что ж вы думали, неподчиненность даже Управлению, полная секретность. А то бы наработали мы... Они, - поправился. - Они!

- Вы... тоскуете?

- Вам этого не понять, Человек, - непривычно жестко сказал Крейн.

Нет, отчего же, подумал Вест. Выбракованная ездовая собака бежит за нарами, пока ее не пристрелят, состарившаяся лошадь чахнет в деннике. А здесь - с рожденья. Господи, какая же пакость. Нет, если что-то надо делать, то что? Ведь действительно - это его мир и действительно его жизнь, а кто я - чужак, который еще ни в чем не разобрался. И что я могу сделать? И с кем?..

Кушетка скрипнула, и Вест заметил, что за столом чего-то не хватает. Ложка. Солонка. Тряпка. Он вдруг понял: не хватало Крейна. Огляделся - его нигде не было - и лишь собрался лезть под стол, как кушетка скрипнула вновь, и Крейн за столом появился.

- Как же... где же?

- На улице,- печально улыбнулся Крейн.- Даже со своей костылюшкой успел достичь перекрестка и вернуться. Или вы шутки хотели шутить с коэффициентом восемьдесят четыре?... Ладно,- сказал он. - Мне периодически нужна бывает разрядка, простите. И давайте говорить о вас. Но я ничего не могу вам ни посоветовать, ни объяснить. Я даже представить себе не могу, откуда вы взялись. Ходят разные слухи, легенды, но я и их не знаю. Я только слышал об их существовании, причем откровенную чушь. Не знаю. Попробуйте перестроиться. Ваш мир... Он тоже совсем не рай, верно?

Вест покивал. Перестроиться. Это я и сам понимаю.

- Откуда вас знает Ткач по имени Наум? - спросил он.- Пятьдесят четвертый, если вам это что-нибудь говорит.

- Мне это ничего не говорит. А знают меня все. Я городской сумасшедший. Умный дурачок. Ха-ха.- Крейн помолчал.- Я старый. Мне сорок восемь лет, Вест. Оставайтесь, живите, сколько хотите, но не вербуйте меня в соратники. Вам ведь не просто недовольные нужны, а боевики. А мне осталось последнее - новые знания. Ваше появление еще - счастье. У меня же почти совсем чистый мозг, вы и представить себе не можете, до чего это отвратительно... Послушайте лучше вот это и скажите, есть ли у вас аналог. Девятый век до Разделения, философ Шейн. Слушайте!..

Вечерами, спасаясь от словоохотливой Марии, Вест сидел во дворе. Здесь во множестве валялись старые дощатые ящики - прибежище полудесятка кошек с котятами, клуб старух и привольная страна для детворы. Вест располагался поодаль, смотрел на них, смотрел на закаты - пасмурные и ясные, смотрел на одно-двухэтажные флигельки, составлявшие этот двор, и ни о чем не думал. И больше ни о чем не вспоминал. Не то чтобы запрещал себе - просто в прежней жизни он не оставил ничего такого, о чем стоило бы. Иногда он определял восток и смотрел туда поверх крыш с трубами. Там был Джутовый Квартал. Вест не ходил туда. Он никуда не ходил.

Сегодня Мария была в ночь, и Вест, не досмотрев, как закончится погоня за рыже-белым котом, потащился вниз. Он хотел навестить Свена.

- Ходют все, ходют,- пробасила старуха с усами и бакенбардами, когда он проходил мимо. Старуха была самая большая ведьма из всех них.

- А на Одиннадцатой промпункт обобрали,- радостно сообщила старуха в беретике.- Дочиста вымели.

Другие старухи не заволновались от такого сообщения, и Вест понял, что говорилось для него. Он не обернулся.

- Ить одних стеганок теплых сотни две уволокли!

- Ботинок сто пар!

- Сто пятьдесят!

Вест покосился на свои ноги. Крейн дал ему поношенные бутсы. Очень они были прочные, сносу не знающие, прекрасной кожи и - меньше на два номера. Он передвигался, как японская аристократка.

- Ходют все...

В дверях он все же оглянулся. Старые карги беззубые раззявились на него. Рыже-белый кот повержен удачным кирпичом и несом на расправу юному Литейщику, дворовому заводиле. Чуя судьбу, кот орет.

Вест стал спускаться к дверям в каморки Крейна и Марии. Позавчера Вест нашел в углу двора полуобгоревший кошачий трупик, вытянуто прикрученный к длинной палке проволокой. По клочкам недопаленной шерсти на кончике хвоста он узнал дымчатую кошечку, которую видел ежевечерне, охорашивающуюся около дыры в стене. Кошечка вскоре должна была окотиться. Сейчас голая, полопавшаяся розовая кожа отдавала свиным блеском и была прикопчена, как получается от долгого держания над очень слабым огнем. Вест посмотрел на испекшиеся, вылезшие глаза кошечки и перешагнул через трупик. Что, назовем это элементарной детской жестокостью. Посчитаем это имеющим место и где-то даже закономерным. Пока имеющим место. К сожалению, имеющим место. Не закономерным.

Закуток Свена отгораживался шифоньером и спинкой кровати с шарами. Свен опять разложил свои коробочки на откидной доске.

- Рита приходила,- сказал он, услышав Веста.

- Ну и что? - сказал Вест.

- Ты пришел со мной говорить или ты пришел меня повидать?

- Я пришел то и другое,- сказал Вест.

- Это хорошо,- сказал Свен.- Тогда возьми там стул и садись. Сегодня солнце или дождь?

- Сегодня было солнце,- сказал Вест, садясь на стул и подправляя ему одеяло из лоскутков. - Ты разве не видишь солнце?

- Нет, - Свен качнул головой,- я же объяснял тебе. Мне сегодня было скучно без тебя, - сказал он.

Разве к тебе не приходят ребята?

- Приходят. Только я не люблю, когда они приходят. Они... от них пахнет плохим. То есть не пахнет, а они все... они все покрыты плохим. Особенно руки. Мне даже больно делается, мне хочется, чтобы они поскорее ушли, и я отдаю им всех, кого они попросят. Сегодня я отдал им Короля и Королеву, и Министров своих отдал, кроме Министра Домашней Норы. Мне показалось, что он не хотел от меня уходить. Другим было все равно к кому, а он не хотел.

- Откуда ты знаешь про Короля, Королеву и Министров?

- Они сами все знают. Король знает, что он Король, Королева - что Королева. И Министры все знают про себя, чего он Министр. У них же все настоящее, ты что, не понял? Они все настоящие...

- У них все, как у нас?

Свен, жаловалась женщина Мария, с малолетства был у нее "неходячим". А через второе его уродство приняла она, Мария, муки великие и по сю пору принимает. Мальчишка как мальчишка, безо всяких этих гнусных профессиональных признаков, русоволосый и конопатый, только вот впадины под бровями плавно переходят в щеки. Нет у Свена глаз, и не было никогда.

И все же Свен видел. Он видел траву - и листики, и корни мочалочкой, видел корявое дерево во дворе у соседнего подъезда (сквозь стены, землю, сквозь все), видел кошек, видел двух мышей, которые жили в шкафу, видел клопов, которые кусались, и сверчков, которые изводили пиликаньем, мешая спать. Он говорил, что видит даже таких меленьких-меленьких, разных, но они бестолковые, все время тычутся, а за ними не уследить. Из неживого он видел - именно видел, а не ощущал, он утверждал, что понимает разницу,- ветер на улице и звезды на небе. Звезд он видел так много, что ему было светло от них по ночам.

Из живого он видел все, кроме носителей разума. Вокеров. Их он только слышал, как нормальный слепой. Впрочем, Веста он не видел тоже.

Зато со всего дома и окрестностей к нему собирались разнообразные представители третьего царства, он водил с ними большую дружбу, расселял по баночкам и коробочкам и общался, уча лазить через щепочки-барьеры, маршировать строем и таскать грузы. Однажды Вест стал свидетелем того, как черные, похожие на прусаков козявки водили по откидной доске хоровод, стоя на задних лапках. Крейн полагал, что "зрение" Свена происходит в телепатическом смысле. Вест ничего не полагал, он просто приходил и сидел со Свеном, мало-помалу уверяясь, что восьмилетний калека под грязным лоскутным одеялом ему дороже всего этого мира, вместе взятого.

- Я не знаю, как у нас, - сказал Свен.- У них так.

- Ты что, с ними разговариваешь? Свен на секунду оторвался от доски:

- Как они могут разговаривать? Им нечем.

Удивленно поднятые брови туго натянули кожу на месте глаз. Вест не выдержал, зажмурился. Все-таки не могу. Когда же начну привыкать?; - А у тебя есть, чем их видеть? - спросил он. Он стал смотреть на пальцы Свена. Чрезвычайно бережно они перекладывали ползучую мелочь из коробочки в коробочку, пускали погулять в тарелку, забирали обратно, гладили... И ведь никто его не кусает, подумал Вест. У него же есть куча совершенно жутких тварей, с одного взгляда ясно, что ядовитых, он же сам и предупреждал.

- Конечно,- сказал Свен,- конечно, есть. Только это у меня внутри. Я знаю, вы видите больше. Мне Югги говорила, Рита, мама, Рапп с ребятами дразнится. Но мне кажется, я и так вижу достаточно. Что ты молчишь? Я же знаю, ты здесь, ты дышишь, и у тебя бьется сердце.

Ветер, подумал Вест, звезды и живые твари, кроме...

- Да, ты видишь достаточно, Свен, - сказал Вест.- Я бы тоже хотел видеть, как ты.

- А я хочу в лес, - сказал Свен. - Лес чистый и добрый, и там бы я мог видеть все-все и со всеми дружить. Мне Ритка про лес рассказывает такие истории, у-у, как интересно. Она там столько раз была, а меня вот не берет, говорит, подрасти сначала, а как же я, если подрасту, тогда меня трудно будет нести...

- Можно, - Вест прокашлялся, - можно тележку сделать. На колесиках такую, знаешь...

- Да? - сказал Свен. Он аккуратно захлопнул последнюю коробочку и убрал ее. - А мама Ритку сегодня опять била, - сообщил он.- И ругалась.

- А может,- встрепенулся Вест,- может, ты есть хочешь?

- Не. Мне Ритка принесла, вот, - он показал Весту общипанную половину булки.- Я даже Короля с Королевой успел накормить. Министров не успел. Но Рапп обещал сам, я ему дал кусочек - на месяц хватит. Им же мало надо. А Королева умнее Короля, она четыре барьера берет и еще прыгает, а Король еле-еле переползает. А Министр Пищи умнее Королевы.

- Как же ты их так, - сказал, думая о другом, Вест, - Короля - и вдруг прыгать заставляешь.

- Ой, да они радуются, еще как, у них же ничего этого нет, им интересно...

Вест вспомнил, как сегодня утром весь двор елозил на животах, а потом заводила Рапп с двумя приятелями нестеснительно мочились при всех в мятое ведерко, куда глядела остальная компания и заливалась беспечным детским смехом.

- Дай мне попить,- попросил Свен,- после булки, очень хочется.

Вест принес попить, предварительно несколько минут отскребая с оббитого края кружки присохшее. Многострадальная Мария дома лишь спала да заговаривала, поскольку редко приходила не навеселе.

- Свен, - сказал Вест, - ты не хочешь?.. Я тебя отнес бы.

- Нет,- сказал Свен, краснея, - это я всегда сам.

- Хорошо, - сказал Вест бодро. - А что же говорила Рита?

- А хвасталась. Она только и делает, что хвастается. И какой у нее сейчас супер. а у этого супера свой супер и ее супер на своем супере сделал двух других суперов, которые чужие. А все вокруг дохляки, я спросил: и я дохляк? А она дала мне булку и заплакала... а потом, как с мамой поругалась, так мне по голове стукнула и хотела всех поубивать, но я не дал... а таких вкусных булок у нас никогда не было, я оставил, чтобы мама попробовала, а то она начала ругаться и не успела...

Свен заснул. Вест видел это уже в третий раз, и теперь понял сразу, что Свен засыпает. Подождав, пока дыхание мальчика сделается ровным, Вест поднял откидную доску и на цыпочках удалился.

Рита. Ей было пятнадцать лет, но при знакомстве она нахально заявила, что семнадцать, и посмотрела так, что стало ясно: начала рано и испытала многое. Рита... А ведь кое-что ты знаешь, Рита. И про лес ты рассказываешь, и даже бывала. Рита. Супер на супере - это интересно. "Сделали"... Вест догадывался, о чем речь. Это было нетрудно - догадаться.

Площадь озарялась факелами. Устья трех улиц, выходящих на площадь, были освещены лучше, потому что факельщики прибывали оттуда и останавливались, и светили над головой. Взрыкивал шум от двигателей: факельщики часто подгазовывали. Вообще-то площадь была небольшой, средних размеров, и едва ли тут набралось шесть-семь десятков мотоциклистов.

- Самая крупная сходка в этому году, - хрипло сказал Пэл. Он лежал рядом, и лица их нависали над площадью. Вест весь сжался, чтобы не чихнуть от газолиновой гари.

- Смотри, смотри, пошел в круг, - сказал Пэл. Вест весь изогнулся.

- Сейчас начнет.

Вест чихнул, и это оказалось совсем неслышно за ревом двигателей. Он посмотрел вниз. Посреди площади, там, где сполохи огней уже не играли на мокрой брусчатке, появился одинокий факел. Его колеблющийся свет позволял различить тонкую руку, плечи и голову, показавшуюся Весту непропорционально огромной, как тыква. Потом он понял, что это из-за шлема. Цвета звезды, как ни приглядывался, не различил. Фигурка в центре замахала свободной рукой и до крыши, где они лежали, донесся то и дело заглушаемый голос. Несколько раз Вест разбирал слово "мотобратство". Ага, подумал он. Больше он ничего не разбирал. Фигурка постояла в центре недолго, юркнула, смешалась с толпой, и двигатели вдруг взревели разом, созвездие факелов пришло в движение, кружа по площади, словно в медленном водовороте, и это было бы очень красиво, если бы Вест мог забыть грохот очередей и визг рикошета. И клуб черного огня и ослепительного дыма он помнил очень хорошо.

Факелы вновь смешались, и стали быстро гаснуть - по одному, по два. Вместо них заполыхали три костра на устьях трех улиц.

- Все, - сказал Пэл громко и снял очки. Очки у него были маленькие, черные, удивительно, что он в них ночью видит. Да и днем.

- Как все? - Вест по инерции говорил вполголоса.

- Все, все, они закончили, можно говорить. Можно спуститься к ним, посидеть у костров, если хочешь. Только это скучно.

- Они не будут стрелять? Безопасно?

- Ну, в общем, да, - протерев, Пэл надел очки. - Насчет стрелять не поручусь, но в общем безопасно. Да я им и не позволю особенно-то стрелять.

Пэл тоже был безномерным. Крейн сказал, что слышал о нем премного, хотя лично узнал буквально за несколько дней до Веста. По Городу о Пэле шла слава великого безобразника, зачинщика скандалов чуть не со Стражей, относительно легких, впрочем. Но однажды стычка вышла не особенно легкой, и с тех пор Пэл носил очки. Пэл сам должен был идти в Стражу, и за что не получил сиреневого мундира, Крейну, во всяком случае, не рассказывал. К Весту же проявил искреннее любопытство, обещав показать Город, так что Вест был рад знакомству.

У костра сидело человек пятнадцать - юнцы и девы. Юнцы бьии в шлемах с оранжевыми звездами и куртках, подозрительно топорщащихся на животе или на боку. Девы - кто во что горазд, но от юнцов отличались мало. Вест на всякий случай поискал среди них Риту. Он также подумал, что не худо бы взглянуть на мотоциклы, стоявшие позади во тьме, но решил, что успеется. Их с Пэлом встретили несколькими взглядами, а так внимания не обратили.

- Гер,- сказала белокурая девушка рядом с Вестом. Она обращалась к худому кадыкастому парню и тянула его за рукав.

- Отстань,- сказал он.

- Н-ну, закрутили! - восторженно сказал парень с пробивающимися усиками, сидевший по ту сторону костра.- Как милые!

- Вощ-ще,- сказала черноволосая толстушка.

- Теперь на Тридцать второй надо,- сказал кадыкастый.

- Д-да на кой те-ебе,- лениво сказал рыжий, возившийся со снятым шлемом. На кадыкастом шлема тоже не было.

- Сороковой и Пятнадцатой тебе мало? - продолжал рыжий.- К-куда ты лезешь, к-кишками охота мотать?

- Сплюнь, Прыщ,- сказала белокурая. Она была за кадыкастого горой. Она снова потянула его за рукав: - Ну Гее-ер...

- Отстань,- сказал он.

- Пора, - сказала толстушка. - Эй, Лимка, пора! - крикнула она через костер. Там двое-трое встали, куда-то быстро сходили, чего-то принесли. "Что-то" было в больших бумажных пакетах. Давай-давай, сказали там, и в костер, малиново приседающий на угольях, посыпались некрупные кругляши! Картошка, что ли? - подумал Вест. Он сосредоточил внимание на кадыкастом и его окружении. Кадыкастый ему сильно напоминал центральную фигуру с площади.

- Сейчас главное - не задохнуться, - говорил он.- Чтобы еще и еще, а то ни черта не получится...

- Не, ну как милые! - повторил парень с усиками, качая головой. Там же, рядом с ним, встала пара, направилась к мотоциклам. Один из мотоциклов завелся, покатил, набирая скорость, к площади. Когда он поравнялся с Вестом, тот разглядел, что парень сидит, пригнув голову в шлеме со звездой, между рук у него болтается тупорылый автомат с длинным магазином; девице, обхватившей парня, автомат бьет по пальцам, а на лице ее сияет какой-то восторженный ужас. Лица парня Вест не различил из-за дымчатого стекла в шлеме.

- Ч-чокнутый,- процедил рыжий, кладя поперек перевернутого шлема точно такой автомат.

- Ерунда, - сказал кадыкастый, но руку за пазуху сунул. Белокурая потянула из-за спины его шлем, готовая подать; по сидящим вокруг костра прошло движение. Мотоцикл тарахтел на площади. Все ждали.

И ничего не произошло. Сделав круг, пара вернулась.

- Я ж говорил, - сказал кадыкастый, вынимая руку из-за пазухи.

- Все-о равно,- сказал рыжий.

- Ничего не все равно, - сказали из-за костра девичьим голосом. - Геран прав, а ты, Прыщ, дурак, понял?

Вест не видел за пламенем, кто именно говорит. Белокурая ревниво посмотрела туда. Появился потный парень со шлемом на ремешке.

- Видали? - сказал он торжествующе.

- Видали, - коротко отозвался рыжий.

- А тебе-то что, слабо?

- Гер, - сказала белокурая, кадыкастый отмахнулся.

- И-я не чокнутый,- сказал рыжий.

- Готово! Готово! - пропела толстушка, выгребая палочкой дымящиеся кругляши. Было странно видеть угли на голой брусчатке.

Что они жгут, подумал Вест.

По ту сторону костра тоже выгребали. Все взяли по кругляшу, Пэлу с Вестом толстушка откатила несколько штук. Вест обжегся. Осторожнее, сказала толстушка. Она казалась приветливей других. Пэл молча разломил кругляши и начал есть. Печеный банан, подумал Вест, откусив. Но в форме картофелины и без кожуры.

- Ну так чего? - сказал потный парень, который все еще стоял перед костром. - Трухаешь? - Все посмотрели на кадыкастого.

- Гер! - потребовала белокурая, - сам говорил, а сам... - Тот сплюнул, швырнул недоеденный кусок в огонь, вскочил.

- Не х-ходи, - лениво сказал рыжий. - Раз на раз не приходится.

- Тогда зачем вообще все?! - заорал кадыкастый. - Пойду, - сказал он деловито,- все правильно, я и должен был первым...

- Нику-да ты не пойдешь,- рыжий так же лениво снял автомат с предохранителя.- Ш-шины поды-ырявлю,- пообещал он.- И сидеть тут, я говорил, нечего. Разойтись по-тихому, и все д-дела.

Кадыкастый растерялся. В шлеме, который ему блондиночка так-таки подала, растопырив руки и ноги, он был похож на ис-сохлое чучело. Подруга его отпрянула, кто-то встал. Рыжий открыл рот, чтобы сказать еще, дернулся да так и повалился. Позади глыбой возвышался Пэл, вертя в ладонях автомат, как ненастоящий.

- Спокойно, мальчики и девочки, - сказал он. - Играйте во что хотите, но не пуляйте здесь. Мы не любим. Узнали меня? По глазам вижу, что узнали. Ну и не ерепеньтесь... Прыщик ваш очухается через пару минут, у него здоровье крепкое. - И сел, отбросив автомат рыжего. Автомат звякнул невдалеке.

Все зашептались, заоглядывались на них с Пэлом. Не враждебно, скорее уважающе. Рядом с толстушкой теперь сидела бледная до синевы девушка, она обхватывала свои плечи, будто мерзла. Толстушка успокаивала ее: ну все уже, все, - одной рукой гладя по голове. В другой у нее был печеный плод. В бледной девушке Вест узнал ту, что только что ездила на мотоцикле с парнем. Ее трясло. Мотоцикл с кадыкастым и блондиночкой проехал на площадь.

Выстрелы раздались с противоположной стороны. Все попадали, только бледная девушка растерялась, но толстушка повалила ее рядом с собой. Мотор на площади обиженно рявкнул полным газом, заскрежетало железо - и тонко-тонко закричали. Еще очередь - свистнуло над головами - и все стихло. Тогда вскочили парни, они уже были в шлемах, боевые звезды рдели, будто подсвеченные изнутри, кинулись к мотоциклам. Со всей площади, со всех сторон слышались звуки заводимых моторов. Что-то замычал, приходя в себя, рыжий. Смотрите, смотрите, всхлипывала девушка, которая была бледной. На руках она держала голову привалившейся толстушки, из головы била кровь, и заливала черным ей живот и колени. Да, сказал Пэл (он все это время пролежал без движения, закрываясь руками), это на излете. Приличные сморкалки себе добыть не могут. Эй, Прыщ, крикнула подскочившая красивая девица, ты давай с нами, одним нам не уйти! Правильно сказал Пэл, сейчас здесь будет Стража, надо уходить.

И это ты называешь скучным?

- А что, очень весело? Что это у тебя?

- Я автомат подобрал того, рыжего. Прыща, кажется. Неспокойно я себя чувствую без оружия.

- Ну-ну. Вот оружие, - Пэл продемонстрировал мощный кулак.

- Вот!.. Слышишь? Базука?

- Базука, базука.

- Детки. Между прочим, не двинь ты рыжего, может, все бы и обошлось.

- Не сегодня, так завтра. Я вообще поражаюсь, откуда у нас прирост населения берется. Только что эти сучки плодят без счета... И почему это - я? Мы. Нас потому и пустили, что вдвоем, а тебя еще и не знает никто.

- Да? Странная какая-то логика... Ну, все равно, Пэл, бери меня в свою команду. Тебе Крейн про меня проболтался?

- Не греши на старика. А в команду... Тебе же подавай, небось, подвиги, перевороты, с ног на голову поставь. А мы тут живем в общем-то тихо.

- Тихо.

- Ну, это редкость, чтоб как сегодня. От Города бы давно ничего не осталось. Что же касаемо команды... Нет у меня никакой своей команды, я, знаешь ли, волк-одиночка. Привык. Да и надежнее.

О многом Весту надо было бы подумать сейчас, но вертелись в голове совсем никчемушные мысли о сущности и природе Усвоения. Да, разновидность гипнопедии, но настолько глубокая, что подсознание выдает уже аналогии и тождества. Вот - "волк-одиночка". Ведь Пэл сказал совсем не то и совсем не так. а ближайшая аналогия - вот она, пожалуйста... Неисправимый материалист, усмехнулся он. Дремучий и пещерный. Он подкинул и поймал тяжело лязгнувший автомат. Ну материалист, так материалист...

Город. Перекресток Пятой и Шестнадцатой. Утро. (Окончание) И слишком много другого, подумал Вест. Слишком.

Он переменил позу: затекла нога. Цветные зайчики на полу переползали от полосы, выложенной шашечкой, на полосу, выложенную елочкой, и подбирались к опорной блямбе правой станины. Вот что солнце на дворе, это нехорошо, подумал Вест. Две ракеты зеленые и две ракеты красные. Красные еще можно будет различить, а зеленые вряд ли, говорил я ему... Хотя, с другой стороны, кому еще палить из ракетницы...

Самое страшное, что все течет сквозь пальцы, как пыль, как песок. Сначала ты ничего не знаешь и просто-напросто нет смысла лезть. Потом ты еще ничего не умеешь, и надо учиться. Потом, узнав и научившись, ты лезешь и лезешь и после многих-многих обманов выясняется, что знание твое всем известно, а умение никому не нужно, а нужно то, чего ты не можешь... Информационное бесправие - вот вам эффективнейший рычаг власти, что там танки. Чтобы что-то знать, я сперва должен сделаться своим. Но если я не хочу быть своим, если все мое существо против ежечасной самолжи, если не противно?

Смешно, подумал он, я воюю против объективных законов. Но эраре гуманум эст, а объективные законы, оказывается, справедливы для всех миров во Вселенной, вот что действительно забавно. Впрочем, на то они и объективные. Как сила тяжести.

Батюшки! - спохватился он. Прозеваю же! Он задвигал ногами по полу, поднимаясь из ниши, где присел, когда утомился маячить у окна. Но на улице было по-прежнему пустынно, и тени крыш едва отошли от обочины к середине. Еще только утро, подумал он, возвращаясь. Ребята, не прерывая игры, перекусывали. Вест принял от Алены кусок сыра с куском хлеба, оглядел - да, снабжение Наум наладил по первому классу,- от фляжки отказался. Во фляжке был спирт, чуть подразведенный водой, а Вест его не любил, потому что он отдавал синтетикой. Конечно, ничем другим он и не мог отдавать. Вина бы глоток, подумал Вест, черт с ним, хоть какого-нибудь синтетического, а то что же они пьют-то всегда одну эту гадость.

Итак, о смешном,- он откусил сразу половину,- об объективных законах. В сущности, мы похожи на детей, мы до сих пор не научились набираться терпения. Мы вышли на порог космоса, проползли над атмосферой и закричали, что сейчас же найдем разумных братьев. Мы прошли чуть дальше, всего на шажок, прослушали окружающую нас пустоту, всего пятачок, и не найдя их, закричали о своем одиночестве и уникальности. И так во всем. А в чьих-то головах в это время зреют замыслы, и в каких-то лабораториях варятся зелья, и кто-то дает этим замыслам "добро", и вот вам, пожалуйста, братья...

Может, и так. Может, тут было так. Или по-другому как-то, не теперь же выяснять. Страшная наука история. Самая беспощадная.

Он резко встал, передернул затвор. Затвор-то кто такой выдумал уроде кий: снизу справа - под какую руку, спрашивается.

- Что? - вскинулся Ален.- Уже?

Как обычно, он отреагировал первым. Очень он Весту напоминал Пэла. Эх, Пэл, Пэл, где ты, что ты?

- Нет,- сказал он.- Сидите, рано еще.

- А,- только и сказал Дьюги.

- Поня-атно,- проворчал Ларик. Он не одобрял чужой паники, ему собственной хватало. Угрюмый Литейщик промолчал.

Спустившись на пролет, Вест прижался лбом к стеклу, закрыл глаза и некоторое время побыл так, спрашивая себя, что ему мешает бросить всю эту затею. Прямо сейчас. Уйти прямо отсюда и не оглянуться, и пусть потом ищут, пусть находят далее, плевать... Надежда, подумал он. Наверное, все-таки надежда.

С улицы донеслись выстрелы. Две длинные очереди и несколько одиночных. Начинается, подумал Вест, и вытер ладони о комбинезон. Ладони у него вспотели, и он усмехнулся тому, что все-таки боится. Остальные надеются на него, конечно, потому и спокойны. А он? Как же все-таки ему быть, он же до сих пор ничего не решил. Одно несомненно: их надежды сегодня будут обмануты. И похоже, Наум что-то еще затевает, что-то совсем свое, но с ним, Вестом, не прочь поделиться, он намекал ...Выстрелы повторились ближе, ахнул небольшой разрыв. Вест вбежал обратно в зал. Ребята уже были на местах. Он осторожно выглянул, стоя чуть сбоку. Ну вот и все, подумал он.

Уже танки. Уже. Не один - три. Со всех сторон. Невиданные какие-то, серые, ползут, еле помещаясь между домами, задевая выступами, траками, ломая и кроша. Идущий в лоб приподнял орудие, и страшный гром потряс стены.

Управление Стражи. (Месторасположение неизвестно) У выхода из кабинета маялся все тот же придурковатый Страж. Ткачу он чем-то напоминал Дживви-уборщика. Молодой, решил Ткач, спит и видит внеочередное присвоение, пятиканальный сонник и офицерский плащ. И "плюс" в индексе.

- Велено тебя препроводить,- ухмыляясь, сказал сиреневый.

Он был явно настроен дружелюбно, и тычков, пинков и прочих радостей ожидать больше не приходилось. Еще бы, от самого Крота клиент выходит, на молокососа должно действовать. От одного имени, небось, все нутро зудеть начинает, и его, бедного, аж пополам рвет - то ли во фрунт и глаза навыкате, то ли утечь от греха.

Ткач нервничал. Прежде всего он нервничал от того, каким оказался Крот - вежливым, интеллигентным, обходительным. Сидя в кресле перед фальшивыми книжными полками, в которых был сейф (сразу вспомнился Папашка), Крот вежливо, интеллигентно и обходительно расточал Ткачу похвалы, извинившись мимоходом за бесцеремонный вызов и хамство сиреневых, явившихся за Ткачом в Квартал. Крот помянул все удачные дела Ткача - каждое в отдельности - и чем дальше, тем больше Ткач нервничал, незаметно разглядывая нового хозяина кабинета, где последний раз был пять лет назад. Изложив, наконец, суть задания, Крот опять прошелся о заслугах, пообещал в самом скором времени "решить вопрос" и отпустил, пожелав удачи. Последнее Ткачу особенно не понравилось.

Молодой провел его и усадил на узенькую длинную скамью вдоль стены в караулке, битком набитой сиреневыми. Доска оказалась выпакощена липким, расшатана, Ткач поминутно соскальзывал и вытирал ладони друг о друга и о штаны. Сиреневых все это страшно веселило. От занятой разговором группки часто отходил кто-нибудь, чтобы врезать по тому концу скамьи. Тогда все оборачивались на падающего Ткача и гоготали, Ткача, впрочем, положение пока устраивало.

В рот вам лысого, думал он, но я потерплю. Уж немножечко, уж самый чуток мне осталось. Эх! - подумал он, сейчас бы поразмыслить как следует, мозгами подраскинуть, как и что, да разве дадут, гады, посмеяться им приспичило. Ну, смейтесь, смейтесь, не трогали бы лишь... Туда дальше, если не забыл, у них малая казарма, а с другой стороны, значит, всякие мелкие помещения. Да, здесь безопасно, здесь не станут они машинки свои рассовывать, у них все больше и больше прижимают с матчастью, оно и понятно, не вечное ж все, а новых поступлений - жди. И ведь казалось бы, сам Бог велел, где-где, а Управление должно вдоль и поперек, ни одного чтоб укромного уголка... куда там. Дуболомы эти сами такое плетут, что ежели их начать жестко к ногтю брать, то через месяц либо весь личный состав под корень извести, либо внутренние Уложения в сортир спустить. Вот так и живем, Стражи, ревнители...

Ткача опять спихнули. Громыхнув всеми костями на потребу публике, он отер ладони и примостился обратно. Точно, подумал он со всею мрачностью, убирать он меня собрался. Вот тебе и юбилей, вот и... Мог бы, кстати, и сам допереть, на кой ему старые-то кадры? Много помним, много знаем. Я издаля, из болота своего, и то слыхивал, как он по черепушкам наверх карабкался. И по чьим. Вест, Вест, ты уж не подведи, брат, ты моя ниточка последняя... Вновь неудачно пошевелившись, так что дернулась доска, он сполз вниз. Все, плюнул он, буду сидеть на полу.

- Эй-эй, - позвал один из сиреневых,- ты, синее чувыр-ло, ну-ка на место! Кому говорят?

До чего ж погано смотреть-то на него, когда он гавкает. Будто кто-то ему по темечку кулаком ударяет, забалдевает сиреневый на минутку, зенки стекленеют, подбородок выезжает до невозможности, а этот кто-то дергает ниточки, пальцами у него внутри шевелит, и выплевывается очередная дрянь, либо кулаками, гад, махать начинает. А ведь так-то они вполне даже ничего, Клешня вот, например, отличный мужик был, кабы не дурак, анекдоты все про баб травил, анекдоты у них!..

Ткач еще раз съехал, еще раз шлепнулся, еще раз сел обратно, решив больше ни о чем не думать, а слушать разговор Стражей - может, и выслушает себе чего полезное. Почти все они были ветераны, у некоторых по две лычки и, в соответствии с рангом, плащи изнутри белые. Они предавались воспоминаниям.

- ...на позиции тихо-тихо. И только он, милый, высунется - раз на педаль! два! - серия, и - воронка на воронке, дымком ушел...

- ...а нас в самое это самое кинули. Левый фланг, прорыв "лемюэль" за плечи - и айда, я да Седой, боле и не осталось никого...

- ...после маневра им надо было разворачиваться сразу, не плюхаться, как беременным тараканам, а броском! Я еще тогда говорил...

- Кому ты говорил?

- Старшине. Оба парня с ним сгинули, молодые ребятишки...

- ...так и не вышел приказ. Я сам видел, как Зон под гусеницу лег. Что? Да были у них танки, все у них было! Я за мостиком сижу, все выстрелил, до упора, и ни шашки, ни хрена. А у Зона в окопчике упаковка едва початая... И так и не вышел приказ. Посчитали - на старое гнездо нарвался, им начхать было, остановили - и ладно.

- И не ушел он?

- Как уйдешь? Это вам сейчас - дунул, плюнул, готово дело, а мы тогда у стационара как привязанные. Десять шагов в сторону, ящичек цук-чук, а толку чуть...

- ...в Уложение о званиях поправка вводится.

- Еще Дополнение! Давно не было! Опять что ли сроки представлений будут дробить? Полнашивки есть, третьнашивки есть, теперича осьмушки пойдут. Ну сморчки сидят в канцелярии!

- Дашь сказать?

- Действительно, дайте послушать. И что, прибавка в довольствии будет, льготы или как?

- Повторяю: вводится Поправка. Какая - дело десятое, но Поправка, понятно?

- А и верно, кто ж Уложения-то правит.

- Вот и думайте.

- Нет, что ни говори, времена пошли тяжкие.

- Н-ну, сморкачи! Мы в ваши годы дрались, себя, понимаешь, не щадя, а вы бумажки-промокашки сортируете, ловите, куда ветер подует!

- Ты, господин, бога-душу-мать, ныне старшина, скажи лучше, и за что это тебе обе лычки сорвали?

- За полковничиху его!

- А-ха-ха!..

- Дубье, так вашу и разэтак...

Ткач поехал-поехал вниз, липко отдираясь штанами. На него уже никто не глядел - надоело. Поднявшись, он примостился так, чтобы больше не падать. Собственно, он и с самого начала мог так сесть.

Все это была скука. Рутина. Немножко опасная, а больше привычная, и он уже привык, и привык давно. Обманутым себя чувствуешь лишь первое время, а потом находится дело, находятся заботы и оправдания. И некогда вспоминать и сопоставлять, и мир приходит как данность, а что там плелось в учебниках и читалось спецкурсами - это все отпадает сразу, махом. И уже не думаешь, чем оказалась "процветающая промышленная зона", и чем оказался в ней ты, "приглашаемый специалист". Уже забываешь седенькие бородки любимых профессоров и оголтело-веселое братство сокурсников, их зависть: ого, поедешь, увидишь, узнаешь, привезешь... Уже отбрасываешь бессмысленные попытки разобраться: как же так, ведь никто не возвращается, а едут не единицы, но шума никакого, нет, наоборот, слышишь постоянно про "поддерживаемые контакты" и "крепнущие связи", и про неведомые встречи неведомых групп деловых представителей неведомо чего; и в отеле выясняется, что буквально за неделю до вас выехал господин из Края, весьма, весьма солидный такой инженер,- и портье протянет грушу с ключом, кинув невзначай для чаевых "за престиж": да, да, тот самый номер... И перестанешь горько усмехаться, поминая обязательную помпу, с которой собирается и отправляется сюда, в Край, очередная Посылка, этот "наш вклад", эта "квинтэссенция трудового года лучших умов", эта "законная гордость". И даже жалеть перестаешь миллионы, ежегодно собирающиеся в исполинской воронке Аэропорта, которые задирают головы, провожая вертикальный взлет одиннадцати легендарных "Коршунов-стратосфера", несущих Посылку, и верят, что это праздник, и размахивают розданными вымпелами, и встречают криками выпускаемых через строго рассчитанные неравные промежутки размалеванных змеев, а потом полмесяца ждут, ждут известий о приеме Посылки, о немедленно последовавших новых внедрениях и достижениях, и расхватывают утренние газеты, и обсуждают в гостиных, на собраниях, на террасах за ужином, на уроках и семинарах. И ни ненависти нет, ни ярости, ни страха, а одна невероятная готовность вытерпеть и приспособиться ко всему, только бы забраться на богом забытую ферму, ранчо, домишко в горах, в лесу (в Крае-то и ферм ведь нет, и леса после Инцидента повывели); только бы не объяснять никому, зачем тебе нужно знать - не мочь даже, а просто знать, что можешь! - можешь собраться, сняться с места в один день и поехать, пойти, побежать, куда глаза глядят, и не искать лазеек, чтобы выбраться из собственного Города, да чтобы проверили номер по картотеке, да чтобы разрешили... не подлизывать задницы, не закладывать за себя Людей, просто жить, жить, жить, вылезти, в конце концов, хоть из этой синей шкуры, забыть все, пятнадцать лет тоски муки, пятнадцать лет вранья, я же тоже Человек, я же был Человеком, я ведь так все, все позабуду...

Из оцепенелого состояния его вывела затрещина, от которой он мигом слетел со скамьи и вытянулся перед дюжинным.

- Пошли,- коротко проскрипел тот и повернулся к выходу.

Сразу за дверью их ожидали еще две тройки, экипированные по-походному, и все они гуськом - Ткач вторым - запетляли по длинным голым коридорам. Сперва Ткач думал, что они идут к Западным воротам, но тогда обязательно надо было миновать коридор, куда выходят двери отделов, всегда снует множество народу, попадается случайный номер, и вообще не протолкнуться, а они шли совсем одни, и под зарешеченными лампами четко отдается эхо, будто никого нет и в помине. Когда коридор уперся в литую дверцу, перед которой неподвижно стояли двое старшин, держа руки на оттягивающих шеи боевых разрядниках, Ткач окончательно струхнул. Дюжинный предъявил жетон и что-то буркнул своим скрипучим голосом, старшина кивнул, сунул большой палец к светящемуся глазку, и дверца откатилась.

Так и есть, подумал Ткач, оружейная. Его внутрь не пустили, четверо сиреневых нырнули в проем и, так же сгибаясь, вынесли семь автоматов. Тот факт, что именно автоматы, Ткача несколько успокоил: на серьезное дело взяли бы такие вот чудовища, как у караульных. Несколько лет назад Ткач видел, что остается от минутной работы трех разрядников на непрерывном огне,- ничего не остается. Уж кого-кого, а Хромача Ткач отдал легко и с удовольствием, потому как Хромач совершенным образом обнахалел и зарвался. Ползая ночью по лощинке, где прижали Хромача, Ткач то и дело проваливался в холмики, которые остаются после ухода Стражей, задыхался от пепла, а потом, так ничего и не насобирав, чумазый, сидя на местечке чуть повыше, кляня тупость сиреневых, вечно наваливающихся оравой, хотя для работы троих - за глаза.

Ткач в последний раз покосился на караульных, торчащих в слепой кишке коридора. Коридор был узким. Как, интересно, они собираются здесь выполнять свой пункт второй-первый: "При неостановлении неизвестного лица окриком и с достижением означенным расстояния не более десяти шагов до охраняемого поста - открыть огонь"?

- А ну-кась, хорош любиться-то, - скрипнул рядом дюжинный. - Задавил бы я тебя, синий, - добавил он тихим голосом, - как тлю. Ох, задавил бы... Вперед.

Ткач хмыкнул, зашагал резвее, но на душе стало легче. На, подумал он про дюжинного, понюхай. Пятьдесят четвертого голыми лапами не хватай - обожжешься-почешешься. Ткач даже не очень огорчился, когда они вышли сквозь калитку, ему не известную. Подумаешь, входом больше, входом меньше, мало ли чего они понастроили за это время. Сам дюжинный, похоже, впервые шел этим путем, потому что один раз свернул не туда, и ругаясь сквозь зубы, велел возвращаться.

Кто вообще сказал, что я должен их считать? Зачем (о, вот этого уже хватит, уже не те места, уже нельзя, надо хоть чуть-чуть из-за "барьера" выйти, зона у них такая буферная, на подходах-то секут почем зря) надо мне их считать, я и говорю, нечего их считать, и вообще ничего ни от кого мне не надо, и отстаньте от меня все, оставьте (блокировка-то детская, а, Наум?), отстаньте, отстаньте...

Город был виден по левую руку, по правую тянулась знаменитая Пустошь. Она не была пустошью как таковой и представляла собою десятка четыре или пять заброшенных кварталов, почти полностью разрушенных и сравнявшихся с землей, так что кое-где Пустошь все-таки была пустошью. Цепочка лиловых с Ткачом в середине пробиралась между поваленных и поглощенных травкой-бегунком стен, шла едва приметными тропочками по неразличимым в хаосе улицам; иногда кто-нибудь проваливался по пояс в затянутую растительностью щель или яму. Зверья на Пустоши водилось немного и в основном это были окончательно одичавшие кошки, враждовавшие со слегка оцивилизованными из-за близости Города лисами - колония на колонию. Где-то дальше на Север, к отрогу Занавесного хребта, в Мертвой Роще гнездились стервятники, но их было мало. На Пустоши никто не жил. Ни в Ближней ее стороне, куда нет-нет, да забредет компания, разжившаяся удачным сонником, или ребятишки забегут - на спор, "кто дойдет до Горбатого камня". Ни в Дальней, где, казалось бы, и лучшего места не найти для тайных складов, встреч и убежищ - хоть одному-двум беглым Ткачам, ищущим, где бы отсидеться, покуда синева не сойдет, хоть роте. Ни тем более на Лысом месте - гигантской проплешине в Пустоши,- нигде никто не жил, да и не бывал почти никогда. Не горел никакой колдовской огонь в единственном здании с уцелевшим вторым этажом. Не завывали чудища, каких никто из ныне живущих не видывал - не было чудищ. Даже легенды про Пустошь не сложили. Просто жуткое было место. Пустое и жуткое.

Проход становился все шире, обломки под ногами все мельче. Ткач подумал, что скоро должен показаться танк, и сейчас же увидел его. Танк осел еще больше, врос, корма совершенно провалилась, а на задравшихся оголенных катках принялись первые нити бегунка. Да здесь вроде и травы-то другой не было. Сиреневые расположились отдохнуть. Двое зашли за танк оправиться. Старшина второй тройки, осклабившись, добыл из ранца флягу и раздвижной стакан. Старшина был несколько озабочен насчет дюжинного, но тот первый крякнул и почесал нос.

Оздоровительная прогулка, подумал Ткач, приглядываясь к причудливым очертаниям пробоины. Чушка срезала танку ствол, вбила внутрь и разломала весь лоб, вздыбила и вогнала кормой в почву. На изломе были хорошо видны слои - металл с внутренних завернулся и обгорел, как бумага, а черный армированный пластик торчал упругими лохмами. Внутри тухло поблескивало озерцо дождевой воды. Ткач погладил шершавую, в раковинках, броню.

..."Танк есть боевая машина, снабженная артиллерийским оружием и покрытая защитной броней..." - "А господин инструктор, что это у него такое спереди длинное?" - "Э, деревенщина неумытая, так это ж оно, орудие, и есть!.." Военные игры на третьем курсе. Чистенькие студентики грузятся в чистенькие автобусы; яркие палатки лагерей; чистенькое хрусткое обмундирование с кучей ненужных ремешков, петелек и шнуров; трибуны для почетных гостей - профессуры, администрации; розово-голубое кипение туалетов жен и дочек; фиолетовый, радужный сверк оптики: "А вы помните, господин ректор, двадцать пять лет назад..." - "Молодежи не хватает нашей целеустремленности..." - "Я был и остаюсь при своем мнении: военные игры - это рудимент! это атавизм!.." - "Батенька, батенька, молодым людям нужна небольшая встряска...", ровное покрытие на броне (стреляли резиновыми головками, чиркнув, она бороздила след, чтобы потом могли похваляться боевыми шрамами); робот-инструктор с нарочитостью манер туповатого служаки и полной катушкой соленых анекдотов и лихой капральской брани; у танков уже поджидают штатные водители из числа техперсонала с преданной улыбкой. "Господин бакалавр, позвольте доложить, противник... задача..."; а мы еще бездипломные сосунки, нам это льстит, мы чувствуем себя возродителями и продолжателями, и эта перчинка - маленькая игра в войну, и "бизоны-десять-КА", как в Последнюю Планетную, непонятно только, зачем так много лишних креплений, эй, ребята, нас, кажется, надули с боезапасом!.. "Экипажу не отвлекаться! Заряжай!.." - "А-а, господин генералиссимус! Ну, хорошо, посписываешь теперь у меня..." А кто там знает, что, выработав ресурс, "бизоны" чинятся, латаются, укомплектовываются под люк боевыми выстрелами и - сюда? Кто знает, зачем,- я и то понятия не имею, просто, видно, надо же их куда-то девать, кричи о демилитаризаций не кричи, а перебросить дешевле, чем на переплавку, а ведь полуфабрикат отсюда идет, и его тоже надо куда-то девать, совсем распродали полпланеты, сволочи, а что взамен - устаревшие танки, да?..

...Сиреневые на полянке допили, позвали Ткача. Если пойдем мимо кирпичных развалин, то значит к Карьеру, прикидывал он. Если на лысое, то к Пещере. А может, и не к Пещере, я, как Дрок с Фикусом там засветились, больше к Пещере и не ходил, и вообще Дальнюю сторону почти не знаю...

Дюжинный повернул к Карьеру. Начались кирпичные развалины. Под бегунком все зеленилось, но местами красное проглядывало, и можно было понять, где что.

...Мы ползли на карачках, над головой летали осколки кирпичей, и мы все оцарапались об осколки, которые были на земле. Я сказал Клешне, что пора, что самое время уже отваливать, но он все палил, дорвавшись до разрядника, а потом позади звонко лопнуло, и Клешне разбило всю башку. До сих пор вижу, как он оборачивается, и тут же в него влипает кирпич. Сизая клешня - у него вместо левой кисти от самого локтя была настоящая клешня, роговая, острая - стрижет воздух, и он валится, выпуская в божий свет свой последний выстрел... До чего же они все дураки, иногда и удивляться перестаешь, какие дураки... Вон, в прогалах между необвалившимися стенками завиднелось Лысое место. Знаменитое, я вам доложу, место. Во время Инцидента здесь Стальная рота как один легла. В самом еще начале, когда и известно не было, кто да что, да откуда. Однако Стальную приказали отправить сразу, соображение было у кого-то дельное - кабы лесовиков тут, на Пустоши, остановить, может, Город бы легче отделался. Но, как водится, покуда дельное соображение обмозговывали да согласовывали, время ушло. Спохватились, погнали и в самую середку и угодили. Приданная группа из нескольких танков расстреляла саму себя, а остальное закончили лесовики. Они даром что будто бессмысленная ползучая тварь какая - перли-то потоком, маленькие, в полроста, грязные, косматые,- а мигом оттянулись, окружили да из захваченного оружия и пожгли. Тогда Лысое на добрую треть шире стало... Да, вот там они, сердечные, и остались, и, говорят, ниже старшины в Стальной не было... Папашка тогда, зараза, бросил, как падаль, а я ж ему всех, считай, лесных одним кульком сделал. Я ведь после Клешни трое суток на Пустоши просидел, чуть не помер со страху среди них. Не без пользы, конечно, просидел, но все равно...

Пустошь кончалась. Травка-бегунок на песке не росла, и вокруг Карьера не было ничего, кроме желтой пыли, от которой хотелось кашлять и было противно в ноздрях. Сиреневые перестроились, снимая с плеч автоматы, и стали охватывать южную оконечность Карьера, ту, что была обрушена. Ткач представил себе, как со стороны Города заходит, рассредотачиваясь, еще три раза по дюжине. Может, четыре, но вряд ли Крот станет ломать стандартный рисунок - операция по пресечению, и точка. Тоже - стратеги, сколько раз так уходил на стыках... И в Стране дураки, Папашка, и тот умнее был...

Ткач пошел сзади, стараясь не отставать от дюжинного со скрипучим голосом. Но ему было скверно. Одно и то же, подумал он, бодрясь. Вот налететь по-глупому не надо бы, подумал он и стал считать про себя. На счете двадцать девять открылось дно Карьера, и он увидел Веста, сидящего спиной к плоскому камню. И остальных увидел, и бронемашину. На счете сорок увидели их.

Город. Перекресток Пятой и Шестнадцатой. Полдень.

...сыпалось, сыпалось, ударяя по спине, по ногам, по шее, по рукам, которыми он пытался укрыться; один ударил так больно и тяжело, что Вест даже посмотрел - обломок чуть не с две головы, с прожилкой цемента на сколе, того самого, древнего, какой не берет и взрывная волна, крошащая тесаные каменные кирпичи... Почему они ломают крышу? Зачем? Стоят серыми глыбами, попеременно изрыгая огонь и грохот, и методично, начав с дальнего крыла, ломают балюстраду над домом, с пилонами, фигурами и финтифлюшками. Будто состязаются снайперы. Но не с такого же расстояния, право...

Как здесь любят играть в войну! Как здесь любят к месту и не к месту помянуть и Сто первую высоту, и Восьмидневный поход, и несчастных лесовиков-вокеров, выродившихся до такой степени, что у них сменился сам механизм размножения. Отторгнутые, проклятые и сжигаемые на периферийной зоне, они последней популяцией проломили-таки защиту, буквально телами закрыв самок с последними восемью дюжинами яиц-куколок, несомых на невообразимо далекие Искрящиеся поля, потому что только в том грунте вызревают окончательно яйца и появляется молодь, а матери здесь же, на Искрящихся полях дождавшись и выкормив, умирают и ложатся в почву, чтобы дать ей этот единственный и уникальный животворный компонент... У лесовиков изменились пути миграции - то ли завалило какое-то ущелье, то ли поднялся перевал, во всяком случае разведчики их вернулись с вестью, что кроме как через Занавесную долину и, следовательно, Город, на Искрящиеся дороги нет. Старейшие самцы, которые еще не разучились говорить и уцелели после двух-трех циклов (обычно каждое поколение вымирало полностью: самки на Полях, а самцы - на дороге), спешно потащились к Городку, испрашивая позволения пройти. Половину их перебили сразу. Половина из половины перемерла от потрясений и учиненных ретивой Стражей пыток на предмет выявления происков (никто не задавался вопросом - чьих). И наконец остались один или два старца, высидевшие сперва в пытошных, потом в следственном, потом на собеседовании и на последние два дня переведенные в роскошные апартаменты, где и торжественно получили охранный лист вместе с правом беспрепятственного следования на вечные времена. Лист им - или ему - был непонятен, а с севера уже катилась волна обезумевших от противоборства инстинкта и разума, разума и инстинкта... И вошел в анналы Инцидент. Но поминают его отчего-то лишь - и только - смакуя разрушения, причиненные Городу, жертвы плюс-минус тысяча, а во всем Городе всего-то тридцать-сорок тысяч со стариками, женщинами, младенцами и безномерными. И не дают забыть, изыскивая откуда-то имена и свидетельства: и вновь и вновь повторяются.

И пьяница-дюжинный, который мне все это рассказывал, заливаясь слезами и хохоча одновременно, уверял, что при всем при том на всю информацию, все архивы, относящиеся к Инциденту, наложило лапу родимое же Управление, истинные воспоминания и свидетельства одни потихоньку вытравив, а другие подменив либо просто уничтожив, и спускает это дело на тормозах, и "я бы, эх-ма, волю бы дали, я 6 за двадцать дней такую заваруху заделал, все бы поднялись, косточки-скилетики лесных в пыль бы растерли, болтать бы про себя Возрождения и Воздование позабывали! Я бы порассказал, порассказал, чего видел, и чего там на самом деле было..." И еще кричал, у кого он служил тогда и кем он служил тогда, и "все, сморкочье, вот тут у меня, никто пальцем тронуть не могет, все про всех знаю!" - и пил, пил, пил...

Стрелять было бессмысленно: фигурки по улице не метались, автомат куда-то делся, а пулемет, у которого он было подменил скрючившегося Ларика, выбило из рук глыбой и погнуло ствол.

Все равно им семечки, подумал Вест. Сейчас я умру и так и не узнаю, кто там в танках, чьи они. Чтобы отвлечься, он в десятый раз представил, как увидит ракеты, побежит, прыгая через три ступеньки (я что-то только и делаю здесь, что убегаю), нет, надо будет сначала ребят посмотреть - кто остался... их будет ждать машина, хорошая, прочная машина, с хорошим вооружением, нате, получайте, если вам так нравится играть в войну... "вагончики", их ждут уже "вагончики", штука такая вроде монорельса, они где-то в западной стороне, за Комбинатом, черт с ними, пусть хоть вагонетки для руды, двигались бы только, они вообще-то давно брошены... тоннель в груди горы, в толще недр, в пластах, ход, про который никто не знает, и Наум не знал, откопали ему деда сивого, Литейщика, дед там себе на добавочные года заработал, как только потом выскочил, спрашивается... они оставляют за собой Пояс Города, непреодолимый, страшный, а они оставляют; они оставляют весь Город, мы оставляем этот Город, я наконец оставляю этот Город, как там у Киплинга?., ах, жаль, как жаль, Свена не могу забрать с собой, но сколько тут таких Свенов, обиженных и обижаемых сволочью-жизнью, как всегда и всюду обижаемы мальчики с вены, видящие не так, как все, и слышащие не тех, что все, прости, Свен, но лучше бы тебе легко умереть, прости на черном слове, но лучше... а Наум - он шишка, недооцениваю я его, какую, дьявол, сеть создать сумел, из Квартала практически не вылезая, да не просто сеть, а свою собственную, где работают и на две, и на три стороны, но в конечном смысле - всегда на него; ну да всяк подбирает музыкантов под свою музыку... что ж они душу-то мотают, похоронить что ли заживо хотят, стреляли бы залпом по этажу, по витражу, витражу-этажу на пупе я лежу (а все равно красивый дом был), - и кончено...

Огонь прекратился.

Карьер. Северная окраина Ему сказали: "Нагнитесь",- он нагнулся, но все же стукнулся лбом о закраину люка и затем, уже на жестком железном сидении, то и дело порывался потрогать ссадину. В воздухе прочно стояла смесь запахов газолина и нагретого двигателя, ржавчины на броне и технической смазки. Мотор не глушили, его гром набивал уши до отказа, и Вест еще различал, как другие рассаживались. Ударило металлом о металл. Невыносимо взревев, "сарацин" тронулся. У Веста дернулась голова.

А почему бы и нет? - подумал он, почему бы и не "сарацин"? Ход мягкий, колесный. Должны же быть у них "сарацины"? Считать повороты не было смысла. Сидящий рядом, какой-то даже сквозь комбинезон ненормально горячий детина, тот, кажется, что входил первым, громко, перекрывая гул двигателя, ругнулся, что не там едет. "Да пошел ты!" - крикнул ему в ответ водитель. "А я тебе говорю, на Тридцать первую сворачивать надо было!" - "Ну да! Нас там только и ждут".- "А. чего, проскочили бы, а там..." - "Заткнитесь оба,- не слишком громко, но очень внятно сказали с другого сиденья.- Самое главное, ты, Серый, заткнись. К Фарфору вчера наведывались, песку по колено натрясли, столько приходило. Соображать надо, кого везем",- "Я чего, я молчу",- сказал Серый и стукнул железом - видимо, переставил оружие к тому борту. Да, спустился первым именно он и спросил, поигрывая неизвестного вида трехствольным ружьем (Вест впервые увидел "зажигалки"): "Ну, кто тут Человек?" - а Крейн потом жалобно мигал вслед и пытался делать какие-то движения.

Машину резко качнуло. Вест, выбросив руки, встретил пустоту, завалился. Его подняли, усадили обратно и стали держать горячими лапами Серого. Теперь машину качало непрерывно, она задиралась то левым бортом, то правым. Наконец, урча, машина задралась носом, перевалила через что-то там и поехала явно вниз. Веста мутило от запаха несгоревшего топлива. "Прибыли!" - крикнул водитель, глуша мотор. Все стали выходить, Вест тоже. Его направляли все теми же лапами. Кособочась, он вылез на высокую подножку и прыгнул с нее. Земля была мягкая и ею пахло.

- Послушайте,- сказал он в пространство,- теперь-то хоть можно снять эту чертову повязку?

- Снимите ему, - послышался голос, и повязку сдернули. Руки Весту не связывали, потому что он пообещал сам ее не снимать и не сдвигать. Он щурился и оглядывался.

Он находился в центре обширной выработки, и вокруг была развороченная земля, которой пахло. Позади - выкатанная колея со свежим отпечатком протектора, а перед Вестом - детина по имени Серый и второй, и тот, кто не спускался в подвал. Все они окружали еще одного, низенького, плотного, вполне человеческой внешности, лысого.

- Идите, ребята,- сказал лысый. Он был одет в видавший виды френч, остальные - в похожие на танкистские комбинезоны. Лысому одновременно кивнули и ушли за корму броневика, туда, где вился дымок и слышались голоса. Последним, что-то прошептав лысому на ухо, ушел тот, который не спускался в подвал. Шептал он достаточно долго, чтобы Вест мог как следует рассмотреть его.

Он был Литейщик. Вест видел их уже немало, но этот всем Литейщикам был Литейщиком. Коренастый, ручищи до колен, кожа лупится. От Литейщиков брала жуть.

- Хорошо, хорошо,- досадливо сказал лысый, отпуская его. Страхолюдный Литейщик еще раз косо глянул на Веста и удалился.

- Ну-с,- сказал лысый,- разговор у нас будет не короткий.

- Надеюсь,- сказал Вест.

- Я Гата, вы, должно быть, слыхали обо мне, - сказал лысый.

- Кое-что, - сказал Вест на всякий случай.

- Тем лучше.

...Через час Вест устал.

- И все-таки я действительно не понимаю,- проговорил он и посмотрел на Гату.

Гата привалился к серому боку машины чуть в стороне от им же взборожденного пятачка земли, по которому он время от времени принимался бегать взад-вперед. Теперь Гата тоже устал и экспрессии у него поубавилось.

А говорил Гата долго. Он говорил о несказанной удаче, выражавшейся, по-видимому, в самом факте появления Веста, Человека, в Городе вообще и во встрече его с ним, Гатой, в частности. Встрече, организованной с большим для него, Гаты, риском. Вас что же, преследуют? Стража? - спросил Вест. Стража тоже, сухо ответствовал Гата и продолжал говорить. Вест его пока не перебивал, но затем Гата начал говорить о великой миссии, выпавшей на Вестову долю, и о тысячах, взывающих к нему, и ясность, даже та немногая, что была, улетучилась. Погодите, погодите, начал Вест. Вы колеблетесь? - вскричал Гата. Колеблетесь перед такой величественной, благородной, возвышенной... Он закатил глаза. Перед чем? - спросил Вест. Целью! - еще сильней вскричал Гата, забегав, - перед целью! Восстановлением порядка! Вы против порядка? Я-то за... Порядка попранного и втоптанного в грязь! Дискредитированного! Взгляните вокруг! - Гата сделал жест, и Вест, повинуясь, обозрел все те же стены, обрывы и оползни. Взгляните! Город лихорадит, Город на краю гибели. Я не говорю о Страже, она деморализована, она разложена бесконтрольностью власти, она замахивается уже на святая святых - Уложения; она кроит их под себя! Банды подонков наводняют Город, молодежь заражена вредными влияниями, а между тем обстановка меняется чрезвычайно быстро! И теперь когда вы с нами... (Господи, подумал Вест, да что ж они все заладили как заведенные? С кем это я постоянно оказываюсь "с нами"? Что это такое, почему я должен оказываться "с нами"?) Нет, вы колеблетесь! Народ теряет веру, народ теряет почву под ногами, а вы колеблетесь!.. Вест собирался с мыслями. Что-то во всем этом было не то. Он сказал: в принципе я не возражаю. Вам, конечно, виднее. Но почему именно я? И что - именно я?.. А как же! - опять вскричал Гата. Вы же Человек! У вас же силы! У вас же возможности! О вас, простите, такое рассказывают, не знаешь, верить ли. Обо мне? - изумился Вест. Ну, не о вас конкретно, о Людях вообще. Человек, знаете ли... человек - это звучит! Гата принял победоносный вид, будто говорил о себе. (Может, так и было?) Вест лихорадочно припоминал, что ему известно о Людях в Крае. Старик Крейн говорил, что Люди уже бывали в Городе, но, как это он выразился, "э-э... давно". Может, в том дело, что "э-э... давно"? Я что-то не очень хорошо понимаю, сказал он, какие такие силы и возможности? На что вы намекаете? Тогда Гата прекратил бегать, придвинулся совсем близко, потом вдруг отпрянул, отбежал, посмотрел, пригибаясь, из-за радиатора в сторону дымка и голосов, вернулся и, едва не бодая Веста черепом, жарко продышал ему куда-то в шею: ну вы же Че-ло-век, понимаете? Человек! Он вновь проделал свою суету с оглядками,- но ни с какой вы не с Той стороны! Вы Человек, но - но не оттуда. Вы не наш! И глазки его светились заговорщицкой радостью. Вест задохнулся. Так это... это вашими стараниями? И-и, если бы! - Гата отошел и скрестил ручки на животе. Если бы, если бы! Это Управление. Либо научники тайком. Такая техника либо там, либо там. А про Управление не спрашивайте, не спрашивайте, ничего не могу сказать. И никто не может. Чаща дремучая наше Управление...

Вест не спрашивал. Он пережидал сухость во рту и сердцебиение, и дрожь в мускулах. Ему ведь и сны теперь снились только о Крае,- когда снились. А чаще всего это была чернота, которую он сам придумал для себя, которую он сам научил себя видеть во сне. Он ведь уже почти убедил себя, что ему нечего вспоминать, он почти забыл, что это такое - вспоминать... Он выдохнул и посмотрел на руки. Подождал, пока они успокоятся. Так. Я не спрашиваю вас об Управлении, сказал он. Я, как видите, даже не спрашиваю вас, откуда вы узнали, кто я, а если я дело рук Управления, то кое-что о нем вы все-таки должны знать. Во всяком случае настолько, чтобы быть осведомленными о моем появлении, не знаю уж, каким образом осуществленном. Об этом я вас тоже не спрашиваю. Но что вы предлагаете - это я хотел бы знать. Только конкретно, по пунктам. Если уж вы хотите что-то менять у себя и зовете Человека, не желая объяснять, что и как он может сделать для вас, то хоть объясните, чего хотите вы сами? Почему, например, Уложения для вас - святая святых? Насколько я о них слышал, они-то и есть причина ваших бед. Их надо менять. Или упразднять вовсе, я так думаю... Ах, вы совершенно не понимаете нашей ситуации! - горестно вскричал Гата и вновь начал говорить о порядке и миссии, об исстрадавшемся народе и почестях, которые ждут избавителей. Вест немного послушал и перестал.

Прошел час. Оба устали.

- ...и ничего я не могу вам обещать,- добавил Вест.

Гата выглядел не только усталым, но и раздраженным. Наверное, я кажусь ему бессмысленным упрямцем, подумал Вест. Или - что успел сговориться с кем-то. А ведь это опасно, вдруг подумал Вест, он же, чего доброго, стрелять вздумает, вон пистолет на пузе, что ему стоит. Нет, ну что на словах-то я с ним соглашаюсь, этого вопроса с самого начала не было, а вот на деле? И что же ты собой представляешь в действительности, а, Гата? Ну вот, я не знаю сам, сколько у меня в кошельке, а уже согласен торговать собой. Куда лезешь, Вест?

- Я придерживаюсь глубоко пацифистских позиций,- сказал он.

- Не понимаю,- сказал Гата.

- Гуманистских. Человеческих. Христианских, если угодно.

- Не понимаю,- повторил Гата.- Это игра словами. Какие еще могут быть позиции у Человека, как не Человеческие?

- Я вкладываю совсем иной смысл,- сказал Вест. Из-за морды броневика показалась физиономия Серого.

- Начальник,- сказал он,- пойдем давай заправимся. Упрело все. И Пека надоел. Я его кокну, а?

Гата дернул круглой головой и немедленно налился краской:

- Я тебе! Я тебе сколько раз! Про дисциплину предупреждал тебя сколько раз? Не видишь - занят!

- Да ладно те, начальник,- Серый скрылся, крикнул оттуда: - Одну мы те оставим, но боле ничего!..

- Тоже освободитель? - кивнул Вест в ту сторону.

- М-да,- сказал Гата.- Рядовой состав, к сожалению, часто незрел. Однако, - сказал он другим тоном,- может быть, и впрямь... м-да... поедим?

- А как же риск? - напомнил Вест.- Ежеминутный который?

- Н-ну, будем надеяться, будем надеяться... - Гата поспешил пройти к костерку за бронемашиной. Идя следом, Вест невзначай глянул по сторонам, наверх, где кромка выработки ломано отрезала небо от земли. Дотуда было далеко.

Костер догорал между большими камнями, на которых лежала палка-вертел с тушкой кого-то. Тушка выглядела весьма подозрительно. Незнакомцев у костра был только один седенький Ткач, как ни странно - нормального желтого стариковского цвета. Остальные были те, кто привез Веста.

- Я, как хотите, - говорил, ни к кому персонально не обращаясь, седенький Ткач,- я ихнего ничего в рот взять не могу. У меня от ихнего живот болит. Вот тут болит и вот тут. Давеча требушинки крюком подцепили - из главной галереи приплыла - так ведь червивая. С виду ничего, натуральная, скользкая, правда, малость, долго, видать, плавала, но эта, червяки в ней. Во какие. Я, как хотите, но я отказался. Верите, говорю, сами и сами, говорю, кушайте, будьте любезны...

На лицах слушающих было написано явное нетерпение. Как только появились Вест и Гата, Серый бесцеремонно пхнул Ткача и рыкнул: "Все, завязывай трепаться. Давай". Старичок безропотно умолк и вынул из тряпичной сумки блестящий куб с кнопками, родного брата того, что Вест видел у Шеллочки, только размером вроде побольше. Ткач принялся с ним возиться, что-то щелкая и набирая, медленно, останавливаясь и шевеля жухлыми губами. Пятнадцать последняя, подсказал Серый. Ткач отмахнулся. Во! - Литейщик показал Ткачу кулак, только попробуй, сморкач старый. Ткач ткнул последний раз и поспешно отставил куб. А через секунду чудо-кубик выплюнул из воронки брикет светлой массы в прозрачной упаковке.

- У-уй! - взвыл Серый.

- Хе-хе, - задребезжал Ткач, проворно подхватывая брикет. - Стариков уважать надо,- наставительно сказал он.- Это у тебя зубки молодые, а мне трофеи ваши кушать нечем.

- Вонючка старая,- приговаривал Серый, завладев в свою очередь кубом.- Что ж ты делаешь-то, а? Что ж творишь-то...

- Ну, смотри,- свирепо сказал другой вокер, у которого был драный комбинезон,- ну-ка, гляди!

Старичок только посмеивался. Обстоятельно исследовав брикет со всех сторон, вздохнул -сокрушенно: эх, красоту портить! - и содрал до половины обертку. Он стал отщипывать обнажившуюся массу и есть. При этом он блаженно жмурился.

- Видали? - сказал Серый, взбалтывая бутыль без этикетки. Бутыль была литра на полтора, но плескалась в ней едва половина.- У, зараза! - сказал он старичку.

Бутыль пошла по кругу. Гата дал Весту нож, и Вест, как все, отрезал кусочки мяса, прожевывал их, жилистые и несоленые и даже глотнул спирта из бутыли, чтобы быть как все. Некоторое время он еще поглядывал вокруг, где какой большой камень и как поставлено оружие - у вокера в драном комбинезоне оно было ну совсем под рукой, но это ничего - бросок, кувырок и... и там посмотрим, потом до него донеслось слово "сонник", и он стал прислушиваться к жалобам Серого. Ведь глазам не поверил, жаловался Серый, прям обомлел: заряд, понимаешь, хоть мизерный, но есть, а сонник валяется... у-у, рыло сидит, жмурится еще! Так-так, сказал Вест, вот он, значит, Он? - он не сонник, он сморкач старый. Нет, я говорю, штука это - сонник. А, да, сонник, рухлядь одноразовая... на еще глотни. А как он, интересно, устроен? Как! как! тебя надо спросить как, я что ли в них во все ножи вставляю. Что за ножи? Ну, железяка такая круглая, острая внутри - начнешь панель отдирать, она там поворачивается, и кранты всей конструкции-хренакции... эй, Человек, ты чего ж сонника-то не знаешь, вы чего на Той стороне, только нам их и шлете?

Вест заметил, что Гата сделал страшные глаза, и чтобы замять, выпил с Серым еще и согласился, что Пеку пора придушить за стукачество и общее неуважение. Правильно, давно пора, приговаривал Серый, правильно-правильно, в Квартале давно б уже сдох, а тут вс„ трясет головенкой своей поганой, хочешь, я его счас?! Не надо, Гата не велит. Кто Гата, где?.. а-а, да, правильно, не велит, значит, нельзя... У Гаты, слышь-ка, сынок в историю вляпался, пришил пару девок, а одна была дочка какой-то шишки в Страже, понял? И что? Еле Гата откупился, вот что. Чем он мог откупиться, у вас же нет денежной системы обращения. Чего-чего?., дур-рак ты, Человек, он кто? - Гата, понимать надо. Что понимать? А то и понимать, думаешь, почему к Фарфору приходили на Тридцатые. Слушай, Серый, чего это я такой пьяный? А ты закуси. Да ну к черту кошатину эту. Сам ты кошатина. А я говорю, кошатина, все вы кошки драные, все, я от вас ушел, знаешь, как мне тут плохо, не набивался я к вам... А сюда никто не набивался, ты давай-ка со мной сиди, где сидишь, по сторонам не шарь, слушай, я тебе про Пеку расскажу... жил-был Пека, мелкий такой стукачок, мурзя. помыл он как-то у ребят в Квартале сонник полупустой... Как помыл? зачем помыл?.. Ну, стибрил то есть... ну, натурально, ребята ему, мол, что ж ты у своих-то? - а он нырь - и из Квартала уплыл, так и плыл мили две с сонником в зубах, да, Пека?.. теперь ты у нас король подземелья... жмурится еще, паскудник...

Пришел в себя Вест у обломка плиты, стоящей торчком. Камень приятно остужал затылок. Еще мутило, но голова была ясной. Вест присыпал землей все, чем его вывернуло, и отодвинулся. В зажмуренных веках красное перемешивалось с черным, огненные пятна вдруг конденсировались в лица, лица... Литейщики, Ткачи, женщина Мария и Свен; в окне напротив дома Крейна - красивая девушка с по локоть ороговевшими руками, Весту сказали, что у нее начинается костянка, сама она уже не разговаривала, только плакала, тихонько воя; еще лица, что видел на улицах - почти человеческие детские, на которых еще светится индивидуальность, и взрослые, вокерские,- черствые, измятые, одинаково складчатые, у Литейщиков словно безгубые, безбровые, безресничные маски с глазами-щелочками, Литейщики - как квинтэссенция вокерства... Что же это за мир, кто его выдумал, у кого язык повернулся разуметь под человеком всего лишь еще один биологический вид. Вернее, не вид, а подвид. Есть вокер, есть Человек. У вокеров много разновидностей, у Человека их нет, так давайте сделаем из Человека вокера, они же так изумительно приспособлены, замечательно специализированы, великолепно монофункциональны! И Человек, Ткач, Расчетчик, и прочие, и те, кого не знаю и не узнаю никогда,- все-все в один ряд... И что же я могу, а я определенно что-то могу, эта возня неспроста, но что же?

Вест открыл глаза. По языку осыпавшейся породы, прямо напротив, спускались похожие друг на друга, перечеркнутые автоматами пополам, плечистые фигуры. До них было метров двести, и они быстро расходились, увеличивая расстояния между собой. Уже застрочили - почему-то сзади и очень далеко, будто с той стороны Карьера,- от костра донеслись истошные вопли, задвигалась, визжа и скрипя, башенка, и едва Вест решил, что пытаться улизнуть под эту кашу опаснее, чем отбиваться - все-таки пулемет миллиметров двадцать,- как ему на плечи упала сопящая туша Серого, и он ткнулся всем лицом в землю. Последующее он воспринимал только на слух. Выстрелов больше не было ни с той ни с другой сторон. Серый держал Веста намертво, и раз дернувшись, Вест прекратил. Там заревел мегафонный голос, слышно было плохо, но за камнем, у броневика начали ссориться и ссорились минуты две. Мегафон опять проревел короткое. Кто-то, кажется, вокер в драном комбинезоне, зычно ответил. Мегафон еще рявкнул и смолк.

- Быстрее вы! - заорал Серый.

Принеслась длинная очередь, и легла рядом. Тогда Веста поставили на ноги, и он немедленно начал плеваться и тереть глаза.

- Ты к нам сам,- быстро и невнятно заговорил перед ним голос Гаты, ты к нам сам пришел, понял? Набрел, понял?

- Сыночки, братики-и,- еле выговаривал Пека, отираясь у Гаты за спиной. Вест уже начал кое-что видеть. Серый оттеснил Гату, буркнул: пошел, пошел,- и начал подталкивать Веста к осыпи, где залегли нападавшие.

- Ты что!? - крикнул Вест. Последняя очередь была как раз оттуда.

- Пош-шел! - прошипел Серый, оттягивая затвор,- душу выну!

Вест, моргая, оглядел их. Гата с трясущимися губами, звероподобный Серый, Пека, бледно-зеленький от страха. Потом он посмотрел на осыпь. Из-за камня высунулась фигурка, замахала рукой. Так, подумал Вест.

- Значит, так и скажи им, понял? Не резон им, понял не резон! - взвизгивая на окончаниях, сказал Гата. Серый махнул дулом. Оно у него ходило ходуном, и Вест, пока шел, видел перед собой только один качающийся пламегаситель, будто им размахивали перед самым его носом. Он шел черный от земли и сажи, которая, оказывается, покрывала здесь всю почву, и камни и комья выворачивались из-под ног, и дважды он падал.

А навстречу, к несказанному его удивлению, выбежал не кто-нибудь, а Наум, приобнял, и то ли прикрывая, то ли сам прячась, быстро, быстро потащил выше, за кромку Карьера. Они бежали, потом пошли, а потом, когда в Карьере снова раздались очереди, Вест, бормочущий и дрожащий, вдруг вырвался, побежал обратно, но Ткач успел подставить ногу и навалился, и держал, как Серый, пока Вест бился и рвал пальцами сухую землю.

Вода в воронке доходила до середины груди, и раз поскользнувшись, Вест со всплесками нырнул с макушкой. Хорошо еще, двигатель транспортера, стоящего наверху над их головами, чихал вхолостую и заглушал все. Поэтому они могли тихонько разговаривать.

- Сейчас уберутся,- сказал Ткач, когда Вест вынырнул и прижался обратно к стенке в тени,- не поезд же они пригнали. Ткач закряхтел чуть слышно, - спасибо скажи, что не нарвались морда к морде, вот было бы...

- И откуда ты, - сказал Вест раздраженно,- и откуда ты умный такой взялся.

- Не орал бы ты, - попросил Ткач. - Для этих дел у Фарфора народ подобран мрачный, шлепнут сперва, потом подумают. Не Лакки Проказник, которого он за тобой в Квартал засылал...

Они замолчали. Ткачу стоять было удобнее, а Вест, чтобы над водой оставалось только лицо, подгибал колени и все время скользил ногами по топкому дну. Один ботинок он уже потерял.

От Карьера они шли через какие-то заросли, завалы, заборы, кусты, буреломы и свалки, а вдалеке не переставали стучать выстрелы и очереди. Вест был угрюмый и все больше помалкивал. Ткач тоже помалкивал, но это у него получалось веселее. Наконец Вест спросил, почему же все-таки добивают Гату, ведь тот его, Веста, выдал, как было приказано. Ткач хихикнул и сказал: да какого Гату, это он Пузыря подставил, он всю дорогу по нескольку штук подставленных держит. Гату, может, и вообще бы не потревожили, надо же кем-то народ пугать. А Пузырь свой шанс ловил, да не выгорело. Приспичило, видно, сиреневым, добавил Ткач. Они миновали одинокую обгорелую стену с двумя оконными проемами. У вас тут что, война была? - сказал Вест. Навроде того. Вот они забыть и не могут. Развлекаются. Ткач выругался. Все развлекаемся одинаково - мы, они. Все у нас, милок, похожее. Та сторона, эта, все! - весело-злой, он хлопнул Веста по плечу. Вест ничего не понял. Стали попадаться высокие пни, стволы, будто смахнутые одним движением. Вест спросил, куда они направляются. Ткач не ответил, но с виду поскучнел. Уже смеркалось. Идущий впереди Ткач как-то слишком резко остановился. С ним произошла поразительная перемена, он сгорбился, скрючился, голова свернулась чуть набок, он засеменил, засеменил,- и Вест сейчас же вспомнил, что точно таким был Ткач в Квартале, когда сидел на нарах и жрал из миски.

Неподалеку, на том склоне овражка, показались Стражи. Они двигались гуськом, голова в голову, один повернулся к другому, и оба захохотали. Они направились сюда, где застыл обреченно Вест, и Ткач уже сделал им шаг навстречу, но в этот момент - Весту показалось, что он что-то пропустил, - однако прямо из воздуха, из голубой вспышки, появились двое, по облику тоже сиреневые, и - забило, заметалось пламя из огромных черных ружей, у которых - Вест разглядел - вместо ремней были цепи с крупными звеньями... Шеренга первых Стражей сгорела в миг - шарахнувшегося в сторону дожгли одиночным импульсом и тотчас же оба убийцы задрожали, крутанулись вокруг оси, опять пыхнуло голубым, и осел взметнувшийся песок.

Вест захлопнул рот. Он перевел взгляд на Ткача - тот привалился к спекшейся куче незнамо кем и когда вываленного здесь бетона. Чуть-чуть мы с тобой, проговорил Ткач, чуть-чуть они раньше времени... Сволочь, - сказал он непонятно,- с обещаниями своими. Видал? Своих не пожалел, а дюжина добрая была, я тебе говорю. Ладно. Теперь-то я знаю, теперь-то мы пойдем...

...В свете фар . транспортера появились двое с охапками автоматов и еще один с двумя коробками. Конец! - нервно озираясь, крикнули они через яму тем, что находились в транспортере. Оружие догрузили, транспортер надсадно взревел, земля над головами Веста и Ткача дрогнула, комки осыпались, и через десять минут, выждав для верности, мокрый Человек и мокрый Ткач выкарабкались наверх.

Было тихо-тихо. Ветер легонько шевелил сухие длинные стебли островка травы, высокой, смахивающей на тростник. Стебли постукивали друг об друга,- и все. День совсем погас.

- Х-холодно,- передергиваясь в сыром, сказал Вест. Он шел за Ткачом. От нас остались одни голоса, подумал он.

- Недалече уж,- отозвался Ткач и сказал, помолчав: - Плохо это.

- Что плохо, что недалече?

- Что склад у Фарфора тут был, плохо. Что склад плохо и что здесь - плохо. Наползают, гниды, забыли, как их тут жарили. Ты давай теперь за мной след в след, подорваться раз плюнуть.

- Да мне уже приходилось,- пробормотал Вест,- приходилось взрываться.

- Это где это? - тут же спросил Ткач.

- Это давно. Очень давно. Так, кажется, что и не было, вот как давно. Сам смотри не подорвись, заговорщик... Ты чего в Квартале-то молчал?

- Нельзя было в Квартале, я ж тебе объяснил потом. Да и ты что за птица...

- Что?

- Я говорю, я тогда думал так: что за птицы?

- Это про меня?

- Про тебя... на проволоку не наступи.

- Вижу. Черт, стемнело быстро как. Дальше куда?

- Видишь домик? Ну, сарайчик такой, вон чернеет - к нему. В десяти шагах остановимся, ближе лезть не моги ни в коем разе.

- Ясно. А что, теперь ты понял, что я за птица?

- Я еще тогда понял. Почти сразу.

- Ну-ну. Я вот до сих пор нет.

Город. Перекресток Пятой и Шестнадцатой. Полдень. (Продолжение) Посреди зала зияла огромная дыра в полу, а над ней, в проломе купола, голубело небо, и ползла тучка.

- Где они? - спросил Вест.

В глубине закашлялись и заругались в два голоса, потом Ларик - он был жив - от окна сказал:

- Я вижу один. Из-за угла хобот торчит.

Вест отошел от края провала, побрел, спотыкаясь и припадая на обе ноги сразу, сквозь неосевшую пыльную мглу к орудию. На станине сидел Дьюги, горестно оглаживая отстегнутый протез. Ему его расщепило и раздробило низ. Тоже по ногам, подумал Вест.

- Во,- показал Дьюги протез.

- Пять выстрелов имеем,- доложил угрюмый Литейщик, пнув оставленные ящики - один нераспечатанный, и другой с двумя снарядными жирно поблескивающими телами. Остальные ящики валялись на полу вперемешку с гильзами, и все было щедро присыпано крошевом.

- Что ж вы так,- сказал Вест. Он вспомнил, что, оказывается, не слышал ответных выстрелов. - Экономить надо было. Так нам до вечера не продержаться. - Он заметил, что Дьюги с Литейщиком переглянулись.

- И два другие тоже там, - сообщил, подходя, Ларик. Он не был даже ранен.

- Стоят себе.

- Командуй, командир,- сказал Дьюги.

- -Что ж командовать. Надо ждать,- сказал Вест.- И Наума найти. В какую сторону он направлялся, к площади?

- - К площади, к площади,- сказал Дьюги. Нехорошо как-то сказал.

- Ну вот. Я попробую сходить...

- Он сходит.- Дьюги кивнул на Литейщика. Тот поднялся и сразу ушел. Вест почувствовал, что надо что-то сказать.

- Странно они себя ведут, нет? - сказал он.

- Лишь бы не убили,- отозвался Дьюги, не отводя тяжелого взгляда, Дьюги пристегнул ногу и постучал ею.- Ежели Наум не отыщется, ты их, - мотнул в сторону выбитого окна,- сделаешь. И отговариваться не пробуй, мы тебе не твой дружок Пятьдесят четвертый. Он, я так думаю, давно уж дернул подальше. Ты, это, значит, покудова во-он там сядь, не приведи случится что-нибудь с тобой... Ларик, там же побудь...

Веет сел в нишу. Надо же, до чего несуразно, подумал он. Как будет несуразно, если все так... Ларик шумно завозился рядом.

- Да чего ты,- сказал он, по обыкновению ухмыляясь, - чего тебе три танка? И уйдем. И без Наума уйдем, обойдемся, он уж давно у нас на подозрении.

- Чьи танки, а? - разлепляя губы, спросил Вест.

- Гатовы, надо думать, а там, конечно, кто знает...

Инсургенты, думал Вест, защитники баррикад. Нет, война - это когда народ воюет, а так - это пауки в банке. Впрочем, народ можно вывести на баррикады и там же, на баррикадах, для собственной надобности и положить, и тогда, что Гату убрали, это благо, хотя кто мне сказал, что это Гата был ближе всего к осуществлению не знаю уж чего - переворота, очередного выступления, бучи, заварушки, провокации... Собственно, сказал мне Наум, а я и самого Гату в лицо не знаю.

- Скажи, Ларик,- повернулся Вест,- а зачем тебе на Ту сторону?

- На Ту сторону? - хмыкнул Ларик.- Нужен я там больно. Мне из Города бы только, я бы там сам...

Это была новость. Вест очень удивился и спросил:

- А ты знаешь, что там, за хребтом? Ты бывал?

- Зачем бывал? - сказал Ларик.- Говорят.

- Ах, говорят...

Но Ларик завелся с полоборота и принялся рассказывать и расписывать чудеса и прелести, которые скрыты за южными горами и южной степью, теплынь и завались настоящей жратвы, и это снова были сказки про луну из швейцарского сыра и землю из земляничного торта, каких Вест уже наслушался от таких же вот безномерных и неприкаянных, откопавших, трясясь от бессознательного ужаса, на Пустоши ржавый автомат и вообразивших себе, что теперь они - что хочу, то и ворочу. На деле всего-то они могли легко перебарывать или совсем не ощущали заложенный в вокерах вообще понуждающий импульс к работе, и к работе именно коллективной, а никак не индивидуальной, и посему записаны были в безномерные, как диктовалось то Уложениями, ни малейших отклонений не признающими. Но все равно оставались они вокерами в сути своей, сами не подозревая, отчего Пустошь внушает им такой страх. А между тем причина состояла в физиологической невозможности существования отделенной от других особи. Вест долго вспоминал и наконец вспомнил слово - экстравертность. Насаждаемая экстравертность, экстравертность обязательная, как воздух, как сама жизнь, подмена социологии физиологией, физиология как общественная наука... У Веста язык чесался назвать все это муравейником, но это значило бы погрешить против истины. Нет, все-таки общество. Нет, все-таки не особи, а индивидуумы. Может быть, именно они, безномерные, которые здесь становятся бандитами, которым уготовано быть бандитами, потому что, изуродовав в них Человеческое, их не сделали даже полноценными вокерами,- они-то и несут еще в себе какие-то крохи, еще что-то способное повернуть вспять, к Человеку. Но почему-то совсем не воодушевляет, что, оказалось, человеческое в человеке не истребить даже таким страшным способом. Потому, наверное, что им это уже не надо, они уже забыли, забыли, не создав своего, и значит, нет здесь народа, и никто не пойдет на баррикады...

И значит, Гату Наум ликвидировал зря? - подумал Вест и невесело засмеялся. Нет, Наум ничего не делает зря...

Город. Заброшенный особняк Еще через один поворот впереди завиднелся свет, и Вест почувствовал, как Пэл придержал его руку. Ловкие пальцы надели на запястье электрический браслет, голос бестелесно прошептал в ухо: таймер, Вест покивал. Как договорились, шепнул голос, будь осторожнее, мало ли что. А вообще-то не беспокойся, здесь вряд ли чего есть. Вест опять покивал, пошел один, нащупывая ногой дорогу.

Значит, не думать о белой обезьяне? Не думать о белой обезьяне, не думать о белой, о белой... о, это мысль, начнем думать именно о белой обезьяне. Вот она вся шерстяная, белоснежная, с красными альбиносьими глазами... гиббон. Н-да, господа мои Стража! Нет, не пресловутое чтение мыслей, это все легенды, не бывает, но что одна из разновидностей психоволновой слежки, это точно. Названьице-то какое - "гадюка", а и впрямь на змейку смахивает, не разглядел я тогда у Наума... Быть может, и управление психикой? Быть может, быть может, продолжительностью жизни же управляете, хотя я и не понимаю, как это вообще возможно, да и никто не понимает, и не должен, по идее,- тайна тайн. Просто - живут. Кто поплоше и не задумываются, кто поухватистей готовы из собственной кожи вылезти, лишь бы накинули пару добавочных годков, чего, кстати, сравнительно несложно добиться. Или какие опасные работы, или сунуть кому надо, а то - в агенты Управления.

Он остановился за стенкой с амбразурой, из которой и проникал в коридор узкий, как лезвие, и плоский пучок беловатого света. В ладонь с этой стороны, в соседнем помещении амбразура расширялась, и видно было много. Видно было, что это зал, вернее, бункер, бетонный, как коридор, по которому его провел Пэл, длинный и довольно узкий, равномерно освещенный. Вест видел его весь, находясь на середине длинной стороны. На что-то это похоже. Справа, у торцевой глухой стены - Вест приглядывался, приглядывался,- стоял пулемет на треноге. Ну правильно! - подумал Вест, и в эту минуту на другом конце стукнула дверь. Вошедшие сгрудились тесной кучкой, и некоторое время он ничего не мог различить. Потом там закричали, и он вздрогнул. Кричали без слов, но надрывно, не жалея связок. Вмиг кучка распалась, все куда-то делись, кроме одного, огромного, широкого, сразу видно - из Стражи, и Вест услыхал, как справа лязгнуло - кто-то тронул пулемет, подумал он, - и Страж побежал...

Пулемет работал без остановки, уши заложило от грохота, а Страж - Вест теперь увидел - с огромным мясницким тесаком в руке бежал и бежал навстречу пулям, которые все до единой шли в цель, и точечки на широкой груди в сиреневом, множась, плеснули красным, и сиреневое почернело, а он все бежал, летел, как пущенный из пращи, по прямой, и натыкался на хлещущий прут из пуль, гильзы сыплют дождем, и проскочил, оскаленный, спина его, разлетающаяся в клочья, уже одна огромная дыра, из которой летят лохмотья и брызги, а он все бежит, и господи, до чего же это страшно, этот жуткий тир, а по бункеру визжат, сталкиваясь, пули, визжат, сталкиваясь, бетонные осколки, как же он не падает, ему и бежать-то уж некуда, и руку отрезало, ужас какой...

Вест отпрянул. И грохот смолк. Из амбразуры в коридор потянулась ленточка сизой гари. Да что же это, подумал Вест, да что же. Он заглянул. Из-за пулемета вылезал и никак не мог вылезти Страж в плаще. Плащ был белый с изнанки. Ему удалось отойти, шатаясь, только предварительно повалив треногу, глухо громыхнувшую о пол. Куча дымящегося тряпья лежала там же, совсем рядом с треногой, за расстоянием было видно плохо. Вновь стукнула дверь, и в бункер ввалилась целая куча маленьких и лысеньких, ярко напомнивших вдруг покойного Пузыря. Они принялись размахивать руками, двое сразу потянули от того конца к куче тряпья узкую матерчатую ленту. Лента была вся перекручена, первый часто останавливался и поправлял. Веста кольнуло в запястье и он, не досмотрев, попятился назад, пока не наткнулся на твердое плечо Пэла.

И снова были коридоры, где Пэл находил дорогу в полной, чернильной тьме, и вышли они совсем не там, где входили, и уже начинался день.

- Пэ-эл! - заорал Вест.

Он лег на спину и уставился в потолок. Потолок когда-то был замечательный - лепной бордюр из полуузнаваемых-полуирреальных цветов и фантастических звериных морд когда-то не был посбит, и глазуровка когда-то отсвечивала новым блеском, и не виднелась в дырах чернота, не висели крупные ломти штукатурки. Вест ждал несколько времени, потом закинул руки назад и, нащупав здоровенную, неясного назначения - для вазона что ли? - деревянную тумбу, со страшным громом повалил ее.

Пэл затмил собою косяк через четверть минуты. Он швырнул к подножию дивана сковородку, которую принес, и также без единого слова затопал обратно вниз. Сковородка брякнула. Там была обширная яичница вперемежку со штукатуркой. Вест еще какое-то время полежал на продавленных пружинах, изо всех сил зажмурив глаза, но понял, что это бесполезно, и отправился вслед за Пэлом. Внизу они оборудовали еще одну комнатку, там даже было некое подобие примуса. Сковородку Вест взял с собой.

Пэл сидел на расшатанном табурете и невозмутимо откусывал от коричневого брикета. Коричневый - значит, синтет-бифштекс. Серый - чуть кислящая хлебная мякоть, желтовато-белый - наподобие печеной мерлузы, оранжевый - неизвестный фрукт, сочный, с запахом корицы. И так далее. Все просто. И шифры простые, запоминающиеся. Вест набрал три-двадцать один, уселся напротив. Пэл подвигал своим носом вместе с очками и сказал, уставившись в потолок:

- Значит, иду это я, иду, горя себе не знаю, рядом, значит, плетется хнычущее создание, которому все, значит, надоело, ничего оно, создание, не понимает и хочется ему, созданию, например, хотя бы скушать разок нечто, чтобы с души не воротило...

- Ладно тебе,- сказал Вест.

- Затем,- продолжал Пэл, не отрываясь от какой-то точки на потолке,- я же, вообразив,, что у создания и вправду трудности с Усвоением, и привыкает оно, создание, медленно и плохо и, значит, тоскливо ему, шлепаю на Тридцатую, в самую собачью свадьбу, бью морду Ежику, бью морду Сопатому - а Сопатый, между прочим, Фарфора правая рука, а морды я им бью, потому что сменять-то мне не на что, и занять не подо что,- и чуть было не набив морду и Фарфору за компанию, вымажживаю из личного Фарфорова ресурса три четверти дюжины яичек, а ресурс ему расходовать на жратву ой, не хочется, сонник-то у Фарфора с одиннадцатым каналом, редкость превеликая, всего два у него было таких, да один, сломанный, правда, Проказник за тебя в Квартал снес... во-от, а ты, создание то есть, ведешь себя совершенно...

- Ну извини, ну не знал, ну честное слово!

- Да ты выбрасывай, выбрасывай,- ласково сказал Пэл, опуская нос с очками.

- Выбрасывай, чего уж теперь-то.

Вест с сожалением и досадой посмотрел в яичницу. Он отчего-то решил сперва, что мусора там гораздо меньше.

- Да,- сказал он убитым голосом,- пожалуй, что так. Ты извини, старина, - повторил он.

Он поискал глазами поглотитель (с самого особняка Кудесника он недоумевал, встречая повсеместно эти дверцы и лючки с черно-красным кругом посредине), но вспомнив, что его здесь быть не может, просто свалил остатки яичницы в приспособленную под это дело квадратную банку... Да, старые особняки оборудованы не были, но Кудесник на то и Кудесник, чтобы иметь то, чего ни у кого нет. Вест все-таки глянул на потолок. Как раз над примусом штукатурка обрушилась вся, на полу тоже белели раскрошенные кусочки. Вест вздохнул.

- Не соображаю уже ничего,- сказал он.

- Поспи, - коротко предложил Пэл и замолчал.

- Не, - Вест помотал головой.- Устал слишком,- знаешь, бывает?

Пэл ничего не сказал. Вест зажмурился, как наверху, сильно-сильно, но ощущение песка под веками не пропало. Собственно, он не спал третьи сутки подряд. Ничего, попытался утешиться он, третьи не четвертые, четвертые не десятые.

- Впечатлений,- сказал он,- много.

Пэл и на это промолчал.

Объявился Пэл, как и пропал тогда, неожиданно. На следующий или через день, как Вест поселился здесь, утром, выйдя на роскошные развалины роскошного крыльца, Вест увидел фланирующую мимо знакомой развинченной походочкой фигуру и еле догнал аж на соседней улице. При входе Пэл уселся на обломанную колонну и заявил: ага, это хорошо, что ты мне встретился, а то как раз приткнуться негде. В самом доме, критически попинав кучи разной рухляди и мусора, сказал, что в остальные комнаты не пойдет, да и Весту не советует, знает он эти особняки, провалиться - раз плюнуть, до того сгнило все. Вест, конечно, начал приставать с вопросами и напомнил о давнем обещании. Это пожалуйста, это сколько угодно, сказал Пэл.

Позавчера они ходили на Комбинат. Комбинат только при первом рассмотрении казался близко. Это все из-за труб, подумалось Весту, когда начался второй час пути. С Двадцатых, из квартала особняков, большей частью разрушенных и смятых Городом, пустующих, с летучими мышами на чердаках и кошками в подвалах, либо занятых кем-то подо что-то (но никак не под жилье), светящихся плотно занавешенными окнами или черных, как выброшенные на берег корабли, Пэл провел его сразу на Сороковые, заселенные вокерами попроще, но уже почти поголовно работающими на Комбинате. Они стояли у своих подъездов, старухи жались к завалинкам у стен, женщины с маленькими лицами непроизвольно подтягивали к себе детей, взрослые мужики, все как один, поворачивались к ним с Пэлом и провожали взглядами.

А безномерный Страж, вышагивая себе по середине улицы, по сторонам не глядел, поплевывал и тешил Веста историями из Городского бытия. Он, например, рассказал о случае во времена того же Инцидента, когда один старшина вскрыл самовольно лазер-автомат из тех, что составляют Пояс Города, отразил атаку, уничтожив всю первую волну, а затем там же застрелился.

- Еще один наш великий идиотизм,- разглагольствовал Пэл, - тревога ноль-два, а старички в Управлении сидят зады оглаживают, ждут, когда сработает автоматика. О нижних чинах и разговору нет, они сам ключ "внешняя опасность" только через час и расчухали. Ну-с, автоматика не срабатывает. Полчаса не срабатывает, час не срабатывает, старички начинают ерзать. Зовут техэксперта. Тот им: так и так, заклинило шестеренки, зациклилась программа, сблындила машина, короче, снимай колпаки, крути вручную. Старички переглядываются, молчат. А соль в том, что по соответствующему Уложению ни под каким видом в колпак ручонками лазить нельзя. Хоть ты будь кто. Уложениям же тыща лет, Пояс в них проходит как новейшая, как секретнейшая и прочие страсти. В общем, карается смертной казнью. А уж полтора часа на исходе, головные отряды вот-вот в долине покажутся, хочешь, не хочешь, надо шевелиться. Вдруг на пульте сигнал - семнадцатая точка, колпак снят, тревога ноль-девять - "диверсия на секретном объекте". Тут они клювы совсем поразевали...

- Ну и? - не выдержал Вест.

- Ну и все. Его там на колпаке и нашли. Потом, после всего. В общем, правильно он, я полагаю, хрен их, чего бы старички те с ним после уделали...

Комбинат был обнесен глухим забором, и в заборе была дыра. Тропинка вела прямо в дыру. Или выходила оттуда. У дыры Пэл остановился и обернулся.

- Ну подумай,- сказал он добродушно,- чего ты там забыл? Червей не видел, как копошатся?

- Я должен посмотреть,- упрямо сказал Вест, он и сам не знал, что хочет найти здесь.

- Ну, посмотри, посмотри,- усмехнулся Пэл.

И были пылающие зевы и клубы дыма и пара, и узкоколейка с чумазеньким, непривычного вида локомотивчиком, и алая струя свирепого расплавленного жара, и отвалы коварного шлака, затвердевшего сверху, но лавово-красного под коркой... Нет, они не копошились. Они стояли перед пастями печей, приложив руку-козырек. Они шуровали в топках, и их чуть не облизывали языки огня. Они раскрывали рты и трещали, перекрывая грохот, непонятное, не похожее на речь, но сейчас же случалось что-нибудь - правильное и, вероятно, нужное в этот самый момент. Вест прошел много разных помещений, больших и малых, с непонятными машинами и инструментами, грохочущих и тихих, и везде все шло раза в три быстрее нормального темпа, напоминая невероятную кинопленку, пущенную ускоренно. Всюда, всюду, всюду, всюду, всюду...

Когда у Веста зарябило перед глазами, потекли слезы, а в голове забил набат, он взмолился, и Пэл вывел его к большой грязно-белой стене, из которой на высоте трех этажей выходили ржавые трубы и, перебрасываясь через ограду, уходили прочь.

- Дьявольщина,- приговаривал Вест, вытряхивая из ушей рабочую скороговорку Литейщиков,- вот дьявольщина.

- Убедился теперь? - сказал Пэл.- Пойдем посидим... э, да тут занято.

У стены, под самым выходом труб, росли худосочные кусты с будто рубленными листьями, покрытыми копотью. Они окружали вытоптанную площадку, а вдоль стены были выстроены ящики, и на них сидело пятеро или шестеро вокеров, все в серых робах, один в куртке поприличней. В троих Вест сразу узнал Литейщиков, остальные - неопределенные. Побелка была стерта с бетона до уровня плеч. Один из Литейщиков был пьян. Они все были хорошо, но этот особенно.

- Да я чтоб ребятам своим пожалел, да когда это было,- сказала синяя куртка. Вест сейчас же подумал, что где-то этого типа уже видел. - Чтоб я один там чего-то где-то... верно, мужики?

- Вер-рна,- соглашались двое, которых он приобнял за плечи"

- Свои ребята, ну.

Вест точно его уже видел. Он придержал Пэла, вознамерившегося, по обыкновению своему, устранить помеху кулаками. Пэл пренебрежительно хмыкнул, но остался на месте. Куртка бубнил:

- Ща идем еще, у меня там есть, два дня гуляем, три дня гуляем. За папаню моего.- Он вдруг зарыдал.- Новопреставленного...

- Ланно-ланнс-ланно,- зачастил Литейщик, что справа,- будет, будет, господин старшой, будет...

Куртка утерся, мызганул лапой по лицу.

- Я. мужики, завсегда с вами, с народом то есть,- заявил он.- И то: папаня тут, папанин папаня, корень, понимаешь, нашенский отсюда,- он постучал по ящику,- отсюдо-ва, вот...

- Эта... труба, значит, так? - встрял пьяный.- Тут, эта, конус, понял? Труба ид... идет на конус, налезает, так? Диаметр уве... увеличивается, а толщина стенок,- он хлопнул кулаком о ладонь,- не меняется! Это как тебе, а?

Все посмотрели на него. Вест тоже посмотрел на него.

- Чего? - спросил Куртка.

- Ве... увеличивается,- сказал пьяный,- а толщина стенок... не меняется!

- Трубы?

- Не., не меняется! - сказал пьяный и уронил голову. Куртка некоторое время ждал продолжения, а потом завел свое:

- А скажи, теперь что? Теперь, понимаешь, чуть чего, кто решает? Во-о! У кого то, понимаешь, у того, там... Нет, и правильно, правильно! (Праль-на! - вняли остальные.) И вы мужики, давай сразу, если чего, не стесняйтесь! - он примолк.- Щас пойдем,- сказал он после паузы,- щас.- У меня там... Но уж работу ты мне изволь! - завопил он, будто ему воткнули шило.- Уж изволь!

- Да, это уж да,- невозмутимо соглашалась аудитория. Пьяный опять проснулся.

- На конус, понял? На расширение. А толщина стенок... Вест глянул на Пэла. У того было такое выражение, будто у него болят все зубы сразу.

- Ты чего? - спросил Вест.

- Жду.

- Чего ждешь?

- Когда ты поумнеешь.

- А,- сказал Вест, но все-таки обиделся.

- На кой тебе эта мразь,- взъярился Пэл,- целоваться с ними ты будешь?

- Не буду,- сказал Вест обиженно.- Но вот того, в куртке, я уже где-то видел, только не вспомню никак.

- Которого-которого? - Пэл хищно выставил нос поверх куста, присмотрелся:

- Ерунда, сказал он убежденно,- подумаешь, видел.

Вест пожал плечами. От ящиков доносилось:

- Из третьих подручных, из третьих! На откатке стоял, лопаткой греб. Как папаня, бывало...

- Не... ни... не уменьшается! По-ял?

- Короче, так,- сказал Пэл,- если через...

Но тут компания как-то разом поднялась и, обнявшись, пошла вдоль стены, ища, где та заканчивается. Они и пьяного взяли с собой, он спотыкался следом, бормоча и время от времени чуть не падая. Пэл с Вестом наконец уселись.

- Уф! - Вест вытянул ноги.

- Извиняюсь, господа хорошие,- продребезжал сбоку голосок. Они повернулись.

Под самым кустом сидел на отдельном ящике дедок - зелено-бородый и гаденький. Под носом у дедка висела сопля, он, видно, только проснулся, потому его и не было слышно. Дедок про-моргался и оживел.

- Извиняюсь, господа хорошие,- повторил он,- брикетика не отыщется завалящего?

- Откуда ты, дед? - спросил Пэл.

- А отсюда, сынок, отсюда, тут я, живу я тут.

В глубине кустов Вест увидел нору, свитую в пуке непонятно как взявшегося здесь сена.

- А сколько тебе, дедуля, годков? - продолжал спрашивать Пэл.

- А и не считаю, сыночек, не считаю. Чего их считать-то? - Дедок опасливо забегал глазенками и съежился.- Может, требуется чего? Посудки там, бумажки расстелить?

- Ну не мразь ли,- сказал Пэл, обращаясь к Весту.- Ведь вот так вот он здесь и подъедается.- Вест дернул головой, не мешай, мол.

- Дед,- спросил он,- ты этих, что только ушли, знаешь?

- Я, сынок, всех знаю,- дедок утерся,- всех наших, комбинатских. Кто с цеха с каждого, все-ех... Забывать маленько начал, а так знаю, да...

- В синем, старшой, он кто?

- А Григги это, старший рабочий. Пога-аный, одно слово. Как пацаном поганым был, так и вырос, и в старшие выбился, а все единое поганый. Песня его вечная - я. я всем вам брат родной! А сам, слыш-ка, дома морду всякими припарками мажет, он ить по "приличным местам",- передразнил дедок,- шастает, по бабам, ему, вишь, зазорно, что его рожу все моментом распознают. Пога-аный. Слыхали, про папаню пел? Что преставился, сердешный? Ить тоже врет! Помню я ега батюшку, тот еще на формовке бы был, пить бы ему в меру, а ить так что? Под крюк и попал... Да тому уж годков пять, а то по-боле.

Совсем дедок оживел, и видно было, что тема ему приятна, и он готов развивать дальше. А Вест вспомнил. Этого типа с лицом, как подметка, он видел в памятную ночь у Абрахэма Кудесника. Одет был тип не так, и говорил совершенно не так, но Вест его вспомнил. Ну-ну, подумал он, Литейщик в третьем поколении...

Он откинулся и коснулся затылком бетона. Что же здесь так воняет? В дополнение ко всем бедам еще и воздух пропитан отвратительной вонью. Весту пришло в голову, что запах - это запах тех веществ, того, скажем, газа, который и есть то самое воздействие. То, что вызвало невероятные изменения у Наума, внешние, как их, фенотипические, он же с Той стороны, а теперь Ткач и Ткач, не отличишь. Или сам воздух такой в этом чертовом Городе, будь он тысячу раз проклят. Чушь собачья, тут же подумал Вест. Просто Комбинат. Здесь, на территории, особенно хорошо чувствуется, на Десятых - там вообще не пахнет. Нет, это было бы слишком просто, если дело только в воздухе.

Отдохнув, они пошли за ограду. Пэл указал куда, и Вест подчинился. Мразь не .мразь, а делать тут решительно нечего. Не здесь надо искать. А где? Одно "где" теперь есть: Наум, Он, и то знание, которое я получил от него. Но этого мало, и поэтому я ищу второе "где", но это второе мне скажет Пэл, и, значит, его тоже мало. И, я надеюсь, что есть еще третье "где", что я найду его сам, очень надеюсь... А пока - Пэл. Вот идет. Пэл, дружище, как бы мне хотелось не думать всего этого, а идти весело и чувствовать рядом друга. И только. Оказывается, так не бывает нигде, нигде не может быть, чтобы "и только", разве что в детстве. Ничего, как-нибудь. Устал я просто, а так ничего. Как это он сказал: хочу ли я увидеть живой плод вопиющей глупости кое-кого в Страже? То есть? - спросил я. Из-за этого... м-м... заведения, сказал Пэл, Стражу трясет двадцать лет. Как там что держится, не пойму, сказал Пэл, все вроде бы против, а ему хоть бы чих. Кому - ему? - спросил я. Чему, а не кому, поправил меня Пэл и сказал: а вот увидишь. Сегодня же ночью, хочешь? И я сказал: хочу. Глупости власть предержащих всегда были пищей для мятежных костров. Правда, тем временем можно вконец развалить страну, но это уже детали...

А на выходе из дыры в заборе к Весту подошли четверо. Один, бритоголовый, с абсолютнр оловянными глазами, спокойно приблизился вплотную и стал выворачивать Весту карманы. Это было до того нагло и неожиданно, что Вест оторопел. Трое стояли немного позади, а оловянноглазый молодчик методично работал. Пэла не было. Он как раз отстал - задержался у норы с дедком - и сказал, чтобы Вест шел потихонечку, он догонит. Половинка оранжевого брикета в упаковке, миниатюрные клещи, прихваченные им в одной из мастерских, всякая мелочь - все исчезло в мешочке, привешенном к поясу оловянноглазого. Вест очнулся. Он сделал маленький шаг вперед, прочно наступил молодчику на ногу и одновременно толкнул его в грудь обеими руками. Молодчик рухнул, и Вест с удовлетворением отметил хруст рву-дцихся связок. Потом он увернулся от двоих, воткнул прямые пальцы одному в горло, но третий его достал, и он больно ударился затылком и копчиком о забор и землю. Оставшиеся двое замолотили ногами, он закрывался и закрывался, пока не понял что его больше не бьют, а наверху раздается рык и какие-то взвизги.

...- Ну, вставай, вставай,- приговаривал Пэл. Вест увидел себя все еще на земле, но чуть поодаль. Все четверо остались на месте и совсем не двигались.- Вставай давай, пора уж.

- Ох.- сказал Вест,- ну я и... Здорово они...

- Еще как,- сказал Пэл.

- А как? - Вест прищурил незаплывший глаз. Средние суставы пальцев на левой руке уже начинали пухнуть. Вест был левша.

- Во как,- Пэл показал.

- Да. Ну, я вроде уже,- сказал Вест,- могу...

И вдруг он увидел. Рядом с телами - живыми, неживыми ли - голубел холмик поблескивающих кристалликов. Как снег, подумал Вест, только не белый. С одной стороны в холмик наступили, и он был обрушен.

Ну и не надо, подумал Вест, качаясь на трехногом табурете.- Ну и молчи, и пожалуйста. И без вас сообразим. Подбородок он упер в кулак, а кулак положил на стол.

- Эй, Пэл, ты не врал, что меня бы в Стражу взяли?

- Не врал. - Пэл вытянул ноги. Под очками не видно было, - открыты у него глаза или нет.

- Очки, у тебя, говоря по чести... того. Неприятные, - сказал Вест.

- Это почему же?

- Глаз не видно.

Пэл, не меняя позы, снял очки и положил их рядом с собой. Глаза у него закрыты.

- Так приятно?

Вест принялся перематывать тряпку на больной руке.

- А в Стражу бы тебя с распростертыми объятьями, - сказал Пэл. Резко повернувшись, он уставил в Веста палец: - Ты не предполагаешь, что они тебя и... А?

- Я предположу, - пообещал Вест, поднимаясь. Он зажмурился, поймав себя, что делает так чаще и чаще. И виной тому вовсе не бессонные ночи. Боюсь я, что ли? - подумал Вест.

- Вставай-ка, мил дружок, - сказал он.

- Куда это?

- Ну, не все же тебе меня водить... Скажи, наш сонник может сделать булку?

- Булку?

- Ну да. Хлебную булку.

До Восемнадцатой было рукой подать. Знакомый флигель красного кирпича загородил дальний конец улицы. И торчала из дырки в крыше все та же перекошенная закопченая труба. И бетонный бок длинного унылого типового строения пестрел знакомыми выбоинами и каракульками. Вест поправил под мышкой сверток с брикетами и оглянулся на Пэла. Пэл выглядел набычившимся и сердитым, все переживал, небось, ссору из-за этих брикетов. Ничего, подумал Вест, мне Наум свежий сонник подкинет, никуда не денется. Не сердись, Пэл, нельзя же идти без подарка. А на городских продпунктах синтезаторы, выходит, совершеннее, - Вест попытался представить себе идеальный вариант того, что здесь называют сонником, и даже остановился, потому что возникла в связи с этим какая-то очень важная мысль, но был уже подъезд, и возле подъезда на ящиках сидели не бабки, а сидела Рита.

- Здравствуй, Рита, - сказал он.

Рита не ответила, глядя за плечо Веста - левее и выше. Там был Пэл. Пэл, сказал, не оборачиваясь, Вест, дружище, дай мне поговорить. Тьфу, сплюнул Пэл, знал бы, поспал лучше... Он прошел глубже во двор, к ящикам, наваленным грудой, и недолго гремел и передвигал там.

- Здравствуй, Рита, - повторил Вест.

- Здрассте, - сказала Рита.

- Пришел вот тебя проведать, Свена, соседа вашего тоже. Как вы?

- Это вы с ним пришли нас проведать? - Рита двинула подбородком в сторону ящиков, откуда уже неслось легкое похрапывание.

- А что?

Рита смотрела в узкий кусок улицы, видимый от подъезда в прогал между стенами. У нее были серые, будто присыпанные пеплом волосы, такие же глаза и чистые щеки. Только была она бледна нездоровой бледностью, хрупкая и тонкая.

- Как вы тут, спрашиваю, - сказал Вест. - Нормально?

- Будешь тут... нормальной, - буркнула Рита, показав мелкие и острые зубки хищного зверька.

- Я принес кое-что, - сказал Вест. - Не знаю, любишь ты, нет. Бери, если хочешь.

- Где вы эту дрянь нашли? - Рита глянула мельком и снова уголок рта у нее приоткрылся.

- Сразу и дрянь.

- А то что. Человек называется, еду приличную не может достать.

Вест старался ее не спугнуть. Он еще ни разу не говорил с Ритой, а очень хотелось. Даже просто было нужно.

- Наши ребята меньше, чем четырехканальные не держат, - говорила Рита. - У Ронги шестиканальный. Принес он...

- Не хочешь - как хочешь, - сказал Вест. - Свену отдам, пускай своих питомцев кормит.

- Вы брата не троньте, - сразу ощетинилась Рита. - Чего вы ему жить не даете? Думаете, вам все можно, да? Человек, так все можно! Он же и так... думаете, сладко ему? А по ночам он плачет, слыхали как? Слыхал?

- Рита, успокойся, что ты.

Она нехорошо, горько и безнадежно покивала. Вест потоптался, затем спросил:

- Рита, а Ронги - это кто?

- Так, - она сделала жест рукой, - подонок один. Папа у него, - передразнила она, - понимаешь, мама.. А сам - волосы белые, рот слюнявый, под ногтями грязь вечно. И не умеет ничего. - Она спустила челку на самые глаза. - За мной сейчас заедет, я его жду.

- Зачем ждать-то, если подонок?

- А что еще? Эта толстая дура орет... Дайте, что ли, брикетик.

Вест вновь развернул, она взяла фруктовый брикетик, но не стала сразу есть, а долго нюхала.

- Вот что, Рита, - сказал Вест, - а у Ронги звезда какого цвета?

- Зачем вам? Ну, фиолетового, допустим.

- Фиолетового. И что же сие означает?

- Что-что? Фиолетового - значит, не красного и не зеленого.

- И не белого?

- И не белого, и не желтого, и не серобуромалинового в полосочку, - она откусила кусочек брикета, и настроение ее сравнительно улучшилось.

- А что такое мотобратство? Кто туда входит?

- Ну, - она откусила еще кусочек, -- мотобратство есть мотобратство, чего тут еще скажешь? У кого машина, тот, считайте, и там. И одновременно никто.

- Это удивительно и странно. Почему?

- Потому что потому. Придумка эта для дурачков. Ничего странного.

- Почему вы так много стреляете? - спросил Вест.

- Кто? Мы? - Рита очень натурально изумилась. - Мы вообще не стреляем. Так, иногда...

Иногда, подумал Вест. За домами послышался мотоцикл. Вест торопливо спросил:

- Рита, ты никогда не слышала что-нибудь о... - он запнулся, - "Колесо"?

- Каком колесе?

- Ну... просто - колесо. Слово такое.

- Ах, слово, - протянула Рита. Что-то изменилось в глазах серого зверька. Она опустила руку с брикетом и совсем отвернулась, но плечо и спина у нее оставались напряженными. На улице коротко взвыл сигнал. Она встала, вышла, и Вест пошел с нею.

Седок на мощном мотоцикле был в шлеме с ярко-оранжевой, а вовсе не фиолетовой звездой, и куртка у него, конечно же, топорщилась. Рита сунула Весту недоеденный брикет, выпалила:

- Брату отдай, он любит, а рыбные - матери, он не ест, а так она все отберет, - и прыгнула на сиденье. Мотоцикл тут же тронул с места, замечательный Ронги так и не повернул головы. Сбоку, из-за стены, вышел Пэл.

- Хорошо зацепила девочка, - сказал он.

- В каком смысле? - Вест постарался не удивиться его внезапному появлению.

- А это одного ведущего научника сынок, - сказал Пал. - Не промах девочка, - повторил он, - даром что на помойке выросла.

Вест проводил мотоцикл взглядом до самого поворота. Езжай, Рита, подумал он, и пусть с тобой ничего не случится. Езжайте, железные всадники, ангелы смерти. Пусть с вами со всеми ничего не случится, девочки и мальчики с автоматами. Вы рано вырастаете, но поздно взрослеете. У вас есть автоматы, но вы еще не знаете, в кого надо стрелять, и поэтому стреляете друг в друга. Вы не знаете, что самое лучшее - это когда ни в кого не надо стрелять. Пусть с вами ничего не случится. Он опять зажмурился и даже прикрыл глаза рукой.

Город. Перекресток Пятой и Шестнадцатой. Полдень. (Окончание) Да. Да, да, да. Я действительно все время ходил прищуриваясь и избегал подолгу смотреть в одну точку. Я боялся, вдруг это проявится неожиданно. Когда Наум сказал мне там, в том курятнике на Пустоши, я поверил почти сразу, долго это не протянулось, но я поверил, и сразу стало страшно и весело, хотя он говорил невероятные вещи, а может быть, именно потому, что он говорил невероятные вещи. И еще потому, что он обещал мне силу.

Человек может испепелять взглядом.

Человек может умертвлять словом.

Жестом Человек может обращать во прах, камень и кал.

Это были какие-то обрывки, что-то, что он, возможно, помнил и забыл, а возможно, только это и знал. Он хрипло шептал наизусть, пригнувшись к самому лицу, и я видел его скошенные в трансе глаза и потную голую синюю губу. Он весь ходил ходуном от возбуждения, оно передалось и мне. Я все-таки сказал, что нет, глупости, но он припечатал к доскам корявую синюю свою ладонь и похрипел: здесь Край! - и я поверил. Успокоившись, он стал жрать брикеты, посыпавшиеся из сонника (извини, Человек, малая база, ничего лучше нет. Но мне-то, после Квартальной бурды... А ты извини. Все потом будет.), я же сидел, думая, что вот наконец все или почти все стало на свои места, и, видимо, от восторга этого понимания не заметил, что приписываемые мне чудеса и могущества слишком от этого мира, слишком пахнут этим миром, где все, даже те, кому их страшной судьбой назначено лучше или хуже, но только работать, - даже они стреляют и убивают. А может, это я чересчур свыкся с отсутствием добра и радости - человеческого, не вокерского, добра и радости - и устал, и мне тоже захотелось убивать... Мы выходили уже, и я вдруг испугался переступать порог и оглянулся, а он, будто дьявол, будто видя меня насквозь, сказал: и не думай, все так, точно. Есть верный знак, он сказал. Но через несколько дней, отрезвев, я выспросил его да конца, и все рухнуло. Не могло не рухнуть, и оставалось только врать и тянуть, тянуть. Мне все-таки пришлось врать...

Внизу, на лестнице, зашуршали шаги, и Наум явился собственной персоной. И верно, - дьявол, подумал Вест. Ларика как пружиной подкинуло. Откуда-то выполз, распрямляя свои суставы, Мятлик. Не глянув на Веста, Наум быстро прошел, переступая через обломки, к ним, бросил несколько слов, после чего все засобирались, и Дьюги тоже, словно и не бунтовал четверть часа- тому назад, к не говорил против вожака, и не думал. Авторитет, позавидовал Вест. Он чувствовал нервную дрожь.

- Ну? - сказал он,, когда Наум приблизился. . - Не нукай, - сказал Наум. - Отнукался. - И отвернулся, чтобы смотреть, как уходит Дьюги, поддерживаемый Метликом сбоку. Ларик спотыкался за ними, весь увешанный оружием. От Наумова молчанья Весту было очень не по себе. От того, как тот молчал.

- Давай и мы, - сказал Наум. Слишком ровно сказал. - Кончился камуфляж.

- Что ты там увидел? - спросил Вест, нагибаясь за коробом с лентами.

- Уж увидел. Брось эту штуку.

- , Да в чем дело?

- Вперед, - только и сказал Ткач.

У черного хода никого не было и обломков почти не валялось. Выглянув туда-сюда из-за створки, Ткач повел его. Снова пришлось бежать, и попадались прохожие, распуганные было канонадой, но из любопытства выбравшиеся посмотреть, и это было совсем глупо. Беглецы миновали переулок, целую улицу, еще переулок и наконец скатились в полуподвальный этаж какого-то дома.

- Думаешь, - Вест запыхался, - думаешь, что делаешь, нет? Где группа, куда их услал? Броневик где обещанный?

- Момент, - отозвался Ткач, который тоже запыхался, - погоди... из штанов достану... - Он без сил опустился на последнюю ступеньку. - Всю жизнь, гады... испохабили, - пробормотал он. .

Вест отошел к окошку у потолка. Оно было вровень с мостовой, забрано ржавыми прутьями, все в паутине и пыли. А улица знакомая, бывал, кажется.

- Какая улица хоть? - спросил он. Ткач бормотал в своем углу:

- Все, милый, все. Так и знал я, так и знал. Он нас, как детей, как... все...

.Весту сделалось окончательно невмоготу, но он еще мог сдерживаться и сказал поэтому довольно спокойно:

- Объясни внятно, что случилось? Передислоцировались мы, я так понимаю? Машина придет сюда?

- А какую "крышу" он на тебя стратил, какую легенду, - приговаривал Ткач, раскачиваясь, - уж ведь года три, как я о нем слыхивал, и подумать не подумаешь, ну безномерный, выгнали там или вообще, обычная история...

- Ткач! - заорал Вест.

- Что? - поднял он глаза. - Ну, что Ткач? Что ты понимаешь, что? Я всю жизнь положил! "Бизону" одному на всю нашу артиллерию полвыстрела хватит, а они час дурака валяли, это ты понимаешь? Он знал! - воскликнул Ткач, - с самого начала знал, с самого начала я у него на поводке был, как голенький! И группу ему отдал, и все. И Гату он нашими руками... Вест, - он неожиданно упал на колени, - Вест, Вест, вспомни, я тебя выручал, я тебе - все, ты же помнишь. Я тебя два раза уводил. У меня ж теперь больше ничего... Сейчас, сейчас, да, придет машина, да, да, сюда, но, Вест, они могут раньше, он ведь тоже, ему тоже - только ты, с самого начала... лично работал...

Бормотание Ткача становилось все неразборчивее, он ползал перед Вестом на коленях, молил и плакал, и тогда Вест вздернул его за плечи и приподнял, спрашивая, как долбя в одну точку:

- Кто? Что? Кто? Что?

И Наум, Ткач-пятьдесят четыре, ответил.

"Колесо"

Зал потихоньку наполнялся. Это был так называемый Первый зал, приемная и гостиная, По скудности он же использовался для начала церемонии: Камень стен был бугристый и ноздреватый. - как настоящий. Пол был белого и красного мрамора - как настоящего. И совсем уж настоящие факелы чадили и трещали, и оставляли языки всамделишной копоти на сводчатом потолке.

Вест тихонько пошевелился в своем правом кресле. Кресло было жестким, узким, подлокотники впивались. В центральном кресле тоже тихонько пошевелились. Там сидел сам Председатель, огромный, полуседой и величественный. Вест покосился на тушу Председателя. Вот уж кому узко... Последнее кресло занимал сухоньким тельцем Мася-Ткач. Мася еще не отошел от пребывания в Джутовом квартале и потому был глубоко ультрамариновым и до судорог боялся состоявших в "Колесе" Стражей, а также продолжительно и охотно спал. Он и сейчас спал. Мася был символом демократизма, и многого от него не требовали. Прошлое Председателя представлялось туманным.

Вест еще разочек пошевелился, устраиваясь, и стал наблюдать публику. Знакомые все лица. Ближайше стояла группа Литейщиков, народ все больше сурьезный, без трепотни, то и дело выходящий с планами захвата либо самого Управления, либо хотя бы машинного парка Управления, либо арсенала, либо части автоматов Пояса. Планы были точными, дерзкими, предполагавшими массовый героизм и самопожертвование. Председатель говорил: ага, наконец-то настоящее дело, укладовал листки с корявыми строчками в бювар, лично просматривал в порядке первоочередности, выявлял недостатки и возвращал на доработку. На недолгой памяти Веста так было уже раза четыре... Далее, тоже по заведенному обычаю, стоял и размахивал пухлыми ручками Бублик. Вообще-то у него было звучное имя Борн, но все называли его Бублик, и Вест про себя тоже звал его Бублик. Он был окружен своими и размахивал ручками. Ему что-то отвечали и согласно кивали лысинками. Группа паучников была самой многочисленной на "Колесе". При всем своем восторге от Экстремистских идей Литейщиков основные надежды Председатель дальновидно возлагал на интеллектуальные силы. Паучники были либералы. Отчасти воинствующие, но очень умеренные. Они жили в отдельном маленьком поселке под Западным отрогом и средний уровень жизни у них там превосходил уровень Десятых по меньшей мере на порядок. Они были очень умеренные - даже те, кто здесь, на "Колесе"... Последней, у той стены, располагалась фракция Ткачей, радовавшая глаз всеми оттенками индиго. Здесь попадались еще совершенно неполинявшие экземпляры, вроде Маси, - один или двое; белесые - большинство; и нормального (Вест еще не отучился говорить - человеческого) цвета. Таких, как и изначально синих, было мало. Выбравшись, в подавляющем большинстве случаев нелегально, из Квартала, будучи приведены за руку или пробравшись сами "с приветом от того-то и того-то", они как один горели жаждой мщения, выкрикивали кучу слов и по мере побледнения стихали и стихали. Затем, пообтершись, "понюхав Города", исчезали. Этих тоже можно было понять... И, наконец, сновали по собранию неопределенные личности, произносили по паре веских слов возле каждой группки, - если давнишние члены, - или слушая в четыре уха, а всего больше таращась на Веста,- если новички... Сиреневые, числом пять, один даже с номером (в Страже называется - индекс), правда, спившийся и выгнанный, но по старой привычке щеголявший затертой нашивкой, всегда выходили перед самой церемонией, внося смятение в ряды Ткачей, отжимая последних в самый угол. Пэла среди них не было, но зато третьим всегда выходил белокурый гигант, которого Наум отметил Весту особо и назвал имя - Ален. Вест приглядывался к нему.

...Гонг.

Вест снова задвигался и замер. Двери на противоположном конце растворились - массивные двери, с огромными шляпками огромных гвоздей - и ввели посвящаемого с завязанными глазами. Щуплый и кадыкастый, посвящаемый был ведом сиреневыми, числом пять. Ткачи шарахнулись. В обнаженную грудь должно было вонзиться острие, и политая кровь должна была смешаться с кровью общины. Повязка должна была упасть, символизируя прозрение. "И спадет пелена, и освободится сердце, и сольются соки..." Председатель закряхтел, выбираясь из кресла. Путаясь в накидке, перекроенной из командирского плаща, понес к посвящаемому - того уже поставили на колени - старую шпагу со следами спрямлений на клинке. Председатель сегодня был не в духе и потел больше обычного: разыгралась язва.

Слава те, не Ткач, думал Вест, наблюдая, как Председатель оцарапывает посвящаемому грудь и бормочет брюзжащим голосом положенное. Опротивело видеть синие их шкуры и дрожащие клубки псевдий. Дрянь Усвоение, ничего оно ко мне не липнет, уж даже жалко. Как мутило ведь, так и мутит, и черта с-два я привыкну. Что-то последнее время много беглых. Бегут и бегут, и все сюда. ...Ты куда? - Да обрыдло все, подамся в колесники. - Чш-ш! Ти-ха! Очумел? Не приведи услышат, а то "гадюка" где-нито... Вот именно. Тайное общество. Центр борьбы. Конспирация. Подготовка к... к чему? И одна половина Города давно и прочно знает, а другая сильно догадывается, хотя знать пока боится.

А ведь как все начиналось! По историям и слухам, ходящим внутри "Колеса", можно понять, что организация появилась чуть не в самое Разделение или во всяком случае сразу после. Почти .. по всем Городам в Крае было брошено ее семя, выросшее в мощные филиалы. Беспощадно подавляемая Стражей, она уходила все дальше и дальше в подполье, погибала, вырезанная до последнего и возрождалась вновь. Знала своих героев, отдавших жизни во имя благородных идеалов освобождения от страшного удела вокерства и воссоединения с той стороной, и обретения духовных ценностей и свобод. Не мы, так дети наши! - за этот призыв шли на лютую смерть, кого еще не покорежило до конца Усвоение, шли лучшие из лучших. Бунтари, такие как Цыж Погорелец или Айени Сипатый-младший, или Собачка, о котором вообще ничего не известно, кроме того, что он был, и что в каком-то из северных Городов сумел-таки поднять инертную вокерскую массу и пройти, теряя армию, по всей тундровой области. Просветители и врачеватели - Старик Восьмиглазый, Деревянные Зубы, Гоп, Зирст-Человек, - шедшие в среду вркеров с идеями добра и справедливости или, как Зирст, с вывезенными с Той стороны какими-то чудодейственными препаратами, и даже будучи пытуемы Стражей, смотревшие на своих мучителей как на обманутых или больных. Великолепные организаторы - тот же Великий Глоб, наладивший нелегальную связь между Городами с помощью отбитых у Стражи генераторов переброски (Глоб был современником Погорельца, они встречались на склоне лет). Глоб предложил и почти в полном объеме осуществил самый принцип "Колеса" - связей наподобие обода и втулки в колесе - спицами. На одной из "спиц" находилась и Занавесная долина.

Так начиналось. К нынешнему времени спицы, образно говоря, повылетали из гнезд, обод - восьмеркой, а где была "втулка", центр, ось, никто вообще не знает. Осиротевшие дочерние организации выдвинули вместо "Освобождения и Слияния" новый руководящий принцип - "Возрождение и Воздавание", и окончательно потеряли друг с другом связь... Детки, ради которых не щадили живота своего, полюбили носиться на мотоциклах и стрелять в пап и мам. Сменилось одно или два поколения. Но "Колесо" жило. Неизвестно, как в других Городах, а здесь оно даже ненамного потеряло влияние былое и оставалось таинственным и внушающим неопределенные надежды. Впрочем, причину того увидеть было несложно: внешне, для народа, оставаясь цепным псом, Стража помаленьку начала прикармливать "оппозицию ее величества". Весьма разумный и совсем не новый прием. На "Колесе" говорились и делались вещи в принципе запретные - больше говорились. Сюда собирались недовольные. В свое время через "Колесо" прошли все некоронованные короли Города - и Гата, и Фарфор, и незастанный Вестом ныне покойный (чем-то не потрафил Страже) Литейщик Оун. Сейчас, кстати,, Управление лихорадочно ищет ему замену не оставшиеся без головы унылые Сороковые. При полной отключенности населения от обмена информацией, при невозможности поэтому контролировать и вовремя пресекать веяния и поползновения, ничего Страже не оставалось делать, как, скрепя сердце, пожертвовать буквой, дабы убить дух. И это, между прочим, там недавние гибкости, Ткач говорил, какой-то новый начальник в Страже завелся. Крот, что ли, или как его прозвище, потеснил твердолобых стариков...

Церемония продолжалась. Гонг. Все перешли во Второй зал, Зал Клятвы. С новенького повязка была уже снята, он вовсю стрелял глазами направо и налево, увидел Веста - раскрыл рот. как перед диковиной. Вест подумал, злясь, чем же все-таки он отличается, да еще настолько, что распознают с первого взгляда. Даже шваль любая, даже этот дурачок.

Рядом, посапывая и вззвевывая спросонок, ковылял Мася. Председатель придал ему стоящее положение, разбудил и перепоручил Весту. Со стороны это выглядело, конечно, очень пристойно - они чинно покинули свои кресла и повели собрание за собой. Нет, все-таки хорошо, что хоть не Ткач на этот раз.

...Джутовый Квартал - это тоже тема для размышлений. Фабрика была как фабрика, то же самое производила, что и сейчас, и жили Ткачи в Городе, но взошло в голову чью-то многодумную в Управлении идея поселить их вместе, оборудовать централизованно снабжение, а равно и утилизацию - холм Чертова Щель не что иное, как огромный могильник-поглотитель, один на весь Квартал, и перед сменой там выстраиваются очереди торопящихся по утренней нужде Ткачей (в других местах под страхом кар Ткачам пачкать запрещено специальным Уложением: забота о чистоте и пристойности). И даже женским телом снабжаются с большей ли, меньшей регулярностью, но централизованно. Есть, оказывается, вид сонника, производящего этаких квазиживых фантомов кукольной наружности, и Поле служит для своевременного от них избавления, недолговечных, быстроразрушающихся... И все это придумано и прислано оттуда, с Той стороны, из сокровищницы духа, культуры и всякого такого прочего... Для Квартала такой сонник один, огромный, стационарный, есть и портативный. И ведь что интересно, с этим "женским" каналом в них сопряжен тот, что создает два вида стрелкового оружия и боеприпасы к ним, создает, по до сих пор сохранившемуся Вестову разумению, из ничего, из воздуха, чудом, и вот он, идеальный сонник, и не ходить тебе на Пустошь, и не лезть под патрульные пули. Ан нет. Не тратятся ни в коем случае. Сонник - штука одноразовая, или-или. Хотя это-то ладно, это понятно. Но ведь уже сама идея Квартала разваливается, уже протоптаны на насыпном откосе тропы и вырублены ступени, и в Город таскаются все, кому не лень, а удерживает Ткачей в их халупах одно - та самая ежедневная доза синего, как это ни странно... Оч-чень характерно, к кому первому я в Городе попал. Кто меня "достал". Меня, который был нужен всем, как воздух. Неважно, как там узнали, утечка и утечка, но вот кто первый редкость умыкнул? Не боевики из банд и не фанатики с "Колеса". И не Стража. Кудесник. Купец. Никто не смог - он смог... И ведь будут бить себя в грудь и кричать, что они из народа. Что плоть от плоти. А по ночам втирать смягчающие препараты, чтобы хоть рожей не походить, чтобы отринуть народ, и в самом деле, как это ни чудовищно, породивший их плоть от плоти своей.

Народ пока не окончательно, не до крайности последней забитый и затираненный. Народ, не позапиравшийся по своим - своего у "условного" вокера только куртка да штаны, да нары, нет, нары тоже не свои, - амбарам и лабазам. Народ, как выяснилось, не настолько уж погрязший во тьме евгенического безумия. Народ, пока только замерший от гигантского обмана...

...Новенький все еще стоял на коленях перед разложенным на низком пюпитрике бюваром. В бюваре отсвечивал потускневшим золотом текст Клятвы. Текст отличался напыщенностью и глупостью, думать о нем не хотелось. Читал новенький с запинками, проглатывая слоги, и когда перевирал особо трудное, Председатель, стоявший у него за плечом и водивший указочкой по тексту, пихал новенького коленом в лопатку. Наконец Клятва была прочитана. Третий гонг. Все загалдели. Вест, не дожидаясь, пока новенький поднимется с колен, пошел к небольшой дверце в углу, на ходу стаскивая с себя такую же, как Председателя, мантию. Ему было душно и жарко под ней.

- Э-э... голубчик, передайте, не сочтите за труд... Председатель, весь сморщившись, протягивал руку за широкогорлым кувшином. Вест передал.

- Проклятье, - сказал Председатель. Он шумно глотнул прохладного и наложил ладони на вздувшийся живот.

Комнатка, куда они удалились после церемоний, была личными апартаментами Председателя. Апартаменты были низкие и узкие, как пенал. Стены бесстыдно обнажали точеные жучком доски и паклю в пазах. Всю середину занимал Председатель, так что Весту пришлось положить ноги в холодный и черный камин.

- У Кудесника вчера пировали? - безразлично спросил Вест.

- Ум-гум, - Председатель опять глотнул.

- Купечество лихое, - сказал Вест. - Чем они там еще занимаются, кроме как жрут и пьют?

Председатель выпучил на Веста глаза, хохотнул, булькая, но тут же скривился. Потом сказал - чем.

- Это я и без вас знаю, - сказал Вест.

- А знаете, так чего спрашиваете, - буркнул Председатель. Розовая рыба вчера была - о-о! Слушайте, а пойдемте завтра вместе. Мне все уши прожужжали, есть там одна...

Вест переложил ноги из камина на стопу каких-то перекоробленных листов.

- Завтра намечалось экстренное заседание, очнитесь, Председатель.

- Заседание! Провалились бы эти заседания, одно заседание за другим.

- Завтра обсуждение вашей записки, - так же безразлично сказал Вест.

- А, да. Надо быть. Надо быть, надо быть. - Председатель еще приложился. Прохладительное питье составлялось им лично и вряд ли было особенно целебным, тем более при язве, но, судя по виду, Председателю полегчало. - Слушайте, чего вы все время ворчите? - сказал Председатель. - Вы и сейчас ворчите. И завтра на заседание не явитесь. Ведь не явитесь же? То-то. А мы, между прочим, провели вас особым порядком, сразу в Комитет и в Триумвират.

- Не вы меня провели, а Наум.

- Ну... Наум. Так что же? Ну, Наум - это Наум, я ваших дел с ним не касаюсь, но у вас есть определенные... э-э... обязанности, которыми вы, откровенно говоря, последнее время манкируете.

Вест взглянул на Председателя. Председатель любовно облапил кувшин и был исполнен отеческой укоризны. Настоящее Председателя тоже туманно, подумал Вест.

- Что-то вы много мычите, Председатель, - сказал Вест. Он поднялся, и стопа пластин с шумом разъехалась и рассыпалась по полу. Вест узнал их, ноздреватые и размалеванные. Это был декор, составляющий видимость каменных стен.

- Обустраиваемся, - сказал Вест. Председатель тупо поглядел на пластины.

- А, да. Потихоньку.

Вест покачивался с пятки на носок.

- Председатель, это же дерьмо. Это вранье, Председатель. Так нельзя. - Ему было даже любопытно наблюдать Председателя. Кроме того, он получал большое удовольствие от собственных слов.

- Ну, знаете ли, вы... напрасно вы. Что такого? Народ имеет какие-то представления, не обязательно, разумеется, верные, может быть, кажущиеся вам нелепыми, но... э-э... Надо делать скидку. Надо понимать... э-э... народ. Что? Нет, нет, вы зря, Отличная облицовка, огнеупорная, на днях только и получил. Что вы сказали?

Получил, подумал Вест. Он сказал:

- Ничего я не говорил, отдыхайте, Председатель, лечите язву, - и вышел, не оглянувшись.

Он спустился по лестнице обратно в зал. Повестка дня на сегодня ограничивалась церемонией, и теперь полагалось покидать зал по одному через длинные промежутки времени. В общем, собрание еще не рассосалось. Самыми последними уйдут Ткачи, уйдут за полночь, и добираться им еще часа два до Квартала. А вот первыми - как раз сиреневые, которым спешить совсем некуда. Спасибо хоть нормально уйдут, пешком, без этих своих штучек с переброской. Борьба с тиранией, еще раз подумал Вест. Отбросим кастовую спесь. Ну-ну.

Он уже нацелился на выход и мысленно проложил маршрут, чтобы проскочить без помех, но в который раз не учел всеобщего кругового движения и угодил в самую середину. К Весту подскочил Бублик, отделившись от приблизившейся группки. Бублик был румян и посверкивал лысиной.

- Очень удачно, очень, - заворковал он, ухватывая Веста за рукав.

- Д-да. Здравствуйте, Б... кгхм... Борн.

Бублик потянул Веста по кругу. В зале, имевшем форму ромба, прохаживаться таким манером было затруднительно, но это был обычай. .Тоже - традиция, подумал Вест, "колесо"...

- Ну, как там? - жадно спросил Бублик, и Вест сморщился: он обещал, но совсем забыл.

- Простите, Борн. Совершенно из головы вылетело. Румяное личико вытянулось, но сейчас же обрело прежний вид.

- Ну и ладно, ну и ладно, я же понимаю...

- Нет, простите, я вернусь, - Вест сделал движение.

- Ни-ни-ни, - Бублик вцепился в рукав еще сильней, - не надо, не надо. Я ведь и сам спрашивал, потому что хотел забрать свою записку. Кое-что подправить, дополнить. Новые соображения, скруглить углы...

Бублик был горячим сторонником реформистских преобразований. Кроме того, он ревностно следил за активностью фракции Литейщиков и на каждую их петицию выдвигал две собственных, вываливая на Триумвират тонны своей макулатуры. Председатель делал оттуда выписки.

- А вы приходите завтра, - предложил Вест. - Обсуждение сходной темы.

- Да-да, наш уважаемый Председатель...

Памятуя о беседах с Крейном, Вест очень обрадовался возможности поближе сойтись с научниками. Край, конечно, есть Край, и научники - те же вокеры, хотя и с иными функциями и специализацией, но - Вест не забыл - "неподчиненность самому Управлению" кое-чего стоит. И он знакомился с ними здесь, на "Колесе", и отправлял в их поселок, и говорил, и смотрел, и разузнавал. И все снова оказалось фикцией. Немногие ведущиеся разработки и исследования относились в основном к биологии в смысле прикладной евгеники и носили характер лабораторной работы школьников "О некоторых особенностях вырожденного вокера". (Тема, учрежденная во времена Инцидента, к настоящему моменту усохшая до систематики результатов тогдашних, часто инквизиторских опытов с лесовиками.) "Эмпирика в исследовании термической стойкости Литейщика и его последующей способности к продолжению рода". (Паразитическая мазня уже не о самих, не будем говорить каких экспериментах с живыми Литейщиками, но попытка "осмыслить" и покритиковать, де, малый разброс точек, методику, примененную давным-давно, и, кажется, уж забывши кем.) Что касается оборудования и приборов - они пылились. Те, что были производства Края - о южных областях за экватором имелись сведения, что Города там отданы точному машиностроению и электронике,- никуда не годились, а на присланных с Той стороны никто работать не умел. Да и сама пресловутая "неподчиненность" была фактически мертвой буквой. Тематика согласовывалась с Управлением в хотя и неписаном, но обязательном порядке. Новые темы приходили оттуда же и очень редко. По аккуратным улочкам поселка паучников так же ходили патрули, неизмеримо более корректные, правда, и благожелательные, так что и впрямь складывалось впечатление об охране "порядка, имущества и самой жизни граждан" - такова была официальная формулировка задач Управления.

Вообще, все это враки, что научной мысли нужен простор. Что нужна свобода. Нужно указание. Об этом думать не моги, а об этом изволь и плодотворно. Сделать столько-то шагов по пути познания вон в ту сторону.

Но ведь действительно есть! Абсолютно фантастическая техника и грязный вокер, ковыряющийся в паху и сморкающийся в два пальца. Может, в том дело, что не их? Не ими придумано и создано, и обрушено в болото Края. Но как, как произошло, что Край стал тем, что он есть? Или же такова сама суть этого мира, невозможного для понимания, но тогда чем успокоится здесь Человек? Если он не хочет отстраниться, если даже в минуту слабости он не может этого, если не дают ему?.. Если он - безвыходно в этом мире?

Вот и давай, иди в Стражу, произноси слова, бей и жги, если придется, и неси в себе свою цель, и находи в ней свое оправдание и очищение. Нет желания?

Нет. У меня нет такого желания. Мне все почему-то приписывают его здесь, но у меня нет такого желания, клянусь, и никогда не было, хоть я и тычусь во все стороны. Я хочу просто правды.

А зачем тебе эта правда? Что ты с ней сделаешь? Или она нужна тебе только как факт? Как утешение комплекса неполноценности? Ты разве укроешь ею свою совесть? Свою Человеческую совесть? Или укроешь? - Не знаю, зачем мне эта правда. Жить она мне во всяком случае не помогает. Более того. Я почти уверен, что она убийственна, эта правда, как убийственна любая правда любого мира, но быть может, именно это - Человеческое? Искать правду любой ценой? Это? А совесть? Тоже не знаю. Но видно, она-то и толкает меня на мои поиски.

Так что же нужно тебе, Человек?

И этого я не знаю. Единственное, чего я по-настоящему хочу здесь, - это взять Свена и увести его в лес, и жить там, заботясь о нем и радуясь его радости, и в этом видеть смысл и оправданность своего существования.

Это слабость. Она простительна тебе, и она пройдет. К тому же здесь нет лесов.

Да, здесь нет лесов, и Рита выдумывает свои истории, потому что любит брата, а.весь мир ненавидит, а себя презирает... Мотобратство могло бы быть реалией, и я мог бы на него опереться, если бы оно вообще существовало. Я видел потом. Десяток - полтора подростков сидят, не разговаривая даже, на мотоциклах и сплевывают зеленую шелуху семечек бегунка. И враждуют улица на улицу, только не бегом и с кулаками, а на мотоциклах и разрывными пулями. Редкие попытки объединиться на деле срываются Стражей. Ездят-то они по кругу с факелами тоже, между прочим, подражая... А в Стражу мне нельзя, потому что я не тот, за кого меня принимают, и не принесу того, что от меня ждут. Ничего мне нельзя. Мне даже просто поселиться в Городе нельзя - так и так Стража переселит в Квартал. Есть у них какое-то Уложение, мол, каждый прибывший в Край Человек обязан три или больше лет пробыть в личине Ткача. Проверка или что уж, будто сюда попадают по собственной воле. Это ведь только Крейн, наивная душа, полагает, что - "свежая кровь в жилы"...

И ты бежишь?

Да, я бегу. Я действительно ничего не могу один, а опереться мне на кого. Совсем.

И все-таки ты бежишь...

Вест еще шел под ручку с Бубликом. Народу поубавилось, но не очень. Бублик развивал свои взгляды и разглагольствовал вообще. Вест слушать не хотел и стал придумывать, как бы отвязаться, но одно привлекло его внимание.

- Погодите, погодите, - сказал он, - значит, вы утверждаете, что с Разделением, помимо всего прочего, ушли в прошлое такие вещи, как наследственные заболевания и всякого вида уродства?

- Конечно же! - восхитился тем, что его слушают, Бублик.

- Монография Льерра, другие классики... Работы коллеги Умбана... Стандарт! Все ненужное убрать, все необходимое добавить. Мы не болеем, понимаете, Вест? У вас там (для всех на "Колесе" Вест был "с Той стороны", исключением являлся один Председатель, но тому было наплевать; он отреагировал, как ему предписывалось, а потом ему было наплевать) не изжиты еще такие страшные вещи, как полиомиелит, генные пандемии...

- Вы знаете, что такое красная костянка? - перебил Вест.

- А-а! - воскликнул Бублик, - так еще и это не изжито! Это был бич нашего народа, - состроив подобающее лицо, заявил он. - Но не здесь, но не в Крае! Так-так-так. Значит, вы на Той стороне еще страдаете... А это, знаете ли, известие! Вы разрешаете давние научные споры, Вест. Правда, коллега Пин высказывал...

- Впервые я услышал об этом в Крае, - ничуть не покривив душой, сказал Вест.

- Как? - Бублик остановился. Сзади послышались недовольные голоса и пришлось вновь включаться в ритм.

- Я видел безномерного старика с невероятной скоростью реакций, - тоном отвлеченного рассуждения продолжал Вест.

- С какой невероятной?

- Что-то около в восемьдесят раз большей.

- Неужели, - заволновался Бублик, - не Расчетчик ли?

- Кажется.

- Так нам такой... Мы ж без него пропадем. Кто, где?

- Он называл себя городским сумасшедшим. Крейн.

- Ах, Крейн,- протянул Бублик, берясь за губу. - Крейн, знаете ли... Не допустят. К нашей теме нет, не допустят. Шеф у нас - ой-ой. Формалист еще тот. Мэд Пэкор, не слыхали? - Бублик выглядел огорченным. - Не допустят, - повторил он. Вест почувствовал подкатывающий истерический смех. Он все же сказал:

- Я видел мальчика калеку. Он не может ходить от рождения, у него нет ступней. Бублик смотрел на него.

- Ну-ну, - неуверенно сказал он. - Это вас ввели в заблуждение. Не может быть, это отошло... нет. это артефакт.

- А еще этот мальчик, - начал Вест, но расхотел продолжать. Это было бы бессмысленно. Все было бессмысленно. Он решил - хватит.

Уже дважды он замечал безмятежно подпиравшего стену у двери костлявого верзилу. Тот был его личным телохранителем по назначению Председателя. Вест полагал, что не Председателя одного. Отличаясь болтливостью, верзила умудрялся очень многое выспрашивать, ничего не сообщая сам. Вест даже не знал, как его зовут.

Бублик еще побормотал растерянно, потом что-то спросил. На Восемнадцатой, сказал Вест. Так то на Десятых, протянул Бублик уже шепотом и затих, и более заговаривать не пытался. Вест сразу забыл про него. Он пролавировал сквозь всех к верзиле и кивнул тому. Верзила осклабился. Он был не из сиреневых, просто длинный и костлявый.

- Надоел? - понимающе кивнул верзила, и не ожидая ответа сказал: - Надоел, Вы его гоните, шеф, а то прилипнет - не отделаешься. Я его гоню, - заявил он. - Куда двинем, шеф, домой?

Вест вновь жил в заброшенном особняке, уже в другом, Ткач советовал менять места не реже раза в десять дней, благо была возможность. Сейчас Вест колебался, с сомнением прикидывая. Наконец он проговорил, не глядя на телохранителя:

- Если ветер с востока - будет дождь. Тот отчетливо икнул, но ответил, как надо:

- Если с юга. - Помолчал, переваривая, и добавил, восхищенно: - Ну, шеф, так значит, это вы? А я все гадаю, кто и кто, все, понимаешь, прикидываю, - он ругнулся от полноты чувств.

- Зови меня Вест, - сказал он, - что ты все "шеф" да "шеф".

- Извиняюсь, шеф, привычка. Для связи слов. А я - Мятлик.

Они прошли наверх. Наверху была уже ночь, холодная и промозглая, и висел туман, из-за которого ничего не было видно. Пахло мокрым камнем, ватно протарахтел мотоцикл - не поймешь откуда и куда. Вест отметил чисто машинально.

- Вы не в обиде, шеф, что с вами этак - в темную? - сказал Мятлик. - Все-таки сами посудите, группа наша особая, в Комитете об ней ни-ни, а вас мне этот старый бурдюк рекомендует...

- Председатель?

- Ага. Он ведь что, шеф, он ведь давно проданный. Видали, шеф, сколь ему, а ведь поскрипит еще, будьте уверены. Он и когда в Председатели выбивался, был проданный, задание ихнее выполнял.

- Я уже догадался, - сказал Вест.

- Ну, значища, тогда ко мне, - деловито сказал Мятлик. Он сразу подтянулся как-то. - Ежели вы - это вы, шеф, то у меня имеются четкие указания. Теперь все, - сказал он, когда они прошли немного, - теперь вы с нами, и значит, шеф, все шито-крыто. (Вот так, подумал Вест, все-таки "с нами".) Гату вот только убрать...

- Гату?

- Его, подлого, обязательно. Да и заварушка нужна, под шумок-то способнее будет утечь-то. Мы его подманим. Да вам Наум сейчас лучше расскажет сам.

Вест

Он сидит в углу, скрючившийся и несчастный, вцепился обеими руками в винтовку. Комбинезон у него прожжен в нескольких местах и разодран. Винтовку надо отобрать. Мне совсем ни к чему, чтобы у него была винтовка. - ведь я часто поворачиваюсь спиной.

- Вест, ну скажи, ну неправда же...

Он так и не поверил. Я бы на его месте, наверное, тоже. В конце концов, он только из-за меня пустился во все тяжкие, а выигрывает заведение.

- Не сердись на меня, Вест, я же хотел... уйти хотел...

А что бы я делал на Той стороне? Любопытно, я ни разу не задавался этим вопросом. Синдром - хуже нигде не будет. Мы ищем рай. Мы всегда ищем рай. Нам плохо в одном мире, и мы выдумываем себе другой. Мы попадаем в этот другой, и нам тоже плохо, и мы выдумываем следующий и следующий, без конца. Вернее, останавливаемся всегда не по своей воле.

Как все оказалось просто. У меня, видите ли, сердце справа, из чего автоматически следует, что я из тех, кто может и возжигать взглядом, и умертвлять словом, из той расы. Сердце справа. Весь Наумов "верный признак". Но это не норма, это аномальность - мое правостороннее сердце. Один из миллиона. И один из ста миллионов - что без сопутствующих заболеваний, пороков и прочего. Я думать, забыл о моем зеркального положения сердце, что бы ни перестраивало и ни пробуждало во мне Усвоение. Я не тот. Ошибка.

- Вест, Вест, ну чего ты молчишь, скажи что-нибудь...

А ведь Наум, пожалуй, уйдет. Он жизнь положил, чтобы уйти, и он уйдет. Сорвалось со мной - вывернется, выползет, и сделает ему попытку. Нет, серьезно,, вот я, абсолютно чуждый этому миру, я - чужак, в общем-то хотел видеть - раз уж так случилось, и здесь мне стало назначено жить и умереть, - я хотел только соблюдения этим миром его же собственных законов, которые навязывались им мне. И отчаяние мое потому только, что я не увидел, не нашел этого, как ни искал. И в том, наверное, я виноват сам. Не увидел, не нашел, не понял, не пригляделся, не смог, не хватило сил. Не хватило сил. Не хватило.

Не успел ничего. Ни в главном не успел, ни в частном. Ни им не успел, ни себе. Не успел даже сделать Свену кораблик и рассказать о море. Не успел поглядеть как следует, разобраться, в потемках и скульптурках, что так искусно, оказывается, вырезали из особой породы дерева лесовики. Еще одни, кому не дали быть теми, кто они есть. А ведь их зарождающаяся культура обещала быть на редкость яркой и самобытной. Коричневые вогнутые лица с глазами из самоцветов - почему-то всегда тремя, хотя глаз у лесовиков было, как обычно, два. И одинаковое восторженно-удивленное выражение деревянных лиц... Не успел.

А Наум уйдет от этих законов. Живший по этим законам, содействовавший этим законам, в какой-то степени вершивший эти законы, служивший им,- он уйдет. А я нет. Я останусь здесь. Вот под тем домом или под этим же. Или в Управлении, в известном Экипаже, куда мне после следственного прямая дорога. То-то Бублик удивится. А может, и не удивится. Скорее всего. Отчего же я так спокоен сейчас?

- Вест, а Вест! Я про "вагончики-то" не наврал. Про броневик наврал, а про "вагончики-то" нет, ждут нас "вагончики-то"...

Признаться, я жалею, что выложу Науму все. Разве месть несет нам облегчение? Истинное облегчение? Мне она облегчения не принесла, а Наум, привелось бы, умер, не разочаровавшись в иллюзии, а всего лишь персонально во мне. Смерть однозначна, там нет ничего, но вместе с нами умирают и наши иллюзии, и этого уже довольно. А при жизни, без крайней на то нужды, развеивать их жестоко.

Развеиванием моих собственных иллюзий этот мир занимался с пристрастием и энергией, достойными большего. И последней развеялась надежда на то, что я хотя смогу вспомнить, что у меня здесь был друг. Пэл отбил меня тогда у банды Головешки. Пэл вытащил меня с минного поля на Пустоши. Не настоящее минное поле, конечно, так, всеми брошенные ящики с изъеденными ржой снарядами и совсем уж проржавевшие гранаты россыпью - когда я в одиночку полез к Поясу захватывать точку и застрял на прощупывавшихся под травяным слоем рифленых кругляшках. Пэл, смеющийся и шагающий в рост, когда затравленно отбивался зажатый нами в тупике Ежик. Пэл...

Крот.

Хозяин Управления, или начальник какого-то там секретного отделения. Стоящий за спинкой кресла.

- Бежать надо, бежать, давай, Вест, еще можно, еще успеваем, в горы двинем, как-нибудь там. Или... Может, ты, а, Вест? Может, еще... а?...

Крот.

Не могу сказать, что это было мое самое главное и самое сильное разочарование, но оно было сильным. И еще оно было последней каплей в моем долготерпении к Науму.

Остается еще куча вопросов. И зачем же таким я нужен Кроту, что он и легенду свою лучшую - а как берег эту маску! - Пэла на меня истратил, и ломает сейчас танками Город. Он ведь тоже не Бог, Крот, как бы высоко ни был. Никто не мог, любая необозримая власть имеет предел и зависимость, и властитель сам это лучше всех знает. Так что же, нужен я ему? Тогда почему не взял голыми руками, когда мог? Да сейчас может! Но сидит в четвертом танке на площади, командует, думает, небось, что страшно рискует, боится... Меня боится? Или ждет чего-то? Приказа в свою очередь?

- Вест! Ве-еест! Слышишь? Вот они, вот! Все! Все-о!

Риторические вопросы. Столь же риторические, как вопрос, с чего вообще взято, что "правосторонние" могут все вышеупомянутое, а "левосторонние" нет. Откуда? Кто-то в Крае наблюдает иные миры? Или наблюдал? "Выдергивать" оттуда к себе они умеют, вот он я, здесь. Резонно предположить, коль скоро легенды не возникают на пустом месте, что были и так сказать, нормальные "правосторонние", которые могли, и Усвоение для них - это лишь толчок, инициатор и катализатор. Под их руку мог быть делан неудобный мне затор у винтовки...

Я пришел к тому, с чего начинал. К куче вопросов, на которые мне никто не ответит. Так что же теперь? Что?

Я оторвал от себя цепляющегося, воющего Ткача, отметив машинально, что у того и синь поблекла и псевдий поубавилось - вне Квартала они отпадали сами собой, - и глянул в зарешеченное оконце.

Сначала вообще только досадливо удивился, как же они нас - меня - выслеживают и отыскивают, по запаху что ли, но когда серый лоб танка выдвинулся на фоне краснокирпичной стены и завяз орудием в стене противоположной, и дал назад, там развернул башню, и попер, лязгая, не умещаясь тушей, обваливая стены себе на спину и позади, и видно было, как он периодически оседает и выворачивается, проваливая подвалы, которые здесь, на Десятых, с их убогими постройками находились под каждым вторым домом, и под всеми улицами шли коммуникации, грязные, смрадные (вот так, поглотители бездымно-бесшумные-безотходные наличествуют, а под Городом плывут потоки нечистот, речка раньше была, говорят, минеральная, целебная лечиться под землю лазали), лабиринт, полный темной боязливой жизни, клоака; а танк двигался неровно, неотвратимо, и во рту стало, будто держал за щекой пенс.

И тут я узнал красный дом, узнал серый дом, узнал колено улицы, трубу, и за стеной, до которой танку ползти четверть минуты, были расставлены ящики, где сиживали бабки - ив беретике, и с усами и бакенбардами; в подвале перебирал свои раритеты Крейн, а Свен выпускал гулять своих друзей из коробочек...

Все стало меняться очень быстро. Картинки. Ткач вдруг оказался у стены и замер там, обхватив голову. Я наверху. Винтовка оттягивает руку. Бросаюсь от стены к стене, и это было бы очень мужественно, если бы в меня стреляли. Но пулемет танка молчит - а вообще он есть? - и я чувствую себя глупо, и у меня очень болят обе ноги, не помню почему, но они должны болеть, пусть их. Ниша удобная, с приступочкой, я еще из оконца приглядел на всякий случай. Винтовка незнакомого типа, но ничего, кажется, мощная, как все тут оружие, трак перебить хватит. Вот тебе дело, Человек, вот...

И вдруг камни, камни, камни, лавина камней мне в лицо, я еще успеваю понять, что это брусчатка мостовой, и удивиться.

Ткач

И только он, значит, упал, так и "бизон" застопорил. Теперь стоит, урча. Совещаются, кому идти труп забирать. Для доказательства, значит. В последний момент он перевернулся, и лежит на спине, и я отсюда вижу его профиль. Волосы слиплись, торчат, на щеке зачернелые старые ссадины и полоска свежей крови, борода задрана к небу, оброс он тут. Хотя какая борода-то, тьфу, клоками, не пойму каким цветом - то ли рыжая, то ли пегая. Грудь выгнута, видать, больно ему было.

Тут я заметил, что еще держу в руке свой "лорри", и из короткого толстого ствола выползают остатки дыма. Спасибо, старикан, сослужил в который уж случай, да только патронов мне для тебя боле не добыть, все. Так что прощай, старикан, прощай. Я швырнул "лорри" где кирпичи, он там звякнул и провалился. Потрогал лоб - приложил он меня напоследок капитально, шишка пухнет прямо под пальцами, и ломит затылок. Это уж я сам - об стену.

Чего там на улице делается, меня волнует меньше всего. Я занимаюсь своими делами. Например, поправляю повязку на руке, где давеча зацепило. А башка трещит... И только я хотел, значит, разозлиться на этого гада, на падаль эту, из-за которого теперь все, все, все придется начинать сызнова, только хотел кулаками в стену и зубы выкрошить, как вспомнил, что ничего похожего мне делать не надо. Сейчас не надо и вообще не надо. Я должен быть спокоен. Поэтому давай-ка, Наум, встань на приступочку (во, оказывается, дылда был, не тянулся ведь даже, а окошко-то высоко) да на природку, на небушко невзначай так погляди. Стоят еще? Стоят. А окошко-то, зарешечено окошко, сколько прутьев-то, раз, два, три... девять. Стоят? Стоят. А ну-ка тогда еще разок - раз, два... десять, как ни считай. Чего ж, в таком раскладе можно и присесть под окошком-то. Опять бы мне подумать, и опять нельзя. Никак не дают подумать, сволочи. Сиди чурбан чурбаном и жди, пока придут. Или не придут, тут уж половина на половину. А может, и не придут, а? Ох, если бы, если бы не пришли, ох, если бы, только бы. Нет, ну чего ему не хватало-то, чего, а?! Ах он... Ша! Все, Наум, не колготись, на после оставь. Будет оно, после-то? Кто у меня здесь... м-м... Лопух? Лопух, верно. На Девятой. Уж три года не узнавал про него, что он, как. Вот и свидимся авось. Стоят еще? Стоят.

"Наум, скажи, откуда я. Наум, зачем я..." Зачем. Хотя бы, чтоб Крот Гату убрал. И моих заодно. Он догадывался, черт, я уж видел. Нет, глупости, конечно, если уж кого ему надо было убирать, так это доктора Мэда, Железного Доктора, больно много тот силы поимел, копал, наверное. На моих Крот размениваться не станет, да и на Гату тоже, не тот полет. Или это Доктор - Крота? Вот смеху-то будет, если действительно паучников затея, а что, могут вполне. "Ах, Наум, что же теперь, как же теперь..." Делом надо заниматься! Я - занимаюсь делом. Не рассчитывайте не замараться, если хотите заниматься делом! Не рассчитывайте!.. Во-во, погоди, Наум, сейчас придут, они тобой займутся вплотную. Нет, не придут, уже не придут. Если сразу не пришли, то уж тут одно из двух - или не заметили, или приказа насчет меня не имеют.

Подумал я про приказ, и опять как расплавленным металлом глотку охватило. Не имеют - спросят, дело недолгое. Нет уж, сиди, Наум, сиди на кирпичиках, гляди та паутину на стене, внизу, вон, гриб бледный, синеватый, прям, как ты, Ткачишко несчастный. Сиди, не дергайся, как тебе написано, так и будет... И тут, мать честная, завели там! Хрюкнул движок, стрельнул, в рык перешло, и - не поверил, не осмелился поверить - удаляться стало. Не поглядел даже, чувствовал, ноги держать не будут, так и просидел, покуда не стихло. На карачках по лестнице этой щербатой выполз, никого уж нет, улицы, считай, и самой нет, ямы, камни порушенные, копошится в них кто-то, стонут в нескольких местах. Знакомые дела, на Пустоши и хужей бывало. Вот, глядишь, вторая Пустошь у нас объявится, со старой сольется, по прямой-то им не так и далеко. Что-то, а пустоши - это мы умеем... На то место, где этот лежал, и не обернулся. Все. Вычеркнул я его. Отпустить нельзя было, я и не отпустил, а теперь - все. Обойдемся. Безо всяких Людей обойдемся, уж извиняйте, мы по-нашему. Куда мне на Девятую-то? Ага, туда, кажется. Ишь, распахали.

И вот бреду я, по улице шлепаю, а голова болит невыносимо, и ребра, где там у меня что поотпадало, зудят и думаю, как двинем с Лопухом к Пещере, там уж чисто, сколько лет прошло, если и было чего, так погнило все: у Пещеры воздух особенный, газы, морду надо тряпкой завязывать, а то глаза выест, оно там и металл жрет почем зря. Внутри-то безопасно, да внутрь не знаешь как - не войдешь, я да Дрок делали, а Дрок покойник. Это хорошо, я люблю, покойники - они меньше всего вреда приносят, хотя как посмотреть, знавал я покойников, от которых как раз один вред. Нет, уходить в нелегалы так уходить, я уж давно сорваться хотел, все случай никакой с места не сгонял... надо же, вроде и не огорчаюсь особенно, это я молодец, это ты молодец, Наум, тебе сейчас распускаться нельзя, у тебя дел впереди много... а с Восточной Трассой можно погодить, ладно, чего уж, можно и тут устроиться, Гаты нетути, поглядим, как и что, еще к тому же Кроту подкатимся, а нет так нет, свет не сошелся... и иду я иду, дымом и гарью воняет, и еще всяким разным, и гляжу я под ноги, чтоб не зацепиться, а на небеса-чудеса ни дунуть мне, ни, честно вам скажу, плюнуть, я занят, я переулки считаю, берлогу Лопуха мне бы не пропустить, а улица, она длинная, дли-иинная, дли-ииииинная, длииии-иии...

1982, 1983 годы

Век дракона: Сборник фантастики/ Сост. И. И. Ткаченко. - М.: - Молодая гвардия, 1991. - 392 с. ISBN 5-235-01971-4

Стр. 131-223.

-------------------------------------------------------------------- "Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 22.07.2002 12:45

2018-06-17 04:14:16

Наверх