Злотников Роман. Воин 1-3 Обреченный на бой. Смертельный удар ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА Злотников Роман. Обреченный на бой. ПРОЛОГ Солнце зашло за западный кряж, окрасив восточные отроги Драконьего хребта
в причудливые красно-золотистые тона. От тасожских стойбищ на лагерь
наползла синяя тень. Многим это показалось недобрым знаком. Еще пять лет
назад князья долин и лорды побережья, науськиваемые возбужденными
толкователями завета, вдрызг бы переругались друг с другом. Но за последний
год Старейший, да пошлют ему духи предков силу и здоровье, крепко вбил в
упрямые головы властителей почтение к верховной власти. Недаром Палата
князей на треть опустела. Семнадцать родов князей и лордов под корень
вырублены, и каких родов! А князь Баргот, самая голова непокорных, ныне
держит штандарт Старейшего, покуда тот отбыл ни юг. На него и легла вся
тяжесть отпора. Да только никто не верил, что Старейший такую добрую драку
пропустит, потому и сей недобрый знак с надеждой приняли, а не со страхом.
Привык народ - от благородного старейшины тейпа до оборванного водоноса, -
что чем хуже, тем быстрее Старейший объявится. Хотя вроде куда уж хуже-то -
Большая орда! Такое лишь деды дедов помнили. Семь поколений прошло с той
поры. Хоть и отчаянно дрались предки, да остановить тасожские тьмы не
смогли. Обезлюдели в тот год долины. Кто не полег в боях, того угнали в
тасожские степи, продали на горгосских рынках либо отдали на алтари открытых
степным ветрам капищ, на которых грязные - ибо Великий Отец Степи орошает
степь лишь дождями и не переносит другой воды - тасожские колдуны щедро
поливали сухой степной ковыль горячей кровью горских женщин, дабы обильнее
рос степной ковыль и тучнее становились тасожские табуны. Два поколения
после того года гордые горянки покупали себе мужей на невольничьих рынках, и
с той поры нередки стали в высокогорных селениях русые, каштановые,
белокурые, рыжие ребячьи головки.

Роман Злотников. Русские Сказки. OCR Leo. ПРОЛОГ Федеральный агент Айвен Круифф не любил работать с русскими. Возможно,
повинны в этом были детские впечатления. Его мама считала, что забивать
ребенку голову всякими лживыми, слезливыми сказочками означает поступать
против воли Господа, давшего человеку разум и речь, а первейший долг
родителей состоит в том, чтобы попытаться как можно раньше научить свое
чадо отличать добро от зла. А потому, в перерыве между утренней молитвой и
вечерним чтением Библии, она однажды рассказала ему о том, что когда-то
давно русские казнили своего короля, а потом Бог их за это долго
наказывал. До тех пор, пока они не выбрали себе нового. А может, все
началось чуть позже, в университете. Русские тогда как раз вляпались в
Сонтреймский конфликт, и симпатии большинства студентов, конечно, были на
стороне тех, кто представлялся им в то время маленьким, но гордым и
свободолюбивым народом. Кстати, в тот раз сонтреймцы сумели хорошенько
надавать русским по зубам. Помнится, тогда в университете была очень
популярна шутка про медведя, который по полгода спит в яме, носящей
смешное название "берлога", и о шустром хорьке, пробравшемся в эту яму и
отгрызшем у медведя его любимую лапу. А может быть, его неприязнь была
вызвана тем, что его изощренный, тренированный ум никак не мог взять в
толк, как это государство, правители которого за время его существования
наломали столько дров, к настоящему моменту ухитрилось тем не менее не
только вообще сохраниться как таковое, но и не утратить статус одного из
самых влиятельных игроков на политической арене. Вполне возможно, что были
и еще какие-то более глубокие причины. Круифф никогда особо не задумывался
над этим. Он просто НЕ ЛЮБИЛ работать с русскими и всячески старался этого
избегать. Слава богу, у агентов его ранга для этого имелась масса
возможностей. Однако сейчас был как раз тот случай, когда все его
возможности оказались абсолютно бесполезны. Поскольку вокруг этой забытой
всеми богами планетки вращалась на геостационарной орбите
одна-единственная станция-посольство, и именно русская. И с этим ничего
нельзя было поделать.

Роман ЗЛОТНИКОВ и Александр ВОРОБЬЕВ РОНИН OCR BiblioNet Анонс Если самурай не смог спасти господина, он обречен на смерть или
позорное изгнание в качестве самурая без господина. Мир за пределами Империи сложен и необычен. Ронин Ник Фолдер потратил
много сил, чтобы привыкнуть к нему и пройти путь, сотканный из случайных
встреч и побед. Но оказалось, что судьба и Посвященные вели его к самой
важной в его жизни битве - к Поединку Чести с Вождем инопланетных
агрессоров.

Наверх