Автор :
Жанр : фэнтази

Лион Спрэг де Камп.

Книга Новарии 1-3

Корона Ксилара ДЕМОН, КОТОРЫЙ ОШИБАЛСЯ УВАЖАЕМЫЙ ВАРВАР

Лион Спрэг де Камп.

Корона Ксилара

-----------------------------------------------------------------------

L.Sprague de Camp. The Unbeheaded King (1983) ("The Novaria Books" #3).

Пер. - Н.Эдельман. М., "Символика", 1997.

OCR & spellcheck by HarryFan, 20 October 2000

-----------------------------------------------------------------------

1. КСИЛАРСКИЙ ДВОРЕЦ

Над снеговыми пиками Лограмских гор парила большая медная ванна, и в ее полированных боках отражался красный отсвет заката. Она огибала самые высокие вершины, а над теми, что пониже, пролетала, едва не задевая дном за острые скалы.

- Горакс! - воскликнул один из двух пассажиров летающей ванны. - Я же приказал тебе держаться от пиков подальше! Ты хочешь, чтобы мое старое сердце разорвалось от страха? В следующий раз обходи стороной!

- Что он ответил? - спросил его спутник.

Первый наклонил одно ухо вниз, как будто прислушиваясь к чему-то, и наконец сказал:

- Говорит, что ему не терпится закончить путешествие. Кроме того, просит, чтобы я позволил ему приземлиться на одном из пиков и отдохнуть. Но меня не проведешь! Если я разрешу, то его последнее задание окажется выполненным, и демон умчится на свое родное измерение, оставив нас на ледяной горной вершине.

Говоривший был маленьким, худощавым, темнокожим человеком в платье из грубой бурой ткани. Поток воздуха, омывавший летящую ванну, развевал его седые шелковистые волосы, спадающие на плечи из-под объемистого белого тюрбана, и теребил длинную белую бороду. Это был Карадур, прорицатель и волшебник из Мульвана.

Вторым пассажиром был крупный человек, скорее зрелый, нежели молодой, с румяным лицом, еще сильнее покрасневшим под порывами горного ветра, глубоко посаженными темными глазами, черными бородой и волосами и шрамом, который пересекал его лицо, задевая нос. Это был Джориан из Ардамэ, что в Кортоли, бывший король Ксилара, а также поэт, наемный воин, искусный рассказчик, счетовод, часовщик и землемер.

Продолжая спор, который начался до того, как они едва не врезались в горный пик, Карадур сказал:

- Послушай, сын мой! Бросаться без подготовки в такое рискованное приключение - верный путь к гибели. Мы должны приказать Гораксу доставить нас в какое-нибудь безопасное место, где у нас найдутся верные друзья, и там составить план дальнейших действий.

- К тому времени как план будет готов, - возразил Джориан, - ксиларцам станет известно о моем отбытии из Пенембии. Я это знаю, ведь когда я был там королем, секретная служба работала надежно, как часы. После чего они приготовят западню, надеясь, что я явлюсь спасать Эстрильдис. И тогда...

Джориан провел ребром ладони по шее. Он намекал на кровавый ксиларский обычай каждые пять лет отрубать королю голову и бросать ее в толпу, назначая новым королем того, кто ее поймает. Волшебство Карадура помогло Джориану избежать казни. С тех пор ксиларцы пытались схватить своего беглого короля, вернуть его в страну и завершить прерванную церемонию, чтобы освященным временем способом выбрать наследника престола.

- Кроме того, - продолжал Джориан, - пока Горакс остается у тебя в подчинении, мы можем добраться до дворца по воздуху. Ты сам сказал, что наше путешествие кончится, как только ты позволишь ему приземлиться. Попытка же попасть во дворец по земле окажется намного сложнее. Зачем, как ты думаешь, я захватил с собой вот это? - Он указал на моток веревки, лежавший на дне ванны, ранее принадлежавшей королю Ишбахару. - Ты можешь заколдовать эту веревку, как тогда, в Ксиларе?

Карадур покачал головой.

- Увы, нет! Для этого нужно вызвать духа со Второй плоскости существования, на что сейчас у меня нет возможностей. - Карадур, попробовав зайти с другой стороны, забубнил высоким, гнусавым голосом: - Джориан, дорогой мой! В мире столько привлекательных женщин! Почему ты так привязан именно к этой? Да, Эстрильдис - милая девушка, но ты получал наслаждение от многих женщин, как во время своего правления, так и после бегства. Неужели только она одна может быть твоей супругой?

- Я же объяснял тебе, - проворчал Джориан, - что только ее одну я выбрал лично. Остальных четырех жен навязал мне Регентский совет. Нет, я против них ничего не имею, но все равно это был вопрос политики, а не личных привязанностей. Впрочем, что такой старый аскет, как ты, может понимать в любви?

- Ты забываешь, что и я когда-то был юным, как ни трудно в это поверить.

- Короче, если король Фузиньян из Кортоли рисковал жизнью, спасая свою возлюбленную Тануду от тролля Вуума, то я был бы трусливым негодяем, если бы не последовал его примеру.

- Однако же были и другие женщины, которых ты познал плотски со времени своего бегства.

- В приключении с Верховной жрицей я не виноват. У меня не было выбора.

- Верно, но прочие...

Джориан фыркнул.

- Я стараюсь сохранять верность Эстрильдис, но еще не способен после длительного воздержания спокойно отмахнуться от красотки, залезающей ко мне в кровать и умоляющей, чтобы я доставил ей наслаждение. Когда я достигну твоего возраста, возможно, тогда мое самообладание окажется на высоте.

Карадур спросил:

- Откуда ты знаешь, что ксиларцы не выдали твою Эстрильдис за другого?

- Этого еще не случилось, когда мой брат Керин проезжал по Ксилару, ремонтируя и продавая часы. Подозреваю, что они держат ее как приманку для меня. Через Керина я передал ей, чтобы она ждала меня и не отчаивалась.

- А если ее привязанность окажется менее прочной, чем твоя? Предположим, она стала сговорчивой с особами противоположного пола?

- Чепуха! - фыркнул Джориан. - Она всегда мне говорила, что любит только меня, и я доверяю ей так, как доверяю своей душе.

- Да, но иногда Астис - богиня, которую мы в Мульване зовем Лаксарой, - насылает даже на невозмутимейших из смертных страсть, перевешивающую самые убедительные доводы разума и побеждающую самых стойких. Не недооценивай тот беспорядок, который судьба и капризы человеческой природы вносят даже в самые продуманные планы. Как сказал мудрый Сидам: "Благословен тот, кто всегда ожидает худшего, ибо никогда не будет разочарован".

Джориан нахмурился.

- Ты предполагаешь, что в мое отсутствие она с готовностью отдалась какому-нибудь мерзавцу? Что ж, такое могло случиться. Поскольку я был лучшим фехтовальщиком в Ксиларе, за исключением своего учителя Тартонио, то без особого труда заколю негодяя. Некоторые бы потребовали убить и изменницу, но для этого я слишком мягкосердечен.

- Итак, ты утверждаешь, что любишь ее?

- Да, причем безмерно.

- В таком случае ты не захотел бы подвергать ее беспричинным страданиям?

- Разумеется, нет!

- А предположим, она взаправду любит своего совратителя? Тогда ты беспричинно разобьешь ей сердце, и если после этого силой или обманом заставишь ее жить с собой, твою семейную жизнь никак нельзя будет назвать счастливой.

Джориан покачал головой.

- Будь ты проклят, старина, ты всегда смотришь на все с самой мрачной стороны! Что бы я ни предложил, ты непременно объявляешь мои планы глупостью, ошибкой или злостным мошенничеством. Иногда ты оказываешься прав; но если бы я соглашался со всеми твоими доводами, то стоял бы на одном месте, пока не пустил бы корни. Сдается мне, что я должен ожидать событий и действовать соответственно.

Карадур вздохнул.

- Такому юному существу, как ты, трудно предугадать, какой исход будет наилучшим для всех заинтересованных сторон.

Джориан взглянул вверх, где над головой зажигались звезды.

- Будь добр, прикажи своему демону лететь помедленнее. Меньше всего нам нужно в темноте врезаться в гору Аравию.

- Аравию? Помнится, там жил отшельником мой мудрый коллега, некто Шендеру. Не нанести ли нам ему визит? - Но, увидев выражение лица Джориана, Карадур снова вздохнул: - Нет, наверное, не стоит.

Пурпурно-золотой рассвет застал летающую ванну еще над Лограмскими горами, хотя с продвижением к северу горные хребты становились все ниже. Наконец горы сошли на нет, и несколько часов полет продолжался над обширными болотами Мору. Эта спорная территория формально считалась частью Ксилара. В действительности же это была ничейная земля, населенная только немногими отчаянными людьми, карликовыми крокодилами и, как утверждали слухи, потомством драконов, которых завезли когда-то в Новарию плотоядные паалуанцы. Много веков назад эти утонченные каннибалы совершили набег в Ир, государство на западном побережье обширного Новарианского полуострова.

Джориан, любопытный ко всему на свете, высунулся из-за края ванны и долго тщетно высматривал паалуанских драконов среди черных топей и серо-зеленых кочек болота, которое с приближением зимы лишилось большинства своих красок.

Карадур предупредил:

- Не высовывайся так далеко, сын мой! Горакс жалуется, что ты раскачиваешь ванну и можешь перевернуть ее, несмотря на его усилия держать ванну килем вниз.

- У ванны нет киля, - отозвался Джориан, - но я его понял.

Два джентльмена в изгнанье

Удалялись в летающей ванне.

Их экипаж накренился,

Болото внизу расступилось.

Сей сказ - летунам в назиданье!

- Не лучшее твое сочинение, сын мой, - сказал Карадур. - Нас же никто не изгонял. Ты добровольно передал власть этому Чуйвиру - будем надеяться, что он окажется приличным монархом, если удержится на престоле. Кроме того, я бы поставил союз в начале последней строчки.

- Так нарушится размер, - возразил Джориан. - Первая стопа должна быть ямбической, как утверждал доктор Гвидериус.

- Кто?

- Профессор, учивший меня стихосложению в Академии Отомэ. Ну а как тебе это:

Двое путников в ванне летучей

Над трясиной парили вонючей.

Через край перегнулись -

Мигом вниз кувырнулись,

И сгинули в бездне зыбучей.

Карадур покачал головой.

- Тут подразумевается, что я тоже наклонился через край. Но, как ты можешь заметить, я стараюсь не нарушать равновесия ванны.

- Какой ты занудный старик! Сначала сочини лучше меня, а потом критикуй!

- Увы, Джориан, я не поэт, да и новарианский - не мой родной язык. Чтобы сочинить стихотворение, передающее все твои мысли по-мульванийски, и соблюсти все шестьдесят три правила мульванийского стихосложения, требуется гораздо более спокойная и непринужденная обстановка, чем та, в которой мы пребываем сейчас по милости богов!

К полудню они оставили позади болота Мору и парили над лесами южного Ксилара. На закате леса уступили место распаханным землям.

- Передай Гораксу, - сказал Джориан, - что мы не желаем приближаться к столице раньше полуночи.

- Он говорит, что нам повезет, если мы прибудем до рассвета, - ответил Карадур. - Он стонет - мысленно, разумеется, - от усталости.

- Тогда пусть поспешит. Меньше всего нам нужно, чтобы солнце встало как раз тогда, когда я буду спускаться по веревке.

- Что ты собираешься делать, Джориан? - Голос Карадура выражал поднимающиеся в нем ужасные подозрения.

- Все очень просто. Керин рассказывал мне, что Эстрильдис держат в роскошных апартаментах под самой крышей. Ксиларцы полагают, что оттуда мне будет труднее ее выкрасть, - при условии, что я подойду ко дворцу по земле. - Джориан усмехнулся. - Так что когда мы окажемся над дворцом, я привяжу веревку к крану, перекину другой ее конец через край, спущусь вниз и умыкну Эстрильдис, прежде чем кто-либо узнает о нашем появлении. Жалко, что у нас нет одной из твоих заколдованных веревок.

- Я приготовлю ее, если мы продержимся в воздухе достаточно времени для наложения заклинания.

- Этот кран был гордостью короля Ишбахара, - сказал Джориан. - Его изобрел инженер из Дома знаний в Иразе. Единственной проблемой было то, что слугам короля приходилось смешивать горячую и холодную воду в баке на крыше дворца, и им никогда не удавалось соблюдать пропорции. Бедняга Ишбахар либо мерз, либо обжигался в кипятке. Я предложил ему установить два крана - один для холодной воды, другой - для горячей, чтобы он сам мог подбирать нужную температуру. Но из-за осады Ираза и восстания соперничающих партий ему не удалось опробовать мою идею.

Карадур покачал головой.

- Если из Дома знаний хлынут потоком новые изобретения, через несколько столетий наша плоскость существования станет похожа на следующий мир, где все делают жужжащие, грохочущие машины и магия не имеет никакой цены. Я надеюсь никогда не испытать воплощения в таком мире.

Джориан пожал плечами.

- Волшебство ли, техника - мне все равно, лишь бы это приносило пользу. По крайней мере, благодаря чудовищной тучности короля Ишбахара у нас есть огромная ванна, в которой мы оба можем спать с удобствами. Тебе не доводилось слышать, откуда она у него взялась?

- Нет, сын мой. Прошу тебя, расскажи.

- Когда Ишбахар взошел на престол, он уже страдал от чрезмерного ожирения, поскольку предавался чревоугодию с ранней юности. В ночь после коронации он, естественно, очень устал, проведя весь день на ногах, совершая церемониальные телодвижения и отвечая предписанными репликами на вопросы жрецов ведущих культов. Поэтому он приказал своим лакеям приготовить для него ванну и велел своей любимой жене ждать его в королевской спальне.

Однако ванна была рассчитана на его предшественника, Шаштая Восьмого, который был маленьким и тщедушным. Ишбахар потрогал воду пальцем и решил, что это то, что надо. Со вздохом блаженного предчувствия он поднялся на приступок, который лакеи поставили рядом с ванной, и погрузился в воду. Но, увы! Опускаясь, он прочно застрял между боками ванны и окликнул слугу: "Эй, так не пойдет! Сейчас нас раздавит в лепешку! Помоги нам, ради всего святого!" Лакей ухватил короля за руку и потянул, но безуспешно. Из-за огромного веса королевское тело прочно вклинилось между сужающимися стенками ванны.

На помощь позвали других слуг, и все вместе они принялись тянуть короля за руки, - но безуспешно. Призванный на подмогу часовой засунул древко алебарды между дном ванны и королевской задницей, чтобы подтолкнуть его, как рычагом, наверх. Ишбахар храбро переносил боль, испустив всего несколько стонов, но не сдвинулся с места. Двое лакеев вместе с часовым принялись давить на головку алебарды, но их усилия привели лишь к тому, что они сломали древко.

Тогда король приказал вытащить из кровати главного инженера Материальной школы Дома знаний. Инженер исследовал проблему и сказал королю: "Ваше Величество, я могу вытащить вас отсюда. Все, что нужно для этого, - провертеть дыру в потолке и установить лебедку с соответствующими блоками. Подхватив вас петлями под мышками и под бедрами, мы вмиг вас вытащим".

"Сколько времени это займет?" - спросил король Ишбахар.

Инженер подумал секунду и сказал: "С позволения Вашего Величества, если учесть время на составление чертежа и поиск материалов, я уверен, что мы освободим вас за две недели".

"А нам тем временем мокнуть здесь? - спросил Ишбахар. - Что-то ты загнул, мой друг! А ну-ка, приведите к нам начальника Духовной школы".

К королю привели Верховного чародея Духовной школы, давнего соперника главного инженера Дома знаний. Чародей сказал: "Ваше Величество, я могу вам помочь! Я только-только изобрел левитационное заклинание, которое с легкостью поднимает в воздух до трех талантов веса! Позвольте мне принести свои инструменты, и все будет сделано".

После полуночи волшебник выгнал всех из ванной комнаты и начал свои заклинания. Он сжигал в жаровне таинственные порошки, разноцветный дым от которых извивался и переплетался, как призрачные змеи. Он произносил мистические фразы, и по стенам одна за другой гонялись тени, хотя в комнате не было никого, кто бы отбрасывал их. Портьеры дрожали, и пламя свечей колебалось, хотя в комнате не было ветра.

Наконец волшебник выкрикнул три могущественных слова, и король Ишбахар поднялся, но ванна поднялась вместе с ним, ибо королевские окорока по-прежнему были крепко зажаты в ней. Наконец волшебник, сраженный усталостью, вынужден был опустить короля и ванну на пол. Как ты понимаешь, в этой ванне не было крана и водослива, так что ее можно было свободно передвигать с места на место.

В конце концов, любимая жена монарха, которую звали Хазиран, пришла посмотреть, что задержало ее повелителя. Она обнаружила короля в ванной, вокруг которой стояли слуги, главный инженер и главный волшебник, горюя из-за неудачных попыток освободить короля. Они предлагали разные отчаянные способы - например, морить короля голодом, пока он не похудеет и его можно будет выдернуть из ванны, как пробку из бутылки.

Хазиран ознакомилась с ситуацией и сказала: "Все вы - сборище тупиц! Ванна же керамическая, верно? Слуги, вычерпайте воду! Доктор Акраба, - это был главный инженер, - поскорее принесите мне тяжелый молоток!"

"Делайте, как она говорит, - приказал король Ишбахар. - Проклятая ванна нарушает мое кровообращение".

К тому времени как принесли кувалду, слуги ковшами, ведрами и губками вычерпали почти всю воду. Хазиран ударила по ванне в том месте, где в ней застряли бедра Ишбахара, и с громким треском ванна раскололась на несколько частей. Король завопил от боли, но был согласен, что ушибленное бедро - невысокая плата за освобождение. Он собственноручно вытерся, обнял жену и повел ее в спальню. Хазиран была разумной женщиной, и если бы не умерла через несколько лет от оспы, то могла бы избавить королевство от многих бедствий, давая королю уместные советы.

Король, разумеется, заказал себе новую ванну. На этот раз он позаботился, чтобы она была достаточно большой и ему бы не грозила опасность застрять в ней, сколько бы жира он ни нагулял. А через несколько лет, когда чиновники из Дома Знаний жаловались на сокращение ассигнований, Ишбахар ответил: "Ха! Несмотря на всю вашу мнимую мудрость, ваши гении не сумели даже освободить меня из ванны!"

- Поучительная история, - заметил Карадур. - Но зачем ему понадобилось делать ванну из меди? Ведь это стоило ему огромных денег!

- Это был вопрос политики. Его чиновники поссорились с гильдией гончаров из-за налогов, и, заказав ванну гильдии медников, Ишбахар напомнил гончарам, кто в стране главный.

- А теперь вернемся к нашим планам, - сказал Карадур. - Как ты поднимешь свою королеву по веревке в ванну? Каким бы могучим человеком ты ни был, сомневаюсь, что тебе удастся вскарабкаться по веревке, пользуясь одной рукой, а второй ухватив свою милую.

Джориан нахмурился.

- Ты попал в точку. Полагаю, ей лучше всего будет обхватить меня сзади за шею, и, таким образом, мои руки останутся свободными.

- Уверен, что сможешь подняться наверх, таща ее на себе?

- Если не смогу, то буду держаться за веревку, пока ты не найдешь безопасное место для посадки.

- Тебе не хватит сил дождаться, пока мы покинем пределы Ксилара! Полет за границу потребует многих часов. А если мы приземлимся прежде, чем уберемся из страны, Горакс покинет нас, и нам придется уходить пешком.

- Хм-м... - После секундной паузы Джориан воскликнул: - Знаю! В дюжине лиг к юго-востоку от Ксилара есть разрушенный замок, по слухам, населенный призраками. Его построил некий барон Лорк во времена феодальной вольницы. Большая часть главной стены осталась цела. Горакс может опустить нас на стену, а затем остановить ванну на одном уровне с парапетом, чтобы мы сумели в нее забраться. Только не забудь приказать ему, чтобы ванна не прикоснулась к стене, ибо тогда он посчитает себя выполнившим задание и, следовательно, свободным.

Карадур пробормотал:

- Мне это не нравится. Демоны, особенно те, которых мы не видим - хитроумные твари! Да еще эти слухи насчет призраков в замке...

- Это только слухи, миф. Вероятно, на самом деле там нет никаких призраков, а если там и вправду обитает злобный дух, то надеюсь, что ты защитишь нас от него магическими средствами.

Карадур неуверенно помотал головой.

- А почему бы не подвести ванну к крыше дворца, чтобы не связываться с замком барона Лорка?

- Потому что, за исключением узкой дорожки вокруг надстройки и крохотной террасы, крыша имеет наклон, на котором не за что зацепиться. Я лично могу рискнуть, соскользнув по черепице прямо в ванну, но не имею права просить об этом Эстрильдис.

- Проклятье, парень, почему ты не мог перевезти меня через границу в Отомэ и высадить меня там? Я бы приказал Гораксу подчиняться тебе, пока ты его не отпустишь.

- Нет, только не это! - возразил Джориан. - Ты нужен мне, чтобы управлять воздушным экипажем, пока я буду добывать свою милую. Выше голову, старина! Мы с тобой выбирались из гораздо более опасных переделок!

- Все это хорошо для тебя, юный авантюрист, - проворчал Карадур. - Ты сделан из стальных пружин и китового уса, а я стар и немощен. Не знаю, сколько еще подобных приключений выдержу, пока не присоединюсь к большинству.

- Однако ты же не можешь жаловаться, что жизнь в моей компании была скучной, не так ли?

- Нет. Временами я тоскую по приятной, тихой, утомительной скуке.

Было уже около полуночи, и на небо поднимался серебристый полумесяц, когда Джориан заметил слева по курсу далекое мерцание тусклых огней и сказал:

- Сдается мне, что там лежит город Ксилар. Прикажи нашему демону держать лево руля! Он ошибся в вычислениях примерно на пол-лиги.

Подчиняясь мысленной команде мульванийца, ванна изменила курс. Скоро огни стали ярче и многочисленнее. Некоторые светились в окнах домов; источником других служили масляные лампы, которые Джориан, будучи королем, приказал разместить на столбах на главных перекрестках, таким образом положив основу регулярному уличному освещению. Прежде горожане, которые были не в состоянии нанять телохранителей и мальчиков с факелами, с наступлением темноты прятались в домах за крепкими засовами.

- Нельзя повышать голоса, - прошептал Джориан.

Шепотом передавая команды Карадуру, который мысленно сообщал их Гораксу, Джориан направлял ванну к королевскому дворцу. Он облетел здание по кругу, прежде чем приказать приблизиться к надстройке.

- На крыше нет часовых - хорошо! - пробормотал он.

Он остановил ванну в шести локтях от маленькой квадратной террасы на краю надстройки. Оставив Карадура следить за ванной, Джориан привязал к крану веревку и перекинул ее конец через борт, приготовившись спускаться вниз.

- Меча не берешь? - прошептал Карадур.

- Нет. Он лязгнет или ударится о мебель и выдаст меня. А если поднимется тревога и прибегут часовые, то один клинок все равно меня не спасет.

- В эпосах, - пробормотал Карадур, - герои всегда в одиночку убивают сотни свирепых врагов.

- Эти сказки - ложь, как знает любой, кому доводилось сражаться мечом. Возьми, к примеру, легендарного героя вроде Даурика, - но чего я разговорился, когда пора действовать!

- Твоя главная слабость, сын мой - твой длинный язык. Он когда-нибудь тебя погубит.

- Может быть, но бывают грехи и пострашнее болтливости. Я много говорю, потому что...

- Джориан! - приказал Карадур с необычной суровостью. - Заткнись!!

Наконец утихомирившись, Джориан перелез через борт и начал спускаться по веревке. Подошвы его башмаков почти беззвучно коснулись плиток террасы.

Он бесшумно двинулся к двери, ведущей в надстройку, нащупывая в своем кошельке отмычки. Он научился пользоваться этими приспособлениями в год, предшествовавший его бегству из Ксилара. Мудрая прорицательница предсказала, что Джориану суждена судьба либо короля, либо странствующего авантюриста. Но ему не хотелось быть ни тем, ни другим, поскольку он мечтал о жизни процветающего, пользующегося уважением ремесленника вроде своего отца, Эвора-часовщика. Но обстоятельства волей-неволей заставляли его играть предначертанную судьбой роль.

Джориан стал королем Ксилара, нечаянно поймав голову своего предшественника, брошенную с эшафота. Поскольку было очевидно, что принятый в Ксиларе закон о наследовании не даст ему бесконечно наслаждаться королевской жизнью, он решил, не теряя времени, готовиться к ремеслу авантюриста. И учился он так же продуманно и тщательно, как человек, решивший посвятить свою жизнь науке, искусству или юриспруденции.

Он учил языки, изучал военное искусство, а также нанял группу преступников - карманника, мошенника, фальшивомонетчика, бандита, контрабандиста, шантажиста и двоих взломщиков, - которые обучали его своим ремеслам. Если боги не позволяли ему наслаждаться жизнью трудолюбивого, законопослушного мещанина, то он, по крайней мере, был способен сыграть навязанную ему роль профессионально.

Оказалось, что в данном случае отмычки не нужны, поскольку дверь была не заперта. Джориан повернул ручку, и дверь с еле слышным скрипом отворилась.

Он хорошо помнил план надстройки с тех времен, когда жил здесь. Каждую ночь к нему присылали одну из его пяти жен. Чтобы не допускать ревности, он общался с ними по очереди. Но расписание нарушалось, когда одна из них болела или была беременной, и оставшиеся ссорились из-за того, кому занять ее место. В конце концов, Джориан положил спорам конец, заявив, что только рад отдохнуть ночку-другую.

Сейчас он оказался в гостиной. Двери перед ним вели в две спальни, в ванную и на лестницу, спускающуюся на третий этаж дворца. Несмотря на осень, погода стояла теплая, и двери в спальни не были закрыты. В одной, как решил Джориан, обитала Эстрильдис, в другой - ее фрейлина.

В спальнях не горел свет, и тьму слегка рассеивало только лунное сияние. Джориан задумался, как определить, в какой спальне какая женщина. Ни в коем случае нельзя по ошибке разбудить фрейлину. Нужно подойти на цыпочках к дверям спален, заглянуть, и если все равно будет неясно, неслышно приблизиться к кровати. Не зная, кто ходит в фрейлинах у его жены, он надеялся, что она окажется брюнеткой, чтобы ее было легко отличить от светловолосой Эстрильдис.

Он направился к левой двери и тут же наткнулся на невидимое препятствие, поскольку необдуманно предполагал, что все столы и стулья стоят на тех же самых местах, как во время его царствования, совершенно забыв женскую страсть к перестановкам.

Невидимый стул повалился с катастрофическим грохотом. Джориан покачнулся, но удержался на ногах, безмолвно проклиная ободранную лодыжку.

Прежде чем Джориан успел еще на шаг приблизиться к левой двери, в спальне раздался ужасающий лай, вой и рычанье. Джориан успел заметить освещенные луной сверкающие глаза и обнаженные клыки какого-то зверя, бросившегося на него.

Безоружный Джориан схватил стул, о который споткнулся, и поднял его ножками в сторону приближающегося пса. Зверь с такой силой бросился на стул, хватаясь клыками за ножку, что едва не опрокинул Джориана. Упав на пол, пес попытался обогнуть Джориана, но тот продолжал закрываться от собаки стулом.

Из спален донеслись женские голоса: "Кто здесь? На помощь! Воры!" Затем чиркнуло колесико зажигалки, и в левой спальне загорелся свет.

В дверях второй спальни появилась призрачная фигура. Женский голос, незнакомый Джориану, закричал: "На помощь! На помощь! Убийца!" Женщина бросилась к лестнице и пропала.

Из второй спальни со свечой в руке вышла Эстрильдис, маленькая коренастая блондинка. По-прежнему отбиваясь от собаки, Джориан закричал:

- Дорогая! Это я, Джориан! Отгони это чудовище!

- Ох! - взвизгнула маленькая королева. - Что... где... Той, стоять! Назад! Сюда, Той! Хорошая собачка! Ко мне, Той!

Пес - огромный швенийский мастиф, как стало ясно при свете, - с ворчанием отступил. Схватив пса за ошейник, Эстрильдис воскликнула:

- Что ты здесь делаешь, Джориан? Я не ожидала...

С лестницы доносились вопли фрейлины:

- На помощь! Грабители! Убийцы! Спасите королеву!

- Милая! - воскликнул Джориан. - Я пришел за тобой! Быстро идем, пока не прибежала охрана!

- Но как?..

- Потом! Поставь свечу и привяжи собаку!

- Но я должна знать...

- Проклятье, женщина, если ты немедленно не...

Приказ Джориана прервал лязг оружия на лестнице. В гостиную хлынули солдаты. На их стальных доспехах играли золотистые стебли от пламени свечи.

- Взять его! - проревел властный голос.

Джориан заметил приближающиеся к нему три обнаженные клинка, если не считать последующих подкреплений. Он выбежал из двери на террасу. Сделав три шага, он подпрыгнул, стараясь уцепиться за свисающую веревку как можно выше.

- Карадур! - заорал он. - Летим отсюда, живо!

Он начал карабкаться вверх по веревке. Ванна начала подниматься. Но прежде чем конец веревки оторвался от террасы, один из часовых, взяв меч в зубы, схватился за нее и тоже полез наверх.

Подъем ванны приостановился. На террасе собирались новые фигуры в доспехах. Кто-то из солдат схватился за конец веревки, но она вырвалась из его хватки.

Джориан вгляделся в запрокинутое лицо преследовавшего его солдата, и ему показалось, что он узнал загнутые вверх кончики усов.

- Ты же Дювиан, верно? - спросил Джориан. - Я - Джориан. Разве ты меня не узнаешь?

Часовой, сжимавший в зубах меч, только проворчал что-то в ответ.

Снизу раздавались крики: "У кого есть арбалет? Сходи, принеси, идиот!"

- Ты бы лучше спустился, - сказал Джориан. - Иначе мне придется скинуть тебя или перерубить над тобой веревку, и ты расшибешься насмерть.

Часовой, держась левой рукой за веревку и обхватив ее ногами, взял меч и замахнулся на ноги Джориана, сказав:

- Это мой печальный долг, о король!

Джориан лягнул его, и меч, вывалившись из руки солдата, упал на крышу, подпрыгивая, соскользнул по скату, исчез за карнизом и со звоном шлепнулся на мостовую внизу.

Джориан чуть опустился по веревке и лягнул еще раз - на этот раз по лицу часового. Он промахнулся, но солдат ослабил хватку, соскользнув вниз по веревке и, пролетев несколько локтей, упал на террасу. Он приземлился на одного из своих товарищей, и вдвоем они покатились по террасе, звеня доспехами. До ушей Джориана донеслись звуки яростной перебранки, постепенно удаляющиеся, пока ванна поднималась в воздух.

Щелкнула тетива арбалета, и мимо просвистела стрела. Джориан поспешил подняться по веревке и перебраться через борт в ванну. Стрела, выпущенная из другого арбалета, попала в ванну, отчего та загудела, как гонг. Джориан ощупал борт ванны в том месте, откуда раздавался звон, и нащупал бугор - стрела сделала вмятину в медной стенке.

- Теперь они притащат катапульту, - пробормотал он. - Прикажи Гораксу унести нас прочь со всей демонической поспешностью!

- Куда?

- В Отомэ. Вели ему держать курс на восток. Как ты верно сказал, у нас там найдутся друзья.

Мимо просвистела еще одна стрела, но ванна была уже далеко. Они мчались по ночному небу на восток, и полумесяц освещал их с правого борта. Джориан молчал, глубоко дыша. Затем он сказал:

- Чума, оспа и язва на ксиларцев! Клянусь бронзовой мошонкой Имбала, мне не терпится сжечь их проклятый город дотла! Что там сказал твой мульванийский мудрец насчет того, что надо ждать худшего? Неудача преследовала меня, как будто все это подстроила богиня Элидора. Все произошло, как в комедиях Файсо. Сперва я в темноте наткнулся на стул. Потом оказалось, что Эстрильдис завела пса размером со льва, который не признал меня. Затем...

- Сын мой, - простонал Карадур. - Молю тебя, прибереги свой рассказ на утро. Мне нужно поспать, пока не настал рассвет. Я не могу пренебрегать отдыхом - года мои не те, что твои...

Волшебник завернулся в одеяло и вскоре захрапел. Успокоившись, Джориан обнаружил, что может улыбаться про себя, и мысленно сочинил пятистишие:

Некий воин замыслил спасти

Жену и без боя уйти.

Но наткнулся на стул,

Всех стражей вспугнул,

Еле ноги успел унести!

Поскольку слушать его рассказ о неудачном похищении было некому, Джориан последовал примеру своего спутника, улегся рядом с ним и погрузился в сон.

2. ПАРК ВЕЛИКОГО ГЕРЦОГА

- Горакс настаивает, чтобы мы поскорее шли на посадку, - сказал Карадур, вглядываясь в темноту.

После бегства из Ксилара они летели весь день и пересекли границу Отомэ. Тучи над головой сгущались, начался дождь. Джориан и Карадур закутались в плащи. Но дождь расходился все сильнее и сильнее, вымочив их. На дне ванны плескалась вода.

- Неужели нам нечем вычерпать воду? - пробормотал Карадур. - Горакс жалуется на лишний вес.

- Раз ты заговорил об этом, - отозвался Джориан, - у ванны есть сток, заткнутый пробкой. Он должен быть под той веревкой.

Он пробрался в другой конец ванны и откинул в сторону моток веревки. Затычка оказалась большой пробкой, сидевшей так прочно, что сильные пальцы Джориана не могли ее вытащить. Тогда он выковырял пробку кинжалом, и вода вытекла из ванны.

Надвигалась ночь.

- Я заявляю, что силы Горакса подходят к концу, - сказал Карадур. - Он утверждает, что, если мы не позволим ему в самое ближайшее время приземлиться, он не выдержит и сбросит нас на землю.

- Прикажи ему притормозить, - ответил Джориан. - Я хорошо знаю страну, но не вижу даже своих собственных рук, не говоря уже о местности. Тут темнее, чем в брюхе у быка. По моим расчетам, мы должны через два-три часа добраться до города Отомэ.

- По крайней мере не перепугаем до смерти людей внизу, - сказал Карадур. - Раз мы их не видим, то и они нас не разглядят.

Джориан усмехнулся.

- Помнишь того возчика в Ксиларе, который соскочил с телеги, бросился через поле и спрятался в стогу?

- Да. Но твоя всемогущая секретная служба прознает об этом случае и поймет, что мы направились на восток.

- Верно. Но мне думается, что в Отомэ мы будем в безопасности. Отомийцы всегда были на ножах с ксиларцами. Знаешь, какая чепуха получается, когда река меняет русло, оставляя песчаную косу, которая раньше принадлежала одной стране, а теперь оспаривается другой. Этот спор начался как раз тогда, когда мое правление подходило к концу, и я не успел его решить. Короче говоря, сомневаюсь, чтобы отомийцы выдали нас.

- Надеюсь, ты окажешься прав. Щедрая взятка нередко берет верх над подобными местническими интересами.

- Тогда мы должны полагаться на скаредность ксиларского казначея. В мое время этот пост занимал Притио, сын Пеллитуса, так же неохотно расстававшийся с золотыми львами, как мульванийский тигр со своей добычей. - Джориан вглядывался во мрак, пытаясь разглядеть какой-нибудь крупный ориентир. - Прикажи Гораксу снизиться и лететь медленно, чтобы не врезаться в дерево или шпиль. Когда взойдет луна, нам наверняка удастся найти дорогу или реку, чтобы держать курс.

Через несколько часов дождь превратился в морось. Луна в последней четверти отбрасывала бледное жемчужное сияние на тучи над головой. Время тянулось медленно.

Склонившись через край, Джориан различал вспаханные поля, а временами - деревню, скопление черных прямоугольников во тьме. Но каких-либо примет ему не удавалось обнаружить.

Карадур сказал:

- Горакс утверждает, что лишился сил. Он предупреждает, чтобы мы держались покрепче, поскольку вынужден совершить посадку.

Когда ванна опускалась, у пассажиров появилось ощущение головокружения. Тьма сгущалась - вокруг них поднимались деревья. С тихим шорохом ванна приземлилась на мягкий дерн.

- Демон прощается с нами, - сказал Карадур. - Знаешь ли ты, где мы оказались?

- Где-то в Отомэ, - ответил Джориан, - сели только Горакс не перемахнул границы герцогства, и мы не попали в Виндиум.

Джориан поднялся, ворча и разминая онемевшие конечности. Дождь перестал, но вокруг слышался плеск капель, падающих с деревьев.

Он выбрался из ванной. Кажется, они попали на небольшую травянистую поляну, окруженную огромными деревьями. Джориан обошел поляну по кругу. Вернувшись, он сказал:

- По-прежнему не знаю, куда мы попали. Ладно, давай хотя бы выжмем воду из платья.

Стоя в ванной, Джориан разоблачился и выжал свою одежду. Он чихнул и сказал:

- Надеюсь, что она высохнет, иначе мы замерзнем до смерти... А это еще что?

По поляне двигался какой-то зверь; его шаги были почти бесшумными, но Джориан разглядел выделяющийся на фоне мрака еще более темный силуэт и услышал тихий шорох дыхания. Затем рядом с ванной раздалось фырканье. Над краем ванны появились два еле видных тусклых пятна. Джориан узнал запах.

Он сидел на мотке веревки, прикрывавшем слив ванны. Внезапно он вскочил, замахал руками и издал оглушительный вопль:

- Й-йе-у-у-у!

В ответ раздалось рычание, и зверь поспешно удалился.

- Кажется, леопард, - сказал Джориан. - Ты в порядке, отец Карадур?

Старый волшебник задыхался, ловя ртом воздух.

- Твой вопль едва не остановил навсегда мое старое сердце.

- Прости, но мне нужно было испугать кошку, чтобы прогнать ее. Небо светлеет. - Джориан ощупал одежду; платье Карадура было разложено на противоположной стенке ванны. - Еще не просохло, но нам лучше одеться. Его высушит тепло наших тел. Как насчет огня?

- Превосходная идея, только не знаю, осуществимая ли в этой сырости.

Джориан достал огниво.

- Проклятье! Мой трут отсырел, и я не знаю, как его высушить. Как ты думаешь, не удастся ли тебе вызвать огонь заклинанием?

- Если ты найдешь дрова, попробую.

Вскоре Джориан собрал охапку хвороста. Стоя в ванной, Карадур взмахнул жезлом, сделал несколько мистических пассов и произнес волшебные слова. В центре наваленной Джорианом кучи хвороста поднялся маленький голубой огонек. Пламя танцевало среди веток, то и дело издавая тихое шипение; но хворост не загорался.

- Увы! - сказал Карадур. - Ничего не получится, пока дрова не высохнут.

Джориан проворчал:

- Я всегда считал, что за помощью к магии прибегают тогда, когда все материальные возможности себя исчерпали. Но, похоже, волшебство так же часто оказывается бесполезным.

Карадур вздохнул.

- Сын мой, боюсь, что ты проник в самый страшный секрет, в святая святых нашего ремесла.

- Ты хочешь сказать, что все ваши чародейские сказки о безграничном могуществе - блеф, чтобы надуть нас, мирян?

- Увы, это верно. Мы терпим неудачу так же часто, как инженеры из Дома знаний в Иразе. Но я заклинаю тебя, не выдавай этот ужасный секрет простонародью. Нам, волшебникам, кусок хлеба достается изрядным трудом.

Джориан усмехнулся в темноте.

- Поскольку ты спас мне жизнь, старина, я буду хранить твой секрет. - Он осмотрелся. Уже достаточно посветлело, чтобы можно было разглядеть ветви и листья деревьев, хотя лиственная растительность с наступлением осени лишилась большей части своего летнего наряда. - Во имя белоснежных грудей Астис, что это?!

К трем из числа окружающих поляну деревьям были прикреплены деревянные лестницы, вершины которых терялись в кроне.

Джориан сказал:

- Никогда не слыхал о деревьях, на которых сами собой вырастают лестницы. Должно быть, это дело человеческих рук.

- Можно себе представить, что кто-нибудь прикрепил подобные лестницы к фруктовым деревьям, чтобы облегчить сбор урожая, - сказал Карадур. - Но здесь мы видим всего-навсего дубы, буки и липы.

- На буках растут орешки, - сказал Джориан. - Но две из лестниц ведут на дубы. Кому понадобилось собирать недозрелые желуди?

- Например, свинопасу. Но я совсем в этом не уверен, поскольку желуди гораздо проще собирать с земли. Может быть, лестницы ведут на сторожевые посты?

- Никогда не слышал ни о чем подобном, хотя служил в армии Великого Бастарда, - сказал Джориан. - Но что другое... ого, Карадур, оглянись-ка!

Волшебник обернулся и испуганно вздрогнул.

- Единорог! - прошептал он.

Из кустарника на краю поляны высунулись голова и передние конечности огромного зверя. Единорог в мире Джориана был вовсе не грациозным животным, похожим на коня, а крупнейшим представителем носорогов, покрытым золотисто-бурой шерстью, с единственным рогом, торчащим не из носа, а изо лба, над глазами.

- Если мы не будем шевелиться, - прошептал Джориан, - может быть, он уйдет.

- Боюсь, что не уйдет, - прошептал в ответ Карадур. - Я ощущаю эманации пробуждающейся в нем ярости. Сдается мне, нам стоит приготовиться бежать к одной из этих лестниц.

Единорог оглушительно фыркнул, топнул по земле трехпалой ногой и шагнул вперед.

Джориан пробормотал:

- Раньше начнешь - раньше кончишь, как говорил мудрец Ачемо. На старт, внимание, марш!

Он выскочил из ванны и бросился к лестнице на противоположной от зверя стороне поляны. Карадур последовал за ним, но из-за своих немалых лет отставал. Джориан поджидал его у основания лестницы, крича:

- Скорее! Он приближается!

Когда волшебник, задыхаясь и еле держась на ногах, добежал до деревьев, Джориан обхватил Карадура за пояс своими сильными руками и поднял хрупкого старика на несколько ступенек лестницы.

Единорог с шумом мчался по поляне, фыркая, подобно вулкану. Он набросился на ванну, опустив голову и ударив по ней рогом. С оглушительным звоном ванна взлетела в воздух, разбрасывая пожитки двоих путников.

- Вверх! Поспеши! - рявкнул Джориан, поскольку лишившийся сил Карадур с трудом карабкался по лестнице. Джориан был все еще в пределах досягаемости толстого изогнутого рога.

Единорог носился взад и вперед по поляне, топча разбросанные предметы. Он подхватил рогом одеяло Джориана и закружился, мотая головой, отчего одеяло хлопало, как флаг. Когда оно улетело прочь, единорог снова набросился на ванну, перевернув ее вверх дном.

Затем зверь обратил свое внимание на путешественников на лестнице. Он подбежал к дубу и попытался, встав на дыбы около ствола, достать до Джориана, но тот был уже высоко.

Избежав гибели, Джориан и Карадур неторопливо продолжили подъем. Добравшись до толстой горизонтальной ветки с множеством небольших сучков, за которые можно было держаться, Джориан уселся на ней. Карадур не без опаски последовал его примеру. Единорог внизу запрокинул голову, чтобы не упускать их из вида.

- Что-то говорит мне, - рассуждал Джориан, - что мы этому малому не понравились. Правда, мне кажется, я понял, куда мы попали.

- Куда?

- Когда я служил в пехоте Великого Бастарда, ходило много слухов о плане, вынашиваемом Великим Герцогом. Он собирался объединить несколько охотничьих заповедников к югу от города Отомэ в один национальный парк, чтобы охранять дикую природу. Великий герцог Гуитлак слишком состарился и растолстел, чтобы охотиться; а Великий Бастард Даунас, его единокровный брат, предпочитал гоняться не за оленями и кабанами, а за юбками.

В любом случае, им были нужны деньги, чтобы экипировать и тренировать свою любимую тяжелую кавалерию. И они решили, что, населив парк обычными и экзотическими зверями и впуская за плату публику, они могут собрать немалую сумму. Любопытные будут приезжать даже из других стран, тратить деньги, и, следовательно, казна государства пополнится. Наш приятель внизу - один из тех самых экзотических зверей, поскольку его родина - прерии к северу от Эллорнасского хребта. Должно быть, эти лестницы сделаны точно для той цели, для которой мы их использовали, - чтобы служить убежавшим от зверей, которым не понравятся надоедливые посетители.

- Все это очень хорошо, - сказал Карадур. - Но как нам убедить проклятую тварь оставить нас в покое?

Джориан пожал плечами:

- Рано или поздно ему надоест, и он уйдет.

- Если мы раньше не ослабнем от голода и не упадем вниз, - проворчал Карадур.

- Ну, есть еще метод, с помощью которого король Фузиньян спасся от Чиниокского кабана.

Карадур устроился поудобнее.

- Мне казалось, что я слышал все твои истории про Фузиньяна Лису, но этой что-то не помню.

- Когда Фузиньян стал королем в Кортоли, - начал Джориан, - он унаследовал охотничий заповедник, такой же, как заповедник Великого Герцога. Он назывался Чиниокский лес. Первые годы правления Фузиньяна, унаследовавшего трон от своего отца, неразумного Филомана Доброжелателя, были слишком напряженными из-за войны с Оссаром и неприятностей с гигантами, называвшимися Зубами Гримнора, чтобы у него нашлось время наведаться в Чиниокский лес.

Но после всех этих событий Фузиньян решил наслаждаться жизнью в той мере, в какой может себе позволить добросовестный правитель, несмотря на одолевавшие его заботы. Кое-кто из придворных предлагал ему отправиться на охоту в Чиниокский лес, в котором расплодились дикие звери. В частности, в лесу жил дикий кабан сверхъестественных силы, размера и свирепости. В описаниях очевидцев он превращался в настоящего буйвола с клыками вместо рогов, и подхалимы прожужжали уши Фузиньяну рассказами о славе, которую он завоюет, убив зверя, съев его на пиру и прибив голову кабана к дворцовой стене.

Фузиньян не очень интересовался охотой, но зато любил рыбалку. Более того, он любил время от времени в одиночестве поразмыслить над потоком предложений, биллей, актов, просьб, договоров, соглашений, петиций и напоминаний, постоянно преследующих его. А рыбалка как нельзя лучше подходила для этой цели.

И поэтому в один летний день Фузиньян с четырьмя телохранителями отправился на опушку Чиниокского леса. Здесь он оставил телохранителей, приказав им никуда не отлучаться, и только если он не вернется за час до заката, отправиться на его поиски.

Гвардейцы стали протестовать, напоминая королю о медведях, волках и леопардах, живших в лесу, не говоря уж о чиниокском кабане. Но Фузиньян отмел их возражения и направился по тропинке, которая, как он знал, приведет его к ручью, полному форели. С собой он взял пару удочек и корзинку с завтраком. Весело насвистывая, он углубился в лес.

Но еще не доходя до ручья, он услышал фырчанье, вроде того, какое издавала та машина в Доме знаний, которую пытались заставить совершать полезную работу силой пара. А затем из-за деревьев выскочил чиниокский кабан. Заметив Фузиньяна, зверь хрюкнул, стал рыть копытом землю и наклонил голову, готовясь к атаке.

Кабан не был размером с буйвола, но, в общем, оказался действительно крупным. Его рост в холке доходил Фузиньяну до подбородка; а у короля не было никакого оружия, кроме ножа для чистки рыбы.

Когда чудовище бросилось на короля, Фузиньян выронил удочки и прыгнул на ближайшее дерево - большой бук вроде вон того. Несмотря на свой малый рост он был очень ловким и проворным, и ему без труда удалось забраться на ветки. Кабан встал на дыбы, но не мог достать до Фузиньяна, устроившегося на суку, как мы с тобой.

Фузиньян надеялся, что, если он долго просидит на дереве, кабан потеряет к нему интерес и уйдет. Но шли часы, а кабан все так же упрямо стоял под буком. Всякий раз, как Фузиньян шевелился, кабан принимался бегать вокруг ствола, задирая голову и свирепо хрюкая.

Фузиньян начал беспокоиться за своих телохранителей, жену и королевство и решил, что так или иначе должен спасаться. Он попытался кричать, надеясь, что телохранители его услышат; но они были слишком далеко.

Он подумал о других способах, например, вырезать из ветки шест и привязать к нему нож, чтобы получилось копье. Он даже срезал ветку подходящих размеров, но понял, что она слишком гибкая и просто согнется и сломается, прежде чем нож проткнет толстую шкуру кабана.

Тогда он задумал отвлечь внимание зверя. Сняв с себя шляпу, куртку и рейтузы, он соорудил чучело, набив одежду ветками и скрепив ее рыболовными крючками. Затем он пробрался на конец ветки и с помощью запасной лески подвесил чучело на такой высоте, где кабан не мог его достать.

Отползая назад, он стал трясти ветку, чтобы чучело прыгало вверх и вниз и раскачивалось из стороны в сторону. Кабан, увидев перед собой танцующее подобие Фузиньяна, пришел в полную ярость, оглушительно захрюкал и стал прыгать под чучелом, пытаясь достать его и растерзать.

Тем временем Фузиньян перебрался на другую сторону дерева и бросился со всех ног прочь. Когда рев и фырчанье зверя затихли вдали, он остановился, сообразив, что заблудился.

Ориентируясь по солнцу, он направился к опушке Чиниокского леса и после полудня вышел к изгороди, отмечавшей границы заповедника. Двигаясь вдоль нее, он оказался среди возделанных полей, но понял, что то место, где он вошел в лес, лежит далеко отсюда. Первым встретившимся ему человеком был фермер, выпалывающий сорняки.

Приблизившись, король сказал: "Добрый день, приятель. Могу ли я..."

Увидев его, фермер обернулся и закричал в сторону своего дома: "Иноджен! Беги за констеблем! Тут какой-то сумасшедший разгуливает нагишом!" Ибо Фузиньян действительно был голым, если не считать башмаков, ведь бельем в те времена не пользовались. Фермер же тем временем поднял свою мотыгу наперевес, чтобы не подпускать Фузиньяна к себе.

"Добрый человек, - сказал Фузиньян, - ты ошибся. Ошибка твоя вполне естественна, но, тем не менее, это ошибка. Знай же, что я - король Фузиньян, твой господин и повелитель. Если ты будешь так добр и одолжишь мне какую-нибудь одежду..." - В ответ на это поселянин закричал еще громче, чем прежде: "Иноджен! Поспеши! Этот безумец называет себя королем!"

Жена фермера выбежала из дома, оседлала мула и галопом пустилась прочь. Фузиньян пытался объяснить, как он оказался в таком затруднительном положении; но чем больше он говорил, тем сильнее пугал крестьянина, который угрожал Фузиньяну мотыгой, и в конце концов королю пришлось отскочить, чтобы избежать удара.

Затем раздался цокот копыт - вернулась жена фермера на муле в сопровождении констебля на лошади. Последний спешился, звеня кольчугой, и приблизился к королю со словами: "Спокойно, приятель, спокойно! Сейчас ты поедешь со мной в лечебницу, где мудрые доктора исцелят тебя. Идем, бедолага!"

Констебль приблизился к Фузиньяну и хотел его схватить, но король отскочил и побежал прочь. Констебль и фермер бросились за ним. Двое сыновей фермера, только что вернувшиеся из школы, присоединились к погоне, точно так же, как прочие домочадцы. Вскоре за Фузиньяном гнались два десятка мужчин и детей, некоторые с оружием, и все они кричали: "Хватайте сумасшедшего, пока он не прикончил кого-нибудь!"

Умелый бегун, Фузиньян сперва оторвался от погони. Но когда кто-нибудь из преследователей выдыхался и отставал, его место занимал другой, и через какое-то время маленький король лишился сил. Затем его догнали двое верховых, одним из которых был констебль, позванный женой фермера. Фузиньяну пришлось остановиться и поднять руки в знак того, что он сдается. Задыхаясь, он снова попытался все объяснить, но никто не обращал на его слова внимания.

Вместо этого кто-то набросил ему на шею веревочную петлю и другой ее конец вручил констеблю, который сказал: "Ну, бедняга, теперь ты пойдешь со мной, хочешь ты того или нет". Констебль, повернув коня, дернул за веревку, и Фузиньян был вынужден побежать за ним. И таким образом на закате они добрались до ближайшей деревни под названием Димилис.

Фузиньяна посадили в тюрьму и вызвали судью, который явился, сильно недовольный тем, что его оторвали от обеда. Выслушав рассказ фермера и констебля, он спросил у Фузиньяна: "А что ты имеешь сказать, моя ощипанная курица?"

Фузиньян ответил: "Ваша честь, я в самом деле король Фузиньян".

"Ха! - воскликнул судья. - Очень мило! Где твоя корона, твоя мантия, твои лакеи? Короче говоря, я вижу здесь не только безумие, но и государственную измену. Закуйте негодяя в железо!"

"Ваша честь! - обратился к нему Фузиньян. - В доказательство своих слов я могу произнести коронационную клятву. Я могу назвать имена моих царственных предков в пятнадцати поколениях. Найдите кого-нибудь, кто знает меня! Пошлите кого-нибудь ко двору!"

Но никто не принимал его слов всерьез.

Никто не знает, чем бы закончился этот фарс, если бы неожиданно не появились двое телохранителей Фузиньяна, отправившиеся на поиски известий о своем господине. Увидев, что короля заковывают в цепи и уводят в камеру, они опустились на колени, восклицая: "Ваше Величество! Что с вами делают эти негодяи? Прикажите нам убить их!"

На толпу, собравшуюся в тюрьме, упало молчание. Каждый делал вид, что просто проходил мимо по своим делам и не имеет никакого отношения к выяснению личности голого человека. Каждый старался спрятаться за спиной товарища, а те, кто стояли ближе к выходу, осторожно пробирались к дверям и бежали прочь, пока один из гвардейцев не встал у выхода.

Фузиньян улыбнулся через покрывавшую его лицо грязь и сказал: "Привет вам, Бальдольф и Камбер! Рад видеть вас! Как вы тут очутились?"

Гвардеец ответил: "Ваше Величество, когда солнце отделяло от горизонта не более ширины ладони, мы отправились по вашему следу в лес. Вскоре нам показалось, что мы видим Ваше Величество, свисающего с ветки, отчего мы страшно перепугались; но мы обнаружили, что это всего лишь одежда Вашего Величества, набитая ветками. Хотя мы не могли сообразить, что здесь произошло, мы решили, что двое из нас должны обшарить лес, а двое других - поспешить в Димилис и поднять тревогу".

"Сейчас я все объясню", - сказал Фузиньян, но в этот момент судья и все крестьяне упали ниц и запричитали: "Смилуйся, великий король! Мы не хотели тебе зла! Мы всего лишь старались выполнить свой долг! У нас есть жены и дети! Смилуйся, умоляем тебя!"

"Встаньте! - приказал король. - Было бы преувеличением сказать, что я доволен сегодняшними происшествиями. Но я не убиваю своих подданных, как бы идиотски они себя ни вели. Судья Кольгрин! За то, что вы торопитесь вынести решение, не рассматривая доказательств, я налагаю на вас небольшой штраф. Вы должны немедленно снять камзол и штаны и отдать их мне!"

Судья был так рад остаться в живых, что без лишних слов снял одежду и вручил ее королю, оставшись совсем голым, если не считать башмаков и цепи - символа его должности. Фузиньян облачился в судейскую одежду, которая оказалась велика ему, поскольку Кольгрин был толстым человеком. В сопровождении двоих телохранителей король вышел из тюрьмы, сел на коня, которого привели с собой гвардейцы, и ускакал. Но с тех пор Фузиньян с гораздо меньшей охотой оставлял телохранителей и гулял в одиночку.

Карадур сказал:

- Поучительная история, показывающая, как сильно власть и знатность человека зависят от его внешнего вида. Но наш единорог не выказывает намерения удалиться, а я сильно сомневаюсь, что мы сможем обмануть его так же, как твой король обманул кабана.

Джориан приложил палец к губам и прошептал:

- Я слышу голоса.

Голоса раздавались все ближе, а шелест ветвей говорил о приближении крупного животного. Единорог бросил взгляд через поляну и фыркнул.

За деревьями маячил слон - огромный мульванийский зверь с ездоками на спине. Когда он оказался ближе, Джориан заметил, что вдоль его хребта идет широкая скамья, на которой в два ряда, спина к спине, сидят восемь человек, поставив ноги на подножки вдоль боков зверя. На шее у слона сидел погонщик-мульваниец в тюрбане.

Один из ездоков, одетый в странную форму, обращаясь к остальным пассажирам, вещал зычным голосом:

- Перед собой вы видите единорога из степей Швена. По-научному он именуется "эласмотерий", и философы утверждают, что он состоит в родстве с носорогом из Бераоти. Животное это травоядное, но вспыльчивое и опасное, если приближаться к нему пешком...

Единорог повернулся и потрусил прочь с поляны. Джориан очень быстро потерял его из вида.

Юный погонщик воскликнул, показывая на помятую ванну:

- Мастер лесничий, что это за красная штуковина?

По приказу лесничего погонщик направил слона к ванне, около которой были разбросаны пожитки Джориана и Карадура.

Лесничий воскликнул:

- Что это, во имя бронзовой бороды Зеватаса? Вероятно, здесь стояли лагерем какие-то бродяги и ушли, оставив весь этот хлам. За несоблюдение чистоты положен штраф. Но это что за предмет? Он похож на большую ванну, но как она могла здесь оказаться?

Мальчик снова подал голос:

- Мастер лесничий, вон твои бродяги - сидят на большом дереве!

- Ого! - воскликнул лесничий и приказал погонщику остановить слона под деревом. - Можете меня поджарить, но это самые натуральные браконьеры, пойманные на месте преступления! Но дичь, которую они вспугнули, оказалась крупнее, чем они рассчитывали!

- Прошу прощения, сэр, - заговорил Джориан, - но вы ошибаетесь. Мы не браконьеры, а всего лишь двое путешественников, по стечению обстоятельств попавших в ваш парк.

- Ловок же врать! - И лесничий обратился к туристам. - Сейчас вы увидите, как мы, лесничие, справляемся с такими негодяями. - Он поднес к губам рожок и протрубил в него. Издалека ему ответил второй рожок.

- Как вы сюда попали? - осведомился лесничий. - Вы не могли пройти в ворота, отметившись у дежурного, иначе вам бы не позволили бродить по парку без сопровождения. Само ваше присутствие здесь доказывает вашу вину!

Джориан указал на ванну, валяющуюся на поляне.

- Мы прибыли вон в той ванне, поднятой в воздух волшебством. Когда наш демон лишился сил, он опустил нас на эту поляну. Поскольку дело происходило ночью, мы не знали, куда нас занесло.

- Ха! - усмехнулся лесничий. - Попробуйте убедить в этом судью!

- Мой добрый сэр, - настаивал Джориан, - мы - вполне порядочные люди, несмотря на наш облик. Я служил в пехоте Великого Бастарда и учился в Академии. Если вы спросите доктора Гвидериуса...

- Не трать понапрасну слов, браконьер, - сказал лесничий. - Если не закроешь пасть, тебе же будет хуже.

Через некоторое время из-за деревьев выехали трое лесничих на лошадях. Обменявшись с ними несколькими словами, лесничий на слоне отдал приказ погонщику, и слон исчез в лесу. Джориан слышал голос лесничего, затихающий вдали:

- ...Единороги держатся поодиночке, встречаясь со своими сородичами только во время гона...

У двоих из трех новоприбывших лесничих были арбалеты. Третий, который оказался командиром, приказал:

- Спускайтесь, браконьеры! Но не пытайтесь скрыться в лесу, если не хотите получить стрелу в спину.

- Можно ли нам хотя бы собрать свои пожитки? - спросил Джориан, оказавшись на земле.

- Собирайте, только поживее!

Примерно через полчаса Джориан и Карадур оказались у входа в парк. Некоторые их пожитки, например набор кухонных принадлежностей Джориана, погибли безвозвратно. Остальное, завернув в одеяла, они несли за плечами, как беженцы.

У ворот готовили для экскурсионной прогулки еще одного слона. Он лежал на животе, и туристы занимали места на его спине, поднимаясь по лестнице, прислоненной к боку животного. Еще несколько слонов, привязанных к ряду столбов, ритмично взмахивали хоботами, отправляя себе в рот зелень.

Лесничие окружили двоих путников, разоружили и впихнули в маленькую каморку.

- Здесь вам придется подождать, браконьеры, - сообщил один из них, - пока не вернется из поездки лесничий Феррекс.

Дверь захлопнули и заперли на засов. Единственным предметом обстановки была скамья; свет исходил из крохотного окошка под потолком.

- Теперь я понимаю, что чувствовал твой король Фузиньян, когда никто не желал выслушивать его разумные объяснения, - сказал Карадур. - Ты можешь открыть дверь отмычкой?

- Мог бы, если бы тут был нормальный замок; но мои маленькие зубочистки бессильны против засовов.

Джориан пытался разогнать скуку, сочиняя стихотворение о своих последних приключениях. Первая строфа гласила:

Двое храбрых странников в Отомэ путь держали;

В медной ванне демон по небу их нес.

Но в заповедник герцога невзначай попали -

И сидят в темнице, мокрые от слез.

Джориан дошел уже до пятой строфы, когда дверь отворилась.

Лесничий Феррекс приказал:

- Выходите, браконьеры!

Их приковали друг к другу наручниками, запихнули в фургон с сиденьями и туда же погрузили их вещи. Затем в фургон залез лесничий Феррекс, усевшись лицом к ним. Возница взмахнул хлыстом, и повозка покатилась. Она целый час тряслась по грязной дороге, проезжая поля и деревни, пока на горизонте не появился город Отомэ.

По дороге Джориан и Карадур разговаривали по-мульванийски. Феррекс хмурился, но не пытался остановить их. Они пришли к выводу, что Джориан может назваться истинным именем, поскольку он хотел найти своих знакомых.

В тюрьме лесничий рассказал о происшествии судье Флолло, а Джориан повторил свою версию, которую уже изложил лесникам.

Судья сказал:

- Я не могу выпустить вас на поруки, поскольку, будучи чужестранцами, вы ни с кем здесь не связаны, и никто не может выступать гарантом в суде. Вы утверждаете, что прибыли сюда с помощью магии; но если вы колдуны, то вы могли бы вызвать своими колдовскими способами нового демона или сотворить заклинание, чтобы спастись из парка.

- Ваша честь! - возразил Джориан. - Если вы признаете, что мы - волшебники, значит, наш рассказ - правда, и мы никак не можем быть браконьерами.

- Ничто не мешает чародею заняться браконьерством, если он питает к этому склонность. - Судья взвесил на ладони кошелек Джориана и высыпал из него пригоршню монет. - Изрядное состояние! Откуда у вас такие деньги? Ограбили королевскую сокровищницу?

- Не ограбили. Ваша честь. Это долгая история. Как вы видите, эти деньги из королевства Пенембии, где я подрядился починить часы на городской башне...

- Несущественно. Деньги будут конфискованы и возвращены вам, если вы сумеете опровергнуть обвинения в браконьерстве, разумеется, за вычетом стоимости вашего содержания в тюрьме.

- Ваша честь, если я так хорошо обеспечен, то зачем бы мне понадобилось просидеть ночь под дождем в надежде изловить зайца? Позвольте рассказать вам, как...

- Заключенный, я не могу тратить время на выслушивание ваших россказней, мне нужно решить еще много дел. Ваше присутствие в парке без сопровождающих - достаточное доказательство ваших дурных намерений; так что истинна ли ваша история или ложна, решать будет суд. Пристав, уведите их.

- Пошли, вы, двое, - приказал приземистый мужчина с лицом, изуродованным шрамами, в потрепанной черной форме. Джориана и Карадура отвели в очередную камеру. Единственное окно в ней, забранное крепкой решеткой, находилось под потолком.

Пристав, закрывая дверь спросил:

- Правильно ли я расслышал, что ты называл себя Джорианом из Ардамэ?

- Ну да. А что?

- Не припоминаешь солдата по имени Мальго?

- Припоминаю, раз ты заговорил об этом. - Джориан пристально всмотрелся в пристава. - Клянусь железной палкой Имбала, я вижу своего старого боевого товарища!

- Товарища, как же! - фыркнул Мальго. - Не ты ли поколотил меня? И вот теперь ты мне попался! Ты пожалеешь, что посмел дотронуться до меня пальцем!

- Но это же было семь лет назад... - начал Джориан, но Мальго неторопливо уходил прочь, не обращая на него внимания.

- Что все это значит? - спросил Карадур.

- Когда мы с Мальго служили наемниками в армии Великого Бастарда, Мальго был главным задирой. Особенно он донимал одного парня, который, как бы ни был хорош сам по себе, никак не годился в солдаты. Это был неуклюжий долговязый молокосос, вечно шагающий не в ногу или роняющий свою пику. Мальго доводил его с большим удовольствием.

Однажды я обнаружил, что Мальго зажал этого парня в угол и, одаряя его щипками, пинками и прочими мерзкими гостинцами, объяснял бедолаге, что тот ни на что не годен. Я заподозрил, что Мальго приставал к юнцу с некими гнусными намерениями, а тот ему отказал. Решив, что Мальго тоже следует кое-чем угостить, я повернул его лицом к себе и задал ему хорошую взбучку. У меня был расквашен нос и подбит глаз, но видел бы ты его!

- Ты поступил очень доблестно, - сказал Карадур, - но сейчас твой подвиг вовсе не пойдет нам на пользу. Если бы мы использовали один из твоих псевдонимов, например... как ты называл себя, когда в первый раз бежал сюда из Ксилара?

- Никко из Кортоли. Наверное, ты прав, но сейчас уже поздно что-то менять.

В последующие дни пристав Мальго, стараясь держаться от Джориана подальше, все же разными хитроумными способами досаждал заключенным. Он позаботился, чтобы они получали не более половины положенного арестантам пайка, да и тот всякий раз оказывался почти несъедобным. Еду узникам приносил помощник Мальго, огромный придурковатый юнец с бессмысленной улыбкой.

Когда Джориан потребовал судью, чтобы обратиться к нему с жалобой, Мальго сказал, что он передаст сообщение. Вскоре он вернулся и заявил, что судья отказался прийти. Джориан подозревал, что пристав и не разговаривал с судьей.

Когда Джориан попросил воды, Мальго принес чашку и со смехом выплеснул ее содержимое на пол камеры.

Джориан просил письменные принадлежности, чтобы написать одну записку доктору Гвидериусу, а другую - волшебнице Гоянии. Мальго принес перо и бумагу. Но когда Джориан написал записки и передал их приставу через решетку, Мальго, ухмыляясь, порвал их.

Мальго не позволял своему помощнику выносить парашу, и вскоре в камере стояла вонь, привлекавшая полчища мух. Иногда Мальго останавливался в коридоре, насмехаясь над попытками узников прихлопнуть насекомых.

- Будем надеяться, что это не продлится до летней жары, - ворчал Джориан.

В конце концов Джориан спросил:

- Святой отец, ты не можешь произнести заклинание, которое бы вытащило нас отсюда?

- Нет, сын мой. Те ничтожные заклинания, которые я могу произнести без моих принадлежностей, ни на что не пригодны. Кроме того, я чувствую, что на это задание уже наложено контрзаклинание, и никакое мое колдовство не будет иметь успеха. А как насчет твоих отмычек? Сдается мне, они как раз годятся для замков, которыми запираются здесь камеры.

- Увы, но мои маленькие помощники остались в сумке, отобранной у меня судьей.

- А у меня он отобрал мои магические принадлежности.

- Но это же просто глупо! - проворчал Джориан. - Мы, двое безвредных странников, имеющих в Отомэ влиятельных друзей, оказались здесь после многих неудач и даже не можем связаться с теми, кто способен нам помочь!

- Если крикнуть через вон то окно, вероятно, нам удастся уговорить кого-нибудь передать послание.

Джориан хлопнул себя по лбу.

- Почему я не додумался до этого раньше? Я - последний олух! Мы потеряли неделю в этой вонючей камере! Если встать на табурет...

Джориан, взобравшись на табурет, выглянул в окно и обнаружил, что смотрит со второго этажа тюрьмы на улицу.

- Похоже, мы на улице Аметиуса, - сообщил он Карадуру. - Я вижу нескольких прохожих. Эй, юноша, подойди сюда! Вот ты, в красной шляпе! Хочешь заработать золотой пенембийский реал? Тогда передай послание!

Парнишка поспешил прочь. Джориан пытался привлечь внимание других пешеходов. В конце концов он оставил попытки.

- Должно быть, они так привыкли к крикам заключенных, что не обращают на них внимания.

Из-за прутьев раздался хриплый смех. Там стоял Мальго.

- Не трать силы зря, благородный Джориан! - сказал он. - Знай, что специальный закон запрещает передавать послания заключенных, и мы поставили часового, чтобы никто не нарушал приказ!

Джориан слез с табурета. Когда Мальго ушел, он пробормотал:

- Но нам все равно нужно что-то делать. - Он нахмурился, задумавшись, и, наконец, сказал. - Мне говорили, что у меня неплохой голос, хотя и нетренированный. Если я буду каждый день в один и тот же час устраивать небольшой концерт для прохожих, возможно, мне удастся собрать аудиторию постоянных слушателей, и рано или поздно слухи о необычном артисте дойдут до наших друзей.

- Не вижу, чем нам может повредить такая попытка, - одобрил Карадур.

Джориан снова встал на табурет и густым басом начал петь одно из своих стихотворений на мелодию из оперетты Галлибена и Сильферо. Первая строфа гласила:

Одним по нраву дикий лес,

Где кроны гасят блеск небес,

А от жары струится пот.

Но мне милей его красот

Новария, родная Новария...

К концу третьей строфы на улице под окном собралась кучка пешеходов, слушавших пение.

Мальго, появившись за решеткой, заорал:

- Прекрати этот адский шум!

Джориан через плечо улыбнулся приставу и исполнил все шесть уже сочиненных строф. К ним он добавил новую:

Есть те, кто любит снег и лед

Суровых северных широт.

Но зимней ночи холода

Мне не заменят никогда

Новарии, милой Новарии.

Мальго продолжал рычать и грозить карами, но в камеру не входил. Джориан спел еще несколько песен, затем слез с табурета.

- Это для начала, - сказал он.

Остаток дня и большую часть ночи он провел, вспоминая стихи, которые сочинял в течение многих лет, не придавая им особого значения, и пытался подобрать к ним известные ему мелодии. На следующий полдень, примерно в то же самое время, он устроил очередное представление.

Мальго вопил:

- Ну, смотри! Теперь тебе никогда отсюда не выйти! Ты сгниешь здесь! Уж я-то позабочусь!

Джориан, не обращая внимания на угрозы, продолжал петь. На шестой день после начала его выступлений появился помощник пристава с ключами. К удивлению Джориана, юнец отпер камеру и сказал:

- Выходите.

Их привели к судье Флолло, разговаривающему с доктором Гвидериусом. Сквозь лохматую седую бороду профессора светилась улыбка.

- Джориан! Мой бывший ученик! Когда я услышал твои стихи, я сразу заподозрил, что их автор - ты, ведь это была твоя возлюбленная манера рифмовки. Ты свободен, и вот твое имущество. Кто твой спутник?

Джориан представил Карадура, добавив:

- Но что... как?..

- Расскажу потом. Тебе есть где остановиться? Я не могу пригласить тебя к себе, поскольку сейчас у нас гостят родственники.

Джориан пожал плечами.

- Наверное, остановлюсь в таверне Райса "Серебряный дракон", как и прежде. - Он спросил у судьи: - Сэр, а где мастер Мальго?

- Когда доктор Гвидериус принес приказ о вашем освобождении, пристава внезапно охватил приступ боли. Утверждая, что страдает от желудочных колик, он попросил отпустить его со службы. И я позволил ему уйти. А что такое, мастер Джориан?

Джориан взглянул на свой сжатый кулак.

- Мне просто хотелось попрощаться с ним, поблагодарить за хорошее обращение... Где тут есть общественные бани? - спросил он у Гвидериуса.

3. ТАВЕРНА "СЕРЕБРЯНЫЙ ДРАКОН"

Джориан сказал:

- Добрый мастер Райс, я тоже рад вновь видеть вас. Надеюсь, ваш обед будет приятным контрастом по сравнению с той бурдой, которой меня кормили как гостя Великого Герцогства.

- Слышал о ваших неприятностях с лесничими парка, - кивнул Райс. Владелец "Серебряного дракона" был маленьким, нездорового вида человеком с редеющими седыми волосами и мешками под глазами.

Джориан, Карадур и доктор Гвидериус заняли стол в общем зале таверны, и в ожидании обеда путешественники потягивали вино и рассказывали о своих приключениях. Джориан послал одного из мальчишек Райса с запиской к волшебнице Гоянии, с которой он познакомился во время своего предыдущего визита в Отомэ. Гвидериусу же он сказал:

- Однако, доктор, вы не объяснили, как вам удалось вытащить меня из этой ямы.

Ученый усмехнулся.

- У меня есть кузен по имени Родаус, ростовщик по профессии. Он был мне обязан за то, что я засчитал его сынку-тупице экзамен по моему предмету в Академии. Великий же Бастард хотел взять в долг у Родауса, но они никак не могли договориться о процентах.

- Вероятно, ему нужны деньги на бронированную кавалерию? - сказал Джориан.

В государстве Отомэ Великий Герцог занимался гражданскими делами, а Великий Бастард, самый старший из побочных сыновей предыдущего Великого Герцога, командовал армией.

- Без сомнения. Короче говоря, я рассказал о тебе Родаусу, заверив его, что достаточно хорошо тебя знаю и уверен, что твое освобождение не будет несправедливым. Поэтому Родаус, в обмен на обещание снять против вас все обвинения, дал благородному Даунасу в долг под процент на полпункта ниже, чем он назначил первоначально.

Кивнув в сторону Карадура, Джориан улыбнулся.

- Мой старый добрый наставник уверен, что все решения должны приниматься на основании абстрактного, безличного понятия добра и зла. Но я заметил, что в отчаянных ситуациях он руководствуется целесообразностью так же, как и мы, простые люди. - Он пересчитал деньги в кошельке. - Клянусь бронзовой задницей Имбала, они забыли вычесть стоимость нашего содержания в тюрьме!

- Не забыли, - возразил Гвидериус. - Это входило в сделку.

Джориан рассыпался в благодарностях ученому, но тут дверь таверны отворилась и появилась волшебница Гояния, высокая женщина средних лет с сединой в волосах. За ней шел телохранитель, огромный детина со свиными глазами. Его сопровождала высокая темноволосая молодая женщина в зеленом платье. Она не была красивой, но внешность ее запоминалась надолго. Неправильные черты ее лица носили отпечаток превратностей судьбы, один глаз был подбит.

Джориан встал.

- Привет вам, госпожа Гояния! - поздоровался он. - Ах, кого я вижу! Босо и Ванора! Как поживаете?

Детина что-то угрюмо пробурчал себе под нос. Молодая женщина воскликнула:

- Джориан! Как я рада тебя видеть! - Она бросилась к Джориану и обняла его, что явно не доставило ему большой радости. Два года назад, сразу после бегства из Ксилара, у него произошел короткий и бурный роман с Ванорой, которая затем стала любовницей свиноглазого Босо, сына Трииса.

Ванора с Босо уселись за маленький столик в другом конце зала.

- А теперь, Джориан, - сказала Гояния, дочь Аристора, тоном тетушки, отчитывающей непутевого племянника, - садись и рассказывай. Что это за безумные сказки о том, как ты прикатил в герцогский парк в ванне на колесах и убил единорога-медалиста?

Джориан засмеялся.

- Все совсем не так, хотя наши истинные приключения были не менее причудливыми. - И он пустился в рассказ о своем бегстве из Ираза в ванне, управляемой демоном, о неудачной попытке похитить Эстрильдис и вынужденной посадке в парке. Когда он рассказал о пребывании в тюрьме, Гвидериус воскликнул:

- Джориан, я потрясен! Ведь у нас проводилась реформа по улучшению содержания узников; я лично входил в комитет, выработавший рекомендации для Великого Герцога. Но, как я вижу, все вернулось в старую колею. По правде говоря, личности вроде этого пристава редко отличаются благородным характером, но мы не можем позволить такого обращения с человеком, даже не представшим перед судом! Придется передать слово-другое Его Милости.

Джориан секунду подумал и сказал:

- Спасибо, доктор, но лучше оставить все как есть. Если я встречусь с Мальго наедине, то постараюсь отлупить его. Чем меньше меня связывает с герцогским судом, тем лучше. Кому-нибудь может прийти в голову идея продать меня ксиларскому регентству, чтобы на вырученные деньги вооружить еще один эскадрон уланов.

Райс принес им заказанный обед. Утолив первый голод, Джориан произнес:

- Давайте подумаем, как мне вытащить малютку Эстрильдис из позолоченной клетки. Я не могу нанять армию для осады города, а наша летающая ванна больше ни на что не годится. Какие еще бывают летающие предметы?

- Ну что ж, - сказал Карадур, - есть, например, летающая метла сэра Фендикса, ручной дракон Антонериуса и заклинания Келя, которыми он превращает себя в грифа. Но у всех них имеются недостатки. Фендикс дважды был на краю гибели, когда его метла выходила из-под управления; она подвержена "штопору", как он это называет. Дракон Антонериуса приручен только наполовину и в любой момент может проглотить своего хозяина. А про Келя говорили, что в обмен на заклинание, придающее ему тело птицы, он продал свою душу в тысячелетнее рабство на Третьей плоскости. Нет, новое нападение с воздуха едва ли возможно. Кроме того, теперь ксиларцы выставят часовых на крыше.

- Тогда я один не справлюсь, - сказал Джориан. - Интересно...

Гояния перебила его:

- Мне кажется вероятным, что ксиларцы, опасаясь нового воздушного налета, переведут твою супругу в менее доступное место.

Джориан проворчал:

- Вы, как всегда, говорите разумно, дорогая тетушка. Но как нам узнать наверняка?

- Это - по моей части, - сказала волшебница. - Стол чистый? Хорошо. Сейчас я проникну в ксиларский дворец. Эй, ты! - окликнула она мальчика-слугу. - Принеси мне чистое полотенце!

Полотенцем она вытерла свой бокал из-под вина и высыпала в него щепотку зеленого порошка. Затем пробормотала заклинание, после чего порошок вспыхнул и из бокала поднялось облако фиолетового дыма.

- Не разбей бокал Райса! - предостерег Джориан. - Он им очень гордится!

- Тихо, мальчик! - Она наклонилась над бокалом и вдохнула дым. Несколько секунд она сидела с закрытыми глазами, затем начала бормотать:

- Темно... нет, я вижу свет, желтый свет... свет масляной лампы... Я в подземном помещении... вижу дверь с железной решеткой. Стены сделаны из грубого камня, как в темнице... Но на стенах вешалки, на полу лежит ковер, как будто камеру постарались обставить поудобнее... Вижу маленькую светловолосую женщину, сидящую за туалетным столиком... Она шьет. Сцена расплывается, как будто какая-то сила отталкивает мой взгляд. Все!

Она глубоко вздохнула и открыла глаза.

Джориан сказал:

- Кажется, я знаю, где она, - в самой большой камере нашей темницы. Но как мне туда пробраться?

- Секретных проходов в твоем дворце нет? - спросил Гвидериус. - В старину они имелись во многих замках и дворцах, чтобы властитель мог спастись, если твердыню захватят враги.

- Нет, - покачал головой Джориан. - Я исследовал дворец, когда был королем, поскольку подобный тайный ход дал бы мне возможность спастись от ритуальной казни. Но хотя я обшарил нижние этажи дворца, обстучал все стены и осмотрел старые планы здания, мне не удалось найти ни единого секретного прохода. Просить ксиларцев прорыть мне такой ход было бесполезно, поскольку они прикладывали все усилия, чтобы помешать моему бегству.

- Нельзя ли прорыть ход снаружи и инструментами пробить стену камеры? - спросила Гояния.

- Едва ли. Подкоп придется начинать за пределами города или снять дом в городе, углубиться через пол в землю и рыть туннель горизонтально до самого дворца. Такая задача займет много месяцев, и я сомневаюсь, что меня за это время не опознают. Кроме того, надо будет как-то избавляться от вырытой земли, не возбуждая подозрений. Поскольку город Ксилар построен на мягком, наносном грунте, в туннеле придется устанавливать деревянные подпорки, чтобы он не обрушился на голову.

Кроме того, как узнать наверняка, что подкоп идет именно к той камере, какая нам нужна? Малейшая ошибка в расчетах - и мы попадем не к Эстрильдис, а в арсенал или в казну. Поднятый шум привлечет внимание стражей.

Наконец, если только шпионская сеть Ксилара со времени моего правления не пришла в упадок, о любой подобной попытке скоро станет известно Регентскому совету. А тогда... - Джориан резко провел ребром ладони по горлу.

- Что же предпринять? - спросил Карадур.

- Поскольку ксиларцы перерезали все пути для прямого нападения, полагаю, мы должны обратиться к магии. Что могут предложить наши знатоки оккультных наук?

Гояния и Карадур обменялись взглядами. Волшебница сказала:

- Я в гораздо большей степени ясновидящая, нежели заклинатель или чародей. Увы, у меня нет средств вызволить твою любимую из подземной камеры.

- Не можешь ли ты, - спросил Джориан Карадура, - как-нибудь вызвать Горакса с Пятой плоскости?

- Нет, сын мой. Мои колдовские силы сильно ограничены. Я подчинил себе Горакса с помощью коллеги, доктора Вальдониуса, с которым ты встречался в Тарксии. Я спас Вальдониуса от магической опасности, и в благодарность он вызвал Горакса и передал его мне, заточив демона в этом кольце.

- А как насчет других демонов?

Карадур пожал плечами:

- Нет, это не моя специальность.

Джориан проворчал:

- Двое великих специалистов в магии оказались бессильны мне помочь. Не знаете ли вы того, к кому можно обратиться с подобной просьбой?

Гвидериус сказал:

- Тебе мог бы помочь один из моих ученых коллег по Академии, доктор Абакарус.

- В какой области он специализируется?

- Он - профессор оккультной философии и, насколько мне известно, занимается магическими экспериментами на стороне. Если хочешь, я познакомлю тебя с ним.

- Спасибо, очень хочу, - сказал Джориан. - Чем раньше, тем лучше.

Карадур зевнул:

- Простите меня, господа, что прерываю такой приятный вечер, но старый человек быстро устает. Я удаляюсь, а вы продолжайте веселиться...

- Карадур! - сказала Гояния. - Ты не будешь здесь ночевать. Я хочу обсудить с тобой новый способ астральной проекции, и ты проведешь ночь у меня дома.

Джориан подал голос:

- Что ж, госпожа Гояния, если вы забираете доктора Карадура...

- Я не могу одновременно дать пристанище и вам, сударь, - ответила она резко. - Во-первых, у меня дома мало места; во-вторых, доктор не составит угрозу моей репутации, в отличие от похотливого юнца вроде тебя. Пойдем, Карадур. Идемте, Босо и Ванора. Всем спокойной ночи!

И она удалилась в сопровождении своей свиты. Гвидериус вскоре тоже покинул Джориана.

Джориан как раз снимал башмаки, когда в дверь постучали.

- Кто там? - спросил он.

- Я, Ванора! Позволь мне войти!

Джориан открыл дверь. Ванора, войдя, сказала:

- Ох, Джориан, как я рада снова тебя видеть! Какой дурой я была, что бросила тебя, когда ты был моим!

- Кто тебе подбил глаз? - поинтересовался Джориан.

- Босо. Мы сегодня утром поссорились.

- Ублюдок! Хочешь, я дам ему сдачи?

- Нет. Пока я с ним живу, приходится время от времени терпеть его взбучки.

- За что же он тебя так?

- По правде говоря, вина лежит не только на нем - я сама его спровоцировала.

Джориану лично приходилось испытывать подобные провокации со стороны Ваноры, поэтому он не удивился и даже почувствовал крупицу сочувствия к Босо.

- Как тебе удалось улизнуть?

- Босо спит, а моя хозяйка и твой мульванийский заклинатель были так поглощены магическими разговорами, что не заметили моего исчезновения. - В ее глазах стояло то выражение мольбы, которое было хорошо известно Джориану. - Ты знаешь, какая нынче ночь?

Джориан нахмурился.

- Кажется, последний день месяца Медведя?

- Да. Но неужели это ничего для тебя не значит?

Джориан был озадачен.

- Да нет, ничего особенного. Так в чем дело?

- Ровно два года назад мы расстались в Отомэ, когда я связалась в мерзавцем Босо.

- Верно, но что с того?

Она подвинулась поближе:

- Ты не позволишь бедной потаскушке исправить свою ошибку? - Она схватила руку Джориана и запихнула ее в вырез платья, прижав к своей правой груди, одновременно глядя на него, чуть приоткрыв рот.

Джориан ощутил знакомое шевеление в штанах, но сказал:

- Моя дорогая Ванора, все это осталось в прошлом. - И он отнял руку, несмотря на то что его пульс участился. - Я больше не играю в эти игры, пока не верну себе жену.

- Ну, неужели! С каких пор ты стал святым анахоретом? Два года назад ты не страдал от недостатка похоти, а дряхлеть в твоем возрасте рано. Сядь!

Ванора неожиданно толкнула его так, что он уселся на край кровати. Тогда она расстегнула пряжку, отчего изумрудно-зеленое платье съехало по ее ногам на пол, уселась Джориану на колени и принялась целовать и ласкать его, приговаривая:

- Тогда ты был самым пылким из моих любовников, прочный, как лезвие меча, и твердый, как гора Аравия. Ох, моя единственная любовь, позволь мне снова стать твоей! Два года я жаждала ощутить твою любовь, чувствовать, как проникает...

- Убирайся! - резко приказал Джориан. Он понимал, что еще мгновение - и все его самые лучшие намерения окажутся выброшенными на ветер, в то время как Ванора не принесет ему ничего, кроме неприятностей. Как сказала ему однажды Гояния, Ванора обладала несчастливым талантом портить жизнь не только себе, но и всем, кто ее окружает. - Если ты не встанешь с моих колен, то встану я и свалю тебя на пол!

Ванора с недовольным видом поднялась, но осталась стоять перед ним, покачивая обнаженным телом.

- Джориан, что с тобой? Очередной приступ добродетели? Ты же знаешь, что он пройдет.

Джориан поглядел на нее, втайне радуясь, что ему не пришлось вставать. Это в данных обстоятельствах было бы непросто.

- Нет. Я всего лишь преисполнен решимости выполнить обещания, данные самому себе. Если желаешь, можешь называть это закалкой характера - вроде упражнений с гирями, чтобы накачать мышцы.

- Но к чему такие самоограничения? С тех пор, как волшебник Аэлло открыл по-настоящему эффективное противозачаточное заклинание, никто - ну, почти никто - не придерживается этих странных правил о том, кому и с кем можно спать.

- Один философ из Академии говорил мне, что нынешняя моральная распущенность - явление преходящее, вроде моды в одежде. И вообще, я помню, как ты была небрежна с противозачаточными заклинаниями.

- Однако же я еще никогда не была беременной. Конечно, если бы отцом был ты, я бы не возражала...

Джориан раздумывал, как поступить: повалить ее на кровать и овладеть ею или выставить из комнаты, выбросив платье ей вдогонку... И в том, и другом исходе скрывались свои опасности. Если грубо обойтись с ней, она может пожаловаться Гоянии; а Джориан вовсе не сомневался в ее способности заводить свары. Или же она может подговорить Босо напасть на него. Хотя он не боялся Босо, очередных осложнений ему было не нужно, поскольку подобные неприятности помешают спасению Эстрильдис.

Он пытался придумать предлог, чтобы прогнать ее, пусть и разочарованной, но без намерения отомстить. Наконец его выручил талант рассказчика. Он сказал:

- Садись в то кресло, моя дорогая, и я расскажу тебе, что со мной происходит. Ты помнишь мои приключения в Реннум-Кезимаре, когда я спас двенадцать девушек-рабынь от уволенных палачей из Крепости Топора?

- Да. Это был благородный подвиг, достойный моего Джориана.

- Спасибо. Но я не рассказал тебе вторую часть истории. Когда "Таларис" направился к Джанарету, девушки, естественно, были благодарны, что отставные палачи не продемонстрировали на них свое искусство в свежевании, ослеплении, обезглавливании и прочих причудливых областях палаческого мастерства. В первую ночь по отбытии с острова одна из девушек - ее звали, кажется, Венна - пришла ко мне в постель, чтобы выразить свою благодарность, и я не прогнал ее.

На следующий день эту самую Венну поразили ужасная боль и конвульсии. Через час, несмотря на все усилия доктора Карадура, она была мертва. Мы похоронили бедную крошку в море.

На следующую ночь ко мне пришла очередная девушка, и я снова постарался ублажить ее. А затем на нее тоже напали колики и конвульсии, и она умерла. Мы рыдали, предавая ее тело водной пучине.

Эти печальные события зародили сильное подозрение, что существует связь между плотскими сношениями девушек со мной и их безвременной гибелью. Тогда доктор Карадур с помощью могучих заклинаний вошел в транс и обнаружил источник несчастья. Палачи, оставшиеся в живых после своей междоусобной резни, естественно, пришли в ярость, обнаружив, что я увез рабынь, на которых они во время банкета собирались демонстрировать свое мастерство. Жена одного из них, как обнаружил Карадур, была ведьмой. По просьбе мужа она наложила на меня проклятье, вызывающее смерть любой женщины, совокуплявшейся со мной, в течение двенадцати часов. Так что, дорогая Ванора, если желаешь проверить, не потеряло ли проклятье силу, то вперед! Но только потом не говори, что я забыл предупредить тебя!

Она бросила на него косой взгляд.

- Твой длинный язык всегда умел находить отговорки, - сказала она, - и я не знаю, можно ли тебе верить. В Метуро ты был вполне готов...

- Я был подвыпивши и забыл о проклятье. Кроме того, твоя красота выгнала все прочие мысли у меня из головы.

- Хм-м... Вижу, что по части лести ты до сих пор не уступишь ни одному кавалеру. А как же Эстрильдис? Если проклятье подлинное, за вашим воссоединением последует ее кончина.

- Увы, придется мне не прикасаться к Эстрильдис, даже если я сумею вытащить ее из Ксилара, пока проклятье не будет снято. Карадур уверен, что они с Гоянией сумеют изобрести действенное противозаклятье.

- И все-таки я думаю, что ты совсем заврался.

- Проверить очень легко, - сказал Джориан, вставая и расстегивая рубашку. - Если ты этого хочешь... - И он стащил с себя штаны.

- Я вижу, что не все твое тело заражено аскетизмом, - заметила она.

- А кто утверждал обратное? Если тебе не терпится попробовать, ложись и вытянись.

Ванора стояла в нерешительности, затем нагнулась и подобрала платье.

- Нет, поймать тебя так же трудно, как жирного угря. Что случилось с остальными девушками?

- Я отправил их домой из Джанарета. Ну что, будешь пробовать или нет? Я не могу стоять так всю ночь.

Она со вздохом натянула платье.

- Нет, не буду. Я только подумала... Ладно, не важно. Босо, может быть, и мерзавец, но все его члены в полном порядке, жаловаться не на что, разве что на глупость. Спокойной ночи.

Джориан наблюдал, как она уходит, с кривой улыбкой и смешанным чувством облегчения и сожаления. Ему понадобилась вся сила воли, чтобы не окликнуть ее и признаться, что он все выдумал. На самом деле он не занимался любовью ни с одной из двенадцати девушек-рабынь вплоть до ночи накануне их разлуки в Тримандиламе, когда Мневис, старшая из рабынь, забралась к нему в кровать, не спрашивая у него разрешения.

Он не рассказывал Ваноре, что выдавал Мневис и ее спутниц при Тримандиламском дворе за королеву Альгарта и ее фрейлин. Мульванийцы и так точили на него зуб за похищение Киста Авленского, и он не желал сообщать Ваноре сведения, которые она в приступе злобы могла использовать против него. От природы обладая честной, открытой, жизнерадостной душой, с пристрастием к чрезмерной болтовне и опрометчивым поступкам, Джориан на собственной шкуре научился осторожности.

Доктор Абакарус оказался лысым, толстым, безбородым, краснолицым человеком с тонким голосом. Он напоминал Джориану евнухов, которых тот встречал в Иразе; но Гвидериус сказал Джориану, что у Абакаруса есть родные дети.

Сидя за столом в Академии, философ говорил, сплетя пальцы:

- Итак, вы хотите, чтобы я вызвал демона и заставил его вытащить вашу жену из подземной камеры в Ксиларе?

- Да, сэр. Осуществимо ли это?

- Думаю, что да.

- Сколько это будет стоить?

Абакарус сделал стилом несколько пометок на вощеной дощечке. Закончив вычисления, он сказал:

- Я займусь этим делом за полторы тысячи отомийских ноблей. Успеха гарантировать не могу, обещаю только стараться изо всех сил.

Джориан подавил искушение свистнуть.

- Позвольте вашу дощечку, доктор. Посмотрим... В пенембийских реалах это составит... - Он произвел подсчеты и мрачно взглянул на Карадура. - Если бы я только знал, то увез бы из Ираза полную ванну золота.

- Горакс не поднял бы такой вес в воздух, - возразил Карадур.

- Ты можешь заплатить? - спросил Абакарус.

- Могу, хотя останусь практически нищим. А почему так много?

- Заклинание состоит из редких ингредиентов, и чтобы собрать их, потребуется по меньшей мере месяц. Более того, оно сопряжено с немалым риском. Демоны с Пятой плоскости - грозные слуги.

Джориан предпринял вялую попытку поторговаться, но философ-чародей был тверд. Наконец Джориан сказал:

- Только уговор такой: половину - сейчас, а вторую половину - когда моя жена будет доставлена мне целой и невредимой.

- Кажется, это честно, - заметил Гвидериус.

Абакарус бросил кислый взгляд на своего коллегу, но пробормотал слова согласия. Джориан отсчитал деньги. Когда они вернулись в "Серебряный дракон", он сказал Карадуру:

- Нам бы надо найти себе источник существования, пока мы будем ждать результата трудов Абакаруса. Иначе, когда проедим все деньги, окажемся на улице. Ты можешь заняться хиромантией или чем-нибудь в этом роде, а я поищу работу, на которую способен.

Через три дня Джориан, тщетно обегавший весь город на предмет землемерной работы или часового дела, сообщил Карадуру, что получил место на ветряной мельнице. Карадур же нашел новый повод для причитаний.

- Я только-только снял лавку и собрался обзавестись вывеской, - сказал он, - когда появился человек из местной гильдии прорицателей, а с ним - трое головорезов. Он вежливо сообщил мне, что я должен вступить в гильдию, заплатив как чужестранец вдвое против обычного. Поскольку его конвой явно искал предлог наброситься на меня с кулаками, я избежал спора, пообещав заплатить, прежде чем начну практиковать.

- И сколько они хотели?

- Пятьдесят ноблей как вступительный взнос плюс сбор в один нобль за квартал.

- При таких ценах мы не сможем уплатить Абакарусу остаток суммы, если только богиня Элидора неожиданно не улыбнется нам!

- Почему бы тебе не продать меч? Хотя я слабо разбираюсь в оружии, похоже, ты можешь выручить за него немалые деньги.

- И что мне потом делать, если на меня нападет дракон или банда разбойников? Нет, я придумал кое-что получше. Давай обратимся к Гоянии. Она наверняка обладает влиянием в гильдии прорицателей.

На следующий день, когда Карадур ушел к Гоянии, Джориан отправился работать на мельницу. Мельник, пожилой отомиец по имени Лодегар, объяснил, что он взял Джориана, потому что раньше на мельнице управлялись они с женой. Он поворачивал лопасти по ветру, а она сидела у желоба, идущего от жерновов, и собирала муку в мешки. Но сейчас он слишком стар для таких гимнастических упражнений. Его сын, солдат, ничем помочь не может; так что он будет наполнять мешки, а Джориан - следить за ветром.

У Джориана было смутное представление, что работа на мельнице не требует большого труда: засыпать зерно в бункер, приладить лопасти к скорости и направлению ветра и ждать, пока посыплется мука.

Но в действительности все оказалось иначе. Ветер постоянно менял направление, и башенку, на которой были установлены лопасти, приходилось все время поворачивать. По круглой верхушке мельницы были натыканы толстые деревянные колья, а по внутренней стороне башенки напротив них пробиты отверстия. Вставив лом в одно из отверстий между кольями и надавив на него, можно было повернуть башенку на несколько градусов.

Снаружи же на главную ось башенки были насажены под углом друг к другу четыре бруса, образуя лонжероны восьми треугольных лопастей, похожих на корабельные кливера. Шкотовый угол каждой лопасти был привязан канатом к концу соответствующего бруса. Чтобы затормозить движение лопасти, нужно было остановить вращение брусьев, натянув канат, отвязать парусину лопасти, обернуть ее несколько раз вокруг бруса, чтобы уменьшить парусность, и снова привязать шкотовый угол к концу соседнего бруса. Чтобы увеличить площадь лопасти, приходилось действовать в обратной последовательности.

Джориан провел весь день на бегу. Когда ветер изменял направление, ему приходилось браться за лом, чтобы поворачивать башенку. Когда ветер свежел, он спешил вниз по лестнице, останавливал вращение вала, зарифлял лопасти, чтобы жернова, вращаясь слишком быстро, не сожгли зерно. Затем ветер стихал, и ему снова приходилось спускаться и увеличивать парусность, чтобы механизм не останавливался. Время от времени мельник приказывал ему смазывать деревянные оси и шестерни жидким мылом, которое хранилось в ведре и намазывалось большой малярной кистью.

Еще утром, торопясь выполнить очередной приказ Лодегара, Джориан споткнулся о ведро и перевернул его. Жидкое мыло растеклось по полу и между половицами затекло в подвал мельницы. Лодегар взорвался:

- Да поразит тебя Вайзус громом и молнией, растяпа! Да нашлет Териус болезнь на твои суставы и ослабит твой член! Иди ко мне домой, возьми у моей жены ведро воды и тряпки и смой всю эту мерзость, чтобы не поскользнуться!

Уборка заняла много часов, потому что Джориану то и дело приходилось отрываться, чтобы изменить положение лопастей или их площадь.

Когда наступила ночь, Джориан вернулся в "Серебряный дракон", едва переставляя ноги. Он повалился на скамью в общем зале, слишком усталый, чтобы подниматься по лестнице в комнату, которую занимали они с Карадуром.

- Пива, мастер Райс! - прохрипел он.

Появился Карадур.

- Что случилось, Джориан? У тебя такой изможденный вид! Неужели работа на мельнице настолько утомительна!

- Нет, напротив, такая легкая, как будто перебрасываешь перышко из одной руки в другую. Как у тебя дела?

- Гояния вызвала Неннио, начальника гильдии прорицателей, и убедила его согласиться, чтобы я заплатил свой вступительный взнос в рассрочку в течение года. На большие уступки он не пошел. Наедине она сказала мне, что пятьдесят ноблей уйдут главным образом на взятку чиновникам гильдии. Едва ли до сундуков гильдии дойдет десятая часть этой суммы, все остальное осядет в кошельках мастера Неннио и его прихвостней.

- Но почему же какой-нибудь недовольный член гильдии не подаст в суд на этих мошенников?

Карадур оглянулся и понизил голос:

- Потому что, по ее словам, он отсчитывает долю Великому Герцогу, который взамен покрывает их проделки. Но только не говори об этом вслух во владениях лорда Гуитлака, если тебе дорого твое здоровье.

Джориан вздохнул:

- Неудивительно, что сочинители выдумывают сказки об воображаемых сообществах, все члены которых - честные, трудолюбивые, здравомыслящие и целомудренные люди, поскольку в реальном мире ничего подобного не существует. Может быть, следующий мир более добродетелен?

Карадур пожал плечами:

- Мы, без сомнения, узнаем об этом через какое-то время; и может быть, очень скоро, если ты позволишь своему неугомонному языку выдать нас.

- Я слежу за своими словами. Но если такая страна всеобщей добродетели существует, то, боюсь, жить в ней довольно скучно.

- Джориан, не стоит бояться, что нам придется попасть в подобное царство занудства. Иногда немного скуки не помешает!

4. ДЕМОН РУАХ

Вскоре Джориан привык к работе на мельнице, поскольку был крепким человеком, хотя жизнь в Иразе несколько расслабила его. Для того, кому приходилось зарабатывать на жизнь починкой часов, мельничный механизм казался крайне примитивным. Когда бы машина ни останавливалась, Джориан находил причину поломки раньше Лодегара. Один из зубцов деревянной шестерни на главном валу отвалился, заклинив передачу, и Джориан быстро все починил.

Месяц Орла летел к концу, когда Абакарус сообщил, что он готов вызвать демона с Пятой плоскости. На следующий вечер, ступая по свежевыпавшему снегу, Джориан и Карадур направились в лабораторию Абакаруса. Это была маленькая круглая комнатка в одной из изящных башен Философского корпуса Академии. Когда они появились, заклинатель рисовал мелом в центре комнаты пятиугольник - вся мебель была отодвинута к стенам. Ученик Абакаруса, похожий на ласку юноша по имени Октамон, держал другой конец измерительной ленты.

- Отойдите в сторону! - приказал Абакарус. - Если вы наступите на линию, то нарушите пентаграмму и выпустите демона прежде, чем он подчинится моим приказам, и это может закончиться для всех нас очень печально.

Они прижались к стене, наблюдая, как волшебники рисуют внутри пятиугольника пентаграмму - пятиконечную звезду; внутри звезды маленький круг и множество разных символов в углах всех этих фигур.

Октамон зажег пять толстых черных свечей, загоревшихся странным зеленым пламенем, и расставил их по лучам звезды. Затем он погасил висевшую под потолком лампу, освещавшую комнату, разжег огонь в кадиле и встал у стены, раскачивая кадило на цепочке. По комнате разнеслись острые запахи, которые напомнили Джориану одновременно цветущий весенний луг, рыбный рынок в Виндиуме и дубильню в Ксиларе. Незаметно взглянув на лица присутствующих, Джориан заметил, что пламя свечей окрасило их в зеленоватый оттенок.

Абакарус начал размахивать руками, одновременно распевая низким голосом, не похожим на его обыкновенный высокий тенор, слова неизвестного Джориану языка:

- Фоматос бенессет флиантер, литан изер оснас нантер, соутрам и убарсиненс ребиам! Сирас этар бесанар, надис сурадис э... - Он все бормотал и бормотал, а Джориан беспокойно переступал с ноги на ногу.

Пламя свечей колебалось, съеживалось в точку и вспыхивало красным.

- ...Манинер о садер простас... - бубнил Абакарус.

В почти полной тьме Джориан ощутил движение воздуха. Что-то начало проступать в центре пентаграммы: что-то, похожее формой на человека, но гораздо крупнее, чем человек. Комнату наполнил густой мускусный запах. Абакарус закончил заклинание:

- ...Маммес и энайм перантес ра сонастос! Как тебя зовут?

Ему отвечал голос, похожий на бульканье болотного газа:

- Если для тебя это важно, меня зовут Руах. Что это за гнусное...

- Попридержи язык! - приказал Абакарус. - Я вызвал тебя с Пятой плоскости, чтобы ты выполнил мой приказ. Пока ты не дашь клятву, которая заставит тебя бесстрашно выполнить это требование и не причинять вреда обитателям нашей плоскости во время своего пребывания здесь, а после выполнения задания немедленно вернуться на свою плоскость, ты останешься узником в моей пентаграмме.

Размытый силуэт зашевелился, как будто пытался прорваться сквозь окружающий его невидимый барьер. Казалось, что барьер этот эластичный, ибо он прогибался, когда тварь кидалась на невидимую стену, а затем отбрасывал демона. Наконец существо из другого мира прекратило борьбу и сказало:

- Это крайняя несправедливость! Мы на нашей плоскости давным-давно запретили рабство, а вы, дикари, по-прежнему цепляетесь за свой варварский обычай. Рано или поздно мы, демоны, найдем способ...

- Все это не важно, - проворчал Абакарус. - Будешь ты делать, что тебе сказано, или предпочтешь подождать наступления этого дня?

- Ты чудовище! - сказал демон. - Ты же знаешь, что у нас, жителей Пятой плоскости, аллергия на ваше солнце! Если ты только когда-нибудь окажешься в нашем мире...

- Будь ты проклят Вайзусом, да прекратишь ли ты спорить? Ни разу в жизни не встречал такого сварливого демона! Ты от меня все равно ничего не добьешься, поэтому закрой рот и приступим к делу.

- Я имею право напомнить тебе, что есть добро, а что - зло, поскольку, похоже, ты не обладаешь ни пониманием...

- Заткнись! - заорал Абакарус.

- ...Ни хорошими манерами, - продолжал Руах. - Ну ладно, как говорят у вас, на Первой плоскости, ты схватил меня за яйца, или схватил бы, если бы у меня имелись эти отвратительные органы размножения, которые существа вроде тебя скрывают под одеждой. Что тебе от меня нужно?

- Сперва ты должен дать клятву!

- Никакой клятвы я не дам, пока не узнаю, какое дело ты мне поручишь, чтобы ты не послал меня искать лягушачьи перья или сухую воду.

Абакарус сказал:

- Жена вон того высокого молодого человека с черной бородой заточена в темнице королевского дворца в Ксиларе. Он хочет, чтобы ты освободил ее из темницы и доставил сюда.

- Где расположен Ксилар?

- Примерно в восьмидесяти лигах на восток отсюда.

- Как же я выполню эту задачу? Я могу материализоваться в камере дамы, но не смогу дематериализовать ее, чтобы пронести через каменные стены или железную дверь.

- Если дверь будет заперта, ты должен отобрать ключи у главного тюремщика или у кого они хранятся. Владельца ключей ты с легкостью перепугаешь до полусмерти. Затем ты принесешь даму сюда. Полночь еще не наступила, так что ты успеешь вернуться до рассвета. Ты не должен лететь на такой высоте, чтобы она погибла от нехватки воздуха; и ты обязан укутать ее потеплее, поскольку зимний воздух на высоте очень морозный.

Руах проворчал:

- Мне все это очень не нравится; но, как говорится у нас, на Пятой плоскости, попрошайкам выбирать не приходится. Может ли молодой человек нарисовать мне план темницы, чтобы я не заблудился в подземелье?

- Нет, сперва клятва! Ты надеешься, что он нарушит круг и выпустит тебя на свободу.

- Ни о чем подобном я не думал! - воскликнул демон своим невнятным голосом с сильным акцентом. - Подозрительнее вас, жителей Первой плоскости, нет никого во всех множественных мирах. Вы считаете всех прочих такими же злыми и вероломными, как вы сами!

- Оставь риторику, мой добрый Руах, и давай перейдем к клятве.

- Ну ладно, ладно, - проворчал демон.

Затем между ним и Абакарусом последовал долгий диалог на языке, неизвестном Джориану. Наконец заклинатель сказал:

- Ну, с этим покончено. Октамон, можешь зажечь лампу и разорвать круг. Ты понимаешь, Руах, что с тобой случится, если ты нарушишь условия нашего соглашения, не так ли?

- Да, понимаю; хотя это чудовищная несправедливость. Заставлять меня выполнять рискованное дело, и без всякого вознаграждения! Когда я вернусь домой, мне будет что рассказать моим товарищам-демонам!

Когда лампа вспыхнула, Джориан впервые ясно рассмотрел Руаха. Форма тела и размеры демона были человеческими, но из спины у него вырастали огромные крылья, как у летучей мыши, в данный момент сложенные. Его когтистые ноги напоминали лапы огромной хищной птицы. Все тело существа было покрыто, как показалось Джориану, облегающей одеждой из алого шелка. Но когда демон пошевелился, он понял, что это родная шкура Руаха. Как верно говорил демон, у него отсутствовали выступающие органы размножения; кожа в промежности была гладкой.

- Прошу прощения, мастер Руах, - сказал Джориан. - Но как же ваш род производит потомство?

- Это долгая история, - начал демон. - В соответствующий сезон у нас вырастают...

Абакарус прервал его:

- Мастер Джориан, не тратьте время на подобные дискуссии. Руах должен попасть в Ксилар и вернуться до рассвета. Вот кусок мела; прошу вас, объясните, где ему искать вашу супругу.

Джориан опустился на корточки и нарисовал схему Ксиларской темницы. Он слегка вздрогнул, когда Руах, нагнувшись над его плечом, чтобы взглянуть на рисунок, оперся когтистой лапой о его спину. Джориан указал на самый большой прямоугольник.

- Думаю, что она здесь, - сказал он. - Кажется, ее камеру постарались обставить с максимальным комфортом. Женщина, которую ты должен доставить к нам, - маленькая и светловолосая.

Демон, рассматривая рисунок, сказал:

- Кажется, я уловил суть. Все отойдите, чтобы я смог дематериализоваться.

Когда люди отошли к стене, демон начал вращаться на месте. Он крутился все быстрее и быстрее, и его фигура постепенно расплывалась. Неясное пятно стало просвечивающим, затем прозрачным и, наконец, со свистом исчезло.

- Октамон, открой двери, - приказал Абакарус, - чтобы выветрить эту вонь.

В комнату хлынул морозный зимний воздух.

- Что теперь? - спросил Джориан.

- Пройдет много часов, прежде чем Руах вернется, - сказал Абакарус. - В нематериальной форме он может перенестись в Ксилар в мгновение ока и должен прибыть туда с минуты на минуту. Но чтобы вернуться, он должен остаться материальным. Поэтому полет займет много часов, какими бы сильными не были его крылья. Если вы хотите дождаться его возвращения здесь, внизу есть кровати.

Джориан и Карадур остались в Философском корпусе. Когда Абакарус проводил их в помещение, где они могли провести остаток ночи, Джориан сказал:

- Доктор Абакарус, прошу вас, объясните мне кое-что. Один ученый из Дома Знаний в Иразе уверял меня, что летать существо размером с человека не может. Там что-то было связано с отношением веса к площади крыльев и мощности мускулов. Тогда как же Руах может летать в материальной форме на нашей плоскости?

Абакарус пожал плечами.

- Он обладает некоторыми преимуществами перед нами. Его мышцы сделаны из иного вещества, нежели наши, гораздо большей удельной силы.

- А что это за жалобы, - продолжил расспросы Джориан, - будто бы мы, обитатели Первой плоскости, порабощаем демонов? Я полагал, что новарианские народы договорились об отмене рабства.

Абакарус усмехнулся.

- Метуранский договор, который не вступит в силу, пока его не подпишут все двенадцать правительств, имеет отношение только к порабощению людей. Демоны, с какой бы плоскости они не были родом, - не люди, и, следовательно, этот договор имеет к ним отношения не больше, чем к вашей лошади.

- А обезьянолюди Комилаха? Их считают людьми?

- Разные народы думают по-разному. По законам некоторых из Двенадцати Городов они считаются людьми; по законам других - нет. Новарианские государства должны создать Верховный суд, главенствующий над всеми двенадцатью политическими системами, чтобы устранить эти разногласия. Я принадлежу к обществу, преданному этому идеалу, и должен вручить вам одну из наших листовок. Но что касается Метуранского договора, то его подписали только пять государств, и не стоит ждать, когда его подпишут остальные семь.

- А что насчет угрозы демонов противостоять их эксплуатации обитателями Первой плоскости?

- Ничего не бойтесь. Едва собравшись, они отвлекутся на взаимные перебранки, как это бывало всегда. Что ж, мне пора домой. Вернусь за час до рассвета. К тому времени, если все пойдет хорошо, наш демон уже должен будет подлетать к Отомэ. Спокойной ночи!

Джориану казалось, что он едва уснул на койке, когда его потрясли за плечо. "Пора", - услышал он голос Абакаруса.

Следующие полчаса Джориан стоял, зевая, в лаборатории. Затем, когда восток только-только посветлел, на усеянной звездами западной стороне небосвода стало заметно какое-то движение. Абакарус распахнул двери, выходящие на маленький балкон, окружающий башню, впустив волну морозного воздуха. Летающий предмет, похожий на летучую мышь, приближался, превращаясь в демона Руаха с объемистой ношей в руках.

С приглушенным шумом крыльев демон опустился на перила балкона, ухватившись за них когтистыми лапами, как птица - за ветку. Затем, сложив крылья, он спрыгнул на балкон и вошел в комнату, неся завернутое в одеяло тело. Октамон закрыл за ним дверь.

- Вот вы где! - прорычал демон. Вместе с ним вернулся мускусный запах.

- Трудно было? - спросил Джориан.

- Нет. Я материализовался вне темницы, решив добыть ключи, но обнаружил, что зарешеченная дверь у начала ведущей в подземелье лестницы открыта, а рядом с ней сидит часовой. Я вспугнул его, спустился по лестнице и увидел, что камера, о которой ты говорил мне, также не заперта. Там я обнаружил женщину. Когда я приблизился к ней и хотел объяснить цель своего визита, она упала в обморок. Я укутал ее, как вы сами видите, и вынес наружу. Люди с криками разбегались передо мной, и я без особых проблем покинул дворец и поднялся в воздух.

- Отлично сделано! - сказал Абакарус. - Ты свободен, мастер Руах!

Руах издал булькающий рык.

- Прежде чем я вернусь на родную плоскость, позвольте заявить вам, обитателям этого мира, что мы, демоны, не потерпим дальнейших похищений и не станем бегать по вашей указке! Мы объединимся и положим конец этой несправедливости! Мы победим!

- А пока что радуйся своему освобождению, - сказал Абакарус. - Уходи, мы не в восторге от твоего запаха.

Стоя в центре комнаты, Руах завертелся волчком. Высокая алая фигура кружилась, расплывалась и исчезла со свистом ринувшегося на ее место воздуха.

Джориан глубоко вздохнул.

- Признаюсь, что по соседству с Руахом мне было слегка не по себе.

- Надо только уметь с ними обращаться, - сказал Абакарус. - Мой предыдущий помощник был убит демоном, которого он неправильно вызвал.

- Джориан вечно самоумаляется, - сказал Карадур. - Я старался избавить его от этой привычки, поскольку скромность - неважное оружие, чтобы выбиться в люди в нашем испорченном мире; но боюсь, что нисколько не преуспел.

Джориан опустился на колени перед завернутым в одеяло телом на полу. Начав разворачивать одеяло, он был поражен ужасной мыслью, что Эстрильдис могла погибнуть от горной болезни на высоте, когда ее нес Руах.

Затем тело начало извиваться, скинуло одеяло и село на полу.

- Клянусь бронзовой мошонкой Имбала! - воскликнул Джориан. - Ты не Эстрильдис!

- А кто сказал, что я - Эстрильдис? - спросила женщина, вставая. - Я фрейлина королевы Эстрильдис, Маргалит Тотенская. А ты, если не ошибаюсь, беглый король Джориан. Где я, и зачем меня принесли сюда таким ужасным способом?

Женщине было примерно столько же лет, сколько Эстрильдис, но на этом их сходство кончалось. Эстрильдис была маленькой блондинкой, а Маргалит Тотенская ростом почти не уступала Джориану. Ей на лоб падали темные кудри. Джориан не назвал бы ее красивой, как он сказал бы о некоторых из пяти жен, обществом которых наслаждался в свою бытность королем. Но ее храброе, резко очерченное лицо и крепкая фигура внушали уважение. Она быстро оправилась после жуткого испытания.

Джориан поклонился.

- Я польщен, леди Маргалит. Вы находитесь в городе Отомэ, и никто не намеревался приносить вас сюда. Я отправил Руаха - так зовут демона - за своей женой, и он, очевидно, схватил вас по ошибке. Как это случилось?

- Моя королева поднялась на стену, чтобы погулять и полюбоваться звездами, оставив меня в темнице.

- Значит, ее не держат взаперти в камере?

- Нет, хотя покидать дворец ей запрещено. Она может выйти из камеры когда пожелает, но только в сопровождении вооруженного конвоя, на случай очередной вашей попытки похитить ее.

- Это вы подняли тревогу, когда я споткнулся о стул и разбудил пса?

- Да. Откуда мне было знать, что это вы?

- А почему вы не сказали демону, кто вы такая?

- Каким образом? Я прибиралась в камере в отсутствие Эстрильдис - как вы прекрасно знаете, королева никогда не отличалась опрятностью - и успела только увидеть демона в дверях, пригнувшегося, чтобы крылья пролезли в проем, и что-то невнятно бормочущего своим булькающим голосом, после чего впервые в жизни упала в обморок. Когда я пришла в себя, меня уже несли по небу, завернутую в одеяло, которое едва ли помешало бы мне замерзнуть насмерть. Я пыталась бороться, но демон потребовал, чтобы я утихомирилась, иначе он сбросит меня с высоты. Ну и приключение!

Джориан обернулся к Абакарусу:

- Как Руах мог совершить такую дурацкую ошибку? Я же велел ему искать маленькую блондинку.

Чародей развел руками.

- В общем-то, демоны не отличаются большим разумом. Возможно, он забыл ваши инструкции или перепутал, и когда увидел в камере единственную женщину, решил, что это именно та, которая ему нужна.

- Вы можете вернуть Руаха, чтобы исправить ошибку? - спросил Джориан.

- Нет. Освобожденный демон не может быть вызван снова в течение многих лет.

- Зачем вы так поспешно отпустили его?

- Потому что он вонял, а вы не возражали.

- У меня не было времени возразить; и вообще, нечего перекладывать вину друг на друга. Вы можете вызвать другого демона взамен Руаха?

Абакарус нахмурился.

- Только через несколько месяцев. Во-первых, подобные заклинания крайне изнуряют, а у меня должны оставаться силы на преподавание. Кроме того, запах демонов с Пятой плоскости для меня невыносим. Во-вторых, это будет стоить тебе лишних полторы тысячи ноблей. А в-третьих, ты еще не заплатил мне остаток за вызов Руаха.

- Что! - воскликнул Джориан. - Я не должен тебе ни единого пенни! Мы же договорились, что демон должен принести мою жену, Эстрильдис Кортолийскую; и он не сделал этого.

- Молодой человек, следи за языком! Я сказал, что ты должен мне семьсот пятьдесят ноблей. Мои расходы нисколько не уменьшились от того, что демон не справился с заданием, а я предупреждал тебя, что не гарантирую успеха.

- Но ты согласился, что остаток я выплачу только после того, как цель будет достигнута. Я не плачу за халтуру!

- За неудачу отвечаю не только я, но и ты, и тебе лучше бы заплатить. Я могу подать на тебя в суд; есть у меня и другие способы сделать твою жизнь невеселой.

- Попробуй! - процедил сквозь зубы Джориан. - Идем, Карадур. Если я еще когда-нибудь обращусь за помощью к магии, то постараюсь найти чародея не только опытного, но и честного.

- А что будет со мной? - воскликнула Маргалит. - Мне придется возвращаться в Ксилар пешком? Клянусь бородой Зеватаса, мой господин Джориан, если бы мы были в Ксиларе, я бы таскала тебя по судам до конца жизни!

- Прошу прощения, госпожа. Пойдемте в мое обиталище и там обсудим ваше будущее.

Когда они вернулись в "Серебряный дракон" и Джориан снял для Маргалит отдельную комнату, первоначальный гнев фрейлины уже угас.

Он сказал ей:

- Разумеется, я обязан вернуть тебя в Ксилар. Но ты не можешь отправиться туда в одиночку, особенно в то время года, когда на дорогах рыщут стаи волков и шайки разбойников. У меня нет средств, чтобы нанять должную охрану и отправить тебя в путь верхом. Не могу я и сопровождать тебя в Ксилар лично, поскольку еще не готов расстаться со своей головой.

- И за это я не могу тебя упрекнуть, - ответила она. - Как и королева Эстрильдис, я ненавижу этот обычай, каким бы древним он ни был.

Джориан продолжал:

- Поэтому я буду оплачивать твое пребывание здесь, пока у меня не кончатся деньги. Когда наступит весна, наверняка подвернется какой-нибудь способ отправить тебя на родину, например в дилижансе или с торговым караваном. А теперь, думаю, тебе лучше заснуть.

- А что потом, Ваше Величество? - спросила Маргалит.

- Прошу тебя, не зови меня так даже в шутку! Я никогда не желал становиться королем вашей идиотской страны и, начиная с самого бегства, стараюсь отделаться от этой чести. Но отвечаю на твой вопрос: я должен отправляться на работу на мельнице. Вечером за обедом мы решим, что делать дальше. Я приглашу волшебницу Гоянию, в которой разума побольше, чем у большинства из нас.

Маргалит посмотрела на свое платье.

- Я не стремлюсь следовать за модой, но мне нужна хотя бы одна смена одежды. Если не стирать это платье, оно станет столь же зловонным, как ваш демон, а я не могу разгуливать голой, пока оно будет в стирке.

- Да, по крайней мере зимой, - согласился Джориан. - Вероятно, твой похититель не дал тебе времени собраться?

- Вы совершенно правы, Ваше Ве... мастер Джориан.

Джориан вздохнул и достал из кошелька две золотые монеты.

- Не имею понятия, сколько стоит женское платье, но постарайся обойтись этим. Возьми себе в проводники Карадура.

Вечером, когда они сидели за столом в ожидании Гоянии, Маргалит сказала:

- Похоже, ты настроен решительно, мастер Джориан. В попытках похитить королеву ты тщетно прибегал к прямому нападению и колдовству, но неудача тебя не остановила.

- Это - истинная любовь, - ответил Джориан, - и я ее не стыжусь. Эстрильдис я лично выбрал в жены, ее не подсовывал мне Совет, чтобы крупнейшие земельные магнаты могли влиять на мое правление. И только ее одну я хочу.

- А если ты вернешь ее, что тогда?

- Найдем какое-нибудь безопасное место, где ксиларцы не смогут меня схватить, и поведем жизнь простых тружеников.

- А если ты обнаружишь, что она изменилась?

Джориан только махнул рукой.

- Даже когда она постареет, покроется морщинками и поседеет, все равно я буду любить ее.

Карадур хихикнул.

- Мой мальчик - сентиментальный романтик, - сказал он, покачивая своей пушистой седой бородой. - Не пытайтесь изменить его, леди Маргалит, ибо это одна из самых привлекательных черт в нем. Ах, вот идет моя выдающаяся коллега!

Появилась волшебница Гояния в сопровождении своего телохранителя Босо. Джориан, радуясь, что Ванора с ними не пришла, представил друг другу тех, кто был незнаком.

Гояния сказала:

- Приветствую вас, леди Маргалит. Увидев вас, я подивилась, какая магия могла превратить низенькую блондинку, как Джориан описывал Эстрильдис, в высокую брюнетку. Что случилось?

Когда Джориан и Маргалит поведали ей о происшедших событиях, Гояния сказала:

- Глупость демонов никогда не надо недооценивать. Существа с других плоскостей обладают силой, которая в нашем мире кажется сверхъестественной. Вы знакомы с теорией, что каждая форма жизни происходит от других, берущих начало от крошечного сгустка первичной слизи?

- Да, - сказал Джориан. - Когда я учился здесь у Гвидериуса, из Академии выгнали одного профессора за такие богохульные рассуждения.

- Тем не менее, эта теория объясняет глупость большинства демонов. Борьба за существование на их родных плоскостях не позволила им, обладающим большой физической силой, развить силу разума до такой степени, какой вынуждены были достичь мы, не обладающие ни способностью летать, ни становиться невидимыми, ни дематериализовываться.

Я могу привести пример из собственного опыта. Когда я еще была девушкой - не делай круглые глаза, мастер Джориан: я тоже была когда-то молодой и такой же красивой, как твоя Эстрильдис.

- Ну хорошо, тетушка Гояния. Я вам верю.

- Когда я была, как уже сказала, девушкой, за мной ухаживал некто Уриано, который питал интерес к магии, о чем я не имела понятия. Я в то время еще не пришла к решению посвятить свою жизнь совершенствованию в оккультных искусствах. Я собиралась выйти замуж, вести хозяйство и рожать детей, как большинство женщин, и я была по уши влюблена в Уриано - он был красив, как дьявол.

Мой отец, строительный подрядчик, не любил Уриано, считая его распутником, лодырем, белоручкой и вообще ни к чему не пригодным человеком. Вскоре я убедилась, как он был прав; но тогда мои глаза, ослепленные любовью, ничего не видели. Мой родитель отказал ухажеру от дома и запретил мне видеться с ним.

Я плакала, выходила из себя и устраивала скандалы, ибо считала себя жертвой чудовищной несправедливости, причиненной человеком, давно забывшим радости юной любви и полным слепого предубеждения против новых, упрощенных взглядов молодого поколения на жизнь. Но мой отец был неумолим.

Уриано, однако, обнаружил, что, пробравшись через кустарник, окружавший наш дом, он может незаметно приблизиться на двадцать шагов к окнам моей спальни. Мы вскоре установили связь - он посылал в мое открытое окно стрелы из игрушечного лука, обернув вокруг них записки, я же писала ответы, привязывала их к стрелам и бросала их обратно.

Затем Уриано предложил мне сбежать. Я, глупая девчонка, решила, что он хочет привести меня в храм Териуса и вступить со мной в законный брак. Судя по тому, что я слышала потом, он всего лишь намеревался насладиться моим телом, а когда устанет от меня, бросить на волю судьбы.

Он передал мне, что в назначенную ночь появится с лестницей, по которой я спущусь в его объятия, и мы убежим. Однако он не упомянул, что во время своих колдовских экспериментов вызвал демона с Седьмой плоскости, чтобы тот помог ему. Демоны с Седьмой плоскости - огненные существа, особенно опасные для неопытных заклинателей.

В назначенную ночь Уриано появился с лестницей и в сопровождении своего демона. Он приставил лестницу к стене и приказал демону прикрывать наше отступление в тот момент, когда, по его расчетам, мы вдвоем бросимся прочь от дома. Он отправил демона к задней двери, велев ему испепелить своим огненным дыханием любого, кто появится из двери прежде, чем мы скроемся. Затем демон должен был догнать своего хозяина.

Все могло бы пойти по плану, если бы не два обстоятельства. Во-первых, Уриано был так опьянен похотью, что даже не стал дожидаться, когда мы покинем дом. Вместо того чтобы подать сигнал и подождать, пока я спущусь по лестнице, что было мне вполне под силу, он сам поднялся к окну спальни и проник в нее, надеясь еще до бегства "доблестно" овладеть мною на месте.

Во-вторых, устанавливая лестницу, нижний ее конец он поставил слишком близко к стене. Поэтому, перелезая с верхней ступеньки на подоконник, он случайно повалил лестницу.

Услышав, что лестница упала на землю, он в тревоге за собственную безопасность напрочь забыл о предстоящем плотском соитии. Он прошептал: "Тихо, милочка, сейчас я все устрою". Затем выглянул из окна и тихо окликнул: "Врикс! Эй, Врикс!"

"Что, хозяин?" - отозвался демон снизу.

"Подними лестницу и приставь ее к стене, как раньше".

"Чего? - переспросил демон. - Что ты сказал?"

Уриано повторил приказ, но демон явно не понимал такой простой команды. Сперва он положил лестницу на ребро. Затем просто поднял вертикально, оставив ее без всякой опоры. Когда он отошел от лестницы, та, естественно, упала.

Наконец, после нескольких попыток, Врикс понял, что от него требуется. Но, как я уже говорила, эти демоны - огненные существа. Пока он возился с лестницей, та от соприкосновения с его горячим телом загорелась. Когда демон приставил ее к стене, она уже весело пылала, и Уриано пришлось оттолкнуть ее, чтобы огонь не перекинулся на дом.

"Мои боги! - воскликнул он. - Что за идиот! Но теперь нам придется пробираться через дом. Твой отец спит?"

"Наверное, да", - ответила я. Открыв дверь спальни, я выглянула в коридор и ничего не услышала. Я поманила Уриано, и мы на цыпочках направились к лестнице.

В тот самый момент распахнулась дверь в комнату родителей, там стоял мой отец в ночной рубашке, со свечой в одной руке и с мечом в другой. "Что это за адский шум..." - начал он. Затем, узнав Уриано, он с ревом бросился на моего ухажера.

Уриано выпустил мою руку и помчался вниз по лестнице, перескакивая через две ступеньки, а мой отец - следом за ним. Свеча в его руке погасла, но луна давала достаточно света, чтобы разглядеть путь.

Уриано бросился через столовую в кухню и к задней двери. За ней стоял Врикс на страже. Когда Уриано выскочил из двери, Врикс дыхнул на него огнем, который окатил беднягу, как струя воды из фонтана в саду Великого Герцога, поскольку демону было четко приказано сжечь первого, вышедшего из двери. Уриано дико закричал, когда на нем вспыхнули волосы и одежда, а через мгновение от него уже ничего не осталось, кроме кучки черного пепла на садовой дорожке. Смерть Уриано освободила Врикса от рабства на нашей плоскости, и он исчез. Так что теперь, я надеюсь, вы поймете, чем чреваты попытки заставить демонов работать на вас.

- Я все прекрасно понял, - сказал Джориан. - Но меня гораздо больше интересует, что случилось бы, если бы ваш любовник не опрокинул лестницу.

- Я сама часто задавала себе этот вопрос, - ответила Гояния. - И уверена, что для меня бы все кончилось очень плохо. - Она вздохнула с отсутствующим взглядом. - Но, по крайней мере, провела бы ночь, которую долго потом вспоминала.

Джориан сказал:

- Но все-таки, не можете ли вы придумать более надежный способ вытащить мою милую из ее роскошной клетки?

- В данный момент не могу.

- Не могли бы вы проникнуть своим вторым зрением в Ксилар, посмотреть, что там творится?

- Могу, если кто-нибудь протрет стол и принесет мне чистый бокал.

Гояния снова вошла в транс, как в тот день, когда Джориан и Карадур были освобождены из тюрьмы, и начала бормотать:

- Не могу проникнуть во дворец... похоже, он окружен барьером... Что-то вроде стеклянной стены, не пропускающей меня... Дворец полускрыт дымкой и колеблется, как в мареве над мощеной дорогой... Нет, не могу проникнуть.

Наконец, она открыла глаза и сказала:

- Ксиларцы выставили вокруг дворца магический барьер, вроде купола, который не пропускает мое оккультное видение. Насколько я разбираюсь в подобных вещах, я уверена, что барьер также задержит любого демона, который попытается проникнуть во дворец в дематериализованной форме.

- Надо полагать, - сказал Джориан, - что после посещения Руаха ксиларцы наняли чародея, чтобы предотвратить новые вторжения. Что же мне теперь делать?

- Раз тебе так нужна жена, я бы посоветовала тебе найти новую, - сказала Гояния.

- Да, - подтвердил Карадур. - Оставь эту безнадежную задачу, сын мой, пока ты не навлек гибель не только на себя, но также и на других - на меня, например.

- Я тебя не держу в рабстве, - огрызнулся Джориан. - Можешь уходить, когда тебе вздумается.

- О, мой дорогой Джориан! Я завишу от тебя. Я слишком стар и дряхл, чтобы существовать одному. Не выбрасывай меня, как старый башмак! Ты стал для меня вместо сына, которого у меня никогда не было.

- Очень хорошо, но ты должен примириться с моими желаниями. Возможно, холостая жизнь устраивает тебя или Гоянию, но только не меня!

- Тогда, если тебе нужна жена, последуй совету Гоянии. Женись на... сейчас, сейчас... да вот, хотя бы на леди Маргалит.

- Вот еще! - отрезала Маргалит. - Я не пленница, чтобы другие решали мою участь! Возможно, мастер Джориан - по-своему отличный человек...

- Но упрям, как мул, когда ему в башку что-нибудь взбредет, - вставил Карадур.

- ...Но между нами нет ничего общего.

- Ты хочешь выйти замуж? - спросила ее Гояния.

- Конечно. Именно за этим я пошла во фрейлины. Моя семья, хотя и гордится своей родословной, обеднела; поэтому, экономя жалованье, которое мне выплачивает Регентство, я надеялась накопить достаточное приданое, чтобы найти здорового, разумного и небедного мужа. Но мои деньги остались в камере Эстрильдис.

- Ну, тогда... - сказал Карадур.

- Я слишком мало знаю и люблю Джориана, чтобы думать о чем-то подобном. Кроме того, он уже женат.

- Тем лучше для тебя! - сказал Джориан. - Но как верно заметил доктор, временами я бываю очень упрямым. Вы, чародеи, все время твердите о мудрости, которую прибавили вам прожитые годы. Докажите это, представив разумный план освобождения моей жены!

Все четверо некоторое время молчали. Райс принес им обед.

Ковыряясь ложкой в тарелке, Карадур сказал:

- Я как-то рассказывал тебе о своем мульванийском коллеге по имени Великодушный Шендеру или Шендеру Мудрый. Он обитает на горе Аравия в Лограмских горах, и о его мудрости идет такая молва, что люди приходят за сотни лиг, чтобы спросить у него совета. Наверное, весной ты легко найдешь его.

- Великолепная идея! - воскликнул Джориан, к которому вернулся его обычный энтузиазм. - Почему ты не подумал об этом раньше? Я немедленно отправлюсь к нему!

- О, Джориан, - покачала головой Гояния. - Не бросайся сломя голову навстречу опасности, иначе Эстрильдис может никогда тебя не дождаться. Месяц Орла еще не кончился, и горы покрыты глубоким снегом.

- Сдается мне, здесь снег скоро сойдет, - сказал Джориан.

- Здесь - это не там. В горах сугробы выше твоего роста, не говоря об обрывах и пропастях.

- Знаю, по пути из Ираза мы пролетали над Лограмами. Но я все же рискну. Доктор Карадур, какой образ жизни ведет этот твой Шендеру?

- Люди, которые приходят к нему с вопросами, взамен приносят вещи, которые ему нужны: пищу, дрова, а также одежду или какие-нибудь мелочи типа посуды. Поскольку он вегетарианец, пищи ему требуется много.

- Куплю мула и нагружу его дровами, хлебом и репой, - сказал Джориан. - Кроме того, уговорю Гвидериуса дать мне доступ к библиотеке Великого Герцога, в которой есть карты этих мест. Я отправлюсь в путь, прежде чем кончится месяц!

Но, как часто случается, Джориану понадобилось гораздо больше времени на подготовку к экспедиции, чем он рассчитывал. На остаток карманных денег короля Ишбахара ему пришлось купить лошадь и вьючного мула. Ему нужен был корм для животных, поскольку зимой им негде было добывать для себя естественное пропитание.

Затем Отомэ поразила небольшая эпидемия лихорадки с кашлем и насморком. Все постояльцы "Серебряного дракона", включая Джориана, на неделю вышли из строя.

С наступлением месяца Медведя леди Маргалит заскучала от безделья. Однажды за обедом Джориан пересчитывал оставшиеся деньги.

- При таких расходах, - сказал он, - я к лету совсем обнищаю. Разумеется, я должен платить за стол и комнату Маргалит, поскольку она попала сюда из-за меня. Но жалованья, которое выплачивает Лодегар, мне не хватит, как бы я ни старался экономить.

Маргалит сказала:

- Джориан, спасибо, что ты оплачиваешь мое жилье, но я сама могла бы зарабатывать. Не могу ли я найти в Отомэ какое-нибудь место до тех пор, пока не вернусь в Ксилар?

Джориан поднял брови.

- Леди Маргалит! Персона вроде вас едва ли сможет стать горничной или судомойкой.

- Что ты имеешь в виду - "вроде вас"? Я знакома с бедностью и забуду гордость, когда это необходимо. Кроме того, когда я состояла при Эстрильдис, мне все равно приходилось выполнять обязанности горничной.

- Я спрошу Гоянию, - сказал Джориан.

Когда та же самая зараза поразила Лодегара, Джориан убедил его нанять Маргалит на его место - наполнять мешки мукой, сыплющейся из-под жерновов. Через несколько дней, когда они после работы вернулись в "Серебряный дракон", все еще отряхивая муку друг с друга, их встретила Гояния.

- Я нашла для вас место, леди Маргалит, - сказала она. - Моей подруге Аэде, жене советника Арвирага, нужна служанка, поскольку предыдущая от нее ушла. Согласны?

- Разумеется, попробую, - сказала Маргалит.

- Молодец! - сказал Джориан. - Я восхищаюсь всеми, кто не боится никакой работы. Надеюсь, что сможем подыскать тебе место, более подходящее для твоего превосходного ума. А тем временем давайте отпразднуем это событие бутылочкой лучшего вина Райса!

Они уже наполовину опустошили бутылку, а Райс принес им обед, когда в общий зал вошел человек, невооруженный, но в форменной одежде, и направился к Джориану.

- Вы - Джориан из Ардамэ, иначе именуемый Никко из Кортоли? - спросил он.

- Ну да, - ответил Джориан. - В чем дело?

- Вот повестка. Вы должны явиться в суд завтра, через час после рассвета.

- Что такое? - удивился Джориан. - Что я сделал?

- Доктор Абакарус из Академии предъявил вам иск в неуплате долга.

- Подонок! - пробормотал Джориан.

- Поскольку вы чужестранец, то должны либо достать поручительство местного гражданина и владельца собственности, либо отправиться со мной в тюрьму для гарантии вашего появления в суде.

- Я ручаюсь за него, - сказала Гояния.

- Да? Тогда будьте любезны, распишитесь здесь, госпожа Гояния.

Судебный исполнитель удалился, оставив повестку на столе перед Джорианом.

Гояния сказала:

- Надеюсь, ты знаешь, Джориан, что если проиграешь дело, то сядешь в долговую тюрьму.

- У вас по-прежнему сажают за долги? Когда я был королем Ксилара, я отменил там этот обычай, на основании того, что человек, сидя в тюрьме, не сможет заработать деньги на уплату долга.

- Какая жалость, что ты - не Великий Герцог. Но поскольку ты - не он, тебе придется соблюдать здешние законы.

Иск Абакаруса рассматривал тот же самый судья Флолло, который посадил в тюрьму Джориана и Карадура. Он сказал:

- Мастер Джориан, кажется мне, выпутавшись из одной неприятности, вы должны были бы вести себя поосторожнее. Но, однако же, я должен выслушать ваши показания. Сперва вы, доктор Абакарус.

Абакарус произнес длинную, витиеватую речь в подтверждение того, что Джориан остался ему должен 750 ноблей. Джориан объяснил, почему он не считает себя должником.

- Поэтому, - сказал он, - я прошу, чтобы иск был отвергнут из-за его несправедливости. В сущности, мне надо бы потребовать с многоученого доктора уже выплаченные мной семьсот пятьдесят ноблей, поскольку его попытка завершилась полной неудачей.

- Чепуха! - воскликнул Абакарус. - Я не гарантировал успеха, и предупредил об этом с самого начала...

Доктор и Джориан кричали друг на друга, пока судья не грохнул молотком и завопил:

- Молчать, вы, двое, иначе отправитесь в тюрьму! Это очень трудный случай, тем более что вы не удосужились написать контракт. Хотелось бы думать, что людям вашего возраста хватит здравого ума, чтобы оформлять подобные соглашения в письменном виде с помощью опытных юристов.

Однако расписание у нас очень напряженное. Ближайший день, на который я могу назначить суд... сейчас посмотрим... - Он начал рыться в бумагах. - Четырнадцатого числа месяца Дракона.

- Клянусь бронзовой мошонкой Херикса, это же почти через полгода! - воскликнул Джориан.

Судья Флолло пожал плечами.

- Ничего не могу поделать. Время, как утверждают философы нашей Академии, невозможно растянуть. Конечно, если вы сумеете договориться между собой, никакого суда не потребуется. Мастер Джориан, поручительства госпожи Гоянии вполне достаточно, чтобы оставить вас на свободе в ожидании суда. Но вы должны понимать, что если вы не явитесь и мы не сумеем вас поймать, наказание понесет она.

Джориан и Абакарус обменялись враждебными взглядами.

Чародей заявил:

- Это еще не последнее мое слово, мастер Джориан!

- И мое тоже, - ответил Джориан.

Двумя ночами позже Джориан уже погасил свечу в комнате, которую он делил с Карадуром, и вытянулся под одеялами, когда неожиданно обнаружил, что в комнате находится кто-то посторонний. На фоне темноты возникла светящаяся фигура. Сперва она была такой тусклой, что Джориан посчитал ее обыкновенным фотизмом - световым пятном, которые возникают перед закрытыми глазами. Она колебалась и испускала тусклое голубоватое сияние, напоминая силуэт человека в капюшоне. Под капюшоном, где должно было находиться лицо, ничего не было видно, кроме черноты. Затем послышался заунывный голос: "Плати долги! Плати долги!"

- Карадур! - окликнул Джориан. - Проснись! Ты видишь то, что вижу я?

- Что? - Престарелый мульваниец сел в кровати и зевнул. - Ох, да, вижу. Это так называемый сумрачный призрак, насланный на нас Абакарусом. Он явно не собирается ждать до месяца Дракона, когда суд вынесет решение.

- Плати долги! Плати долги! - причитал призрак.

- И что с этим можно сделать? - спросил Джориан.

- В сущности, только заплатить Абакарусу требуемую сумму.

- Нет, так не годится. Даже если бы я хотел, у меня нет семисот пятидесяти ноблей. На что способны эти призраки?

- Эти существа обитают на Второй плоскости. Их легко вызвать, и они безвредны, поскольку на нашей плоскости не принимают материальной формы. Не обладая разумом, они тем не менее подчиняются командам чародея, как натасканная собака. Существо это нематериально, и твой меч пройдет сквозь него без сопротивления. В Доме знаний в Иразе как раз проводились исследования, каким образом эти призраки, не имея вещественных органов речи, все же создают на нашей плоскости колебания воздуха, составляющие членораздельную речь.

- Плати долги! Плати долги!

- Однако, - сказал Джориан, - это чертовски неудобно. Я жду не дождусь ночи, которая последует за нашим воссоединением с Эстрильдис. Но только себе представь, как эта тварь со своими стонами появится как раз в тот момент, когда мы с ней готовы будем утолить взаимную страсть!

- По крайней мере, - ответил Карадур, - сумрачный призрак поможет тебе придерживаться воздержания, на которое тебя подвигла добродетель.

- К черту воздержание! Он что, будет продолжать так всю ночь?

- Плати долги! Плати долги!

- Нет, - сказал Карадур, - после нескольких часов он утомится и исчезнет - до следующей ночи.

- Плати долги! Плати долги!

- Призрак, ты мне надоел! - прорычал Джориан. - Заткнись и убирайся!

Он залез с головой под одеяло, но стоны и причитания "Плати долги!" не давали ему заснуть еще несколько часов.

Поскольку мельница Лодегара простаивала из-за отсутствия зерна, на следующий день Джориан отправился к Гоянии.

Он сказал волшебнице:

- Я не люблю убивать людей, но в свое время проткнул не одного негодяя. Если только Абакарус мне попадется... - Он схватился за эфес, прикрепленный к ножнам проволокой с печатью.

- Даже не думай об этом, мальчик! - прикрикнула Гояния.

Джориан улыбнулся.

- Я все время представляю вас моей любимой тетушкой. Но почему бы мне не вытряхнуть немного опилок из этой большой куклы?

- Потому что полиция Великого Герцога не спускает с тебя глаз, хотя ты и не подозреваешь об этом. Ты закончишь свои дни на плахе, не говоря уж про неприятности, которые доставишь своим друзьям.

- Ну что ж, не найдется ли у вас тогда какого-нибудь контрзаклинания против сумрачного призрака?

Гояния задумалась.

- Да, я могу вызвать со Второй плоскости точно такой же призрак, чтобы изводить Абакаруса. Но подумай хорошенько! Во-первых, это будет стоит тебе денег, хотя я могу оставить долг на твоей совести до тех пор, пока ты не будешь в состоянии заплатить. Во-вторых, Абакарус - опытный волшебник. Он может окружить свой дом защитным экраном вроде того, каким ксиларцы окружили дворец.

- Будет ли утомлять Абакаруса создание и поддержание такого экрана?

- До некоторой степени. Они поглощают психическую энергию.

- Тогда во что бы то ни стало нашлите на него сумрачного призрака! Пусть он повторяет: "Забудь свои домогательства!"

Гояния согласилась. На следующий день она сообщила Джориану:

- Как я и предполагала, едва мой призрак начал беспокоить Абакаруса, как тот выставил экран вокруг своих помещений в Академии. Когда вечером он направился домой, призрак последовал за ним, повторяя свои слова; но, добравшись до дома, Абакарус снова защитился от него экраном.

- Может ли он сотворить личный экран, который бы все время окружал его?

- Нет. Эти экраны должны быть прикреплены к земле или к зданию.

- Ну тогда пусть призрак досаждает ему, когда он ходит из дома в Академию и обратно.

На следующий вечер Джориан слонялся на морозном воздухе неподалеку от Философского корпуса Академии. В окнах башни доктора Абакаруса мерцали странные голубые огни, которые говорили Джориану, что чародей еще не ушел домой. Наконец огни погасли, и вскоре доктор Абакарус вышел на улицу.

Спрятавшись за деревом, Джориан следил, как волшебник идет по дорожке, потряхивая обширным пузом. Вскоре рядом с Абакарусом появился сумрачный призрак, похожий на того, что досаждал Джориану, и начал завывать: "Забудь свои домогательства! Забудь свои домогательства!"

Абакарус обернулся. Джориан не видел выражения его лица, поскольку почти полную тьму рассеивал только свет звезд и тусклый огонь масляной лампы на крюке рядом с главным входом в здание. Но заклинатель сделал какие-то жесты, и рядом с Джорианом появился хорошо знакомый ему призрак, причитающий: "Плати долги!"

По тропинке в это время проходила толпа студентов. Они остановились, и Джориан услышал, как один из них сказал:

- Великий Зеватас, это же поединок волшебников! Должно быть, очень интересно посмотреть!

- Если они только не разнесут всю Академию вдребезги, - пробормотал другой.

- Я не боюсь колдунов! - заявил третий. - Сейчас я вам покажу! - Юноша подобрал камень и швырнул им в призрака Джориана. Камень беспрепятственно пролетел через фантом и ударил Джориана в грудь.

- Эй! - взревел Джориан, хватаясь за бесполезный меч. Он бросился к студентам, которые рассеялись и исчезли. Когда Джориан вернулся, Абакарус тоже пропал. Джориан направился к "Серебряному дракону", а призрак маячил у него за спиной и стонал: "Плати долги!"

В течение следующих двух недель посланный Абакарусом призрак продолжал изводить Джориана, а одновременно призрак, вызванный Гоянией, при любой возможности досаждал Абакарусу. Как узнал Джориан, чародей был вынужден изменить свои привычки. Раньше он работал по ночам, теперь же вставал с рассветом и возвращался домой на закате, чтобы его, не защищенного экраном, не застали ночью врасплох.

Джориан обратился к другим средствам в психической войне. Он нанял мальчишек, чтобы те на стенах философского корпуса написали "АБАКАРУС - ВЫМОГАТЕЛЬ". Нанял он также нищего, чтобы тот разгуливал по территории Академии с плакатом такого же содержания. Когда полиция попыталась арестовать нищего, на защиту старика кинулась ватага студентов и устроила небольшой бунт, под прикрытием которого нищий улизнул.

Когда Абакарус подал на Джориана иск за моральный ущерб, Джориан подал встречный иск, сформулированный в точно таких же выражениях. Судья Флолло кисло поглядел на обоих спорщиков и сказал:

- Ваши иски мы не можем рассмотреть раньше следующего года. Почему бы вам не отправиться в какую-нибудь варварскую страну, где разрешены дуэли либо судебные поединки, и покончить с этим делом?

Когда начался месяц Быка, доктор Гвидериус сообщил Джориану:

- Мой коллега Абакарус велел передать тебе, что он желает обсудить возможности компромисса.

И Джориан снова оказался в кабинете Абакаруса в Академии, отделенный от коренастого чародея огромным столом.

Абакарус сказал:

- Согласитесь, мой милый Джориан, что взрослые люди так себя не ведут. Давайте мириться, пока законники не высосали нас досуха. Иначе мы потратим больше денег на судебные издержки, чем составляет сумма долга.

- Что вы предлагаете, сэр? - спросил Джориан.

- Покончим с делом за половину суммы?

- Никогда. По всем новарианским законам, которые я когда-то изучал, совершенно ясно, что я не должен вам ни единого гроша. В сущности, опытный адвокат сумел бы отсудить те семьсот пятьдесят ноблей, которые я вам уже заплатил.

- Если эта идея вас не устраивает, нет ли у вас встречного предложения?

Джориан задумался.

- Может, обратимся к беспристрастному арбитру? Проигравший заплатит за судейство.

Абакарус нахмурился и сплел свои толстые пальцы.

- Неплохая идея. У нас в Отомэ есть несколько судей, удалившихся на покой, на справедливость которых можно полагаться.

- Нет, нет! - возразил Джориан. - Любой отомийский судья будет настроен в вашу пользу, поскольку я - чужестранец. Я бы предпочел кортолийского судью; я уверен...

- Чепуха! Я хотя бы имею представление о честности наших отомийских судей, но ничего не знаю о кортолийском правосудии. Насколько я знаю, любой из ваших соплеменников с готовностью будет подсуживать вам за взятку.

- Кортолийское правосудие ничуть не менее справедливо, чем ваше!

- Возможно, но кто это докажет? Может быть, сойдемся в поединке, как предложил Флолло? Если вы вызовете меня, я, естественно, изберу в качестве оружия волшебные заклинания.

- У меня есть еще одно предложение, - сказал Джориан. - Если я найду пользующегося высокой репутацией судью из третьего новарианского государства, согласитесь ли вы с его вердиктом?

- Я благосклонно рассмотрю это предложение, но прежде, чем принять решение, вынужден буду навести справки. И на этот раз давайте зафиксируем условия соглашения на бумаге!

Джориан поднялся.

- Я согласен. Давайте пока что на этом остановимся. Тем временем, если вы отзовете своего сумрачного призрака, я, в свою очередь, откажусь от услуг своего привидения и прочих союзников. Хотя я нисколько не боюсь вашего фантома, он уже которую ночь подряд не дает мне выспаться!

5. СНЕГА АРАВИИ

Только второго числа месяца Быка Джориан готов был отправиться в путь. Вечером он собирал пожитки, когда стук в дверь известил о появлении Ваноры.

- Джориан, - сказала она, - ты дурак, если отправляешься в одиночку. Тебе нужна по крайней мере одна лишняя пара глаз, чтобы предупреждать об опасности, и лишняя пара рук, чтобы вытаскивать тебя из зыбучих песков и прочих ловушек.

- Возможно, ты и права, - ответил Джориан, - но, увы, я не знаю здесь никого, кто бы мне подошел. Доктор Карадур слишком стар и дряхл. У твоего дружка Босо мозгов едва хватает на то, чтобы завязать шнурки, не говоря о том, что он меня не слишком любит.

- Я могу пойти, - сказала она. - Я сильная, и как ты прекрасно знаешь, жизнь закалила меня.

Джориан покачал головой.

- Нет, моя дорогая. Я со всем этим покончил. Возможно, твое тело годится для тяжелой работы, но боюсь, что твой характер для меня слишком бурный и непостоянный. Все же спасибо за предложение.

- Джориан, не будь идиотом! Тебе нужен спутник, а кроме меня, больше никого у тебя нет. Твои сказочки о наложенном на тебя проклятье - всего лишь выдумка, чтобы отпугнуть меня. Гояния говорит, что такое заклинание невозможно.

- Я в который раз пытаюсь втолковать тебе: мне не нужно другое женское общество, кроме моей жены!

- Ах, этой маленькой деревенской сучки! Забудь о ней. Когда ты проберешься к ней, ты обнаружишь, что с ней давно живет один из ксиларских парней. В конце концов, вы разлучены больше двух лет...

- Уходи к Босо и не мешай мне укладываться! - прорычал Джориан.

- Послушай, Джориан, дорогой, тебе вовсе не обязательно спать со мной, если ты к этому не стремишься...

- Будь ты проклята, Ванора, убирайся! Ты уйдешь, или тебя вышвырнуть?

- Ах ты паршивый негодяй! - завопила она. Джориан пригнулся, и башмак, запущенный ему в голову, пролетел мимо. - Я научу тебя, как отпихивать честных женщин! - И второй башмак последовал за первым.

Дверь отворилась, и в ней появилось широкое лицо Босо.

- Что здесь происходит, провалиться мне в преисподнюю?!

- Он пытался изнасиловать меня! - закричала Ванора, оглядываясь в поисках новых снарядов.

- Что?! - заревел Босо. - Ты заманил сюда мою подружку, а когда она тебе не дала, снасильничал? Я научу тебя, как отбивать женщин у честных людей!

- Она врет! - воскликнул Джориан. - Все было совсем не... - Но тут ему пришлось защищаться от Босо, ринувшегося на него, как бык. Через мгновение они уже барахтались на полу, осыпая друг друга кулачными ударами. С грохотом повалился стул.

На лестнице застучали шаги, и появился Райс.

- Эй, эй! - закричал он. - Кончайте! Идите наружу, если хотите драться!

Поскольку они не обратили на него внимания. Райс исчез, но вскоре вернулся с колотушкой в руках и в сопровождении двоих сыновей и мальчика-конюха. Босо зажал голову Джориана в изгибе локтя и пытался разбить свободным кулаком ему лицо, а Джориан старался увернуться от ударов Босо и бил его ногой по щиколоткам.

- Схватите их! - приказал Райс.

Четверо новоприбывших схватили драчунов и попытались их растащить. Им это не удалось, потому что Босо и Джориан были крупными, сильными мужчинами. Неожиданно Босо отпустил голову Джориана и со всего размаха ударил конюха. Юноша отлетел к стене. Райс и его сыновья навалились на Босо. Пока сыновья трактирщика держали Босо за руки. Райс бил его по голове колотушкой. Босо обмяк. Джориан стоял сзади, тяжело дыша, с синяками на лице и кровью, стекающей из разбитой губы.

- Что у вас случилось? - спросил Райс.

Босо, сидя на полу, мотал головой и что-то бормотал.

Джориан начал объяснять:

- Госпожа Ванора пришла сюда поговорить со мной, и Босо подумал...

- Он лжет! - завопила Ванора. - Джориан пытался изнасиловать меня, и Босо пришел мне на помощь!

- Все было наоборот! - крикнул Джориан. - Она сама домогалась меня!

- Тихо, вы, оба! - рявкнул Райс и приказал одному из сыновей: - Бальто, беги и приведи госпожу Гоянию. Она выяснит с помощью своей магии, кто из них лжет. - Ваноре же он сказал: - Я не слишком удивлюсь, если мастер Джориан прав. У нас с вами уже бывали неприятности.

- Пошли, Босо, - сказала Ванора, взяв своего приятеля за руку. - Они против нас. Все нас ненавидят. - Она подняла Босо на ноги, и, пошатываясь, парочка удалилась. Уходя, Ванора плюнула в Джориана: - Ненавижу тебя!

- Вернись, Бальто! - окликнул Райс сына. - Волшебница нам больше не нужна.

- Вот вам и ответ, - сказал Джориан Райсу. - А теперь можно мне продолжить укладываться? Ах, добрый день, леди Маргалит, - поздоровался он, увидев появившуюся в дверях фрейлину.

- Что за ужасный шум? - спросила она.

- Мастер Райс все объяснит, - ответил Джориан. - Что касается меня, я должен отправиться в путь до рассвета, так что прошу меня извинить.

Райс и его сыновья удалились.

Маргалит пожала плечами.

- Я только хотела спросить, не возражаешь ли ты, если я пошлю письмо моей королеве, чтобы сообщить ей, что я здорова и вернусь при первой возможности? Утром в Ксилар отправляется курьер, и я могла бы переслать письмо с ним.

- Хм-м, - пробормотал Джориан. - Я не возражаю против письма к ней; но мне бы не хотелось разглашать мое нынешнее местонахождение. Иначе сюда явится отряд королевской стражи с арканами.

- Я могу сказать, что пишу из Виндиума или Гованниана.

- Да, но вдруг кто-нибудь спросит курьера, и он скажет, откуда привез письмо? - Джориан задумался. - Придумал! Пиши письмо, но не упоминай, откуда. Я вложу его в письмо своей матери в Кортоли, в котором попрошу ее переслать вложенное послание в Ксилар со следующим курьером.

Маргалит вздохнула.

- В таком случае, при нынешнем жалком состоянии почтовой службы, мое письмо дойдет не раньше лета. К тому времени моя жизнь наверняка переменится. Но я чувствую ответственность перед своей королевой за тебя. Она не поблагодарит меня, если к ней вернется обезглавленный муж.

- И я тоже не поблагодарю, - ответил Джориан, - если, конечно, голова сумеет что-нибудь сказать после того, как ее отделят от тела. Эта операция не способствует ясности мышления.

- Если ты рано выходишь, - сказала Маргалит, - то я должна немедленно садиться за письмо.

Через три дня после выхода из Отомэ Джориан остановился на рекомендованном ему постоялом дворе "Золотой козел". Постоялый двор стоял на второстепенной дороге в предгорьях Лограмского хребта. Из-за ближайших холмов выглядывал снежный пик Аравии.

Джориан ехал на купленном им коне. Это был не первой молодости мерин, бесполезный для конных боев или отчаянных погонь; но Джориан надеялся, что конь ему понадобится для других целей, а запрашивали за него недорого. Джориан назвал мерина Фимбри - в честь плотника, у которого когда-то ходил в подмастерьях. В поводу он вел мула по кличке Филоман, названного в честь знаменитого своей глупостью кортолийского короля.

- Если вы направляетесь к Аравии, то вам придется оставить дорогу, - сказал хозяин постоялого двора по имени Таронус. - Я бы не пытался ехать верхом к пещере старого Шендеру, ибо последний отрезок пути - слишком крутой и каменистый, а снег еще чересчур глубок. Идите с мулом в поводу, и превосходно доберетесь туда, куда вам надо, если только вы не боитесь призрака капитана Освика.

- Какого еще призрака?

- Говорят, что во времена моего деда Освик возглавлял шайку разбойников в этих местах, держа в страхе земли на много лиг вокруг. Наконец Великий Бастард послал против него отряд солдат. Они шли по следам Освика и его шайки по склонам горы Аравия, пока не добрались до ровного места над крутым склоном. Здесь Освик и его люди решили укрепиться, так как они превосходили солдат числом. Более того, дальше склон становился слишком крут для верховой езды, и разбойникам пришлось бы бросить лошадей и пробираться дальше пешком, рискуя на открытом месте быть застреленными лучниками.

Освик произнес пылкую речь, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях, и что гибель в битве не неизбежна, но если они попадут в руки Великого Герцога, им не ждать пощады. Затем он обнажил меч и возглавил атаку на солдат.

Разбойники были хорошо вооружены, и внезапное нападение вынудило солдат отступать. Освик высоко взмахнул мечом и прокричал победный клич. Он так старался подбодрить своих людей, что забыл защититься. Один солдат заехал ему за спину и снес голову капитана Освика с плеч. Голова покатилась под гору, подпрыгивая на корнях деревьев. Некоторые из солдат утверждали, что отрубленная голова продолжала подбодрять разбойников криками, но я в этом сомневаюсь. Как может голова издавать крики без легких?

Однако капитан Освик был таким отчаянным рубакой, что его безголовое тело продолжало размахивать мечом, подбодряя разбойников и пытаясь поразить солдат. Но, удары не попадали в цель - ведь тело не видело, куда бьет. Некоторые из разбойников, видя, какая беда случилась с их предводителем, повернулись и бросились в лес, и никакие отчаянные жесты обезглавленного тела не сумели их остановить. И вскоре трое солдат окружили тело и изрубили его на куски, вслед за чем были уничтожены все разбойники, не успевшие бежать. С тех пор окрестный люд утверждает, что временами, особенно по полнолуниям, безголовое тело Освика по-прежнему разъезжает по склонам Аравии и потрясает мечом.

- Неплохая история, - сказал Джориан. - А что, призрак Освика ездит на призраке коня?

Таронус усмехнулся.

- Никому доселе не приходило в голову это выяснить.

- Вы рассказываете эту историю всем своим постояльцам?

- Ну да, она очень подходит для того, чтобы скоротать долгий вечер, и поощряет других к ответным рассказам.

Джориана несколько беспокоило имя хозяина, такое же, как у ксиларского советника, занимавшего эту должность во время несостоявшейся казни Джориана. Осторожно расспрашивая, он выяснил, что этот Таронус никогда даже не слыхал о своем тезке, не говоря уж о признании между ними родства. Однако Джориан посчитал разумным назваться одним из своих псевдонимов - Никко из Кортоли. Он спросил:

- Можно ли проехать на коне до верхнего края леса, привязать его там и дальше пойти пешком? Я не собираюсь пребывать у Шендеру больше чем час-другой.

Таронус нахмурился.

- Конечно, можно, но там в лесу бродит тигр, пришедший с мульванийской стороны. Оставив своего коня в лесу, вы наверняка его лишитесь.

- Тогда могу ли я оставить его у вас до моего возвращения?

- Конечно, так все делают. Теперь, если желаете, я посмотрю, запаслись ли вы всем необходимым для визита к Великодушному. Летом здесь проходит много пилигримов, ищущих совета мудреца, но в это время года почти никого не бывает. И раз речь зашла о снеге, вам не обойтись без вот этого.

Таронус порылся за стойкой и достал две овальных деревянных рамки, на которые была натянута сеть из кожаных полосок.

- Что это такое? - спросил Джориан.

- Снегоступы. Могу вам одолжить за десять пенсов в день. По пути на Аравию они вам наверняка пригодятся.

Джориан стал торговаться и сбил цену до пяти пенсов. Кроме того, он не поверил рассказу о тигре, подозревая, что хозяин выдумал ее, дабы получать доход от содержания Фимбри в стойле. С другой стороны, наверняка этого Джориан не знал; поэтому, не имея времени на проверку утверждений хозяина, он последовал рекомендации Таронуса. Но когда Таронус попытался всучить ему еще дрова, Джориан отказался.

- У меня есть пила и топор.

- Ну, тогда вам наверняка понадобится проводник. Тропинку в глубоком снегу легко потерять, и вы можете много дней бродить по горам, пока не отыщете ее снова. Рекомендую своего племянника Кайнока - он хорошо знает окрестности.

Еще немного поторговавшись, Джориан заручился услугами племянника Таронуса, стройного юноши с тонким, гладким лицом.

- Сколько времени идти до Шендеру? - спросил Джориан.

- Придется один раз заночевать - по крайней мере во время подъема. Я думаю, лучше устроить лагерь ниже снеговой линии.

Когда настало время выходить, Кайнок заметил арбалет, который Джориан привязал к спине вьючного мула.

Юноша спросил:

- Собираешься охотиться по пути, мастер Никко?

- Может быть, - сказал Джориан. - Ты тоже возьми оружие.

На самом деле Джориана охота вовсе не интересовала. Он хотел попасть к Шендеру, решить свои проблемы и поспешить назад в Отомэ. Но, постоянно преследуемый ксиларцами, полными решимости поймать его и завершить древнюю церемонию наследования короны, он считал нужным не терять бдительности. Кроме меча и кинжала, он носил под курткой легкую кольчугу.

- Эй! - резко окликнул Джориан, останавливаясь. Он тянул за собой вьючного мула Филомана, а Кайнок указывал путь вверх по склону. На этой высоте лес уже начал редеть. Землю между черными стволами голых деревьев покрывал тонкий слой снега. Тут и там поднимались хвойные деревья, темно-зеленые на свету и черные в тени.

- Что? - спросил Кайнок, оборачиваясь.

- Посмотри сюда! - Джориан указал на большой отпечаток лапы в снегу. - Это тигр, о котором говорил твой дядя?

Юноша наклонился.

- Да, это старый Ардиман Жестокий. Крепко держи мула, чтобы он не вырвался. Мы полагаем, что Ардимана изгнал с его прежней территории более молодой самец и что от старости он может стать людоедом. Мы пытались охотиться на него большими отрядами с гончими, но хитрый негодяй ускользал от нас.

Похоже, мул почуял запах тигра - он дернул головой и выкатил глаза.

Поскольку наступала ночь, Джориан решил разбить лагерь. Он надежно стреножил Филомана, надел ему на голову торбу, и достал из чехлов топор и пилу. Повалив четыре сухих деревца, он обрубил с них ветки, а Кайнок распилил их на чурбаки. Джориан непрерывно вглядывался в сгущающуюся тьму, высматривая тигра.

- Нужно развести хороший костер, - сказал Кайнок.

- Разумеется, но давай не будем сжигать все нарубленные дрова. Они нам понадобятся для Шендеру.

Джориан провел беспокойную ночь, то задремывая, то просыпаясь и прислушиваясь, не раздастся ли рык голодного тигра. В очередной раз проснувшись, он увидел, что Кайнок, который нес вахту, спит, прислонившись к дереву. Джориан нетерпеливо потряс юношу и разбудил его.

- Не суетись, чужеземец, - пробормотал юноша. - Тигр не придет, пока огонь ярко пылает; ну разве что подыхает с голоду.

- Но насколько мы знаем, он вполне может подыхать с голоду, - возразил Джориан. - Пора идти, уже почти рассвело.

- Надень-ка снегоступы, - посоветовал Кайнок, надевая свои. - Скоро начнется глубокий снег.

Джориан обнаружил, что к снегоступам нужно привыкнуть. Если пытаться идти обычным шагом, то будешь наступать себе на ноги. Когда это произошло в первый раз, Джориан плюхнулся в снег. Он с проклятьями поднялся и увидел улыбку на лице Кайнозса.

- Ты должен научиться идти вперевалку, вот так, - сказал юноша, демонстрируя хождение в раскорячку.

Приспособившись к снегоступам, Джориан обнаружил, что заупрямился мул, то ли из-за тяжести дров, то ли из-за возросшей крутизны подъема. Остаток пути Джориан тянул за веревку, а Кайнок хлестал Филомана по заду хлыстом, который Джориан вырезал из ветки.

- Мастер Никко, - сказал Кайнок, - ты пришел из низин и видел больше земель, чем я. Скажи мне, правда ли, что там, внизу, любая женщина ляжет с тобой, если только ты ее попросишь?

Джориан удивленно выпучил на юношу глаза. Ему было тяжело дышать после подъема, но молодой горец шагал по крутому склону с такой же легкостью, как по равнине. Пару раз глубоко вздохнув, Джориан ответил:

- Бывают и такие, но далеко не все.

- Прошу тебя, расскажи об этом побольше. Я никогда этого не делал и не видел, как это делается. Я только слышал россказни других парней об их забавах с женщинами, овцами и другими тварями. Я уверен, что многое в их байках - ложь. Так что поведай мне: как вы это делаете?

Остановившись, чтобы передохнуть, Джориан прочел Кайноку лекцию об элементарном сексе. Юноша так напряженно прислушивался к его словам, что Джориан был смущен.

- Благодарю вас, сэр, - сказал Кайнок, выказывая больше уважения, чем прежде. - Мои родители умерли, а мой дядя и его жена считают, что приличные люди о таких предметах не говорят.

Солнце стояло уже высоко в небе, когда двое мужчин и мул добрались до пещеры Шендеру. Под ними расстилались холмистые отроги Лограмских гор, самые высокие вершины которых были покрыты снегом, сверкавшим в лучах утреннего солнца.

Они нашли Шендеру, закутанного в бесформенную шерстяную одежду и сметающего снег с площадки перед пещерой. Отшельник оказался коренастым темнокожим человеком средних лет с бородой, в которой виднелась седина.

Джориан сказал:

- Привет вам, преподобный сэр! Я - Никко из Кортоли и прибыл сюда по рекомендации вашего друга Карадура.

- Ах да, милый старина Карадур! - откликнулся Шендеру по-новариански, но с сильным мульванийским акцентом. - Этот груз на муле - для меня?

- Да, кроме одеял и других личных вещей. Я пришел за советом.

Шендеру уселся на каменистую площадку, очищенную от снега.

- Говори, мой сын.

Джориан сказал:

- Кайнок, разгрузи Филомана и задай ему корм. Отец Шендеру, мое дело состоит вот в чем...

Солнце прошло полпути до полудня, когда Джориан закончил свой рассказ. Он полностью отдался своей страсти потрепать языком, но мудрец, кажется, был доволен.

Джориан напоследок сказал:

- ...Как ты видишь, я пытался силой похитить мою милую из дворца, и ничего не вышло. Я прибегнул к колдовству, но также безрезультатно. Что еще мне остается?

Шендеру, закрыв глаза, погрузился в размышления. Наконец он посмотрел на Джориана и сказал:

- Не пытался ли ты подкупить стражей?

Джориан хлопнул ладонью по лбу.

- Боги мои! Мне это даже не приходило в голову!

Шендеру улыбнулся.

- Каждое крупное предприятие, будь это торговая компания, армия, корабль или правительство, требует множество людей, организованных по принципу иерархической пирамиды. Всюду, где существует подобное сообщество, найдется хотя бы один человек, берущий взятки.

- Но как мне найти этого человека?

- У тебя есть брат, который вхож во дворец, верно?

Джориан вздрогнул.

- Да, но откуда ты знаешь? Значит, тогда тебе известно, кто я на самом деле!

- Я много слышал о тебе, Джо... как ты сейчас себя называешь?

- Никко из Кортоли. По очевидным причинам ни мой брат, ни я не желаем раскрывать факт нашего родства.

- Я понимаю, мастер Никко. Я знаю о тебе больше, чем ты догадываешься. Не бойся ничего, у меня не столь длинный язык, как у тебя. Мое благосостояние зависит от умения скрывать тайну. Твой брат - благоразумный человек?

- Более-менее.

- Отлично. Отправь его узнать, кто из чиновников и лакеев во дворце может быть подкуплен. В первую очередь такого следует искать среди закоренелых игроков, поскольку они обычно сидят по уши в долгах. А теперь не желаешь ли ты разделить со мной скромную трапезу, прежде чем вернуться в дальний мир?

Пока они ели, солнце скрылось за тучами.

Кайнок сказал:

- Мастер Джориан, нам бы лучше отправиться в путь, если мы хотим вернуться сегодня. Кроме того, собирается дождь или снегопад. Конечно, вы могли бы попросить убежища у Великодушного...

Джориан покачал головой.

- Мне не терпится вернуться в "Золотой козел". Идем! Спасибо, доктор Шендеру, и прощайте!

Спуск оказался гораздо легче, чем подъем. Избавившись от груза, мул больше не упрямился, а может быть, ему не терпелось оказаться в теплой конюшне Таронуса.

Когда они еще не достигли леса, начался дождь. Он очень быстро расходился; ветер, завывая, швырял капли путникам в лицо. Джориан пытался идти спиной вперед, но споткнулся о камень и снова шлепнулся на землю.

- Завтра у меня будет черно-синяя задница, - проворчал он, поднимаясь.

После часа пути по слякоти на склонах, где от дождя снег стал скользким, они нашли убежище под деревьями, если только эти голые стволы могли служить каким-то убежищем. Затем дождь постепенно стих и прекратился. Они сняли снегоступы.

Кайнок чихнул.

- Мастер Никко, может, задержимся, чтобы перекусить и высушиться?

- Но мы успеем добраться до постоялого двора без ночлега?

- Я уверен в этом, сэр. К темноте мы окажемся в местах, которые мне известны, как собственная ладонь.

- Ну хорошо. Стреножь Филомана, а я пока нарублю дров, если только мое огниво не отсырело.

Огниво оказалось сухим, чего нельзя было сказать о хворосте, и Джориану понадобился целый час, чтобы развести огонь. Они с Кайноком развесили свою верхнюю одежду по ближайшим веткам. Точно так же они повесили свои промокшие одеяла, развернув их.

Затем они встали как можно ближе к огню, медленно поворачиваясь, чтобы прогреться со всех сторон. Солнце ненадолго прорвалось между облаков, посылая через лес косые стрелы золотого света. Было тихо, если не считать треска огня и падения капель с веток.

- Ну все, больше мне не высохнуть, - сказал Джориан. - Кайнок, в моей сумке на Филомане ты найдешь флакон с маслом и тряпку. Будь любезен, принеси их и помоги мне смазать кольчугу, чтобы она не заржавела.

Юноша натирал кольчугу промасленной тряпкой, когда Джориан поднял голову и сказал:

- Слышал чей-то крик?

- Да, но я решил, что мне почудилось, - таким он был слабым.

Когда Кайнок кончал смазывать кольчугу, крик раздался снова, более четко, но по-настоящему издалека: "Джо-о-оори-а-а-ан!"

- Эге-гей! - крикнул в ответ Джориан, заглядывая за край обрыва.

- Где вы? - долетел крик.

- Прямо здесь.

- Это ваш костер? - Голос, смутно знакомый, раздавался ближе.

- Да. Кто ты?

Наконец между стволами деревьев внизу по склону стала заметна человеческая фигура, карабкающаяся вверх по тропе. Джориан натянул штаны, надел сырую куртку и отвязал со спины мула арбалет со стрелами.

Когда фигура приблизилась, стало ясно, что это юноша в охотничьем костюме, безоружный, если не считать ножа в чехле на поясе.

Лицо пришельца казалось настолько знакомым, что ошеломленный Джориан не мог поверить глазам. Когда юноша вскарабкался на обрыв, он спросил:

- Великий Зеватас, ты случайно не близнец одной известной мне дамы?

Фигура, отдышавшись, ответила:

- Нет, я сама дама. - Маргалит сбросила с головы фетровую шляпу, и ей на плечи упали кудрявые волосы.

- Боги милосердные! Я рад видеть тебя; но что привело тебя сюда, и в мужском костюме?

- Я торопилась предупредить тебя. Ксиларцы напали на твой след. Вполне вероятно, что они уже начали подъем на гору.

- Но как... что... откуда ты узнала?

- Сейчас расскажу. Это все Ванора, служанка Гоянии. Насколько я понимаю, она напрашивалась тебе в попутчицы, а ты ей отказал?

- Да. И что дальше?

- Вечером после твоего ухода я обедала со старым мульванийцем, госпожой Гоянией и двумя ее домочадцами. Ванора напилась и неожиданно во всем созналась. Со слезами и рыданиями она поведала нам, что в то самое утро, когда ты отправился в путь, она передала курьеру в Ксилар письмо, в котором извещала Регентский совет, куда ты направляешься. Она сказала, что в тот момент была настолько полна ненавистью и злобой, что желала присутствовать на твоей казни и вопить от радости вместе с толпой, когда ударит топор. А теперь же она была смущена и расстроена. Она рыдала, причитала и призывала богов покарать ее; она оплакивала свою испорченную натуру, которая заставляет ее совершать ужаснейшие поступки.

- Но ты... как же ты?..

- Кто-то должен был предупредить вас, а в нашем обществе только я одна была достаточно молода и энергична. Поэтому я взяла этот наряд взаймы у младшего сына Райса, поскольку мои платья не годятся для верховой езды и хождения по горам. Кроме того, я позаимствовала у Райса его лучшую лошадь - вынуждена признаться, что без его разрешения, - и отправилась вдогонку за тобой.

Вчера вечером я добралась до "Золотого козла". Сильно утомившись, я рано легла спать; но меня разбудил шум на первом этаже. Сегодня утром я встала до рассвета, и за завтраком дочь Таронуса поведала мне, что приехал некто судья Граллон, ксиларский чиновник, с шестью телохранителями. Их она описывала как высоких, светловолосых людей дикого, варварского обличья. Очевидно, это были швенийцы с арканами; поэтому, не мешкая, я отправилась по твоему следу.

- Собирались ли швенийцы отправляться в путь, когда ты уходила?

- Нет, девушка сказала, что они перепились и не в силах пошевелиться. Но я уверена, что сейчас они уже в пути.

Джориан прикусил губу.

- Кайнок! - сказал он. - Ты не можешь вывести нас к постоялому двору другим путем, чтобы мы разминулись с преследователями?

- Только не с мулом, сэр. Животные могут ходить только по этой тропе, поскольку все другие - чересчур крутые. На любом другом пути нам придется спускаться с обрывов, держась за корни деревьев.

- Мне очень не хочется бросать Филомана, но мысль о топоре Утара перевешивает мою привязанность, - сказал Джориан. - Погаси огонь, Кайнок. Я возьму свои сумки...

- Слишком поздно! - воскликнула Маргалит.

Внизу на склоне раздались крики, и среди деревьев показались фигуры. Джориан узнал голос судьи Граллона, приказывавшего: "Вон они, я вижу дым их костра! Рассыпаться! Морувих, еще дальше вправо! Ингунд, влево!"

- В лесу нам от них не спрятаться, - сказал Кайнок, - поскольку деревья стоят голые. Может, уходить наверх? - Юношу била нервная дрожь.

- Нет. На открытом пространстве им будет легче поймать нас петлями и арканами. Возьми свой арбалет! На этом небольшом обрыве несложно обороняться. Королевская стража обычно не носит оружие для стрельбы. Наблюдайте за флангами, а я буду оборонять фронт. Маргалит, следи вместе с Кайноком, чтобы мерзавцы не подкрались к нам.

Джориан зарядил арбалет, лег ничком в сгнившие листья на краю обрыва и огляделся. Из-за деревьев появились трое или четверо людей - он не мог сосчитать точно, - пробираясь вверх по склону. Когда один из преследователей оказался прямо перед ним, Джориан закричал:

- Стой, разбойник!

Человек - высокий светловолосый швениец - остановился. Из-за деревьев прогудел голос судьи Граллона:

- Вперед, трус! Он ничего тебе не сделает!

Джориан подождал, пока швениец вышел на открытое место, прицелился, сделал поправку на расстояние, на ветер, и нажал на курок.

Тетива щелкнула; стрела помчалась прочь, сперва поднимаясь, затем падая, и вонзилась в тело швенийца. Кайнок выстрелил из своего оружия; но его стрела задела за ветку и не попала в цель.

Человек, пораженный стрелой, закричал и повалился на землю. Граллон окликнул: "Спускайтесь, вы, там, наверху!" Тем временем другие швенийцы упали на локти и колени и поползли вперед, умело прячась за выступами почвы.

Кайнок хотел было встать и перезарядить арбалет, но Джориан рявкнул:

- Не поднимайся!

Кайнок жалобно спросил:

- Как же мне тогда перезарядиться?

- Наблюдай за мной, - велел Джориан. Он перекатился на спину, уперся ногой в хомут у мушки арбалета, и начал обеими руками оттягивать тетиву, пока она не зацепилась за спусковой крючок. Затем он снова перекатился на живот и уложил стрелу в желобок.

- Я бы никогда не додумался, - сказал Кайнок.

- Ты привык окотиться на оленей и зайцев, которые не стреляют в ответ. В следующий раз не стреляй, пока я не скажу. У нас нет лишних стрел.

- Вперед! Вперед! - раздавался голос Граллона. - Подползите и окружите их; затем бросайтесь на них со всех сторон. Их не больше, чем двое-трое!

Джориан заорал:

- Промус, бери дротики и постарайся пришпилить одного из негодяев! Клотаро, возьми запасные стрелы и порази кого-нибудь с фланга! Норе, прикрывайся щитами. Файсо, ты не забыл наточить наши клинки?

Кайнок удивленно огляделся, услышав эти приказы, обращенные к несуществующим воинам. Маргалит, подстраиваясь под игру Джориана, ответила низким голосом, стараясь, чтобы он звучал по-мужски:

- Вот вы где, сэр! Какой меч выбираете? Позвольте мне завязать на вас кирасу!

Ползущие швенийцы, похоже, замешкались.

Джориан прошептал:

- Кайнок, отползи между деревьев на другую сторону и расскажи мне, что ты видишь.

- Вперед! - раздался голос судьи Граллона. - Наступайте! Это все обман, нет у него никакой армии. Подползите поближе и бросайтесь на них!

Гнусавый голос пробормотал по-швенийски:

- Почему бы ему самому не возглавить атаку?

Джориан разобрал слова, но был уверен, что судья их не понял.

За деревьями с фланга щелкнул арбалет Кайнока, вслед за чем раздался вопль боли. Юноша, улыбаясь, прибежал обратно.

- Подстрелил одного! - ликовал он. - Кажется, я только ранил его в ногу; но он нас больше не потревожит.

- Это задержит их надолго, - сказал Джориан. - Через пару часов наступит тьма, и мы не сможем обороняться на горном склоне.

- Но, наверное, нам тогда удастся улизнуть, - предположил Кайнок.

Джориан зашевелился, пытаясь поймать на мушку еще кого-нибудь. Но швенийцы прятались во впадинах, медленно пробираясь наверх, и только изредка выставляли зады, обтянутые кожаными штанами. Джориан выстрелил в одну из таких мишеней, но промахнулся.

Наконец Джориан, не желая больше тянуть время, отполз с края обрыва.

- Кайнок! - сказал он. - Я устрою кавалерийскую атаку. Забери с Филомана остаток груза.

- Как ты будешь управлять мулом без уздечки?

- Сейчас что-нибудь придумаю. - И Джориан начал экспериментировать с веревкой, пропихнув ее через рот нисколько не обрадованного мула и обернув вокруг морды животного. Мул беспокойно дергал головой.

- На нем когда-нибудь ездили верхом? - спросил Кайнок.

- Сейчас узнаем. Ну вот, это сойдет за уздечку, если он только не перегрызет веревку. Помоги мне залезть на него.

Поскольку у мула не было седла, Кайнок сложил ладони чашей, Джориан встал на них одной ногой, а вторую перекинул через спину мула. Джориан давным-давно не ездил верхом без седла и надеялся, что ему хватит силы и умения, чтобы удержаться на спине Филомана.

- Н-но! - приказал он, вытаскивая меч и колотя пятками по ребрам мула.

Филоман отказывался двигаться. Когда Джориан плашмя шлепнул его по заду мечом, он дернул головой и встал на дыбы. Чтобы не свалиться, Джориан ухватился за его гриву.

- Достань из багажа мои шпоры, - велел Джориан. Маргалит, снова проявив сообразительность, уже рылась в его сумках. Вскоре она прикрепила шпоры к его ногам.

- Н-но! - повторил Джориан, вонзая шпоры в бока мула.

Мул фыркнул и бросился вперед, едва не выскочив из-под Джориана. Когда всадник восстановил равновесие, он попытался управлять животным с помощью импровизированной уздечки. Но Филоман, не обращая на веревку никакого внимания, помчался по кругу, перескочив через Кайнока, а затем наугад бросился в лес.

Прямо на его пути оказалось одеяло Джориана, которое тот повесил на ветку для просушки. Мул нырнул под одеяло, наклонив голову. Джориан тоже наклонился, чтобы ветка не сбросила его со спины мула, благодаря чему попал точно в одеяло, которое соскользнуло с ветки, окутав его голову и тело и полностью ослепив его. Он вопил: "Стой! Тпру!" - и тянул за уздечку, но его усилия были напрасны.

Впереди раздался вопль ужаса и крики по-швенийски: "Призрак Освика! Безголовый всадник! Все пропало! Спасайтесь, кто может!"

Затем раздался топот ног убегающих людей. Кто-то споткнулся, упал, вскочил с проклятьями и бросился дальше. Мул продолжал мчаться галопом, поворачиваясь туда и сюда в попытках сбросить Джориана. Джориан выпустил веревку, ухватился за гриву и прижался к спине мула.

Мул остановился так внезапно, что перебросил Джориана через голову. Всадник приземлился в кустарнике, и одеяло свалилось с его головы. Исцарапанный и избитый, он вскочил на ноги и рванулся вперед, чтобы схватиться за уздечку, пока мул не убежал.

Затем он увидел странное зрелище. Седобородый судья Граллон стоял на коленях с закрытыми глазами и молился. Швенийцев с арканами не было видно, если не считать исчезающей вдали чьей-то спины в кожаной куртке. Беглец хромал, и Джориан решил, что именно его Кайнок подстрелил в ногу и он отстал от своих товарищей. Вверх по тропинке, примерно на половине полета стрелы, лежало тело человека, раненного Джорианом.

Джориан подобрал свой меч, который выронил при падении, и приблизился к судье с мечом в одной руке и с поводьями в другой.

- Встань! - приказал он.

Граллон открыл глаза и воскликнул:

- Король Джориан! А я думал, что это был настоящий безголовый призрак, о котором рассказывал наш хозяин! Из-за своей старости я не мог убежать вместе с этими суеверными трусами и исповедовался в своих грехах Имбалу, считая, что пришел мой последний час. Что вы хотите от меня? Мою жизнь?

- Еще нет, - ответил Джориан. - Ты нужен мне как заложник. Вставай, подбери это одеяло и иди впереди меня. При первом же подозрительном движении ты сам станешь безголовым призраком!

Граллон проворчал:

- Но, Ваше Величество, я всего лишь выполняю свой долг. Я желаю вам всяческого добра до тех пор, пока вы, в свою очередь, выполняете свой долг, который состоит в том, чтобы завершить церемонию наследования.

- Ишь чего захотел! Подбери одеяло!

Джориан заметил, что судья оглядывается с выражением тревоги. Поспешно обернувшись, Джориан заметил за деревьями оранжевые и черные полоски. Тигр подбирался туда, где лежал застреленный швениец. Огромная кошка, наклонив голову, обнюхала тело, затем перевела взгляд на двоих людей внизу. Сверкнули большие желтые глаза, и тигр снова нагнул голову и бесшумно погрузил свои клыки в лежавшего человека.

Швениец слабо вскрикнул. Но тигр поднял голову, и руки и ноги раненого повисли над землей. Зверь медленно ушел в лес, волоча свою добычу по корням деревьев.

Граллон сказал:

- Ваше Величество - негодяй, если вы простите мне эти слова. Одовальд был лучшим бойцом в отряде, а вы его убили. Если бы мы были в Ксиларе, вы бы ответили за это преступление!

- Бред собачий! - фыркнул Джориан. - Я предупреждал его, чтобы он оставил меня в покое. Но он не послушался, и мне пришлось защищаться. Кроме того, его убил не я, а тигр. Но хватит разглагольствований, марш вперед!

Вскоре после заката судья Граллон с запястьями, связанными полоской тканью, оторванной от одеяла Джориана, подковылял к входной двери "Золотого козла". За ним шел Джориан, подгоняя его заряженным арбалетом; потом - Маргалит и Кайнок, последний вел в поводу мула.

По приказу Джориана Кайнок зашел в дом и позвал своего дядю Таронуса, который присвистнул, увидев это зрелище.

- Что это значит, мистер Никко? Ссора или вражда? Только не на моем постоялом...

- Ваш постоялый двор тут ни при чем, - сказал Джориан. - За мной охотились ваши новые гости. Прошу вас, дайте мне счет.

Таронус порылся в кармане передника и достал стопку тонких деревянных дощечек, нанизанных на шнурок. Он перелистывал их, пока не добрался до той, что относилась к Джориану.

- И счет этой дамы тоже, - сказал Джориан. Он передал Маргалит свой кошелек, не желая возиться одновременно с оружием и деньгами. Пока Маргалит отсчитывала монеты, в дверях появились швенийцы.

- Ваша честь! - воскликнул один из них, хватаясь за меч. - Что происходит?

- Назад! - приказал судья. - Живо, пока этот разбойник не пробил меня стрелой!

Джориан улыбнулся.

- А теперь, ваша честь, вам придется покататься. Кайнок, оседлай лошадь судьи и подсади его в седло. Затем оседлай коня дамы и моего.

Через несколько минут Джориан и Маргалит скакали по дороге в Отомэ. Джориан вел в поводу мула. Судья, схватившись связанными руками за гриву, недовольно подпрыгивал на спине своей лошади, старой и жирной, как и он сам.

- Я - ваш вечный должник, леди Маргалит, - сказал Джориан. - Зачем вы тратите столько сил и рискуете, спасая мою недостойную шею?

- Я же говорила, что чувствую ответственность перед Эстрильдис за тебя. Я вовсе не спасла тебя, поскольку швенийцы шли за мной по пятам. Тебя спасла собственная доблесть.

Джориан усмехнулся.

- Если бы ты только знала, какой ужас я ощущал, когда волей-неволей мчался на спине проклятого мула, ослепленный одеялом, - впрочем, Карадур вечно ворчит на меня, запрещая мне показывать свои страхи. По крайней мере, ты успела меня предупредить. Ты - замечательная женщина и достойна самого лучшего мужа. Если бы я не был семейным человеком... - Чувствуя, что неуправляемый язык опять понесло куда-то не туда, Джориан замолчал и стал следить за дорогой.

6. МОРСКАЯ ЖЕНА

После того как они много часов ехали сквозь тьму, судья Граллон спросил:

- Ваше Величество, когда же вы меня отпустите? Я потрачу все утро на то, чтобы вернуться.

- Я вас не отпущу, - ответил Джориан. - Вы поедете со мной в Отомэ.

- Во имя железного члена Имбала, зачем? Вы хотите убить меня там?

- Вовсе нет, ваша честь. У меня есть задача, для выполнения которой подходите только вы.

- Задача? Вы с ума сошли? Какую задачу я могу выполнить для вас?

- Выступите как арбитр в споре. Вам будет заплачен гонорар по обычной ставке, после чего вы сможете вернуться в Ксилар.

- Это самое странное предложение, какое я когда-либо слышал! - воскликнул Граллон. - Но как вы можете надеяться, что я вынесу справедливый вердикт после того, как грубо со мной обошлись?

- Потому что я давно вас знаю, еще с тех пор, как был королем. Ну что, согласны?

Граллон колебался.

- Только если я смогу вынести вердикт непредвзято, не подвергаясь принуждению или давлению.

- Я желаю точно того же. Я не прошу вас подсуживать в мою пользу из-за моих напряженных отношений с Ксиларом, а главным образом - из-за тех вынужденных мер, которые я принял ради самозащиты.

- Что ж, тогда хорошо, - сказал Граллон. - А сейчас должен заметить, что я полумертв от тряской езды на этой проклятой твари. По крайней мере развяжите меня. Вы собираетесь останавливаться на отдых?

- Нет. Скоро будет постоялый двор.

- А кто это юное существо?

- Узнаете со временем.

- Скажите, по крайней мере, мужчина это или женщина?

- Пока рано. Ах, кажется, я вижу свет между деревьев. Я буду называть себя Никко из Кортоли, а вы будете мастер Граллон. Только не вздумайте поднимать крик о похищении, поскольку мы уже далеко углубились на территорию Отомэ, а вам известна взаимная любовь отомийцев и ксиларцев!

На постоялом дворе Джориан снял комнату для двоих постояльцев, никак не объясняя мужской костюм Маргалит. Если кто-нибудь и заметил явно не мужские округлости под курткой, то воздерживался от замечаний в присутствии такого грозного с виду человека, как Джориан.

Приказав хозяину разогреть ужин, Джориан проводил своих спутников в комнату. Когда он ставил багаж на пол, Маргалит сняла свою шляпу и по ее плечам рассыпались кудри.

- Теперь я вас узнал! - сказал судья Граллон. - Вы - королевская фрейлина, леди Маргалит Тотенская. Я слышал о вашем исчезновении из дворца. Что вы здесь делаете, и что это за жуткие истории об алом демоне, похитившем вас из апартаментов королевы?

- Всего лишь небольшое неудачное колдовство, - сказал Джориан.

- Но... но это не объясняет, как она оказалась с вами на горе Аравия! Да вдобавок в мужском наряде! Она пропала из дворца в месяц Орла, а сейчас уже почти весна! Чем вы оба занимались все это время?

- Хватит вопросов, - отрезал Джориан. - Вы забыли, что вы - мой пленник, а не наоборот.

Судья обратился к Маргалит:

- Но вы, леди Маргалит? Что вы здесь делаете? Вы - заодно с этим беглым королем?

Маргалит открыла рот:

- Ну, что касается... - Но тут она увидела, что Джориан, стоя за спиной судьи, подает ей знаки, прикладывая ладонь ко рту. - Вам нужно спросить мастера Джориана, - сказала она.

- Ха! Были бы мы в Ксиларе, вы бы скоро оказались за решеткой как пособница преступлений короля Джориана!

- Преступлений? - переспросил Джориан.

- Конечно! Король, пытающийся спастись от судьбы, предназначенной ему нашими божественно установленными законами, - чудовищный преступник. Если нам когда-нибудь удастся заставить вас завершить святотатственно прерванную церемонию, то, прежде чем лишиться головы, вы будете наказаны за свою богохульственность!

- Спасибо за предупреждение, - сказал Джориан. - Я постараюсь не попадаться.

Судья сжал кулаки, топнул ногой и зашипел от праведного гнева; но он был настолько разбит, что ни одного слова не вырвалось из его рта. Наконец, он опустил руки и ссутулился, бормоча:

- Какое бесстыдство! На вас не действуют никакие моральные увещевания!

- Действуют или нет, - сказал Джориан, - а хозяин, наверное, уже приготовил нам ужин. Возможно, полное брюхо поможет вам смириться с моими проступками.

После ужина Джориан со спутниками вернулся в комнату.

- Маргалит, - сказал он, - судья ляжет на кровати, а из нас двоих один будет спать рядом с ним, а другой караулить.

Граллон застонал.

- Если станет известно, что я провел ночь в постели с этой молодой женщиной, моя репутация судьи будет загублена, не говоря уж о реакции моей жены!

- Когда я говорю "спать", я имею в виду именно "спать", - сказал Джориан. - И вообще, если вы будете молчать, то и мы никому не расскажем. Верно, Маргалит?

Она засмеялась.

- Я уже настолько скомпрометирована, что лишний скандал ничего не добавит. Ваша честь, я обещаю не допускать со своей стороны распутных намерений.

- А теперь, - сказал Джориан, - ваша честь должны отдать мне башмаки, нож и кошелек.

- Ага, так Ваше Величество превратились не только в похитителя, но и в грабителя?

- Вовсе нет. Все это будет возвращено вам в должное время. Я просто желаю быть уверенным в том, что, если караульный заснет, вы не зарежете нас и сбежите. Маргалит, пока будешь сторожить, сиди на вещах судьи.

На возвращение в Отомэ им потребовалось на полдня больше, чем заняло путешествие до "Золотого козла". Как Джориан обнаружил, двое спутников неизбежно замедляли передвижение, тем более что один из них был немолод, а конь Джориана сильно утомился. На четвертый день после выхода из "Золотого козла" они вернулись в столицу Великого Герцога, слишком усталые, чтобы сразу же заниматься спором Джориана с Абакарусом. Джориан, однако, нанял одного из сыновей Райса отнести записку Абакарусу, а также Гоянии и Карадуру.

Гояния и Карадур к обеду пришли в "Серебряный дракон". Сопровождавший их Босо кисло поздоровался с Джорианом. Тот спросил:

- А где Ванора?

Гояния сказала:

- Очевидно: Маргалит рассказала тебе о ее признании. Я сочла нужным ей заметить, что еще одна такая выходка - и она у меня больше не живет. Следующие несколько дней она горевала. Но когда с помощью дара ясновидения я сообщила ей, что ты спасся от отряда похитителей и возвращаешься в Отомэ, она собрала свои пожитки и исчезла. Вероятно, решила, что ты по приезде убьешь ее.

- Я не убиваю женщин, - сказал Джориан. - Но меня одолевает сильное искушение исполосовать ей задницу.

Убедившись в том, что судья Граллон - точно тот, за кого он себя выдает, доктор Абакарус согласился признать ученого юриста в роли арбитра. Они с Джорианом записали условия спора на бумаге и передали свиток Граллону. Затем оба противника выступили в защиту своей правоты, и каждому дали возможность опровергнуть утверждения другого.

Когда они замолчали, Граллон удалился для размышлений. В ожидании его вердикта Абакарус и Джориан убивали время игрой в шашки. Джориан считал себя опытным игроком, но чародей побеждал его с такой легкостью, что Джориан заподозрил магические трюки.

Наконец вернулся Граллон, заявив:

- После соответствующих размышлений я пришел к выводу, что мастер Джориан прав. Доктор Абакарус, наш договор гласит, что я получаю свой гонорар от проигравшего. Десять ноблей, пожалуйста.

Абакарус отсчитал деньги с таким выражением лица, как будто откусил лимон.

- Неплохая плата за одно утро работы, - проворчал он.

- Таковы текущие расценки, сэр. Кроме того, ваше соглашение запрещает каждой стороне дальнейшие враждебные акции - с помощью сумрачных призраков или каким-либо иным образом, верно?

Абакарус кивнул, плотно сжав губы. Джориан пошел проводить судью. Он сказал:

- Первый в этом году дилижанс в Ксилар отправляется завтра. Я заказал для вас место. Позвольте поблагодарить вас за справедливый вердикт.

- Не за что, - пробурчал Граллон. - Случай был совершенно очевидным. Признаться, я не оставил без внимания тот факт, что если бы Абакарус упек вас в долговую тюрьму, наши шансы вернуть вас в Ксилар сильно уменьшились бы. С другой стороны, негодяй заслуживал наказания. Он шепнул мне, что если я решу дело в его пользу, то он не останется в долгу.

Вечером в таверне Джориан сообщил Маргалит о предстоящем отъезде судьи.

Она сказала:

- Видимо, я должна вернуться с ним в Ксилар.

- Не стоит, - покачал головой Джориан. - Помнишь, что он говорил о твоей причастности к моим преступлениям? Если ты появишься в Ксиларе, он немедленно привлечет тебя к суду. Судья Граллон - в своем роде фанатик. Когда я был королем, он был превосходным Верховным судьей, абсолютно неподкупным и бесстрашным. Ты же видела, как он нападал на меня, когда я держал его жизнь в своих руках. Но эти добродетели становятся неудобными, когда оказываешься с ним по разные стороны закона, каким бы абсурдным ни был этот закон. А ты мне больше нравишься, пока твоя голова остается у тебя на плечах.

Джориан рассказал ей о своем свидании с Шендеру, добавив:

- Не знаешь ли ты при дворе какого-нибудь мздоимца? Шендеру сказал, что золотые стрелы чаще всего поражают заядлых игроков.

Маргалит нахмурилась.

- Сейчас подумаю... Ага! За расходы Эстрильдис отвечает младший чиновник Теватас. Я не знаю за ним никаких растрат, но он страстный любитель скачек. Он иногда приходил к нам со скачек, велеречиво восхваляя красоту и скорость коня, на которого ставил, если тот победил, или же обзывая лошадь, не оправдавшую его надежд, падалью для ворон.

- Если я только знаю подобных людей, - сказал Джориан, - он не может не запускать руку в казну моей милой, чтобы возмещать свои убытки. Попробуем найти к нему подход.

- Каким образом?

- Тебе этого лучше не знать. Достаточно сказать, что в следующем месяце я ненадолго уеду. А тем временем нам нужно искать новый заработок. Мельница закрыта до тех пор, пока не начнет прибывать зерно весеннего урожая.

Провожая судью, Джориан сказал:

- Ваша честь, советую вам предупредить Регентский совет, чтобы он больше не посылал за мной похитителей. Я имею небольшое влияние при дворе Великого Герцога, и он заверял меня, что будет рассматривать подобные вторжения как предлог для немедленной войны с Ксиларом.

Это был блеф; Джориан даже не был знаком с Великим Герцогом. Он отсрочил свое предупреждение до самого последнего момента, чтобы у судьи Граллона не было времени проверять его слова.

Граллон проворчал:

- Я понял Ваше Величество, - вслед за чем влез в экипаж, который покатился по дороге в Ксилар.

Джориану хотелось отправиться в свой родной Ардамэ сразу же после отбытия Граллона в Ксилар. Но первый дилижанс в Виндиум он уже пропустил, а следующий отправлялся только через три недели. Верхом он ехать не мог, потому что мерин Фимбри, на котором он путешествовал к отшельнику Шендеру, заболел какой-то конской легочной хворью и сделался бесполезным для верховой езды. Джориан был слишком мягкосердечен, чтобы продавать животное на живодерню, поэтому он продолжал содержать коня, пока однажды утром не нашел его мертвым в стойле. Живодер купил труп по самой низкой цене.

Новую лошадь Джориан решил пока что не покупать. Хороший конь стоил больше, чем он мог себе позволить. Кроме того, за последнюю пару лет он проехал в седле сотни лиг в любую погоду, и этого должно было хватить ему до конца жизни.

Джориан заработал несколько ноблей как помощник Треморина, учителя фехтования в Отомэ. Он даже подумывал о том, чтобы самому стать учителем фехтования, но тщательные размышления убедили его в том, что это непрактично. Во-первых, трое учителей фехтования в городе объединятся против конкурента и при необходимости даже наймут головорезов, чтобы запугать или убить его. Во-вторых, даже если он откроет дело, Великий Герцог потребует с него не только обычный подоходный налог, но и дополнительный сбор за то, что он - иностранец.

Однажды Джориан увидел прикрепленную к доске объявлений на площади афишу:

"МЕРЛОИС, СЫН ГАУСА ПРЕДСТАВЛЯЕТ

свою величайшую, бесподобную, непревзойденную театральную труппу "НЕСРАВНЕННЫЕ", исполняющую две новые пьесы Пселлеса Оссарского, "НЕВИННЫЙ ВАМПИР" и "ЧУЖАЯ СПАЛЬНЯ", а также новую постановку классической комедии Файсо "ФАЛЬШИВАЯ КОРОНА".

Дальше на афише шли сведения о времени и месте представления и ценах на билеты. Джориан узнал, что объявление было вывешено человеком, которого Мерлоис послал вперед. У него он выяснил, что сам Мерлоис с труппой прибывает в тот же день к вечеру.

Когда Мерлоис вылез из своего экипажа, Джориан уже дожидался его. С воплями радости пожилой актер и Джориан заключили друг друга в медвежьи объятия.

Мерлоис прошептал:

- Какое имя ты нынче носишь?

- Никко из Кортоли, - ответил Джориан. - Итак, наконец у тебя появилась своя труппа?

- Да. Я становлюсь слишком старым, чтобы прыгать с балконов, убивать драконов и колошматить товарищей-актеров деревянным мечом, чего тиранически требует моя профессия. Правда, я все еще исполняю небольшие роли; увидишь, как я буду играть волшебника в "Невинном вампире". Ты должен прийти на спектакль, дабы не вызвать моего августейшего недовольства! Вот тебе контрамарка.

- Можно ли попросить еще одну для спутницы? - спросил Джориан.

- Ага, вот откуда ветер дует! Ну конечно; вот, держи. Приводи хоть целый гарем, если желаешь.

- Ты ошибаешься; здесь всего лишь братская дружба. Мое сердце по-прежнему принадлежит Эстрильдис, томящейся в ксиларской темнице. Очевидно. "Невинный вампир" - это пьеса ужасов?

- Вот именно! Она заморозит кровь, текущую в твоих жилах, остановит твое трепещущее сердце и заставит твои глаза вылезти на стебельках, как у улитки.

- А "Чужая спальня" - вероятно, фарс?

- Разве солнце не встает на востоке? Разве тигр не питается мясом? Разве вода не течет вниз по склону? Конечно, сударь, это величайший, чистейший, воплощенный фарс! Твое пузо будет трястись от хохота до тех пор, пока не заболят ребра, как будто тебя избил дубинками отряд эллорнийских дикарей. Я не рекомендую лицам со слабым сердцем присутствовать на представлении, чтобы они не померли от смеха. Но меня беспокоит только одно.

- Что именно?

- Это короткая пьеса, в двух актах. Мне нужно чем-нибудь ее дополнить, чтобы моя капризная аудитория не посчитала себя обманутой. Мы получили несколько упреков на этот счет в Виндиуме.

- Хм-м... - произнес Джориан. - Со времени моего бегства из Ксилара мне иногда приходилось зарабатывать на жизнь мастерством рассказчика. Благодаря тому, что ты натаскал меня при моей подготовке к бегству из Ксилара, я, осмелюсь сказать, неплохо держусь на сцене.

Мерлоис похлопал Джориана по спине.

- Как раз то, что надо! Должно быть, Зеватас послал тебя в ответ на мои молитвы, или послал бы, если бы мне пришло в голову помолиться ему. Ты будешь выходить между актами и рассказывать одну из своих увлекательных, захватывающих, очаровывающих, заманчивых историй. Я припоминаю, что слышал кое-что из твоего репертуара, когда учил короля Джориана сценическому мастерству.

- А мне заплатят?

- Ох, ну да, по текущей ставке, установленной Актерской гильдией, за вычетом твоего вступительного взноса в эту шайку вымогателей. Когда я был простым актером, то считал антрепренеров самыми страшными тиранами, вымогателями, мошенниками и живодерами в мире. Теперь я сам антрепренер, и мне кажется, что актеры - самые жадные, тщеславные, надменные, капризные, неразумные, ненадежные, распутные и совершенно бесполезные негодяи в мире Зеватаса.

Когда в конце первого акта "Чужой спальни" упал занавес, Джориан покинул Маргалит и направился ко входу на сцену. Вскоре на сцене появился Мерлоис и представил "знаменитого, утонченного, прославленного, очаровательного, многогранного, потрясающего и совершенно неотразимого рассказчика, Никко из Кортоли".

Джориан поклонился и произнес:

- Я расскажу историю об одном из королей Кортоли по имени Форбоньян, который влюбился в русалку. Да будет вам известно, что имена всех кортолийских королей, начиная со времен Ардимана Жестокого, начинались на "Ф". Этот Форбоньян был вполне приличным королем, не таким блестящим, как Фузиньян Лиса, но гораздо лучше глупца Форимара Эстета. Форбоньян любил гулять среди простого народа, интересуясь разными ремеслами, и временами сам брался за ручку плуга, ткацкий станок или молот. В одну из таких прогулок он оказался в рыбацкой деревне Сторум, помогая рыбакам тащить из моря сеть.

Сеть оказалась неожиданно тяжелой, и когда ценой великих усилий она была вытащена на берег, выяснилось, что в ее ячеях застряла самая натуральная русалка. Она была вовсе не рада тому, что ее вытащили из родной стихии, и выкрикивала угрозы рыбакам на своем языке, которого никто не понимал.

Один старый рыбак сказал: "Ваше Величество, нехорошо получилось. Хотя я не разбираю ее речи, мой дед говорил, что русалки грозят тем, кто их поймал, бурями и крушениями, и угрозы эти непременно выполняются. Поэтому позвольте нам убить ее и закопать подальше от воды, чтобы она не вернулась в море и не настроила против нас свое рыбье племя".

"Мне кажется, что это слишком сурово, - ответил король. - И я вполне понимаю морскую деву. Я бы тоже пришел в гнев, если бы морской народ опутал меня сетью и утащил в свою жидкую стихию. Позвольте мне отвезти ее во дворец. Я постараюсь добрым обращением обратить ее вражду в дружбу".

Форбоньян призвал своих телохранителей, они сделали носилки из шестов и привязали к ним русалку, несмотря на то, что та боролась и сильно укусила одного из гвардейцев своими острыми, как иглы, зубами. Вернувшись в столицу, король приказал телохранителям отпустить русалку в королевский бассейн, который находился в небольшом дворе, под открытым небом. Похоже, возвращение в воду немного успокоило русалку, хотя она продолжала бормотать угрозы и проклятия.

В тот же самый день Форбоньян начал учить русалку своему языку. Этого он добился, обещая русалке в награду рыбешку всякий раз, как она выучивала новое слово по-новариански. Через две недели русалка впервые улыбнулась, когда наступил час учебы. Она сказала: "Король, ты хороший человек. Я люблю тебя".

Форбоньян проводил с русалкой все больше и больше времени, забывая о делах королевства. Поскольку никто не мог произнести имя морской девы на ее языке, Форбоньян стал называть ее Лелия.

Должен сказать, что настоящие русалки не слишком походят на тех существ, что рисуют художники. Если вы представите нижнюю часть тела русалки как хвост дельфина, а верхнюю половину - как гибрид человека и тюленя, то поймете, что я имею в виду. На самом деле у русалок действительно есть руки - такие же, как у человека, если не считать перепонок между пальцами. Лицо ее было более-менее человеческим, но лоб и подбородок плавно скашивались назад. В воде она держала голову носом вперед, как тюлень, а ее голова, шея и тело плавно переходили одно в другое. Под водой ее ноздри крепко смыкались, как у тюленя или выдры.

Более того, настоящие русалки не сидят на скалах, выступающих из моря, расчесывая длинные волосы, падающие на пышную грудь. Их груди маленькие и почти не нарушают плавных обводов тела, а волосы - всего лишь полоска меха на черепе. Я не думаю, что многие из нас назовут такое существо исключительно красивым по людским стандартам, хотя, без сомнения, они бывают красивы в своем роде, как конь или тигр.

Однако же между Лелией и королем вспыхнуло взаимное чувство, так что для Форбоньяна величайшим удовольствием стали часы, которые он проводил около бассейна, обучая ее. Он начал раздеваться и плавать вместе с ней, утверждая, что она учит его новым приемам плавания.

Женой короля Форбоньяна была Дионота, дочь Наследственного Узурпатора Гованниана. Дионота была миловидной женщиной, но, увы, милой или дружелюбной ее назвать было нельзя. Ее голос охрип от постоянных воплей на короля или всякого, кто оказывался рядом с ней во время ее частых истерик. Она стала ревновать к Лелии, невзирая на уверения короля, что русалка значит для него не больше, чем хорошая лошадь или собака.

Однажды, когда король отсутствовал, Дионота вышла во двор и высыпала в воду бассейна ведро щелока. Либо она ошибочно полагала, что щелок немедленно убьет Лелию, либо не догадывалась, что русалка уже свободно изъяснялась по-новариански и неизбежно рассказала бы королю, как с ней обошлись.

Вопли Лелии заставили короля броситься бегом к бассейну, и он нашел свою русалку извивающейся на плитах рядом с водоемом, с обожженной и воспаленной кожей. Форбоньян вызвал королевского врача, который потратил несколько банок бальзама, смазывая поврежденную кожу Лелии, а также приказал спустить бассейн и наполнить его заново.

Лелия рассказала Форбоньяну про ведро щелока - правда, она не знала, что такое щелок, но причина ее несчастий была вполне очевидна. Король в ярости бросился к Дионоте и сказал: "Ну все, безмозглая сука! Собирай вещички и проваливай. Я разрываю наш брак и отсылаю тебя назад к отцу".

Так и произошло. Месяцем позже Форбоньян получил письмо от Наследственного Узурпатора Гованниана, гласившее: "Проклятье, я думал, что избавился от этой сварливой обузы, когда отдавал ее тебе в жены, но ошибся. Придется выдать ее за тирана Боэктиса, у которого недавно умерла жена".

Форбоньян усмехнулся, ибо он знал, что Узурпатор и тиран были не в ладах друг с другом. Таким образом, делая вид, что закладывает фундамент вечной дружбы, Узурпатор собирался крепко насолить своему врагу.

Теперь между королем и его русалкой больше не было никаких преград. Однажды он сказал ей: "Лелия, я и вправду люблю тебя. Станешь моей женой?"

Лелия ответила: "Но господин король, как это может быть? Мы с вами - разные существа".

"Ничего, - сказал Форбоньян, - что-нибудь придумаем. Какая польза от короны, если я не могу делать то, что невозможно для простых людей?"

Форбоньян отправился к Верховному жрецу Зеватаса и попросил его освятить их союз, но жрец только отшатнулся в ужасе. Так же поступили жрецы Херикса и других богов. Наконец Форбоньян просто-напросто издал королевский указ, в котором объявлял Лелию своей законной женой.

Затем встала проблема исполнения супружеского долга. Все двери во дворец были заперты, и освещали его только смеркающееся небо над головой и несколько свечей, которые по приказу короля были расставлены вокруг бассейна.

Форбоньян сказал своей невесте:

"Лелия, дражайшая, если ты вылезешь из бассейна, у нас все получится". Лелии не хотелось выходить из воды, она утверждала, что от сухого воздуха у нее чешется кожа. Все же она послушалась короля.

Уверенный в том, что никто их не видит, король, мужчина примерно моего размера, сбросил с себя одежду и начал ласкать и целовать Лелию. Когда он решил, что она готова, то попробовал залезть на нее; но как он ни старался, ему не удавалось осуществить соитие. Наконец он сказал: "Дьявол меня побери, Лелия, как это делается у вашего народа?"

"Прости, - ответила она, - но мой вход крепко смыкается, когда я нахожусь вне воды. Я не могу раскрыть его даже по желанию; кроме того, мне больно, когда ты своим весом прижимаешь меня к камням. Мы, морской народ, всегда спариваемся в воде".

"Тогда давай попробуем в воде", - предложил король, и они плюхнулись в бассейн. Лелия объяснила: "Мы сближаемся, поворачиваемся лицом друг к другу, и когда происходит соитие, медленно переваливаемся с бока на бок, так что то у одного, то у другого ноздри выходят из воды. Ты же знаешь, что мы - не рыбы с жабрами и должны дышать так же, как вы, сухопутные жители".

Во время этого объяснения холодная вода лишила Форбоньяна его королевской стойкости, но обнимая и лаская Лелию, он сумел ее восстановить. Однако, попытавшись сыграть роль русалочьего жениха, он обнаружил, что у него не получается дышать, когда настает его очередь высунуться из воды, поскольку ему не хватало воздуха для нахождения под водой. Всякий раз он открывал рот не вовремя и выскакивал из воды, кашляя и задыхаясь, и жизненная необходимость выхаркивать воду из легких изгоняла все мысли о любви.

С третьей попытки, после длительного отдыха от предыдущей, Форбоньян сумел слиться со своей любимой. Лелия к этому времени крайне возбудилась, и в порыве любовной страсти обхватила его своими перепончатыми руками и утащила под воду. Для нее ничего не стоило провести под водой четверть часа, но бедный король не обладал подобным талантом амфибии.

Вскоре Лелия поняла, что Форбоньян вовсе не подходит к оргазму, а наоборот, весь обмяк. В панике она всплыла с ним наверх, вытащила короля из бассейна и вылезла сама, одновременно зовя на помощь.

Прибежавшие гвардейцы обнаружили, что Лелия наклонилась над распростертым и голым телом Форбоньяна, ритмично нажимая на его грудную клетку. Двое гвардейцев схватили ее за руки, а офицер завопил: "Утопила короля, да? Водяная ведьма, ты будешь молить о смерти, прежде чем палач нанесет последний удар!"

Лелия пыталась объяснить, что королю нужно сделать искусственное дыхание; но в панике она позабыла новарианский язык и говорила на наречии своего народа. Ее потащили прочь, но тут король застонал, приподнялся на локтях и промолвил: "Что вы делаете?!"

Когда ему объяснили, что случилось, он между приступами кашля приказал: "Отпустите ее! Я рисковал жизнью по собственной глупости, а она спасла меня".

Форбоньян издал очередной указ, аннулирующий брак с русалкой. Он приказал, чтобы Лелию выпустили в море, и вскоре после этого женился на дочери кортолийского купца и родил наследников. Но говорят, что еще много лет лунными ночами он выходил к морю, взбирался на старый причал в Сторуме и разговаривал с кем-то в воде. А мораль, если вы желаете ее выслушать, состоит в том, что брак - само по себе рискованное дело, не говоря уж об отягощающих его проблемах похоти.

Ну что ж, я полагаю, что декорации уже поменяли, и мой старый друг Мерлоис готов объявить о начале второго акта. Благодарю вас, дамы и господа.

Джориан как рассказчик приобрел такую популярность, что Мерлоис выпускал его на сцену в дополнение к своим спектаклям все время, что труппа играла в Отомэ. Он настоял на том, чтобы Джориан отправился к костюмеру и купил себе настоящий театральный наряд, дабы не выходить на сцену в своих повседневных штанах и куртке. Костюмер, которого звали Хенвин, обыкновенно шил наряды для костюмированных балов, которыми развлекали себя знать и дворянство. Он одел Джориана в черный камзол с блестками на лацканах, сверкавшими и переливавшимися, когда Джориан двигался.

- Если бы они были чуть-чуть пошире, я мог бы на них летать. - Джориан с сомнением глядел на лацканы.

Мерлоис сказал:

- Но зато теперь у тебя вид настоящего романтического героя. Не хочешь ли ты получить постоянное место, путешествовать с моей труппой и не только рассказывать истории в антрактах, но и играть роли?

- Я польщен и благодарен, но пока что не могу согласиться. Вот освобожу жену, и если ты к тому времени не возьмешь свое предложение назад, - тогда посмотрим. Я могу быть неплохим часовщиком, фермером, плотником, счетоводом, землемером, солдатом, матросом, учителем фехтования, рассказчиком, поэтом, и, не побоюсь сказать, актером. Но какое из этих занятий я в конце концов выберу своей постоянной профессией - неизвестно.

Благодаря выступлениям у Мерлоиса и работе в фехтовальной школе Треморина Джориан сумел скопить немного денег. Прослышав о смерти архивариуса Академии, он отправился к доктору Гвидериусу и убедил его устроить на эту должность Маргалит.

- Никогда не видела, чтобы дела велись так небрежно! - сказала Маргалит Джориану после первого дня работы. - Старый архивариус, вероятно, просто бездельничал. Я попытаюсь навести порядок в этом хаосе, но это будет нелегко.

- А как отношения с профессорами? - спросил Джориан.

- Так же, как с любыми другими мужчинами. Некоторые видят во мне какое-то чудовище, поскольку я - первая женщина на этом месте. Что касается остальных... ну, я могу припомнить как минимум одну попытку соблазнения за день.

- Неудивительно. Ты - чрезвычайно привлекательная женщина.

- Спасибо, Джориан. Эти приставания - тоже в своем роде комплименты, хотя я их отвергаю.

В месяц Овна Джориан сел в дилижанс, направляющийся в Виндиум, и покатил по стране, исхлестанной весенними дождями и покрытой ковром первых цветов. В Виндиуме он пересел в экипаж до Кортоли. После смерти его отца Эвора братья Джориана перенесли часовое дело из крошечного Ардамэ в город Кортоли. Мать Джориана осталась в Ардамэ и жила в семье дочери.

- Ремесло в деревне ничем не плохо, если ты хочешь жить безбедно и не питаешь больших амбиций, - поведал его старший брат Силлиус, когда с приветствиями было покончено. - Жизнь в городе, конечно, дороже, но выручка от уличной торговли более чем возмещает чрезмерные траты.

Двое детишек Силлиуса залезли на своего дядю, о котором они много слышали, но никогда не видели.

- Керин, - спросил Джориан у своего младшего брата, - как ты думаешь, удастся ли тебе уговорить Регентский совет Ксилара снова нанять тебя для ремонта и регулировки часов?

- Наверняка согласятся, - ответил Керин, который был не только младше Джориана, но также стройнее и миловиднее. - Ты, когда правил там, скопил во дворце столько часов, что все часовщики будут обязаны тебе по гроб жизни.

- Это было моим хобби. Когда-нибудь нам нужно построить часы вроде тех, что я видел в Доме знаний в Иразе, приводимых в движение весом гирь, а не стекающей воды. Тамошним инженерам так и не удалось заставить их ходить, но мне идея кажется многообещающей.

Силлиус вздохнул.

- Ну вот, ты снова, Джориан! Все время суетишься со всякими новомодными идеями, хотя никогда не был способен смастерить обыкновенный часовой механизм.

- Может быть, руки у меня неуклюжие, но это не значит, что я обделен мозгами, - возразил Джориан. - Я сделаю большую модель, и если она будет работать, разрешу вам копировать ее в уменьшенном виде - с часовыми колесами не крупнее рыбьих чешуек. Керин, не мог бы ты снова отправиться в Ксилар, выхлопотать очередной контракт на починку и ремонт часов во дворце? В мое время их было там двадцать шесть штук.

- Да. Я как раз подумывал о таком предприятии.

- Тогда вот что я хочу от тебя...

Когда Джориан объяснил свои виды на чиновника Теватаса, Силлиус сказал:

- Мне хотелось бы, чтобы ты не втягивал Керина в свои безумные заговоры. Рано или поздно выяснится, что он - твой брат, и ксиларцы отрубят ему голову взамен твоей.

- Да ну, чепуха! - отмахнулся Керин. - У меня нет семьи, как у тебя, и я умею держать язык за зубами. Приближается праздник Селинде. Почему бы нам не устроить выходной, поехать в Ардамэ и устроить сюрприз нашей родне? Ты покинул нас семь лет назад - или восемь? - и еще ни разу не видел своих племянников. Кроме того, матушка никогда нам не простит...

7. САЛИМОРСКАЯ БАШНЯ

В месяце Льва Джориан вернулся в Отомэ. Поскольку был выходной - праздник Нарцеса, - Гояния пригласила Джориана и Маргалит к себе на обед.

- Правда, с угощением у меня нынче неважно, - предупредила она. - Со времени исчезновения Ваноры я пытаюсь научить Босо готовить; но это все равно что учить лошадь играть на лютне.

Если не считать пережаренного мяса, обед оказался вовсе не таким плохим, как обещала волшебница.

Джориан сказал:

- Босо, это великолепно! Тебя ждет многообещающее будущее - работа повара в одной из городских таверн, куда знать приходит есть, пить, танцевать и волочиться за смазливыми девчонками.

Босо, забыв о своей обычной угрюмости, шаркнул ногой.

- Стараюсь, мастер Джориан, - улыбнулся он.

- А что с твоими планами насчет Эстрильдис? - спросила Гояния.

- Вы попали в точку, моя дорогая тетушка, - сказал Джориан. - Я провел немало часов в Ардамэ, наставляя Керина. Он поехал в Ксилар - чинить часы во дворце. Когда я получу письмо со словами "Рыбка на крючке", то отправлюсь в путь с Карадуром.

- Эй! - воскликнул Карадур. - Ты не говорил, что намереваешься взять меня с собой, сын мой. Я чересчур стар и дряхл для очередного безрассудного предприятия...

- Ничем не могу помочь, - ответил Джориан. - Среди всего прочего, мне понадобится твоя помощь, чтобы найти проклятую корону, которая выступит в роли взятки. Прошло почти три года с тех пор, как мы ее закопали, и я не уверен, что сумею найти ее в одиночку.

- Но я не способен на новое долгое путешествие под солнцем и дождем на спине норовистого четвероногого!

Джориан подумал и сказал:

- А что, если мы отправимся в путь как двое мульванийских бродяг? Ты наверняка видел эти маленькие семейства, разъезжающие в фургонах, предсказывающие будущее и крадущие у крестьян цыплят. Я куплю повозку, которую мы пестро разукрасим на мульванийский манер. В ней с тобой ничего не случится.

- Ну что ж, это было бы...

- Подождите! - сказала Маргалит. - Я еду с вами.

- Что?! - воскликнул Джориан. - Миледи, это будет опасное, рискованное предприятие. Как бы сильно я ни ценил вас, зачем вам...

- Потому что моя первая обязанность - вернуться к моей королеве, и я должна быть с тобой, когда ты снова встретишься с ней.

- Но я все-таки не нахожу достаточных оснований...

- Найдешь. Потрясение от встречи с тобой может привести ее в состояние, требующее моей помощи. Кроме того, если ты будешь переодет мульванийцем, она может не поверить, что ты - ее муж. И я понадоблюсь тебе, чтобы убедить ее.

Они еще какое-то время спорили, но Джориан, хотя и считал доводы Маргалит надуманными, в конце концов сдался. Он был вовсе не против получить ее в спутницы. Маргалит ему ужасно нравилась, и он восхищался ее рассудительностью и умением приспособиться к обстоятельствам.

- Небольшого фургона хватит на нас троих, - сказал он. - Запрячь в него можно моего вьючного мула. Но лошадь все равно придется купить, - озабоченно добавил он. - Не знаю, хватит ли мне на все оставшихся денег.

- Не бойся, - сказала Гояния, - я всегда могу одолжить тебе, при условии, что ты перестанешь называть меня тетушкой! Я не твоя родственница.

- Ну хорошо, те... госпожа Гояния. Вы очень добры. А теперь подумаем, за кого нам выдавать себя в Ксиларе? Отец Карадур может предсказывать будущее. Я слегка умею жонглировать и знаю карточные игры. Меня им обучил мошенник Рудопс, которого я нанял вместе с прочими темными личностями, готовясь к бегству из Ксилара. А Маргалит - что ж, очевидно, она будет мульванийской танцовщицей!

- Но я не знаю мульванийских танцев...

- Не важно. Я видел их в Мульване, и мы с Карадуром тебя обучим.

- Не кажется ли вам, что я слишком высока ростом, чтобы сойти за мульванийку?

- Да нет, в Ксиларе, где мульванийцы почти не появляются, никто не заметит обмана. Сравнивать тебя будет не с кем.

- Но подождите! Это еще не все. Пару лет назад через Ксилар проезжала странствующая труппа мульванийских танцоров и певцов, и мы с Эстрильдис присутствовали на представлении. Как можете догадаться, все время, пока мы находились вне дворца, нас окружала королевская стража. Однако это не помешало нам разглядеть, что все танцоры, и мужчины и женщины, были обнажены до пояса.

- Да, таков мульванийский обычай, - кивнул Джориан. - Даже дамы из высшего общества появляются на приемах в таком виде, с торсами, разукрашенными узорами.

- Я не стану появляться на публике в таком неприличном виде! Тогда в Ксиларе разразился скандал; жрецы Имбала хотели закрыть представление или хотя бы заставить танцоров одеться. Когда труппа уехала, в судах все еще дискутировали по этому поводу.

- Миледи, - сурово сказал Джориан, - это вы хотели отправиться с нами в путешествие. Либо готовьтесь танцевать с обнаженной грудью, либо оставайтесь в Отомэ!

Маргалит вздохнула.

- Если жрецы Имбала снова поднимут шум, нам не сносить головы! Но как нам стать такими же смуглыми, как Карадур?

- Здесь в городе есть один парень. Хенвин-костюмер, который продает парики, краску и все прочее, чтобы изменять облик человека. Меня познакомил с ним Мерлоис, - ответил Джориан.

- Нужно ли будет красить кожу заново после каждого умывания?

- Нет. Меня уверяли, что эта краска держится две недели.

- А ты, сын мой, - сказал Карадур, - должен научиться накручивать тюрбан. Погоди-ка! - мульваниец, шаркая, удалился и вернулся с длинной полосой белой ткани. - Стой на месте!

Карадур принялся проворно наматывать ткань ему на голову, и вскоре коротко остриженные черные волосы Джориана исчезли под тюрбаном. Гояния поднесла зеркало.

- Я выгляжу точь-в-точь как мульванийский вельможа, - сказал Джориан. - Осталось только обзавестись темной кожей.

- А теперь, - сказал Карадур, - посмотрим, как у тебя это получится!

Следующий час Джориан потратил, учась наматывать тюрбан. Первые несколько раз, едва он шевелился, головной убор разваливался, падая петлями и складками ему на плечи. Зрители от смеха не могли усидеть на стульях. Наконец Джориан намотал тюрбан, который оставался на месте, даже когда он тряс головой.

- Кроме того, тебе нужно побрить лицо, - сказал Карадур.

- Что, опять? Но мне нравится борода!

- В Мульване, как ты должен знать, бороды носят только философы, святые люди и люди низшей касты. Более того, ты припомнишь, что во время бегства из Ксилара ты носил большие черные усы, а подбородок брил; поэтому ксиларцы узнают тебя с таким украшением.

- Но такая густая борода, как моя...

- Да, но судья Граллон недавно лицезрел тебя в нынешнем виде, и было бы неразумно появляться в Ксиларе в таком облике.

Джориан вздохнул.

- Как раз в тот момент, когда мне казалось, что я достиг эталона мужской красоты, ты приходишь и все портишь. Маргалит, тебе не кажется, что пора отправляться домой? - И он встал.

Гояния сказала:

- Лучше не появляйся в "Серебряном драконе" с этой штуковиной на голове. Тебе же не нужно, чтобы люди знали, что Джориан и великий мульванийский колдун доктор Хумбугула - одно и то же лицо.

Джориан церемонно поклонился на прощанье, упражняясь в жестах, принятых в Мульване. Затем они вышли на улицу. Ночь выдалась темной и туманной, а около скромного дома Гоянии фонарей не было. Тьму чуть-чуть рассеивала лампа в руке волшебницы, стоявшей в открытой двери. Когда она закрыла дверь, мрак снова навалился на них.

- Держи меня за руку, Маргалит, - приказал Джориан. - На этих булыжниках запросто подвернуть лодыжку. Черт, тут темнее, чем в ямах девятой мульванийской преисподней!

Они осторожно пробирались вперед. Джориан вглядывался во мрак, думая, что почувствует себя очень глупо, если они заблудятся на пути протяженностью в восемь или десять кварталов.

Затем Джориан услышал за спиной быстрые и тихие шаги. Он бросился бежать, но тут ему на голову обрушился ужасный удар. Земля подпрыгнула к глазам, и он смутно услышал вопль Маргалит.

Собрав свой потрясенный разум, Джориан перекатился на спину, чтобы увидеть нападавшего. На фоне темного неба он различил еще более темный силуэт с топором в руках. Ему показалось, что он увидел, как топор поднялся над головой врага.

Джориан понимал, что должен немедленно броситься в сторону и избежать удара. Но он был настолько оглушен, что мог только тупо смотреть, как топор начинает стремительное падение.

Топор не успел обрушиться на него; вторая фигура - Маргалит, судя по силуэту - оттолкнула первую в сторону. Джориан услышал глухой рев: "Сука!" - и увидел, что неизвестный бросился на женщину. Маргалит отскочила, чтобы избежать удара топора, но поскользнулась на мокрых булыжниках и упала. Нападавший снова повернулся к Джориану, занеся топор для нового удара.

Затем из тьмы выступило новое действующее лицо. Падающий топор отклонился в сторону. Джориан с трудом поднялся на ноги, увидев, что две коренастые фигуры сцепились, ворча и ругаясь. Один из борцов схватил другого за руку и вывернул ее. Топор с лязгом упал на мостовую.

- Я держу его, мастер Джориан! - прохрипел задыхающийся голос Босо. - Убей ублюдка!

Джориан нащупал топор и поднял его. На мгновение он застыл над сцепившимися людьми, вглядываясь в темноту, чтобы не ошибиться. Оба противника были коренастыми, плотными людьми в грубой, бесформенной одежде, а лиц во мраке и тумане он различить не мог.

- Чего ты ждешь? - прохрипел Босо.

Его голос, наконец, позволил Джориану определить, кто из них кто. Он с размаху опустил топор тыльной стороной на голову своего обидчика; на третьем ударе тот обмяк.

- Почему ты его не убил? - спросил Босо.

- Сперва я хочу узнать, кто он и зачем это затеял, - ответил Джориан. Он обернулся, готовый прийти на помощь Маргалит, но та уже сама поднялась на ноги.

- Ты не ранена? - спросил Джориан.

- Нет, только ушиблась. Кто этот разбойник?

- Именно это я хочу выяснить. Босо, бери его за одну ногу, а я возьму за другую. Как это ты так вовремя пришел на помощь?

- Я услышал, как закричала леди и выскочил на улицу. - Объяснил Босо.

В половине квартала от них в тумане засветился золотистый прямоугольник - дверь Гоянии открылась снова, и волшебница стояла в проеме с фонарем в руке. Джориан и Босо втащили тело в дом и положили его на пол. Гояния нагнулась над ним с лампой. Лицо нападавшего ниже глаз закрывала полоска ткани. Джориан отставил топор - обыкновенный плотницкий инструмент - и сорвал маску.

- Пристав Мальго! - воскликнул он. - Я задолжал ему несколько тумаков, но с чего бы ему понадобилось убивать меня?

Гояния вылила ковш холодной воды на лицо Мальго, и тот, кашляя и отплевываясь, пришел в сознание.

- Нужно связать его, - сказал Джориан. - Он - сильный негодяй.

- Я этим займусь, - ответила Гояния, вышла и вернулась с двумя веревками. Она что-то пробормотала, и одна из веревок, как ручная змея, обвилась вокруг запястий Мальго, а другая - вокруг его лодыжек.

- Я призвала себе на службу пару низших духов, - объяснила волшебница.

Джориан сорвал с себя тюрбан. Ткань была разрезана в нескольких местах, там, где ее разрубило лезвие топора, и испачкана кровью, вытекавшей из раны на лбу.

- Мой лучший тюрбан! - запричитал Карадур.

- Я куплю тебе новый, - пообещал Джориан. - Возможно, они найдутся у Хенвина-костюмера. Я - твой должник, поскольку эти слои ткани спасли мою ничтожную жизнь. - Он обернулся к Мальго, сидевшему на полу спиной к лавке, сверкая глазами. - А теперь говори!

- Ни за что! - зарычал Мальго.

- Почему ты пытался убить меня?

- Это мое дело.

- Да, правда? - Джориан неприятно улыбнулся. - Госпожа Гояния, могу ли я попросить вас помочь мне разговорить этого паршивца? Я уверен, что в ваших магических арсеналах найдутся действенные средства.

- Сейчас подумаю, - сказала она. - На Седьмой плоскости есть один небольшой демон, который безумно влюблен в меня и сделает все, что я попрошу. Естественно, я не могу пойти навстречу его желаниям, не собираясь превращаться в головешку. Но если напустить его на мастера Мальго, он сделает с ним разные интересные вещи, начав с самых интимных частей его тела.

- Ой, я все скажу! - прохрипел Мальго со страхом в глазах. - Я хотел убить тебя, потому что потерял из-за тебя работу.

- Что? - удивился Джориан. - Я не имею к этому никакого отношения! Я даже не знал, что тебя уволили.

- Да, меня уволили, и я знаю, что всему виной - твоя жалоба Великому Герцогу.

- Ты спятил! Я никогда не встречался с Великим Герцогом и не жаловался его чиновникам, хотя, видят боги, у меня были к этому причины. Кто тебе наврал?

- Не скажу.

- Гояния, как там ваш огненный дух?

- Ну хорошо, скажу, скажу! Только не позволяй этой ведьме заколдовать меня. Мне рассказал про тебя доктор Абакарус из Академии. Я заплатил ему изрядную сумму, чтобы он выведал причину моего увольнения, и он назвал твое имя.

- Зря потратил деньги, - фыркнул Джориан. - Абакарус всего лишь хотел отомстить мне за то, что я выиграл у него тяжбу.

- Я могу тебе объяснить, почему уволили Мальго, - сказала Гояния. - Я знакома с Великой Герцогиней Ниниус - мы с ней работаем в комитете помощи бедным, - а она страшная сплетница. Она рассказала мне, что судья застал Мальго, когда он насиловал заключенного юношу в камере. По каким-то причинам Мальго не стали отдавать под суд, но с работы его выгнали.

- Вот оно как... - промолвил Джориан. - Ну и что нам делать с этим подонком?

- Я бы его убил, - предложил Босо.

- Прекрасная идея, но потом нам пришлось бы избавляться от трупа. Кроме того, у мерзавца могут найтись друзья, которые станут его искать. Вероятно, он - отомийский гражданин, но я-то - нет.

- Я бы все равно прикончил его, - настаивал Босо. - Если бы кто-то попытался убить меня...

- Я согласен с твоими чувствами, друг Босо, но мы должны поступать практично. Другие предложения есть?

- Мы можем передать его в руки закона, - сказал Карадур.

- Нет, - возразила Гояния. - Джориан прав. У Мальго есть высокопоставленные покровители, как бы невероятно это ни звучало. Есть целая компания таких, как он, во главе с лордом... не буду называть имен. Этот лорд обладает влиянием, и, без сомнения, после его вмешательства Мальго отпустят. Если же его арестуют, юридическая мельница будет крутиться до скончания веков, а мастер Мальго тем временем окажется на свободе и предпримет новое покушение.

Маргалит сказала:

- Мы много слышали о коррупции в Виндиуме; но судя по тому, что я услышала, здесь она столь же распространена.

- Верно, - кивнула Гояния. - Разница только в том, что в Великом Герцогстве коррупцию более успешно скрывают.

Джориан спросил:

- Каков источник власти этого безымянного лорда? Неужели сам Гуитлак Жирный состоит в братстве Мальго...

- Тс-с! - прошипела Гояния, нервно оглядываясь. - Никогда не говори таких слов в пределах Великого Герцогства, если не хочешь нас всех погубить! Но отвечу на твой вопрос: нет, Великий Герцог в этом отношении безгрешен. Это чисто политический момент; тот лорд - один из самых сильных сторонников Великого Герцога. Ниниус ненавидит этого человека, но ей не удается настроить Гуитлака против него.

- Тогда забудем про арест Мальго, - сказал Джориан. - Было бы более разумно привлечь к закону Абакаруса; Мальго - всего лишь его орудие.

- Да, но здесь возникают те же самые осложнения. Абакарус будет все отрицать, а кому скорее поверят - ему или Мальго?

Маргалит спросила:

- Можно ли накормить Мальго приворотным зельем или чем-нибудь подобным, чтобы он сделал все, что бы ни приказал Джориан?

- Боюсь, - ответила Гояния, - из Мальго не получится хорошего слуги, какими бы снадобьями мы его ни напичкали. Его можно заставить подчиняться Джориану, но он все равно будет красть вещи или устраивать содомитские оргии в его комнате в отсутствие хозяина. Если мы заставим Мальго любить своего господина, его способ выражения любви может не понравиться Джориану.

- Нужно заставить его помучиться, - твердил Босо. - Он это заслужил. Я не смогу называть себя мужчиной, если отпущу его просто так.

- Верно, - согласился Джориан. - Но меня больше интересует не месть, а то, как убрать нашего приятеля с дороги. На свободу мы отпустить его не можем, обращению в магическое рабство он, по словам Гоянии, не поддастся. Гояния, можете ли вы наложить на него заклинание, чтобы он выполнил только одну мою команду? Безоговорочно.

- Да, безусловно.

- Хочешь, чтобы он покончил с собой? - спросил Босо с ухмылкой.

- Нет, хотя твоя идея тоже неплоха.

- Из этого все равно ничего не выйдет, - возразила Гояния. - Заклинание не сможет заставить его преодолеть природные инстинкты.

- А что, - спросил Джориан, - если мы прикажем ему убить Абакаруса? Это будет честной расплатой.

Гояния ответила:

- Не торопись. Абакарус - умный мошенник. Насколько я его знаю, он примет меры предосторожности. Сейчас проверю своим ясновидением.

Она опустилась на стул и застыла, закрыв глаза и тяжело дыша. Наконец она сказала:

- Дело обстоит именно так, как я думала. Он установил барьер, который аннулирует твой приказ, когда Мальго пройдет сквозь него. После чего Абакарус снова натравит Мальго на тебя, и вы так и будете перебрасываться им туда-сюда, как мячом.

- И в конце концов это надоест, - сказал Джориан. Он на секунду задумался. - Я придумал кое-что получше. Гояния, сколько времени будет действовать мой приказ?

- От одного до трех месяцев, в зависимости от разных факторов.

- Тогда прошу вас, заколдуйте Мальго.

- Хорошо. Оставьте меня наедине с ним. Я позову вас, когда закончу.

Они отправились на кухню. В гостиной голос Гоянии нараспев произносил слова заклинаний, а затем ему в ответ послышался резкий, хриплый голос, не принадлежавший ни Гоянии, ни Мальго.

Джориан же решил убить время, рассказав историю.

- Я уверен, - сказал он, - что вы слышали некоторые из моих рассказов о короле Форимаре Эстете. Он едва не погубил Кортоли, забросив государственные дела ради занятий искусствами, такими, как музыка, живопись и поэзия, в которых достиг значительных успехов.

Затем в Кортоли вторглись армии Оссара под начальством Дубри Безупречного, фанатичного жреца, желавшего подчинить другие народы пуританскому аскетизму, который он насаждал в своей собственной стране. Осада столицы Кортоли была прервана возвращением морской эскадры под командованием Фузонио, брата Форимара.

Форимар отправил Фузонио на Дальний Восток, в Салимор, якобы для того, чтобы установить торговые отношения, а на самом деле, чтобы избавиться от своего брата, который критиковал экстравагантные выходки Форимара и пренебрежение государственными делами. Но в обмен на спасение Кортоли Фузонио заставил брата отречься от престола в свою пользу.

Вскоре Фузонио раскрыл заговор, устроенный братом с целью возвращения короны. Чтобы предотвратить дальнейшие попытки такого рода, Фузонио отправил экс-короля послом в далекий Салимор. В принципе, Фузонио посадил бы своего брата на военный корабль. Но он прослышал, что варвары Швена собирают в заливе Норли армаду, чтобы грабить новарианское побережье. Поэтому он считал, что флот нужно оставить в Кортоли.

Персону Форимара он доверил одному каперу, капитану Джолиду, приказав ему доставить своего брата в Салимор. Джолид получил от Фузонио каперское свидетельство; но поскольку в то время Кортоли ни с кем не воевал, ему приходилось выполнять роль мирного купца.

Фузонио отправил с Форимаром десять телохранителей, которые должны были не только защищать его, но и следить, чтобы он не ускользнул в каком-нибудь порту. Телохранители эти были юными холостяками, вызвавшимися в плавание добровольцами после того, как наслышались рассказов о красоте и доступности салиморских девушек, расхаживавших в таких же одеждах, как мульванийские танцовщицы, которых видела Маргалит.

Фузонио вручил начальнику отряда, лейтенанту Локринусу, письмо к князю Салимора, в котором просил этого правителя не выпускать Форимара из страны до конца его жизни.

Итак, капитан Джолид отправился в путь, а вместе с ним лейтенант Локринус и бывший король Форимар. Не найдя в Кортоли подходящего груза, Джолид сперва направился в Виндиум.

В Виндиуме лейтенант Локринус следил, чтобы бывшему монарху не удалось улизнуть на берег и сбежать. Но он не мог приказывать капитану Джолиду, который сходил с корабля по своим делам. Не найдя за целый день никакого груза, Джолид отправился в таверну, где встретил капитана из Салимора по имени Димбакан.

Посещая в течение дня купцов, капитан Джолид услышал о некой сделке, весьма прибыльной для того шкипера, который сумеет ею воспользоваться. Требовалось сперва доставить некий груз в Джанарет, а из Джанарета взять товар для Тарксии. При мысли об обещанной прибыли у Джолида слюнки потекли, но он не мог плыть сперва в Джанарет, потом в Тарксию, а после возвращаться в Виндиум, чтобы доставить Форимара в Салимор.

Поэтому Джолид и Димбакан, отдав должное виндиумским ликерам, заключили сделку. Джолид переправит Форимара и его конвой на корабль к Димбакану, который через несколько дней собирался плыть домой. Кортолиец пообещал заплатить Димбакану часть тех денег, которые дал ему Фузонио за провоз его брата в Салимор. Сперва он предложил одну десятую; но Димбакан, для которого торговаться было делом привычным, рассмеялся ему в лицо. После долгого торга Джолид согласился отсчитать Димбакану две трети своего гонорара.

На следующий день Джолид сказал Форимару и его людям, что они отправляются в Салимор не на капере, а на "Итункаре", корабле Димбакана. Лейтенант Локринус негодующе возражал. Но Джолид сказал, что тот может выбирать: сойти на берег, отплыть на "Итункаре" или же остаться на корабле Джолида, отправляющемся в Джанарет и Тарксию.

Занимаясь каперством, Джолид плавал с большой для корабля такого размера командой, и моряки его казались сборищем отъявленных негодяев, которым ничего не стоит заняться пиратством, если не удастся найти законный заработок. Не имея сил, достаточных, чтобы переубедить капитана Джолида, Локринус неохотно согласился на новый план. Он и его люди, окружив Форимара, сошли на берег и перебрались на "Итункар". Через два дня капитан Димбакан отчалил на родину.

Форимар оказался на длинном, узком судне, с утлегарями, позволяющими плыть при любой погоде, и двумя рейковыми парусами странной формы. Путешествие заняло почти год, и Форимар был рад сойти на берег в столице Салиморского архипелага, Кватне. Он уже достаточно обучился местному языку, чтобы общаться с салиморцами, и одевался так же, как они, - в кусок ткани, обернутый наподобие юбки вокруг бедер.

Со времени отплытия Фузонио из Салимора князь, который правил в то время, уже умер, и престол наследовал его сын Минанг. Новый государь милостиво встретил Форимара и выказал живой интерес к новарианским обычаям и изобретениям.

Форимар серьезно пытался со всей тщательностью справлять обязанности посла. Но вскоре он погрустнел и заскучал, потому что делать ему было почти нечего. Кортоли и Салимор находились слишком далеко друг от друга, чтобы заключить военный союз, а торговые корабли, привозящие металлические изделия и стекло в обмен на чай и специи, прибывали из Новарии не чаще, чем раз в несколько месяцев.

Тогда Форимар обратился к своей старой любви - к искусству. Он изучал салиморскую живопись, скульптуру и музыку. Особенно ему понравились салиморские танцы. Ему приглянулась танцовщица из королевской труппы, и вскоре он обнаружил, что и она смотрит на него с симпатией. Форимар убедил хозяина труппы представить ему эту девушку, Вакти. Когда он нерешительно попытался назначить ей свидание наедине, она ответила:

"Ах, это все не важно, милорд. Я приду к вам сегодня вечером". - И точно, когда Форимар после ужина удалился в свою спальню, он обнаружил там обнаженную Вакти, призывно улыбающуюся ему.

Хотя Форимару было почти сорок лет, он никогда в жизни не спал с женщиной. Заметив его нерешительность, Вакти поинтересовалась, в чем дело. Он признался, что в любви - полный профан, после чего девушку сотрясли конвульсии смеха, как будто ничего более смешного в жизни она никогда не слышала. Однако она сказала: "Это не важно, дорогой посол Поримар, - именно так салиморцы звали Форимара, потому что в их языке нет звука "Ф". - Идите ко мне, и я вам все покажу".

Смех Вакти еще больше усилил смущение Форимара, но Вакти это не остановило. Потом Форимар сказал: "Великий Зеватас, и я до сих пор был этого лишен! Но скажи мне, дорогая Вакти, что случится, если произошло зачатие?"

"Не бойся ничего, - ответила она. - У нас есть травка, чтобы предотвратить это. Теперь немножко отдохни, и мы начнем все заново".

Таким образом Вакти и Форимар стали официальными любовниками - состояние, вызывавшее благодушную улыбку у всех салиморцев, начиная с князя. Форимар был опьянен счастьем. Но поскольку он не мог все время заниматься любовью с Вакти, а его официальные обязанности были ничтожными, он все больше и больше интересовался салиморским искусством.

В Кортоли он увлекался архитектурой, строя дорогие храмы и прочие здания и тем самым приведя страну на грань банкротства. Минангу он предложил построить маяк вроде того, что стоит в Иразе, но только более высокий и великолепный. Форимар никогда не был в Иразе, но он видел Башню Кумашара на картинках. Князь, очарованный экзотическими идеями Форимара, попросил его начертить план.

Форимар выполнил его желание, и Минанг приказал своим министрам собирать рабочую силу и материалы. Он даже объявил специальный налог, чтобы оплатить это предприятие. Налог вызвал много недовольства у простого народа, на который лег тяжелой ношей. Но Форимар, с восторгом наблюдая, как башня растет день за днем, а по ночам упражняясь с Вакти в салиморских танцах, как в вертикальном, так и в горизонтальном положениях, ничего не знал об этом.

Проходили месяцы, и башня на площади около набережной поднималась все выше к небесам. Князю так не терпелось увидеть результат трудов, что он приказал подгонять рабочих бичами.

Прошло чуть больше года со времени закладки первого камня, и башня была готова, если не считать внутренней отделки. В честь окончания строительства Минанг объявил праздник.

Перед башней был возведен помост, откуда князь собирался произнести речь. Площадь украсили цветами и яркими тканями. Форимар участвовал в процессии, сопровождающей Минанга, которого несли в позолоченном паланкине. Впереди шагал оркестр, дудя в трубы, бренча по струнам и ударяя в бубны. За ним следовала королевская стража, а потом слуги несли паланкин.

Процессия приближалась к площади, где уже собрались тысячи салиморцев, когда земля слегка вздрогнула. Форимар, поглощенный своими искусствами и любовными утехами с Вакти, так и не узнал, что Салимор - страна частых землетрясений. Поэтому большинство жилых домов там - низкие, хрупкие постройки из бамбука и пальмовых листьев, которые при подземных толчках качаются, но, как правило, не разрушаются. Только немногие знатные люди, в том числе князь, жили в каменных домах.

Земля вздрогнула снова, и башня затрещала и покачнулась. Тысячи людей, собравшихся на площади, сразу же бросились бежать во все стороны. Первые беглецы, ринувшиеся на улицу, по которой двигалось шествие, смяли оркестр и увлекли музыкантов за собой.

Затем произошел главный толчок. Башня еще громче затрещала, пошатнулась еще сильнее и развалилась на тысячи отдельных камней, сыплющихся с высоты, как градины, ударявшиеся о землю с грохотом, который был слышен на много лиг вокруг, и причинивших городу Кватна почти такие же разрушения, как само землетрясение. Вскоре от башни ничего не осталось, кроме груды битого камня, полускрытого за огромной тучей пыли.

Благодаря первым несильным толчкам на площади почти не осталось зрителей. Тем не менее, несколько десятков человек погибли - одних убили падающие камни, других задавили в толпе. Гораздо больше людей было ранено. Оказались разрушенными несколько других домов, в том числе и часть дворца, и под их обломками также погибло немало людей.

Толпа, бросившаяся по улице навстречу шествию, сшибла носильщиков паланкина Минанга, и князь оказался выброшен на улицу. Он пытался восстановить порядок, но никто его не слышал. По толпе прошел слух, что князь Минанг рассердил богов и тем самым вызвал землетрясение. Некоторые обвиняли в катастрофе князя, а другие - его дьявольского чужеземного приятеля, имея в виду Форимара. Минанга узнали, когда он пытался вернуться во дворец. Толпа, подстрекаемая святым аскетом, набросилась на него и разорвала на клочки.

Форимара могла бы постигнуть сходная участь, но среди бурлящей толпы салиморцев, вопящих и кипящих от возбуждения, его за запястье ухватила смуглая рука. "Идем живо!" - позвал знакомый голос, и Вакти втащила его в дверной проем. Форимар оказался в доме друзей Вакти, которые позволили отвести его в дальнюю комнату и спрятать там.

Однако оставалось неясным, кто должен наследовать трон после Минанга. Старший сын погибшего князя был шестилетним мальчиком, рожденным наложницей; старшему сыну от законной жены было четыре года. (Салиморцы не позволяют править женщинам.) У каждого ребенка были свои сторонники, и какое-то время казалось, что вопрос о наследовании будет разрешен гражданской войной.

Затем Вакти сообщила Форимару, что появился новый народный вождь. Это был не кто иной, как капитан Димбакан, который привез Форимара из Виндиума. Димбакан обещал толпе устроить форму правления, которую он видел в Виндиуме, а именно республику, чтобы главные чиновники государства всенародно избирались на определенный срок, а знать должна быть лишена наследственных должностей. Эта идея была для салиморцев новой, но они восприняли ее с энтузиазмом. Димбакан обещал, оказавшись у власти, провести голосование, которое решит, нужно ли отменить монархию и кому передать власть над страной.

Через несколько дней Димбакан в королевском дворце провозгласил себя регентом. Сыновья Минанга исчезли; убили их или похитили, Форимар так никогда и не узнал. Время шло, и люди спрашивали Димбакана, когда же он проведет обещанные выборы; но он все время находил правдоподобные причины для отсрочки. В конце концов он объявил, что подчиняется, хотя и неохотно, единодушной воле народа и провозглашает себя новым князем. Что касается того, насколько единодушной была эта воля, мы можем судить только по словам Димбакана, дошедшим до Форимара.

Посетив в очередной раз скрывающегося Форимара, Вакти сказала: "Любимый мой, поскольку королевская танцевальная труппа распущена, а ты больше не даришь мне щедрых подарков, я решила выйти замуж".

Форимар сказал: "Ты хочешь выйти замуж за меня? Ох, какая радость! Давай сделаем это побыстрее!"

"Что?! - воскликнула Вакти. - Мне - выйти замуж за тебя, беглого чужеземца? Боги милосердные, что за идея?! Нет, я выбрала хорошего мужа, поденного медника. А что касается тебя, то лучше бы отплыть на первом же корабле в родную страну, пока тебя не узнал какой-нибудь фанатик".

"Но ты же сказала, что любишь меня!" - скулил Форимар.

"Верно, люблю. Но это не важно. Какое отношение любовь имеет к браку?"

"У нас в Новарии считается, что одно немыслимо без другого".

"Что за варварская страна! - изумилась она. - У нас брак - средство создания семейных союзов, объединения накоплений и строительства прочной, твердо стоящей на ногах, семейной ячейки. Такие соображения обеспечивают гораздо более прочный фундамент для счастливого совместного проживания, чем одна лишь любовь".

"Ты говоришь о браке так, как будто это гнусная торговая сделка!" - воскликнул Форимар.

"А почему бы нет? - ответила Вакти. - Самое важное в жизни - регулярно питаться, и это гораздо важнее любви. Без любви ты прожить можешь, а попробуй проживи без пищи! Хорошо подобранная пара может питаться основательнее, чем каждый поодиночке. А теперь собирай свои пожитки - завтра в Виндиум отходит корабль. Я придумаю тебе маскировку, чтобы ты мог безопасно пройти по улицам".

Так и было сделано. Через несколько лет после этих событий король Фузонио посетил Виндиум. Как обычно, он отправился на поиски таверны, где мог бы инкогнито развлечься среди простонародья. В одной из таверн он оказался рядом с компанией рыбаков, которых легко можно было опознать по их запаху. Один из них - стройный человек средних лет с седеющей бородой - показался ему знакомым. Наконец безотчетные воспоминания стали так раздражать Фузонио, что он подошел к столу веселой компании и притронулся к плечу рыбака, спросив: "Прошу прощения, друг мой, но где я мог вас видеть?"

Человек поднял на него глаза и ответил: "Я - Поримар из Кортоли, рыбак в команде капитана... Ох!" - И у него широко раскрылись глаза. "Я уверен, что вы меня знаете, и я тоже вас знаю. Идемте туда, где можно потолковать спокойно".

Они нашли уединенный уголок, и Форимар (или Поримар, как он теперь звал себя) поведал о своих приключениях. Фузонио же сообщил Форимару о последних событиях в Кортоли. Братья держались дружелюбно, но осторожно. Король сказал: "Как тебе нравится твоя нынешняя профессия?"

Форимар пожал плечами: "Я обнаружил, что для того, чтобы выследить косяк рыбы и забросить сеть, требуется не меньше искусства, чем для того, чтобы нарисовать портрет или сочинить стихотворение".

"Могу ли я что-нибудь сделать для тебя? Только не проси разрешения вернуться в Кортоли".

"Да. Дай мне денег на покупку собственной рыбацкой шаланды и найма команды".

"Ты их получишь", - сказал Фузонио и сдержал слово. Иногда, когда государственные дела раздражали его гораздо больше обычного, король Фузонио думал, кому же из них в конце концов повезло больше - ему или брату. Но затем он вспоминал о тяготах и опасностях рыбацкой жизни, отметал подобные мысли как сентиментальный вздор, и был преисполнен решимости извлечь все возможное удовлетворение из той роли, к которой призвали его боги.

Когда Гояния позвала их, они вернулись и увидели, что Мальго стоит перед ней с тупым лицом. Магические веревки, связывавшие его, волшебница держала в своей руке.

- Приказывай, Джориан, - сказала Гояния. - Только не слишком тяни.

- Мальго! - окликнул Джориан. - Ты выполнишь мой приказ?

- Да, сэр, - прорычал Мальго.

- Тогда ты немедленно должен покинуть Отомэ, отправиться в Виндиум и наняться матросом на первый же корабль, идущий в Курамонскую империю, на острова Гуолинг или в Салимор. Ты меня понял?

- Да, сэр. Могу ли я вернуться к себе домой, чтобы взять все необходимое для путешествия?

- Да, но без ненужных задержек. А теперь иди!

Мальго, как ходячий труп, заковылял к двери и вышел на улицу.

Джориан сказал:

- К тому времени как приказ утратит силу, он уже будет в пути на Дальний Восток. На борту корабля посреди океана он не сможет передумать и вернуться. Если он останется в живых, то вернется не раньше, чем через год, а я надеюсь, что к этому времени меня здесь уже не будет.

- Давай перевяжу тебе рану, - предложила Гояния.

- Спасибо, это только царапина. Благодаря крепкому черепу и лучшему тюрбану доктора Карадура я отделался легкой головной болью. Босо, спасибо, что спас мне жизнь.

Босо ковырял носком башмака пол.

- Не за что. Ты тоже спас мне жизнь, когда мы свалились в озеро Волькина. Кроме того, ты говорил, что тебе нравится моя стряпня.

На пути в "Серебряный дракон" Джориан сказал Маргалит:

- Странно. Я трижды сражался с Босо - причем не на шутку. Дважды мы дрались на кулаках, а один раз на мечах. Наша вражда началась, когда он узнал, что я - сын человека, который построил муниципальные водяные часы в Отомэ и тем самым лишил его работы городского звонаря.

Любой из нас мог убить другого, потому что каждый силен, как буйвол. Я считал, что он меня ненавидит. Тем не менее, я вытащил его из озера, когда рухнула Башня гоблинов; а теперь он спас меня от топора.

Прихрамывая после падения, Маргалит ответила:

- Я как-то читала в "Афоризмах" Ачемо, что нужно обращаться с друзьями так, как если бы они однажды превратились во врагов, а с врагами - так, как если бы они однажды превратились в друзей.

Джориан усмехнулся в темноте.

- Хороший совет. Но тебя, Маргалит, я не могу вообразить в числе своих врагов.

8. БОЛОТА МОРУ

В месяц Дракона Джориан получил письмо без подписи, написанное почерком Корина и гласившее: "РЫБКА ЗАГЛОТИЛА НАЖИВКУ". Джориан, Карадур и Маргалит отправились в путь, как только смогли собраться. Карадур и девушка - последняя в мужском наряде, который она носила на горе Аравия, - ехали в фургоне с брезентовым верхом и двумя большими колесами, в который запрягли мула Филомана. Джориан потратил много дней, обучая упрямое животное слушаться поводьев, но был не слишком доволен результатом.

Сам Джориан ехал на новом коне по кличке Кадвиль, гораздо более здоровом, чем Фимбри. Во время бурь Джориан забирался в фургон и вел коня позади повозки.

Неподалеку от ксиларской границы Джориан повернул на боковую дорогу, которая вела на юго-запад через лес, одетый в густую зеленую листву позднего лета, в сторону болот Мору. Когда дорога превратилась в простую колею, он остановился, стреножил животных и оставил Маргалит охранять их и повозку. Кроме того, он отдал ей арбалет, объяснив, как им пользоваться. Он был доволен, обнаружив, что ей, в отличие от большинства женщин, хватило сил, чтобы натянуть тетиву.

Дальше Джориан и Карадур пошли пешком. Они ориентировались по копии карты из архивов Великого Герцога и воспоминаниям Джориана об этих местах со времен его бегства из Ксилара почти три года назад. Вокруг них жужжали мухи; Джориан пришлепнул одну, укусившую его в шею. Лес гудел от металлического пения цикад.

Во время предыдущего посещения Джорианом этих мест Ритос-кузнец наложил запутывающее заклинание на лес вокруг своего дома. Он делал это ради леших, местных аборигенов, чтобы охотники и лесорубы не тревожили их покой. Взамен лешие снабжали Ритоса и Ванору, которая тогда была его рабыней, едой. Но когда Ритос попытался убить Джориана, чтобы наложить заклятье на волшебный меч, который он ковал, Джориан сам убил его, и чары были разрушены.

Они уже час шли по тропе - возраст Карадура ограничивал их скорость, - когда Джориан отдернул голову: что-то просвистело мимо него и окончило полет с резким щелчком. Джориан увидел дротик, торчащий из дерева рядом с тропой, и вытащил его. Кончик был вымазан в каком-то клейком веществе.

- Должно быть, это проделки леших, - сказал мульваниец. - Дротик, конечно, отравлен.

- Я думал, что они обитают гораздо дальше на восток, в окрестностях дома Ритоса!

- Нет, они населяют весь лесной пояс к северу от Лограмских гор.

- Но зачем им стрелять в меня?

- Ты убил их союзника - кузнеца. Нам бы лучше вернуться к фургону...

Снова свист, и очередной дротик застрял в дереве, на этот раз позади них.

- Ложись! - крикнул Джориан, бросаясь ничком на тропу. - Они нас предупреждают, или просто плохие стрелки?

- Не знаю, - ответил Карадур, опускаясь не так поспешно.

Джориан уже пополз назад по тропе. Еще один дротик вонзился в его кожаную куртку, и он вырвал снаряд.

- Они взаправду пытаются убить нас! - сказал он. - Вон один из этих паршивцев! - Между деревьями пробежало маленькое волосатое голое существо с остроконечными ушами и хвостом. - А у меня нет верного арбалета! Ты не знаешь какого-нибудь заклинания, которое спасет нас?

- Если они перестанут обстреливать нас из духовых трубок, я смогу наложить новое запутывающее заклинание. Это очень простая магическая операция.

- Эй, лешие! - заревел Джориан, приподнимаясь на локтях. - Мы - друзья! Выходите и поговорим! - И он пригнулся, когда мимо прожужжал очередной дротик.

- Ползи быстрее! - прорычал он, пробираясь по тропе мимо Карадура.

- Я не могу поспеть за тобой! - промолвил Карадур.

- Если я подберусь поближе и схвачу одного из них... Смотри! - прошептал Джориан. - Я притворюсь, что меня убили. Делай точно так же.

В лицо Джориану летел дротик, но ветка в последнее мгновение отклонила его в сторону. "Ой!" - завопил Джориан, корчась, как будто в смертных муках. Карадур позади него повторял его звуки и движения. Затем оба замерли неподвижно.

После долгого ожидания шорох листьев известил о приближении лесных жителей. На тропинке появились трое леших с духовыми трубками, сделанными из тростника. Когда они оказались рядом, Джориан вскочил на ноги и схватил ближайшего из них. Поскольку маленькое существо доходило Джориану до пояса, оно почти не оказало сопротивления.

Двое остальных метнулись назад, взвизгивая на своем языке. Когда они подняли свои трубки, Джориан приложил лезвие ножа к шее узника.

- Не стреляйте, если не хотите гибели товарища! - крикнул он.

Поняли ли нападавшие его слова или нет, но они заколебались. Карадур, подойдя к Джориану, заговорил на щебечущем языке леших, и те ему ответили. Затем они опустили свои трубки.

- Что они сказали? - спросил Джориан.

- Они говорят, что стреляют в "большой народ", который проходит здесь. С тех пор как их друг кузнец был убит, наше племя все чаще и чаще вторгается в лес.

- Скажи им, что наложишь новое запутывающее заклинание, если они оставят нас в покое.

- Я как раз собирался это сделать. - И Карадур продолжил переговоры с лешими.

Затем мульваниец собрал охапку хвороста и разжег на тропе костер. Из одного из множества отделений своего кошелька он достал щепотку порошка и высыпал его в огонь, бормоча заклинания. Едкий дымок заставил Джориана, державшего своего пленника, чихнуть.

- Они говорят, - сказал Карадур, - что ты можешь отпустить их товарища без страха.

- Не знаю, насколько можно доверять этим существам...

- Я вполне уверен...

- Ну да, раньше я нередко принимал твои заверения на веру, и это кончалось очень печально. Какая у них самая главная святыня?

- Насколько мне известно, душа Тио.

- Отлично, пусть тогда поклянутся душой Тио, что не причинят нам вреда. Мне, рано или поздно, придется освободить этого типа, потому что я не могу одновременно выкапывать корону и держать его в заложниках.

Лешие снова защебетали, и наконец Джориан отпустил пленника. Крохотные фигурки пропали среди зелени.

Джориан спросил:

- Откуда тебе столько всего про них известно?

- Приходилось сдавать экзамены на эту тему, когда я изучал волшебство в Тримандиламе.

- Если ты знал язык леших, то почему не сразу с ними заговорил?

- Я был слишком испуган и задыхался.

Они отправились дальше. Джориан вспотел, отгонял мух и бросал озабоченные взгляды сквозь заросли зеленой рощи. Время тянулось медленно.

После полудня они вышли на берег болота Мору. Маленький болотный крокодил соскользнул в воду, и по неподвижной, черной глади побежала рябь, над которой парили и метались блестящие, будто стеклянные стрекозы.

- Странно, - произнес Джориан, с хмурым видом изучая карту. - Похоже, это средний залив северного ответвления болота Кадвана. Но мы должны находиться гораздо южнее, примерно здесь. - Он ткнул пальцем в карту. - Мне казалось, что я знаю эти места, как ладонь собственной руки... великий Зеватас! Я понял, в чем дело! Твое запутывающее заклинание сбило с толку и меня!

Карадур развел руками.

- А чего ты ожидал, сын мой? У меня нет способов оградить тебя от его действия.

- А на тебя оно тоже влияет?

- В общем-то, нет, поскольку я никогда не знал эти места так же хорошо, как ты, когда был королем; заклинание не может сбить меня с толку, потому что сбивать не с чего.

Джориан пожал плечами.

- Тогда нам остается только двигаться дальше. Идем!

Он направился в обход болот, продираясь сквозь густые заросли кустарника и увязая в мокрых тропинках. Усталость Карадура заставляла их все чаще останавливаться на отдых. Джориан то и дело проверял направление по солнцу, но очень скоро обнаруживал, что в какой-то момент развернулся и идет в противоположную сторону. На закате они по-прежнему блуждали по лесу.

- Я думал, что к этому времени мы уже должны выкопать корону и вернуться к повозке, - проворчал Джориан. - Могу хотя бы засвидетельствовать, что твое заклинание удалось на славу. Если бы знал заранее, то взял бы с собой еду и одеяла. Нет смысла бродить по лесу в темноте.

- Неужели придется провести ночь на голой земле? - спросил Карадур.

- Похоже, да. Будем надеяться, что тигр, которого я видел на горе Аравия, не добрался до этих мест. Расстояние для него вовсе не непреодолимое.

Джориан соорудил небольшой костер и провел неуютную ночь, прислонясь спиной к дереву, засыпая урывками и не понимая, означают ли доносящиеся до него звуки приближение хищного зверя или просто бурчит его пустой живот. Карадур устроился получше: усевшись на землю со скрещенными ногами, он погрузился в мистический транс и с рассветом проснулся явно в лучшей форме.

Они брели все утро, пока ночная прохлада не уступила место душной полуденной жаре.

Наконец Джориан сказал:

- Должно быть, мы близко от цели. Вид этой местности кажется мне знакомым, если только твое заклинание не перепутало все мои воспоминания. Нет ли у тебя ясновидящего заклинания, чтобы узнать, где лежит корона?

- Нет, это специальность Гоянии. Сейчас подумаю... мы закопали корону под бревном, не так ли?

- Да. Вон лежит бревно. Может быть, то самое?

Но он был неправ, и следующие шесть осмотренных ими бревен тоже оказались не теми.

Джориан сказал:

- Теперь мне будут сниться кошмары, как я копаю под одним бревном, потом под другим, и так до бесконечности. Ага, вон то кажется знакомым!

Через несколько минут Джориан завопил от радости, и они вытащили сверток сгнивших тряпок, в которые был закутан тяжелый предмет. Тряпки эти были остатками платья, которое Джориан сменил, когда встретился здесь с Карадуром во время бегства из Ксилара. Внутри ветоши лежала корона Ксилара, яркая и блестящая.

Джориан поднял ее, чтобы полюбоваться блеском утреннего солнца на алмазах вокруг ободка, которые переливались алым, лазурным и зеленым цветами.

- Ну, на этот раз я оказался прав! Хоть какое-то удовлетворение... А это еще что такое?!

Его ушей достиг звук передвижения тяжелого тела. Джориан вскочил на ноги, осматриваясь. Шелест раздвигаемых ветвей и тяжелые шаги раздавались все ближе.

Джориан закричал:

- Это паалуанский дракон! На дерево, живо!

Через кустарники пробирался чудовищный ящер длиной более тридцати локтей. Джориан запрыгнул на ближайшее большое дерево, старый серебристо-серый бук, на котором хватало низких веток, облегчавших подъем. Вскарабкавшись повыше, он посмотрел, что делает его спутник.

Но Карадур вместо того, чтобы лезть на дерево, развязал опоясывавшую его веревку, уложил ее кольцом перед собой и произносил над ней заклинание. Верхний конец веревки взмыл вверх, как голова рассерженной кобры. Когда он поднялся на высоту человеческого роста, Карадур схватился за него обеими руками и обхватил веревку своими костлявыми ногами. Веревка продолжала подниматься, пока не вытянулась почти во всю длину, подняв волшебника на три фатома над землей.

Дракон устремился к подножью дерева, на которое залез Джориан. Прижавшись передними лапами к стволу, он стал подниматься, извиваясь между ветвей и выстреливая длинным раздвоенным языком. Джориан поднялся еще выше, где дракон не мог его достать.

Дракон, отвернувшись от дерева, обратил свое внимание на Карадура, скорчившегося на конце веревки. Покачав головой, ящер приблизился к веревке и нерешительно прикоснулся к ней кончиком языка.

Джориан сообразил, что даже крошечных мозгов рептилии хватит, чтобы догадаться ухватить веревку клыкастыми челюстями и потрясти ее, пока Карадур не сорвется со своего ненадежного насеста. Не тратя времени на размышления, Джориан торопливо спустился и, вытаскивая на ходу меч, подбежал к ящеру, все еще исследующему веревку. Он прицелился в хвост дракона и сумел проткнуть толстую, чешуйчатую шкуру.

С хриплым ревом дракон повернул свою громадную голову, чтобы взглянуть, кто его ужалил. Джориан, готовый к этому, убрал меч в ножны и побежал, дракон - следом за ним.

Джориан бежал не так быстро, как мог бы, зная, что если он споткнется и упадет, дракон проглотит его прежде, чем он встанет на ноги. Поэтому он бежал осторожно, замечая корни и упавшие ветки. За его спиной топал дракон. Судя по звукам, ящер нагонял Джориана, но тот не увеличил скорости.

Джориан все бежал и бежал. Сердце колотилось в его груди, рот ловил воздух. Наконец ему показалось, что звуки погони перестали приближаться.

Затем, несмотря на всю осторожность, он угодил ногой в яму, скрытую под опавшими листьями, и растянулся на земле. Он тут же вскочил на ноги, ожидая, что в любой момент на его теле сомкнутся зубастые челюсти. Но взгляд через плечо сказал ему, что его еще отделяют несколько фатомов от дракона, и он помчался дальше.

Когда его натруженные легкие уже готовы были разорваться, Джориан заметил, что дракон тоже замедляет ход. Он рискнул оглянуться. Чудовище еще гналось за ним, но все медленнее и медленнее, как игрушка, у которой кончается завод.

Джориан перестал спешить, стараясь не слишком отрываться от дракона, чтобы совсем не потерять его из вида. Один ученый в Иразе объяснил ему, что у хладнокровных организмов - например, ящеров - менее совершенное сердце, чем у птиц и млекопитающих, и поэтому они не выдерживают продолжительных физических нагрузок. Так оно и вышло.

Дракон совсем остановился, опустив свое огромное тело на землю и замерев, - только его грудная клетка вздымалась, да из пасти высовывался раздвоенный язык. Тяжело дыша, Джориан следил за ним издалека. Через некоторое время ящер поднялся на свои короткие лапы и зашагал прочь. Джориан боялся, что тот может вернуться к Карадуру; но чудовище направилось под прямым углом к своему прежнему курсу. Когда его не стало видно и слышно, Джориан вернулся к тому месту, где была закопана корона.

Карадур по-прежнему висел на вершине шеста.

- Я могу спуститься? - спросил он дрожащим голосом.

- Да, пока дракон далеко. Разве ты не сообразил, что он мог схватить твою веревку зубами и сбросить тебя на землю?

- Ох, я подумал об этом. Но в моем возрасте взобраться на дерево невозможно, а лестниц, как в парке Великого Герцога тут нет. Пришлось воспользоваться заклинанием, которое своей силой подняло веревку вместе со мной. - И Карадур соскользнул на землю. По его приказу веревка потеряла жесткость и свалилась грудой к его ногам. Он подобрал ее и снова обвязал вокруг пояса. - Спасибо, что спас меня, рискуя жизнью. Какими бы ни были твои изъяны, сын мой, ты - настоящий герой.

- Да ну, чепуха! - смущенно ответил Джориан. - Если бы я хоть на секунду задумался, я бы наверняка побоялся делать что-либо подобное.

- Джориан! - сурово сказал Карадур. - Что я тебе говорил по поводу самоуничижения?

- Прости. Я не бегал так с тех пор, как отец Эстрильдис гнался за мной с косой, когда я в первый раз пришел к нему на ферму, чтобы приволокнуться за его дочкой. - Джориан подобрал с земли корону. - Больше всего я боялся, что дракон ее проглотит. Тогда мне пришлось бы убить чудище, вспороть ему брюхо и достать корону, а у меня нет ни малейшего понятия, как бы я это сделал. Идем, пока нас не учуял новый ящер.

- Нам они не попадались, когда мы с тобой встречались здесь в прошлый раз. Откуда они взялись?

- Это был дракон из Паалуа, страны, лежащей за Западным океаном. Прежде паалуанцы устраивали набеги на другие страны, захватывая пленников, которых потом съедали, - ибо они придерживались этого недружелюбного обычая, хотя в иных отношениях были цивилизованным народом. Несколько поколений назад они высадились на берегу Ира, надеясь пополнить свои кладовые узниками-новарианцами. С собой они привезли несколько таких ящеров, используя их для верховой езды: каждый дракон нес на себе полдюжины солдат. Когда паалуанцев разбили, некоторые драконы удрали на юг, в болота, где они выжили и размножились. До меня доходили слухи о них, но сегодня я увидел их впервые.

Тщательно следя за картой и за местностью, они сумели вернуться к фургону, несмотря на запутывающее заклинание, которое несколько раз сбивало их с пути. Джориан обнаружил, что проще всего нести корону Ксилара, надев ее на голову.

Когда они приблизились к поляне, на которой Джориан оставил повозку, их заставил насторожиться звук голосов. Джориан бесшумно двинулся вперед, жестами приказывая Карадуру держаться позади и не шуметь.

Едва между деревьев показалась повозка, Джориан увидел рядом с ней движущиеся фигуры. Подойдя еще ближе, он обнаружил, что это двое мужчин в лохмотьях, схвативших за руки вырывающуюся Маргалит. Третий человек вытаскивал из фургона вещи, - Джориану была видна только его нижняя половина. Рядом лошадь и мул мирно щипали траву.

Джориан, вынимая меч из ножен, скрылся за деревом, чтобы блеск солнца на клинке не вспугнул разбойников. Карадур шептал за его спиной заклинание.

Джориан оттолкнулся обеими ногами от земли и бросился в стремительную и бесшумную атаку. Он преодолел половину расстояния до повозки, когда один из грабителей заметил его и закричал:

- Эй! Альдол, берегись!

Третий грабитель, потрошивший фургон, обернулся. Он был ниже Джориана, но шустрым и юрким. Прежде чем Джориан успел поразить его мечом, Альдол вытащил свой меч - охотничий клинок с двойным лезвием.

Джориан бежал слишком быстро, чтобы остановиться и парировать удар, и его клинок погрузился в грудь Альдола на половину своей длины. В тот же самый момент разбойник обрушил свой короткий меч на голову Джориана. Клинок с лязгом ударил по ксиларской короне.

Слегка пошатнувшись, Джориан попытался вытащить свой меч, но он крепко застрял в хребте Альдола. Пока Джориан тянул за рукоятку, его противник нанес удар справа, целясь Джориану в щеку. Джориан вскинул левую руку, почувствовав, как лезвие разрезает кожу и вонзается в мясо. Затем Альдол зашатался, его колени подогнулись, и он рухнул, увлекая с собой меч Джориана.

Разбойники, державшие Маргалит, отпустили ее и схватились за оружие. Все еще стараясь освободить меч, Джориан подумал: "Это конец. Они сделают из меня отбивную, прежде чем я вытащу свой клинок".

Но, к удивлению Джориана, на лицах приближающихся разбойников появилось выражение ужаса. Не нападая, они повернулись и побежали по колее в сторону главной дороги. Вскоре они пропали из вида.

Джориан, наконец, освободил свой меч. Проткнутый им грабитель шевелился и стонал. Джориан приставил кончик клинка к его сердцу и, надавив на меч, оборвал его мучения.

- Джориан! - воскликнула Маргалит, обнимая его. - Ты пришел вовремя! Они как раз хвастались, сколько раз меня изнасилуют, прежде чем перережут мне горло!

- Аккуратнее, ты выпачкаешься в крови.

- Ты ранен?

- Только царапина. Что тут произошло?

Он стянул куртку и рубашку. Локтевая кость остановила меч Альдола, но на предплечье зияла кровоточащая рана глубиной в ширину пальца. Обмывая и перевязывая рану, Маргалит поведала свою историю:

- Я умывалась в ручье, когда эти подонки набросились на меня. Арбалет был бесполезен - ведь я не могла им воспользоваться. Кажется, одному я подбила глаз. - Она опустила глаза, увидела, что ее рубашка разорвана почти пополам, и стянула разодранные края. - Но что я увидела потом, когда ты бросился на главного разбойника? Мне показалось, будто на нас мчатся трое или четверо Джорианов, все с обнаженными мечами и в золотых коронах. Это было потрясающее зрелище!

- Всего лишь небольшая иллюзия, - отозвался Карадур. - Ее хватило, чтобы остальные двое негодяев обратились в бегство. Леди Маргалит, одно я скажу наверняка: если вы станете проводить много времени в компании Джориана, скучать вам не придется. Жизнь по соседству с ним - цепочка опасностей, одна страшнее другой.

- Не знаю, почему так, - сказал Джориан жалобным тоном. - Я миролюбивый человек, который не просит от судьбы ничего, кроме возможности честно зарабатывать на жизнь.

- Может быть, - предположил Карадур, - ты родился в день, посвященный новарианскому богу войны, - как его зовут?..

- Херике, но я был рожден не в его день. - Джориан снял корону, на которой меч Альдола оставил глубокую зазубрину. - Эта штуковина спасла мой котелок, точь-в-точь, как давеча твой тюрбан. Не думаю, что зарубка сильно уменьшит ее ценность.

Маргалит восхищенно воскликнула, глядя на корону:

- Джориан, ты уверен, что хочешь расстаться с ней в обмен на Эстрильдис?!

- Разумеется, уверен! - фыркнул Джориан. - Именно это я говорил, разве не так? - Он взглянул на мертвого разбойника. - Надо бы оттащить этого негодяя подальше, чтобы на труп не слетелись стервятники. Все равно от жары он скоро завоняет.

- Джориан! - сказал Карадур. - Прежде чем ты утащишь тело, не следует ли сообщить об убийстве надлежащим властям?

- Кому именно? - спросил Джориан.

- Мы сейчас в Отомэ или в Ксиларе?

Джориан пожал плечами.

- Здесь, на юге, граница никогда не была точно проведена. Будучи королем Ксилара, я пытался убедить отомийцев создать совместную пограничную комиссию. Но они заподозрили какое-то жульничество и ссылались на столько затруднений, что я сдался. По правде говоря, эти места никому не принадлежат, а следовательно, и властей здесь нет.

Он отобрал у покойника кошелек и оружие, поднял его на плечи и отнес назад по тропе на десятую долю лиги, где бросил тело, и вернулся к фургону.

В течение этого дня и всего следующего фургон был раскрашен яркими цветами и астрологическими символами. Джориан побрился, и они с Маргалит выкрасились в темный цвет.

Когда настал черед Маргалит краситься, она сказала:

- Джориан, прошу тебя, уходи куда-нибудь и поохоться. Я не хочу, чтобы ты смотрел на меня, пока отец Карадур будет красить мое тело.

Джориан усмехнулся.

- Ну, если ты настаиваешь... Хотя он тоже мужчина.

- Он слишком стар, чтобы мне стыдиться его так, как тебя. Ты же знаешь волшебников; вероятно, ему не одна сотня лет.

- Люди любят преувеличивать! - проворчал Карадур. - Верно, я несколько увеличил срок своей жизни аскетизмом и оккультными искусствами; но ста лет мне еще не исполнилось.

- Не знаю, живут ли волшебники много веков, - произнес Джориан, - но, без сомнения, их жизнь, лишенная развлечений, кажется очень долгой. Поздравляю, доктор! Ты в девяносто с лишним лет выглядишь на какие-нибудь семьдесят!

- Не дразни меня, дерзкий мальчишка! - сказал Карадур. - А теперь бери арбалет и подстрели зайца или что-нибудь, пока я буду преображать облик леди.

На следующее утро они выехали на главную дорогу из Отомэ в Ксилар. Карадур принял имя Мабахандулы, которым он пользовался раньше. Он хотел дать Джориану какое-нибудь похожее многосложное имя, но Джориан отказался, заявив:

- Я и твое-то имя с трудом запоминаю. Не получится ли глупо, если меня спросят мое имя, а я забуду?

Поэтому Джориан стал называться Сутру, а Маргалит получила имя Акшми. Джориан носил тюрбан, красную куртку со множеством стеклянных пуговиц и мешковатые штаны, собранные на лодыжках - все это было куплено у Хенвина-костюмера. Мульванийский наряд Маргалит состоял из широкого куска тонкой ткани в двадцать локтей длиной, сложным образом многократно обернутого вокруг ее тела.

Они неспешно ехали по Ксилару, то и дело останавливаясь, чтобы заработать несколько грошей предсказанием будущего, фокусами и танцами. Маргалит, звеня бубном, исполняла танцы, которым научили ее Джориан с Карадуром, пока Карадур стучал в барабан, а Джориан дудел во флейту. Его рана воспалилась, и левой рукой стало больно шевелить.

Джориан играл те музыкальные фрагменты, которые помнил по путешествию в Мульван, повторяя их снова и снова. Хотя Карадур бормотал, что многие поколения мульванийских музыкантов встанут из могил, разъяренные тем, что Джориан делает с их искусством, крестьяне не находили в музыке никаких изъянов. Как верно указывал Джориан, им было не с чем сравнивать. Благодаря практике труппа совершенствовала мастерство, и если результат нельзя было назвать подлинным мульванийским искусством, зрелище все же получалось неплохим.

Однажды в пасмурный день Карадур спросил:

- Далеко ли до ближайшей деревни, сын мой?

Джориан нахмурился.

- Должно быть, впереди Ганареф, если я правильно помню. По моим расчетам, мы доберемся туда после темноты. Я мог бы пришпорить Кадвиля, но Филоман что-то прихрамывает. Его нужно подковать заново; кузнец в Отомэ оказался халтурщиком.

- Придется снова разбить лагерь? - спросила Маргалит.

- Вряд ли. Где-то здесь отходит дорога на замок Лорк, и мы сможем переночевать в замке. - Он взглянул на небо. - Если не ошибаюсь, может начаться дождь.

Карадур сказал:

- Кажется, ты говорил мне, Джориан, что в замке барона Лорка живут привидения?

- Так утверждают слухи; я никогда не выяснял. Я обращаю мало внимания на подобные легенды.

- Иногда - слишком мало внимания, - проворчал Карадур.

Загрохотал гром.

Маргалит и Карадур заговорили одновременно. Мульваниец требовал немедленно свернуть с дороги и натянуть палатку; девушка настаивала на том, чтобы добраться до Ганарефа. Они все еще спорили, когда Джориан сказал:

- Кажется, вот дорога на замок Лорк.

Маргалит выглянула из фургона.

- Она заросла травой. Ей никто не пользуется?

- Видимо, нет. Дождь начинается! - воскликнул он, когда несколько крупных капель упало на брезентовый верх фургона. - Решено: мы проведем ночь в замке. Кто-нибудь, дайте мне плащ. - И, закутавшись в плащ, он повернул коня на заброшенную дорогу.

- Я вовсе не жажду встретиться с призраком своего предка, - сказала Маргалит.

- Ты - наследница барона Лорка?

- Да.

- Тогда, если там окажется привидение, оно примет нас по-дружески. Вперед!

Пробираясь через заросли и огибая молодые деревца, кое-где выросшие прямо на дороге, они ехали через лес по длинному и пологому подъему. Дождь разошелся всерьез. Вскоре Джориан настолько промок, что уже не было смысла прятаться в фургон.

На вершине холма лес уступил место низкому, разреженному подлеску, завладевшему широким заброшенным пространством вокруг замка. За маленькими тонкими деревцами маячили разрушенные стены замка, черные на фоне туч.

Сквозь главные ворота, развалившиеся на куски, они попали во двор. Он не только зарос травой и молодыми деревцами, укоренившимися между булыжниками, но и был испещрен рукотворными ямами, которых путники избегали с немалым трудом.

- Здесь побывали охотники за сокровищами, - сказал Джориан. - Да и жители Ганарефа наведываются. Они сняли подъемную решетку и множество обвалившихся камней для своих надобностей. Интересно, найдем ли мы целый кусок крыши, под которым сможем спрятаться от дождя? Подождите здесь, пока я посмотрю.

Джориан спешился, передал поводья Маргалит и направился в замок, двери которого осели на сломанных петлях. Внутри ему приходилось карабкаться через кучи обломков, там, где часть кровли обрушилась. Он передвигался осторожно.

Наконец он вернулся, сказав:

- Я нашел вполне целую комнату. Привяжите животных к статуям у фонтана и идите за мной.

Джориан вытащил из фургона одеяла и прочий багаж и самые тяжелые предметы взгромоздил себе на плечи. Не успели он и его спутники устроиться, как дождь кончился. Заходящее солнце окрашивало брюхо уходящим тучам в алый и малиновый оттенки.

- Проклятье! - выругался Джориан, чихнув. - Хотелось бы мне посушиться. Похоже, что в одном из этих каминов еще сохранилась тяга. К счастью для нас, во времена Лорка дымоход уже был изобретен.

Джориан вернулся к повозке, достал топор и уже в сумерках появился с охапкой нарубленных веток.

- Дрова мокрые и зеленые, - сказал он. - Придется тебе снова вызвать огонь заклинанием, доктор.

Они все еще пытались разжечь огонь, когда Джориан вздрогнул, услышав снаружи звуки.

- Посетители, - пробормотал он, вставая и на цыпочках подходя к двери. Вернувшись, он прошептал:

- Семь или восемь, верхом; либо грабители, либо кладоискатели. В сумерках я не мог сказать наверняка, но двое похожи на тех, что убежали от нас около болот Мору. Маргалит, передай мне меч. Он в комнате, вместе с нашим багажом.

- Какой смысл в одном мече против восьмерых негодяев? - спросил Карадур. - Ты можешь погибнуть геройской смертью, но что это нам даст?

- Надо же что-то делать! Сейчас они стоят вокруг повозки и вскоре отправятся на поиски нас. Даже если им не удастся нас найти, они увезут фургон с животными.

- Вот твой меч, - сказала Маргалит.

Карадур произнес:

- Мне кажется, следует напугать их. Леди Маргалит, пожалуйста, принесите одеяло... Вот так! - Он набросил одеяло Джориану на плечи. - Когда они войдут, изображай призрак барона. Маргалит, вернемся в комнату.

Вскоре в разрушенном холле столпились несколько вооруженных людей. Они нервно оглядывались на обвалившийся потолок и галерею под потолком, окружавшую зал.

Завернувшись в одеяло, Джориан спустился по лестнице. Когда он появился, его было почти не видно в сгущающейся тьме. Он произнес глухим, замогильным голосом:

- Кто беспокоит покой барона Лорка?

Открыв рот, он ухватился за эфес меча, спрятанного под одеялом. Если разбойники распознают в нем смертного человека, то он не окажется беспомощным. На лестнице на него не смогут напасть более чем двое одновременно.

Семеро пришельцев, шумно вздохнув, стали оглядываться. Один тихо вскрикнул.

- Кто вторгается во владения барона Лорка? - простонал Джориан, приближаясь на шаг.

Передний человек отшатнулся. Другой повернулся и бросился к двери с криком: "Бегите!" Он споткнулся о случайный камень, свалился и снова вскочил на ноги.

Через мгновение оставшиеся шестеро тоже побежали, спотыкаясь и падая. Джориан медленно приближался на тот случай, если кто-нибудь из них оглянется. Со двора донеслись крики людей, садящихся на коней, и удаляющийся стук копыт. Когда Джориан подошел к дверям, двор был пуст, если не считать его лошади, мула и повозки.

Джориан сдернул с себя одеяло и вытер запястьем вспотевший лоб.

- Выходите! Они сбежали!

- Поздравляю тебя, юный сэр, - раздался голос за спиной Джориана. Волосы на голове Джориана встали дыбом, потому что голос этот не был ни высоким, гнусавым воем Карадура, ни ясным контральто Маргалит. Хотя и едва слышный, он был таким же низким, как у самого Джориана. Тот обернулся, вытаскивая меч.

В нескольких шагах от него маячила туманная, прозрачная фигура. Она превратилась в полупрозрачный силуэт коренастого, низкорослого, немолодого мужчины, одетого в платье столь же древнее, как и его речь.

Джориан ужасно дрожал; его язык как будто присох к небу. Наконец он прохрипел:

- Вы... вы - барон Лорк? Я х-хочу сказать, его призрак?

- Да, да, поистине я и тот, и другой. Ты проявил великую доблесть, обратив в бегство шайку воров и защитив мое имущество. Если бы я не...

Призрак замолчал, когда из-под лестницы вышли Карадур и Маргалит. Джориан услышал, как у Маргалит перехватило дыхание. Слегка восстановив самообладание, Джориан вспомнил, кого он нынче представляет, и, имитируя мульванийский акцент, сказал:

- Досточтимый сэр, это мои странствующие друзья, танцовщица Акшми и доктор Маха... Мабахандула из Мульвана. Я же - Сутру из Мульвана. А это - баорн Лорк.

Всматриваясь во тьму, Маргалит безмолвно изобразила реверанс. Призрак улыбнулся.

- Ты хочешь обмануть меня, представляя вас мульванийцами. Но я наблюдал за вами с того момента, как вы вошли в мое разрушенное жилище, и знаю, что вы говорите по-новариански, как те, кто рожден в земле Двенадцати Наций. Поистине вы - всего лишь новарианцы в восточном наряде. Но к чему такое самозванство?

Джориан вздохнул.

- Ну что ж, не получилось. Мы зарабатываем на жизнь как чужестранные актеры. Позвольте мне представить вам леди Маргалит Тотенскую, которая говорила мне, что является вашей наследницей, и доктора Карадура, в самом деле мульванийца.

Призрак поклонился, сказав:

- Для меня великая радость - встретиться с родственницей. Я не могу поцеловать вашу руку, ибо моему телу не хватает материальности, но я с удовольствием бы сделал это. Я благодарю Зеватаса, что после стольких лет одиночества он послал мне гостей, которые не бегут в ужасе от моего облика. Знайте, что я - безвредный фантом, тяжко страдающий от участи призрака - утомительного однообразия. Не останетесь ли на ночь, составив компанию одинокому бедняку и рассказав о том, что происходит нынче в мире? С тех пор как умер мой друг Алонус, у меня не было живых собеседников.

- А кто он такой был? - спросил Джориан.

- Алонус был старым пьянчугой, который жил в Ганарефе милостыней и случайным заработком. Иногда он приходил сюда, чтобы осушить бутылку и поболтать со мной. Он был единственным смертным на много лиг вокруг, который меня не боялся.

- Почему вы должны жить в этих руинах, а не ушли в загробный мир? - спросил Джориан.

- Это долгая и печальная история. Почему бы вам не разжечь огонь и не приготовить ужин, пока я буду рассказывать? Я был бы жалким призраком, если бы заставил вас стоять. Садитесь, если найдете сиденья, еще не уничтоженные жерновами времени.

Когда Джориан, наконец, разжег огонь и Маргалит накрыла скромный ужин, барон продолжил:

- Так на чем я остановился? Ах, да, я собирался рассказать, что привязывает меня к этому месту. Знайте же, что в последнем году моей смертной жизни в этом замке, прося об убежище, появился кудесник, носящий имя Аурелион. Он отрекомендовал себя волшебником и алхимиком. Мое здоровье было плохим, сердце ослабело, и Аурелион пообещал, что если я предоставлю ему скромную денежную сумму, он возместит ее в десятикратном размере золотом, в которое превратит свинец. Более того, это алхимическое золото обладает таким могуществом, что если его растереть в порошок, оно вылечит все болезни и позволит мне жить бесконечно.

Дочь с мужем, будучи у меня в гостях, предупредили меня, что этот малый - шарлатан. Но облик Аурелиона был таким представительным, и такими заманчивыми - его посулы, что я дал ему золото и приказал действовать.

Алхимик прожил в замке почти год, занимаясь, как он утверждал, приготовлениями. Он постоянно требовал новых денег на редкие ингредиенты, причем за некоторыми посылали в столицу. Он изучал древние книги, которые привез с собой. Он совершал магические действа в башне замка, которую я выделил для его работы.

Время шло, и бесконечный поток обещаний Аурелиона начал выводить меня из терпения. Наконец я ясно сказал ему: либо он производит золото, либо убирается отсюда, пока не объел меня, лишив дома и крова. Тогда он объявил, что решающая операция состоится в следующую ночь.

То, что он был настоящим волшебником и чародеем, а не только шарлатаном, у меня не было сомнений, ибо эти термины не являются взаимно исключающими. Он вызвал в помощь себе самого подлинного демона. Кто-нибудь из вас наблюдал колдовские заклинания? Тогда мне не нужно описывать скучные подробности - пентаграммы, клубы дыма, заклинания, пассы и так далее. Достаточно сказать, что этот чародей положил на стол сотню фунтов свинца и произвел над ними могучее заклинание. Когда дым и пламя рассеялись, свинцовые слитки сверкали неподражаемым блеском подлинного золота.

Я был безумно рад этой прибавке к фамильному состоянию, и еще более - грядущему излечению от всех болезней, которым подвержена бренная плоть. Решив проверить золото на мягкость, я подошел к столу, как только металл остыл, и поцарапал один из слитков кинжалом. Можете вообразить мою досаду, когда по прикосновении стали к слитку немедленно вернулся тусклый отблеск свинца. Опасаясь самого худшего, я поспешно прикоснулся кинжалом к другим слиткам, и все они по очереди снова превращались в свинец.

"Эй, сударь, что это значит?" - крикнул я на Аурелиона, который, в свою очередь, рявкнул на своего помощника-демона: "Что это, болван? Ты обманул нас!" Демон заревел в ответ: "Я всего лишь выполнял твои приказы, как делал много раз прежде! Не моя вина, что этот смертный распознал твою проделку, прежде чем мы облапошили его!"

Волшебник и демон кричали друг на друга, пока демон не исчез во вспышке света, сопровождаемой громом. Я призвал стражу и велел ей изгнать алхимика из замка кнутами.

Когда его вели, связанного, а двое усердных стражей обрабатывали его голую спину, пока она не окрасилась кровью, он прорычал на меня: "Барон Лорк, я проклинаю тебя проклятьем Гуитардуса! Когда ты умрешь, твоя душа будет привязана к этому замку до тех, пока ты не убедишь королеву вымыть в замке пол!"

Больше я не видел Аурелиона. Через несколько месяцев мое сердце остановилось, и однажды, проснувшись, я обнаружил, что смотрю на самого себя, лежащего неподвижно на кровати. Тогда я понял, что ночью умер во сне. Вскоре я убедился, что проклятье алхимика действует, ибо моя тень не могла покинуть замок.

Моя дочь с мужем вернулись сюда, чтобы организовать похороны и исполнить мою последнюю волю. Они надолго поселились в замке, так как дочь была моей главной наследницей. Но, увы, всякого, с кем бы я ни желал побеседовать, охватывал страх. Моя тень не видна при дневном свете: но как вы сами убедились, ночью она вполне заметна.

Однако же, днем или ночью, никто не желал дружить с одиноким старым фантомом. Когда люди днем слышат бестелесный голос, они сломя голову мечутся туда-сюда, как птичник, испуганный появлением ястреба. По ночам люди спасаются бегством, едва завидев меня, даже если я молчу. Мало-помалу стражи и прочие обитатели разбрелись, ища пропитания в иных краях. Наконец моя дочь и зять последовали за ними, оставив меня одного.

Сперва я был не слишком недоволен, ибо моя жена умерла раньше меня и я боялся встречи с ней в загробном мире. Подобная перспектива нисколько меня не радовала, и вы по этому намеку можете судить, какими были наши супружеские отношения во время ее жизни.

- Вам нечего беспокоиться, - сказал Карадур. - Как утверждают наши ученые, душа, возродившаяся в следующем мире, не помнит о жизни, прожитой в этом. Более того, мне говорили, что люди в следующем мире исчисляются миллиардами, благодаря чему шансы встретиться с вашей бывшей супругой ничтожны.

- Ты успокоил меня, - сказал призрак. - Но так как ни одна королева не придет мыть пол в замке, я не знаю, когда попаду на ту плоскость существования. Скорее всего, я проведу здесь всю вечность, пока замок не обрушится на меня. Если бы у меня были материальные руки, я мог бы хотя бы сам производить ремонт, дабы остановить суровую руку разрушения. Но в моем положении то, что не уничтожило время, доламывают кладоискатели.

Пока путники ужинали, призрак развлекал их долгим описанием пережитых испытаний: голодный год, оборона замка от Свободной компании и знаменитые охоты, в которых он принимал участие. Судя по всему, фантом был добродушной личностью скромного разума, небольшого жизненного опыта и довольно узких интересов. Они с Маргалит вступили в длительный спор о генеалогии, прослеживая свое взаимное родство. В их речи то и дело мелькали "троюродный кузен Гетион", "двоюродная бабка Бриа" и другие родственники, имена которых для Джориана ничего не значили.

Затем словоохотливый призрак вспомнил о случившейся несколько поколений назад революции в Ксиларе, которая лишила знать ее феодальных привилегий. "Чудовищное безрассудство!" - восклицал призрак. В течение следующего часа барон негодовал на несправедливости, причиненные таким, как он, лордам, и беззакония, творимые Регентским советом, который с тех пор стал истинным правителем страны.

Джориан решил, что барон - симпатичная личность, но невыносимо занудная. Только одновременные зевки троих путников напомнили призраку, что, в отличие от него, смертным людям время от времени требуется сон.

9. ЧИНОВНИК ТЕВАТАС

- При обращении к коронованным особам в Мульване, - учил Карадур Маргалит, - используется наиболее вежливая форма речи. Предложения, в которых упоминается правитель, формулируются в третьем лице единственного числа сослагательного наклонения. При обращении к другому члену королевской семьи или жрецу при исполнении официальных обязанностей используется третье лицо единственного числа изъявительного наклонения с добавлением почетного суффикса "йе".

- Доктор, - сказал Джориан, - нам вовсе не нужно тратить время Маргалит на эти тонкости. Во-первых, мы не будем выступать перед коронованными особами; во-вторых, никто в Ксиларе все равно не заметит разницы. Обучи ее форме, используемой при обращении к равным, и этого достаточно.

- Но, сын мой, если она представляет собой мульванийку, то она не должна коверкать прекрасный язык моей матери!

- Джориан прав, - сказала Маргалит. - Эти уроки сами по себе трудны, чтобы еще осложнять их ненужными дополнениями.

Карадур вздохнул.

- Ну хорошо. Леди Маргалит, позвольте мне объяснить значение носовых гласных...

- Кроме того, тебе стоит сократить свои уроки, - добавил Джориан. - Завтра мы выступаем в город Ксилар. Мне кажется, Маргалит уже знает те выражения, которые ей больше всего нужны, например: "Я не понимаю по-новариански" или "Нет, спасибо, я не торгую своим телом".

- Где мы остановимся? - спросила Маргалит.

- Мы с Керином договорились встретиться у "Лисы и кролика".

Совар, содержатель таверны, подозрительно посмотрел на троих экзотических чужестранцев, но золотой ксиларский лев рассеял его опасения. Он отвел им две комнаты: отдельную для Маргалит, и побольше - для мужчин. Когда они устраивались, Джориан сказал Карадуру:

- Доктор, будь любезен, спроси нашего хозяина, ведет ли еще свое дело Синелиус-аптекарь.

- А почему я?

- Потому что я не хочу маячить лишний раз перед глазами. Я покровительствовал Синелиусу, когда был королем. Если я стану расспрашивать о нем и пойду к нему в лавку, кто-нибудь может сделать соответствующие выводы, несмотря на мой костюм и мнимый акцент.

- А что ты хочешь от этого Синелиуса?

- Мне нужен бальзам для раны. Моя рука все еще воспалена, и я хочу, чтобы ты его купил.

- Ах, мои старые косточки! - вздохнул Карадур, но все же ушел. Позже, когда Джориан намазывал бальзамом рану, Совар постучался в дверь и сказал:

- Внизу какой-то человек спрашивает о компании мульванийцев. Это вы и есть?

- Сейчас посмотрим, - ответил Джориан. Внизу он нашел своего брата Керина. Противясь побуждению броситься в объятия к брату, Джориан сложил ладони на мульванийский манер и низко поклонился, пробормотав: - Сутру из Мульвана к вашим услугам. Чем сей недостойный может служить благородному господину? - Шепотом же он добавил: - Тише!

Керин при виде костюма и ужимок брата крепко сжал зубы, чтобы не разразиться смехом. Он сказал:

- Я все понял. Поужинаем?

- Нет, мульваниец осквернит себя ужином с иностранцем.

- Но насколько я помню, ты рассказывал мне, - пробормотал Керин, - что был на приеме у мульванийского императора?

- Да, но это был только бал, а не пир. Угощение состояло исключительно из фруктового сока, а, по-моему, это не считается. - Повысив голос и снова имитируя акцент, Джориан продолжал: - Откушайте сами, благородный сэр, а затем мы встретимся в моей скромной комнате.

И Керину пришлось ужинать в одиночестве, а мнимые мульванийцы, поглощая свой ужин, подчеркнуто держались в стороне. Позже, когда немногие посетители, оставшиеся в общем зале, занимались своими делами, Джориан встретился взглядом с Керином, подмигнул и слегка кивнул головой. После того как Джориан исчез наверху, Керин встал и отправился следом за ним. В комнате они обнялись и, усмехаясь, похлопали друг друга по спинам.

- Ну? - спросил Джориан. - Может ли Теватас освободить ее?

- Так он утверждает. _Это_ у тебя с собой?

- Да, вон в той сумке, в промасленной тряпке. Можешь пощупать через ткань. Когда он может ее привести?

Керин пожал плечами.

- Скажем, завтра?

- Только пораньше, не меньше чем за час до заката. Мне не улыбается попытка выбраться из города после того, как будут заперты ворота. Когда узнают, что она сбежала, дворец превратится в гнездо разъяренных шершней.

Когда солнце склонялось к горизонту, все сильнее нервничающий Джориан то и дело выходил из "Лисы и кролика", чтобы взглянуть на небо или же пройти по улице до лавки Вортипера и Джевеллера, где в витрине были выставлены водяные часы.

Наконец прибежал с озабоченным видом Керин, сказав:

- Теватас говорит, что они задерживаются.

- Почему?

- Сейчас расскажу. Пойдем внутрь. Я буду ждать в общем зале и пить пиво, а ты возвращайся в комнату. Нам не нужно устраивать из воссоединения супругов публичного зрелища.

- Это разумно, - согласился Джориан. - Когда он сказал, что задержится?

- Я должен был встретиться с ним на площади Псаана и привести его сюда, поскольку не сказал ему, где ты остановился. Так как он не появился, я пробежал по ближайшим улицам, решив, что могло произойти какое-то недоразумение, и встретил его, когда он выходил из лавки аптекаря. Когда я спросил его, в чем дело, он ответил, что у _нее_ головная боль, и она просила его принести лекарство от Синелиуса. Поэтому они задержатся.

Джориан с колотящимся сердцем вернулся к себе в комнату, где Карадур и Маргалит вопросительно взглянули на него.

- Они задерживаются, - ответил он коротко.

- Но сын мой, - сказал Карадур, - спускается тьма, и ворота закроют. Как мы тогда выберемся из города?

- Хотелось бы мне знать... Возможно, удастся уговорить или подкупить офицера стражи, и для нас откроют ворота.

- Не можем ли мы перелезть через городскую стену с помощью волшебной веревки доктора, как делают в романах? - спросила Маргалит.

- Можем, но тогда придется бросить повозку и животных. Пешком же нам не уйти от погони.

- Не будет ли разумнее остаться на ночь? - спросил Карадур. - Тем, кто проходит через ворота утром, не задают вопросов.

- Конечно, если бы мы могли полагаться на то, что исчезновение Эстрильдис останется необнаруженным. Но кто-нибудь наверняка подымет тревогу. Тогда все стражи, солдаты, шпионы и лакеи в Ксиларе кинутся на поиски. Они засунут свой нос в любую конуру и курятник.

Карадур пробормотал:

- Тогда нам лучше помолиться, чтобы этому чиновнику и твоей королеве не позволили уйти из дворца. Если они придут сюда, мы пропали.

Джориан спросил:

- Можешь ли ты отправить нас в следующий мир, как ты делал три года назад?

- Нет. Это заклинание было самым могущественным из тех, что мне доступны. Оно требует чрезвычайных приготовлений, которые займут не один месяц. Но, впрочем, говорят, что обезглавливание - один из самых безболезненных видов казни.

- Возможно, но еще ни один обезглавленный не мог этого подтвердить.

- В любом случае, - сказал Карадур, - если за нами явится стража, я постараюсь, чтобы удалось мое маскирующее заклинание.

- Я могу вернуться во дворец, сказав, что ты похитил меня оттуда, и я только сейчас сбежала от тебя и вернулась в Ксилар, - предложила Маргалит.

- Это не годится, - возразил Джориан. - Судья Граллон знает, что в Отомэ мы с тобой были вовсе не стражем и пленницей. Помни: если я должен лишиться головы, то из этого вовсе не следует, что и у тебя ее отрубят. Я могу сказать вам названия других таверн, не пользующихся доброй репутацией, куда вас впустят без лишних вопросов. Если правительственные чиновники будут вас допрашивать, скажите, что не имели понятия, кто я такой на самом деле.

- А ты сам? - спросила Маргалит. - Почему бы тебе не скрыться точно таким же способом?

- В принципе можно; но давайте сперва посмотрим, придет ли Теватас - с Эстрильдис или без нее. Тогда мы сможем решить, что делать дальше.

Они спустились вниз, чтобы поужинать. Хотя у Совара готовили превосходно, Джориан половину своей порции оставил нетронутой. Керин вернулся на площадь Псаана ждать Теватаса. Когда один из посетителей Совара напился и стал буянить, у Джориана появилось искушение задать ему взбучку и вышвырнуть на улицу. Он чувствовал, что взорвется от внутреннего напряжения, если не разрядит его каким-нибудь насильственным действием. С огромным трудом он сдержал себя, и Совар сам разобрался с неугомонным буяном.

Затем они вернулись в большую комнату и уныло уселись, придумывая многочисленные планы, как им спасти свою жизнь. Они обсуждали разнообразные идеи, но, в конечном счете, все зависело от того, придет или не придет Теватас, с Эстрильдис или без нее, или же за Джорианом явится стража.

Наконец в дверь тихонько постучали, и раздался приглушенный голос Керина:

- Они пришли!

Джориан вскочил, опрокинув стул, и бросился открывать дверь. В коридоре стояли трое: высокий, красивый, молодой Керин, маленький толстяк средних лет и низкорослая женщина в плаще с капюшоном, который опускался ей до лодыжек и скрывал черты ее лица.

- Заходите! - прошептал Джориан. Закрыв за ними дверь, он обернулся.

- _Это_ у вас? - спросил толстяк.

- Да. Это _она_? - Джориан откинул капюшон, увидев светлые волосы Эстрильдис и ее округлое лицо. Она смотрела перед собой невидящим взглядом.

- Где обещанное? - потребовал Теватас. - Я должен идти, чтобы обеспечить себе алиби.

Джориан вытряхнул содержимое сумки на кровать, извлек корону из промасленной тряпки, вручил ее Теватасу, который осмотрел ее, взвесил на ладони, и убрал обратно в сумку.

- Хорошо! - пробормотал чиновник, поворачиваясь, чтобы идти.

- Минутку! - сказал Джориан. - Что ты собираешься с ней сделать? Переплавить на слитки?

- Нет, у меня более крупные планы. - И толстячок захихикал. - В следующий раз, как вы посетите Ксилар, я стану важной персоной, может быть, даже членом Регентского совета. А пока что держите языки за зубами, и я тоже так поступлю. Прощайте!

Чиновник исчез за дверью.

Джориан повернулся к Эстрильдис:

- Дорогая!

Она медленно повернула к нему голову, но была не в силах остановить на нем свой взгляд.

- Что с тобой, любимая? - спросил Джориан.

Она не ответила.

Карадур сказал:

- Твоя жена либо заколдована, либо опьянена. Принюхайся к ее дыханию!

Джориан понюхал.

- Да, в нем чувствуется что-то странное... Мы можем привести ее в чувство?

Маргалит схватила девушку за плечи и слегка встряхнула ее.

- Миледи! Ваше Величество! Эстрильдис! Вы меня не узнаете?

- Я умею справляться с подобными проблемами, - сказал Карадур. - Дозвольте мне попробовать.

Он подошел к умывальнику и намочил в воде уголок полотенца. Затем, встав перед Эстрильдис, стал осторожно хлестать ее по щекам мокрым полотенцем, повторяя ее имя.

Джориан развязал шнурок на шее Эстрильдис и снял с нее длинный плащ. С первого взгляда ему показалось, что за три года, с тех пор, как они расстались, его жена заметно поправилась. Затем он пригляделся внимательнее.

- Маргалит! - окликнул он. - Скажи мне честно - она беременна?

Маргалит опустила глаза к полу.

- Да.

- Ты знала об этом, когда тебя утащил демон?

- Я очень сильно подозревала. У нее не было месячных.

- Когда ребенок родится?

- Наверное, через месяц-другой.

- Я не могу быть его отцом. Кто же тогда?

- Я бы предпочла, чтобы она сама рассказала.

Джориан обернулся к Эстрильдис, которая постепенно приходила в себя. Она переводила широко раскрытые глаза с одного на другого, бормоча:

- Где я? - Затем она воскликнула: - Маргалит! Я сплю или нет?

- Нет, дорогая, это я, - ответила Маргалит.

- Но почему ты такая смуглая, как кочевник из Федируна? Провалялась целый день на солнце?

Джориан сказал:

- Эстрильдис, дорогая!

Она растерянно посмотрела на него.

- Ты в самом деле Джориан? И тоже весь смуглый?

Джориан сказал:

- Ты находишься в таверне "Лиса и кролик", в городе Ксиларе. Мы приехали, чтобы забрать тебя. Но я вижу, что все изменилось.

Надолго установилось молчание. Затем Эстрильдис перевела взгляд на свой живот.

- О, Джориан, мне так жаль! Я ничего не могла поделать!

- Кто он?

- Молодой человек из благородной семьи, связанной с Регентством.

- Его имя?

- Я... я не скажу. Ты убьешь его, а я л-л-люблю его. - И она разрыдалась.

Джориан поднял опрокинутый стул и уселся на него, спрятав лицо в ладонях. Затем он сказал:

- Вы тоже садитесь. Нужно решить, что делать.

Карадур воскликнул:

- Какая жалость, что мы позволили чиновнику уйти с короной, прежде чем все выяснилось!

- Ничего не попишешь, - отозвался Джориан. - Он уже вернулся во дворец, и его теперь не вытащить оттуда, разве что осадой. Но лучше бы ему не встречаться со мной темной ночью. Эстрильдис, ты хочешь стать женой этого парня?

- Да! Но Регентство никогда не расторгнет мой брак с тобой, пока есть надежда поймать тебя и отрубить тебе голову.

Маргалит спросила:

- Джориан, если бы ты узнал имя отца ребенка, ты бы убил его?

Джориан тяжело вздохнул.

- Именно об этом я подумал в первый момент. Но потом...

- Что потом?

- Потом разум взял верх. Если бы я убил его, что бы мне досталось - жена, оплакивающая убитого любовника и вынашивающая не моего ребенка? Я думал, что вы увидите самое замечательное воссоединение влюбленных в истории, но оказалось... Почему ты не сказала мне раньше?

Маргалит развела руками.

- Я не могла предвидеть последствия.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, ты мог умереть, или Эстрильдис могла умереть, или же юный сэр... тот безымянный юноша... тоже мог бы умереть. Тогда зачем бы мне было тебе рассказывать - разве что сделать тебя еще более несчастным? Кроме того, я в первую очередь верна ей, а не тебе. И, между прочим, я неоднократно делала тебе намеки.

- Да, верно. Они часто встречаются, эти двое?

- В последний год он приходил ежедневно. Через некоторое время она попросила меня оставлять их наедине.

Джориан обернулся к Эстрильдис.

- Моя милая, чем этот молодой человек так вскружил тебе голову?

- Ох, он красивый, храбрый и любезный, как рыцарь из феодальных времен. И родом из знатной семьи.

- Ты хочешь сказать - совсем как рыцарь из романов. У нас в Отомэ еще остались рыцари. Некоторые из них неплохие парни; но остальные - обыкновенные забияки и развратники, которые, не моргнув глазом, зарежут простолюдина, заподозрив в нем недостаток почтительности. А я - невзрачный, практичный трудяга, и мои предки, как и твои, были крестьянами и ремесленниками. Но скажи мне, почему ты была как пьяная, когда Теватас привел тебя сюда?

- Потому что я была пьяная. Этот негодяй опьянил меня.

- Каким образом?

- Он пришел сегодня днем, сказав, что может вывести меня из дворца на встречу с мужем. Но я отказалась. Как бы сильно я ни ценила тебя, Джориан, мое сердце отдано другому.

- И что потом?

- Теватас ушел. После ужина он вернулся, сказав, что достал редкий чай из Курамонской империи. Он принес чайник, завернутый в полотенце, чтобы он не остыл, и пригласил меня отведать редкий напиток. Мне показалось, что у него странный вкус, а потом у меня затуманились мозги, и я не понимала, что делаю. Я помню, как Теватас укутывал меня в этот крестьянский плащ и выводил из дворца, сказав стражам, что я - его подружка.

Керин сказал:

- Теперь ясно, зачем Теватас ходил к аптекарю.

Джориан безмолвно сидел под взглядами друзей. На их лицах читалось любопытство, ожидание и следы страха. Наконец он сказал:

- Я не вижу иного способа распутать этот узел, кроме как примириться с потерями и бежать. Керин пусть отведет Эстрильдис к воротам дворца и оставит ее там. Она может придумать сказочку, будто улизнула из дворца, чтобы побродить по городу без ох...

Резкий стук в дверь прервал его слова. Джориан схватил меч в ножнах, стоявший в углу, вытащил клинок и подошел к двери, пробормотав:

- Если это головорезы Регентства, то я им живым не дамся. Все отойдите назад! Входите, кто там! Дверь не заперта!

За дверью стоял стройный, чрезвычайно красивый юноша несколькими годами младше Джориана. При виде Джорианова меча он воскликнул: "Ха!" - и потянулся к собственному оружию.

- Коринеус! - закричала Эстрильдис.

Джориан отступил на шаг.

- Еще одна загадка разрешилась. Ну ладно, заходи и закрывай дверь! Не стой там, как сосунок!

Молодой человек шумно вздохнул и вошел в комнату, сказав:

- Очевидно, ты хочешь убить меня и тем самым смыть с себя пятно позора. Ну что ж, попробуй! - И он встал в оборонительную позицию.

- Ты не понял меня, - сказал Джориан. - Я знаю о том, что у тебя было с моей женой, но не желаю никому причинять горе или же оставлять ребенка без отца. Нет у меня желания и усыновлять его. Так что забирай Эстрильдис - она твоя.

Сэр Коринеус удивленно нахмурился.

- Правильно ли я тебя расслышал? Мне казалось, что Джориан был храбрецом, а не отъявленным трусом.

- Моя храбрость тут ни при чем. Если мы вступим в бой, либо ты меня убьешь, либо я тебя. Я не жажду погибнуть от твоей руки; а если я убью тебя, то что мне это даст? Что я могу выручить за твой труп? Твоя шкура вряд ли пригодится кожевникам, а убитых врагов мы не едим, как в Паалуа.

- У тебя нет рыцарского чувства чести! Ты говоришь как простой ремесленник, холодный рассудительный торгаш!

Джориан пожал плечами.

- Поступай как знаешь. Если ты нападешь, я сумею постоять за себя; но не обижусь, если ты воздержишься.

- Совершенно ясно, что ты простолюдин, иначе потребовал бы немедленного удовлетворения, когда я назвал тебя трусом!

- Мой милый мальчик, ты живешь в прошлом! Подобные идеи забыты в Ксиларе уже более столетия!

- Для тебя - возможно, но не для меня. Сколько мне еще оскорблять тебя, пока ты не начнешь бой?

- Вы испытываете мое терпение, молодой человек, но я стараюсь вести себя разумно. Почему тебе так не терпится драться?

- Потому что, пока ты жив, я не могу жениться на Эстрильдис. Значит, один из нас должен умереть. Защищайся! - И Коринеус бросился вперед, занося над Джорианом меч.

Через мгновение они яростно рубили и кололи. Сверкающие клинки, сталкиваясь, со звоном высекали искры. Невольные зрители прижались к стене, чтобы бойцы их не задели.

Джориан обнаружил, что Коринеус - хороший, но не первоклассный фехтовальщик. Он отбивал одну яростную атаку юноши за другой, пока Коринеус, вспотевший и задыхающийся, не начал уставать. Тогда Джориан проворным выпадом ударил его мечом по голове. Клинок порезал скальп юноши, но удар был слишком слабым, чтобы причинить ему серьезный вред. Коринеус отскочил и вытер струйку крови, стекавшую из раны на лбу.

Джориан даже не запыхался. Вскоре Коринеус снова начал атаковать его, медленней и расчетливей. Он задел кончиком меча рукав рубашки Джориана, прорвав в нем дыру.

- Снова тебе придется зашивать, Маргалит, - сказал Джориан, сделал новый ложный выпад, и опять задел лезвием меча макушку Коринеуса. Юноша отступил, вытирая со лба свежую кровь. Его лицо было испачкано кровавыми разводами.

Они нерешительно фехтовали до тех пор, пока не предприняли одновременный выпад и оказались лицом к лицу, скрестив мечи у эфесов. Какое-то мгновение они боролись в этой позиции, пытаясь лишить друг друга равновесия.

Благодаря своей силе Джориан отвел меч Коринеуса вверх и снова сумел поразить его в голову, прорезав еще две раны в его скальпе. Коринеус, зашатавшись, оторвался от противника, поспешно вытирая лицо свободной рукой.

Но это было бесполезно. Ослепленный струящейся кровью, Коринеус беспомощно стоял, закрыв лицо ладонью. Джориан ударил его по правой руке мечом плашмя, и клинок Коринеуса со звоном упал на пол. Джориан поддел его носком башмака, подкинул в воздух и поймал.

В дверь постучали, и раздался голос Совара:

- У вас все в порядке?

- Да-да, - ответил Джориан. - Мы только немножко упражнялись. - Он обратился к зрителям: - Постарайтесь перевязать этого бедолагу. Садись, Коринеус.

- Куда? Я ничего не вижу.

Джориан толкнул Коринеуса в кресло.

Юноша сказал:

- Ты превратил меня в посмешище! Моя честь погибла! Я должен искать почетной смерти, которая бы искупила мой позор.

- Ох, ну ради всех богов! - фыркнул Джориан. - Когда же ты перестанешь вести себя как мальчишка? Пора уже повзрослеть!

- Что ты от меня хочешь?

- Расскажи мне, как ты нашел нас здесь?

- Я увидел, что Теватас покидает дворец с Эстрильдис, которую я узнал несмотря на ее плащ. Истинная любовь видит через любые покровы. Я последовал за чиновником до этой самой таверны и стал ждать на улице, не зная, обратиться ли в Регентский совет или же разобраться самому. После того как Теватас вышел и украдкой поспешил прочь, я решил, что будет более почетно и по-рыцарски самому отправиться на спасение дамы. И вот я здесь.

- Нам очень повезло, молодой человек, - сказал Джориан. - Я не мог бы в одиночку сражаться со всем гарнизоном Ксилара. Теперь вот что: ты претендуешь на обращение "сэр". С чего бы это?

Коринеус поглаживал ударенную Джорианом руку, на которой вспухал огромный синяк.

- Как ты, разумеется, знаешь, этот титул достается по наследству сыновьям баронов, поскольку подлинных рыцарских орденов у нас больше не существует. Мой отец, лорд Холдар, - титулованный барон Месбол.

- Я знаю эту семью. Чем ты зарабатываешь на жизнь?

- Я - младший секретарь в Департаменте иностранных дел.

- Поместье Месбол находится неподалеку от ирианской границы, верно?

- Да.

- И твой отец живет там?

- Да, у нас еще остался маленький замок и достаточно земли, чтобы содержать его, хотя с бывшими владениями это сравнить нельзя. И мы больше не можем заставлять холопов отрабатывать на наших полях свою вассальную повинность, а должны, подобно обыкновенным нетитулованным помещикам, нанимать этих мужланов за звонкую монету.

- Тс-с, тс-с, - сказал Джориан. - Я сам был мужланом и сочувствую этим лентяям. Но любишь ли ты Эстрильдис настолько сильно, чтобы ради нее оставить свою должность в правительстве?

- Да! На что не пойдет истинный рыцарь...

Джориан поднял руку.

- Имеет ли твой отец влияние на синдиков Ира?

Коринеус озадаченно посмотрел на него.

- В общем-то, да. Эти скопидомы скупают у нас излишки урожая. А что?

- Почему бы тебе не увезти Эстрильдис в Ир и там, благодаря влиянию отца, уладить все брачные проблемы? Когда все успокоится, а вы с ней окажетесь законными супругами - по крайней мере, по ирианским законам, - вы можете вернуться в поместье отца. Если даже он рассердится, вид маленького внука заставит его смягчиться.

- Но что будет с тобой, король Джориан?

Джориан усмехнулся.

- Прошу, не надо титулов. Как ты верно заметил, в душе я - ремесленник. Я сумею устроиться, хотя и иным образом, нежели ты.

Коринеус покачал головой, пробормотав:

- Не понимаю этого современного мира. В феодальные времена каждый человек знал свое место и должен был оберегать свою честь. В нашей стычке ты мог бы убить меня шесть раз; я понял это почти сразу же, как мы скрестили мечи. И все же ты обошелся со мной, как будто я всего лишь капризный ребенок.

- Было бы достаточно убить тебя только один раз; и если бы я придерживался твоих замшелых понятий о чести, я бы именно так и поступил. Но давай вести себя разумно. У тебя есть возможность добраться до Ира? Эстрильдис в своем положении не может ехать верхом.

Коринеус задумался.

- У моего друга Веркассуса есть двуколка, которую он не раз мне одалживал. Возможно, мне удастся взять ее на время. Лошадь свою я держу в конюшне у Веркассуса, и мой грум Гвитион живет там же, с его слугами. Я могу захватить его в Месбол, откуда мой слуга вернет двуколку Веркассусу. Если только Гвитион не отправился в обход питейных заведений, мы будем готовы через час.

- Как вы выберетесь из города ночью?

- Капитан стражи Северных ворот проиграл мне в карты. А теперь, если вы разрешите, я вернусь во дворец и соберусь...

- Лучше не трать на это времени. Вещи можно купить новые - в отличие от головы. И пожалуйста, отведи Эстрильдис в дом своего друга - для нашей большей безопасности.

Коринеус собирался что-то возразить, но Джориан решительно сказал:

- Нет, уходите оба. Как верно заметил маленький чиновник, держите язык за зубами, а мы поступим соответственно. Прощай, Эстрильдис.

Она снова заплакала.

- Я не знаю, что сказать... так неудобно... ты настоящий король, что бы там он ни говорил...

- Ну, ну, забудь об этом и уходи, - сказал Джориан, переходя на сельский кортолийский диалект своего детства. - Прощания, как и казни, лучше проводить побыстрее; но я всегда буду помнить мою маленькую красотку с фермы.

Закутавшись в длинный плащ, Эстрильдис вышла, шмыгая носом. Коринеус опекал ее, присматривая за ней, как будто она была хрупкой стеклянной вазой.

- Уф-ф! - Джориан вытер рукавом пот со лба. - Будем надеяться, что они успеют убраться, прежде чем их хватится дворцовая стража. Не кажется ли вам, что мы заслужили бутылочку лучшего вина Совара? Разумеется, отца Карадура я не имею в виду - ему это запрещают принципы.

- Я принесу вина, - вызвался Керин.

- Кажется, даже я могу чуть-чуть поступиться принципами, - подал голос Карадур. - Но как ты переменился, Джориан, ведь раньше ты говорил, что проткнешь любого негодяя, который станет строить глазки твоей милой.

- Это все твоя заслуга, - сказал Джориан. - Я запомнил твою лекцию, когда мы пролетали над Лограмами, и теперь стараюсь поступать так, как было бы выгоднее для всех заинтересованных сторон. Коринеус может называть мое поведение нерыцарским, но, к счастью, мне не нужно соблюдать рыцарский кодекс чести. Может, этот парень и красив, и храбр, и галантен, но он ужасный дурак.

Маргалит сказала:

- Вот почему я настаивала на том, чтобы ты взял меня с собой.

- Что ты имеешь в виду? - удивился Джориан.

- Я думала, что когда ты узнаешь о ее неверности, то в гневе можешь убить ее, и считала, что мой долг - защищать Эстрильдис. Слава Зеватасу, мне не пришлось встать между ней и твоим клинком!

В течение следующего часа они сидели в большой спальне, распивая бутылку, которую принес Керин, и строя планы. Затем, когда бутыль опустела, Керин захотел вернуться к себе, а Маргалит собралась удалиться в свою комнату. Они уже желали друг другу спокойной ночи, когда их внимание привлек раздававшийся внизу шум - шаги множества людей, обрывки слов и лязг оружия.

Керин выглянул в коридор и тихо прикрыл дверь.

- Это отряд королевской стражи ищет Эстрильдис, - сообщил он. - Офицер сказал, что они обшарят каждый уголок в доме. Что делать?

- Дай подумать, - нахмурился Джориан. - Если мы попытаемся бежать... нет. Если они внимательно посмотрят на нас, то могут распознать нас с Маргалит под маскировкой... Я знаю один фокус, который заставит их убраться. Керин и Карадур, полезайте под кровать! Маргалит, раздевайся и ложись в постель!

- Что?! - воскликнула она. - Ты сошел с ума?! Зачем?..

- Делай что сказано! Потом объясню. - Говоря это, Джориан одновременно срывал с себя одежду. - Проклятье, поторопись! Не бойся за свою добродетель; это просто представление, чтобы надуть их. Живее!

- До последнего клочочка? - дрожащим голосом спросила Маргалит, разматывая свое объемистое мульванийское одеяние.

- До последнего! - Стоя голым, Джориан дождался, когда Маргалит нырнет под одеяло, в то время как его брат и мульваниец спрятались под кроватью. Керин заворчал, когда кровать под весом Джориана придавила его к полу. - Тихо! - прошептал Джориан, обнимая Маргалит, которая сжалась при его прикосновении. - Говорить буду я.

Топот и голоса раздавались все ближе и ближе. Наконец дверь распахнулась. Повернув голову, Джориан различил в дверях силуэты двух королевских гвардейцев. Приподнявшись в постели и по-прежнему прижимая к себе Маргалит, он зарычал:

- Да поразит вас Херике громом и молнией! Неужели нельзя заниматься любовью с законной женой наедине?! Совсем забыли о приличиях? Убирайтесь!

- Прошу прощения, - ответил голос. Дверь закрылась, и шаги стихли вдали. Когда все успокоилось, Джориан вылез из кровати, приоткрыл дверь, выглянул в щель и зажег лампу.

- Они ушли, - сказал он, натягивая штаны.

Маргалит прикрывалась мульванийской одеждой.

- Теперь мне можно идти?

- Да, моя дорогая. Если после нашего представления кто-нибудь усомнится в твоем честном имени, Керин и доктор могут подтвердить, что я не позволял себе вольностей. Им лучше видно.

- Но я уверена, что ты думал об этих вольностях. - Маргалит усмехнулась. - Джориан, сомневаюсь, чтобы после путешествия с тобой у меня осталось какое-то честное имя.

10. ЗАКОЛДОВАННЫЙ ЗАМОК

Маргалит, держа поводья Филомана, сказала:

- Джориан, для человека, сердце которого разбито неверностью его любимой, ты выглядишь необычно жизнерадостным.

Джориан, восседая на Кадвиле рядом с фургоном, пел арию из оперетты Галлибена и Сильверо "Юбка на судне":

Я пират - гроза морей,

Нет никого меня храбрей.

Смотрел в лицо семи смертей

И правлю морем я!

Он вопрошающе взглянул на Маргалит и ответил:

- Да, ты права, если подумать. Конечно, это было потрясение. Но позже, призадумавшись, я понял, что с горем, разочарованием и негодованием соседствует еще и капля облегчения.

- Хочешь сказать, что любил ее не так безмерно, как утверждал?

- Три года без мужа - слишком большой срок для юной и пылкой женщины вроде Эстрильдис. Да, верно, я любил ее - и до сих пор в каком-то смысле люблю, - и если бы она сохранила верность, постарался бы стать любящим и примерным мужем. Но когда я обнаружил, что она изменила мне, потеря оказалась гораздо менее болезненна, чем можно было ожидать. Ты хочешь вернуться на свою должность в Академии?

- Ну да, а что еще? Место королевской фрейлины найти не так-то просто.

Они двигались на юго-восток, не тратя времени, но и не слишком торопясь, чтобы не возбуждать подозрений. Однажды на них наткнулся кавалерийский разъезд и обыскал их. Но мульванийский акцент Джориана, а также отсутствие каких-либо следов Эстрильдис убедили патруль, что они - всего лишь безвредные чужестранцы, и их отпустили.

Джориан сказал:

- Мы вскоре окажемся у поворота на замок Лорк. Давайте проведем ночь там. Барон Лорк - не самый худший из призраков, а у нас будет крыша над головой.

Поскольку никто из его спутников не возражал, Джориан направил повозку по длинному заросшему склону к разрушенному замку.

Маргалит спросила:

- Джориан! Не лучше ли нам оставить фургон и животных позади замка, а не во дворе? Там они будут не так заметны.

- Вот мудрая женщина! Как я прожил без тебя все эти годы?

- Добро пожаловать, друзья мои, - приветствовал их призрак барона Лорка, когда спустилась тьма и Маргалит накрыла ужин в главном зале. - Минутку. Крупный мужчина, хотя и одетый как мульваниец, говорил, что он - Никко из Кортоли. Дама - Маргалит Тотенская, и... я забыл твое имя, преподобный отец. Если ты тоже от преклонных лет страдаешь забывчивостью, то можешь себе представить, насколько тяжелее это для меня.

- Он - доктор Карадур, - подсказал Джориан.

- Вот что меня интересует, - сказал призрак. - Понимаете, вчера в мои владения вторгся эскадрон кавалерии, и я подслушал их разговор. Некоторые солдаты не знали, в чем цель их миссии, ибо они были всего лишь мальчишками, когда начались все эти события. Поэтому их офицер поведал подробности.

Выяснилось, что они искали некую Эстрильдис, королеву Ксилара, недавно пропавшую. Подозревали, что ее похитил муж, беглый король Джориан, который скрылся три года назад. Как я понял с их слов, он бежал, спасаясь от церемонии обезглавливания, проводимой раз в пять лет.

Но дезертирство Джориана внесло в расписание беспорядок.

- Мы что-то слышали об этом, - сказал Джориан.

- Ах, но это не все. По словам этого офицера, сей Джориан также может скрываться под именем Никко из Кортоли, а именно так ты назвал себя, когда я заставил тебя признаться, что ты - не истинный мульваниец. И это совпадение не единственное. Еще этот офицер упоминал некую Маргалит Тотенскую, бывшую фрейлину королевы Эстрильдис, исчезнувшую прошлой зимой, - некоторые говорили, что ее унес демон, но офицер не верил этой легенде, и с тех пор ее никто не видел. Если бы совпало одно имя, то это бы не выходило за пределы вероятного; но два! Это переходит все границы разумной веры.

Джориан вздохнул.

- Что ж, я признаюсь - еще раз. Означает ли это, что ты отправишь следующую группу ищеек по нашему следу?

- Нет, да и с какой стати? Но что же на самом деле случилось с королевой? Я ее не вижу среди вас.

- Она отправилась в другую сторону, с неким человеком, который, как она надеется, станет ее новым мужем.

Призрак покачал прозрачной головой.

- Я сожалею, что она не отправилась с тобой. Тогда ты мог бы освободить меня от проклятия.

- Вы имеете в виду, заставив Эстрильдис помыть пол?

- Да, именно. Но вы все же состоите в браке - ты и она?

- Юридически, очевидно, да. Она надеется оформить развод в другой стране, поскольку в Ксиларе ей это не дают.

Призрак нахмурился, подперев подбородок ладонью.

- В моем мозгу, или в том, что взамен него есть у призраков, забрезжила новая мысль. При жизни я был местным судьей, и еще никто не отменял моего назначения. Я могу даровать тебе развод. Ее отказ сопровождать тебя делает ее виновной в измене.

- А юридический акт, произведенный призраком, имеет силу?

- Сильно сомневаюсь, что хотя бы один высокий суд когда-нибудь обсуждал эту проблему. Но давай предположим, что имеет. Тогда ты прямо здесь мог бы обвенчаться с леди Маргалит. Поскольку ты - король, то твоя супруга - королева. Если она вымоет мой пол - не обязательно весь, уверяю тебя - я в то же мгновение освобожусь из своего докучного состояния.

Джориан и Маргалит переглянулись.

- Что ж! - сказал наконец Джориан. - Это интересное предложение. Но нам нужно время, чтобы его обдумать.

Маргалит промолчала. Барон сказал:

- Думайте, сколько вам угодно, господа. Я не побуждаю вас к поспешным действиям. Но помните: когда я освобожусь от существования в этом мире, вы можете больше не бояться, что я выдам вас ксиларцам! Услуга за услугу.

- Утро вечера мудренее, - сказал Джориан.

На следующее утро Джориан сказал:

- Маргалит, давай пройдемся и посмотрим, как там наши животные.

Когда они обнаружили, что лошадь и мул мирно пасутся, Джориан взглянул на Маргалит.

- Ну?

- Что "ну"? - ответила она.

- Ты же понимаешь? Предложение барона о том, чтобы мы обвенчались.

- Ты хочешь сказать, что не вполне доверяешь призраку? Что если мы не поддадимся его настойчивости, решимость барона не выдавать нас ослабеет? Он намекал на это.

- Это стоит иметь в виду, но я думал вовсе о другом.

- О чем именно?

Джориан носком башмака отбросил с тропинки камень.

- Мне не хотелось говорить об этом через три дня после расставания с Эстрильдис. Ты меня привлекала еще с тех пор, как демон принес тебя в лабораторию Абакаруса. У тебя есть все, чего я мог бы пожелать от спутницы жизни, включая здравый смысл, которого мне, увы, иногда не хватает. Когда я увидел, как ты танцуешь в мульванийском наряде, я с трудом удерживался, чтобы не наброситься на тебя.

Еще до разрыва с Эстрильдис я твердил себе: "Джориан, ты - верный муж, который сделает все, чтобы вернуть себе возлюбленную жену. То, что ты чувствуешь к Маргалит, - всего лишь похоть". Но теперь я не могу отрицать, что люблю тебя. Я намеревался, после приличного промежутка времени, сделать тебе предложение; но барон ускорил события.

По правде говоря, после этого путешествия я остался нищим, поскольку Теватас удрал с моей короной. Но мне всегда удавалось тем или иным способом заработать себе на жизнь.

- Насколько законным будет такой брак? - спросила Маргалит. - Я знаю, что один призрак выступал в роли законодателя, но о привидении-судье слышу впервые. Даже если брак будет законным, это не относится к королевскому разводу, поскольку Регентство считает тебя последней инстанцией в данном вопросе.

- Ну, - сказал Джориан, - если я - король, то по ксиларским законам мне положено пять жен. Следовательно, каким бы ни было положение Эстрильдис, меня нельзя обвинить в многоженстве - по крайней мере, в Ксиларе, куда я надеюсь больше никогда не возвращаться. А ты как полагаешь?

- Джориан, обещай мне одну вещь.

- Да?

- Как только мы окажемся в Отомэ - при условии, что нас не схватят, - ты проведешь все процедуры развода и брака по отомийским законам, чтобы не возникало никаких неприятных вопросов.

- Тем самым подразумевается, что твой ответ будет "да"?

- Да, я подразумеваю именно это. Ну так что?

- Обещаю. И еще раз проделаю все то же самое в Кортоли.

Когда Карадуру сообщили о помолвке, он сказал:

- Примите мои поздравления! Но тем не менее как жалко, что все твои энергичные усилия воссоединиться с супругой за последние три года окончились ничем.

- Чепуха, старина! - фыркнул Джориан. - Мои приключения снабдили меня бесконечным запасом историй. Кроме того, если бы я сидел сложа руки, я бы никогда не встретился с Маргалит. Так несчастья рождают сокровища.

- Ну, об этом мы сможем судить десять лет спустя.

- Без сомнения; но я не могу ждать, пока мы все умрем, прежде чем принять решение. Так что давай доведем дело до конца.

Следуя указаниям барона Лорка, Джориан нашел в кабинете барона в столе несколько листов пожелтевшей бумаги. Под диктовку невидимого призрака Джориан написал на них юридические формулировки. Первый лист он подписал сам, а на втором расписались они с Маргалит. Проблема состояла в том, как получить подпись барона, поскольку призраку не хватало материальности, чтобы взять в руки гусиное перо Джориана. Наконец, сосредоточив свою психическую силу, призрак поставил маленькие обгоревшие пятнышки на обоих листах, там, где должна была находиться его подпись. Джориан, Маргалит и Карадур написали свои имена вокруг этих пятен, засвидетельствовав подпись барона.

- Внимание! - сказал бестелесный голос. - Теперь встаньте передо мной...

- А где это? - спросил Джориан.

- О, чума! Где угодно. Встаньте бок о бок и возьмитесь за руки. Джориан, желаешь ли ты?..

Церемония вскоре завершилась. Призрак сказал:

- А теперь, господа, я прошу, чтобы вы выполнили свои обязательства в сделке. Добрая Маргалит, ты найдешь в кухне ведро, а в колодце еще сохранилась вода. На тряпку тебе придется пустить что-нибудь из твоего собственного гардероба, ибо грабители вытащили из замка все, имеющее отношение к одежде.

Они сделали половую тряпку, оторвав кусок от старой рубашки Джориана. Маргалит опустилась на колени и стала мыть пол. Через несколько минут призрак сказал:

- Этого хватит, моя дорогая. Проклятье снято; стены замка тускнеют перед моим взором.

Но прежде чем я удалюсь, хочу сказать кое-что. Охотники за сокровищами обшарили и разграбили весь мой жалкий замок. Если вы желаете найти клад, до которого они так и не добрались, вытащите камень справа от главного камина: третий ряд снизу, второй слева. Мне золото больше не нужно. А теперь прощайте! Я... - И голос привидения затих.

Джориан вытащил указанный камень и обнаружил тайник, в котором лежал мешок монет. Когда деньги пересчитали, в мешке оказалось девяносто девять ксиларских львов и еще немного мелочи.

- Ха! - воскликнул Джориан. - Это почти точно та же сумма, с которой я в первый раз бежал из Ксилара. Армию или королевство на эти деньги не купишь, но, по крайней мере, с голоду мы теперь не умрем!

Через четыре дня, проезжая по широкой распаханной равнине, Джориан сказал:

- К сумеркам мы должны быть у отомийской границы. Если поторопиться, то доберемся до нее быстрее, но мне не нравится нога Филомана.

Они перекусывали на обочине дороги. Карадур сказал:

- Прошу вас, помолчите. - И его темные глаза остекленели, приняв отсутствующее выражение.

Джориан прошептал:

- Он слушает какое-то сообщение с астральной плоскости.

Наконец старый мульваниец покачал головой.

- Сын мой, - сказал он, - мое ясновидение говорит мне, что за нами снова погоня.

- Сколько их, и далеко ли они?

Карадур покачал головой.

- Не могу сказать на расстоянии, но знаю только, что они быстро приближаются.

Джориан поспешно проглотил последний кусок.

- Заканчивайте, мои родные, и поспешим.

Скоро они снова ехали по дороге в сторону Отомэ. Часом позже Карадур сказал:

- Я опять увидел их. Они не далее чем в двух лигах от нас.

- Джориан, - спросила Маргалит, - почему ты не поторопишься, обогнав нас? Мы же можем свернуть на боковую дорогу и пропустить их вперед. Зачем мы будем тебя задерживать, когда ты можешь спокойно доскакать до границы раньше преследователей?

- И бросить вас на их милость? Не говори глупостей, жена! - фыркнул Джориан. - Кроме того, местность здесь слишком открытая, чтобы играть в прятки с врагами. Вы не успеете скрыться.

- Тогда, - сказал Карадур, - сажай Маргалит к себе на лошадь и мчись вперед. Я могу править повозкой, а если меня остановят, то что взять с бедного предсказателя, который слыхом не слыхивал о беглых ксиларских королях? Я могу изменить свой облик небольшим маскирующим заклинанием. Чем плох такой план?

- Двумя моментами, - сказал Джориан, подгоняя коня, в то время как Маргалит нещадно стегала Филомана, чтобы он ускорил свой неторопливый шаг. - Во-первых, Маргалит - крупная женщина, и Кадвиль повезет нас двоих не более быстро, чем едет повозка. Во-вторых, нас слишком часто видели вместе, и тебя будут искать не менее настойчиво, чем меня.

- Но, может быть, - сказала Маргалит, - нас не станут сурово наказывать. Мы с Карадуром можем сказать, что ты нас обманул.

- Не полагайтесь на милосердие Регентства. Самое меньшее, вы проведете большую часть оставшейся жизни в сырых темницах. Нет, если кто-нибудь и станет лисой для их ищеек, так только я. Карадур - маленький и легкий. Вы с ним вдвоем весите не больше, чем я. Поэтому вы двое скачите к границе, а я постараюсь надуть преследователей или увильнуть от них.

- Нет! - сказал Карадур. - Мои старые кости слишком хрупки для скачки в седле. При одной лишь мысли о том, что я окажусь верхом на твоем огромном коне, у меня кружится голова.

- Ну, тогда нам нужно что-то предпринять, и поскорее, - сказал Джориан. - Попытайся снова обратиться к своему астральному зрению.

Карадур закрыл глаза. Немного спустя он сказал:

- Они меньше чем в лиге позади нас. Я насчитал в эскадроне десять или двенадцать человек.

Маргалит предположила:

- Может быть, они просто едут по своим делам?

Джориан покачал головой.

- Они бы не стали так торопиться, если только не гонятся за кем-то или спасаются бегством.

Несколько минут они ехали с самой большой скоростью, на какую был способен фургон. Когда они одолели подъем, Джориан воскликнул:

- Ха! Впереди лес! Теперь я вспомнил; когда я был королем, эта роща служила предметом спора между синдикатом земельных магнатов, которые желали срубить лес, и ксиларским адмиралтейством, хотевшим сохранить рощу для будущего строительства кораблей.

- И чем же кончилось дело? - спросила Маргалит.

Граллон решил спор в пользу флота, и я поддержал его. Там был щекотливый момент. Судья собирался вынести иной вердикт, но один из магнатов совершил ошибку, попытавшись подкупить его. На том же самом недавно попался Абакарус.

- И что дальше? Собираешься спрятаться в лесу?

- Нет, роща небольшая. Но... Карадур, у тебя волшебная веревка с собой или нет?

- Со мной. Но ее магический заряд почти исчерпан. Еще два или три раза - и ее придется заколдовывать снова.

- Ее можно использовать против погони?

- Я могу приказать веревке избить их, но вовсе не факт, что их удастся убить.

- Я бы не хотел убивать этих бедолаг, но мне чрезвычайно хочется заполучить в свои руки их командира. Вот что мы сделаем...

Через полчаса повозку оттащили подальше от дороги и спрятали за несколькими молодыми деревцами. Джориан срубал их мечом, заострял нижние концы и втыкал в землю. Коня и мула привязали позади фургона.

Карадур смотал с пояса веревку и бросил ее так, что она легла поперек дороги. Он пробормотал заклинание, и оба конца веревки зашевелились, отыскивая ближайшие деревья. Затем эти концы, как охотящиеся змеи, поползли по стволам и обвились вокруг них. Середина веревки, еле заметная в пыли, неподвижно лежала на дороге.

Они ждали меньше получаса, но Джориану казалось, что прошли долгие часы. Затем на дороге появился кавалерийский эскадрон, движущийся утомленным галопом. На тяжело дышащих лошадях поблескивала пена. Джориан подозревал, что некоторые из них уже загнаны и больше никогда не будут пригодны к кавалерийской службе.

На них ехали солдаты в алых куртках под кольчугами, и вечернее солнце сверкало на посеребренных шлемах. Во главе отряда скакал лейтенант, которого можно было узнать по маленьким серебряным крылышкам на шлеме.

- Давай! - выдохнул Джориан.

Карадур за его спиной пробормотал очередное заклинание. В то же мгновение концы веревки, обвившиеся вокруг деревьев, ожили, как змеи, душащие свою добычу. Середина веревки поднялась из пыли и превратилась в прочный горизонтальный брус на высоте колена.

Это произошло как раз в тот момент, когда к веревке приблизилась лошадь лейтенанта, и всадник не успел заставить коня перескочить этот не слишком грозный барьер. Лошадь перекувырнулась, бросив лейтенанта в грязь. Следующие лошади с ужасающим грохотом повалились в лягающуюся кучу.

Прежде чем кто-либо из сброшенных солдат успел подняться, Джориан выскочил из-за дерева и устремился к поверженному лейтенанту. Когда он был рядом с офицером, тот сидел на дороге с отсутствующим выражением лица. Одно из серебряных крылышек на его шлеме обломилось.

Джориан, подойдя сзади, схватил лейтенанта за шею и приставил к его горлу нож.

- Прикажи им отойти! - заревел он, - иначе ты - мертвец!

Те солдаты, которые успели подняться на ноги, остановились, пытаясь разобраться в происходящем. Так же поступили и трое всадников, успевшие осадить своих коней и остаться в седле. Один из упавших солдат лежал неподвижно со свернутой шеей; другой кричал что-то про сломанную руку. Прочие отделались менее серьезными травмами.

- Отойдите! - прохрипел лейтенант. - Не провоцируйте этого человека! - Он чуть-чуть повернул голову. - Ты - король Джориан?

- Не важно, кто я. Ты поедешь со мной как заложник. Карадур!

- Да, сын мой?

- Отдай веревке следующий приказ.

Карадур пробормотал новое заклинание. Веревка ожила, выскользнула из-под упавшей лошади, подползла к Джориану, удерживавшему лейтенанта, и обвилась вокруг запястий и лодыжек пленника. За долю секунды лейтенант был связан так же крепко, как поросенок, которого несут на рынок.

- Прикажи своим людям вернуться в казарму! - сказал Джориан. - И скажи им, что в то мгновение, как я снова увижу погоню, твоя нежная юная шейка будет перерублена!

Лейтенант повторил его приказ. Солдаты сбились в кучку, ведя спор приглушенными, напряженными голосами. Джориан догадался, что они обсуждают, имеет ли смысл игнорировать приказ офицера, вырванный из него под угрозой, и постараться схватить Джориана, невзирая ни на что. Джориан подозревал, что некоторые из солдат сочувствуют ему и были бы рады, если бы он спасся.

Наконец солдаты сели на коней и поскакали прочь, один из них - с рукой на перевязи, мертвеца же уложили поперек седла.

- Я сожалею о смерти этого юноши, - сказал Джориан. - Хотелось бы думать, что до вас когда-нибудь дойдет: попытка схватить меня сопряжена с немалым риском.

- Я выполняю свой долг, - прохрипел лейтенант сквозь сжатые зубы.

Маргалит вывела коня Джориана из леса, а за ней появился и Карадур с мулом и повозкой. Джориан уложил лейтенанта Анникса, чья лошадь ускакала вслед за остальными, в фургон.

Маргалит сказала:

- Джориан, ты так всю жизнь и будешь брать заложников? За то недолгое время, что я с тобой знакома, ты делал это трижды.

Джориан пожал плечами.

- Только при необходимости. По правде говоря, до знакомства с тобой я никогда так не поступал; я не виноват, что события приняли такой оборот.

Солнце превратилось в алый шар над горизонтом, когда Джориан увидел изгородь, отмечающую границу между Ксиларом и Отомэ. Ксиларский пограничник закрывал ворота со своей стороны, но открыл их снова при появлении Джориана и его спутников. Пограничники, лениво бросив на них взгляд, даже не стали осматривать повозку, в которой лежал лейтенант Анникс, связанный, с кляпом во рту и закрытый одеялом. Лошадь и мул вышли на нейтральную полосу шириной в три-четыре фатома между двумя государствами. С другого края полосы стояли такие же ворота и изгородь.

Здесь Джориан остановился, залез в фургон и вытащил лейтенанта Анникса.

- Освободи его, - сказал он Карадуру.

Мульваниец произнес заклинание, и веревка свалилась на землю. Карадур подобрал ее и обвязал вокруг пояса.

Анникс встал на ноги с убийственным взглядом и вырвал изо рта кляп. Когда Джориан направил лошадь ко вторым воротам, лейтенант закричал:

- Хватайте этого человека! Его разыскивают в Ксиларе! Он опасный преступник, похититель и беглец от правосудия!

Офицер-пограничник на отомийской стороне отозвался:

- Пришлите нам официальную просьбу о выдаче, дружище, тогда посмотрим.

Казалось, что лейтенант вот-вот заплачет.

- Вы, проклятые отомийцы, никогда не выполняете ни одной нашей просьбы, какой бы разумной она ни была! Это вопиющий случай ухода преступника от погони, и я имею полномочия потребовать вашей помощи в его задержании!

Отомиец ухмыльнулся.

- Впервые слышу, чтобы человек, которого везли в телеге связанным по рукам и ногам, утверждал, что он за кем-то гонится! - Он обратился к Джориану. - А ты, мой добрый друг с востока, что у тебя за дела в Великом Герцогстве?

Достав из повозки меч и кинжал Анникса, Джориан швырнул их на нейтральную полосу, и вытащил документы.

- Вот, сэр: разрешение иностранцу проживать в Отомэ; разрешение носить оружие; разрешение на охоту и рыбную ловлю. Что до моего костюма, у меня было некое дело в Ксиларе, которое я хотел провернуть, не лишившись головы.

- Джориан из Ардамэ! - воскликнул пограничник. - Мы слышали о тебе фантастические истории! Правда ли, что ты голыми руками убил единорога в парке Великого Герцога?

- Не совсем, - ответил Джориан. - Насколько я помню...

Лейтенант Анникс подобрал свое оружие и закричал:

- Я требую...

- Ладно, заткнись! - проворчал отомийский офицер. - Этот человек хорошо известен в Отомэ, и насколько я слышал, обладает правом политического убежища. А теперь уходи и кончай нам надоедать.

- Вы еще пожалеете! - пригрозил Анникс, возвращаясь на ксиларскую сторону.

- Первый постоялый двор, - сказал Джориан, - примерно в лиге отсюда. Можно ли нам отправиться в путь, чтобы добраться до него засветло?

Два года спустя у входа в лавку "Сыновья Эвора, часовщики" в городе Кортоли появился маленький кортеж. Щегольски одетый молодой человек спросил, может ли он видеть Джориана. Силлиус, глава фирмы, ответил:

- Мой брат сейчас занят. Могу ли я узнать ваше имя и профессию?

- Я - Коринеус, сын Холдара, и я привез послание от Временного правительства Ксилара.

Брови Силлиуса полезли вверх.

- Подождите, мой добрый сэр, - ответил он и исчез. Вскоре он вернулся, сказав: - Я вас провожу.

Коринеус оказался в большой комнате, приспособленной под мастерскую. Столы были завалены инструментами и листами бумаги с чертежами и эскизами. В одном конце комнаты сидела статная, красивая женщина, нянчившая годовалого ребенка. В другом - Джориан, одетый в рабочий кожаный передник, возился с устройством из шестерен и рычагов.

Коринеусу понадобилась секунда-другая, чтобы узнать Джориана. Когда они встречались в Ксиларе, Джориан был гладко выбритым, смуглым и в тюрбане. Теперь же он был бородатым, светлокожий и простоволосый. Коринеус заметил, что он располнел, а его черные волосы слегка поредели.

- Ваше Величество! - наконец, воскликнул Коринеус.

Джориан поднял глаза.

- Клянусь железной палкой Имбала! - закричал он. - Что привело тебя сюда, Коринеус? Если ты собираешься увезти меня в Ксилар, чтобы отрубить голову, забудь об этом. Я принял соответствующие меры.

- Нет, ничего подобного, - сказал Коринеус. - У нас произошла революция, и мы отменили Регентский Совет, равно как и обычай убивать королей. Мы приняли новую конституцию, ограничивающую власть короля выборным парламентом. И мы хотим, чтобы ты стал нашим королем!

- Чтоб я утонул в помоях! - После паузы Джориан улыбнулся. - Передай, что я благодарю, но отказываюсь. У меня есть все, чего я мог пожелать. - Он взглянул на Маргалит, и та улыбнулась в ответ. - Скажи им, пусть найдут себе другого хлыща, достаточно разумного, чтобы отправлять публичные ритуалы, но не настолько умного, чтобы попытаться заполучить абсолютную власть.

- Король Джориан! Мой сеньор! - настаивал Коринеус, опустившись на одно колено. - Ты знаменит! Ты стал нашим народным героем! Рассказы о твоих приключениях - единоборство с драконом, разрушение Башни гоблинов, снятие осады с Ираза - достойны поэмы Файсо!

- Я вижу, что мифы о моих приключениях обрастают подробностями. Найди какого-нибудь поэта, чтобы записать их, и пришли мне один экземпляр. Это пойдет на пользу бизнесу.

- Бизнесу! - воскликнул Коринеус с отвращением. - Неужели после всех блестящих приключений жизнь ремесленника не кажется тебе скучной?

Джориан засмеялся.

- Вовсе нет, мой дорогой друг. Как ты когда-то заметил, я ремесленник в душе. Мы процветаем. Меня уважают коллеги-мастера, любят родные, я ем и пью вдоволь и даже отложил кое-что на черный день. Моя жена, ведя бухгалтерию, держит наши счета в порядке. Более того, сейчас я занят гораздо более захватывающей задачей, чем попытка выяснить, сколько нужно пробежать, чтобы лишить сил преследующего тебя дракона.

- Какой именно?

- Как сделать точные часы, приводимые в движение весом гирь, а не падающей водой. Я видел подобный механизм в Иразе. Мой младший брат Керин отправился на Дальний Восток, чтобы узнать секрет их неподражаемого изобретения.

Коринеус покачал головой.

- Не могу себе представить, чтобы человек, прошедший через такие рыцарские приключения, мог остепениться и вести скучную жизнь.

Джориан ответил:

- Поскольку я своей кожей почувствовал всю прелесть этих смертельно опасных приключений, то теперь мне есть о чем поговорить у камина. Но я их вовсе не искал; их послала мне богиня Элидора. Попадая в очередную переделку, я всей душой желал оказаться где-нибудь подальше. Сдается мне, когда человек за первую половину жизни столько раз был на волосок от смерти, он будет только рад, если вторая половина окажется спокойной, мирной и размеренной. По крайней мере, я так думаю.

- Неужели теперь, когда ты не рискуешь головой, тебя не привлекает честь и слава короны?

Джориан покачал головой.

- Может быть, привлекала бы, если бы я никогда не сидел на троне. Но мне с головой хватило пяти лет хождения в причудливых нарядах, просиживания на утомительных церемониях, выслушивания лживых доводов просителей и попыток собрать налоги в размере, достаточном для содержания королевства, но не чрезмерном, чтобы не вызвать бунта. Так что передай своему народу, что я польщен, но тверд в своем отказе.

- Но подумай о тех добрых делах, которые ты мог бы совершить!

Джориан улыбнулся.

- Этот довод приводит любой тиран, захвативший полную власть. Но судя по тому, что я повидал в мире, из планов улучшить участь людей редко получается то, на что надеялись их творцы, даже если их вдохновляли самые лучшие намерения.

- Значит, тебя ничто не убедит?

- Нет, ничто. Вашему парламенту придется обходиться без моей мудрости.

Коринеус опустил взгляд в пол.

- Я... я должен поблагодарить тебя... я выставил себя таким ослом при нашей первой встрече. Ты... ты мог бы по всей справедливости убить меня...

Джориан улыбнулся.

- Забудь об этом эпизоде. Когда я был на десять лет младше, я тоже совершал всяческие глупости. Но позволь задать вопрос: как ты, поклонник старых феодальных времен, оказался вовлеченным в народное революционное движение?

Коринеус смутился.

- По правде говоря, меня убедила Эстрильдис. Она сказала, что нет другого способа легализовать наш брак в Ксиларе. Она умеет убеждать.

- Знаю, - кивнул Джориан. - Как она поживает?

- Отлично, и мальчик - тоже. Она только... э-э, слегка располнела.

- Передай ей мои братские приветы.

- А где старый мульваниец?

- Карадур - профессор в Отомэ, он занял место своего уволенного предшественника Абакаруса. Я имею... - Джориан хотел сказать "имею к этому некоторое отношение", но передумал. - Он зовет меня в Академию, читать курс инженерного дела. А что случилось с тем чиновником, Теватасом?

- Его повесили.

- Неужели? Признаться, меня это не слишком печалит. Как это случилось?

- Регентство предложило щедрую награду за возврат короны, но он потребовал для себя места в Совете. Веришь или нет, он жаждал стать главнокомандующим. Потеряв терпение, они сделали вид, что согласны, а затем, как только корона оказалась у них в руках, отправили его на эшафот, почти не утруждая себя юридическими процедурами.

- Таков конец всех обманщиков! - сказал Джориан. - А теперь выпей со мной бокал вина и отправляйся в Ксилар передать мои слова. Если человека, побывавшего в стольких местах, сменившего столько профессий и перенесшего столько превратностей судьбы, жизнь и научила чему-нибудь, так это тому, что уходить со сцены нужно вовремя!

ДЕМОН, КОТОРЫЙ ОШИБАЛСЯ

Лион Спрэг ДЕ КАМП OCR Библиотека Луки Бомануара

Литературный ПОРТАЛ

http://www.LitPortal.Ru

Анонс

Спрэг де Камп - один из наиболее ярких представителей "золотого века" американской фантастики, лауреат премий "Хьюго" и "Гэндальф", а также обладатель титула Гранд-мастера. Его романы "Дипломированный чародей", "Возрожденный чародей" и "Странствующий чародей", посвященные приключениям мага-недоучки Гарольда Ши, открыли в свое время новый жанр - юмористическое фэнтези.

В опубликованных в этой книге романах "Корона Ксилара", "Уважаемый варвар" и "Демон, который ошибался" описывается продолжение похождений бывшего короля Ксилара Джориана, его младшего брата Керина и прочих героев в стране, где существует странный обычай - короля выбирают на короткий срок, а потом отрубают ему голову...

Айзеку Азимову, начинавшему позже меня но написавшему, тем не менее, больше книг. Ego te olim assequar! <Когда-нибудь я постигну тебя! (лат.)>

1 ДОКТОР МАЛЬДИВИУС

В первый день месяца Вороны в пятый год короля Тонио из Ксилара (согласно новарианскому календарю) я узнал о том, что избран для годичной службы на Первом Плане, как заносчиво именовали его те, кто там обитал. Наш План (или по-другому уровень) они называли Двенадцатым, в то время как, с нашей-то точки зрения, именно этот План должен считаться Первым, а их - Двенадцатым. Но рассказ пойдет о моей работе на Плане, имеющем лишь некоторое отношение к новарским формам, я буду пользоваться его терминологией. Я уже посещал однажды двор Настоятеля Нинга. Знавал Настоятеля и до избрания. Собственно говоря, мальчишками-демонами мы вместе охотились в болотах Кшака за порхающими цветами, и я надеялся, опираясь на фундамент этой старой дружбы, потребовать освобождения. Я произнес:

- Дружище Хвор, до чего же приятно снова тебя увидеть! Надеюсь, у тебя все идет хорошо?

- Здим, сын Акха, - строго сказал Хвор, - твоя репутация не давала тебе повода думать, что ты способен обращаться к Настоятелю, находящемуся при исполнении обязанностей, в подобных фамильярных выражениях. Так давай же соблюдать приличия.

- Но... э-э-э... - пробормотал я. - Прошу прощения, господин Настоятель. Я насчет объявления о вступлении в должность. Полагаю, что имею право потребовать отсрочки.

- И на каком же основании? - Ух какой у Настоятеля был ледяной тон!

- Во-первых, на том основании, что моя супруга, Йез, дочь Птига, только что снесла яйца и не может обойтись без моей помощи для их охраны. Во-вторых, я прошел курс обучения философии и логике и не подхожу для этой хаотичной, грубой и полной приключений жизни, которую, как я слышал, нужно вести на Первом Плане. В-третьих, философ Кхрум, мой учитель, отбыл на две недели половить рыбку, оставив свое имущество, корреспонденцию и учеников на мое попечение. А в-четвертых, близится время сбора рабиджа, и мне нужно принять участие в жатве.

- Все отговорки решительно отклоняются. Во-первых, для помощи твоей жене в охране яиц и уборке урожая я пошлю бейлифа. Во-вторых, кроме философии и логики ты изучал историю, биографию Первого Плана и другие смежные науки и поэтому знаком с его нуждами лучше, чем большинство демонов-претендентов. В-третьих, несколько дней твоего отсутствия не повредят ни корреспонденции, ни ученикам почтенного Кхрума. А в-четвертых, нам кого-то послать туда просто необходимо, а при жеребьевке вытащили твое имя. Демографический взрыв и так счастливо повышающийся жизненный уровень требуют все большее количество железа, потому частные интересы должны подчиниться интересам народа. Собирайся, тебе дается три дня до эвокации.

Через три дня я попрощался с Йез и вновь вернулся ко двору Настоятеля. На прощание Хвор дал мне совет:

- Средний обитатель Первого Плана может показаться тебе слабым, податливым существом. Без оружия он не представляет серьезной опасности. Однако население этого Уровня знакомо с несколькими видами смертоносного оружия и использовало его в кошмарных войнах. Необязательно испытывать действие подобного оружия на себе. Хоть мы, демоны, сильнее, выносливее и дольше живем, чем люди с Первого Плана, еще неизвестно наверняка, имеются ли у нас души, переселяющиеся после смерти в другое измерение, как души обитателей Первого Плана.

- Что ж, остерегусь, - сказал я.

Кхрум не раз рассказывал мне, что мир Первого Плана - необычное место. Боги его слабосильны, магия - бедненькая, а львиная доля работ делается машинами. Он уверял, что для сохранения космического равновесия необходимо существование антимира, родственного нашему Уровню в таком же плане...

- Сожалею, - прервал меня Хвор, - но у меня ужасно плотное расписание. Не забывай о своей безопасности, будь предан своему делу и повинуйся законам Первого Плана.

- А что делать, если эти законы взаимоисключающи? Или вдруг мой хозяин потребует, чтобы я переступил через них?

- В этом случае нужно помнить, что стофунтовый слиток железа стоял на том пентакле, на котором сейчас стоял я, и что сейчас этот слиток занял мое место на Двенадцатом Уровне. Пресловутое отсутствие железа вынудило нас вступить в соглашение о поставке наших граждан в качестве слуг на Первый План.

***

Помещение было круглым, примерно двадцати футов в диаметре и вполовину того в высоту. В стене находилось лишь одно отверстие, за которым открывался непроглядный туннель. На стенах - полки, заваленные книгами. Меблировка из стульев, столов, дивана - все старое, драное, столы завалены сосудами, колбами, пробирками, ступками и другими орудиями магии и колдовства. На небольшой подставке я увидел зажим, на котором лежал голубой шар размером с кулак гуманоида. Похоже, это был магический камень, так как он лучился вспыхивающим светом. Все это освещалось двумя расписными лампами. Атмосфера в помещении была спертой и неживой.

Приглядевшись, можно было увидеть два человеческих существа. Старший был худым, сутулым, пожилым, почти с меня ростом - значит, весьма высоким для Первого Плана. Он имел жесткие седые усы, волосы и брови. Одежда - запятнанное черное одеяние.

Другой - невысокий, полный, смуглый черноволосый мальчик лет пятнадцати. Он был одет в пиджак и узкие брюки и держал в руках какие-то причиндалы колдуна. Мои усы уловили враждебную вибрацию мальчика, хотя в то время еще не был как следует знаком с эмоциями обитателей Первого Плана. Но по тому, как пацан отпрянул от меня, я определил, что добрую часть этих чувств составляет страх.

- Кто ты? - спросил на новарианском, старший.

- Я - Здим, сын Акха, - успокаивающе ответил я. Хоть я и изучал язык в школе, мне еще ни разу не приходилось говорить на нем с урожденными новарианцами, так что особой уверенности пока не было. - Кто вы?

- Я именуюсь доктором Мальдивиусом, богословом, - отвечал пожилой. - А это - Грах из Чемниза, мой ученик. - Он указал на юнца.

- Прямо сом! - сказал Грах.

- Веди себя прилично! - одернул его Мальдивиус. - Тот факт, что Здим прибыл по контракту, еще не дает тебе права издеваться над ним.

- Что... значит... сом? - поинтересовался я.

- Рыба, живущая в... э... водоемах этого плана, - объяснил Мальдивиус. - Пара усов над вашей верхней губой напомнила ему внешний вид этой рыбки. Итак, по договору ты обязан служить мне ровно год. Ты хорошо это помнишь?

- Да.

- Да, сэр! - исправил меня Мальдивиус.

Мои усы изогнулись - так случается, когда меня раздражают, - но этот тип крепко держал в руках мою судьбу. Хотя я мог бы переломить его пополам, неповиновение стоило бы мне больших неприятностей при возвращении на собственный План. Кроме того, перед эвокацией нам говорили о том, что на Первом Плане ничему не нужно удивляться.

- Да, сэр.

Для тех, кто никогда не наблюдал обитателей Первого Плана, их вид, можно сказать, омерзителен. Вместо прекрасной голубовато-серой чешуи, отливающей металлическим блеском, у них мягкая, почти голая кожа разнообразных оттенков: розового, желтого или коричневого. По мере удаления от тропической зоны они приспосабливаются к более холодному климату, покрывая эту дурацкую кожу волокнистыми материалами. Их внутреннее тепло в соединении с изоляционными свойствами подобных структур, именуемых "одеждой", дает им возможность переносить такой холод, который мог бы совершенно заморозить демона.

Их глаза отличаются круглыми зрачками и обладают лишь незначительной приспособляемостью к свету - ночью они почти не видят. У них такие идиотские круглые уши! Их лица запавшие, а все выступы и клыки немногим более чем рудиментарные остатки. Хвостов у них нет. Представляете, и их пальцы на руках и ногах оканчиваются плоскими отростками, называемыми "ногти".

Однако если внешне они часто кажутся странными, то их ум и сообразительность просто поражают. Эти монстры удивительно изворотливы в умении изобретать серьезные обоснования тому, что им хочется сделать. Я с удивлением узнал о существовании у них понятий, подобных таким, как "демонический ум" или "дьявольская хитрость". Эти "демонический" и "дьявольский" - оскорбительные термины в отношении нас, демонов, - можно подумать, что не они, а мы обладаем этой их извращенной хитростью!

- Где... я... нахожусь? - обратился я к Мальдивиусу.

- В подземном лабиринте в республике Ир, одном из двенадцати городов Новарии. Чемниз лежит в устье нашей главной реки Киамос. Город Ир простирается по Киамосу на двенадцать лье. Я отреставрировал этот лабиринт и превратил центральную комнату в свой кабинет.

- Чего ты ждешь от меня?

- Главной твоей обязанностью будет охрана помещения, когда я отсутствую. Мои книги и магические аксессуары, особенно вот это, являются большой ценностью.

- Что это такое, сэр?

- Аэм. Это сибиллианский сапфир, божественный кристалл, наделенный самыми высшими качествами. Ты будешь заботливо следить за его сохранностью, и горе тебе, несчастный, если нечаянно заденешь стойку и разобьешь камень!

- Почему бы, если он так важен, не положить его в стороне, там, где он не будет мешать? - удивился я.

Мальчик Грах скорчил гримасу, не отличающуюся добродушием, - у этих существ очень подвижные и выразительные морды, и этой подвижности нашему брату трудно подражать.

- Позвольте, учитель, - сказал он. - Я не доверяю старине Сому. - Он передвинул стойку и повернулся ко мне. - Следующая ваша задача, господин Сом, готовить и убирать за нами, хи-хи!

- Мне готовить и убирать? - переспросил я. - Это бабское занятие! Вам надо было бы нанять демонессу!

- Фи! - фыркнул юнец. - Я три года готовил и вывозил грязюку, и тебе, ручаюсь, это не причинит никакого вреда.

Я повернулся к Мальдивиусу, - в конце концов, это же он был моим хозяином. Но колдун не утешил:

- Грах говорит правду. По мере того как он все лучше разбирался в искусстве волшебных снадобий, мне требовалось все больше и больше его времени на помощь в моих делах. И теперь ему уже совсем не под силу домашние дела.

- Что ж, - загрустил я, - попытаюсь сделать что могу. Но скажите мне, сэр, почему вы все же не захотели нанять для такой работы женщину? Здесь недалеко город. Если он похож на города моей планеты, то было бы нетрудно найти подходящую тетку...

- Никаких дискуссий, о демон! Ты должен слушаться меня беспрекословно - в буквальном смысле этого слова. И все же я отвечу на твой вопрос. Первым делом горожане пришли бы от тебя в ужас.

- От меня? Но, сэр, дома меня считают самым добропорядочным и смирнейшим из демонов. Я робкий студент, изучающий философию...

- И во-вторых, мне пришлось бы научить эту ведьму как входить в лабиринт и выбираться из него. По понятным причинам я не имею желания предавать такую информацию гласности... Хм... Теперь приступай к своим обязанностям. Первым твоим заданием будет приготовление трапезы сегодня.

- Боги Нинга! Как же я могу это сделать, сэр? Должен ли я предпринять вылазку наружу и добыть какую-нибудь дичь?

- Ни-ни, мой добрый Здим. Грах проводит тебя на кухню и введет в курс дела. Если приступишь прямо сейчас, то к вечеру у тебя будет готова подходящая еда.

- Но, сэр! Я могу поджарить на костре во время охоты дикую летающую змею, настоящего же обеда я не готовил ни разу в жизни.

- Тогда учись, слуга! - надменно приказал Мальдивиус.

- А ну пошли! - злорадно усмехнулся Грах. От одной из медных ламп он затеплил фонарь и повел меня по туннелю. Ход был неровным и извилистым. Его пересекало множество ответвлений.

- И как, скажи на милость, ты сможешь найти здесь дорогу? - пробурчал я.

- Как, шкаши на милошть, ты мошешь найти шдешь дорогу? - повторил он, передразнивая мой акцент. - Запоминай по формуле. Туда: направо-налево-направо-налево-налево-направо-направо-направо. Обратно: налево-налево-направо-направо-налево-направо-налево. Ну-ка повтори?

Я пробормотал формулу. После чего спросил:

- Почему доктор Мальдивиус устроил кухню так далеко от своего кабинета? Пока повар доволочет пищу до места, она просто заледенеет.

- Балда! Если готовить в лабиринте, он был бы полон дыма. Тебе, конечно, придется пробежаться со своим подносом. Ну вот, пришли...

Мы достигли входа в лабиринт, того места, где извилистый коридор распрямлялся. Двери открывались в помещения по обеим его сторонам, а в дальнем конце я разглядел дневной свет.

Этих комнат было ровно четыре. Две были обставлены как спальни, третья служила кладовой, четвертая, следующая пекле входа, была кухня. В стене последней было пробито окно.

Это окно было снабжено переплетом со вделанным него железным каркасом и множеством застекленных граней. Сейчас переплеты были открыты, пропуская воздух и позволяя оглядеть окрестности. Помещение было устроено в боковой части скалы. Там, внизу, на расстоянии нескольких морских саженей, бился о каменные стены Западный океан. Скала изгибалась подковой, так что из окна открывался вид на крутой ее склон. За окном шел дождь.

Поток воды устремлялся в кухню по заземленной трубе и попадал в одну из двух деревянных раковин. Грах раздул огонь в очаге и достал вертелы, котлы, сковородки и прочую кухонную утварь. Потом открыл банки с различными приправами и объяснил природу каждой, время от времени бросая презрительные замечания по поводу моей косорукости и глупости.

Я интерпретировал его вибрации как проявление враждебности и презрения. Природа их была выше моего понимания, поскольку я не сделал ничего такого, что могло бы вызвать у Граха подобное чувство. Из чего заключил, что это объясняется его ревностью ко всякому-любому, кто посягал на монополию Граха на старого Мальдивиуса, и ревность эта распространяется и на меня, хоть и очутился я здесь против собственной воли. Проклятое железо! Оставалось только завидовать тем, кто мог так свободно использовать феррум на такую мелочь, как оконная решетка.

Должен сказать, что хотя за время моей службы на Первом Плане мне пришлось пройти через множество испытаний, ни одно из них не было таким тяжким, как приготовление этого обеда. Грах закончил объяснения - если это глумление можно назвать так, - поставил передо мной песочные часы, которые должны были отсчитывать время приготовления блюда, и оставил меня одного. Я попытался следовать его указаниям, но меня постоянно смущали местные обозначения времени, расстояние до очага и тому подобные вещи.

Когда я решил, что теперь все находится под моим контролем, то отправился в кабинет за дальнейшими инструкциями. И само собой я свернул не туда и потерялся в лабиринте. Наконец вновь оказался возле входа. С трудом я восстановил в памяти формулу для входящего в лабиринт и на сей раз достиг кабинета без лишних затруднений.

- Где же наш обед? - поднял брови Мальдивиус. Они с Грахом сидели на потрепанных стульях. Оба потягивали из глиняных чашек жидкость под названием "оликау", ввозимую из Паалуа через Западный океан.

- Я должен спросить у вас, сэр... - И я уточнил еще ряд деталей. Когда колдун сообщил их, я нашел дорогу к выходу. Кухня была вся в дыму и зловонии, так как без меня основная еда - ломтики ветчины превратились в отменные сочные головешки.

Я снова вернулся в кабинет.

- Ну, - нетерпеливо фыркнул Мальдивиус, - где же теперь наша еда?

Я повинился.

- Идиот! - вскричал колдун. - Клянусь бородой Зеватаса, изо всех жалких, тупых, безруких, бесполезных демонов, которых я когда-либо видел, ты самый худший.

Он схватил свою палку и стал гонять меня по комнате, лупя ею то по голове, то по плечам. Удары обычной палкой такого размера я едва бы почувствовал, но эта его волшебная палка вызывала очень неприятное ощущение ожога. На третьем круге я почувствовал негодование. Я легко бы мог разорвать доктора Мальдивиуса надвое, но меня удерживали от этого контракт и страх перед начальством.

- Отчего бы нам не совершить сделку со стариной Сомом, босс? - предложил хозяину Грах. - Пошлем его назад, на Двенадцатый План, а взамен потребуем другого, у которого в котелке хоть что-то варит.

Доктор Мальдивиус стоял, тяжело дыша и опираясь на свою палку.

- Возьми это несчастное подобие демона в кухню и начни все сначала.

Грах вновь повел меня по лабиринту, хихикая и отпуская множество замечаний по поводу особенностей моего интеллекта. (Среди человеческих существ очень распространено делать подобные бессмысленные замечания - они называют их "шутками", - скаля при этом зубы и производя звук "хи-хи-хи". Это, похоже, доставляет им удовольствие.) Когда мы вернулись, я обнаружил, что вся вода в горшке, в котором варилась репа, выкипела, а сама репа наполовину подгорела и прилипла к стенкам горшка.

Прошло три часа после моего первого появления в кухне, прежде чем удалось приготовить приемлемый обед для этой парочки сварливых магов. Потом, по пути к кабинету, я вновь потерялся в лабиринте, и к тому времени, когда я разыскал своих нанимателей, еда, естественно, была холодной. К счастью для меня, оба они к этому моменту выпили столько оликау, что едва обратили на меня внимание. Грах все время хихикал. Когда я спросил Мальдивиуса, что можно поесть мне, он лишь уставился куда-то мимо и пробормотал:

- А? Что? Кто?

Так что я вернулся в кухню и приготовил себе обед. Не праздник для гурмана, но, испытывая сильный голод, я нашел эту еду более вкусной, чем все, что мне приходилось есть до сих пор.

В течение последующих дней моя стряпня улучшилась, хотя я счел бы идиотом того, кто назначил меня на должность главного повара во дворце великого правителя Первого Плана. Потом, когда Грах куда-то смылся, Мальдивиус позвал меня в свой кабинет.

- Завтра на рассвете я отправляюсь на муле в Ир, - объявил он, - надеюсь вернуться дня через два-три. Большую часть времени ты будешь находиться один. Я хочу, чтобы ты сторожил этот кабинет и покидал его лишь в самых крайних случаях. Еду таскай сюда и ешь здесь. Спать можешь на диване.

- А разве мастер Грах не составит мне компанию?

- Не знаю, что ты имеешь в виду под выражением "составить компанию", но от моего глаза не укрылось, что чувства, которые вы друг к другу испытываете, едва ли можно назвать любовью. Как бы то ни было, я знаю по опыту, что, даже если и велю Граху остаться, он смоется в Чемниз в ту самую минуту, как я скроюсь из виду. Это одна из причин, по которой я заключил контракт с тобой.

- Для чего он это делает, сэр?

Мальдивиус не удивился:

- В городе у него есть девушка, которую парнишка посещает с целью... э... прелюбодеяния. Я говорил ему и повторяю: для того чтобы достичь верхних ступеней в нашей профессии, нужно отказаться от плотских удовольствий. Но бездельник не внемлет моим советам. Подобно большинству юнцов, он думает, что каждый, кто старше, далеко продвинулся по пути старческого маразма.

- А были вы, сэр, в его возрасте таким же умеренным, каким хотите видеть своего ученика?

- Отстань и не суйся не в свое дело, бесстыдный грубиян! Гм... Слушай внимательно. Ты остаешься здесь на страже. Охраняй мое имущество, особенно сибиллианский сапфир. Если кто-нибудь проникнет в кабинет до моего возвращения, тебе положено немедленно его сожрать.

- На самом деле, сэр? Я полагал...

- Ты здесь не для того, чтобы полагать, а для того, чтобы повиноваться приказаниям! Первый же, кто войдет сюда до моего возвращения, должен быть съеден живым! Никаких исключений. Не думай, что они не предупреждены. Грах написал плакат: "Берегись злого демона!" - и повесил его у входа. Тебе понятно?

Я вздохнул:

- Да, сэр. Могу я взять на себя смелость задать вам вопрос о причине подобного поручения?

Мальдивиус усмехнулся:

- Мне выпала удача совершить то, что называют вульгарным словом "убийство". Ибо в своем сапфире я увидел рок, приближающийся к Иру. Раз уж я получил эту информацию, то смогу потребовать у скряги Синдикса значительное вознаграждение в обмен на новость.

- Сэр, я полагаю, что, как гражданин Ира, вы выполните свой долг, предупредив государство вне зависимости от вознаграждения...

- И ты осмеливаешься диктовать мне, в чем мой долг, ты? - Мальдивиус схватился было за свою палку, но овладел собой. - Когда-нибудь расскажу. Суть же в том, что я не испытываю особой благодарности по отношению к городу, чьи судейские вытянули из меня столько монет, чьи богачи презирают меня, чьи ученые выступают против меня, и даже мальчишки преследуют, швыряя в меня палки и камни. Когда бы я следовал своим побуждениям, я позволил бы их року разнести их в мелкие дребезги. Но лишь малолетний недоумок может упустить возможность получить кругленькую сумму. А ты не забывай о том, что тебе приказано!

2 СИНДИК ДЖИММОН

Я проводил колдуна до верха лестницы, выдолбленной в скале. Вокруг лежали развалины храма Псаана, новарианского бога моря. Обломки мраморных колонн стояли в ряд, подобно взводу солдат, по волшебству превратившихся в камень, а отдельные их куски были разбросаны там и сям по треснувшим мраморным плитам. В трещинах этих давно росла трава. Росли кругом также и кусты, и даже несколько деревьев, и плиты выворачивались из земли под напором их корней. Раньше, объяснил мне Мальдивиус, здесь было гораздо больше обломков, но чемнизяне столетиями использовали это место в качестве каменоломни.

Пока я седлал мула и привязывал к задней луке седла дорожный сак доктора, Мальдивиус повторял мне свои инструкции. Потом он уехал. Кстати, доктор Мальдивиус оказался прав относительно своего ученика. Едва лишь учитель скрылся с глаз, а я спустился по лестнице, как мастер Грах, облаченный в свой лучший костюм и ботинки, приготовился подниматься наверх. Как всегда, юнец усмехался.

- Итак, старина Сом, - заметил он, - я отправляюсь в город. Предупрежу твое желание узнать, для чего я это делаю. - Тут он изобразил движение задом, иллюстрируя свои слова.

- Мне самому будет не хватать моей жены, - ответил я, - но...

- Не хочешь ли сказать, что у демонов есть жены, как и у людей?

- Естественно. А вы как думали?

- Что вы, когда решаетесь размножиться, расщепляетесь пополам, и из каждой половины получается новый демон, как по словам Мальдивиуса, происходит с некоторыми обитателями вод. И вы живете со своими женами так же, как мы?

- Да, но не круглый год, как это, кажется, происходит у вас, на Первом Плане. Грах:

- Слушай, почему бы тебе не пойти со мной в Чемниз? Я знаю одну дамочку...

- Я должен повиноваться приказам. Кроме того, сомневаюсь, чтобы женщине-человеку доставили удовольствие интимные отношения с таким, как я.

- Отчего же? Не тот размер?

- Нет, дело в том, что на моем половом органе имеются острые зубцы.

- А у тебя он действительно есть?

- Конечно.

- И как же ваши дамы - демонессы, я имею в виду - переносят эти колючки?

- Для них это самое то! Однако мне пора заняться охраной центральной комнаты.

- Только не засни, дурашка, и не дай какому-нибудь домушнику возможность почистить это местечко! Я знаю пару жиганов в Чемнизе, которые не прочь поправить свои делишки за счет небольшой кражи. Жди меня завтра.

Он отправился прочь по той же пыльной тропе, по которой удалился и Мальдивиус. Я вернулся в кабинет. Эти несколько дней я был так загружен, что не успел переварить съеденную пищу, так что меня начало уже раздувать.

Я с радостью отдался возможности погрузиться в сладостную неподвижность пищеварительного процесса. Насколько можно судить по маленьким водяным часам, стоявшим на одном из столов Мальдивиуса, состояние это продлилось до следующего дня.

Я уже поднялся и наполнил резервуар водяных часов, когда различил звук шагов в лабиринте. Подумалось, что это мог быть Грах или же кто-то незнакомый.

Однако я помнил, какие указания дал мне доктор Мальдивиус насчет первого, кто войдет в кабинет до его возвращения. Никаких исключений, сказал он, и я должен следовать его приказам буквально и беспрекословно. Когда я попытался узнать, согласен ли он сделать исключение для мастера Граха, колдун заставил меня замолчать. Похоже на то, что по каким-то таинственным причинам он желал, чтобы я обошелся с Грахом как с любым пришельцем.

Итак, Грах стоял в проеме. Через его плечо был перекинут мешок с продуктами, купленный им в деревне.

- Привет, глупыш! - крикнул он. - Бедный старина Сом, нет для тебя ничего лучше, кроме как сидеть в кабинете чучелом вроде какого-нибудь идола языческого бога, эй, что это ты?

Грах, болтая, вошел в кабинет. У него было время лишь для одного короткого вскрика, прежде чем я ринулся на него, разорвал на куски и съел. Должен сказать, что как продукт питания он доставлял большее удовольствие, чем как собеседник.

Тем не менее некоторые обстоятельства беспокоили меня. Во-первых, в результате краткой борьбы в комнате ощущался некоторый беспорядок. Один стол был перевернут, повсюду брызги крови. Боясь, что Мальдивиус станет бранить меня за неаккуратность, я взял ведро, тряпку, швабру и принялся за работу. Через час мне удалось уничтожить все следы происшествия. Крупные кости покойного Граха я аккуратно сложил на пустой книжной полке. Капля крови запятнала экземпляр "Материального и духовного совершенствования в десяти легких уроках" Вольтипера Кортоли, стоявшего на книжной полке. Красная струйка пробежала между страницами и оставила несколько больших пятен.

Пока я работал, меня настигла другая мысль. На Двенадцатом Плане пожирание разумных существ строго каралось законом еще со времен Вонка-реформатора. Вероятно, законы Первого Плана в этом плане были примерно такими же, хотя у меня не имелось фундаментальных знаний юридических основ этой системы. Я успокоил себя тем, что, поскольку я действовал по указке Мальдивиуса, ответственность будет лежать на нем.

***

Доктор Мальдивиус вернулся на следующий день. Он спросил:

- Где Грах?

- Следуя вашим инструкциям, хозяин, я был вынужден его сожрать.

- Что?!

- Да, сэр. - Я объяснил ситуацию.

- Дурак! - взревел колдун, вновь кидаясь на меня со своей палкой. - Болван! Тупица! Деревенщина! Осел! Балбес! Дубина стоеросовая! И что такого я сделал богам, что они наслали на меня подобное безмозглое создание?

Говоря это, он неустанно гонял меня по комнате и лупил палкой. Я метнулся было прочь, но затерялся в лабиринте. В конце концов Мальдивиус настиг меня в одном из тупиков, загнал в угол и продолжал лупить до тех пор, пока силы не оставили его.

- Вы хотите сказать, - смог я наконец вставить, - что не хотели, чтобы я ел этого паршивца?

- Конечно же нет! - Удар. - Любой идиот понял бы это!

- Но, сэр, ведь ваше указание было ясным... - Я вновь обратился к логической стороне дела.

Мальдивиус откинул упавшие на лоб седые волосы.

- Черт бы меня побрал, мне бы следовало лучше знать, с кем я имею дело. Возвращайся в комнату.

Когда я вошел в кабинет, он сказал:

- Собери все эти кости, свяжи и выбрось в море.

- Прошу прощения, сэр, не понял. Как мы говорили на Нинге, нет такого существа, что было бы гениальным во всем сразу. Не послужит ли исчезновение Граха для вас причиной преследования со стороны закона?

- Вряд ли. Он был сиротой, потому-то и захотел стать моим учеником. Тем не менее, если тебя спросят, скажешь, что он сорвался со скалы и его утащило в воду какое-то чудовище, обитающее в омуте. А теперь займемся обедом. Он должен быть хорошим, ибо я ожидаю сегодня важного гостя.

- И кто же он, хозяин?

- Его превосходительство Джиммон, Главный синдик Ира. Я сделал им предложение, но они отклонили его и предложили мне одну десятую назначенной мной суммы, на что не согласился уже я. Джиммон сказал, что мог бы обсудить со мной дела позже. Торг может затянуться.

- А вы уверены, сэр, что судьба, которую предвидели, не доберется до этой земли раньше, чем вы и синдик договоритесь? Как говорится на нашем Плане, рыбец на сковороде стоит двух рыб в ручье.

- Ну нет, я постоянно слежу за угрозой с помощью моего сапфира. Времени у нас достаточно.

- Сэр, могу я спросить хотя бы, какого рода эта угроза?

- Спросить-то ты можешь, ха-ха-ха, да не дождешься ответа. Я знаю, что будет... э... стоит только мне выпустить птичку из клетки - разболтать то, что известно лишь мне одному. А теперь за работу!

***

Его превосходительство синдик Джиммон был лысым толстяком. Его тушу приволокли на носилках. Он остался ночевать, а его слуги побрели на ночлег в деревню. Я изо всех сил старался вести себя как вышколенный слуга. Мне было велено стоять во время обеда за спиной гостя и исполнять каждое его желание.

Джиммон и Мальдивиус то спорили о цене за тайну приближающегося к Иру рока, то болтали о прочих событиях в Ире.

- Если кто-нибудь не укоротит эту проклятую женщину, то, клянусь рогами Тио, она еще добьется места в Совете Синдиков.

- Ну и что? - пожал плечами Мальдивиус. - Поскольку ваше правление зиждется на богатстве, а мадам Роска богачка, почему бы вам не позволить ей заседать среди вас?

- У нас отродясь не было женщины-синдика, это беспрецедентный случай. Кроме того, всем известно, какая это глупая баба. Хм... Хотя мне кажется, что глупость не мешает ей приумножать свои богатства.

- С помощью колдовства, наверное. Я слышал, она ведьма. Хм-м... Что-то в мире не так, если колеблемая ветром тростинка может достигнуть подобной удачи. Вы видели странствующий цирк Багардо, а? Пять вечеров он выступал в Ире, а теперь Багардо Великий отправился в провинциальные города и деревни. У него неплохое представление. Но если цирк приедет в Чемниз, боюсь, как бы он вас не обобрал. Как всякий уроженец гор, он полон хитрости и коварства.

Мальдивиус хихикнул:

- Чтобы обобрать меня, ему нужно придумать такое... э... изобрести новый способ действия. Перестаньте смущаться, ваше превосходительство. Мой слуга не причинит вам вреда. Он образец истинного послушания.

- Не возражаете тогда, чтобы он стоял за вашим стулом, а не за моим? Меня беспокоит его взгляд, и уже шея заболела оттого, что я все время на него оглядываюсь.

Мальдивиус приказал перейти мне на другое место. Я повиновался. Обнаружилось, что мне очень трудно разгадать намерения Джиммона. Дома я считаюсь самым средним представителем рода демонов, ничем не выдающимся и не примечательным.

***

На следующий день синдик Джиммон отбыл на своих носилках, колыхающихся на плечах восьми здоровенных парней. Мальдивиус сказал мне:

- А теперь заруби себе на носу, о Здим, что твоя роль по охране моего кабинета состоит не в том, чтобы убивать всякого, кому случится здесь быть, а в том, чтобы воспрепятствовать краже. Следовательно, тебе следует пожирать воров и никого больше.

- Но как я отличу вора, хозяин?

- По его поступкам, придурок! Если он стащит какую-нибудь вещь и захочет унести ее с собой, загрызи его. Но если это будет всего лишь клиент, который хочет получить свой гороскоп, или торговец с товарами, или какой-нибудь житель Чемниза, согласный обменять сумку с продуктами на сведения о пропавшем браслете его жены, ты обязан вежливо усадить его и следить за ним до моего возвращения. И пока он не сделает попытки причинить мне ущерб, не смей трогать! Уяснил, тупая твоя башка?

- Да, сэр.

В течение двух следующих недель почти ничего не произошло. Я продолжал готовить и убирать. Мальдивиус один раз съездил в Ир и один раз в Чемниз; Джиммон нанес нам еще один визит. Мальдивиус и Джиммон продолжали свой торг, по крохам сдвигая друг друга со своих позиций. За это время предсказываемый рок должен был подобраться на значительное расстояние.

Если ничего не случалось, Мальдивиус советовался со своим сапфиром. Поскольку он настаивал на том, чтобы я стоял подле него на страже, пока он находится в предсказательном трансе, я вскоре изучил наизусть эту процедуру. Он молился, поджигал смесь из спайсовых трав в маленьком светильнике и вдыхал дым, он пел заклинание на мальванском языке, начинающееся так:

Джийю зормо барх тиган тийуву,

Джийю зормо барх тиган тийуву...

По щекотанию в собственных ноздрях я мог сказать, когда заклинание начинало действовать.

Овладев искусством свершения домашних дел, я почувствовал, что время потекло мимо меня гораздо медленнее. Мы, демоны, много терпеливее этих неугомонных с Первого Плана, тем не менее сидение в кабинете час за часом в полном безделье стало мне казаться понемногу более чем просто скучным. Наконец я спросил:

- Хозяин, нельзя ли мне взять на себя смелость почитать одну из ваших книг, пока я жду?

- Однако! - удивился Мальдивиус. - Неужели ты умеешь читать на новарианском?

- Я изучал его в школе и...

- Ты хочешь сказать, что у вас там, на Двенадцатом Плане, тоже есть школы?

- Конечно, сэр. Как еще мы можем делать нашу молодежь такой, какая она есть?

Мальдивиус:

- Настоящая молодежь? Мне как-то никогда не приходилось слышать о молодом демоне.

- Естественно, кто бы позволил своим неоперившимся птенцам служить на Первом Плане?! Для них это было бы слишком опасно. Уверяю вас, что мы рождаемся, растем и умираем, как и другие разумные существа. Но насчет ваших книг: я вижу, что у вас есть словарь, который может мне помочь со словарным запасом. Прошу вас позволить мне пользоваться этим фолиантом.

- Гм... гм... Отличная мысль. Когда ты станешь достаточно начитанным, ты, возможно, сможешь читать мне вслух, как это делал, бывало, покойный Грах. Я уже немолод и вынужден пользоваться специальным стеклом для чтения, что превращает удовольствие в работу. Какие книги у тебя на уме?

- Я бы хотел начать вот с этой, сэр, - ответил я, извлекая экземпляр "Материального и духовного совершенствования в десяти легких уроках" Вольтипера. - Чтобы уютно себя чувствовать на незнакомом Плане, мне необходимо достичь того совершенства, которое только для меня возможно.

- Дай-ка сюда! - сказал он, выхватывая книгу из моих когтей. Его немолодые глаза - несмотря на вышесказанное, они были достаточно зоркими - вперились в пятна крови, которыми пестрели некоторые страницы. - Воспоминание о бедняге Грахе, а? Счастье для тебя, о демон, что это не магическая книга. Возьми ее, и да пусть тебе принесут пользу ее советы.

Итак, с помощью словаря Мальдивиуса я начал трудный путь по страницам Вольтипера Кортоли. Вторая глава была посвящена теории Вольтипера относительно диеты. Тот был, оказывается, вегетарианцем. И утверждал, что только отказ от поедания плоти животных может привести читателя к полному духовному здоровью и высокой связи с космосом. К тому же Вольтипер возражал против убийства животных. Он утверждал, что они имеют души, хотя и находящиеся в зачаточном состоянии, и что они родственны человеческим существам, так как у тех и других были общие предки.

Моральные аргументы не слишком меня смущали, так как я являлся для этого Плана лишь временным посетителем. Но мне хотелось лучше приспособиться к нравам Первого Плана, чтобы сделать свое пребывание на нем как можно более комфортным. Я обсудил идею вегетарианского питания с Мальдивиусом.

- Отличная мысль, Здим, - оценил он ее. - Когда-то я и сам решил ввести ее в практику, но Грах так настаивал на нуждах плоти, что я поддался слабости и сдался. Давай же теперь последуем предписанию Вольтипера. Это, кстати, сбережет и наши денежки.

Следствием этого явилось то, что мы с Мальдивиусом перестали покупать в Чемнизе мясо и стали довольствоваться хлебом и зеленью. Потом колдун сказал:

- О Здим, сибиллианский сапфир говорит мне, что цирк Багардо приближается к Чемнизу. Я непременно должен стать свидетелем представления, а заодно и приискать преемника в ученики. Ты останешься здесь.

- Я бы хотел посмотреть такое представление, сэр. Я торчу здесь уже месяц и ни разу еще не покидал этих развалин.

- Что, ты пойдешь в Чемниз? Боги великие! Мне и так нелегко ладить с горожанами, о чем же можно будет говорить, если ты напугаешь их и с кем-нибудь приключится родимчик?

Поскольку ситуация была неразрешимой, я оседлал мула, проследил за тем, как мой хозяин исчез вдали и вернулся в кабинет.

***

Через несколько часов какой-то слабый звук оторвал меня от чтения. Казалось, он шел сверху. Поскольку медные светильники довольно тускло освещали потолок и он тонул в полутьме, я все-таки разглядел, что в нем появилась большая четырехугольная дыра. Не знаю, как удалось вторгнувшемуся в помещение без шума отделить такой кусок алебастра. Мошенники Первого Плана слишком хитроумны для простого и незатейливого ума честного демона.

Я сидел и только наблюдал. У демонов есть одно преимущество над человеческими существами - они могут оставаться совершенно неподвижными. Обитатели Первого Плана, даже если пытаются сохранить неподвижность, всегда ворочаются и суетятся. А если и нет, то их все равно выдает то обстоятельство, что им нужно вдыхать воздух несколько раз в минуту. Тот факт, что мы, демоны, можем изменить цвет, тоже вызывает у обитателей Первого Плана преувеличенное представление о наших возможностях - подобно распространенному суеверию, что мы можем исчезнуть по своему желанию.

Из дыры меж тем появилась веревка, а по веревке стал спускаться маленький человек в темном плотно облегающем одеянии; По счастливой случайности он спускался спиной колене. Быстро брошенный взгляд не дал ему возможности засечь меня - я сидел на своем стуле, не шевелясь и слившись цветом с окружающей обстановкой. Я даже не дышал. Неслышно и быстро, как домовая мышь, он метнулся к стойке с сибиллианским сапфиром.

Я стремительно сорвался со стула и очутился рядом с ним. Он схватил драгоценный камень и обернулся. Какое-то мгновение мы застыли друг против друга - он с драгоценным камнем в руке, я с оскаленными клыками наготове, чтобы разорвать его и сожрать.

Но тут я вспомнил настоятельный совет Вольтипера о соблюдении вегетарианской диеты, а также приказ Мальдивиуса беспрекословно следовать этому совету. При таком раскладе я не мог, конечно, сожрать вора. С другой стороны, мой хозяин дал мне до этого распоряжение уничтожать всех воров.

От всех этих противоречивых приказаний я торчал в неуверенности, как будто заледенев. Из самых лучших побуждений я мог лишь стоять как чучело в музее, в то время как вор метнулся мимо меня и выбежал, выхватив из своего кармана трубку со светлячками, чтобы освещать себе путь.

После того как я простоял так в течение нескольких минут, до меня наконец дошло, каких действий, возможно, захотел бы от меня Мальдивиус, знай он все обстоятельства. Они должны были заключаться в том, чтобы схватить вора, отобрать у него сапфир и стеречь до возвращения колдуна. Думаю, что такие мои поступки были бы весьма уместны. Конечно, обитатели Первого Плана соображают гораздо быстрее, чем мы, демоны, и просто нечестно ожидать от нас такой же блестящей реакции.

Увы, решение пришло ко мне слишком поздно. Я выбежал из лабиринта и ринулся по вырубленной в скале лестнице. К этому времени, однако, след шустрого вора давно простыл. Даже звук его шагов не был слышен. Я попытался уловить хотя бы запах, но не смог. Драгоценный камень исчез.

***

Когда доктор Мальдивиус вернулся и узнал о случившемся, он даже не стал меня бить. Только сел, закрыл лицо руками и заплакал. Наконец отер глаза, поднял их на меня и сказал:

- О Здим, я вижу, что заставить тебя справляться с непредвиденными обстоятельствами так же невозможно, как научить лошадь играть на скрипке. Что ж, пусть даже я буду разорен, но мне твои услуги не нужны, иначе я сойду с ума.

- Значит ли это, сэр, что я буду освобожден и смогу вернуться на свой План? - спросил я возбужденно.

- Конечно нет! Самое меньшее, что я могу сделать, чтобы возместить свои убытки, - это продать твой контракт. У меня есть и покупатель.

- Что это значит "продать контракт"?

- Если ты читал соглашение между правительством Нинга и силами прогресса - как мы, новарианские маги, называем свой профессиональный союз, - тебе известно, что право владения может быть изменено. У меня где-то здесь есть копия. - Он порылся в ящике.

- Простите, сэр! - возопил я. - Это хуже, чем рабство!

Мальдивиус выпрямился. В руке он держал свиток.

- Видишь, что здесь сказано? А здесь? Если тебе эти пункты не нравятся, разберешься в конце своей службы со своим Настоятелем. Как выглядел этот вор?

Я описал маленького типа, отметив такие детали, как мелкий шрам на его правой щеке, - ни один житель первого Плана не заметил бы такие подробности при свете простой лампы.

- Должно быть, фариец из Хендау, - сказал Мальдивиус. - Знаю его еще с тех пор, как жил в Ире. Что ж, я останусь в Чемнизе на ночь.

Колдун оставил меня в не слишком хорошем расположении духа. Я терпеливый демон, терпение мое куда больше, чем у этих вспыльчивых и своевольных человеческих особей, но я не мог не чувствовать, что доктор Мальдивиус обходится со мной несправедливо. Два раза подряд он сваливал всю вину за случившееся на меня, хотя сам был виноват, давая мне неясные и противоречивые приказы.

Я боролся с искушением произнести нужные заклинания и дернуть к себе на Двенадцатый План и предстать с жалобами перед Настоятелем. Нас обучают этому заклинанию, перед тем как мы покидаем свою планету, - так что можем вернуться туда в то мгновение, когда нам грозит смертельная опасность. Но без крайней необходимости его использовать нельзя - за это нам грозит суровое наказание. Тот факт, что демон способен исчезнуть, когда человеческие существа хотят его убить, дал обитателям Первого Плана возможность преувеличить наши способности.

Однако заклинание побега является длинным и сложным. Когда я попытался произнести его мысленно, то обнаружил, что забыл несколько строк, и оказался на Первом Плане в настоящей ловушке. Возможно, это и к лучшему, ибо меня могли обвинить в напрасном использовании заклинания и отправить назад, на Первый План, под угрозой приговора о заточении на несколько лет. А такая судьба ужасна.

***

Мальдивиус вернулся на следующее утро с незнакомцем. Тот сидел верхом на прекрасной пегой лошади и, в отличие от моего хозяина, был одет ярко и крикливо. То был человек, едва переступивший порог среднего возраста. Он имел тонкие ноги, но массивные тело и руки. Брил лицо, но, казалось, ничего не мог поделать с буйными, густыми иссиня-черными волосами, что росли у него на подбородке, образуя густую бороду. В уши его были вдеты золотые обручи.

- Вот твой новый хозяин, - объявил Мальдивиус. - Багардо Великий. Мастер Багардо, познакомьтесь с демоном Здимом.

Багардо окинул меня взглядом сверху донизу:

- Он как будто составлен из дисков и завитков, хотя трудно судить незнакомые образцы. Что ж, доктор, если предъявите мне бумагу, я подпишу ее.

Вот так я сделался слугой по контракту Багардо Великого, владельца передвижного цирка.

3 БАГАРДО ВЕЛИКИЙ

- Идем со мной! - приказал Багардо. Я последовал за ним, а он продолжал:

- Скажи-ка мне, как правильно звучит твое имя, За-дим, не так ли?

- Нет, Здим, - сказал я. - Один слог. Здим, сын Акха, если полностью.

Багардо несколько раз повторил мое имя.

Я спросил:

- Каковы будут мои обязанности, сэр?

- Главным образом в подсчете лбов...

- Простите? Я не понимаю.

- Лбы, зеваки, глазюки - так мы, цирковые, называем свою публику, которая приходит потаращить глаза. - (Багардо всегда называл свое заведение "цирком", хотя другие именовали его "балаган". Разница, насколько я понял, была в том, что в настоящем цирке должен был быть хотя бы один слон, в то время как у Багардо не было ни одного.) - Тебя поместят в передвижную клетку и будут объявлять как ужасного пожирателя людей, Демона с Двенадцатого Плана. И судя по тому, что мне говорил Мальдивиус, это не ложь.

- Сэр, я всего лишь исполнял приказ...

- Не важно. Я попытаюсь быть точным в своих оценках.

Мы подошли к тому месту, где дорога, отходящая от храма, сливалась с той, что вела от Чемниза в Ир. Здесь стояла большая, с железными прутьями клетка на колесах, похожая на вагон. В нее была впряжена пара животных, похожих на мулов Мальдивиуса, за исключением того, что они были сплошь покрыты яркими черными и белыми полосами. На месте кучера в ленивой позе развалилось приземистое, низколобое, лишенное подбородка существо, совершенно голое, если не считать густого волосяного покрова. Пожалуй, оно походило на человека, но это был не человек.

- Все в порядке? - спросил Багардо.

- Все в порядке, босс, - ответило существо густым надтреснутым голосом. - Кто это?

- Новый член нашей труппы, высокородный Здим-демон! - торжественно провозгласил Багардо. - Здим, познакомься с Унгахом из Комилакха. Он то, что мы называем человекообразной обезьяной.

- Тряси, дружище раб, - сказал Унгах, протягивая волосатую длань.

- Трясти? - повторил я, вопросительно глядя на Багардо. - Он имеет в виду вот так? - Я покрутил бедрами туда-сюда.

Багардо покачал головой:

- Возьми его правую руку в свою и осторожно пожми, покачивая ее при этом вверх и вниз. Слишком сильно не жми.

Я так и сделал, сказав:

- Рад с вами познакомиться, господин Унгах. Я не раб, а слуга по контракту.

- Повезло тебе! А я вот должен пыхтеть у мастера Багардо, пока, как говорится, смерть нас не разлучит.

- Ты же знаешь, что тебя кормят здесь так, как никогда бы ты не ел в джунглях Комилакха, - сказал Багардо.

- Что верно, то верно, хозяин, но еда - еще не все.

- Что же еще? Но мы не можем спорить весь день. - Багардо открыл дверцу клетки. - Полезай, - сказал он.

Дверь с лязгом закрылась. Я опустился на широкую деревянную скамью, стоявшую в конце клетки. Багардо устроился на кучерском месте рядом с Унгахом. Тот причмокнул и натянул поводья. Вагон двинулся и поехал на запад.

Дорога извивалась вниз по склону к долине реки Киамос, которая текла от Метуро через Ир к морю. Через час в поле нашего зрения возник Чемниз, раскинувшийся у самого устья. По стандартам Первого Плана, это маленький город, но очень оживленный, так как является главным портом Ира. Я увидел возвышавшиеся над крышами домов корабельные мачты.

На окраине стоял палаточный лагерь, украшенный флагами с символами балагана Багардо. Когда вагон свернул в поле, я увидел, что возле палаток работают люди, складывая их по одной и погружая в вагоны. Другие прицепляли к этим вагонам лошадей. Отовсюду доносились шум и крики людей.

Моя клетка-вагон остановилась, и Багардо, подавшись вперед на своем сиденье, закричал:

- Ах вы, идиоты! Лентяи безмозглые! Мы сейчас уже должны были выезжать! Неужели вы не шевелитесь, если я не стою у вас над душой? Как, скажите, мы сможем добраться до Эвродиума к завтрашнему вечеру? Унгах, прекрати по-дурацки ухмыляться, обезьяна безмозглая! А ну-ка вниз и за работу! Выпусти Здима: нам нужна каждая пара рук.

Человекообразная обезьяна послушно опустилась и открыла клетку. Когда я выбрался из нее, кое-кто из труппы с подозрением посмотрел на меня. Впрочем, они привыкли к виду всяких экзотических существ, так что вскоре вернулись к работе.

Унгах занялся заворачиванием груды колышков в большой кусок брезента. Он протянул мне конец веревки и сказал:

- Держи. Когда я скажу "тащи", то тащи.

По его сигналу я потащил. Веревка порвалась, я упал на спину и сильно прищемил хвост. Унгах озадаченно смотрел на порванную веревку.

- Похоже, она крепкая, - сказал он. - Ты, должно быть, сильнее, чем я думал.

Он попытался связать разорванные концы и, сделав это, вернулся к прерванной работе, попросив меня действовать вполсилы. Но к тому времени, как мы увязали узел, главная палатка уже лежала на земле и люди убирали остатки оборудования. Я мог лишь удивляться тому, как быстро исчезла такая груда вещей. Багардо, сидевший теперь верхом на лошади, с трубой, висящей на веревке на его шее, взмахнул широкополой шляпой, привлекая внимание к себе:

- Поторапливайтесь со сбруей! Сиглар, подведи свою повозку к началу! Поставлю тебя первым, Унгах, посади Здима на место, и давайте в общую шеренгу...

- Залезай, - велел мне Унгах.

Когда я снова очутился в клетке, он подергал за веревки, и шторы, прикрепленные к крыше вагона, опустились по обеим сторонам, так что я оказался отрезанным от внешнего мира.

- Эй! - крикнул я. - Зачем ты меня закрываешь?

- Приказ, - отозвался Унгах, выравнивая края полотна. - Босс не позволяет чемнизянам смотреть задаром.

- Но я хочу обозревать окрестности!

- Полегче, господин Здим. Когда выберемся за город, я приподниму для тебя краешек.

Багардо громко присвистнул. С изрядным шумом, в котором смешались крики животных, возгласы людей, скрип колес, повозки двинулись в путь. Я совершенно ничего не видел, поэтому первый час провел в состоянии пищеварительного оцепенения, покачиваясь на деревянной скамье.

В конце концов я возвысил голос, напоминая Унгаху о его обещании. Приостановив лошадей, он отвязал передний нижний край покрывала, устроив для меня нечто вроде треугольного окна. Однако я не видел ничего, кроме полей фермеров. Иногда мелькали лесные посадки или Киамос. Дорога была окаймлена широкими полосами цветов, целыми зарослями алого, лазурного, пурпурного, белого и золотого.

Когда позволял изгиб дороги, я видел впереди и позади нас фрагменты каравана. Я насчитал семнадцать повозок, включая и нашу собственную. Багардо скакал вдоль кавалькады, наблюдая за тем, все ли в порядке.

Мы проехали по дороге, по которой я прибыл в Чемниз. Мы поднялись к плато, на котором стоял храм, поскольку долина Киамоса суживалась здесь к ущелью. Лошади медленно передвигались по крутому подъему, и люди шли рядом с ними, понукая их.

Когда мы достигли плато и миновали место, от которого уходила тропа к Храму Псаан, Дорога выровнялась, и лошади пошли быстрее. Мы не устремились к Иру, а повернули на другую дорогу, которая огибала столицу с юга. Как объяснил Унгах, цирк уже подоил Ир и вымя еще не успело наполниться.

Караван покрыл меньше чем половину расстояния до Эвродиума, когда на землю опустилась ночь. Бродячий цирк свернул с дороги на поляну, и там семнадцать повозок образовали нечто вроде круга - для безопасности, как объяснил мне Унгах, на случай нападения разбойников. Палатка повара была поставлена в центре круга, и в ней уже готовился обед, но остальные палатки оставались еще в повозках.

Мы ужинали при желтом свете лампы, стоявшей на одном из столов длинной палатки-столовой, вместе с остальными пятьюдесятью членами труппы. Унгах рассказывал о них. Половина из них были подсобными рабочими, в обязанности которых входили установка и разборка балагана, уход за лошадьми и упряжью и тому подобное.

Половина оставшегося народа - четверть об общего числа - была игроками: это такие люди, которые за определенную плату сопровождают балаган и играют в свои игры с публикой. В результате таких игр заключаются пари: как упадут кости, как повернется колесо счастья, под какой из трех ореховых скорлупок находится горошина - и все это были тщательно продуманные хитроумные трюки.

И последние - их насчитывалось примерно шестнадцать - и были теми, кто появлялся перед публикой. Эта группа включала в себя самого Багардо как короля ринга, заклинателя змей, укротителя льва, наездника на неоседланной лошади, дрессировщика собак, жонглера, двух клоунов, трех акробатов, четырех музыкантов (барабанщика, трубача, скрипача и волынщика) и погонщика, который, одетый как мальванский принц, в тюрбане и стеклянных украшениях, ездил по манежу на верблюде. Были там еще повар и костюмерша, одна из немногих женщин, так же как укротительница змей и наездница без седла.

Но занятия этих людей были более разнообразными, чем это может рассказать простое их перечисление. Так, укротительница змей еще помогала повару, а наездница без седла - миловидная молодая женщина по имени Дульнесса - составляла компанию костюмеру в шитье и стрижке. Некоторые из подсобных ребят, желающие исполнять какую-нибудь более высокооплачиваемую работу, иногда подменяли артистов, когда последние были больны, пьяны или еще по каким-нибудь причинам не могли работать.

После ужина Унгах провел меня по балагану, представляя остальным и показывая мне зверинец. Там были верблюд, лев, леопард и несколько животных поменьше, вроде змей мадам Паладин.

Унгах подошел к длинной клетке на колесах. Он двигался очень осторожно. Я ощутил довольно сильный запах, подобный тому, который исходил от змей мадам Паладин, но еще круче.

- Это паалуанский дракон, - сказал он. - Не подходи близко, Здим. Он может подолгу лежать как бревно, а потом, когда кто-нибудь неосторожно подходит слишком близко, - кусь! И все. Вот почему Багардо так трудно находить рабочих, согласных ухаживать за этой тварью: только в прошлом году двое угодили к нему в брюхо.

Дракон оказался большой серо-голубого цвета ящерицей, не меньше двадцати футов длиной. Когда мы приблизились к клетке, он поднял голову и нацелил на меня раздвоенный язык. Я остановился, надеясь, что успею отскочить, если он захочет меня цапнуть. Но дракон лишь подвигал языком и осторожно коснулся им моего лица. Из его пасти вырвался хриплый звук.

- Клянусь медью Ваисуса, - воскликнул Унгах, - ты ему понравился! Он решил, что твой запах похож на запах его родичей. Нужно рассказать Багардо. Может быть, ты сможешь приручить зверя и делать на нем круг по арене в конце представления. Никто не осмеливался приблизиться к нему, с тех пор как был съеден Ксион; однако черные колдуны из Паалуа таких тварей приручают.

- Чудовище слишком велико, чтобы я один мог с ним справиться, - усомнился я.

- О, этот, можно сказать, еще подросток. В Паалуа они бывают в два раза больше. - Унгах зевнул. - Пошли назад, в повозку. С меня на сегодня хватит.

Когда мы очутились в фургоне, Унгах достал пару одеял из ящика, протянул одно мне и посоветовал:

- Если тебе покажется, что пол слишком жесткий, солому найдешь на дне ящика.

***

Солнце садилось, когда на следующий день мы подъехали к Эвродиуму. Место стоянки цирка было освещено факелами и фонарями, и свет этот яркими бликами отражался в глазах публики, толпившейся вокруг.

- Здим, - крикнул Унгах, - давай помогай!

Он стал разворачивать ткань шатра, и я помогал ему. Внутри находилась связка жердей, каждая из которых была длиннее меня. Наша задача состояла в том, чтобы вбить эти жерди в землю на одинаковом расстоянии друг от друга и натянуть на них брезент так, чтобы под ним скрылся весь балаган, став невидимым для взглядов жителей, желавших смотреть, но не платить. Унгах выбрал место на участке и воткнул в мягкую землю первую жердь. Он поставил рядом с ней маленькую стремянку и сунул мне в руку деревянный молоток.

- Влезь туда и вбей жердь! - приказал он. Я взобрался на стремянку и ударил.

- Сильней бей! - прикрикнул Унгах. - Это все, на что ты способен?

- Ты хочешь, чтоб было так? - Я опустил молоток со всей силой. Он обрушился на жердь с грохотом, расщепив ее верхнюю часть. При этом ручка молотка сломалась.

- Зеватас, Франда и Ксерик! - завопил Унгах. - Я вовсе не велел тебе ее разбивать. Теперь придется взять другой молоток. Подожди здесь!

Так или иначе, мы натянули брезент. Тем временем были установлены палатки, и путаница сменилась порядком. Лошади ржали, верблюд булькал, лев ревел, и прочие животные издавали присущие им звуки. Я спросил:

- Мы покажем сегодня представление?

- Боги мои, конечно нет! Нужно несколько часов, для того чтобы приготовиться, а все слишком устали. Проведем утро за приготовлениями и, если не помешает дождь, дадим представление. Потом снова в путь.

- А почему мы пробудем здесь так недолго?

- Эвродиум слишком мал. К завтрашнему вечеру все зеваки с деньгами уже посмотрят представление, а любители поиграть будут выпотрошены. Более длительная остановка означает драку со "лбами". А какая в этом польза? - Прозвучал гонг. - Обед! Пошли.

***

Мы все поднялись на заре и начали подготовку к дневному представлению. Багардо подошел ко мне.

- О Здим, - сказал он, - ты будешь в палатке чудовища...

- Прошу прощения, хозяин, но я не чудовище! Я лишь нормальный, здоровый...

- Не важно! У нас ты будешь чудовищем, и никаких разговоров. Твой фургон образует часть стены палатки, и "лбы" смогут проходить вдоль него. Унгах будет находиться рядом с тобой. Поскольку ты занимаешь его клетку, я посажу его на цепь. Твоя задача состоит в том, чтобы пугать "лбов" ревом и воем. Ни слова на новарском. Ты, понимаешь ли, просто должен знать, как это делается.

- Но, сэр, я не только говорю на нем, я еще читаю, пишу...

- Послушай, демон, чей это цирк? Будешь делать, как тебе велят, нравится тебе это или нет...

Так все и было. Жители валом повалили. Из своей клетки я слышал крики игроков, шум их причиндалов, игру музыкантов и общий гул. Багардо, пышно разодетый, громко давал пояснения:

- ...а первой справа от вас, дамы и господа, вы видите мадам Паладин и ее смертоносных змей, пойманных с огромным риском для жизни в полных опасностей тропических джунглях Мальваны. Самая большая из змей - это констриктор. Если бы она могла схватить кого-то из вас, обвилась бы вокруг, раздавила и задушила... Следующий, дамы и господа, это Демон с Двенадцатого Плана, вызванный великим колдуном Арканиусом из Фтаи. Я знавал Арканиуса, да, это был настоящий друг. - Багардо вытер глаза носовым платком. - Но, вызывая это кровожадное чудовище, обладающее сверхъестественной силой и яростью, он оставил открытым один из углов магического пятиугольника, и голодный демон откусил ему голову.

Часть публики издала единый вздох, а некоторые женщины взвизгнули. "Лоб", чьи слова я едва мог понять из-за акцента, сказал:

- Как же тады он его скрутил?

- Ученик Арканиуса проявил огромное присутствие духа, успев произнести заклинание неподвижности...

Рассказ Багардо о "моем прошлом" настолько увлек меня, что я совсем забыл, что нужно рычать, пока он не бросил на меня свирепого взгляда. Тогда я принялся двигать челюстями, подпрыгивать и так далее, то есть проделывать все, что нужно, чтобы походить на мое описание.

Багардо сообщил столь же захватывающие подробности поимки Унгаха, сидящего на цепи за оградой, чтобы находиться на достаточном расстоянии от "лбов". Когда "лбы" приблизились к ограде, Унгах принялся гримасничать, реветь, бить по своей железной цепи. Он производил впечатление существа, куда более устрашающего, чем я.

***

После представления Багардо спустил Унгаха с цепи и открыл мою клетку. Унгах вошел в клетку и достал из ящика старый, побитый молью плащ и широкополую шляпу с обвисшими полями, пару рваных сапог, пояс и кисет. Все это он надел на себя, а кисет положил в карман.

- Для чего это одеяние, господин Унгах? - спросил я.

- Босс настаивает. Пойду в Эвродиум за покупками. В сумерках жители деревни примут меня за подсобного рабочего. Если бы они увидели Унгаха Ужасного, говорящего вежливые фразы, не стали бы платить за то, чтобы посмотреть на меня в балагане. Тебе что-нибудь принести?

- Я пока еще не знаю. Но вот что мне объясни: на что ты будешь делать покупки?

- На деньги. Багардо дал мне разрешение.

Часом позже Унгах вернулся с покупками: сладкое мясо, которым он поделился со мной, иголка, бритва и прочие вещи. После обеда он чинил при свете лампы плащ, когда к нашей палатке подошел Сиглар, укротитель льва. Сиглар, высокий костлявый человек с бледно-голубыми глазами и прямыми цвета пакли волосами, был варваром с севера, со склонов Швена.

- Мастер Здим, - сказал он. - Босс умирает от желания тебя видеть.

Я заподозрил, что Багардо хочет выругать меня за плохо сыгранное представление. И сказал Унгаху:

- А не мог бы ты пойти со мной, старина? Мне нужна моральная поддержка.

Унгах отложил шитье и встал. Мы подошли к маленькому личному фургону Багардо. Внутри он был нарядно украшен шелковыми занавесями, толстым ковром, а под потолком сияла серебристая лампа.

Багардо угнездился за столом, ведя подсчеты с помощью доски и куска мела.

- О Здим, - сказал он, - за двадцать лет своей работы я никогда не видел худшей игры. Короче говоря, ты - вонючка.

- Прошу прощения, хозяин. Я страстно желаю вам угодить, но сразу это не так просто. Если бы вы заплатили мне вперед, то это, может быть, вдохновило бы меня.

- Ого, вот оно как? Цирк накануне банкротства, я задолжал всей труппе, а ты устраиваешь забастовку, вынуждая меня платить вперед. Чтоб ты сдох, демон! - Он с такой силой ударил кулаком по столу, что подпрыгнула чернильница.

- Хорошо, сэр, - ответил я. - Я сделаю все, что в моих силах, но в том состоянии нужды, в каком я нахожусь, это лучшее может оказаться весьма незначительным.

- Ах ты, дерзкая тварь! - загремел Багардо. - Я тебя проучу. - Он встал из-за стола и подошел ко мне. В руках у него был хлыст, который он использовал как король манежа. Он ударил меня им раз, потом другой. Поскольку то была не волшебная палочка, я почти не чувствовал ударов.

- Это самые сильные удары, на которые вы способны, сэр? - спросил я.

Он ударил меня еще несколько раз, потом отшвырнул хлыст в угол:

- Черт тебя побери, ты из железа сделан, что ли?

- Не совсем, сэр. Но моя ткань гораздо прочнее, чем ваша. Так как же насчет платы? Как говорят у нас, на Двенадцатом Плане, каждый насос требует подкачки.

Весь багровый от гнева, Багардо смерил меня яростным взглядом. Потом он рассмеялся:

- О, ладно, ладно, ты и впрямь взял меня за жабры. Как насчет трех пенсов в день?

- Годится, хозяин. Теперь не мог бы я получить плату за несколько дней вперед на карманные расходы?

Багардо достал из шкатулки девять пенсов:

- Пока хватит. Ну довольно торговаться. Как насчет партии в скиллет?

- А что это такое, сэр?

- Увидишь. - Багардо расставил маленький столик и четыре складных стула. И когда Сиглар, Унгах и я заняли места, Багардо достал пачку твердых продолговатых бумажек с рисунками на них. Обитатели Первого Плана играют во множество игр с этими, как они их называют, "картами".

Правила скиллета оказались простыми. Одни комбинации карт имели большее значение, чем другие, и нужно было, чтобы твои карты могли побить карты противника. Я пережил неприятные минуты, пытаясь приспособить картонки к моим когтям, не привыкшим к подобным предметам. Эти проклятые штуки постоянно падали на пол.

Багардо все время трепался. Он бахвалился своими успехами в сожительстве с женскими особями. Особенно гордился тем, что ему удалось переспать с шестью женщинами за одну ночь в заведении, называемом "публичный дом". Я был озадачен подобной гордостью самцов Первого Плана, поскольку неисчислимое количество гораздо менее развитых животных, козлы например, легко могут дать человеческим самцам сто очков вперед в этом отношении. Когда все отдали дань уважения мужской силе Багардо, он сказал:

- Здим, с тех пор как ты прибыл на этот План, ты знал каких-нибудь колдунов кроме дока Мальдивиуса?

- Нет, сэр, если не считать его ученика Граха, который... э... стал жертвой недопонимания. А в чем дело?

- Нам нужен колдун. У нас был один, старик Арканиус...

- Я слышал, как вы говорили о нем, сэр. Что же на самом деле погубило его?

- Нечто не слишком далекое от той лжи, которую я о нем рассказывал. Арканиус экспериментировал с заклинаниями, слишком сложными для его ограниченной силы. Однажды вечером мы увидели, что из его палатки выбивается голубое пламя, и услышали крики. Наутро никакого Арканиуса не было - только брызги крови. Я предлагал работу Мальдивиусу, но он отказался, бормоча что-то насчет Паалуа, дающего ему счастье. В то время он был несколько пьян. Ты не знаешь случайно, что он имел в виду?

- Нет, сэр. Я слышал, что Паалуа - это земля могущественных колдунов за океаном, но и все.

- Дульнесса кроме своей обычной работы занимается еще предсказанием счастья, но это совсем не то, что иметь настоящего колдуна. Чей ход?

***

Багардо отыграл у меня мои девять пенсов, монету за монетой. Я отметил, что время от времени его ноздри начинали как-то странно вибрировать. Чаще всего это случалось, когда он находился накануне выигрыша очередной порции моих денег. Однако я не мог с уверенностью объяснить данное ощущение. Когда я лишался последнего гроша, дверь открылась и вошла миловидная мадам Дульнесса, наездница без седла. Хриплым голосом она крикнула:

- Когда хоть один из вас, белоручек, придет мне помогать?

Багардо отмахнулся:

- Возьми Здима. У него все равно больше ничего нет.

- Ты хочешь сказать, что он может?

- Конечно. Демоны подвержены точно таким же чувствам, как и мы. А теперь забирай его и дай нам возможность продолжать игру.

Озадаченный, я последовал за Дульнессой в ее фургон. Когда мы вошли, она повернулась ко мне с улыбкой и полуприкрыла глаза.

- Ну, Здим, - сказала она, - с тобой я, по крайней мере, получу новые ощущения.

Сказав это, она начала подчеркнуто медленно снимать с себя одежду. Освободившись от последней ее детали, она легла на кровать. Я был искренне заинтересован, ибо впервые видел живую человеческую особь женского рода без одежды. Я с удовлетворением отметил, что иллюстрации учебников моего родного Уровня полностью отвечают действительности, в точности воспроизводя все формы и органы данного экземпляра. Мои усики уловили вибрацию необычной интенсивности, но я не смог распознать ее природу.

- Ну а теперь приступай, если ты вообще намерен приступать, - сказала она.

- Прошу прощения, мадам, - ответил я, - но я не понимаю. Чего вы от меня желаете?

- О, клянусь сосками Астис! Ты что, не знаешь как... - и она произнесла целый ряд непонятных мне слов, добавив:

- Или как это называется на вашей демонической земле?

Я наконец начал понимать:

- Вы имеете в виду совершать половой акт, не так ли, мадам?

- Ха, что это за прекрасный язык! Ну да, именно это.

- Прошу прощения, но меня в школе учили правильному литературному новарскому. Вульгаризмы мне предстоит научиться понимать самому.

- Так, извлекай из-под своей чешуи нужную вещицу и... эй, да ты меняешь цвет!

- Так на нас действуют эмоции, мадам. Уверяю вас, что я наделен соответствующим мужским органом. Только он у нас убирается внутрь, когда нет в нем нужды, а не болтается бесцельно и вульгарно, как у самцов-мужчин. Без сомнения, это и есть причина любопытного обычая - который озадачивал наших философов, - заключающегося в ношении на себе различных предметов даже в самую невыносимую жару. Далее, мы, демоны...

Дульнесса была нетерпелива:

- Хватит с меня лекций. Не можешь, что ли?

- Я не знаю. Хотя я приложу все свои усилия, чтобы дать удовлетворение, но сейчас не брачный сезон, и, кроме того, женская особь Первого Плана не возбуждает во мне желания.

- Что же во мне не так, паренек-дракон? Я, конечно, уже не так молода, как когда-то, но...

- Дело не в этом, если вы, мадам, извините мне такие слова... Обилие этой вашей мягкой бледной голой кожи делает вас... как бы это сказать... слишком мясистой. Это все равно, что иметь половые отношения с огромной мягкой рыбой... бр! Вот если бы здесь была моя жена Йез с ее хорошенькими клыками и усиками и очаровательной блестящей чешуей...

- Тогда закрой глаза, представь себе, что здесь лежит твоя жена, и попытайся взяться за дело.

Что ж, как говорим мы дома, ничего не испытав - ничего не узнаешь. Огромным усилием воли я заставил появиться свой бесценный мужской орган и наполнил кровью поясницу. Когда ко мне пришла уверенность, что все в порядке, я открыл глаза.

Дульнесса глядела на меня с ужасом.

- Немедленно убери эту мерзость прочь! - закричала она. - О боги! Да он похож на те булавы, которыми крошили друг друга древние рыцари. Ты бы меня просто убил!

- Сожалею, что не могу быть вам полезен, мадам, - сказал я. - Я тоже боялся, что это не покажется вам приятным. Но почему мастер Багардо послал меня с вами? Это похоже на одну из тех бессмысленных шуток, которые так любят изобретать человеческие существа. Если Багардо может удовлетворить большое количество женщин сразу, то, думаю, он должен бы быть рад любой возможности...

- Этот мошенник так о себе говорит, но на самом деле он куда хуже. Последний раз ему пришлось звать на помощь Сиглара. А человек-обезьяна вообще стоит их двоих.

- И все человеческие особи женского рода испытывают потребность в постоянном наполнении?

- Нет, я особый случай. Проклятый Арканиус произвел на меня заклинание за то, что я не хотела иметь с ним дела, - заклинание о ненасытности. Он был грязным старикашкой, и то-то была радость, когда его сцапал демон. Но я так и осталась под действием заклинания, и ни один колдун не может его снять.

- Возможно, со временем его действие сотрется, - сказал я. - С заклинаниями так бывает.

- Может быть, но пока я должна получать свое несколько раз в день, а то я просто с ума схожу.

- Но ведь когда кругом столько жаждущих подсобных рабочих...

- Большая часть их никогда не моется, а я предпочитаю, чтобы мои любовники были чистыми. И все же, если ничего другого не получается... Но вернемся к твоей игре. Сколько тебе дали?

Я рассказал ей о своей потере.

- Ха, - сказала она. - Это похоже на Багардо: сначала дать деньги, а потом отобрать их во время карточной игры.

- Ты хочешь сказать, что он меня обчистил?

- Конечно. А ты как думал?

Я поразмышлял:

- Должно быть, это и было значение уловленной мною вибрации.

- Можешь читать мысли?

- Нет, но различаю вибрации, которые выдают эмоции других существ.

- Сколько он тебе платит?

- Три пенса в день.

Она хрипло рассмеялась:

- Мой дорогой Здим, тебе нужно немедленно идти к Багардо и заставить его удвоить эту сумму: он платит наемным рабочим по шесть пенсов. У тебя снова появятся деньги, а этот бессовестный обманщик получит хороший урок!

Я сделал так, как мне посоветовали. Багардо от всей души посмеялся над рассказом о неудачном обольщении Дульнессы. Это привело его в такое хорошее расположение духа, что он даже согласился повысить мне плату, приняв, конечно, во внимание исчезнувшую половину.

Мы возобновили игру. Я был настороже и ловил волны-предупреждения. Вскоре мне удалось несколько раз добиться преимущества. Багардо пристально посмотрел на меня и сказал:

- Против прухи интеллект бессилен. Как бы там ни было, пора спать. Нам предстоит рано встать - двинемся в Оринкс. Но должен сказать, мастер Здим, что ты овладеваешь искусством игры в скиллет быстрее, чем любой из тех, кого я учил. Ты случайно не читаешь мысли?

- Нет, хозяин. - Мой ответ был правдивым, если слово "мысли" он употреблял в точном значении этого слова, как способ интеллектуального выражения, но с философской точки зрения это слово можно было рассматривать шире, если включать в круг его образов и эмоции, поэтому я добавил:

- Принцип нетруден. Как говорят в моем мире, совершенство достигается практикой.

- Очень жаль, что ты не читаешь мыслей, я мог бы использовать это в представлении. А ты запомни: когда появятся посетители, веди себя как настоящий дикарь. Они именно этого и ждут. Рычи, вой, тряси клетку, как будто хочешь дорваться до зевак. Сделай вид, что хочешь сбежать из клетки!

Унгах попробовал вклиниться:

- Босс, я думаю...

- Оставь свои мысли при себе, мастер Обезьяна. Я уверен, что демон свое дело знает.

***

Оринкс, лежащий вверх по Каимосу от Ира, больше, чем Эвродиум, но меньше, чем Чемниз. Мы планировали провести там два полных дня и дать три представления: два вечером, одно утром. Мы начали с вечернего представления.

Первым "лбом", вошедшим в палатку с чудовищем, был старик с неуверенном походкой. По исходящему от него винному перегару я заподозрил, что нетвердость походки объясняется не одним лишь возрастом. Он неуверенно приблизился к моему фургону и вперился в меня. Я тоже уставился на него, не желая попусту демонстрировать свою ярость, пока не соберется больше публики.

Старик вытащил из пиджака бутылку и отпил из нее. Потом пробормотал:

- Чтоб мне в дерьме потонуть, уже повсюду их вижу. Вон, привидение! Сгинь! Изыди! О боги, дайте мне пить в мире молоко старца, единственное мое утешение!

Он заплакал и побрел прочь, а в палатку хлынули другие зеваки. Когда Багардо сделал свое вступление, я покорно взвыл, зарычал, заскрежетал и принялся трясти решетку. Помня наставления, выбрал два прута и тянул их, пока они не согнулись.

Ближайшие "лбы" отпрянули, но те, кто стоял дальше, подались вперед. Багардо послал мне одобрительную улыбку. Ободренный, я рванулся вперед, как дракон с болот Кшака, и применил всю свою силу.

Прутья подались, один с громким треском вылетел из нижней впадины. Я вырвал его из верхней и отбросил. Потом, как мне было ведено, я просунулся в образовавшееся отверстие и выскочил на землю, рыча на ближайших "лбов".

Конечно, я не намеревался причинить вред посетителям. Но передние "лбы" с ужасающими криками подались назад. Через несколько мгновений толпа превратилась в месиво барахтающихся тел. Обитатели Первого Плана боролись, вскакивали и снова падали друг на друга, в ужасе крича:

- Дракон на свободе!

Когда они вывалились на улицу, их паническое состояние передалось остальным, и те рванулись к выходу из главного шатра. За все время моего пребывания на Двенадцатом Плане я никогда не был свидетелем подобного нелепого поведения. Может быть, мы и тугодумы, но подобный сюрприз не сведет нас с ума.

Некоторые пытались взобраться наверх или укрыться в складках ткани шатра. Те, кто были сбиты с ног и ранены, ковыляли или ползли к выходу. Борьба разгорелась с новой силой. Некоторые из касс опрокинулись, и горожане начали растаскивать добычу. Шатер затрещал. Кто-то крикнул:

- Эй, деревенщина! - По этому поводу подсобные рабочие обрушились на "лбов" с шестами от палаток и другими подручными средствами.

Оглушающий шум замер лишь тогда, когда все "лбы", еще способные передвигаться, убежали. Многие остались лежать на участке - одни из-за ушибов, другие потому, что были вовсе без сознания. Я поймал взглядом Багардо, безумного и растерянного, который метался тут и там, пытаясь навести порядок. Увидев меня, он закричал:

- Ты разорил меня, вшивый ублюдок! Я убью тебя за это!

Другие бегущие разъединили нас, и он потерялся из виду. Я последовал за Унгахом на борьбу с огнем, возникшим в палатке. К тому времени когда мы одолели пожар, человек в шлеме, кольчуге, со шпагой и верхом на коне появился у входа. За ним следовала пешая толпа местных, к тому же с ломами, острогами и палками. Тот, кто сидел на лошади, протрубил сигнал.

- Кто, сорок девять чертей, ты такой? - вызверился Багардо, пытаясь преградить ему путь.

- Вальто, констебль Оринкса. А это представители горожан. Теперь слушайте! Вы все отправляетесь под арест за оскорбление граждан Оринкса. Вам будет предъявлено обвинение в совершенном преступлении. Поскольку наша тюрьма не вместит столько арестантов, вы останетесь здесь до завтрашнего вечера под стражей... Эй, эй, куда? Остановите его!

Багардо петлял среди палаток. Прежде чем кто-либо успел его схватить, он вскочил на коня, пустил его в галоп и ринулся прямо через толпу.

- Плевать мне на тебя! - крикнул он, обернувшись.

Лошадь перескочила через ограду, и Багардо исчез в ночной темноте. Констебль Вальто выкрикнул приказ своим людям, которые устремились на участок, и бросился в погоню за Багардо. Некоторые из циркачей успели удрать из лагеря раньше, чем замкнулся круг. Я прошептал Унгаху:

- А не лучше ли и нам тоже убежать?

- Зачем? Мы не можем передвигаться в одиночку - против нас будут все до последнего бродяги. Лучшее, на что мы можем надеяться, - это на хороших хозяев. Так что держи хвост морковкой.

Констебль вернулся ни с чем. Лошадь его была вся в мыле. Занялись пострадавшими. За время паники один человек успел скончаться. Это был старый пьяница, затоптанный до смерти у входа в палатку с чудовищами. Было много покалеченных - с переломанными ногами или ребрами. Кроме того, против Багардо Великого ополчились все, кому в свалке намяли бока или насажали пятен на одежду. Даже если бы Багардо был хозяином десяти балаганов, каждый из которых был более прибыльным, чем этот, все равно уже не смог бы изменить общественного мнения, ополчившегося против него. И если бы он не бежал, то кончил бы, возможно, тем, что попал в долговую яму.

***

Перед магистратом Оринкса я объяснил, что на самом деле не был тем кровожадным чудовищем, за которого меня выдавали, а всего лишь несчастным, работающим по контракту демоном, который покорно следовал велениям своего хозяина.

- Ты не похож на настоящего демона, - объявил член городского магистрата. - С другой стороны, ты и не человек. Так что твое уничтожение нельзя считать убийством. Многие граждане требуют этой меры социальной защиты для собственной безопасности.

- Позвольте мне заметить, что они могли бы счесть мое уничтожение трудным делом, ваша честь, - кротко отвечал я ему. - Так скажет любой, имеющий отношение к Двенадцатому Плану. Кроме того, я так или иначе мог бы избежать подобной судьбы, вернувшись на родной План. (Я приврал, ибо забыл часть нужного для возвращения заклинания.) Но пока ко мне не применят чрезвычайные меры, я готов сотрудничать с добрыми гражданами Оринкса, повинуясь их законам и выполняя свои обязанности.

Член магистрата - один из немногих благоразумных жителей Первого Плана, которых мне приходилось там встречать, - согласился с тем, что мне следует предоставить соответствующую возможность. Примерно около половины труппы успело бежать, прежде чем участок был окружен. Те артисты, которые были схвачены, имели так мало собственности, что магистрат решил, что выгоднее отпустить их, дав соответствующий выговор, чем позволить бездельничать в тюрьме.

Животные, включая Унгаха и меня, а также фургоны, палатки и прочая собственность были собраны, пересчитаны и отправлены в Ир на продажу. Аукцион - малоприятная процедура, но самая подходящая для того, чтобы требования истцов в Оринксе были надлежащим образом удовлетворены. И именно таким образом был куплен мой контракт - на аукционе за городом, и купил его агент мадам Роски из Ира.

4 МАДАМ POCKA

Ир - необычный город, лежащий среди нескольких холмов за маленьким притоком Киамоса Вомантиконом. Если не считать высокой цилиндрической формы башни, обрамляющей входные ворота, то можно было сказать, что весь город находится под землей. Он был скрыт так для укрепления своих позиций Ардиманом Ужасным в период борьбы за освобождение всех двенадцати новарианских наций. Найдя на холмах Ира огромное количество крепкого гранита, он приказал заложить город внутри горных склонов, чтобы туннели их и пещеры служили основой улиц и домов.

Спрятав удостоверяющий мою личность контракт за ворот фуфайки, Нойтинген, агент мадам Роски, сказал:

- Пошли, о Здим, моя хозяйка ждет тебя.

Мастер Нойтинген подвел меня к башне. То было сооружение из хорошо обработанных гранитных плит, более ста футов в ширину и в три раза больше в диаметре. Площадка-пандус, достаточно широкая для того, чтобы по ней проехал груженый фургон, спиралью вилась вокруг башни. Она была устроена с таким расчетом, чтобы правый, незащищенный бок поднимающегося был обращен к стене.

Треть подъема оканчивалась массивными воротами, створки которых были сделаны из цельных стволов, соединенных медными скобами. Сейчас ворота были открыты. От площадки, на которую они выходили, уходила вверх узкая спиральная лестница. Она делала вокруг башни один полный оборот и заканчивалась дверью, более высокой, но и более узкой.

Зубчатая верхняя кромка башни находилась еще выше. Она была испещрена отверстиями для катапульт. Крыша также защищала сложное сооружение, назначение которого я не мог понять, до тех пор пока не подошел к нему поближе. Нойтинген провел меня через главные ворота мимо высоких светловолосых охранников.

- Кто эти парни? - спросил я Нойтингена. - Они не похожи на новариан.

- Наемники из Швена. Мы не вояки, мы нация миролюбивых фермеров и купцов. Поэтому и нанимаем швенцев делать для нас всю кровавую работу. В мирное время, такое как нынешнее, они служат в гражданской охране и полиции.

За воротами находился круглый открытый двор. Он занимал центральную часть башни, вдоль стен шла цепь вместительных казематов, соединенных между собой, - то было место для защитников города и их складов. Над самым верхним рядом возвышалась крыша в форме кольца, где стояли катапульты.

Здесь находилось и некое сооружение, которое я заметил раньше. Это было большое зеркало, установленное на часовом механизме, так что его движение в течение дня соответствовало движению солнца. Планируя город, Ардиман пренебрег вентиляцией. Для того чтобы видеть в своих подземных помещениях, ириане вынуждены были пользоваться лампами и свечами, а для того чтобы готовить пищу, использовать горючее. Дым и гарь, испускаемые всем этим хозяйством, действовали на людей самым неблагоприятным образом. По мере того как город рос и его галереи все дальше углублялись в гору Ир, положение еще более ухудшилось.

Наконец один умный синдик убедил людей установить систему освещения, основанную на отражении солнечного света. Таким образом, лампы становились ненужными хотя бы в солнечные дни. Главное зеркало, установленное на верхушке башни Ардимана, отражало солнечные лучи вниз, во двор, откуда другое зеркало перегоняло их на главную улицу Ира - проспект Ардимана. Зеркала меньшего размера отражали свет в боковые улицы и частные жилища.

***

Говоря о жилых подземельях, не следует представлять себе естественные пещеры, украшенные сталактитами и населенные первобытными существами в волосатых шкурах. Город Ир был вырублен в скале искуснейшими новарианскими каменщиками. По своим качествам, если не считать того, что вместо неба над городом стелился каменный потолок, он не отличался от любого другого богатого города Первого Плана. Фронтоны домов, достигающие этой каменной крыши, были похожи на фронтоны других городов. Каменщики даже испещрили камень черточками, имитируя кирпич, из которого строились дома в обычных условиях. Поскольку стены строений являлись единой каменной глыбой, то цель подобной резьбы заключалась только в том, чтобы сделать картину более привычной для глаз.

Большая часть жилых домов находилась на том же Плане, что и двор башни Ардимана. Существовали и другие Планы, выше или ниже, чем главный, но этот считался основным. Когда мы прокладывали себе путь через толпу на проспекте Ардимана, Нойтинген спросил:

- Контракт на тебя первым заключил колдун Мальдивиус?

- Так точно, сэр, он эвокировал меня со своей планеты, а позже продал мой контракт циркачу Багардо.

- Пришлось ли Мальдивиусу пострадать, понести потери, когда ты находился у него?

- Именно так, сэр. Вор унес его магический камень, который он называл сибиллианским сапфиром. Он винил за эту потерю меня, что и стало причиной продажи моего контракта.

- Кто взял камень?

- Это был... сейчас вспомню... Мальдивиус сказал, что вором был один фариец, которого он когда-то знал. А в чем дело, сэр?

- Ты узнаешь об этом, когда познакомишься со своей новой хозяйкой, мадам Роска сар-Бликснес.

- Мастер Нойтинген, ради всего святого, объясните мне вашу систему имен и титулов. Я всего лишь бедный невежественный демон...

- Она вдовица синдика Бликснеса и теперь сама хочет стать синдиком.

Он свернул в боковую улицу и остановился перед одним из наиболее помпезных сооружений. Слуга впустил нас - маленький смуглый человек с крючковатым носом. Одеяние и головная повязка выдавали в нем жителя Федирана. Он провел меня в кабинет моей новой хозяйки, меблировка которого отличалась от меблировки кабинета Мальдивиуса или фургона Багардо, как вино от воды. Хотя день был солнечный, горожане не должны были пользоваться искусственным освещением, а только зеркальным отражением, здесь горели три свечи, вставленные в розовые подсвечники.

Мадам Роска сидела за письменным столом. На ней было длинное платье из прозрачной, как паутина материи, через которое ясно просвечивало ее тело. Подобный облик женщин завораживает и волнует мужчин - еще одна странность поведения этих экземпляров человеческого рода.

Роска была высокой стройной женщиной с белыми волосами, аккуратно собранными в изящную прическу. У нее было тонкое, с четкими чертами лицо того типа, что, как мне говорили, считается в Новарии образцом красоты. (Сам я не судья в подобных вопросах, поскольку все обитатели Первого Плана кажутся мне на одно лицо.) Хотя она давно уже миновала пору юности, ей удалось сохранить большую часть качеств, свойственных этому периоду жизни.

Когда федиранин ввел нас, она улыбнулась:

- Я вижу, ты его привел, мой добрый Нойтинген.

- Ваша воля выполнена, - кивнул Нойтинген, опускаясь на одно колено и снова вставая.

- Дорогой Нойтинген, какая преданность! Покажи мастеру Здиму мое жилище. Представь его остальным слугам и объясни его обязанности... Нет, я передумала. Подойди поближе, о Здим.

Мне польстило обращение "мастер", - как правило, этот титул не употребляется при обращении к слугам. Я подошел.

- Ты тот, кто служил у доктора Мальдивиуса в его укрытии неподалеку от Чемниза?

- Да, мадам.

- Ты слышал, как он говорил об опасности, нависшей над Иром?

- Да, хозяйка. Он договаривался с синдиком Джиммоном о цене за открытие этой опасности.

- И он продал твой контракт за то, что ты позволил фарийцу из Хендау украсть волшебный камень?

- Да.

- Ты когда-нибудь присутствовал при том, когда он смотрел в магическое стекло?

- Что касается этого, мадам, то он настаивал на том, чтобы я стоял на страже во время его озарений. Так что я хорошо познакомился с его методами.

- А, вот как! Посмотрим. Пройдем же в одну из моих молелен и попробуем использовать твои знания. Я хорошо знакома с его методами. Ты можешь идти, Нойтинген.

Нойтинген было запротестовал:

- Если ваше величество считает, что для вас безопасно оставаться наедине с этим...

- Мой маленький человек-дракон - образец верности. О, не бойся за меня. Идем, Здим.

Молельня была маленькой восьмистенной комнатой, расположенной в угловой части дома. Как и кабинет Мальдивиуса, она была полна всяческих магических приспособлений. В центре стола стоял сосуд, в котором покоился драгоценный камень, в точности повторяющий сибиллианский сапфир.

- Это камень Мальдивиуса, мадам? - спросил я. Она усмехнулась:

- Ты угадал, демон. Мне немало стоила его покупка Нойтингеном у известного скупщика краденого, но безопасность наших земель требует того, чтобы камень находился в надежных руках. Кроме того, у Мальдивиуса слишком много серьезных врагов в городе Ире, чтобы он мог вернуться сюда и начать меня преследовать. А теперь расскажи мне, что именно говорил Мальдивиус перед своими озарениями.

- Прежде всего, моя госпожа, он молился. Потом...

- Какую именно молитву он произносил?

- Ту, которая обращается к Зеватасу, начинающуюся словами: "Отец Зеватас, король богов, создатель Вселенной, господин всех, да славится в веках имя твое..."

- Да, да, я знаю. А что потом?

- Потом он готовил смесь из трав...

- Из каких трав?

- Я не знаю всех, но думаю, что одной был базилик, судя по запаху и цвету.

Дама достала одну из своих книг по магии и стала изучать рецепты. С помощью этой книги и того, что я смог вспомнить из процедуры, через которую проходил Мальдивиус, мы восстановили большую часть заклинания, погружавшего Мальдивиуса в состояние транса.

Но в конце концов наша работа застопорилась.

- Очень гадко с твоей стороны, Здим, дорогой, просто очень гадко не быть повнимательнее и не запомнить все точнее, - сказала она, зевая.

Меня смутило обращение "дорогой", и я уже стал подумывать, не повторится ли сейчас то, что произошло у меня с Дульнессой, наездницей без седла. Однако мои усики не передали мне ничего, что могло бы говорить о чувственных эмоциях, а вскоре я узнал, что то был обычный для Роски стиль обращения. Для того чтобы с успехом иметь дело с обитателями Первого Плана, нужно как следует уяснить себе, что в половине случаев они вовсе не имеют в виду того, что говорят.

Дама продолжала:

- Но я так устала от этого занятия, и к тому же мое искусство ждет меня. Авад!

Появился федиранин. Поклонился.

- Уведи мастера Здима, - велела Роска, - и до завтрашнего утра пусть выполняет какое-нибудь несложное задание по хозяйству. И... что еще... вели Филигору взять его с платой в девять пенсов. Благодарствуйте.

Пока Авад вел меня, я спросил:

- Что представляет собой искусство ее светлости?

- В этом году - живопись.

- А что было раньше?

- В прошлом году - украшения из перьев, в позапрошлом - игра на цитре. В новом году, думаю, будет что-нибудь еще.

В течение нескольких следующих дней я узнал о том, что мадам Роска очень талантливая и энергичная женщина. Тем не менее она никогда не могла следовать по какому-нибудь одному пути до конца. Она меняла пристрастия и планы чаще, чем кто-либо другой из известных мне обитателей Первого Уровня, хотя все они не отличались постоянством. Помня слова Джиммона, я удивился тому, что такая легкомысленная особа не только сохранила, но и приумножила унаследованное ею состояние. Я заключил, что за ее внешней легкомысленностью скрывается острый ум или что она являет собой редкий случай удивительного везения.

С другой стороны, дама всегда была уравновешенна, вежлива, изящна - даже в обращении с самыми незначительными существами из тех, кем ей приходилось командовать. Когда она доводила их до бешенства свойственными ей внезапными переменами планов и слуги ворчали и ругали ее в своих комнатах, непременно находился кто-нибудь, вступавшийся за нее словами:

- Но все же она - настоящая госпожа. Подобные сборища среди двадцати слуг были частыми - Роска не требовала от них строгой дисциплины. Кроме того прислуга любила поболтать. Среди прочего я узнал от них, что половина свободных мужчин высших кругов города Ира являются поклонниками Роски и претендентами на ее руку или, по крайней мере, на состояние Бликснена; значительная же часть тех, кто были несвободными, с удовольствием бы заменили Роской своих жен. Слуги строили догадки по поводу того, кто же сможет достичь заветной цели, но пока не было никаких свидетельств того, что кому-то это удалось.

***

Вместе с Роской мы восстановили цепочку заклинаний Мальдивиуса. И готовились уже приступить к сути дела, когда она сказала:

- Ох, нет, Здим, дорогой, меня вдруг обуял страх при мысли о том, что я могла бы увидеть. Лучше займи мое место ты. Ты умеешь гадать по стеклу?

- Не знаю, мадам, никогда не пробовал это делать.

- Так попытайся сейчас. Начни с молитвы Зеватасу.

- Я, как могу, постараюсь угодить вам, - сказал я и занял ее место. Я прочитал молитву, но не испытал религиозного чувства, ибо боги Нинга не имеют ничего общего с богами Новарии. Втянул в себя дым и начал произносить заклинание Мальдивиуса.

Довольно скоро мерцающий в сапфире свет начал приобретать форму. Вначале появилась как бы затянутая тучами сцена: часть неба и облако, земля и море, все смешанное и изменяющееся. В одно мгновение мне показалось, будто я смотрю вниз, на землю, с высоты, точно сделавшись птицей; в следующее мгновение почудилось, точно лежу на лугу, глядя сквозь стебли травы. Потом я как будто погрузился в море, где пугливые, снабженные плавниками живые существа сновали в голубоватом свете. Через некоторое время я научился управлять этими эффектами, так что видимость сделалась лучше.

- Чего мне следует искать? - спросил я. Говорить во время состояния транса - все равно что пытаться произносить слова, когда голова твоя обернута одеялом.

- Угрозу, которую Мальдивиус предсказал Иру, - ответила она.

- Я слышал об этой угрозе, но Мальдивиус ничего не сказал о ее природе.

- Давай подумаем. Что если какая-то из соседних наций замышляет зло?

- Я ни о чем подобном не слышал. Находится ли кто-то из соседей во враждебных отношениях с Иром?

- Мы в мире со всеми, но мир этот тревожнее, чем обычно. Тонио из Ксилара настроен недружелюбно. Он находится в союзе с гованнианами, заключенном против нашего друга Метуро. Но все это не так страшно. Кроме того, Тонио должен потерять свою голову в течение года...

- Мадам, что такого сделал этот человек, что вы так спокойно говорите о потере его головы?

- Таков обычай Ксилара - каждые пять лет отрезать головы своим королям и использовать ее как метательное орудие при выборах нового короля. Но хватит об этом, вернемся к нашей угрозе. Не может ли она быть опасностью, идущей из какой-нибудь более отдаленной земли - например, из Швена, лежащего за Эллорнасом, или из Паалуа, лежащего за морем?

- Я вспомнил! - сказал я. - Багардо ссылался на слова Мальдивиуса о том, что паалуанцы должны сделать ему состояние.

- Тогда лети... я хочу сказать, пусть твое магическое зрение летит в Паалуа посмотреть, что замышляет этот город.

- В каком направлении, госпожа?

- В западном.

За время беседы то, что я видел в сапфире, вновь стало расплывчатым, и мне понадобилось некоторое время, чтобы навести фокус. Я заставил свое зрение подняться вверх и мысленно потянул его к западу, ориентируясь по солнцу. Мой контроль над картинкой все еще оставлял желать лучшего - один раз я наткнулся на холм, в результате чего все погрузилось во тьму и оставалось таким, пока я не прошел сквозь него на другую сторону.

Холмы Ира проплыли подо мной, а потом появились прибрежная равнина и долина Киамоса. Я пролетел над Чемнизом с его кораблями, над Эстуарием и над широким голубым морем. Здесь уже тянулись миля за милей, не являя взору ничего, кроме морских птиц да один раз кита. Потом в поле моего зрения появилось скопление черных точек. Вскоре они превратились в парусный флот. То были длинные, с острыми концами корабли с квадратными парусами, надутыми попутным ветром.

Я опустился ниже, чтобы лучше их разглядеть. На палубе виднелись фигуры, весьма отличные от фигур новарцев. Большинство людей были обнаженными, кое-кто имели на себе небрежно наброшенные плащи. Чернокожие, с грудой курчавых волос на головах и с курчавыми черными бородами. У некоторых цвет волос и бород был не густо-черный, а рыжевато-коричневый. Черные глаза смотрели из-под мохнатых бровей, а носы этих существ были широкими и плоскими, без переносиц.

По мере того как я описывал увиденное, мадам Роска приходила во все большее волнение. Потом в мои действия вмешались. С полуюта корабля, над которым я повис, выступил костлявый старый паалуанец с белой бородой и волосами. Он держал в руке нечто напоминающее кость ноги человека, и взор его медленно скользил по тому, что его окружало. Наконец он, казалось, разглядел меня сквозь глубины камня. Он что-то невнятно выкрикнул и указал на меня костью. Изображение сделалось неясным, потом разбилось на отдельные пятна, потом превратилось в общее размытое окно света.

Когда я отчитался в увиденном Роске, она принялась ходить по молельне, нервно покусывая ногти.

- Паалуанцы, - сказала она, - всегда были склонны к злобным выходкам. Нужно предупредить синдиков.

- Чего хотят паалуанцы, мадам?

- Пополнить свои кладовые, вот и все.

- Вы хотите сказать, что они каннибалы?

- Вот именно.

- Расскажите мне, моя госпожа, что же они за люди? Насколько я понимаю, на этом Плане люди, которые ходят голыми и пожирают другие человеческие существа, считаются неразвитыми дикарями. Однако паалуанские корабли производят впечатление отлично построенных и оборудованных, - впрочем, я не специалистов подобных вещах.

- Они не дикари, их цивилизация высокоразвитая, но в корне отличная от нашей. Многие из их обычаев, такие как хождение голыми на виду у всех и людоедство, мы считаем варварскими. Так что же сделать? Если я пойду к синдикам, они ответят, что я хочу встревожить их в расчете на получение места в правительстве. Может быть, ты принесешь им это известие?

- Но, мадам, если я явлюсь к ним с этим сообщением, то вынужден буду рассказать им все, что я видел. Но у меня нет никаких прав требовать их внимания.

- Понимаю, понимаю. Нам придется заняться этим делом вместе. Долг так изнуряет женщину!

***

Итак, мы с мадам Роской, одетой для выхода, уже ожидали носилки. Но тут в дверь постучала ее подруга. Когда эта женщина вошла, начались возгласы: "Дорогая!" и "Бесценная!" Вскоре я понял, что важный разговор с синдиками предан забвению. Обе женщины сидели и увлеченно болтали. К тому времени как посетительница ушла, отражение солнца потускнело. Приближалось время обеда.

- Сегодня идти уже слишком поздно, - устало сказала Роска. - Успеем завтра.

- Но, мадам! - сказал я. - Если этим дикарям нужно несколько дней на то, чтобы достичь вашего побережья, нам следует поторопиться с известием. Как говорят на моем Плане, один гвоздь, вовремя вбитый в доску, может со временем спасти десять человек.

- Не говори больше со мной об этом, Здим. Страшно неприятно, что мадам Маилакис пришла именно в такое время, но не могла же я ее грубо выставить за дверь.

- Но...

- Ну-ну, Здим, дорогой! Все это так неприятно, и мне хочется забыться на время за чтением книги. Принеси мне из библиотеки экземпляр "Вечной любви" Фалиаса.

- Мадам Роска, - сказал я, - я сделаю все, чтобы вы были мною довольны, но... если вы только позволите мне говорить откровенно - я просто уверен в том, что вам следует посетить Совет Синдиков безотлагательно. Иначе мы все, включая и вас, можем оказаться в смертельной опасности. Я не был бы верен своему долгу, если бы не указал вам на это.

- Дорогой Здим, ты самый надежный из всех моих слуг. Авад, составь список членов Совета и после обеда навести их. Скажи, что завтра, в третьем часу, я буду ждать их в Гилдхолле с важными новостями.

***

Во время встречи Джиммон, главный синдик, спросил:

- Ты тот самый демон с Двенадцатого Плана, который был в услужении у доктора Мальдивиуса?

- Да, сэр.

- Как тебя зовут? Стам или что-то в этом роде?

- Здим, сын Акха, сэр.

- Ах да. Вы, уроженцы Двенадцатого Плана, носите совершенно неудобоваримые имена. Ну, Роска, так в чем же суть дела?

- Господа, - сказала она, - вы помните, что в прошлом месяце доктор Мальдивиус пытался вытянуть у Совета Синдиков деньги в обмен на сведения об опасности, грозящей Иру?

- Я хорошо это помню, - сказал синдик. - И все еще полагаю, что это было блефом и никаких известий у него не имелось.

- Вы же знаете, какой хитрец этот Мальдивиус, - заметил другой член Совета. - Неудивительно, что ему стало слишком неуютно в нашем городе.

- И, несмотря на все это, - настаивала Роска, - я узнала о том, какая опасность угрожает городу, - так что Мальдивиус не лгал.

- О?! - воскликнули сразу несколько человек. У всех у них был сонный, скучающий вид. Большей частью они были немолодые, а многие - тучные люди. Теперь же они заволновались и выказывали признаки заинтересованности.

- Да, - продолжала Роска. - Недавно в мои руки попал ценный магический камень, и мой слуга видел в нем приближение угрозы. Расскажи им, Здим.

Я описал виденное. На некоторых мой рассказ явно произвел впечатление, другие же усмехались:

- Не думаете ли вы, что мы поверим на слово чудовищу-негуманоиду?

Споры бушевали в течение часа. Наконец Роска сказала:

- Есть ли у кого-нибудь из ваших превосходительств дар к предвидению?

- Только не у меня! - возразил Джиммон. - Я и не подойду к этому камню. Слишком все это напоминает ворожбу.

Остальные вторили ему эхом, пока один из синдиков, некий Кормаус, не признался, что в юности занимался оккультизмом.

- Тогда вам следует пойти со мной всем и быть свидетелями того, как мастер Кормаус впадет в транс и расскажет вам о том, что он видел, - сказала Роска. - Возможно, ему вы поверите.

***

Часом позже Кормаус сидел в кресле перед сапфиром, в то время как остальные синдики стояли вокруг. Он говорил негромко, но слова его заставили побледнеть остальных.

- Я... вижу... корабли... паалуан, - бормотал он. - Они... лишь... в нескольких милях... от... Чемниза... Они... подойдут... к земле... завтра.

Один за другим синдики уверовали. Один сказал:

- Поспешим назад, в Гилдхолл, нужно решить, что делать дальше.

- Нет времени, обсудим все здесь, - возразил Джиммон. - Можно воспользоваться вашей комнатой, Роска?

Когда они все собрались, Роска сказала:

- Ну, теперь вы наконец не будете возражать против того, чтобы я вошла в состав Совета, несмотря на легкомысленность представляемого мною пола?

- Возражений по этому поводу не возникало еще до того, как вы нас предупредили, - сказал Джиммон.

- Выходи за меня замуж, Роска, - сказал один из синдиков, - и будешь женой синдика, что означает славу без излишних неприятностей.

- Лучше выходи за меня, - сказал другой, - и используй мое влияние для того, чтобы добиться места. Нет ничего плохого в том, если в одной семье будут два синдика.

Еще один сказал:

- У меня есть жена, но если прекрасная Роска войдет... э... соглашение...

- Захлопни пасть, грубый ты варвар! - вмешался Джиммон. - Вы же знаете, что мадам Роска в высшей степени целомудренная женщина, и если уж она войдет в подобное соглашение, то со мной: ведь я гораздо богаче вас. А теперь, как быть с этими черными каннибалами, а?

- Если бы мы не заплатили Залону за то, чтобы послать флот на север на борьбу с пиратами Алгарта, - сказал один, - их флот мог бы быстро победить паалуан.

- Но мы же заплатили, - сказал Джиммон, - и залонианский флот отплыл, и безнадежно пытаться с ним связываться.

- Этого не случилось бы, если бы ты не торговался так долго с Мальдивиусом, - заметил другой.

- Чтобы тебе подхватить сифилис! Как будто ты не знаешь, что я имею дело с деньгами налогоплательщиков! - огрызнулся Джиммон. - Если б я согласился на первое предложение Мальдивиуса, вы бы сами сняли с меня скальп за разбазаривание богатства республики. Кроме того, хорошо ли, плохо ли, но что сделано, то сделано. Что предпринять сейчас - вот в чем вопрос.

- Армия! - сказал один из синдиков.

- Ты забываешь, - возразил Джиммон, - что мы послали наши резервные части, чтобы получить деньги для уплаты Верховному Адмиралу Залга за алгартскую экспедицию.

- О Боги! - простонал еще один. - Что за цепь идиотских случайностей!

И так продолжалось несколько часов - все обменивались горькими замечаниями. Каждый синдик пытался свалить вину на другого. С пользой, можно сказать, проведя день, синдики решили объявить о немедленной мобилизации милиции и приказать всем, кто не имел оружия, заняться собственноручным его изготовлением. Командующим они решили сделать самого младшего из синдиков, банкира по имени Ларолдо.

Ларолдо сказал:

- Я глубоко признателен за честь, которую вы мне оказали, джентльмены, и постараюсь по мере возможности оправдать ваше доверие. Но прежде я хотел бы попросить вас о том, чтобы вы держали наши решения в секрете до следующего дня, - за это время мы опубликуем наши декреты и отправим послание в Чемниз, чтобы предупредить чемнизян. Думаю, ваши превосходительства понимают, зачем это нужно. - И он подмигнул своим коллегам-синдикам.

Мадам Роска резко бросила:

- Зачем отсрочка? Каждый миг дорог!

- Что ж, как бы там ни было, сейчас уже слишком поздний час, чтобы что-то предпринимать. Кроме того, нужно сделать все, чтобы не было волнения, - паника в таком подземном городе, как наш, может привести к катастрофе.

- Ах вы, болтуны! - сказала Роска. - Я знаю, к чему вы клоните. Вы хотите порыскать по рынку и скупить еду и прочие необходимые товары, зная, что цены на них резко подскочат, особенно если Ир подвергнется осаде. Как вам не стыдно пользоваться преимуществом перед простыми людьми таким бессовестным способом?!

- Дорогая моя Роска, - ухмыльнулся Джиммон, - ты, в конце концов, всего лишь женщина, хотя и прекрасная, и умная. Поэтому ты не разбираешься в подобных вещах...

- Отлично я разбираюсь! Я расскажу людям о ваших замыслах.

- Думаю, ты не сделаешь ничего подобного, - возразил Джиммон. - Это официальная встреча, и все ее решения должны строго контролироваться. Любой, кто безрассудно разболтает все, что здесь происходило, до официального сообщения, может быть подвергнут штрафу в размере всего его состояния. А вы, дорогая Роска, слишком хрупки, чтобы самой себя содержать. Я ясно выразился?

Роска залилась слезами и вышла из комнаты. Заседание было объявлено закрытым, и синдики принялись разбирать свои плащи и шпаги с явным нетерпением. Мои усики сказали мне, что Роска права, - они стремились попасть на рынок и в магазины до их закрытия и прежде чем поползут слухи и поднимутся цены.

На следующий день приказы Совета Синдиков были опубликованы, а двое посыльных поспешили с сообщением в Чемниз. В течение всего дня Ир был объят лихорадочным возбуждением. Более четырех тысяч ополченцев - все, для кого было найдено оружие, - и двести наемников-швенитов скопилось на равнине за башней Ардимана. Построившись в отряды, они двинулись по дороге к Чемнизу. Они представляли собой внушительное зрелище со знаменами, развевающимися над головами воинов, и Ларолдо-банкиром, скачущим во главе отряда и облаченным в доспехи.

Еще примерно тысяча воинов осталась на равнине для учений. Их тренировал старик Сеговиан, мастер муштры. Самые молодые были вооружены палками и метлами - пока для них не найдется лучшего оружия.

Сеговиан был плотным, могучим человеком с седой бородой и громоподобным голосом. Он был единственным в Ире человеком, заботившимся о военном ремесле. Остальные ириане смотрели на него как на невежественного, кровожадного варвара. Его держали как необходимое зло, вроде пожарных и собирателей отходов.

В течение более чем столетия республика проводила миролюбивую политику по отношению к другим поварским нациям. Совет Синдиков, представляющий собой административный орган плутократии, посвящал всю свою деятельность умножению богатств. Некоторые из этих богачей оказались настолько здравомыслящими, что настояли на найме залонского флота для охраны побережья. Часть богатств тратилась на подмазывание других поварских вождей, с тем чтобы натравливать их друг на друга и отвращать их внимание от Ира. Политика эта оказалась успешной по отношению к другим новарским государствам, но варвары-паалуанцы были сделаны из другого теста.

5 БАНКИР ЛАРОЛДО

Весь этот долгий день - день мобилизации и хлопот - я оставался в доме Роски, помогая ей заниматься магией. Однако большей частью занятия эти не приносили нам особой пользы. Паалуанские колдуны пронюхали о том, что за ними наблюдают. И едва лишь мы начинали ясно видеть сквозь сапфир, как колдуны нацеливали на изображение свои магические кости и разбивали его. Так что нам удавалось увидеть лишь кусочки.

Время от времени мы переносили изображение на порт Чемниза. Мы наблюдали за ним, надеясь на появление посланцев из Ира, но, насколько нам удалось установить, город продолжал жить своей обычной жизнью и никаких следов видно не было.

Когда день уже был в разгаре, я, наблюдая Чемниз, заметил на западном горизонте скопление черных точек. Когда я сказал Роске о них, она застонала.

- О боги! - воскликнула она. - Эти людоеды собираются пристать у ничего не ведающего Чемниза и перебить большую часть его жителей. Что же медлят наши посланцы?

- Дело главным образом в расстоянии, - пояснил я - Кроме того, насколько я мог изучить поражающих своим непостоянством обитателей Первого Плана они вряд ли упустят возможность остановиться в таверне и выпить. Подождите! Я вижу еще кое-что!

- Что такое? Что такое?

- Какой-то человек въезжает в Чемниз на муле. Позвольте мне взглянуть на него повнимательнее. Он кажется старым и согбенным, из-под его шляпы виднеются седые волосы, однако он торопится изо всех сил. Боги Нинга, да это же мой старый хозяин, колдун Мальдивиус! Вот я вижу, как он затормозил, проезжая мимо парочки чемнизян. Он что-то кричит им и машет рукой. Теперь снова поскакал, снова остановился и что-то объясняет прохожим.

- Наконец-то чемнизяне получат хоть какое-то предупреждение, - сказала Роска. - Если они поверят ему и сразу же кинутся спасаться, то смогут еще избежать суповой кастрюли.

- Вы, обитатели Первого Плана, никогда не перестаете удивлять меня, мадам, - сказал я. - У меня сложилось впечатление, что доктор Мальдивиус слишком влюблен в себя, для того чтобы беспокоиться о судьбах других людей, - если только этот добрый доктор не надеется получить солидное вознаграждение за свою информацию.

- Как видишь, он не такой уж законченный негодяй. У нас это бывает достаточно редко, как и вообще любая завершенность.

Я продолжал наблюдать за портом. Те люди, с которыми Мальдивиус заговорил первыми, явно не поверили ему, ибо продолжали идти по своим делам так, как будто ничего не случилось. Тем не менее крики об опасности начали мало-помалу вызывать действие. Мне было видно, как люди останавливаются группами и оживленно спорят, жестикулируя. Примерно через час после первого предупреждения люди начали грузить свое добро в повозки или навьючивать узлы на спины вьючных животных и двигаться по дороге к верховьям Киамоса.

Однако лишь менее половины обитателей города успели отправиться в путь, когда появился паалуанский флот. Тогда наступило ужасное замешательство. Дорога оказалась забитой перепуганными людьми, стремящимися убежать от своего города как можно дальше. Иные бежали с пустыми руками, другие несли с собой одну-две ценности, наспех схваченные в последнюю минуту. Я потерял след доктора Мальдивиуса.

Паалуанские галеры вошли в гавань. Некоторые пристали к незанятым пирсам. Паалуанские солдаты высадились на берег и стали продвигаться вперед - осторожно, как будто ожидали засады. Наконец на берегу оказались все воины. Ими предводительствовали расфуфыренные офицеры в плащах из перьев, ярких, алых и желтых, цветов.

С одного из кораблей были спущены на берег странные животные, отличающиеся от всех, каких только мне приходилось видеть раньше. Они были достаточно велики, чтобы человек мог держаться на них в седле. У них были тонкие мордочки и длинные, как у ослов, уши, но на этом сходство и кончалось. Передние их конечности были короткими и когтистыми, задние - превосходно развитыми, а хвосты удивительно длинными. Они передвигались, с силой отталкиваясь от земли задними лапами, а хвосты помогали им держать равновесие. В общем и целом они походили на небольшое пушистое существо Первого Плана, называемое кроликом, но во много раз увеличенное.

Как только скачущие животные оказались на берегу, паалуанцы, которые вели их, уселись в седла и помчались с такой скоростью, какую могли дать прыжки животных. Несколько последних чемнизян как раз покидали город, и паалуанские кавалеристы захватили некоторых из них. Одни просто повалили свои жертвы и проткнули их пиками или дротиками, другие метали веревки с петлей на конце или камни. Захватывая жертву, они волокли ее по земле обратно к городу.

Теперь была очередь мадам Роски смотреть, но, едва достигнув ясности изображения, она вскрикнула и закрыла лицо руками. Речь ее была несвязной, так что, для того чтобы узнать, что случилось, мне пришлось войти в транс самому.

По трапу одного из кораблей сходила процессия еще более странных существ. Паалуанцы приспособили какую-то часть своих драконов-ящериц под верховых животных. Поскольку один такой взрослый дракон достигал в длину пятьдесят футов, он мог нести на себе сразу несколько всадников.

Управляющий движением помещался на шее рептилии. За ним размещались шесть или восемь остальных, сидящих парами на чем-то напоминающем седла с балдахинами. Обычный экипаж включал в себя четверых лучников и двоих копьеметателей. Все они прикрывали свою наготу чем-то вроде странного рода брони, составленной (как я узнал позже) из кусков покрытой глазурью кожи. Хотя и не такая крепкая, как стальные доспехи оттоманских рыцарей, броня эта была легкой и практичной. Поскольку на одну галеру можно было поместить немного таких ящериц, общее их числа было разделено между многими кораблями. Из-за небольшого числа пирсов вся процедура спуска заняла полных два дня. Силы паалуанцев превосходили наши в соотношении примерно один к двум.

...Тем временем паалуанцы уже распространились по берегу и заняли пустые строения Чемниза. Те чемнизяне, которых схватила паалуанская кавалерия, были убиты, разрезаны на части и приготовлены в пищу путем соления и копчения.

На третий день после высадки паалуанская армия двинулась вверх по долине Киамоса.

...Тем временем дом Роски стал практически придатком Гилдхолла, синдики в любое время приходили сюда узнать о новостях. Старый Кормаус многие часы посвящал болтовне, оставляя нам с Роской вести наблюдение.

...Тем временем известие о вторжении быстро распространилось по республике. В результате крестьяне и горожане из других мест устремились в город Ир, имевший репутацию неприступного. Поскольку город был переполнен, люди спали под открытым небом.

***

Наконец настал день битвы. Мы с Кормаусом вошли в транс, смотря в сапфир с различных концов стола. Мы не могли различить многого - во-первых, из-за вмешательства паалуанских колдунов, а во-вторых, из-за клубов пыли.

Насколько я мог понять, синдик Ларолдо не преуспел ни в одной из военных хитростей - обманные маневры и тому подобное, - считавшихся достижением наций Первого Уровня. Он просто выстроил свою армию и, находясь в центре ее и окруженный швенцами, размахивал шпагой и давал команды: "Вперед!" Потом все исчезло в облаке пыли.

Примерно через час мы начали различать силуэты людей - ириан, не паалуанцев - бегущих, как сумасшедшие, с поля боя. Мы видели, как некоторые ириане были убиты или проколоты теми, кто сидел на спинах драконов, а некоторых драконы просто пожрали. Потом я разглядел Его Превосходительство Ларолдо, галопом скачущего к востоку. Синдики, присутствующие на этом заседании, громко кричали, били себя в грудь, рвали на себе волосы и посылали страшные угрозы в адрес Ларолдо, которого все винили за поражение.

***

Покрытый пылью и кровью, солдат-банкир достиг Ира несколькими часами позже и ввалился в кабинет мадам Роски в растерзанной на груди броне. Он швырнул обломки шпаги на пол и сказал синдикам:

- Мы разбиты.

- Нам это известно, дурак! - ответил Джиммон. - Насколько плохо обстоят дела?

- Поражение полное, это все, что я знаю, - сказал Ларолдо. - При первом же сильном ударе ряды ополченцев сбились, и они бежали как зайцы.

- А что насчет швенцев?

- Когда они увидели, что эта битва проиграна, они образовали полный четырехугольник и начали пробиваться, действуя своими пиками, как еж колючками. Враг позволил им уйти, предпочитая более легкую охоту.

Один из синдиков сказал:

- Я заметил, как ты озабочен спасением собственной драгоценной шкуры. Герой пал бы, пытаясь защитить своих людей.

- Клянусь золотыми локонами Франды! Я не герой, я всего лишь банкир. И какая вам была бы польза с того, что я пал бы на поле битвы? Поскольку противник превосходил нас числом, результат был бы таким же, а вы лишились бы той малой помощи, которую я могу вам дать... Если бы я заботился только о собственной безопасности, то бросился бы в Метуро. Ведь сейчас, когда все кончено, а мы еще живы, вы можете и повесить меня, и расстрелять. И вообще сделать все что угодно. Но давайте же лучше займемся делом.

Мои чуткие усики подсказали мне, что человек не лжет.

- Хорошо сказано, - одобрил один из синдиков, ибо большая часть злости синдиков против Ларолдо растаяла под натиском приближающейся катастрофы. - Но скажите мне, мастер Ларолдо, почему вы не пользовались хитроумными приемами - ложными выпадами, например? Мы следили за битвой с помощью магического камня и не видели ничего подобного. А между тем я читал о том, как другие генералы побивали превосходящие силы противники с помощью таких вот хитростей.

- Их армия состоит из прекрасно тренированных людей - ветеранов, в то время как моя была всего лишь ватагой новичков. Даже если бы я и знал о таких хитроумных способах, все, чего я мог добиться от моих растяп, - это чтобы они двигались одновременно в одном направлении. А сейчас, если вы не хотите быть съеденными каннибалами, должны думать о создании новой армии. Составьте ее из мальчиков, стариков, рабов, женщин, наконец, в случае надобности, вооружите ее метлами и камнями, если нет шпаг и стрел. Ибо те, кто идет на вас, намерены засолить вас и отправить в Паалуа, чтобы хватило на долгую зиму.

- Как ты думаешь, не могли бы мы подкупить их, а? - спросил Джиммон. - У нас так много сокровищ.

- Совершенно исключено. Земля их большей частью пустынна, и самое главное для них - раздобыть как можно больше съедобных припасов. Им нужна плоть, и время от времени они отправляются за ней на другие континенты. Им все равно, принадлежит эта плоть животным или людям. Так что сейчас один хороший лук для нас важнее, чем количество золота самой высокой пробы, равное его весу. Синдики дружно завздыхали. Потом Джиммон сказал:

- Ладно, что толку во вздохах и проклятиях. Нужно сделать так, как сказал мастер Ларолдо.

- Можем ли мы искать помощи у того или иного из Двенадцати Городов? - спросил один из синдиков. Джиммон задумчиво нахмурился:

- Тонио из Ксилара настроен враждебно из-за союза с Гованнией. Нам еще повезет, если он не захочет объединить свои силы с силами вторгшихся паалуан.

- Это было бы все равно что одному кролику вступить в бой с волком против другого кролика, - сказал синдик. - Оба кончат одинаково - в волчьей пасти.

- Верно, но попробуй сказать об этом королю Тонио, - сказал Джиммон. - Гованниане безнадежны по той же причине. Метуро настроен дружелюбно, но его армия мобилизована для нахождения на границе с гованнианами, чтобы встретить угрозу там. Ко всему прочему Пятеро Безлицых сами сомневаются в последнее время в своей армии из-за революционных настроений среди офицерства. Нет, боюсь, что на помощь извне рассчитывать не приходится.

- Как насчет Солимбрии?

- Возможно, нейтральную позицию Солимбрии можно изменить, если бы только Солимбрией не правил этот идиот Гавиндос.

- Боги, должно быть, задумали наказать Солимбрию, когда послали ей такое сокровище, - сказала Роска. - Мой добрый Здим был бы лучшим правителем, чем он.

Джиммон внимательно посмотрел на меня. Глаза его казались узкими щелочками на круглом пухлом лице.

- У меня возникла идея. О Здим!

- Да, сэр?

- Как пришелец извне и слуга по контракту, даже не гуманоид, ты не имеешь права голоса на этом Плане. Тем не менее, когда я слушал твои высказывания, у меня сложилось впечатление, что ты обладаешь гораздо большим здравым смыслом, чем большинство наших мудрецов. Какой путь предложил бы ты?

- Вы спрашиваете меня, сэр?

- Что скажешь, а?

- Хорошо, сэр, я попытаюсь дать удовлетворительный ответ. - Некоторое время я думал, пока синдики смотрели на меня, как игроки на рулетку. - Прежде всего, верно ли я понял, что мастер Ларолдо - банкир?

- Угу, - промычал Ларолдо, который в это время осушал бутылку лучшего вина Роски так, как будто это была бутылка пива. - И никому еще не удалось обвинить меня в нечестности. Хочешь взять взаймы или сделать вклад?

- Ни то ни другое, ваше превосходительство. Значит, у вас не было опыта в ведении военной кампании?

- Нет, откуда? Как и ни у кого из нас. Просто обычай такой, что синдики должны командовать войском. Поскольку я был самым молодым и деятельным, меня и выбрали.

- А мы на нашем Плане, сэры, когда дело приняло бы такой дурной оборот, предпочли бы выбрать на эту должность демона с большим опытом в подобных делах. У нас есть поговорка: "Опыт - лучший учитель". Неужели в Ире нет никого, кто умел бы обращаться с оружием?

Один из синдиков сказал:

- Есть старый Сеговиан, мастер по муштре. Он мог бы отправиться с армией, но мы приказали ему остаться в Ире и обучать новобранцев. Он не блещет умом, но по крайней мере знает, каким концом шпаги надо колоть.

- Гм... - произнес Джиммон. - Предположим, мы сделаем Сеговиана командующим и соберем еще одно ополчение. Среди беженцев, которыми переполнен город, найдется немало здоровых парней. Потом появятся паалуанцы. Они не смогут проникнуть сюда даже при более слабом сопротивлении - настолько сильны укрепления. Но запасы продовольствия не вечны. Что потом?

- Итак, сэр... - я снова подумал, - вы говорите, что в городе достаточно богатства?

- Да.

- Вы наняли отряд варваров из Швена - тех высоких блондинистых парней, не так ли?

- Проклятые ублюдки бросили нас! - проворчал Ларолдо.

- Нельзя особенно их винить, - сказал Джиммон. - Когда они увидели, что битва проиграна, какой им был смысл рваться вперед и складывать свои головы ради того, чтобы вернуться в город? Продолжай, Здим.

- Откуда же пришли эти люди? Я знаю только, что Швен лежит за горами, на севере, но где именно вы набираете этих парней?

- Они были набраны в Хрунтинге, - сказал один из синдиков.

- А где это?

- Хрунтинг расположен через Эллорну от Солимбрии. Их вождь Теорик, сын Гондомерика.

- Если бы вы могли послать посыльного к этому Теорику с обещанием большого количества золота, мог бы он сюда прийти с армией, достаточно большой, чтобы уничтожить паалуанцев?

- Можно попробовать, - сказал один из синдиков.

- Безнадежно, - сказал другой, - нам лучше собраться и бежать в Метуро, оставив паалуанцам возможность грабить пустой город.

Опять началась длительная перепалка. Некоторые стояли за отправку посыльного варварскому правителю. Другие возражали, уверяя, что это обошлось бы в слишком большую сумму, на что первые отвечали, что все деньги мира не принесут никакой пользы, если все горожане окажутся переваренными в желудках паалуанцев. Иных вдохновила идея отступления, они хотели надеяться на то, что если уж им не удалось победить паалуан, то они, по крайней мере, могут убежать от них.

В самый разгар споров вбежал ополченец с криком:

- Ваши превосходительства! Судьба уже перед глазами!

- Как именно она выглядит? - спросил Ларолдо.

- Разведчики врага, сидящие на животных, похожих на больших длиннохвостых кроликов, приближаются к стене башни Ардимана.

- По крайней мере вопрос о бегстве исчерпан, - сказал Джиммон. - Теперь мы должны встать на борьбу - выстоять или умереть. Идемте все, посмотрим на этих цивилизованных каннибалов.

***

У входа в этот город-пещеру мы нашли Сеговиана, который, не дожидаясь официального распоряжения, готовил город к защите. Главные ворота и маленький портал над ними были заперты и забаррикадированы.

Мы поднялись по лестнице к крыше. Тучные синдики шли медленно, пыхтя и то и дело останавливаясь, чтобы отдышаться. Наверху мы обнаружили отряды ополченцев явившихся сюда по приказу Сеговиана. Люди расположились вдоль парапета с луками, арбалетами или пращами.

- Слушать всем! - загремел Сеговиан. - Приготовьте оружие и разряжайте его сквозь находящиеся перед вами отверстия. Не подавайтесь к амбразуре, иначе получите ответный заряд, но прячьтесь за зубцами. Никаких геройских фокусов: война - дело серьезное. Тщательно выбирайте цель, не тратьте заряды понапрасну.

Стрела со звоном перелетела через стену и попала в один из флагштоков, Сеговиан увидел синдиков и взорвался гневом.

- Что вы здесь делаете, стоя, вот так, беззащитными? - кричал он, не обращая внимания ни на статус посетителей, ни на их возраст. - Любой поднявшийся сюда обязан иметь на себе шлем и кирасу, пусть хоть кожаную!

Джиммон прочистил горло:

- Мы пришли, чтобы проинформировать вас, мастер Сеговиан, о том, что избрали вас главнокомандующим.

- Очень мило с вашей стороны, очень мило! - отрезал Сеговиан. - А теперь все уходите...

- Но, пожалуйста, генерал, - сказал один из синдиков, - позвольте нам по крайней мере хоть взглянуть на тех, против кого мы сражаемся.

- Ну ладно, это, я думаю, я могу вам позволить, - проворчал новоиспеченный генерал. Он погонял их, как сердитый сторожевой пес, - сердито рявкая, если они слишком долго высовывались в амбразуры.

Далеко внизу отряд орущих паалуанцев покрикивал на своих скакунов, как мы именовали их животных. (Оригинальное их название - что-то вроде "кенгуру".) Они посылали в нас стрелы из коротких луков, но башня Ардимана была такой высокой, что, когда стрелы долетали до ее верха, их убойная сила была уже слишком мала. Наше оружие, бьющее с высоты, могло бы быть более эффективным, но неопытные воины все время промахивались. Наконец стрела одного арбалетчика попала в паалуанца, и тот вылетел из седла. Остальные теперь предпочли держаться на безопасном расстоянии.

Огромное облако пыли вдали возвестило о приближении основной части паалуанской армии. Наблюдатели, стоящие на самой вершине башни Ардимана, в ужасе закричали, когда в поле зрения появились драконы-ящерицы. За ними бежали пешие воины, главным образом вооруженные пиками и луками. У них, казалось, не было арбалетов, и это обстоятельство давало нам некоторое преимущество.

Так началась атака на Ир. Поскольку больше не могло быть и речи о массовом бегстве, нам предстояло или победить паалуанцев, или погибнуть в борьбе. В это время я думал об ирианах и о себе как о "нас", ибо моя судьба была крепко-накрепко спаяна с их участью.

***

Сеговиан проявил себя как на редкость умелый генерал, если принять во внимание то, с какими никчемными солдатами ему пришлось иметь дело. В течение нескольких дней башня Ардимана защищалась пятью тысячами ополченцев, хотя большая часть их была вооружена сымпровизированным по ходу дела оружием, как-то: ножи и молотки. Но враг наступал и не давал нам передышки, а наши припасы истощались. Уже пошли в переплавку такие вещи, как оконные решетки. Согласно политике синдиков, которые включили в состав ополченцев всех рабов и крепостных, обещая им свободу после победы, я был назначен артиллеристом. Будучи намного сильнее, чем обычный житель Первого Плана, я мог заводить брашпиль катапульты в два раза быстрее, чем любые двое из них, что увеличивало скорость стрельбы.

Паалуанцы поставили свой лагерь как раз на расстоянии выстрела из арбалета. Когда они закончили его установку, Сеговиан приказал нам бить по нему из катапульты дальнего действия. Дротики и каменные шары со свистом устремились в лагерь, кося и давя воинов. Им был нанесен такой ущерб, что через несколько дней они вынуждены были переместить свой лагерь за гряду.

Тем временем они протянули линию земляных укреплений вокруг башни Ардимана, по Ирнанской возвышенности за башней и снова вниз. Холмы давали им преимущество в стрельбе из арбалетов - искусство, которое они быстро развили. Они поливали нас ливнем стрел, выпущенных с высоты, равной нашей, до тех пор пока Сеговиан не воздвиг с этой стороны парапета своего рода массивный тент, чтобы защитить эту часть, перехватывая посылаемые в нас стрелы. Паалуанские колдуны создавали галлюцинации, являющие собой изображения гигантских летучих мышей и птиц, кружащихся над нашими боевыми точками, но наши люди научились их не замечать.

Синдики отправили посыльного за помощью к Метуро. Человек был спущен с башни на веревке в безлунную ночь и попытался проскользнуть сквозь вражеские укрепления. На следующий день взошедшее солнце осветило тело посланного, прикрепленное к шесту перед лагерем. Паалуанцы провели весь день, предавая его медленной смерти изощренными способами.

Второй посыльный, пытавшийся пробраться в Солимбрию, пал жертвой такой же судьбы. После этого стало трудно найти добровольцев для подобной миссии.

Паалуанцы стали сами строить катапульту, валя в окрестностях деревья. Их сооружение было увенчано могучей, хорошо уравновешенной стрелой. Сеговиан наблюдал за их успехами в бинокль. Во всем Ире был всего лишь один подобный прибор, ибо это было новое изобретение, лишь недавно созданное в городе, лежащем далеко южнее Ира. Сеговиан бормотал:

- Я вижу между ними парня со светлой кожей, руководящего их действиями. Это объясняет, как сей народ, никогда не видевший ранее катапульты, может сделать ее теперь. Один из наших новарских инженеров перебежал к ним. Если бы только мне удалось добраться до этого предателя...

Я не расслышал ясно, что бы сделал Сеговиан с инженером-перебежчиком, но, возможно, это было бы как раз то, что надо.

Он продолжал:

- Они направляют эту штуковину на наше главное зеркало. Они, без сомнения, намерены разбить его, и тогда наш город окажется в темноте, если не считать света ламп и свечей. А этих припасов у нас осталось уже не так много.

К счастью для нас, паалуанцы или их новарский инженер оказались не такими уж искусными строителями катапульт. При первой же попытке выпустить в нас стрелу одна из опор рухнула с громовым треском. Сами же заряды упали гораздо ближе, чем было нужно, и убили нескольких паалуанцев.

Они принялись за постройку новой, более крепкой машины. Сеговиан вызвал несколько сотен своих воинов, ища добровольцев, которые согласились бы сделать вылазку и уничтожить это сооружение. Я хотел поднять руку, но боролся с застенчивостью, когда Сеговиан обратился ко мне:

- О Здим, нам нужны твои сила и бесстрашие. Согласен ли ты быть добровольцем?

- Но... - начал я, но Сеговиан продолжал:

- Прекрасно. Ты умеешь обращаться с ручным оружием этого Плана?

- Нет, сэр, но от меня этого не требовалось...

- Тогда учись. Сержант Шавраль, возьмите артиллериста Здима и научите его обращаться с различным оружием, отметив при этом, к какому виду вооружения он проявляет больше способностей.

Я прошел с Шавралем во двор башни Ардимана. Двор был оборудован под тренировочный пункт, ибо другого места для подобной деятельности в Ире не было. Здесь толпилось много народа. Одна группа обучалась стрельбе из арбалета, другая - поведению на местности.

Шавраль подвел меня к тому месту, где были установлены несколько толстых деревянных щитов. Упражнявшиеся в искусстве владения шпагой и топором пробовали на них свои силы. На примыкавшей площадке сражалась пара воинов, вооруженных коротким тупым оружием. Сержант отдавал приказы им и делал замечания.

Шавраль протянул мне палаш с широким лезвием.

- А ну-ка попробуй, кольни хорошенько сюда, - сказал он, указывая мне на один из щитов.

- Вот так, сэр? - сказал я и сделал выпад. Лезвие глубоко ушло в дерево, а шпага сломалась в моей руке у основания, так что мне осталось лишь с недоумением стоять и смотреть на нее.

Шавраль нахмурился:

- Должно быть, лезвие некачественное. Большая часть этих штуковин изготовлялась любителями. Ну-ка попробуй вот эту.

Я взял другую шпагу и снова сделал выпад. Шпага снова сломалась.

- Клянусь Астис, ты сам не знаешь своей силы! - воскликнул Шавраль. - Нужно вооружить тебя чем-то более крепким. - После обследования груды оружия он протянул мне булаву. То было внушительное оружие с железной рукоятью и большим шаром, усеянным колючками. - А ну-ка ударь, попробуй этой штуковиной! - велел он.

Я так и сделал. На этот раз не выдержал щит. Он с треском развалился, и обломки его разлетелись по двору.

- Теперь тебе нужно получить практику в нанесении и парировании ударов, - сказал Шавраль. - Надень-ка вот это, а я тоже облачусь в подходящий костюм.

Шавраль показал мне, как нужно защищаться, как нападать, парировать, делать крюк, отступать, подпрыгивать, совершать длинные и короткие выпады и так далее.

- Ну давай бороться, - предложил он. - Два из трех ударов, нацеленных в голову или тело, означают победу в круге.

Мы вооружились учебными предметами, выбрав их с таким расчетом, чтобы они по весу не слишком отличались от моей булавы. Шавраль отклонился, а потом нанес мне солидный удар по шлему. Он усмехался за прутьями своего шлема.

- Ну что же, бей меня! - крикнул он. - Уснул, что ли? Или испугался?

Я сделал такой же выпад, как и он, и нацелил ему удар прямо в лоб. Он успел поднять щит, так что удар пришелся по нему, но деревянный каркас щита прогнулся под ударом. Шавраль, внезапно побледнев, отступил и опустил щит.

- Клянусь булавой Нерикса, я думаю, ты сломал мне руку! - простонал он. - Эй, там! Позовите хирурга! Кто-нибудь, вина!

Он испустил вопль, когда хирург вправлял ему кость.

Мне он сказал:

- Ну и идиот же ты! Теперь мне придется целый месяц сражаться с перевязанной рукой!

Я сказал:

- Мне очень жаль, сэр, но я всего лишь пытался следовать вашим указаниям. Как говорим мы, демоны, всем мыслящим существам свойственно ошибаться.

Шавраль вздохнул:

- Думаю, мне не следует на тебя сердиться. Но в дальнейшем, Здим, тебе придется тренироваться самому, иначе ты из усердия положишь всех наших воинов.

Следующая ночь была темной, и под ее прикрытием передовой отряд пробирался вниз по спиральной лестнице. Мы надели мягкую обувь, чтобы двигаться бесшумно, и кожаные доспехи, ибо железные слишком гремели. Оружие мы несли в руках - без ножен - тоже ради предосторожности.

Оказавшись на территории паалуанцев, мы бросили в ров матрацы, конфискованные у граждан Ира, и густая темень ночи скрыла нас. Потом мы прислонили к ограждению несколько коротких лестниц и бросились вверх по ним, прежде чем враг успел забить тревогу.

Перебравшись через ограждение, мы обрушились на новую катапульту, разнося ее на части и поджигая. В мгновение ока сооружение превратилось в весело пылающий костер.

Тем временем паалуанцы кинулись на нас. Из темноты появилось несколько отрядов, каждый под предводительством офицера. Следуя советам Шавраля, я противоборствовал одному каннибалу за другим. Я отражал первый удар каждого подбегавшего ко мне, а потом наносил ответный удар своей булавой. Иногда, но нечасто оказывался нужным второй удар.

Принимая во внимание тот факт, что обитатели Первого Плана ночью полуслепы, да еще гораздо слабее меня, мне приходилось самому заботиться о том, чтобы никто не напал на меня сбоку и сзади, когда я наношу удар нападающему спереди. Я работал яростно, разбивая головы и ломая ребра, когда услышал звук трубы, призывающей отступить. Один из моих товарищей-ириан потянул меня за руку.

- Идем, Здим! - крикнул он. - Ты не можешь один положить всю армию.

Я побежал за остальными. У ограждения несколько паалуанцев пытались перекрыть нам путь. Я налетел на их шеренгу и сокрушил их одного за другим. Потом мы бросились назад к башне и вверх по спиральной лестнице.

Когда Сеговиан выстроил нас и стал делать перекличку, оказалось, что шестерых-семерых не хватает. Он сказал мне, что это не слишком большие потери, учитывая размеры противостоящей нам силы, однако каждый человек должен быть теперь у нас на учете.

Паалуанцы пытались открыть огонь, но их усилия не увенчались успехом. После того как пожар утих, они принялись за строительство третьей катапульты. На этот раз тем не менее они окружили место строительства рвом, оградой и рядами охраны. Охранники сидели верхом на своих животных.

***

Если никто не мог выйти из Ира, то никто не мог туда и войти. Но однажды на рассвете дозорный поднял тревогу.

Он указывал вдаль на что-то там находящееся. Глядя поверх зубчатой стены, люди увидели плотную, покрытую волосами обнаженную фигуру, очевидно не паалуанца. Ему позволили войти и отвели к синдикам. Я был у Роски, готовясь приступить к своим дневным обязанностям у катапульты, когда за мной пришел посыльный.

Когда я вошел в Гилдхолл, хриплый голос крикнул:

- Здим! - И я очутился в объятиях моего старого друга человека-обезьяны Унгаха из балагана Багардо.

- Ради всех богов Нинга, как ты сюда попал? - спросил я.

- Как раз рассказываю этим людям. Во время аукциона меня купил старик по имени Олива. Работал на него, когда пришло известие о вторжении. Мастер Олива погрузил свою семью в повозку, уселся сам и отправился в Метуро. Мне он велел спасаться самому: в повозке было слишком мало места.

Я отправился по тому же пути, но меня догнал отряд паалуанских разведчиков на скакунах. Я бежал, но недостаточно быстро, и меня поймали, бросив лассо. Меня потащили по камням и по грязи в их лагерь. Сначала хотели засолить, но их мудрецы никогда не видели существа, подобного мне. Решили оставить в живых, чтобы узнать через меня все что можно.

- Как тебе удалось освободиться?

Унгах оскалил свои длинные желтые зубы:

- Сжевал свои путы. Вы, безволосые - не ты, Здим, но остальные, - имеете слабые челюсти и зубы. Охранника, который стоял у палатки, я задушил и бросился прочь. Совсем не трудно было. Кормился охотой. Потом сделал еще одну ошибку. Закружился и оказался внутри кольца осаждающих. Лагерь пришел в волнение, так что я не осмелился пробираться назад. Как раз говорил вашим боссам, почему здешних шпионов все время ловят.

- Почему?

- Из-за запаха. Паалуанские драконы-ящерицы обучены различать запахи. Самые маленькие из них вместе с охраной ходят по лагерю, высунув длинные языки, которыми они нюхают. - Странное выражение появилось на лице Унгаха, и его маленькие, глубоко посаженные глаза открылись шире. - Клянусь золотыми кудрями Зеватаса, я кое-что придумал. Помнишь, Здим, как тебя полюбил дракон-ящерица из балагана? Я думаю, это потому, что твой запах напоминает запах рептилий.

- Ну-ну! - запротестовал я. - Не вижу я этому причины. Я держу свое тело в скрупулезной чистоте...

- И тем не менее могу распознать тебя по запаху на расстоянии дюжины шагов. Новарцы так его не ощущают или достаточно вежливы для того, чтобы не сказать тебе, что ты воняешь. Но это так.

- Как и все обитатели Первого Плана, - сказал я. - Но я же не жалуюсь.

- Не обижайся, - сказал Унгах. - Это указывает лишь на то, что запах наших существ снабжен вонью другого рода. Твой же подобен запаху ящерицы.

Синдики проспорили над этим предложением несколько часов. Эти обитатели Первого Плана - самые великие болтуны на несколько вселенных. Некоторых предложение Унгаха вдохновило, но один запротестовал:

- Нет, нет, демон ничем нам не обязан. Он скроется, как только окажется за пределами кольца блокады. Именно так поступил бы я.

- О! - сказал другой. - Он может даже перейти на сторону врага.

- Говорите за себя, - прервал их Джиммон. - Что касается его лояльности, неужели вы так скоро забыли ночь набега на катапульту, когда Здим сокрушил больше каннибалов, чем остальные участники рейда, вместе взятые, а?

- Не принимая во внимание черты личности мастера Здима, - сказал еще один, - думается, что мастер Унгах был бы более ценным посланцем, - он молод и прекрасно бегает. Кроме того, он уже проходил однажды через лагерь и знает его лучше, чем любой другой обитатель Ира.

- Мы могли бы его использовать здесь с большей пользой, чем как посланника, - сказал еще один.

- Как бы там ни было, - заметил следующий, - нечего болтать попусту. Запасы воды и еды не так велики, как мы на то надеялись, из-за наплыва беженцев...

В конце концов путем голосования было решено просить мадам Роску о том, чтобы она приказала мне отправиться с поручением в Солимбрию, а Унгаха просить об отправке с подобным поручением в Метуро. Ему обещали не только свободу, но и щедрейшее вознаграждение, если он останется в живых.

- Я всегда стараюсь сделать все, что в моих силах, джентльмены, - сказал я. - Когда мы должны отправиться? Сегодня? "Раньше сядешь - раньше выйдешь" - так говорят в подобных случаях демоны.

- Еще нет, - сказал Джиммон. - Мы должны решить, о какой именно помощи следует просить новарийцев и варваров. Сколько примерно врагов нам угрожает?

- Около семи тысяч, судя по всему, - ответил Ларолдо.

- Тогда следует просить о подкреплении по крайней мере таких же размеров... - предложил другой синдик.

Начался спор, продолжавшийся несколько часов. О чем только не говорили: тут и число требуемых отрядов, размер дневной платы наемникам, и возможная продолжительность кампании. Некоторые, самые прижимистые, синдики изо всех сил старались преуменьшить размеры общей суммы, напирая на то, что они должны думать о процветании Ира после того, как вторгшимся будет нанесено поражение; другие, в противовес, твердили, что деньги ничем не смогут им помочь, если не подоспеет помощь.

Наконец был достигнут компромисс. Мне велено было предложить одну ирианскую марку на человека в день плюс шесть пенсов в день за каждого мамонта, что составляло в сумме четверть миллиона марок.

6 АЙЗОР ИЗ ЛЕСОВ

Ночь была темной, как подошва валуна, - так говорится у нас на Нинге, - когда мы с Унгахом спускались по канатам с башни Ардимана под моросящим дождем. Сеговиан не пожелал открыть даже самую маленькую верхнюю дверцу: он боялся, что звук и движение привлекут внимание врагов. Чтобы быть менее заметным, я изменил обычную светло-серую окраску на черную.

У основания башни Унгах крепко пожал мне руку и растаял во тьме. Он направлялся к югу. Я обошел башню и направился по тропе, идущей в северном направлении. Свободно перебраться через ров - такое упражнение не представляет никакой трудности для обитателя Двенадцатого Плана.

Я стоял, прижавшись ухом к ограде, до тех пор пока не услышал звуки смены караула паалуан. Подождав, пока все стихло, вонзил когти в дерево и перебрался через ограду, двигаясь медленно, как сонное насекомое.

Внутри все было спокойно. Часовой исчез. Я принялся пробираться через пространство между внешней и внутренней защитными полосами, тщательно огибая встречающиеся предметы. Внутренняя полоса защиты представляла собой всего лишь насыпь, высотой не выше моего плеча, с канавой перед ней, той, из которой брали землю для насыпи.

Я едва не наткнулся на еще одного паалуанского часового, сидевшего на груде земли и дремавшего. Обладая и ночью превосходным зрением, я бы легко заметил его, если бы он не очутился передо мной так внезапно, когда я как раз вышел из-за угла.

Я бы убил его своей булавой, если бы не маленький дракон-ящерица, привязанный к пеньку, - он должен был по запаху определять присутствие чужеземцев. Когда я остановился, рептилия поднялась на четыре лапы и высунула длинный раздвоенный язык.

Я застыл и стоял неподвижно как статуя, и кожа моя была такой черной, какой я только мог ее сделать. Ящерица скользнула по направлению ко мне и коснулась кончиком языка чешуи на моей ноге. Она повторила это несколько раз, как будто я ей понравился или, по крайней мере, понравился мой запах.

Я не мог стоять здесь всю ночь, давая возможность очарованному дракону облизывать меня. Поскольку это существо могло перемещаться лишь на ограниченное расстояние, я стал потихоньку отступать. Дракон тем не менее потащился за мной. Его путы, скрепленные с запястьем спящего часового, натянулись и разбудили последнего. Уставившись на меня, он с диким воплем вскочил на ноги.

Я заколебался, решая, что лучше сделать - убить его или просто бежать. На моем собственном Плане меня учили рассматривать любую обстановку с точки зрения разума и логики, но ни разум, ни логика не дадут особой поддержки, когда решение должно быть мгновенным.

Ответный крик сам все решил за меня. Если тревога уже поднята, то нет никакого смысла задерживаться ради того, чтобы убить одного часового. Так что бегство оказалось для меня необходимым.

Итак, я перескочил через вал, миновал ров и устремился к северу. Проснувшийся лагерь был наполнен сердитым гудением, похожим на звучание потревоженных насекомых Первого Плана. Начали появляться паалуанцы на скакунах, держа в поднятых руках горящие факелы. Тревожимое бегом животных пламя факелов колебалось в темноте, и совокупность этих факелов напоминала переброшенный через темную реку мост.

Однако как сами обитатели Первого Плана, так и их скакуны, ночью полуслепы. Я, прекрасно видящий в темноте, без всякого труда избегал столкновения с паалуанцами. Как говорим мы, демоны, хорошее начало победа венчала.

Сельская местность, лежавшая к северу от города Ира, была почти пустынной. Большая часть тех ее обитателей, что не укрылись в городе Ире, бежали в Метоуро или Солимбрию. Те же немногие, кто не успели вовремя смыться, были схвачены и засолены для будущих веселых застолий. Я двигался всю ночь и почти весь следующий день. В моем бумажнике находилась маленькая карта, на которой были обозначены главные дороги, соединяющие Ир и Горную Эллорну. Впрочем, я, как правило, не пользовался дорогами, а старался пробираться к северу по прямой, насколько это мне удавалось.

Я рассудил, что паалуанские разведчики скорее всего устроят засады на дорогах, а не в стороне от них.

Так что мне приходилось карабкаться на неровные склоны, прокладывать путь через болота, пробираться сквозь заросли. Все эти препятствия, возможно, отняли у меня то время, которое я сэкономил, путешествуя по прямой. С другой стороны, это дало мне возможность не встретиться с паалуанцами.

Препятствия требовали гораздо меньше моих сил, чем взяли бы у одного из этих слабеньких обитателей Первого Плана. Едва ли кому-нибудь из них удалось за несколько секунд взлететь по крутому каменистому склону, ни разу не остановившись, чтобы перевести дух. И все же хотя демоны сильнее, чем обитатели Первого Плана, но и мы не можем постоянно находиться в движении. Мы должны останавливаться временами, вкушать подходящую еду и погружаться в пищеварительный ступор.

В конце второго дня я заметил овцу, каким-то чудом избежавшую веревки паалуанских обжор. Я настиг это существо и большую часть последующей ночи провел пережевывая его. Когда я закончил этот процесс, от существа не осталось ничего, кроме кожи и костей. Я боялся, как бы мои действия не явились нарушением инструкции Хвора относительно повиновения правилам Первого Плана, но, как говорится, необходимость не знает законов.

Потом впал в состояние переваривания. Я спал весь день и следующую ночь. Когда я проснулся, то был удивлен, увидев, что солнце находится по отношению к восточному горизонту ниже, чем когда я засыпал, - только потом я понял, что миновали день и ночь.

Не желая больше идти на подобные проволочки и все еще чувствуя тяжесть после поглощения овцы, я задумался над необходимостью применения подходящего транспорта. Если бы, к примеру, я мог поскакать верхом на лошади, достиг бы Солимбрии за один длинный перегон, прерываемый лишь короткими, необходимыми для лошади остановками. Согласно показаниям моей карты вскоре должна была показаться граница Солимбрии.

Я принялся рыскать по окрестностям в поисках лошади. Довольно скоро мне удалось увидеть одну, которая, так же, как и овца, отбилась от стада. Она поедала траву в ложбине. На ней была уздечка, но седла не наблюдалось.

Я следил за наездницами Первого Плана, так что теоретически имел представление о том, как это делается, но практического опыта не имел никакого. На Двенадцатом Плане животных используют для перевозки грузов, и они очень похожи на тех, кого на Первом Плане называют черепахами. Они тащатся и тащатся себе вперед, и не нужно особого умения на то, чтобы заставить их тронуться в путь, идти и останавливаться. Лошади на Первом Плане представляют собой нечто иное. Но, как гласит пословица, не зная броду, не суйся в воду.

Я принялся красться к этой лошади, двигаясь медленно и тихо, чтобы не встревожить пугливое существо. Изменил свой цвет, приспособив его к цвету травы. Лошадь тем не менее заметила. Оглядев меня понимающим, но скептическим взглядом, она рысцой двинулась прочь.

Я ускорил шаг, но и лошадь ускорила. Я побежал, лошадь перешла в галоп. Я остановился, лошадь тоже остановилась, всхрапнула и принялась щипать траву.

Я преследовал животное несколько часов, но так и не смог приблизиться к нему. Утешал себя лишь тем, что по крайней мере все это время двигался к северу, к конечному пункту моего назначения, так что время не было потеряно понапрасну.

Когда солнце склонилось к закату, лошадь наконец начала выказывать признаки усталости. При моем приближении она стала двигаться уже медленнее. Приближаясь к ней с подветренной стороны, чтобы она не могла почувствовать мой незнакомый запах, я подошел достаточно близко для внезапного прыжка и, пока ее голова была еще склонена к траве, метнулся вперед и взгромоздился ей на спину. И прижал ноги к ее бокам, как это, я видел, делали обитатели Первого Плана, изо всех сил вцепившись ей в гриву.

Едва лишь я оказался у нее на спине, как это существо буквально взбесилось. Коняга низко наклонила голову и начала взбрыкивать задними ногами, прыгая то вправо, то влево и беспорядочно крутясь. При третьем прыжке моя хватка ослабла. Я сделал кульбит в воздухе и с такой силой врезался в кустарник, что любой обитатель Первого Плана, окажись он на моем месте, испустил бы дух.

Освободившись от своей ноши, подлая лошадь немедленно перешла в галоп. Я выбрался из кустарника и бросился за ней. К тому времени как солнце спустилось к горизонту совсем низко, я еще раз настиг животное, стоявшее понуро с тяжело вздымающимися боками.

Но для того чтобы еще раз подойти к коняге вплотную, мне понадобилось несколько попыток. И все же я это сделал. На сей раз не только буквально опоясал ногами туловище животного, но и изо всех сил прильнул к ее шее. Лошадь снова пустилась в пляс, но на сей раз я продержался подольше. Строго говоря, я не ослабил своей хватки аж до пятого прыжка. Дело было в моих ногах - они потеряли точку опоры, хотя руки все еще продолжали держать шею лошади. В результате я совершил кульбит в воздухе, сильно стиснув при этом шею животного. Бедняга лошадь потеряла равновесие и упала, причем ее круп очутился на мне.

Я все еще не выпускал шею коняги. По тому, с каким трудом она глотала воздух, я понял, что пережал ей дыхательные пути. Вскоре она успокоилась, и я смог схватиться за ее уздечку.

Поскольку ребра лошади продолжали двигаться под кожей, я понял, что не нанес ей смертельных повреждений. И действительно, вскоре она вскочила и попыталась убежать, таща меня за собой по песку и траве. Она несколько раз сильно лягнула меня и укусила за руку. Но я все равно не выпускал уздечку.

Борьба продолжалась до темноты, и силы наши были почти на исходе. В конце концов лошадь успокоилась и последовала за мной, когда я повел ее под уздцы. После чего я крепко привязал ее за эту узду к толстой, низко растущей ветви ближайшего дерева и прилег отдохнуть. Лошадь тоже ведь нуждается в отдыхе. Кроме того, не хотелось скакать на ней ночью, из опасения, как бы она не наткнулась на что-нибудь в темноте и не поранилась.

***

На следующий день на моем пути стали попадаться знаки присутствия человека: фермы, над трубами которых вился дым, одна-две деревни. Но когда я на лошади въехал в деревню, обитатели Первого Плана при виде меня разразились дикими криками.

- Каннибалы! Идут каннибалы! - кричал один из них, мчась вдоль главной улицы и размахивая руками так, точно собирался взлететь. Через несколько мгновений все жители уже удирали - пешком или верхом - кто куда.

Я кричал им вслед:

- Подождите! Подождите! Не бойтесь! Я посланец синдиков!

Но они лишь припустили еще быстрее. Когда все исчезли, я подкрепился найденной в лавке едой и поехал дальше.

Там, где дорога пересекала границу Солимбрии, я обнаружил домик таможенника, а на ближайшем холме - сторожевую башню, но людей нигде не было видно. У меня была при себе грамота посла, которая должна была дать мне возможность проехать мимо солимбрийских охранников. Мне было ведено представить эти документы у границы перед шлагбаумом, но вышло так, что представить их было некому.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы обдумать ситуацию. Следует ли мне расположиться здесь и ждать возвращения исчезнувших охранников? Нет, подумал я, пока я буду ждать, Ир может пасть. Наконец я решил: до охранников могли дойти слухи о вторжении и они побежали в Солимбрию. Лучший выход выполнить задание - последовать прямо за ними. Поэтому я поскакал вперед, несколько обеспокоенный тем, что вношу некоторые коррективы в данные мне указания. Но то не моя вина. На моем родном Плане нам не дают таких расплывчатых команд.

***

Дорога на Солимбрию вела через густой лес, состоящий главным образом из древних дубовых деревьев. Это глухое место, известное под названием Зеленый Лес, является одной из немногих территорий Новарии, сохранивших лесной покров, ибо большая часть земель расчищена под фермы, пастбища и города. В Зеленом Лесу водятся олени, кабаны, леопарды, волки и медведи.

Тем не менее мне не встретилось ни одно из подобных животных. Я продолжал свой путь, размышляя о том, насколько мы, демоны, бережнее обращаемся с природой на своем Двенадцатом Плане, когда из густых зарослей навстречу мне шагнули два человека. В руках у них были веревки с петлями на концах.

Тот, что оказался слева от меня, накинул веревку на шею моей лошади. Увидя летящее к ней лассо, лошадь резко скакнула вправо. Не готовый к подобному кульбиту, я потерял равновесие и, подброшенный в воздухе, приземлился головой прямо на камни.

Не знаю, как долго я оставался без сознания. Казалось, прошло всего несколько мгновений, однако, когда я пришел в себя и поднял голову, вокруг моей лошади толпились несколько человек. Когда я попытался встать, то обнаружил, что мои руки связаны за спиной, а на шею надета веревка. Я попытался порвать путы, стягивающие мои запястья, но те, кто меня поймал, сделали свою работу на совесть. Поскольку мои сенсоры были все еще чувствительны после полученного удара, я подумал, что попытку бегства лучше отложить до тех пор, пока я не узнаю что-нибудь о захвативших меня и об их целях. Кроме того, двое их них стояли рядом, нацелив ломики прямо мне в голову. Все они были вооружены и очень небрежно одеты.

- Ха, клянусь Нериксом! Что это мы такое изловили? - прозвучал чей-то голос. Это оказался крупный человек с копной вьющихся темных волос и начинающей седеть бородой, говорил на поварском, но пользовался странным диалектом.

- Паалуанского каннибала! - сказал другой. - Убьем его.

- Вы ошибаетесь, сэры, - сказал я. - Я не паалуанец, а всего лишь демон, состоящий на службе у ирианских синдиков.

- Ну и случай! - сказал тот, кто заговорил первым. - Не похоже на то, что любят сочинять эти болтуны. Как бы то ни было, нам лучше его убить. Если он все-таки паалуанец, то так ему и надо, а если демон - не велика потеря.

- Мне кажется, он говорит правду, - заметил другой. - О паалуанцах говорят, что они выглядят как люди, хотя обычаи у них не человеческие.

- А ты захлопни свою пасть, Никко! - возразил первый. - Вечно лезешь поперек...

- Конечно, клянусь адом! - вскричал Никко. - Когда я слышу чепуху, я так и говорю, что это...

- Оба заткнитесь, вы! - прогремел крупный человек с курчавыми волосами. - Ты, Никко, и ты, Кармелион! Если будете еще болтать, клянусь сосками Астис, я проучу вас обоих! Ну а Никко, кажется, прав: я что-то никогда не слышал, чтобы у паалуанцев были когти и хвосты. Пошли, демон. - Он повел всю компанию в глубь леса. - Накиньте на него еще одно лассо: он может оказаться сильнее, чем кажется.

- Скорее всего он улизнет на свой План, а потом вернется невидимым и убьет нас, - проворчал Кармелион.

Они повели меня и мою лошадь по едва заметной тропинке через лес. Вождь обернулся, чтобы сказать:

- Между прочим, демон...

- Здим, если вам угодно, сэр.

- Отлично, пусть будет так. Скажи, Здим, где это ты научился ездить верхом?

- Я научился сам за последние два дня.

- Об этом я мог бы догадаться - мне редко приходилось видеть более неуверенного наездника. Я наблюдал за тем, как мои мальчики тебя зацапали. Тебе известно, что, держа поводья так, как это делал ты, можно раскроить лошади пасть?

- Нет, добрый сэр, я вечно буду вам обязан за совет.

- Странно еще, что тебе удалось скакать так, как ты скакал, - без седла. Говоришь, ты едешь из Ира с поручением?

- Да, - сказал я и поведал ему об осаде. Я добавил:

- А теперь могу я взять на себя смелость спросить о том, кто вы такие, джентльмены, и почему вы меня задержали?

Крупный человек усмехнулся:

- Можешь называть нас социальными реформаторами. Мы отбираем ценности у богатых и раздаем их бедным. Что же до меня, то можешь называть меня Айзором.

- Понятно, господин Айзор, - сказал я, поняв, что попал в компанию грабителей. - То, что вы отбираете у богатых, - это я понять могу, но по какой логике вещей вы раздаете отобранное бедным?

Айзор расхохотался:

- Ну, с этим просто. Мы набираем в свою среду неимущих, так что, естественно, ставим себя на первое место в этой категории. Пока мы удовлетворим свои потребности, на благотворительность мало что остается.

- Вы не удивляете меня, учитывая то, что я слышал о Первом Плане. А что вы намерены делать со мной?

- Посмотрим еще, мой добрый демон. Если бы Ир не был осажден, мы послали бы требование о выкупе.

- А что, если синдики откажутся платить?

Он усмехнулся:

- У нас есть способы, еще какие способы! Скоро ты познакомишься с одним из них.

Еще час блужданий по дубовому лесу привел нас в лагерь разбойников к ночи. Айзор как-то по-особому свистнул, и ему ответили часовые с деревьев. Так мы вступили в лагерь, представлявший собой ряд палаток и лачуг, неровным кругом расположившихся вокруг плотно утоптанной площадки. Здесь было в два раза больше разбойников, чем в первой партии, а также оборванные женщины и дети.

Те, кто поймали меня, и остававшиеся в лагере возбужденно переговаривались. Я не мог понять большей части разговоров из-за особенностей диалекта. Меня привязали к дереву, к которому уже был привязан какой-то человек. То был тучный мужчина в богатых, но несколько потрепанных одеждах. При взгляде на меня он отпрянул.

Я сказал:

- Не бойтесь меня, мой добрый сэр. Я пленник, как и вы.

- Вы... ты говоришь?

- Вы же слышали меня, не так ли? - И я коротко поведал ему о том, кто я такой и с каким поручением послан. - С кем имею удовольствие беседовать, сэр?

- Для чудовища-нечеловека у тебя, по крайней мере, хорошие манеры, - сказал толстяк. - Я Зуриллус, торговец из Солимбрии, похищенный из деревни, из гостиницы. Те, кто поймали тебя, ничего не говорили о выкупе?

- Во всяком случае, пока я ничего такого не слышал.

- Они отправились на встречу с посланцем, который должен был доставить выкуп из Солимбрии, но вместо этого, кажется, захватили тебя. О ужас! Если деньги не прибыли, я боюсь за себя.

- Что они сделают? Если они вас убьют, то у них не останется никакой надежды на получение выкупа.

- У них есть отвратительная привычка посылать время от времени в дом пленника частицу его тела, чтобы напомнить о своих требованиях.

- Боги Нинга!

- О чума! - воскликнул Зуриллус. - Вот идет сам Айзор. Кудрявый человек остановился перед нами, уперев в бока массивные кулаки.

- Ну что, сударь, - обратился он к Зуриллусу, - не явился твой человек, хотя мы и дали ему два часа форы. Ты знаешь, что должно теперь случиться.

Зуриллус упал на колени, крича:

- О, умоляю вас, хороший, добрый капитан! Дайте моим родственникам еще день! Не калечьте меня! Не надо... - И он продолжал и продолжал упрашивать, рыдая и кланяясь.

Айзор сделал знак своим людям, и те грубо поставили Зуриллуса на ноги, развязали его и потащили через свободный круг к пеньку. Там они стащили с него правый сапог и силой установили его ногу на пенек. Потом один из разбойников отсек ножом большой палец Зуриллуса. Тот дико закричал. Потом пленника снова привязали к дереву, замотав искалеченную ногу тряпками.

Айзор сказал:

- Твой палец направится к тебе домой. А если мы не получим ответа через неделю, для напоминания отправится еще одна часть твоего тела. Когда будут отправлены все части, которые можно отрезать, мы пошлем твою голову, чтобы показать, что предупреждаем не впустую.

- Ну а ты, мастер Здим, кажется, попадаешь в особую категорию. Сегодня вечером будешь со мной обедать и подробнее расскажешь о себе и о своем поручении.

***

Когда пришло время, меня развязали и оттащили к другому дереву, возле которого находился домишко из прутьев и коры, служивший Айзору домом. За моей спиной стояли охранники с арбалетами наготове. Подавали еду две женщины. Я понял так, что Айзор является мужем обеих, хотя большая часть новарцев венчалась парами - один мужчина с одной женщиной.

Айзор играл роль радушного хозяина, потчуя меня добрым солимбрийским элем. Мои усики тем не менее уловили волны, которые сообщили о том, что за внешним дружелюбием скрывается враждебность и жестокость. К этому времени я научился уже довольно свободно тестировать эмоциональные излучения обитателей Первого Плана. Как гласит пословица: по одежке протягивай ножки. Не видя причин обманывать, я честно отвечал на вопросы Айзора. Наконец он, покачав головой, сказал:

- Не знаю, как мне извлечь прибыль из твоего пребывания здесь. Я не могу послать сообщение твоим хозяевам в осажденный город. Если ты не выполнишь поручения, то вообще никакого Ира не будет и не с кого брать выкуп, если же ты его выполнишь, то можешь оказаться вне пределов моей досягаемости.

- Я могу обещать вам просить синдиков о том, чтобы вам заплатили после победы...

- Дорогой мой демон, ты действительно так прост?

- А что вы, сэр, думаете о моих шансах на успех в случае, если вы отпустите меня? Солимбрийцы как будто приняли меня за паалуанца.

- В каждом краю есть невежественные люди. О тех рыжеволосых варварах, что живут за горами, я ничего не знаю, но вот что с Солимбрией тебя ждет полный провал - это так же ясно, как то, что вода течет вниз с холма.

- Почему же?

- Потому что во время последних выборов боги ополчились против Солимбрии и дали нам в правители пустоголового.

- Как же у вас происходят выборы?

Айзор громко рыгнул и похлопал себя по животу:

- Знай, демон, что мы, солимбрийцы, народ благочестивый. Столетия назад святые отцы заключили, что, поскольку все во власти богов, единственный разумный способ выбора правительства - жеребьевка. Боги, видишь ли, определят результат и, любя древние и священные обычаи Солимбрии, сделают так, чтобы жребий пал на достойнейшего. Поэтому каждый год проводится празднество в честь Зеватаса и нашего особого божества Иммура Сочувствующего. Главная часть празднества - бросание жребия. Имена сотни солимбрийцев, взятых в определенном порядке с переписного листа граждан, пишутся на листочках бумаги и прячутся в ореховые скорлупки. Скорлупки бросаются в священный мешок и перетряхиваются. Потом перед всеми людьми высший священник Иммура вытаскивает из мешка одну скорлупку, и тот, чье имя заключено в ней, становится на следующий год архоном. Второе имя делает человека первым секретарем, третий становится цензором, и так далее до тех пор, пока все высшие учреждения не оказываются заполненными... Я не хочу, чтобы меня обвинили в отсутствии благочестия, - с усмешкой сказал Айзор, - но должен признать, что иногда боги делают очень странный выбор.

- Но, - заметил я, - всем известно, что среди обитателей Первого Плана встречаются иногда умные, иногда дураки.

- Тише, мастер Здим, если не хочешь быть обвиненным в святотатстве! Ибо это еще один из исконных наших принципов: все люди созданы равными и должны поэтому иметь равные права на занятие должностей. Великий Реформатор Псоанес Справедливый ясно объяснил это, когда сверг феодальный режим. Его логика была неубиенной: если некоторые действительно были умнее и талантливее, чем остальные, то это нечестно по отношению к глупым и придурковатым. Беги были бы виноваты в том, что позволяют существовать несправедливости. Но такого быть не может, потому что всем людям известно, что боги мудры и добры и желают человечеству только хорошего.

- А у нас, на Двенадцатом Плане, боги довольно глупы, - сказал я, - но, возможно, в этом мире все обстоит по-другому.

- Несомненно, несомненно. Как бы там ни было, роль главы кабинета, архона, досталась на этот раз Гавинде из Одрума, борцу по профессии. Теперь, когда он занимает должность большую часть года, результаты очевидны. Ты видел на границе какую-нибудь охрану?

- Нет, и это меня озадачило. Мне было нелепо ожидать ее и показывать ей документы - те, что ваши люди у меня отобрали, - чтобы идентифицировать свою личность.

Айзор усмехнулся:

- Поскольку никому из них не платили месяцами, они предпочли дезертировать, чем остаться и голодать. Остальные члены архона того же калибра. Конечно, такое положение дел имеет стороны, вполне устраивающие меня и моих людей, - мы не боимся солдат и констеблей, не боимся того, что они начнут прочесывать лес и схватят нас. Мы даже думаем о захвате какого-нибудь соседнего городка и об установлении там своей власти. В лесу очень хорошо летом, но для зимних холодов наши лачуги слишком ветхи, а крыши не защищают от дождя.

- А солимбрийцы не возражают против такого положения дел? - поинтересовался я.

- Ну не без того, есть такие, что ворчат. Некоторые говорят, что боги выбрали Гавинду, чтобы наказать Солимбрию за грехи ее народа.

- Какие грехи?

Айзор пожал плечами:

- По мне, так они не более греховны, чем люди, живущие в других местах, но такие уж даются объяснения. Другие говорят, что, даже если Гавинда и остальные - дураки, только справедливо дать глупому возможность попытаться править, а то умные будут немилосердно и бесконечно их эксплуатировать.

- Я думал, что вы сказали, будто солимбрийцы не верят в умственное превосходство одних людей над другими.

- Да, мессир демон, именно так я и сказал. Псоанес учил, что все люди создаются равными, но течение жизни изменяет их, так что одни становятся умными, а другие - нет. Лечение поэтому и состоит в том, чтобы стараться давать всем одинаковое воспитание. Но достичь этого не смог бы ни один из наших правителей. Родители становятся разными и переносят это различие на своих детей.

- Тогда единственная возможность - воспитание детей в государственных учреждениях.

- Один архон попытался это сделать, когда-то давно но его план вызвал такое противостояние, что следующий архон отказался от этой мысли. Да и вообще новый состав всегда вносит много изменений, возвышая одни приемы и искореняя другие независимо от их достоинств. - Айзор почесался (очевидно, его укусило одно из местных паразитов-насекомых). - Я должен обладать определенным скептицизмом в отношении официальной точки зрения, потому что мы с моим братом воспитывались одними и теми же родителями совершенно одинаково, а получились такими разными, как рыба и птица. Он - один из младших священников Иммура, правильный, как математическая формула, а я - я Айзор из лесов...

Чтобы проиллюстрировать это замечание, предводитель разбойников рассказал несколько анекдотов из своей карьеры. Получив возможность вставить слово, я сделал осторожное предложение:

- Мастер Айзор, если ваше правительство ничего не сможет сделать для нас, жителей Ира, то у вас здесь есть бесстрашные люди, которые могли бы составить отряд великолепных солдат.

Айзор фыркнул:

- Ты что, предлагаешь нам включиться в вашу кампанию?

- Да, сэр.

- Нет, нет, мы не пойдем на службу ни к какому правительству, благодарю покорно! Кроме того, попадись мы в руки официальных лиц, они бы сначала нас использовали, а потом, когда мы были бы больше не нужны, вздернули большинство. Я знаю, что подобные вещи случались.

- Вы говорили о том, что хотите занять город и сделать себя его правителем.

- Это другое дело. Будь я хозяином города, признанным правительством, дела могли бы пойти по-другому. Но сейчас-то речь идет не об этом.

- Если паалуанцы захватят Ир, то следующим местом их вторжения будет Солимбрия. То состояние ослабленности, в котором она сейчас находится, просто приглашает к нападению, не так ли? Айзор нахмурился:

- Ну и что?

- Они прочешут ваш Зеленый Лес и переловят всех.

- Думаю, нет. Мы знаем этот лес как собственную ладонь. Насколько я слышал, они - люди пустыни, так что заманить их в лесную ловушку - детские игрушки.

- И вы не могли бы помочь остальным вашим сородичам спастись от уничтожения? Кажется, любовь к своей стране - одна из нескольких эмоций, убеждающих временами обитателей Первого Плана быть лучше, чем они есть на самом деле.

- А мы-то тут при чем? Часть из нас погибла бы в борьбе, а остальные, как я тебе уже сказал, были бы впоследствии казнены правосудием. Вот уж спасибо. Пусть другие рискуют своей головой ради родной земли, даже если она низвела их до нуля и отказалась от них, а Айзор из лесов не будет.

- Но подумайте! Если Солимбрия будет уничтожена, кого же будет грабить ваша банда? Он хмыкнул:

- Какой искусный оратор! Клянусь хорошенькими сосками Астис, мастер Здим, тебе бы быть профессором в Академии в Оттомани. Ладно, я тебе скажу. Среди награбленного добра у нас тут есть кое-что такое, что подходит послу гораздо больше, чем простому голодранцу-воришке. Я снаряжу тебя, как положено для твоей миссии, и завтра отпущу. Как ты на это смотришь?

- Прекрасно, сэр.

Меня прервал шум голосов. Двое воров - все те же Никко и Кармелион, которые уже раз поссорились раньше, - кинулись друг на друга с ножами. Айзор с быстротой молнии вскочил на ноги и устремился к поляне. Он мгновенно изменился и походил теперь на рычащего льва. Вены на его висках вздулись от ярости.

Он схватил спорящих - каждого одной рукой. Никко швырнул прямо в костер, на котором готовилась еда, Кармелиона с такой силой ударил о ствол дерева, что тот потерял сознание. Когда Никко выскочил из костра, туша горящие места на одежде, Айзор с силой ударил его в челюсть.

- Клянусь Нериксом! - прогремел он. - Я предупреждал вас, мерзавцев! Привязать их к дереву!

Когда это было сделано, Айзор взял тяжелый хлыст и, крича и ругаясь, принялся стегать мужчин по обнаженным спинам, пока их тела не превратились в кровавое месиво. Когда кто-то из них издавал вопль, Айзор отвечал на него издевательским смехом. Он остановился только тогда, когда оба разбойника потеряли сознание, - и даже его мощная рука стала уставать.

Вернувшись туда, где я ждал его, он велел принести ему еще эля. Я начал было фразу:

- Сэр, если мне будет позволено... Но Айзор зарычал:

- Убирайся, ты, человек-ящерица! Будь доволен, что я не полечил этим способом тебя! Возвращайся под свое дерево и оставь меня в покое!

7 АРХОН ГАВИНДА

На следующее утро Айзор снова был настроен великодушно. Он вернул мне мои вещи - все, кроме денег, - и дал мне одеяние с меховым воротником и бархатную шапочку. Шапочку эту им пришлось снабдить тесемками, ибо моя голова плохо приспособлена для головных уборов обитателей Первого Плана. Потом Айзор повел меня к оседланной лошади и дал мне инструкции насчет обращения с этим существом.

- Это не моя лошадь, - сказал я.

- Точно, это самое старое животное, какое только у нас нашлось, и оно лучше отвечает твоим качествам наездника. Твоя прежняя коняшка слишком хороша, для того чтобы мы могли позволить тебе ее терзать. Кроме того, теперь ты будешь чувствовать себя в безопасности и поедешь с удобствами.

Боясь, что в приступе дурного настроения Айзор мог бы отрезать мой хвост или еще что-нибудь не менее дорогое моему сердцу, я не решился пускаться в спор по этому поводу. И удовольствовался тем, что заметил:

- Но, мой дорогой господин, если я могу покрыть нужное расстояние с помощью этой лошади, то как я сделаю это, совершенно лишенный денег? На что я буду покупать еду себе и животному, чем буду платить за ночлег?

- Ты хочешь сказать, что вы, демоны, покупаете вещи за деньги, как и мы, люди?

- Находясь на Первом Плане, я должен поступать так, как поступают все его обитатели. Если вы отправите меня так, как есть, из моего путешествия ничего не выйдет.

- Ты мог бы брать в тавернах взаймы, с тем чтобы за тебя платили синдики.

- О Айзор, солимбрийцы так кричат и разбегаются при виде меня, что я просто не решусь обращаться в гостиницы с подобным предложением. Ну разве вы предоставили бы мне кредит, если бы были владельцем гостиницы?

Айзор почесал бороду:

- Я понимаю, что ты имеешь в виду. Ну тогда ты можешь поймать какое-нибудь животное и пообедать им.

- Чтобы потом за мной стали охотиться окрестные жители? Вам же лучше меня это все известно, капитан Айзор.

- А, девять адов! Я дам тебе достаточно, чтобы ты мог доехать до Швена, если будешь бережливым. Тебе нужно ехать семь дней, а по три марки в день вполне достаточно. - Он отсчитал мне двадцать одну марку и с неохотой сунул деньги в мой бумажник. - Ну а насчет всего остального сам ломай себе голову, а меня больше не морочь.

Мои усики сообщили, что очередной приступ гнева Айзора уже на подходе, так что я не стал его "морочить". Двое разбойников отвели меня назад к дороге и отпустили.

Скорость, с которой желала двигаться та старая кляча, которую я получил, явно оставляла желать большего. Мне без конца приходилось подстегивать ее прутом, и все равно двигалась она еле-еле.

Таким образом, я достиг ворот Солимбрии лишь к вечеру этого дня. Я проехал через неохраняемые ворота. Улицы были пусты. Когда я остановил лошадь и нагнулся, чтобы спросить у прохожего, где гостиница, человек уставился на меня, потом заложил пальцы в рот и свистнул.

Из ближайшего дома выскочили еще двое, и вся эта тройка кинулась на меня. Один пытался стащить меня за ногу с седла, а двое других - пырнуть меня ножами. Я выхватил булаву, что висела прикрепленная к луке седла, и одним ударом размозжил головы двоим нападающим. Третий исчез в ночной тьме.

Я огляделся, надеясь увидеть офицера, которому мог бы объяснить присутствие двух трупов, но никого не увидел. Поэтому я оставил их лежать там и проследовал дальше, пока не увидел гостиницу, - я распознал ее по черепу быка над дверью.

Дверь была заперта, и мне понадобилось долго стучать и кричать, прежде чем хозяин решился чуть-чуть ее приоткрыть.

- Я посетитель, готовый заплатить! - закричал я. - Гость! Посыльный из Ира!

После многократных повторений этих слов и прочих уговоров мне удалось добиться того, чтобы трактирщик впустил меня, хотя он страшно нервничал и держал наготове лом, пока я показывал ему документы. Когда мы наконец договорились, я рассказал трактирщику о том, что произошло со мной в этот вечер.

- Ничего удивительного в этом нет, когда ездишь по улицам Солимбрии после наступления темноты! - объяснил человек, чье имя было Раис. - Место просто кишит бандитами.

- И ничего не делается для того, чтобы с этим бороться?

- Практически ничего. Констебли, которым не платят, махнули на все рукой и не обращают внимания на грабителей. Некоторых горожане нанимают сами как телохранителей.

- Странная страна и странный город, - сказал я. - Так всегда было?

- Нет, в прошлом году здесь царил безупречный порядок. Но этот проклятый Гавинда, черт бы его ел, все поставил с ног на голову. Ну ничего, пережить бы еще месяц, а там и другие выборы. Может быть, боги дадут нам более умелого архона.

***

Несмотря на все мои протесты, мне понадобилось два дня на то, чтобы добиться аудиенции с архоном Гавиндой. Тем временем трактирщик Раис, обнаружив, что я не такое чудовище, каким кажусь, сделался весьма дружелюбен. Я был единственным его постояльцем; дела шли из рук вон плохо. На следующий после моего прибытия день он, отправившись за продуктами, предложил мне сопровождать его.

- Ни один человек, находящийся в здравом уме, не нападет на меня, если я буду находиться в твоем обществе, - сказал он.

- А это кто такие? - Я указал на толпу женщин, семенивших вдоль улицы в сопровождении двух дюжих вооруженных мужчин.

- Домашние хозяйки идут на рынок, - объяснил он. - Вооруженные люди - это бывшие констебли, которых нанял для охраны один квартал. Все женщины этого квартала ходят на базар одновременно, чтобы охрана не дала обокрасть их или обмануть.

- Вы, обитатели Первого Плана, странные существа, - сказал я.

- Как так? А вы, на земле демонов, лучше?

- На Двенадцатом Плане демоны воспитываются своими родителями так, чтобы всегда вести себя надлежащим образом по собственному разумению. Ведь у нас по сравнению с вами имеется лишь ничтожная часть организаций, следящих за поведением обитателей. Но вы, человеческие существа, становитесь дикими, как лесные животные, как только вами перестают управлять, и кидаетесь друг на друга, как... как...

- ...как крабы, посаженные в корзинку, - подсказал Раис.

- Благодарю вас, сэр, я действительно не мог припомнить, как называются эти существа.

- В глубине сердца мы совсем не все воры и убийцы, - сказал он. - Собственно, большей частью мы были бы склонны к миру и порядку, если бы только нам дали возможность спокойно зарабатывать себе на жизнь.

- Но значительная часть ваших людей принадлежит совсем к другому сорту, если мне будет позволено заметить так, - сказал я.

Раис вздохнул:

- Боюсь, что ты прав. А вы, демоны, когда-нибудь ведете себя неподобающим образом?

- О, конечно, но число подобных индивидуумов настолько мало, что их легко обуздать. Кроме того, наши колдуны обладают могущественными методами и могут заставить подозреваемого в преступлении говорить полную правду. Это в огромной мере упрощает процесс установления вины.

Раис бросил на меня острый взгляд:

- А вам, обитателям Двенадцатого Плана, позволено эмигрировать?

- Сомневаюсь в том, чтобы подобный вопрос когда-нибудь возник. Однако по возвращении я попытаюсь узнать и сообщу вам.

***

Когда наконец меня пропустили во дворец, я обнаружил, что Гавинда из Одрума - это человек небольшого роста, с бочкообразным телом и очень длинными мускулистыми руками. Он напомнил мне моего друга Унгаха, человека-обезьяну.

- Садись, - сказал он. - Как это там твое имя?

- Здим, ваше высочество.

- Стим, За-дим... к девяти адам! Я буду называть тебя "Эй, ты". Пей пиво. Ты для чего здесь?

- Я посланец из Ира. - И я объяснил ему причину моего визита.

- Ир. Подожди-ка. Это какая-то вонючая заграница, да?

Пока так называемый правитель говорил, мои усики уловили эмоции, похожие на замешательство, подобные тому, какие мог бы испытывать ребенок, если бы ему рассказывали о высоких материях.

- Это республика, граничащая с вашим государством на юге, сэр.

Гавинда почесался:

- А мне всегда было плевать на эти заграницы. Ну и при чем тут я?

- Синдики Ира настоятельно просят вас, сэр, собрать воинские силы и снять осаду с Ира.

- А? Ты хочешь сказать, что они хотят, чтобы моя вонючая армия пошла высвобождать этих клоунов от... как, ты сказал, зовут этих вонючих вторженцев?

- Паалуанцы, сэр. Они явились из-за Западного океана...

- Ладно, ладно. Я тебя уже слышал. Пей еще пиво. Так почему мне надо посылать свою вонючую армию в это место - Ир, да?

- Да, сэр.

- И посылать нашу вонючую армию через океан, чтобы драться с этими клоунами, о которых я никогда не слышал?.. О чем я говорил?

Я объяснил снова. Гавинда наморщил лоб. Наконец он сказал:

- Но, послушай, если у людей из Ира хвосты и чешуя, как у тебя, то мне не нужна ни одна их вонючая частичка. Если эти другие клоуны убьют их и съедят, я скажу: апчхи!

- Но, сэр, как я пытался вам объяснить, ириане такие же люди, как вы. Я лишь демон, находящийся у них на службе по контракту.

- Почему тогда, если они люди, они не прислали ко мне какого-нибудь вонючего человека?

- Потому что я был единственным, кто смог пройти сквозь укрепления паалуанцев.

Архон сделал огромный глоток пива.

- Ну-ка подожди. Это что, клоуны из-за океана атакуют Ир или Ир атакует их?

Я объяснил снова.

- Но, - сказал Гавинда, - я не понимаю, какая мне выгода вмешиваться. У нас, кажется, нет никаких вонючих денег, чтобы платить их вонючей армии, не говоря уж о том, чтобы посылать ее в страну, о которой я никогда не слышал.

- Ваше высочество, когда паалуанцы очистят Ир, они вторгнутся в Солимбрию.

- А? Думаешь, они могут?

- Конечно.

- Это которые из них вторгнутые? Ир или... я забыл их вонючее название.

Я почесался и объяснил снова. Архон задумался. Наконец он сказал:

- Ладно, пусть приходят. Я оторву их главному голову! Я ему хребет сломаю, и им придется вернуться домой, потому что у них не будет генерала и некому будет давать им приказания. Выпей еще пива, прежде чем уйти.

8 ШАМАН ЙУРОГ

Северная часть Солимбрии кишела разбойниками ничуть не меньше южной ее части. Думаю, что некоторые из тех свирепого вида людей, которые встречались мне на дорогах или в гостиницах, принадлежали именно к этому сословию. Иные бросали на меня недобрые взгляды, но ни один храбрец не напал. Полагаю, что моя внешность отвращала от любых кровожадных намерений, которые могли у них зародиться.

На второй день по выезде из Солимбрии я добрался к подножиям холмов Горной Эллорны. За ужином показал трактирщику, некоему Хадрубару, имеющуюся у меня карту и спросил его о дороге через горы.

- Трудно сказать, - ответил он. - Игольное Ушко, - он указал на то место на карте, что означало переход через гряду, - погребено зимой под снегом. Сейчас разгар лета, и проход должен быть открыт еще два, а то и больше месяца. Но ни одному путешественнику не удалось проникнуть на земли хрунтингов.

- А как же с теми, кому нужно на север?

- Некоторые пытались пробраться, но назад не вернулся ни один. Кое-кто говорит, что тропу стерегут заперазхи.

- Кто, кто?

- Заперазхи - это такое племя пещерных людей, обитающее в тех краях. Каждый год, когда открывается проход, они делают военные налеты на тропу. Потом правительство призывает их к порядку. Но с такими дикарями ничего нельзя знать наверняка.

- А как выглядят эти пещерные люди?

- Хочешь взглянуть? Пошли.

Он провел меня в кухню. Там мыл посуду сердитого вида темноволосый юнец. Шею его охватывал тонкий железный обруч - указатель статуса раба.

- Это Глоб, мой раб-заперазх, - сказал Хадрубар. - Существо с отвратительным характером. Возня с ним встает куда дороже, чем он стоит сам.

- Пещерные люди регулярно забираются в рабство?

- Лишь в таком количестве, которое положено по договору.

- Однако договор, очевидно, не вернет свободу господину Глобу?

- Нет, конечно! Когда договор принимался, кое-кто высказывал подобные глупые предложения, но те солимбрийцы, что заплатили хорошие деньги за рабов, подняли такой шум, что архон отклонил их. В конце концов, изымание у нас личной собственности было бы тиранией, на которую не согласился бы ни один мыслящий человек.

Сопровождая меня обратно в гостиную, Хадрубар продолжал уже тише, чтобы не услышал Глоб:

- При прошлых архонах граница охранялась так хорошо, что у беглецов были очень незначительные шансы, но теперь...

- Как говорим мы, на земле демонов, - вставил я, - своим пророкам мы не верим, а чужие к нам не жалуют.

Хадрубар бросил на меня недовольный взгляд:

- Не трать свою симпатию на этих полуживотных, что не цивилизуются даже тогда, когда их к этому принуждают.

- Это не мой мир, господин Хадрубар, и не мое дело, как обитатели Первого Плана обращаются друг с другом. И тем не менее меня часто озадачивает та пропасть, что лежит между вашими основными принципами и реальными действиями. Вот, например, вы презираете примитивный народ Глоба, а в это же время вы, солимбрийцы, верите в то, что все люди созданы равными!

- Ты неверно понял, сэр демон. Иммур создал всех солимбрийцев равными, это ясно как день. А вот кто сотворил других людей мира и как - этого я не знаю. У заперазхов собственный бог по имени Рострой. Возможно, этот самый Рострой и сотворил заперазхов; если так, то плохо он справился со своей работой.

Я не стал продолжать этот разговор, решив, что нелогично спорить насчет заперазхов, не зная лично никого из этих людей.

***

Новария отличается великолепными дорогами, связывающими столицы одиннадцати государств (двенадцатое государство, Залон, находится на острове Западного океана, за побережьем Солимбрии). Но та дорога, что вела к северу от Солимбрии, содержалась в чудовищном состоянии. После того как она пересекла границу - в этом месте я обнаружил еще одно брошенное здание таможни, - дорога превратилась в обычный тракт, более или менее пригодный для вьючного животного, но малоудобный для передвижения в повозке на колесах. В более крутых местах потоки воды смыли земляную плоть с каменных костей гор. Моя бедная старая кляча скользила и спотыкалась на камнях так, что мне приходилось спешиваться и вести ее в поводу, карабкаясь с холма на холм.

К концу первого дня после выхода из гостиницы Хадрубара граница осталась далеко позади и начался подъем. Все следующие три дня я поднимался в гору, а снежные вершины впереди все приближались и приближались. Подножия холмов были покрыты густыми зарослями деревьев с темно-зелеными иголками, казавшимися в ненастье почти черными. По мере того как я поднимался все выше, леса становились менее густыми, пока не превратились в растущие отдельно деревья.

Как и предупреждал меня Хадрубар, путников здесь не было. Тишина нарушалась лишь шумом ветра, звуком упавшего камня да эхом от стука копыт по камням моей коняшки. Виднелись вдали стада диких коз и горных баранов, а однажды на пыльном склоне появился медведь и напугал мою лошадь.

Я страдал от все усиливающегося холода. Одежда, которую дал мне Айзор, мало помогала, поскольку мы, демоны, не имеем источника внутреннего тепла, подобно высокоразвитым обитателям Первого Плана. Наши тела охлаждаются согласно температуре окружающего воздуха, и, соответственно, замедляется наша жизнедеятельность. Две первые ночи я получал от походного костра достаточное количество тепла, чтобы его хватало мне на следующий день, но потом оказалось необходимым останавливаться еще и в середине дня - разводить костер и хорошенько себя прогревать.

На пятый день после выхода из гостиницы я достиг перевала, называемого Игольным Ушком. Тропа вилась вверх и вниз через страшную пропасть. Здесь и там лежали заплатки снега. Слева и справа поднимались огромные, в снежных шапках пики.

В полдень - по моим карманным солнечным часам - я остановился, чтобы развести костер. Лошадь съела маленькую горсточку зерна, захваченного мною для подобных надобностей, ибо травы на такой высоте было очень мало.

Собирать хворост для костра было здесь делом тоже нелегким: единственное, на что можно было рассчитывать, - это на несколько сучьев и разбросанный кое-где кустарник. К тому же холод и разреженность воздуха сделали меня таким вялым, что я едва мог двигаться. После часа усилий я собрал достаточно валежника, двигаясь подобно одному из тех садовых существ, которых обитатели Первого Плана называют улитками, и развел огонь.

Едва я сделал это, как произошло нечто странное. Мои усики различили присутствие волшебства. Потом, с ревом, на меня обрушилась волна ледяного воздуха. Она, казалось, пришла откуда-то сверху. Она налетела на мой маленький костер, он ярко вспыхнул, а потом мгновенно погас.

Я поднялся на ноги, думая добавить в костер сучьев. Но к тому времени как я встал, холод так замедлил мои движения, что я казался столь же "активным" как и статуя. Не имея хорошей опоры, я медленно осел - к счастью, не в затухающий костер - и застыл в той самой позе, которую принял, перед тем как потерять контроль над движениями.

Лошадь навострила уши, фыркнула и заковыляла прочь. Потом последовали звук пущенных из пращи камней и свист стрел. Лошадь заржала, попятилась назад и упала - несколько стрел попали ей в бок. Другие, пролетев мимо цели, зазвенели, ударившись о камни. Одна упала рядом со мной, и я увидел, что наконечник стрелы напоминает стекло.

Позже я узнал, что так оно и было. Пещерные люди Эллорны находятся по состоянию культурного развития в каменном веке. Обнаружив, что стекло легко поддается обработке, они взяли в обычай отправку в Солимбрию мехов в обмен на разбитые бутылки и оконные стекла. Из них они изготавливали наконечники для стрел и оружие.

Теперь лучники появились из-за валунов и устремились по тропе. Некоторые принялись разрезать мою мертвую лошадь ножами из кремня и стекла. Другие сгрудились вокруг меня.

С первого взгляда заперазхов можно было принять за этаких людей-медведей, но, когда они подошли поближе, я понял, что подобное впечатление складывается в результате того, что все предметы их одежды были сделаны из меха. Они явно принадлежали к тем же особям Первого Плана, что и новариане и прочие обитатели, не имеющие отношения к другим расам, как, например, Унгах. В среднем эти были выше и плотнее новариан.